Дома терпимости в немецких концлагерях: что это было. Дома терпимости в концлагерях германии


Общество Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Эта тема долгое время замалчивалась: в десяти концентрационных лагерях СС содержало публичные дома и принуждало женщин-заключённых заниматься в них сексом. Но были и добровольцы, ведь неприличное предложение часто спасало от неминуемой гибели.

Историк Роберт Зоммер впервые открывает нам тёмные страницы прошлого. - Между 1942 и 1945 годами нацисты организовали всего десять "Специальных учреждений" в Бухенвальде, Дахау, Заксенхаузене и даже в Аушвице. Всего в них было принуждено к работе около 200 женщин, - говорит Зоммер. - Публичные дома для заключённых были организованы в качестве поощрения за хорошую работу по указанию тогдашнего рейхсфюрера СС Гиммлера.

При содействии промышленников он ввёл в концлагерях премиальную систему, которая поощряла примерную работу заключённых облегчением содержания, дополнительным пайком, денежными премиями, табаком и, конечно же, посещением борделя. При этом нужно знать, что нацистский режим Третьего Рейха не запрещал проституцию и не боролся с ней. Наоборот, с началом Второй Мировой войны проституция в Рейхе была взята под особый контроль. Половину Европы покрывала сеть борделей, контролируемых нацистским государством. Публичные дома для военных, гражданских, бордели для насильно вывезенных рабочих и, наконец, для заключённых концлагерей.

Как рассказал историк, СС отбирало женщин в женских концлагерях Равенсбрюк или Аушвиц-Биркенау, затем 10 дней их откармливали в больничном отделении и отправляли в мужские лагеря. Большинство "девочек" были коренными немками в возрасте 17-35 лет, но среди них встречались также польки, украинки и белоруски. Многие из них были арестованы за антисоциальное поведение и носили в лагере знак "чёрный угол", навешивавшийся за уклонение от рабочей повинности. СС мобилизовало и арестованных проституток, которые занимались организацией работы публичных домов.

Как и вся жизнь в лагере, работа борделя жёстко контролировалась СС, личной жизни не существовало. "Специальное учреждение" в концлагере Бухенвальд было открыто с 19 до 22 часов каждый вечер, двери комнат были оборудованы "глазками", коридоры патрулировались эсэсовцами,- говорит Зоммер. - Каждый заключённый должен был вначале подать прошение на посещение борделя, а затем он мог купить за 2 рейхсмарки входной билет. Для сравнения, 20 сигарет в столовой стоили 3 марки. Евреям вход в бордель был строго воспрещён. Разводящий выкрикивал номер заключённого и номер комнаты, которую он должен был занять. Заключённому позволялось находиться в комнате не более 15 минут, при "этом" была разрешена только "поза миссионера". СС боялось распространения венерических болезней в лагере, поэтому женщин регулярно проверяли на триппер и сифилис. О предохранении женщины заботились сами - презервативов просто не было. Однако беременели они редко. Большинство так называемых "асоциальных" женщин стерилизовали ещё перед направлением в лагеря, другие были неспособны к деторождению из-за плохих условий лагерной жизни. При редких случаях беременности женщин заменяли; беременных высылали обратно в женские лагеря, где и производился аборт. Часто беременность в лагере приравнивалась к смертной казни, однако не сохранилось никаких документов о казнях беременных.

По информации ученого, доходы от лагерных борделей поступали на счета СС. Но лагерная проституция старательно замалчивалась все эти годы. Это была особо жестокая форма проявления нацистской власти: в лагерных борделях СС пыталось сделать заключённых своими сообщниками. Поэтому данная тема даже не поднимается в воспоминаниях заключённых и замалчивается союзом бывших заключённых концлагерей. Многие женщины молчали из стыда. Особенно трагично то, что ни одна из секс-рабынь не получила возмещения ущерба. В 2012году

в берлинском ландтаге (региональном парламенте) прошла презентация книги Роберта Зоммера «Das KZ-Bordell» («Бордель в концентрационном лагере»). На 460 страницах исследования описана история появления, структура работы и социальная роль публичных домов, созданных нацистами в концентрационных лагерях. Согласно данным культуролога, вырученные от проституции средства поступали на счета Третьего Рейха. Однако историки старательно умалчивали о лагерной проституции. Бордели были расположены на территории Захсенхаузена, Дахау, Аушвица, Бухенвальда, Дора-Миттельбау, Равенсбрюка, Маутхаузена и Берген-Бельзена. Самый большой публичный дом, с 20 девушками, существовал на территории Освенцима.

"Между 1942 и 1945 годами нацисты организовали всего десять „специальных учреждений“ в Бухенвальде, Дахау, Заксенхаузене и даже в Аушвице. Всего в них было принуждено к работе около 200 женщин. Как пишет автор, публичные дома для заключенных были организованы в качестве поощрения за хорошую работу по указанию тогдашнего рейхсфюрера СС Гиммлера. При содействии промышленников он ввел в концлагерях премиальную систему, которая поощряла примерную работу заключенных облегчением содержания, дополнительным пайком, денежными премиями, табаком и, конечно же, посещением борделя.

Несмотря на то, что со дня окончания Второй Мировой войны прошло 60 с лишним лет наличие в лагерях смерти борделей, в которых узниц принуждали к проституции все еще остается малоизученным аспектом нацистского террора. Но чем больше времени проходит, тем меньше остается свидетелей, а значит становится легче снимать табу с „неудобной“ темы. „Das KZ-Bordell“

В течение девяти лет 34-летний берлинский ученый исследовал документы, разбросанные по архивам и мемориальным комплексам различных стран, беседовал с жертвами сексуальной эксплуатации и очевидцами, дожившими до наших дней. Ученый развенчал миф о том, что национал-социалисты боролись с проституцией. Скорее, режим стремился к тотальному контролю над весьма выгодным бизнесом. Целая сеть борделей, покрывавшая в те годы половину Европы, контролировалась властями нацистской Германии. Зоммер утверждает, что в сеть входили „гражданские и военные публичные дома, а также заведения для принудительных рабочих, в связи с чем эта сеть частично накладывалась на систему концентрационных лагерей“.

Защитив диссертацию, которая по сути стала первым обширным научным исследованием на тему нацизма и проституции, Зоммер решил опубликовать добытые материалы в книге „Das KZ-Bordell“ („Бордель в концентрационном лагере“). Помимо этого, факты, на которые Зоммер пролил свет, легли в основу передвижной выставки „Лагерные бордели. Принудительная проституция в нацистских концлагерях“. Организаторы планируют провести ее в нескольких мемориальных комплексах до конца года. „Ни одна тема в истории концлагерей так не замалчивалась либо не искажалась в общественном сознании, как эта“ — сказала директор мемориала Инза Эшенбах. На стендах, оформленных художниками Берлинского университета искусств, представлены документы или их копии. Это первая выставка на запретную тему в немецком музее женского концлагеря Равенсбрюк. „Тем не менее, в исследованиях еще существует много пробелов, — отметила доцент Катя Йедерман. — Ведь хотя женщинам был нанесен физический и моральный ущерб, многие из них из-за чувства стыда не обращались за компенсацией. Усугубляло положение и то, что вступавшие с ними в половые отношения мужчины отзывались о них большей частью презрительно. Если вообще отзывались“. Хороший работник – это удовлетворенный работник

Размышления о повышении работоспособности заключенных, вместе с тем и о прибыли от их работы привели рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера к мысли об открытии спецбараков на территории концлагерей. Гиммлер цинично полагал, что немного женской ласки повысит производительность рабского труда в каменоломнях и на оружейных заводах. Поощрить „прилежно трудящихся заключенных возможность посетить бордель и насладиться обществом женщины“ представлялось для рейхсфюрера целесообразным. 23 марта 1942 года он написал о своей идее Освальду Полю, ведавшему управлением лагерей.

Рейхсфюрер СС даже ввел своеобразную систему поощрения узников концентрационных лагерей: за „особые заслуги“ узники вознаграждались облегчением условий содержания, добавками к рациону питания, а также небольшими денежными премиями. Всего же в публичных домах концлагерей работали порядка 200 „секс-рабынь“. В некоторых лагерях на одну проститутку приходилось по 300 — 500 мужчин.

Согласно расистской иерархии национал-социалистов, изначально посещение публичных домов позволялось только узникам немецкого происхождения. Но позднее „услугой“ могли пользоваться практически все кроме евреев, советских военнопленных и простых интернированных. Этим правом обладали так называемые заключенные-функционеры: интернированные, занимавшиеся внутренней охраной, и надзиратели из числа узников.

„Смысл учреждения борделей состоял в том, чтобы увеличить производительность насильственного труда, создав людям дополнительный стимул, — поясняет Зоммер. — Судя по собранным мной данным, план не сработал: большинство заключенных были просто физически не в состоянии пойти к проститутке“. „Черный треугольник“

Активистка австрийского движения Сопротивления и заключенная лагеря Равенсбрюк Антониа Бруа вспоминает: „Самые красивые женщины оказывались в борделях СС, менее эффектные — в военных борделях“. Остальные же высылались в мужские концлагеря. Так, в июне 1942 года в лагере Маутхаузен в Верхней Австрии был создан первый лагерный „дом терпимости“. Здание насчитывало десять небольших комнат с зарешеченными окнами „барака №1“. В публичном доме у каждой женщины было собственное „место работы“ — отдельная комната. В ней обычно имелись стол, стулья, скамья, окно и даже занавеска.

Будущих проституток в возрасте от 17 до 35 лет набирали в самом большом женском концентрационном лагере на территории самой Германии Равенсбрюк или Аушвиц-Биркенау из числа „антиобщественных элементов“. Многие из них ранее уже занимались проституцией, на первых порах они обучали новичков „профессиональным навыкам“. Около 60-70 процентов лагерных путан были немками по происхождению. Оставшаяся часть набиралась из числа полек, украинок или белорусок, еврейки же не допускались к работе в лагерных борделях, а заключенные-евреи не имели права их посещать.

В кинохронике, которую отсняли сами фашисты, четко заметны номера узников. Однако из-за того, что архивный материал был отснят на черно-белую пленку трудно заметить другие знаки различия — разноцветные нашивки. К рукавам проституток нашивали „черные треугольники“.

По прибытию в мужской лагерь надзирательницы цинично сообщали им, что они находятся в „борделе для заключенных“ и что им непомерно повезло. Женщин помещали в лазарет, где их в течение десяти дней приводили в форму — им делали уколы кальция, они принимали дезинфицирующие ванны, отъедались и загорали под кварцевыми лампами.

Врачи СС пресекали распространение венерических болезней в лагере, поэтому женщин регулярно осматривали, а посетителям выдавались дезинфицирующие мази. Однако, в отсутствии презервативов, о предохранении путаны не заботились. Но и беременели они редко. Большинство „асоциальных“ женщин стерилизовали еще до мобилизации в лагеря, а другие были неспособны к деторождению из-за стресса. При «производственных ошибках» женщин заменяли на вновь прибывших, а беременных высылали обратно в женские лагеря для прохождения надлежащей медицинской процедуры. По редким данным, можно сделать вывод, что беременность могла означать заочный смертный приговор, но никаких документальных подтверждений казней беременных нет. Вырванная страница истории

Процедура посещения борделей, а также время их работы регламентировались СС. „Специальное учреждение“ в концлагере Бухенвальд было открыто 11 июля 1943 года. Оно работало ежедневно с 19.00 до 22.00. В те вечера, когда не было света или воды, объявляли воздушную тревогу или передавали по радио речь фюрера, публичный дом закрывался. В свободное от основной работы время девушки занимались несложной работой: починкой носков или сбором трав.

Двери „номеров“ были оборудованы глазками. Коридоры патрулировались эсэсовцами. Посетители должны были разуваться, говорить разрешалось только о самом необходимом. "Каждый заключенный должен был вначале подать прошение на посещение борделя, а затем он мог купить за две рейхсмарки входной билет. Для сравнения, 20 сигарет в столовой стоили три марки. Евреям вход в бордель был строго воспрещен. Разводящий выкрикивал номер заключенного и номер комнаты, которую он должен был занять. Заключенному позволялось находиться в комнате не более 15 минут, при „этом“ была разрешена только „поза миссионера“ — описывает Зоммер в своей книге.

В дневнике заключенного Дахау Эдгара Купфер-Кобервитца записано: „Ждешь в коридоре. Фамилию и номер узника вписывают в журнал. Потом называют некий номер и фамилию какого-то узника. Тогда нужно спешить в комнатку с названным номером. Каждый раз тебе достается другая комната. У тебя есть 15 минут. Ровно 15 минут“. Однако нередко до полового акта не доходило. Одни мужчины оказывались физически не в состоянии его совершить, „другие, — продолжает Зоммер, — испытывали потребность, скорее, просто поговорить с женщиной, ощутить ее близость“.

Бывший узник Бухенвальда голландец Альберт Ван Дейк вспоминает ужасы, пережитые им и многими другими в отдельной главе в своих мемуарах — нерассказанное никем. Именно в ней он рассказывает о том, что посещал в лагере, где он провел два года, публичный дом для узников. „Этих женщин большинство узников презирало. Но разве они туда добровольно приехали? Нет“ — пишет он. „Старшие мне говорили: как тебе не стыдно, мама скопила для тебя деньги, а ты их на женщину тратишь? А мне не было стыдно: тебя моют, бреют, дают чистую одежду, ты получаешь женщину. Так я познакомился с Фридой“ — говорит Ван Дейк. Для бывшего узника концлагеря это память о первой любви. Проституция, как средство выживания

Среди женщин из „команды особого назначения“ были и добровольцы. Бруа, которой пришлось работать в медсанчасти Равенсбрюка, вспоминала, что некоторые женщины „добровольно шли в публичный дом, потому что им обещали освобождение“ ровно через шесть месяцев. Однако это утверждение спорно. Так, испанка Лола Касадель, участвовавшая в движении Сопротивления и в 1944 году попавшая в Равенсбрюк, рассказала как их староста в лагере объявила: „Кто хочет работать в борделе, зайдите ко мне. И учтите: если добровольцев не окажется, нам придется прибегнуть к силе“.

Для многих женщин, обреченных на смерть, „повинность“ в борделе стала последней надеждой на выживание. „Важнее всего, что нам удалось вырваться из ада Берген-Бельзена и Равенсбрюка, — говорила Лизелотте Б., бывшая узница лагеря Миттельбау-Дора. — Главное — как-то выжить“.

„Исследование публичных домов в лагерях смерти раскрывает новую грань нацистского террора: эсэсовцы фактически пытались сделать узников своими сообщниками в преступлении против женщин“, — уверен берлинский культуролог. Как выяснил Зоммер, тот, у кого хватило сил перенести ужасы борделя, имел больше шансов не умереть в лагере. Почти все вынужденные проститутки пережили времена нацистского террора. Инза Эшебах, руководитель мемориала бывшего концлагеря Равенсбрюк добавляет: „Женщины, разумеется, не рассказывали об этом после войны. Одно дело говорить: я работала плотником или я строила дороги, и совсем другое — меня вынудили работать проституткой“. Что стало с теми лагерными проститутками, которые дожили до освобождения, сумели ли они исцелиться от душевных травм, имеют ли они семью и детей в большинстве случаев не известно. Как правило, женщины до конца своих дней молчат о том, что с ними произошло. Сотни узниц публичных домов после войны жили в стыде. Военное сексуальное насилие ООН признала преступлением против человечности только в ХХI веке. „Ни одна из них не получила компенсацию за то, через что ей пришлось пройти, — говорит Зоммер. — Чрезвычайно важно хоть в какой-то степени восстановить сегодня доброе имя этих женщин“.

newsland.com

«Дома терпимости» Гитлера: страшнее Бухенвальда и Освенцима… Жуткие страницы мировой секс-истории

В Германии предан гласности доселе малоизученный факт из истории нацистского прошлого. Немецкий культуролог Роберт Зоммер впервые поведал миру о судьбе лагерных проституток в своей книге «Das KZ-Bordell» («Бордель в концентрационном лагере»), сняв табу с запретной темы.
Табу Второй Мировой войны
На прошлой неделе в берлинском ландтаге (региональном парламенте) прошла презентация книги Роберта Зоммера «Das KZ-Bordell» («Бордель в концентрационном лагере»). На 460 страницах исследования описана история появления, структура работы и социальная роль публичных домов, созданных нацистами в концентрационных лагерях. Согласно данным культуролога, вырученные от проституции средства поступали на счета Третьего Рейха. Однако историки старательно умалчивали о лагерной проституции. Бордели были расположены на территории Захсенхаузена, Дахау, Аушвица, Бухенвальда, Дора-Миттельбау, Равенсбрюка, Маутхаузена и Берген-Бельзена. Самый большой публичный дом, с 20 девушками, существовал на территории Освенцима.

"Между 1942 и 1945 годами нацисты организовали всего десять „специальных учреждений“ в Бухенвальде, Дахау, Заксенхаузене и даже в Аушвице. Всего в них было принуждено к работе около 200 женщин. Как пишет автор, публичные дома для заключенных были организованы в качестве поощрения за хорошую работу по указанию тогдашнего рейхсфюрера СС Гиммлера. При содействии промышленников он ввел в концлагерях премиальную систему, которая поощряла примерную работу заключенных облегчением содержания, дополнительным пайком, денежными премиями, табаком и, конечно же, посещением борделя.

Несмотря на то, что со дня окончания Второй Мировой войны прошло 60 с лишним лет наличие в лагерях смерти борделей, в которых узниц принуждали к проституции все еще остается малоизученным аспектом нацистского террора. Но чем больше времени проходит, тем меньше остается свидетелей, а значит становится легче снимать табу с „неудобной“ темы.

„Das KZ-Bordell“
В течение девяти лет 34-летний берлинский ученый исследовал документы, разбросанные по архивам и мемориальным комплексам различных стран, беседовал с жертвами сексуальной эксплуатации и очевидцами, дожившими до наших дней. Ученый развенчал миф о том, что национал-социалисты боролись с проституцией. Скорее, режим стремился к тотальному контролю над весьма выгодным бизнесом. Целая сеть борделей, покрывавшая в те годы половину Европы, контролировалась властями нацистской Германии. Зоммер утверждает, что в сеть входили „гражданские и военные публичные дома, а также заведения для принудительных рабочих, в связи с чем эта сеть частично накладывалась на систему концентрационных лагерей“.

Защитив диссертацию, которая по сути стала первым обширным научным исследованием на тему нацизма и проституции, Зоммер решил опубликовать добытые материалы в книге „Das KZ-Bordell“ („Бордель в концентрационном лагере“). Помимо этого, факты, на которые Зоммер пролил свет, легли в основу передвижной выставки „Лагерные бордели. Принудительная проституция в нацистских концлагерях“. Организаторы планируют провести ее в нескольких мемориальных комплексах до конца года. „Ни одна тема в истории концлагерей так не замалчивалась либо не искажалась в общественном сознании, как эта“ — сказала директор мемориала Инза Эшенбах. На стендах, оформленных художниками Берлинского университета искусств, представлены документы или их копии. Это первая выставка на запретную тему в немецком музее женского концлагеря Равенсбрюк. „Тем не менее, в исследованиях еще существует много пробелов, — отметила доцент Катя Йедерман. — Ведь хотя женщинам был нанесен физический и моральный ущерб, многие из них из-за чувства стыда не обращались за компенсацией. Усугубляло положение и то, что вступавшие с ними в половые отношения мужчины отзывались о них большей частью презрительно. Если вообще отзывались“.

Хороший работник – это удовлетворенный работник

Размышления о повышении работоспособности заключенных, вместе с тем и о прибыли от их работы привели рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера к мысли об открытии спецбараков на территории концлагерей. Гиммлер цинично полагал, что немного женской ласки повысит производительность рабского труда в каменоломнях и на оружейных заводах. Поощрить „прилежно трудящихся заключенных возможность посетить бордель и насладиться обществом женщины“ представлялось для рейхсфюрера целесообразным. 23 марта 1942 года он написал о своей идее Освальду Полю, ведавшему управлением лагерей.

Рейхсфюрер СС даже ввел своеобразную систему поощрения узников концентрационных лагерей: за „особые заслуги“ узники вознаграждались облегчением условий содержания, добавками к рациону питания, а также небольшими денежными премиями. Всего же в публичных домах концлагерей работали порядка 200 „секс-рабынь“. В некоторых лагерях на одну проститутку приходилось по 300 — 500 мужчин.

Согласно расистской иерархии национал-социалистов, изначально посещение публичных домов позволялось только узникам немецкого происхождения. Но позднее „услугой“ могли пользоваться практически все кроме евреев, советских военнопленных и простых интернированных. Этим правом обладали так называемые заключенные-функционеры: интернированные, занимавшиеся внутренней охраной, и надзиратели из числа узников.

„Смысл учреждения борделей состоял в том, чтобы увеличить производительность насильственного труда, создав людям дополнительный стимул, — поясняет Зоммер. — Судя по собранным мной данным, план не сработал: большинство заключенных были просто физически не в состоянии пойти к проститутке“.

„Черный треугольник“

Активистка австрийского движения Сопротивления и заключенная лагеря Равенсбрюк Антониа Бруа вспоминает: „Самые красивые женщины оказывались в борделях СС, менее эффектные — в военных борделях“. Остальные же высылались в мужские концлагеря. Так, в июне 1942 года в лагере Маутхаузен в Верхней Австрии был создан первый лагерный „дом терпимости“. Здание насчитывало десять небольших комнат с зарешеченными окнами „барака №1“. В публичном доме у каждой женщины было собственное „место работы“ — отдельная комната. В ней обычно имелись стол, стулья, скамья, окно и даже занавеска.

Будущих проституток в возрасте от 17 до 35 лет набирали в самом большом женском концентрационном лагере на территории самой Германии Равенсбрюк или Аушвиц-Биркенау из числа „антиобщественных элементов“. Многие из них ранее уже занимались проституцией, на первых порах они обучали новичков „профессиональным навыкам“. Около 60-70 процентов лагерных путан были немками по происхождению. Оставшаяся часть набиралась из числа полек, украинок или белорусок, еврейки же не допускались к работе в лагерных борделях, а заключенные-евреи не имели права их посещать.

В кинохронике, которую отсняли сами фашисты, четко заметны номера узников. Однако из-за того, что архивный материал был отснят на черно-белую пленку трудно заметить другие знаки различия — разноцветные нашивки. К рукавам проституток нашивали „черные треугольники“.

По прибытию в мужской лагерь надзирательницы цинично сообщали им, что они находятся в „борделе для заключенных“ и что им непомерно повезло. Женщин помещали в лазарет, где их в течение десяти дней приводили в форму — им делали уколы кальция, они принимали дезинфицирующие ванны, отъедались и загорали под кварцевыми лампами.

Врачи СС пресекали распространение венерических болезней в лагере, поэтому женщин регулярно осматривали, а посетителям выдавались дезинфицирующие мази. Однако, в отсутствии презервативов, о предохранении путаны не заботились. Но и беременели они редко. Большинство „асоциальных“ женщин стерилизовали еще до мобилизации в лагеря, а другие были неспособны к деторождению из-за стресса. При «производственных ошибках» женщин заменяли на вновь прибывших, а беременных высылали обратно в женские лагеря для прохождения надлежащей медицинской процедуры. По редким данным, можно сделать вывод, что беременность могла означать заочный смертный приговор, но никаких документальных подтверждений казней беременных нет.

Вырванная страница истории
Процедура посещения борделей, а также время их работы регламентировались СС. „Специальное учреждение“ в концлагере Бухенвальд было открыто 11 июля 1943 года. Оно работало ежедневно с 19.00 до 22.00. В те вечера, когда не было света или воды, объявляли воздушную тревогу или передавали по радио речь фюрера, публичный дом закрывался. В свободное от основной работы время девушки занимались несложной работой: починкой носков или сбором трав.

Двери „номеров“ были оборудованы глазками. Коридоры патрулировались эсэсовцами. Посетители должны были разуваться, говорить разрешалось только о самом необходимом. "Каждый заключенный должен был вначале подать прошение на посещение борделя, а затем он мог купить за две рейхсмарки входной билет. Для сравнения, 20 сигарет в столовой стоили три марки. Евреям вход в бордель был строго воспрещен. Разводящий выкрикивал номер заключенного и номер комнаты, которую он должен был занять. Заключенному позволялось находиться в комнате не более 15 минут, при „этом“ была разрешена только „поза миссионера“ — описывает Зоммер в своей книге.

В дневнике заключенного Дахау Эдгара Купфер-Кобервитца записано: „Ждешь в коридоре. Фамилию и номер узника вписывают в журнал. Потом называют некий номер и фамилию какого-то узника. Тогда нужно спешить в комнатку с названным номером. Каждый раз тебе достается другая комната. У тебя есть 15 минут. Ровно 15 минут“. Однако нередко до полового акта не доходило. Одни мужчины оказывались физически не в состоянии его совершить, „другие, — продолжает Зоммер, — испытывали потребность, скорее, просто поговорить с женщиной, ощутить ее близость“.

Бывший узник Бухенвальда голландец Альберт Ван Дейк вспоминает ужасы, пережитые им и многими другими в отдельной главе в своих мемуарах — нерассказанное никем. Именно в ней он рассказывает о том, что посещал в лагере, где он провел два года, публичный дом для узников. „Этих женщин большинство узников презирало. Но разве они туда добровольно приехали? Нет“ — пишет он. „Старшие мне говорили: как тебе не стыдно, мама скопила для тебя деньги, а ты их на женщину тратишь? А мне не было стыдно: тебя моют, бреют, дают чистую одежду, ты получаешь женщину. Так я познакомился с Фридой“ — говорит Ван Дейк. Для бывшего узника концлагеря это память о первой любви.

Проституция, как средство выживания

Среди женщин из „команды особого назначения“ были и добровольцы. Бруа, которой пришлось работать в медсанчасти Равенсбрюка, вспоминала, что некоторые женщины „добровольно шли в публичный дом, потому что им обещали освобождение“ ровно через шесть месяцев. Однако это утверждение спорно. Так, испанка Лола Касадель, участвовавшая в движении Сопротивления и в 1944 году попавшая в Равенсбрюк, рассказала как их староста в лагере объявила: „Кто хочет работать в борделе, зайдите ко мне. И учтите: если добровольцев не окажется, нам придется прибегнуть к силе“.

Для многих женщин, обреченных на смерть, „повинность“ в борделе стала последней надеждой на выживание. „Важнее всего, что нам удалось вырваться из ада Берген-Бельзена и Равенсбрюка, — говорила Лизелотте Б., бывшая узница лагеря Миттельбау-Дора. — Главное — как-то выжить“.

„Исследование публичных домов в лагерях смерти раскрывает новую грань нацистского террора: эсэсовцы фактически пытались сделать узников своими сообщниками в преступлении против женщин“, — уверен берлинский культуролог. Как выяснил Зоммер, тот, у кого хватило сил перенести ужасы борделя, имел больше шансов не умереть в лагере. Почти все вынужденные проститутки пережили времена нацистского террора. Инза Эшебах, руководитель мемориала бывшего концлагеря Равенсбрюк добавляет: „Женщины, разумеется, не рассказывали об этом после войны. Одно дело говорить: я работала плотником или я строила дороги, и совсем другое — меня вынудили работать проституткой“.

Что стало с теми лагерными проститутками, которые дожили до освобождения, сумели ли они исцелиться от душевных травм, имеют ли они семью и детей в большинстве случаев не известно. Как правило, женщины до конца своих дней молчат о том, что с ними произошло. Сотни узниц публичных домов после войны жили в стыде. Военное сексуальное насилие ООН признала преступлением против человечности только в ХХI веке. „Ни одна из них не получила компенсацию за то, через что ей пришлось пройти, — говорит Зоммер. — Чрезвычайно важно хоть в какой-то степени восстановить сегодня доброе имя этих женщин“.

Аида Абирова, «Вести-Казахстан»

rjabinkina2012.livejournal.com

Дома терпимости в немецких концлагерях: что это было

Существовало четкое разграничение по статусу: рядовому солдату вход в публичный дом для офицеров был строго заказан. За нарушение этого правила можно было схлопотать десять суток ареста. Отдельные публичные дома создавались также для насильно вывезенных рабочих, гражданских и заключенных концлагерей. 

Принудительная проституция и поощрение узников 

«Строения особого назначения» начали появляться на оккупированных территориях в 1942 году. В Дахау, Заксенхаузене и даже Освенциме создавались лагерные бордели, в которых узниц женского пола принуждали к занятию проституцией. Параллельно с открытием подобных заведений велась жесткая политика по пресечению уличной проституции. Девушек легкого поведения, которые рискнули продавать свое тело без указа рейха, отлавливали на улицах, отправляли в лагеря и подвергали принудительной стерилизации.

Идея поощрять «прилежно трудящихся узников возможностью насладиться обществом женщины» принадлежала Генриху Гиммлеру. Однако обманчиво считать действия рейхсфюрера СС заботой о заключенных. Наоборот, дома терпимости создавались с единственной целью: как эффективнее сподвигнуть узников к еще более усердному труду. Услуга пользовалась популярностью: поход в бордель узники выбирали не реже, чем добавку к рациону, облегчение условий содержания или денежную премию. 

Принудительная проституция в нацистских концлагерях дала свои плоды: стремясь заработать вожделенное телесное вознаграждение, заключенные действительно показывали высокую производительность труда на оружейных заводах и в каменоломнях.

«Премия» для надсмотрщиков 

Расистская иерархия существовала и при посещении лагерных борделей. Поначалу половые утехи разрешались только узникам, которые были чистокровными немцами. Со временем рейх смягчился и разрешил общение с женщинами представителям некоторых других наций. Исключение составляли евреи: им дорога в лагерные бордели была всегда закрыта. 

За определенную плату – две рейхсмарки – внеочередной «премии» могли удостоиться надсмотрщики, старосты и прочая «знать» из числа заключенных лагеря. Стоимость входного билета была довольно высокой. В те времена, например, за три рейхсмарки в столовой можно было купить 20 сигарет.

Утехи в одной позе 

График работы и процедура посещения лагерных домов терпимости четко регламентировались. По приходу узника записывали в специальный журнал и называли номер комнаты, в которой уже ждала проститутка. На любовные утехи выделялось около 15 минут, иногда немного больше. Что примечательно, комнаты и девушки никогда не повторялись. Посетителей обязывали разуваться на входе и говорить только о самом необходимом. Разнообразие в во время интимных отношений не приветствовалось - заключенным дозволялась исключительно миссионерская поза. 

Аскетичная обстановка не способствовала возникновению влечения, поэтому нередко дело вовсе не доходило до полового акта. Одни мужчины были не в состоянии его совершить из-за проблем с физическим здоровьем, другие предпочитали ему задушевный разговор и ощущение моральной близости с женщиной. В Бухенвальде, например, «строение особого назначения» было открыто только в вечернее время - с 19 до 22 часов. В дни воздушной тревоги, при отключении воды или света, трансляции по радио речи фюрера, бордель закрывался. Приватного пространства заключенным не оставляли - по коридору всегда ходил эсэсовец, а в дверях были глазки.

Забота о здоровье и отсутствие контрацепции 

Нацисты боялись венерических заболеваний, поэтому всерьез заботились об их профилактике. У проституток регулярно проверяли кровь и брали мазки на предмет заболевания сифилисом и гонореей. В больничных бараках выдавались специальные дезинфицирующие мази, которыми женщины обязаны были пользоваться до и после каждого полового акта. Несколько раз в неделю менялось постельное белье, которое подвергалось кипячению. 

Наряду с повальной обеспокоенностью здоровьем мужчин, эсэсовцы совершенно не переживали о защите женщин. Вопрос контрацепции оставался открытым – предполагалось, что проститутки сами выберут подходящий способ. Надо отметить, что нежелательная беременность действительно наступала крайне редко. Большинство женщин принудительно стерилизовали еще до заключения, многие стали бесплодными из-за тягот лагерной жизни. Если система все же давала сбой, провинившуюся тут же отправляли на аборт, а на ее место назначали временную замену.

Источник

balalaika24.ru

» Дома терпимости для нацистской верхушки (фото)

Официально нацисты боролись с проституцией, а на самом деле не только приветствовали, но даже поощряли.

Бордели в концлагерях

В 1942 году рейхсфюрер СС Гиммлер решил повысить производительность труда в концлагерях. Он ввёл для узников «дома терпимости», цинично думая, что после такого поощрения заключенные начнут отдавать все свои силы без остатка.

Почему Олег Ляшко стал геем?
  • Он не гей, он п*с! 71%, 5643 голоса

    5643 голоса 71%

    5643 голоса - 71% из всех голосов

  • Такова его природа 11%, 908 голосов

    908 голосов 11%

    908 голосов - 11% из всех голосов

  • Это черный пиар политика 10%, 757 голосов

    757 голосов 10%

    757 голосов - 10% из всех голосов

  • Он - дитя порока 8%, 612 голосов

    612 голосов 8%

    612 голосов - 8% из всех голосов

Всего голосов: 7920

01.07.2016

Poll Options are limited because JavaScript is disabled in your browser.
  • Он не гей, он п*с! 71%, 5643 голоса

    5643 голоса 71%

    5643 голоса - 71% из всех голосов

  • Такова его природа 11%, 908 голосов

    908 голосов 11%

    908 голосов - 11% из всех голосов

  • Это черный пиар политика 10%, 757 голосов

    757 голосов 10%

    757 голосов - 10% из всех голосов

  • Он - дитя порока 8%, 612 голосов

    612 голосов 8%

    612 голосов - 8% из всех голосов

Всего голосов: 7920

01.07.2016

×

Вы или с вашего IP уже голосовали. Голосовать Первый бордель был открыт в лагере Маутхаузен в Верхней Австрии. Немного позже такого рода услуги стали предоставляться заключённым во многих концлагерях. Невольниц для такой работы отбирали из проституток, бездомных и уголовниц. Евреев-женщин для предоставления данных услуг не брали, как и мужчинам еврейского происхождения нельзя было пользоваться ими.

Также было ограничение, что данная процедура должна длиться не более пятнадцати минут. У каждой оборудованной комнаты стоял надзиратель, и всякие разговоры были непозволительны.

Весь ужас, который происходил в то страшное время, утаивался, и поэтому информация была скрыта от всеобщего обозрения.

Публичные дома для наемных рабочих

Власти Германии как могли всевозможно препятствовали отношениям между немками и привезенными наемными рабочими. В 1941 году по распоряжению самого Бормана были созданы бордели для иностранных рабочих, которым выдавались талоны, чтобы при желании они могли воспользоваться услугами «жриц любви».

Передвижные бордели

В такие дома для работы брали всех, но обычно местных: в Польше — полячек, во Франции – француженок, в СССР ценились литовки и латышки.

Так как нацисты блюли чистоту, были созданы бордели на колесах. В найденных дневниках, сохранившихся до наших дней, были обнаружены записи генерала Гальдера, в которых он писал не только о нуждах армии, но и о борделях, не успевающих за армией.

Немецким солдатам на один месяц выдавалось не более шести талонов, благодаря которым он мог удовлетворить свои плотские утехи.

Элитное заведение для обслуживания верхушки СС было создано в одном экземпляре. Идея такого дома принадлежала Рейнхарду Гейдриху, а в жизнь эту задумку воплотил Вальтер Шелленберг, который даже лично отобрал двадцать женщин.

Елена Рудницкая

Фото: ggpht.com

Присоединяйтесь к группе «Кто есть кто» в ВКонтакте и следите за обновлениями!

whoswhos.org

Бордели в немецких концлагерях - Общая информация

В Германии предан гласности доселе малоизученный факт из истории нацистского прошлого. Немецкий культуролог Роберт Зоммер впервые поведал миру о судьбе лагерных проституток в своей книге "Das KZ-Bordell" ("Бордель в концентрационном лагере"), сняв табу с запретной темы.

Табу Второй Мировой войны

20 марта 2010 года в берлинском ландтаге (региональном парламенте) прошла презентация книги Роберта Зоммера "Das KZ-Bordell" ("Бордель в концентрационном лагере"). На 460 страницах исследования описана история появления, структура работы и социальная роль публичных домов, созданных нацистами в концентрационных лагерях. Согласно данным культуролога, вырученные от проституции поступали на счета Третьего Рейха. Однако историки старательно умалчивали о лагерной проституции. Бордели были расположены на территории Захсенхаузена, Дахау, Аушвица, Бухенвальда, Дора-Миттельбау, Равенсбрюка, Маутхаузена и Берген-Бельзена. Самый большой публичный дом, с 20 девушками, существовал на территории Освенцима.

"Между 1942 и 1945 годами нацисты организовали всего десять "специальных учреждений" в Бухенвальде, Дахау, Заксенхаузене и даже в Аушвице. Всего в них было принуждено к работе около 200 женщин. Как пишет автор, публичные дома для заключенных были организованы в качестве поощрения за хорошую работу по указанию тогдашнего рейхсфюрера СС Гиммлера. При содействии промышленников он ввел в концлагерях премиальную систему, которая поощряла примерную работу заключенных облегчением содержания, дополнительным пайком, денежными премиями, табаком и, конечно же, посещением борделя.

Несмотря на то, что со дня окончания Второй Мировой войны прошло 60 с лишним лет наличие в лагерях смерти борделей, в которых узниц принуждали к проституции все еще остается малоизученным аспектом нацистского террора. Но чем больше времени проходит, тем меньше остается свидетелей, а значит становится легче снимать табу с "неудобной" темы.

"Das KZ-Bordell"

В течение девяти лет 34-летний берлинский ученый исследовал документы, разбросанные по архивам и мемориальным комплексам различных стран, беседовал с жертвами сексуальной эксплуатации и очевидцами, дожившими до наших дней. Ученый развенчал миф о том, что национал-социалисты боролись с проституцией. Скорее, режим стремился к тотальному контролю над весьма выгодным бизнесом. Целая сеть борделей, покрывавшая в те годы половину Европы, контролировалась властями нацистской Германии. Зоммер утверждает, что в сеть входили "гражданские и военные публичные дома, а также заведения для принудительных рабочих, в связи с чем эта сеть частично накладывалась на систему концентрационных лагерей".

Защитив диссертацию, которая по сути стала первым обширным научным исследованием на тему нацизма и проституции, Зоммер решил опубликовать добытые материалы в книге "Das KZ-Bordell" ("Бордель в концентрационном лагере"). Помимо этого, факты, на которые Зоммер пролил свет, легли в основу передвижной выставки "Лагерные бордели. Принудительная проституция в нацистских концлагерях". Организаторы планируют провести ее в нескольких мемориальных комплексах до конца года. "Ни одна тема в истории концлагерей так не замалчивалась либо не искажалась в общественном сознании, как эта" - сказала директор мемориала Инза Эшенбах. На стендах, оформленных художниками Берлинского университета искусств, представлены документы или их копии. Это первая выставка на запретную тему в немецком музее женского концлагеря Равенсбрюк. "Тем не менее, в исследованиях еще существует много пробелов, - отметила доцент Катя Йедерман. - Ведь хотя женщинам был нанесен физический и моральный ущерб, многие из них из-за чувства стыда не обращались за компенсацией. Усугубляло положение и то, что вступавшие с ними в половые отношения мужчины отзывались о них большей частью презрительно. Если вообще отзывались".

Бордель в Освенциме Stammlager, блок 24А, имел 21 шлюху, и был расположен сразу же за главными воротами прямо перед надписью Arbeit Macht Frei (Работа делает свободным).

Хороший работник – это удовлетворенный работник

Гиммлер цинично полагал, что немного женской ласки повысит производительность рабского труда в каменоломнях и на оружейных заводах. Поощрить "прилежно трудящихся заключенных возможностью посетить бордель и насладиться обществом женщины" представлялось для рейхсфюрера целесообразным. 23 марта 1942 года он написал о своей идее Освальду Полю, ведавшему управлением лагерей.

Рейхсфюрер СС даже ввел своеобразную систему поощрения узников концентрационных лагерей: за "особые заслуги" узники вознаграждались облегчением условий содержания, добавками к рациону питания, а также небольшими денежными премиями. Всего же в публичных домах концлагерей работали порядка 200 "секс-рабынь". В некоторых лагерях на одну проститутку приходилось по 300 - 500 мужчин.

Согласно расистской иерархии национал-социалистов, изначально посещение публичных домов позволялось только узникам немецкого происхождения. Но позднее "услугой" могли пользоваться практически все кроме евреев, советских военнопленных и простых интернированных. Этим правом обладали так называемые заключенные-функционеры: интернированные, занимавшиеся внутренней охраной, и надзиратели из числа узников.

"Смысл учреждения борделей состоял в том, чтобы увеличить производительность насильственного труда, создав людям дополнительный стимул, - поясняет Зоммер. - Судя по собранным мной данным, план не сработал: большинство заключенных были просто физически не в состоянии пойти к проститутке".

"Черный треугольник"

Активистка австрийского движения Сопротивления и заключенная лагеря Равенсбрюк Антониа Бруа вспоминает: "Самые красивые женщины оказывались в борделях СС, менее эффектные - в военных борделях". Остальные же высылались в мужские концлагеря. Так, в июне 1942 года в лагере Маутхаузен в Верхней Австрии был создан первый лагерный "дом терпимости". Здание насчитывало десять небольших комнат с зарешеченными окнами "барака №1". В публичном доме у каждой женщины было собственное "место работы" - отдельная комната. В ней обычно имелись стол, стулья, скамья, окно и даже занавеска.

Будущих проституток в возрасте от 17 до 35 лет набирали в самом большом женском концентрационном лагере на территории самой Германии Равенсбрюк или Аушвиц-Биркенау из числа "антиобщественных элементов". Многие из них ранее уже занимались проституцией, на первых порах они обучали новичков "профессиональным навыкам". Около 60-70 процентов лагерных путан были немками по происхождению. Оставшаяся часть набиралась из числа полек, украинок или белорусок, еврейки же не допускались к работе в лагерных борделях, а заключенные-евреи не имели права их посещать.

В кинохронике, которую отсняли сами фашисты, четко заметны номера узников. Однако из-за того, что архивный материал был отснят на черно-белую пленку трудно заметить другие знаки различия - разноцветные нашивки. К рукавам проституток нашивали "черные треугольники".

По прибытию в мужской лагерь надзирательницы цинично сообщали им, что они находятся в "борделе для заключенных" и что им непомерно повезло. Женщин помещали в лазарет, где их в течение десяти дней приводили в форму - им делали уколы кальция, они принимали дезинфицирующие акриловые ванны, отъедались и загорали под кварцевыми лампами.

Врачи СС пресекали развитие венерических болезней в лагере, поэтому женщин регулярно осматривали, а посетителям выдавались дезинфицирующие мази. Однако, в отсутствии презервативов, о предохранении путаны не заботились. Но и беременели они редко. Большинство "асоциальных" женщин стерилизовали еще до мобилизации в лагеря, а другие были неспособны к деторождению из-за стресса. При "производственных ошибках" женщин заменяли на вновь прибывших, а беременных высылали обратно в женские лагеря для прохождения надлежащей медицинской процедуры. По редким данным, можно сделать вывод, что беременность могла означать заочный смертный приговор, но никаких документальных подтверждений казней беременных нет.

Вырванная страница истории

Процедура посещения борделей, а также время их работы регламентировались СС. "Специальное учреждение" в концлагере Бухенвальд было открыто 11 июля 1943 года. Оно работало ежедневно с 19.00 до 22.00. В те вечера, когда не было света или воды, объявляли воздушную тревогу или передавали по радио речь фюрера, публичный дом закрывался. В свободное от основной работы время девушки занимались несложной работой: починкой носков или сбором трав.

Двери "номеров" были оборудованы глазками. Коридоры патрулировались эсэсовцами. Посетители должны были разуваться, говорить разрешалось только о самом необходимом. "Каждый заключенный должен был вначале подать прошение на посещение борделя, а затем он мог купить за две рейхсмарки входной билет. Для сравнения, 20 сигарет в столовой стоили три марки. Евреям вход в бордель был строго воспрещен. Разводящий выкрикивал номер заключенного и номер комнаты, которую он должен был занять. Заключенному позволялось находиться в комнате не более 15 минут, при "этом" была разрешена только "поза миссионера" - описывает Зоммер в своей книге.

В дневнике заключенного Дахау Эдгара Купфер-Кобервитца записано: "Ждешь в коридоре. Фамилию и номер узника вписывают в журнал. Потом называют некий номер и фамилию какого-то узника. Тогда нужно спешить в комнатку с названным номером. Каждый раз тебе достается другая комната. У тебя есть 15 минут. Ровно 15 минут". Однако нередко до полового акта не доходило. Одни мужчины оказывались физически не в состоянии его совершить, "другие, - продолжает Зоммер, - испытывали потребность, скорее, просто поговорить с женщиной, ощутить ее близость".

Бывший узник Бухенвальда голландец Альберт Ван Дейк вспоминает ужасы, пережитые им и многими другими в отдельной главе в своих мемуарах - нерассказанное никем. Именно в ней он рассказывает о том, что посещал в лагере, где он провел два года, публичный дом для узников. "Этих женщин большинство узников презирало. Но разве они туда добровольно приехали? Нет" - пишет он. "Старшие мне говорили: как тебе не стыдно"? А мне не было стыдно: тебя моют, бреют, дают чистую одежду, ты получаешь женщину. Так я познакомился с Фридой" - говорит Ван Дейк. Для бывшего узника концлагеря это память о первой любви.

Проституция, как средство выживания

Среди женщин из "команды особого назначения" были и добровольцы. Бруа, которой пришлось работать в медсанчасти Равенсбрюка, вспоминала, что некоторые женщины "добровольно шли в публичный дом, потому что им обещали освобождение" ровно через шесть месяцев. Однако это утверждение спорно. Так, испанка Лола Касадель, участвовавшая в движении Сопротивления и в 1944 году попавшая в Равенсбрюк, рассказала как их староста в лагере объявила: "Кто хочет работать в борделе, зайдите ко мне. И учтите: если добровольцев не окажется, нам придется прибегнуть к силе".

Для многих женщин, обреченных на смерть, "повинность" в борделе стала последней надеждой на выживание. "Важнее всего, что нам удалось вырваться из ада Берген-Бельзена и Равенсбрюка, - говорила Лизелотте Б., бывшая узница лагеря Миттельбау-Дора. - Главное - как-то выжить".

"Исследование публичных домов в лагерях смерти раскрывает новую грань нацистского террора: эсэсовцы фактически пытались сделать узников своими сообщниками в преступлении против женщин", - уверен берлинский культуролог. Как выяснил Зоммер, тот, у кого хватило сил перенести ужасы борделя, имел больше шансов не умереть в лагере. Почти все вынужденные проститутки пережили времена нацистского террора. Инза Эшебах, руководитель мемориала бывшего концлагеря Равенсбрюк добавляет: "Женщины, разумеется, не рассказывали об этом после войны. Одно дело говорить: я работала плотником или я строила дороги, и совсем другое - меня вынудили работать проституткой".

Что стало с теми лагерными проститутками, которые дожили до освобождения, сумели ли они исцелиться от душевных травм, имеют ли они семью и детей в большинстве случаев не известно. Как правило, женщины до конца своих дней молчат о том, что с ними произошло. Сотни узниц публичных домов после войны жили в стыде. Военное сексуальное насилие ООН признала преступлением против человечности только в ХХI веке. "Ни одна из них не получила компенсацию за то, через что ей пришлось пройти, - говорит Зоммер. - Чрезвычайно важно хоть в какой-то степени восстановить сегодня доброе имя этих женщин".

Внешне этот барак на территории концлагеря Бухенвальд ничем не отличался, и только занавески на окнах говорят о том, что это была не совсем обычная постройка на территории бывшего концлагеря. Внутри на столах стояли вазы с цветами, на кроватях лежали подушки, а на стенах висели картины. "Вечером, после смены караула на лагерной башне у главных ворот, около двух десятков заключенных Бухенвальда женского пола должны были приступать к своим обязанностям - они были проститутками в лагерном борделе", - пишет в своей статье, опубликованной в Sueddeutsche Zeitung, Кристиане Коль.

Бордель в Бухенвальде существовал с 1943 года и был закрыт незадолго до освобождения лагеря в 1945 году. При этом клиентами женщин были не офицеры СС, а сами заключенные. По словам берлинского культуролога Роберта Зоммера, изучившего архивы концлагеря, ежедневно бордель посещали до 100 заключенных.

"Над этой главой деяний НСДАП долго висела завеса молчания, поскольку ни сами нацистские преступники, ни их жертвы не были заинтересованы в том, чтобы подобная форма принудительных работ всплыла на поверхность", - говорится в статье.

И только исследования Зоммера пролили свет на эту темную сторону деятельности нацистского режима. Его книга "Бордель в концлагере" стала основой для выставки, которая проводится сейчас в Бухенвальде. "Лагерные бордели стали формироваться по приказу главы СС Генриха Гиммлера, который видел в них возможность повысить производительность и работоспособность заключенных", - пишет издание. Официально сексуальные услуги были частью системы поощрений, которая предусматривала и выдачу сигарет или послабления в переписке. "Однако на деле речь шла прежде всего о дополнительном унижении узников концлагеря". Если посещение борделя после письменного прошения было одобрено руководством лагеря, заключенного после унизительных медицинских процедур под конвоем сопровождали в комнату в "особом бараке". Время визита было строго ограничено, за происходящим в помещении следили охранники.

По сведениям Зоммера, женщин в бордели привлекали обещанием досрочного освобождения. Как пишет ученый, многие бывшие узницы не сознавались в своем прошлом и не требовали компенсации в том числе и потому, что боялись быть на всю жизнь заклейменными.

Автор идеи - Гиммлер

Идея организации борделей для поощрения лояльных заключённых пришла Генриху Гиммлеру во время посещения концлагеря Маутхаузен. Дома терпимости должны были повысить производительность труда в каменоломнях и на оружейных заводах.

Первый, из десяти подобных, лагерный бордель появился в концлагере Маутхаузен в июне 1942 года, позже, осенью – в KZ Гузена. В 1943 – в KZ Флоссенбюрга, Бухенвальда, Аушвитце (Освенциме), Аушвитце-Моновице, в 1944 – в Нойенгамме, Дахау, Заксенхаузене, в 1945 – в Доре-Миттельбау.

Пополнявшие ряды проституток были в основном женщины-заключённые из лагеря Равенсбрюк. Также в бордель попадали немки из асоциальной среды, уличные проститутки, бомжихи. Им обещали хороший паёк и выпуск через 6 месяцев на волю.

Освенцим-Биркенау, женский лагерь, май 1944.

Одна из заключённых, Маргарет В., вспоминает день ее отбора для борделя: «В помещении мы должны были раздеться до гола. Туда вошла группа SS и врач лагеря Шидлаувски. Они нас осмотрели. Я слышала, как Шидлаувски произнёс, что неужели они хотят эти кости? Другой, это был комендант Бухенвальда Кох, ответил, что она хорошо сложена, мы её откормим…»

Бордель для заключённых в Бухенвальде открылся 11 июля 1943 года.

Тогда Маргарет В. было 25 лет. Вместе с 16 следующими отобранными арестантками она была переправлена из женского концлагеря Равенсбрюк в Бухенвальд к 20.000 мужским арестантам. Ее барак был огорожен колючей проволокой, к ее телу был предоставлен постоянный доступ.

Здание состояло из жилой комнаты, спальни, служебного кабинета SS, комнаты врачей и отдельных комнат для интима. Каждая комната имела свой порядковый номер, такой же получала женщина, принимающая в комнате. Маргарет В. получила «13».

Бордель работал с 19 до 22 часов. Входящие арестанты могли выбирать женщину, но сначала проходили медосмотр и получали разрешение на 15 минут половых сношений. Была разрешена только миссионерская поза. В каждой двери находилось отверстие для наблюдения и неотъемлемый надзиратель SS, следящий за точным процессом – разговоры и просто общение, без полового акта, запрещались.

Для посещения борделя арестант должен был сделать заявку и купить так называемую «Sprungkarte» стоимостью 2 рейхсмарки. Для сравнения – пачка 20-ти сигарет в столовой стоила 3 рейхсмарки. Евреям посещение борделя было запрещено. Ослабшие после трудового дня узники неохотно шли в предоставленные им Гиммлером дома терпимости. Одни – по моральным соображениям, другие – по материальным – бордельный талон можно было выгодно обменять на пропитание.

Карта для посещения борделя.

Талончик ценностью 1 рейхсмарка.

Надзиратели боялись распространения венерических болезней и тщательно проверяли женщин на триппер и сифилис. Нежелательные беременности их не волновали, презервативы не выдавали, и как предохранятся – женщины должны были придумывать сами. Среди узниц возникала своя иерархия: были любимые и не пользующиеся популярностью. «Любимые» девушки, дабы не быть замученными за день посещениями, платили надзирателям за перенаправление клиентов. В день девушка должна была принять до 10 клиентов. За одного клиента девушке полагалось 45 пфеннигов, но только 20 приходили на руки. Надзиратели исполняли роль сутенёров, обеспечивая особо примечательных девушек новыми клиентами, расплачиваясь с девушками одеждой и едой.

Заключенные в Освенциме. Девушкам, отобранным для борделей, делали инъекции кальция, заставляли мыться в дезинфекционных ваннах, облучали ультрафиолетовыми лампами и кормили лучше, чем других заключённых.

Невообразимо, что эти женщины должны были терпеть: унижения, наказания, изоляцию, дискриминацию и болезни. Если сексуальная привлекательность женщин была израсходована, они были больны или беременны, их как вещь обменивали на новеньких. А выработавшихся отправляли назад в концлагерь, где они, если не были расстреляны или отравлены газом, то умирали от венерических болезней. Только в самых редких случаях женщины были отпущены на свободу, как это им обещалось.

Предположительно в лагерных борделях работали 220 женщин, 17–35-ти летние, в общей массе немки, но также полячки, украинки, белоруски и цыганки.

РОССИЯ

В годы Великой Отечественной войны многие города и поселки Северо-Запада России были оккупированы фашистами. На передовой, на подступах к Ленинграду, шли кровопролитные бои, а в тихом тылу немцы обживались и пытались создать комфортные условия для отдыха и досуга.

«Немецкий солдат должен вовремя покушать, помыться и снять половое напряжение», - так рассуждали многие командиры вермахта. Для решения последней проблемы были созданы публичные дома в крупных оккупированных городах и комнаты свиданий при немецких столовых и ресторанчиках, а также разрешена свободная проституция.В борделях работали в основном местные русские девушки. Иногда дефицит жриц любви восполнялся из жительниц Прибалтики. Информация о том, что нацистов обслуживали только чистокровные немки, - миф. Проблемами расовой чистоты была озабочена только верхушка нацистской партии в Берлине. Но в военных условиях никто не интересовался национальностью женщины. Ошибочно также считать, что девушек в борделях заставляли работать только под угрозой расправы. Очень часто их туда приводил лютый военный голод.

Бордели в крупных городах Северо-Запада, как правило, располагались в небольших двухэтажных домах, где посменно работали от 20 до 30 девушек. В день одна обслуживала до нескольких десятков военнослужащих. Публичные дома пользовались небывалой популярностью у немцев. «В иной день у крыльца выстраивались длинные очереди», - писал один из нацистов в своем дневнике. За сексуальные услуги женщины чаще всего получали натуральную оплату. Например, немецкие клиенты банно-прачечного комбината в Марево Новгородской области частенько баловали излюбленных русских девушек в «бордель-хаусах» шоколадными конфетами, что тогда было почти гастрономическим чудом. Денег девушки обычно не брали. Буханка хлеба - плата гораздо более щедрая, чем быстро обесценивающиеся рубли.

За порядком в публичных домах следили немецкие тыловые службы, некоторые увеселительные заведения работали под крылышком немецкой контрразведки. В Сольцах и Печках нацистами были открыты крупные разведывательно-диверсионные школы. Их «выпускники» засылались в советский тыл и партизанские отряды. Немецкие разведчики здраво полагали, что «колоть» агентов легче всего «на женщине». Поэтому в Солецком борделе весь обслуживающий персонал был завербован Абвером. Девушки в приватных беседах выясняли у курсантов разведывательной школы, насколько они преданы идеям Третьего рейха, не собираются ли перейти на сторону советского Сопротивления. За такую «интимно-интеллектуальную» работу женщины получали особые гонорары.

Свободные проститутки

В одном из документов 1942 года мы находим следующее: «Так как имевшихся во Пскове публичных домов для немцев не хватало, то они создали так называемый институт санитарно-поднадзорных женщин или, проще говоря, возродили свободных проституток. Периодически они также должны были являться на медицинский осмотр и получать соответствующие отметки в особых билетах (медицинских удостоверениях)».

После победы над фашистской Германией женщины, которые обслуживали нацистов в годы войны, подверглись общественному порицанию. Люди обзывали их «немецкими подстилками, шкурами, б...». Некоторым из них брили головы, как падшим женщинам во Франции. Однако ни одного уголовного дела по факту сожительства с врагом не было заведено. Советское правительство смотрело на эту проблему сквозь пальцы. На войне - особые законы...

www.nakop.ru


Смотрите также