Германия линкор бисмарк


Немецкий линейный корабль «Бисмарк»: супердредноут Гитлера

24.02.2017

После прихода гитлеровцев к власти Германия ускоренными темпами начала восстанавливать свой военно-морской флот. Для Гитлера обладание мощным флотом было вопросом не только военным, но и политическим. Возвращение былого могущества Германии – это лозунг, с которым нацисты пришли к власти, и грозные линейные корабли являлись зримым символом силы Третьего Рейха.

В середине 30-х годов была принята секретная программа (так называемый план Z), согласно которой в течение десяти лет германский ВМФ должен был получить значительное пополнение и стать одним из сильнейших на планете.

До 1948 года немцы планировали спустить на воду восемь линкоров, четыре авианосца, несколько тяжелых крейсеров, более сотни эсминцев и миноносцев, а также несколько сотен подводных лодок различных типов. «Изюминкой» программы должны были стать два линейных корабля «Бисмарк» и «Тирпиц».

План Z не удалось воплотить в жизнь даже наполовину (у Германии банально не хватило ресурсов), но линкоры все же были спущены на воду и стали одними из самых известных боевых кораблей своей эпохи. История и гибель линейного корабля «Бисмарк» — одна из самых интересных и захватывающих страниц Второй мировой войны. Гибель линкора «Бисмарк», одного из сильнейших кораблей своего класса в истории, ознаменовала конец эпохи мощных артиллерийских кораблей без воздушной поддержки. Начиналось время авианосцев.

История создания

Линкор «Бисмарк» стал продолжением немецких «карманных линкоров», которые Германия была вынуждена строить из-за ограничений, наложенных на нее Версальскими соглашениями.

В 1935 году Германия в одностороннем порядке денонсировала Версальские соглашения – никакой реакции со стороны стран-победительниц на это не последовало, никто не хотел воевать с Гитлером. Более того, в этом же году был подписан англо-германский договор относительно морских вооружений, который фактически признал новый status quo.

На тот момент Германия уже обладала тремя линейными крейсерами (тип «Дойчланд»), в 1935 и 1936 годах на воду были спущены «Шарнхорст» и «Гнейзенау», которым англичане дали глумливое прозвище «карманных линкоров». Несмотря на весьма высокие боевые качества всех вышеперечисленных кораблей, они заметно уступали своим английским аналогам. Чтобы добиться паритета с ведущими морскими державами того времени, США и Великобританией, немцам необходимо было создать что-то принципиально новое. Нужен был прорыв.

1 июля в Гамбурге на верфи Blohm & Voss был заложенный новый германский линейный корабль, который получил название в честь канцлера Отто фон Бисмарка, объединившего страну «железом и кровью». Линкор «Бисмарк» стал первым полноценным кораблем  подобного класса, созданным в Германии после окончания Первой мировой войны.

«Бисмарк» задумывался как океанский рейдер, и для подобной работы он подходил идеально. Линкор был спущен на воду 14 февраля 1939 года, на церемонии присутствовал канцлер Германии Адольф Гитлер и внучка Бисмарка Доротея фон Левенфельд, которая и разбила бутылку шампанского о киль корабля. 24 августа 1940 года его командиром был назначен Эрнст Линдеман.

Во время испытаний в Балтийском море линкор продемонстрировал скорость более 30 узлов, что было одним из лучших показателей для подобных кораблей в мире. Объем топливных баков «Бисмарка» соответствовал показателям тихоокеанских линкоров, линкор мог размещать на борту шесть гидросамолетов Ar 196.

Корабль был прекрасно бронирован, хорошо вооружен, система управления огнем «Бисмарка» на то время считалась одной из лучших в мире.

Через несколько месяцев в эксплуатацию был принят однотипный «Тирпиц».

К этому времени уже вовсю бушевала мировая война, Германия контролировала территорию практически всей Европы, основным противником немецких линкоров являлся английский флот. И здесь ситуация для стальных гигантов Гитлера была весьма неоднозначной. «Бисмарк» превосходил любой английский корабль, но их было гораздо больше. К началу 1941 года во флоте Британии было пятнадцать дредноутов и линейных крейсеров, еще несколько строились. Естественно, что «Бисмарк» не мог рассчитывать на честный «рыцарский» поединок, такая ситуация могла возникнуть только в результате ошибки британского командования.

Германское военное руководство планировало использовать «Бисмарк» и «Тирпиц» в качестве рейдеров, то есть они должны были охотиться за караванами транспортных судов союзников. И запас хода, и скорость линкоров позволяли им выполнять подобные задачи.

Военные эксперты и историки до сих пор спорят относительно целесообразности такой тактики использования линкоров. С одной стороны, эффективно уничтожать транспорты могли и подводные лодки вместе с авиацией, но с другой стороны, выход на коммуникации такого мощного боевого корабля как «Бисмарк» «ставил на уши» весь британский флот.

Для противодействия подобной угрозе англичанам приходилось расходовать огромные ресурсы, что во много раз перевешивало ущерб, который мог нанести линкор в открытом бою. Единственный поход «Бисмарка» и позднейшие немногочисленные рейды «Тирпица» — яркое тому подтверждение.

Как бы то ни было, 18 мая 1941 года линкор «Бисмарк» в сопровождении тяжелого крейсера «Принц Ойген» вышли в открытое море.

Описание конструкции и технические характеристики

Как уже было сказано выше, «Бисмарк» стал первым в германских ВМС полноценным кораблем подобного класса после мировой войны. Более того, в период своей недолгой службы этот корабль был крупнейшим линкором в мире. Линкоры этого типа находятся на третьем месте по своей величине, уступая лишь японскому «Ямато» и американской «Айове».

«Бисмарк» имел стандартное водоизмещение в 41,7 тыс. тонн и полное – в 50,9 тыс. тонн. Линкор отличался чрезвычайно мощным бронированием: главный бронепояс покрывал 70% длины корабля и имел толщину брони от 170 до 320 мм. Лобовая броня орудийных башен главного калибра была еще больше – 360 мм, а рубку защищал броневой пояс толщиной от 220 до 350 мм.

Не менее серьезным было и вооружение «Бисмарка»: восемь 380-мм орудий главного калибра, двенадцать вспомогательных орудий калибра 150 мм и большое количество зенитной артиллерии. Каждая башня главного калибра имела собственное имя: кормовые – Цезарь и Дора, носовые – Антон и Брюн. Несмотря на то что главный калибр английских и американских судов в то время был несколько крупнее (406 мм), 380-мм орудия «Бисмарка» представляли собой грозную силу для любого линейного корабля.

Великолепная выучка немецких артиллеристов, совершенная система управления огнем, хорошие пороха и отличное качество прицельных приспособлений позволяли линкору уверенно пробивать 350-мм броню на дистанции в 20 км.

Энергетическая установка корабля состояла из двенадцати паровых котлов системы Вагнера и трех турбозубчатых агрегатов. Ее общая мощность составляла более 150 тыс. л. с., что позволяло «Бисмарку» развивать скорость более 30 узлов. Что, безусловно, можно назвать выдающимся достижением немецких кораблестроителей.

Дальность хода корабля экономным ходом превышала 8,5 тыс. морских миль. Экипаж насчитывал более 2,2 тыс. матросов и офицеров.

История последнего похода «Бисмарка»

18 мая 1941 года началась операция «Рейнские учения», которая предусматривала выход в Атлантику «Бисмарка» и тяжелого крейсера «Принц Ойген». Их основной задачей была работа на британских коммуникациях. Немецкие адмиралы предполагали, что пока «Бисмарк» свяжет корабли защиты конвоя, «Принц Ойген» сможет подобраться к транспортам.

Операцией командовал адмирал Гюнтер Лютьенс, он просил выделить дополнительные силы, но в этом ему было отказано.

Уже 20 мая англичанам стало известно о появлении в Северном море двух больших немецких кораблей. Через несколько дней они были сфотографированы английским самолетом-разведчиком, после чего британцы уже знали, с кем именно им придется столкнуться.

Командующий Хоум-флотом адмирал Тови направил для поиска и уничтожения двух немецких кораблей целую флотилию, состоящую из нескольких десятков вымпелов. Ее основной ударной силой были линейный крейсер «Худ» и линкор «Принц Уэльский». Для поиска «Бисмарка» привлекли легкие крейсера и авиацию. 22 мая адмирал Тови во главе целого соединения кораблей вышел на охоту за «Бисмарком».

23 мая в Датском проливе англичанам удалось установить визуальный контакт с немецкими кораблями, а утром следующего дня «Худ» и «Принц Уэльский» открыли огонь по противнику. Начался исторический бой в Датском заливе.

Немцы долго не отвечали, так как имели четкий приказ открывать огонь только по кораблям вражеских конвоев. Однако вскоре они были вынуждены это сделать. Первых попаданий удалось добиться комендорам «Принца Огейна»: несколько его 203-мм снарядов попали в «Худ». Английский артиллерийский огонь особого успеха не имел.

Около 6 часов утра «Бисмарк» накрыл «Худ» залпом главного калибра. Вероятно, что один из немецких 380-мм снарядов проломил довольно тонкую броневую палубу английского линкора и вызвал детонацию его боекомплекта. Чудовищный взрыв разорвал «Худ» практически надвое, из 1415 членов экипажа выжить удалось только троим.

Следующий вторым номером «Принц Уэльский», был вынужден маневрировать, чтобы обойти обломки тонущего флагмана и тем самым он подставился под огонь сразу двух немецких кораблей. Получив семь попаданий, «Принц Уэльский» вышел из боя, прикрывшись дымовой завесой.

Это была действительно впечатляющая победа: всего за восемь минут сильнейший вымпел Британии отправился на морское дно. Однако и «Бисмарк» получил повреждения: были пробиты две топливные цистерны, через пробоину ниже ватерлинии вода стала заливать котельную №2. «Бисмарк» получил дифферент на нос и крен на правый борт, из-за чего значительно упала скорость линкора. Из поврежденных топливных баков в море утекло 3 тыс. тонн мазута. Адмирал Лютьенс принял решение пробиваться во французский порт Сен-Назер для ремонта.

Потеря «Худа», одного из лучших кораблей королевского флота, стало настоящим шоком для англичан, теперь уничтожение «Бисмарка» превратилось в дело чести для британских моряков.

Уже 24 мая «Бисмарк» был атакован самолетами-торпедоносцами, которые добились одного попадания в главный броневой корпус. Он не причинил особого вреда, но во время маневрирования были сорваны заплаты, и часть отделений линкора окончательно затопило.

Англичане бросили на перехват «Бисмарка» все имеющиеся силы, но из-за ошибки адмирала Тови они отправились искать линкор у побережья Норвегии. Казалось бы, что теперь остановить прорыв немцев к Бресту может только чудо. И оно случилось. Этим чудом стали все те же бипланы-торпедоносцы «Суордфиш», с открытой кабиной и фюзеляжем, обтянутым полотном. Английские летчики называли эти самолеты «кошелками».

Вооруженные 730-кг торпедой, очень тихоходные, «Суордфиши» заходили в атаку так низко над водой, что немецкие зенитчики не могли наводить на них свои орудия. Одна из торпед поразила цель, она не могла причинить серьезного вреда огромному кораблю, но немцам опять не повезло. Торпеда поразила лопасть руля, оставив его без управления. Теперь «Бисмарк» уже не мог избежать встречи с главными силами английского флота, и он был обречен.

Утром 27 мая «Бисмарк» был атакован английскими линкорами «Король Георг V», «Родни» и целой группой тяжелых крейсеров. Немецкий дредноут мог давать ход лишь в 8 узлов, он практически лишился возможности маневрировать, а крен не позволял вести прицельный огонь. «Бисмарк», по сути, превратился в идеальную мишень. В 9 утра был уничтожен главный дальномерный пост, а чуть позже 16-дюймовый снаряд разорвался в контрольном посту, убив практически всех офицеров корабля.

В течение часа были уничтожены башни главного калибра «Бисмарка», и бой окончательно превратился в избиение. Англичане выпустили по линкору 2800 снарядов разных калибров, добившись более семисот попаданий. «Бисмарк» превратился в пылающие развалины и только чудом держался на воде. Однако он не желал сдаваться.

После этого англичане отозвали линкоры и дали приказ крейсерам уничтожить корабль торпедами. Но и после трех торпедных попаданий «Бисмарк» не пошел под воду.

До сих пор неясна судьба капитана Линдемана. Он считается погибшим после попадания 406-мм снаряда в мостик, но есть свидетели, которые утверждают, что капитан до конца руководил боем и добровольно остался на тонущем корабле.

В 10.39 «Бисмарк» перевернулся вверх килем и ушел под воду. До последнего момента над ним развивался боевой флаг. Часть экипажа карабкалась по корпусу корабля и ушла вместе с ним под воду, с поднятыми в приветствии руками.

Подводная экспедиция режиссера Джеймса Кэмерона показала, что неприятельский огонь только лишь повредил «Бисмарк», но затоплен он был собственным экипажем, который не собирался сдаваться врагу.

Английский адмирал Тови, который руководил охотой за «Бисмарком», после его потопления написал в мемуарах, что немецкий линкор дал самый героический бой в очень неудачных условиях и пошел на дно с гордо поднятым флагом. Адмиралтейство запретило Тови озвучивать подобные мысли публично.

Автор статьи:

Егоров Дмитрий

Увлекаюсь военной историей, боевой техникой, оружием и другими вопросами, связанными с армией. Люблю печатное слово во всех его формах.

Свежие публикации автора:

С друзьями поделились:

militaryarms.ru

Бисмарк (линкор) - это... Что такое Бисмарк (линкор)?

«Бисмарк» Основная информация Параметры Технические данные Вооружение
Bismarck
Линкор «Бисмарк», 1940 год
Тип Линкор
Государство флага Германия
Спущен на воду 14 февраля 1939
Современный статус Потоплен 27 мая 1941
Тоннаж 41 700 т стандартное;

50 900 т полностью снаряженный

Длина 241,6 м по ватерлинии;

251 м общая

Ширина 36 м
Высота 15 м (От киля до верхней палубы на миделе)
Осадка 9,3 м стандартная;

10,2 м полностью снаряженный

Бронирование Главный пояс 320мм, верхний пояс 145мм, пояс в оконечностях (нос/корма) 60/80мм, главная палуба 80-110мм, рулевое устройство 110-150мм, башни ГК 180-360мм, барбеты ГК 340мм, башни СК 35-100мм, боевая рубка 200-350мм, противоторпедная переборка 45мм.
Силовая установка 12 паровых котлов Wagner

3 турбины Blohm & Voss 3 трехлопастных винта диаметром 4,7 м.

Мощность 150 170 л.с. (110 МВт)
Скорость 30 узлов
Автономность плавания 9280 морских миль (17 200 км) на скорости 16 узлов (30 км/ч)
Экипаж 2200 офицеров и матросов
Артиллерия 8 × 380 мм SKC34 (4×2)

12 × 150 мм (6×2) 16 × 105 мм (8×2) 16 × 37 мм (8×2) 20 × 20 мм (20×1)

Торпедно-минное вооружение {{{Торпедно-минное воору}}}
Авиация 4, одна двусторонняя катапульта

«Бисмарк» — линейный корабль германского военного флота, один из самых известных кораблей Второй мировой войны. Назван в честь первого канцлера Германской империи Отто фон Бисмарка. Во время своего единственного похода в мае 1941 г. потопил в Датском проливе британский флагман, линейный крейсер «Худ» (англ. HMS Hood). Начавшаяся после этого охота британского флота за «Бисмарком» трое суток спустя закончилась его потоплением.

Строительство

Класс «Бисмарк» (позднее был построен ещё один корабль этого класса — линкор «Тирпиц») первоначально создавался как наследник «карманных линкоров» и в основном предназначался для ведения рейдерских операций против торговых кораблей. Так, объём топливного резерва «Бисмарка» скорее характерен для тихоокеанских линкоров, а показанная на испытаниях в Балтийском море скорость в 30,1 узлов была одним из лучших в мире значений для таких кораблей. После спуска на воду второго французского линкора класса «Дюнкерк» проект был изменен в сторону дальнейшего увеличения размеров. «Бисмарк» был первым после Первой мировой войны полноценным линкором германского флота: вооружение, включавшее восемь 380-мм пушек SKC-34 на четырёх башнях, позволяло ему на равных противостоять любому линейному кораблю. «Бисмарк» во время своей службы был крупнейшим линкором в мире, а класс «Бисмарк» остается третьим по величине (после японского «Ямато» и американского «Айова») классом линкоров за всю историю.

Киль «Бисмарка» был заложен на верфи фирмы Blohm & Voss в Гамбурге 1 июля 1936 года. Корабль сошёл со стапелей 14 февраля 1939 года, в день святого Валентина. При спуске на воду присутствовали канцлер Адольф Гитлер и внучка князя Бисмарка Доротея фон Левенфельд, по традиции «окрестившая» корабль бутылкой шампанского. 24 августа 1940 года линкор был сдан под командование капитану цур зее (нем. Kapitän zur See) Эрнсту Линдеманну. Установка оборудования и испытания продолжались до весны 1941 года.

Боевая история

Прорыв в Атлантику

Операция «Рейнские учения» (нем. Rheinübung) предусматривала выход «Бисмарка» и тяжелого крейсера «Принц Ойген» (нем. Prinz Eugen) в Атлантику через Датский пролив. Главной целью операции были торговые корабли на британских морских коммуникациях. Предполагалось, что «Бисмарк» будет оттягивать на себя корабли конвоя, чтобы дать «Принцу Евгению» добраться до торговых кораблей. Назначенный командовать операцией адмирал Гюнтер Лютьенс просил командование отложить начало операции, чтобы к ней смогли присоединиться также проходивший испытания «Тирпиц» или стоявший в Бресте «карманный линкор» «Шарнхорст». Главнокомандующий германским флотом гросс-адмирал Эрих Редер ответил отказом. 18 мая 1941 года «Бисмарк» и «Принц Евгений» вышли с базы кригсмарине в Готенхафене (ныне польский порт Гдыня).

20 мая «Бисмарк» был замечен со шведского авианесущего крейсера «Готланд», в тот же день об эскадре, включавшей два больших корабля, сообщили члены норвежского Сопротивления. 21 мая 1941 года британское Адмиралтейство получило от своего военного атташе в Швеции сообщение о том, что в проливе Каттегат были замечены два больших корабля. С 21 по 22 мая немецкое соединение вставало на стоянку во фьордах возле норвежского города Берген, где «Бисмарк» был перекрашен, а «Принц Евгений» перекрашен и дозаправлен. «Бисмарк», по неизвестным причинам, дозаправлен не был. Во время стоянки корабли были замечены и сфотографированы с самолета-разведчика британских ВВС «Спитфайр». Теперь британская сторона идентифицировала «Бисмарк». На место стоянки были отправлены британские бомбардировщики, однако к тому времени немецкие корабли покинули место стоянки. «Бисмарк» и «Принц Евгений» незамеченными прошли Норвежское море и пересекли Северный полярный круг. Британцы искали их гораздо южнее.

Командующий британским Хоум-флитом адмирал Джон Тови направил линейный крейсер «Худ» и линкор «Принц Уэльский» (HMS Prince of Wales) с эсминцами сопровождения к юго-западному побережью Исландии. Крейсер «Саффолк» (HMS Suffolk) должен был присоединиться к уже находящемуся в Датском проливе крейсеру «Норфолк» (HMS Norfolk). Легкие крейсера «Манчестер» (HMS Manchester), «Бирмингем» (HMS Birmingham) и «Аретуза» (HMS Arethusa) должны были патрулировать пролив между Исландией и Фарерскими островами. Ночью 22 мая сам адмирал во главе флотилии, состоявшей из линкора «Король Георг V» и авианосца «Викториес» с эскортом, вышел из базы британского флота в Скапа-Флоу на Оркнейских островах. Флотилия должна была дожидаться появления немецких кораблей в водах к северо-западу от Шотландии, где к ней должен был присоединиться линейный крейсер «Рипалз» (HMS Repulse).

«Бисмарк» после морского боя, 24 мая 1941 года.

Вечером 23 мая в наполовину перекрытом льдом Датском проливе в густом тумане «Норфолк» и «Саффолк» вступили в визуальный контакт с немецкой флотилией. «Бисмарк» открыл огонь по «Норфолку». Британские корабли передали сообщение своему командованию и отступили в туман, продолжая следовать за немцами по радарам на растоянии 10-14 миль. После стрельбы на «Бисмарке» отказал носовой радар, поэтому Лютьенс приказал «Принцу Евгению» двигаться впереди «Бисмарка».

Бой в Датском проливе

«Худ» и «Принц Уэльский» установили визуальный контакт с немецким соединением рано утром 24 мая. Британские корабли начали бой в 5:52 утра на расстоянии 22 км. Вице-адмирал Холланд, командовавший британской группой, приказал открыть огонь по первому кораблю, ошибочно считая его «Бисмарком». На «Принце Уэльском» поняли ошибку и открыли огонь по второму немецкому кораблю. Германская сторона некоторое время не отвечала: адмирал Лютьенс имел приказ не вступать в бой с военными кораблями противника, если они не входят в конвой. Однако после нескольких британских залпов капитан Линдеманн заявил, что не позволит безнаказанно стрелять по своему кораблю. «Принц Евгений» и «Бисмарк» открыли ответный огонь по «Худу». Холланд понял свою ошибку, но его приказ, по-видимому, не дошёл до управления огнём, так как «Худ» до конца продолжал стрелять по «Принцу Евгению».

В 5:56 шестой залп «Принца Уэльского» принес попадание: снаряд пробил топливные цистерны, вызвав обильную утечку топлива и поступление воды в цистерны. «Бисмарк» стал оставлять нефтяной след. Минуту спустя «Худ» получил попадания от второго залпа «Принца Евгения» и третьего залпа «Бисмарка», на корме и у миделя корабля начались пожары. «Бисмарк» получил попадание от девятого залпа «Принца Уэльского» ниже ватерлинии, а минуту спустя и третье. К 6:00 корабли находились на расстоянии 16-17 км. В это время на «Худе» раздался взрыв, по-видимому, вызванный попаданием пятого залпа «Бисмарка», корабль разорвало на две части, и он утонул за считанные минуты. Кроме трех человек, вся команда, состоящая из 1417 человек, погибла. Линкор «Принц Уэльский» продолжал бой, но очень неудачно: он был вынужден пойти на сближение до 14 км с двумя немецкими кораблями, чтобы избежать столкновения с тонущим «Худом». Линкор вышел из боя под дымовой завесой, получив семь попаданий.

Капитан Линдеманн предложил начать погоню и потопить «Принца Уэльского», однако адмирал Лютьенс принял решение продолжать поход. На «Бисмарке» был выведен из строя один из генераторов, в бойлерную № 2 с двумя котлами начала поступать вода, пробиты две топливные цистерны, имелся дифферент на нос и крен на правый борт. Лютьенс решил вести «Бисмарк» на ремонт во французский порт Сен-Назер, откуда после ремонта он мог беспрепятственно выйти на просторы Атлантики. Кроме того, позже к нему могли присоединиться «Шарнхорст» и «Гнайзенау». Капитану «Принца Евгения» было приказано продолжать атаки на британские конвои самостоятельно.

Погоня

«Норфолк», «Саффолк» и «Принц Уэльский» продолжали преследовать немцев, сообщая об их расположении. Гибель «Худа» была крайне болезненно воспринята в британском Адмиралтействе, для расследования её обстоятельств позже была учреждена специальная комиссия. Большая часть находившихся в Северной Атлантике британских военных кораблей была привлечена к охоте за «Бисмарком», включая корабли охранения многих конвоев. Так, находившимся к западу от Ирландии линкору «Родни» (HMS Rodney) и трём из четырёх эсминцев, сопровождавших превращённый в военный транспорт лайнер «Британник» (Britannic), утром 24 мая было приказано оставить конвой и присоединиться к соединению адмирала Тови. Дополнительно были задействованы ещё два линкора и два крейсера. Соединение «H», стоявшее в Гибралтаре, также было приведено в готовность на случай, если «Бисмарк» будет двигаться в их направлении.

24 мая в 18:14 «Бисмарк» в тумане развернулся прямо на своих преследователей. В коротком обмене залпами попаданий не было, однако британские корабли были вынуждены уклониться, и «Принц Евгений» успешно прервал контакт. «Принц Евгений» пришёл во французский Брест через 10 дней. В 21:32 Лютьенс сообщил командованию, что из-за нехватки топлива «Бисмарк» не может продолжать попытки стряхнуть преследователей и вынужден идти прямо в Сен-Назер.

Вечером 24 мая адмирал Тови приказал авианосцу «Викториес» сократить дистанцию, и в 22:10 с него стартовали 9 торпедоносцев «Суордфиш». Под сильным огнём они атаковали линкор и добились одного попадания по правому борту. Все самолеты к 02:30 вернулись на «Викториес», несмотря на плохую погоду, темноту, неопытность экипажей и поломку наводящего радио-маяка. Серьёзных повреждений нанесено не было, единственная точная торпеда попала в главный пояс брони. Экипаж «Бисмарка» потерял одного человека (первая потеря за время похода). Для защиты от налета были задействованы все зенитные орудия и даже крупнокалиберные пушки, «Бисмарк» увеличил скорость, выполнял маневры уклонения от торпед. В результате пластыри-паруса, заведенные на пробоину в носовой части, отошли, усилилась течь и дифферент на нос. Бойлерная № 2 была окончательно затоплена.

В ночь с 24 на 25 мая «Бисмарк», воспользовавшись тем, что его преследователи, по-видимому, опасаясь возможной атаки подводных лодок, начали совершать зигзаги, прервал контакт. В 4:01 25 мая «Саффолк» сообщил: «контакт с неприятелем потерян».

Обнаружение

Атлантический рейд «Бисмарка» и его перехват

Однако на «Бисмарке», по-видимому, продолжали принимать сигналы радара «Саффолка», и в 7:00 утра 25 мая Лютьенс сообщает командованию, что преследование продолжается, а в 9:12 передает ещё одну, весьма длинную, радиограмму. Вечером командование сообщает Лютьенсу, что британцы, по-видимому, его потеряли, и приказывает сообщить данные о своем положении и скорости, если это не так. Ответной радиограммы Лютьенс не посылает, но радиоперехват утренних сообщений позволяет британской стороне приблизительно определить местоположение «Бисмарка». Тем не менее Тови ошибочно заключил, что «Бисмарк» направляется к проливу между Исландией и Фарерскими островами, и его соединение начало движение на северо-восток.

В 10:10 26 мая американо-британский экипаж летающей лодки «Каталина» британского командования береговой авиации, вылетевшей на поиски с базы Лох-Эрне в Северной Ирландии, обнаружил «Бисмарк». Лютьенсу оставалось примерно 690 миль до Бреста (Франция), и вскоре он смог бы использовать для защиты своего корабля бомбардировщики люфтваффе.

Единственным британским соединением, способным замедлить «Бисмарк», было соединение «H» под командованием адмирала Соммервилля, которое вышло из Гибралтара, имея в своем составе авианосец «Арк Ройял» (HMS Ark Royal). В 14:50 с него к месту обнаружения вылетели торпедоносцы «Свордфиш». К тому времени в этом районе находился отделившийся от соединения для установления контакта с «Бисмарком» крейсер «Шеффилд», и не оповещенные об этом пилоты ошибочно начали торпедную атаку. К счастью для британцев, ни одна из 11 выпущенных торпед не попала в цель. Плохо показавшие себя в этой атаке магнитные детонаторы на торпедах было решено заменить на контактные.

К 17:40 «Шеффилд» установил контакт с «Бисмарком» и начал преследование. В 20:47 пятнадцать торпедоносцев c «Арк Ройял» начали вторую атаку на «Бисмарк» и добились двух (по другим источникам, трех) попаданий. Одно из них имело решающие последствия: пытаясь уклониться от торпеды, «Бисмарк» повернул влево, и торпеда вместо пояса брони по правому борту попала в кормовую часть, нанеся критическое повреждение рулевому механизму и заклинив рули. «Бисмарк» потерял возможность маневрировать и начал описывать циркуляции. Попытки восстановить управляемость успеха не принесли, и линкор стал двигаться на северо-запад. Около 21:45 «Бисмарк» открыл огонь по «Шеффилду», ранив 12 (по другим сведениям, 13) человек, а ночью вступил в бой c британским соединением, состоявшим из эсминцев «Казак» (HMS Cossack), «Сикх» (HMS Sikh), «Зулус» (HMS Zulu) и «Маори» (HMS Maori), вместе с переданным Великобританией польскому флоту эсминцем «Перун» (Piorun). Ни та, ни другая сторона не добилась прямых попаданий.

Потопление

27 мая в 08:00 утра, «Родней» и «Кинг Джордж V» подошли к «Бисмарку» на расстояние 21 морской мили (39 км). На тот момент видимость была только 10 морских миль (19 км) и волнение моря достигало 4-5 баллов. Ветер дул с северо-запада по силе равный 6-7 баллам. «Родней» держался курса на север так, чтобы вести огонь по «Бисмарку» с достаточной дистанции, в то время как «Кинг Джордж V» принял в сторону. Огонь был открыт в 08:47. «Бисмарк» ответил огнем, но его неспособность уклоняться и крен, негативно влияли на точность стрельбы. Низкая скорость (семь узлов) также сделала корабль легкой целью для тяжелых крейсеров «Норфолк» и «Дорсетшир», объединивших свою огневую мощь. В 09:02 8-дюймовый (200-миллиметровый) снаряд с «Норфолка» поразил главную оружейную башню. При этом был убит офицер Адальберт Шнейдер, награжденный Рыцарским Крестом в ранние часы того же самого утра за участие в потоплении «Худа». В 09:08 тяжелый снаряд с «Родней» поразил обе носовые башни «Бисмарка» Anton и Bruno, выведя из строя последнюю. Одновременно, другим попаданием разрушило передовой контрольный пункт, убив большинство высших офицеров. Кормовые башни корабля Caesar и Dora продолжали стрельбу на близкой дистанции. В 09:21 Dora была выбита. Команде Anton удалось произвести один последний залп в 09:27. В 09:31 Caesar дала свой последний залп и тогда же вышла из строя. Этот залп повредил «Родней», заклинив торпедные аппараты. Огонь Бисмарка в ходе всего сражения был сосредоточен на «Родней», возможно в надежде на достижение успеха, подобного достигнутому в противостоянии с «Худом». Когда адмирал Гернси наблюдал это, он заметил: «Слава Богу немцы стреляют по „Родней“».

После 44 минут боя тяжелые орудия Бисмарка смолкли. «Родней» подошёл на дальность прямого выстрела (приблизительно 3 км), в то время как «Кинг Джордж V» продолжал стрельбу с большего расстояния.

«Бисмарк» не спускал флага. Британцы не испытывали желания оставить Бисмарк в покое, но и тот не подавал признаков сдачи, несмотря на неравную борьбу. Запасы топлива и снарядов британской эскадры были невелики. Это создавало дополнительные трудности для линейных кораблей, стремившихся потопить боевую единицу подобную Бисмарку, несмотря на численное превосходство. Однако, когда стало очевидно, что их враг не сможет достигнуть порта, «Родней», «Кинг Джордж V» и эсминцы были отозваны домой. Крейсерам было приказано добить «Бисмарк» торпедами. «Норфолк» использовал свои последние торпеды, подключившийся атаке «Дорсетшир» выпустил три 533-мм торпеды, которые поразили «Бисмарк» на короткой дистанции.

Верхняя палуба линейного корабля была почти полностью разрушена, но его машины всё ещё функционировали. Йоханес Ханс Зимерман (кочегар котельного отделения) рассказывает о забортной воде, подступавшей к линии подачи топлива к котлам, что заставило механиков уменьшать скорость до семи узлов, опасаясь взрыва. Был отдан приказ открыть кингстоны и покинуть корабль. Многие из команды прыгали за борт, но с нижних палуб только нескольким морякам удалось выбраться живыми. Капитан Линдеманн считался убитым со всеми офицерами после того, как мостик был поражен 16-дюймовым (406-миллиметровым) снарядом. Неясно также, он ли отдавал приказ покинуть судно или же нет. В то же время некоторые из спасшихся настаивали, что видели капитана живым, добровольно оставшимся со своим идущим ко дну кораблём.

«Бисмарк» ушёл под воду в 10:39 тем утром. Не зная его судьбы, Группа Запад - немецкая командная база - продолжала посылать сигналы на «Бисмарк» ещё несколько часов, пока агентство «Рейтер» не сообщило в новостях из Великобритании — "корабль потоплен". В Великобритании в Палате общин сообщили о потоплении «Бисмарка» тем же днем. Крейсер «Дорсетшир» и эсминец «Маори» остались, чтобы спасти оставшихся в живых, но из-за тревоги, сыгранной из-за появления немецкой субмарины, покинули место битвы, сумев спасти 110 моряков «Бисмарка» и бросив остатки команды в воде. Следующим утром U-74 и немецкое метеорологическое судно «Заксенвальд» (Sachsenwald) подобрали 5 оставшихся в живых. Всего из 2200 человек команды 1995 немецких моряков погибли.

После этого боя Джон Товей написал в своих мемуарах: «Бисмарк» дал самый героический бой при самых невозможных условиях, достойный старых дней Имперского немецкого Флота, и он ушёл под воду с поднятым флагом». Адмирал хотел сказать это публично, но Адмиралтейство возразило: «По политическим причинам важно, чтобы ничего из чувств, выраженных Вами, не было предано гласности, однако мы восхищаемся героической схваткой».

Действия немецких субмарин во время похода «Бисмарка»

Немецкие подводные лодки, ведущие в составе волчьих стай в Атлантическом океане охоту на конвои сил союзников, были оповещены о выходе в поход «Бисмарка» и «Принца Евгения».

24 мая в радиограмме подлодкам сообщалось о победе «Бисмарка» над «Худом» и рекомендовалось в будущем руководствоваться приказами, учитывающими операции «Бисмарка».

25 мая в нескольких сотнях миль от Бисмарка подводной лодкой U-557 был обнаружен и атакован крупный конвой.

26 мая лодка получила приказ передать свои координаты другим субмаринам для совместной атаки.

Утром 27 мая субмаринами был получен приказ:

Всем срочно. Подводным лодкам, сохранившим запас торпед, немедленно на максимальной скорости следовать к «Бисмарку» в сетку квадрата БЕ-29.

Приказание было получено с опозданием на 8 часов: подписано оно было в 21:15, 26 мая, когда многие лодки участвовали в атаке конвоя и скрывались под водой от эскортов, не имея возможности получить приказ. К тому же, в это время лодки оттянулись за конвоем на север от «Бисмарка». U-556 передала радиограмму о том, что «Бисмарк» ведёт безнадёжный бой. В 11:25 из штаба была получена радиограмма:

Бисмарк стал жертвой массированного огня противника. Всем находящимся поблизости подлодкам вести поиск спасшихся членов экипажа линкора.

Придя 29 мая, через два дня и семь часов после гибели корабля, в квадрат БЕ-65, U-557 обнаружила только множество плавающих обломков и толстый слой нефти на воде. После дня поисков лодка вернулась в район патрулирования [1].

Обсуждение

Последний бой «Бисмарка» показал, насколько трудно линейному кораблю потопить другой линейный корабль, даже при численном превосходстве. С другой стороны, решающее попадание в «Бисмарк» было произведено одной торпедой с небольшого самолета. Гибель «Бисмарка» явилась яркой иллюстрацией утраты линкорами главенствующего положения во флоте. Эта роль перешла к авианосцам.

Немецкое военно-морское командование вскоре отказалось от рейдерских действий надводного флота и сделало основную ставку на неограниченную подводную войну. Второй корабль класса «Бисмарк», линкор «Тирпиц», повреждённый британскими мини-подлодками и несколько лет простоявший в ремонтном доке, за всю войну не произвел ни одного залпа по неприятельским кораблям[2], однако британцы были вынуждены связать значительные морские и воздушные силы, на случай, если стоявший на базе в Норвегии линкор выйдет в море.

В 1960 году режиссёр Льюис Гильберт снял фильм «Потопить „Бисмарк“!».

«Бисмарк» и «Тирпиц» часто сравнивают с лайнерами «Титаник» и «Олимпик». «Бисмарк», как и «Титаник», погиб в своем первом дальнем плавании и приобрел легендарную известность, в то время как «Тирпиц» и «Олимпик» гораздо менее известны, хотя и прослужили намного дольше.

Место потопления

Бисмарк затонул в точке с примерными координатами 48.166667, -16.248°10′00″ с. ш. 16°12′00″ з. д. / 48.166667° с. ш. 16.2° з. д. (G), в 380 милях к юго-западу от ирландского города Корк. Место гибели было обнаружено 8 июня 1989 г. экспедицей Роберта Балларда, ранее нашедшего «Титаник», и по международным законам считается военным захоронением. Всего было шесть экспедиций к месту потопления. В 2002 г. Джеймс Камерон, режиссёр фильма «Титаник», используя подводные аппараты «Мир» российского научно-исследовательского судна «Академик Мстислав Келдыш», провел съемки для документального фильма «Экспедиция „Бисмарк“».

Сноски и источники

Ссылки

на английском:

Литература

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Bismarck (1939) — WiKi

Прорыв в Атлантику

  «Бисмарк» до морского боя, 24 мая 1941 года

Операция «Рейнские учения» (нем. Rheinübung) предусматривала выход «Бисмарка» и тяжёлого крейсера «Принц Ойген» (нем. Prinz Eugen) в Атлантику через Датский пролив. Главной целью операции были торговые корабли на британских морских коммуникациях. Предполагалось, что «Бисмарк» будет оттягивать на себя корабли конвоя, чтобы дать «Принцу Ойгену» добраться до торговых кораблей. Назначенный командовать операцией адмирал Гюнтер Лютьенс просил командование отложить начало операции, чтобы к ней смогли присоединиться также проходивший испытания «Тирпиц», ремонтируемый «Гнейзенау» или стоявший в Бресте линкор «Шарнхорст». Главнокомандующий германским флотом гросс-адмирал Эрих Редер ответил отказом. 18 мая 1941 года «Бисмарк» и «Принц Ойген» вышли с базы кригсмарине в Готенхафене (ныне польский порт Гдыня).

20 мая «Бисмарк» был замечен со шведского крейсера «Готланд»; в тот же день об эскадре, включавшей два больших корабля, сообщили члены норвежского Сопротивления. 21 мая 1941 года британское Адмиралтейство получило от своего военного атташе в Швеции сообщение о том, что в проливе Каттегат были замечены два больших корабля. С 21 по 22 мая германское соединение вставало на стоянку во фьордах возле норвежского города Берген, где «Бисмарк» и «Принц Ойген» были перекрашены на серо-стальной окрас океанского рейдера, а «Принц Ойген» дополнительно принял топливо с танкера «Воллин». «Бисмарк» дозаправки не сделал, что, как выяснилось позже, было серьезной ошибкой.

Во время стоянки корабли были замечены и сфотографированы с самолёта-разведчика британских ВВС «Спитфайр». Теперь британская сторона идентифицировала «Бисмарк». На место стоянки были отправлены британские бомбардировщики, однако к тому времени германские корабли покинули место стоянки. «Бисмарк» и «Принц Ойген» незамеченными прошли Норвежское море и пересекли Северный полярный круг. Британцы искали их значительно южнее.

Командующий британским Хоум-флитом адмирал Джон Тови направил линейный крейсер «Худ» и линкор «Принц Уэльский» (HMS Prince of Wales) с эсминцами сопровождения к юго-западному побережью Исландии. Крейсер «Саффолк» (HMS Suffolk) должен был присоединиться к уже находящемуся в Датском проливе крейсеру «Норфолк» (HMS Norfolk). Лёгкие крейсера «Манчестер» (HMS Manchester), «Бирмингем» (HMS Birmingham) и «Аретьюза» (HMS Arethusa) должны были патрулировать пролив между Исландией и Фарерскими островами. Ночью 22 мая сам адмирал во главе соединения, состоявшего из линкора «Кинг Джордж V» и авианосца «Викториес» с кораблями охранения, вышел из базы британского флота в бухте Скапа-Флоу на Оркнейских островах. Флотилия должна была дожидаться появления германских кораблей в водах к северо-западу от Шотландии, где к ней должен был присоединиться линейный крейсер «Рипалс» (HMS Repulse).

Вечером 23 мая в наполовину перекрытом льдом Датском проливе в густом тумане «Норфолк» и «Саффолк» вступили в визуальный контакт с германской флотилией. «Бисмарк» открыл огонь по «Норфолку». Британские корабли передали сообщение своему командованию и отступили в туман, продолжая следовать за противником по радарам на расстоянии 10—14 миль. После стрельбы на «Бисмарке» отказал носовой радар, поэтому Лютьенс приказал «Принцу Ойгену» двигаться впереди «Бисмарка». Для сложности в опознании, на кораблях были закрашены в темный цвет верхние части орудийных башен и закрыты брезентом свастики на палубах.

Бой в Датском проливе

  Гибель Худа. (Дистанция между кораблями не в масштабе)

Британские корабли «Худ» и «Принц Уэльский», шедшие на перехват «Бисмарка», установили визуальный контакт с немецким соединением рано утром 24 мая. Британские корабли начали бой в 5:52 утра на расстоянии 22 км. Вице-адмирал Холланд, командовавший британской группой, приказал открыть огонь по первому кораблю, ошибочно считая его «Бисмарком». На «Принце Уэльском» поняли ошибку и открыли огонь по второму немецкому кораблю. Германская сторона некоторое время не отвечала: адмирал Лютьенс имел приказ не вступать в бой с военными кораблями противника, если они не входят в конвой. Однако после нескольких британских залпов капитан Линдеман заявил, что не позволит безнаказанно стрелять по своему кораблю. «Принц Ойген» и «Бисмарк» открыли ответный огонь по «Худу». Холланд понял свою ошибку, но его приказ, по-видимому, не дошёл до управления огнём, так как «Худ» до конца продолжал стрелять по «Принцу Ойгену».

В 5:56 шестой залп «Принца Уэльского» принёс попадание: снаряд пробил топливные цистерны, вызвав обильную утечку топлива и поступление воды в цистерны. «Бисмарк» стал оставлять нефтяной след. Минуту спустя «Худ» получил попадания от второго залпа «Принца Ойгена» и третьего залпа «Бисмарка», на корме и у миделя корабля начались пожары. «Бисмарк» получил попадание от девятого залпа «Принца Уэльского» ниже ватерлинии, а минуту спустя и третье. К 6:00 корабли находились на расстоянии 16—17 км. В это время на «Худе» раздался взрыв, по-видимому, вызванный попаданием пятого залпа «Бисмарка» в хранилище боезапаса, корабль разорвало на две части, нос и корма взлетели в воздух, и он затонул за считанные минуты. Кроме трёх человек, вся команда, состоявшая из 1417 человек, погибла. Линкор «Принц Уэльский» продолжал бой, но очень неудачно: он был вынужден пойти на сближение до 14 км с двумя немецкими кораблями, чтобы избежать столкновения с тонущим «Худом». К тому же на нём продолжались работы по окончательной установке орудий, и рабочие верфи пытались во время боя отремонтировать заклинившие орудия носовой четырёхорудийной башни.[1] Линкор вышел из боя под дымовой завесой, получив семь попаданий.

Капитан Линдеман предложил начать погоню и потопить «Принца Уэльского», однако адмирал Лютьенс принял решение продолжать поход. На «Бисмарке» был выведен из строя один из генераторов, в котельное отделение № 2 начала поступать вода, пробиты две топливные цистерны, имелся дифферент на нос и крен на правый борт. Лютьенс решил вести «Бисмарк» на ремонт во французский порт Сен-Назер, откуда после ремонта он мог беспрепятственно выйти на просторы Атлантики. Кроме того, позже к нему могли присоединиться «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Капитану «Принца Ойгена» было приказано продолжать атаки на британские конвои самостоятельно.

Погоня

«Норфолк», «Саффолк» и «Принц Уэльский» продолжали преследовать немцев, сообщая об их расположении. Гибель «Худа» была крайне болезненно воспринята в британском Адмиралтействе, для расследования её обстоятельств позже была учреждена специальная комиссия. Большая часть находившихся в Северной Атлантике британских военных кораблей была привлечена к охоте за «Бисмарком», включая корабли охранения многих конвоев. Так, находившимся к западу от Ирландии линкору «Родни» (HMS Rodney) и трём из четырёх эсминцев, сопровождавших превращённый в военный транспорт лайнер «Британник» (Britannic), утром 24 мая было приказано оставить конвой и присоединиться к соединению адмирала Тови. Дополнительно были задействованы ещё два линкора и два крейсера. Соединение «H», стоявшее в Гибралтаре, также было приведено в готовность на случай, если «Бисмарк» будет двигаться в их направлении.

24 мая в 18:14 «Бисмарк» в тумане развернулся прямо на своих преследователей. В коротком обмене залпами попаданий не было, однако британские корабли были вынуждены уклониться, и «Принц Ойген» успешно прервал контакт. «Принц Ойген» пришёл во французский Брест через 10 дней. В 21:32 Лютьенс сообщил командованию, что из-за нехватки топлива «Бисмарк» не может продолжать попытки стряхнуть преследователей и вынужден идти прямо в Сен-Назер.

Вечером 24 мая адмирал Тови приказал авианосцу «Викториес» сократить дистанцию, и в 22:10 с него стартовали 9 торпедоносцев «Суордфиш». Под сильным огнём они атаковали линкор и добились одного торпедного попадания по правому борту. Несмотря на плохую погоду, темноту, неопытность экипажей и поломку наводящего радиомаяка, все самолёты к 02:30 смогли вернуться на «Викториес». Серьёзных повреждений нанесено не было, единственное торпедное попадание пришлось в главный броневой пояс. Экипаж «Бисмарка» потерял одного человека (первая потеря за время похода). Для защиты от налёта были задействованы все зенитные орудия и даже крупнокалиберные пушки, «Бисмарк» увеличил скорость, выполнял манёвры уклонения от торпед. В результате парусиновые пластыри, заведённые на пробоину в носовой части, отошли, усилилась течь и дифферент на нос. Котельное отделение № 2 было окончательно затоплено.

В ночь с 24 на 25 мая «Бисмарк», воспользовавшись тем, что его преследователи, по-видимому, опасаясь возможной атаки подводных лодок, начали совершать зигзаги, прервал контакт. В 4:01 25 мая «Саффолк» сообщил: «контакт с неприятелем потерян».

Обнаружение

  Атлантический рейд «Бисмарка» и его перехват

Однако, на «Бисмарке», по-видимому, продолжали принимать сигналы радара «Саффолка», и в 7:00 утра 25 мая Лютьенс сообщает командованию, что преследование продолжается, а в 9:12 передаёт ещё одну, весьма длинную, радиограмму. Вечером командование сообщает Лютьенсу, что британцы, по-видимому, его потеряли, и приказывает сообщить данные о своём положении и скорости, если это не так. Ответной радиограммы Лютьенс не посылает, но радиоперехват утренних сообщений позволяет британской стороне приблизительно определить местоположение «Бисмарка». Тем не менее Тови ошибочно заключил, что «Бисмарк» направляется к проливу между Исландией и Фарерскими островами, и его соединение начало движение на северо-восток.

В 10:10 26 мая «Бисмарк» был обнаружен в 690 морских милях к северо-западу от Бреста американо-британским экипажем гидроплана «Каталина» британского командования береговой авиации. Самолет вылетел на поиски с базы Лох-Эрне в Северной Ирландии. В тот момент за штурвалом гидроплана находился Леонард Б. Смит, энсин военно-морских сил США, неофициально, в силу того, что его страна на тот момент не участвовала в войне, состоявший в качестве инструктора, а также второго пилота на гидропланах «Каталина» в 209 эскадрилье RAF. Чтобы избежать плотного зенитного огня, Смит спешно сбросил глубинные бомбы и увел гидроплан в облака, в дальнейшем потеряв противника из виду. Позднее в этот же день «Бисмарк» был также обнаружен двумя другими американскими пилотами — лейтенантом Джонсоном из 240 эскадрильи RAF и энсином Рейнхартом из 210 эскадрильи RAF. Лютьенсу оставалось примерно 690 миль до Бреста (Франция). Это означало, что при приближении к берегам оккупированной Франции он вскоре смог бы использовать для прикрытия своего корабля с воздуха самолёты люфтваффе.

Единственным британским соединением, способным замедлить «Бисмарк», было соединение «H» под командованием адмирала Соммервилля, которое вышло из Гибралтара, имея в своём составе авианосец «Арк Ройял» (HMS Ark Royal). В 14:50 с него к месту обнаружения вылетели торпедоносцы-бипланы «Суордфиш». К тому времени в этом районе находился отделившийся от соединения для установления контакта с «Бисмарком» крейсер «Шеффилд», и не оповещённые об этом пилоты ошибочно начали торпедную атаку. К счастью для британцев, ни одна из 11 выпущенных торпед не попала в цель. После этого плохо показавшие себя в этой атаке магнитные взрыватели на торпедах было решено заменить на контактные[2].

К 17:40 «Шеффилд» установил визуальный контакт с «Бисмарком» и начал преследование. В 20:47 пятнадцать торпедоносцев с «Арк Ройял» начали вторую атаку на «Бисмарк». Две машины велись пилотами настолько низко, что команды скорострельной малокалиберной артиллерии находились выше атакующих и с трудом различали их на фоне волнующегося моря. Британские пилоты добились двух (трёх, по другим источникам) попаданий. Одно из них имело решающие последствия: пытаясь уклониться от торпеды, «Бисмарк» повернул влево, и торпеда вместо пояса брони по правому борту попала в кормовую часть, нанеся тяжёлое повреждение рулевого механизма и заклинив рули. «Бисмарк» потерял возможность маневрировать и начал описывать циркуляции. Попытки восстановить управляемость успеха не принесли, и линкор стал двигаться на северо-запад.

Около 21:45 «Бисмарк» открыл огонь по «Шеффилду», ранив 12 (по другим сведениям, 13) человек, а ночью вступил в бой с британским соединением, состоявшим из эсминцев «Казак» (HMS Cossack), «Сикх» (HMS Sikh), «Зулус» (HMS Zulu) и «Маори» (HMS Maori), вместе с переданным Великобританией польскому флоту эсминцем «Гром» (Piorun). Ни та, ни другая сторона не добилась прямых попаданий. К утру была дана команда остановить машины. Корабль уже был в радиусе действия бомбардировочной авиации Германии, но она не оказала помощи «Бисмарку». Инженер-капитан Юнак (нем. Junack) запросил мостик о разрешении дать хотя бы малый ход по технической необходимости. С мостика ответили: «Ах, делайте, что хотите». Кораблю был дан малый ход. В 8:15 была в последний раз объявлена боевая тревога.[1]

Потопление

27 мая в 08:00 утра «Родни» и «Кинг Джордж V» подошли к «Бисмарку» на расстояние 21 морской мили (39 км). На тот момент видимость была только 10 морских миль (19 км) и волнение моря достигало 4—5 баллов. Ветер дул с северо-запада, по силе равный 6—7 баллам. «Родни» держался курса на север так, чтобы вести огонь по «Бисмарку» с достаточной дистанции, в то время как «Кинг Джордж V» принял в сторону.

Огонь был открыт в 08:47. «Бисмарк» ответил огнём, но его неспособность уклоняться и крен негативно влияли на точность стрельбы. Низкая скорость (семь узлов) также сделала корабль лёгкой целью для тяжёлых крейсеров «Норфолк» и «Дорсетшир», объединивших свою огневую мощь. В 09:02 8-дюймовый (203-миллиметровый) снаряд с «Норфолка» поразил главный дальномерный пост на фок-мачте. При этом был убит офицер Адальберт Шнейдер, награждённый Рыцарским Крестом в ранние часы того же самого утра за участие в потоплении «Худа». В 09:08 406-мм снаряд с «Родни», поразил обе носовые башни «Бисмарка», «Anton» и «Bruno», выведя из строя последнюю. Одновременно другим попаданием разрушило передовой контрольный пункт, убив большинство высших офицеров. Кормовые башни корабля «Caesar» и «Dora» продолжали стрельбу на близкой дистанции, но попаданий не добились.

В 09:21 «Dora» была подбита. Команде «Anton» удалось произвести один последний залп в 09:27. В 09:31 «Caesar» дала свой последний залп и тогда же вышла из строя. Близкие разрывы снарядов этого залпа повредили «Родни», заклинив торпедные аппараты. Огонь «Бисмарка» в ходе всего сражения был сосредоточен на «Родни», возможно, в надежде на достижение успеха, подобного достигнутому в противостоянии с «Худом». Когда адмирал Гернси наблюдал это, он заметил: «Слава Богу, немцы стреляют по „Родни“».

После 44 минут боя тяжёлые орудия «Бисмарка» смолкли. «Родни» подошёл на дальность прямого выстрела (приблизительно 3 км), в то время как «Кинг Джордж V» продолжал стрельбу с большего расстояния.

«Бисмарк» не спускал боевого флага. Британцы не испытывали желания оставить «Бисмарк» в покое, но и тот не подавал признаков сдачи, несмотря на неравную борьбу. Запасы топлива и снарядов британской эскадры были невелики. Это создавало дополнительные трудности для линейных кораблей, стремившихся потопить боевую единицу подобную «Бисмарку», несмотря на численное превосходство. Однако, когда стало очевидно, что их враг не сможет достигнуть порта, «Родни», «Кинг Джордж V» и эсминцы были отозваны домой. Крейсерам было приказано добить «Бисмарк» торпедами. «Норфолк» использовал свои последние торпеды, подключившийся к атаке «Дорсетшир» выпустил три 533-мм торпеды, которые поразили «Бисмарк» на короткой дистанции.

Верхняя палуба линейного корабля была почти полностью разрушена, но его машины всё ещё функционировали. Иоганн Ганс Циммерман (кочегар котельного отделения «Бисмарка») рассказывает о забортной воде, подступавшей к линии подачи топлива к котлам, что заставило механиков уменьшать скорость до семи узлов, опасаясь взрыва.

Был отдан приказ открыть кингстоны и покинуть корабль. Многие из команды прыгали за борт, но с нижних палуб только нескольким морякам удалось выбраться живыми. Капитан Линдеман считался убитым со всеми офицерами после того, как мостик был поражён 16-дюймовым (406-миллиметровым) снарядом. Неясно также, он ли отдавал приказ покинуть судно или же нет. В то же время некоторые из спасшихся настаивали, что видели капитана живым, добровольно оставшимся со своим идущим ко дну кораблём.

  Оставшиеся в живых, пытающиеся подняться на борт HMS Dorsetshire

«Бисмарк» ушёл под воду, перевернувшись вверх килем в 10:39 тем утром.[3] Некоторые из членов команды не делали попытки отплыть подальше, но карабкались на днище и ушли под воду вместе с кораблём, с поднятыми для приветствия руками.[1] Не зная его судьбы, Группа «Запад» — немецкая командная база — продолжала посылать сигналы на «Бисмарк» ещё несколько часов, пока агентство «Рейтер» не сообщило в новостях из Великобритании — «корабль потоплен». В Великобритании, в Палате общин, сообщили о потоплении «Бисмарка» в тот же день. Крейсер «Дорсетшир» и эсминец «Маори» остались, чтобы спасти оставшихся в живых, но из-за тревоги, поднятой с появлением немецкой субмарины, покинули место битвы, сумев спасти 111 моряков «Бисмарка» и бросив остатки команды в воде. Среди спасённых был корабельный кот.[4] Вечером немецкая подводная лодка U-74 подобрала трёх оставшихся в живых немецких моряков, спасшихся на надувном плоту[5]. Ещё двух моряков на надувном плоту подобрало следующим утром немецкое метеорологическое судно «Заксенвальд» (англ.)русск.[6]. Всего из 2220 человек команды «Бисмарка» погибло 2104.

После этого боя Джон Тови написал в своих мемуарах: «„Бисмарк“ дал самый героический бой при самых невозможных условиях, достойный старых дней Имперского немецкого Флота, и он ушёл под воду с поднятым флагом». Адмирал хотел сказать это публично, но Адмиралтейство возразило: «По политическим причинам важно, чтобы ничего из чувств, выраженных Вами, не было предано гласности, однако мы восхищаемся героической схваткой».

Вопрос о причинах, вызвавших гибель корабля, долгое время являлся предметом дискуссий: торпеды ли с «Дорсетшира» нанесли смертельное повреждение, или же корабль затонул в результате действий трюмной команды, получившей приказ открыть кингстоны. Существует мнение, что остойчивость корабля была нарушена совместным действием этих факторов. Как бы то ни было, подводная экспедиция Д. Камерона к затонувшему кораблю показала, что кингстоны корабля открыты[7].

Действия немецких субмарин во время похода «Бисмарка»

Немецкие подводные лодки, ведущие в составе «волчьих стай» в Атлантическом океане охоту на конвои сил союзников, были оповещены о выходе в поход «Бисмарка» и «Принца Ойгена».

24 мая в радиограмме подлодкам сообщалось о победе «Бисмарка» над «Худом» и рекомендовалось в будущем руководствоваться приказами, учитывающими операции «Бисмарка».

25 мая в нескольких сотнях миль от «Бисмарка» подводной лодкой U-557 был обнаружен и атакован крупный конвой.

26 мая лодка получила приказ передать свои координаты другим субмаринам для совместной атаки.

Утром 27 мая субмаринами был получен приказ:

Всем срочно. Подводным лодкам, сохранившим запас торпед, немедленно на максимальной скорости следовать к «Бисмарку» в сетку квадрата БЕ-29.

Приказание было получено с опозданием на 8 часов: подписано оно было в 21:15, 26 мая, когда многие лодки участвовали в атаке конвоя и скрывались под водой от эскортов, не имея возможности получить приказ. К тому же, в это время лодки оттянулись за конвоем на север от «Бисмарка». U-556 передала радиограмму о том, что «Бисмарк» ведёт безнадёжный бой. В 11:25 из штаба была получена радиограмма:

Бисмарк стал жертвой массированного огня противника. Всем находящимся поблизости подлодкам вести поиск спасшихся членов экипажа линкора.

Вечером 27 мая, после нескольких часов поисков, подводная лодка U-74 подобрала трёх оставшихся в живых моряков[5].

Придя 29 мая, через два дня и семь часов после гибели корабля, в квадрат БЕ-65, U-556 обнаружила только множество плавающих обломков и толстый слой нефти на воде. После дня поисков лодка вернулась в район патрулирования[8].

ru-wiki.org

Гибель линкора "Бисмарк" » Военное обозрение

Операция «Рейнские учения» предусматривала выход линкора «Бисмарк» и тяжелого крейсера «Принц Ойген» в Атлантический океан через Датский пролив. Главной целью операции был выход на морские коммуникации британского торгового флота. Предполагалось, что «Бисмарк» будет связывать боем эскорт конвоев, в то время как «Принц Ойген» будет топить торговые суда. Командиром операции был назначен адмирал Гюнтер Лютьенс, который просил командование отложить начало похода, для того чтобы к нему смог присоединиться проходящий испытания «Тирпиц» или ремонтирующийся в порту Бреста «карманный линкор» Шарнхорст. Однако главнокомандующий кригсмарине адмирал Эрих Редер не поддержал Лютьенса и 18 мая 1941 года «Принц Ойген» и «Бисмарк» вышли в море.

20 мая немецкие корабли были замечены с нейтрального шведского крейсера «Готланд», в этот же день об эскадре из двух крупных боевых кораблей сообщили представители норвежского сопротивления. 21 мая Великобритания получила от своего военного атташе при посольстве Швеции сообщение об обнаружении в проливе Каттегат двух больших немецких судов. С 21 по 22 мая корабли встали на стоянку во фьордах недалеко от норвежского Бергена, где были перекрашены, а «Принц Ойген» был дозаправлен. «Бисмарк» по неизвестным причинам не заправлялся. Пока корабли были на стоянке, их удалось сфотографировать самолету-разведчику ВВС Англии. Теперь английские адмиралы точно идентифицировали Бисмарк.

Командующий английским «Хоум-флитом» адмирал Джон Тови практически сразу отправил линкор «Принц Уэльский» и линейный крейсер «Худ» в сопровождении эсминцев к ю-з побережью Исландии. Крейсер «Саффолк» должен был пойти на соединение с находящимся в Датском проливе крейсером «Норфолк». Легкие крейсера «Бирмингем», «Манчестер» и «Аретуза» должны были патрулировать в проливе между Фарерскими островами и Исландией. В ночь на 22 мая сам адмирал Тови во главе флотилии из линкора «Король Георг V» и авианосца «Викториес с эскортом вышел из базы флота Скапа-Флоу. Эта флотилия должна была поджидать немецкие корабли к с-з от Шотландии, где должан была встретиться с линейным крейсером «Рипалз».

Линкор «Бисмарк» и тяжелый крейсер «Принц Ойген»

Вечером 23 мая в Датском проливе в условиях густого тумана крейсера «Саффолк» и «Норфолк» вступили в визуальный контакт с немецкими судами. «Бисмарк» вынужден был открыть огонь по «Норфолку», после чего английские корабли отступили в туман и передали своему командованию местоположение противника, продолжая идти за «Бисмарком» по радарам на расстоянии 10-14 миль.

Бой в Датском проливе

Флагман английского флота «Худ» и линкор «Принц Уэльский» установили визуальный контакт с немецкими судами ранним утром 24 мая и в 5:52 утра начали бой, находясь на расстоянии более 20 км. Вице-адмирал Холланд, командовавший соединением, приказал открыть огонь по первому кораблю, приняв его за «Бисмарк». На «Принце Уэльском» быстро разобрались в ошибке и перенесли огонь на второй корабль. Вскоре это понял и сам Холланд, но видимо его приказ так и не дошел до центра управления огнем, так как «Худ» до самого конца продолжал обстреливать «Принца Ойгена».

В 5:56 шестой залп с «Принца Уэльского» попал в «Бисмарк», снаряды повредили топливные цистерны и вызвали утечку топлива и заполнение их водой, корабль стал оставлять нефтяной шельф. Минуту спустя «Худ» получил попадания от третьего залпа «Бисмарка» и второго залпа «Принца Ойгена на корабле начались пожары. В это время «Бисмарк» получил еще два попадания с «Принца Уэльского» ниже ватерлинии. К 6:00 часам корабли сблизились до 16 км., в это время «Худ» накрыл пятый залп с немецкого линкора, раздался страшной силы взрыв и гордость английского флота, разломившись пополам, за считанные минуты ушел на дно. Из всего экипажа 1417 человек спасти удалось лишь троих.

Линкор «Принц Уэльский» вынужден был продолжать бой в одиночку и он развивался для него крайне неудачно. Корабль вынужден был идти на сближение с немецкими судами до дистанции в 14 км., избегая столкновения с остатками «Худа». После получения семи попаданий, которые вывели из строя одну из башен главного калибра, линкор вышел из боя, прикрывшись дымовой завесой.

Капитан «Бисмарка» Линдеманн предлагал продолжать погоню и потопить подбитый линкор, но адмирал Лютьенс приказал продолжать поход. На «Бисмарке» в результате боя вышел из строя один генератор, в бойлерную №2 с двумя котлами начала поступать забортная вода, были пробиты две топливных цистерны, корабль шел с дифферентом на нос и креном на правый борт. Адмирал Лютьенс принял решение прорываться во французский порт Сен-Назер для ремонта, после которого линкор смог бы беспрепятственно выйти на коммуникации Атлантики.

«Бисмарк» ведет огонь по линкору «Принц Уэлский»

Преследование

Крейсера «Саффолк» и «Норфолк» а также поврежденный линкор «Принц Уэльский» продолжили преследование немцев, передавая их местоположение. Гибель флагмана флота линейного крейсера «Худ» произвела на английских адмиралов очень тягостное впечатление, позднее для расследования обстоятельств гибели «Худа» была даже создана специальная комиссия. Теперь большая часть находившихся в северной Атлантике военных судов подключалась к охоте за «Бисмарком». Для преследования линкора были привлечены корабли охранения многих военных конвоев. Так для данной операции был задействован линкор «Родни» и три из четырех эсминцев, которые сопровождали превращенный в военный транспорт бывший пассажирский лайнер «Британик». Дополнительно для операции привлекли еще 2 линкора и 2 крейсера. Соединение флота «H» размещенное в Гибралтаре было приведено в боевую готовность, на случай если «Бисмарк» пойдет в их направлении.

Около 18 часов 24 мая «Бисмарк» неожиданно развернулся в тумане и пошел на своих преследователей. После короткого боя корабли не добились попаданий друг в друга, но британские суда вынуждены были скрыться, в это время «Принц Ойген» успешно прервал контакт с ними и достиг французского порта Брест через 10 дней. Полдесятого Льютенс доложил командованию, что «Бисмарк», испытывая нехватку топлива, прекращает попытки стряхнуть преследователей и движется в Сен-Назар напрямую.

Вечером того же дня адмирал Тови приказывает авианосцу «Викториес» сблизиться с линкором, а уже в 22:10 с него взлетели 9 торпедоносцев «Свордфиш», которые под сильным огнем зенитной артиллерии атаковали линкор и добились одного попадания с правого борта. При этом корабль не получил серьезных повреждений, так как торпеда попала в главный броневой пояс. В этом инциденте экипаж корабля потерял одного матроса (первая потеря с начала похода). Ночью «Бисмарк» сумел оторваться от преследователей, воспользовавшись тем, что те, опасаясь атак подводных лодок, начали выполнять противолодочные маневры.

Обнаружение

Вновь обнаружить корабль удалось лишь в 10:10 26 мая, когда американо-британский экипаж летающей лодки «Католина» вылетевший с базы Лох-Эрне в Северной Ирландии смог обнаружить линкор. К этому времени Лютьенсу оставалось еще 690 миль до Бреста, вскоре он уже мог вызвать на защиту судна бомбардировочную авиацию люфтваффе.

В этот момент единственным английским соединением, которое смогло бы замедлить «Бисмарк» стало соединение «H», которым командовал адмирал Соммервилль, оно вышло на перехват из Гибралтара, имея в составе авианосец «Арк Ройаль». В 14:50 с его палубы к месту обнаружения линкора вылетели торпедоносцы «Свордфиш», к этому моменту в данном районе находился отделившийся от основных сил крейсер «Шеффилд», который пытался установить контакт с «Бисмарком». Нечего не знающие об этом пилоты приняли его за немца и провели торпедную атаку, на их счастье ни одна из 11 выпущенных торпед не смогла поразить цель.

В 17:40 «Шеффилд» обнаружил «Бисмарк» и начал его преследование, повторный налет 15 торпедоносцев в 20:47 принес свои плоды, английские летчики добились двух или трех попадании в линкор, при этом одно из них стало решающим, торпеда попала в кормовую часть судна и повредила рулевые механизмы. «Бисмарк» потерял возможность маневрировать и стал описывать циркуляции, попытки команды восстановить управляемость судна не принесли успеха.

Последний бой линкора

Потопление

27 мая в 8:47 утра с дистанции в 22 км. «Бисмарк» был атакован кораблями из соединения адмирала Тови, линкоры «Король Георг V» и «Родни» а затем и крейсера «Дорсетшир» и «Норфолк» начали обстрел судна. Линкор огрызался в ответ. Однако англичане достаточно быстро добились попаданий в «Бисмарк» за полчаса он получил повреждения орудийных башен главного калибра, многие надстройки, включая посты управления огнем, были разрушены и горели, корабль получил сильный крен. В 9:31 смолкла последняя четвертая орудийная башня крейсера, после этого по рассказам выживших членов команды капитан судна Эрнст Линдеман отдал приказ о затоплении корабля. «Бисмарк» до конца не спускал боевой флаг, что позволило «Родни» подойти на расстояние в 2-4 км. и в упор расстреливать беззащитный корабль. Однако топливо на британских судах подходило к концу, поняв, что «Бисмарк» уже не доберется до Бреста, адмирал Тови принимает решение вернуться на базу. Крейсер «Дорсетшир» в период с 10:20 до 10:36 выпускает по немецкому линкору 3 торпеды, каждая из которых попадает в цель. В 10:39 «Бисмарк» завалился на борт и затонул, спастись удалось лишь чуть более 110 членам экипажа, более 2100 человек разделили участь погибшего судна.

topwar.ru

Bismarck (1939) — википедия фото

Прорыв в Атлантику

  «Бисмарк» до морского боя, 24 мая 1941 года

Операция «Рейнские учения» (нем. Rheinübung) предусматривала выход «Бисмарка» и тяжёлого крейсера «Принц Ойген» (нем. Prinz Eugen) в Атлантику через Датский пролив. Главной целью операции были торговые корабли на британских морских коммуникациях. Предполагалось, что «Бисмарк» будет оттягивать на себя корабли конвоя, чтобы дать «Принцу Ойгену» добраться до торговых кораблей. Назначенный командовать операцией адмирал Гюнтер Лютьенс просил командование отложить начало операции, чтобы к ней смогли присоединиться также проходивший испытания «Тирпиц», ремонтируемый «Гнейзенау» или стоявший в Бресте линкор «Шарнхорст». Главнокомандующий германским флотом гросс-адмирал Эрих Редер ответил отказом. 18 мая 1941 года «Бисмарк» и «Принц Ойген» вышли с базы кригсмарине в Готенхафене (ныне польский порт Гдыня).

20 мая «Бисмарк» был замечен со шведского крейсера «Готланд»; в тот же день об эскадре, включавшей два больших корабля, сообщили члены норвежского Сопротивления. 21 мая 1941 года британское Адмиралтейство получило от своего военного атташе в Швеции сообщение о том, что в проливе Каттегат были замечены два больших корабля. С 21 по 22 мая германское соединение вставало на стоянку во фьордах возле норвежского города Берген, где «Бисмарк» и «Принц Ойген» были перекрашены на серо-стальной окрас океанского рейдера, а «Принц Ойген» дополнительно принял топливо с танкера «Воллин». «Бисмарк» дозаправки не сделал, что, как выяснилось позже, было серьезной ошибкой.

Во время стоянки корабли были замечены и сфотографированы с самолёта-разведчика британских ВВС «Спитфайр». Теперь британская сторона идентифицировала «Бисмарк». На место стоянки были отправлены британские бомбардировщики, однако к тому времени германские корабли покинули место стоянки. «Бисмарк» и «Принц Ойген» незамеченными прошли Норвежское море и пересекли Северный полярный круг. Британцы искали их значительно южнее.

Командующий британским Хоум-флитом адмирал Джон Тови направил линейный крейсер «Худ» и линкор «Принц Уэльский» (HMS Prince of Wales) с эсминцами сопровождения к юго-западному побережью Исландии. Крейсер «Саффолк» (HMS Suffolk) должен был присоединиться к уже находящемуся в Датском проливе крейсеру «Норфолк» (HMS Norfolk). Лёгкие крейсера «Манчестер» (HMS Manchester), «Бирмингем» (HMS Birmingham) и «Аретьюза» (HMS Arethusa) должны были патрулировать пролив между Исландией и Фарерскими островами. Ночью 22 мая сам адмирал во главе соединения, состоявшего из линкора «Кинг Джордж V» и авианосца «Викториес» с кораблями охранения, вышел из базы британского флота в бухте Скапа-Флоу на Оркнейских островах. Флотилия должна была дожидаться появления германских кораблей в водах к северо-западу от Шотландии, где к ней должен был присоединиться линейный крейсер «Рипалс» (HMS Repulse).

Вечером 23 мая в наполовину перекрытом льдом Датском проливе в густом тумане «Норфолк» и «Саффолк» вступили в визуальный контакт с германской флотилией. «Бисмарк» открыл огонь по «Норфолку». Британские корабли передали сообщение своему командованию и отступили в туман, продолжая следовать за противником по радарам на расстоянии 10—14 миль. После стрельбы на «Бисмарке» отказал носовой радар, поэтому Лютьенс приказал «Принцу Ойгену» двигаться впереди «Бисмарка». Для сложности в опознании, на кораблях были закрашены в темный цвет верхние части орудийных башен и закрыты брезентом свастики на палубах.

Бой в Датском проливе

  Гибель Худа. (Дистанция между кораблями не в масштабе)

Британские корабли «Худ» и «Принц Уэльский», шедшие на перехват «Бисмарка», установили визуальный контакт с немецким соединением рано утром 24 мая. Британские корабли начали бой в 5:52 утра на расстоянии 22 км. Вице-адмирал Холланд, командовавший британской группой, приказал открыть огонь по первому кораблю, ошибочно считая его «Бисмарком». На «Принце Уэльском» поняли ошибку и открыли огонь по второму немецкому кораблю. Германская сторона некоторое время не отвечала: адмирал Лютьенс имел приказ не вступать в бой с военными кораблями противника, если они не входят в конвой. Однако после нескольких британских залпов капитан Линдеман заявил, что не позволит безнаказанно стрелять по своему кораблю. «Принц Ойген» и «Бисмарк» открыли ответный огонь по «Худу». Холланд понял свою ошибку, но его приказ, по-видимому, не дошёл до управления огнём, так как «Худ» до конца продолжал стрелять по «Принцу Ойгену».

В 5:56 шестой залп «Принца Уэльского» принёс попадание: снаряд пробил топливные цистерны, вызвав обильную утечку топлива и поступление воды в цистерны. «Бисмарк» стал оставлять нефтяной след. Минуту спустя «Худ» получил попадания от второго залпа «Принца Ойгена» и третьего залпа «Бисмарка», на корме и у миделя корабля начались пожары. «Бисмарк» получил попадание от девятого залпа «Принца Уэльского» ниже ватерлинии, а минуту спустя и третье. К 6:00 корабли находились на расстоянии 16—17 км. В это время на «Худе» раздался взрыв, по-видимому, вызванный попаданием пятого залпа «Бисмарка» в хранилище боезапаса, корабль разорвало на две части, нос и корма взлетели в воздух, и он затонул за считанные минуты. Кроме трёх человек, вся команда, состоявшая из 1417 человек, погибла. Линкор «Принц Уэльский» продолжал бой, но очень неудачно: он был вынужден пойти на сближение до 14 км с двумя немецкими кораблями, чтобы избежать столкновения с тонущим «Худом». К тому же на нём продолжались работы по окончательной установке орудий, и рабочие верфи пытались во время боя отремонтировать заклинившие орудия носовой четырёхорудийной башни.[1] Линкор вышел из боя под дымовой завесой, получив семь попаданий.

Капитан Линдеман предложил начать погоню и потопить «Принца Уэльского», однако адмирал Лютьенс принял решение продолжать поход. На «Бисмарке» был выведен из строя один из генераторов, в котельное отделение № 2 начала поступать вода, пробиты две топливные цистерны, имелся дифферент на нос и крен на правый борт. Лютьенс решил вести «Бисмарк» на ремонт во французский порт Сен-Назер, откуда после ремонта он мог беспрепятственно выйти на просторы Атлантики. Кроме того, позже к нему могли присоединиться «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Капитану «Принца Ойгена» было приказано продолжать атаки на британские конвои самостоятельно.

Погоня

«Норфолк», «Саффолк» и «Принц Уэльский» продолжали преследовать немцев, сообщая об их расположении. Гибель «Худа» была крайне болезненно воспринята в британском Адмиралтействе, для расследования её обстоятельств позже была учреждена специальная комиссия. Большая часть находившихся в Северной Атлантике британских военных кораблей была привлечена к охоте за «Бисмарком», включая корабли охранения многих конвоев. Так, находившимся к западу от Ирландии линкору «Родни» (HMS Rodney) и трём из четырёх эсминцев, сопровождавших превращённый в военный транспорт лайнер «Британник» (Britannic), утром 24 мая было приказано оставить конвой и присоединиться к соединению адмирала Тови. Дополнительно были задействованы ещё два линкора и два крейсера. Соединение «H», стоявшее в Гибралтаре, также было приведено в готовность на случай, если «Бисмарк» будет двигаться в их направлении.

24 мая в 18:14 «Бисмарк» в тумане развернулся прямо на своих преследователей. В коротком обмене залпами попаданий не было, однако британские корабли были вынуждены уклониться, и «Принц Ойген» успешно прервал контакт. «Принц Ойген» пришёл во французский Брест через 10 дней. В 21:32 Лютьенс сообщил командованию, что из-за нехватки топлива «Бисмарк» не может продолжать попытки стряхнуть преследователей и вынужден идти прямо в Сен-Назер.

Вечером 24 мая адмирал Тови приказал авианосцу «Викториес» сократить дистанцию, и в 22:10 с него стартовали 9 торпедоносцев «Суордфиш». Под сильным огнём они атаковали линкор и добились одного торпедного попадания по правому борту. Несмотря на плохую погоду, темноту, неопытность экипажей и поломку наводящего радиомаяка, все самолёты к 02:30 смогли вернуться на «Викториес». Серьёзных повреждений нанесено не было, единственное торпедное попадание пришлось в главный броневой пояс. Экипаж «Бисмарка» потерял одного человека (первая потеря за время похода). Для защиты от налёта были задействованы все зенитные орудия и даже крупнокалиберные пушки, «Бисмарк» увеличил скорость, выполнял манёвры уклонения от торпед. В результате парусиновые пластыри, заведённые на пробоину в носовой части, отошли, усилилась течь и дифферент на нос. Котельное отделение № 2 было окончательно затоплено.

В ночь с 24 на 25 мая «Бисмарк», воспользовавшись тем, что его преследователи, по-видимому, опасаясь возможной атаки подводных лодок, начали совершать зигзаги, прервал контакт. В 4:01 25 мая «Саффолк» сообщил: «контакт с неприятелем потерян».

Обнаружение

  Атлантический рейд «Бисмарка» и его перехват

Однако, на «Бисмарке», по-видимому, продолжали принимать сигналы радара «Саффолка», и в 7:00 утра 25 мая Лютьенс сообщает командованию, что преследование продолжается, а в 9:12 передаёт ещё одну, весьма длинную, радиограмму. Вечером командование сообщает Лютьенсу, что британцы, по-видимому, его потеряли, и приказывает сообщить данные о своём положении и скорости, если это не так. Ответной радиограммы Лютьенс не посылает, но радиоперехват утренних сообщений позволяет британской стороне приблизительно определить местоположение «Бисмарка». Тем не менее Тови ошибочно заключил, что «Бисмарк» направляется к проливу между Исландией и Фарерскими островами, и его соединение начало движение на северо-восток.

В 10:10 26 мая «Бисмарк» был обнаружен в 690 морских милях к северо-западу от Бреста американо-британским экипажем гидроплана «Каталина» британского командования береговой авиации. Самолет вылетел на поиски с базы Лох-Эрне в Северной Ирландии. В тот момент за штурвалом гидроплана находился Леонард Б. Смит, энсин военно-морских сил США, неофициально, в силу того, что его страна на тот момент не участвовала в войне, состоявший в качестве инструктора, а также второго пилота на гидропланах «Каталина» в 209 эскадрилье RAF. Чтобы избежать плотного зенитного огня, Смит спешно сбросил глубинные бомбы и увел гидроплан в облака, в дальнейшем потеряв противника из виду. Позднее в этот же день «Бисмарк» был также обнаружен двумя другими американскими пилотами — лейтенантом Джонсоном из 240 эскадрильи RAF и энсином Рейнхартом из 210 эскадрильи RAF. Лютьенсу оставалось примерно 690 миль до Бреста (Франция). Это означало, что при приближении к берегам оккупированной Франции он вскоре смог бы использовать для прикрытия своего корабля с воздуха самолёты люфтваффе.

Единственным британским соединением, способным замедлить «Бисмарк», было соединение «H» под командованием адмирала Соммервилля, которое вышло из Гибралтара, имея в своём составе авианосец «Арк Ройял» (HMS Ark Royal). В 14:50 с него к месту обнаружения вылетели торпедоносцы-бипланы «Суордфиш». К тому времени в этом районе находился отделившийся от соединения для установления контакта с «Бисмарком» крейсер «Шеффилд», и не оповещённые об этом пилоты ошибочно начали торпедную атаку. К счастью для британцев, ни одна из 11 выпущенных торпед не попала в цель. После этого плохо показавшие себя в этой атаке магнитные взрыватели на торпедах было решено заменить на контактные[2].

К 17:40 «Шеффилд» установил визуальный контакт с «Бисмарком» и начал преследование. В 20:47 пятнадцать торпедоносцев с «Арк Ройял» начали вторую атаку на «Бисмарк». Две машины велись пилотами настолько низко, что команды скорострельной малокалиберной артиллерии находились выше атакующих и с трудом различали их на фоне волнующегося моря. Британские пилоты добились двух (трёх, по другим источникам) попаданий. Одно из них имело решающие последствия: пытаясь уклониться от торпеды, «Бисмарк» повернул влево, и торпеда вместо пояса брони по правому борту попала в кормовую часть, нанеся тяжёлое повреждение рулевого механизма и заклинив рули. «Бисмарк» потерял возможность маневрировать и начал описывать циркуляции. Попытки восстановить управляемость успеха не принесли, и линкор стал двигаться на северо-запад.

Около 21:45 «Бисмарк» открыл огонь по «Шеффилду», ранив 12 (по другим сведениям, 13) человек, а ночью вступил в бой с британским соединением, состоявшим из эсминцев «Казак» (HMS Cossack), «Сикх» (HMS Sikh), «Зулус» (HMS Zulu) и «Маори» (HMS Maori), вместе с переданным Великобританией польскому флоту эсминцем «Гром» (Piorun). Ни та, ни другая сторона не добилась прямых попаданий. К утру была дана команда остановить машины. Корабль уже был в радиусе действия бомбардировочной авиации Германии, но она не оказала помощи «Бисмарку». Инженер-капитан Юнак (нем. Junack) запросил мостик о разрешении дать хотя бы малый ход по технической необходимости. С мостика ответили: «Ах, делайте, что хотите». Кораблю был дан малый ход. В 8:15 была в последний раз объявлена боевая тревога.[1]

Потопление

27 мая в 08:00 утра «Родни» и «Кинг Джордж V» подошли к «Бисмарку» на расстояние 21 морской мили (39 км). На тот момент видимость была только 10 морских миль (19 км) и волнение моря достигало 4—5 баллов. Ветер дул с северо-запада, по силе равный 6—7 баллам. «Родни» держался курса на север так, чтобы вести огонь по «Бисмарку» с достаточной дистанции, в то время как «Кинг Джордж V» принял в сторону.

Огонь был открыт в 08:47. «Бисмарк» ответил огнём, но его неспособность уклоняться и крен негативно влияли на точность стрельбы. Низкая скорость (семь узлов) также сделала корабль лёгкой целью для тяжёлых крейсеров «Норфолк» и «Дорсетшир», объединивших свою огневую мощь. В 09:02 8-дюймовый (203-миллиметровый) снаряд с «Норфолка» поразил главный дальномерный пост на фок-мачте. При этом был убит офицер Адальберт Шнейдер, награждённый Рыцарским Крестом в ранние часы того же самого утра за участие в потоплении «Худа». В 09:08 406-мм снаряд с «Родни», поразил обе носовые башни «Бисмарка», «Anton» и «Bruno», выведя из строя последнюю. Одновременно другим попаданием разрушило передовой контрольный пункт, убив большинство высших офицеров. Кормовые башни корабля «Caesar» и «Dora» продолжали стрельбу на близкой дистанции, но попаданий не добились.

В 09:21 «Dora» была подбита. Команде «Anton» удалось произвести один последний залп в 09:27. В 09:31 «Caesar» дала свой последний залп и тогда же вышла из строя. Близкие разрывы снарядов этого залпа повредили «Родни», заклинив торпедные аппараты. Огонь «Бисмарка» в ходе всего сражения был сосредоточен на «Родни», возможно, в надежде на достижение успеха, подобного достигнутому в противостоянии с «Худом». Когда адмирал Гернси наблюдал это, он заметил: «Слава Богу, немцы стреляют по „Родни“».

После 44 минут боя тяжёлые орудия «Бисмарка» смолкли. «Родни» подошёл на дальность прямого выстрела (приблизительно 3 км), в то время как «Кинг Джордж V» продолжал стрельбу с большего расстояния.

«Бисмарк» не спускал боевого флага. Британцы не испытывали желания оставить «Бисмарк» в покое, но и тот не подавал признаков сдачи, несмотря на неравную борьбу. Запасы топлива и снарядов британской эскадры были невелики. Это создавало дополнительные трудности для линейных кораблей, стремившихся потопить боевую единицу подобную «Бисмарку», несмотря на численное превосходство. Однако, когда стало очевидно, что их враг не сможет достигнуть порта, «Родни», «Кинг Джордж V» и эсминцы были отозваны домой. Крейсерам было приказано добить «Бисмарк» торпедами. «Норфолк» использовал свои последние торпеды, подключившийся к атаке «Дорсетшир» выпустил три 533-мм торпеды, которые поразили «Бисмарк» на короткой дистанции.

Верхняя палуба линейного корабля была почти полностью разрушена, но его машины всё ещё функционировали. Иоганн Ганс Циммерман (кочегар котельного отделения «Бисмарка») рассказывает о забортной воде, подступавшей к линии подачи топлива к котлам, что заставило механиков уменьшать скорость до семи узлов, опасаясь взрыва.

Был отдан приказ открыть кингстоны и покинуть корабль. Многие из команды прыгали за борт, но с нижних палуб только нескольким морякам удалось выбраться живыми. Капитан Линдеман считался убитым со всеми офицерами после того, как мостик был поражён 16-дюймовым (406-миллиметровым) снарядом. Неясно также, он ли отдавал приказ покинуть судно или же нет. В то же время некоторые из спасшихся настаивали, что видели капитана живым, добровольно оставшимся со своим идущим ко дну кораблём.

  Оставшиеся в живых, пытающиеся подняться на борт HMS Dorsetshire

«Бисмарк» ушёл под воду, перевернувшись вверх килем в 10:39 тем утром.[3] Некоторые из членов команды не делали попытки отплыть подальше, но карабкались на днище и ушли под воду вместе с кораблём, с поднятыми для приветствия руками.[1] Не зная его судьбы, Группа «Запад» — немецкая командная база — продолжала посылать сигналы на «Бисмарк» ещё несколько часов, пока агентство «Рейтер» не сообщило в новостях из Великобритании — «корабль потоплен». В Великобритании, в Палате общин, сообщили о потоплении «Бисмарка» в тот же день. Крейсер «Дорсетшир» и эсминец «Маори» остались, чтобы спасти оставшихся в живых, но из-за тревоги, поднятой с появлением немецкой субмарины, покинули место битвы, сумев спасти 111 моряков «Бисмарка» и бросив остатки команды в воде. Среди спасённых был корабельный кот.[4] Вечером немецкая подводная лодка U-74 подобрала трёх оставшихся в живых немецких моряков, спасшихся на надувном плоту[5]. Ещё двух моряков на надувном плоту подобрало следующим утром немецкое метеорологическое судно «Заксенвальд» (англ.)русск.[6]. Всего из 2220 человек команды «Бисмарка» погибло 2104.

После этого боя Джон Тови написал в своих мемуарах: «„Бисмарк“ дал самый героический бой при самых невозможных условиях, достойный старых дней Имперского немецкого Флота, и он ушёл под воду с поднятым флагом». Адмирал хотел сказать это публично, но Адмиралтейство возразило: «По политическим причинам важно, чтобы ничего из чувств, выраженных Вами, не было предано гласности, однако мы восхищаемся героической схваткой».

Вопрос о причинах, вызвавших гибель корабля, долгое время являлся предметом дискуссий: торпеды ли с «Дорсетшира» нанесли смертельное повреждение, или же корабль затонул в результате действий трюмной команды, получившей приказ открыть кингстоны. Существует мнение, что остойчивость корабля была нарушена совместным действием этих факторов. Как бы то ни было, подводная экспедиция Д. Камерона к затонувшему кораблю показала, что кингстоны корабля открыты[7].

Действия немецких субмарин во время похода «Бисмарка»

Немецкие подводные лодки, ведущие в составе «волчьих стай» в Атлантическом океане охоту на конвои сил союзников, были оповещены о выходе в поход «Бисмарка» и «Принца Ойгена».

24 мая в радиограмме подлодкам сообщалось о победе «Бисмарка» над «Худом» и рекомендовалось в будущем руководствоваться приказами, учитывающими операции «Бисмарка».

25 мая в нескольких сотнях миль от «Бисмарка» подводной лодкой U-557 был обнаружен и атакован крупный конвой.

26 мая лодка получила приказ передать свои координаты другим субмаринам для совместной атаки.

Утром 27 мая субмаринами был получен приказ:

Всем срочно. Подводным лодкам, сохранившим запас торпед, немедленно на максимальной скорости следовать к «Бисмарку» в сетку квадрата БЕ-29.

Приказание было получено с опозданием на 8 часов: подписано оно было в 21:15, 26 мая, когда многие лодки участвовали в атаке конвоя и скрывались под водой от эскортов, не имея возможности получить приказ. К тому же, в это время лодки оттянулись за конвоем на север от «Бисмарка». U-556 передала радиограмму о том, что «Бисмарк» ведёт безнадёжный бой. В 11:25 из штаба была получена радиограмма:

Бисмарк стал жертвой массированного огня противника. Всем находящимся поблизости подлодкам вести поиск спасшихся членов экипажа линкора.

Вечером 27 мая, после нескольких часов поисков, подводная лодка U-74 подобрала трёх оставшихся в живых моряков[5].

Придя 29 мая, через два дня и семь часов после гибели корабля, в квадрат БЕ-65, U-556 обнаружила только множество плавающих обломков и толстый слой нефти на воде. После дня поисков лодка вернулась в район патрулирования[8].

org-wikipediya.ru

Bismarck (1939) — Википедия РУ

Прорыв в Атлантику

  «Бисмарк» до морского боя, 24 мая 1941 года

Операция «Рейнские учения» (нем. Rheinübung) предусматривала выход «Бисмарка» и тяжёлого крейсера «Принц Ойген» (нем. Prinz Eugen) в Атлантику через Датский пролив. Главной целью операции были торговые корабли на британских морских коммуникациях. Предполагалось, что «Бисмарк» будет оттягивать на себя корабли конвоя, чтобы дать «Принцу Ойгену» добраться до торговых кораблей. Назначенный командовать операцией адмирал Гюнтер Лютьенс просил командование отложить начало операции, чтобы к ней смогли присоединиться также проходивший испытания «Тирпиц», ремонтируемый «Гнейзенау» или стоявший в Бресте линкор «Шарнхорст». Главнокомандующий германским флотом гросс-адмирал Эрих Редер ответил отказом. 18 мая 1941 года «Бисмарк» и «Принц Ойген» вышли с базы кригсмарине в Готенхафене (ныне польский порт Гдыня).

20 мая «Бисмарк» был замечен со шведского крейсера «Готланд»; в тот же день об эскадре, включавшей два больших корабля, сообщили члены норвежского Сопротивления. 21 мая 1941 года британское Адмиралтейство получило от своего военного атташе в Швеции сообщение о том, что в проливе Каттегат были замечены два больших корабля. С 21 по 22 мая германское соединение вставало на стоянку во фьордах возле норвежского города Берген, где «Бисмарк» и «Принц Ойген» были перекрашены на серо-стальной окрас океанского рейдера, а «Принц Ойген» дополнительно принял топливо с танкера «Воллин». «Бисмарк» дозаправки не сделал, что, как выяснилось позже, было серьезной ошибкой.

Во время стоянки корабли были замечены и сфотографированы с самолёта-разведчика британских ВВС «Спитфайр». Теперь британская сторона идентифицировала «Бисмарк». На место стоянки были отправлены британские бомбардировщики, однако к тому времени германские корабли покинули место стоянки. «Бисмарк» и «Принц Ойген» незамеченными прошли Норвежское море и пересекли Северный полярный круг. Британцы искали их значительно южнее.

Командующий британским Хоум-флитом адмирал Джон Тови направил линейный крейсер «Худ» и линкор «Принц Уэльский» (HMS Prince of Wales) с эсминцами сопровождения к юго-западному побережью Исландии. Крейсер «Саффолк» (HMS Suffolk) должен был присоединиться к уже находящемуся в Датском проливе крейсеру «Норфолк» (HMS Norfolk). Лёгкие крейсера «Манчестер» (HMS Manchester), «Бирмингем» (HMS Birmingham) и «Аретьюза» (HMS Arethusa) должны были патрулировать пролив между Исландией и Фарерскими островами. Ночью 22 мая сам адмирал во главе соединения, состоявшего из линкора «Кинг Джордж V» и авианосца «Викториес» с кораблями охранения, вышел из базы британского флота в бухте Скапа-Флоу на Оркнейских островах. Флотилия должна была дожидаться появления германских кораблей в водах к северо-западу от Шотландии, где к ней должен был присоединиться линейный крейсер «Рипалс» (HMS Repulse).

Вечером 23 мая в наполовину перекрытом льдом Датском проливе в густом тумане «Норфолк» и «Саффолк» вступили в визуальный контакт с германской флотилией. «Бисмарк» открыл огонь по «Норфолку». Британские корабли передали сообщение своему командованию и отступили в туман, продолжая следовать за противником по радарам на расстоянии 10—14 миль. После стрельбы на «Бисмарке» отказал носовой радар, поэтому Лютьенс приказал «Принцу Ойгену» двигаться впереди «Бисмарка». Для сложности в опознании, на кораблях были закрашены в темный цвет верхние части орудийных башен и закрыты брезентом свастики на палубах.

Бой в Датском проливе

  Гибель Худа. (Дистанция между кораблями не в масштабе)

Британские корабли «Худ» и «Принц Уэльский», шедшие на перехват «Бисмарка», установили визуальный контакт с немецким соединением рано утром 24 мая. Британские корабли начали бой в 5:52 утра на расстоянии 22 км. Вице-адмирал Холланд, командовавший британской группой, приказал открыть огонь по первому кораблю, ошибочно считая его «Бисмарком». На «Принце Уэльском» поняли ошибку и открыли огонь по второму немецкому кораблю. Германская сторона некоторое время не отвечала: адмирал Лютьенс имел приказ не вступать в бой с военными кораблями противника, если они не входят в конвой. Однако после нескольких британских залпов капитан Линдеман заявил, что не позволит безнаказанно стрелять по своему кораблю. «Принц Ойген» и «Бисмарк» открыли ответный огонь по «Худу». Холланд понял свою ошибку, но его приказ, по-видимому, не дошёл до управления огнём, так как «Худ» до конца продолжал стрелять по «Принцу Ойгену».

В 5:56 шестой залп «Принца Уэльского» принёс попадание: снаряд пробил топливные цистерны, вызвав обильную утечку топлива и поступление воды в цистерны. «Бисмарк» стал оставлять нефтяной след. Минуту спустя «Худ» получил попадания от второго залпа «Принца Ойгена» и третьего залпа «Бисмарка», на корме и у миделя корабля начались пожары. «Бисмарк» получил попадание от девятого залпа «Принца Уэльского» ниже ватерлинии, а минуту спустя и третье. К 6:00 корабли находились на расстоянии 16—17 км. В это время на «Худе» раздался взрыв, по-видимому, вызванный попаданием пятого залпа «Бисмарка» в хранилище боезапаса, корабль разорвало на две части, нос и корма взлетели в воздух, и он затонул за считанные минуты. Кроме трёх человек, вся команда, состоявшая из 1417 человек, погибла. Линкор «Принц Уэльский» продолжал бой, но очень неудачно: он был вынужден пойти на сближение до 14 км с двумя немецкими кораблями, чтобы избежать столкновения с тонущим «Худом». К тому же на нём продолжались работы по окончательной установке орудий, и рабочие верфи пытались во время боя отремонтировать заклинившие орудия носовой четырёхорудийной башни.[1] Линкор вышел из боя под дымовой завесой, получив семь попаданий.

Капитан Линдеман предложил начать погоню и потопить «Принца Уэльского», однако адмирал Лютьенс принял решение продолжать поход. На «Бисмарке» был выведен из строя один из генераторов, в котельное отделение № 2 начала поступать вода, пробиты две топливные цистерны, имелся дифферент на нос и крен на правый борт. Лютьенс решил вести «Бисмарк» на ремонт во французский порт Сен-Назер, откуда после ремонта он мог беспрепятственно выйти на просторы Атлантики. Кроме того, позже к нему могли присоединиться «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Капитану «Принца Ойгена» было приказано продолжать атаки на британские конвои самостоятельно.

Погоня

«Норфолк», «Саффолк» и «Принц Уэльский» продолжали преследовать немцев, сообщая об их расположении. Гибель «Худа» была крайне болезненно воспринята в британском Адмиралтействе, для расследования её обстоятельств позже была учреждена специальная комиссия. Большая часть находившихся в Северной Атлантике британских военных кораблей была привлечена к охоте за «Бисмарком», включая корабли охранения многих конвоев. Так, находившимся к западу от Ирландии линкору «Родни» (HMS Rodney) и трём из четырёх эсминцев, сопровождавших превращённый в военный транспорт лайнер «Британник» (Britannic), утром 24 мая было приказано оставить конвой и присоединиться к соединению адмирала Тови. Дополнительно были задействованы ещё два линкора и два крейсера. Соединение «H», стоявшее в Гибралтаре, также было приведено в готовность на случай, если «Бисмарк» будет двигаться в их направлении.

24 мая в 18:14 «Бисмарк» в тумане развернулся прямо на своих преследователей. В коротком обмене залпами попаданий не было, однако британские корабли были вынуждены уклониться, и «Принц Ойген» успешно прервал контакт. «Принц Ойген» пришёл во французский Брест через 10 дней. В 21:32 Лютьенс сообщил командованию, что из-за нехватки топлива «Бисмарк» не может продолжать попытки стряхнуть преследователей и вынужден идти прямо в Сен-Назер.

Вечером 24 мая адмирал Тови приказал авианосцу «Викториес» сократить дистанцию, и в 22:10 с него стартовали 9 торпедоносцев «Суордфиш». Под сильным огнём они атаковали линкор и добились одного торпедного попадания по правому борту. Несмотря на плохую погоду, темноту, неопытность экипажей и поломку наводящего радиомаяка, все самолёты к 02:30 смогли вернуться на «Викториес». Серьёзных повреждений нанесено не было, единственное торпедное попадание пришлось в главный броневой пояс. Экипаж «Бисмарка» потерял одного человека (первая потеря за время похода). Для защиты от налёта были задействованы все зенитные орудия и даже крупнокалиберные пушки, «Бисмарк» увеличил скорость, выполнял манёвры уклонения от торпед. В результате парусиновые пластыри, заведённые на пробоину в носовой части, отошли, усилилась течь и дифферент на нос. Котельное отделение № 2 было окончательно затоплено.

В ночь с 24 на 25 мая «Бисмарк», воспользовавшись тем, что его преследователи, по-видимому, опасаясь возможной атаки подводных лодок, начали совершать зигзаги, прервал контакт. В 4:01 25 мая «Саффолк» сообщил: «контакт с неприятелем потерян».

Обнаружение

  Атлантический рейд «Бисмарка» и его перехват

Однако, на «Бисмарке», по-видимому, продолжали принимать сигналы радара «Саффолка», и в 7:00 утра 25 мая Лютьенс сообщает командованию, что преследование продолжается, а в 9:12 передаёт ещё одну, весьма длинную, радиограмму. Вечером командование сообщает Лютьенсу, что британцы, по-видимому, его потеряли, и приказывает сообщить данные о своём положении и скорости, если это не так. Ответной радиограммы Лютьенс не посылает, но радиоперехват утренних сообщений позволяет британской стороне приблизительно определить местоположение «Бисмарка». Тем не менее Тови ошибочно заключил, что «Бисмарк» направляется к проливу между Исландией и Фарерскими островами, и его соединение начало движение на северо-восток.

В 10:10 26 мая «Бисмарк» был обнаружен в 690 морских милях к северо-западу от Бреста американо-британским экипажем гидроплана «Каталина» британского командования береговой авиации. Самолет вылетел на поиски с базы Лох-Эрне в Северной Ирландии. В тот момент за штурвалом гидроплана находился Леонард Б. Смит, энсин военно-морских сил США, неофициально, в силу того, что его страна на тот момент не участвовала в войне, состоявший в качестве инструктора, а также второго пилота на гидропланах «Каталина» в 209 эскадрилье RAF. Чтобы избежать плотного зенитного огня, Смит спешно сбросил глубинные бомбы и увел гидроплан в облака, в дальнейшем потеряв противника из виду. Позднее в этот же день «Бисмарк» был также обнаружен двумя другими американскими пилотами — лейтенантом Джонсоном из 240 эскадрильи RAF и энсином Рейнхартом из 210 эскадрильи RAF. Лютьенсу оставалось примерно 690 миль до Бреста (Франция). Это означало, что при приближении к берегам оккупированной Франции он вскоре смог бы использовать для прикрытия своего корабля с воздуха самолёты люфтваффе.

Единственным британским соединением, способным замедлить «Бисмарк», было соединение «H» под командованием адмирала Соммервилля, которое вышло из Гибралтара, имея в своём составе авианосец «Арк Ройял» (HMS Ark Royal). В 14:50 с него к месту обнаружения вылетели торпедоносцы-бипланы «Суордфиш». К тому времени в этом районе находился отделившийся от соединения для установления контакта с «Бисмарком» крейсер «Шеффилд», и не оповещённые об этом пилоты ошибочно начали торпедную атаку. К счастью для британцев, ни одна из 11 выпущенных торпед не попала в цель. После этого плохо показавшие себя в этой атаке магнитные взрыватели на торпедах было решено заменить на контактные[2].

К 17:40 «Шеффилд» установил визуальный контакт с «Бисмарком» и начал преследование. В 20:47 пятнадцать торпедоносцев с «Арк Ройял» начали вторую атаку на «Бисмарк». Две машины велись пилотами настолько низко, что команды скорострельной малокалиберной артиллерии находились выше атакующих и с трудом различали их на фоне волнующегося моря. Британские пилоты добились двух (трёх, по другим источникам) попаданий. Одно из них имело решающие последствия: пытаясь уклониться от торпеды, «Бисмарк» повернул влево, и торпеда вместо пояса брони по правому борту попала в кормовую часть, нанеся тяжёлое повреждение рулевого механизма и заклинив рули. «Бисмарк» потерял возможность маневрировать и начал описывать циркуляции. Попытки восстановить управляемость успеха не принесли, и линкор стал двигаться на северо-запад.

Около 21:45 «Бисмарк» открыл огонь по «Шеффилду», ранив 12 (по другим сведениям, 13) человек, а ночью вступил в бой с британским соединением, состоявшим из эсминцев «Казак» (HMS Cossack), «Сикх» (HMS Sikh), «Зулус» (HMS Zulu) и «Маори» (HMS Maori), вместе с переданным Великобританией польскому флоту эсминцем «Гром» (Piorun). Ни та, ни другая сторона не добилась прямых попаданий. К утру была дана команда остановить машины. Корабль уже был в радиусе действия бомбардировочной авиации Германии, но она не оказала помощи «Бисмарку». Инженер-капитан Юнак (нем. Junack) запросил мостик о разрешении дать хотя бы малый ход по технической необходимости. С мостика ответили: «Ах, делайте, что хотите». Кораблю был дан малый ход. В 8:15 была в последний раз объявлена боевая тревога.[1]

Потопление

27 мая в 08:00 утра «Родни» и «Кинг Джордж V» подошли к «Бисмарку» на расстояние 21 морской мили (39 км). На тот момент видимость была только 10 морских миль (19 км) и волнение моря достигало 4—5 баллов. Ветер дул с северо-запада, по силе равный 6—7 баллам. «Родни» держался курса на север так, чтобы вести огонь по «Бисмарку» с достаточной дистанции, в то время как «Кинг Джордж V» принял в сторону.

Огонь был открыт в 08:47. «Бисмарк» ответил огнём, но его неспособность уклоняться и крен негативно влияли на точность стрельбы. Низкая скорость (семь узлов) также сделала корабль лёгкой целью для тяжёлых крейсеров «Норфолк» и «Дорсетшир», объединивших свою огневую мощь. В 09:02 8-дюймовый (203-миллиметровый) снаряд с «Норфолка» поразил главный дальномерный пост на фок-мачте. При этом был убит офицер Адальберт Шнейдер, награждённый Рыцарским Крестом в ранние часы того же самого утра за участие в потоплении «Худа». В 09:08 406-мм снаряд с «Родни», поразил обе носовые башни «Бисмарка», «Anton» и «Bruno», выведя из строя последнюю. Одновременно другим попаданием разрушило передовой контрольный пункт, убив большинство высших офицеров. Кормовые башни корабля «Caesar» и «Dora» продолжали стрельбу на близкой дистанции, но попаданий не добились.

В 09:21 «Dora» была подбита. Команде «Anton» удалось произвести один последний залп в 09:27. В 09:31 «Caesar» дала свой последний залп и тогда же вышла из строя. Близкие разрывы снарядов этого залпа повредили «Родни», заклинив торпедные аппараты. Огонь «Бисмарка» в ходе всего сражения был сосредоточен на «Родни», возможно, в надежде на достижение успеха, подобного достигнутому в противостоянии с «Худом». Когда адмирал Гернси наблюдал это, он заметил: «Слава Богу, немцы стреляют по „Родни“».

После 44 минут боя тяжёлые орудия «Бисмарка» смолкли. «Родни» подошёл на дальность прямого выстрела (приблизительно 3 км), в то время как «Кинг Джордж V» продолжал стрельбу с большего расстояния.

«Бисмарк» не спускал боевого флага. Британцы не испытывали желания оставить «Бисмарк» в покое, но и тот не подавал признаков сдачи, несмотря на неравную борьбу. Запасы топлива и снарядов британской эскадры были невелики. Это создавало дополнительные трудности для линейных кораблей, стремившихся потопить боевую единицу подобную «Бисмарку», несмотря на численное превосходство. Однако, когда стало очевидно, что их враг не сможет достигнуть порта, «Родни», «Кинг Джордж V» и эсминцы были отозваны домой. Крейсерам было приказано добить «Бисмарк» торпедами. «Норфолк» использовал свои последние торпеды, подключившийся к атаке «Дорсетшир» выпустил три 533-мм торпеды, которые поразили «Бисмарк» на короткой дистанции.

Верхняя палуба линейного корабля была почти полностью разрушена, но его машины всё ещё функционировали. Иоганн Ганс Циммерман (кочегар котельного отделения «Бисмарка») рассказывает о забортной воде, подступавшей к линии подачи топлива к котлам, что заставило механиков уменьшать скорость до семи узлов, опасаясь взрыва.

Был отдан приказ открыть кингстоны и покинуть корабль. Многие из команды прыгали за борт, но с нижних палуб только нескольким морякам удалось выбраться живыми. Капитан Линдеман считался убитым со всеми офицерами после того, как мостик был поражён 16-дюймовым (406-миллиметровым) снарядом. Неясно также, он ли отдавал приказ покинуть судно или же нет. В то же время некоторые из спасшихся настаивали, что видели капитана живым, добровольно оставшимся со своим идущим ко дну кораблём.

  Оставшиеся в живых, пытающиеся подняться на борт HMS Dorsetshire

«Бисмарк» ушёл под воду, перевернувшись вверх килем в 10:39 тем утром.[3] Некоторые из членов команды не делали попытки отплыть подальше, но карабкались на днище и ушли под воду вместе с кораблём, с поднятыми для приветствия руками.[1] Не зная его судьбы, Группа «Запад» — немецкая командная база — продолжала посылать сигналы на «Бисмарк» ещё несколько часов, пока агентство «Рейтер» не сообщило в новостях из Великобритании — «корабль потоплен». В Великобритании, в Палате общин, сообщили о потоплении «Бисмарка» в тот же день. Крейсер «Дорсетшир» и эсминец «Маори» остались, чтобы спасти оставшихся в живых, но из-за тревоги, поднятой с появлением немецкой субмарины, покинули место битвы, сумев спасти 111 моряков «Бисмарка» и бросив остатки команды в воде. Среди спасённых был корабельный кот.[4] Вечером немецкая подводная лодка U-74 подобрала трёх оставшихся в живых немецких моряков, спасшихся на надувном плоту[5]. Ещё двух моряков на надувном плоту подобрало следующим утром немецкое метеорологическое судно «Заксенвальд» (англ.)русск.[6]. Всего из 2220 человек команды «Бисмарка» погибло 2104.

После этого боя Джон Тови написал в своих мемуарах: «„Бисмарк“ дал самый героический бой при самых невозможных условиях, достойный старых дней Имперского немецкого Флота, и он ушёл под воду с поднятым флагом». Адмирал хотел сказать это публично, но Адмиралтейство возразило: «По политическим причинам важно, чтобы ничего из чувств, выраженных Вами, не было предано гласности, однако мы восхищаемся героической схваткой».

Вопрос о причинах, вызвавших гибель корабля, долгое время являлся предметом дискуссий: торпеды ли с «Дорсетшира» нанесли смертельное повреждение, или же корабль затонул в результате действий трюмной команды, получившей приказ открыть кингстоны. Существует мнение, что остойчивость корабля была нарушена совместным действием этих факторов. Как бы то ни было, подводная экспедиция Д. Камерона к затонувшему кораблю показала, что кингстоны корабля открыты[7].

Действия немецких субмарин во время похода «Бисмарка»

Немецкие подводные лодки, ведущие в составе «волчьих стай» в Атлантическом океане охоту на конвои сил союзников, были оповещены о выходе в поход «Бисмарка» и «Принца Ойгена».

24 мая в радиограмме подлодкам сообщалось о победе «Бисмарка» над «Худом» и рекомендовалось в будущем руководствоваться приказами, учитывающими операции «Бисмарка».

25 мая в нескольких сотнях миль от «Бисмарка» подводной лодкой U-557 был обнаружен и атакован крупный конвой.

26 мая лодка получила приказ передать свои координаты другим субмаринам для совместной атаки.

Утром 27 мая субмаринами был получен приказ:

Всем срочно. Подводным лодкам, сохранившим запас торпед, немедленно на максимальной скорости следовать к «Бисмарку» в сетку квадрата БЕ-29.

Приказание было получено с опозданием на 8 часов: подписано оно было в 21:15, 26 мая, когда многие лодки участвовали в атаке конвоя и скрывались под водой от эскортов, не имея возможности получить приказ. К тому же, в это время лодки оттянулись за конвоем на север от «Бисмарка». U-556 передала радиограмму о том, что «Бисмарк» ведёт безнадёжный бой. В 11:25 из штаба была получена радиограмма:

Бисмарк стал жертвой массированного огня противника. Всем находящимся поблизости подлодкам вести поиск спасшихся членов экипажа линкора.

Вечером 27 мая, после нескольких часов поисков, подводная лодка U-74 подобрала трёх оставшихся в живых моряков[5].

Придя 29 мая, через два дня и семь часов после гибели корабля, в квадрат БЕ-65, U-556 обнаружила только множество плавающих обломков и толстый слой нефти на воде. После дня поисков лодка вернулась в район патрулирования[8].

http-wikipediya.ru

Линкор "Bismarck" - история,битвы

Пока сообщение добиралось до Лондона, в 16:15 к эскадре присоединилась 5-ая флотилия тральщиков Кригсмарине, которой командовал капитан-лейтенант Рудольф Лелль. Задачей флотилии была расчистка минных полей на пути следования «Бисмарка» и «Принца Ойгена» через Каттегат.

20 мая, на закате, «Бисмарк» и «Принц Ойген» в составе эскадры были уже на выходе из пролива Скагеррак, когда в момент прохождения близ Кристиансанна они были замечены норвежским партизаном Виго Аксельсеном. Аксельсен сумел доложить англичанам об увиденных в Скагеракке кораблях.

…В ночь с 20 на 21 мая корабли взяли курс на север и последовали в Норвегию, чтобы выждать время во фьордах вблизи Бергена. В 9:00 эскадра достигла берегов Норвегии. «Бисмарк» отдал якорь в Гримстадтфьорде, а «Принц Ойген» последовал далее и отдал якорь в бухте Кальванес. Суда снабжения отдали якоря вдоль бортов линкора и крейсера – живой щит в случае торпедной атаки с воздуха.

Как-то только англичане получили сообщение из Стокгольма и от норвежского партизана, Британское Адмиралтейство срочно отдало приказ об усилении воздушной разведки в установленном районе возможного появления немецких кораблей. В 11:00 английским Командованием береговой обороны с аэродрома в Шотландии в разведывательный полет был отправлен истребитель-разведчик типа «Спитфайр», который пилотировал лейтенант Майкл Саклин. В 13:15, пролетая над Бергеном на высоте 8000 м, Саклин обнаружил немецкие корабли, стоящие на якоре. По возвращении на базу разведчика, первые сведения сразу же были переданы командованию Британского флота. Командующий Британским флотом Джон Товей немедленно принял необходимые меры. Тяжелым крейсерам «Норфолк» и «Суффолк» был отдан приказ: отправиться на патрулирование в Датский пролив. Когда же были получены фотографии, сделанные Саклином, и корабли на фото определили как «линейный корабль типа "Бисмарк” и тяжелый крейсер типа "Хиппер”», то опасность ситуации была осознанна мгновенно; линейному крейсеру «Худ», линкору «Кинг Джордж», эсминцам «Электра», «Энтони», «Эко», «Икарус», «Антилопа» и «Ашате» (под общим командованием адмирала Ланселотта Холлада) был отдан срочный приказ: выйти в море и следовать в направлении Исландии, чтобы прикрыть подходы к острову с юга и севера.

Между тем с «Бисмарка» и «Принца Ойгена» была снята маскирующая окраска, которую использовали при испытаниях в Балтийском море. Дозаправку с танкера «Воллин» совершил «Принц Ойген», чего, однако, не сделал «Бисмарк». 21 мая, в 20:00, корабли начали выходить из фьордов. Без двадцати полночь эскадра взяла курс на север.

Исландская битваНа утренней заре 24 мая немецкая эскадра с линкором «Бисмарк» и тяжелым крейсером «Принц Ойген» уже достигла Датского пролива. В 05:25 гидроакустическая станция на «Принце Ойгене» обнаружила шумы винтов двух кораблей по левому борту. По началу, немцы считали, что это шумы винтов легких крейсеров, но в 05:37 на горизонте показался большой корабль, а через 16 минут показался и второй. На кораблях эскадры пробили боевую тревогу. Бал отдан приказ: зарядить орудия снарядами, которые предназначались для борьбы с безбронными или малобронированными крейсерами. Предполагалось, что обнаруженные корабли – тяжелые крейсеры.

…На самом деле навстречу немецкой эскадре приближались флагманские корабли Британского флота – линейный крейсер «Худ» и линейный корабль «Принц Уэльский», мощнейшие корабли мира времен второй мировой войны. Корабли шли со скоростью 28 узлов курсом 280 градусов. Действия двигались к жестокому морскому сражению. Оно было неизбежно…

В 05:52 «Худ», находясь на дистанции 125 кабельтовых от немецкой эскадры, внезапно дал залп главным калибром из носовых башен по «Принцу Ойгену». Сразу же после этого огонь главным калибром по «Бисмарку» открыл «Принц Уэльский». Снаряды, выпущенные с «Худа» упали в воду перед бортом «Принца Ойгена», снаряды с «Принца Уэльского» в воздухе разделились по двум направлениям: два перелетели германский линкор и упали в море, два легли за кормой. После первого залпа на британском линкоре внезапно вышла из строя первая носовая башня главного калибра. Второй залп «Принца Уэльского» был также безрезультатным. А германские орудия по-прежнему молчали…

После того, как Лютьенс передал командованию радиограмму о начавшемся в бое Датском проливе, командир артиллерии «Бисмарка» капитан-лейтенант Адальберт Шнейдер запросил приказ на открытие огня, не дожидаясь команд от капитана Линдеманна. Когда дистанция между противниками сократилась до 11 миль, и немцы поняли что перед ними английские линкоры, на «Бисмарке» прозвучала команда: «Башне Дора (D) – огонь!». «Бисмарк» открыл огонь по «Худу».

Сразу после первого залпа германского линкора, по «Худу» открыл огонь и «Принц Ойген». Не долетев до противника, снаряды упали в море. После этого командиру минно-торпедного вооружения германского тяжелого крейсера был отдан приказ: подготовить к залпу торпедные аппараты по левому борту и открыть огонь по линейному крейсеру «Худ» при достижении дистанции торпедной атаки. «Принц Уэльский» к этому времени уже дал пять залпов по «Бисмарку», но так и не попал по нему. Неизвестно, попал ли он шестым залпом, но англичане попадания не зафиксировали.

В это время «Бисмарк» ответным огнём поражает «Худ» попаданием снарядов в район грот-мачты. На британском линейном крейсере начался страшный пожар, достигший второй дымовой трубы. Но и германский линкор получил повреждение: топливная цистерна была пробита пролетевшим насквозь снарядом, и началась утечка горючего. Тогда же был отдан приказ: «Принц Ойгену» перенести огонь на «Принца Уэльского», а вспомогательным орудиям «Бисмарка» поддержать огонь тяжелого крейсера.

В 06:00 «Худ» и «Принц Уэльский» пошли на разворот в 20 градусов с целью ввести в бой кормовые башни орудий главного калибра. В этот момент снаряды пятого залпа «Бисмарка» прямым попаданием накрыли разворачивающийся «Худ». Один снаряд калибра 380 мм насквозь пробил три слоя броневой защиты английского линейного крейсера. На борту сдетонировали боеприпасы, и «Худ» взлетел на воздух, погибнув в одно мгновение почти со всем экипажем. Взрыв гигантской силы разорвал «Худ» напополам и превратил его в огромную груду металлического хлама, затонувшую за три минуты. В месте со своим славным кораблем погибли вице-адмирал Ланселотт Холланд, командир корабля Ральф Керр и 1416 человек экипажа. Выжили лишь три человека, их подобрал эсминец «Электра».

После гибели «Худа» «Бисмарк» развернулся для артиллерийского удара по «Принцу Уэльскому». Тонущие обломки «Худа» оказались на пути английского линкора и, уходя от них в сторону, он оказался в положении, в котором представлял собой идеальную мишень. В 06:02 в боевой рубке «Принца Уэльского» взорвался снаряд, выпущенный с «Бисмарка». Взрывом убило всех находившихся в рубке моряков, за исключением командира корабля Джона Катералла и одного матроса. «Принц Уэльский» выставил дымовую завесу и принялся отступать, отстреливаясь из кормовых орудий главного калибра. Отступая, линкор получил четыре попадания снарядов с «Бисмарка» и три – с «Принца Ойгена». Но затем Лютьенс отдал приказ прекратить огонь по англичанам; в 06:09 «Бисмарк» дал последний залп, после чего «Принц Уэльский» ушел из Датского пролива.

Последствия для «Бисмарка» были следующие: один тяжелый снаряд с «Принца Уэльского» пробил корпус линкора ниже ватерлинии и взорвался внутри, в результате чего электростанция №4 была затоплена, и некоторое количество воды поступило в соседнюю котельную №2; второй снаряд пробил корпус выше броневого пояса и, не разорвавшись, вышел сквозь противоположный борт, результат – пробоина 1,5 метра в диаметре, через которую в отсек топливных цистерн поступала вода, и было потеряно горючее; третий снаряд, пролетев над «Бисмарком», разнес спасательный катер на его борту. Итогами попаданий стали: падение скорости до 28 узлов, дифферент на нос 3 градуса и крен на левый борт 9 градусов (компенсированы заполнением балластных цистерн).

Когда около 9 часов утра 21 мая 1941 года Британское Адмиралтейство получило известие о том, что линейный крейсер Его величества «Худ» уничтожен после пяти минут артиллерийской дуэли с германским линкором «Бисмарк». Сообщение проверялось раз за разом, но, в конце концов, стало ясно – линейный крейсер «Худ» потоплен. Это известие произвело страшное впечатление на английских моряков и на всех англичан вообще.

А «Бисмарк» тем временем постарался уйти от мести британских моряков.

«Бисмарк» уходитПосле боя с британскими линейными кораблями, адмирал Лютьенс принял решение уходить в Сент-Назер, во Францию – весь Британский флот, от Галифакса в Канаде до Гибралтара в Испании, покинул свои порты, едва пришло сообщение о бое в Датском проливе. Мощнейший флот в мире собрал все силы с одной целью – задержать и уничтожить «Бисмарк».

В погоню за «Бисмарком» устремились: линкор «Кинг Джордж», множество крейсеров и миноносцев, вышедших из английских гаваней; линкор «Ринаун», он вышел из Гибралтара; линкор «Родней»; линкор «Рамиллес»; линкор «Ривендж»; авианосцы «Викториес» и «Арк Роял» и другие корабли.

Первыми в преследование «Бисмарка» бросились и крейсеры «Суффолк» и «Норфолк», которые вели патрулирование в Датском проливе. Они начали преследовать германский линкор уже через полчаса, после того как немецкая эскадра стала уходить в Сент-Назер. Позднее к охоте на «Бисмарка» присоединился поврежденный в бою «Принц Уэльский». В 18:46 он и крейсер «Суффолк» в преследовании за немецкой эскадрой достигли дистанции артиллерийской атаки. «Бисмарк» открыл огонь по английским кораблям, но, сделав, пять залпов, в цель не попал. Через полчаса на дистанцию залпа по «Бисмарку» приблизился линкор «Кинг Джордж». Последовал огонь с германского линкора, но опять безрезультатно. Незадолго до этого адмирал Лютьенс отдал приказ «Принцу Ойгену» выйти из эскадры и следовать на дозаправку. С этого момента пути «Бисмарка» и «Принца Ойгена» разошлись. Как оказалось, навсегда…

После столкновения с «Кинг Джорджем», «Бисмарку», несмотря на недостаток горючего, удалось уйти, но оторваться было уже невозможно – линкор находился в радиусе обнаружения РЛС, которые имели английские корабли. Несмотря на это, точное местонахождение немецкого корабля оставалось неизвестным, англичанам оставалось только продолжать преследование. Но уже ночью, в 23:00, «Бисмарк» бал обнаружен патрульным катером «Модок» американской береговой обороны. Уже через час после обнаружения немецкий линкор был атакован самолётами-торпедоносцами «Свордфиш» («Рыба-меч») с авианосца «Викториес». Одна торпеда калибра 450 мм поразила «Бисмарк» в середину правого борта и повредила боевую рубку, Погиб обербоцман Курт Кирхберг.

В 01:31 ночи «Бисмарка» настиг «Принц Уэльский». Немцы отстрелялись двумя залпами, но безрезультатно. Однако в 03:10 германский линкор внезапно изменил курс вправо, и англичане потеряли его из виду, причем «Бисмарк» не удалось обнаружить и с помощью РЛС. В это время испортилась погода, поэтому предпринятая после исчезновения германского линкора интенсивная разведка с воздуха не дала результатов. «Бисмарк» исчез…

Казалось, Британский флот потерпел полнейшее поражение: целые сутки англичане не могли найти «Бисмарк», который таинственно исчез в Северной Атлантике. Было совершенно неизвестно, где его искать и какой курс сообщить кораблям-преследователям. Но аж 26 мая в 10:30 линкор обнаружил английский самолёт-амфибия «Каталина» (за это экипаж едва не поплатился своими жизнями – немцы открыли мощнейший зенитный огонь). Но на момент обнаружения «Бисмарк» находился в 700 милях от Сент-Назера – 35 часов пути. При скорости линкора в 28 узлов остановить его было уже невозможно, и уже утром 27 мая он мог пройти под прикрытие немецкой морской авиации.

Торпедная атака с воздуха. Последний бой «Бисмарка»У англичан осталась лишь одна возможность что-то изменить – атаковать «Бисмарк» самолётами-торпедоносцами с подоспевшего «Арк Рояла». 26 мая, в 14:50, 15 «Свордфишей» стартовали с палубы авианосца и через час с помощью РЛС обнаружили «Бисмарк». Атаковав линкор, самолеты сбросили 11 торпед, однако ни одна из них не взорвалась – подвели бесконтактные взрыватели. В 17:00 самолёты-торпедоносцы вернулись на авианосец.

До наступления темноты оставались считанные часы. Значит, атаковать «Бисмарк» с воздуха вскоре станет невозможно. На «Арк Рояле» спешно готовили торпедоносцы к повторному вылету. Когда к «Свордфишам» подвесили новые торпеды (с контактными взрывателями) и к 19:15 все было готово, торпедоносцы немедленно стартовали с «Арк Рояла».

В 20:47 «Свордфиши» устремились в последнюю атаку. «Бисмарк» открыл заградительный огонь. Две торпеды поражают борт немецкого корабля: первая взрывается в районе мидель-шпангоута. Но противоторпедная защита выдержала попадание. Вторая торпеда взорвалась в кормовой части линкора. Это она решила судьбу «Бисмарка» и его экипажа…

Взрыв второй торпеды повредил рулевой механизм, и оба руля заклинило в положении влево 12 градусов. Описав круг, линкор стал двигаться в северо-западном направлении со скоростью 7 узлов. В этот момент он находился в 400 милях от Бреста. Шансов уйти у «Бисмарка» не было никаких.

Когда адмирал Лютьенс понял, что ситуация безнадежна, с «Бисмарка» в штаб летит громогласная радиограмма: «Атакован самолётами-торпедоносцами с авианосца! Попадание торпеды в кормовую часть. КОРАБЛЬ ПОТЕРЯЛ УПРАВЛЕНИЕ! БУДЕМ ДРАТЬСЯ ДО ПОСЛЕДНЕГО СНАРЯДА. ДА ЗДРАВСТВУЕТ ФЮРЕР!»

Через пятнадцать минут на дистанцию 9 миль к «Бисмарку» приблизился английский крейсер «Шеффилд». Немцы открывают огонь, но ни один из девяти залпов не достиг цели. Хотя попаданий в «Шеффилд» не было, осколками была повреждена его РЛС и ранены 12 моряков. Окутавшись дымовой завесой, английский крейсер отошел в сторону. Уходя, он передал координаты «Бисмарка» приближающейся пятой флотилии эсминцев. В 22:38 эсминцы «Коссак», «Пьорунь», «Сикх», «Зулу» и «Маори» из состава 4-ой флотилии обнаружили германский корабль. Последовал мощный заградительный огонь по эсминцам, но эсминцы смело бросились в атаку. У эсминца «Коссак» сорвало антенну, но, тем не менее, он вместе с другими кораблями 4-ой флотилии прорвался на дистанцию ведения огня и открыл огонь зажигательными снарядами. Около полуночи один такой снаряд поразил «Бисмарк» – на баке линкора возник пожар, но его удалось потушить.

Затем последовала торпедная стрельба, но из-за большого волнения ни одна из 16 выпущенных торпед не попала в «Бисмарк». Атака эсминцев завершилась лишь в 07:00 утра.

К тому времени погода ухудшилась: ветер норд-ост достиг 8 баллов. «Бисмарк» двигался на северо-запад со скоростью 7 узлов. Немецким морякам оставалось только ждать последнего боя.

…27 мая 1941 года, в 08:33, на дистанцию 23000 м к «Бисмарку» приблизились британские линкоры «Родней» и «Кинг Джордж». В 08:47 «Родней» открыл огонь. Через минуту к нему присоединился «Кинг Джордж». «Бисмарк» немедленно ответил залпами по «Роднею» из носовых башен «Антон» (А) и «Бруно» (B). В 08:54 в бой с «Бисмарком» вступил крейсер «Норфолк», а в 08:58 огонь по «Бисмарку» открыли орудия вспомогательного калибра «Роднея».

В 09:02 первые снаряды поразили «Бисмарк»: попадания пришлись на бак и командно-дальномерный пост на фок-мачте. Через две минуты к «Роднею», «Кинг Джорджу» и «Норфолку» присоединился тяжелый крейсер «Дорсетшир». На «Бисмарк» обрушился ураган огня, и в 09:08 орудийные башни «Антон» и «Бруно» были выведены из строя. Огонь по английским линкорам продолжали вести кормовые башни орудий главного калибра «Цезарь» (C) и «Дора» (D), а также орудия вспомогательного калибра. В 09:13 крупнокалиберные бронебойные снаряды «Бисмарка» едва не поразили «Кинг Джордж». Казалось, это произойдет во время следующего залпа, но в ту же минуту английский снаряд уничтожил кормовой командный пост артиллерии вместе с корректировщиком, лейтенантом Мюлленхеймом-Рехбергом. Кормовым орудиям оставалось вести огонь самостоятельно.

В 09:21 от огня англичан по «Бисмарку» в правом орудии башни «Дора» детонировал снаряд, и та вышла из строя. В 09:27, казалось бы, погибшие башни «Антон» и «Бруно» делают последние выстрелы в истории «Бисмарка». Через 4 минуты из строя выходит башня «Цезарь» - последняя башня орудий главного калибра. Огонь, было, продолжали орудия вспомогательного калибра, но под огнём с британских кораблей они, одна за другой, вышли из строя. В это время командир Линдеманн отдал приказ покинуть корабль.

Британские корабли всё сокращали дистанцию с «Бисмарком», «Родней» подошел на 2500 м. Огонь достиг такой колоссальной силы, что у башни «Бруно» оторвало заднюю броневую плиту, и она загорелась. В 09:56 из торпедного аппарата «Роднея» вылетела торпеда и попала в левый борт «Бисмарка». В 10:00 последовала торпедная атака с «Норфолка». С борта германского линкора в море прыгали моряки, все орудия были выведены из строя, авиаангар был уничтожен, дымовая труба была изрешечена, а вся палуба была перекорёжена. Тем не менее, несмотря на более чем час обстрела неимоверной мощи, «Бисмарк» так и не был потоплен. В 10:16 линкор «Родней» вышел из боя, так и не достигнув цели – на корабле почти закончилось горючее.

Последняя атака на «Бисмарк» началась в 10:20: британский тяжелый крейсер «Дорсетшир» дает залп двумя торпедами (533 мм), и обе поражают германский линкор. После этого «Дорсетшир» идёт на разворот и атакует «Бисмарк» со стороны левого борта. После попадания торпеды «Бисмарк» начал погружаться с креном влево. Орудия левого борта ушли под воду, и в 10:39 «Бисмарк», перевернувшись килем вверх, затонул под непрекращающемся огнем англичан.

По мере погружения на дно линкор потерял главные орудийные башни и массивные палубные надстройки, после чего он еще раз перевернулся и погружался уже палубой вверх. Достигнув дна, «Бисмарк» на огромной скорости врезался в потухшего подводного вулкана. От корпуса линкора оторвало 10 метров кормовой части. После этого погибший «Бисмарк» упал брюхом на поверхность склона, прополз по дну около двух километров и навсегда замер в водах Атлантики в 600 милях от Бреста…

Во время боя с Британским флотом по «Бисмарку» было выпущено:380 снарядов калибра 406 мм с линкора «Родней»,339 снарядов калибра 356 мм с линкора «Кинг Джордж»,527 снарядов калибра 203 мм с тяжёлого крейсера «Норфолк»,254 снарядов калибра 203 мм с тяжёлого крейсера «Дорсетшир»,716 снарядов калибра 152 мм с линкора «Родней»,660 снарядов калибра 133 мм с линкора «Кинг Джордж».

Несмотря на столь немыслимые для одного корабля цифры, во время подводных исследований останков «Бисмарка» в 1985 году не было обнаружено повреждений корпуса, грозивших ему потоплением. Скорее всего, 27 мая 1941 года, приблизительно в 10:36, моряки германского линкора открыли кингстоны, и «Бисмарк» ушел в морскую пучину, унеся с собой жизни адмирала Гюнтера Лютьенса и почти двух тысяч его офицеров и матросов…

«БИСМАРК»  Корабль-гигант, 270 метров в длину и 36,6 метров в ширину, вооруженный восемью 381-миллиметровыми, 12 шестидюймовыми орудиями, 16 универсальными четырехдюймовыми орудиями (в двухорудийных башнях) и двадцатью зенитными автоматами разного калибра. Борта и башни оберегал 33-сантиметровый панцирь из специальной броневой стали марки «Вотан» (по основным параметрам эта броня была почти вдвое прочнее той, которая применялась в прежние годы на кораблях британского флота). Мощные броневые палубы обеспечивали высокую защищенность от бомбардировок и артиллерийского огня, специальная конструкция днища - противоторпедную защиту. Важным элементом оснащения были шесть разведывательных гидросамолетов «Арадо», которые запускались специальной катапультой.

Стандартное водоизмещение линкора превышало 42000 тонн, а при полной загрузке - 50000 тонн. Никогда еще прежде в мире никем не строились линкоры такой мощи1. Это в самом деле символизировало не только новый шаг германского военно-морского флота, но и реальную заявку на мировое господство, декларированное нацистским руководством Германии. Орудия главного калибра, восемь 381-мм, размещались в четырех двухорудийных башнях. Все башни носили собственные имена: носовые - Антон и Брюн, кормовые - Цезарь и Дора. И в тот год, когда вермахт раздвинул границы рейха от Пиренеев до Нордкапа, от Атлантики до Одера, корабль стал боеспособен.

Были назначены основные командиры боевых частей. Начальником артиллерии стал Адальберт Шнайдер, начальником аварийной службы - инженер Герхард Юнак. Потом появились остальные: Вальтер Неман -главный механик, Вольф Нойендорф - главный штурман, Ганс Ольс - первый помощник.

Третьим артиллерийским помощником стал барон Буркхард фон Мюлленберг-Рехберг из старинной эльзасской семьи. Его отец сгинул на полях сражений Первой мировой войны, брат Венделин погиб в люфтваффе в начале Второй. Перед войной Буркхард был заместителем военно-морского атташе в германском посольстве в Лондоне (когда послом был Риббентроп), жил на Гровенор-сквер и обзавелся множеством приятелей среди англичан. Он уже дважды участвовал в боевых операциях: на «Шарнхорсте», когда тот потопил «Равалпинди», и позднее - помощником капитана эсминца «Эрих Гизе» при высадке в Нарвике.

Капитаном линкора был назначен Эрнст Линдеман, умный и хладнокровный моряк, закончивший офицерское училище первым в своем выпуске, артиллерист по основной профессии, страстный любитель крепких табака и кофе.

Вместе с капитаном на борт «Бисмарка» прибыл его стюард, бывший старший кельнер из любимого ресторана Линдемана в Гамбурге. Парень был вовсе не в восторге от флотской службы, но по крайней мере доволен, что отправится в море на чем-то столь большом и безопасном.

Эрнст Линдеман родился в 1894 году в Альтенкирхене. Во флот пришел в годы Первой мировой войны. В послевоенные годы служил артиллерийским офицером на броненосцах «Эльзас» и «Шлезвиг-Гольштейн». В 1934 году успешно закончил Артиллерийскую Морскую школу. Был назначен первым артиллерийским офицером сначала на броненосец «Гессен», затем на «карманный линкор», тяжелый крейсер «Адмирал Шеер». До 1939 года работал в штабе командования флотом (ОКМ) и наконец принял командование линкором «Бисмарк».

...24 июля корабль был уже готов к передаче флоту: на палубе играл оркестр, на мачте взвился нацистский флаг, «Бисмарк» вошел в строй германского военно-морского флота. Но еще несколько месяцев на борту продолжались работы и комплектование команды: прибывали связисты, медики, кочегары и машинисты, повара, шифровальщики, каптеры, артиллеристы и стюарды.

Как и во всем германском флоте, это были исключительно добровольцы и моряки по призванию; перед зачислением в команду им предстояло пройти немало испытаний, и конкурс был достаточно велик.

15 сентября «Бисмарк» покинул свое родное гнездо в Гамбурге и осторожно спустился фарватером Эльбы в студеные воды открытого моря. И все, кто видел линкор на ходу, не могли налюбоваться этим зрелищем. Военные корабли всегда поражали сочетанием силы и красоты, а «Бисмарк» - могучий и элегантный, с высокими бортами и благородным профилем, симметричными башнями и гордо высящимися мачтами, грозный и совершенный - был самым блистательным и могучим военным кораблем, когда-либо построенным на свете...

Технические характеристики: проект: BV-509; тип линкора: F; дата закладки: 1 июля 1936 г.; предприятие-изготовитель: «Блом унд Фосс», верфь Гамбурга; спущен на воду: 14 февраля 1939 г.; вступил в строй: 24 августа 1940 г.; водоизмещение стандартное: 39500 т.; водоизмещение проектное: 45450 т.; водоизмещение полное: 49450 т.; водоизмещение максимальное: 50500 т.; длина: 251 м; ширина (по миделю): 36 м; максимальная осадка: 10,2 м; максимальная скорость: 30,1 узла; вооружение: главный калибр - 8 орудий калибра 380 мм в четырёх башнях, вспомогательный калибр - 12 орудий калибра 150 мм в шести башнях, зенитная артиллерия дальнего боя - 16 орудий калибра 105 мм в 8 установках, зенитная артиллерия ближнего боя - 16 четырёхствольных автоматических пушек калибра 37 мм, зенитные автоматы - 20 калибра 20 мм, 4 гидросамолёта «Арадо-196», модификация А-3 (в наружном ангаре), 1 катапульта для запуска гидросамолётов, 3 радара FuMO 23; бронирование: главный бронепояс - 130–360 мм, верхний бронепояс - 320 мм, барбеты башен главного калибра – 320 мм, башни главного калибра – 360 мм, палубная броня - верхняя палуба - 50 мм, нижняя плуба – 80 мм, главная бронепалуба – 120 мм; цитадель: в ней 17 отсеков из 22, ее длина 70% от длины корпуса; силовая установка: 12 котлов системы Вагнера, 3 четырехкорпусных турбозубчатых агрегата «Блом унд Фосс общей мощностью 150000 л. с.; дальность плавания: 8500 миль 19-узловым ходом; запас горючего: 7900 т.; экипаж: 2200 человек.

ЭПИЛОГ Гитлер - так же точно, как многие не только военно-морские, но и политические лидеры Англии, США и Японии, не говоря уже о Сталине,3 - обожал большие корабли. Его восхищала мощь линкоров, он мог часами обсуждать их техническое оснащение, хотя о стратегии и назначении военно-морского флота имел, скажем так, весьма сухопутные понятия.

Впрочем, немного на свете найдется мужчин, которые совершенно равнодушны к большим кораблям. Возможно, это и в самом деле тупиковая ветвь развития военно-технической мысли, но образ громадного корабля впечатляет и пробуждает чувства, восходящие к известной эстетической категории возвышенного.

Источникиhttp://www.weltkrieg.ru/ships/424-bismarck.htmlhttp://historius.narod.ru/spravka/battleships/bismarck-1.htm

dokwar.ru


Смотрите также