Schutztruppe: германские колониальные войска в Западной и Восточной Африке. Германии колонии в африке


германские колониальные войска в Западной и Восточной Африке » Военное обозрение

На путь колониальных завоеваний Германия вступила сравнительно поздно. Ведь и как единое государство она появилась лишь во второй половине XIX века, после объединения многочисленных феодальных владений. Впрочем, практически сразу после преодоления феодальной раздробленности и формирования единого германского государства, последнее приступило к серьезному наращиванию военной и экономической мощи. Германия рассчитывала занять должное место среди других европейских держав, а в перспективе и обогнать их по уровню политического, экономического и военного могущества. Достижение этой цели ставилось знаменитым канцлером Отто фон Бисмарком в зависимость, в том числе, и от колониальной экспансии в Африке, Азии, Океании.

До конца XIX века история колониальной экспансии германских государств носила эпизодический характер. Так, в 1528-1546 гг. испанская колония Венесуэла находилась под управлением аугсбургского банкирского дома Вельзеров, у которых король Испании Карл I взял в долг крупную сумму денег и решил рассчитаться землей. По прошествии 18 лет владения Венесуэлой испанский король вернул колонию назад, поскольку посчитал, что аугсбургские банкиры управляют ей неэффективно. В 1683-1718 гг. небольшое колониальное владение на западноафриканском побережье – на юго-западе современной Ганы – принадлежало Бранденбургу. Курфюрст Бранденбурга Фридрих Вильгельм пытался проводить активную политику захвата заморских территорий и даже создал Бранденбургско-африканскую компанию.

В 1683 г. два фрегата доставили на ганское побережье отряд майора Отто Фридриха фон дер Грёбена, который основал поселение Гросс-Фридрихсбург. Впрочем, дальше захвата небольшой территории дело не пошло – побережьем владели голландцы, с которыми в тот период Бранденбург не мог конкурировать. Кстати, именно голландцам в 1718 году Бранденбург и продал колонию Гросс-Фридрихсбург. В 1685-1721 гг. также бранденбургская колония существовала на острове Аргуин у мавританского побережья. Затем она была захвачена французами. В 1685 же году Бранденбург, с целью создания пункта торговли доставляемыми с западноафриканского побережья рабами в акватории Карибского моря арендовал у Дании на тридцать лет остров Санкт-Томас, который был затем захвачен в бранденбургскую собственность без всяких препятствий со стороны датчан, но заброшен после отхода африканских колоний Бранденбурга голландцам и французам.

Германская колониальная империя

Однако подлинная история германской колониальной экспансии началась лишь в 1880-х годах. Первоначально канцлер Отто фон Бисмарк не рассматривал колониальную политику в числе национальных приоритетов, однако изменил свою точку зрения примерно через десять лет после объединения Германии. Это было связано с тем, что значительный отток германских эмигрантов направлялся в поисках лучшей жизни в Соединенные Штаты Америки и Бисмарк, стремясь минимизировать потери в людских ресурсах, желал перенаправить поток мигрантов в созданные германские колонии. Таким образом, к 1885 году в составе Германской колониальной империи оказались: в Африке - Германская Юго-Западная Африка (современная Намибия), Германская Восточная Африка (Танганьика – материковая часть Танзании), Германское Того, Германский Камерун; в Океании – Новая Гвинея и архипелаг Бисмарка. В последующий период под власть Германии перешли в Океании – Соломоновы острова, Науру, Западное Самоа, Каролинские и Марианские острова, китайский город Цзяо-Чжоу.

С самого начала существования Германской колониальной империи руководителям германского государства стало ясно, что она нуждается в защите территорий от посягательства других колониальных держав, в постоянном поддержании порядка и борьбе с антиколониальными движениями, а также в расширении территорий. Для решения данных задач требовалось постоянное присутствие в колониальных владениях значительных по численности воинских контингентов. Однако перебрасывать в колонии значительную часть германских войск из метрополии было не только накладно, но и опасно для самой Германии, которая желала обладать большими воинскими подразделениями на своей территории для постоянного давления на соседние европейские государства. Так германское правительство пришло к распространенной в европейских колониальных державах идее создания колониальных войск, комплектуемых представителями туземного населения на рядовых должностях и немцами – на офицерских и унтер-офицерских должностях.

Наибольшая потребность в создании комплектуемых туземцами колониальных войск ощущалась в Германской Восточной Африке, Камеруне и Германской Юго-Западной Африке – в силу значительных территорий и многочисленности населения данных колониальных владений. В более малочисленных по населению и маленьких по территории колониях, где не ожидалось ни серьезных конфликтов с местными жителями, ни повстанческих движений, создавались только полицейские подразделения. Так появились Schutztruppe – Охранные силы. В 1888 году в Германской Восточной Африке вспыхнуло восстание местных жителей. Поскольку у администрации собственных вооруженных сил не было, рейхскомиссар Герман Виссман создал отряды наемников. 22 марта 1891 года наемные отряды, носившие название «Силы Виссмана» были преобразованы в Силы содействия безопасности Германской Восточной Африки и подчинены командованию Военно-морского флота.

В Юго-Западной Африке для борьбы с восстанием гереро были созданы полицейские подразделения под командованием капитана Курта фон Франсуа, которые 9 июня 1895 года были преобразованы в Охранные силы Германской Юго-Западной Африки. В Камеруне в 1891 году была создана полиция, также 9 июня 1895 года преобразованная в Охранные силы Камеруна. Предусматривалось создание независимых от армии и Имперского флота структур, подчиненных непосредственно императору Германии. Местное командование подчинялось губернатору и командиру Охранных сил. Практически во всех колониях Охранные силы состояли из туземных солдат под командованием немецких офицеров и унтер-офицеров. Только в Германской Юго-Западной Африке, где был значителен процент европейских колонистов, рядовой состав также комплектовался из белых местных жителей. Рассмотрим более подробно специфику формирования и развития охранных подразделений Германии в Восточной, Юго-Западной Африке и Камеруне.

Охранные силы Германской Восточной Африки

Германская Восточная Африка была образована в 1885 году на землях Танганьики, ныне входящей в состав Танзании, а также Бурунди и Руанды, позже ставших бельгийскими колониями. С самого начала германская администрация в Танганьике столкнулась с сопротивлением местного населения. Одним из наиболее крупных было т.н. «восстание Абушири», поднятое в 1888-1889 гг. арабо-суахилийским населением прибрежных районов современной Танзании. Его возглавил местный землевладелец арабо-сомалийского происхождения Абушири ибн Салим аль-Хартхи. В ответ Бисмарк назначил лейтенанта Германа Виссмана рейхскомиссаром Восточной Африки. Последний набрал отряды наемников-аскари из числа представителей местного населения, названные «Силами Виссмана» и при поддержке Имперского флота и морской пехоты разгромил восставших. Абушири бежал в Момбасу, но был выдан предателями и повешен.

В Германской Восточной Африке Охранные силы были созданы первыми. Их история началась в 1889 году, когда рейхскомиссар Виссман создал личное подразделение наемных солдат, предназначенное для борьбы с повстанцами прибрежных районов Танганьики. В 1891 году это формирование было преобразовано в Охранные силы Германской Восточной Африки. Рядовой состав Охранных сил в Восточной Африке первоначально комплектовался наемниками из Судана и Мозамбика, которым больше доверяли в противостоянии местному населению. Затем стали нанимать для службы и жителей Танганьики. Рядовой состав Охранных сил в Восточной Африке получил название «аскари», как и итальянские войска в Сомали и Эритрее. Также из туземцев комплектовалась и часть унтер-офицерского корпуса, носившая заимствованные в египетской армии звания «чавуш» (сержант) и «эфенди» (прапорщик). Командный состав комплектовался командированными из немецкой армии и военно-морского флота офицерами и унтер-офицерами, медицинскими и ветеринарными специалистами и инженерами.

К началу Первой мировой войны Охранные силы в Восточной Африке насчитывали 261 германских офицеров, унтер-офицеров и солдат и 4680 туземных военнослужащих. Командующим этими войсками в апреле 1914 года был назначен подполковник Пауль Эмиль фон Леттов-Форбек (1870-1964). На момент назначения ему было сорок четыре года, двадцать пять из которых он провел на военной службе в качестве офицера германской армии. То есть, это был очень опытный военнослужащий с боевым прошлым и реальными заслугами.

Начав службу в 1889 году, после выпуска из артиллерийского училища, Леттов-Форбек с 1889 по 1895 служил в звании лейтенанта, затем – старшим лейтенантом – участвовал в подавлении «Восстания боксеров» в Китае. После службы в Китае Леттов-Форбек в звании капитана командовал ротой в Германской Юго-Западной Африке, где воевал с восставшим народом гереро. В 1907 получил звание майора и некоторое время прослужил на штабных должностях в Германии, затем вернулся в боевые части и командовал батальоном морской пехоты. С октября 1913 г. Леттов-Форбек командовал колониальными войсками в Камеруне, а в апреле 1914 г. получил назначение в Германскую Восточную Африку.

Когда началась Первая мировая война, германское командование, учитывая малочисленность воинского контингента в Восточной Африке, его недостаточную военно-техническую оснащенность и не надеясь особо на туземных солдат, приказало командующему Охранными силами Леттов-Форбеку не проявлять инициативу и не вступать в вооруженные столкновения с войсками Антанты, дислоцированных в граничащих с Германской Восточной Африкой британских колониях Кенией и Северной Родезией, португальском Мозамбике и бельгийском Конго. Тем не менее, Леттов-Форбек решил действовать на свой страх и риск и 15 сентября 1914 года, перейдя со своим отрядом границу Германской Восточной Африки и Кении, занял кенийский город Таветта. Затем, в ноябре 1914 года, удалось отразить высадку британских войск у города Танга.

За годы войны Леттов-Форбек сумел увеличить численность подчиненных ему войсковых подразделений с 4941 военнослужащего до практически 12 000 человек. В первую очередь, это удалось сделать за счет набора туземных солдат, которые проходили достаточно хорошую воинскую подготовку. Показательно, что отряды Леттов-Форбека отличались высоким боевым духом. Солдаты – туземцы, о чем неоднократно вспоминает в мемуарах и сам Леттов-Форбек, порой демонстрировали не только колоссальную выручку, но и настоящий героизм, когда будучи ранеными, отказывались от транспортировки, чтобы не мешать выполнению боевых задач товарищами и отдавали им свое продовольствие и боеприпасы, оставаясь на верную смерть в саванне или лесу. В подразделениях Леттов-Форбека поддерживался очень высокий уровень дисциплины, что позволило без поступления пополнений из Германии всю войну успешно действовать на территории Восточной Африки. Более того, Леттов-Форбеку удалось вывести боевые действия за пределы Танганьики, перейдя к партизанской войне против британских колониальных войск в Кении и Северной Родезии.

Характер партизанской войны, ведомой Леттов-Форбеком против войск Антанты, имел собственную специфику. Было решено действовать небольшими мобильными группами – патрулями, которые фактически являлись аналогами диверсионно-разведывательных групп. Патрули выдвигались в расположение английских войск, имея с собой телефонные аппараты, которые подсоединялись к английским кабелям, после чего ожидался проход транспорта или войсковых отрядов противника. Из засады по противнику открывался огонь, затем производился захват пленных, продовольствия и вооружения. В длительные рейды высылались две конные роты, которые патрулировали саванны, попутно уничтожая транспортную инфраструктуру, сторожевые посты противника. В лесистой местности действовали малочисленные пешие патрули, состоявшие из одного или двух германских офицеров или унтер-офицеров, трех-четырех туземных аскари и пяти или семи носильщиков. Рейды малых пеших патрулей могли длиться более двух недель в тылу противника, и заключались во взрывах на железных дорогах.

Боевые патрули, о которых также вспоминает Леттов-Форбек в своих мемуарах, представляли собой отряды из 20-30 аскари, часто вооруженных пулеметом или даже двумя пулеметами, и нападавшие из засад на передвигающиеся отряды противника с целью нанесения ему максимального урона. Кстати, для партизанских рейдов туземные солдаты – аскари действительно были очень подходящими бойцами, поскольку во-первых, прекрасно знали местность, а во-вторых, имели большой опыт подобных боевых действий в межплеменных столкновениях, также носивших зачастую подобный характер.

В сражениях с войсками Леттов-Форбека британцы несли колоссальные людские потери – так, в октябре 1917 года в бою у Махивы британцы потеряли 1600 человек при потерях отряда Леттов-Форбека в сотню военнослужащих. При этом, хотя Леттов-Форбек и его солдаты вели партизанскую борьбу против многократно превосходящих сил противника, обложивших территорию его деятельности настоящей блокадой, недостатка в продовольствии и обмундировании немцы не испытывали – их в изобилии поставляли местные жители. Оружие и боеприпасы, в свою очередь, захватывались у противника.

Даже попытка англичан бороться с Леттов-Форбеком, призвав на помощь знаменитого специалиста по партизанской войне Яна Смутса – в прошлом одного из лидеров буров в период англо-бурских войн, а затем – генерала регулярной армии Южно-Африканского Союза, не увенчалась успехом. По совету Смутса, англичане создали специальные укрепления через каждые два километра, перемещаясь между которыми патрули британской армии обследовали железные дороги на предмет минирования. Во-вторых, были созданы мобильные отряды численностью в роту или две роты, в задачу которых входила моментальная реакция на сообщение о нападении партизан Леттов-Форбека на какой-либо объект британской инфраструктуры. При получении подобного сообщения мобильная рота должна была моментально на поезде прибыть к месту нападения и вступить в бой. Тактика, предложенная Яном Смутсом, так и не смогла повлечь за собой серьезные успехи в сопротивлении подразделениям Леттов-Форбека.

Поразительно, что Леттов-Форбек узнал об окончании Первой мировой войны совершенно случайно. Он продолжал боевые действия до поздней осени 1918 года, находясь в полной изоляции от центрального германского военного командования. Узнал же об окончании войны полковник следующим образом - у пленного британского военнослужащего были найдены документы о перемирии между Германией и Антантой, после чего 23 ноября 1918 года отряды Леттов-Форбека капитулировали. На момент капитуляции, истощенные четырехгодичными боевыми действиями, они насчитывали 30 немецких офицеров, 125 унтер-офицеров немецкой национальности и 1168 туземных военнослужащих. В январе 1919 года полковник Леттов-Форбек вернулся в Германию, где в 1920 году в звании генерал-майора был уволен с военной службы. После увольнения в пятидесятилетнем возрасте он прожил еще очень долгую жизнь – сорок четыре года – и умер в 1964 году в глубокой старости.

Охранные силы Германской Юго-Западной Африки

Колония Германская Юго-Западная Африка появилась в 1883 году, а в 1884 году Великобритания по взаимной договоренности признала над ней германский суверенитет. В отличие от других колоний, эта территория оказалась привлекательной для германских колонистов. Поселенцы занимали земли местных племен гереро и нама, что вызывало недовольство последних и приводило к восстаниям. Во время знаменитого восстания гереро в 1903 году повстанцы под руководством Самуэля Махареро, убили более ста немецких колонистов. В ответ в Юго-Западную Африку прибыл 14-тысячный экспедиционный корпус, не только подавивший восстание, но и устроивший настоящий показательный геноцид гереро. За период с 1903 по 1908 гг. было уничтожено от 50 до 80% всех гереро. Однако после поражения гереро против германской администрации восстали готтентоты – нама под руководством Хендрика Витбоя и Якоба Моренга. Война с готтентотами продолжалась до 1908 года и в результате ее было уничтожено до 40 000 готтентотов – нама.

Силы содействия безопасности в Германской Юго-Западной Африке, в отличие от Восточной Африки, практически полностью комплектовались этническими немцами и австрийцами, командируемыми от армии и флота. Туземные военнослужащие в этих подразделениях службу не проходили, поскольку не считались надежными. Немецкие солдаты и унтер-офицеры перед командировкой в Юго-Западную Африку проходили специальную подготовку в учебных центрах, где учились действовать в климатических условиях колонии. Лишь после начала Первой мировой войны незначительное количество туземных солдат было привлечено для несения охранно-конвойной службы в лагерях для военнопленных.

Однако, своего Леттов-Форбека в Германской Юго-Западной Африке не оказалось. Войскам Южно-Африканского Союза удалось достаточно быстро покорить территорию колонии и 9 июля 1915 года сдался последний немецкий отряд. Большая часть немецких поселенцев была интернирована в лагеря на территории Южно-Африканского Союза, с целью предотвращения возможной повстанческой и диверсионной деятельности с их стороны.

Охранные силы Германского Камеруна

Колония Германский Камерун начала свою историю в 1868 году, когда здесь, в дельте реки Камерун, появились первые немецкие фактории. До 1884 года территория принадлежала частным немецким компаниям, однако затем Адольф Верман, представлявший данные компании, обратился к Бисмарку с ходатайством «о защите» территории, после чего Камерун официально стал германским протекторатом. Важнейшую роль в колонизации Германского Камеруна сыграл знаменитый исследователь и путешественник Густав Нахтигаль.

Нахтигаль, в прошлом - военный хирург, оказался в Африке, пытаясь вылечить свой туберкулез сухим африканским климатом. В 1869-1875 гг. он предпринял ряд путешествий по малоизученным районам Центральной Африки, пройдя за два года путь из Триполи в султанат Борну на территории современного Чада, затем – из Борну в столицу Судана Хартум.

За время путешествия Нахтигаль изучил такие глубинные районы Африки как нагорье Тибести, область Борку, район озера Чад, побывал в султанатах Вадаи и Борну, в Кордофане. К этому времени Германия начала проявлять интерес к незавоеванным другими колониальными державами глубинным областям Африки, поэтому экспедиция Нахтигаля поддерживалась берлинским правительством. В 1884 году Нахтигаль, занимавший к тому времени как известный африканист, должность германского консула в Тунисе, был назначен Бисмарком имперским комиссаром в Западной Африке и на канонерской лодке прибыл в Того и Камерун, где водрузил флаги Германской империи. Вожди народа эве, населяющего Того, и дуала, населяющего Камерун, признали протекторат Германии, взамен получив от немецкого руководства определенные привилегии.

В состав Германского Камеруна входили территории не только собственно современной Республики Камерун, но и юго-западные территории Чада, западные территории Центрально-Африканской республики, восточные территории Нигерии, северные территории Габона и Конго. То есть, это была достаточно внушительная по площади колония, в развитие и освоение которой германские власти также вкладывали значительные средства. В частности, там были проложены две железные дороги, созданы сельскохозяйственные плантации.

В Германском Камеруне Охранные силы были созданы в 1894 году после реорганизации колониальной полиции в вооруженные силы. Как и в Германской Восточной Африке, камерунские Schutztruppe состояли из туземных солдат и немцев на офицерских и унтер-офицерских должностях. Они участвовали в подавлении восстаний местного населения. Ко времени начала Первой мировой войны германские подразделения в Камеруне состояли из двенадцати рот и насчитывали 185 немецких офицеров и унтер-офицеров и 1560 туземных военнослужащих. Как и Юго-Западная Африка, Германский Камерун в годы Первой мировой войны не смог продержаться длительное время и в 1916 году был оккупирован английскими и французскими войсками. Его территория была поделена между двумя державами и образовала Британский и Французский Камеруны. Первый впоследствии вошел в состав Нигерии, второй стал независимой Республикой Камерун.

Колониальная полиция

Помимо Охранных сил, во всех германских колониях действовали полицейские подразделения, подчиненные гражданской администрации. В Германской Восточной Африке полиция состояла из 4 немецких офицеров, 61 немецкого унтер-офицера, 147 африканских унтер-офицеров и 1863 аскари, то есть рядовых полицейских туземного происхождения. В Юго-Западной Африке полиция состояла из 7 офицеров, 9 руководителей администраций, 68 унтер-офицеров, 432 полицейских сержантов, 50 офицеров, служащих по контракту. Государственная конная полиция Юго-Западной Африки комплектовалась исключительно из числа этнических немцев – поселенцев и командированных. В Камеруне полиция насчитывала 4 офицера, 37 полицейских сотрудников, 1255 полицейских. В Тоголенде было 2 офицера и 530 африканских полицейских.

В тихоокеанских колониях Германии были только полицейские формирования. В Новой Гвинее численность полиции составляла 19 немецких полицейских офицеров, 670 местных полицейских. В Германском Самоа было 20-25 штатных полицейских и 30 так называемых «фита фита». Последние использовались для поддержания порядка, службы на полицейских лодках, несения почетного караула и осуществления обязанностей почтальонов. В Цзяо-Чжоу действовала китайская полиция, укомплектованная 60 китайцами и подчиненная гражданской администрации.

В 1918 году по итогам поражения Германии в Первой мировой войне она лишилась всех своих колоний, которые были поделены между странами Антанты, воевавшими с Германией. Согласно Версальскому договору 1919 г., Германская Восточная Африка была разделена между Великобританией, к которой отошла Танганьика, Бельгией, к которой отошли Руанда-Урунди, и Португалией, которой отошел «Треугольник Кионга» (Юго-Восточная Африка). Того и Камерун были разделены между Великобританией и Францией. Юго-Западная Африка отошла к Южно-Африканскому Союзу – британскому доминиону, оккупировавшему ее в годы войны и получившему мандат на ее управлением. В Тихом океане все острова к северу от экватора отошли Японии, к югу от экватора Германская Новая Гвинея отошла к Австралийскому Союзу, Западное Самоа – к Новой Зеландии.

Соответственно, после крушения Германской колониальной империи перестали существовать и колониальные войска Германии. Их возрожденным подобием в некоторой степени можно назвать вооруженные подразделения, формировавшиеся в годы Второй мировой войны из числа населения оккупированных гитлеровской Германией государств, но это уже совсем другая история.

topwar.ru

Мифы немецких колоний » Военное обозрение

Почему Германия отказалась от «колониального пирога»

В советские времена одной из главных причин Первой мировой войны было принято считать «борьбу за передел мира» между ведущими европейскими державами. В учебниках истории ее наглядно демонстрировали картой колоний: вот, смотрите — зеленым закрашено, что к 1914 году присвоила Англия, фиолетовым — владения Франции, Российская империя — она вон, единым розовым монолитом от Варшавы до Камчатки. Все свои колонии грабили, богатели на них, а Германия как единое государство появилась только в 1871 году и к разделу мира не успела. Досталось ей совсем немного — какое-то Того с Папуасией, вот потому и началась война. Но на самом деле все было куда как сложнее: колониальный фактор хоть и имел место, но за пределами Европы был точно второстепенным.

Острова невезения

Самый большой миф — что Германия не успела к разделу «колониального пирога». Скорее, напротив – немцы оказались чуть ли не первыми колонизаторами в Европе и отсутствие единого централизованного государства их колониальной политике нисколько не мешало.

Лозунг «Drang nach Osten» — «Натиск на Восток» — появился еще во времена Карла Великого и Барбароссы, в VIII-XIII веках, когда германские племена, исконно проживавшие в Западной Германии, развернули наступление на земли поморских и полабских славян. Славянский Липск стал Лейпцигом, Дрездяна — Дрезденом, Бреславль — Бреслау. Переварив эти территории, немцы двинулись дальше, в Прибалтику, основав Кенигсберг, Ригу и другие города. Какие-то народы они истребляли и ассимилировали (пруссы), остальных (латыши, эстонцы, чехи) сильно онемечили.

Так появились Восточная Германия, Пруссия, немецкоязычные Силезия и Померания, судетские, трансильванские, прибалтийские, дунайские немцы (а при Екатерине II — и немецкие колонии в Крыму, Запорожье, Поволжье и т.д.). Наверное, трудно даже вспомнить, у какого еще европейского народа был бы пример столь успешного расселения и колонизации на собственном континенте. Разве что только у русских, осваивавших Урал, Поволжье, Север и Причерноморье.

Предпринимались попытки обзавестись колониями и за морями, но там в отличие от Европы немцам почему-то не везло, словно над ними висело мистическое проклятие — нести свое «бремя белого человека» только на европейском континенте. За его пределами у других выходило лучше.

Карта германских колоний.

Самый яркий пример — в XVI веке какое-то время немецкой колонией была целая Венесуэла, переименованная в Klein Venedig. Эта территория досталась в 1529 году аугсбургскому банкирскому дому Вельзеров за невыплаченные долги испанского короля Карла V. Казалось бы — какой шанс!

Но массовой миграции немецких колонистов в Венесуэлу не получилось. Индейцы и испанские поселенцы жили по-прежнему, также торговали с Испанией через Севилью. Вельзеры лишь назначали губернаторов, наложили лапу на большую часть добычи золота и серебра и обкладывали 4% налогом всю прибыль от иных видов деятельности. Точнее — так им казалось на бумаге, что наложили и обкладывали, а на практике присылаемые губернаторы заботились только о личном обогащении, занимаясь прибыльной работорговлей. Городов и дорог почти не строили, а индейцев не знакомили с христианством. Потенциально богатая колония не приносила прибыли, выплате королевских долгов не помогала, и потому в 1546 году за бесхозяйственность была отобрана испанцами у немцев назад.

Свою колониальную политику вело и курфюршество Бранденбург, позже ставшее одной из основных частей королевства Пруссия. В период правления Фридриха Вильгельма была основана Бранденбургско-африканская компания, в 1683 году майор Отто Гребен высадился на побережье современной Ганы, где основал колонию Гросс-Фридрихсбург. Она поначалу приносила некоторую прибыль за счет торговли драгоценными металлами и рабами, но явно не такую, на которую рассчитывали, и потому в 1718 году колонию предпочли продать голландцам. Более мелкие владения — остров Аргуин у побережья Мавритании (принадлежал германским колонизаторам в 1685-1721), город Вида на территории нынешнего Того (1700), Сент-Томас и Тортола (Виргинские острова, 1685-1720), Вьекес (около Пуэрто-Рико, 1689-93) постигла примерно та же участь.

Карта расположения Гросс-Фридрихсбурга— колонии Бранденбурга в Центральной Африке.

Свои попытки «зацепиться» в Америке и Африке делало даже Курляндское княжество (часть современной Латвии, тогда управлявшейся немцами). С 1654 по 1689 год курляндцы трижды пытались колонизировать остров Тобаго. Причем не захватить, а именно колонизировать — заселить латышскими крестьянами. В 1651 году курляндцы основали форт в устье реки Гамбии. Но снова «не срослось» с прибылью: расходы на сообщение с заморскими владениями оказались огромны, как и потери от тропических болезней, набегов пиратов, англичан и голландцев. В итоге и прибалтийские немцы свои заморские владения забросили.

Ту же участь разделил еще один амбициозный проект «Ханау-Индия» уже от немецкого герцогства Гессен — попытка создания в 1670-е годы немецкой колонии на землях нынешней Гвианы и Суринама. Снова вместо прибылей получился один убыток да банкротство. Казалось бы, как тут не поверить в мистику?

Никакой мистики, только бизнес

Вопреки тому, чему учили в советской школе, большинство колоний всех метрополий были убыточными. Тут можно вспомнить, например, российские владения на Кавказе и в Средней Азии, которые и в царские, и в советские времена сидели на дотациях. Или Итальянскую колониальную империю — звучит красиво, а на практике все итальянские колонии тоже проедали бюджеты из Рима. И не только несчастное Сомали, но даже богатейшая нефтеносная Ливия, в которой по иронии судьбы нефть нашли лишь после изгнания итальянцев.

Отто фон Бисмарк. Фото: Deutsches Bundesarchiv

Злая ирония судьбы здесь в том, что в руки самых первых колонизаторов — захвативших почти всю Латинскую Америку испанцев и португальцев действительно потекли огромные барыши. От разграбления накопленных за века индейцами сокровищ, от эксплуатации золотых и серебряных рудников, от вывоза «колониальных» продуктов — сахара, табака, каучука, новых овощей и фруктов, которые поначалу были в диковинку и стоили дорого. Позднее повезло и англичанам, примерно так же эксплуатировавшим захваченную Индию, золотые прииски в Австралии, алмазы Южной Африки. «Руки загребущие» выросли у всех, но такие примеры оказались скорее редкостью, чем правилом. Наверное, потому столь легко метрополии и расстались в ХХ веке с почти всеми своими колониями — попросту избавились от требующей огромных расходов (охрана территории, дороги, образование, медицина и т.п.) и мало чего приносящей взамен обузы и как раз начали богатеть, превращаясь в благополучную и сытую современную Европу.

Самые умные из немцев поняли это уже в XIX веке. Первый рейхсканцлер Германской империи Отто фон Бисмарк еще в 1871 году объявил, что колониальная политика не является для него приоритетом: «Мы не должны иметь уязвимых мест в других частях мира. Которые могут оказаться добычей для Франции в случае войны. Я не хочу колоний». До этого по его инициативе Пруссия в 1864 году отказалась от приобретения датских владений на тропических островах в Карибском море, предпочтя соседний Шлезвиг-Гольштейн, и острова были проданы США. В 1870 году Германия отказалась принимать от поверженной Франции Индокитай, предпочтя опять же куда более близкий и родной Эльзас.

И снова – одни убытки

Однако, при всей мощи своего влияния Бисмарк не мог игнорировать мнения других немецких империалистов, по-прежнему мечтавших о новых «кляйн-венедигах» и «ханау-индиях». «Самым выдающимся из них был историк и философ Генрих фон Трайтшке, — пишет исследователь Сергей Буталий, —который заявлял, что Британская империя была «чистым обманом, который скоро кончится». Английская идея свободы и учета интересов туземного населения казалась ему слишком сентиментальной и слабой, и он призывал осваивать колонии в русле «абсолютного господства белой власти». Как заявлял другой архитектор немецкой колониальной политики — Пауль Рорбах, «варварское население Африки, будучи неполноценными людьми, должно считать привилегией отдать свои земли Германии».

Генрих фон Трейчке. Фото: Deutsches Bundesarchiv

В 1873 году мечтателями о германских колониях было образовано так называемое «Африканское общество в Германии», которое ставило целью «исследование Африки», а в 1882 году — «Немецкое колониальное общество», объединившее свыше 15000 сторонников колониальной политики. Формально Бисмарк даже поддерживал эти затеи, поговаривая в узком кругу: «Вся история с колониями — надувательство, но оно нам нужно для выборов», ведь обывателю-лавочнику действительно нравится, когда его страна становится «великой» и прирастает новыми (пусть даже особо и не нужными) владениями.

В 1884 году «под защиту Германии» была передана территория современной Намибии — «Германская Юго-Западная Африка», выкупленная у местных вождей бременским торговцем Адольфом Людерицем, германское Того и Камерун, тоже приобретенный предпринимателем Адольфом Верманом. Годом спустя другой делец — Карл Петерс, являвшийся по совместительству главой «Немецкого колониального общества», выкупил Германскую Восточную Африку, занимавшую континентальную часть нынешних Танзании, Руанды и Бурунди.

Колониальные войска Немецкого Правительства, Камерун, Африка. Фото: Библиотека Конгресса США

Кроме того, в мае 1885 года в Океании под защиту Германии перешли Германская Новая Гвинея и архипелаг Бисмарка, Науру (1888), Палау (1899), часть Самоа, Марианские (1889), Каролинские (1885) и Маршалловы острова (1889). В пребывавшем в упадке Китае немцы обзавелись концессиями в Тяньцзине (1899) и Циндао (1897), успев научить китайцев пивоварению. 12% китайского пива лучших сортов до сих пор производит завод, основанный немцами.

Как известно, в годы Первой мировой войны почти все немецкие колонии (кроме Восточной Африки) были захвачены в первые же месяцы, а после войны были переданы по мандатам Лиги наций другим странам. Германская империя владела ими очень недолго – от 15 до 30 лет и потому при всем желании вновь не смогла получить никакой прибыли. Этому способствовала и действительно неразумная, жестокая политика колонизаторов в отношении местного населения, приводившая к постоянным конфликтам.

Колониальный порядок

В отличие от «мягкотелых» (но как-то оказавшихся способными удерживать свои владения веками) британцев и французов немцы изначально поставили жителей Африки на самую низкую ступень в иерархии на их же собственной земле. За все время германского владычества ни один (!) африканец не прошел натурализацию, чтобы получить полноценное германское гражданство. Зато им сразу же запретили владеть землей и лошадьми, перемещаться по колонии («бродяжничество»), созданная для «туземцев» судебная система не учитывала африканские традиции и широко применяла жестокие телесные наказания.

Планы территориальных приобретений Германии в Европе в представлении западных союзников в 1917 году.

На территории нынешней Намибии — в Юго-Западной Африке немцам почти все время колонизации пришлось вести кровопролитную войну с местными племенами гереро и нама, чтобы отнять у них землю для будущих переселенцев из Германии. Против жителей Калахари воевало до 15 тысяч немецких солдат, война не только «встала в копеечку», но и сопровождалась настоящим геноцидом — этническими чистками, заключением женщин и детей гереро в концлагеря, изгнанием уцелевших в британские колонии. На рубеже веков в Юго-Западной Африке погибло до 80% местного населения, но большого количества немецких переселенцев в охваченную войной колонию так и не приехало — когда там установился мир, грянула Первая мировая.

Германский Камерун (который территориально был больше нынешней страны Камерун) «буянил» в меру, но зато усиленно поглощал дотации из Берлина. Благодаря субсидиям из имперской казны в колонии построили две линии железной дороги из портового города Дуала до сельскохозяйственных плантаций (160 и 300 км длиной), создали обширную телеграфную сеть, почту, систему речной навигации. Взамен в метрополию шло, конечно, какое-то количество бананов и ананасов…

Примерно так же «присосалась» к имперскому бюджету и колония Того, обещая взамен стать «образцовой». До самого конца убыточной оставалась и Восточная Африка, где тоже строились автомобильные и железные дороги, школы для местного населения на фоне постоянного подавления бунтов и восстаний обделенных и недовольных племен. Жизнь все более наглядно показывала правоту Бисмарка и заблуждения протофашистских «имперских романтиков».

Погрузка бананов для отправки в Германию. Камерун. 1912 год. Фото: Deutsches Bundesarchiv

К началу Первой мировой войны в Берлине сложилась точка зрения, согласно которой судьба заморских колоний все равно будет решаться на европейском театре военных действий, в ходе которых предполагалось завоевать и присоединить к Германии «жизненное пространство» прежде всего в самой Европе.

Германия истратила огромные деньги на перевооружение флота, но так и не сумела догнать Британию, чтобы поддерживать надежный контакт с заморскими владениями. В результате защищать колонии империи площадью в 2 953 000 км² и населением в 12,3 млн человек должны были всего 15 тысяч солдат. И потому удивительно не то, что Того, Камерун, Самоа или Циндао были в общем-то легко сданы и пали в первые же месяцы войны, а то, что одна из германских колоний — Восточная Африка — сумела продержаться до самой капитуляции в 1918 году. Но это уже отдельная история.

topwar.ru

Колонии Германии — WiKi

Колонии немецких государств (XVI—XVIII века)

Кляйн-Венедиг

  Кляйн-Венедиг

В 1519 году перед выборами императора Священной Римской империи испанский король Карл I (позже Карл V) взял в долг у аугсбургских банкирских домов Вельзеров и Фуггеров сумму, колеблющуюся, по разным оценкам, от 143 до 158 тыс. талеров. На выборах Карл V победил французского короля Франциска I, однако средств для возвращения хотя бы части кредита у него не было. В качестве залога, согласно подписанному 27 марта 1528 года в Мадриде Венесуэльскому договору, Вельзеры получили в управление испанскую колонию Венесуэла (букв. «маленькая Венеция», нем. Klein Venedig, Кляйн-Венедиг). Они получили права назначать и смещать губернаторов и чиновников, освобождались от налога на соль, а также от таможенных и портовых сборов в Севилье, обладавшей тогда монопольным правом на торговлю с Венесуэлой. Вельзеры получили право на 4 % прибыли всего предприятия, а также на 90 % (позже 80 %) всех найденных драгоценных металлов, а присланные ими поселенцы получали свой надел земли. Со своей стороны Вельзеры были обязаны построить два города и три крепости, а также населить их[1][2].

В 1529 году первый губернатор Амброзиус Эингер (нем. Ambrosius Ehinger) с 281 колонистом прибыл в столицу Венесуэлы Ной-Аугсбург (нем. Neu Augsburg, «новый Аугсбург», сейчас Коро). В том же году был заложен Ной-Нюрнберг (нем. Neu Nürnberg, «новый Нюрнберг», сейчас Маракайбо). Хотя изначально планировалось, что доход колония будет получать за счёт торговли золотом, солью, рабами и дорогими сортами древесины, вскоре выяснилось, что прибыль, необходимую для покрытия долгов Карла V, может принести только работорговля. Губернаторы начали концентрировать усилия в этой области, что привело к сопротивлению как индейцев, так и уже живших в Венесуэле испанских поселенцев. Испанский миссионер Бартоломе де Лас Касас писал: «Немцы хуже самых диких львов. Из-за своей жадности эти дьяволы в человеческом обличье действуют гораздо кровавее своих предшественников». Резко возросло число жалоб на королевских аудиенциях. В 1536 году, по ходатайству епископа Коро, была создана следственная комиссия, которая должна была проверить обвинения в преступлениях против испанцев и индейцев. Однако ни губернатор Георг Хоэрмут (Georg Hohermuth), организовавший экспедицию на поиски Эльдорадо, ни его заместитель Николаус Федерман, также ушедший в экспедицию в 1537 году, не интересовались вопросами правосудия[3].

В 1546 году Карл V расторг Венесуэльский договор, так как колониальная политика Вельзеров не оправдала себя: губернаторы заботились лишь о своём личном обогащении, еда, лошади и оружие по-прежнему доставлялись с Карибских островов, Маракайбо лежал в руинах, Коро перестал выполнять функции столицы, а большинство местных индейцев по-прежнему были не знакомы с христианством. Бартоломео Вельзер до 1556 года пытался вернуть себе право на данные территории, однако в итоге окончательно потерял Венесуэлу, а также груз Николауса Федермана на складах в Колумбии[4][2].

Африка

  Гросс-Фридрихсбург

В период правления курфюрста Фридриха Вильгельма Бранденбург проводил активную колониальную политику. Для её осуществления была основана Бранденбургско-африканская компания (нем. Kurfürstliche Afrikanisch-Brandenburgische Compagnie, позже перешедшая Пруссии). Для защиты поселенцев и имущества компания имела право обращаться за помощью к военно-морскому флоту Бранденбурга[5].

1 января 1683 года майор Отто Фридрих фон дер Грёбен (Otto Friedrich von der Gröben) с фрегатами Morian и Chur Prinz высадился на побережье современной Ганы и основал колонию Гросс-Фридрихсбург (нем. Groß Friedrichsburg). После переговоров с главами 14 местных племён был подписан договор, согласно которому они переходили под протекторат Бранденбурга[2]. В следующие годы были построены также два форта (Dorothea и Louise), также небольшое укрепление возле Таккорари. Однако попытки продвинуться дальше вглубь континента были остановлены ожесточённым сопротивлением владевшей этими землями голландской колонии. Тем не менее, торговля драгоценными металлами и рабами процветала. После особо удачного 1689 года Фридрих Вильгельм смог выкупить доли компаньонов в компании и стать её единственным владельцем. В 1718 году колония была продана голландской Вест-Индской компании[6]. После отъезда из колонии последнего бранденбуржца, командование крепостью перенял Ян Конни (Jan Conny). Он отказался передавать крепость голландцам и до своей капитуляции в 1724 году успешно отражал все их атаки[7][8].

5 октября 1685 года Бранденбургско-африканская компания основала колонию на острове Аргуин возле западного побережья Мавритании. Капитан фрегата «Rother Löwe» Корнелиус Реерс восстановил существовавшую на острове старую португальскую крепость и заключил с королём Аргуина договор, согласно которому Бранденбург становился государством-протектором. Этот договор был ратифицирован в 1687 году и подтверждён в 1698 году. Удачное географическое положение острова способствовало успешной торговле, а некоторое время Аргуин был центральным перевалочным пунктом мировой торговли каучуком. Остров был захвачен французами 9 марта 1721 года[8].

На территории современного Того около 1700 года существовала совместная с англичанами и голландцами колония Вида (нем. Whydah). Несмотря на то что она представляла собой только опорный пункт и складские помещения, благодаря торговле рабами она стала одним из основных торговых центров Того[9].

Карибы

Для обеспечения беспрепятственной торговли рабами из африканских колоний Гросс-Фридрихсбург и Аргуин Бранденбургу требовался опорный пункт на Карибских островах.

С этой целью Бранденбургско-американская компания 25 ноября 1685 года заключила с Датской Вест-Индской компанией договор об аренде части одного из антильских островов — Санкт-Томас. Согласно договору, остров оставался в собственности Дании, однако Бранденбург получал на 30 лет все права пользования. Кроме того, на все тридцать лет острову давались права свободного порта. В 1693 году арендованая Бранденбургом часть острова была им аннексирована без сопротивления со стороны датчан. После того, как африканские колонии Бранденбурга перешли к другим государствам, колония на о. Санкт-Томас была заброшена в 1720 году[10].

Кроме того, были попытки создать колонии на Крабовом острове (ныне Вьекес, 1689—1693), где Бранденбург аннексировал колонию, созданную Датской Вест-Индской компанией в 1682 году[11] и на острове Тертолен (ныне Тортола), приобретённом прусским королём Фридрихом I в 1696 году.[12]

Ганауская Индия

  Фридрих Казимир Велькер. Аллегория приобретения Суринама графом Фридрихом Казимиром Ганауским в 1669 году. (1676)

В июле 1669 года Иоганн Иоахим Бехер по поручению графа Фридриха Казимира Ганауского подписал с голландской Вест-Индской компанией договор о приобретении в качестве ленного владения территории в 3 тыс. квадратных миль (около 10 тыс. км²) в нидерландской Гвиане (ныне Суринам) между реками Ориноко и Амазонкой. Он планировал создать там меркантилистскую колонию, успешную в финансовом отношении, и тем самым поправить бюджет Ганау. Также предполагалось создание королевства Ганауская Индия (нем. Königreich Hanauisch-Indien) и превращение индейцев в «мирных и цивилизованных людей». Договор также предусматривал некоторые преимущества для Вест-Индской компании; в частности, право монопольной организации транспорта в колонии[13][14][15].

Приобретённая территория была огромна: на момент подписания договора территория всего графства Ганау составляла около 44 квадратных миль. С самого начала осуществления проекта возникли проблемы, связанные с недостатком финансовых средств и колонистов для освоения столь большой территории. Граф был вынужден заложить округ Наухайм. Его родственники добились от императора Леопольда I передачи графства в их управление. В 1670 году Фридрих Казимир покорился и в дальнейшем правил с ними совместно. В 1672 году при посредничестве Руперта Пфальцского была предпринята неудачная попытка продажи колонии королю Англии Карлу II. Окончательно колония была заброшена с началом Франко-голландской войны[14][16].

Германская колониальная империя

Колониальная политика Отто фон Бисмарка

  Немецкий колонизатор в Того

После объединения Германии в 1870—1871 годах канцлер Отто фон Бисмарк объявил, что колониальная политика не является приоритетной для страны, так как территориальные приобретение на других континентах принесут лишь незначительные финансовые выгоды, однако будут сопряжены с ростом политических рисков[17]. Ещё в 1864 году после Датско-прусской войны Дания безуспешно предлагала Пруссии и Австрии Датскую Вест-Индию, пытаясь избежать полной потери Шлезвига[18]. В 1870 году после Франко-прусской войны было отклонено предложение Франции о передаче Кохинхины.

Тем не менее, в 1873 году было организовано «Африканское общество в Германии» (нем. Afrikanische Gesellschaft in Deutschland), ставившее своей целью географическое исследование Африки. В 1882 году появилось «Немецкое колониальное общество» (нем. Deutscher Kolonialverein), объединившее свыше 15000 сторонников колониальной политики. В 1887 году оно объединилось с созданным в 1884 году «Обществом за немецкую колонизацию» (нем. Gesellschaft für Deutsche Kolonisation), ставившим своей целью практическую реализацию этой политики.

Отто фон Бисмарк, 1884:

Вся история с колониями — надувательство, но она нам нужна для выборов

Оригинальный текст (нем.)  

Die ganze Kolonialgeschichte ist ja Schwindel, aber wir brauchen sie für die Wahlen.

Желая усилить свои политические позиции, а также рассчитывая на поддержку декларировавшей колониальные устремления Национально-либеральной партии на выборах в Рейхстаг в 1884 году, Бисмарк объявил о том, что многочисленные зарубежные владения немецких коммерсантов отныне будут находиться под защитой немецкого государства. Кроме того, данной мерой он рассчитывал ослабить поток эмигрантов в Америку и перенаправить его в немецкие колонии. Экономические, социальные и национальные мотивы играли для него второстепенную роль[19][20].

В этот период под защиту Германии были переданы[21]:

Кроме того, в мае 1885 года в Океании под защиту Германии перешли[21]:

Уже в 1885 году Бисмарк вновь отошёл от идеи последовательного проведения колониальной политики, сосредоточив свои усилия на улучшении отношений с Англией и Францией. Колонии использовались только в качестве разменной карты на переговорах. На Берлинской конференции 1884—1885 годов Африка была разделена между европейскими державами, а согласно Гельголандско-занзибарскому соглашению 1890 года африканский протекторат Виту был обменян на стратегически важный для Германии остров Гельголанд в Северном море.

Колониальная политика Вильгельма II

  Колониальные владения в 1905 году. Немецкие колонии обозначены синим цветом

При кайзере Вильгельме II Германия пыталась увеличить сферу своего колониального влияния путём увеличения количества торговых представительств. В этот период наращивался военный потенциал (особенно военно-морских сил) — согласно канцлеру фон Бюлову Германия готовилась «занять своё место под солнцем» несмотря на то, что «пришла слишком поздно». Среди прочего, под этим подразумевалось и обладание колониями. Подобная политика национального престижа резко контрастировала с прагматической колониальной политикой Бисмарка 1884—1885 годов.[22]

Тем не менее, при Вильгельме II Германии удалось лишь немного расширить свои колониальные владения. Под протекторат Германии в этот период перешли:

Во время второго марокканского кризиса Германия получила так называемый «Новый Камерун», часть территории Французской Экваториальной Африки, которая была присоединена к германскому Камеруну.

В 1899 году в Витценхаузене была основана немецкая колониальная школа (нем. Deutsche Kolonialschule für Landwirtschaft, Handel und Gewerbe), в которой семнадцати-двадцатисемилетние студенты в рамках двух-трёхлетнего курса обучались основам сельского хозяйства в колониях[25].

Колониальная политика во время Первой мировой войны

  Планы Германии на территориальные приобретения в Европе в представлении западных союзников в 1917 году

К началу Первой мировой войны в Берлине господствовала точка зрения, согласно которой судьба колоний будет решаться на европейском театре военных действий. Кроме того, Германия надеялась на то, что решения конференции в Конго 1885 года, гарантировавшие всем колониям свободу торговли и обязывавшие к мирному решению всех конфликтов в Африке, будут соблюдаться и далее[19]. Территории колоний площадью в 2 953 000 км² и населением в 12,3 млн человек защищали войска общей численностью в 15 тысяч человек[26].

Африканские колонии

Германская Восточная Африка была крупнейшей и самой населённой из всех немецких колоний. Местное население крайне лояльно относилось к немцам, а сами территории обладали хорошо развитой инфраструктурой, что позволило обеспечивать быструю транспортировку войск. 3 тыс. немецких солдат, офицеров и 12 тыс. африканских солдат противостояли около 130 тыс. английских, африканских, индийских, бельгийских и португальских солдат. Боевые действия разворачивались в 5 отдалённых друг от друга регионах, однако благодаря развитой авто- и железнодорожной сетям немцы успешно перебрасывали войска между ними. Также не действовала организованная Великобританией и постоянно прорывавшаяся морская блокада. В битве при Танга в 1914 году немецким войскам удалось отразить наступление семикратно больших английских и индийских войск[19][27].

После того, как индийские войска оказались небоеспособными, англичане под командованием Яна Смэтса при помощи южноафриканских войск провели успешную операцию по захвату Кении. В ответ командующий немецкими войсками Пауль фон Леттов-Форбек приказал перейти к партизанской тактике. Позже немецкие войска были вынуждены отступить в Португальскую Восточную Африку. Леттов-Форбеку удалось мобилизовать ресурсы в Мозамбике, после чего в 1918 году он сумел не только вернуть германскую восточную Африку, но и захватить северную часть британской Родезии (нынешняя Замбия). Там британские парламентёры сообщили ему о прекращении огня в Европе. 25 ноября 1918 года, через две недели после сообщения об отречении кайзера Вильгельма II, немецкие войска сдались союзникам[28].

Почти все немецкие войска в Германской Юго-Западной Африке к началу войны находились на границе с Южно-Африканским Союзом. Боевые действия начались с нападения на пограничный полицейский пост Рамансдрифт (Ramansdrift), однако до сентября 1914 года они ограничивались приграничными столкновениями. В октябре они практически прекратились. так как в связи с восстанием буров командующий английскими войсками генерал Бота был вынужден задержать генеральное наступление на несколько месяцев. Даже после подавления восстания многие буры продолжали сражаться с англичанами на стороне Германии. Возникшую передышку командующий немецкими войсками подполковник фон Хайдебрек (von Heydebreck) использовал для карательной экспедиции в португальскую Анголу, так как формально нейтральная Португалия под британским давлением перехватывала немецкие транспорты. Тем не менее после подавления бурского восстания для немецких войск сложилась практически безвыходная ситуация и 9 июля 1915 года было подписано соглашение о прекращении огня. К середине августа войска Южно-Африканского Союза заняли всю территорию страны, немецким поселенцам было позволено вернуться на свои фермы, а оставшиеся 1300 немецких солдат и офицеров даже не были разоружены, а лишь сконцентрированы в одной из частей страны[29].

В Германском Камеруне ещё перед началом войны немецкие войска были ослаблены серией восстаний. Кроме того, географическое положение Камеруна позволило союзникам начать наступление со всех четырёх сторон одновременно. 8 тысячам немецких солдат и вспомогательных местных войск противостояли около 30 тысяч солдат и офицеров союзников (в основном — английских и французских войск). Несмотря на это, до сентября 1914 года немецким войскам удавалось сдерживать наступление. 27 сентября 1914 года союзникам удалось захватить порт Дуала, а немецкие войска были вынуждены отступить вглубь континента и перейти к партизанской тактике. В течение следующего года бои проходили с переменным успехом, однако в сентябре 1915 года союзникам удалось занять ключевые точки страны. В январе 1916 года после отступления из столицы Яунде большая часть немецких войск (900 немцев и около 12 тысяч местных войск) перешли в нейтральную Испанскую Гвинею. За ними последовали около 50 000 мирных жителей. Оставшиеся войска сдерживали наступление до тех пор, пока последний солдат не покинул территорию Камеруна, после чего 18 февраля 1916 года сложили оружие[30].

Азиатские колонии

Территория германской Новой Гвинеи не оборонялась регулярными войсками. Для того, чтобы не создавать впечатления подготовки к войне, ведомство по делам колоний в сентябре 1913 года отказало и в увеличении полицейских сил на острове. После известия о начале войны, полученного радиостанцией Bitapaka 5 августа 1914 года, управление колонией было перенесено из портового города Рабаул в Тома в глубине острова. 12 августа на побережье высадились австралийские солдаты и однако после уничтожения радиостанции и телефонных станций в Рабауле и Хербертсхёэ (ныне Кокопо) вновь покинули остров. 13 августа из инспекционной поездки вернулся губернатор Эдвард Хабер, который занялся организацией обороны колонии. В результате было организовано формирование, состоявшее из 50 немцев и 240 местных жителей, половина из которых никогда не держала огнестрельного оружия в руках. В это время австралийские войска захватили Науру (8 августа) и Самоа (29 августа). 11 сентября насчитывавшие 6000 человек австралийские войска при поддержке линкора «Австралия», крейсеров «Сидней» и «Энкаунтер», трёх эсминцев, обеих австралийских подводных лодок высадились в Новой Гвинее. 17 сентября 1914 года Новая Гвинея капитулировала[31].

  Немецкие солдаты в Циндао

15 августа 1914 года Япония и Великобритания согласовали план действий против немецкой колонии Циндао. 16 августа Япония предъявила ультиматум с требованием безоговорочной капитуляции. В связи с тем, что ответа на него не последовало, 27 августа колония была блокирована с моря. После неудачи первого наступления 26 сентября, когда 60 000 японских солдат атаковали базу, оборонявшуюся 4900 немецкими солдатами, англо-японские войска перешли к осадной тактике. После девятидневной артиллерийского обстрела города с 29 октября, была предпринята ещё одна попытка штурма, однако она вновь была отбита. К этому моменту японские войска потеряли около 17 тысяч человек убитыми. Успешная оборона частично базировалась на воздушной разведке военного лётчика Гюнтера Плюшова. прозванного пилот Циндао (нем. Der Flieger von Tsingtau), который на единственном в крепости устаревшем самолёте Rumpler Taube вёл её на протяжении всей осады. После того, как в начале ноября у осаждённых стали заканчиваться боеприпасы, было принято решение об уничтожении артиллерийских орудий и судов. 7 ноября 1914 года Циндао капитулировала[32].

Колониальная политика во время национал-социализма

  Германия и её сателлиты в период их максимальной территориальной экспансии в Европе во время Второй мировой войны

Согласно Версальскому договору, немцы должны были покинуть территории всех колоний. Однако уже во времена Веймарской республики всё чаще стали раздаваться призывы к восстановлению колониальных владений Германии[33].

Несмотря на то что после прихода к власти Адольфа Гитлера колониальная тематика была отодвинута на второй план, сам Гитлер периодически ставил этот вопрос на повестку дня, сторонники колонизации поддерживали его, считая гарантом будущего территориального расширения Германии. В это время были организованы так называемые колониальные школы, в которых будущие колонисты готовились к жизни в новых колониях. До 1937 года эти работы велись скрытно, дабы не вызвать недоверия у Великобритании, однако после того, как Великобритания отказалась создавать военный союз с Германией, Гитлер открыто потребовал возврата немецких колониальных владений[34].

Вопрос о «колониальной компенсации» рассматривался в 1936 г. в комитете под руководством лорда Плимута для обсуждения колониальной проблемы. Комитет Плимута заседал с 18 марта по 9 июня 1936 г., провел 12 заседаний, обсудил 18 меморандумов и пришел к выводу, что «возврат колоний Германии нежелателен». Среди доминионов вопрос о возвращении колоний Германии вызвал особенно острые дискуссии в руководстве Южно-Африканского Союза, где благожелательное отношение к восстановлению германского присутствия (вплоть до симпатий к национал-социалистам) сталкивалось с нежеланием уступать завоеванную в 1915 году мандатную территорию бывшей Германской Юго-Западную Африки и Танганьику, имевшую стратегическое значение для объединения всех владений Британской империи на Африканском континенте[35].

Премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен предлагал провести через Африку две линии — северную, лежащую южнее Сахары, Судана, Абиссинии и Сомали, и южную, идущую ниже юга Мозамбика, Бельгийского Конго, части Танганьики и Анголы (по сути, это было рассмотрение решительно отклоненных Антантой в годы Первой мировой войны претензий, выдвигавшихся германским министром по делам колоний Вильгельмом Зольфом в 1913-1918 годах в рамках плана создания Германской Центральной Африки). Этой зоной, включающей прежде всего не английские (в неё попадала только Таньганика), а бельгийские и португальские колонии. Германия и Англия, по мнению Чемберлена, должны были управлять этой территорией совместно, причем Англия за это должна получить «максимум колониальных концессий» в этой зоне и уступок Германии в европейской политике. План этот в марте 1938 г. был передан Гитлеру английским послом в Берлине сэром Нэвилом Гендерсоном, но не вызвал у фюрера энтузиазма. Гитлер заявил, что «колониальный вопрос не такой срочный, он может подождать 4, 6, 8 или 10 лет». Первостепенным в ту пору для фюрера было решение европейских проблем.

В 1938 году исследовательское судно «Швабия» (MS Schwabenland) отплыло в Антарктиду с целью заявить права на эту территорию. Во время похода на прибрежную территорию были сброшены с самолётов вымпелы со свастикой, а отмеченная ими территория была названа Новой Швабией. В Африке была возрождена идея немецкой Центральной Африки. Кроме того, планировалось принудительное переселение всех евреев на Мадагаскар. В колониях должно было быть введено строгое разделение между арийцами и неграми («расовая гигиена»), при этом местные жители должны были проживать в резервациях и использоваться исключительно в качестве рабочей силы[36].

  Территория Новой Швабии

С началом Второй мировой войны, при поддержке стран-сателлитов, Третий Рейх как непосредственно включал завоёванные территории в свой состав, так и создавал и планировал управляемые им генерал-губернаторство, рейхспротекторат, рейхскомиссариаты, колонии, а также марионеточные государства. После провала плана «Барбаросса», Битвы за Британию, Североафриканской кампании, Битвы за Атлантику Рейха в Германии усилилась мобилизация, коснувшаяся и ведомства по делам колоний. Особую роль в этом сыграл глава партийной канцелярии НСДАП и личный секретарь Гитлера Мартин Борман, являвшийся яростным противником колониального движения. В своём письме от 6 сентября 1941 года он потребовал прекратить или как минимум резко ограничить все работы, проводимые ведомством. В результате 32 % всех сотрудников ведомства (53 % военнообязанных) были сокращены. Однако на этом Борман не остановился — в январе 1942 года в связи с необходимостью отправки на фронт 600 000 солдат он потребовал ещё одного радикального сокращения штатов, в январе 1943 года добился от Гитлера разрешения на закрытие всех служб, деятельность которых не связана напрямую с работой фронта. 13 января глава колониального ведомства Франц фон Эпп получил приказ о прекращении деятельности к 15 февраля 1943 года. От огромной организации остались всего 4 чиновника, 8 служащих и одиннадцать человек техперсонала, которые позже вошли в штат министерства иностранных дел[37].

Список колоний Германской империи

В Африке

В Азии и Океании

Германские поселения в Латинской Америке

См. также

Примечания

  1. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 14.
  2. ↑ 1 2 3 Pelizaeus, 2008, p. 79.
  3. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 15-17.
  4. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 18.
  5. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 27.
  6. ↑ Pelizaeus, 2008, p. 80.
  7. ↑ von der Heyden, 2001.
  8. ↑ 1 2 Graichen&Gründer, 2007, pp. 28-33.
  9. ↑ История отношений Бенина и Германии (нем.), материал МИД Германии
  10. ↑ Kellenbenz, 1965, pp. 196–217.
  11. ↑ Peter Feddersen Stuhr. Die Geschichte der See- und Colonialmacht des grossen Kurfürsten Friedrich Wilhelm von Brandenburg in der Ostsee, auf der Küste von Guinea und auf den Inseln Arquin und St. Thomas. — Berlin: Hahn, 1839. — P. 77-78. — 176 p.
  12. ↑ Ernst Friedel. Die gründung preussisch-deutscher colonien im Indischen und Grossen ozean, mit besonderer rücksicht auf das östliche Asien. — A. Eichhoff, 1867. — P. 2. — 216 p.
  13. ↑ Историческое общество Ханау (нем.)
  14. ↑ 1 2 Hahnzog, 1959.
  15. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 23.
  16. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 25-26.
  17. ↑ Pelizaeus, 2008, p. 220.
  18. ↑ Florian Krobb. Erkundungen im Überseeischen: Wilhelm Raabe und die Füllung der Welt. — Würzburg: Königshausen & Neumann, 2009. — P. 84. — 258 p. — ISBN 978-3826041129.
  19. ↑ 1 2 3 Graichen&Gründer, 2007, p. 330.
  20. ↑ Wolfgang Malanowski Verspielte Bismark das Reich? (нем.) // Der Spiegel : журнал. — Hamburg: SPIEGEL-Verlag Rudolf Augstein GmbH & Co. KG, 1971. — H. 4. — ISSN 0038-7452.
  21. ↑ 1 2 3 4 5 Pelizaeus, 2008, p. 222.
  22. ↑ Frank Hoyer. Ein Platz an der Sonne – Der Übergang zur wilhelminischen Weltpolitik. — GRIN Verlag. — München, 2010. — P. 1-2. — 15 p. — ISBN 9783640532605.
  23. ↑ История Науру (нем.), материал МИД Германии
  24. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 215-216.
  25. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 386.
  26. ↑ Pelizaeus, 2008, p. 223.
  27. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 349-350.
  28. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 353-365.
  29. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 345-348.
  30. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 342-344.
  31. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 335-338.
  32. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 338-342.
  33. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 375.
  34. ↑ Der Hitler-Stalin-Pakt in der Propaganda des Leitmediums: Der"Völkische … — Moritz Florin — Google Books
  35. ↑ Макарова Е. А. Политика Южно-африканского союза в вопросе колониальной компенсации Германии в 1935 1938 гг.. Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого, Выпуск № 51, 2009 г.
  36. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 438.
  37. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 451.

Литература

  • Gisela Graichen, Horst Gründer. Deutsche Kolonien: Traum und Trauma. — 1. — Berlin: Ullstein, 2007. — 486 p. — ISBN 978-3-548-36940-2.
  • Ludolf Pelizaeus. Der Kolonialismus. — 1. — Wiesbaden: Marixverlag, 2008. — 256 p. — (marixwissen). — ISBN 978-3865399410.
  • Ferdinand Hahnzog. Hanauisch-Indien: einst und jetzt. — Hanau: Dausien Verlag, 1959. — 59 p.
  • Hermann Kellenbenz. Die Brandenburger auf St. Thomas (нем.) // Jahrbuch für Geschichte von Staat, Wirtschaft und Gesellschaft Lateinamerikas. — Köln: Böhlau, 1965. — Bd. 2, H. 0075-2673. — P. 196–217.
  • Ulrich van der Heyden. Rote Adler an Afrikas Küste. Die brandenburgisch-preußische Kolonie Großfriedrichsburg in Westafrika. — Berlin: Selignow-Verlag, 2001. — ISBN 3-933889-04-9.

Ссылки

ru-wiki.org

первые колонии немцев в Африке и Вест-Индии » Военное обозрение

В XVI-XVIII вв. попытки создания собственных колониальных империй предпринял и ряд «второстепенных» стран Европы, которые не играли существенной роли в Великих географических открытиях и последующей колонизации обширных территорий Старого и Нового света. Мы уже рассказывали о колониальной эпопее Дании и Швеции, а сегодня речь пойдет о колониальных завоеваниях германских государств.

Известно, что вплоть до объединения во второй половине XIX века Германия оставалась раздробленной на множество феодальных государств и «государствишек». Среди них были как более-менее значительные государства вроде Пруссии, так и карликовые феодальные владения, находившиеся в вассальной зависимости от более сильных в политическом, военном и экономическом отношении стран.

Попытки колониальной экспансии предпринимал в XVI-XVII вв. ряд германских государств. Так, наиболее ранним по времени примером существования германской колонии в Новом свете можно назвать историю господства в Венесуэле банкирской фамилии Вельзеров в XVI в. Она была связана с тем, что испанский король Карл I задолжал крупную сумму денег банкам Фугеров и Вельзеров из Аугсбурга и в счет оплаты передал им на некоторое время колонию Венесуэла («Маленькая Венеция»), названную прибывшими туда немецкими управляющими «Кляйне Вендиг». Вельзеры получили Венесуэлу в управление по особому договору, подписанному 27 марта 1528 г., а в 1529 г. в колонию прибыл первый немец — губернатор Амбросиус Зингер. Однако злоупотребления властью и многочисленные преступления немецких властей против местного населения — и индейцев, и испанцев, восстановили против представителей Вельзеров католическую церковь, а затем и испанскую корону, и в 1546 г., спустя 17 лет, испанский король расторг Венесуэльский договор. Несмотря на все попытки вернуть под свое управление колонию, Вельзеры так более и не смогли управлять Венесуэлой.

Другой пример попытки колониальной экспансии одного из германских государств в Латинской Америке — история «Ханау-Индии». В июле 1669 г. от лица графа Фридриха Казимира фон Ханау его представитель Иоганн Иоахим Бехер приобрел территорию общей площадью в 10 тыс. км2 в Нидерландской Гвиане (современный Суринам). На земле между реками Амазонка и Ориноко, приобретенными у голландской Вест-Индской компании, планировалось создание королевства «Ханау-Индия» с целью «очеловечивания» индейцев. Однако власти новой колонии столкнулись с целым рядом серьезных проблем, среди которых одной из основных была нехватка колонистов, желающих ехать осваивать огромную территорию. С другой стороны, у графа фон Ханау не было столь значительных денежных средств, чтобы обустроить колонию. Поэтому попытка провалилась. В 1672 г. граф пытался продать колонию англичанам, но безуспешно. В конце концов, в начале 1670-х гг. колония была заброшена.

Куда более серьезным и долговременным начинанием выглядит попытка создания собственной колониальной империи курфюрством Бранденбург, пришедшаяся на конец XVII века, но на несколько позднее, чем авантюра графа Ханау, время. По крайней мере, история бранденбургских колониальных владений насчитывает несколько десятилетий, а сами колонии действительно существовали и оставили после себя некоторые до сих пор сохранившиеся следы.

Бранденбург — от разрухи к морским походам

В XVII века одним из наиболее серьезных государств, существовавших в тот период на территории современной Германии, стал Бранденбург. Эта территория существовала как маркграфство с центром в крепости Бранденбург с 1157 года, периодически переходя из рук в руки — от одной германской феодальной династии к другой. Так, в 1157-1320 гг. Бранденбургом владели Аскании, в 1320-1373 — Виттельсбахам, в 1373-1410 гг. — Люксембургам, а в 1411 г. в маркграфстве утвердилась династия Гогенцоллернов. 30 апреля 1415 г. император Священной Римской империи присвоил Фридриху VI Нюрнбергскому титул наследственного маркграфа и курфюрста Бранденбургского. Собственно говоря, именно утверждение Гогенцоллернов у власти в Бранденбурге во многом способствовало укреплению политических и экономических позиций этого германского государства. Присоединение Бранденбурга к Реформации в Германии способствовало усилению позиций курфюрстов, поскольку церковные владения были переданы светской власти и курфюрст оказался крупнейшим собственником в государстве. В 1605 г. курфюрсты Бранденбурга получили право регентского управления над герцогством Пруссия, а когда в 1618 гю скончался последний прусский герцог Альбрехт Фридрих, не имевший наследников, его владения полностью перешли под управление курфюрстов Гогенцоллернов. Так была заключена личная уния между Бранденбургской маркой и герцогством Пруссия.

Тем не менее, вся первая половина XVII века была для Бранденбурга достаточно тяжелым временем. Тридцатилетняя война 1618-1648 гг. оказала негативное воздействие на социально-экономическую сферу жизни бранденбургского общества. На войне гибли люди, экономика страны была подорвана, серьезного политического веса в Европе в силу перечисленных факторов Бранденбург в этот период еще не имел. Лишь окончание войны повлекло за собой определенную стабилизацию экономики Бранденбурга. Способствовало улучшению положения в государстве и утверждение у власти сильной фигуры — курфюрста Фридриха Вильгельма (1629-1688), вошедшего в историю как «великий курфюрст». Для своего времени Фридрих Вильгельм был достаточно образованным человеком — он учился в Голландии, передовой по тем временам стране, где в совершенстве освоил военное искусство. Вернувшись в Бранденбург, он был преисполнен намерений существенно улучшить жизнь государства, которым ему должно было вскоре довестись управлять.

В 1640 году, в возрасте двадцати лет, Фридрих Вильгельм взошел на престол. Он заключил мир со Швецией и обратился к восстановлению серьезно подорванной экономики страны. За годы Тридцатилетней войны территория Бранденбурга в значительной степени в буквальном смысле опустела. Были сожжены многие деревни, погибло или бежало в другие земли около половины жителей государства. Развитие же экономики страны требовало, в первую очередь, решения демографических проблем. Фридрих Вильгельм приступил к распространенной практике приглашения колонистов из других, перенаселенных, стран. Прежде всего, он обратил внимание на трудолюбивых и известных своими пуританскими нравами последователей кальвинизма. Как известно, это течение протестантизма было наиболее сильно в Швейцарии и Голландии. В Бранденбург устремились голландцы, которые внесли значимую лепту в возрождение и дальнейшее развитие экономики страны. Вслед за голландцами в страну стали прибывать французы — прежде всего, протестанты, которые подвергались религиозной дискриминации в католической Франции. Если голландцы способствовали развитию огородничества и скотоводства, то французы содействовали укреплению промышленности. Всего в государстве осело до 20 тысяч французских эмигрантов. Многие из них активно занялись торговлей, другие поступили на государственную службу в качестве сухопутных или морских офицеров, или же гражданских чиновников.

Создание морского флота

Важнейшей задачей для курфюрста стало и создание сильного морского флота. Получив по итогам Тридцатилетней войны часть Померании, курфюрст Фридрих Вильгельм задумался о расширении торговых связей государства, которое требовало и развития морских сообщений. Так возникла идея приобретения собственных заморских колониальных владений. Курфюрст хотел взять пример развития с соседних Нидерландов — также протестантского государства, выходившего на североморское побережье и игравшего одну из ключевых ролей в мировой морской торговле. Еще в большей степени росту «аппетитов» Бранденбурга способствовала шведско-бранденбургская война.

Собственно говоря, это была не столько шведско-бранденбургская война, сколько война Дании и Швеции, проходившая на территории современных северогерманских земель. В 1672 г. началась война между Францией и Голландией, в которой на стороне Франции выступили Англия и Швеция, а на стороне Голландии — Дания, Священная Римская империя с большинством германских феодальных властителей, Бранденбург, Испания. В 1675 г. датские и бранденбургские войска вторглись на территорию Шведской Померании (в тот период Померания принадлежала Швеции), шведский флот потерпел ряд поражений от датско-голландского, а шведские сухопутные войска — от бранденбургской армии. Тем не менее, война, благодаря действиям Франции, закончилась мирным договором между Швецией и Данией. Для Бранденбурга же следствием войны стало приобретение части Померании и создание собственного морского флота. Основным морским портом Бранденбурга стал Кенигсберг, а в 1680 г. было изготовлено несколько фрегатов с артиллерийским вооружением. Хотя, конечно, никакой конкуренции с другими европейскими державами «первого эшелона» Бранденбург не выдерживал — так, если у курфюрста в 1680 г. было лишь 28 судов, то голландцы имели 16 000 судов. Тем не менее, они с большим подозрением отнеслись к появлению новой военно-морской силы в Балтийском море. Достаточно негативно восприняли появление бранденбургского флота французы.

У истоков создания бранденбургского военно-морского флота и, по большому счету, колониальной экспансии в Африке, стоял Беньямин Рауле. Это был выходец из семьи гугенотов, прежде живших на территории Южной Фландрии, эмигрировавший в Бранденбург после того, как курфюрст разрешил принятие гугенотских беженцев и более 20 000 французских и фландрских гугенотов прибыли на территорию Бранденбурга.

В 1676 г. именно Рауле было поручено создание бранденбургского военно-морского флота, поскольку он уже имел большой морской опыт и также профессионально занимался торговой деятельностью. В свою очередь, Рауле всячески агитировал бранденбургского курфюрста в пользу необходимости не только создания морского флота, но и развития морской торговли, которая не представлялась возможной без колониальной экспансии в южные земли.

Решив приступить к колониальной экспансии, Бранденбург обратил внимание на территории, которые представляли наибольший экономический интерес для европейских государств в означенное время. Как известно, наиболее востребованными в XVII веке территориями были: в Азии — индийское побережье и острова Малайского архипелага, в Африке — побережье Гвинейского залива (территория современных Ганы, Бенина, Того), в Америке — острова Вест-Индии. Несмотря на возможную конкуренцию со стороны других европейских государств, Бранденбург все же решил попытать счастья и обзавестись собственными африканскими и вест-индскими владениями.

Была создана Бранденбургско-Африканская компания, в задачи которой входили морская торговля и освоение новых земель. При этом компания получила право использования для защиты своих интересов бранденбургского военно-морского флота. У истоков компании как раз и стояли голландские эмигранты, хорошо разбиравшиеся в морской торговле и мореплавании. В 1682 г. курфюрст Фридрих Вильгельм принял решение о создании Бранденбургско-Африканской компании. Соответствующий указ был подписан 7 марта 1682 года. Толчком к этому решению стало первое путешествие в Западную Африку под бранденбургским флагом. Затраты на ее проведение взяли на себя Беньямин Рауле и его компаньоны, однако бранденбургский курфюрст предоставил для проведения экспедиции право использования флага Бранденбурга, который давал определенную защиту от обвинений в пиратстве или контрабанде. Рауле и его партнеры получили от курфюрста мандат на торговлю золотом, слоновой костью, рабами и на доставку этих товаров с Гвинейского побережья в Лиссабон, Кадис и другие европейские порты. С 1684 г. офис Бранденбургско-Африканской компании действовал в городе Эмдене, а в распоряжении Рауле и его компаньонов находилось тридцать торговых и десять военных кораблей, выполнявших роль подконтрольного бранденбургскому курфюрсту флота компании.

Морские экспедиции Бранденбурга начались в скором времени после создания бранденбургского морского флота. Была поставлена задача по разведке африканского побережья и, по возможности, развитию торговли с местными племенами. В мае 1681 г. первой бранденбургской экспедиции удалось побывать на Золотом Берегу (территория современной Ганы) и заключить торговое соглашение с вождями местных племен ашанти. Последние разрешали Бранденбургу в течение года построить собственную торговую факторию и вооруженную резиденцию на Золотом Берегу для обеспечения торговли между Бранденбургом и местным населением. В ответ Бранденбург обещал оказывать всевозможную помощь вождям местных племен в борьбе с врагами, а также поставлять вооружение и некоторые другие ценимые здесь европейские товары.

Гросс-Фридрихсбург и другие колонии в Африке

Для создания бранденбургской фактории на Золотом Берегу было решено направить туда следующую экспедицию. 27 декабря 1682 года на Золотой Берег прибыли два бранденбургских фрегата — Morian и Chur Prinz. Первый фрегат был вооружен 12 пушками и имел 40 матросов и офицеров экипажа под командованием капитана Блонда. На втором фрегате было 32 пушки и 60 офицеров и матросов под командованием капитана Фосса. Помимо корабельных экипажей, на фрегатах находились военнослужащие сухопутных войск — инженеры Вальтер и Лойгебен, 2 сержанта, 2 капрала, 2 военных музыканта и сводный отряд из 40 мушкетеров, набранных в пехотных полках Бранденбурга.

Общее командование экспедицией осуществлял камер-юнкер майор Отто Фридрих фон дер Грёбен (1657-1728). Это был один из видных военных и государственных деятелей Бранденбурга — Пруссии в XVII-XVIII вв. Он родился в семье бранденбургского генерал-майора Георга Генриха фон дер Грёбена и получил, несмотря на протестантское вероисповедание, образование в иезуитской школе в Варминском епископстве. В юные годы много путешествовал в качестве капера, побывал в Египте, Палестине и на Кипре, служил в качестве солдата в испанской армии, затем в 1680 г. вернулся в Бранденбург, где поступил на военную и придворную службу. Поскольку фон дер Грёбен имел внушительный опыт путешествий, в том числе и африканских, именно на него пал выбор курфюрста при назначении руководителя второй экспедиции бранденбургского флота в Западную Африку.

Помимо солдат, корабли доставили на африканское побережье определенное количество строительных материалов — для закладки крепостных сооружений и административных зданий колонии. Высадившись на Золотом Берегу, бранденбургская экспедиция основала колонию Гросс-Фридрихсбург, названную так в честь курфюрста Фридриха Вильгельма. 1 января 1683 г. состоялось торжественное поднятие флага Бранденбурга на земле Золотого Берега. Вожди 14 местных племен, собранные майором фон дер Гребеном, подписали соглашение о переходе под протекторат Бранденбурга. За два года на территории Золотого Берега было построено два форта и оборонительное укрепление в районе Таккорари.

В состав крепостного гарнизона входил отряд из 91 бранденбургского солдата и набранных на Золотом Берегу 130 туземных воинов. Таким образом, Бранденбург обзавелся собственными небольшими колониальными войсками, созданными по классической схеме — из местных воинов и отряда обучающих их европейцев. Потребность в местных воинах была особенно актуальна в силу тропических болезней, к которым прибывшие из Германии бранденбургские солдаты оказались крайне восприимчивыми. Еще при строительстве крепостных сооружений порой из 40 солдат работало только пять человек. Умерли оба крепостных инженера, тяжело заболел тропической лихорадкой и сам майор фон дер Грёбен. В июле-августе 1683 г. фон дер Грёбен на корабле «Мориан» вернулся назад в Гамбург, а новым комендантом и начальником строительства форта был назначен капитан «Мориана» Филипп Питерсен Блонк. В течение 1683-1685 гг. были построены складские и административные сооружения. Четыре массивных бастиона крепости были оснащены 32 крупнокалиберными орудиями. Во дворе форта было построено несколько двухэтажных зданий, служивших в качестве административных, вспомогательных и жилых строений. Здесь же размещался бранденбургский гарнизон.

Основной задачей присутствия Бранденбурга на Золотом Берегу стала работорговля. С целью захвата дальнейших плацдармов, бранденбургский отряд попытался продвинуться вглубь страны, однако эти попытки были быстро пресечены голландцами, которые владели более крупными факториями на Золотом Берегу и играли куда более заметную роль в трансатлантической работорговле. В конечном итоге, бранденбургскому руководству пришлось отказаться от планов по колонизации всего Золотого Берега и остановиться на уже созданных форпостах.

Гросс-Фридрихсбург стал основным центром бранденбургского присутствия на побережье Западной Африки. Однако только к форпостам на Золотом Берегу колонии Бранденбурга в этом регионе мира не сводились. Так, на рубеже XVII-XVIII вв. на берегу современного государства Того (Невольничий Берег) функционировал бранденбургский форпост в колонии Вида. Помимо бранденбургской фактории, здесь действовали также англичане и голландцы. В отличие от Гросс-Фридрихсбурга, колония в Виде не была чисто бранденбургской и не имела крепостных укреплений — только помещения фактории и склады. Однако именно через эту колонию осуществлялась значительная часть торговли рабами с Вест-Индией.

5 октября 1685 г., спустя два года после высадки на Золотом Берегу и создания Гросс-Фридрихсбурга, отряд Бранденбургско-Африканской компании, прибывший на фрегате «Rother Lowe», высадился на острове Аргуин. Этот остров находится у побережья современной Мавритании и в настоящее время принадлежит этому государству. Однако тогда он временно был «ничейный», то есть не входил в сферу интересов ни одного европейского государства. Прежде на Аргуине существовала португальская фактория, однако затем она была покинута. Бранденбургский отряд восстановил брошенный португальский форт. Капитан фрегата Корнелиус Реерс подписал с местным вождем договор о признании Аргуином протектората Бранденбурга. В 1687 г. договор был подтвержден, в 1698 г. — ратифицирован. Поскольку Аргуин имел очень выгодное географическое положение, он превратился в один из важных торговых центров. Однако, в отличие от Виды и Гросс-Фридрихсбурга, через Аргуин осуществлялась торговля не столько «живым товаром», сколько каучуком.

Попытки экспансии в Карибском море

Задачи по успешному развитию трансатлантической работорговли требовали создания собственных опорных пунктов и на островах Карибского бассейна. В противном случае Бранденбургу пришлось бы пользоваться портами других государств, что или представляло бы финансовые затруднения, или вообще не представлялось бы возможным из-за противодействия конкурентов. Поэтому Бранденбургско-Африканская компания, одновременно с созданием колоний на побережье Западной Африки, приступила и к поиску свободных территорий в Карибском бассейне. Это представлялось куда более сложной задачей, так как Вест-Индия была давно колонизирована другими европейскими государствами, представляя собой поле постоянного противодействия. Однако иного выхода не оставалось и Бранденбург, не будучи способен конкурировать с Англией, Испанией или Голландией — крупными колониальными хищниками, обратил внимание на владения более слабых европейских государств. Их было можно если не завоевать, то, по крайней мере, взять в аренду, так как страны «второго эшелона» часто не могли содержать заморские колониальные владения и сами были рады от них повыгоднее избавиться.

25 ноября 1685 г. был заключен договор об аренде части острова Сан-Томас. Известно, что данный остров в описываемый период принадлежал Датской Вест-Индской компании. Договор предусматривал, что Сан-Томас остается в собственности Дании, но права на пользование арендованной территорией передаются сроком на тридцать лет Бранденбургу. Также остров получал статус свободного порта, что было крайне значимо для развития поставок рабов из западноафриканских владений Бранденбурга. Однако, в 1693 г. Бранденбург, почувствовав, что датчане не сильно озадачены сохранением контроля над всем островом, а также не имеют серьезных сил для оказания противодействия, аннексировал арендованную часть острова Сан-Томас. В 1689 г. на острове Вьекес Бранденбург аннексировал еще одну колонию Датской Вест-Индской компании, основанную в 1682 г. Однако она просуществовала непродолжительное время — с 1689 по 1693 гг. В 1696 г. уже следующий за курфюрстом Фридрихом Вильгельмом прусский король Фридрих I приобрел также остров Тертолен, где была предпринята попытка создания еще одной вест-индской колонии. Появление колоний в Карибском бассейне способствовало переименованию Бранденбургско-Африканской компании в 1692 г. в Бранденбургско-Африканско-Американскую компанию.

Закат и конец колоний Бранденбурга

Первое время существования бранденбургских колоний в Западной Африке они приносили достаточно неплохой доход Бранденбургско-Африканской компании, а затем и короне, поскольку в 1689 г. все акции компании были выкуплены курфюрстом. В общей сложности через западноафриканские фактории Бранденбурга в Новый свет было вывезено не менее 19 тысяч африканских невольников. А ведь торговля не сводилась только к экспорту рабов — вывозили каучук, слоновую кость, страусиные перья, золото. Тем не менее, дальнейшую колониальную экспансию в Западной Африке Бранденбург проводить был не в состоянии — страна не выдерживала конкуренции с более успешными в морской торговле странами Западной Европы — Англией, Голландией, Португалией, Францией. Последние действовали куда активнее, что в конечном итоге привело бранденбургские колонии в Африке к постепенному упадку. Тем более, что бранденбургский гарнизон в том же Гросс-Фридрихсбурге испытывал сложности с финансированием, материальным обеспечением, плюс солдаты, офицеры и чиновники болели местными тропическими болезнями. Но решающую роль сыграла блокада Северного моря англичанами и голландцами, которые опасались растущего влияния Бранденбурга после того, как курфюрст Фридрих Вильгельм перенес основной порт страны из Кенигсберга в Балтийском море в Эмден. Таким образом, бранденбургские корабли лишились возможности беспрепятственного прохода в Атлантический океан.

В итоге в первой половине XVIII века начинается закат небольшой колониальной империи Бранденбурга. Корабли Бранденбургско-Африканско-Американской компании все реже совершали торговые рейсы, а имевшие место путешествия часто заканчивались нападениями пиратов и понесенными серьезными убытками. Бранденбургский военно-морской флот из-за блокады Северного моря англичанами и голландцами не был в состоянии защищать свои торговые суда от пиратских рейдов. В течение 1699-1709 гг. лишь несколько кораблей Бранденбургско-Афркианско-Американской компании совершили торговые рейсы в африканские и карибские колонии. В 1711 г. компания была приобретена королем Фридрихом в государственную собственность и фактически прекратила свою деятельность — король на протяжении следующих двух десятилетий сосредоточил свои усилия лишь на продаже имущества компании и поиске покупателей. Такой печальный итог тридцатилетнего существования Бранденбургско-Африканско-Американской компании не мог не отразиться на существовании самих бранденбургских колоний. В скором времени они фактически перестали существовать.

В 1716 г. бранденбургский гарнизон покинул Гросс-Фридрихсбург. В 1717 году король Пруссии (этот титул курфюрсты стали носить с 1701 года) Фридрих продал Гросс-Фридрихсбург голландцам, получив за это 7200 дукатов и 12 африканских рабов — сущий бесценок. Однако ситуация развернулась самым неожиданным образом — перед тем, как покинуть Гросс-Фридрихсбург, его бранденбургский комендант Дюбуа передал командование фортом местному африканскому вождю Яну Конни, который присягнул на верность королю Пруссии. Когда голландцы прибыли к крепости, чтобы вступить в право владения, Ян Конни отказался передать им форт Гросс-Фридрихсбург, заявив, что он является собственностью прусской короны. Голландский отряд предпринял попытку силового захвата форта, но был оттеснен защитниками крепости. В результате на протяжении нескольких лет длилась война между голландскими колониальными войсками и отрядом Яна Конни. Только в 1725 году, через 8 лет после продажи форта Голландии, Ян Конни со своими соратниками отступил в джунгли Золотого Берега, при этом, не забыв унести с собой крепостной флаг Бранденбурга — чтобы он не достался новым владельцам форта.

После прихода голландцев Гросс-Фридрихсбург был переименован в Форт-Холландиа, однако должного внимания к нему не проявляли и колония постепенно приходила в упадок. В 1815 году форт был окончательно брошен его голландскими владельцами, а спустя некоторое время, как и вся территория Золотого Берега, вошел в состав британской колонии Золотой Берег. Сегодня эти земли — часть территории суверенной Ганы, а остатки бранденбургского форта являются объектом ЮНЕСКО и одной из местных достопримечательностей. 9 марта 1721 г. остров Аргуин у мавританского побережья, 34 года принадлежавший Бранденбургу, был аннексирован Францией.

Потеря западноафриканских владений сопровождалась и утратой интереса к форпостам в Карибском бассейне — теперь они были просто не нужны Пруссии. В 1720 году была покинута колония на острове Сан-Томас.

Таким образом, к началу 1720-х гг. Бранденбург-Пруссия официально лишился всех своих колониальных владений в Западной Африке и Карибском бассейне. Судьба оказалась неблагосклонна к германским государствам в плане колониальных завоеваний. Лишь спустя полтора столетия, в конце XIX века, уже после объединения Германии, началась ее колониальная экспансия, завершившаяся более-менее успешно — до поражения в Первой мировой войне Германия владела целым рядом обширных колоний в Африке и Океании, превратившись в достаточно успешную колониальную державу.

topwar.ru

Германские колонии Википедия

Германская колониальная империя

Колóнии Гермáнии — территории, находившиеся в колониальной зависимости от Германии или составлявших её земель. В разные исторические периоды колониями Германии были территории в Африке, Азии, Южной Америке и Океании.

В отличие от других европейских государств, начавших политику колонизации ещё в XVI веке, из немецких государств лишь Бранденбург в конце XVII века обладал небольшими колониальными владениями. Германия начала активную политику колонизации только в конце XIX века. Германская колониальная империя была образована в 1880—1890-х годах и просуществовала до конца Первой мировой войны, когда колонии были разделены между союзниками согласно Версальскому мирному договору.

Колонии немецких государств (XVI—XVIII века)

Кляйн-Венедиг

Кляйн-Венедиг

В 1519 году перед выборами императора Священной Римской империи испанский король Карл I (позже Карл V) взял в долг у аугсбургских банкирских домов Вельзеров и Фуггеров сумму, колеблющуюся, по разным оценкам, от 143 до 158 тыс. талеров. На выборах Карл V победил французского короля Франциска I, однако средств для возвращения хотя бы части кредита у него не было. В качестве залога, согласно подписанному 27 марта 1528 года в Мадриде Венесуэльскому договору, Вельзеры получили в управление испанскую колонию Венесуэла (букв. «маленькая Венеция», нем. Klein Venedig, Кляйн-Венедиг). Они получили права назначать и смещать губернаторов и чиновников, освобождались от налога на соль, а также от таможенных и портовых сборов в Севилье, обладавшей тогда монопольным правом на торговлю с Венесуэлой. Вельзеры получили право на 4 % прибыли всего предприятия, а также на 90 % (позже 80 %) всех найденных драгоценных металлов, а присланные ими поселенцы получали свой надел земли. Со своей стороны Вельзеры были обязаны построить два города и три крепости, а также населить их[1][2].

В 1529 году первый губернатор Амброзиус Эингер (нем. Ambrosius Ehinger) с 281 колонистом прибыл в столицу Венесуэлы Ной-Аугсбург (нем. Neu Augsburg, «новый Аугсбург», сейчас Коро). В том же году был заложен Ной-Нюрнберг (нем. Neu Nürnberg, «новый Нюрнберг», сейчас Маракайбо). Хотя изначально планировалось, что доход колония будет получать за счёт торговли золотом, солью, рабами и дорогими сортами древесины, вскоре выяснилось, что прибыль, необходимую для покрытия долгов Карла V, может принести только работорговля. Губернаторы начали концентрировать усилия в этой области, что привело к сопротивлению как индейцев, так и уже живших в Венесуэле испанских поселенцев. Испанский миссионер Бартоломе де Лас Касас писал: «Немцы хуже самых диких львов. Из-за своей жадности эти дьяволы в человеческом обличье действуют гораздо кровавее своих предшественников». Резко возросло число жалоб на королевских аудиенциях. В 1536 году, по ходатайству епископа Коро, была создана следственная комиссия, которая должна была проверить обвинения в преступлениях против испанцев и индейцев. Однако ни губернатор Георг Хоэрмут (Georg Hohermuth), организовавший экспедицию на поиски Эльдорадо, ни его заместитель Николаус Федерман, также ушедший в экспедицию в 1537 году, не интересовались вопросами правосудия[3].

В 1546 году Карл V расторг Венесуэльский договор, так как колониальная политика Вельзеров не оправдала себя: губернаторы заботились лишь о своём личном обогащении, еда, лошади и оружие по-прежнему доставлялись с Карибских островов, Маракайбо лежал в руинах, Коро перестал выполнять функции столицы, а большинство местных индейцев по-прежнему были не знакомы с христианством. Бартоломео Вельзер до 1556 года пытался вернуть себе право на данные территории, однако в итоге окончательно потерял Венесуэлу, а также груз Николауса Федермана на складах в Колумбии[4][2].

Африка

Гросс-Фридрихсбург

В период правления курфюрста Фридриха Вильгельма Бранденбург проводил активную колониальную политику. Для её осуществления была основана Бранденбургско-африканская компания (нем. Kurfürstliche Afrikanisch-Brandenburgische Compagnie, позже перешедшая Пруссии). Для защиты поселенцев и имущества компания имела право обращаться за помощью к военно-морскому флоту Бранденбурга[5].

1 января 1683 года майор Отто Фридрих фон дер Грёбен (Otto Friedrich von der Gröben) с фрегатами Morian и Chur Prinz высадился на побережье современной Ганы и основал колонию Гросс-Фридрихсбург (нем. Groß Friedrichsburg). После переговоров с главами 14 местных племён был подписан договор, согласно которому они переходили под протекторат Бранденбурга[2]. В следующие годы были построены также два форта (Dorothea и Louise), также небольшое укрепление возле Таккорари. Однако попытки продвинуться дальше вглубь континента были остановлены ожесточённым сопротивлением владевшей этими землями голландской колонии. Тем не менее, торговля драгоценными металлами и рабами процветала. После особо удачного 1689 года Фридрих Вильгельм смог выкупить доли компаньонов в компании и стать её единственным владельцем. В 1718 году колония была продана голландской Вест-Индской компании[6]. После отъезда из колонии последнего бранденбуржца, командование крепостью перенял Ян Конни (Jan Conny). Он отказался передавать крепость голландцам и до своей капитуляции в 1724 году успешно отражал все их атаки[7][8].

5 октября 1685 года Бранденбургско-африканская компания основала колонию на острове Аргуин возле западного побережья Мавритании. Капитан фрегата «Rother Löwe» Корнелиус Реерс восстановил существовавшую на острове старую португальскую крепость и заключил с королём Аргуина договор, согласно которому Бранденбург становился государством-протектором. Этот договор был ратифицирован в 1687 году и подтверждён в 1698 году. Удачное географическое положение острова способствовало успешной торговле, а некоторое время Аргуин был центральным перевалочным пунктом мировой торговли каучуком. Остров был захвачен французами 9 марта 1721 года[8].

На территории современного Того около 1700 года существовала совместная с англичанами и голландцами колония Вида (нем. Whydah). Несмотря на то что она представляла собой только опорный пункт и складские помещения, благодаря торговле рабами она стала одним из основных торговых центров Того[9].

Карибы

Для обеспечения беспрепятственной торговли рабами из африканских колоний Гросс-Фридрихсбург и Аргуин Бранденбургу требовался опорный пункт на Карибских островах.

С этой целью Бранденбургско-американская компания 25 ноября 1685 года заключила с Датской Вест-Индской компанией договор об аренде части одного из антильских островов — Санкт-Томас. Согласно договору, остров оставался в собственности Дании, однако Бранденбург получал на 30 лет все права пользования. Кроме того, на все тридцать лет острову давались права свободного порта. В 1693 году арендованная Бранденбургом часть острова была им аннексирована без сопротивления со стороны датчан. После того, как африканские колонии Бранденбурга перешли к другим государствам, колония на о. Санкт-Томас была заброшена в 1720 году[10].

Кроме того, были попытки создать колонии на Крабовом острове (ныне Вьекес, 1689—1693), где Бранденбург аннексировал колонию, созданную Датской Вест-Индской компанией в 1682 году[11] и на острове Тертолен (ныне Тортола), приобретённом прусским королём Фридрихом I в 1696 году.[12]

Ганауская Индия

Фридрих Казимир Велькер. Аллегория приобретения Суринама графом Фридрихом Казимиром Ганауским в 1669 году. (1676)

В июле 1669 года Иоганн Иоахим Бехер по поручению графа Фридриха Казимира Ганауского подписал с голландской Вест-Индской компанией договор о приобретении в качестве ленного владения территории в 3 тыс. квадратных миль (около 10 тыс. км²) в нидерландской Гвиане (ныне Суринам) между реками Ориноко и Амазонкой. Он планировал создать там меркантилистскую колонию, успешную в финансовом отношении, и тем самым по бюджет Ганау. Также предполагалось создание королевства Ганауская Индия (нем. Königreich Hanauisch-Indien) и превращение индейцев в «мирных и цивилизованных людей». Договор также предусматривал некоторые преимущества для Вест-Индской компании; в частности, право монопольной организации транспорта в колонии[13][14][15].

Приобретённая территория была огромна: на момент подписания договора территория всего графства Ганау составляла около 44 квадратных миль. С самого начала осуществления проекта возникли проблемы, связанные с недостатком финансовых средств и колонистов для освоения столь большой территории. Граф был вынужден заложить округ Наухайм. Его родственники добились от императора Леопольда I передачи графства в их управление. В 1670 году Фридрих Казимир покорился и в дальнейшем правил с ними совместно. В 1672 году при посредничестве Руперта Пфальцского была предпринята неудачная попытка продажи колонии королю Англии Карлу II. Окончательно колония была заброшена с началом Франко-голландской войны[14][16].

Германская колониальная империя

Колониальная политика Отто фон Бисмарка

Немецкий колонизатор в Того

После объединения Германии в 1870—1871 годах канцлер Отто фон Бисмарк объявил, что колониальная политика не является приоритетной для страны, так как территориальные приобретение на других континентах принесут лишь незначительные финансовые выгоды, однако будут сопряжены с ростом политических рисков[17]. Ещё в 1864 году после Датско-прусской войны Дания безуспешно предлагала Пруссии и Австрии Датскую Вест-Индию, пытаясь избежать полной потери Шлезвига[18]. В 1870 году после Франко-прусской войны было отклонено предложение Франции о передаче Кохинхины.

Тем не менее, в 1873 году было организовано «Африканское общество в Германии» (нем. Afrikanische Gesellschaft in Deutschland), ставившее своей целью географическое исследование Африки. В 1882 году появилось «Немецкое колониальное общество» (нем. Deutscher Kolonialverein), объединившее свыше 15000 сторонников колониальной политики. В 1887 году оно объединилось с созданным в 1884 году «Обществом за немецкую колонизацию» (нем. Gesellschaft für Deutsche Kolonisation), ставившим своей целью практическую реализацию этой политики.

Отто фон Бисмарк, 1884:

Вся история с колониями — надувательство, но она нам нужна для выборов

Оригинальный текст (нем.)  

Die ganze Kolonialgeschichte ist ja Schwindel, aber wir brauchen sie für die Wahlen.

Желая усилить свои политические позиции, а также рассчитывая на поддержку декларировавшей колониальные устремления Национал-либеральной партии на выборах в Рейхстаг в 1884 году, Бисмарк объявил о том, что многочисленные зарубежные владения немецких коммерсантов отныне будут находиться под защитой немецкого государства. Кроме того, данной мерой он рассчитывал ослабить поток эмигрантов в Америку и перена его в немецкие колонии. Экономические, социальные и национальные мотивы играли для него второстепенную роль[19][20].

В этот период под защиту Германии были переданы[21]:

Кроме того, в мае 1885 года в Океании под защиту Германии перешли[21]:

Уже в 1885 году Бисмарк вновь отошёл от идеи последовательного проведения колониальной политики, сосредоточив свои усилия на улучшении отношений с Англией и Францией. Колонии использовались только в качестве разменной карты на переговорах. На Берлинской конференции 1884—1885 годов Африка была разделена между европейскими державами, а согласно Гельголандско-занзибарскому соглашению 1890 года африканский протекторат Виту был обменян на стратегически важный для Германии остров Гельголанд в Северном море.

Колониальная политика Вильгельма II

Колониальные владения в 1905 году. Немецкие колонии обозначены синим цветом

При кайзере Вильгельме II Германия пыталась увеличить сферу своего колониального влияния путём увеличения количества торговых представительств. В этот период наращивался военный потенциал (особенно военно-морских сил) — согласно канцлеру фон Бюлову Германия готовилась «занять своё место под солнцем» несмотря на то, что «пришла слишком поздно». Среди прочего, под этим подразумевалось и обладание колониями. Подобная политика национального престижа резко контрастировала с прагматической колониальной политикой Бисмарка 1884—1885 годов.[22]

Тем не менее, при Вильгельме II Германии удалось лишь немного расширить свои колониальные владения. Под протекторат Германии в этот период перешли:

Во время второго марокканского кризиса Германия получила так называемый «Новый Камерун», часть территории Французской Экваториальной Африки, которая была присоединена к германскому Камеруну.

В 1899 году в Витценхаузене была основана немецкая колониальная школа (нем. Deutsche Kolonialschule für Landwirtschaft, Handel und Gewerbe), в которой семнадцати-двадцатисемилетние студенты в рамках двух-трёхлетнего курса обучались основам сельского хозяйства в колониях[25].

Колониальная политика во время Первой мировой войны

Планы Германии на территориальные приобретения в Европе в представлении западных союзников в 1917 году

К началу Первой мировой войны в Берлине господствовала точка зрения, согласно которой судьба колоний будет решаться на европейском театре военных действий. Кроме того, Германия надеялась на то, что решения конференции в Конго 1885 года, гарантировавшие всем колониям свободу торговли и обязывавшие к мирному решению всех конфликтов в Африке, будут соблюдаться и далее[19]. Территории колоний площадью в 2 953 000 км² и населением в 12,3 млн человек защищали войска общей численностью в 15 тысяч человек[26].

Африканские колонии

Германская Восточная Африка была крупнейшей и самой населённой из всех немецких колоний. Местное население крайне лояльно относилось к немцам, а сами территории обладали хорошо развитой инфраструктурой, что позволило обеспечивать быструю транспортировку войск. 3 тыс. немецких солдат, офицеров и 12 тыс. африканских солдат противостояли около 130 тыс. английских, африканских, индийских, бельгийских и португальских солдат. Боевые действия разворачивались в 5 отдалённых друг от друга регионах, однако благодаря развитой авто- и железнодорожной сетям немцы успешно перебрасывали войска между ними. Также не действовала организованная Великобританией и постоянно прорывавшаяся морская блокада. В битве при Танга в 1914 году немецким войскам удалось отразить наступление семикратно больших английских и индийских войск[19][27].

После того, как индийские войска оказались небоеспособными, англичане под командованием Яна Смэтса при помощи южноафриканских войск провели успешную операцию по захвату Танганьики. В ответ командующий немецкими войсками Пауль фон Леттов-Форбек приказал перейти к партизанской тактике. Позже немецкие войска были вынуждены отступить в Португальскую Восточную Африку. Леттов-Форбеку удалось мобилизовать ресурсы в Мозамбике, после чего в 1918 году он сумел не только вернуть германскую восточную Африку, но и захватить северную часть британской Родезии (нынешняя Замбия). Там британские парламентёры сообщили ему о прекращении огня в Европе. 25 ноября 1918 года, через две недели после сообщения об отречении кайзера Вильгельма II, немецкие войска сдались союзникам[28].

Почти все немецкие войска в Германской Юго-Западной Африке к началу войны находились на границе с Южно-Африканским Союзом. Боевые действия начались с нападения на пограничный полицейский пост Рамансдрифт (Ramansdrift), однако до сентября 1914 года они ограничивались приграничными столкновениями. В октябре они практически прекратились. так как в связи с восстанием буров командующий английскими войсками генерал Бота был вынужден задержать генеральное наступление на несколько месяцев. Даже после подавления восстания многие буры продолжали сражаться с англичанами на стороне Германии. Возникшую передышку командующий немецкими войсками подполковник фон Хайдебрек (von Heydebreck) использовал для карательной экспедиции в португальскую Анголу, так как формально нейтральная Португалия под британским давлением перехватывала немецкие транспорты. Тем не менее после подавления бурского восстания для немецких войск сложилась практически безвыходная ситуация и 9 июля 1915 года было подписано соглашение о прекращении огня. К середине августа войска Южно-Африканского Союза заняли всю территорию страны, немецким поселенцам было позволено вернуться на свои фермы, а оставшиеся 1300 немецких солдат и офицеров даже не были разоружены, а лишь сконцентрированы в одной из частей страны[29].

В Германском Камеруне ещё перед началом войны немецкие войска были ослаблены серией восстаний. Кроме того, географическое положение Камеруна позволило союзникам начать наступление со всех четырёх сторон одновременно. 8 тысячам немецких солдат и вспомогательных местных войск противостояли около 30 тысяч солдат и офицеров союзников (в основном — английских и французских войск). Несмотря на это, до сентября 1914 года немецким войскам удавалось сдерживать наступление. 27 сентября 1914 года союзникам удалось захватить порт Дуала, а немецкие войска были вынуждены отступить вглубь континента и перейти к партизанской тактике. В течение следующего года бои проходили с переменным успехом, однако в сентябре 1915 года союзникам удалось занять ключевые точки страны. В январе 1916 года после отступления из столицы Яунде большая часть немецких войск (900 немцев и около 12 тысяч местных войск) перешли в нейтральную Испанскую Гвинею. За ними последовали около 50 000 мирных жителей. Оставшиеся войска сдерживали наступление до тех пор, пока последний солдат не покинул территорию Камеруна, после чего 18 февраля 1916 года сложили оружие[30].

Азиатские колонии

Территория германской Новой Гвинеи не оборонялась регулярными войсками. Для того, чтобы не создавать впечатления подготовки к войне, ведомство по делам колоний в сентябре 1913 года отказало и в увеличении полицейских сил на острове. После известия о начале войны, полученного радиостанцией Bitapaka 5 августа 1914 года, управление колонией было перенесено из портового города Рабаул в Тома в глубине острова. 12 августа на побережье высадились австралийские солдаты и однако после уничтожения радиостанции и телефонных станций в Рабауле и Хербертсхёэ (ныне Кокопо) вновь покинули остров. 13 августа из инспекционной поездки вернулся губернатор Эдвард Хабер, который занялся организацией обороны колонии. В результате было организовано формирование, состоявшее из 50 немцев и 240 местных жителей, половина из которых никогда не держала огнестрельного оружия в руках. В это время австралийские войска захватили Науру (8 августа) и Самоа (29 августа). 11 сентября насчитывавшие 6000 человек австралийские войска при поддержке линкора «Австралия», крейсеров «Сидней» и «Энкаунтер», трёх эсминцев, обеих австралийских подводных лодок высадились в Новой Гвинее. 17 сентября 1914 года Новая Гвинея капитулировала[31].

Немецкие солдаты в Циндао

15 августа 1914 года Япония и Великобритания согласовали план действий против немецкой колонии Циндао. 16 августа Япония предъявила ультиматум с требованием безоговорочной капитуляции. В связи с тем, что ответа на него не последовало, 27 августа колония была блокирована с моря. После неудачи первого наступления 26 сентября, когда 60 000 японских солдат атаковали базу, оборонявшуюся 4900 немецкими солдатами, англо-японские войска перешли к осадной тактике. После девятидневной артиллерийского обстрела города с 29 октября, была предпринята ещё одна попытка штурма, однако она вновь была отбита. К этому моменту японские войска потеряли около 17 тысяч человек убитыми. Успешная оборона частично базировалась на воздушной разведке военного лётчика Гюнтера Плюшова. прозванного пилот Циндао (нем. Der Flieger von Tsingtau), который на единственном в крепости устаревшем самолёте Rumpler Taube вёл её на протяжении всей осады. После того, как в начале ноября у осаждённых стали заканчиваться боеприпасы, было принято решение об уничтожении артиллерийских орудий и судов. 7 ноября 1914 года Циндао капитулировала[32].

Колониальная политика во время национал-социализма

Германия и её сателлиты в период их максимальной территориальной экспансии в Европе во время Второй мировой войны

Согласно Версальскому договору, немцы должны были покинуть территории всех колоний. Однако уже во времена Веймарской республики всё чаще стали раздаваться призывы к восстановлению колониальных владений Германии[33].

Несмотря на то что после прихода к власти Адольфа Гитлера колониальная тематика была отодвинута на второй план, сам Гитлер периодически ставил этот вопрос на повестку дня, сторонники колонизации поддерживали его, считая гарантом будущего территориального расширения Германии. В это время были организованы так называемые колониальные школы, в которых будущие колонисты готовились к жизни в новых колониях. До 1937 года эти работы велись скрытно, дабы не вызвать недоверия у Великобритании, однако после того, как Великобритания отказалась создавать военный союз с Германией, Гитлер открыто потребовал возврата немецких колониальных владений[34].

Вопрос о «колониальной компенсации» рассматривался в 1936 г. в комитете под руководством лорда Плимута для обсуждения колониальной проблемы. Комитет Плимута заседал с 18 марта по 9 июня 1936 г., провел 12 заседаний, обсудил 18 меморандумов и пришел к выводу, что «возврат колоний Германии нежелателен». Среди доминионов вопрос о возвращении колоний Германии вызвал особенно острые дискуссии в руководстве Южно-Африканского Союза, где благожелательное отношение к восстановлению германского присутствия (вплоть до симпатий к национал-социалистам) сталкивалось с нежеланием уступать завоеванную в 1915 году мандатную территорию бывшей Германской Юго-Западную Африки и Танганьику, имевшую стратегическое значение для объединения всех владений Британской империи на Африканском континенте[35].

Премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен предлагал провести через Африку две линии — северную, лежащую южнее Сахары, Судана, Абиссинии и Сомали, и южную, идущую ниже юга Мозамбика, Бельгийского Конго, части Танганьики и Анголы (по сути, это было рассмотрение решительно отклоненных Антантой в годы Первой мировой войны претензий, выдвигавшихся германским министром по делам колоний Вильгельмом Зольфом в 1913-1918 годах в рамках плана создания Германской Центральной Африки). Этой зоной, включающей прежде всего не английские (в неё попадала только Таньганика), а бельгийские и португальские колонии. Германия и Англия, по мнению Чемберлена, должны были управлять этой территорией совместно, причем Англия за это должна получить «максимум колониальных концессий» в этой зоне и уступок Германии в европейской политике. План этот в марте 1938 г. был передан Гитлеру английским послом в Берлине сэром Нэвилом Гендерсоном, но не вызвал у фюрера энтузиазма. Гитлер заявил, что «колониальный вопрос не такой срочный, он может подождать 4, 6, 8 или 10 лет». Первостепенным в ту пору для фюрера было решение европейских проблем.

В 1938 году исследовательское судно «Швабия» (MS Schwabenland) отплыло в Антарктиду с целью заявить права на эту территорию. Во время похода на прибрежную территорию были сброшены с самолётов вымпелы со свастикой, а отмеченная ими территория была названа Новой Швабией. В Африке была возрождена идея немецкой Центральной Африки. Кроме того, планировалось принудительное переселение всех евреев на Мадагаскар. В колониях должно было быть введено строгое разделение между арийцами и неграми («расовая гигиена»), при этом местные жители должны были проживать в резервациях и использоваться исключительно в качестве рабочей силы[36].

Территория Новой Швабии

С началом Второй мировой войны, при поддержке стран-сателлитов, Третий Рейх как непосредственно включал завоёванные территории в свой состав, так и создавал и планировал управляемые им генерал-губернаторство, рейхспротекторат, рейхскомиссариаты, колонии, а также марионеточные государства. После провала плана «Барбаросса», Битвы за Британию, Североафриканской кампании, Битвы за Атлантику Рейха в Германии усилилась мобилизация, коснувшаяся и ведомства по делам колоний. Особую роль в этом сыграл глава партийной канцелярии НСДАП и личный секретарь Гитлера Мартин Борман, являвшийся яростным противником колониального движения. В своём письме от 6 сентября 1941 года он потребовал прекратить или как минимум резко ограничить все работы, проводимые ведомством. В результате 32 % всех сотрудников ведомства (53 % военнообязанных) были сокращены. Однако на этом Борман не остановился — в январе 1942 года в связи с необходимостью отправки на фронт 600 000 солдат он потребовал ещё одного радикального сокращения штатов, в январе 1943 года добился от Гитлера разрешения на закрытие всех служб, деятельность которых не связана напрямую с работой фронта. 13 января глава колониального ведомства Франц фон Эпп получил приказ о прекращении деятельности к 15 февраля 1943 года. От огромной организации остались всего 4 чиновника, 8 служащих и одиннадцать человек техперсонала, которые позже вошли в штат министерства иностранных дел[37].

Список колоний Германской империи

В Африке

В Азии и Океании

Германские поселения в Латинской Америке

См. также

Примечания

  1. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 14.
  2. ↑ 1 2 3 Pelizaeus, 2008, p. 79.
  3. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 15-17.
  4. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 18.
  5. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 27.
  6. ↑ Pelizaeus, 2008, p. 80.
  7. ↑ von der Heyden, 2001.
  8. ↑ 1 2 Graichen&Gründer, 2007, pp. 28-33.
  9. ↑ История отношений Бенина и Германии (нем.), материал МИД Германии
  10. ↑ Kellenbenz, 1965, pp. 196–217.
  11. ↑ Peter Feddersen Stuhr. Die Geschichte der See- und Colonialmacht des grossen Kurfürsten Friedrich Wilhelm von Brandenburg in der Ostsee, auf der Küste von Guinea und auf den Inseln Arquin und St. Thomas. — Berlin: Hahn, 1839. — P. 77-78. — 176 p.
  12. ↑ Ernst Friedel. Die gründung preussisch-deutscher colonien im Indischen und Grossen ozean, mit besonderer rücksicht auf das östliche Asien. — A. Eichhoff, 1867. — P. 2. — 216 p.
  13. ↑ Историческое общество Ханау (нем.)
  14. ↑ 1 2 Hahnzog, 1959.
  15. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 23.
  16. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 25-26.
  17. ↑ Pelizaeus, 2008, p. 220.
  18. ↑ Florian Krobb. Erkundungen im Überseeischen: Wilhelm Raabe und die Füllung der Welt. — Würzburg: Königshausen & Neumann, 2009. — P. 84. — 258 p. — ISBN 978-3826041129.
  19. ↑ 1 2 3 Graichen&Gründer, 2007, p. 330.
  20. ↑ Wolfgang Malanowski Verspielte Bismark das Reich? (нем.) // Der Spiegel : журнал. — Hamburg: SPIEGEL-Verlag Rudolf Augstein GmbH & Co. KG, 1971. — H. 4. — ISSN 0038-7452.
  21. ↑ 1 2 3 4 5 Pelizaeus, 2008, p. 222.
  22. ↑ Frank Hoyer. Ein Platz an der Sonne – Der Übergang zur wilhelminischen Weltpolitik. — GRIN Verlag. — München, 2010. — P. 1-2. — 15 p. — ISBN 9783640532605.
  23. ↑ История Науру (нем.), материал МИД Германии
  24. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 215-216.
  25. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 386.
  26. ↑ Pelizaeus, 2008, p. 223.
  27. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 349-350.
  28. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 353-365.
  29. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 345-348.
  30. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 342-344.
  31. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 335-338.
  32. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 338-342.
  33. ↑ Graichen&Gründer, 2007, p. 375.
  34. ↑ Der Hitler-Stalin-Pakt in der Propaganda des Leitmediums: Der"Völkische … — Moritz Florin — Google Books
  35. ↑ Макарова Е. А. Политика Южно-африканского союза в вопросе колониальной компенсации Германии в 1935 1938 гг.. Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого, Выпуск № 51, 2009 г.
  36. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 438.
  37. ↑ Graichen&Gründer, 2007, pp. 451.

Литература

  • Gisela Graichen, Horst Gründer. Deutsche Kolonien: Traum und Trauma. — 1. — Berlin: Ullstein, 2007. — 486 p. — ISBN 978-3-548-36940-2.
  • Ludolf Pelizaeus. Der Kolonialismus. — 1. — Wiesbaden: Marixverlag, 2008. — 256 p. — (marixwissen). — ISBN 978-3865399410.
  • Ferdinand Hahnzog. Hanauisch-Indien: einst und jetzt. — Hanau: Dausien Verlag, 1959. — 59 p.
  • Hermann Kellenbenz. Die Brandenburger auf St. Thomas (нем.) // Jahrbuch für Geschichte von Staat, Wirtschaft und Gesellschaft Lateinamerikas. — Köln: Böhlau, 1965. — Bd. 2, H. 0075-2673. — P. 196–217.
  • Ulrich van der Heyden. Rote Adler an Afrikas Küste. Die brandenburgisch-preußische Kolonie Großfriedrichsburg in Westafrika. — Berlin: Selignow-Verlag, 2001. — ISBN 3-933889-04-9.

Ссылки

wikiredia.ru


Смотрите также