Германия и турция отношения


Турция прощается с немецкими военными

Решение о выводе Германией своих военнослужащих с авиабазы «Инджирлик» в Турции встретили злорадными высказываниями. «Они могут делать все, что хотят», – заявил премьер-министр Бинали Йылдырым. А вот в Берлине, напротив, настроены куда более взвешенно и подчеркивают, что данный шаг направлен как раз на снижение напряженности в отношениях с Анкарой.

Германия начала выводить своих военных с авиабазы «Инджирлик» в Турции. Таким образом, Берлин уже приступил к выполнению принятого ранее кабинетом министров решения. На турецкой базе были размещены около 270 немецких военнослужащих, шесть разведывательных самолетов «Торнадо» и один самолет-заправщик. Правительство ФРГ намерено перебросить их в Иорданию. Первым делом будут переброшены заправщик и 20 человек личного состава, всего же перевод может занять, по предварительным оценкам, до трех месяцев.

«Если Германия решила уйти из «Инджирлика», мы тогда можем сказать «до свидания»

Данный контингент был размещен в Турции в качестве части войск международной антиигиловской коалиции во главе с США, участвующей в конфликте в Сирии. Министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен заявила, что немецкие самолеты были важной частью операций в САР. В то же время это очень малая группировка войск, которая носит, скорее, вспомогательный характер. А потому никакой серьезной проблемы от ее недоступности в течение нескольких месяцев не будет. В этой ситуации куда важнее политический эффект.

Немецкие отношения подходят к критической точке

Вывод немецких военных – это новая критическая точка в турецко-германских отношениях. Решение ФРГ было принято в связи с тем, что Турция решительно отказывается в течение последнего времени пускать на военную базу немецких парламентариев. Никаких вразумительных объяснений своему отказу Анкара не дает, говоря только что-то об особенностях внутренней ситуации. Однако, если взглянуть на развитие отношений двух стран в последние два года, все встает на свои места.

Фактически их деградация началась еще в прошлом году после признания геноцида армян парламентом Германии, что Турция категорически отрицает. Следующим ударом по диалогу между странами стала попытка военного переворота в Турции. Президент страны Реджеп Тайип Эрдоган обвинял Запад в пособничестве организаторам переворота, критиковал, в первую очередь, ФРГ за отказ выдать предполагаемых участников заговора и предоставление им убежища. Берлин, как и другие западные столицы, в свою очередь, уличал Эрдогана в попытках расправы над политическими оппонентами и установления авторитарного режима в стране.

В дальнейшем ситуация только продолжила ухудшаться. В марте власти ФРГ не дали выступить в стране турецким министрам (хотя их выступления были согласованы), что Эрдоган окрестил «возвращением к нацистской риторике». Следующей критической отметкой стал референдум о форме правления в Турции, расширивший власть президента. Германия и другие западные страны ожидаемо встретили это в штыки. Обмен пикировками после этого, конечно же, продолжился – турецкий президент продолжил свои громкие антигерманские высказывания, немцы же даже дошли до того, что не дали Эрдогану выступить в Гамбурге перед местным турецким сообществом на полях саммита «двадцатки».

Турки демонстрируют резкий настрой

Турецкую реакцию на решение германского кабмина о выводе войск с авиабазы «Инджирлик» можно охарактеризовать как спокойное злорадство. При этом местные политики явно старались подчеркнуть абсолютную незначительность этого для Турции, а также то, что они сами ни к чему подобному ФРГ не подталкивали и это было ее собственное решение.

Эрдоган заявил: «Если Германия решила уйти из «Инджирлика», мы тогда можем сказать «до свидания». Эту же линию продолжил министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу: «Мы не станем умолять. Они были теми, кто хотел прийти (на турецкую авиабазу – прим. ВЗГЛЯД), и мы помогли им». «Они могут делать все, что хотят», – высказался премьер-министр Бинали Йылдырым.

Некоторые еще более радикально настроенные турецкие политики, как сообщает РИА «Новости», и вовсе заявили, что данное решение не только никак не отразится на Турции, но даже пойдет ей на пользу. По их мнению, это укрепит безопасность в регионе. Более того, они считают, что стоило бы вывести из страны и натовские войска, так как блок только вносит внутренний раскол в Турцию.

Означает ли это полный разрыв Берлина с Анкарой?

Вопреки громким заявлениям турок, говорить ни о каком окончательном разрыве пока не стоит. Ни с Германией, ни тем более с НАТО. Во-первых, турецкие политики славятся резкими высказываниями. Во-вторых, они явно пытаются продемонстрировать свою решительность, силу и неуступчивость, чтобы добиться уступок и пересмотра Берлином и другими европейскими столицами своей линии в отношении Анкары. Турки также подчеркивают свою самостоятельность и значимость в международных делах.

Эрдоган сейчас проводит подобную политику по чередованию сближения и отдаления практически на всех направлениях. С той же Европой он сотрудничает по многим направлениям, взять хотя бы миграционное соглашение с ЕС. Несмотря на заметное похолодание в отношениях с США, Анкара продолжает поддерживать многие решения американского руководства, например, удар по авиабазе «Шайрат» в Сирии, да и в целом сотрудничество между странами не прекращается. Да и отношения Турции с Россией, как известно, регулярно переживают то взлеты, то падения.

Еще один нюанс состоит в том, что и Германия, при всех ее попытках оказывать на Турцию влияние, явно не намерена идти на полный разрыв. Именно поэтому немецкие политики куда сдержаннее в своих высказываниях и подчеркивают вынужденность своего ухода с турецкой авиабазы. Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что вывод немецких войск позволит избежать в дальнейшем споров с Анкарой по поводу посещения базы германскими парламентариями. А министр обороны ФРГ позвонила своему турецкому коллеге, чтобы уведомить о решении и поблагодарить за предоставление авиабазы.

«Мы сможем теперь сконцентрироваться на обсуждении других вопросов, – указала Меркель. – Есть достаточно сложностей, но я не вижу в этом шаге ситуации, от которой положение может ухудшиться». Она также подчеркнула, что у Германии и Турции много общих интересов и странам необходимо продолжать диалог.

В то же время можно с уверенностью сказать, что в течение ближайшего периода отношения с Анкарой будут очень серьезным и болезненным вызовом для внешнеполитического курса Берлина. И ожидать потепления в диалоге не стоит еще долгое время.

geo-politica.info

Лопнуло терпение: Берлин пересматривает политику в отношении Анкары - Международная панорама

Отношения между Германией и Турцией накалились до такой степени, что министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль решил прервать отпуск и провести экстренные консультации. В четверг утром он созвонился с канцлером Ангелой Меркель и лидером социал-демократов Мартином Шульцем, а также созвал заседание по линии МИД. На пресс-конференции по его итогам он дал ясно понять: Берлин хочет видеть Анкару близким партнером и полноценным членом евроатлантического пространства, но не может оставить без последствий инсинуации в отношении политиков ФРГ и задержания немецких журналистов и правозащитников.

В последние годы проблем в отношениях Германии и Турции накопилось немало — от передачи на немецком телевидении, где прямым текстом оскорбили Реджепа Тайипа Эрдогана, до постоянных вербальных упреков в резкой форме со стороны Анкары. Германская сторона при этом постоянно занимала выжидательную позицию, что в целом свойственно прагматизму Меркель. Чаша терпения в Берлине переполнилась на этой неделе, когда стало известно о задержании в Турции шестерых правозащитников по подозрению в содействии террористам, в том числе немца Петера Штойдтнера. Кроме того, немецкие СМИ сообщили о том, что Анкара обвиняет в контактах с движением исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена такие гиганты, как Daimler и BASF.

Берлин призывает к диалогу

Габриэль, выступая перед журналистами, сообщил, что власти ФРГ приняли решение пересмотреть свою политику в отношении Анкары в свете последних событий, в том числе инвестиционное сотрудничество. "Нельзя советовать осуществлять инвестиции в страну, в которой нет безопасности, когда там ставят предприятия в один ряд с террористами, — сказал министр. — Я не вижу, как правительство ФРГ может гарантировать безопасность германских инвестиций в Турции, когда им могут грозить меры, принятые по политическим мотивам".

Глава МИД отметил, что считает невозможным продолжать переговоры между ЕС и Турцией о создании таможенного союза в нынешней ситуации. "Я не могу себе представить переговоры о расширении таможенного союза ЕС, когда в Турции задерживают без всякого основания граждан стран Евросоюза", — сказал он. По словам Габриэля, вопрос приостановки переговоров поднял лидер Социал-демократической партии Германии Мартин Шульц.

"Мы должны обсудить, как быть дальше с рамочными инвестиционными условиями, кредитами и предоставлением германской помощи", — отметил министр. Глава МИД ФРГ также сообщил, что "в ближайшие дни и недели" намерен обсудить отношения с Турцией со своими коллегами из европейских стран.

Одновременно власти ФРГ приняли решение ужесточить рекомендации по поездкам своих граждан в Турцию. "Ситуация вокруг (правозащитника Петера) Штойдтнера показывает, что граждане ФРГ в Турции не могут быть защищены от произвольных задержаний", — подчеркнул Габриэль. По его мнению, "каждый немецкий гражданин в Турции может стать жертвой" произвола со стороны властей.

Габриэль назвал задержание шестерых правозащитников в Турции "запланированными и хорошо подготовленными действиями", а обвинения против них "необоснованными и притянутыми за уши". Он призвал власти в Анкаре вернуться на путь диалога, "основанного на европейских ценностях".

Министра иностранных дел поддержал глава правительства ФРГ. "Канцлер Меркель считает, что представленные главой МИД меры по отношению к Турции в свете развития событий необходимы и неизбежны", — написал в Twitter официальный представитель кабмина Штеффен Зайберт.

Хронология разногласий

Первый виток напряженности в отношениях современных Турции и ФРГ пришелся на прошлый год, когда Бундестаг принял резолюцию, в которой убийства армян в Османской империи были названы геноцидом. Турецкое руководство требовало от официального Берлина публично дистанцироваться от данной резолюции. Кроме того, резкую реакцию Анкары вызвала сатирическая передача, вышедшая на центральном немецком телевидении, в которой ведущий прочитал оскорбительное стихотворение в адрес Эрдогана.

Весной 2017 года турецкие политики собирались совершить своеобразное турне по европейским странам и выступить перед соотечественниками в преддверии референдума по конституционной реформе, которая значительно укрепляет президентские полномочия Эрдогана. Правительство Германии посчитало, что они по сути будут заниматься госпропагандой на территории ФРГ, и запретило проведение этих мероприятий, чем спровоцировало волну жесткой критики в свой адрес и обвинения в "применении нацистских методов".

В ФРГ проживают около 1,5 млн выходцев из Турции, которые до сих пор имеют турецкий паспорт. На референдуме около двух третей из них проголосовали в поддержку реформы Эрдогана, что озаботило местных наблюдателей и политиков.

Разногласия перешли из политической в общественную плоскость, когда турецкие власти задержали журналиста немецкой газеты Die Welt Дениза Юджеля. Это стало поводом не просто в очередной раз говорить о давлении на прессу, но и возмутиться репрессиями по отношению к немецкому гражданину (гражданств у Юджеля два).

Параллельно с этим развивалась история с военной базой в Инджирлике, где дислоцированы немецкие солдаты. Армия ФРГ является парламентской, это значит, что депутаты Бундестага, по убеждению Берлина, имеют право посещать военнослужащих страны в любое время. Турецкая сторона не пустила туда парламентариев без объяснения причины. В итоге солдат передислоцировали в Иорданию — страну, которая, в отличие от Турции, не входит в НАТО.

Скоро выборы

На фоне разногласий между Анкарой и Берлином наблюдатели с тревогой думают о судьбе сделки по беженцам, которую заключили Европейский союз и Турция. На пике миграционного кризиса они сотнями тысяч попадали в ЕС через территорию Турции и в конечном итоге оказывались в большинстве своем в Германии — это в свое время привело к резкому падению рейтинга Меркель и укреплению позиций правопопулистской "Альтернативы для Германии".

Впоследствии Анкара взяла на себя обязательство не пускать беженцев в Европу, миграционный кризис в ФРГ пошел на спад, а рейтинги канцлера выправились. Немецкие СМИ неоднократно выражали мнение, что сделка играет на руку турецкому руководству и является чем-то вроде инструмента давления на ЕС и Берлин. Тем более что Эрдоган неоднократно грозился пересмотреть это соглашение, поскольку, по его мнению, "европейская сторона не выполняет своих обязательств".

Выборы в Бундестаг пройдут 24 сентября, то есть до голосования остается немногим более двух месяцев. Последние опросы говорят о том, что партия Меркель одержит на них победу и вновь сможет сохранить за собой пост канцлера. В этой связи для нее было бы крайне нежелательно изменять статус-кво в сотрудничестве по беженцам.

Антон Долгунов, Вячеслав Филиппов

tass.ru

Хроника обострений отношений Турции и Германии — 365info.kz

Пытаясь воздержаться от участия в политических играх Эрдогана, власти Германии получили сравнение с нацистским режимом. 

8 марта в Берлине состоялась встреча министра иностранных дел Германии Зигмара Габриэля с его турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу. Турок призвал Берлин решить, воспринимает он Анкару в качестве «друга или врага». Со своей стороны, у Турции «нет причин рассматривать ФРГ в качестве врага», — отметил турецкий министр.

Зигмар Габриэль с турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу

Резкий выпад Эрдогана

По мнению главы внешнеполитического ведомства Зигмара Габриэля, «несмотря на значительные расхождения (по тем или иным вопросам), не существует альтернативы диалогу с Турцией». В ходе диалога Габриэль объяснил Чавушоглу, что

есть границы, «которые нельзя перешагивать, и это относится к сравнению с нацистской Германией»

Встреча глав внешнеполитических ведомств прошла на фоне обострения двусторонних отношений, которые в очередной раз были подвергнуты проверке на прочность. Так, выступая на митинге в Стамбуле, президент Турции Эрдоган заявил, что Германия «не имеет ничего общего с демократией». Глава Турции также выступил с обвинениями по отношению к Германии, уточнив, что предпринимаемые Берлином действия «напоминают политику режима национал-социалистов».

«Нацизм все еще жив. И практика немецких властей ничем не отличается от практик нацистского прошлого», — заявил в своем выступлении Эрдоган,

узнав о запрете на проведение митингов в свою поддержку в нескольких крупных городах Германии. «Мы расскажем о действиях Германии на международной арене и пристыдим их в глазах всего мира», — заверил турецкий лидер.

Турецкие митинги на территории Германии

Резкое заявление турецкого лидера прозвучало на фоне дипломатического спора между Анкарой и Берлином из-за запрета выступлений двух министров турецкого правительства на территории Германии, в ходе которых министры могли агитировать за конституционную реформу.

Напомним, на днях полиция германского города Кельн блокировала культурный центр, в зале которого была запланирована встреча министра экономики Турции Нихату Зейбекчи с согражданами. Свое решение городские власти объяснили как забота о безопасности. Выступление министра все же состоялось, но прошло в конференц-зале одного из отелей Кельна.

Аналогичная ситуация произошла и с выступлением другого должностного лица — турецкого министра юстиции Бекира Боздага, которое было запланировано в Гаггенау Баден-Вюртемберг, но оно было отменено.

По официальной информации, причина отмены митинга — нехватка мест в зале и на парковке

В ответ министр отказался от встречи со своим немецким коллегой Хайко Маасом в Карлсруэ и покинул Германию.

Очередной случай с отменой выступления произошел совсем недавно. На этот раз отказ получил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, выступление которого было запланировано в Гамбурге. Отказ был аргументирован местными властями под предлогом того, что помещение в районе Вильгельмсбург, где должно было пройти выступление министра, не отвечало нормам противопожарной безопасности.

Однако глава внешнеполитического ведомства нашел выход из ситуации. Чавушоглу выступил во вторник в резиденции генконсула Турции. И здесь германские власти оказались бессильными, так как в соответствии с нормами международного права резиденция является собственностью в данном случае Турции, на нее не распространяются нормы германского законодательства, равно как и решения местных властей.

К слову, двумя неделями ранее премьер Турции Бинали Йылдырым выступил перед 10 тысячами поклонников Эрдогана в немецком Оберхаузене.

Запланированные выступления турецких должностных лиц на территории Германии носили агитационный характер, направленный на информирование турецкого населения Германии в преддверии референдума, который направлен на переход от парламентской республики к президентской. Турецкие граждане, проживающие в Германии, имеют право участия в плебисците. Референдум должен пройти 16 апреля 2017 года.

Цепная реакция

Примечательно, что помимо Германии, и в других европейских странах собираются запретить выступления турецких политиков с целью агитации на предстоящем референдуме в Турции. На этот раз речь пойдет о Нидерландах.

Так, запланированное на 12 марта в Роттердаме агитационное мероприятие с участием главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу 8 марта было отменено. По сообщению мэра Роттердама Ахмеда Абдуталеба, владелец здания, где было запланировано мероприятие, отказал в предоставлении площадки для выступления. Кроме этого глава городской администрации Роттердама отметил, что даже если бы встречу попытались провести, она была бы отменена по соображениям безопасности.

Примечательно, что еще до афиширования выступления главы турецкого МИД руководство Нидерландов выступило против агитационных мероприятий, приуроченных к предстоящему в Турции референдуму. Нидерландские политики, в том числе премьер-министр Марк Рютте, высказались против подобного рода мероприятий.

Наша страна — это не место для предвыборных собраний других государств. Мы не будем участвовать в этом. Считаем это нежелательным», — заявил Марк Рютте

В свою очередь правительство Австрии еще 1 марта 2017 года объявило о том, что предвыборные мероприятия Турции с участием турецких политиков на ее территории ни при каких обстоятельствах не состоятся.

Продолжение следует

365info.kz

О чем спорят Германия и Турция

Арест журналиста "Die Welt" в Турции послужил причиной нового витка напряженности в германо-турецких отношениях. В последние годы у двух стран накопилось множество взаимных претензий.

Реджеп Тайип Эрдоган и Ангела Меркель

Арест корреспондента немецкой газеты Die Welt Дениза Юджела (Deniz Yücel) в Турции в понедельник, 27 февраля, еще больше обострил и без того натянутые отношения между Германией и Турцией. Турецкие власти подозревают журналиста, имеющего немецкое и турецкое гражданство, в поддержке террористических организаций. Впрочем, как и многих других его коллег, которые критикуют режим президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Сам Эрдоган, который в пятницу, 3 марта, выступал в Стамбуле, назвал Юджела "агентом Германии", а власти ФРГ обвинил в содействии терроризму в Турции.

Впрочем, Германия, не торопится с жестким дипломатическим ответом на действия и заявления турецкого руководства. Берлину важно поддерживать диалог с Турцией и президентом Эрдоганом, чтобы иметь возможность влиять на него, объяснил в одном интервью депутат Европарламента от немецкого Христианско-демократического союза (ХДС) Эльмар Брок (Elmar Brok).

Между тем арест немецкого журналиста - далеко не единственная причина роста напряженности в двухсторонних отношениях. За последние годы у Германии и Турции накопилось гораздо больше поводов для разногласий. 

Членство Турции в ЕС

В Германии проживает самая большая турецкая диаспора

В ФРГ проживает более трех миллионов человек с турецким паспортом или турецкими корнями. Такой большой турецкой диаспоры нет ни в одной другой стране. Тем не менее канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) скептически относится к  возможному вступлению Турции в Евросоюз и предпочитает говорить о "привилегированном партнерстве". Переговоры о членстве страны в ЕС забуксовали прежде всего в связи с тем, что Эрдоган усилил гонения на критиков турецкого режима.

Рабочая партия Курдистана и Гюлен

Турецкие власти неустанно обвиняют немцев в том, что они недостаточно делают для борьбы со скрывающимися в Германии членами Рабочей партия Курдистана (РПК), которая признана в Турции террористической организацией. А с недавних пор Анкара требует еще и более жестких мер  против членов движения проповедника Фетхуллаха Гюлена, которых Эрдоган обвиняет в организации путча в июле прошлого года. В свою очередь правительство Германии всегда критиковало Анкару за то, что завербованные в Германии боевики экстремистской группировки "Исламское государство" беспрепятственно проникают в в Сирию или Ирак через Турцию.

Соглашение по беженцам

Спорное соглашение между ЕС и Турцией по беженцам стало, пожалуй, одним и самых острых моментов в отношениях двух стран. Ровно год назад Брюссель и Анкара договорились, что Турция будет принимать обратно всех мигрантов, которые нелегально переправляются с турецкого берега на территорию Греции. Это должно предотвратить массовые наплыв беженцев, ищущих убежища в Германии, как произошло в 2015 году. Взамен Турция получает многомиллиардную финансовую помощь от Евросоюза. Это соглашение - единственная величина, способная служить предметом торга между ЕС и Турцией. Анкара очень хорошо это понимает и пользуется ситуацией.  

Геноцид армян

Поводом для серьезных разногласий между Анкарой и Берлином послужила принятая бундестагом в июле 2016 года резолюция, которая квалифицирует массовое уничтожение армян в Османской империи в 1915-16 годах как геноцид. Принятие документа тогда поддержал и президент ФРГ Йоахим Гаук (Joachim Gauck). Резолюция была одобрена, несмотря на мощное политическое давление со стороны Турции, которая отказывается признавать эти события геноцидом. После принятия резолюции отношения Берлина и Анкары заметно охладели.

Посещение базы "Инджирлик"

Немецкие самолеты на авиабазе "Инджирлик"

Вскоре после того, как бундестаг одобрил резолюцию по геноциду армян, правительство Турции объявило нежелательными визиты немецких политиков и депутатов на авиабазу НАТО "Инджирлик" на юге страны, где базируются солдаты бундесвера. В 2016 году Германия разместила здесь самолеты-разведчики типа "Торнадо" для участия в борьбе против террористов "Исламского государства". Анкара неоднократно отказывала немецким министрам и парламентариям в посещении авиабазы, однако несколько месяцев спустя, в сентябре, все же сняла запрет.

Немецкая сатира 

В марте прошлого года немецкий сатирик Ян Бёмерман продекламировал в эфире цифрового телеканала ZDFneo стихотворение, содержащее оскорбительные пассажи в адрес Эрдогана. В ответ на это президент Турции потребовал от немецких властей привлечь телеведущего к уголовной ответственности.

Меркель назвала стихотворение "намеренно оскорбительным" и разрешила прокуратуре начать расследование в отношении Бёмермана. В октябре оно было прекращено, поскольку "не было доказано наличие противоправных действий, в которых не было бы сомнений". 

Запрет агитации в Германии

На 16 апреля в Турции намечено проведение референдума по конституционной реформе, которая в случае одобрения населением существенно расширит полномочия Эрдогана на посту президента. В голосовании могут участвовать около 1,6 миллиона живущих в Германии турок, однако ряд немецких городов уже отказался предоставлять площадки для выступления турецким министрам, которые собирались проводить агитацию. Эрдоган назвал это решение городских администраций "скандальным" и обвинил ФРГ в лицемерии. Сам он собирается посетить Германию в конце марта.

Выступления Эрдогана в Германии уже не раз сопровождались большими скандалами. В 2008 году, будучи премьер-министром, он оскорбительно отозвался о политике немецких властей в отношении турецких мигрантов. А в 2014-м, перед началом президентских выборов в Турции, ряд немецких политиков потребовал  отмены его выступления в Кельне, после того как полиция жестко разогнала демонстрацию в турецком городе Соме, последовавшую за трагической аварией на его угольной шахте.

Смотрите также: 

Задержания по всей стране Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил, что задержаны более 2800 военных - солдат и офицеров. Он добавил, что убиты 20 путчистов, 30 получили ранения. Ранее новый глава турецкого Генштаба сообщал, что убиты 104 участника переворота. Более 160 погибших полицейских и мирных граждан На этом фото жители Анкары спасаются, убегая от эпицентра вооруженных столкновений. В результате попытки мятежа в Турции, помимо путчистов, погибли более 160 человек, около 1500 пострадали, сообщили турецкие власти. Уволены более 2700 судей После провалившейся попытки переворота в Турции уволены более 2700 судей. Это решение вынес Высший совет судей и прокуроров Турции. Кроме того, отстранены от деятельности пять членов совета. За этим последовали задержания в других судебных инстанциях. Некоторые судьи объявлены в розыск. Эрдоган вернулся из отпуска После подавления военного переворота президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прибыл в свою резиденцию в Стамбуле после отпуска на курорте в Мармарисе на Эгейском море. В течение дня он отправил туркам смс-сообщения с призывом защищать демократию и мир. Главный обвиняемый в США Исламский проповедник Фетхуллах Гюлен, эмигрировавший в конце 1990-х годов после конфликта с Эрдоганом в США, отверг обвинения турецких властей в организации попытки переворота и осудил действия мятежников. В его заявлении, которое транслируют СМИ, сказано, что власть может быть получена только путем свободных и честных выборов, но не силой. Босфорский пролив снова открыт После подавления военного переворота в Турции Босфорский пролив снова открыли для прохода судов. Движение на мосту через Босфор в Стамбуле полностью восстановлено. Кроме того, восстановлено авиасообщение в ключевых аэропортах. Бегство в Грецию В Греции приземлился турецкий военный вертолет, на борту которого находились несколько человек в армейской форме. Все они предположительно являются участниками неудавшейся попытки путча в Турции. "Мы попросили Грецию экстрадировать восьмерых предателей при первой возможности", - заявил глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу. Блокада базы НАТО Власти Турции заблокировали военную авиабазу "Инджирлик", где расквартированы силы НАТО международной антитеррористической коалиции, включая американских и немецких военных. Местные власти не пропускают никого на базу и не выпускают с ее территории. Электричество на авиабазе отключено. Смертная казнь на повестке дня На этом снимке запечатлены депутаты в здании турецкого парламента во время ночных атак мятежников. Депутаты от правящей Партии справедливости и развития намерены внести на рассмотрение парламента документ о возвращении смертной казни в отношении участников провалившегося госпереворота. Заседание в полуразрушенном здании После подавления переворота 16 июля было созвано экстренное заседание турецкого парламента в Анкаре. Депутаты почтили минутой молчания память жертв вооруженных столкновений прошедшей ночи. Акции в поддержку властей В Стамбуле и Анкаре, на улицах и у здания парламента, сотни сторонников президента и правительства Турции протестуют против попытки военного переворота. We're sorry, but this video is currently not supported for AMP. To watch this video, please go to our mobile page.

Дата 04.03.2017

Автор Йенс Турау, Ирина Филатова

amp.dw.com

Германия и Турция - противостояние нарастает

Фото из открытых источников

Отношения традиционных партнеров, и, даже,  если так можно выразиться о международных отношениях,  друзей - Германии и Турции, стремительно "летят под откос". Каждое новое заявление высокопоставленных политиков, каждый новый взаимный демарш на уровне государственных ведомств этих стран все выше "поднимают градус" конфликта.

 

Министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль  заявил о пересмотре его правительством отношений с Турцией. Министр посетовал на то, что Турция «приравнивает предпринимателей к террористам», имея в виду обвинения двух крупных германских концернов в поддержке турецких путчистов год назад.

 

З. Габриэль счел нужным «позабыть» о санкциях США против иранских компаний, которые также обвиняются в поддержке терроризма. Он требовал освобождения корреспондента немецкой газеты «Вельт» — турецкого гражданина, который находится под следствием по подозрению в соучастии в заговоре 2016 г.

 

В ответ на это министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглы вчера обвинил ФРГ в предоставлении убежища террористам: Германия предоставила убежище многим участникам заговора военных, успевшим укрыться на ее территории. На своей страничке в «Твиттере» турецкий министр не без оснований указал на двойные стандарты, которые Запад любит применять в отношениях с прочими странами.

 

«Когда мы требуем выдать нам террористов, — пишет министр, — нам говорят, что это — неуважение к германской судебной системе. Тогда как сочетается с уважением к нашей судебной системе требование выдать Германии турецкого гражданина, который находится под следствием по обвинению в тяжком государственном преступлении?»

 

Турецкие власти передали представителям ФРГ список из 68 имен отдельных лиц и компаний, которых Анкара подозревает в поддержке терроризма. Сюда входят как те, кто сотрудничает с Рабочей партией Курдистана, ведущей вооруженную борьбу за свободу курдского народа, так и те, кто финансировал неудавшийся прошлогодний военный путч или помогает сторонникам путчистов.

 

В списке фигурируют, по данным германской прессы,  такие известные концерны, как «Мерседес», «Даймлер», химический концерн БАСФ и множество средних и мелких фирм.

 

Вчера вице-премьер Турции Мехмет Шимшек опроверг данные немецкой прессы. Он сказал, что Турция заинтересована в иностранных инвестициях и не выдвигала обвинений против «Даймлер» и БАСФ. Однако он не отверг обвинений в адрес других компаний.

 

Министерство экономики Германии сообщило, что оно пересматривает все заявки Турции по закупкам вооружений в ФРГ. Все эти планы — как согласованные, так и уже реализуемые — будут заморожены.

 

Похоже, что А. Меркель хочет идти по пути Д. Трампа, наказывая экономическими санкциями тех, чья политика ей не по душе. Впрочем, министерство экономики уточнило, что оно лишь изучает заключенные сделки, а окончательное решение кабинета министров по этим вопросам пока не принято.

 

Однако,  "на достигнутом" в Германии останавливаться не собираются. Глава ведомства федерального канцлера Петер Альтмайер  высказался на сей счет совершенно однозначно:

 

"Мы постоянно будем проверять необходимость дальнейших действий. И открыто о них объявим", — заявил он, назвав «совершенно необходимыми» шаги, предпринимаемые Германией в связи с изменением внешнеполитического курса ФРГ в отношении Турции. 

 

В Анкаре, в свою очередь,    заявления Берлина о пересмотре отношений назвали «угрозами и шантажом». Прокомментировать ситуацию вынужден был сам  президент Турции  Раджеп Тайип Эрдоган: 

 

"Попытки отпугивания зарубежных инвесторов от Турции недопустимы. Хочу заявить германским друзьям и всему мировому сообществу: никому не под силу нанести вред имиджу Турции, запугать Анкару. Германские компании, как и прежде, будут безопасно работать в Турции" — сказал он.

 

В любом случае, Турция пытается "оставить открытую дверь" для диалога с Германией. Но воспользуются ли этим в Берлине?

planet-today.ru

вдоль дороги все не так, а в конце подавно...

Сегодня как никогда важно, как проголосует внушительная турецкая община на парламентских выборах в Германии 24 сентября. События, разворачивающиеся на внутреннем поле Германии с непосредственным участием турецкого политического истеблишмента, — явление в современном понимании беспрецедентное. Это не что иное, как очередной четкий сигнал о том, что в краткосрочной и среднесрочной перспективах во взаимоотношениях по линии Турция — ЕС в целом и в турецко-германских отношениях в частности будет неспокойно.

Напряженность между Анкарой и Берлином принимает структурный долгосрочный характер и не стихнет после парламентских выборов. Важно то, что она негативно влияет на взаимоотношения между Турцией и ЕС, а также по линии Турция — НАТО. С другой стороны, Берлин как фактическая столица ЕС имеет возможность при политической и экономической заинтересованности переломить ситуацию с максимальной для себя выгодой.

Ухудшение отношений между Анкарой и ЕС ведет к повышению в Турции роли России, что, естественно, не отвечает интересам Берлина. Стучаться «в закрытые двери» Европы Анкара вряд ли станет, если не получит убедительный сигнал о готовности ЕС налаживать отношения. Насколько открыты двери Москвы после недавнего кризиса в турецко-российских отношениях — большой вопрос.

Широко известная в России фраза «не важно, как проголосуют, а важно то, как посчитают» отражает реалии внутриполитических процессов во многих государствах мира. 24 сентября 2017 г. в Германии состоятся парламентские выборы. Наблюдая развитие турецко-германских отношений и учитывая то, что, «турецкая» тема — одна из наиболее горячих в предвыборной гонке, можно с уверенностью сказать: сегодня как никогда важно, как проголосует внушительная турецкая община.

Особый интерес представляет вопрос, прислушается ли диаспора к словам президента Турции Р.Т. Эрдогана, который, обращаясь к соотечественникам, заявил, что им не следует отдавать свой голос трем партиям: Христианскому демократическому союзу Германии (ХДС), Социал-демократической партии Германии и Партии зелёных. По мнению президента, эти партии выражают антитурецкие настроения. Стоит напомнить, что традиционно турецкая община, в основном ассоциирующая себя с консервативными ценностями, отдавала свои голоса как раз социал-демократическим партиям в Германии.

В Германии, по официальным данным, проживают около 3 млн этнических турок, 900 тыс. из которых участвуют в выборах. Несмотря на то что эта цифра по сравнению с общим числом немецких избирателей кажется не столь внушительной и не может оказать существенное влияние на результаты выборов, настроения турецкой диаспоры внутри Германии представляют особую важность.

События, разворачивающиеся на внутреннем поле Германии с непосредственным участием турецкого политического истеблишмента, — явление в современном понимании беспрецедентное. Это не что иное, как очередной четкий сигнал о том, что в краткосрочной и среднесрочной перспективах во взаимоотношениях по линии Турция — ЕС в целом и в турецко-германских отношениях в частности будет неспокойно.

Выжать все соки, или миграционное соглашение по-немецки

Процесс ухудшения отношений между Анкарой и Берлином имеет глубокие корни и ряд структурных причин, которые стали давать о себе знать несколько лет назад. Одним из поворотных моментов стал миграционный кризис 2015 г., разгоревшийся после обострения ситуации на Ближнем Востоке.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что ни Турция, ни Германия не смогли использовать миграционный кризис в стратегических целях. Основная задача, которую германское правительство ставило перед собой, — прекращение потока беженцев в короткие сроки. Не секрет, что именно миграционный кризис 2015 г. стал своего рода экзистенциональной угрозой для Европейского союза, когда с территории Турции в Европу переместились более 800 тыс. беженцев. Анкара виделась и «спасителем», и «губителем» для государств — членов ЕС и прежде всего Германии. Не стоит забывать, что на протяжении длительного времени именно Германия остается негласным лидером ЕС. Проблема потока беженцев стала угрозой этому положению Берлина и отразилась на внутренней политике страны.

И Берлин, и Анкара старались извлечь из возникшего кризиса внутриполитические дивиденды. Так, например, вступая в противоречие с традициями политической культуры Германии, несмотря на призыв немецких парламентариев отказаться от поездки, канцлер А. Меркель посетила Стамбул накануне выборов в Турции 1 ноября 2015 г. Таким образом она обозначила свою поддержку действующей партии. Этот шаг также стал сигналом для внутренней аудитории Германии о том, что проблема миграционного потока будет решена, так как с Анкарой в скором времени будут достигнуты выгодные для ЕС договоренности.

Руководство Турции в то же время осознало, что государства Европы зависимы от позиции и действий Анкары. Это во многом позволило не обращать пристальное внимание на существующую в то время критику со стороны ЕС об ухудшении демократических норм, проблем с правами человека, верховенством права и т. д. Более того, Турция стала активнее ставить вопрос о предоставлении безвизового режима для своих граждан и ускорении процесса вступления в Евросоюз.

С конца 2004 г. Анкара имеет статус кандидата в члены ЕС, для вступления в который регламентом определено переговорное досье для каждого государства-участника, состоящее из 35 глав. В 2005 г. был начат активный переговорный процесс. В период с 2005 по 2017 гг. Евросоюз «открыл» для Турции 16 глав из 35 возможных. На сегодняшний день Анкара смогла выполнить предписания регламента ЕС из открытых 16 глав лишь 1 из них. Одним из условий Анкары по подписанию миграционного соглашения в марте 2016 г. между Турцией и ЕС, помимо введения безвизового режима, стало «открытие» для Турции еще пяти глав из регламента ЕС. Однако к 2017 г. и это положение не было реализовано. ЕС согласился на «открытие» лишь одной дополнительной главы.

Евросоюз также требовал от Турции исполнения 72 пунктов-предписаний для либерализации визового режима, касающихся вопросов внутренней политики государства. Из числа необходимых изменений почти все были выполнены, кроме нескольких, касающихся в основном терроризма. Анкара не согласилась вносить какие-либо изменения в эту часть внутриполитической жизни государства, вследствие чего ЕС отказал Турции в предоставлении безвизового режима.

Стоит также отметить, что Анкара несла значительные финансовые затраты для обеспечения пребывания более 3 млн беженцев на своей территории. Турецкое руководство поставило вопрос о помощи со стороны ЕС, которая должна была равняться 6 млрд евро, однако сумма, предоставленная государствами — членами, была в разы меньше необходимой.

Если до подписания миграционного соглашения ежедневный поток беженцев из Турции в Европу составлял 6 тыс. чел., то после марта 2016 г. это число упало до 200 чел. Таким образом, если 2015 год стал своего рода экзистенциальной угрозой для Евросоюза, то в 2016 г. эта угроза стала постепенно сходить на нет. К осени 2017 г. тема миграционного потока в переговорном процессе между Турцией и ЕС фактически перестала существовать.

Следующим шагом, послужившим дальнейшей эскалации напряженности, стало принятие парламентом Германии в июне 2016 г. резолюции по признанию событий 1915 г. геноцидом армян. Интересно то, что инициатива о принятии этого документа исходила от Партии зелёных, главой которой является этнический турок. Документ был принят подавляющим количеством голосов как со стороны правящей, так и оппозиционных партий. Стоит ли говорить, что подобный шаг важнейшего союзника Анкары в Европе был расценен не иначе как открытый удар, который вызвал шквал негативной реакции по отношению к Берлину.

Очевидно, что действия со стороны ЕС в отношении Турции до и после миграционного кризиса привели к тому, что Анкара стала отдаляться от некогда приоритетного партнера. В итоге кратковременные тактические цели не принесли результатов, а наоборот, стали толчком к неизбежному отдалению Анкары от Евросоюза и вынужденному разворачиванию Турции в сторону России.

Небо, самолет... Инджирлик

Военная база — стратегический объект для любого государства. База, на которой присутствуют иностранные военные — стратегический объект вдвойне.

Инджирлик всегда была одним из главных элементов союзнических отношений между Турцией и государствами-партнерами, прежде всего США и ЕС. Стоит отдельно отметить, что Инджирлик не является военной базой НАТО. Она принадлежит Турции и по условиям различных договоренностей может быть использована тем или иным иностранным государством, что регламентировано специальным государственным распоряжением. В основном Инджирлик выступал в качестве базы для ВВС США, что представляло чрезвычайную важность для Вашингтона с точки зрения территориального расположения и логистики.

В 2014 г. западная коалиция начала военно-воздушную операцию против ИГ в Сирии, для чего потребовалось использование иностранных военных баз в регионе. Турция разрешила базирование западной коалиции в Инджирлике лишь в июле 2015 г., согласовав присутствие ВВС США и Великобритании. Уже в декабре 2015 г. (время обсуждения «миграционного соглашения») немецкий парламент также принял решение о возможности использования этой базы и отправлении туда своих военно-воздушных сил.

Стоит напомнить, что в 2012 г. произошло резкое ухудшение турецко-сирийских отношений. Это вынудило Анкару обратиться к партнерам по НАТО за помощью, которая выражалась в предоставлении систем ПВО. Тогда США, Германия и Нидерланды разместили на Юге Турции системы комплекса Patriot. Это вызвало негативную реакцию в Москве, а президент России В. Путин назвал Patriot ружьем, которое обязательно должно выстрелить.

С постепенным охлаждением и дальнейшим ухудшением отношений по линии Анкара — Запад Берлин, Вашингтон и Амстердам заявили, что отзывают из Турции свои системы ПВО, заменяя их итальянскими и испанскими противоракетными комплексами. Фактически это стало сигналом для политического истеблишмента Турции, который в то время активизировал свои действия в курдском направлении — противостоянии различным курдским группировкам, которые Анкара считает террористическим. Это вызвало серьезное недовольство со стороны главных акторов ЕС и блока НАТО.

Таким образом, турецкое руководство оказалось в ситуации, когда, с одной стороны, Германия активно использовала не принадлежащую НАТО турецкую военную базу для проведения операций, тем самым активно включаясь в борьбу с ИГ, что для Берлина чрезвычайно важно. А с другой — Берлин отозвал комплекс ПВО, который представляет серьезное подспорье для Анкары в обеспечении собственной безопасности.

В связи с тем, что обострение турецко-германских отношений стало переходить на новый уровень, а официальная Анкара фактически не имела весомых рычагов влияния на Германию, было принято решение о запрете посещения немецкими парламентариями военной базы Инджирлик. Руководство Турции объяснило этот шаг тем, что некоторые из парламентариев поддерживают «Рабочую партию Курдистана», которая и в ЕС, и в Турции считается террористической. В этой связи стоит отметить, что по законам Германии именно парламент несет ответственность за армию. Таким образом, руководство Турции не могло не понимать, что идет на обострение конфликта, который закончился отзывом 300 немецких военных и самолетов «Торнадо» с базы Инджирлик. Однако военная база в турецком г. Конья, которая принадлежит не Турции, а НАТО, все же разместила 25 немецких военнослужащих и несколько боевых самолетов «Авакс».

Перейти на личности

События, последовавшие за попыткой государственного переворота 15 июля 2016 г., объявлением режима чрезвычайного положения и референдумом в апреле 2017 г. о переходе Турции с парламентской на президентскую форму правления стали точкой кипения как для Анкары, так и для Берлина.

Президент Турции неоднократно выказывал недовольство относительно того, что власти Германии предоставляют политическое убежище тем, кто, по мнению Анкары, принимал участие в попытке госпереворота. Берлин, в свою очередь, не выдает запрашиваемых Турцией лиц, ссылаясь на то, что нынешняя судебная и правовая системы Турции нарушают права человека. Более того, он приводит слова главы разведывательного управления Германии Бруно Каля о том, что руководство Турции не предоставило доказательств, что Ф. Гюлен стоит за попыткой государственного переворота.

Кризис в межгосударственных отношениях разгорелся с еще большей силой, когда Германия запретила турецким чиновникам проводить митинги в поддержку референдума в Турции после того, как усилилась напряженность между Анкарой и Амстердамом. Тогда Нидерланды не разрешили въезд в страну министру по делам семьи и социальной политики Турции.

Кроме того, на протяжении нескольких лет Берлин на официальном уровне делает заявления относительно разведывательного управления Турции (MIT), которое, по мнению немецкой стороны, сильно активизировалось на территории Германии и ведет деятельность через религиозные фонды, мечети, имамов и прихожан. В скором времени выступила и канцлер А. Меркель, которая заявила, что количество имамов, приезжающих в Германию из Турции, в последнее время сильно выросло, поэтому возникла необходимость в мониторинге мечетей и различных религиозных организаций, в которых заняты выходцы из Турции. К тому же Берлин существенно обеспокоен возросшим числом задержанных и арестованных граждан Германии в Турции, в первую очередь различных активистов и представителей медиасообщества, которых Анкара обвиняет в терроризме.

Кризис в турецко-германских отношениях сказался и на «ближнем зарубежье» — так называемом hinterland, в первую очередь Австрии и Нидерландах.

Вниз по экономической наклонной

Столь сильное ухудшение отношений между Турцией и Германией имеет не только политические, военные, но и существенные экономические потери, которые ощутимы как для Анкары, так и для Берлина.

На протяжении долгого времени Турция пытается обновить таможенное соглашение с ЕС и изменить существующие условия. Невозможность достижения консенсуса по этому вопросу также отражается на экспортно-импортной составляющей торгового баланса страны. С момента вступления Турции в таможенный союз ЕС прошло более 20 лет. За это время мировая экономика претерпела существенные изменения, возникла необходимость адаптации к новым реалиям, в том числе после Brexit и ситуации вокруг соглашения TTIP между США и ЕС.

Сегодня активно обсуждаются санкции со стороны Берлина в отношении Турции. Среди возможных ограничительных мер не только приостановление финансовой помощи через банковские кредиты турецким компаниям, предупреждение туристов об опасности поездок в Турцию, но и отмена переговоров об обновлении таможенного соглашения с ЕС.

Однако стоит отметить, что от экономических санкций пострадает не только Турция, но и Германия, которая продолжает оставаться главным торговым партнером страны. В экспорте Турции ЕС занимает лидирующие позиции и имеет общую долю, равную 48%. А Германия по экспорту в Турцию находится на первом месте с суммой в 14 млрд долл. Что касается импорта, ЕС также лидирует с общей долей в 39%. Показатели Германии составляют 21 млрд долл., которые уступают лишь Китаю с объемом в 25 млрд долл. Кроме этого, в Турции действуют около 6 тыс. немецких компаний, которые предоставляют более 60 тыс. рабочих мест.

Очевидно, что кризис в отношениях Турции и Германии открывает возможности для других стран проявлять более глубокий интерес и рассчитывать на то, что Анкара может пойти на сотрудничество. В случае замораживания переговоров по обновлению таможенного союза с ЕС Анкара может планомерно развернуться на Восток и в первую очередь в направлении евразийского пространства. В настоящее время турецкое руководство ведет переговоры с Россией о создании зоны свободной торговли, а также о перспективе вступления в Таможенный союз и углубления отношений с Евразийским экономическим союзом.

Более того, с ноября 2016 г. по март 2017 г. Германия 11 раз принимала документы, не позволяющие экспортировать в Турцию некоторые виды оружия, тогда как ранее активно велись переговоры о совместном производстве танков Altay и проекте военных кораблей MILGEM. Это, безусловно, сильный сигнал для Анкары.

В сухом остатке

Напряженность между Анкарой и Берлином, очевидно, принимает структурный долгосрочный характер и не стихнет после парламентских выборов в Германии 24 сентября. Важно то, что она негативно влияет на взаимоотношения между Турцией и ЕС, а также по линии Турция — НАТО. С другой стороны, Берлин как фактическая столица ЕС имеет возможность при политической и экономической заинтересованности переломить ситуацию с максимальной для себя выгодой.

Ухудшение отношений между Анкарой и ЕС ведет к повышению в Турции роли России, что, естественно, не отвечает интересам Берлина. Так, например, недавние новости о договоренностях поставок российских С-400 Анкаре ставят еще больше вопросов относительно того, в каком направлении будет двигаться руководство Турции. Стучаться «в закрытые двери» Европы Анкара вряд ли станет, если не получит убедительный сигнал о готовности ЕС налаживать отношения. Однако насколько открыты двери Москвы после недавнего кризиса в турецко-российских отношениях — большой вопрос.

russiancouncil.ru

Сближение Путина и Эрдогана стало «кошмарным сном» для Германии

Германия и Турция испытывают самый серьезный кризис в отношениях за последние десятки лет.

Берлин считает президента Турции диктатором и обвиняет его в нарушении прав человека. Эрдоган сравнивает ФРГ с нацистской Германией. За этой трескучей риторикой стоят реальные интересы двух стран — в том числе связанные с Россией.

Накал страстей в диалоге Турции и Германии, кажется, приближается к своему пику. По мере приближения даты референдума о конституционной реформе напряжение между Берлином и Анкарой набирает все большую остроту. Об этом свидетельствуют недавние блокирования в ФРГ выступлений турецких министров и последовавшая за ними словесная перепалка между политиками Германии и Турции.

«За последние 70 лет не было такого конфликта между Германией и Турцией, как сейчас», — заявил газете ВЗГЛЯД германский политолог Александр Рар.

Что же происходит между двумя этими странами и какое отношение к этому имеет турецкий референдум?

Переворот, референдум и ухудшение отношений

Плебисцит в Турции состоится 16 апреля и призван закрепить продвигаемое главой страны Реджепом Эрдоганом изменение формы правления в республике с парламентской на президентскую. Подобный шаг Эрдоган запланировал после неудавшейся попытки военного переворота в июле 2016 года, чтобы укрепить свои позиции и избежать повторения заговоров против него.

Именно попытка переворота стала отправной точкой для резкого ухудшения отношений Турции с ФРГ, другими странами ЕС и США. Эти государства медленно и вяло отреагировали на турецкие события, не выразив ему, как считал Эрдоган, достаточной поддержки.

Он неоднократно обвинял Запад в пособничестве организаторам переворота. Кроме того, западные страны отказываются выдать Анкаре предполагаемых участников заговора.

Запад, в свою очередь, считал, что Эрдоган использует факт попытки переворота как повод для расправы над политическими оппонентами и установления авторитарного режима.

Турецким министрам не дали выступить в Германии

Готовящийся референдум в Турции руководство ФРГ считает одной из мер Эрдогана по установлению авторитаризма в стране.

В связи с этим Берлин пытается всячески противодействовать «диктаторским амбициям» турецкого президента. В частности, немцы отменили уже три запланированных выступления представителей турецких властей: министра юстиции Бекира Боздага в Гаггенау, экономики Нихата Зейкбечи в Кельне и главы МИДа Мевлюта Чавушоглу в Гамбурге.

Речи политиков должны были разъяснить проживающим в Германии туркам причины необходимости референдума и призвать их принять участие в голосовании.

Объяснения германских официальных лиц, что указанные отмены произошли из-за невозможности обеспечить полноценный режим безопасности, выглядят слабо. Более откровенны заявления острого на язык премьер-министра Баварии и главы ХСС Хорста Зеехофера, что турецкие чиновники злоупотребляют «правом на гостеприимство», продвигая в ФРГ «антидемократические меры».

«В Берлине опасаются, что такое вмешательство извне будет дестабилизировать ситуацию в Германии, где живет 3–4 млн турок, и половина из них — за Эрдогана, другая половина — против, а также очень много курдов, которые бежали от преследований в Турции, — указывает Александр Рар.

— ФРГ обвиняет Турцию, так же как и Россию, в том, что она вмешивается напрямую в политическую жизнь в Германии».

Неудивительно, что это вызвало резкую ответную реакцию Анкары. Эрдоган обвинил Германию в использовании «нацистской тактики» и ограничении свободы слова.

Действительно, турецким министрам целенаправленно не дали высказаться. Что это, как не попрание свободы слова? Визиты были согласованы, никаких незаконных призывов или действий чиновники не совершали, лишь разъясняли свою внутреннюю политику и приглашали граждан своей страны, проживающих в ФРГ, поучаствовать в общенациональном референдуме.

Вопрос конституционной реформы — внутреннее дело Турции. Как же насчет демократии?

Внезапное смягчение риторики

В то же время на фоне раскручивающегося конфликта неожиданно прозвучали переданные турецким Anadolu Agency слова министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля: «Я верю, что нашей задачей должна стать нормализация наших отношений вновь».

Но все ставит на свои места его заявление о том, что нельзя допустить «дальнейшего разворота Турции на Восток».

Похоже, такой вариант развития событий все же пугает Берлин больше, чем укрепление личной власти Эрдогана.

«Примирительное» заявление главы МИД ФРГ возникло не на пустом месте. Германия опасается, что в условиях динамично развивающегося диалога между Турцией и Россией такой сценарий приведет к выходу Анкары из сферы влияния Запада.

Турция имеет значительное влияние и важное геополитическое значение на Ближнем Востоке. Кроме того, она остается одним из членов НАТО.

Это не говоря уже об активном торгово-экономическом взаимодействии Анкары и Берлина. Под ударом окажется и соглашение ЕС и Турции по беженцам.

Опасение насчет укрепления российско-турецких отношений

Сближение Турции с РФ, а тем более ее возможная переориентация на Восток — серьезная угроза интересам ФРГ.

Такой сценарий еще больше усилит позиции России на Ближнем Востоке, вплоть до возможности создания в регионе оси РФ — Турция — Иран.

Кроме того, подобное сближение страны НАТО с Москвой — угроза не только интересам блока, но и его целостности и единству.

«Немецкие политики рассматривают себя как хранителей системы либеральных ценностей на Западе, они все делают, чтобы не произошло примирения между Трампом и Путиным, а сейчас — чтобы не произошло сближения между Путиным и Эрдоганом, — указывает Александр Рар.

— Германия пытается спасти либеральный проект Европы. Она видит, что Россия и Турция предлагают Европе другую модель политического правления, более авторитарную, с сильным лидером».

«Это слияние лидеров, которые, может быть, начали бы совместно предлагать Европе какой-то другой выход из кризиса, в котором Европа сейчас находится — это для немецких элит кошмарный сон», — полагает политолог.

Александр Камкин отмечает: «Это один из ключевых лейтмотивов немецкой политики — попытка не допустить углубления связей с Россией и на Балканах, и в Турции, и в Восточной Европе. На двухсторонние германо-турецкие отношения накладывается общая трансатлантическая стратегия по выдавливанию России, по стратегической изоляции нашей страны».

Означает ли это, что Берлин пересмотрит свой подход к Турции и смирится с «авторитарным Эрдоганом», попирающим права человека? Очевидно, что нет.

Берлин продолжает с осуждением относиться ко внутренней политике Эрдогана. Кроме того, ФРГ ждет извинений от турецкого президента. Германия хочет примириться, но только на своих условиях.

Однако насколько готова Турция принять такие условия и «пойти мириться» с ФРГ? Турецкие политики питают все меньше иллюзий по поводу необходимости идти на поводу у Германии, ЕС и США.

Анкара со времен неудавшейся попытки госпереворота демонстрирует все более значительную разочарованность в «дружбе» с Западом. Германии придется серьезно постараться, чтобы удержать Турцию в сфере своего влияния.

Никита Коваленко

Деловая газета «Взгляд»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

pravdoryb.info


Смотрите также