Германия и россия отношения


Российско-германские отношения — Documentation

Материал из Documentation.

(Перенаправлено с Отношения России с Германией)

Дипломатические отношения между СССР и ФРГ были установлены 13 сентября 1955 г. Германия первой из ведущих иностранных государств 26 декабря 1991 г. признала Российскую Федерацию в качестве продолжателя бывшего СССР.

Правовой фундамент отношений образуют Договор о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве от 9 ноября 1990 г. и Совместное заявление Президента Российской Федерации и Федерального канцлера ФРГ от 21 ноября 1991 г. Принципиальное значение имеет также Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии от 12 сентября 1990 г.

За последние полтора десятилетия сторонам удалось найти развязки по основным остававшимся с советских времен открытыми проблемам двусторонних отношений. Были, в частности, четко выполнены договоренности о выводе с германской территории российских войск (завершен 31 августа 1994 г.), реализации за счет ФРГ жилищной программы по их обустройству в России (завершена 9 октября 1996 г.) и переподготовке увольняемых в запас военнослужащих (завершена 30 марта 2001 г.). Заключены соглашения об уходе за военными могилами, о выплате Германией компенсаций российским жертвам нацистских преследований (400 млн марок — по двусторонним договоренностям 1993 г. и более 800 млн марок — по многостороннему соглашению от 17 июля 2000 г.). Окончательно урегулирован вопрос отрицательного сальдо в торговле бывшего СССР с бывшей ГДР.

Значительный прогресс достигнут на пути исторического примирения и укрепления доверия между народами двух стран. В 2001 г. впервые в истории Президент Российской Федерации и Федеральный канцлер ФРГ возложили совместные венки на мемориальном Пискаревском кладбище в Санкт-Петербурге (апрель) и к мемориалу советским воинам в берлинском Тиргартене (сентябрь). Линия на примирение народов России и Германии получила дальнейшее развитие в ходе переговоров В. В. Путина с Канцлером Г.Шрёдером 9 мая 2005 г. в рамках торжеств в Москве по случаю 60-летия Победы в Великой Отечественной войне. Системный и интенсивный характер носит политический диалог: с 1998 г. ежегодно проводятся двусторонние межгосударственные консультации на высшем уровне с участием членов правительств России и ФРГ (состоялось 10 раундов, последний — в Санкт-Петербурге 2 октября 2008 г.). С июня 2000 г. прошло более 40 встреч на высшем уровне как в двусторонних, так и в многосторонних форматах. В 2006 г. В. В. Путин и А.Меркель встречались шесть, в 2007 г. — пять раз.

В ходе рабочего визита в Москву в марте 2008 г. Федерального канцлера А.Меркель она провела переговоры с В. В. Путиным и избранным Президентом России Д. А. Медведевым. В июне 2008 г. Д. А. Медведев посетил Берлин, где провел переговоры с А.Меркель и встретился с Федеральным президентом ФРГ Х.Кёлером. В 2008 г. двусторонние встречи Федерального канцлера ФРГ и Президента России проходили также в июле в Тояко в рамках саммита «восьмерки», в августе в Сочи и в ноябре в Вашингтоне на «полях» саммита «двадцатки».

Регулярный характер носят контакты на уровне министров иностранных дел, руководителей других министерств и ведомств.

В плановом режиме осуществляются межпарламентские обмены. Председатель Государственной Думы посещал Германию в 2001 и 2007 гг., президент бундестага ФРГ — в 2003 г. В 2005 г. ФРГ с официальным визитом побывал Председатель Совета Федерации С. М. Миронов, а Россию посетил президент бундесрата ФРГ. В 2001—2007 гг. прошли восемь встреч Групп дружбы Совета Федерации и бундесрата ФРГ. Осуществляются обмены по линии профильных комитетов и парламентских фракций Госдумы России и бундестага ФРГ.

Последовательно совершенствуется договорно-правовая база отношений, охватывающая практически все сферы двустороннего взаимодействия.

Важное значение имеют связи субъектов Российской Федерации и земель ФРГ. Наиболее плотные контакты с германскими землями поддерживают Москва, Санкт-Петербург, Новгородская, Саратовская, Калининградская области, Уральский регион, Краснодарский край. Более 100 пар российских и немецких городов установили партнерские отношения (в июне 2007 г. в Гамбурге прошла 9-я встреча городов-партнеров).

Углубляются контакты и обмены по общественной линии. 2 октября 2008 г. в Санкт-Петербурге в рамках Межгосударственных консультаций на высшем уровне состоялось 8-ое заседание российско-германского Форума общественности «Петербургский диалог», созданного по инициативе Президента России и Канцлера ФРГ в 2001 г.

Россия и Германия обладают широким арсеналом организационных инструментов координации и развития двусторонних связей в различных областях сотрудничества. В 2000 г. по инициативе В. В. Путина и Г.Шрёдера учреждена Рабочая группа высокого уровня по стратегическим вопросам экономического и финансового сотрудничества (24-е заседание прошло в октябре 2008 г. в Санкт-Петербурге). С декабря 2007 г. в Москве функционирует Российско-Германская внешнеторговая палата, представляющая интересы предпринимателей двух стран. Работают также Межправительственная Комиссия по делам российских немцев, Смешанная комиссия по научно-техническому сотрудничеству, Совместная комиссия по изучению новейшей истории двусторонних отношений, российско-германский Совет в области молодежного сотрудничества, другие совместные органы.

  1. ↑ [1]
Внешняя политика России История  Европа  Азия  Америка  Африка  Австралия и Океания  Международные организации  Прочее 

1990-е годы (1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999) • 2000-е годы (2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009) • 2010-е годы (2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019) • 2020-е годы (2020, 2021, 2022, 2023, 2024, 2025, 2026, 2027, 2028, 2029)

Австрия • Албания • Андорра • Белоруссия • Бельгия • Болгария • Босния и Герцеговина • Ватикан • Великобритания • Венгрия • Германия • Греция • Дания • Ирландия • Исландия • Испания • Италия • Латвия • Литва • Лихтенштейн • Люксембург • Македония • Мальта • Молдавия • Монако • Нидерланды • Норвегия • Польша • Португалия • Румыния • Сан-Марино • Сербия • Словакия • Словения • Украина • Финляндия • Франция • Хорватия • Черногория • Чехия • Швейцария • Швеция • Эстония
Абхазия • Азербайджан • Армения • Афганистан • Бангладеш • Бахрейн • Бруней • Бутан • Восточный Тимор • Вьетнам • Грузия • Израиль • Индия • Индонезия • Иордания • Ирак • Иран • Йемен • Казахстан • Камбоджа • Катар • Кипр • Киргизия • Китай • КНДР • Кувейт • Лаос • Ливан • Малайзия • Мальдивы • Монголия • Мьянма • Непал • ОАЭ • Оман • Пакистан • Палестина • Саудовская Аравия • Сингапур • Сирия • Таджикистан • Таиланд • Туркмения • Турция • Узбекистан • Филиппины • Шри-Ланка • Южная Осетия • Южная Корея • Япония
Ангилья • Антигуа и Барбуда • Аргентина • Аруба • Багамы • Барбадос • Белиз • Боливия • Бразилия • Венесуэла • Гаити • Гватемала • Гондурас • Гренада • Доминика • Доминиканская Республика • Канада • Колумбия • Коста-Рика • Куба • Мексика • Никарагуа • Панама • Парагвай • Перу • Сальвадор • Сент-Винсент и Гренадины • Сент-Китс и Невис • Сент-Люсия • США • Суринам • Тринидад и Тобаго • Уругвай • Чили • Эквадор • Ямайка
Алжир • Ангола • Бенин • Ботсвана • Буркина Фасо • Бурунди • Габон • Гамбия • Гана • Гвинея • Гвинея-Бисау • Джибути • ДР Конго • Египет • Замбия • Западная Сахара • Зимбабве • Кабо-Верде • Камерун • Кения • Коморы • Республика Конго • Кот-д’Ивуар • Лесото • Либерия • Ливия • Маврикий • Мавритания • Мадагаскар • Малави • Мали • Марокко • Мозамбик • Намибия • Нигер • Нигерия • Руанда • Сан-Томе и Принсипи • Свазиленд • Сейшельские Острова • Сенегал • Сомали • Судан • Сьерра-Леоне • Танзания • Того • Тунис • Уганда • ЦАР • Чад • Экваториальная Гвинея • Эритрея • Эфиопия • ЮАР • Южный Судан
Австралия • Новая Зеландия • Палау • Вануату • Кирибати • Маршалловы Острова • Науру • Папуа — Новая Гвинея • Самоа • Соломоновы Острова • Тонга • Тувалу • Федеративные Штаты Микронезии • Фиджи
НАТО • ВТО • Евросоюз
Министерство иностранных дел

newsruss.ru

Что там у немцев? Эксперты о российско-германских отношениях

Немецкие СМИ возмущены результатами встречи Лаврова со ШтайнмайеромНакануне в Екатеринбурге прошла встреча министров иностранных дел России и Германии Сергея Лаврова и Франка-Вальтера Штайнмайера. Громких политических заявлений по итогам переговоров не прозвучало, но обсудить двум дипломатам явно было что: антироссийские санкции, ситуацию на Украине и в Сирии, миграционный кризис, всплеск терроризма в Европе, экономическое взаимодействие России и Евросоюза и проект "Северный поток-2".

Мы обратились к экспертам, чтобы узнать, в какой точке сейчас находятся российско-германские отношения, и как на них повлияли события последних месяцев.

Об итогах встречи Лаврова и Штайнмайера

Ханс-Фридрих фон Плетц, чрезвычайный и полномочный посол Германии, в разные годы служил послом ФРГ при НАТО, в России и Великобритании
Штайнмайер приветствовал старт Года немецко-российского молодежного обменаЯ бы выделил два момента, связанных со встречей Сергея Лаврова и Франка-Вальтера Штайнмайера в Екатеринбурге. Во-первых, ранее в этом году министры открыли германо-российский Год молодежных обменов. Это выражает волю обеих сторон к тому, чтобы соединить вместе немецкую и российскую молодежь, обеспечить им возможность общения и таким образом укрепить фундамент будущих отношений между государствами. Во-вторых, уже не впервые Штайнмайер и Лавров обсуждают отношения между Россией и Германией в Екатеринбурге, в Университете имени Бориса Ельцина. Екатеринбург от Москвы находится довольно далеко. Думаю, сам факт встречи в этом городе означает признание того, что Россия – часть не только Европы, значительная часть ее территории находится вне Европы и это – реальность, которая влияет на наши отношения. Легкий и быстрый возврат к предыдущему уровню отношений как в двустороннем, так и в более широком формате, вероятно, невозможен. Но у обеих сторон есть воля к улучшению.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров и министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер на совместной пресс-конференции в Москве. Март 2016 года

Думаю, мы должны признать, что по поводу Крыма есть фундаментальное несогласие даже не между Россией и Германией, а Россией и Западом. Нужно ли после этого прекращать сотрудничество? Конечно, нет. Налаживать отношения, сокращать напряженность и военную конфронтацию, безусловно, нужно.

О "Северном потоке-2"

Марат Тертеров, основатель и директор Брюссельского энергетического клуба

Министры иностранных дел России и Германии заявили, что не хотели бы политизировать проект "Северный поток-2". Я понимаю их логику: они стараются смягчить европейский политический контекст, который тормозит запуск этого проекта, хотя сейчас даже Еврокомиссия объявляет, что проект газопровода – коммерческий, и о нем должны дискутировать коммерческие игроки.

Германия призвала партнеров Nord Stream 2 соблюдать законы ЕвросоюзаВ реальности же ситуация такова: при торговле природным газом идеальных рынков не бывает. Куда вы ни посмотрите, к торговле газом подключены государственные игроки. Крупные газовые контракты между двумя государствами, как правило, заключаются на уровне правительств. Следовательно, к деловой стороне договоренностей неизбежно примешивается политическая. Ее действие мы видим и в торговле природным газом между европейскими странами, и в торговле с Россией. "Северный поток-2" попадает сразу в два сложных политических контекста: общего ухудшения отношений между Россией и Западом после переворота на Украине и событий в Крыму, а также проекта Энергетического союза ЕС. Этот политический проект активно продвигается ведущими польскими и другими восточными евродепутатами, заместителем председателя Еврокомиссии Марошем Шефчовичем, еврокомиссаром по вопросам энергетики и климата Ариасом Каньете. Одна из заявленных целей Энергетического союза ЕС – снижение зависимости Европы от российского газа. Его инициаторы полагают, что Россия может применить природный газ как политическое оружие, тем самым усилив свое влияние.

Пуск в эксплуатацию второй ветки газопровода "Северный поток"

Публично заявленные цели по поддержке Украины велят еврокомиссарам сохранить нынешний статус-кво, то есть сохранить украинский транзит российского газа и его дальнейший путь в ЕС. Не забываем, что транзитные доходы Украины превышают более 3 млрд евро в год, а киевское правительство находится сегодня в сложном фискальном положении. Политика по сохранению транзита украинского газа означает поддержку не только Украины, но и, например, Словакии, по территории которой проходит газопровод.

В США предрекли коллапс экономики Украины из-за "Северного потока-2"

Но не нужно забывать о том, что реализация "Северного потока-2" в каком-то смысле положительно скажется на европейской энергобезопасности. Этот проект снизит транзитные риски и позволит "европеизировать" российский газ. Он будет приходить в Германию по трубам и распределяться в другие страны по правилам европейских и немецких регуляторов.

О мигрантах и терроризме в Европе

Ханс-Фридрих фон Плетц, чрезвычайный и полномочный посол Германии, в разные годы служил послом ФРГ при НАТО, в России и Великобритании
Экс-премьер Баварии считает, что Меркель мало учитывает страхи гражданНет сомнений, что резкий взлет иммиграции провоцирует всевозможные типы реакций на нее — как позитивных, так и негативных. Не думаю, что они отличаются от реакций в других странах. Люди хотят помочь другим людям, которые страдают от войн и преследований, людям, у которых есть основания запрашивать политическое убежище. Здесь, однако, мы видим сочетание огромного количества элементов, которые подняли эту огромную волну беженцев. Не нужно воспринимать этих людей как тех, кто останется в принимающих странах навсегда. Не думаю, что будет так. По определению беженец – тот, кто ищет убежище, – склонен искать возвращения домой, как только обстоятельства этому благоприятствуют. Подход к их интеграции – безусловно, важная тема для дискуссии. Негативная реакция есть, но не забывайте, что она происходит в среде, где ряд других вопросов вызывают озабоченность и страх.

Сотрудники правоохранительных органов на месте взрыва в немецком городе Ансбахе. 25 июля 2016 года

Александр Рар, политолог, научный директор Германо-Российского форума, эксперт Международного дискуссионного клуба "Валдай"
ФРГ защищается от терроризма: миллиарды на полицию и отмена врачебной тайныНачиная с 1960-х годов, еще до объединения, Германия привыкла жить в комфортабельной социальной и экономической среде. Люди привыкли к потребительскому обществу, стабильным ценам, достойному жилью, среднему размеру налогов, свободе передвижения, благосостоянию. Два поколения немцев воспитано именно в таком духе. И вот впервые за 50 лет в прекрасном немецком доме начинают появляться трещины. Они связаны как с потоком беженцев, так и с внутринемецкими проблемами.

Директор программы Россия-Евразия Немецкого совета по международным отношениям Александр Рар

Простому немцу непонятны причины терроризма в Германии. Откуда ИГИЛ, почему исламисты враждуют с Германией, взрывают фестивали, проводят атаки… Люди не понимают этого, потому что Германия сама по себе ни с кем не воюет, а, наоборот, пытается примириться с исламом. Даже в югославскую войну объединилась с США для защиты косоваров, которые исповедуют ислам. И вот – атаки. Многие не понимают и чувствуют себя некомфортно.

Об отношениях Москвы, Анкары и Берлина

Ханс-Фридрих фон Плетц, чрезвычайный и полномочный посол Германии, в разные годы служил послом ФРГ при НАТО, в России и Великобритании
Подумал, исправился: итоги встречи российского и турецкого президентовКонфликт России и Турции едва не привел к более серьезной конфронтации, и в этом отношении сближение можно только приветствовать. Появляются разговоры о том, что между Россией и Турцией создается некий альянс, но это лишь догадки.Говоря о России и Турции, невольно задаешься вопросом о том, как оценивать порядок, установленный в странах – соседях Западной Европы, применительно к порядку в самой Западной Европе. Мы должны иметь в виду, что у стран–соседей несколько иной исторический опыт и другой взгляд на вещи, но мы должны обязательно обмениваться мнениями, например, по вопросу Сирии. Это ведет к конструктивному развитию наших отношений.

Чрезвычайный и полномочный посол Германии в России Ханс-Фридрих фон Плетц выступает на 12-ом ежегодном заседании Международного дискуссионного клуба "Валдай" в Сочи. 2015 год

Немецкие СМИ разошлись в оценках встречи Путина и ЭрдоганаОтношения Германии и Турции имеют глубокие исторические корни. Их натура изменилась после Второй мировой войны, когда началась турецкая миграция в Западную Германию. Ее называли миграцией гастарбайтеров, учитывая, что Германии необходима дополнительная рабочая сила, а в Турции много безработных. Предполагалось, что турки будут работать, а через пару лет возвращаться с заработанными деньгами на родину. Однако благодаря ошибкам с обеих сторон возвращаться турки не спешили. Теперь у нас примерно 3-4 миллиона "немецких" турков. Что бы ни происходило внутри Турции, это тем или иным образом отражается на огромном турецком сообществе Германии. Теперь противоречия в турецком обществе и турецкой политике легко переносятся в Германию – и это серьезный вызов. Ультиматум Эрдогана: Турция грозит Европе беженцамиПредоставление безвизового режим для Турции — не национальное решение, а общий консенсус стран, заключивших Шенгенское соглашение. Статус следующий: ЕС обещал введение безвизового режима Турции при условии того, что будут предприняты некоторые меры внутри страны. Список их достаточно широк. Турецкая сторона сделала несколько шагов по их выполнению, но этих шагов недостаточно. При этом турецкое правительство отказалось от выполнения нескольких требуемых шагов. Вот что мы имеем.

РИА Новости благодарят дискуссионный клуб Валдай за помощь в подготовке материала.

ria.ru

Трансформация российско-германских отношений в контексте агрессии России против Украины

Трансформация российско-германских отношений в контексте агрессии России против Украины 

Политические отношения СССР и Российской Федерации с ФРГ всегда были приоритетными на европейском направлении внешней политики Кремля, поскольку экономический потенциал и соответственно политическое влияние этого государства имели и имеют решающее значение для формирования политики Европейского Союза.

Еще во времена немецких канцлеров Вилли Брандта, Гельмута Шмидта, Гельмута Коля и Герхарда Шредера между Германией и СССР, а затем Российской Федерацией традиционно складывались стабильные и взаимовыгодные широкомасштабные отношения. Все перечисленные немецкие лидеры пытались установить хорошие личные отношения с руководителями СССР и президентами России в рамках немецкой политики Ostpolitik, которая с 1991 года была трансформирована в политику «сближения через взаимозависимость» с целью «цивилизовать» Россию, путем ее привлечения к европейскому формату межгосударственных отношений с помощью экономических, политических и общественных связей.

Особое политическое сближение между ФРГ и РФ наблюдалось в период правления канцлера Герхарда Шредера и президента В. Путина, между которыми установилась личная дружба. В 2005 году (конец правления канцлера Г. Шредера) российско-германские отношения вышли на достаточно высокий уровень. Заняв в ноябре 2005 года пост федерального канцлера, Ангела Меркель, в отличие от своего предшественника, проявила прагматизм и сдержанность в отношении России, определив главным внешнеполитическим приоритетом Германии ориентацию на укрепление союза с США. В 2010 г. президент РФ Д. Медведев и канцлер А. Меркель подписали меморандум о рассмотрении возможности создания комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, однако к практическому созданию этого комитета дело не дошло.

Неправительственные организации в развитии российско-германских контактов играют значительную роль. В 1993 году была создана общественная организация «Германо-Российский Форум» (ГРФ) с целью развития диалога между Германией и Россией. Членами этой организации являются видные деятели политики, экономики, науки, СМИ и культуры обеих стран. В 2001 году был основан российско-немецкий дискуссионный форум представителей общественности двух стран — «Петербургский диалог», который проводит ежегодные встречи. 22-24 октября 2015 г. в Потсдаме состоялось 14-е заседание Форума под названием — «Модернизация как шанс для создания общего европейского дома».

Экономическое сотрудничество между РФ и ФРГ является чрезвычайно важным для обеих стран. По данным Минэкономразвития РФ, начиная с 2012 года товарооборот между РФ и ФРГ имеет тенденцию к уменьшению: в 2012 г. — 80,8 млрд евро, в 2013 г. — 76,5 млрд евро, в 2014 г. — 67,7 млрд евро, в 2015 г. — 51,4 млрд евро. Спрос на немецкую продукцию резко упал в России в 2015 г. году из-за девальвации рубля, существенного оттока капитала, торговых санкций, а также падения цен на нефть. При этом следует отметить, что в 2015 г. товарооборот РФ уменьшился не только с Германией, но и в целом со странами Евросоюза. Если в 2013 году товарооборот России со странами ЕС составил 417 млрд долларов и в 2014 году — 380 млрд долларов, то в 2015 году он упал до 230 млрд долларов. В интервью немецкому изданию Bild 13 января 2016 года Путин спрогнозировал падение двустороннего товарооборота на конец 2016 года до 40 млрд долларов, то есть на 50 % по сравнению с 2012 годом.

По данным Федерального статуправления ФРГ, в 2015 году Россия заняла третье место среди торговых партнеров Германии в Восточной Европе после Польши (96,5 млрд евро) и Чехии (75,7 млрд евро) и тринадцатое место в мире после США, Франции, Нидерландов, Китая, Великобритании, Италии, Польши, Австрии, Швейцарии, Бельгии, Чехии и Испании.

Если Германия традиционно занимает первое место в российской внешней торговли — около 15 %, то торговля с Россией составляет всего около 3 % от общего объема внешней торговли Германии. Основной статьей российского экспорта в Германию являются энергоносители. Германия импортирует из России около 30 % природного газа и 20 % нефти. Россия импортирует из Германии в основном продукцию машиностроения. Влияние санкций ЕС против России на немецкую экономику в целом незначительно. Серьезную проблему они составляют для немецких компаний, работающих в России. По словам директора Института экономических исследований (IFO) в Мюнхене профессора Ханса-Вернера Зинна: «Россия гораздо больше зависима от Европы, чем Европа от России».

Согласно данным Российско-германской внешнеторговой палаты, к 2014 году в РФ работало около 6 тыс. немецких компаний, из которых 3 026 фирм зарегистрированы в Москве, 763 — в Санкт-Петербурге, а остальные 2 211 — в других регионах России. По некоторым данным, на сегодня около 400 компаний прекратили свою деятельность в России и еще около тысячи собираются это сделать в ближайшие месяцы.

Сегодня многие немецкие политики и депутаты Бундестага призывают полностью заморозить экономические отношения с Россией. И в этом они ощущают нарастающую поддержку от лидеров немецкой промышленности. Так, глава Федерального союза промышленности Маркус Кербер приравнивает мечту украинцев о независимости от России к чувствам немцев во время падения Берлинской стены. По его словам, закрывать глаза на российскую агрессию против Украины немецкая промышленность не может. Кербер подчеркнул, что «нарушение Кремлем международного права должно беспокоить каждого предпринимателя, который хочет добиться соблюдения своих прав в восточноевропейских инвестициях, поэтому пусть правительство принимает по санкциям любое решение — у него есть наша поддержка».

Принципиальная позиция канцлера ФРГ А. Меркель в отношении агрессии России против Украины

В первые годы после назначения А. Меркель на пост канцлера ФРГ, между ней и В. Путиным установились дружеские и доверительные отношения. Им было легко контактировать, поскольку оба хорошо владеют языками: А. Меркель — русским, а Путин — немецким. С момента занятия поста канцлера ФРГ в 2005 году и до начала 2014 года А. Меркель длительное время считалась если не «другом», то одним из немногих западных политиков, которая могла вести конструктивный и партнерский диалог с В. Путиным на паритетных началах.

В 2014 году отношения между Россией и Германией значительно ухудшились из-за аннексии Россией Крыма и поддержки сепаратистов на Донбассе. С самого начала украинско-российской конфронтации А. Меркель заняла принципиальную позицию относительно агрессии России против Украины, регулярно угрожая Кремлю экономическими санкциями третьего уровня. А. Меркель не уставала напоминать, что мирный порядок в Европе в течение последних 70 лет базировался на беспрекословном принципе территориальной целостности государств и нерушимости их границ. Однако, при этом официальный Берлин старался не прибегать к слишком резким действиям в отношении Москвы, оставляя возможность диалога с Кремлем, учитывая то, что немецкая экономика все еще в определенной мере зависит от российского рынка и энергоресурсов.

Шоком для А. Меркель стало заявление В. Путина во время четырехчасовых переговоров с ней в кулуарах саммита G-20 15 ноября 2015 года в австралийском Брисбене, о том, что отношения Киева с сепаратистами должны быть такие же, как у Москвы с Чечней — «их нужно покупать автономией и деньгами». Это заявление В. Путина вызвало у А. Меркель чрезвычайное негодование. В своем выступлении перед местными студентами А. Меркель обвинила Россию в том, что она «поджигает степь» от Грузии до Приднестровья и от Нагорного Карабаха до Украины. Кроме того, она выразила обеспокоенность по поводу российских инициатив в Сербии и Боснии, которые противодействуют политике ЕС.

На наш взгляд, тяжелый и безрезультатный диалог А. Меркель с В. Путиным в Брисбене стал поворотным моментом в ее отношении к президенту РФ. Похоже, тогда она окончательно поняла, что диалог с Путиным без введения санкций ни к чему хорошему не приведет. Изменить агрессивное отношение Путина к Украине сможет только политическое давление со стороны всего европейского сообщества и усиление применения экономических санкций против России.

Канцлер А. Меркель постоянно пытается убедить В. Путина в том, что широкомасштабное и взаимовыгодное сотрудничество с Евросоюзом принесет России гораздо больше дивидендов, чем конфронтация. Выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе 22 января 2015 года, А. Меркель заявила, что в случае мирного урегулирования конфликта на Донбассе, немецкое правительство и Евросоюз могут рассмотреть предложение В. Путина о создании широкой зоны свободной торговли «от Лиссабона до Владивостока». При этом А. Меркель вновь твердо высказалась за продолжение санкций против России в случае, если Москва не откажется от своей вызывающей политики в отношении Украины и Европы.

Усилия Германии направлены не только на локализацию и урегулирование российско-украинского вооруженного конфликта, но также и на развитие Украины как самодостаточного европейского государства. По словам председателя Немецко-украинской парламентской группы Карла-Георга Вельмана, с этой целью в Бундестаге в настоящее время разрабатывается «план Маршалла для Украины» в качестве дополнения к Соглашению об ассоциации. Целью этого плана является стабилизация социально-политической ситуации в Украине, восстановление экономики, государственного управления, модернизация судебной системы при финансировании и под контролем со стороны Германии. При этом предполагается, что украинцы должны выполнить свою «домашнюю работу», как это сделали поляки после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС более 20 лет назад.

Агрессивная политика В. Путина заставила немецкое правительство во главе с А. Меркель прибегнуть к разработке новой стратегии безопасности. В феврале 2015 года министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен заявила, что Германия разрабатывает стратегию безопасности, в которой по-новому будут определены отношения с Россией. «Агрессивные действия России против Украины радикально меняют архитектуру безопасности в Европе. Германия должна найти адекватный ответ на политику президента России В. Путина и при этом не предаваться иллюзиям. Новая политика Кремля началась задолго до украинского кризиса, и нам еще долго, очень долго придется заниматься этой проблемой», — заявила Урсула фон дер Ляйен.

Putin Versteher — «тот, кто понимает Путина»

Два года назад количество поклонников В. Путина, как их называют в Германии «Putin Versteher» («тот, кто понимает Путина»), среди немецкого политикума и бизнеса была значительно больше, чем сегодня. С одной стороны, это произошло из-за явно деструктивной и агрессивной политики самого В. Путина в духе 30-х годов прошлого века, а, с другой — благодаря последовательной разъяснительной работе правительства ФРГ.

Большим другом, а с недавних пор и адвокатом России считается экс-канцлер Г. Шредер, который постоянно подчеркивает свои дружеские личные отношения с В. Путиным и отмечает, что он с пониманием относится к позиции России, хотя, по его словам, «понимание не означает отсутствии критичности». В своих публичных выступлениях Г. Шредер постоянно призывает «строить мосты между Германией и Россией». По его словам, «у России есть альтернатива Европе, но не наоборот». В общем Г. Шредер одобряет действия канцлера ФРГ А. Меркель и министра иностранных дел Ф.-В. Штайнмайера: «Их усилия, направленные на то, чтобы не позволить оборваться нити диалога с Москвой, заслуживают очень высокой оценки».

По данным издания Der Spiegel, пытаясь повлиять на позицию Меркель об отмене санкций против России, в Кремле прибегают к попыткам использовать и авторитет 85-летнего экс-канцлера Гельмута Коля, который пользуется популярностью и уважением в Германии. Как утверждает Der Spiegel, В. Путин направил несколько писем Г. Колю, прося его оказать поддержку Москве в ее попытках избавиться от санкций. Однако эта информация не была подтверждена ни Кремлем, ни офисом Г. Коля. Ранее Г. Коль не раз заявлял об опасности изоляции России для европейской безопасности. Он также заявил, что «Запад несет часть ответственности за кризис в Украине».

Умерший 10 ноября 2015 года в возрасте 96 лет патриарх немецкой политики экс-канцлер Гельмут Шмидт выступал с критикой руководства Евросоюза в отношении Украины, называя поведение Брюсселя «мегаломанией» (манией величия). В интервью немецкому еженедельнику Bild Г. Шмидт заявил, что «Европейский Союз и США, выстраивая политику в отношении Украины, не осознают, что культурные и исторические различия между населением запада и востока этой страны огромны». В марте 2014 года Г. Шмидт назвал санкции ЕС и США против России «глупостью» и подчеркнул, что «хорошо понимает действия России в Крыму».

Премьер-министр Баварии и председатель Христианско-социального союза (ХСС) Хорст Зеехофер в последние месяцы приобрел имидж «главного критика Меркель». Х. Зеехофер известен также своими высказываниями о необходимости тесного сотрудничества с Россией и предложениями пересмотреть санкции Запада в отношении Москвы. 3-4 февраля Х. Зеехофер находился с визитом в Москве, где его принял Путин. Многие наблюдатели уверены, что в лице Зеехофера Кремль надеется найти нового союзника в Германии, который мог бы способствовать изменению политического курса канцлера ФРГ А. Меркель. Многие немецкие политики, как оппозиционные, так и из состава правящей коалиции, резко критиковали Х. Зеехофера за его визит в Москву, считая, что он «позволяет хозяину Кремля втянуть себя в его политические игры».

Среди партий, которые последовательно поддерживают Украину и выступают за жесткий курс в отношении России, можно назвать следующие: ХДС/ХСС, «Свободные либералы», «Партия Союз 90/Зеленые». Судя по публикациям и выступлениям в немецких и российских СМИ, наибольшее количество «друзей Путина» находится в следующих немецких политических партиях: Социал-демократическая партия Германии, «Партия Левых», «Альтернатива для Германии» и Национал-демократическая партия. Кремль активно работает с этими политическими силами и всячески их поддерживает. И хотя эти партии нельзя назвать откровенно «пропутинскими», однако они во многих случаях и ситуациях поддерживают политику Кремля.

Кроме вышеупомянутых пророссийских партий, интересы Кремля в Германии защищает также ряд немецких политиков, ученых, журналистов и общественных деятелей. В конце октября 2014 года немецкий еженедельник Der Spiegel опубликовал материал о том, что кремлевская пропаганда создала целый отряд промосковских экспертов («стадо кротов») с задачей формировать мнение в немецком обществе о том, что Германия якобы стала на сторону России в российско-украинской конфронтации.

Информационно-пропагандистские операции Кремля в ФРГ

В путинской России пропаганда и информационно-психологические операции уже давно стали составной частью внешней и внутренней политики Кремля. Общеизвестно, что на работу своей пропагандистской машины Кремль тратит огромные суммы. Так, американский конгрессмен Дэн Майк считает, что за последние несколько лет Путин потратил на пропаганду более 9 млрд долларов. По мнению конгрессмена, «…Путин создал врагов не только в Украине, но и во всем западном мире».

В Европе Германия является приоритетным объектом кремлевской пропаганды, в частности ее русскоязычные жители, количество которых превышает 4 (!) миллиона человек. Мощным инструментом кремлевской пропаганды в Германии и в Европе является телеканал Russia Today (RT) с годовым бюджетом в 350 млн долларов. Для сравнения: финансирование русской службы «Голоса Америки» составляет всего 13 млн долларов в год. Используя финансовые возможности «Газпрома» и пропагандистские «Россотрудничества», представительство которого находится в Берлине, Кремль проводит информационно-пропагандистские операции в Германии, спекулируя на временных противоречиях между востоком и западом Германии, на пацифистских и антиамериканских настроениях части немецкого общества.

Комментируя циничную ложь кремлевской пропаганды якобы о невмешательстве России во «внутренний украинский конфликт на Донбассе», представитель издательского концерна Madsack Франк Линдшайд заявил: «Мы долго хотели верить, что Россия превратится в демократическую страну, и мы хотели в это верить и в начале украинского кризиса. Но теперь это в прошлом. Сегодня немцы горды тем, чего достигли за последние десятилетия, и им не нравится, когда кто-то делает из них дураков».

Несмотря на то, что российская пропаганда имеет поддержку среди определенных слоев населения в европейских странах, все же она встречает растущее сопротивление и критику со стороны подавляющей части европейского сообщества. В сентябре 2015 года руководство НАТО констатировало фиаско российской информационной войны против Запада и в частности против Германии. По словам руководителя департамента общественной дипломатии НАТО Герлинды Нигус, «в Германии критическое отношение к России существенно выросло, более 70 % немцев очень критически настроены к современной России и политике Путина. 2-3 года назад этого не было и в помине. Для широких слоев населения становится все более очевидным, насколько Россия основывается на собственной лжи, как настойчиво она пытается сбить нас с толку, запутать и, в конце концов, сделать неспособными на собственные выводы».

В марте 2015 года глава европейской дипломатии Федерика Могерини предложила государствам Евросоюза план противодействия российской кампании дезинформации, которая в частности используется Кремлем с целью искажения правды в отношении агрессии Москвы против Украины. По данным немецкого еженедельника Die Zeit, в сентябре 2015 года была создана рабочая группа экспертов (Eastern Strategic Communications Team) с целью противопоставления российским пропагандистам в Восточной Европе точки зрения ЕС на события в Европе и в Украине в частности. Сообщалось также, что Польша и Нидерланды выступили с инициативой создания русскоязычного телеканала для противодействия российской пропаганде.

Авторитетная немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung писала: «Сначала Путин разделил немцев в мыслях на то, что происходит. Но теперь он нас, наоборот, объединяет». По данным соцопроса Института изучения общественного мнения Allensbach, проведенного в марте 2015 года, 55 % граждан Германии возлагают на Россию ответственность за развязывание конфликта в Украине. Столько же респондентов называют действия Москвы агрессией. Только 7 % опрошенных верят в то, что Москва защищает людей на востоке Украины от преследований «киевской хунты». Положительно к президенту России относятся лишь 8 % немцев, отрицательно — 66 %.

Известный немецкий журналист Борис Райтшустер, который прожил в Москве 20 лет с 1991 г. по 2011 г., был другом Б. Немцова и написал о России 5 книг (одна из них вышла в Украине в 2014 году под названием «Путинократия»), считает, что стратегической целью европейской политики Путина является ослабление и развал Евросоюза, и для достижения этой цели он пытается, прежде всего, дестабилизировать Германию, действуя старыми советскими методами, а именно — путем массированного закулисного манипулирования, дезинформации и целенаправленного коррумпирования с целью дискредитации и «шредеризации» немецкой правящей элиты. Б. Райтшустер заявил, что у него «есть достоверная информация из надежных источников о том, что в Кремле есть план действий против Меркель... и то, что сейчас происходит, является гибридной атакой на Германию с целью устранения Ангелы Меркель с поста канцлера», что, по его словам, будет первым шагом, направленным на дезориентацию и дезинтеграцию критически настроенного большинства лидеров Евросоюза, выступающих за санкции против Кремля. В апреле с. г. выйдет шестая книга Б. Райтшустера — «Тайная война Путина», в которой автор рассказывает о подрывных спецоперациях и информационных войнах российских спецслужб в Германии.

Газовый «троянский конь» Кремля в Германии

Традиционно и особенно в «эпоху Путина» Кремль использовал поставки энергоносителей не только как элемент экономического сотрудничества, но и в качестве инструмента «энергетической дипломатии» и политического влияния Российской Федерации как «энергетической сверхдержавы». По данным шведского Агентства оборонных исследований, за период с 1991 по 2006 год Россия использовала «политику энергетического давления» 55 раз, и в 16 из них «Газпром» был инструментом Кремля.

Стратегически важную роль в развитии российско-немецкого экономического сотрудничества и политических отношений занимает энергетическая отрасль. Так, в 2014 году доля российских энергоносителей в энергетическом импорте Германии выглядела следующим образом: доля природного газа — 36 %, доля сырой нефти — 30 % и доля угля — 23 %. В настоящее время среди стран Европы Германия потребляет самые большие объемы российского природного газа. В 2014 году Германия закупила 38,7 млрд куб. м российского газа из 159,4 млрд куб. м газа, поставленного «Газпромом» в страны дальнего зарубежья, то есть около 25 %. В 2015 году ФРГ закупила 43,5 млрд куб. м российского газа.

В начале сентября 2005 года, незадолго до своей отставки, Г. Шредер договорился с В. Путиным о строительстве газопровода «Северный поток-1» («С.П.-1») по дну Балтийского моря длиной 1224 км, который был введен в действие на полную мощность в октябре 2012 года. Кроме России, имеющей 51 % акций, в проекте газопровода «С.П.-1» участвуют Германия — 31 %, Нидерланды и Франция — по 9 %. Максимальная мощность газопровода составляет 55 млрд куб. м газа (2 нитки), однако за весь период функционирования газопровода с ноября 2011 года он никогда не работал на полную мощность. За этот период по состоянию на 20 января 2016 года было перекачано всего 112,7 млрд куб. м газа: в 2013 г. — 23,8 млрд куб. м — 43 %, в 2014 г. — 35,5 млрд куб. м — 65 %, и в 2015 г. — рекордный объем — 39,1 млрд куб. м — 71 %.

Несмотря на неполную загрузку газопровода «С.П.-1», Россия тем не менее настойчиво продвигает проект строительства газопровода «Северный поток-2» («С.П.-2»), аргументируя это тем, что по прогнозам «Газпрома» импорт природного газа странами Евросоюза вырастет с 312 млрд куб. м в 2007 году до 512 млрд куб. м в 2030 году. Однако в действительности в настоящее время преобладает противоположная тенденция — снижение объемов потребления природного газа в странах Евросоюза. За период с 2004 г. по 2014 г. потребление природного газа в странах ЕС уменьшилось на 21 %, в том числе в 2014 году на 11,6 %. К тому же на начало 2015 г. Норвегия, которая занимает третье место в мире по экспорту газа, впервые смогла обойти РФ по поставкам газа в Европу: в 1-м квартале 2015 года норвежская компания Gassco поставила в Западную Европу 29,2 млрд куб. м газа, в то время как «Газпром» — 20,2 млрд куб. м.

«С.П.-2» является копией первого трубопровода. Состав акционеров похож, распределение долей акций аналогично — 51 % акций у «Газпрома», по 9-10 % у остальных участников (немецких компаний BASF и E.ON, французской Engie, австрийской OMV и нидерландской Royal Dutch Shell). Официально о старте нового проекта было объявлено 4 сентября 2015 г. Основные вопросы по строительству газопровода «С.П.-2» были обсуждены 28 октября 2015 г. в Москве во время встречи вице-канцлера и министра экономики и энергетики ФРГ Зигмара Габриэля лично с президентом РФ В. Путиным в присутствии председателя правления ОАО «Газпром» А. Миллера. Из Москвы З. Габриэль привез российские обещания, что «после 2019 года Украина останется транзитным государством для российского газа». Как писала газета Die Zeit, если федеральное правительство «продаст» европейцам проект «Северный поток-2» с таким обещанием, Германия на долгие годы станет заложником российской энергетической политики.

Находясь 13 февраля с. г. в Мюнхене, А. Миллер заявил, что проект «С.П.-2» будет завершен точно по графику до конца 2019 г. По его словам, в сентябре с. г. будет проведен конкурс на укладку труб и в начале 2018 года уже начнутся трубоукладочные работы.

Проект газопровода «С.П.-2» вызывает острую критику со стороны лидеров многих стран ЕС, которые сомневаются в экономических целях проекта. Десять стран Восточной Европы (Болгария, Греция, Чехия, Литва, Латвия, Эстония, Польша, Венгрия, Румыния и Словакия) направили в Европейскую Комиссию заявление с протестом по поводу планов расширения существующего газопровода «С.П.-1». Подобное заявление Украина направила в Европейское энергетическое сообщество. Как известно, ранее Еврокомиссия остановила строительство газопровода «Южный поток». Возникает вопрос: что мешает сделать то же самое с «Северным потоком-2»?

Во время заседания глав европейских правительств по вопросу энергетической политики Евросоюза в декабре 2015 года премьер-министр Италии Маттео Ренци резко раскритиковал проект, заявив, что он может усилить зависимость Европы от российского газа и ослабить энергобезопасность стран Центральной Европы, а также привести к дальнейшей дестабилизации ситуации в Украине. Участники этого заседания говорили о том, что реализация проекта газопровода «С.П.-2» противоречит стратегическим целям Энергетического союза ЕС: энергетическая безопасность, интеграция рынков, энергоэффективность, декарбонизация, исследования, инновации и конкуренция.

В ответ на критику своих возмущенных коллег канцлер Меркель заявила, что «Северный поток-2» это «в первую очередь экономический проект с участием частных инвестиций, не связанный с политикой». При этом Меркель считает, что Украина должна продолжать играть существенную роль в транзитных поставках газа в Европу и после строительства газопровода «С.П.-2»...

Непоследовательность канцлера ФРГ в вопросе энергетической безопасности Евросоюза вызывает острую критику даже со стороны ее союзников и партнеров. Так, в заявлении правящей польской партии «Право и Справедливость», отмечается, что проект «С.П.-2» не только отбирает у Польши и Украины доходы от транзита российского газа в Европу, но и «представляет собой альянс Германии и РФ за счет интересов Польши, Украины и других стран региона». Премьер-министр Италии Маттео Ренци обвинил А. Меркель в двойных стандартах, когда она выступила против проекта «Южного потока», однако стала на защиту «Северного потока-2». Но, несмотря на эту критику, канцлер ФРГ похоже пока не готова остановить строительство трубопровода, которое подрывает единство ЕС. И это именно то, к чему стремится Путин, применяя свое «энергетическое оружие».

По мнению многих европейских экспертов, введение в действие газопровода «С.П.-2» приведет к тому, что российский газовый монополист «Газпром» увеличит долю своего присутствия на рынке Германии с 40 % до 60 %, что практически приведет к коллапсу энергетической стратегии Евросоюза. И в самой Германии многие эксперты и политологи отмечают, что реализация проекта газопровода «С.П.-2» нанесет непоправимый вред репутации ФРГ как надежного политического лидера Объединенной Европы.

Выступая 26 февраля перед журналистами в Брюсселе, глава Европейского Совета Дональд Туск заявил, что «Северный поток-2» не соответствует правилам и нормам ЕС в области диверсификации источников энергоресурсов. Европейский комиссар по вопросам климата и энергии Мигель Ариас Каньете заявил в Европарламенте, что новый российский газопровод в Балтийском море не только увеличит зависимость от одного поставщика, но и ограничит выбор путей поставок газа. Поэтому, по его словам, «Северный поток-2» никогда не станет проектом, который будет отвечать общеевропейским интересам.

Больше всех от реализации проекта газопровода «С.П.-2» пострадает Украина. Во-первых, наша страна потеряет около двух миллиардов евро в год от транзита российского газа в Европу. Во-вторых, мы потеряем реверс газа из восточноевропейских стран. Возникает вопрос: зачем строить газопровод «С.П.-2», если пропускная способность украинской ГТС на границе с Россией составляет 288 млрд куб. м, а в 2015 году по ней было прокачано всего 64 млрд куб. м российского газа? Ответ ясен: наказать Украину за курс на европейскую интеграцию и нежелание подчиняться Москве.

Именно об этом сказал Президент Украины П. Порошенко во время встречи 1 марта с. г. в Киеве с вице-президентом Европейской Комиссии по вопросам Энергетического союза Марошем Шефчовичем, еще раз подчеркнув свою позицию по проекту газопровода «Северный поток-2». «Это — исключительно политический проект. «Северный поток-2» должен быть заблокирован. Мы рассчитываем на поддержку Европейской Комиссии, ведь это — средство наказания Украины за ее европейские устремления», — заявил П. Порошенко.

* * *

Начиная с 2014 года, российско-украинская конфронтация все больше влияет на развитие отношений Российской Федерации практически со всеми европейскими странами и с Европейским Союзом вообще. Это происходит именно потому, что российско-украинский конфликт сразу стал частью нынешней стратегии Кремля по пересмотру существующего мироустройства и архитектуры безопасности в Европе, которая сложилась после принятия Хельсинкской декларации от 1 августа 1975 года и предусматривала нерушимость границ, территориальную целостность государств, невмешательство во внутренние дела иностранных государств и укрепление доверия между странами.

Подавляющее большинство немецких политиков и немецкого народа все больше понимают возможные угрозы для Германии и Европы, которые могут возникнуть в случае развертывания широкомасштабной агрессии России против Украины. Поэтому политика правительства ФРГ во главе с А. Меркель имеет прочную социальную базу и достаточную поддержку, позволяющие последовательно проводить нынешний курс Берлина на сплочение европейского сообщества в целях укрепления безопасности в Европе и дальнейшее утверждение европейских ценностей.

Как неоднократно заявляла канцлер ФРГ А. Меркель, стратегическая цель Германии заключается в сдерживании путинского «гибридного» неоимпериализма и в принуждении Кремля путем применения экономических санкций к соблюдению принципов существующей в Европе системы безопасности. Именно А. Меркель была чуть ли не единственным европейским лидером, которая с самого начала агрессии России против Украины заняла жесткую позицию в отношении президента РФ В. Путина. Именно А. Меркель была инициатором введения санкций против России из-за аннексии Крыма и дальнейшего российского вторжения в Донбассе. Именно по ее инициативе были проведены трудные переговоры в «нормандском» формате с целью достижения Минских соглашений, направленных на прекращение военных действий на востоке Украины.

Проводя в Германии информационно-пропагандистские операции, осуществляя манипулирование немецкими журналистами, политиками и бизнесменами, Кремль тратит огромные финансовые ресурсы для формирования в этой стране пропутинского общественного мнения и «пятой колонны». Кремль пытается использовать часть немецкого бизнеса, заинтересованного в сотрудничестве с Россией, для давления на Федеральное правительство Германии с целью заставить его пойти на уступки в вопросе об антироссийских санкциях. Все это требует от немецкого правительства осуществления эффективных контрмер, в частности — применения санкций против кремлевской пропагандистской машины, благодаря которой держится режим Путина.

Стратегической целью российской «энергетической дипломатии», которая на самом деле выглядит больше как «энергетическое оружие», является усиление геополитического влияния РФ на постсоветские и восточноевропейские страны. Основой этой дипломатии может быть только широкомасштабное продвижение российских нефтегазовых компаний на внешних рынках и особенно на европейском рынке, который до настоящего времени является наиболее прибыльным и поэтому наиболее приоритетным для России. После того как российские проекты строительства газопроводов «Южный поток» и «Сила Сибири» потерпели фиаско, Москва с утроенной активностью начала лоббировать проект строительства газопроводов «Северный поток-2», «Турецкий поток», а теперь и проекта «Посейдон».

Поддержка проекта «Северного потока-2» («С.П.-2») со стороны канцлера ФРГ А. Меркель вызывает небезосновательное удивление у руководителей многих европейских государств, поскольку это абсолютно противоречит ее нынешней политике в отношении России. Поэтому у многих европейцев возникает вопрос: почему, с одной стороны, А. Меркель призывает и агитирует европейцев соблюдать режим санкций против России ради атлантической солидарности, а с другой — соглашается на строительство «С.П.-2», что может свести на нет эффективность этих санкций и сделать их сугубо формальными?

На наш взгляд, Европейское сообщество должно дипломатично и в высшей степени корректно повлиять на канцлера ФРГ А. Меркель и ее окружение и побудить их отказаться от строительства «Северного потока-2», иначе все ее попытки сдержать агрессивные рефлексы Путина и защитить Украину окажутся просто пустыми словами, а немецкая Ostpolitik, к радости Путина, получит совсем новое дыхание.

 

de.exrus.eu

Германо-российские отношения разъедает эрозия | Главные события в политике и обществе Германии | DW

"Мы наблюдаем всестороннюю потерю доверия", - сказала Сабине Фишер (Sabine Fischer) из берлинского фонда "Наука и политика", комментируя данные опросов, свидетельствующих о том, что жители Германии и России стали значительно хуже относиться друг к другу. "Только 33 процента россиян, по данным ВЦИОМ, продолжают видеть в Германии стратегического экономического партнера", - привела данные одного из таких опросов ведущий научный сотрудник Центра германских исследований института Европы Российской академии наук Екатерина Тимошенкова.

В Германии аналогичные показатели и того меньше: лишь 17 процентов немцев считают Россию заслуживающим доверия партнером, согласно опросу, проведенному по заказу телерадиокомпании ARD в конце 2014 года. "Представить себе такие результаты еще год или два назад было просто невозможно", - заметила в интервью DW Тимошенкова. Действительно, еще в ноябре 2013 года 60 процентов россиян называли ФРГ другом и партнером, согласно опросу исследовательского института IFAK, проведенного по заказу DW.

Все стало хуже - от политики до бизнеса

О кризисе германо-российских отношений можно было говорить, начиная, например, с весьма холодного приема президентом Германии Йоахимом Гауком (Joachim Gauck) Владимира Путина в Берлине летом 2012 года. Президенты двух стран до сих пор, судя по всему, избегают новой встречи. Но хотя кризис в отношениях Москвы и Берлина начался задолго до смены власти на Украине, это касалось, по сути, только политики.

Владимир Путин и Йоахим Гаук

Сегодня же эрозия затронула большинство сфер германо-российского сотрудничества. Произошел "обвал бизнеса с Россией", констатировал в январе 2015 года председатель Восточного комитета немецкой экономики Экхард Кордес (Eckhard Cordes): только в этом году немецкие предприниматели ожидают падения объемов торговли с Россией на 15 процентов.

Впервые со времен окончания холодной войны в Госдуме прозвучали требования репараций от Германии за ущерб, нанесенный в годы Второй мировой войны. Депутаты пообещали создать рабочую группу по подсчету ущерба. Также в феврале Россия дважды отзывала право у самолетов бундесвера на полет по российской территории в направлении Афганистана. Одна из важнейших площадок для общения представителей гражданских обществ двух стран, "Петербургский диалог", в 2014 году не проводила свой ежегодный форум, а решение о том, пройдет ли он в 2015-м, пока не принято, сообщил DW представитель организации.

"Под угрозой историческое примирение"

Как российские, так и немецкие эксперты едины во мнении, что германо-российские отношения, которые Москва, даже на фоне резкого ухудшения отношений с США, до последнего времени старалась щадить, теперь тоже стали жертвой общей конфронтации с Западом. "Наибольший ущерб украинский кризис нанес отношениям Германии и России", - заявил на днях известный российский политолог Сергей Караганов.

Кризис не коснулся культурного сотрудничества: в России до середины 2015 года проходит год немецкого языка и культуры

Россия изменила свою точку зрения на отношения с Германией, считает Сабине Фишер. "Германия долгое время относилась к тем трем-четырем государствам Евросоюза, с которыми Россия поддерживала очень интенсивные отношения. Это называлось "билатеральным подходом" - попытка развивать двухсторонние отношения с важными членами ЕС, такими как Германия, Франция, Италия. Идея была в том, чтобы через эти отношения оказать влияние на процессы принятия решений на уровне Евросоюза", - пояснила Фишер. Но в какой-то момент Москва решила отказаться от данного принципа: "Решение связано с тем, какую позицию заняла Германия в ходе украинского кризиса: очень критичную по отношению к России, с определенного момента всегда поддерживающую политику санкций".

"В сегодняшней ситуации таких уколов (как в случае с самолетами бундесвера -Ред.) не избежать, так как Германия заняла ведущую роль на Западе в урегулировании украинского кризиса", - объясняет профессор Эберхард Шнайдер (Eberhard Schneider), эксперт исследовательского центра "ЕС - Россия". Сейчас под угрозой, по словам Сергея Караганова, "находится даже историческое примирение русского и немецкого народов после всех ужасов войн прошлого столетия". С ним согласен и директор московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин: "Отношения между Россией и Германией, ставшие главной опорой стабильности Европы после окончания холодной войны, оказались в серьезной опасности".

"Стратегическое партнерство" можно сдать в утиль

Еще недавно было принято описывать отношения между Германией и Россией как стратегическое партнерство. "Сегодня очень тяжело, если вообще возможно, говорить о стратегическом партнерстве, причем как с российской, так и с германской точек зрения", - считает Сабине Фишер. "Об этом речь сегодня не идет", - согласна и Екатерина Тимошенкова. Она, вместе с тем, не теряет надежду, что негативный тренд в отношениях можно будет обратить вспять, в том числе и через усиление работы "Петербургского диалога".

Не ожидает улучшения отношений России и Германии в ближайшей и среднесрочной перспективе Эберхард Шнайдер. "Путин, начиная с 21 февраля 2014 года, это не тот Путин, что был до этого. Это дата, когда он перешел Рубикон. И пока он остается президентом России, а он может теоретически оставаться им до 2024 года, германо-российские отношения никогда не будут такими, какими они были до 21 февраля 2014 года. Не стоит питать иллюзий на этот счет", - уверен Шнайдер.

Шансы на улучшение есть, но они незначительные, полагает Сабине Фишер: "Если начнется последовательное выполнение минских договоренностей, в которых будут участвовать вместе и Украина, и Россия, и Германия, и другие международные игроки, то шанс на улучшение отношений мог бы появиться. В настоящий момент этого не видно - как раз наоборот, к сожалению, ситуация постоянно ухудшается".

www.dw.com

Посол Германии: изменится ли отношение к России после выборов-2017 - Политика

Что немцы смотрят вместо «Иронии судьбы»?

22 декабря 2016 в 19:46, просмотров: 9248

Отношения Германии и России переживают сейчас непростые времена. Однако связь двух наших стран настолько глубокая, что мы просто «обречены» на взаимодействие — пусть мы не всегда и не во всем согласны друг с другом. Нас объединяет многое: и радостное, и печальное. На днях редакцию «МК» посетил чрезвычайный и полномочный посол Федеративной Республики Германия в РФ Рюдигер фон Фрич. Немецкий дипломат рассказал о состоянии двусторонних отношений, о том, удастся ли Берлину и Москве сблизить позиции в наступающем году. Об ожидающих немцев выборах. О том, как в Германии празднуют Рождество и Новый год. И о том, что объединяет наши народы...

фото: Кирилл Искольдский

— На этой неделе в один и тот же вечер наши страны были шокированы убийством российского посла в Турции и варварским терактом в Берлине...

— Меня глубоко тронуло участие, часто спонтанное, проявленное здесь, в России, в связи с нападением на рождественский базар в Берлине, и я очень благодарен за это участие. Своими подлыми действиями преступники стараются нанести как можно более болезненный удар по нашим обществам. В Анкаре в лице посла был убит представитель российского президента, в Берлине были не только убиты люди, но и нанесен удар по нашей культурной идентичности. Этому мы будем противостоять. Я выразил свои соболезнования министру иностранных дел Сергею Лаврову в связи с убийством моего российского коллеги. Министр иностранных дел Германии Франк Вальтер Штайнмайер также направил ему свои соболезнования.

— На днях саммит Евросоюза, как и ожидалось, продлил еще на полгода санкции в отношении России. И Германия в этом процессе сыграла не последнюю роль — этому решению предшествовало совместное заявление Ангелы Меркель и французского президента Олланда. У меня порой возникает ощущение, что мы — Россия и Евросоюз, а значит, и Германия — действительно находимся в состоянии «холодной войны». Правда, «войны» позиционной: идет перестрелка из окопов, но в атаку никто не идет. Как вам такая аналогия?

— Я не думаю, что исторические аналогии уместны. И за истекшие три года, в течение которых мы работали над решением конфликта, жертвой которого стала Украина, мы еще раз осознали это. В 2014 году некоторые журналисты проводили аналогию с 1914 годом, предсказывая определенные события. Но события — как я тогда и предполагал — развивались совершенно иначе, потому что у нас за плечами опыт двух ужасающих мировых войн. В самом начале было принято решение не применять насилия. Не только потому, что у нас есть твердая воля сохранить мир, но и потому, что есть лучшие средства — средства дипломатии и общения.

Германия совместно с Францией приложила большие усилия к тому, чтобы вернуть ситуацию к прежнему состоянию. Наши устремления заключаются не в том, чтобы снова войти в конфронтацию с Россией или вернуться к «холодной войне», а совершенно в другом. Мы твердо убеждены, что мы нуждаемся друг в друге, и хотим оставаться вместе. Потому что того, что связывает и объединяет нас, намного больше, чем того, что нас разделяет.

Однако в рамках украинского конфликта было подорвано доверие, были нарушены правила. И эту ситуацию нам нужно исправить. Именно исходя из воли к тому, чтобы оставаться вместе, мы хотим разрешить эту проблему. Делая это, мы понимаем, что являемся одним из 28 партнеров, действующих сообща. Та сплоченность, с которой выступают европейские страны, демонстрирует, насколько серьезно воспринимается произошедшее нарушение правил. И мы считаем, что исправлять эту ситуацию необходимо дипломатическим путем.

— Вы неоднократно говорили и продолжаете говорить, господин посол, что альтернативы добрым отношениям между Германией и Россией нет. Это только доброе пожелание или же констатация факта?

— И то, и другое! Это констатация факта, чему существует очень много причин: тесные связи между нашими странами, в том числе и экономические... Но одновременно это и важная цель и наше пожелание. Мы думаем, что верным ответом на вызовы глобализации является взаимодействие крупных пространств, которые, как в случае Европейского союза, добровольно объединились. Не только для того, чтобы сотрудничать во благо друг друга и повышать благосостояние. Но и потому, что теснейшее переплетение интересов — это отличное средство для сохранения мира. Именно эта идея лежала в основании Евросоюза. Мы столетиями вели жестокие войны друг с другом, а потом наши интересы оказались переплетены настолько тесно, что тот, кто хотел бы навредить другому, неизбежно навредит самому себе. Вот уже 60 лет эта идея работает.

— Уходящий, 2016 год — один из непростых в истории отношений между Россией и Германией. Чем он запомнился прежде всего? Хоть чуть-чуть политическая атмосфера потеплела, на ваш взгляд, за последние годы?

— Отношения наших стран, с одной стороны, определяются темами, о которых мы говорили выше. Конечно же, нам хотелось бы продвинуться по этим направлениям. С другой — по-настоящему впечатляет количество тех сфер, в которых нас действительно многое связывает, тех областей, где прилагаются усилия для того, чтобы двигаться дальше.

Возьмем, к примеру, экономическую сферу. Учитывая ту ситуацию, в которой находится сейчас российская экономика, для иностранных — германских в том числе — инвесторов дела здесь обстоят очень непросто, существует множество вызовов. Количество германских компаний, работающих в России, заметно сократилось, однако их численность все еще составляет порядка 5,5 тысячи. Работать им не всегда просто. Мы стараемся помогать им. Тем не менее готовность инвестировать в России остается неизменно высокой. И в 2016 году уровень инвестиций достиг показателей, каких не наблюдалось уже давно. Сумма инвестиций по итогам года значительно больше, чем за несколько предыдущих лет. По данным Федерального банка, в первом полугодии 2016 года объем прямых инвестиций из Германии был на 50% выше, чем в соответствующий период 2015 года.

Это одна из сфер сотрудничества. А можно привести пример науки, где существует множество совместных проектов. Многое можно сказать по сотрудничеству в культурной области. Продолжается российско-германский год молодежных обменов. Есть сферы, где сотрудничество складывается непросто — совершенно независимо от глобальных политических тем, которые ложатся бременем на наши взаимоотношения. Это, в частности, сотрудничество в сфере гражданского общества. Есть случаи, когда возникают сложности у добрых партнеров с российской стороны, взаимодействующих с организациями гражданского общества в Германии — их заносят в список иностранных агентов, и, таким образом, создаются сложности для их работы. Многие из них внесли огромный вклад в то, что наши отношения за последние 25 лет значительно улучшились. Приведу пример «Мемориала»: эта организация сделала очень многое, чтобы мы понимали друг друга в том, что касается нашего общего непростого прошлого.

Вообще, в прошедшем году очень многое меня порадовало. Культурное сотрудничество — это, несомненно, один из самых мощных и содержательных мостов в рамках германо-российских взаимоотношений. Назову лишь несколько примеров из уходящего года: ГМИИ им. Пушкина показал получившую международное признание выставку произведений видных художников эпохи Реформации — отца и сына Кранахов; «Гамбургский балет» под руководством Джона Ноймайера выступил в Большом театре; с концертами в Москве побывала скрипачка с мировым именем Анне-Софи Муттер. В нашей резиденции прошло множество мероприятий, посвященных германо-российским культурным связям, в том числе была вновь вручена Германо-российская переводческая премия. Однако внимание было уделено не только «высокой культуре». В такой же мере мы держим в поле зрения и другие темы, например содействие изучению немецкого языка в России и молодежные обмены. Можно упомянуть и замечательные положительные импульсы, которые исходят от наших регионов.

Очень впечатляющим для меня лично стало открытие «Часовни мира» на солдатском кладбище в Россошках под Волгоградом, где похоронены немецкие и советские солдаты. Этим событием мы подчеркнули нашу приверженность долгу совместной памяти и сохранения мира. В 2017 году нас вновь ожидает множество знаковых культурных событий, причем для нас, немцев, особенно важен будет один юбилей. В следующем году исполнится 500 лет с тех пор, когда Реформация, начало которой положил Мартин Лютер, послужила мощным толчком не только в религиозной и церковной сферах, но и посеяла идеи, по сей день определяющие дела и мысли людей во всем мире. Под девизом «В начале было Слово» по всему миру, в том числе и в России, пройдет целая череда мероприятий, которые напомнят о том, что каждый отдельный человек призван нести ответственность — за себя, за свое отношение к Творцу, но прежде всего за свое окружение, за общество, в котором он живет.

— То есть из ваших слов, господин посол, я могу сделать вывод, что в немецком обществе, в политических кругах, в бизнес-кругах есть запрос на улучшение отношений с Россией?

— Такой запрос есть во всех сферах! И в бизнесе, и в политике все желают улучшения отношений. Но при этом и в бизнес-сообществе существует четкое понимание того, что есть вещи, которых нельзя не замечать. Частью добрых, доверительных взаимоотношений является возможность называть вещи своими именами, указывать на проблемы и пытаться их решить. Именно потому, что мы стремимся к улучшению наших отношений!

— В следующем году Германию ожидают выборы в бундестаг — и эта тема тоже нас интересует. Какие надежды возлагают немцы на будущее, что ожидают они, о чем тревожатся?

— Немцы после Второй мировой войны приложили колоссальные усилия — и, как мне кажется, довольно успешно — к восстановлению экономики и общества. При этом постоянно шел поиск консенсуса. Это касается не только политики, но и экономики. Многие критиковали это, говорили, что консенсус — это скучно. Но мы видели, как сильные профсоюзы и крупные работодатели находили пути для достижения консенсуса. То же самое можно утверждать и о широких политических кругах, что связано с тем, что в Германии почти всегда правят коалиции. Думаю, что о предстоящих выборах с большой уверенностью можно сказать следующее: в том, что касается международных отношений, принципиальных изменений не будет. То есть цель сохранения, поддержания добрых отношений с Россией будет преследоваться всегда — вне зависимости от того, кто будет избран.

— Говоря о немецких выборах, не могу обойти стороной и такой вопрос: в СМИ появляется информация со ссылкой на видных представителей германских спецслужб об опасениях, что Россия постарается вмешаться в выборный процесс в Германии. Когда официозная пропаганда у нас обвиняла Запад во вмешательстве в российские выборы, это воспринималось как пропаганда и паранойя. Честно говоря, когда я читаю то же самое в немецких масс-медиа, у меня возникает ощущение, что и это пропаганда и паранойя тоже...

— Позвольте сказать пару слов о том, как СМИ в Германии освещают Россию. Основная масса информации к ним поступает от 30–40 журналистов, которые работают в России. Они очень хорошо подобраны, имеют прекрасное образование, хорошо говорят по-русски, некоторые из них имеют русские семьи. Работают они на самые разные издания: от левых до правых. И если в своем анализе они приходят к схожим выводам, можно предположить, что зерно правды в их анализе есть. Что касается российских СМИ: к сожалению, в уходящем году действительно была предпринята попытка очень серьезно повлиять на нашу внутреннюю ситуацию. Упомяну историю с девочкой Лизой: здесь оперировали ложной, сфабрикованной информацией, предпринимались попытки мобилизовать общественное мнение в Германии при помощи заведомо не соответствовавших действительности утверждений. Когда стали известны факты, то вся история просто сошла на нет, но она оставила очень серьезный след.

— Та история, о которой вы говорите, так или иначе затрагивала проблему беженцев и мигрантов. Удалось ли Германии сгладить острые углы миграционного кризиса, с которым столкнулась Европа в последние годы?

— Численность беженцев сегодня в мире высока как никогда. С 2011 года она увеличилась на 40%. Сравнительно неожиданно эта проблема очень серьезно затронула как ЕС, так и Германию. У нашей страны очень большой опыт, связанный с этими процессами. Напомню, что после 1917 года миллионы граждан тогдашней России устремились в Европу и нашли убежище в том числе и в Германии. Поэтому и сегодня я уверен, что, несмотря на все сложности, мы справимся с этой ситуацией. У нас есть гуманитарные обязательства перед людьми, оказавшимися в крайней нужде. Тем, у кого нет настоящих оснований для получения убежища, мы говорим об этом — и возвращаем в те страны, откуда они приехали. Кроме того, очень важно прекратить деятельность криминальных банд, которые контрабандой переправляют людей, пользуясь их проблемами. Конечно же, нужно заниматься причинами, порождающими потоки беженцев. Вот почему в нас вселяет такую обеспокоенность политика, которую президент Асад ведет против своего народа. С другой стороны, в Африке есть много стран, где люди живут в крайне тяжелых материальных условиях, поэтому устремляются оттуда в Европу. С такими странами мы заключаем партнерские соглашения по миграции. Но вот что меня радует и впечатляет: огромная готовность жителей Германии помогать беженцам.

— Хотелось бы затронуть и тему, связанную с победой на президентских выборах в США Дональда Трампа. С одной стороны, есть фундаментальные ценности, разделяемые Америкой и ФРГ, евроатлантическое сотрудничество. А с другой стороны, в ходе американских выборов официальный Берлин не стал придерживаться нейтралитета и поддержал госпожу Клинтон. Как это отразится на отношениях между Германией и Соединенными Штатами?

— Вы верно подчеркнули то значение, которое имеет евроатлантическое партнерство, основанное на общих ценностях. Оно десятилетиями демонстрировало свою состоятельность. Каждый из партнеров при любом избранном правительстве всегда старался продолжать сотрудничество и формировать его на доверительной основе. Так же будет и на сей раз. Конечно, в некоторых деталях правительства отличаются друг от друга. Но что это значит в конкретном случае, будет видно после того, как новый президент США вступит в должность.

— Наша беседа проходит в преддверии Рождества и Нового года — как немцы отмечают эти праздники? Например, в России Новый год не Новый год без «Иронии судьбы». А есть ли у немцев аналог такого культового рождественско-новогоднего фильма?

— В Германии 24 декабря — это рождественский сочельник. Кто-то сказал однажды, что 19.00 24 декабря в немецком обществе — это «нулевая точка»: вся страна как будто замирает, все стараются празднично отметить этот вечер. Этот праздник традиционно встречают в кругу близких. Наша семья собирается пойти на рождественскую службу, которая будет проводиться здесь, в Москве, для немецкой общины, на этой службе и евангелическая церковь, и католическая празднуют Рождество вместе. Потом мы вернемся домой, где нас будет ждать нарядная елка: в Германии это очень важно — как видите, и в этом наши страны похожи! Очень радует, что в этом году здесь, в Москве, встретятся все наши дети — их пятеро, у четверых из них уже свои семьи, так что приедут и их мужья и жены — и одна внучка. Есть много традиций, что касается праздничной еды, рождественских песен. А на Новый год в Германии тоже есть фильм-скетч, который смотрят все, — это комедия Dinner for one («Ужин на одного»).

Пользуясь возможностью, я хотел бы пожелать всем читателям «МК» счастья, здоровья, мира в новом году и светлого Рождества. А нам всем я желаю, чтобы русские и немцы не теряли друг друга из виду, не теряли интересА друг к другу, памятуя о множестве хороших глав в нашей совместной истории и о множестве точек соприкосновения!

www.mk.ru

Меркель меняет модель отношений между Германией и Россией | Мир | ИноСМИ

В обращении к российскому парламенту после референдума в Крыму о воссоединении с Россией президент Владимир Путин сослался на объединение Восточной и Западной Германии как на прецедент для аннексии украинской территории. Перед воссоединением Германии Россия поддержала «искреннее, неудержимое стремление немцев к национальному единству», заявил Путин. «Рассчитываю, что граждане Германии также поддержат стремление русского мира, исторической России к восстановлению единства», - добавил он.

Однако пока эту историческую параллель в Германии предпочитают игнорировать. После начала украинского кризиса Путин, служивший агентом КГБ в Дрездене и свободно говорящий по-немецки, общался с германским канцлером Ангелой Меркель, которая выросла за «железным занавесом» и свободно говорит по-русски, больше, чем с прочими мировыми лидерами. Однако, хотя Меркель, как и многие на Западе, может неправильно понимать мотивы Путина, российский лидер, судя по всему, также плохо понимает канцлера Германии.

Путин, по-видимому, считает Меркель таким же покладистым партнером, какими были ее предшественники. А тем временем она - в своем неспешном, деловом стиле - постепенно переписывает правила, по которым складываются отношения Германии с Россией.

Экономические интересы

Задолго до того, как в Киеве вспыхнули беспорядки, Меркель выражала недовольство Путиным. По ее словам, переговоры с российским лидером пробуждали неприятные воспоминания о «Штази» - ненавидимой народом тайной полиции Восточной Германии. Вскоре после вторжения в Крым Меркель, как известно, заметила, что становящийся все более непредсказуемым Путин живет «в другом мире».

В дальнейшем канцлер жестко заявила о «серьезном ущербе», который санкции могут нанести российской экономике. С «беспрецедентной суровостью» она пригрозила широкими экономическими мерами в случае, если Россия продолжит продвигаться на Восточную Украину.

Впрочем, эта риторика противоречит реальным и прочным деловым связям Германии с Россией. Недавно германская энергетическая компания RWE заключила многомиллиардную сделку с одним из российских олигархов, договорившись продать ему одно из своих предприятий. Химический гигант BASF дорабатывает сделку по обмену активами с российским газовым гигантом Газпромом, управляемым государством. Две недели назад глава Siemens Джо Кэзер (Joe Kaeser) встречался с Путиным в Москве.

По данным Wall Street Journal, Меркель заявила на недавней закрытой встрече с членами своей партии, «что она приложит все усилия, чтобы мы продолжали говорить с Россией». В самом деле, кажется очевидным, что Меркель не осмелится ссориться с мощным германским деловым лобби, предпринимая жесткие экономические санкции против российского режима. Скажем, одна известная предпринимательская организация откровенно выступает против любых ограничений торговли - даже против тех сравнительно мягких санкций, которые уже ввел ЕС. Как она утверждает, от деловых контактов с Россией зависят 6 200 немецких компаний, дающих работу 300 000 человек.

Читайте также: Украинский кризис угрожает Германии

Тем не менее, правительство Меркель заморозило сделку объемом в 100 миллионов евро по поставке России оборудования для моделирования боевой обстановки, заключенную дюссельдорфским оборонным подрядчиком Rheinmetall. Оно назвало данное соглашение «неприемлемым в текущих обстоятельствах». Это было спешно сделано спустя три дня после референдума в Крыму и всего через несколько часов после того, как Rheinmetall публично заявил, что он не собирается отказываться от контракта. Таким образом, возможно, Меркель не так покорна деловому лобби, как многие думают.

«Для Европы и Германии геополитические задачи будут важнее, чем раньше» - утверждает исследователь из берлинского Немецкого института экономических исследований Клаудия Кемферт (Claudia Kemfert). Бизнес будет жаловаться и, возможно, даже потребует компенсировать ему ущерб, полагает она, однако «ситуация сильно изменилась». Восточные перспективы

С политической точки зрения, главное различие между Меркель и предыдущими канцлерами связано с переосмыслением ей Ostpolitik («восточной политики») – внешнеполитической доктрины, выработанной в 1969 году канцлером Западной Германии Вилли Брандтом. Основная идея этой доктрины изначально заключалась в том, что диалог и сотрудничество с Восточным блоком должны ослабить напряженность холодной войны и одновременно подорвать репрессивные коммунистические режимы в Восточной Германии и за ее пределами. С тех пор германская внешняя политика стала принципиально предпочитать стабильность и переговоры неопределенности и конфликту, какими бы неприглядными ни были действия другой стороны.

Правление канцлера Гельмута Коля, политического ментора Меркель, стало триумфом Ostpilitik. Придя к власти в 1982 году, Коль начал вести курс на примирение с Востоком и этим, как считается, отчасти ускорил падение Берлинской стены. Это - в сочетании с восточногерманским прошлым Меркель - заставило многих, когда она в 2005 году стала канцлером, предположить, что она будет следовать Ostpolitik столь же охотно, как и ее предшественники в последние 30 с небольшим лет.

Однако политика, унаследованная Меркель от ее непосредственного предшественника Герхарда Шредера, была мало похожа на ту, которую некогда разработал Брандт. Прозорливая статья, опубликованная в прошлом году Хансом Кунднани (Hans Kundnani) из Европейского совета по внешней политике, продемонстрировала, как укрепление германской машины экспорта (сейчас продажи за рубеж обеспечивают Германии примерно половину ВВП) заставило политиков полностью подчинить внешнеполитический курс экономике. Если Брандт стремился к политическим и культурным связям помимо финансовых, при Шредере Ostpolitik свелась к «упрощенной и сомнительной идее о том, что торговля сама по себе приводит к переменам», пишет Куднани. Это позволяло германским властям оправдывать свою готовность «почти при любых обстоятельствах вести дела как обычно» с Россией, Китаем и прочими авторитарными режимами. Трубопроводная политика

Из всех германских лидеров самые близкие отношения с Путиным, вероятно, сложились у Шредера. На посту канцлера он поддерживал проект трубопровода «Северный поток», по которому газ напрямую поступает из России в Германию в обход таких несговорчивых транзитных стран, как Польша и Украина. Покинув правительство, Шредер вызвал скандал, когда согласился возглавить комитет акционеров контролируемой Газпромом компании-оператора трубопровода.

Также по теме: Берлинские поклоники Москвы

Шредер считает Путина своим другом и критически отзывается о роли ЕС в кризисе на Украине. Однако когда он говорит о Крыме, немцы слышат, что за него говорят его финансовые интересы, считает Френсис Беруэлл (Frances Burwell) из вашингтонского Атлантического совета. В целом германская мысль выступает на стороне украинцев, добавляет он.

Более того, заявления Шредера только ужесточают позицию Германии. Даже его бывшие протеже из правительства Меркель переходят к более жесткому курсу, чувствуя, как меняется отношение общества к связям с Россией.

«Эксклюзивные энергетические отношения с Россией, которые старался построить канцлер Шредер, будут привлекать больше внимания и сталкиваться с большим отторжением, чем раньше», - отмечает сотрудник цюрихского Центра проблем безопасности Йонас Гретц (Jonas Grätz). По его мнению, нехватка у Германии терминалов для импорта сжиженного природного газа связана с политикой предыдущего канцлера, опиравшегося в области снабжения энергоносителями на Россию. Сейчас эта зависимость начинает нервировать немцев.

Ассиметричный ответ

Кроме того она делает Германию уязвимой для критики союзников, по словам которых, на позиции Германии сказывается тот факт, что она получает от России газ для своих заводов, производящих товары для продажи обратно в Россию. При этом Россия сильнее зависит от торговли с Германией, чем Германия от торговли с Россией, так как большая часть российского экспорта принадлежит к узкому энергетическому сектору. Напротив, германские фирмы продают в Россию широкий ассортимент промышленных и потребительских товаров, и российский рынок – далеко не единственный в мире, на котором готовы покупать германскую продукцию.

Более того, российский газ поступал в Западную Европу даже в худшие дни холодной войны. Таким образом, «можно себе представить, что эти отношения сохранятся даже в военной обстановке», - считает Арно Беренс (Arno Behrens) из брюссельского Центра изучения европейской политики. Газпром заявил, что он намерен соблюдать условия контрактов с Германией в любом случае. «Мы заинтересованы в том, чтобы продавать топливо и зарабатывать деньги для наших акционеров», - подчеркнул один из высокопоставленных сотрудников компании. России будет трудно давить на соседей, если для этого ей потребуется прекратить поставки своих энергоносителей Европейскому Союзу — главному их покупателю — и лишиться ключевого источника государственных доходов.

Между тем эти доходы уже оказались под угрозой. В последние годы страны ЕС закачивают в свои хранилища больше газа и наращивают взаимосвязанность своих трубопроводов, что должно снизить ущерб, который Россия способна нанести им, прекратив поставки. А Германия делает даже больше прочих собратьев по Евросоюзу, чтобы изменить структуру своего энергоснабжения. Она приняла амбициозный план по замене ядерного и ископаемого топлива энергией из возобновляемых источников. Этот план может стать еще актуальнее, на фоне опасений, что Россия начнет использовать энергетические поставки – по крайней мере, ту их часть, которая осуществляется через территорию Украины, - для политических игр. Недавно Меркель призвала «взглянуть по-новому» на энергетическую политику и назвала британский и норвежский газ возможными альтернативами российскому газу. Читайте также: Украина - маневры Ангелы Меркель

Европейское единство

Бесспорно отказ от импорта российского газа дорого обойдется ЕС, однако и без того ослабевшей российской экономике он обойдется еще дороже. Проблема в том, что убытки от сокращения торговли с Россией будут делиться не поровну. Сталкиваясь с раскладами подобного рода, Европа «зачастую предпочитает подход “наименьшего общего знаменателя”», пишет Георг Цахман (Georg Zachmann) из брюссельского аналитического центра Bruegel.

Тем не менее, есть основания полагать, что кризис на Украине может заставить внешнюю политику ЕС больше ориентироваться на долгосрочные перспективы и общие интересы вместо краткосрочных перспектив и узких национальных интересов. Причем, как и в случае с долговым кризисом в еврозоне, Меркель также выходит в этом вопросе на передний край.

Германия приняла участие в спасении суверенных экономик и согласилась на панъевропейский банковский союз и ряд других мер по разделению нагрузки. До того, как мировой финансовый кризис поставил еврозону на грань коллапса, такие решения были непредставимы. Они вызвали тревогу у многих, однако в сентябре прошлого года партия Меркель все равно с большим перевесом одержала победу на выборах. Политические партии, выступающие против Евросоюза, также добились меньших успехов в Германии, чем в прочих странах ЕС.

На этом фоне не так уж удивительно, что ключевые фигуры германского делового лобби начинают в целом признавать логику сокращения связей с Россией, хотя и жалуются на ущерб для бизнеса. «Для меня – и для всех нас – международное право важнее всего прочего», - заявил в прошлом месяце президент основной германской организации, представляющей промышленное лобби. Становится понятно, что старые правила Ostpolitik больше не действуют.

Охлаждение

Переход к новой главе в отношениях Германии и России Меркель будет осуществлять в своем фирменном осторожном и поступательном стиле. Резких, неожиданных санкций не будет, если российские войска не войдут на другие беспокойные территории с русскоговорящим населением. В конце концов, даже внешний имидж канцлера включает в себя подчеркивающий надежность и спокойствие жест – «ромб Меркель».

Действуя холодом, а не огнем, Германия постепенно ограничит свои связи с Россией в ответ на ее действия на Украине. Отказываясь от опирающейся на экспорт и идеологическую нейтральность доктрины Ostpolitik, Германия Меркель начинает ставить свои принципы не ниже экономических соображений. Видимо, она готова смириться с краткосрочными финансовыми трудностями ради долгосрочных геополитических целей.

Капитал, упорно утекающий из России (в частности выводящийся обратно на родину германским бизнесом), вряд ли вернется в нее в ближайшее время. Лидеры германского бизнеса в будущем будут дважды думать, прежде чем наносить Путину визиты, так как, во-первых, политическая ситуация в России будет становиться все более нестабильной, а во-вторых, они будут сталкиваться с общественным негодованием в самой Германии. Сотрудник вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Хезер Конли (Heather Conley) ожидает медленного, но фундаментального ослабления финансовых связей между Германией и Россией. «Этот процесс будет идти много лет, и наблюдать за ним будет непросто», - говорит она.

Привычка Путина апеллировать к прошлому хорошо работает в России. Сейчас его рейтинг поддержки приблизился к рекордному уровню. Однако когда немцы слышат, как он оправдывает аннексию украинской территории ссылками на исторические прецеденты, некоторым из них на ум приходят намного более мрачные параллели. Многим также начинает казаться, что со временем германская тактика сотрудничества с режимами, не разделяющими ценности Германии, превратилась из идеалистической в циничную.

Рейтинги поддержки у Меркель, пересматривающей германскую внешнюю политику, фактически, не намного ниже, чем у Путина. В дальнейшем она явно будет для российского лидера менее уступчивым партнером, чем ее предшественники. Более того, само по себе утихание конфликта на Украине, вероятно, не будет означать, что Берлин снова начнет вести с Москвой дела в обычном режиме. А Европа в целом нередко следует за Германией.

inosmi.ru


Смотрите также