Идеи для инвестиций: дома престарелых в Германии с гарантированной доходностью. Дома престарелых в германии


Как устроен Дом престарелых в Германии

Комнаты в нашем Доме Престарелых 19 и 21 кв. метр. На одного жителя отдельная. В каждой комнате ещё комнатка душевой и туалета (4 кв. м). Такая щедрость планировки необходима, потому что расчитана на колясочников, да и моют проживающих в специальном кресле. И чтобы в комнате могла свободно развернуться кровать, потому что некоторых вывозят в общий зал на кровати, чтобы человек не оставался всегда один в четырёх стенах. Обычно речь о людях уже в совсем "овощном" состоянии, которых по какием-то причинам невозможно или нельзя посадить в кресло, но человек остаётся человеком, и отношение к нему до его последнего вздоха должно быть как к полноценному члену общества, и ему это самое общество необходимо. Ясен-красен, таких один-два на дом, (других пересаживают в кресло) и их выкатывают из комнаты не каждый день. Но вывозят, чтобы побыл среди людей.

Переезжающие в Дом могут взять свою мебель, в пределах разумного, в комнату же из квартиры всё не впихнёшь. Один проживающий рассказывал мне, что из-за переезда ему пришлось за копейки продать комод 16 века, потому что он был массивным и в комнате бы уже мешал. "А там один замок чего стоил! И комод был весь расписан!"

От Дома полагается большой шкаф для одежды и вещей, кровать, ночной столик, зеркало, вешалка, стол и стул. При просьбе подключают к телефону. Говорят, что можно обговорить проживание с человеком и его домашнего питомца, но ни одной кошки или собаки я не видела, кроме тех, что приводят на "собако-терапию".

Но обычно берут любимое удобное кресло или диванчик, и по мелочам вещи, подушечки там, книги, кружевные салфетки, любимый плед, картины и фотографии. Кто как. Тот же проживающий с "комодом" перевёз и поставил вместо полагающейся мебели свою дубовую стенку (забитую вещами, лучшей посудой и стеклом), красивейший секретер, кресло и журнальный столик. Только кровать осталась хаймовская, потому что она функциональная, широкая и по-любому много удобнее обычной.

Вот пару фоток, чтобы имели примерное представление. Хотя есть комнаты ну воооообще как музей. Но те я даже не решилась спросить разрешения сфотографировать.Перед фотографированием спрашивала у хозяев разрешения, но всё равно буду рада, если фотографии не растащат по инету отдельно от поста, и не извратят в конечном счёте. Я вообще столько месяцев решала, показывать или нет, потому что вы же знаете, как можно извратить любую фразу и фотку, если вырвать её из контекста и приписать свой комментарий "свидетеля и автора этой фотографии". Но надеюсь на порядочность людей, хоть и старалась выбирать ракурс как можно "безликее".

Ну, с Богом! (Боженька, прикрой, если что)

Это прикроватная тумбочка. Сбоку поднимается и ставится ещё крыло столешницы, очень удобно, когда кормишь лежачих.

Видите в углу на кушетке стоят две маленьких белых упаковки с нарисованными синими бантиками?Это шампанское, точнее игристое вино (шампанским, вы же знаете, имеет право называться только продукция из провинции Шампань). Бутылочки маленькие, по 200 мл всего.Каждую среду после полдника с кофе и пирогами, в Доме проводят Бинго. Первый приз - Шампанское, остальным по конфете Марс, Сникерм, Баунти, Твикс, корзинку после игры проносят перед участниками и каждый берёт что хочет.Играют тоже не все, только четверь проживающих примерно. Не всем такие игры интересны. Те, кто раньше всегда с удовольствием играл, но постепенно глаза или слух сдали, того всё равно отвозят в зал, где играют, но к нему приставляется провожатый из персонала или волонтёров, который отмечает цифры за "игрока". Тут речь как раз о таком случае. Эта бабулька практически всё время спит, но если спросить: "Хотите поиграть в Бинго?" - ответит -" Да". Она вообще из тех, кто за любую движуху, лишь бы среди людей быть. Её конечно же отвозят, где она счастливая засыпает, а за неё играет сопровождающий. Потом её помощник радостно орёт "Бинго!" если первым всё заполнил (поверьте, орут от радости все, и старики и помощники), от крика бабулька просыпается, ей торжественно вручают приз и довольную увозят наверх, а все разъезжаются по своим комнатам готовиться к ужину.

Во всех комнатах участников игры стоят такие бутылочки, потому что каждый хоть раз, но выигрывал. А пить... да им оно уже не так и интересно. Удовольствие не в питие, а в самом факте выигрыша. Могут пригубить, а так - ну стоит, и стоит.У нас есть один очень удачливый проживающий. Он перед началом игры врубает свой слуховой аппарат на полную, и у него реакция хорошая. Пока другие только ищут цифру (попутно уже проглядев парочку) он, отметив все, орёт "Бинго!" В каждой четвёртой игре выигрывает. Представляю, какой у него винный погреб. Персоналу наверно потом отдаёт. Но не знаю точно, он в другом отделе живёт, не в моём. Может и выпивает бокальчик по вечерам. Это не запрещено. Вообще тут не запрещают наслаждаться жизнью, хотя если речь о чрезмерном употреблении, то стараются как-то мягко придержать, потому что старички же хрупкие по части костей, могут упасть. Злоупотребление не поощряется, но запретить совсем не могут. Каждый человек имеет право жить, как он считает нужным для себя. И если это не касается других, то это его дело.К слову - я на игре присутствовала только два раза, когда попросили помочь из-за отсутствия в этот день волонтёров (тогда и помогала этой дремлющей даме). А так - еженедельные развлечения устраиваемые Домом меня не касаются, этим занимаются другие люди, а моя работа в это время быть на своём этаже и развлекать тех, кто не пошёл играть в Бинго.

Это вешалка (я стараюсь показать в первую очередь вещи от Дома). А все остальные вещи висят в шкафу. В этой комнате жила человек-Легенда, Царствие ей Небесное. Жаль, что я пришла работать уже когда она была в последней стадии деменции.

А эту комнату покажу подробнее, потому что живущая в ней не только дала своё твёрдое разрешение на показ фотографий (я ей обьяснила) но и очень гордится своей комнатой и подоконником, а ещё видом из окна (на деревья). И она прямо сказала, чтобы я и это сфотала, и это, и подальше отошла," чтобы охватить всё". Сказала, что её предыдущая квартира выходила окнами на мусорки перед домом, поэтому она теперь насмотреться не свой "парк" не может. На фото он не виден, речь не о деревьях, а о подоконнике. Тончайший кружевной фарфор.

На входе в комнату висит зеркало (под ним комод под обувь и прочее) и стоит шкаф (мебель от дома). Это уже фото из другой комнаты. Сфотала из-за переговорного устройства на стене. Когда кто-то из проживающих нажимает кнопку вызова, то во всех комнатах высвечивается номер этой комнаты. Удобно, если ты в этот момент кормишь или моешь кого-то, знать, откуда зовут.

Телевизор привозят с собой, ну, кто хочет. Есть и те, кто от него отказываются. Одна бабулечка запоем читает книги, благо книжные шкафы по всему дому в каждом углу стоят, да и ей несут теперь новые, зная её страсть. За 5 лет прочитала кучу книг. Вот она категорически не хочет в свою комнату телевизор.А кровать я не сфотографировала. Забыла. Потом как-нибудь.

УПД 2: сегодня подошла и спросила ещё раз, сколько же книг прочитала она, может я неправильно поняла, потому что мне что-то слишком много кажется. И она сказала: чуть больше трёхсот, а то что мне послышалось 1200, так это она оказывается не только книги считала, но и страницы тоже приплюсовывала, и всё в целом уже больше 120 000 страниц всё вместе. Теперь уж точно)

lydia_aus_kas как Вы думаете, я уже сильно преступила черту, даже если разрешение на фотографирование и показ спрашивала? Блин, боюсь страшно. Но девочкам из "Старости в Радость" так хочу показать. Да и вообще, людям из других стран показать, как оно бывает, когда речь идёт о Доме Престарелых.

isurok.livejournal.com

Резиденция роз: жизнь дома престарелых в Германии глазами 15-летнего практиканта

Этот текст необычный – перед нами отчет о двухмесячной социальной практике в доме престарелых, который написал школьник. Он узнал жизнь дома изнутри, и сделал значимые для себя выводы

Каждый день работники придумывают развлечения и занятия для пожилых, чтобы внести разнообразие в их распорядок дня. Фото с сайта rosendomizil.com

Некоторые выводы можем сделать для себя и мы: безусловно, такая практика сближения «противоположных» по возрасту поколений не такая формальность, как можно предположить, и способна принести реальную пользу.

Итак — в Германии, в конце 9-го класса школьники обязаны пройти двухмесячную «социальную практику». Как правило, ее проходят в больницах, детских садах и домах престарелых. Один раз в неделю по два часа Дмитрий Бренер и двое его друзей ходили в дом престарелых недалеко от школы. Дома о практике он рассказывал немного, говорил, что трудно найти контакт со старичками. В конце практики он предоставил отчет учителю религии (в рамках этой дисциплины и предусмотрена эта стажировка).

Дмитрий Бренер,15-летний практикант

Отчет о практике

Дмитрий Бренер, 15 лет

Курс: Религия

Класс 9С

Дом престарелых «Резиденция Роз»

Гамбург, 2.02.2016-10.05.2016

Описание

Обстановка в маленьких домах престарелых почти семейная. Фото с сайта rosendomizil.com

 «Резиденция Роз» – небольшой дом для пожилых в западном районе Гамбурга. Там большая столовая, хорошая еда, профессиональный и общительный персонал. Каждый день работники придумывают развлечения и занятия для пожилых, чтобы внести разнообразие в их распорядок дня. В доме хорошо оснащенные двух- и одноместные палаты, в каждой есть телевизор и выход на балкон или террасу. Всего в доме три этажа. На первом — столовая и гостиная для игр, на втором номера, на третьем — отделение для пожилых с деменцией. Они получают специализированную помощь и уход.

Распорядок дня

У школьников-стажеров главная задача — общаться. Фото с сайта rosendomizil.com

По вторникам уроки заканчиваются в 13.15. К 14.00 я должен быть в доме престарелых.  Дорога занимает около 20 минут. Мы с друзьями отмечаемся в приемной, идем в библиотеку, где оставляем свои вещи и берем бейджики с именами. Потом идем вниз в столовую и ждем указаний.

Как правило, распорядок такой: двое остаются в столовой и разносят старичкам кофе и десерт, а один отправляется в салон для игр или отделение деменции. У тех двоих, кто остается в столовой, особое задание – они должны подсаживаться к одиноким старичкам и пытаться с ними разговаривать о чем-либо.

Самым сложным оказалось именно это – пытаться найти с незнакомым пожилым человеком тему для разговора, проявить инициативу. Если общения совсем не получалось, на помощь приходили настольные игры. С пожилыми с деменцией общаться еще сложнее, и, если человек не шел на контакт, – одноклассники читали вслух книгу или даже пели песни.

В 15.30 все трое практикантов встречаются на первом этаже, где в это время начинаются игры и прочие развлечения для старичков: раскраски, пение, «танцы сидя», игры в «ассоциации», в «шляпу», в «есть контакт». Мы играем вместе с пожилыми. Многие из них участвуют в развлечениях с большим энтузиазмом, некоторые с меньшей активностью, есть и такие, у кого совсем нет мотивации общаться и играть.

После занятий мы провожаем пожилых в их палаты на отдых. Укладывать в кровать по их желанию нам не разрешается, этим занимается профессиональный персонал. После работы мы расписываемся в специальном табеле, и идем по домам.

Личные ощущения

В «Резиденции роз» дамы готовят шарлотку. Фото с сайта rosendomizil.com

Честно говоря, я не имел ни малейшего представления о том, что такое социальная практика в доме престарелых. Я думал, что социальная работа будет заключаться в более отстраненных и конкретных вещах – вывести на прогулку, почитать книгу, поднести еду или кофе и так далее. Короче, помочь облегчить пожилому человеку его повседневную жизнь. Такое видение обусловлено тем, что у меня было мало опыта общения с пожилыми людьми, и я никогда не бывал раньше в доме престарелых. Короче говоря, мои ожидания оказались совсем не тем, с чем я столкнулся в реальности.

В самый первый день, когда мне сказали подсесть к одиноким пожилым людям и попытаться с ними о чем-то говорить и наладить контакт, я растерялся.

Теперь я понял все значение слово «социальный». Я должен был стать социальным как никогда.

Начать говорить с незнакомыми, не всегда дружески расположенными ко мне пожилыми людьми. Я не такой человек, который сходу находит общие темы для разговора с незнакомцами. К своему ужасу, я вдруг понял, что эта практика превратится для меня в часы стыдливого молчания и станет еженедельным мучением.

В тот день меня буквально спасли мои друзья, которые подсели ко мне через некоторое время, и тогда вместе мы смогли «расшевелить» нескольких старичков и кое-как начать беседу. Через неделю я как можно дольше старался разносить кофе, чтобы отодвинуть неловкий момент общения и установления контакта с одинокими бабушками и дедушками. Тем более что за неделю они успевали уже забыть меня, мое имя, и кто я вообще такой и что тут делаю.

Но на третье и четвертое дежурство я вдруг с удивлением заметил, что ситуация начала меняться в лучшую сторону. Я стал смелее, уже не тушевался при общении, стал получать отдачу от разговоров, понял, что людям есть о чем рассказать, а мне есть что послушать. Я осознал, насколько важен труд персонала, даже стал примерять на себя роль медбрата, хотя понимал, что мои два часа в неделю не дают полного представления об этой профессии, что их работа включает в себя самые тяжелые обязанности по уходу за лежачими, и так далее. Короче говоря, мое мнение о практике кардинально изменилось.

И кто сказал, что пробовать нельзя? Фото с сайта rosendomizil.com

Так же я заметил, что в доме много людей, которых и престарелыми то назвать сложно. Они полны жизни, энтузиазма, и им явно не место пока в этом заведении. Вот с ними было проще всего общаться: легко и на самые разные темы. Зачастую они сами были инициаторами беседы. Из разговоров со старичками я узнал, что из-за Второй мировой войны многие из них не доучились в школе или вовсе не получили образование, и несмотря на это, были исключительно мудрыми людьми, что меня очень впечатлило.

«Резиденция» действительно, согласно своему названию, окружена цветущим садом. Фото с сайта rosendomizil.com

И все же контакт с «демотивированными», находящимися «в себе» или в депрессии пожилыми давался мне по-прежнему с трудом. Мне казалось, что им просто нужно, чтобы их не трогали и оставили в покое. Некоторые отвергали мои попытки заговорить, обзывали «идиотом». Честно говоря, я терялся настолько, что не знал как себя вести: хотелось все бросить и немедленно уйти. Медсестры говорили, что такое часто бывает, но не объясняли, как мне на это реагировать и что делать. В такие моменты я очень переживал, что нас троих развели по разным заданиям и мне приходится справляться со всем этим в одиночку.

Вечером стажеры и персонал дома садится играть в настольные игры. Фото с сайта rosendomizil.com

Я многое понял во время практики. Я понял, как важно пожилым людям общение, – они говорят медленно, не всегда ловят нить беседы, многие страдают болезнью Альцгеймера. Я научился не раздражаться и по нескольку раз повторять одно и то же. Я научился быть терпимее и внимательнее к людям, понял, насколько тяжел труд персонала по уходу за престарелыми и лежачими. Я многое понял про себя, что я часто бываю нетерпелив и невнимателен к своим близким. Я получил бесценный опыт. Надеюсь он поможет мне, когда мои родители состарятся, и я буду ухаживать за ними. Так же я понял, что не хочу, чтобы мои родители провели старость в таком доме, сделаю все возможное, чтобы они там не оказались.  Несмотря на прекрасные условия и старания персонала, люди все же  чувствуют там себя одинокими и покинутыми.

Дома престарелых в Германии бывают разных градаций. Дом, о котором мы рассказываем, принадлежит к среднему сегменту — он далеко не самый дорогой. В «Резиденции Роз» месяц пребывания, включая медицинский уход, — стоит 2.695 евро на человека. 1061 евро из них оплачивает страховка. Остальные 1631 евро оплачиваются из пенсии или родственниками. Из этой суммы старики получают небольшие деньги на личные расходы.

www.miloserdie.ru

Идеи для инвестиций: дома престарелых в Германии с гарантированной доходностью

Предпосылки

Население Германии стареет. Сегодня каждому четвертому жителю страны больше 60 лет. Аналитики прогнозируют, что в ближайшие 20 лет потребность в домах, где могут оказать профессиональную помощь пожилым людям, вырастет на 45-50%.

Что представляет собой типичный дом престарелых в Германии?

Это капитальное здание, в котором создана безбарьерная среда, есть комната отдыха, столовая, кафетерий, парикмахерская, часто отделение банка. У дома своя зеленая зона, дорожки для прогулок, беседки для отдыха. Рядом вся инфраструктура – остановка общественного транспорта, супермаркет и т.п.

В Германии распространены дома престарелых с разными типами обслуживания: апартаменты с кнопками спецвызова и питанием, комнаты для лежачих больных, проживание без ухода, но с возможностью его получить в любой момент. Как правило, все направления представлены в одном доме и его обслуживает одна управляющая компания.

«Определение престарелых на спецпроживание – современная и актуальная тенденция в Европе, – рассказывает Надя Принц, руководитель компании Prinz-Dom Immobilien. – Здесь никто никогда насильно не разрушал веру, здесь люди всегда живут с мыслью, что придет твое время, твой час. И умереть нужно достойно, в комфорте и с должным уходом. Это философская база отношения к домам престарелых».

Кроме того, среднее поколение в Германии очень завязано на работу. Более 50% работающих людей не покупают, а арендуют недвижимость. И в этом случае потеря должности, например, из-за необходимости ухода за больным отцом, нежелательна.

Это вопрос можно решить по-разному. В Германии все работающие люди отчисляют определенный процент от доходов на возможный уход в старости. Если хотите, вы можете ухаживать за стариками сами, а больничные кассы и соцслужбы будут оплачивать ваши расходы. Но многие предпочитают услуги профессионального медперсонала, которых как раз и нанимают в домах престарелых.

«Дети могут посещать там родителей, гулять, общаться, но, если они заняты, то стариков накормят и обмоют специалисты. В Германии даже есть «детские сады» для престарелых. Вы живете с мамой, а когда уходите на работу, отвозите ее (или за ней приезжает машина) в специальный зал, где пожилые общаются между собой, играет живая музыка, есть газеты, журналы, рукоделие, дежурит врач. А вечером старики возвращаются домой, - говорит Надя Принц.

Дома престарелых в Германии не имеют ничего общего с богадельнями. Там чисто, аккуратно, никаких запахов, у каждого пациента отдельная комната. Все старушки – с педикюром, со стрижками.

Впрочем, инвестора, который вкладывается в этот тип недвижимости, не должно волновать, что там происходит. За организацию быта постояльцев отвечает управляющий. Для инвестора – это просто прибыльный бизнес, который в разы интереснее, чем покупка квартиры для сдачи в аренду».

 

Суть схемы

Инвестор покупает апартаменты в доме престарелых. Составной частью договора купли-продажи является 20-летний договор аренды с управляющей компанией. В договоре прописана фиксированная арендная ставка.

Это пассивная инвестиция. Инвестор не занимается поиском жильцов, организацией быта и услуг, маркетингом и другими задачами – это заботы управляющего. После покупки апартамента собственник только отслеживает поступление ежемесячной платы.  

Размер арендной платы прописывается в договоре и не зависит от успешности конкретного дома престарелых. Иначе говоря, это инвестиция с гарантированным доходом.

Можно покупать апартаменты в готовых или строящихся домах. Эксперты рекомендуют новые квартиры с только что заключенными договорами аренды.

«В Германии не так много фирм, которые допущены к строительству домов престарелых и знают все ГОСТы. Здесь своя специфика, – отмечает Надя Принц. – Но выбор у инвестора есть. Сейчас большая часть апартаментов раскупается на стадии строительства. Имеется и вторичный рынок, но я советую иностранцам покупать новые квартиры.

Здесь все просто: вы заключаете сразу два договора. Первый – купли-продажи, второй – аренды на 20 лет с возможностью продления 2 раза по 5 лет. Можете оплачивать свою покупку частями, по мере завершения этапов строительства. А это значит, что сумма будет выплачиваться 7 долями, что тоже удобно, нет необходимости сразу вносить все деньги».

 

Правовая основа

Сделка с апартаментами в доме престарелых заключается так же, как и с любой другой жилой недвижимостью в Германии.

Договор аренды вместе с договором купли-продажи инвестор подписывает у нотариуса. Право собственности на купленный апартамент и долю в общих помещениях и участке земли заносится в Поземельную книгу.

Владелец в любой момент может продать свою недвижимость. Причем, если инвестор покупает целый этаж в доме престарелых, то каждый апартамент регистрируется как отдельный объект и может быть продан независимо от остальных.

 

Порог входа

Минимальный размер инвестиций – €150 000.

Это цена одноместного апартамента или примерно 52 кв. м, сданных в аренду, где одна половина площади приходится на комнату, другая – на общие помещения в долевой собственности (коридоры, кухня, столовая, комната отдыха, зимний сад и т.п.)

Следует учесть и обязательные платежи по сделке, которые будут у инвестора:

  • Налог на покупку недвижимости – 3,5-6,5% (в зависимости от Федеральной земли, где расположен объект)
  • Услуги нотариуса, перевод договора – 1,5%
  • Услуги маклера – 3,57%

 

Доходность

В договоре прописывается фиксированная ставка арендной платы. В среднем – €12 за кв. м в месяц. Для сравнения: аренда обычного жилья – €6-10 за «квадрат» в месяц.

Предусмотрена индексация платежей – повышение арендной платы наступает через три года после ввода объекта в эксплуатацию.  

Один апартамент (52 кв. м) принесет собственнику €7500 в год.

Не забывайте: это гарантированный доход, который не зависит от востребованности конкретного дома.

Доходность по этой схеме составляет 4,5-5% в год. Все обязательные платежи по содержанию дома вносит управляющий, на нем же – возможные расходы по ремонту.

В последующем инвестор платит только за управление и налог на долю в земельном участке. Эти расходы составят около €250 в год.

Важно учесть, что при покупке одного-двух апартаментов, доход от их сдачи в аренду не будет облагаться налогом в Германии.

 

Выход из инвестиции

Выход из инвестиции происходит путем простой продажи недвижимости. Причем, никаких ограничений по сроку владения объектом в этой схеме не предусмотрено.

«Стоимость апартаментов в домах престарелых растет, как и обычной жилой недвижимости, – добавляет Надя Принц. – Даже если, скажем, через 25 лет на рынке наступит стагнация, то апартамент к этому времени уже окупится, а инвестор остается с капитально построенными площадями, которые могут быть переделаны под любой вид жилой недвижимости.

Мне лично очень нравится это направление инвестиций. Когда ко мне обращаются за консультациями, и я советую вкладывать в «дом престарелых», русские клиенты часто отказываются. Мне кажется, многих отпугивает само слово, как и слово «смерть». Начинают говорить, что может быть вложиться в супермаркет или офисный центр…

Одного клиента склонила к разнонаправленным объектам, в том числе, и к апартаментам в доме престарелых. Прошло несколько лет, и стало понятно, что самой надежной и «без головной боли» инвестицией оказалась именно эта – апартаменты в доме престарелых.

Деньги поступают, как часы, никаких ремонтов, неуплаты аренды, смены нанимателей, адвокатов, никакой бюрократии. И те объекты, которые потенциально позволяли заработать 7% годовых, на практике принесли меньше, чем жестко оговоренные 5% за инвестиции в дом престарелых».

 

Подготовила Анастасия Фалей Фото предоставлены компанией Prinz-Dom Immobilien

Условия цитирования материалов Prian.ru

prian.ru

Дома престарелых в Германии – новая золотая жила? | Инвестиционная компания IIG

Цифры и статистика

Развитие медицины бесспорно продлевает жизнь. Если в начале ХХ века средняя продолжительность жизни в Германии была 47 лет, то сейчас она составляет 80 лет. К 2030 году в Германии прогнозируется повышение численности населения, перешагнувшего 80-летний рубеж, на 63 %! Многие в этом возрасте нуждаются в специализированном уходе. Статистика численности населения данной категории  ведётся с 1999 года. И если тогда это число составляло 2,02 млн. человек, то в 2011 году оно достигло уже 2,5 млн. Из них около 30 % проживают в домах престарелых (709.000 в 1999 году и 743.000 в 2011 году). В 1999 году количество домов престарелых составляло 8.859, а в 2011 году – уже 12.400.

Прогнозируемый рост нуждающихся в уходе: к 2020-му году 2,9 млн., к 2030-му году 3,4 млн. Число проживающих в домах престарелых в 2020 году достигнет 966.000 человек, а к 2030 году 1.162.000 человек. Это означает, что к 2030 году появится необходимость в создании 440.000 дополнительных мест в домах престарелых. До 2030 года инвестиционный капитал должен составить 60-80 млрд. евро. Ожидается создание до 175.000 новых рабочих мест.

Преимущества

Итак, рассмотрим преимущества инвестиции в дома престарелых подробнее:

Долгосрочность

Во-первых, это долгосрочность инвестиции. Договоры с управляющими операторами заключаются, как правило, на 20-25 лет. В большинстве случаев в договорах дополнительно предусматривается возможность пролонгации.

Гарантированный демографией спрос

Во-вторых, это гарантированность растущего со временем спроса на подобные объекты. Этому будет способствовать демографическое развитие общества.

Многофункциональность здания

В-третьих, возможность изменения функциональности помещения всегда будет служить дополнительной страховкой для инвестиции: здания, педназначенные для использования в качестве домов престарелых, легко, быстро и с минимальными затратами можно переоборудовать, например, в отель или студенческое общежитие. Такой вариант развития событий рассматривается при пессимистичном сценарии – на случай, если экономическое положение в Германии ухудшиться настолько, что государство не сможет выполнять взятые на себя обязательства по обеспечению пожилых людей.

Современные стандарты качества

В-четвёртых, качество строительства современных домов престарелых и реконструкции старых находится на высоком техническом уровне. Эти постройки являются очень долговечными и отвечают всем самым современным требованиям, включая энергосбережение. Многочисленные контролирующие органы строго следят за проведением всех работ и за оборудованием здания в соответствии с потребностями пожилых людей.

Ликвидность

Кроме того, интерес к данного рода инвестициям в настоящее время не достиг своего пика, и на рынке пока еще можно выбрать отличный вариант. По прогнозам экспертов, уже через несколько лет ситуация заметно изменится: строящиеся в недостаточном количестве дома престарелых станут  редкостью на рынке недвижимости, что, при постоянно растущем спросе, обеспечит их ликвидность.

Управляющий оператор

Немаловажным фактором при инвестициях в дома престарелых является лёгкость в управлении, которая достигается за счёт того, что всё бремя правления берёт на себя управляющий оператор. Кроме того, в его обязанности входит не только управление объекта (включая подавляющую часть текущих расходов), но и конечная подготовка объекта к эксплуатации, включающая в себя соответствующее техническое оборудование помещений. Вкладывая значительные средства оснащение объекта, операторы абсолютно не заинтересованы в смене работы, и это является дополнительной гарантией надежности инвестиций.

Рентабельность

Что касается рентабельности, то вложение средств на этапе строительства позволяет повысить рентабельность до 7 %)

Финансово-экономическая ситуация

Ежегодный оборот в области ухода за пожилыми людьми составляет 30 млрд. евро. И это самая быстрорастущая область на рынке медицины сегодня. Надо также отметить, что вероятность неплатежеспособности домов престарелых очень низкая и составляла на 2009 год 1,1 %, что намного ниже уровня неплатежеспособности клиник и больниц. Лишь у 14 % домов престарелых наблюдается повышенный риск банкротства, среди них большая часть управляется частными операторами. Поэтому при выборе оператора надо учитывать, что у «сетевиков» финансовые показатели лучше, чем у «одиночек». В целом же 90 % домов престарелых показали положительный баланс и лишь 10 % отрицательный.

Опыт профессионалов

При выборе дома престарелых в качестве инвестиционного объекта следует учитывать огромное количество нюансов, поэтому такой выбор лучше поручить профессионалам, которые смогут правильно оценить все объекты, предлагаемые на рынке, сравнить их между собой по ключевым показателям и порекомендовать оптимальные.

www.invest-in-germany.ru

Дома престарелых в России и Германии

Старость – она и в Германии старость: и слух не тот, и зрение слабое, и силы – на исходе. Да и старческая деменция случается с немецкими стариками так же часто, как и с нашими. Разница лишь в том, что больной вопрос «кто будет ухаживать за немощными бабушкой или дедушкой» там решается куда проще – чаще всего для этого практичные немцы выбирают альтенхаймы – дома престарелых.

Никто по этому поводу не рефлексирует – менталитет в корне другой, но главное — уровень немецких домов престарелых не позволяет допустить даже мысли о том, что старику там может быть некомфортно.

Давайте сравним, как в Германии и у нас решается непростая проблема содержания стариков, ухода за ними. Российскому соцобеспечению есть чему поучиться!

Государственный или частный?

В России

Государство буквально зубами держится за учреждения опеки – причем не только за дома престарелых, но и за детские интернаты, а потому революций в деле обеспечения старикам приличных условий жизни и медобслуживания ждать придется еще долго.

Нечеловеческие условия – так вкратце характеризуют жизнь несчастных постояльцев те, кто бывал там в качестве гостей или проверяющих.

Высокая кучность проживания (пятеро-шестеро стариков в одной палате – абсолютная норма), ветхие, давно не ремонтированные помещения, скудная еда, почти полное отсутствие медицинской помощи – государственные дома престарелых России больше напоминают собой тюрьму, чем социальное учреждение.

И даже в такую богадельню устроить престарелого родственника очень непросто: в огромной стране действуют всего около 1500 домов при минимальной потребности в 4 000. Очередь в 20 000 человек ждет поселения годами – и некоторые из стариков умирают, так и не дождавшись места в доме престарелых.

Не так давно появившихся частных пансионатов очень мало. Почти все они сосредоточены там, где живет самая платежеспособная часть россиян, — в Москве, Санкт-Петербурге и в их пригородах. Причина не только в изначальной дороговизне частного содержания и ухода, которая полностью ложится на плечи родственников. Врачей-гериатров, имеющих специальную подготовку по старческим болезням, можно найти только в крупных городах.

Провинциалам же приходится довольствоваться лишь проживанием в донельзя запущенных государственных домах престарелых – и то если повезет дождаться очереди.

В Германии

Германию можно смело назвать раем для одиноких и немощных стариков: даже в самом маленьком городке всегда есть несколько альтенхаймов. Всего их в очень небольшой стране на данный момент около 13 тысяч. Уход за стариками и их содержание давно взяли на себя частные социальные учреждения, а государство и местные бюджеты – далеко не статисты в этом деле.

Благодаря высокой конкуренции и врожденной немецкой тяге к перфекционизму частники выкладываются на все сто, создавая идеальные условия своим подопечным. Старики живут в уютных комнатах по одному-два человека, хорошо питаются, получают все возможности для собственного развития. За их здоровьем наблюдают врачи-гериатры и специально обученный средний и младший персонал.

Очередей, заставляющих ждать поселения в альтенхайм годами, нет: в пансионатах находится место каждому в кратчайшие сроки.

В Германии когда-то тоже было много государственных домов престарелых. Но в какой-то момент стало понятно, что такая система по меньшей мере неэффективна, и постепенно система перешла на режим частно-государственного партнерства. Подумайте, где будет выше уровень оказания услуг: в городе, где есть только государственные дома престарелых и у людей нет возможности выбирать, где они будут жить, или в городе, где есть 10 частных домов престарелых и проживающие (даже если за них платит государство) могут выбирать, где им жить. Конечно же, во втором случае. Конкуренция порождает высокий уровень сервиса. Люди голосуют «рублем». В данном случае — евро.

Кто платит?

В России

Просто удивительно: финансирование домов престарелых ведется из двух источников – государственного бюджета и отчислений из пенсий постояльцев, а ни элементарного порядка, ни достатка там нет.

Старики отчисляют ни много ни мало 75 процентов своих средств, одинокие еще и отдают жилье за право получить уход за собой, но условия их содержания и отношение оставляют желать много лучшего.

В немногих частных домах престарелых все расходы несут либо сами старики, либо их родственники, что чаще всего оказывается по карману только очень обеспеченным людям.

Федеральный закон №442, принятый еще в 2013 году, провозглашает гарантии долевого государственного финансирования пребывания стариков в частных пансионах. Это могло бы коренным образом изменить к лучшему жизнь пожилых людей и существенно расширить им доступ к недешевым услугам приватных заведений.

Однако по факту о существовании этого закона и возможности проживания в частных домах престарелых за государственный счет никто из возможных получателей соцуслуг не знает (об этом просто не рассказывают в местных органах соцзащиты). Кроме того, для частных заведений существуют значительные ограничения для попадания в госреестр поставщиков социальных услуг. Перспективное и многообещающее дитя системы соцобеспечения оказалось в итоге мертворожденным.

Таким образом, родственники немощных стариков получают скудный выбор: или государственный дом престарелых со всеми ужасами бытия, или частный пансион полностью за свой счёт. Есть и третий вариант – домашний самостоятельный уход. Большинство выбирает именно его из-за страха за судьбу родных и ограниченности в средствах.

В Германии

Плати один-полтора местных прожиточных минимума – в среднем 2 000 евро в месяц — и живи в свое удовольствие в тепле, светле и сытости. Сумма, правда, может быть и выше (до 7 тыс евро в месяц), если старик – полный инвалид, утративший все навыки и возможности ухода за собой.

Стоимость проживания оплачивается из трех источников – собственных средств, страховки и муниципального бюджета.

Собственные средства одиноких постояльцев немецких альтенхаймов – это пенсии, накопления и иногда деньги, вырученные от продажи теперь уже ставшего ненужным жилья. Они снимаются самими стариками или их опекунами с персональных банковских счетов, куда администрация пансиона доступа не имеет, а значит, и полностью исключаются злоупотребления.

Могут платить за содержание пожилых людей и их дети: они берут на себя либо все расходы полностью, либо только часть, — остальное вносят сами старики.

Все работающие немцы платят взносы за пенсионную и медицинскую страховку, которая в старости становится спасительным кругом, если средств на оплату полного пансиона в альтенхайме не хватает. Страховые компании доплачивают заведению недостающую сумму, а иногда берут на себя и все расходы по содержанию. Муниципалитеты тоже участвуют в оплате стоимости содержания в альтенхаймах, частично или даже полностью покрывая ее из городских средств, если у старика совсем нет денег.

Кроме того, во многих альтенхаймах есть внутренние системы страховки: в течение всего времени проживания все жители дополнительно оплачивают 30-100 евро в месяц, и эти средства расходуются на тех, кому они стали нужны.

В любом случае без крыши над головой, еды и внимания никто не остается: даже если в пансионат попадает совсем недавно иммигрировавший в страну старик-инвалид или перманентно безработный немец, он будет жить в очень достойных условиях, а оплачивать это будет город. Никому не завидно, никто не возмущается: очевидно, эра милосердия в Германии наступила уже давно.

Что входит в стоимость?

В России

Строгого деления затрат на проживание в государственных домах престарелых, тамошнее питание и медицинскую помощь нет – впрочем, как нет и хотя бы более-менее приличного уровня заявленных услуг: так, одна видимость для комиссий.

Деньги централизованно перечисляются из стариковских пенсий и бюджета, и чтобы проследить их движение, необходимы задатки детектива – настолько все мутно и запутанно.

Во многих частных пансионатах ситуация не намного лучше: большинство заведений работает без лицензий, с несертифицированным персоналом, в обычных жилых домах, без соблюдения строгих гигиенических и пожарных норм.

Пока лишь некоторые гериатрические центры в России стремятся к мировым стандартам, рачительно, грамотно и прозрачно тратя деньги постояльцев и их родственников. Они же, кстати, и работают по лицензии, строго соблюдают санитарные и гуманитарные нормы.

Стремясь сделать свои услуги более доступными, хорошие частные пансионаты предлагают разные пакеты – от полного пансиона до временного содержания, когда требуется оставлять старого человека под наблюдением только в течение рабочих недель или на случай отъезда опекунов.

В Германии

Тут все зависит от того, в какой мере постоялец альтенхайма здоров, крепок и дееспособен.

К примеру, фрау или герр вполне сохранны, но вести домашнее хозяйство им уже не под силу: требуется помощь. Они оплачивают так называемую «отельную» часть – сюда входят уборка комнат и санузлов, стирка одежды, покупка продуктов и приготовление еды. Это стоит хоть и недешево, но вполне доступно большинству средне обеспеченных людей, а удобство и качество такого пакета услуг себя оправдывает настолько, что некоторые пожилые немцы охотно продают дома и отправляются жить в альтенхайм задолго до наступления полной старости – лет в 65, как только приходит пора идти на пенсию.

Удорожание содержания в пансионате напрямую зависит от физического и психического состояния подопечных. Чем хуже здоровье и чем слабее психика — например, развивается старческая деменция, тем больше ухода требуется больному старику.

Однако по стоимости это выходит намного дешевле, чем проживание достаточно здоровых пожилых людей, просто не желающих обременять себя домашними хлопотами и изнывающих от скуки. Причина – в подключении к оплате страховых компаний, а при необходимости – муниципального бюджета. Они доплачивают постоянно растущую разницу в расходах, ни на йоту при этом не ухудшая условия жизни болеющих стариков.

Как нам сравняться с Германией?

Решения вроде бы лежат на поверхности и не так уж сложны в исполнении:

  • Включить в страховые пенсионные и медицинские случаи вероятность проживания в доме престарелых или частном пансионе с полной или частичной оплатой их услуг
  • Реанимировать безвременно почивший Федеральный закон 442 и неукоснительно его исполнять, точно так же скрупулезно контролируя результаты
  • Стремиться к постепенному переходу от государственных домов престарелых к частным пансионатам
  • Свести к минимуму формальности для поселения в дом престарелых, найти возможности для увеличения мест
  • С младых ногтей воспитывать в согражданах понимание того, что старость неизбежна и не может быть поводом для откровенного игнорирования потребностей пожилого человека

Все просто и так сложно одновременно. Когда же в российских домах престарелых наступит эра милосердия?

eldercare.ru

Система здравоохранения в Германии Часть 7 Дома престарелых

Вопреки распространенному в России мнению большое количество немцев не отправляют своих престарелых и/или тяжелобольных родителей в дома престарелых (Alterheim) или дома для ухода за тяжелобольными людьми (Pflegeheim), а продолжают заботиться о них до последнего сами. Хотя это серьезное моральное, физическое и финансовое бремя (Belastung). Мотивировка у людей простая: родители вложили много своих сил, здоровья и времени в мое воспитание, а теперь пришло мое время позабоиться о них. Хотя большинство престарелых родителй, с которыми мне доводилось разговаривать, говорили, что не хотели бы становиться отягощением для своих детей и готовы к необходимости переселения в дома престарелых и т.п.. Дети заботятся о них сами и/или нанимают специально обученных сиделок.

Работа в домах престарелых и, особенно, в домах по уходу психологически и физически тяжелая, но неплохо оплачивается. Качество работы персонала зависит от конкретного учереждения и людей. Как ни странно, негативное влияние на качество услуг оказывает также и рынок. Чтобы привлечь квалифицированный персонал людям хорошо платят, а чтобы уменьшить расходы сокращают персонал. Как следствие, сотрудникам домов приходится уделять меньше времени каждому отдельному старику, чтобы успеть обслужить всех. Работать приходится по сменам (в три смены, если быть точнее). К тому же, на сотрудниках висит много бумажной работы (Papierkram), которая является обязательной.

Существует также отдельная категория персонала по уходу (Pflegedienst): те, кто обслуживают пациентов на дому. Каждый сотрудник (Pfleger, в русской транскрипции «пфлегер», в дальнейшем буду использовать это слово) имеет определнное количество больных, которых он регулярно навещает для оказания разного рода медицинских услуг: закапать глаза, поставить укол, помочь сделать физические упражнения и т.п.. Также пфлегеры могут выполнять и немедицинские услуги: помыть посуду, приготовить еду, накормить и т.п. — но за доплату. Для того, чтобы они могли поспевать всюду, пфлегеры получают от своей фирмы машину, которую могут использовать также и в частных целях. В этом случае заправка, правда, за свой счет. Работа не из легких, но зато они получают поболее некоторых офисных сотрудников.

Кто же оплачивает систему по уходу? Со своего заработка или пособия по безработице немцы уплачивают пенсионнные страховые взносы (Renteversicherung) и взносы по уходу (Pflegeversicherung). Последнии поступают в страховую кассу по уходу (Pflegekasse). Часть денег это ведомство получает из бюджета страны, а часть расходов перекладывается на самих граждан. Касса по уходу выплачивает нуждающемся в уходе пособие по уходу (Pflegegeld).

Помимо государственной кассы по уходу существуют также и частные пенсионные страховые компании, выполняющие те же функции. Условия зависят от конкретного договора. Однако, если частная страховая компания разоряется, то человек теряет все, что он выплатил.

Человек, нуждающийся в дополнительном уходе, должен сначало получить группу нуждаемости в уходе (Pflegestufe). Для этого касса по уходу присылает специального эксперта (Gutachter), который задает разного рода вопросы и оценивает степень неспособности самостоятельно позаботиться о себе. Может ли человек без посторонней помощи одеться, умыться, приготовить себе обед и т.п.. Для выполнения каждой задачи есть специальные временные нормативы. Затем выносится решение о присуждении группы или об отклонении заявления. В обоих случаях гражданин получает мотивированный ответ с объяснием метода оценки, который, в случае несогласия, можно обжаловать в 30 дневный срок (стандартный для Германии срок обжалования (Widerspruchfrist) почти любого решения). В случае несогласия проводится повторная экспертиза.

Похожий порядок действует и при определении группы инвалидности (Behinderungsstufe). От нее зависит размер выплаты по инвалидности (Behinderungsgeld). Если человек получит инвалидность, это не означает, что он автоматически получит группу по уходу. Нуждается он в уходе или нет будет определяться отдельно, в зависимости от его способности позаботиться о самом себе. Выплаты по инвалидности добавляются к пособию по уходу. Взаимозачет не практикуется.

Минимальный размер пособия по уходу составляет 200 евро в месяц. Максимальный несколько сот евро, но меньше тысячи. В последнее время были изменения в этой области, поэтому какова ситуация сейчас — не знаю.

Проживание в домах престраелых или домах по уходу оплачивается из пенсии (для здоровых людей) или пособия по уходу (для нуждающихся в уходе), а если его не хватает, то из выплат по инвалидности. За людей, получающих социальные выплаты от государства, затраты домов престарелых и т.п. на уход, превышающие пособие по уходу и выплаты по инвалидности перенимает государство. Если же близкие родственники работают, то частично или полностью (в зависимости от дохода) разницу оплачивают они. Также старики, проживающие в домах по уходу, получают небольшие суммы на карманные расходы (Taschengeld).

Старики, получающие уход на дому, заключают договора об уходе с фирмами, которые этим занимаются. Точнее родственники стариков или их опекуны (Betreuer) заключают договора. Родственники могут одновременно быть и опекунами. За помощь людям, нуждающимся в уходе, государство доплачивает опекунам по 300 евро в год. Это не опечатка, в год и 300 евро. Цель — помогать людям должны те, кто сердцем хочет помогать, а не ради денег. Помощь включает в себя и бумажные дела, и передвижение, и помощь по хозяйству.

Объем, оказываемых услуг, зависит от договора и конкретной ситуации. Оплата фирм, занимающихся уходом, осуществяется из пособия по уходу. Счета за выполненные услуги выставляются раз в месяц. Если пособия не хватает, то тогда деньги беруться из выплат по инвалидности. Если и после этого не хватает денег на покрытие счета, тогда касса по уходу, до определенной верхней границы, которая устанавливается в каждом конкретном случае отдельно, перенимает перерасход на себя. Если и тогда недостаточно, то доплачивают уже родственники или государство (если родственники получают социальные пособия, т.е. не работают).

echo.msk.ru


Смотрите также