Как живут подопечные в детских домах Германии? Детские дома в германии


В детских домах Германии живут не сироты | Главные события в политике и обществе Германии | DW

Детские дома в Германии постепенно выходят из моды. Сироты и дети из неблагополучных семей, над которыми взяло опеку государство, живут в так называемых детских коммунах или приемных семьях. Сегодня в стране, согласно статистике, живут около 50 тысяч детей, которые остались без родителей. Больше половины из них в возрасте от 12 до 17 лет.

Илона Мюэ

Сотрудница старейшего детского дома в Кельне Kids, который финансирует администрация города, Илона Мюэ (Ilona Mühe) объясняет: "Из 400 детей у нас около 20 сирот, остальные - дети из неблагополучных семей. У одних - родители алкоголики или наркоманы, у других - лишены родительских прав".

Служба экстренной помощи для детей

В одном из районов Кельна - Зюльце после войны находился дом, где жили дети-сироты. Позже его переименовали в детский дом Kids. Сегодня в одной части этого здания находится детский приемник-распределитель. Сюда полиция привозит детей, чьи родители могут быть лишены родительских прав. Но пока суд не вынес решение, ребенок находится под защитой государства. Он живет либо здесь, либо временно находится в приемной семье.

Дети дошкольного возраста, как правило, попадают в семьи, где опека над детьми стала, по сути, профессией. Kids сотрудничает с десятью такими семьями. Это надежные и проверенные люди, говорит Илона Мюэ, у которых к тому же есть педагогическое образование. Семьи, которые временно берут на воспитание чужого ребенка, получают финансовую поддержку со стороны государства.

Детские коммуны

Кельнские педагоги и социальные работники пришли к выводу, что воспитанием детей лучше заниматься в атмосфере, напоминающей домашнюю. Поэтому большая часть воспитанников Kids живет в детских коммунах: в обычных квартирах или домах, где у каждого ребенка своя комната, но под постоянным присмотром воспитателей.

Штефан Фёссинг

На 400 воспитанников детского дома Kids в возрасте от нескольких месяцев до 21 года приходится 300 человек персонала. Детские коммуны хорошо себя зарекомендовали: в них делается ставка на индивидуальную работу с детьми и сохранение связей с родителями. В кельнском районе Брюк на правом берегу Рейна находится жилой комплекс из восьми домов, в каждом из которых живет около девяти детей разного возраста. Это "педагогический трюк" - у воспитанников должно быть ощущение, что они живут в большой семье, в которой старший проявляет заботу о младшем, говорит Илона Мюэ. Всего в Кельне 19 таких жилых комплексов.

Cохранять связь с родителями

В одном из домов есть все, кроме кроватей: дети находятся здесь только днем, а ночуют у родителей. В соседнем здании воспитанники живут пять дней в неделю, а выходные каждый из них проводит в семье. Исключить из воспитательного процесса родителей было бы досадной ошибкой, считает заведующий педагогической частью Kids Штефан Фёссинг (Stephan Vössing). "Не все из них лишены родительских прав, многие оказались в трудной жизненной ситуации, кто-то болен, у кого-то финансовые проблемы, поэтому они не могут воспитывать детей", - говорит он. Практически сотрудники детских домов работают одновременно и с детьми, и с их родителями. "Пребывание в детских домах - дело временное, а родители, какими бы они ни были, остаются ими на всю жизнь", - подчеркивает Фёссинг.

За внешним благополучием - трудные детские судьбы

Около 50 детей живут в Kids постоянно. Сирот среди них немного, большинство - из неблагополучных семей, в которых, например, мать лишена родительских прав, а отец находится в тюрьме. Бывает, что родители больны и сами нуждаются в уходе. В административном здании Kids есть специальные помещения для встреч детей с родителями или родственниками.

Детская площадка

К 12-летнему Саше иногда приезжает бабушка. Мальчик переехал в Германию вместе с мамой из Казахстана, отца не помнит. Мама тяжело заболела и умерла. 78-летняя бабушка не может одна воспитывать внука, поэтому Саша попал в Kids. По словам Штефана Фёссинга, педагоги занимаются не только воспитательной, но и интеграционной работой. Сотрудники детского дома рассказывают о том, что многим гостям нравится атмосфера в Kids. Иные даже говорят, что с удовольствием жили бы здесь. Но как бы там ни было, детская коммуна не способна заменить ребенку настоящую семью.

Автор: Виктор Вайц Редактор: Наталья Позднякова

www.dw.com

Как живут подопечные в детских домах Германии? | Дом и семья

Немного об истории этого детского дома. Он был создан богатыми людьми для сирот и «детей улиц». В попечительский совет входило 5 человек, которые составили завещание. По нему каждый год определенная сумма переходит на счет каждого из 50 подопечных. Несмотря на то, что сейчас детский дом муниципальный, завещание имеет свою силу.

Кроме того, изменилась само направление помощи. Если раньше ребенка надо было накормить, предоставить теплое помещение и чистую одежду, то сейчас в современном немецком обществе требуется индивидуальное воспитание каждого подопечного в соответствии с требованиями времени. Ему нужна поддержка и психологическая помощь.

В 80-е годы XX века было построено новое здание детского дома, не в центре города, а на его окраинах, рядом с лесом. При этом здесь все деревянное, что особенно ценится в Германии в соответствии с одним из немецких методов воспитания, где не должно быть ничего металлического. По словам замдиректора, не все детские дома находятся в таком хорошем состоянии.

Детдом имеет несколько отделов и корпусов. Он напоминает мини-отель или студенческий городок. Так, он делится на 4 «отдела».

Первый, общежитие для воспитанников. Как правило, до 16−18 лет. Ведомство по делам детей, семьи и молодежи города выделяет на группу, состоящую из 10 человек и воспитателя, 210 евро в неделю. Группа распределяет сама финансы на покупку продуктов, а то, что остается, могут тратить на себя.

Второй, жилищный и воспитательный корпус, — для тех, кто живет дома с родителями, но во время ссор или кризисов приходит и временно остается. Может быть и другая ситуация, родители не хотят воспитывать своих детей или им некогда, поэтому они отправляют своих детей добровольно. Сотрудник дома сообщил, что есть дети и обеспеченных видных людей, включая политиков и бизнесменов.

Подтверждение тому служит тот факт, что если ведомство по делам молодежи признает, что семья в соответствии с ее доходами может позволить выделять средства на ребенка из собственного бюджета, оно не выделяет средств детдому на этого воспитанника. Т. е. если ребенок из социально-неблагополучной семьи или сирота (1%), то город может на 100% оплачивать его пребывание в детдоме. В других случаях родители должны платить 130 евро в день.

Воспитательная работа проводится не только с детьми, но и их семьями. Родители могут прийти и рассказать о своих проблемах. Они знают, что здесь получат консультацию и помощь компетентных специалистов.

Третий, «интенсивный отдел» для тех, кто испытал кризис и оказался в трудной жизненной ситуации, подвергся изнасилованию, избиению и прочее, дети-беженцы, и те, кто находится в психологическом кризисе, дети, которые попали в приемную семью, но смогли в ней остаться по разным причинам. Здесь больше всего детей и групп.

Сами воспитанники всего детдома очень осторожно и внимательно относятся к тем, кто проживает в этой группе. К таким ребятами нужен особый подход, так как дети и подростки очень эмоциональные, гиперактивные, агрессивные, пережитое ими осталось до сих пор в памяти. Ведь именно в этой группе находятся те, кто увидел собственными глазами, как убивают их родителей на войне в Африке, а также в других горячих точках.

Как дети из таких стран попадают в Германию? Родственники или друзья семьи, где погибли родители, а порой и сами родители, на последние деньги покупают билет на самолет в один конец — ФРГ, и отправляют ребенка. В Германии не могут найти никаких документов, выяснить обратного адреса и прочее, и тогда такие дети попадают в детдом. Для многих родителей это единственный шанс спасти их ребенка и обеспечить лучшее будущее, чем там, откуда он родом. В связи с этим так много информационного материала в журналах, газетах, на телевидении о бедственном положении детей в странах «третьего мира» и о необходимости оказать им помощь. Эта острая тема активно обсуждается немецкими властями.

Четвертый отдел, для детей и подростков — инвалидов. По оценкам немецких специалистов, принцип работы в Германии с детьми с умственной отсталостью и другими психическими отклонениями существенно отличается от американских методов и форм. Немецкий спектр более широк и разнообразен. В частности, у каждого ребенка специальная мебель, ванна, все необходимые гигиенические средства. Спортивный инвентарь и помещения позволяют непосредственно в детском доме проводить лечебную гимнастику и вести необходимые занятия. Дети-инвалиды со всеми здоровыми детьми наравне посещают школу, классы смешанные. Дети-инвалиды чувствуют себя абсолютно «нормальными», ходят на все мероприятия и их никто не в чем не ущемляет.

Все дети посещают школу. Ежедневно школьный автобус отвозит детей в школу и привозит обратно. Между прочим, водитель этого автобуса — солдат срочной службы.

Всего в этом доме более 220 человек. В каждой группе 12−15 детей, хотя рассчитано, что должно быть не более 8−10. Мальчики и девочки в одной группе. В качестве персонала на одну группу 4 сотрудника и 1 практикант. Работают по сменам: с 6 до 14, с 14 до 20, с 20 до 6 часов, включая праздники и выходные дни. Кроме того, могут прийти все желающие и оказать помощь детям.

Заметим, что в Германии очень распространено добровольно и без вознаграждения проходить практику в социальной сфере. Для немецкого общества — это как долг перед гражданами своей страны. Кроме этого, это также престижно. Как говорят сами местные граждане, к таким добрым людям особое отношение. Интересно и то, что процентное соотношение между мужским и женским полом практикантов одинаковое.

Каждый день воспитанники детского дома вместе с воспитателями расписывают себе распорядок дня по часам. Поэтому в кабинете у воспитателя всегда висит расписание каждого ребенка независимо от возраста по часам на неделю. Он знает точно, где подопечный, с кем, что делает.

Постоянный персонал детдома г. Бонна имеет дипломы социальных педагогов, воспитателей, медицинской сестры, психологов. Они пользуются большим уважением в обществе, так как заботятся о детях и инвалидах. Ведь, как говорят сами сотрудники", «так много дискриминации по отношению к инвалидам», «да и на нашу зарплату семью не прокормишь». Хотя в действительности, по европейским меркам, зарплата очень даже высокая и льгот больше: отпуск большой — 30 дней, 13-я зарплата, выходные на новогодние праздники.

У каждого воспитанника детского дома есть своя комната, которую он обставляет и «разрисовывает» в буквальном смысле по своему усмотрению. Так как каждый воспитанник получает деньги от государства, частью он может распоряжаться сам. Поэтому у многих есть свой телевизор, магнитофон. Если воспитанник хорошо учится, то, получив стипендию, он может купить не только одежду, обои и шторы, но и телевизор. Интересно, что старшие воспитанники могут закупать продукты вместе и готовить еду. На каждом этаже специально построена кухня со столами, стульями, домашней утварью. Кстати, если они не хотят обедать на кухне, могут пройти в «гостиную» или комнату отдыха, где стоит телевизор, уютный диван с креслами. Уборку комнат и кухни осуществляют самостоятельно. В детдоме царит чистота и порядок.

Все, кто старше 14 лет, могут выехать в город и ходить по магазинам, в кино, к друзьям и даже на дискотеки. Единственное правило, они должны быть в своей комнате не позже 22 часов вечера.

Поражает то обстоятельство, что, несмотря на национальные антитабачные, антиалкогольные и антинаркотические программы и муниципальные кампании в Германии, в детском доме официально разрешается пить пиво и вино с 16 лет в своей комнате, а водку и виски — с 18 лет.

Руководство применяет гуманные меры воспитания: разрешено проводить и весело отмечать с друзьями праздники, приглашать знакомых, однако надо ставить в известность. Одним словом, воспитанники чувствуют действительно себя как в нормальных семьях, как дома.

Как долго могут находиться дети и подростки в детском доме? По словам воспитателей, максимум два года. После этого многие подростки переезжают в квартиры. Они их снимают, город продолжает им помогать. Сначала они находятся под наблюдением, а потом по необходимости им предоставляются консультации и пр. Многие возвращаются в семьи, т.к. не только социальные работники города, но и специалисты детского дома работают с такими семьями. Известно, что такие семьи также находятся под наблюдением и родители знают, что дети также могут заявить о своих правах и подать в суд на них. Некоторые остаются на продолжительное время, а позже город им предоставляет другие формы и условия проживания.

Кроме того, адаптация в обществе проходит легко, многие создают семьи (большинство живет гражданским браком), находят работу, путешествуют.

Таким образом, если в России перед выпускниками детских домов остро стоит проблема включения в социум, они испытывают трудности в профессиональном самоопределении, браке, в установлении профессиональных и дружеских отношений, то в Германии организуются новые формы образовательных учреждений и социальная защита предусматривает организацию помощи детям и подросткам после выхода из детского дома.

Более подробно см. Калинкина М. Ю. Как живут подопечные в детских домах Германии? (на примере детдома г. Бонна). // Детский Дом. январь-март 2007. № 1 (22). С. 22.

shkolazhizni.ru

Как в Германии помогают неблагополучным семьям с детьми | Главные события в политике и обществе Германии | DW

Уже почти пять лет в немецком городе Дормагене, расположенном между Дюссельдорфом и Кельном, действует программа поддержки детей из неблагополучных семей. Ее особенность состоит в том, что сотрудники городского ведомства по делам молодежи предлагают опеку и помощь нуждающимся детям уже с малолетнего возраста. Чтобы узнать, в каких условиях будет расти и воспитываться ребенок и нужна ли ему поддержка, они навещают семью уже через несколько недель после рождения малыша.

Каждому пятому ребенку угрожает бедность

Уве Зандфосс

Уполномоченному администрации города Дормагена по проблемам предотвращения детской бедности Уве Зандфоссу (Uwe Sandvoss) хорошо знакомы причины, порождающие этот феномен. К ним, по словам Зандфосса, относятся безработица или низкие доходы родителей, многодетность, болезни или инвалидность детей, а также социальная изоляция родителей.

"По нашим данным, бедность угрожает каждому пятому ребенку в Германии", - подчеркивает Уве Зандфосс. Главное в борьбе с ней - превентивная работа. По словам чиновника, ведомство по делам молодежи Дормагена пытается координировать и объединять усилия всех, кто способен своевременно помочь таким детям: акушеров, детских врачей, воспитателей, школьных учителей и социальных работников.

В предотвращении детской бедности и кроется суть "дормагенской модели", как ее уже прозвали в Германии. К группе риска относятся и дети, которые растут в неполных семьях, с одним родителем, особенно в тех, где воспитывается не один ребенок, а несколько. "С такими семьями важно своевременно вступать в контакт", - убежден Уве Зандфосс.

Чем раньше, тем лучше

Марина Эрвин

Несколько лет назад Марина Эрвин (Marina Erwin), в одиночку воспитывавшая двух сыновей, один из которых страдал эпилепсией, попала в сложную финансовую ситуацию. Она никак не могла расплатиться с долгами и потому начала пить. В итоге ведомство по делам молодежи было вынуждено отобрать у нее детей и отдать их на воспитание приемным родителям. Рене и Дастин попали в разные семьи. "Мне казалось, что мир рухнул, - вспоминает Марина, - я очень страдала, на нервной почве у меня начали выпадать волосы, я перестала есть".

Сотрудники ведомства по делам молодежи оказались для матери-одиночки не помощниками, а врагами. Уве Зандфосс считает: "Если бы мы тогда вовремя наладили контакт с этой семьей, Марина и ее дети не оказались бы в такой сложной ситуации". По его словам, женщина очень любит своих сыновей и была бы готова сотрудничать с ведомством по делам молодежи, предложи оно ей поддержку в нужный момент.

Позже, когда Марина вернулась к нормальной жизни, детей ей вернули, но после рождения третьего ребенка ситуация вновь стала выходить из-под контроля. На этот раз ведомство по делам молодежи отреагировало своевременно: в помощь Марине дали студента-добровольца, который несколько раз в неделю занимался со взрослыми детьми, чтобы она могла уделить больше внимания малышу; педагог-консультант помогал женщине правильно распределять семейный бюджет и искать клинику для сына, больного эпилепсией. Сегодня Марина твердо стоит на ногах, хотя ей по-прежнему приходится экономить. "Зато мои дети со мной, и тем, что мы вместе, я обязана в первую очередь сотрудникам ведомства", - говорит она.

Бедность лишает детей возможностей

Бедность плохо сказывается на социальном поведении детей, мешает им учиться и получать хорошее образование, говорит Уве Зандфосс. Дети из неблагополучных семей чаще, чем их сверстники из обеспеченных кругов, оказываются изолированными от общества. "Городская администрация пытается помочь таким семьям, - говорит Зандфосс. - И чем раньше, тем лучше". Опыт показывает, что и с финансовой точки зрения помощь лучше оказывать на самой ранней стадии, когда еще можно предотвратить большинство проблем.

С 2006 года власти Дормагена серьезно борются с детской бедностью: почти каждый нуждающийся ребенок обеспечен местом в яслях или детском саду, для родителей открыты консультативные центры и проводятся специальные курсы. Кроме того, город финансирует программы профилактики зубных заболеваний и курсы по развитию устной речи.

"Дормагенскую модель" оценили ученые

Дети на улицах Дормагена

Родители и их дети почувствовали заботу городских властей, отмечает уполномоченный администрации Дормагена по проблемам предотвращения детской бедности Уве Зандфосс. В тех районах, где сотрудники ведомства по делам молодежи помогают неблагополучным семьям, ситуация значительно улучшилась.

"В первую очередь это касается успеваемости учащихся, она повысилась, - подчеркивает Уве Зандфосс. - Одновременно снизилось число детей дошкольного возраста, нуждающихся в нашей опеке". Дешевле для городского бюджета, по словам Зандфосса, стала и так называемая амбулаторная помощь, потому что ее оказывают своевременно.

Эту тенденцию подтверждает и исследование "Ранняя помощь: затраты и эффективность", проведенное в мае 2011 года Университетом имени Юстуса Либиха в Гиссене. Его авторы пришли к выводу: определенные виды социальной помощи, такие как реинтеграция правонарушителей в общество или трудоустройство безработных, а также последующее перевоспитание или лечение в отдельных случаях минимум в 60 раз дороже, чем своевременное вмешательство. Поэтому "дормагенской моделью" уже заинтересовались в Штутгарте, Фрейбурге, Бонне, Бранденбурге и даже за пределами Германии - в Швейцарии и Австрии.

Автор: Андреа Грунау / Виктор Вайц Редактор: Юлия Сеткова

www.dw.com

Детский дом в Германии | Подорожники

В Германии нам удалось попасть в детский дом. Точнее, не совсем детский – там живут дети старше 18 лет. До какого возраста они там живут, зависит от многих критериев, в том числе от состояния здоровья и общего социального положения. Такому детскому дому государство выдает определенную сумму в месяц, деньги тратятся на еду, быт, на зарплату воспитателям и так далее. Также дети получают деньги на карманные расходы. Воспитатели в этот дом обычно приходят только днем, не на целый день. Иногда, если что-то случается, могут остаться и на ночь – для этого есть отдельное помещение. Но в целом дети там вполне самостоятельные.

У каждого “ребенка” своя квартира – с одной или парой комнат и кухней. Всего таких квартир там четыре, то есть в доме их четверо. Ребята водят к себе гостей и живут полноценной жизнью. Правда, если им нужно куда-то уехать, им приходится брать разрешение у воспитателей, чтобы те знали, где искать подопечных.

Кстати, до такого “взрослого” детского дома дети живут в подобном доме, но на 8-9 человек. Маленьким детям полагается всего лишь своя комната и один воспитатель на этаже. Воспитатели в таких детских домах работают посменно, в том числе и ночью.

Ну, а я хотела показать вам этот “взрослый” детский дом изнутри. Очень незаурядным он мне показался. Хотя для немцев такой детский дом в порядке вещей.

Это комната девушки. Вообще в доме живет две девушки и два парня.

 

Это комната парня. Удивил порядок, ведь парень не знал, что у него будут гости.

А это общая кухня, где раз в неделю дети и воспитатели собираются вместе и обедают. Обедать вместе не обязательно, но такая у них традиция.

Здесь живет еще одна девушка. Когда мы к ней зашли, у нее сидели гости, с которыми она нас познакомила (правда, на немецком, которого мы не знали, так что мы в основном только улыбались в ответ :))

И терраса, относящаяся к квартире парня, которого не было дома. Без него мы заходить в его квартиру не стали, но на террасу снаружи заглянули – хоть где-то более-менее беспорядок нашли 🙂 На террасе у парня, кстати, живут кролики.

На каждого подопечного в детском доме выплачивается 3,5 тысячи евро в месяц. Сюда входит и зарплата воспитателей, и карманные деньги детей, верней, не карманные, а то, что им выдается на руки для покупки продуктов или предметов домашнего обихода. Они могут сами и мебель себе покупать, и телевизоры-магнитофоны, и одежду. Когда ребенок перестает быть подопечным этого детдома, он все свое добро забирает с собой.

Несмотря на такую, казалось бы, приличную сумму, самим детям достается не так и много. Экономить приходится. Тем не менее, их учат, как экономно распоряжаться деньгами. Случается, и на хороший телевизор накапливают.

А вообще меня этот детский дом поразил. Не только тем, в каких условиях живут дети, но и тем, что после 18 лет они все еще считаются детьми. И о них действительно заботится государство.

 

Забронировать отель или пансион в Корбахе можно по ссылке.

Дешевые перелеты во Франкфурт-на-Майне (2 часа езды до Корбаха)

podorozhniki.eu

Как живут подопечные в детских домах Германии

В Германии число детских домов, интернатов и приютов очень невелико. Я расскажу об опыте работы детского дома города Бонна. Основанный в 1960 году, единственный в этом городе, он в настоящее время финансируется органами местной власти, коммуной. Вместе с тем, поступают финансы субъекта федерации, а также пожертвования частных лиц и организаций в виде денег, билетов (в театр, в кино, в спортклубы, зоопарк), школьных письменных принадлежностей и прочее.

Немного об истории этого детского дома. Он был создан богатыми людьми для сирот и «детей улиц». В попечительский совет входило 5 человек, которые составили завещание. По нему каждый год определенная сумма переходит на счет каждого из 50 подопечных. Несмотря на то, что сейчас детский дом муниципальный, завещание имеет свою силу.

Кроме того, изменилась само направление помощи. Если раньше ребенка надо было накормить, предоставить теплое помещение и чистую одежду, то сейчас в современном немецком обществе требуется индивидуальное воспитание каждого подопечного в соответствии с требованиями времени. Ему нужна поддержка и психологическая помощь.

В 80-е годы XX века было построено новое здание детского дома, не в центре города, а на его окраинах, рядом с лесом. При этом здесь все деревянное, что особенно ценится в Германии в соответствии с одним из немецких методов воспитания, где не должно быть ничего металлического. По словам замдиректора, не все детские дома находятся в таком хорошем состоянии.

Детдом имеет несколько отделов и корпусов. Он напоминает мини-отель или студенческий городок. Так, он делится на 4 «отдела».

Первый, общежитие для воспитанников. Как правило, до 16-18 лет. Ведомство по делам детей, семьи и молодежи города выделяет на группу, состоящую из 10 человек и воспитателя, 210 евро в неделю. Группа распределяет сама финансы на покупку продуктов, а то, что остается, могут тратить на себя.

Второй, жилищный и воспитательный корпус, – для тех, кто живет дома с родителями, но во время ссор или кризисов приходит и временно остается. Может быть и другая ситуация, родители не хотят воспитывать своих детей или им некогда, поэтому они отправляют своих детей добровольно. Сотрудник дома сообщил, что есть дети и обеспеченных видных людей, включая политиков и бизнесменов.

Подтверждение тому служит тот факт, что если ведомство по делам молодежи признает, что семья в соответствии с ее доходами может позволить выделять средства на ребенка из собственного бюджета, оно не выделяет средств детдому на этого воспитанника. Т.е. если ребенок из социально-неблагополучной семьи или сирота (1 %), то город может на 100 % оплачивать его пребывание в детдоме. В других случаях родители должны платить 130 евро в день.

Воспитательная работа проводится не только с детьми, но и их семьями. Родители могут прийти и рассказать о своих проблемах. Они знают, что здесь получат консультацию и помощь компетентных специалистов.

Третий, «интенсивный отдел» для тех, кто испытал кризис и оказался в трудной жизненной ситуации, подвергся изнасилованию, избиению и прочее, дети-беженцы, и те, кто находится в психологическом кризисе, дети, которые попали в приемную семью, но смогли в ней остаться по разным причинам. Здесь больше всего детей и групп.

Сами воспитанники всего детдома очень осторожно и внимательно относятся к тем, кто проживает в этой группе. К таким ребятами нужен особый подход, так как дети и подростки очень эмоциональные, гиперактивные, агрессивные, пережитое ими осталось до сих пор в памяти. Ведь именно в этой группе находятся те, кто увидел собственными глазами, как убивают их родителей на войне в Африке, а также в других горячих точках.

Как дети из таких стран попадают в Германию? Родственники или друзья семьи, где погибли родители, а порой и сами родители, на последние деньги покупают билет на самолет в один конец – ФРГ, и отправляют ребенка. В Германии не могут найти никаких документов, выяснить обратного адреса и прочее, и тогда такие дети попадают в детдом. Для многих родителей это единственный шанс спасти их ребенка и обеспечить лучшее будущее, чем там, откуда он родом. В связи с этим так много информационного материала в журналах, газетах, на телевидении о бедственном положении детей в странах «третьего мира» и о необходимости оказать им помощь. Эта острая тема активно обсуждается немецкими властями.

Четвертый отдел, для детей и подростков – инвалидов. По оценкам немецких специалистов, принцип работы в Германии с детьми с умственной отсталостью и другими психическими отклонениями существенно отличается от американских методов и форм. Немецкий спектр более широк и разнообразен. В частности, у каждого ребенка специальная мебель, ванна, все необходимые гигиенические средства. Спортивный инвентарь и помещения позволяют непосредственно в детском доме проводить лечебную гимнастику и вести необходимые занятия. Дети-инвалиды со всеми здоровыми детьми наравне посещают школу, классы смешанные. Дети-инвалиды чувствуют себя абсолютно «нормальными», ходят на все мероприятия и их никто не в чем не ущемляет.

Все дети посещают школу. Ежедневно школьный автобус отвозит детей в школу и привозит обратно. Между прочим, водитель этого автобуса – солдат срочной службы.

Всего в этом доме более 220 человек. В каждой группе 12-15 детей, хотя рассчитано, что должно быть не более 8-10. Мальчики и девочки в одной группе. В качестве персонала на одну группу 4 сотрудника и 1 практикант. Работают по сменам: с 6 до 14, с 14 до 20, с 20 до 6 часов, включая праздники и выходные дни. Кроме того, могут прийти все желающие и оказать помощь детям.

Заметим, что в Германии очень распространено добровольно и без вознаграждения проходить практику в социальной сфере. Для немецкого общества – это как долг перед гражданами своей страны. Кроме этого, это также престижно. Как говорят сами местные граждане, к таким добрым людям особое отношение. Интересно и то, что процентное соотношение между мужским и женским полом практикантов одинаковое.

Каждый день воспитанники детского дома вместе с воспитателями расписывают себе распорядок дня по часам. Поэтому в кабинете у воспитателя всегда висит расписание каждого ребенка независимо от возраста по часам на неделю. Он знает точно, где подопечный, с кем, что делает.

Постоянный персонал детдома г. Бонна имеет дипломы социальных педагогов, воспитателей, медицинской сестры, психологов. Они пользуются большим уважением в обществе, так как заботятся о детях и инвалидах. Ведь, как говорят сами сотрудники», «так много дискриминации по отношению к инвалидам», «да и на нашу зарплату семью не прокормишь». Хотя в действительности, по европейским меркам, зарплата очень даже высокая и льгот больше: отпуск большой – 30 дней, 13-я зарплата, выходные на новогодние праздники.

У каждого воспитанника детского дома есть своя комната, которую он обставляет и «разрисовывает» в буквальном смысле по своему усмотрению. Так как каждый воспитанник получает деньги от государства, частью он может распоряжаться сам. Поэтому у многих есть свой телевизор, магнитофон. Если воспитанник хорошо учится, то, получив стипендию, он может купить не только одежду, обои и шторы, но и телевизор. Интересно, что старшие воспитанники могут закупать продукты вместе и готовить еду. На каждом этаже специально построена кухня со столами, стульями, домашней утварью. Кстати, если они не хотят обедать на кухне, могут пройти в «гостиную» или комнату отдыха, где стоит телевизор, уютный диван с креслами. Уборку комнат и кухни осуществляют самостоятельно. В детдоме царит чистота и порядок.

Все, кто старше 14 лет, могут выехать в город и ходить по магазинам, в кино, к друзьям и даже на дискотеки. Единственное правило, они должны быть в своей комнате не позже 22 часов вечера.

Поражает то обстоятельство, что, несмотря на национальные антитабачные, антиалкогольные и антинаркотические программы и муниципальные кампании в Германии, в детском доме официально разрешается пить пиво и вино с 16 лет в своей комнате, а водку и виски – с 18 лет.

Руководство применяет гуманные меры воспитания: разрешено проводить и весело отмечать с друзьями праздники, приглашать знакомых, однако надо ставить в известность. Одним словом, воспитанники чувствуют действительно себя как в нормальных семьях, как дома.

Как долго могут находиться дети и подростки в детском доме? По словам воспитателей, максимум два года. После этого многие подростки переезжают в квартиры. Они их снимают, город продолжает им помогать. Сначала они находятся под наблюдением, а потом по необходимости им предоставляются консультации и пр. Многие возвращаются в семьи, т.к. не только социальные работники города, но и специалисты детского дома работают с такими семьями. Известно, что такие семьи также находятся под наблюдением и родители знают, что дети также могут заявить о своих правах и подать в суд на них. Некоторые остаются на продолжительное время, а позже город им предоставляет другие формы и условия проживания.

Кроме того, адаптация в обществе проходит легко, многие создают семьи (большинство живет гражданским браком), находят работу, путешествуют.

Таким образом, если в России перед выпускниками детских домов остро стоит проблема включения в социум, они испытывают трудности в профессиональном самоопределении, браке, в установлении профессиональных и дружеских отношений, то в Германии организуются новые формы образовательных учреждений и социальная защита предусматривает организацию помощи детям и подросткам после выхода из детского дома.

Более подробно см. Калинкина М.Ю. Как живут подопечные в детских домах Германии? (на примере детдома г. Бонна). // Детский Дом. январь-март 2007. № 1 (22). С. 22.

Автор - Марина Калинкина Источник

Новые статьи:

Старые статьи:

www.socionic.ru

Сироты в России и Германии ~ A. S. Schmidt's Blog

После разрушения ряда либеральных мифов о кровавом путинском режиме и просвещенном Западе, в частности о демографии, разводах и миграции, как мне кажется, пришло время взяться за один из самых любимых аргументов, доказывающих вероломность путинского режима, – за бедных детей-сирот.

О том, что в России детей-сирот больше чем после Второй мировой, а на просвещенном Западе их нет, знает каждый либерал-западник. Если не верите мне, зайдите на форум Эха Москвы и спросите, там врать не станут. Русские, как известно, друг друга не обманывают.

Так как я на Эхе забанен, и спросить у просвещенных либералов возможности у меня нет, то мне все приходится проверять самому. И вот к каким выводам я пришел в результате очередной проверки.

Для начала несколько цифр, которые важны для понимания размерностей. Все данные взяты с Росстата и Федерального Ведомства Германии.

  • Население России - 143,5 миллиона человек;
  • Население Германии - 80,5 миллиона человек;
  • Количество детей в возрасте до 18 лет в России – 28 миллионов человек;
  • Количество детей в возрасте до 18 лет в Германии – 13 миллионов человек;
  • Доля детей до 18 лет в популяции в России – 19,5%, в Германии – 16%;
И так, миф первый: в России «сирот» больше чем в «развитых» странах.

По данным Росстата в 2012 году в России было выявлено 74724 ребенка, оставшегося без попечения родителей.

В Германии статистика по такой категории не ведется, но ведется учет случаев представляющих опасность для благосостояния ребенка. Так вот в 2012 году ведомством по защите детей было зарегистрировано 106623 таких случая, существенная часть из них составляют случаи оставления детей без присмотра, домашнего насилия, в том числе и сексуального. В 38283 случаях результаты проверки подтвердили, что ситуация для ребенка представляет опасность и были приняты соответствующие меры. То есть эти 38283 ребенка можно уверенно считать детьми, оставшимися без попечения родителей.

И так вывод первый: в Германии без попечения родителей в год остается примерно вдвое меньше детей, чем в России, что легко и просто объясняется тем, что в России в два с лишним раза больше детей. По моим расчетам получается, что вероятность остаться без попечения родителей у детей в Германии даже несколько выше, чем в России.

Миф второй: в Германии нет детских домов.

Из официальной статистики мы знаем, что в России в детские дома и прочие подобные организации было направлено в 2012 году 21317 детей и еще 1374 были направлены в школы-интернаты. Несложной арифметической операцией получается, что в 2012 году 22961 ребенок попал в детский дом или похожее государственное заведение.

Теперь посмотрим на немецкую статистику, которая говорит нам, что в 2011 году в детские дома разного типа попали 32304 ребенка. Причем только 447 из них лишились обоих родителей, т.е. являются сиротами.

По состоянию на 2011 год в детских домах в Германии проживало 65367 детей, три четверти из них являются этническими немцами. В России в детских домах и интернатах находится 101769 детей.

И снова неутешительный вывод: несмотря на все либеральные слухи, статистически доля детей-сирот, находящихся в детских домах, в Германии выше, чем в России.

Миф третий: всех детей-сирот в Германии сразу же усыновляютВ России в 2012 году были переданы на усыновление 6565 детей, что составляет 8% от количества выявленных детей-сирот.

В Германии в 2012 году было передано на усыновление 3886 детей среди них 45 иностранных детей. Легко заметить, что от количества выявленных детей сирот усыновлены были всего около 10%. Более половины усыновлений произведены отчимами или мачехами, то есть в рамках существующего брака, где один из супругов не являлся родителем.

Очень интересная тенденция в Германии – снижение количества усыновлений. За 20 последних лет немцы стали в три раза реже усыновлять детей.

Существенная доля детей, не нашедших себе родителей, попадают под так называемое попечительство – это когда родственники или посторонние люди перенимают заботу о ребенке, за что государство часто доплачивает. В Германии это примерно 15 тысяч детей в год, в России около 55 тысяч.

Как видно из приведенных цифр, говорить о том, что в Германии усыновляют всех детей-сирот не приходится, по этому показателю благополучная Германия, где средний доход на душу населения в два раза выше российского, совсем немного опережает бедную Россию.

Может пришла пора Астахова в Германию отправить?

www.alexej-schmidt.de

Сахарно-синий мир российских сирот | Главные события в политике и обществе Германии | DW

Идея посвятить свою дипломную работу жизни сирот в детских домах России у немецкой студентки Светланы Мучкиной появилась неслучайно. 24-летняя девушка - родом из Москвы. Еще в дошкольном возрасте она вместе с родителями переехала в Германию на постоянное место жительства. Будучи студенткой Высшей школы Дортмунда (Fachhochschule Dortmund), Светлана решила сделать свой дипломный проект в виде книги с фотографиями, которые рассказывают о жизни российских сирот в детских домах.

"Первые пять лет своей жизни я прожила в России, - рассказывает Светлана в интервью DW. - Я помню эти комнаты и коридоры в детском саду, где стены покрашены масляной краской. Мне всегда было интересно, как ребенок может постоянно жить в такой неуютной обстановке?"

Похожие судьбы российских сирот

Чтобы понять это, в 2011 году Светлана отправилась в Россию, где побывала в четырех приютах для сирот, расположенных в разных уголках страны. Один из них находится в Московской области, другой - на границе с Финляндией. Однако точное месторасположение детских домов фотограф не называет, считая, что география не играет роли в "похожих судьбах российских сирот".

В каждом приюте девушка прожила две недели, чтобы у воспитанников была возможность привыкнуть к ней. За это время Светлане удалось подружиться со многими детьми, завоевать их доверие. "С первого же дня я начала их фотографировать. Мне интересно было наблюдать за детьми, ведь они постоянно живут в коллективе. У них практически нет личного пространства", - признается она.

Во всех детдомах студентка заметила одну особенность. По ее словам, только на первый взгляд, эти дети ничем не отличаются от своих сверстников, смеются и играют друг с другом. "Но как только они остаются одни, то переносятся в иной мир", - делится своими наблюдениями Светлана. Именно поэтому свою дипломную работу она назвала Zuckerblau (сахарно-синий), придумав новое слово, как это часто делают дети. Zuckerblau является символом того, что при желании можно оказаться и раствориться в своем сказочном мире.

"Дух социализма" в детских домах

Профессора Высшей школы Дортмунда Синди Гейтс не удивил тот факт, что тему своего дипломного проекта Светлана нашла в России. "Многие студенты иностранного происхождения так поступают. Ведь чем ближе тема, тем лучше результаты работы", - подчеркивает преподаватель. И хотя она прежде никогда не была в детских домах в России, благодаря фотографиям своей студентки Синди Гейтс смогла окунуться в эту атмосферу: "Эти снимки позволяют мне ближе узнать этих детей. То, что Светлана решила провести несколько дней с детьми, пошло фотографиям лишь на пользу".

Особый акцент Светлана сделала на обстановке детских домов, дав зрителю "почувствовать эту атмосферу". По ее мнению, коридоры и жилые комнаты в детских домах остаются такими же, как во времена СССР.

"Все комнаты здесь обустроены в духе социализма, - рассказывает Светлана. - Но ведь у себя дома никто и не подумает обставить так детскую комнату или покрасить стены в такой зеленый цвет". А вот Синди Гейтс считает такую обстановку более домашней, сравнивая ее с детскими домами в Германии и США. "Мне кажется, в этом есть какой-то шарм. Я бы назвала это фольклорной красотой", - говорит Гейтс в интервью DW.

Детские дома в Германии

С мнением профессора Светлана не согласна. Для сравнения она посетила и несколько детских домов в Германии. Атмосфера в них больше напоминает семейную, считает девушка, у детей есть возможность быть более самостоятельными. Например, начиная с раннего детства, они могут сами планировать свой день.

По ее словам, в Германии у детей больше свободы, чем в России, где у них "все расписано по минутам". "В таких случаях детям тяжело развиваться и становиться самостоятельными", - считает девушка. Светлана Мучкина не исключает, что идею для своего следующего проекта также найдет в России. А пока ее работы можно увидеть на выставке, проводимой в городе Штутгарте, в рамках ежегодного конкурса Gute Aussichten ("Хорошие перспективы"), в котором участвуют молодые фотографы.

www.dw.com


Смотрите также