Американская зона оккупации Германии. Американская зона оккупации германии


Американская зона оккупации Германии — Википедия

Потсдамская конференция и подписанный на ней договор «Политических и экономических принципов, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период» поставили точку в вопросе ближайшего будущего послевоенной Германии. Политические принципы сводились к демократизации и денацификации, а экономические к демонополизации и демилитаризации[1].

Контрольный механизм управления был создан в июне 1945 года. В его структуру вошел Контрольный совет по Германии, состоящий из четырёх главнокомандующих стран-победительниц. В его обязанности входили: согласование действий главнокомандующих в своих зонах оккупаций, совместные решения по военным, экономическим и политическим вопросам, контроль над центральной немецкой администрацией. Из заместителей главнокомандующих был сформирован Комитет координаций, на который ложилась вся административная работа[2].

В первые месяцы после войны перед американской военной администрацией в Германии (Office of Military Government for Germany, Amt der Militärregierung für Deutschland, OMGUS, АВАГ) стояли острейшие проблемы. Разрушения, голод, опасность распространения эпидемий и начала массовых беспорядков требовали срочных мер решения[3].

ДенацификацияПравить

Оккупация территории Германии имела не только политические, экономические и военные цели. Был взят курс на духовное возрождение немецкого народа. В начальный послевоенный период немногие немцы воспринимали сложившуюся ситуацию как «освобождение». Многие люди видели в поражении в войне, в крушении государственного аппарата, на протяжении немалого времени контролировавшего многие аспекты жизни граждан, в огромных человеческих потерях национальную катастрофу. Во многих семьях оплакивали погибших родственников. Личное горе мешало немцам трезво смотреть на преступления прежнего режима и осознать вину. Часть людей продолжала верить в величие уже умершего фюрера и идеи национал-социализма[6].

С момента занятия в 1944 году американскими войсками первых населённых пунктов до весны 1946 года политику денацификации осуществляли военные подразделения, действовавшие на основании нескольких директив, которые не содержали точного плана действий и не давали чёткого определения критериев людей, так или иначе связанных с нацистским режимом[7].

Введённый в действие немецкими органами самоуправления 5 марта 1946 года закон № 104 «Об освобождении от национал-социализма и милитаризма» обязывал каждого немца, достигшего 18 лет, заполнить специальную анкету из 133 вопросов. Данный опрос преследовал цель получения информации о каждом немце для определения степени его виновности и причастности к нацизму. Всего анкетирование в американской зоне прошло 13 миллионов человек. Также было создано 545 трибуналов, определяющих в соответствии с виной меру наказания. В силу того, что трибуналы не справлялись с работой из-за большого числа обвиняемых, военная администрация объявила амнистию для лиц, рожденных после 1 января 1919 года, нетрудноспособных и малообеспеченных лиц[K 2][8].

В итоге, из 13 миллионов зарегистрированных лишь 613 тысяч человек были признаны в той или иной степени виновными в причастности к преступлениям нацизма и соответственно вине наказаны. Главными преступниками было признано 1600 человек[8].

Серьезным шагом в изменении общественной жизни стал закон № 8 американской военной администрации, вступивший в силу 26 сентября 1945 года и заключавший в себе меры по денацификации экономики. Согласно содержанию закона, любая деятельность членов нацистской партии или её дочерних организаций в каких-либо коммерческих предприятиях, кроме как на должности обычного работника, запрещалась[9].

УправлениеПравить

Американская оккупационная зона была разделена на три федеральные земли с немецкими земельными управлениями — Грос-Гессен, Вюртемберг-Баден и Бавария. Представители трёх земель формировали Совет земель (Länderrat) и Парламентский совет (Parlamentarischer Rat). Территория Бремена до октября 1946 года управлялась по британским директивам и лишь в марте 1947 года полностью перешла в американское управление с придачей статуса федеральной земли. Вместе с этим при главнокомандующем американскими оккупационными войсками в Германии был создан специальный штаб во главе с заместителем главнокомандующего по гражданским делам генерал-лейтенантом Л. Клеем[10].

Власти США полагали, что лучшим способом организации государственной власти в Германии являлось создание федералистских немецких земель и центрального правительства с прозрачно определёнными ограниченными полномочиями. При заполнении органов административного управления охотно использовались люди, которые боролись против нацизма, однако среди управляющих было и немало нацистских функционеров, которых брали на работу в силу их способностей и опыта[10].

Осенью 1945 года оккупационные власти составили список крупных промышленников и банкиров, причастных к военным преступлениям. Список, содержащий 1800 человек, к моменту публикации был сокращён уже до 42. Проводились судебные процессы над руководителями крупных немецких промышленных фирм «ИГ Фарбенииндустри», концернов Круппа и Флика[9].

КультураПравить

Соединённые Штаты выдвинули тезис о «коллективной вине» немецкой нации за преступления нацистов, согласно которому немцы не могут самостоятельно искоренить наследие гитлеризма. Был разработан план «перевоспитания» немецкого народа с помощью культуры, который должен был привести к тотальным демократическим изменениям в жизни людей[11].

После войны в Германии наблюдался «культурный голод». Пытаясь удовлетворить его, американские власти осуществляли «культурный экспорт» через прессу, кинотеатры, радио и тому подобное. Особой популярностью, особенно среди молодёжи, пользовались Американские Информационные центры («Америка-хаус»), которые знакомили посетителей с американской культурой, историей и традициями. Каждый центр имел обширное количество книг по самым разным темам, всевозможные иллюстрированные журналы, сотни фотографий и десятки киноплёнок образовательного содержания. В центрах проводились собрания и пресс-конференции, где служащие военной администрации читали лекции по культуре, политике, международным делам. Организовывались курсы изучения английского языка. Постепенно центры стали оазисами культурной деятельности[12].

Вместе с этим в процессе денацификации около 600 деятелей культуры были отстранены от работы[13]. Все литературные произведения, имеющие нацистское, милитаристское, расистское содержание, изымались из библиотек[14]. Большой проблемой стало восстановление деятельности школ. Так, в Баварии в 1946 году на одного учителя приходилось 65 учеников. Ситуация усугублялась денацификацией учительского состава, в ходе которого 50 % учителей лишились работы[K 3]. В самих школах чрезвычайно не хватало мела и тетрадей, парт и досок, учебников, особенно по литературе, истории, географии. Нацистские учебники, выходившие миллионами экземпляров, изымались, а в школы поставлялись переиздания учебников периода Веймарской республики или создавались новые[K 4]. Но работа в школах началась ещё осенью 1945 года и все трудности превозмогались[15].

ru-m.wiki.ng

Американская зона оккупации Германии — Википедия

К:Появились в 1945 годуК:Исчезли в 1947 году

Американская зона оккупации Германии — территории Германии, находившиеся по окончании Второй мировой войны в Европе под управлением американской военной администрации.

Потсдамская конференция и подписанный на ней договор «Политических и экономических принципов, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период» поставили точку в вопросе ближайшего будущего послевоенной Германии. Политические принципы сводились к демократизации и денацификации, а экономические к демонополизации и демилитаризации[1].

Контрольный механизм управления был создан в июне 1945 года. В его структуру вошел Контрольный совет по Германии, состоящий из четырёх главнокомандующих стран-победительниц. В его обязанности входили: согласование действий главнокомандующих в своих зонах оккупаций, совместные решения по военным, экономическим и политическим вопросам, контроль над центральной немецкой администрацией. Из заместителей главнокомандующих был сформирован Комитет координаций, на который ложилась вся административная работа[2].

В первые месяцы после войны перед американской военной администрацией в Германии (Office of Military Government for Germany, Amt der Militärregierung für Deutschland, OMGUS, АВАГ) стояли острейшие проблемы. Разрушения, голод, опасность распространения эпидемий и начала массовых беспорядков требовали срочных мер решения[3].

Видео по теме

В состав американской оккупационной зоны вошли Бавария, Гессен, северные части Бадена и Вюртемберга, Бремен[4]. Она охватывала территорию в 110 075 км², с населением в 16 682 573 человек. Прежние территориальные границы субъектов, существовавшие при Рейхе, рушились и лишь земли Баварии сохранили статус-кво[K 1][5].

Политика США в зоне оккупации[править]

Денацификация[править]

Оккупация территории Германии имела не только политические, экономические и военные цели. Был взят курс на духовное возрождение немецкого народа. В начальный послевоенный период немногие немцы воспринимали сложившуюся ситуацию как «освобождение». Многие люди видели в поражении в войне, в крушении государственного аппарата, на протяжении немалого времени контролировавшего многие аспекты жизни граждан, в огромных человеческих потерях национальную катастрофу. Во многих семьях оплакивали погибших родственников. Личное горе мешало немцам трезво смотреть на преступления прежнего режима и осознать вину. Часть людей продолжала верить в величие уже умершего фюрера и идеи национал-социализма[6].

С момента занятия в 1944 году американскими войсками первых населённых пунктов до весны 1946 года политику денацификации осуществляли военные подразделения, действовавшие на основании нескольких директив, которые не содержали точного плана действий и не давали чёткого определения критериев людей, так или иначе связанных с нацистским режимом[7].

Введённый в действие немецкими органами самоуправления 5 марта 1946 года закон № 104 «Об освобождении от национал-социализма и милитаризма» обязывал каждого немца, достигшего 18 лет, заполнить специальную анкету из 133 вопросов. Данный опрос преследовал цель получения информации о каждом немце для определения степени его виновности и причастности к нацизму. Всего анкетирование в американской зоне прошло 13 миллионов человек. Также было создано 545 трибуналов, определяющих в соответствии с виной меру наказания. В силу того, что трибуналы не справлялись с работой из-за большого числа обвиняемых, военная администрация объявила амнистию для лиц, рожденных после 1 января 1919 года, нетрудноспособных и малообеспеченных лиц[K 2][8].

В итоге, из 13 миллионов зарегистрированных лишь 613 тысяч человек были признаны в той или иной степени виновными в причастности к преступлениям нацизма и соответственно вине наказаны. Главными преступниками было признано 1600 человек[8].

Серьезным шагом в изменении общественной жизни стал закон № 8 американской военной администрации, вступивший в силу 26 сентября 1945 года и заключавший в себе меры по денацификации экономики. Согласно содержанию закона, любая деятельность членов нацистской партии или её дочерних организаций в каких-либо коммерческих предприятиях, кроме как на должности обычного работника, запрещалась[9].

Управление[править]

Американская оккупационная зона была разделена на три федеральные земли с немецкими земельными управлениями — Грос-Гессен, Вюртемберг-Баден и Бавария. Представители трёх земель формировали Совет земель (Länderrat) и Парламентский совет (Parlamentarischer Rat). Территория Бремена до октября 1946 года управлялась по британским директивам и лишь в марте 1947 года полностью перешла в американское управление с придачей статуса федеральной земли. Вместе с этим при главнокомандующем американскими оккупационными войсками в Германии был создан специальный штаб во главе с заместителем главнокомандующего по гражданским делам генерал-лейтенантом Л. Клеем[10].

Власти США полагали, что лучшим способом организации государственной власти в Германии являлось создание федералистских немецких земель и центрального правительства с прозрачно определёнными ограниченными полномочиями. При заполнении органов административного управления охотно использовались люди, которые боролись против нацизма, однако среди управляющих было и немало нацистских функционеров, которых брали на работу в силу их способностей и опыта[10].

Осенью 1945 года оккупационные власти составили список крупных промышленников и банкиров, причастных к военным преступлениям. Список, содержащий 1800 человек, к моменту публикации был сокращён уже до 42. Проводились судебные процессы над руководителями крупных немецких промышленных фирм «ИГ Фарбенииндустри», концернов Круппа и Флика[9].

Культура[править]

Соединённые Штаты выдвинули тезис о «коллективной вине» немецкой нации за преступления нацистов, согласно которому немцы не могут самостоятельно искоренить наследие гитлеризма. Был разработан план «перевоспитания» немецкого народа с помощью культуры, который должен был привести к тотальным демократическим изменениям в жизни людей[11].

После войны в Германии наблюдался «культурный голод». Пытаясь удовлетворить его, американские власти осуществляли «культурный экспорт» через прессу, кинотеатры, радио и тому подобное. Особой популярностью, особенно среди молодёжи, пользовались Американские Информационные центры («Америка-хаус»), которые знакомили посетителей с американской культурой, историей и традициями. Каждый центр имел обширное количество книг по самым разным темам, всевозможные иллюстрированные журналы, сотни фотографий и десятки киноплёнок образовательного содержания. В центрах проводились собрания и пресс-конференции, где служащие военной администрации читали лекции по культуре, политике, международным делам. Организовывались курсы изучения английского языка. Постепенно центры стали оазисами культурной деятельности[12].

Вместе с этим в процессе денацификации около 600 деятелей культуры были отстранены от работы[13]. Все литературные произведения, имеющие нацистское, милитаристское, расистское содержание, изымались из библиотек[14]. Большой проблемой стало восстановление деятельности школ. Так, в Баварии в 1946 году на одного учителя приходилось 65 учеников. Ситуация усугублялась денацификацией учительского состава, в ходе которого 50 % учителей лишились работы[K 3]. В самих школах чрезвычайно не хватало мела и тетрадей, парт и досок, учебников, особенно по литературе, истории, географии. Нацистские учебники, выходившие миллионами экземпляров, изымались, а в школы поставлялись переиздания учебников периода Веймарской республики или создавались новые[K 4]. Но работа в школах началась ещё осенью 1945 года и все трудности превозмогались[15].

  1. ↑ Не считая переданного во французскую зону оккупации района Линдау.
  2. ↑ Но при условии, что люди из данных категорий не были признаны главными преступниками или преступниками.
  3. ↑ В некоторых районах оккупационной зоны эта цифра доходила до 80-85 %.
  4. ↑ Военный губернатор Л. Клей отмечал: «Учебники были настолько пропитаны нацистской идеологией, что даже задачи по математике были выражены в военных терминах. Немецкая молодёжь училась складывать и вычитать оружие и пули, а не яблоки и апельсины»
  1. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 146-147.
  2. ↑ Величко Н. В. Участие Франции в союзном контрольном механизме над зонами оккупации Германии // А.И. Жук и А.А. Коваленя. Победа — одна на всех : Материалы международной научно-практической конференции. — Витебск: ВГУ им. Машерова, 2014. — С. 70. — ISBN 978-985-517-436-4.
  3. ↑ Е. А. Жаронкина Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 ГГ.). — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 61.
  4. ↑ И.М. Бусыгина Германский федерализм: История, современное состояние, потенциал реформирования : Материалы международной научно-практической конференции. — Москва: МГИМО. — С. 3.
  5. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 148.
  6. ↑ Ю.В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 109.
  7. ↑ Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 63.
  8. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 65.
  9. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 64.
  10. ↑ 1 2 О. Г. Некрылова Политика американских оккупационных властей в западной Германии (1945-47 ГГ.). — Теория и практика общественного развития, 2011. — С. 314.
  11. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 110.
  12. ↑ Е. А. Жаронкина Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 гг.). — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 63.
  13. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 111.
  14. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 113.
  15. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 116.

wikipedia.green

Американская зона оккупации Германии — Википедия

Американская зона оккупации Германии — территории Германии, находившиеся по окончании Второй мировой войны в Европе под управлением американской военной администрации.

Потсдамская конференция и подписанный на ней договор «Политических и экономических принципов, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период» поставили точку в вопросе ближайшего будущего послевоенной Германии. Политические принципы сводились к демократизации и денацификации, а экономические к демонополизации и демилитаризации[1].

Контрольный механизм управления был создан в июне 1945 года. В его структуру вошел Контрольный совет по Германии, состоящий из четырёх главнокомандующих стран-победительниц. В его обязанности входили: согласование действий главнокомандующих в своих зонах оккупаций, совместные решения по военным, экономическим и политическим вопросам, контроль над центральной немецкой администрацией. Из заместителей главнокомандующих был сформирован Комитет координаций, на который ложилась вся административная работа[2].

В первые месяцы после войны перед американской военной администрацией в Германии (Office of Military Government for Germany, Amt der Militärregierung für Deutschland, OMGUS, АВАГ) стояли острейшие проблемы. Разрушения, голод, опасность распространения эпидемий и начала массовых беспорядков требовали срочных мер решения[3].

В состав американской оккупационной зоны вошли Бавария, Гессен, северные части Бадена и Вюртемберга, Бремен[4]. Она охватывала территорию в 110 075 км², с населением в 16 682 573 человек. Прежние территориальные границы субъектов, существовавшие при Рейхе, рушились и лишь земли Баварии сохранили статус-кво[K 1][5].

Денацификация[править | править код]

Оккупация территории Германии имела не только политические, экономические и военные цели. Был взят курс на духовное возрождение немецкого народа. В начальный послевоенный период немногие немцы воспринимали сложившуюся ситуацию как «освобождение». Многие люди видели в поражении в войне, в крушении государственного аппарата, на протяжении немалого времени контролировавшего многие аспекты жизни граждан, в огромных человеческих потерях национальную катастрофу. Во многих семьях оплакивали погибших родственников. Личное горе мешало немцам трезво смотреть на преступления прежнего режима и осознать вину. Часть людей продолжала верить в величие уже умершего фюрера и идеи национал-социализма[6].

С момента занятия в 1944 году американскими войсками первых населённых пунктов до весны 1946 года политику денацификации осуществляли военные подразделения, действовавшие на основании нескольких директив, которые не содержали точного плана действий и не давали чёткого определения критериев людей, так или иначе связанных с нацистским режимом[7].

Введённый в действие немецкими органами самоуправления 5 марта 1946 года закон № 104 «Об освобождении от национал-социализма и милитаризма» обязывал каждого немца, достигшего 18 лет, заполнить специальную анкету из 133 вопросов. Данный опрос преследовал цель получения информации о каждом немце для определения степени его виновности и причастности к нацизму. Всего анкетирование в американской зоне прошло 13 миллионов человек. Также было создано 545 трибуналов, определяющих в соответствии с виной меру наказания. В силу того, что трибуналы не справлялись с работой из-за большого числа обвиняемых, военная администрация объявила амнистию для лиц, рожденных после 1 января 1919 года, нетрудноспособных и малообеспеченных лиц[K 2][8].

В итоге, из 13 миллионов зарегистрированных лишь 613 тысяч человек были признаны в той или иной степени виновными в причастности к преступлениям нацизма и соответственно вине наказаны. Главными преступниками было признано 1600 человек[8].

Серьезным шагом в изменении общественной жизни стал закон № 8 американской военной администрации, вступивший в силу 26 сентября 1945 года и заключавший в себе меры по денацификации экономики. Согласно содержанию закона, любая деятельность членов нацистской партии или её дочерних организаций в каких-либо коммерческих предприятиях, кроме как на должности обычного работника, запрещалась[9].

Управление[править | править код]

Американская оккупационная зона была разделена на три федеральные земли с немецкими земельными управлениями — Грос-Гессен, Вюртемберг-Баден и Бавария. Представители трёх земель формировали Совет земель (Länderrat) и Парламентский совет (Parlamentarischer Rat). Территория Бремена до октября 1946 года управлялась по британским директивам и лишь в марте 1947 года полностью перешла в американское управление с придачей статуса федеральной земли. Вместе с этим при главнокомандующем американскими оккупационными войсками в Германии был создан специальный штаб во главе с заместителем главнокомандующего по гражданским делам генерал-лейтенантом Л. Клеем[10].

Власти США полагали, что лучшим способом организации государственной власти в Германии являлось создание федералистских немецких земель и центрального правительства с прозрачно определёнными ограниченными полномочиями. При заполнении органов административного управления охотно использовались люди, которые боролись против нацизма, однако среди управляющих было и немало нацистских функционеров, которых брали на работу в силу их способностей и опыта[10].

Осенью 1945 года оккупационные власти составили список крупных промышленников и банкиров, причастных к военным преступлениям. Список, содержащий 1800 человек, к моменту публикации был сокращён уже до 42. Проводились судебные процессы над руководителями крупных немецких промышленных фирм «ИГ Фарбенииндустри», концернов Круппа и Флика[9].

Культура[править | править код]

Соединённые Штаты выдвинули тезис о «коллективной вине» немецкой нации за преступления нацистов, согласно которому немцы не могут самостоятельно искоренить наследие гитлеризма. Был разработан план «перевоспитания» немецкого народа с помощью культуры, который должен был привести к тотальным демократическим изменениям в жизни людей[11].

После войны в Германии наблюдался «культурный голод». Пытаясь удовлетворить его, американские власти осуществляли «культурный экспорт» через прессу, кинотеатры, радио и тому подобное. Особой популярностью, особенно среди молодёжи, пользовались Американские Информационные центры («Америка-хаус»), которые знакомили посетителей с американской культурой, историей и традициями. Каждый центр имел обширное количество книг по самым разным темам, всевозможные иллюстрированные журналы, сотни фотографий и десятки киноплёнок образовательного содержания. В центрах проводились собрания и пресс-конференции, где служащие военной администрации читали лекции по культуре, политике, международным делам. Организовывались курсы изучения английского языка. Постепенно центры стали оазисами культурной деятельности[12].

Вместе с этим в процессе денацификации около 600 деятелей культуры были отстранены от работы[13]. Все литературные произведения, имеющие нацистское, милитаристское, расистское содержание, изымались из библиотек[14]. Большой проблемой стало восстановление деятельности школ. Так, в Баварии в 1946 году на одного учителя приходилось 65 учеников. Ситуация усугублялась денацификацией учительского состава, в ходе которого 50 % учителей лишились работы[K 3]. В самих школах чрезвычайно не хватало мела и тетрадей, парт и досок, учебников, особенно по литературе, истории, географии. Нацистские учебники, выходившие миллионами экземпляров, изымались, а в школы поставлялись переиздания учебников периода Веймарской республики или создавались новые[K 4]. Но работа в школах началась ещё осенью 1945 года и все трудности превозмогались[15].

  1. ↑ Не считая переданного во французскую зону оккупации района Линдау.
  2. ↑ Но при условии, что люди из данных категорий не были признаны главными преступниками или преступниками.
  3. ↑ В некоторых районах оккупационной зоны эта цифра доходила до 80-85 %.
  4. ↑ Военный губернатор Л. Клей отмечал: «Учебники были настолько пропитаны нацистской идеологией, что даже задачи по математике были выражены в военных терминах. Немецкая молодёжь училась складывать и вычитать оружие и пули, а не яблоки и апельсины»
  1. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 146-147.
  2. ↑ Величко Н. В. Участие Франции в союзном контрольном механизме над зонами оккупации Германии // А.И. Жук и А.А. Коваленя. Победа — одна на всех : Материалы международной научно-практической конференции. — Витебск: ВГУ им. Машерова, 2014. — С. 70. — ISBN 978-985-517-436-4.
  3. ↑ Е. А. Жаронкина Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 ГГ.). — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 61.
  4. ↑ И.М. Бусыгина Германский федерализм: История, современное состояние, потенциал реформирования : Материалы международной научно-практической конференции. — Москва: МГИМО. — С. 3.
  5. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 148.
  6. ↑ Ю.В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 109.
  7. ↑ Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 63.
  8. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 65.
  9. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 64.
  10. ↑ 1 2 О. Г. Некрылова Политика американских оккупационных властей в западной Германии (1945-47 ГГ.). — Теория и практика общественного развития, 2011. — С. 314.
  11. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 110.
  12. ↑ Е. А. Жаронкина Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 гг.). — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 63.
  13. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 111.
  14. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 113.
  15. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 116.

ru.bywiki.com

Американская зона Германии Википедия

Американская зона оккупации Германии — территории Германии, находившиеся по окончании Второй мировой войны в Европе под управлением американской военной администрации.

Предыстория

Потсдамская конференция и подписанный на ней договор «Политических и экономических принципов, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период» поставили точку в вопросе ближайшего будущего послевоенной Германии. Политические принципы сводились к демократизации и денацификации, а экономические к демонополизации и демилитаризации[1].

Контрольный механизм управления был создан в июне 1945 года. В его структуру вошел Контрольный совет по Германии, состоящий из четырёх главнокомандующих стран-победительниц. В его обязанности входили: согласование действий главнокомандующих в своих зонах оккупаций, совместные решения по военным, экономическим и политическим вопросам, контроль над центральной немецкой администрацией. Из заместителей главнокомандующих был сформирован Комитет координаций, на который ложилась вся административная работа[2].

В первые месяцы после войны перед американской военной администрацией в Германии (Office of Military Government for Germany, Amt der Militärregierung für Deutschland, OMGUS, АВАГ) стояли острейшие проблемы. Разрушения, голод, опасность распространения эпидемий и начала массовых беспорядков требовали срочных мер решения[3].

Территории

В состав американской оккупационной зоны вошли Бавария, Гессен, северные части Бадена и Вюртемберга, Бремен[4]. Она охватывала территорию в 110 075 км², с населением в 16 682 573 человек. Прежние территориальные границы субъектов, существовавшие при Рейхе, рушились и лишь земли Баварии сохранили статус-кво[K 1][5].

Политика США в зоне оккупации

Денацификация

Оккупация территории Германии имела не только политические, экономические и военные цели. Был взят курс на духовное возрождение немецкого народа. В начальный послевоенный период немногие немцы воспринимали сложившуюся ситуацию как «освобождение». Многие люди видели в поражении в войне, в крушении государственного аппарата, на протяжении немалого времени контролировавшего многие аспекты жизни граждан, в огромных человеческих потерях национальную катастрофу. Во многих семьях оплакивали погибших родственников. Личное горе мешало немцам трезво смотреть на преступления прежнего режима и осознать вину. Часть людей продолжала верить в величие уже умершего фюрера и идеи национал-социализма[6].

С момента занятия в 1944 году американскими войсками первых населённых пунктов до весны 1946 года политику денацификации осуществляли военные подразделения, действовавшие на основании нескольких директив, которые не содержали точного плана действий и не давали чёткого определения критериев людей, так или иначе связанных с нацистским режимом[7].

Введённый в действие немецкими органами самоуправления 5 марта 1946 года закон № 104 «Об освобождении от национал-социализма и милитаризма» обязывал каждого немца, достигшего 18 лет, заполнить специальную анкету из 133 вопросов. Данный опрос преследовал цель получения информации о каждом немце для определения степени его виновности и причастности к нацизму. Всего анкетирование в американской зоне прошло 13 миллионов человек. Также было создано 545 трибуналов, определяющих в соответствии с виной меру наказания. В силу того, что трибуналы не справлялись с работой из-за большого числа обвиняемых, военная администрация объявила амнистию для лиц, рожденных после 1 января 1919 года, нетрудноспособных и малообеспеченных лиц[K 2][8].

В итоге, из 13 миллионов зарегистрированных лишь 613 тысяч человек были признаны в той или иной степени виновными в причастности к преступлениям нацизма и соответственно вине наказаны. Главными преступниками было признано 1600 человек[8].

Серьезным шагом в изменении общественной жизни стал закон № 8 американской военной администрации, вступивший в силу 26 сентября 1945 года и заключавший в себе меры по денацификации экономики. Согласно содержанию закона, любая деятельность членов нацистской партии или её дочерних организаций в каких-либо коммерческих предприятиях, кроме как на должности обычного работника, запрещалась[9].

Управление

Американская оккупационная зона была разделена на три федеральные земли с немецкими земельными управлениями — Грос-Гессен, Вюртемберг-Баден и Бавария. Представители трёх земель формировали Совет земель (Länderrat) и Парламентский совет (Parlamentarischer Rat). Территория Бремена до октября 1946 года управлялась по британским директивам и лишь в марте 1947 года полностью перешла в американское управление с придачей статуса федеральной земли. Вместе с этим при главнокомандующем американскими оккупационными войсками в Германии был создан специальный штаб во главе с заместителем главнокомандующего по гражданским делам генерал-лейтенантом Л. Клеем[10].

Власти США полагали, что лучшим способом организации государственной власти в Германии являлось создание федералистских немецких земель и центрального правительства с прозрачно определёнными ограниченными полномочиями. При заполнении органов административного управления охотно использовались люди, которые боролись против нацизма, однако среди управляющих было и немало нацистских функционеров, которых брали на работу в силу их способностей и опыта[10].

Осенью 1945 года оккупационные власти составили список крупных промышленников и банкиров, причастных к военным преступлениям. Список, содержащий 1800 человек, к моменту публикации был сокращён уже до 42. Проводились судебные процессы над руководителями крупных немецких промышленных фирм «ИГ Фарбенииндустри», концернов Круппа и Флика[9].

Культура

Соединённые Штаты выдвинули тезис о «коллективной вине» немецкой нации за преступления нацистов, согласно которому немцы не могут самостоятельно искоренить наследие гитлеризма. Был разработан план «перевоспитания» немецкого народа с помощью культуры, который должен был привести к тотальным демократическим изменениям в жизни людей[11].

После войны в Германии наблюдался «культурный голод». Пытаясь удовлетворить его, американские власти осуществляли «культурный экспорт» через прессу, кинотеатры, радио и тому подобное. Особой популярностью, особенно среди молодёжи, пользовались Американские Информационные центры («Америка-хаус»), которые знакомили посетителей с американской культурой, историей и традициями. Каждый центр имел обширное количество книг по самым разным темам, всевозможные иллюстрированные журналы, сотни фотографий и десятки киноплёнок образовательного содержания. В центрах проводились собрания и пресс-конференции, где служащие военной администрации читали лекции по культуре, политике, международным делам. Организовывались курсы изучения английского языка. Постепенно центры стали оазисами культурной деятельности[12].

Вместе с этим в процессе денацификации около 600 деятелей культуры были отстранены от работы[13]. Все литературные произведения, имеющие нацистское, милитаристское, расистское содержание, изымались из библиотек[14]. Большой проблемой стало восстановление деятельности школ. Так, в Баварии в 1946 году на одного учителя приходилось 65 учеников. Ситуация усугублялась денацификацией учительского состава, в ходе которого 50 % учителей лишились работы[K 3]. В самих школах чрезвычайно не хватало мела и тетрадей, парт и досок, учебников, особенно по литературе, истории, географии. Нацистские учебники, выходившие миллионами экземпляров, изымались, а в школы поставлялись переиздания учебников периода Веймарской республики или создавались новые[K 4]. Но работа в школах началась ещё осенью 1945 года и все трудности превозмогались[15].

Комментарии

  1. ↑ Не считая переданного во французскую зону оккупации района Линдау.
  2. ↑ Но при условии, что люди из данных категорий не были признаны главными преступниками или преступниками.
  3. ↑ В некоторых районах оккупационной зоны эта цифра доходила до 80-85 %.
  4. ↑ Военный губернатор Л. Клей отмечал: «Учебники были настолько пропитаны нацистской идеологией, что даже задачи по математике были выражены в военных терминах. Немецкая молодёжь училась складывать и вычитать оружие и пули, а не яблоки и апельсины»

Примечания

  1. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 146-147.
  2. ↑ Величко Н. В. Участие Франции в союзном контрольном механизме над зонами оккупации Германии // А.И. Жук и А.А. Коваленя. Победа — одна на всех : Материалы международной научно-практической конференции. — Витебск: ВГУ им. Машерова, 2014. — С. 70. — ISBN 978-985-517-436-4.
  3. ↑ Е. А. Жаронкина Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 ГГ.). — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 61.
  4. ↑ И.М. Бусыгина Германский федерализм: История, современное состояние, потенциал реформирования : Материалы международной научно-практической конференции. — Москва: МГИМО. — С. 3.
  5. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 148.
  6. ↑ Ю.В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 109.
  7. ↑ Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 63.
  8. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 65.
  9. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 64.
  10. ↑ 1 2 О. Г. Некрылова Политика американских оккупационных властей в западной Германии (1945-47 ГГ.). — Теория и практика общественного развития, 2011. — С. 314.
  11. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 110.
  12. ↑ Е. А. Жаронкина Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 гг.). — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 63.
  13. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 111.
  14. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 113.
  15. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 116.

Литература

wikiredia.ru

Американская зона оккупации Германии — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Появились в 1945 годуК:Исчезли в 1947 году

Американская зона оккупации Германии — территории Германии, находившиеся по окончании Второй мировой войны в Европе под управлением американской военной администрации.

Предыстория

Потсдамская конференция и подписанный на ней договор «Политических и экономических принципов, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период» поставили точку в вопросе ближайшего будущего послевоенной Германии. Политические принципы сводились к демократизации и денацификации, а экономические к демонополизации и демилитаризации[1].

Контрольный механизм управления был создан в июне 1945 года. В его структуру вошел Контрольный совет по Германии, состоящий из четырёх главнокомандующих стран-победительниц. В его обязанности входили: согласование действий главнокомандующих в своих зонах оккупаций, совместные решения по военным, экономическим и политическим вопросам, контроль над центральной немецкой администрацией. Из заместителей главнокомандующих был сформирован Комитет координаций, на который ложилась вся административная работа[2].

В первые месяцы после война перед американской военной администрации в Германии (Office of Military Government for Germany, Amt der Militärregierung für Deutschland, OMGUS, АВАГ) стояли острейшие проблемы. Разрушения, голод, опасность распространения эпидемий и начала массовых беспорядков требовали срочных мер решения[3].

Территории

В состав американской оккупационной зоны вошли Бавария, Гессен, северные части Бадена и Вюртемберга, Бремен[4]. Она охватывала территорию в 110 075 км², с населением в 16 682 573 человек. Прежние территориальные границы субъектов, существовавшие при Рейхе, рушились и лишь земли Баварии сохранили статус-кво[K 1][5].

Политика США в зоне оккупации

Денацификация

Оккупация территории Германии имела не только политические, экономические и военные цели. Был взят курс на духовное возрождение немецкого народа. В начальный послевоенный период, немногие немцы воспринимали сложившуюся ситуацию как «освобождение». Многие люди видели в поражении в войне, в крушении государственного аппарата, на протяжении немалого времени контролировавшего многие аспекты жизни граждан, в огромных человеческих потерях национальную катастрофу. Во многих семьях оплакивали погибших родственников. Личное горе мешало немцам трезво смотреть на преступления прежнего режима и осознать вину. Часть людей продолжала верить в величие уже умершего фюрера и идеи национал-социализма[6].

С момента занятия в 1944 году американскими войсками первых населённых пунктов до весны 1946 года, политику денацификации осуществляли военные подразделения, действовавшие на основании нескольких директив, которые не содержали точного плана действий и не давали чёткого определения критерий людей, так или иначе связанных с нацистским режимом[7].

Введённый в действие немецкими органами самоуправления 5 марта 1946 года закон № 104 «Об освобождении от национал-социализма и милитаризма» обязывал каждого немца, достигшего 18 лет, заполнить специальную анкету из 133 вопросов. Данный опрос преследовал цель получения информации о каждом немце для определения степени его виновности и причастности к нацизму. Всего анкетирование в американской зоне прошло 13 миллионов человек. Также было создано 545 трибуналов, определяющих, в соответствии с виной, меру наказания. В силу того, что трибуналы не справлялись с работой из-за большого числа обвиняемых, военная администрация объявила амнистию для лиц, рожденных после 1 января 1919 года, нетрудноспособных и малообеспеченных лиц[K 2][8].

В итоге, из 13 миллионов зарегистрированных, лишь 613 тысяч человек были признаны в той или иной степени виновными в причастности к преступлениям нацизма и соответственно вине наказаны. Главными преступниками было признано 1600 человек[8].

Серьезным шагом в изменении общественной жизни стал закон № 8 американской военной администрации, вступивший в силу 26 сентября 1945 года и заключавший в себе меры по денацификации экономики. Согласно содержанию закона, любая деятельность членов нацистской партии или её дочерних организаций в каких-либо коммерческих предприятиях, кроме как на должности обычного работника, запрещалась[9].

Управление

Американская оккупационная зона была разделена на три федеральные земли с немецкими земельными управлениями — Грос-Гессен, Вюртемберг-Баден и Бавария. Представители трёх земель формировали Совет земель (Länderrat) и Парламентский совет (Parlamentarischer Rat). Территория Бремена до октября 1946 года управлялась по британским директивам и лишь в марте 1947 года полностью перешла в американское управление с придачей статуса федеральной земли. Вместе с этим, при главнокомандующем американскими оккупационными войсками в Германии был создан специальный штаб во гласе с заместителем главнокомандующего по гражданским делам генерал-лейтенантом Л. Клеем[10].

Власти США полагали, что лучшим способом организации государственной власти в Германии являлось создание федералистских немецких земель и центрального правительства с прозрачно определёнными ограниченными полномочиями. При заполнении органов административного управления охотно использовались люди, которые боролись против нацизма, однако среди управляющих было и немало нацистских функционеров, которых брали на работу в силу их способностей и опыта[10].

Осенью 1945 года оккупационные власти составили список крупных промышленников и банкиров, причастных к военным преступлениям. Список, содержащий 1800 человек, к моменту публикации был сокращён уже до 42. Проводились судебные процессы над руководителями крупных немецких промышленных фирм «ИГ Фарбенииндустри», концернов Круппа и Флика[9].

Культура

Соединённые Штаты выдвинули тезис о «коллективной вине» немецкой нации за преступления нацистов, согласно которому немцы не могут самостоятельно искоренить наследие гитлеризма. Был разработан план «перевоспитания» немецкого народа с помощью культуры, который должен был привести к тотальным демократическим изменениям в жизни людей[11].

После войны в Германии наблюдался «культурный голод». Пытаясь удовлетворить его, американские власти осуществляли «культурный экспорт» через прессу, кинотеатры, радио и тому подобное. Особой популярностью, особенно среди молодёжи, пользовались Американские Информационные центры(«Америка-хаус»), которые знакомили посетителей с американской культурой, историей и традициями. Каждый центр имел обширное количество книг по самым разным темам, всевозможные иллюстрированные журналы, сотни фотографий и десятки киноплёнок образовательного содержания. В центрах проводились собрания и пресс-конференции, где служащие военной администрации читали лекции по культуре, политике, международным делам. Организовывались курсы изучения английского языка. Постепенно центры стали оазисами культурной деятельности[12].

Вместе с этим, в процессе денацификации около 600 деятелей культуры были отстранены от работы[13]. Все литературные произведения, имеющие нацистское, милитаристское, расистское содержание, изымались из библиотек[14]. Большой проблемой стало восстановление деятельности школ. Так, в Баварии в 1946 году на одного учителя приходилось 65 учеников. Ситуация усугублялась денацификацией учительского состава, в ходе которого 50 % учителей лишилась работы[K 3]. В самих школах чрезвычайно не хватало мела и тетрадей, парт и досок, учебников, особенно по литературе, истории, географии. Нацистские учебники, выходившие миллионами экземпляров, изымались, а в школы поставлялись переиздания учебников периода Веймарской республики или создавались новые[K 4]. Но работа в школах началась ещё осенью 1945 года и все трудности превозмогались[15].

Напишите отзыв о статье "Американская зона оккупации Германии"

Комментарии

  1. ↑ Не считая переданного во французскую зону оккупации района Линдау.
  2. ↑ Но при условии, что люди из данных категорий не были признаны главными преступниками или преступниками.
  3. ↑ В некоторых районах оккупационной зоны эта цифра доходила до 80-85 %.
  4. ↑ Военный губернатор Л. Клей отмечал: «Учебники были настолько пропитаны нацистской идеологией, что даже задачи по математике были выражены в военных терминах. Немецкая молодёжь училась складывать и вычитать оружие и пули, а не яблоки и апельсины»

Примечания

  1. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 146-147.
  2. ↑ Величко Н. В. [www.holocf.ru/Editor/assets2/Pobeda%20-%20odna%20na%20vseh.pdf#page=69 Участие Франции в союзном контрольном механизме над зонами оккупации Германии] // А.И. Жук и А.А. Коваленя. Победа — одна на всех : Материалы международной научно-практической конференции. — Витебск: ВГУ им. Машерова, 2014. — С. 70. — ISBN 978-985-517-436-4.
  3. ↑ Е. А. Жаронкина [cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-aspekty-sotsialnoy-politiki-amerikanskoy-voennoy-administratsii-v-germanii-1945-1949-gg Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 ГГ.)]. — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 61.
  4. ↑ И.М. Бусыгина [www.fgu-nickolaus.narod.ru/3/TGU/GERMANSKI_FEDERALIZM.doc Германский федерализм: История, современное состояние, потенциал реформирования] : Материалы международной научно-практической конференции. — Москва: МГИМО. — С. 3.
  5. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 148.
  6. ↑ Ю.В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 109.
  7. ↑ Е. А. Жаронкина [cyberleninka.ru/article/n/denatsifikatsiya-v-amerikanskoy-zone-okkupatsii-germanii-etapy-problemy-i-itogi Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги]. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 63.
  8. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина [cyberleninka.ru/article/n/denatsifikatsiya-v-amerikanskoy-zone-okkupatsii-germanii-etapy-problemy-i-itogi Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги]. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 65.
  9. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина [cyberleninka.ru/article/n/denatsifikatsiya-v-amerikanskoy-zone-okkupatsii-germanii-etapy-problemy-i-itogi Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги]. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 64.
  10. ↑ 1 2 О. Г. Некрылова [cyberleninka.ru/article/n/politika-amerikanskih-okkupatsionnyh-vlastey-v-zapadnoy-germanii-1945-47-gg-1 Политика американских оккупационных властей в западной Германии (1945-47 ГГ.)]. — Теория и практика общественного развития, 2011. — С. 314.
  11. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 110.
  12. ↑ Е. А. Жаронкина [cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-aspekty-sotsialnoy-politiki-amerikanskoy-voennoy-administratsii-v-germanii-1945-1949-gg Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 гг.)]. — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 63.
  13. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 111.
  14. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 113.
  15. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 116.

Литература

  • Е. А. Жаронкина [cyberleninka.ru/article/n/denatsifikatsiya-v-amerikanskoy-zone-okkupatsii-germanii-etapy-problemy-i-itogi Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги]. — Известия Алтайского государственного университета, 2008.
  • Ю.В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции.

Отрывок, характеризующий Американская зона оккупации Германии

Князь Андрей подъехал к дому. Несколько лип в старом саду были срублены, одна пегая с жеребенком лошадь ходила перед самым домом между розанами. Дом был заколочен ставнями. Одно окно внизу было открыто. Дворовый мальчик, увидав князя Андрея, вбежал в дом. Алпатыч, услав семью, один оставался в Лысых Горах; он сидел дома и читал Жития. Узнав о приезде князя Андрея, он, с очками на носу, застегиваясь, вышел из дома, поспешно подошел к князю и, ничего не говоря, заплакал, целуя князя Андрея в коленку. Потом он отвернулся с сердцем на свою слабость и стал докладывать ему о положении дел. Все ценное и дорогое было отвезено в Богучарово. Хлеб, до ста четвертей, тоже был вывезен; сено и яровой, необыкновенный, как говорил Алпатыч, урожай нынешнего года зеленым взят и скошен – войсками. Мужики разорены, некоторый ушли тоже в Богучарово, малая часть остается. Князь Андрей, не дослушав его, спросил, когда уехали отец и сестра, разумея, когда уехали в Москву. Алпатыч отвечал, полагая, что спрашивают об отъезде в Богучарово, что уехали седьмого, и опять распространился о долах хозяйства, спрашивая распоряжении. – Прикажете ли отпускать под расписку командам овес? У нас еще шестьсот четвертей осталось, – спрашивал Алпатыч. «Что отвечать ему? – думал князь Андрей, глядя на лоснеющуюся на солнце плешивую голову старика и в выражении лица его читая сознание того, что он сам понимает несвоевременность этих вопросов, но спрашивает только так, чтобы заглушить и свое горе. – Да, отпускай, – сказал он. – Ежели изволили заметить беспорядки в саду, – говорил Алпатыч, – то невозмежио было предотвратить: три полка проходили и ночевали, в особенности драгуны. Я выписал чин и звание командира для подачи прошения. – Ну, что ж ты будешь делать? Останешься, ежели неприятель займет? – спросил его князь Андрей. Алпатыч, повернув свое лицо к князю Андрею, посмотрел на него; и вдруг торжественным жестом поднял руку кверху. – Он мой покровитель, да будет воля его! – проговорил он. Толпа мужиков и дворовых шла по лугу, с открытыми головами, приближаясь к князю Андрею. – Ну прощай! – сказал князь Андрей, нагибаясь к Алпатычу. – Уезжай сам, увози, что можешь, и народу вели уходить в Рязанскую или в Подмосковную. – Алпатыч прижался к его ноге и зарыдал. Князь Андрей осторожно отодвинул его и, тронув лошадь, галопом поехал вниз по аллее. На выставке все так же безучастно, как муха на лице дорогого мертвеца, сидел старик и стукал по колодке лаптя, и две девочки со сливами в подолах, которые они нарвали с оранжерейных деревьев, бежали оттуда и наткнулись на князя Андрея. Увидав молодого барина, старшая девочка, с выразившимся на лице испугом, схватила за руку свою меньшую товарку и с ней вместе спряталась за березу, не успев подобрать рассыпавшиеся зеленые сливы. Князь Андрей испуганно поспешно отвернулся от них, боясь дать заметить им, что он их видел. Ему жалко стало эту хорошенькую испуганную девочку. Он боялся взглянуть на нее, по вместе с тем ему этого непреодолимо хотелось. Новое, отрадное и успокоительное чувство охватило его, когда он, глядя на этих девочек, понял существование других, совершенно чуждых ему и столь же законных человеческих интересов, как и те, которые занимали его. Эти девочки, очевидно, страстно желали одного – унести и доесть эти зеленые сливы и не быть пойманными, и князь Андрей желал с ними вместе успеха их предприятию. Он не мог удержаться, чтобы не взглянуть на них еще раз. Полагая себя уже в безопасности, они выскочили из засады и, что то пища тоненькими голосками, придерживая подолы, весело и быстро бежали по траве луга своими загорелыми босыми ножонками. Князь Андрей освежился немного, выехав из района пыли большой дороги, по которой двигались войска. Но недалеко за Лысыми Горами он въехал опять на дорогу и догнал свой полк на привале, у плотины небольшого пруда. Был второй час после полдня. Солнце, красный шар в пыли, невыносимо пекло и жгло спину сквозь черный сюртук. Пыль, все такая же, неподвижно стояла над говором гудевшими, остановившимися войсками. Ветру не было, В проезд по плотине на князя Андрея пахнуло тиной и свежестью пруда. Ему захотелось в воду – какая бы грязная она ни была. Он оглянулся на пруд, с которого неслись крики и хохот. Небольшой мутный с зеленью пруд, видимо, поднялся четверти на две, заливая плотину, потому что он был полон человеческими, солдатскими, голыми барахтавшимися в нем белыми телами, с кирпично красными руками, лицами и шеями. Все это голое, белое человеческое мясо с хохотом и гиком барахталось в этой грязной луже, как караси, набитые в лейку. Весельем отзывалось это барахтанье, и оттого оно особенно было грустно. Один молодой белокурый солдат – еще князь Андрей знал его – третьей роты, с ремешком под икрой, крестясь, отступал назад, чтобы хорошенько разбежаться и бултыхнуться в воду; другой, черный, всегда лохматый унтер офицер, по пояс в воде, подергивая мускулистым станом, радостно фыркал, поливая себе голову черными по кисти руками. Слышалось шлепанье друг по другу, и визг, и уханье. На берегах, на плотине, в пруде, везде было белое, здоровое, мускулистое мясо. Офицер Тимохин, с красным носиком, обтирался на плотине и застыдился, увидав князя, однако решился обратиться к нему: – То то хорошо, ваше сиятельство, вы бы изволили! – сказал он. – Грязно, – сказал князь Андрей, поморщившись. – Мы сейчас очистим вам. – И Тимохин, еще не одетый, побежал очищать. – Князь хочет. – Какой? Наш князь? – заговорили голоса, и все заторопились так, что насилу князь Андрей успел их успокоить. Он придумал лучше облиться в сарае. «Мясо, тело, chair a canon [пушечное мясо]! – думал он, глядя и на свое голое тело, и вздрагивая не столько от холода, сколько от самому ему непонятного отвращения и ужаса при виде этого огромного количества тел, полоскавшихся в грязном пруде. 7 го августа князь Багратион в своей стоянке Михайловке на Смоленской дороге писал следующее: «Милостивый государь граф Алексей Андреевич. (Он писал Аракчееву, но знал, что письмо его будет прочтено государем, и потому, насколько он был к тому способен, обдумывал каждое свое слово.) Я думаю, что министр уже рапортовал об оставлении неприятелю Смоленска. Больно, грустно, и вся армия в отчаянии, что самое важное место понапрасну бросили. Я, с моей стороны, просил лично его убедительнейшим образом, наконец и писал; но ничто его не согласило. Я клянусь вам моею честью, что Наполеон был в таком мешке, как никогда, и он бы мог потерять половину армии, но не взять Смоленска. Войска наши так дрались и так дерутся, как никогда. Я удержал с 15 тысячами более 35 ти часов и бил их; но он не хотел остаться и 14 ти часов. Это стыдно, и пятно армии нашей; а ему самому, мне кажется, и жить на свете не должно. Ежели он доносит, что потеря велика, – неправда; может быть, около 4 тысяч, не более, но и того нет. Хотя бы и десять, как быть, война! Но зато неприятель потерял бездну… Что стоило еще оставаться два дни? По крайней мере, они бы сами ушли; ибо не имели воды напоить людей и лошадей. Он дал слово мне, что не отступит, но вдруг прислал диспозицию, что он в ночь уходит. Таким образом воевать не можно, и мы можем неприятеля скоро привести в Москву… Слух носится, что вы думаете о мире. Чтобы помириться, боже сохрани! После всех пожертвований и после таких сумасбродных отступлений – мириться: вы поставите всю Россию против себя, и всякий из нас за стыд поставит носить мундир. Ежели уже так пошло – надо драться, пока Россия может и пока люди на ногах… Надо командовать одному, а не двум. Ваш министр, может, хороший по министерству; но генерал не то что плохой, но дрянной, и ему отдали судьбу всего нашего Отечества… Я, право, с ума схожу от досады; простите мне, что дерзко пишу. Видно, тот не любит государя и желает гибели нам всем, кто советует заключить мир и командовать армиею министру. Итак, я пишу вам правду: готовьте ополчение. Ибо министр самым мастерским образом ведет в столицу за собою гостя. Большое подозрение подает всей армии господин флигель адъютант Вольцоген. Он, говорят, более Наполеона, нежели наш, и он советует все министру. Я не токмо учтив против него, но повинуюсь, как капрал, хотя и старее его. Это больно; но, любя моего благодетеля и государя, – повинуюсь. Только жаль государя, что вверяет таким славную армию. Вообразите, что нашею ретирадою мы потеряли людей от усталости и в госпиталях более 15 тысяч; а ежели бы наступали, того бы не было. Скажите ради бога, что наша Россия – мать наша – скажет, что так страшимся и за что такое доброе и усердное Отечество отдаем сволочам и вселяем в каждого подданного ненависть и посрамление. Чего трусить и кого бояться?. Я не виноват, что министр нерешим, трус, бестолков, медлителен и все имеет худые качества. Вся армия плачет совершенно и ругают его насмерть…»

В числе бесчисленных подразделений, которые можно сделать в явлениях жизни, можно подразделить их все на такие, в которых преобладает содержание, другие – в которых преобладает форма. К числу таковых, в противоположность деревенской, земской, губернской, даже московской жизни, можно отнести жизнь петербургскую, в особенности салонную. Эта жизнь неизменна. С 1805 года мы мирились и ссорились с Бонапартом, мы делали конституции и разделывали их, а салон Анны Павловны и салон Элен были точно такие же, какие они были один семь лет, другой пять лет тому назад. Точно так же у Анны Павловны говорили с недоумением об успехах Бонапарта и видели, как в его успехах, так и в потакании ему европейских государей, злостный заговор, имеющий единственной целью неприятность и беспокойство того придворного кружка, которого представительницей была Анна Павловна. Точно так же у Элен, которую сам Румянцев удостоивал своим посещением и считал замечательно умной женщиной, точно так же как в 1808, так и в 1812 году с восторгом говорили о великой нации и великом человеке и с сожалением смотрели на разрыв с Францией, который, по мнению людей, собиравшихся в салоне Элен, должен был кончиться миром. В последнее время, после приезда государя из армии, произошло некоторое волнение в этих противоположных кружках салонах и произведены были некоторые демонстрации друг против друга, но направление кружков осталось то же. В кружок Анны Павловны принимались из французов только закоренелые легитимисты, и здесь выражалась патриотическая мысль о том, что не надо ездить во французский театр и что содержание труппы стоит столько же, сколько содержание целого корпуса. За военными событиями следилось жадно, и распускались самые выгодные для нашей армии слухи. В кружке Элен, румянцевском, французском, опровергались слухи о жестокости врага и войны и обсуживались все попытки Наполеона к примирению. В этом кружке упрекали тех, кто присоветывал слишком поспешные распоряжения о том, чтобы приготавливаться к отъезду в Казань придворным и женским учебным заведениям, находящимся под покровительством императрицы матери. Вообще все дело войны представлялось в салоне Элен пустыми демонстрациями, которые весьма скоро кончатся миром, и царствовало мнение Билибина, бывшего теперь в Петербурге и домашним у Элен (всякий умный человек должен был быть у нее), что не порох, а те, кто его выдумали, решат дело. В этом кружке иронически и весьма умно, хотя весьма осторожно, осмеивали московский восторг, известие о котором прибыло вместе с государем в Петербург. В кружке Анны Павловны, напротив, восхищались этими восторгами и говорили о них, как говорит Плутарх о древних. Князь Василий, занимавший все те же важные должности, составлял звено соединения между двумя кружками. Он ездил к ma bonne amie [своему достойному другу] Анне Павловне и ездил dans le salon diplomatique de ma fille [в дипломатический салон своей дочери] и часто, при беспрестанных переездах из одного лагеря в другой, путался и говорил у Анны Павловны то, что надо было говорить у Элен, и наоборот. Вскоре после приезда государя князь Василий разговорился у Анны Павловны о делах войны, жестоко осуждая Барклая де Толли и находясь в нерешительности, кого бы назначить главнокомандующим. Один из гостей, известный под именем un homme de beaucoup de merite [человек с большими достоинствами], рассказав о том, что он видел нынче выбранного начальником петербургского ополчения Кутузова, заседающего в казенной палате для приема ратников, позволил себе осторожно выразить предположение о том, что Кутузов был бы тот человек, который удовлетворил бы всем требованиям. Анна Павловна грустно улыбнулась и заметила, что Кутузов, кроме неприятностей, ничего не дал государю. – Я говорил и говорил в Дворянском собрании, – перебил князь Василий, – но меня не послушали. Я говорил, что избрание его в начальники ополчения не понравится государю. Они меня не послушали. – Все какая то мания фрондировать, – продолжал он. – И пред кем? И все оттого, что мы хотим обезьянничать глупым московским восторгам, – сказал князь Василий, спутавшись на минуту и забыв то, что у Элен надо было подсмеиваться над московскими восторгами, а у Анны Павловны восхищаться ими. Но он тотчас же поправился. – Ну прилично ли графу Кутузову, самому старому генералу в России, заседать в палате, et il en restera pour sa peine! [хлопоты его пропадут даром!] Разве возможно назначить главнокомандующим человека, который не может верхом сесть, засыпает на совете, человека самых дурных нравов! Хорошо он себя зарекомендовал в Букарещте! Я уже не говорю о его качествах как генерала, но разве можно в такую минуту назначать человека дряхлого и слепого, просто слепого? Хорош будет генерал слепой! Он ничего не видит. В жмурки играть… ровно ничего не видит!

wiki-org.ru

Американская зона оккупации Германии - Gpedia, Your Encyclopedia

Американская зона оккупации Германии — территории Германии, находившиеся по окончании Второй мировой войны в Европе под управлением американской военной администрации.

Предыстория

Потсдамская конференция и подписанный на ней договор «Политических и экономических принципов, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период» поставили точку в вопросе ближайшего будущего послевоенной Германии. Политические принципы сводились к демократизации и денацификации, а экономические к демонополизации и демилитаризации[1].

Контрольный механизм управления был создан в июне 1945 года. В его структуру вошел Контрольный совет по Германии, состоящий из четырёх главнокомандующих стран-победительниц. В его обязанности входили: согласование действий главнокомандующих в своих зонах оккупаций, совместные решения по военным, экономическим и политическим вопросам, контроль над центральной немецкой администрацией. Из заместителей главнокомандующих был сформирован Комитет координаций, на который ложилась вся административная работа[2].

В первые месяцы после войны перед американской военной администрацией в Германии (Office of Military Government for Germany, Amt der Militärregierung für Deutschland, OMGUS, АВАГ) стояли острейшие проблемы. Разрушения, голод, опасность распространения эпидемий и начала массовых беспорядков требовали срочных мер решения[3].

Территории

В состав американской оккупационной зоны вошли Бавария, Гессен, северные части Бадена и Вюртемберга, Бремен[4]. Она охватывала территорию в 110 075 км², с населением в 16 682 573 человек. Прежние территориальные границы субъектов, существовавшие при Рейхе, рушились и лишь земли Баварии сохранили статус-кво[K 1][5].

Политика США в зоне оккупации

Денацификация

Оккупация территории Германии имела не только политические, экономические и военные цели. Был взят курс на духовное возрождение немецкого народа. В начальный послевоенный период немногие немцы воспринимали сложившуюся ситуацию как «освобождение». Многие люди видели в поражении в войне, в крушении государственного аппарата, на протяжении немалого времени контролировавшего многие аспекты жизни граждан, в огромных человеческих потерях национальную катастрофу. Во многих семьях оплакивали погибших родственников. Личное горе мешало немцам трезво смотреть на преступления прежнего режима и осознать вину. Часть людей продолжала верить в величие уже умершего фюрера и идеи национал-социализма[6].

С момента занятия в 1944 году американскими войсками первых населённых пунктов до весны 1946 года политику денацификации осуществляли военные подразделения, действовавшие на основании нескольких директив, которые не содержали точного плана действий и не давали чёткого определения критериев людей, так или иначе связанных с нацистским режимом[7].

Введённый в действие немецкими органами самоуправления 5 марта 1946 года закон № 104 «Об освобождении от национал-социализма и милитаризма» обязывал каждого немца, достигшего 18 лет, заполнить специальную анкету из 133 вопросов. Данный опрос преследовал цель получения информации о каждом немце для определения степени его виновности и причастности к нацизму. Всего анкетирование в американской зоне прошло 13 миллионов человек. Также было создано 545 трибуналов, определяющих в соответствии с виной меру наказания. В силу того, что трибуналы не справлялись с работой из-за большого числа обвиняемых, военная администрация объявила амнистию для лиц, рожденных после 1 января 1919 года, нетрудноспособных и малообеспеченных лиц[K 2][8].

В итоге, из 13 миллионов зарегистрированных лишь 613 тысяч человек были признаны в той или иной степени виновными в причастности к преступлениям нацизма и соответственно вине наказаны. Главными преступниками было признано 1600 человек[8].

Серьезным шагом в изменении общественной жизни стал закон № 8 американской военной администрации, вступивший в силу 26 сентября 1945 года и заключавший в себе меры по денацификации экономики. Согласно содержанию закона, любая деятельность членов нацистской партии или её дочерних организаций в каких-либо коммерческих предприятиях, кроме как на должности обычного работника, запрещалась[9].

Управление

Американская оккупационная зона была разделена на три федеральные земли с немецкими земельными управлениями — Грос-Гессен, Вюртемберг-Баден и Бавария. Представители трёх земель формировали Совет земель (Länderrat) и Парламентский совет (Parlamentarischer Rat). Территория Бремена до октября 1946 года управлялась по британским директивам и лишь в марте 1947 года полностью перешла в американское управление с придачей статуса федеральной земли. Вместе с этим при главнокомандующем американскими оккупационными войсками в Германии был создан специальный штаб во главе с заместителем главнокомандующего по гражданским делам генерал-лейтенантом Л. Клеем[10].

Власти США полагали, что лучшим способом организации государственной власти в Германии являлось создание федералистских немецких земель и центрального правительства с прозрачно определёнными ограниченными полномочиями. При заполнении органов административного управления охотно использовались люди, которые боролись против нацизма, однако среди управляющих было и немало нацистских функционеров, которых брали на работу в силу их способностей и опыта[10].

Осенью 1945 года оккупационные власти составили список крупных промышленников и банкиров, причастных к военным преступлениям. Список, содержащий 1800 человек, к моменту публикации был сокращён уже до 42. Проводились судебные процессы над руководителями крупных немецких промышленных фирм «ИГ Фарбенииндустри», концернов Круппа и Флика[9].

Культура

Соединённые Штаты выдвинули тезис о «коллективной вине» немецкой нации за преступления нацистов, согласно которому немцы не могут самостоятельно искоренить наследие гитлеризма. Был разработан план «перевоспитания» немецкого народа с помощью культуры, который должен был привести к тотальным демократическим изменениям в жизни людей[11].

После войны в Германии наблюдался «культурный голод». Пытаясь удовлетворить его, американские власти осуществляли «культурный экспорт» через прессу, кинотеатры, радио и тому подобное. Особой популярностью, особенно среди молодёжи, пользовались Американские Информационные центры («Америка-хаус»), которые знакомили посетителей с американской культурой, историей и традициями. Каждый центр имел обширное количество книг по самым разным темам, всевозможные иллюстрированные журналы, сотни фотографий и десятки киноплёнок образовательного содержания. В центрах проводились собрания и пресс-конференции, где служащие военной администрации читали лекции по культуре, политике, международным делам. Организовывались курсы изучения английского языка. Постепенно центры стали оазисами культурной деятельности[12].

Вместе с этим в процессе денацификации около 600 деятелей культуры были отстранены от работы[13]. Все литературные произведения, имеющие нацистское, милитаристское, расистское содержание, изымались из библиотек[14]. Большой проблемой стало восстановление деятельности школ. Так, в Баварии в 1946 году на одного учителя приходилось 65 учеников. Ситуация усугублялась денацификацией учительского состава, в ходе которого 50 % учителей лишились работы[K 3]. В самих школах чрезвычайно не хватало мела и тетрадей, парт и досок, учебников, особенно по литературе, истории, географии. Нацистские учебники, выходившие миллионами экземпляров, изымались, а в школы поставлялись переиздания учебников периода Веймарской республики или создавались новые[K 4]. Но работа в школах началась ещё осенью 1945 года и все трудности превозмогались[15].

Комментарии

  1. ↑ Не считая переданного во французскую зону оккупации района Линдау.
  2. ↑ Но при условии, что люди из данных категорий не были признаны главными преступниками или преступниками.
  3. ↑ В некоторых районах оккупационной зоны эта цифра доходила до 80-85 %.
  4. ↑ Военный губернатор Л. Клей отмечал: «Учебники были настолько пропитаны нацистской идеологией, что даже задачи по математике были выражены в военных терминах. Немецкая молодёжь училась складывать и вычитать оружие и пули, а не яблоки и апельсины»

Примечания

  1. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 146-147.
  2. ↑ Величко Н. В. Участие Франции в союзном контрольном механизме над зонами оккупации Германии // А.И. Жук и А.А. Коваленя. Победа — одна на всех : Материалы международной научно-практической конференции. — Витебск: ВГУ им. Машерова, 2014. — С. 70. — ISBN 978-985-517-436-4.
  3. ↑ Е. А. Жаронкина Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 ГГ.). — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 61.
  4. ↑ И.М. Бусыгина Германский федерализм: История, современное состояние, потенциал реформирования : Материалы международной научно-практической конференции. — Москва: МГИМО. — С. 3.
  5. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 148.
  6. ↑ Ю.В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 109.
  7. ↑ Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 63.
  8. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 65.
  9. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 64.
  10. ↑ 1 2 О. Г. Некрылова Политика американских оккупационных властей в западной Германии (1945-47 ГГ.). — Теория и практика общественного развития, 2011. — С. 314.
  11. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 110.
  12. ↑ Е. А. Жаронкина Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 гг.). — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 63.
  13. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 111.
  14. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 113.
  15. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 116.

Литература

www.gpedia.com

Американская зона оккупации Германии Вики

Американская зона оккупации Германии — территории Германии, находившиеся по окончании Второй мировой войны в Европе под управлением американской военной администрации.

Предыстория[ | код]

Потсдамская конференция и подписанный на ней договор «Политических и экономических принципов, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период» поставили точку в вопросе ближайшего будущего послевоенной Германии. Политические принципы сводились к демократизации и денацификации, а экономические к демонополизации и демилитаризации[1].

Контрольный механизм управления был создан в июне 1945 года. В его структуру вошел Контрольный совет по Германии, состоящий из четырёх главнокомандующих стран-победительниц. В его обязанности входили: согласование действий главнокомандующих в своих зонах оккупаций, совместные решения по военным, экономическим и политическим вопросам, контроль над центральной немецкой администрацией. Из заместителей главнокомандующих был сформирован Комитет координаций, на который ложилась вся административная работа[2].

В первые месяцы после войны перед американской военной администрацией в Германии (Office of Military Government for Germany, Amt der Militärregierung für Deutschland, OMGUS, АВАГ) стояли острейшие проблемы. Разрушения, голод, опасность распространения эпидемий и начала массовых беспорядков требовали срочных мер решения[3].

Территории[ | код]

В состав американской оккупационной зоны вошли Бавария, Гессен, северные части Бадена и Вюртемберга, Бремен[4]. Она охватывала территорию в 110 075 км², с населением в 16 682 573 человек. Прежние территориальные границы субъектов, существовавшие при Рейхе, рушились и лишь земли Баварии сохранили статус-кво[K 1][5].

Политика США в зоне оккупации[ | код]

Денацификация[ | код]

Оккупация территории Германии имела не только политические, экономические и военные цели. Был взят курс на духовное возрождение немецкого народа. В начальный послевоенный период немногие немцы воспринимали сложившуюся ситуацию как «освобождение». Многие люди видели в поражении в войне, в крушении государственного аппарата, на протяжении немалого времени контролировавшего многие аспекты жизни граждан, в огромных человеческих потерях национальную катастрофу. Во многих семьях оплакивали погибших родственников. Личное горе мешало немцам трезво смотреть на преступления прежнего режима и осознать вину. Часть людей продолжала верить в величие уже умершего фюрера и идеи национал-социализма[6].

С момента занятия в 1944 году американскими войсками первых населённых пунктов до весны 1946 года политику денацификации осуществляли военные подразделения, действовавшие на основании нескольких директив, которые не содержали точного плана действий и не давали чёткого определения критериев людей, так или иначе связанных с нацистским режимом[7].

Введённый в действие немецкими органами самоуправления 5 марта 1946 года закон № 104 «Об освобождении от национал-социализма и милитаризма» обязывал каждого немца, достигшего 18 лет, заполнить специальную анкету из 133 вопросов. Данный опрос преследовал цель получения информации о каждом немце для определения степени его виновности и причастности к нацизму. Всего анкетирование в американской зоне прошло 13 миллионов человек. Также было создано 545 трибуналов, определяющих в соответствии с виной меру наказания. В силу того, что трибуналы не справлялись с работой из-за большого числа обвиняемых, военная администрация объявила амнистию для лиц, рожденных после 1 января 1919 года, нетрудноспособных и малообеспеченных лиц[K 2][8].

В итоге, из 13 миллионов зарегистрированных лишь 613 тысяч человек были признаны в той или иной степени виновными в причастности к преступлениям нацизма и соответственно вине наказаны. Главными преступниками было признано 1600 человек[8].

Серьезным шагом в изменении общественной жизни стал закон № 8 американской военной администрации, вступивший в силу 26 сентября 1945 года и заключавший в себе меры по денацификации экономики. Согласно содержанию закона, любая деятельность членов нацистской партии или её дочерних организаций в каких-либо коммерческих предприятиях, кроме как на должности обычного работника, запрещалась[9].

Управление[ | код]

Американская оккупационная зона была разделена на три федеральные земли с немецкими земельными управлениями — Грос-Гессен, Вюртемберг-Баден и Бавария. Представители трёх земель формировали Совет земель (Länderrat) и Парламентский совет (Parlamentarischer Rat). Территория Бремена до октября 1946 года управлялась по британским директивам и лишь в марте 1947 года полностью перешла в американское управление с придачей статуса федеральной земли. Вместе с этим при главнокомандующем американскими оккупационными войсками в Германии был создан специальный штаб во главе с заместителем главнокомандующего по гражданским делам генерал-лейтенантом Л. Клеем[10].

Власти США полагали, что лучшим способом организации государственной власти в Германии являлось создание федералистских немецких земель и центрального правительства с прозрачно определёнными ограниченными полномочиями. При заполнении органов административного управления охотно использовались люди, которые боролись против нацизма, однако среди управляющих было и немало нацистских функционеров, которых брали на работу в силу их способностей и опыта[10].

Осенью 1945 года оккупационные власти составили список крупных промышленников и банкиров, причастных к военным преступлениям. Список, содержащий 1800 человек, к моменту публикации был сокращён уже до 42. Проводились судебные процессы над руководителями крупных немецких промышленных фирм «ИГ Фарбенииндустри», концернов Круппа и Флика[9].

Культура[ | код]

Соединённые Штаты выдвинули тезис о «коллективной вине» немецкой нации за преступления нацистов, согласно которому немцы не могут самостоятельно искоренить наследие гитлеризма. Был разработан план «перевоспитания» немецкого народа с помощью культуры, который должен был привести к тотальным демократическим изменениям в жизни людей[11].

После войны в Германии наблюдался «культурный голод». Пытаясь удовлетворить его, американские власти осуществляли «культурный экспорт» через прессу, кинотеатры, радио и тому подобное. Особой популярностью, особенно среди молодёжи, пользовались Американские Информационные центры («Америка-хаус»), которые знакомили посетителей с американской культурой, историей и традициями. Каждый центр имел обширное количество книг по самым разным темам, всевозможные иллюстрированные журналы, сотни фотографий и десятки киноплёнок образовательного содержания. В центрах проводились собрания и пресс-конференции, где служащие военной администрации читали лекции по культуре, политике, международным делам. Организовывались курсы изучения английского языка. Постепенно центры стали оазисами культурной деятельности[12].

Вместе с этим в процессе денацификации около 600 деятелей культуры были отстранены от работы[13]. Все литературные произведения, имеющие нацистское, милитаристское, расистское содержание, изымались из библиотек[14]. Большой проблемой стало восстановление деятельности школ. Так, в Баварии в 1946 году на одного учителя приходилось 65 учеников. Ситуация усугублялась денацификацией учительского состава, в ходе которого 50 % учителей лишились работы[K 3]. В самих школах чрезвычайно не хватало мела и тетрадей, парт и досок, учебников, особенно по литературе, истории, географии. Нацистские учебники, выходившие миллионами экземпляров, изымались, а в школы поставлялись переиздания учебников периода Веймарской республики или создавались новые[K 4]. Но работа в школах началась ещё осенью 1945 года и все трудности превозмогались[15].

Комментарии[ | код]

  1. ↑ Не считая переданного во французскую зону оккупации района Линдау.
  2. ↑ Но при условии, что люди из данных категорий не были признаны главными преступниками или преступниками.
  3. ↑ В некоторых районах оккупационной зоны эта цифра доходила до 80-85 %.
  4. ↑ Военный губернатор Л. Клей отмечал: «Учебники были настолько пропитаны нацистской идеологией, что даже задачи по математике были выражены в военных терминах. Немецкая молодёжь училась складывать и вычитать оружие и пули, а не яблоки и апельсины»

Примечания[ | код]

  1. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 146-147.
  2. ↑ Величко Н. В. Участие Франции в союзном контрольном механизме над зонами оккупации Германии // А.И. Жук и А.А. Коваленя. Победа — одна на всех : Материалы международной научно-практической конференции. — Витебск: ВГУ им. Машерова, 2014. — С. 70. — ISBN 978-985-517-436-4.
  3. ↑ Е. А. Жаронкина Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 ГГ.). — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 61.
  4. ↑ И.М. Бусыгина Германский федерализм: История, современное состояние, потенциал реформирования : Материалы международной научно-практической конференции. — Москва: МГИМО. — С. 3.
  5. ↑ Сбитнев К.В. Потсдам и послевоенная судьба Германии. — Курск: Курская государственная сельскохозяйственная академия имени проф. И.И. Иванова, 1990. — С. 148.
  6. ↑ Ю.В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 109.
  7. ↑ Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 63.
  8. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 65.
  9. ↑ 1 2 Е. А. Жаронкина Денацификация в американской оккупационной зоне Германии: этапы, проблемы и итоги. — Известия Алтайского государственного университета, 2008. — С. 64.
  10. ↑ 1 2 О. Г. Некрылова Политика американских оккупационных властей в западной Германии (1945-47 ГГ.). — Теория и практика общественного развития, 2011. — С. 314.
  11. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 110.
  12. ↑ Е. А. Жаронкина Некоторые аспекты социальной политики американской военной администрации в Германии (1945 – 1949 гг.). — Кемерово: Вестник Кемеровского государственного университета, 2013. — С. 63.
  13. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 111.
  14. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 113.
  15. ↑ Ю. В. Галактионов Духовная жизнь и культура послевоенной Германии (1945-1949 гг.) : Материалы международной научно-практической конференции. — С. 116.

Литература[ | код]

ru.wikibedia.ru


Смотрите также