Германия на польшу напала


КАК ПОЛЬША НАПАЛА НА ГЕРМАНИЮ В 1939г: sandra_rimskaya

В 30-х годах мировое еврейство толкнуло Польшу на войну с Германией.

Почему-то многие исторические факты умалчиваются, хотя никто не спорит с тем, что они существовали.Например, поведение Польши перед Второй Мировой войной было весьма интересным! Эта история умалчивалась во времена СССР, так как Польша была в СЭВ и негоже было позорить и раздражать своего союзника.

Однако теперь, когда польская верхушка обвиняет Россию во всех смертных грехах, неплохо было бы напомнить им кое-что...

Когда Германия еще набирала силу, #Польша уже была в силе и хотела поживиться землями своих соседей. Вот только несколько фактов:

Поляки явно нарываются, чтобы им напомнили, кто начал Вторую мировую войну. Это только немцам на руку. Проиграли - на них всех собак и повесили. Поляки убили в 38-м мирных жителей-немцев 8 000 человек в Польше, распороли животы, набили землей.

Женщин, детей, пасторов. И в таком виде отдали немцам. Это и было начало Второй мировой войны.Только факты:

В 30-х годах мировое еврейство проворачивало в Польше сценарий, такой же как в сегодняшней Украине. Результатом стало нападение Польши на Германию и Вторая Мировая Война… Нам пора учиться на тех ошибках, а не повторять старые...

Принуждение Германии к войнеКак локальный конфликт был раздут в Мировую войну1930-й: Пол Эдвард Ридзь-Смигли, возомнивший себя Наполеоном, заявил, что Польша должна показать своему архи-врагу свои клыки. Он стал новым Маршалом Польши в 1936-м. Польская газета «Liga der Grossmacht» заклинала своих читателей (3): «Война против Германии, чтобы сдвинуть границу к рекам Одер и Ныса. Пруссию следует захватить до реки Шпрее. В войне с Германией мы не будем брать пленных. И в ней не будет места для человеческих чувств и культурных ограничений. Мир содрогнётся от Польско-Германской войны. Мы должны вселить в наших солдат дух сверхчеловеческой жертвенности, безжалостной мести и жестокости».24 марта 1932-го: Bernard Lecache, Президент Еврейской Всемирной Федерации: «Германия – наш враг №1 во всём мире. Наша цель – организовать безо всякого сожаления против неё войну».

24 марта 1933-го: На первой полосе Дэйли Экспресс напечатан призыв к бойкоту немецких товаров, резко подорвавший уровень жизни в Германии – стране-экспортёре товаров. «14 миллионов евреев стоят вместе, как один человек, объявляя войну Германии».

8 мая 1933-го: Стефан Вайс, влиятельный рабби США: «Я – за войну».

Весна 1933-го: Член Окружного совета (воевода) Восточного Обершлейзена, Грацинский, заявил в пропагандистской речи в Польском МИД: «Уничтожайте немцев».

7 августа 1933-го: Нью-Йорк Таймс опубликовала речь Шмуля Унтермейера из Еврейского Всемирного Конгресса, в которой он призвал к «...священной войне против Германии, до конца Германии и её полного уничтожения».

25 января 1934-го: Владимир Жаботинский, лидер марксистов и сионистов пишет:«Мы развяжем ментальную и материальную войну всего мира против Германии».

Февраль 1936-го: Убийство в Швейцарии немецкого дипломата Вильгельма Густлова евреем Давидом Франкфутером.

1936-й: После смерти маршала Пилсудского новым маршалом Польши становится Эдвард Ридзь-Смигли.

1938-й: Открытое письмо Черчилля Гитлеру(1): «Если бы Англия оказалась в национальном бедствии, похожем на бедствие Германии в 1918-м, я молил бы Бога послать мне человека вашего духа и силы».

1938-й: в Польше были грубо экспроприированы 2/3 немецких имений, что вынудило сотни тысяч немцев покинуть Польшу.

1938-й: 8000 немцев были убиты самым зверским образом, включая католических и протестантских священников и пасторов, женщин и детей. За этим последовали травля, террор и государственные преследования.

24 октября 1938-го: Германия представила в польское посольство в Берлине предложения по урегулированию трений в Польше. Планом предлагалось освободить чисто немецкое государство «Freistaat Danzig» от польского таможенного контроля, наложенного 1 апреля 1922-го. Также предлагалось провести референдум в Восточной Пруссии. Германо-Польский договор о ненападении («Nichtangriffspakt») с маршалом Пилсудским от 1934-го был продлён на 25 лет. После смерти маршала Пилсудского, госсекретарь Бек отверг предложения Германии. Варшава отвергала предложения Германии 4 раза.

Вновь созданная по Версальскому диктату Польша оккупировала немецкие провинции Westpreussen, Posen и Ost-Oberschlesien («Польский» Коридор), бывшие немецкими более 800 лет. Более того, Польша намеревалась оккупировать немецкие территории в направлении Берлина.

7 ноября 1938-го: Покушение на немецкого дипломата Эрнста фон Рата польским евреем Гриншпаном, которому позволили скрыться из Европы и так и не предстать перед судом.9 ноября 1938-го: Эрнст фон Рат умирает от ранения.

9/10 ноября 1938-го: «Хрустальная ночь» потрясает Германию. Пострадали еврейский бизнес, дома и около 12% из 1420 синагог. Погибло 36 человек. Тысячи были арестованы. Гитлер был вне себя, заявив: «Моя работа отброшена на 5 лет, если вовсе не уничтожена». Это доказывает, что происшествие случилось не «по велению свыше». (2)

10 ноября 1938-го: Адольф Гитлер немедленно отдаёт приказ о защите евреев и их собственности.

Консул пропал? непонятно.

ВСЕ запросы в поисковиках выдают дату -30 августа

30 августа 1939-го: В Кракове убит немецкий консул Август Шиллингер.-----------------------------------------------------------------------------

http://myhistori.ru/blog/43220144750/Kto-razvyazal-Vtoruyu-Mirovuyu-Voynu?domain=mirtesen.ru&pad=1&paid=1

http://www.germanvictims.com/2014/01/13/forcing-germany-into-war/

19 декабря 1938-го: Bernard Lecache, Президент Еврейской Всемирной Федерации:«Нашей задачей является организация моральной и культурной блокады Германии с разделением её нации на 4 части».

21 марта 1939-го: Гитлер формально провозглашает право Германии вернуть Свободный город Данциг и открыть жд и автомобильное сообщение через Коридор в Данциг под гарантии со стороны Польши.

23 марта 1939-го: Польша в провокационной форме отвергла требования Германии после объявления частичной мобилизации 23-го марта.

31 марта 1939-го: Англо-французская «Гарантийная декларация» Польше практически предоставлена для разрушения работы Германии по мирному и справедливому урегулированию кризиса. Поляки заявили, что расширят свои границы до реки Эльбы и что Берлин – не немецкий город, а старая польская деревня. Множественные польские плакаты провозглашали: «На Берлин!».

25 апреля 1939-го: Американский журналист Вейганд был вызван в американское посольство в Париже, и Посол Буллит заявил ему: «Война в Европе – дело решённое... Америка вступит в войну после Франции и Великобритании». (4) Это подтверждают документы Белого Дома Гарри Хопкинса, включая следующее заявление Черчилля того времени: «Война начнётся очень скоро. Мы вступим в войну, и США должны сделать то же самое. Вы, Барух, будете делать то, что следует делать, но за всем этим следить буду я». (4)

26 апреля 1939-го: Британский посол Хендерсон завил своему госсекретарю:«Проход через Коридор – абсолютно справедливое решение. Если бы мы были на месте Гитлера, то требовали бы его, как минимум».

28 апреля 1939-го: Правительство Германии реагирует отзывом Немецко-Польского соглашения 1934-го и Германо-Британского Морского Соглашения от 1935-го. Германия занимает выжидательную позицию.

1 мая 1939-го: Г-жа Мрозовичка взывает к польскому народу: «Фюрер далеко, а польский солдат – близко и на деревьях в лесу сучья в достатке». Были составлены списки и арестованы тысячи невинных немцев по ложным обвинениям. Такая великая Держава, как Германия, не должна столь долго участвовать в столь отвратительной игре. Вместо этого Германия продолжает свои усилия поиска мирного решения.

3 мая 1939-го: (5) Во время большого парада польских войск, проходившего во время польского Национального Праздника, возбуждённый народ кричал войскам: «На Гданьск!» и «Вперёд, на Берлин!».

Лето 1939-го: Маршал Ридзь-Смигли: «Польша хочет войны с Германией, и Германия не сможет избежать её, даже если захочет».

После этого Гитлер впервые представил прессе факты гонений на немцев в Польше. Приглашение Гитлера на переговоры в Берлин не было принято, но в то же время велись переговоры между Западными державами и СССР. Сталин предложил военное соглашение в целях полного окружения и изоляции Германии. В случае войны, он требовал свободный проход через Польшу и полную свободу действий на Балканах и против Турции.

В ответ на это Гитлер призывал Англию сохранять мир и делал ударение на право Германии на Данциг и Коридор. Он предрёк распад Британской Империи, в случае вступления её в войну.Лорд Ванситарг, заклятый враг мирных отношений с Германией и дипломатический советник Госдепа в Лондоне, заявил, что одно лишь упоминание о возможности немецко-английского пакта будет иметь в США разрушительный эффект для Британии.

20 августа 1939-го: Graszynski открыто призывает к убийству: «Забивайте немцев везде, где вы их найдёте».

23 августа 1939-го: Германия заключает с СССР пакт Молотова-Риббентроппа, разбивая в пух и прах англо-французские соглашения.

25 августа 1939-го: Гитлер заявляет британскому послу Невиллю Хендерсону:«Предположение, что Германия хочет завоевать весь мир – смехотворно. Британская Империя обладает 40 миллионами квадратных километров, СССР – 19-ю миллионами, а германия – 600 000 квадратных километров. Даже из этого видно, у кого есть намерения к завоеваниям…»

25 августа 1939-го: Подписание Англо-польского Соглашения о Взаимопомощи, усилившего военную эйфорию в Польше. Преступления против немцев в Польше умножаются. Житель Шлезина вспоминает: «Из-за репрессивных мер Польши её покинуло в 1938/39 около 80 000 немцев. Начиная с мая 1939-го немцы, живущие в Польше вблизи от границы с Германией, подвергаются особой опасности. На горожан и фермеров нападают, дома сжигают, женщин и детей – избивают…»

27 августа 1939-го: Отрывок из обращения Гитлера премьер-министру Франции Деладье: «Я, м-р Деладье, борюсь вместе со своим народом против несправедливости, творимой против нас, а остальные борются за эту несправедливость. Вы и я пережили войну и знакомы с её разорительной жестокостью. Мы знаем о неописуемых бедах, обрушивающихся на массы. Мы должны сделать всё, что в наших силах, чтобы не допустить новой войны…»

27 августа 1939-го: Хаим Вайцман (участвовавший в Бальфурской декларации), председатель еврейского «Палестинского Агентства», заявил Чемберлену, что евреи находятся на стороне Британии и готовы воевать на стороне демократии.

30 августа 1939-го: Снова Адольф Гитлер выпускает документ из 16 пунктов во избежание войны и урегулирования немецко-польского конфликта. Польша отказалась прислать посла для получения документа. Наоборот, в тот же день Польша объявляет всеобщую мобилизацию что, согласно Женевским Протоколам, равносильно объявлению войны.

30 августа 1939-го: В Кракове убит немецкий консул Август Шиллингер. И всё ещё Германия не отвечает войной.

31 августа 1939-го: Dahlerus: (6) «Когда 31 августа в 11:00 в сопровождении британского дипломатического советника Форбса я посетил польского посла в Берлине – Липски, для вручения 16-ти пунктов Гитлера, то он (Липски) сделал заявление аналогичное тому, что делается в случае войны: что Германия бунтует и что многочисленные польские войска успешно дойдут до Берлина…»

1 сентября 1939-го, полночь: Польское радио заявило: «Польша предприняла победное наступление на Берлин и будет там к выходным. Немцы хаотично отступают по всему фронту».1 сентября 1939-го: Гитлер выступает с импровизированной речью перед Рейхстагом в Krolloper, в которой делает акцент на то, что у Германии нет интересов на Западе. Затем он заявляет: «Прошлой ночью было 21 нарушение границы, этой ночью – уже 14, и 3 из них были очень серьёзными. Впервые Польская армия вторглась на территорию Германии. В 4:45 утра мы открыли ответный огонь...».

1 сентября 1939-го: 75 немецких дивизий численностью 1,1 миллиона человек противостоят Польской армии численностью в 1,7 миллиона. В кратковременных, тяжёлых боях польская армия потерпела поражение в течение 18 дней. Немецкая армия, пересёкшая границу Польши, обнаружила свежие могилы немцев, а на дорогах – их изорванную, окровавленную одежду и утварь. Нечеловеческими были кровопролитные сцены вБромберге и других местах, где трупы немцев были расчленёнными, изнасилованными, запытанными и убитыми нечеловеческими способами. Немецкие войска, входившие в Померанию, Шлезин и Словакию, наблюдали аналогичные ужасы.

3 сентября 1939-го: Сначала Германии объявила войну Англия, а затем – Франция. Рейхсканцлер был в ужасе. Лорд Гелифакс выразил своё удовлетворение: (7) «Теперь мы принудили Гитлера к войне так, что он более не сможет сделать ни одного шага в сторону от Версальского договора мирным способом». Вслед за этим Черчилль заявил по радио: (8) «Эта война – война Англии и её цель – уничтожение Германии».

17 сентября 1939-го: Войска СССР "оккупировали" 3/5 польской территории, но ни Лондон, ни Париж не объявили войны Советам, ни отправили войска на защиту Польши.

27 декабря 1945-го: Министр обороны США Форрестал записал в своём дневнике слова из разговора с Джо Кеннеди: «...ни у Франции, ни у Британии не было резона считать Польшу причиной войны, если бы не постоянное давление из Вашингтона... Чемберлен объяснил мне, что Америка и мировое еврейство толкнули Англию в войну…»ИсточникС картинками тут : http://maxpark.com/community/3782/content/3326226#share

http://maxpark.com/community/13/content/3326227

Распоряжение начальника верховного командования вооруженных сил Германии В. Кейтеля. 3 апреля 1939 г.

Распоряжение начальника верховного командования вооруженных сил Германии В. Кейтеля

3 апреля 1939 г.

Содержание: инструкция для вооруженных сил на период

1939-1940 гг.

Инструкция для вооруженных сил о единой подготовке военных действий на период 1939 — 1940 гг. перерабатывается.

Часть I («Обеспечение границы») и часть III («Данциг») будут разосланы в середине апреля. Они в основном остаются неизменными.

Часть II (план «Вайс») содержится в приложении {{** План «Вайс» — см. док. 265.}}. Подпись фюрера будет получена позднее.

Относительно плана «Вайс» фюрер распорядился о следующем:

1. Разработка [плана] должна проходить таким образом, чтобы осуществление операции было возможно в любое время, начиная с 1 сентября 1939 г.

2. На верховное командование вооруженных сил возлагается задача разработать точную таблицу взаимодействия по плану «Вайс» и обеспечить взаимодействие во времени между тремя видами вооруженных сил.

3. Свои соображения и материалы для таблиц взаимодействия командующие видами вооруженных сил должны представить верховному командованию вооруженных сил к 1 мая 1939 г.

Начальник верховного командованиявооруженных силКейтель

https://reibert.info/threads/ubijstvo-konsula-v-krakove-vopros.518862/

sandra-rimskaya.livejournal.com

КАК ПОЛЬША НАПАЛА НА ГЕРМАНИЮ В 1939г

 

Однако теперь, когда польская верхушка обвиняет Россию во всех смертных грехах, неплохо было бы напомнить им кое-что...

Когда Германия еще набирала силу, #Польша уже была в силе и хотела поживиться землями своих соседей. Вот только несколько фактов:

Поляки явно нарываются, чтобы им напомнили, кто начал Вторую мировую войну. Это только немцам на руку. Проиграли - на них всех собак и повесили. Поляки убили в 38-м мирных жителей-немцев 8 000 человек в Польше, распороли животы, набили землей.

Женщин, детей, пасторов. И в таком виде отдали немцам. Это и было начало Второй мировой войны.Только факты: В 30-х годах мировое еврейство проворачивало в Польше сценарий, такой же как в сегодняшней Украине. Результатом стало нападение Польши на Германию и Вторая Мировая Война… Нам пора учиться на тех ошибках, а не повторять старые...

 

Принуждение Германии к войне

Как локальный конфликт был раздут в Мировую войну

1930-й: Пол Эдвард Ридзь-Смигли, возомнивший себя Наполеоном, заявил, что Польша должна показать своему архи-врагу свои клыки. Он стал новым Маршалом Польши в 1936-м. Польская газета «Liga der Grossmacht» заклинала своих читателей (3): «Война против Германии, чтобы сдвинуть границу к рекам Одер и Ныса. Пруссию следует захватить до реки Шпрее. В войне с Германией мы не будем брать пленных. И в ней не будет места для человеческих чувств и культурных ограничений. Мир содрогнётся от Польско-Германской войны. Мы должны вселить в наших солдат дух сверхчеловеческой жертвенности, безжалостной мести и жестокости».

24 марта 1932-го: Bernard Lecache, Президент Еврейской Всемирной Федерации: «Германия – наш враг №1 во всём мире. Наша цель – организовать безо всякого сожаления против неё войну».

24 марта 1933-го: На первой полосе Дэйли Экспресс напечатан призыв к бойкоту немецких товаров, резко подорвавший уровень жизни в Германии – стране-экспортёре товаров. «14 миллионов евреев стоят вместе, как один человек, объявляя войну Германии».

8 мая 1933-го: Стефан Вайс, влиятельный рабби США: «Я – за войну».

Весна 1933-го: Член Окружного совета (воевода) Восточного Обершлейзена, Грацинский, заявил в пропагандистской речи в Польском МИД: «Уничтожайте немцев».

7 августа 1933-го: Нью-Йорк Таймс опубликовала речь Шмуля Унтермейера из Еврейского Всемирного Конгресса, в которой он призвал к «...священной войне против Германии, до конца Германии и её полного уничтожения».

25 января 1934-го: Владимир Жаботинский, лидер марксистов и сионистов пишет:«Мы развяжем ментальную и материальную войну всего мира против Германии».

Февраль 1936-го: Убийство в Швейцарии немецкого дипломата Вильгельма Густлова евреем Давидом Франкфутером.

1936-й: После смерти маршала Пилсудского новым маршалом Польши становится Эдвард Ридзь-Смигли.

1938-й: Открытое письмо Черчилля Гитлеру(1): «Если бы Англия оказалась в национальном бедствии, похожем на бедствие Германии в 1918-м, я молил бы Бога послать мне человека вашего духа и силы».

1938-й: в Польше были грубо экспроприированы 2/3 немецких имений, что вынудило сотни тысяч немцев покинуть Польшу.

1938-й: 8000 немцев были убиты самым зверским образом, включая католических и протестантских священников и пасторов, женщин и детей. За этим последовали травля, террор и государственные преследования.

24 октября 1938-го: Германия представила в польское посольство в Берлине предложения по урегулированию трений в Польше. Планом предлагалось освободить чисто немецкое государство «Freistaat Danzig» от польского таможенного контроля, наложенного 1 апреля 1922-го. Также предлагалось провести референдум в Восточной Пруссии. Германо-Польский договор о ненападении («Nichtangriffspakt») с маршалом Пилсудским от 1934-го был продлён на 25 лет. После смерти маршала Пилсудского, госсекретарь Бек отверг предложения Германии. Варшава отвергала предложения Германии 4 раза.

Вновь созданная по Версальскому диктату Польша оккупировала немецкие провинции Westpreussen, Posen и Ost-Oberschlesien («Польский» Коридор), бывшие немецкими более 800 лет. Более того, Польша намеревалась оккупировать немецкие территории в направлении Берлина.

7 ноября 1938-го: Покушение на немецкого дипломата Эрнста фон Рата польским евреем Гриншпаном, которому позволили скрыться из Европы и так и не предстать перед судом.

9 ноября 1938-го: Эрнст фон Рат умирает от ранения.

9/10 ноября 1938-го: «Хрустальная ночь» потрясает Германию. Пострадали еврейский бизнес, дома и около 12% из 1420 синагог. Погибло 36 человек. Тысячи были арестованы. Гитлер был вне себя, заявив: «Моя работа отброшена на 5 лет, если вовсе не уничтожена». Это доказывает, что происшествие случилось не «по велению свыше». (2)

10 ноября 1938-го: Адольф Гитлер немедленно отдаёт приказ о защите евреев и их собственности.

19 декабря 1938-го: Bernard Lecache, Президент Еврейской Всемирной Федерации:«Нашей задачей является организация моральной и культурной блокады Германии с разделением её нации на 4 части».

21 марта 1939-го: Гитлер формально провозглашает право Германии вернуть Свободный город Данциг и открыть жд и автомобильное сообщение через Коридор в Данциг под гарантии со стороны Польши.

23 марта 1939-го: Польша в провокационной форме отвергла требования Германии после объявления частичной мобилизации 23-го марта.

31 марта 1939-го: Англо-французская «Гарантийная декларация» Польше практически предоставлена для разрушения работы Германии по мирному и справедливому урегулированию кризиса. Поляки заявили, что расширят свои границы до реки Эльбы и что Берлин – не немецкий город, а старая польская деревня. Множественные польские плакаты провозглашали: «На Берлин!».

25 апреля 1939-го: Американский журналист Вейганд был вызван в американское посольство в Париже, и Посол Буллит заявил ему: «Война в Европе – дело решённое... Америка вступит в войну после Франции и Великобритании». (4) Это подтверждают документы Белого Дома Гарри Хопкинса, включая следующее заявление Черчилля того времени: «Война начнётся очень скоро. Мы вступим в войну, и США должны сделать то же самое. Вы, Барух, будете делать то, что следует делать, но за всем этим следить буду я». (4)

26 апреля 1939-го: Британский посол Хендерсон завил своему госсекретарю:«Проход через Коридор – абсолютно справедливое решение. Если бы мы были на месте Гитлера, то требовали бы его, как минимум».

28 апреля 1939-го: Правительство Германии реагирует отзывом Немецко-Польского соглашения 1934-го и Германо-Британского Морского Соглашения от 1935-го. Германия занимает выжидательную позицию.

1 мая 1939-го: Г-жа Мрозовичка взывает к польскому народу: «Фюрер далеко, а польский солдат – близко и на деревьях в лесу сучья в достатке». Были составлены списки и арестованы тысячи невинных немцев по ложным обвинениям. Такая великая Держава, как Германия, не должна столь долго участвовать в столь отвратительной игре. Вместо этого Германия продолжает свои усилия поиска мирного решения.

3 мая 1939-го: (5) Во время большого парада польских войск, проходившего во время польского Национального Праздника, возбуждённый народ кричал войскам: «На Гданьск!» и «Вперёд, на Берлин!».

Лето 1939-го: Маршал Ридзь-Смигли: «Польша хочет войны с Германией, и Германия не сможет избежать её, даже если захочет».

После этого Гитлер впервые представил прессе факты гонений на немцев в Польше. Приглашение Гитлера на переговоры в Берлин не было принято, но в то же время велись переговоры между Западными державами и СССР. Сталин предложил военное соглашение в целях полного окружения и изоляции Германии. В случае войны, он требовал свободный проход через Польшу и полную свободу действий на Балканах и против Турции.

В ответ на это Гитлер призывал Англию сохранять мир и делал ударение на право Германии на Данциг и Коридор. Он предрёк распад Британской Империи, в случае вступления её в войну.

Лорд Ванситарг, заклятый враг мирных отношений с Германией и дипломатический советник Госдепа в Лондоне, заявил, что одно лишь упоминание о возможности немецко-английского пакта будет иметь в США разрушительный эффект для Британии.

20 августа 1939-го: Graszynski открыто призывает к убийству: «Забивайте немцев везде, где вы их найдёте».

23 августа 1939-го: Германия заключает с СССР пакт Молотова-Риббентроппа, разбивая в пух и прах англо-французские соглашения.

25 августа 1939-го: Гитлер заявляет британскому послу Невиллю Хендерсону:«Предположение, что Германия хочет завоевать весь мир – смехотворно. Британская Империя обладает 40 миллионами квадратных километров, СССР – 19-ю миллионами, а германия – 600 000 квадратных километров. Даже из этого видно, у кого есть намерения к завоеваниям…»

25 августа 1939-го: Подписание Англо-польского Соглашения о Взаимопомощи, усилившего военную эйфорию в Польше. Преступления против немцев в Польше умножаются. Житель Шлезина вспоминает: «Из-за репрессивных мер Польши её покинуло в 1938/39 около 80 000 немцев. Начиная с мая 1939-го немцы, живущие в Польше вблизи от границы с Германией, подвергаются особой опасности. На горожан и фермеров нападают, дома сжигают, женщин и детей – избивают…»

27 августа 1939-го: Отрывок из обращения Гитлера премьер-министру Франции Деладье: «Я, м-р Деладье, борюсь вместе со своим народом против несправедливости, творимой против нас, а остальные борются за эту несправедливость. Вы и я пережили войну и знакомы с её разорительной жестокостью. Мы знаем о неописуемых бедах, обрушивающихся на массы. Мы должны сделать всё, что в наших силах, чтобы не допустить новой войны…»

27 августа 1939-го: Хаим Вайцман (участвовавший в Бальфурской декларации), председатель еврейского «Палестинского Агентства», заявил Чемберлену, что евреи находятся на стороне Британии и готовы воевать на стороне демократии.

30 августа 1939-го: Снова Адольф Гитлер выпускает документ из 16 пунктов во избежание войны и урегулирования немецко-польского конфликта. Польша отказалась прислать посла для получения документа. Наоборот, в тот же день Польша объявляет всеобщую мобилизацию что, согласно Женевским Протоколам, равносильно объявлению войны.

30 августа 1939-го: В Кракове убит немецкий консул Август Шиллингер. И всё ещё Германия не отвечает войной.

31 августа 1939-го: Dahlerus: (6) «Когда 31 августа в 11:00 в сопровождении британского дипломатического советника Форбса я посетил польского посла в Берлине – Липски, для вручения 16-ти пунктов Гитлера, то он (Липски) сделал заявление аналогичное тому, что делается в случае войны: что Германия бунтует и что многочисленные польские войска успешно дойдут до Берлина…»

1 сентября 1939-го, полночь: Польское радио заявило: «Польша предприняла победное наступление на Берлин и будет там к выходным. Немцы хаотично отступают по всему фронту».

1 сентября 1939-го: Гитлер выступает с импровизированной речью перед Рейхстагом в Krolloper, в которой делает акцент на то, что у Германии нет интересов на Западе. Затем он заявляет: «Прошлой ночью было 21 нарушение границы, этой ночью – уже 14, и 3 из них были очень серьёзными. Впервые Польская армия вторглась на территорию Германии. В 4:45 утра мы открыли ответный огонь...».

1 сентября 1939-го: 75 немецких дивизий численностью 1,1 миллиона человек противостоят Польской армии численностью в 1,7 миллиона. В кратковременных, тяжёлых боях польская армия потерпела поражение в течение 18 дней. Немецкая армия, пересёкшая границу Польши, обнаружила свежие могилы немцев, а на дорогах – их изорванную, окровавленную одежду и утварь. Нечеловеческими были кровопролитные сцены вБромберге и других местах, где трупы немцев были расчленёнными, изнасилованными, запытанными и убитыми нечеловеческими способами. Немецкие войска, входившие в Померанию, Шлезин и Словакию, наблюдали аналогичные ужасы.

3 сентября 1939-го: Сначала Германии объявила войну Англия, а затем – Франция. Рейхсканцлер был в ужасе. Лорд Гелифакс выразил своё удовлетворение: (7) «Теперь мы принудили Гитлера к войне так, что он более не сможет сделать ни одного шага в сторону от Версальского договора мирным способом». Вслед за этим Черчилль заявил по радио: (8) «Эта война – война Англии и её цель – уничтожение Германии».

17 сентября 1939-го: Войска СССР "оккупировали" 3/5 польской территории, но ни Лондон, ни Париж не объявили войны Советам, ни отправили войска на защиту Польши.

27 декабря 1945-го: Министр обороны США Форрестал записал в своём дневнике слова из разговора с Джо Кеннеди: «...ни у Франции, ни у Британии не было резона считать Польшу причиной войны, если бы не постоянное давление из Вашингтона... Чемберлен объяснил мне, что Америка и мировое еврейство толкнули Англию в войну…»

Источник

С картинками тут : http://maxpark.com/community/3782/content/3326226#share

maxpark.com

Как Польша напала на Германию в 39-м

В 30-х годах мировое еврейство проворачивало в Польше сценарий, такой же как в сегодняшней Украине. Результатом стало нападение Польши на Германию и Вторая Мировая Война… Нам пора учиться на тех ошибках, а не повторять старые...

Принуждение Германии к войне

Как локальный конфликт был раздут в Мировую войну

1930-й: Пол Эдвард Ридзь-Смигли, возомнивший себя Наполеоном, заявил, что Польша должна показать своему архи-врагу свои клыки. Он стал новым Маршалом Польши в 1936-м. Польская газета «Liga der Grossmacht» заклинала своих читателей (3): «Война против Германии, чтобы сдвинуть границу к рекам Одер и Ныса. Пруссию следует захватить до реки Шпрее. В войне с Германией мы не будем брать пленных. И в ней не будет места для человеческих чувств и культурных ограничений. Мир содрогнётся от Польско-Германской войны. Мы должны вселить в наших солдат дух сверхчеловеческой жертвенности, безжалостной мести и жестокости»..

24 марта 1932-го: Bernard Lecache, Президент Еврейской Всемирной Федерации: «Германия – наш враг №1 во всём мире. Наша цель – организовать безо всякого сожаления против неё войну».

24 марта 1933-го: На первой полосе Дэйли Экспресс напечатан призыв к бойкоту немецких товаров, резко подорвавший уровень жизни в Германии – стране-экспортёре товаров. «14 миллионов евреев стоят вместе, как один человек, объявляя войну Германии».

8 мая 1933-го: Стефан Вайс, влиятельный рабби США: «Я – за войну».

Весна 1933-го: Член Окружного совета (воевода) Восточного Обершлейзена, Грацинский, заявил в пропагандистской речи в Польском МИД: «Уничтожайте немцев».

7 августа 1933-го: Нью-Йорк Таймс опубликовала речь Шмуля Унтермейера из Еврейского Всемирного Конгресса, в которой он призвал к «...священной войне против Германии, до конца Германии и её полного уничтожения».

25 января 1934-го: Владимир Жаботинский, лидер марксистов и сионистов пишет: «Мы развяжем ментальную и материальную войну всего мира против Германии».

Февраль 1936-го: Убийство в Швейцарии немецкого дипломата Вильгельма Густлова евреем Давидом Франкфутером.

1936-й: После смерти маршала Пилсудского новым маршалом Польши становится Эдвард Ридзь-Смигли.

1938-й: Открытое письмо Черчилля Гитлеру(1): «Если бы Англия оказалась в национальном бедствии, похожем на бедствие Германии в 1918-м, я молил бы Бога послать мне человека вашего духа и силы».

1938-й: в Польше были грубо экспроприированы 2/3 немецких имений, что вынудило сотни тысяч немцев покинуть Польшу.

1938-й: 8000 немцев были убиты самым зверским образом, включая католических и протестантских священников и пасторов, женщин и детей. За этим последовали травля, террор и государственные преследования.

24 октября 1938-го: Германия представила в польское посольство в Берлине предложения по урегулированию трений в Польше. Планом предлагалось освободить чисто немецкое государство «Freistaat Danzig» от польского таможенного контроля, наложенного 1 апреля 1922-го. Также предлагалось провести референдум в Восточной Пруссии. Германо-Польский договор о ненападении («Nichtangriffspakt») с маршалом Пилсудским от 1934-го был продлён на 25 лет. После смерти маршала Пилсудского, госсекретарь Бек отверг предложения Германии. Варшава отвергала предложения Германии 4 раза.

Вновь созданная по Версальскому диктату Польша оккупировала немецкие провинции Westpreussen, Posen и Ost-Oberschlesien («Польский» Коридор), бывшие немецкими более 800 лет. Более того, Польша намеревалась оккупировать немецкие территории в направлении Берлина.

7 ноября 1938-го: Покушение на немецкого дипломата Эрнста фон Рата польским евреем Гриншпаном, которому позволили скрыться из Европы и так и не предстать перед судом.

9 ноября 1938-го: Эрнст фон Рат умирает от ранения.

9/10 ноября 1938-го: «Хрустальная ночь» потрясает Германию. Пострадали еврейский бизнес, дома и около 12% из 1420 синагог. Погибло 36 человек. Тысячи были арестованы. Гитлер был вне себя, заявив: «Моя работа отброшена на 5 лет, если вовсе не уничтожена». Это доказывает, что происшествие случилось не «по велению свыше». (2)

10 ноября 1938-го: Адольф Гитлер немедленно отдаёт приказ о защите евреев и их собственности.

19 декабря 1938-го: Bernard Lecache, Президент Еврейской Всемирной Федерации: «Нашей задачей является организация моральной и культурной блокады Германии с разделением её нации на 4 части».

21 марта 1939-го: Гитлер формально провозглашает право Германии вернуть Свободный город Данциг и открыть жд и автомобильное сообщение через Коридор в Данциг под гарантии со стороны Польши.

23 марта 1939-го: Польша в провокационной форме отвергла требования Германии после объявления частичной мобилизации 23-го марта.

31 марта 1939-го: Англо-французская «Гарантийная декларация» Польше практически предоставлена для разрушения работы Германии по мирному и справедливому урегулированию кризиса. Поляки заявили, что расширят свои границы до реки Эльбы и что Берлин – не немецкий город, а старая польская деревня. Множественные польские плакаты провозглашали: «На Берлин!».

25 апреля 1939-го: Американский журналист Вейганд был вызван в американское посольство в Париже, и Посол Буллит заявил ему: «Война в Европе – дело решённое... Америка вступит в войну после Франции и Великобритании». (4) Это подтверждают документы Белого Дома Гарри Хопкинса, включая следующее заявление Черчилля того времени: «Война начнётся очень скоро. Мы вступим в войну, и США должны сделать то же самое. Вы, Барух, будете делать то, что следует делать, но за всем этим следить буду я». (4)

26 апреля 1939-го: Британский посол Хендерсон завил своему госсекретарю: «Проход через Коридор – абсолютно справедливое решение. Если бы мы были на месте Гитлера, то требовали бы его, как минимум».

28 апреля 1939-го: Правительство Германии реагирует отзывом Немецко-Польского соглашения 1934-го и Германо-Британского Морского Соглашения от 1935-го. Германия занимает выжидательную позицию.

1 мая 1939-го: Г-жа Мрозовичка взывает к польскому народу: «Фюрер далеко, а польский солдат – близко и на деревьях в лесу сучья в достатке». Были составлены списки и арестованы тысячи невинных немцев по ложным обвинениям. Такая великая Держава, как Германия, не должна столь долго участвовать в столь отвратительной игре. Вместо этого Германия продолжает свои усилия поиска мирного решения.

3 мая 1939-го: (5) Во время большого парада польских войск, проходившего во время польского Национального Праздника, возбуждённый народ кричал войскам: «На Гданьск!» и «Вперёд, на Берлин!».

Лето 1939-го: Маршал Ридзь-Смигли: «Польша хочет войны с Германией, и Германия не сможет избежать её, даже если захочет».

После этого Гитлер впервые представил прессе факты гонений на немцев в Польше. Приглашение Гитлера на переговоры в Берлин не было принято, но в то же время велись переговоры между Западными державами и СССР. Сталин предложил военное соглашение в целях полного окружения и изоляции Германии. В случае войны, он требовал свободный проход через Польшу и полную свободу действий на Балканах и против Турции.

В ответ на это Гитлер призывал Англию сохранять мир и делал ударение на право Германии на Данциг и Коридор. Он предрёк распад Британской Империи, в случае вступления её в войну.

Лорд Ванситарг, заклятый враг мирных отношений с Германией и дипломатический советник Госдепа в Лондоне, заявил, что одно лишь упоминание о возможности немецко-английского пакта будет иметь в США разрушительный эффект для Британии.

20 августа 1939-го: Graszynski открыто призывает к убийству: «Забивайте немцев везде, где вы их найдёте».

23 августа 1939-го: Германия заключает с СССР пакт Молотова-Риббентроппа, разбивая в пух и прах англо-французские соглашения.

25 августа 1939-го: Гитлер заявляет британскому послу Невиллю Хендерсону: «Предположение, что Германия хочет завоевать весь мир – смехотворно. Британская Империя обладает 40 миллионами квадратных километров, СССР – 19-ю миллионами, а германия – 600 000 квадратных километров. Даже из этого видно, у кого есть намерения к завоеваниям…»

25 августа 1939-го: Подписание Англо-польского Соглашения о Взаимопомощи, усилившего военную эйфорию в Польше. Преступления против немцев в Польше умножаются. Житель Шлезина вспоминает: «Из-за репрессивных мер Польши её покинуло в 1938/39 около 80 000 немцев. Начиная с мая 1939-го немцы, живущие в Польше вблизи от границы с Германией, подвергаются особой опасности. На горожан и фермеров нападают, дома сжигают, женщин и детей – избивают…»

27 августа 1939-го: Отрывок из обращения Гитлера премьер-министру Франции Деладье: «Я, м-р Деладье, борюсь вместе со своим народом против несправедливости, творимой против нас, а остальные борются за эту несправедливость. Вы и я пережили войну и знакомы с её разорительной жестокостью. Мы знаем о неописуемых бедах, обрушивающихся на массы. Мы должны сделать всё, что в наших силах, чтобы не допустить новой войны…»

27 августа 1939-го: Хаим Вайцман (участвовавший в Бальфурской декларации), председатель еврейского «Палестинского Агентства», заявил Чемберлену, что евреи находятся на стороне Британии и готовы воевать на стороне демократии.

30 августа 1939-го: Снова Адольф Гитлер выпускает документ из 16 пунктов во избежание войны и урегулирования немецко-польского конфликта. Польша отказалась прислать посла для получения документа. Наоборот, в тот же день Польша объявляет всеобщую мобилизацию что, согласно Женевским Протоколам, равносильно объявлению войны.

30 августа 1939-го: В Кракове убит немецкий консул Август Шиллингер. И всё ещё Германия не отвечает войной.

31 августа 1939-го: Dahlerus: (6) «Когда 31 августа в 11:00 в сопровождении британского дипломатического советника Форбса я посетил польского посла в Берлине – Липски, для вручения 16-ти пунктов Гитлера, то он (Липски) сделал заявление аналогичное тому, что делается в случае войны: что Германия бунтует и что многочисленные польские войска успешно дойдут до Берлина…»

1 сентября 1939-го, полночь: Польское радио заявило: «Польша предприняла победное наступление на Берлин и будет там к выходным. Немцы хаотично отступают по всему фронту».

1 сентября 1939-го: Гитлер выступает с импровизированной речью перед Рейхстагом в Krolloper, в которой делает акцент на то, что у Германии нет интересов на Западе. Затем он заявляет: «Прошлой ночью было 21 нарушение границы, этой ночью – уже 14, и 3 из них были очень серьёзными. Впервые Польская армия вторглась на территорию Германии. В 4:45 утра мы открыли ответный огонь...».

1 сентября 1939-го: 75 немецких дивизий численностью 1,1 миллиона человек противостоят Польской армии численностью в 1,7 миллиона. В кратковременных, тяжёлых боях польская армия потерпела поражение в течение 18 дней. Немецкая армия, пересёкшая границу Польши, обнаружила свежие могилы немцев, а на дорогах – их изорванную, окровавленную одежду и утварь. Нечеловеческими были кровопролитные сцены в Бромберге и других местах, где трупы немцев были расчленёнными, изнасилованными, запытанными и убитыми нечеловеческими способами. Немецкие войска, входившие в Померанию, Шлезин и Словакию, наблюдали аналогичные ужасы.

3 сентября 1939-го: Сначала Германии объявила войну Англия, а затем – Франция. Рейхсканцлер был в ужасе. Лорд Гелифакс выразил своё удовлетворение: (7) «Теперь мы принудили Гитлера к войне так, что он более не сможет сделать ни одного шага в сторону от Версальского договора мирным способом». Вслед за этим Черчилль заявил по радио: (8) «Эта война – война Англии и её цель – уничтожение Германии».

17 сентября 1939-го: Войска СССР оккупировали 3/5 польской территории, но ни Лондон, ни Париж не объявили войны Советам, ни отправили войска на защиту Польши.

27 декабря 1945-го: Министр обороны США Форрестал записал в своём дневнике слова из разговора с Джо Кеннеди: «...ни у Франции, ни у Британии не было резона считать Польшу причиной войны, если бы не постоянное давление из Вашингтона... Чемберлен объяснил мне, что Америка и мировое еврейство толкнули Англию в войну…»

--

Материалы:

(1) «Times».

(2) «Feuerzeichen» Ingrid Weckert.

(3) «Muenchner Neueste Nachrichten» 3 October 1930.

(4) «The Decisive Battles of the Western World,» London, 1956, J.F.C. Fuller.

(5) J.A. Kofler: «Die falsche Rolle mit Deutschland».

(6) Dahlerus: «Der Letzte Versuch».

(7) «Nation & Europa», 1954.

(8) Sven Hedin «Amerika im Kampf der Kontinente,» 1943.

Source: «Die geplante Vernichtung» Kristine Kluge.

Оригинал: German Victims (in English - "Forcing Germany into War")

The Forced War – Hoggan (pdf book)

Источник

***

Дополнение от пользователя smartsekko

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=YH92lxco8r4

Польша перед Второй мировой войной планировала расчленение СССР

Польское руководство, находившееся у власти накануне Второй мировой войны, планировало расчленение и уничтожение Советского Союза и с этой целью разжигало сепаратизм на Кавказе, на Украине и в Средней Азии. Об этом свидетельствуют архивные материалы, которые рассекретила Служба внешней разведки (СВР) России

МОСКВА, 1 сен - РИА Новости, Валерий Ярмоленко. Польское руководство, находившееся у власти накануне Второй мировой войны, планировало расчленение и уничтожение Советского Союза и с этой целью разжигало сепаратизм на Кавказе, на Украине и в Средней Азии. Об этом свидетельствуют архивные материалы, которые рассекретила Служба внешней разведки (СВР) России. По данным СВР, оказавшаяся в ее распоряжении подборка польских архивных документов лучше, чем у нынешнего руководства Польши.

"Среди рассекреченных материалов есть документы польского Генштаба, которые свидетельствуют о том, что в этой структуре было создано специальное подразделение по работе с национальными меньшинствами на территории СССР", - рассказал в интервью РИА Новости составитель сборника рассекреченных документов "Секреты польской политики. 1935-1945 годы" генерал-майор СВР Лев Соцков.

По его словам, главными задачами, которые ставил Генштаб Польши в работе против СССР, были дестабилизация обстановки на Украине, в Поволжье и на Кавказе, а также расчленение и уничтожение Советского Союза.

"С этой целью спецслужбы Польши создали организацию под названием "Прометей" со штаб-квартирой в Париже, которая управлялась из Варшавы", - рассказал Соцков.

Генерал добавил, что у советской разведки в предвоенные годы в Варшаве были хорошие агентурные позиции, что позволяло СССР получать информацию из польского МИД и документы польского Генштаба.

"Большой пакет таких документов оказался в наших архивах. Изучая эти документы, получаешь представление о политике Польши, которая формировалась накануне войны", - отметил собеседник агентства.

По данным Соцкова, по всей видимости, нынешнее польское руководство не располагает подобными документами, так как нацисты в годы войны вывезли все польские архивы. "Подобные документы могут быть в США или Англии", - предположил генерал.

"Думаю, что полякам надо радоваться, что мы предоставляем возможность ознакомиться с этими документами", - сказал Соцков.

В сборник вошли документы, связанные с польско-британскими отношениями, переговорах Германа Геринга с польским руководством во время его визита в Варшаву, записи бесед представителей МИД Польши с зарубежными коллегами, записка Сталину о документах МИД Польши, шифротелеграммы польских диппредставительств, документы польского Генштаба о разведывательной работе против СССР, записи бесед польского посла в Лиссабоне с премьер-министром Португалии Салазаром, Геринга с маршалом Рыдз-Смиглы.

Среди рассекреченных документов - спецсообщение о работе японской разведки с украинской эмиграцией, инструкция командующему польской армией в СССР (армия Андерса), выдержки из секретного отчета польскому эмигрантскому правительству, справка о деятельности резидента польской разведки в Лиссабоне, сведения о действиях польских должностных лиц в период Варшавского восстания и многие другие документы.

Все эти документы публикуются впервые. Их объем составляет почти 400 страниц.

По мнению генерала Соцкова, фальсификации истории в Польше в настоящее время приобрели ранг государственной политики.

"Оценки, искажающие реальный ход событий, идут на уровне правительства этого государства. Главная идея - возложить ответственность за начало Второй мировой войны на СССР так же, как и на фашистскую Германию", - сказал Соцков.

"Безусловно, доля вины за развязывание Второй мировой войны лежит и на Польше, поэтому сейчас и предпринимаются попытки исказить исторические факты", - добавил он.

Как отметил Соцков, курс руководства Польши во главе с Пилсудским и Беком (министром иностранных дел) на сотрудничество с фашистской Германией стал роковым для польского народа. По словам генерала Соцкова, Варшава перед началом Второй мировой войны заняла позицию, исключавшую возможность заключения военного соглашения между СССР, Великобританией и Францией при участии польской стороны.

"Вряд ли всю политическую ответственность можно возлагать на Польшу, но именно ее руководство в категорической форме отвергло создание антигитлеровского фронта в 1939 году", - напомнил собеседник агентства.

По его словам, польская позиция, как свидетельствуют документы, не была спонтанной - она формировалась годами. Еще во время визитов Геринга в Варшаву в 1935 и 1937 годах стороны достигли соглашения о том, что Польша поддержит требования Германии о снятии ограничений на вооружения и идею аншлюса Австрии. Германия, со своей стороны, выразила готовность вместе с Польшей противодействовать политике Советского Союза в Европе.

"В беседе с маршалом Рыдз-Смиглы Геринг заявил, что "опасен не только большевизм, но и Россия как таковая" и что "в этом смысле интересы Польши и Германии совпадают", - сообщил Соцков.

В августе 1937 года польский Генштаб выпустил директиву № 2304/2/37, в которой записано, что конечной целью польской политики является "уничтожение всякой России", а в качестве одного из действенных инструментов ее достижения названо разжигание сепаратизма на Кавказе, Украине и в Средней Азии с использованием, в частности, возможностей военной разведки.

"Ликвидация гитлеровцами Польши как суверенного государства, превращение ее территории в генерал-губернаторство Третьего рейха - это цена поразительной близорукости польских политиков. Ведь существовала реальная возможность зажать Германию между двумя фронтами, как это было во времена Антанты", - сказал собеседник агентства.

По словам генерала, даже в разгар войны, когда спецслужбы союзных стран считали своей главной задачей работу по Германии, польская разведка в соответствии с установками своего "лондонского правительства" была озабочена постановкой разведывательной работы по Советскому Союзу.

"Разведывательный отдел армии генерала Андерса, сформированной на территории СССР, имел задачей проведение оперативных мероприятий, связанных не только с военными действиями, но и, как говорилось в инструкции, "с потребностями будущего восстания в Польше", а также с необходимостью создания условий для ведения полномасштабной разведки на Востоке в послевоенное время", - сообщил Соцков.

Сборник документов из архива СВР охватывает период с 1935 по 1945 год.

Секреты польской политики. Сборник документов (1935-1945). Посмотреть сборник>> (скачать в pdf)

toomth.livejournal.com

Почему нападение Сталина на Польшу осталось безнаказанным | Россия | ИноСМИ

Тот, кто наносит удар в спину ослабленному противнику, действует нечестно и аморально – но зато эффективно. 17 сентября 1939 года в три часа утра Красная Армия перешла советско-польскую границу. Почти все польские солдаты вели в то время отчаянную борьбу, пытаясь остановить продолжавшееся уже 16 дней наступление немецкого вермахта, и поэтому еще одно нападение встретило слабое сопротивление.

Красная Армия превосходила польских защитников от 20 до 40 раз. В течение нескольких дней немецко-советская захватническая операция была завершена. Польша вновь исчезла с карты Европы, как это уже было в период с 1795-uj по 1918 год.

Демаркационная линия между оккупированным немцами «генерал-губернаторством», бывшей центральной частью Польши, и ставшей теперь советской Восточной Польшей до сих пор в основном остается польской восточной границей. Она была определена в секретном дополнительном протоколе пакта Сталина-Гитлера.

Бывшие когда-то польскими восточные территории сегодня входят в состав Белоруссии и Украины. Однако «сдвиг на запад» польского государства сегодня сохраняется именно таким, как этого и хотел Сталин.Дело ограничилось протестами

Во всех демократических государствах мира в сентябре 1939 года, когда стало известно о вероломном нападении на Польшу, руководители правительств вызвали к себе послов или поверенных в делах Советского Союза – но дело каждый раз ограничилось протестами.

То же самое произошло, когда Сталин, спустя десять недель, в начале зимы, дал приказ своим войскам совершить нападение на нейтральную Финляндию. Там советским войскам было оказано неожиданно упорное сопротивление, которое Красная Армия смогла сломить только по прошествии более трех месяцев.

Вновь западные правительства выступили с протестами, вновь Москва вынуждена была принять к сведению их ноты – и продолжала действовать. А когда Сталин летом 1940 года захватил три прибалтийские республики Эстонию, Латвию и Литву, то не последовало почти никаких протестов.

Дело в том, что в этот момент Франция находилась накануне сокрушительного поражения в борьбе против гитлеровской Германии. Великобритания готовилась к предстоящему немецкому вторжению. Что касается Соединенных Штатов, то там Франклин Рузвельт пытался заручиться поддержкой населения страны и Конгресса для того, чтобы начать войну против третьего рейха. На Красную Армию легла основная тяжесть боев

Практически все территории, насильственно аннексированные Сталиным в 1939-1940 годах, остались советскими и после 1945 года. За это московскому тирану пришлось так же мало отвечать, как и за многие миллионы жертв среди гражданского населения и представителей политического класса во время устроенных им нескольких волн террора в 1930-е годы.

Причина была проста: Соединенным Штатам и Великобритании нужен был Советский Союз для того, чтобы отвести еще большую угрозу в лице Гитлера. С 1941 года по 1944 год на Красную Армию легла основная нагрузка в ходе наземных боевых действий. Почти две трети европейской части Советского Союза были захвачены и разорены вермахтом.

Положение изменилось только 6 июня 1944 года, когда американским и британским солдатам удалось высадиться в Нормандии. Но по-прежнему в сражениях на Восточном фронте было задействовало более половины солдат вермахта.

Британский премьер Уинстон Черчилль испытывал такое же отвращение к коммунистическому диктатору Сталину, как и к национал-социалисту Гитлеру. Однако он хорошо понимал, что разгром третьего рейха был на тот момент приоритетной задачей: Гитлер вновь продемонстрировал свою непредсказуемость и полное пренебрежение к договорам. В отличие от этого, Сталин был агрессивен и жесток – но, тем не менее, предсказуем.

Рузвельт несколько иначе оценивал ситуацию. С 1942 года он частично доверял Сталину и даже верил его словам относительно признания грядущего миропорядка. Возможно, это была единственная глубоко наивная ошибка во всем остальном в высшей степени реалистично мыслившего президента Соединенных Штатов.Опасения по поводу возможного сепаратного мира

Кроме того, оба западных государственных деятеля опасались того, что Советский Союз может закончить войну, заключив сепаратный мир с третьим рейхом. Пакт Гитлера-Сталина, подписанный в августе 1939 года, показал, что оба диктатора были способны на подобного рода тактические шаги. На самом деле опасность сепаратной сделки, судя по всему, возникала несколько раз.

Такого рода опасность существовала в декабре 1941 года, когда передовые части вермахта уже могли наблюдать московские башни. Похожей была ситуация и осенью 1942 года, когда советский Южный фронт в районе Сталинграда предположительно находился на грани разгрома. В конечном итоге антигитлеровская коалиция могла развалиться в апреле 1943 года, когда Йозеф Геббельс обнаружил и сделал достоянием гласности тысячи трупов польских офицеров, убитых сотрудниками секретной службы НКВД в Катынском лесу.

Но каждый раз Рузвельт опасался того, что Сталин может решиться на заключение сепаратного мира. Имела ли такого рода готовность какие-либо шансы на реализацию? На этот вопрос сложно ответить однозначно. Но, скорее всего, это представляется маловероятным, поскольку Гитлер, заключив действовавший в течение 22 месяцев - с августа 1939 по июнь 1941 года – договор уже достиг пределов возможного в рамках своего мировоззрения.

Поскольку Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль полагали, что им не следует раздражать Сталина во время его борьбы против Гитлера, они согласились с его агрессивными действиями. Таким образом московский тиран ни разу не был призван к ответу за аннексию территорий и за другие преступления – в том числе и за вероломное нападение на Польшу.

inosmi.ru

Польская кампания вермахта (1939) - это... Что такое Польская кампания вермахта (1939)?

Польская кампания вермахта (1939), также известная как Вторжение в Польшу и Операция «Вайс» (в польской историографии принято название «Сентябрьская кампания») — военная операция вооружённых сил Германии и Словакии, в результате которой территория Польши была полностью оккупирована, а её части аннексированы соседними государствами.

В ответ на начало операции Британия (3 сентября) и Франция объявили войну Германии, что ознаменовало начало Второй мировой войны. Датой начала войны принято считать 1 сентября 1939 года — день вторжения в Польшу.

В ходе непродолжительной кампании германские войска нанесли поражение вооружённым силам Польши. 17 сентября на территорию Польши вошли советские войска с целью присоединения к СССР восточных областей Польши. Территория Польши была поделена между Германией и Советским Союзом (в соответствии с секретными протоколами к советско-германским договорам о ненападении и о дружбе и границе), а также Литвой и Словакией.

Предыстория конфликта

Польское государство было образовано после Первой мировой войны на территориях, принадлежавших последние полтора века России, Германии и Австро-Венгрии. Граница с Германией была определена Версальским договором, по которому Польша получала Западную Пруссию, часть Силезии и район Познани, а преимущественно немецкий Данциг, был объявлен свободным городом.[8] В 1922 году, после нескольких восстаний польского населения в Верхней Силезии, Польша смогла взять часть этой провинции под свой контроль. За пределами Веймарской республики остались значительные территории с компактным проживанием немецкого населения, в частности, Судеты, Клайпеда и Вольный город Данциг (Гданьск).

На востоке, по решению конференции, польская граница должна была пройти по так называемой линии Керзона, проведённой примерно по линии этнического разделения районов с польским большинством и районов с белорусским или украинским большинством. Однако в результате советско-польской войны граница с СССР была передвинута на восток.

После победы на выборах в Германии Гитлера, немецко-польские отношения заметно улучшились. Гитлер видел приоритет в возвращении германского контроля над Руром и присоединении Австрии и Чехословакии и поэтому предпочёл временно вывести Польшу из возможного антигерманского союза. Польские лидеры решили ухватиться за возможность потепления отношений, и 26 января 1934 года между Германией и Польшей был заключён договор о ненападении.

Вплоть до 1938 года немецкое правительство демонстрировало подчёркнуто тёплые отношения с Варшавой, а антипольская риторика в германской прессе была приглушена. Однако ситуация резко изменилась после завершения аншлюса Австрии и аннексии Судетской области у Чехословакии.

Аннексия Судет произошла в конце сентября 1938 года в результате решения, принятого в итоге Мюнхенских переговоров. Польша решила воспользоваться безвыходным положением чехословацкого правительства и 30 сентября потребовала от Чехословакии передать ей Тешинский район — спорную область, которую она рассматривала как незаконно оккупированную с 1919 года. Германия поддержала требование Польши, и 1 октября Прага согласилась на аннексию.

Одним из главных камней преткновения в германо-польских отношениях являлось существование на территории Восточного Поморья так называемого «Польского коридора» — части польской территории с выходом к Балтийскому морю, отделявшей основную часть Германии от Восточной Пруссии. Помимо сугубо политических вопросов, Поморье вобрало в себя целый комплекс нерешённых экономических проблем, в частности, с транзитом немецких грузов из Германии в Восточную Пруссию и его оплатой. В феврале 1936 года Польша наложила ограничение на транзит до решения данного вопроса[9]. Другим важнейшим пунктом во взаимоотношениях двух стран был Данциг (Гданьск).

Хотя Германия официально заявила, что Судеты — это её последнее территориальное приобретение, уже 24 октября 1938 года польский посол Липский был вызван к Риббентропу, который потребовал согласия Польши на включение вольного города Данцига в Рейх. В разговоре Риббентроп предложил вариант общего урегулирования всех вопросов между Германией и Польшей, который предполагал возвращение Данцига в Рейх и вступление Польши в Антикоминтерновский пакт[10]. Суть стремлений Германии сводилась к превращению Польши в своего сателлита. Из Варшавы пришёл решительный отказ, в частности, польский министр иностранных дел Бек заявил, что «любая попытка включить Данциг в Рейх приведет к немедленному конфликту». Тем не менее, Бек согласился проявить гибкость при обсуждении технических изменений в статусе города.

Фотографии

«Польский коридор» 1919—1939

Начальник Главного штаба ВП Вацлав Стахевич и британский генерал Эдмунд Айронсайд (в штатском) на штабных польско-британских переговорах 17 — 21 июля 1939

Несмотря на решительный отказ Польши, немецкое давление продолжалось, достигнув своей кульминации во время визита Риббентропа в Варшаву 25 января 1939 года. В разговоре с Беком Риббентроп пытался увлечь последнего возможностью военного союза Польши и Германии против СССР и намекал на возможность территориальных приращений на востоке. В обмен он просил согласия Бека на решение данцигского вопроса. Бек отказался обсуждать предложение Риббентропа[10].

Гарантии, которые дал 31 марта 1939 года Чемберлен Польше, объясняют его желанием укрепить позиции Польши в проанглийском направлении и для обеспечения обязательств Польши выступить в защиту Румынии в случае нападения на последнюю Германии[11]. Последнее связывается с событиями марта 1939 года, когда Румыния обратилась за помощью к Англии, на случай нападения Германии, которое в тот момент представлялись румынам весьма реальным[12]. Седьмого апреля 1939 года, после нападения Италии на Албанию, Англия предоставила гарантии Греции, Турции и Румынии. Посол США в Англии Джозеф Кеннеди указывал также на роль своей страны в этом: «Ни французы, ни англичане никогда бы не сделали Польшу причиной войны, если бы не постоянное подстрекательство из Вашингтона»[13]. Интересно, что хранящиеся в Манчестерском университете заметки Чемберлена 1938—1939 годов закрыты для доступа до 2037 года[14].

15 мая 1939 года Германия оккупировала то, что осталось от чехословацкого государства. Невилл Чемберлен, выступая в британском парламенте, объяснил отказ Англии и Франции от своих обязательств, данных Чехословакии в Мюнхене тем, что Чехословакия распалась из-за «внутреннего кризиса»[10]. Теперь Польша была с трёх сторон окружена немецкой территорией.

Эффективная военная помощь Польше была возможна лишь при поддержке со стороны СССР. В апреле—августе 1939 года в Москве проходили переговоры между представителями СССР, Великобритании и Франции о заключении тройственного договора о взаимопомощи, направленного против Германии, однако они продвигались очень медленно. Главной точкой преткновения стал вопрос о проходе советских войск через территорию Польши в случае конфликта с Германией, с чем польская сторона была категорически не согласна. В этих условиях руководство СССР приняло решение заключить договор с Германией. Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом был подписан 23 августа 1939 года. Обезопасив себя от угрозы вмешательства со стороны СССР в возможной войне против Польши, а также посчитав, что Великобритания и Франция не станут втягиваться в конфликт, Гитлер принял решение о начале операции.

Благодаря этим соглашениям гарантируется благожелательное отношение России на случай любого конфликта и то, что уже более не существует возможности участия в подобном конфликте Румынии!

— Документы и материалы о советско-германских отношениях [15]

Силы сторон

Фотографии

Польский истребитель PZL P.11, замаскированный на полевом аэродроме, 31 августа 1939

Польская пехота

Германия

У вермахта имелось решительное преимущество перед польской армией в механизированных частях и военно-воздушных силах[16].

Германия могла выставить на поле боя 98 дивизий, из которых 36 были практически не обучены и недоукомплектованы.

Тайная мобилизация вермахта началась 26 августа 1939 года. Полностью войска были отмобилизованы к 1 сентября[17]. На польском театре военных действий Германия задействовала 62 дивизии (непосредственно во вторжении участвовали больше 40 кадровых дивизий, из них 6 танковых, 4 лёгкие и 4 механизированные), 1,6 млн человек, 6000 артиллерийских орудий, 2000 самолетов и 2800 танков, свыше 80 % из которых представляли собой лёгкие танки. Боеспособность пехоты на тот момент оценивалась как неудовлетворительная[2].

Польша

Польша объявила мобилизацию 30 августа, но под давлением Франции отменила её и вновь объявила 31 августа[18]. Такая поздняя мобилизация и её внезапная отмена привели к трагическим последствиям.

К 1 сентября Польша сумела отмобилизовать 39 дивизий и 16 отдельных бригад, 1 млн человек, 870 танков (220 танков и 650 танкеток TKS), небольшое количество бронеавтомобилей Wz.29, 4300 артиллерийских орудий и миномётов, 407 самолётов (из них 44 бомбардировщика и 142 истребителя)[1]. Мобилизационный план был выполнен на 60 %, оперативное развёртывание войск — менее чем наполовину[19].

Польша уступала противнику не только в численности войск, но и в качестве вооружения. Так, например, с немецкими самолётами могли сравниться только 36 двухмоторных средних бомбардировщиков PZL P.37 «Лось» конструкции Ежи Домбровского — самые современные польские самолеты на тот период[20]. Серьёзное замешательство вызвали действия немецкой «пятой колонны» и сброшенных с воздуха диверсантов, стремившихся любой ценой подорвать сопротивление боевых частей и вызвать панику среди гражданского населения. 1 сентября было предпринято сразу несколько попыток овладеть важнейшими коммуникационными объектами.

Польша рассчитывала на поддержку Великобритании и Франции, с которыми была связана оборонительными военными союзами. При условии быстрого вступления в войну западных союзников и активного характера военных действий, организованных последними, сопротивление польской армии обязывало Германию к ведению войны на два фронта[21].

Планы сторон

Германия

Германский план на 31 августа 1939 г.

Немецкое командование исходило из того, что война должна быть короткой (концепция блицкрига). За две недели польская армия должна быть полностью уничтожена, а страна оккупирована. Этот план строился на широком использовании авиации и, прежде всего, пикирующих бомбардировщиков, на которые возлагалась задача поддержки наступления подвижных соединений с воздуха. Почти вся бронированная техника была сосредоточена в пяти корпусах, которые должны были найти слабые места в обороне противника, преодолеть её с ходу и выйти на оперативный простор, выигрывая фланги польских армий. В дальнейшем предполагалось решительное сражение на окружение и уничтожение, причём пехотные корпуса должны были действовать против фронта противника, а подвижные части — атаковать его с тыла[22].

Группа армий «Юг» имела задачу наступать с территории Силезии и Моравии в общем направлении на Варшаву, выйти к реке Висле и, сомкнувшись с группой армий «Север», совместно уничтожить остатки польских войск в западной Польше.

Задачей группы армий «Север» было наступление с территории Померании (4-я армия) и Восточной Пруссии (3-я армия) в общем направлении на Варшаву и, сомкнувшись с группой армий «Юг», совместно уничтожить остатки польских войск севернее Вислы.

Между группами армий «Север» и «Юг» находился большой участок границы, занятый малым числом войск. В их задачу входило своими действиями ввести в заблуждение противника относительно направлений главных ударов, а также сковать польскую армию «Познань»[23].

Польша

С самых первых дней независимости второй Польской Республики страна готовилась к войне на востоке. К началу 1939 года в польском Главном штабе не существовало даже военного плана на случай нападения Германии. Только тогда, когда эта угроза стала реальна, был подготовлен проект обороны. Проект опирался на следующие основополагающие принципы: в случае нападения на Польшу фашистской Германии — СССР сохраняет нейтралитет, а Франция выполняет свои союзнические обязательства от 1921 года и наносит удар по агрессору. Задачей польских войск являлось сдерживание нападения и сохранение людских и материальных ресурсов до тех пор, пока Франция не вступит в войну. После этого всё уже зависело от обстановки на фронте. Восточную границу по данному плану должен был охранять Корпус Охраны Пограничья (КОП), входивший в подчинение министерства внутренних дел.

Польское командование исповедовало принцип жёсткой обороны. Предполагалось защищать всю территорию, включая «Данцигский коридор» (другое название — Польский коридор), а против Восточной Пруссии, при благоприятных обстоятельствах, — наступать. Польша находилась под сильным влиянием французской военной школы, которая исходила из принципиальной недопустимости разрывов в линии фронта. Поляки прикрыли свои фланги морем и Карпатами и полагали, что смогут удержаться на такой позиции довольно долго: по крайней мере, две недели немцам потребуется, чтобы сосредоточить артиллерию и осуществить локальный тактический прорыв. Столько же времени будет необходимо союзникам для того, чтобы бо́льшими силами перейти в наступление на Западном фронте, так что общий оперативный баланс Рыдз-Смиглы считал для себя положительным[24].

Дипломатия перед началом войны

Германская дипломатия прилагала усилия в поисках формального повода к войне. В ночь на 30 августа Риббентроп направил британскому послу сэру Невиллу Хендерсону германские требования, изложенные в ультимативной форме. Польша должна была безоговорочно согласиться на занятие Данцига германскими войсками, а также на плебисцит по Поморью на немецких условиях. Польский посол Юзеф Липский попросил аудиенцию у Риббентропа, которая состоялась 31 августа в 18:30, и закончилась безрезультатно. Поздним вечером того же дня радиостанция «Deutschlandsender» передала текст германского ультиматума, состоящего из 16 пунктов (формально никогда до этого Польше не представляемого) и объявила об их неприятии польской стороной[25][26].

24 августа секретарь германского посольства в Москве Ханс фон Херварт передал американскому дипломату Чарльзу Болену и его французским коллегам текст секретных протоколов Пакта Молотова-Риббентропа. Госсекретарь США Корделл Халл проинформировал об этом британский МИД. В Варшаву, впрочем, данная информация не поступила. Польское руководство до последней минуты было уверено в том, что СССР будет придерживаться нейтралитета в польско-германском конфликте. Однако, уже 1 сентября 1939 года советская радиостанция в Минске помогала люфтваффе определять координаты для бомбардировок польских объектов[25].

Операция «Гиммлер»

Фотографии

Солдаты вермахта ломают шлагбаум на пограничном пункте в Сопоте (граница Польши и Вольного города Данцига), 1 сентября 1939 Взорванный польскими саперами мост в Тчеве (после неудачного захвата его немецкими диверсантами), 1 сентября 1939

31 августа Гитлер подписал секретную директиву № 1 «По ведению войны», в которой сообщалось: «На Западе важно, чтобы ответственность за начало военных действий падала полностью на Францию и Англию…»[27]

Для начала реализации плана «Вайс» Германии оставалось найти формальный повод к войне. С этой целью нацистской военной разведкой и контрразведкой, возглавляемой адмиралом Канарисом, совместно с гестапо был подготовлен ряд провокаций в 39 пограничных пунктах на всей протяженности польско-германской границы (т. н. операция «Гиммлер»). Провокации носили один и тот же характер — нападение спецподразделений СС и уголовных преступников (кодовое имя «Консервы»), специально отобранных в немецких тюрьмах и переодетых в гражданскую одежду (а не в польские мундиры, как утверждается в некоторых источниках — они должны были изображать не солдат, а силезских националистов), на немецкие объекты и возложение всей вины за это на польскую сторону.

Ответственность за выполнение операции «Гиммлер» была возложена на шефа РСХА обергруппенфюрера СС Рейнхарда Гейдриха. Практическое осуществление провокации было поручено начальнику отдела диверсий и саботажа военной разведки генералу Эрвину фон Лахузену и члену фашистской службы безопасности СД штурмбаннфюреру Альфреду Науйоксу.

В течение всего лета 1939 года имели место диверсионные нападения на польские пограничные объекты (блок-посты, лесничества, фабрики, железнодорожные станции и т. д.). Атакам подверглись, в частности, Катовице, Костежин и Млава. Диверсанты взрывали бомбы в местах наибольшего скопления народа. Так, например, в последнюю неделю августа в Тарнуве они заложили взрывчатку в багажном зале вокзала. При взрыве погибли 18 человек[28].

В ночь на 26 августа[комм. 1] группа диверсантов абвера из Бреслау совершила нападение на Яблунковский перевал с целью захвата туннеля и железнодорожной станции. Диверсанты наткнулись на охрану станции, но сумели уйти. В эти же самые дни другая группа попыталась захватить в Тчеве мост через Вислу, но, вступив в бой с пограничной охраной и понеся потери, вынуждена была отступить.

Известными предвоенными провокациями в ходе операции «Гиммлер» являются следующие:

Глейвицкий инцидент

Акцию 31 августа 1939 года провёл штурмбаннфюрер Альфред Науйокс. В полдень по телефону он получил условный приказ осуществить провокацию. Около 20:00 его группа совершила нападение на радиостанцию пограничного городка Глейвиц. Сама станция не передавала собственных программ, а ретранслировала передачи из Бреслау. С огромными техническими трудностями немцам удалось передать лишь одну фразу: «Глейвицкая радиостанция находится в польских руках!». Чтобы уничтожить следы этой провокации, всех участников нападения на радиостанцию расстреляли присматривавшие за ними солдаты СС[29]. Тела «Консервов» были брошены на месте, и здесь их вскоре обнаружила местная полиция. Немецкие осуждённые, убитые солдатами СС, стали первыми погибшими при вторжении немецких войск в Польшу. Кроме того, у входа в здание немцы бросили тело ранее застреленного ими силезца Фратишека Хоньока, известного своей пропольской деятельностью.

Той же ночью немецкие новостные службы заявляли, что польская армия предприняла ничем не спровоцированное нападение на Третий рейх[30]. Рано утром, выступая в рейхстаге, Гитлер заявил: «Сегодня ночью Польша впервые стреляла по нашей территории, используя регулярную армию. Мы ответим огнём не позже 5:45»

Операция «Гиммлер» продолжалась и после начала войны. 1 сентября, после начала войны, немецкая диверсионная группа вновь предприняла попытку захвата тчевского моста, который был взорван польскими сапёрами[28].

Начало военных действий (1—5 сентября 1939)

Фотографии

1 сентября 1939 года

Польская пехота в обороне

Велюнь после бомбардировки 1 сентября 1939 года (фото выполнено с башни готического собора Велюня)

1 сентября 1939 года в 4 часа 45 мин. немецкие войска согласно плану «Вайс», без объявления войны начали наступление по всей германо-польской границе, в том числе с территории Моравии и Словакии. Линия фронта составила около 1600 км.

Несколько минут спустя, учебный линкор «Шлезвиг-Гольштейн» открыл огонь по польскому транзитному складу на польской военно-морской базе Вестерплатте в Свободном городе Данциг на Балтике. Этот обстрел считается первыми выстрелами новой войны. Началась семидневная оборона Вестерплатте.

В это же самое время немецкие войска ворвались в город, где завязались упорные бои за здание «Польской почты» на площади Яна Гевелия. Только через 14 часов немцы сумели овладеть зданием. 1 сентября Альберт Форстер, объявленный «главой Вольного города Данцига» постановлением Сената ещё 23 августа 1939, выступил с заявлением о присоединении Данцига к рейху. И в тот же день комиссар Лиги Наций Карл Якоб Буркхардт и его комиссия покинули Данциг. Во второй половине дня немцы арестовали в Данциге первых 250 поляков, которых разместили в созданном 2 сентября концлагере Штуттгоф[25].

В 4:40 1-й дивизион пикирующих бомбардировщиков имени Макса Иммельмана (из 76-го полка люфтваффе) под командованием капитана Вальтера Зигеля начал бомбардировку Велюня. А через полчаса бомбы упали на Хойниц, Старогард и Быдгощ. В результате атаки на Велюнь погибли 1200 человек, в основном гражданские лица. Город был уничтожен на 75 %. Около 7:00 возле Олькуша польский лётчик Владислав Гнысь подбил первый немецкий самолет. Тем временем немцы попытались с воздуха атаковать Варшаву[комм. 2] , но были отбиты польскими истребителями. 1 сентября немецкие самолеты атаковали Гдыню, Пуцк и Хель. Массированным бомбардировкам подверглись Верхняя Силезия, Ченстохова, Краков и расположенный в глубине страны Гродно. 2 сентября в налёте на Люблин погибло около 200 человек. И ещё 150 человек при бомбежке эвакуационного поезда, стоящего на вокзале в Коло[25].

В первый день наступления немецкая авиация уничтожила большую часть польской авиации на её аэродромах, создав тем самым условия для стремительного продвижения сухопутных войск. После этого немецкая авиация могла быть использована для достижения других намеченных целей. Она сделала невозможным организованное завершение мобилизации польских вооруженных сил и крупные оперативные переброски сил по железной дороге и серьёзно нарушила управление и связь противника[31].

На третий день польские ВВС прекратили существование. По другим источникам, польское командование сохранило авиацию от первого удара люфтваффе, перебросив её 31 августа на полевые аэродромы. И хотя немецкая авиация завоевала полное господство в воздухе, польские лётчики в ходе войны сбили более 130 самолётов противника[3].

На севере вторжение осуществлялось группой армий Бока, имевшей в своем составе две армии. 3-я армия под командованием Кюхлера наносила удар из Восточной Пруссии на юг, а 4-я армия под командованием Клюге — на восток через Польский коридор, чтобы соединиться с войсками 3-й армии и завершить охват правого фланга поляков. Состоящая из трех армий группа Рундштедта двигалась на восток и северо-восток через Силезию. Польские войска были равномерно распределены на широком фронте, не имели устойчивой противотанковой обороны на главных рубежах и достаточных резервов для контрударов по прорвавшимся войскам противника.

Волынская бригада кавалерии вступила под Мокрой в бой с 4-й немецкой танковой дивизией из состава 10-й армии. Целый день кавалеристы вели неравный бой с бронетанковыми частями, поддержанными артиллерией и авиацией. В ходе сражения они, тем не менее, сумели уничтожить около 50 танков и несколько самоходок. Ночью бригада отступила на вторую линию обороны. Однако немецкие войска сумели обойти её и нанесли удар в тыл польским позициям.

Равнинная Польша, не располагающая какими-либо серьёзными естественными преградами, к тому же при мягкой и сухой осенней погоде, представляла собой хороший плацдарм для использования танков. Авангарды немецких танковых соединений легко прошли сквозь польские позиции.

Прервалась связь между Генштабом и действующей армией, стала невозможной дальнейшая мобилизация, которая началась ещё 30 августа[32]. Из шпионских донесений люфтваффе удалось выяснить местонахождение польского Генштаба, и его непрерывно бомбили, несмотря на частые передислокации. В Данцигском заливе германские корабли подавили небольшую польскую эскадру, состоявшую из одного эсминца, миноносца и пяти подводных лодок. Кроме того, три эсминца успели ещё до начала военных действий уйти в Великобританию (План «Пекин»). Вместе с двумя подводными лодками, сумевшими прорваться из Балтики, они приняли участие в военных действиях на стороне союзников после оккупации Польши.

Пограничные бои

Поморье

Немецкое наступление началось и развивалось в полном соответствии с доктриной блицкрига. Однако, в первые дни оно натолкнулось на ожесточенное сопротивление уступающих противнику в военной силе польских войск. Тем не менее, сосредоточив на главных направлениях бронетанковые и моторизованные соединения, немцы нанесли мощный удар по всем польским боевым частям. Пограничные бои прошли 1-4 сентября в Мазовии, Поморье, Силезии и на Варте. В первых днях наступления германские войска взломали оборону польских войск и заняли часть Велькопольского воеводства и Силезии[33].

На севере главные польские силы, сконцентрированные в районе Млавы и в Поморье, к 3 сентября потерпели поражение. Армия «Модлин», атакованная 3-ей немецкой армией у Млавы, вынуждена была отступить из района Млавы на линию Висла — Нарев. Армия «Поморье» Владислава Бортновского после тяжелых боев и потерь в ходе окружения в Борах — Тухольских покинула район Поморья. При отступлении через Быдгощ части армии подверглись нападению немецкой пятой колонны (см. Быдгощское «кровавое воскресенье») . Сразу после занятии Поморья немцы перебросили 4-ю армию вместе с 19-м танковым корпусом в Восточную Пруссию, чтобы начать оттуда наступление на Отдельную оперативную группу «Нарев». Вместе с тем и польским войскам удалось нанести противнику несколько болезненных ударов[34].

Силезия

В это же самое время на юго-востоке силы немецкой 10-й полевой армии к концу дня 1 сентября пробили брешь между армиями «Лодзь» и «Краков», глубоко изломав линию фронта. Польские войска подверглись мощной атаке со стороны немецких 8-й и 14-й полевых армий. Под угрозой окружения оба польских соединения вынуждены были отступить. В тяжелейшем положении оказалась армия «Краков». На неё пришёлся главный удар 14-й полевой армии немцев, которая силами своего 8-го армейского корпуса окружила Верхнюю Силезию и атаковала Рыбник. Между тем, её 17-й армейский корпус начал наступление на Бельско-Бялу. 7-я пехотная дивизия этого корпуса вступила в бой с силами 2-го полка КОП, занимавшими оборону на «Венгерской Горке». Между тем, наступление 8-го армейского корпуса немцев (8-я и 28-я пехотные дивизии) на левое крыло Оперативной группы «Шлёнск» генерала Яна Ягмина-Садовского сразу же встретило сильное сопротивление польских войск. Весь день 1 сентября прошёл в ожесточенных боях с участием пехоты, артиллерии и танков. 2 сентября немцы всей мощью обрушились на Миколов, Выры и Кобюр. В тот же день командующий армией «Краков» генерал Антони Шиллинг отдал приказ об отступлении из Силезии[35].

Странная война

В связи с агрессией против Польши, 3 сентября 1939 года Великобритания и Франция объявили Германии войну. Они направили ультиматум германскому руководству с требованием немедленного прекращения военных действий и вывода всех войск вермахта с территории Польши и Вольного города Данцига. Таким образом, оба государства в соответствии со взятыми на себя союзническими обязательствами оказались в состоянии войны с Германией. Днём ранее, 2 сентября, французское правительство объявило мобилизацию и приступило к концентрации своих войск на германской границе.

Начало и прекращение военных действий

7 сентября части 3-й и 4-й французских армий перешли германскую границу в Сааре и вклинились в предполье Линии Зигфрида. Никакого сопротивления им оказано не было, а немецкое население Саара эвакуировалось. 12 сентября в Абвиле состоялось заседание французско-британского высшего военного совета с участием Невилла Чемберлена, Эдуара Даладье и главнокомандующего французской армией Мориса Гамелена. В ходе заседания было принято решение о прекращении наступления в связи с тем, что «события в Польше не оправдывают дальнейших военных действий в Сааре»[36].

На практике данное решение означало отказ от союзнических обязательств по отношению к Польше, принятых 19 мая 1939 года, в соответствии с которыми Франция должна была всеми доступными средствами предпринять наземное наступление на 15-й день с начала мобилизации, а боевые воздушные действия — с самого первого дня немецкого вторжения в Польшу. Польские послы во Франции (Эдвард Рачинский) и в Англии (Юлиуш Лукасевич) безуспешно пытались повлиять на позицию союзников и склонить их к выполнению принятых обязательств. Между тем, весь оборонительный план «Z» польского Главного штаба опирался именно на наступление союзников. Последние имели уникальную возможность развить наступление в тот единственный краткосрочный период своего военного превосходства над вермахтом и повлиять на дальнейшую судьбу всех народов Европы, включая собственную. До самого окончания боевых действий в Польше германское командование было не в состоянии перебросить на Западный фронт ни одного соединения (кроме вышеупомянутой дивизии горных стрелков). Однако своего шанса союзники не использовали, что имело для них катастрофические последствия в 1940 году[37].

В сентябре 1939 ФКП начала антивоенную кампанию, призывая солдат дезертировать из армии. 2 сентября её депутаты проголосовали против военных кредитов. Генеральный секретарь партии Морис Торез, призванный в армию, дезертировал и бежал в СССР. Военным судом он был приговорён к смерти[комм. 3].

Битва за Варшаву и район Кутно-Лодзь (5-17 сентября 1939)

14 сентября 1939

В ходе немецкого наступления на 5 сентября 1939 года сложилась следующая оперативная обстановка. На севере левофланговые соединения группы армий «Север» фон Бока двигались на Брест-Литовск. На юге правофланговые соединения группы армий «Юг» Рундштедта устремились в северо-восточном направлении в обход Кракова. В центре 10-я армия из состава группы Рундштедта (под командованием генерал-полковника Рейхенау) с большей частью бронетанковых дивизий вышла к Висле южнее Варшавы и атаковала позиции резервной польской армии «Прусы». В ходе сражений под Пётркувом-Трибунальским и Томашувом-Мазовецким армия «Прусы» потерпела поражение и 6 сентября отступила на правый берег Вислы. Неудачей для неё завершилось и сражение под Илжей. 1-я и 4-я немецкие танковые дивизии, захватив пётркувское шоссе, получили открытый путь на Варшаву. На Варте немецкая 8-я армия прорвала оборону армии «Лодзь» и отбросила её на восток. В то же время на севере 3-я армия немцев оттеснила армию «Модлин» на линию Вислы[38].

Внутреннее кольцо двойного окружения смыкалось на Висле, внешнее — на Буге. Сложилась реальная угроза отсечения армий «Поморье» и «Познань» от основных сил. В этих условиях маршал Рыдз-Смиглы отдал приказ общего отступления на линию Висла-Сан. 6 сентября Главный штаб переместился из Варшавы в Брест, а столицу страны покинули президент Игнаций Мосцицкий и правительство Польши [39].

8 сентября польская армия применила химическое оружие — газ иприт. В результате два немецких солдата погибло, двенадцать были ранены[40].

Чтобы помешать общему отходу польских частей, 3-я немецкая армия получила приказ о наступлении на Седльце через Нарев и Буг. Продвижение, однако, застопорилось из-за ожесточённого сопротивления польских гарнизонов в Ружанских фортах. В то же время 14-я немецкая армия получила приказ об отсечении польских войск от переправ через Сан и наступлению на Люблин[41]. 5 сентября она завершила изнурительные бои под Йордановом с армией «Краков», где 10-я польская бригада кавалерии полковника Станислава Мачека нанесла 22-му танковому корпусу тяжелые потери. Корпус, обладавший 15-кратным превосходством в танках и поддержку люфтваффе, потерял более 100 танков и в течение нескольких дней сумел продвинуться не более, чем на 30 км. Эта задержка обеспечила отступление находящимся под угрозой окружения частям армии «Краков».

12 сентября немецкие моторизованные подразделения вышли ко Львову. 14 сентября завершилось окружение Варшавы и немцы приступили к массированным артиллерийским обстрелам польской столицы. Тем временем 3-я армия осадила Брест. 16 сентября 19-й корпус в районе Хелма соединился с частями 22-го танкового корпуса 14-й армии и, тем самым, замкнул кольцо окружения вокруг подразделений ВП, находящихся между Вислой и Бугом.

Польские силы были рассечены на несколько частей, каждая из которых оказалась в полном окружении и не имела никакой общей боевой задачи. В основном, польское сопротивление с этого времени продолжалось только в районе Варшавы—Модлина и немного западнее — вокруг Кутно и Лодзи. Польские войска в районе Лодзи предприняли безуспешную попытку вырваться из окружения, однако после непрерывных воздушных и наземных атак и после того, как у них кончились продовольствие и боеприпасы, сдались 17 сентября. Между тем, кольцо внешнего окружения сомкнулось: к югу от Брест-Литовска соединились 3-я и 14-я немецкие армии.

Битва за Варшаву

«Я получил Ваше сообщение о том, что германские войска вошли в Варшаву. Пожалуйста, передайте мои поздравления и приветствия правительству Германской империи. Молотов»

Телефонограмма В. Молотова И. фон Риббентропу, 9 сентября 1939 [15]

Ситуация вокруг польской столицы резко обострилась к 8 сентября. В этот день 16-й танковый корпус немцев (из состава 10-й полевой армии) атаковал город из района Гуры-Кальварии, однако был вынужден отойти под ударами защитников города. Началась оборона Варшавы. Для защиты столицы были созданы две новые армии — «Варшава» (генерал Юлиуш Руммель) и «Люблин» (генерал Тадеуш Пискор)[42]. Обе армии, однако, не располагали достаточными силами. Положение ещё более осложнилось тем, что на северном участке немецкие войска прорвали фронт на стыке армии «Модлин» и отдельной оперативной группы «Нарев». План окружения польских частей к востоку от Вислы оказался, однако, сорван в героической обороне Визны. В ходе трёхдневных боёв защитники Визны под командованием Владислава Рагиниса сдерживали натиск 10-й танковой дивизии генерала Фалькенхорста и 19-го механизированного корпуса генерала Гудериана.

В новой ситуации командование ОКХ отдало приказ отсечь польским войскам пути отхода на восток и предотвратить их эвакуации в Румынию. Для этой цели войска Гудериана двинулись на Брест, а 22-й танковый корпус из состава 14-й полевой армии ударил в направлении Хелма. Одновременно часть сил 14-й полевой армии немцев атаковала Львов, чтобы воспрепятствовать отступлению польских войск в Румынию[43].

10 сентября из подразделений армии «Люблин» Главный штаб Войска Польского создал три фронта: Южный (генерал Казимеж Соснковский), Центральный (генерал Тадеуш Пискор) и Северный (генерал Стефан Домб-Бернацкий).

19 сентября командующий 8-й полевой армии немцев отдал приказ о генеральном штурме. 22 сентября начался штурм при поддержке с воздуха. 25 сентября в налёте участвовало 1150 самолётов Люфтваффе. Было сброшено 5818 тонн бомб[44].

Бои за Варшаву продолжались до 28 сентября, когда, исчерпав все силы для обороны города, польское командование было вынуждено подписать акт о капитуляции[44].

Битва на Бзуре

Битва на Бзуре произошла с 9 по 22 сентября между польскими армиями «Познань» (генерал Тадеуш Кутшеба) и «Поморье» и немецкими 8-й и 10-й полевыми армиями группы армий "Юг".

В ночь на 10 сентября отступающие польские армии «Познань» и «Поморье» нанесли сильнейший удар по левому флангу наступающей на Варшаву 8-й немецкой армии и вышли в тыл группы армий «Юг». Наступавшие на Варшаву части Вермахта вынуждены были перейти к обороне. Однако, после прибытия к немцам свежих подкреплений и создания значительного перевеса в силах, немецкие войска нанёсли ответный удар, и армии «Познань» и «Поморье» к 14 сентября были почти полностью окружены.[45].

19 сентября 14-й полк уланов прорвал кольцо окружения и добрался до Варшавы. За ним последовали и другие кавалерийские подразделения ОКГ и включались в оборону Варшавы. Тем временем, сопротивление обеих армий в котле постепенно угасало и было окончательно сломлено 21 сентября. В плен попали 120 тысяч человек[45]. Остальные пытались прорваться к Варшаве через Пущу. В общей сложности в Варшаву сумели пробиться около 30 тысяч солдат.

Вступление СССР в пределы Польши (17 сентября 1939 года)

Совещание немецкиx и советских военнослужащих

Первоначальный план действий польских войск заключался в отступлении и перегруппировке сил на юго-востоке страны, вдоль границы с Румынией. Идея создать там оборонительный район основывалась на убеждении, что союзные Англия и Франция начнут военные действия против Германии на Западе, и Германия будет вынуждена перебросить часть сил из Польшы для войны на два фронта[46]. Однако советское наступление внесло коррективы в эти планы.

Политическое и военное руководство Польши осознавало, что они проиграют войну Германии ещё до вступления советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию[46]. Тем не менее, они не собирались сдаваться или вести переговоры о перемирии с Германией. Вместо этого польское руководство отдало приказ эвакуироваться из Польши и перебираться во Францию[46]. Само правительство и высшие военачальники перешли границу с Румынией близи города Залещики в ночь на 18 сентября. Польские войска начали отступать к границе с Румынией, подвергаясь атакам немецкий войск с одной стороны и время от время сталкиваясь с советскими войсками с другой. К моменту приказа на эвакуацию немецкие войска нанесли поражение польским армиям «Краков» и «Люблин» в сражении за Томашув-Любельский (англ. Battle of Tomaszów Lubelski), которое продолжалось с 17 по 20 сентября[47].

17 сентября советские войска вступили в пределы Польши с востока в районе севернее и южнее Припятских болот. Советское правительство объяснило этот шаг, в частности, несостоятельностью польского правительства, распадом польского государства де-факто и необходимостью обеспечения безопасности украинцев, белорусов и евреев, проживающих в восточных областях Польши. Польское верховное командование из Румынии отдало приказ войскам не оказывать сопротивления частям Красной Армии.

Вступление в войну СССР было согласовано с германским правительством и проходило в соответствии с секретным дополнительным протоколом к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Есть сведения и о прямой помощи СССР Германии во время Польской кампании. Например, сигналы минской радиостанции использовались немцами для наведения самолётов при бомбардировке польских городов[48].

Окончательный разгром польских войск (17 сентября — 6 октября 1939 года)

Вторжение СССР резко ухудшило и без того катастрофическое положение польской армии. В новых условиях главная тяжесть сопротивления германским войскам выпадала на Центральный фронт Тадеуша Пискора. 17 — 26 сентября состоялись два сражения под Томашувом-Любельским — самые крупные в сентябрьской кампании после битвы на Бзуре. Задача состояла в том, чтобы силами армий «Краков» и «Люблин» под общим командованием Тадеуша Пискора (1-е сражение) и основными Северного фронта (2-е сражение) прорвать немецкий заслон в Раве-Русской, преграждающий путь на Львов (3 пехотные и 2 танковые дивизии 7-го армейского корпуса генерала Леонарда Векера). В ходе тяжелейших боев, которые вели 23-я и 55-я дивизии пехоты, а также Варшавская танко-моторизованная бригада полковника Стефана Ровецкого, пробить немецкую оборону так и не удалось. Огромные потери понесли 6-я дивизия пехоты и Краковская бригада кавалерии. 20 сентября генерал Тадеуш Пискор объявил о капитуляции Центрального фронта. В плену оказались более 20 тысяч польских солдат (в том числе и сам Тадеуш Пискор).

Теперь главные силы вермахта сконцентрировались против польского Северного фронта, в состав которого на тот момент входили:

  • Армия «Модлин» генерала Эмиля Пшеджимирского (была полностью скована обороной Модлина)
  • 39-я дивизия пехоты (резервная дивизия разгромленной армии «Люблин»)
  • Части ОГ «Вышкув»
    • 1-я дивизия пехоты Легионов
    • 41-я (резервная) дивизия пехоты
  • 33-я дивизия пехоты (резерв отдельной ОГ «Нарев»)
  • Оперативная кавалерийская группа (генерал Владислав Андерс)
    • Новогрудская бригада кавалерии
    • Части Мазовецкой бригады кавалерии
    • Части Волынской бригады кавалерии
    • Части Пограничной бригады кавалерии
    • Комбинированная бригада кавалерии (полковник Адам Закшевский)

23 сентября началось новое сражение под Томашувом-Любельским. Северный фронт находился в трудной ситуации. С запада на него напирал 7-й армейский корпус Леонарда Векера, а с востока — войска РККА. Части Южного фронта генерала Казимежа Соснковского в это время пытались пробиться к окруженному Львову, нанеся ряд поражений немецким войскам. Однако в предместьях Львова они были остановлены вермахтом и понесли тяжелые потери. После известия о капитуляции Львова 22 сентября войска фронта получили приказ разделиться на небольшие группы и пробираться в Венгрию. Однако далеко не всем группам удалось добраться до венгерской границы. Сам генерал Казимеж Соснковский был отрезан от основных частей фронта в районе Бжуховиц. В гражданской одежде он сумел пройти через территорию, занятую советскими войсками. Сначала до Львова, а затем, через Карпаты, в Венгрию. 23 сентября произошло одно из последних конных сражений в ходе Второй мировой войны. 25-й полк Велькопольских уланов подполковника Богдана Стахлевского атаковал немецкую кавалерию в Краснобруде и захватил город.

Очаги сопротивления поляков подавлялись один за другим. 27 сентября пала Варшава. На следующий день — Модлин. 1 октября капитулировала балтийская военно-морская база Хель. Последний очаг организованного польского сопротивления был подавлен в Коцке (севернее Люблина), где 6 октября[49] сдалось в плен 17 тысяч поляков[50].

Несмотря на разгром армии и фактическую оккупацию всей территории государства, официально Польша не капитулировала перед Германией и странами Оси. Помимо партизанского движения внутри страны, войну продолжали многочисленные польские военные формирования в составе армий союзников.

Ещё до окончательного поражения польской армии её командование начало организацию подполья — Служба победе Польши.

Один из первых партизанских отрядов на территории Польши создал кадровый офицер Хенрик Добжаньский вместе со 180 солдатами его военной части. Этот отряд сражался с немцами в течение нескольких месяцев после разгрома польской армии.

Оборона Побережья

Дивизион польских эсминцев направляется в Великобританию по плану «Пекин» (фото выполнено с борта «Молнии» с видом на «Гром» и «Бурю»)

В соответствии с планом «Пекин» дивизион эсминцев польских ВМС (в составе кораблей «Гром», «Молния» и «Буря» был отправлен в Англию ещё до начала войны. К 1 сентября 1939 года на Балтике оставались только две подводные лодки — «Орёл» (сумевший уйти из Таллина после интернирования) и «Волк». Остальные крупные надводные суда эсминец «Ветер» и минный заградитель «Гриф» затонули после воздушных налетов люфтваффе в первые дни сентября. Тральщики «Чайка» и «Крачка» принимали участие в боях до второй половины сентября. И, наконец, три оставшиеся подлодки «Стервятник», «Рысь» и «Лесной кот» после окончания боев были интернированы в Швеции[51][52].

Итоги

Территориальные изменения

Демаркационная линия между германской и советской армиями, установленная правительствами Германии и СССР в соответствии с Договором о ненападении. Четвёртый раздел Польши.

Польские земли были поделены, в основном, между Германией и Советским Союзом. Положение новой границы закрепил договор о дружбе и границе между СССР и Германией, заключённый 28 сентября 1939 года в Москве. Немецкий план состоял в создании марионеточного «польского остаточного государства» (нем. Reststaat) в границах Царства Польского и Западной Галиции. Однако, данный план не был принят из-за несогласия Сталина, которого не устраивало существование какого бы то ни было польского государственного образования[53].

Территории к востоку от рек Западный Буг и Сан были присоединены к Украинской ССР и Белорусской ССР. Это увеличило территорию СССР на 196 тыс. км², а население — на 13 млн человек. Новая граница в основном совпадала с «линией Керзона», рекомендованной в 1919 году Парижской мирной конференцией в качестве восточной границы Польши, так как она разграничивала области компактного проживания поляков, с одной стороны, украинцев и белорусов, с другой. Англия поддержала Советский Союз в присоединении территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, занятых Польшей в ходе Советско-польской войны в 1921 году[54].

Германия расширила границы Восточной Пруссии, переместив их вплотную к Варшаве, и включила район до города Лодзь, переименованного в Литцманштадт, в Вартскую область, занимавшую территории старой Познанщины. Декретом Гитлера от 8 октября 1939 года Познанское, Поморское, Силезское, Лодзинское, часть Келецкого и Варшавского воеводств, где проживало около 9,5 млн человек, были провозглашены немецкими землями и присоединены к Германии.

Некоторые небольшие территории были непосредственно присоединены к существующим гау Восточной Пруссии и Силезии, в то время как большая часть земель использовалась, чтобы создать новые Рейхсгау — Данциг — Западная Пруссия и Вартеланд. Из них, рейхсгау Вартеланд был наибольшим и единственным, включающим исключительно захваченные территории.

Небольшое остаточное польское государство было объявлено «генерал-губернаторством оккупированных польских областей» под управлением немецких властей, которое через год стало называться «генерал-губернаторством германской империи». Его столицей стал Краков. Всякая самостоятельная политика Польши прекратилась.

Германский сателлит Словакия вернула территории, отторгнутые Польшей в 1938 году в результате Мюнхенского диктата, и присоединила спорные области, отошедшие к Польше в 1920 году по Версальскому миру.

Литва, вернула оспариваемый у Польши Вильнюсский край[55].

6 октября 1939 года, выступая в Рейхстаге, Гитлер публично объявил о прекращении деятельности Второй Польской Республики и разделе её территории между Германией и СССР. В этой связи он обратился к Франции и Англии с предложением о мире. 12 октября это предложение было отвергнуто Невиллом Чемберленом на заседании Палаты общин.

Потери сторон

Германия

В ходе кампании немецкие войска, по разным оценкам, потеряли от 8 082 до 16 343 убитыми, 27 280 — 34 136 ранеными, 320—5029 человек пропавшими без вести[56]. В ходе польской компании немецкие войска потеряли 319 бронемашин, 195 орудий и минометов, 11 584 автомашин и мотоциклов, израсходовали значительное количество боеприпасов: 339 тыс. 150-мм снарядов, 1448 тыс. 105-мм снарядов, 450 тыс. 75-мм снарядов, 480 тыс. 81-мм миномётных мин[57], 400 тыс. авиабомб, свыше 406 млн патронов и 1,2 млн гранат[58].

Словацкая армия вела лишь бои регионального значения, в ходе которых не встретила серьёзного сопротивления. Её потери были невелики — 18 человек убитыми, 46 ранеными, 11 человек пропало без вести [5].

Польша

Могилы польских солдат на кладбище Повонзки в Варшаве

Согласно послевоенным исследованиям Бюро Военных потерь, в боях с вермахтом погибли более 66 тысяч польских военнослужащих (в том числе 2000 офицеров и 5 генералов). 133 тысячи были ранены, а 420 тысяч оказались в немецком плену.[59]

В 2005 году вышла книга польских военных историков Чеслава Гжеляка и Хенрика Станьчика, проводивших свои исследования — «Польская кампания 1939 года. Начало 2-й мировой войны». Согласно их данным, в боях с вермахтом погибли около 63 000 солдат и 3300 офицеров, 133 700 были ранены. Около 400 000 попало в германский плен, и 230 000 в советский[6].

Около 80 000 польских военнослужащих сумели эвакуироваться в соседние нейтральные государства — Литву, Латвию и Эстонию (12 000), Румынию (32 000) и Венгрию (35 000)[6].

Польские ВМС были уничтожены в ходе обороны Побережья (кроме 3 эсминцев и 2 подлодок). Удалось эвакуировать в Румынию 119 самолетов.

Положение на оккупированных территориях

На присоединённых к Германии польских землях осуществлялись «расовая политика» и переселение, проводилась классификация населения на категории с разными правами в соответствии со своей национальностью и происхождением. Евреи и цыгане, согласно этой политике, подлежали полному уничтожению (см. Холокост, геноцид цыган). После евреев самой бесправной категорией были поляки. Национальные меньшинства имели лучшее положение. Привилегированной социальной группой считались лица немецкой национальности.

В генерал-губернаторстве со столицей в Кракове проводилась ещё более агрессивная «расовая политика». Угнетение всего польского и преследование евреев вызвали вскоре сильные противоречия между военными служебными инстанциями и политическими и полицейскими исполнительными органами. Оставленный в Польше в качестве командующего войсками генерал-полковник Йоханнес Бласковиц в докладной записке выразил резкий протест против этих действий. По требованию Гитлера он был смещен со своего поста[60].

После первой инспекции Гиммлера пожилые и умственно неполноценные были вырваны из больниц, по детским приютам искали детей, подходящих для программы улучшения расы; в Освенциме и Майданеке были созданы концентрационные лагеря для участников Сопротивления. Проводя хладнокровный геноцид в рамках так называемой «AB-Aktion», немцы схватили около 15 000 польских интеллектуалов, госслужащих, политиков и священников, которых затем расстреляли или отправили в концлагеря. С конца 1939 года самой большой в Европе общине евреев было приказано переселяться в обозначенные гетто, которые затем обносились стеной, наглухо запирались и полностью изолировались от остального мира; было создано еврейское самоуправление, которое при поддержке еврейской полиции управляло этими гетто под присмотром нацистов[61].

Для дальнейшей борьбы с Германией и её союзниками были созданы вооружённые формирования, составленные из польских граждан:

Сопротивление же германскому оккупационному режиму на территории вновь созданного Генерал-губернаторства осуществляло Польское подпольное государство.

О положении в Западной Белоруссии и на Западной Украине, вошедших в состав СССР, см. в статье Польский поход РККА (1939).

Анализ деятельности Войска Польского в ходе сентябрьской кампании 1939 года

Согласно трёхтомной аналитической работе по анализу Польской кампании, проведённой полковником Марианом Порвитом (возглавлявшего в сентябре 1939 года оборону Варшавы) «Комментарии польских оборонительных действий в сентябре 1939» (1969—1978), в ходе войны допущены серьёзные политические, стратегические и тактические ошибки и просчёты, сыгравшие немалую роль в поражении страны. Причём как главного командования в целом, так и персональные, лежащие на совести отдельных военачальников[62]:

  • Автор указывает и на преждевременное (6 сентября) оставление Главным штабом Варшавы, что привело к дезорганизации войск в условиях максимальной централизации военного командования. Тем более, что в подвалах Министерства по военным делам (обороны) имелся хорошо оборудованный командный пункт с современными средствами связи.
  • Некоторые генералы оставили вверенные им войска, что можно расценить как дезертирство. Стефан Домб-Бернацкий (дважды — как командующий армией «Прусы» и Северным фронтом), Казимеж Фабрицы (армия «Карпаты»), Юлиуш Руммель (армия «Лодзь»), Владислав Боньча-Уздовский (28-я дивизия пехоты) и полковник Эдвард Доян-Суровка (покинул свою 2-ю дивизию пехоты в момент нервного срыва). Никаких решений по действиям данных командиров главнокомандующим принято не было.
  • Отсутствие чёткой реакции на вторжение РККА и разведывательный просчёт в оценке военно-политической ситуации в целом.
  • Моральный надлом некоторых командиров, имеющий катастрофические последствия. Генерал Мечислав Борута-Спехович, командующий ОГ «Борута» на завершающей стадии кампании, преждевременно распустил свой штаб, что привело сначала к разгрому 21-й дивизии пехоты, а затем и всей группы.
  • Преждевременная сдача Львова Красной Армии, несмотря на имеющиеся силы и снаряжение.
  • Захват абвером оставшихся в Варшаве оперативных секретных документов 2-го отдела Главного штаба (разведка и контрразведка), не уничтоженных в результате преступной халатности.

Допущены были серьёзные просчёты в снабжении армии, а также ВМС при защите Побережья.

Мифы о войне

Польские кавалеристы в отчаянии бросались с саблями на танки

Пожалуй, самый популярный и живучий из всех мифов. Миф родился из фразы Хайнца Гудериана об атаке польской кавалерией с использованием холодного оружия на немецкие танки. Он возник сразу же после боя под Кроянтами, в котором 18-й полк Поморских уланов полковника Казимежа Масталежа атаковал 2-й моторизованный батальон 76-го моторизованного полка 20-й моторизованной дивизии вермахта. Несмотря на поражение, поставленную задачу полк выполнил. Атака уланов внесла сумятицу в общий ход немецкого наступления, сбила его темп и дезорганизовала войска. Немцам понадобилось определённое время, чтобы возобновить свое продвижение. Они так и не сумели в этот день добраться до переправ. Кроме того, эта атака оказала на противника и определённое психологическое воздействие, о котором вспоминал Хайнц Гудериан:

«Я направился обратно на командный пункт корпуса в Цан и прибыл туда при наступлении сумерек. Длинное шоссе было пусто. Нигде не было слышно ни одного выстрела. Каково же было мое удивление, когда вдруг меня окликнули непосредственно у самого Цана и я увидел несколько человек в шлемах. Это были люди из моего штаба. Они устанавливали противотанковую пушку на огневой позиции. На мой вопрос, зачем они это делают, я получил ответ, что польская кавалерия начала наступление и может появиться здесь каждую минуту…»[63]

Уже на следующий день итальянские корреспонденты, находившиеся в районе боевых действий, ссылаясь на свидетельства немецких солдат, написали о том, что «польские кавалеристы бросались с саблями на танки». Некоторые «очевидцы» утверждали, что уланы рубили саблями танки, полагая, что они сделаны из бумаги. Знаменитые кадры конников, атакующих танки — немецкая инсценировка[64]. В 1941 году немцы сняли на эту тему пропагандистский фильм «Kampfgeschwader Lützow». Не избежал пропагандистского штампа даже Анджей Вайда в своей киноленте «Лётна» 1958 года, за что была раскритикована ветеранами войны.

Польская кавалерия сражалась в конном строю, но использовала тактику пехоты. На её вооружении находились карабины,пулемёты, пушки калибра 35 и 75 мм, противотанковые орудия «Бофорс», небольшое количество зенитных орудий «Бофорс» калибра 40 мм и небольшое количество противотанковых ружей «UR 1935». Конечно, кавалеристы имели при себе сабли и пики, но это вооружение применялось только в конных сражениях. На протяжении всей сентябрьской кампании не было ни одного случая атаки польской кавалерией немецких танков. Следует, однако, заметить, что бывали моменты, когда кавалерия быстрым галопом мчалась в направлении атакующих её танков. С одной единственной целью — как можно быстрее миновать их.[65]

Польская авиация была уничтожена на земле в первые дни войны

В действительности перед самым началом войны почти вся авиация перебазировалась на небольшие замаскированные аэродромы. Немцам удалось уничтожить на земле лишь тренировочные и вспомогательные самолеты. В течение целых двух недель, уступая люфтваффе в численности и качестве машин, польская авиация наносила им чувствительные потери. После окончания боев многие польские лётчики перебрались во Францию и Англию, где влились в летный состав ВВС союзников и продолжили войну (сбив уже в ходе Битвы за Англию немало немецких самолетов)

Польша не оказала должное сопротивление противнику и быстро сдалась

В действительности, вермахт, превосходя Войско Польское по всем основным военным показателям, получил сильный и совершенно незапланированный отпор. Германская армия потеряла около 1000 танков и бронемашин (почти 30 % всего состава), 370 орудий,[66] свыше 10 000 военно-транспортных средств (около 6000 машин и 5500 мотоциклов).[67] Люфтваффе лишилось свыше 700 самолетов (около 32 % всего состава, участвующего в кампании).[66]

Потери в живой силе составили 45 000 убитых и раненых. По личному признанию Гитлера пехота вермахта «…не оправдала возложенных на неё надежд».[67]

Значительное количество немецкого вооружения получило такие повреждения, что ему требовался капитальный ремонт. А интенсивность боевых действий была такова, что боеприпасов и прочей амуниции хватило лишь на две недели.[68]

По времени Польская кампания оказалась всего на неделю короче Французской, хотя силы англо-французской коалиции значительно превосходили Войско Польское как по численности, так и по вооружению. Причём непредвиденная задержка вермахта в Польше позволила союзникам более серьёзно подготовиться к германскому нападению[66].

Юридические аспекты войны

Публичные казни около Плашув-Прокоцим вокзал 26 июня 1942 года

Согласно решению Нюрнбергского трибунала, война против Польши, развязанная Германией 1 сентября 1939 года, являлась агрессивной, незаконной, не имевшей оснований к началу. Кроме того, в ходе этой войны германским военным и политическим руководством грубейшим образом были нарушены правила ведения войны, установленные международным правом, что привело к тяжелейшим последствиям, необоснованно высоким потерям и жертвам среди мирного населения. Действия немецких военных властей и политического руководства на оккупированных территориях, часто не были вызваны военной необходимостью и содержат состав преступлений против человечности[69].

В ходе Нюрнбергского процесса, на аргументы защиты о провокации войны Польшей и желании Германии до последнего момента решить конфликт мирным способом, обвинение предоставило доказательства того, что уже 30 августа, когда Германия ещё уверяла мировое сообщество в своих миролюбивых целях, войска, расположенные на границе Германии и Восточной Пруссии с Польшей уже получили приказ о начале наступления.

О заранее спланированной военной кампании против Польши, говорит и тот факт, что 31 августа 1939 года Гитлер издал «Директиву № 1 о ведении войны». В ней говорилось: «Нападение на Польшу должно быть проведено в соответствии с приготовлениями, сделанными по „Белому плану“, учитывая изменения, которые произошли в результате почти полностью завершенного стратегического развёртывания сухопутных сил».

Военные преступления

Отдельные случаи преступлений против методов ведения войны:

  • Немецкая авиация осуществляла бомбардировки жилых кварталов в польских городах.
  • Одним из спорных преступных деяний сентябрьской кампании явилась Бромбергская резня, в ходе которой по подозрению в помощи врагу предположительно было убито около 300 жителей польского города Быдгощ (Бромберг) немецкой национальности. Точное количество погибших не известно. Немецкие войска, войдя в город, в качестве мести расстреляли несколько десятков выбранных наугад польских жителей города.

Среди преступлений вермахта — осуждение и расстрел защитников здания польского почтового ведомства в Гданьске, многочисленные акции против военнопленных и гражданского населения (включая еврейское), уничтожение целых населенных пунктов (особенно на территории Велькопольского воеводства). Всего же в течение 55 дней, с 1 сентября по 26 октября 1939 года (27 октября вся власть на оккупированной территории перешла к гражданской германской администрации), вермахт совершил 311 массовых казней польских военнослужащих и гражданских лиц.[70] Кроме того, в этот период различные германские структуры с ведома военного командования провели 764 казни, в которых погибли 24 тысячи польских граждан.[70]

См. также

Военные подвиги Преступления сторон Бромбергская резня Берёза-Картузская (концлагерь)

Комментарии

  1. ↑ Первоначально вторжение в Польшу намечалось на 4.15 26 августа. Дату перенесли после начала абверовской операции, отменить которую было невозможно
  2. ↑ Налеты на Варшаву осуществлялись с аэродромов, базирующихся в Восточной Пруссии
  3. ↑ В 1944 году генерал Шарль де Голль амнистировал Тореза в связи с тем, что ФКП вошла в состав Временного правительства Франции

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 Переслегин, 2007, с. 22
  2. ↑ 1 2 Б. Г. Лиддел-Гарт. Вторая мировая война.- М.:АСТ, 1999, с.50
  3. ↑ 1 2 Дюпюи, 1997, с. 93
  4. ↑  (англ.) The encyclopedia of modern war By Roger Parkinson Taylor & Francis, ISBN 0-8128-1898-9. Page 133.
  5. ↑ 1 2 Axworthy Mark, 2002, p. 81
  6. ↑ 1 2 3 Чеслав Гжеляк, Хенрик Станьчик. «Польская кампания 1939 года. Начало 2-й мировой войны», Варшава, изд. «Ритм», 2005, стр. 5, 385, ISBN 83-7399-169-7.
  7. ↑ Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина, 2000, с. 132
  8. ↑  (польск.)Marian Eckert. Historia Polski, 1914-1939. — Варшава. — Wydawnictwa Szkolne i Pedagogiczne, 1990. — P. 86. — 349 p. — ISBN 8302040444
  9. ↑ Войцех Рошковский. «Новейшая история Польши 1914—1945». Варшава, «Мир Книги», 2003 стр., стр. 344—354.
  10. ↑ 1 2 3 Anna M. Cienciala The coming of the war and Eastern Europe in world war II  (англ.). Lecture 16. web.ku.edu (Spring 2002). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012. Проверено 27 августа 2012.
  11. ↑ en:Neville Chamberlain's European Policy#cite_ref-87
  12. ↑ Майский И. М. Телеграмма в Народный комиссариат иностранных дел СССР (18 марта 1939). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012. Проверено 5 сентября 2012.
  13. ↑ Walter Millis The Forrestal Diaries: Foretaste of the Cold War  (англ.) 122 (27 December 1945). — «neither the French nor the British would have made Poland a cause of war if it had not been for the constant needling from Washington»  Архивировано из первоисточника 16 октября 2012. Проверено 5 сентября 2012.
  14. ↑ Anna M. Cienciala The roots of appeasement, 1919-1937; Appeasement in 1938  (англ.). Lecture 15. web.ku.edu (Spring 2002). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012. Проверено 27 августа 2012.
  15. ↑ 1 2 Фельштинский, 2004
  16. ↑ Дэвис, 2004, с. 742
  17. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 207
  18. ↑ Stanley, 1978
  19. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 211
  20. ↑ Adam Kurowski Lotnictwo polskie w 1939 roku. — Ministerstwa Obrony Narodowej, 1962. — P. 129. — 354 p.  (польск.)
  21. ↑ Михаил Матвеевич Наринский, Славомир Дембский Международный кризис 1939 года в трактовках российских и польских историков. — Аспект Пресс, 2009. — С. 167. — 479 с. — ISBN 5756705791
  22. ↑ С. Переслегин. Вторая мировая: война между реальностями.- М.:Яуза, Эксмо, 2006, с.23-24
  23. ↑ История Второй мировой войны / П. П. Ионов. — М: Военное издательство министерства обороны СССР, 1974. — Т. 3. — С. 16—17.
  24. ↑ Переслегин, 2007, 23-24
  25. ↑ 1 2 3 4 Чеслав Лучак, 2007, стр. 9-22
  26. ↑ P. E. Caton Contre-témoignages sur une catastrophe. — Nouvelles Editions Latines, 1974. — 842 с. — P. 318.  (фр.)
  27. ↑ Нюрнбергский процесс, т. 1, с. 349—350
  28. ↑ 1 2 Хинчинский, 2006, стр. 165—171
  29. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 515
  30. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 516
  31. ↑ Типпельскирх, 1998, с. 38
  32. ↑ Stanley, 1978, pp. 270-294
  33. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 216-224
  34. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 216
  35. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 229
  36. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 246
  37. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 248-249
  38. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 231-232
  39. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 232
  40. ↑  (нем.) Günther W. Gellermann: Der Krieg, der nicht stattfand. Bernard&Graefe Verlag, Koblenz 1986, ISBN 3-7637-5804-6
  41. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 251
  42. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 260-261
  43. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 252
  44. ↑ 1 2 Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 273-275
  45. ↑ 1 2 Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 263-265
  46. ↑ 1 2 3 Sanford George, 2005, pp. 20-24
  47. ↑ Sanford George, 2005, p. 38
  48. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 277—278, 287
  49. ↑ Стрельба велась до 1.00 6 октября (польские солдаты расстреливали оставшиеся патроны), около 2.00 польские парламентеры передали подписанный акт о капитуляции, а в 10.00 началось сложение оружия. Аполониуш Завильский. Сражения польского сентября. Варшава, 1973; Лешек Мочульский. Польская война. Люблин, 1990
  50. ↑ Крис Бишоп, Дэвид Джордан. Триумф и крах III Рейха. Через «Блицкриг» к падению Берлина. — М.: Эксмо, 2008. с. 30
  51. ↑ Zaloga, 2002, стр. 34
  52. ↑ John Ward Submarines of World War II. — Zenith Imprint, 2001. — 96 с. — P. 69-71. — ISBN 0760311706  (англ.)
  53. ↑ Томаш Гловинский. «Новый европейский порядок. Эволюция гитлеровской политической пропаганды в отношении поляков в Генерал-губернаторстве 1939—1945», Вроцлав, издательство Вроцлавского университета, 2000, стр. 13-18, ISBN 83-229-2121-7.
  54. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 141
  55. ↑ Вооруженные силы Литвы накануне оккупации 1940 года : Сослуживцы
  56. ↑  (польск.) collective work Wojna Obronna Polski 1939. — Warsaw: Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, 1979. — P. 933.
  57. ↑ З. Залуский. Пропуск в историю. М., «Прогресс», 1967. стр.38
  58. ↑ Бронислав Беднаж. Участие польских регулярных войсковых соединений во Второй мировой войне // «Вторая мировая война». Материалы научной конференции, посвященной 20-й годовщине победы над фашистской Германией (14-16 апреля 1965 г.). Книга 2. М., «Наука», 1966. стр.221-236
  59. ↑ «Военная энциклопедия», Варшава, Научное издательство PWN и издательский дом Беллона, 2007, стр. 405—406, том 1, ISBN 978-83-01-15175-1.
  60. ↑ Типпельскирх, 1998, с. 45
  61. ↑ Дэвис, 2004, стр. 743—744
  62. ↑ Marian Porwit Komentarze do historii polskich działań obronnych 1939 roku. — Czytelnik.
  63. ↑ Хайнц Гудериан. «Воспоминания солдата»
  64. ↑ Zaloga, 2002, стр. 92
  65. ↑ Януш Пекалкевич. «Календарь событий 2-й мировой войны», Варшава, издательское агентство «Морекс», 1999, стр. 83 ISBN 83-86510-78-1
  66. ↑ 1 2 3 Анджей Гарлицкий. «История 1939—1997 / 1998. Польша и мир», Варшава, Научное издательство «Scholar», 1998, стр. 22, 28 ISBN 83-87367-23-0.
  67. ↑ 1 2 Ян Жак, Ежи Топольский, Лех Третьякович, Антони Чубинский. «История Польши», Варшава, Государственное Научное издательство, 1975, стр. 766—776
  68. ↑ Аполониуш Завильский. Сражения польского сентября. Варшава, 1973; Лешек Мочульский. Польская война. Люблин, 1990
  69. ↑ Горшенина К.П. Нюрнбергский процесс. Том 2. Приговор Международного трибунала.. М.: Государственное Издательство юридической литературы (1955). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012. Проверено 21 августа 2012.
  70. ↑ 1 2 Герд Юбершер. «Военная элита Третьего рейха», Варшава, издательский дом «Беллона», 2004, стр. 41 ISBN 83-11-09880-8

Литература

  • Axworthy M. Axis Slovakia: Hitler’s Slavic Wedge, 1938—1945. — Axis Europa Books, 2002. — ISBN 1-8912-2741-6
  • Sanford G. Katyn and the Soviet Massacre Of 1940: Truth, Justice And Memory. — London, New York: Routledge, 2005. — ISBN 0-4153-3873-5
  • Stanley S. Marshal Edward Śmigły-Rydz Rydz and the defence of Poland. — New York, 1978.
  • Курт фон Типпельскирх История Второй мировой войны. — Спб.: Полигон, 1998.
  • Дюпюи Р. Э., Дюпюи Т. Н. Всемирная история войн. — Спб.: АСТ, 1997. — Т. 4.
  • Лучак Ч. История Польши 1939—1945. Хроника событий. — Познаньское издательство, 2007. — ISBN 83-7177-430-0
  • Хэнсон Болдуин. гл.1: "Мы хотим войны!" Начало - Польская кампания // Сражения выигранные и проигранные = Battles Lost and Won / ред. Ю. Бем. — М.: Центрполиграф, 2002. — 624 с. — (Вторая мировая война). — 6000 экз. — ISBN 5-9524-0138-4
  • Кайюс Беккер. ч.1: Блицкриг в Польше // Военные дневники Люфтваффе. Хроника боевых действий германских ВВС во Второй мировой войне 1939-1945 = The Luftwaffe War Diaries / пер. А. Цыпленков. — М.: Центрполиграф, 2005. — С. 12-68. — 544 с. — (За линией фронта. Мемуары). — доп, 5 000 экз. — ISBN 5-9524-1174-6
  • Wojciech Roszkowski. Najnowsza historia Polski 1914-1945. — Warszawa: Świat Książki, 2003. — ISBN 83-7311-991-4
  • Дэвис Н. История Европы. — М.: АСТ; Транзиткнига, 2004.
  • Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. — М.: Вече, 2000. — 608 с. — ISBN 5-7838-0590-4
  • Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг.. — М.: Вече, 2001.
  • Переслегин С. Б. Вторая мировая. Война между реальностями. — М.: Эксмо, Яуза, 2007. — 544 с. — ISBN 5-699-15132-X
  • Фельштинский Ю .Г. Оглашению подлежит: СССР - Германия.1939-1941.Документы и материалы. — Терра-Книжный клуб, 2004. — 400 с. — ISBN 5-2750-1060-5
  • Хинчинский Т. Немецкая диверсия в Польше в свете политических и военных документов 2-й Речи Посполитой и спецслужб Третьего рейха. — Память и справедливость. — Варшава, 2006.
  • Залога, С. Poland 1939: The Birth Of Blitzkrieg. — Osprey Publishing, 2002. — 96 p. — (Osprey Military campaign series). — ISBN 1841764086

Ссылки

Документальные киноматериалы

dic.academic.ru

Как Польша напала на Германию в 39-м

В 30-х годах мировое еврейство проворачивало в Польше сценарий, такой же как в сегодняшней Украине. Результатом стало нападение Польши на Германию и Вторая Мировая Война… Нам пора учиться на тех ошибках, а не повторять старые...

Принуждение Германии к войне

Как локальный конфликт был раздут в Мировую войну

1930-й: Пол Эдвард Ридзь-Смигли, возомнивший себя Наполеоном, заявил, что Польша должна показать своему архи-врагу свои клыки. Он стал новым Маршалом Польши в 1936-м. Польская газета «Liga der Grossmacht» заклинала своих читателей (3): «Война против Германии, чтобы сдвинуть границу к рекам Одер и Ныса. Пруссию следует захватить до реки Шпрее. В войне с Германией мы не будем брать пленных. И в ней не будет места для человеческих чувств и культурных ограничений. Мир содрогнётся от Польско-Германской войны. Мы должны вселить в наших солдат дух сверхчеловеческой жертвенности, безжалостной мести и жестокости»..

24 марта 1932-го: Bernard Lecache, Президент Еврейской Всемирной Федерации: «Германия – наш враг №1 во всём мире. Наша цель – организовать безо всякого сожаления против неё войну».

24 марта 1933-го: На первой полосе Дэйли Экспресс напечатан призыв к бойкоту немецких товаров, резко подорвавший уровень жизни в Германии – стране-экспортёре товаров. «14 миллионов евреев стоят вместе, как один человек, объявляя войну Германии».

8 мая 1933-го: Стефан Вайс, влиятельный рабби США: «Я – за войну».

Весна 1933-го: Член Окружного совета (воевода) Восточного Обершлейзена, Грацинский, заявил в пропагандистской речи в Польском МИД: «Уничтожайте немцев».

7 августа 1933-го: Нью-Йорк Таймс опубликовала речь Шмуля Унтермейера из Еврейского Всемирного Конгресса, в которой он призвал к «...священной войне против Германии, до конца Германии и её полного уничтожения».

25 января 1934-го: Владимир Жаботинский, лидер марксистов и сионистов пишет: «Мы развяжем ментальную и материальную войну всего мира против Германии».

Февраль 1936-го: Убийство в Швейцарии немецкого дипломата Вильгельма Густлова евреем Давидом Франкфутером.

1936-й: После смерти маршала Пилсудского новым маршалом Польши становится Эдвард Ридзь-Смигли.

1938-й: Открытое письмо Черчилля Гитлеру(1): «Если бы Англия оказалась в национальном бедствии, похожем на бедствие Германии в 1918-м, я молил бы Бога послать мне человека вашего духа и силы».

1938-й: в Польше были грубо экспроприированы 2/3 немецких имений, что вынудило сотни тысяч немцев покинуть Польшу.

1938-й: 8000 немцев были убиты самым зверским образом, включая католических и протестантских священников и пасторов, женщин и детей. За этим последовали травля, террор и государственные преследования.

24 октября 1938-го: Германия представила в польское посольство в Берлине предложения по урегулированию трений в Польше. Планом предлагалось освободить чисто немецкое государство «Freistaat Danzig» от польского таможенного контроля, наложенного 1 апреля 1922-го. Также предлагалось провести референдум в Восточной Пруссии. Германо-Польский договор о ненападении («Nichtangriffspakt») с маршалом Пилсудским от 1934-го был продлён на 25 лет. После смерти маршала Пилсудского, госсекретарь Бек отверг предложения Германии. Варшава отвергала предложения Германии 4 раза.

Вновь созданная по Версальскому диктату Польша оккупировала немецкие провинции Westpreussen, Posen и Ost-Oberschlesien («Польский» Коридор), бывшие немецкими более 800 лет. Более того, Польша намеревалась оккупировать немецкие территории в направлении Берлина.

7 ноября 1938-го: Покушение на немецкого дипломата Эрнста фон Рата польским евреем Гриншпаном, которому позволили скрыться из Европы и так и не предстать перед судом.

9 ноября 1938-го: Эрнст фон Рат умирает от ранения.

9/10 ноября 1938-го: «Хрустальная ночь» потрясает Германию. Пострадали еврейский бизнес, дома и около 12% из 1420 синагог. Погибло 36 человек. Тысячи были арестованы. Гитлер был вне себя, заявив: «Моя работа отброшена на 5 лет, если вовсе не уничтожена». Это доказывает, что происшествие случилось не «по велению свыше». (2)

10 ноября 1938-го: Адольф Гитлер немедленно отдаёт приказ о защите евреев и их собственности.

19 декабря 1938-го: Bernard Lecache, Президент Еврейской Всемирной Федерации: «Нашей задачей является организация моральной и культурной блокады Германии с разделением её нации на 4 части».

21 марта 1939-го: Гитлер формально провозглашает право Германии вернуть Свободный город Данциг и открыть жд и автомобильное сообщение через Коридор в Данциг под гарантии со стороны Польши.

23 марта 1939-го: Польша в провокационной форме отвергла требования Германии после объявления частичной мобилизации 23-го марта.

31 марта 1939-го: Англо-французская «Гарантийная декларация» Польше практически предоставлена для разрушения работы Германии по мирному и справедливому урегулированию кризиса. Поляки заявили, что расширят свои границы до реки Эльбы и что Берлин – не немецкий город, а старая польская деревня. Множественные польские плакаты провозглашали: «На Берлин!».

25 апреля 1939-го: Американский журналист Вейганд был вызван в американское посольство в Париже, и Посол Буллит заявил ему: «Война в Европе – дело решённое... Америка вступит в войну после Франции и Великобритании». (4) Это подтверждают документы Белого Дома Гарри Хопкинса, включая следующее заявление Черчилля того времени: «Война начнётся очень скоро. Мы вступим в войну, и США должны сделать то же самое. Вы, Барух, будете делать то, что следует делать, но за всем этим следить буду я». (4)

26 апреля 1939-го: Британский посол Хендерсон завил своему госсекретарю: «Проход через Коридор – абсолютно справедливое решение. Если бы мы были на месте Гитлера, то требовали бы его, как минимум».

28 апреля 1939-го: Правительство Германии реагирует отзывом Немецко-Польского соглашения 1934-го и Германо-Британского Морского Соглашения от 1935-го. Германия занимает выжидательную позицию.

1 мая 1939-го: Г-жа Мрозовичка взывает к польскому народу: «Фюрер далеко, а польский солдат – близко и на деревьях в лесу сучья в достатке». Были составлены списки и арестованы тысячи невинных немцев по ложным обвинениям. Такая великая Держава, как Германия, не должна столь долго участвовать в столь отвратительной игре. Вместо этого Германия продолжает свои усилия поиска мирного решения.

3 мая 1939-го: (5) Во время большого парада польских войск, проходившего во время польского Национального Праздника, возбуждённый народ кричал войскам: «На Гданьск!» и «Вперёд, на Берлин!».

Лето 1939-го: Маршал Ридзь-Смигли: «Польша хочет войны с Германией, и Германия не сможет избежать её, даже если захочет».

После этого Гитлер впервые представил прессе факты гонений на немцев в Польше. Приглашение Гитлера на переговоры в Берлин не было принято, но в то же время велись переговоры между Западными державами и СССР. Сталин предложил военное соглашение в целях полного окружения и изоляции Германии. В случае войны, он требовал свободный проход через Польшу и полную свободу действий на Балканах и против Турции.

В ответ на это Гитлер призывал Англию сохранять мир и делал ударение на право Германии на Данциг и Коридор. Он предрёк распад Британской Империи, в случае вступления её в войну.

Лорд Ванситарг, заклятый враг мирных отношений с Германией и дипломатический советник Госдепа в Лондоне, заявил, что одно лишь упоминание о возможности немецко-английского пакта будет иметь в США разрушительный эффект для Британии.

20 августа 1939-го: Graszynski открыто призывает к убийству: «Забивайте немцев везде, где вы их найдёте».

23 августа 1939-го: Германия заключает с СССР пакт Молотова-Риббентроппа, разбивая в пух и прах англо-французские соглашения.

25 августа 1939-го: Гитлер заявляет британскому послу Невиллю Хендерсону: «Предположение, что Германия хочет завоевать весь мир – смехотворно. Британская Империя обладает 40 миллионами квадратных километров, СССР – 19-ю миллионами, а германия – 600 000 квадратных километров. Даже из этого видно, у кого есть намерения к завоеваниям…»

25 августа 1939-го: Подписание Англо-польского Соглашения о Взаимопомощи, усилившего военную эйфорию в Польше. Преступления против немцев в Польше умножаются. Житель Шлезина вспоминает: «Из-за репрессивных мер Польши её покинуло в 1938/39 около 80 000 немцев. Начиная с мая 1939-го немцы, живущие в Польше вблизи от границы с Германией, подвергаются особой опасности. На горожан и фермеров нападают, дома сжигают, женщин и детей – избивают…»

27 августа 1939-го: Отрывок из обращения Гитлера премьер-министру Франции Деладье: «Я, м-р Деладье, борюсь вместе со своим народом против несправедливости, творимой против нас, а остальные борются за эту несправедливость. Вы и я пережили войну и знакомы с её разорительной жестокостью. Мы знаем о неописуемых бедах, обрушивающихся на массы. Мы должны сделать всё, что в наших силах, чтобы не допустить новой войны…»

27 августа 1939-го: Хаим Вайцман (участвовавший в Бальфурской декларации), председатель еврейского «Палестинского Агентства», заявил Чемберлену, что евреи находятся на стороне Британии и готовы воевать на стороне демократии.

30 августа 1939-го: Снова Адольф Гитлер выпускает документ из 16 пунктов во избежание войны и урегулирования немецко-польского конфликта. Польша отказалась прислать посла для получения документа. Наоборот, в тот же день Польша объявляет всеобщую мобилизацию что, согласно Женевским Протоколам, равносильно объявлению войны.

30 августа 1939-го: В Кракове убит немецкий консул Август Шиллингер. И всё ещё Германия не отвечает войной.

31 августа 1939-го: Dahlerus: (6) «Когда 31 августа в 11:00 в сопровождении британского дипломатического советника Форбса я посетил польского посла в Берлине – Липски, для вручения 16-ти пунктов Гитлера, то он (Липски) сделал заявление аналогичное тому, что делается в случае войны: что Германия бунтует и что многочисленные польские войска успешно дойдут до Берлина…»

1 сентября 1939-го, полночь: Польское радио заявило: «Польша предприняла победное наступление на Берлин и будет там к выходным. Немцы хаотично отступают по всему фронту».

1 сентября 1939-го: Гитлер выступает с импровизированной речью перед Рейхстагом в Krolloper, в которой делает акцент на то, что у Германии нет интересов на Западе. Затем он заявляет: «Прошлой ночью было 21 нарушение границы, этой ночью – уже 14, и 3 из них были очень серьёзными. Впервые Польская армия вторглась на территорию Германии. В 4:45 утра мы открыли ответный огонь...».

1 сентября 1939-го: 75 немецких дивизий численностью 1,1 миллиона человек противостоят Польской армии численностью в 1,7 миллиона. В кратковременных, тяжёлых боях польская армия потерпела поражение в течение 18 дней. Немецкая армия, пересёкшая границу Польши, обнаружила свежие могилы немцев, а на дорогах – их изорванную, окровавленную одежду и утварь. Нечеловеческими были кровопролитные сцены в Бромберге и других местах, где трупы немцев были расчленёнными, изнасилованными, запытанными и убитыми нечеловеческими способами. Немецкие войска, входившие в Померанию, Шлезин и Словакию, наблюдали аналогичные ужасы.

3 сентября 1939-го: Сначала Германии объявила войну Англия, а затем – Франция. Рейхсканцлер был в ужасе. Лорд Гелифакс выразил своё удовлетворение: (7) «Теперь мы принудили Гитлера к войне так, что он более не сможет сделать ни одного шага в сторону от Версальского договора мирным способом». Вслед за этим Черчилль заявил по радио: (8) «Эта война – война Англии и её цель – уничтожение Германии».

17 сентября 1939-го: Войска СССР оккупировали 3/5 польской территории, но ни Лондон, ни Париж не объявили войны Советам, ни отправили войска на защиту Польши.

27 декабря 1945-го: Министр обороны США Форрестал записал в своём дневнике слова из разговора с Джо Кеннеди: «...ни у Франции, ни у Британии не было резона считать Польшу причиной войны, если бы не постоянное давление из Вашингтона... Чемберлен объяснил мне, что Америка и мировое еврейство толкнули Англию в войну…»

--

Материалы:

(1) «Times».

(2) «Feuerzeichen» Ingrid Weckert.

(3) «Muenchner Neueste Nachrichten» 3 October 1930.

(4) «The Decisive Battles of the Western World,» London, 1956, J.F.C. Fuller.

(5) J.A. Kofler: «Die falsche Rolle mit Deutschland».

(6) Dahlerus: «Der Letzte Versuch».

(7) «Nation & Europa», 1954.

(8) Sven Hedin «Amerika im Kampf der Kontinente,» 1943.

Source: «Die geplante Vernichtung» Kristine Kluge.

Оригинал: German Victims (in English - "Forcing Germany into War")

The Forced War – Hoggan (pdf book)

Источник

***

Дополнение от пользователя smartsekko

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=YH92lxco8r4

Польша перед Второй мировой войной планировала расчленение СССР

Польское руководство, находившееся у власти накануне Второй мировой войны, планировало расчленение и уничтожение Советского Союза и с этой целью разжигало сепаратизм на Кавказе, на Украине и в Средней Азии. Об этом свидетельствуют архивные материалы, которые рассекретила Служба внешней разведки (СВР) России

МОСКВА, 1 сен - РИА Новости, Валерий Ярмоленко. Польское руководство, находившееся у власти накануне Второй мировой войны, планировало расчленение и уничтожение Советского Союза и с этой целью разжигало сепаратизм на Кавказе, на Украине и в Средней Азии. Об этом свидетельствуют архивные материалы, которые рассекретила Служба внешней разведки (СВР) России. По данным СВР, оказавшаяся в ее распоряжении подборка польских архивных документов лучше, чем у нынешнего руководства Польши.

"Среди рассекреченных материалов есть документы польского Генштаба, которые свидетельствуют о том, что в этой структуре было создано специальное подразделение по работе с национальными меньшинствами на территории СССР", - рассказал в интервью РИА Новости составитель сборника рассекреченных документов "Секреты польской политики. 1935-1945 годы" генерал-майор СВР Лев Соцков.

По его словам, главными задачами, которые ставил Генштаб Польши в работе против СССР, были дестабилизация обстановки на Украине, в Поволжье и на Кавказе, а также расчленение и уничтожение Советского Союза.

"С этой целью спецслужбы Польши создали организацию под названием "Прометей" со штаб-квартирой в Париже, которая управлялась из Варшавы", - рассказал Соцков.

Генерал добавил, что у советской разведки в предвоенные годы в Варшаве были хорошие агентурные позиции, что позволяло СССР получать информацию из польского МИД и документы польского Генштаба.

"Большой пакет таких документов оказался в наших архивах. Изучая эти документы, получаешь представление о политике Польши, которая формировалась накануне войны", - отметил собеседник агентства.

По данным Соцкова, по всей видимости, нынешнее польское руководство не располагает подобными документами, так как нацисты в годы войны вывезли все польские архивы. "Подобные документы могут быть в США или Англии", - предположил генерал.

"Думаю, что полякам надо радоваться, что мы предоставляем возможность ознакомиться с этими документами", - сказал Соцков.

В сборник вошли документы, связанные с польско-британскими отношениями, переговорах Германа Геринга с польским руководством во время его визита в Варшаву, записи бесед представителей МИД Польши с зарубежными коллегами, записка Сталину о документах МИД Польши, шифротелеграммы польских диппредставительств, документы польского Генштаба о разведывательной работе против СССР, записи бесед польского посла в Лиссабоне с премьер-министром Португалии Салазаром, Геринга с маршалом Рыдз-Смиглы.

Среди рассекреченных документов - спецсообщение о работе японской разведки с украинской эмиграцией, инструкция командующему польской армией в СССР (армия Андерса), выдержки из секретного отчета польскому эмигрантскому правительству, справка о деятельности резидента польской разведки в Лиссабоне, сведения о действиях польских должностных лиц в период Варшавского восстания и многие другие документы.

Все эти документы публикуются впервые. Их объем составляет почти 400 страниц.

По мнению генерала Соцкова, фальсификации истории в Польше в настоящее время приобрели ранг государственной политики.

"Оценки, искажающие реальный ход событий, идут на уровне правительства этого государства. Главная идея - возложить ответственность за начало Второй мировой войны на СССР так же, как и на фашистскую Германию", - сказал Соцков.

"Безусловно, доля вины за развязывание Второй мировой войны лежит и на Польше, поэтому сейчас и предпринимаются попытки исказить исторические факты", - добавил он.

Как отметил Соцков, курс руководства Польши во главе с Пилсудским и Беком (министром иностранных дел) на сотрудничество с фашистской Германией стал роковым для польского народа. По словам генерала Соцкова, Варшава перед началом Второй мировой войны заняла позицию, исключавшую возможность заключения военного соглашения между СССР, Великобританией и Францией при участии польской стороны.

"Вряд ли всю политическую ответственность можно возлагать на Польшу, но именно ее руководство в категорической форме отвергло создание антигитлеровского фронта в 1939 году", - напомнил собеседник агентства.

По его словам, польская позиция, как свидетельствуют документы, не была спонтанной - она формировалась годами. Еще во время визитов Геринга в Варшаву в 1935 и 1937 годах стороны достигли соглашения о том, что Польша поддержит требования Германии о снятии ограничений на вооружения и идею аншлюса Австрии. Германия, со своей стороны, выразила готовность вместе с Польшей противодействовать политике Советского Союза в Европе.

"В беседе с маршалом Рыдз-Смиглы Геринг заявил, что "опасен не только большевизм, но и Россия как таковая" и что "в этом смысле интересы Польши и Германии совпадают", - сообщил Соцков.

В августе 1937 года польский Генштаб выпустил директиву № 2304/2/37, в которой записано, что конечной целью польской политики является "уничтожение всякой России", а в качестве одного из действенных инструментов ее достижения названо разжигание сепаратизма на Кавказе, Украине и в Средней Азии с использованием, в частности, возможностей военной разведки.

"Ликвидация гитлеровцами Польши как суверенного государства, превращение ее территории в генерал-губернаторство Третьего рейха - это цена поразительной близорукости польских политиков. Ведь существовала реальная возможность зажать Германию между двумя фронтами, как это было во времена Антанты", - сказал собеседник агентства.

По словам генерала, даже в разгар войны, когда спецслужбы союзных стран считали своей главной задачей работу по Германии, польская разведка в соответствии с установками своего "лондонского правительства" была озабочена постановкой разведывательной работы по Советскому Союзу.

"Разведывательный отдел армии генерала Андерса, сформированной на территории СССР, имел задачей проведение оперативных мероприятий, связанных не только с военными действиями, но и, как говорилось в инструкции, "с потребностями будущего восстания в Польше", а также с необходимостью создания условий для ведения полномасштабной разведки на Востоке в послевоенное время", - сообщил Соцков.

Сборник документов из архива СВР охватывает период с 1935 по 1945 год.

Секреты польской политики. Сборник документов (1935-1945). Посмотреть сборник>> (скачать в pdf)

fanisovich.livejournal.com

Польская кампания вермахта (1939) Википедия

ДатаМестоИтогИзмененияПротивникиКомандующиеСилы сторонПотери
Немецко-польская война
Основной конфликт: Вторая мировая война
Польская пехота на марше

1 сентября — 6 октября 1939

Польша, Данциг

Поражение Польши, победа Германии

раздел территории Польши между Германией, СССР, Словакией и Литвой

Германия56 дивизий 4 бригады1 500 000 человек6000 арт. орудий2800 танков2000 самолётов[1][2]Словакия3 дивизии(51 306 человек)

СССР:33 дивизии617 тыс. чел.4959 арт. орудий4733 танка3300 самолётов

Польша:39 дивизий16 бригад1 000 000 человек4300 арт. орудий870 танков407 самолётов[1][3]

Германия: Сухопутные войска:16 843 убитых36 473 раненых320 пропавших без вести[4]Люфтваффе:386 убитых407 раненых163 пропавших без вести[5]Кригсмарине:77 убитых115 раненых3 пропавших без вести[6]Словакия:37 убитых, 114 раненых 11 пропавших без вести [7]

СССР:1173 убитых2002 раненых302 пропавших без вести[8]

на Западном направленииок. 66 тыс. убитых133 700 раненыхок. 400 тыс. пленных[9]

на Восточном направлении3,5 тыс. убитых20 000 раненых452,5 тыс. пленных[10]

 Аудио, фото, видео на Викискладе

По́льская кампа́ния ве́рмахта (1939), также известная как Вторжение в Польшу и Операция «Вайс» (в польской историографии принято название «Сентябрьская кампания») — военная операция вооружённых сил нацистской Германии и Словакии, в результате которой было нанесено поражение польским вооружённым силам и была оккупирована территория Западной Польши.

3 сентября в ответ на нападение Германии на Польшу Великобритания и Франция, в соответствии с договором о взаимопомощи с Польшей, объявили войну Германии, что ознаменовало начало Второй мировой войны. Датой начала войны принято считать 1 сентября 1939 года — день вторжения в Польшу.

17 сентября польское правительство бежало на территорию Румынии. В тот же день на территорию Польши вошли советские войска с целью присоединения к СССР Западной Белоруссии и Западной Украины. 6 октября 1939 года капитулировали последние части польских войск.

Территория Польши после её капитуляции была разделена между Германией и Советским Союзом (в соответствии с секретными протоколами к советско-германским договорам о ненападении и о дружбе и границе). Некоторые территории были переданы Литве и Словакии.

Предыстория конфликта[ | код]

Послевоенные территориально-политические изменения[ | код]

Польское государство было восстановлено после Первой мировой войны на территориях, входивших в предшествовавшие полтора века в состав России, Германии и Австро-Венгрии. Граница с Германией была определена Версальским договором, по которому Польша получала Западную Пруссию, часть Силезии и район Познани, а преимущественно немецкий Данциг был объявлен вольным городом[11].

На востоке, по решению конференции, польская граница должна была пройти по так называемой линии Керзона, проведённой примерно по линии этнического разделения районов с польским большинством и районов с белорусским или украинским большинством. Однако в результате советско-польской войны граница с СССР была передвинута на восток от предполагавшихся этнических границ.

Немецко-польские отношения (1934—1938)[ | код]

После прихода Гитлера к власти в Германии немецко-польские отношения были нормализованы. Для Германии основная внешнеполитическая цель в этот период заключалась в ревизии Версальского договора. Используя противоречия между остальными великими державами, Германии удалось к концу 1932 года устранить наиболее тяжёлые последствия поражения в Первой мировой войне. Нацистское руководство успешно продолжило эту политическую линию. Нормализация отношений с Польшей позволяла Гитлеру действовать на Западе (Саар, Рурская область) и осуществлять довооружение без опасения за свои восточные границы. Польские лидеры решили воспользоваться этой возможностью, и 26 января 1934 года между Германией и Польшей была подписана Декларация о неприменении силы.

Следует отметить, что в Декларации отсутствовали положения о прекращении её действия в случае вступления одной из сторон в вооружённый конфликт с третьей страной (для сравнения, в советско-польском договоре 1932 года статья 2 позволяла без предупреждения денонсировать договор в случае агрессии против третьей стороны).

Одним из последствий подписанной Декларации стал опубликованный 5 ноября 1937 года германо-польский договор о национальных меньшинствах. Формально в его основу был положен принцип «взаимного уважения прав национальных меньшинств». В действительности речь шла об обеспечении плацдарма в Польше для развёртывания националистической пропаганды среди немецкого населения польских областей[12].

Вплоть до 1938 года немецкое правительство демонстрировало подчёркнуто тёплые отношения с Варшавой, а антипольская риторика в германской прессе была приглушена, несмотря на притязания Польской Колониальной Лиги на бывшие германские колонии Того и Камерун. 11-19 марта 1938 года на фоне подготовки и совершения Германией аншлюса Австрии Польша оказывала давление на Литву с целью добиться от неё установления дипломатических отношений и признания Виленского края польской территорией. Эти ультимативные требования поддерживала Германия, заинтересованная в возвращении этнически немецкого Мемеля. В тот период дипломатическое вмешательство СССР и отказ Франции поддержать действия Польши ограничили польские требования установлением дипотношений. Однако ситуация в германо-польских отношениях резко изменилась в конце 1938 года, после аннексии Германией Судетской области, входившей в состав Чехословакии.

Аннексия Судет произошла в конце сентября 1938 года в результате Мюнхенского соглашения. Польша, помимо решительного отказа в военном сотрудничестве и Франции, и СССР, что лишило Чехословакию всяких возможностей получить военную помощь от этих государств, решила воспользоваться безвыходным положением чехословацкого правительства и потребовала от Чехословакии передать ей Тешинский район — спорную область, которую она рассматривала как незаконно оккупированную с 1919 года. Германия снова поддержала требование Польши, и Прага была вынуждена согласиться.

Германские территориальные претензии к Польше[ | код]

Одной из главных проблем в германо-польских отношениях являлось существование на территории Восточного Поморья так называемого «Польского коридора» — польского выхода к Балтийскому морю, отделившего основную часть Германии от Восточной Пруссии. Помимо сугубо политических вопросов, Поморье вобрало в себя целый комплекс нерешённых экономических проблем, в частности касающихся транзита немецких грузов из Германии в Восточную Пруссию и его оплаты. В феврале 1936 года Польша наложила ограничение на транзит до решения данного вопроса[13]. Другой острой проблемой был статус Вольного города Данцига (Гданьска).

С завершением реализации Мюнхенского соглашения Германия 24 октября 1938 года предложила Польше урегулировать проблемы Данцига и «Польского коридора» на основе сотрудничества в рамках Антикоминтерновского пакта. Тем самым Германия решила бы для себя задачу тылового прикрытия с Востока (в том числе и от СССР) в предвидении окончательной оккупации Чехословакии, ревизовала бы германо-польскую границу, установленную в 1919 году, и значительно упрочила бы свои позиции в Восточной Европе[14][15]. Суть стремления Германии сводилась к превращению Польши в своего сателлита, что очень раздражало польских политиков, пытавшихся балансировать между Берлином и Москвой. В этот период Польша как раз начала зондаж СССР на предмет нормализации советско-польских отношений, обострившихся в период чехословацкого кризиса. 4 ноября СССР предложил подписать коммюнике о нормализации отношений, которое и было подписано 27 ноября. При этом Польша уведомила Германию, что эта декларация распространяется лишь на двусторонние советско-польские отношения. Учитывая это, польский министр иностранных дел Бек заявил на предложение Германии, что «любая попытка включить Данциг в Рейх приведёт к немедленному конфликту». Тем не менее, Бек согласился проявить гибкость при обсуждении технических изменений в статусе города.

«Польский коридор» 1919—1939

Несмотря на решительный отказ Польши, немецкое давление продолжалось, достигнув своей кульминации во время визита Бека в Берлин и ответной поездки Риббентропа в Варшаву в январе 1939 года. В Берлине Риббентроп и Гитлер в ходе переговоров с Беком пытались увлечь его возможностью военного союза Польши и Германии против СССР и намекали на возможность территориальных приращений на востоке. В обмен требовалось согласие Бека на решение данцигского вопроса. Бек заметил, что его правительство заинтересовано в получении части территорий советской Украины и получении выхода к Чёрному морю, но фактически отказался обсуждать предложение Риббентропа[15]. Неуступчивость Польши привела к тому, что германское руководство стало склоняться к мысли о необходимости военного решения польской проблемы в определённых условиях[14].

По возвращении из Германии Юзефа Бека в варшавском Королевском замке состоялось совещание с участием президента Польской Республики Игнацы Мосьцицкого и главнокомандующего Войска Польского Эдварда Рыдз-Смиглы. На этом совещании германские предложения были признаны абсолютно неприемлемыми[16]. Сразу же после совещания Генеральный штаб Войска Польского приступил к разработке оперативного плана «Запад» на случай германской агрессии.

21 марта, через неделю после окончательного раздела Чехословакии, Гитлер в своём письменном меморандуме вновь вернулся к требованиям по Данцигу. Ответное предложение Польши предоставить совместные польско-германские гарантии статуса Вольного города Германией (взамен протектората со стороны Лиги Наций) немецкой стороной было отвергнуто. 22 марта маршал Рыдз-Смиглы утвердил оперативный план войны против Германии «Захуд». На следующий день, 23 марта, начальник Главного штаба Войска Польского бригадный генерал Вацлав Стахевич провёл скрытную мобилизацию четырёх дивизий, направив их в Восточное Поморье, на границу Польши, Германии и Вольного города Данцига.

Тем временем 21—23 марта Германия под угрозой применения силы вынудила Литву передать ей Мемельскую (Клайпедскую) область. Надежды Каунаса на поддержку Англии, Франции и Польши оказались напрасными[14].

26 марта правительство Польши официально отклонило меморандум Гитлера. Посол Польши в Германии Липский привёз в Берлин письменный меморандум об официальном согласии Польши со строительством автострады, но без права экстерриториальности. Риббентроп пригрозил Польше «судьбой небезызвестной страны» (Чехословакии) и вновь подтвердил германские требования в отношении Данцига и строительства экстерриториальной автострады.

Весна — лето 1939 года[ | код]

31 марта Великобритания в одностороннем порядке предложила Польше военную помощь в случае нападения и выступила гарантом её независимости. 3 апреля начальник штаба Верховного Главнокомандования вермахта (ОКВ) генерал-полковник В. Кейтель известил главнокомандующих сухопутными войсками, ВВС и ВМФ о том, что подготовлен проект «Директивы о единой подготовке вооружённых сил к войне на 1939—1940 гг.» Одновременно главнокомандующие видов вооружённых сил получили предварительный вариант плана войны с Польшей (план «Вайс»). Полностью подготовку к войне следовало завершить к 1 сентября 1939 года. 11 апреля Гитлер утвердил «Директиву»[17].

6 апреля Юзеф Бек подписал в Лондоне соглашение о взаимных гарантиях между Великобританией и Польшей, ставшее базой для дальнейших двусторонних переговоров о заключении официального союза (будет заключён 25 августа в ответ на подписание Пакта Молотова - Риббентропа). Британско-польское соглашение в конце апреля послужило Гитлеру поводом для разрыва германо-польской декларации о неприменении силы от 1934 года и англо-германского морского соглашения 1935 года[14].

5 мая Юзеф Бек, выступая в Сейме, впервые публично раскрыл германские требования, предъявленные Польше, и выразил готовность обсудить с немецкой стороной вопросы, касающиеся статуса Вольного города и транзита между Германией и Восточной Пруссией, при условии, что Германия будет уважать право Польши иметь доступ к балтийскому побережью, гарантированное существующими международными соглашениями.

19 мая в Париже был подписан совместный польско-французский протокол, предусматривающий как военную помощь, так и участие в боевых действиях в случае германского нападения на Польшу.

Действия Германии весной 1939 года в отношении Чехословакии, Литвы, Польши и Румынии заставили Великобританию и Францию заняться поиском союзников для сдерживания германской экспансии. Одновременно Германия предприняла зондаж позиции СССР на предмет улучшения отношений, но советская сторона какое-то время предпочитала сохранять выжидательную позицию[14].

В апреле 1939 года в Москве начались переговоры между представителями СССР, Великобритании и Франции о заключении тройственного договора о взаимопомощи, призванного остановить экспансию Германии, однако продвигались они очень медленно. Советская сторона предлагала заключить англо-франко-советский союз, военную конвенцию и предоставить совместные гарантии малым странам Центральной и Восточной Европы[14]. В советской и российской историографии принято считать, что цели Великобритании и Франции в начавшихся переговорах в Москве заключались в следующем: отвести от своих стран угрозу войны; предотвратить возможное советско-германское сближение; демонстрируя сближение с СССР, достичь соглашения с Германией; втянуть Советский Союз в будущую войну и на германскую агрессию на Восток. Великобритании и Франции при этом также приходилось принимать во внимание настороженную позицию малых стран Европы в отношении СССР. На завершающем этапе главным камнем преткновения стал вопрос о проходе советских войск через территорию Польши в случае конфликта с Германией, на что польская сторона категорически отказалась давать своё согласие.

Великобритания в тот же период поддерживала тайные контакты с Германией, а Германия, в свою очередь, стремилась обеспечить нормализацию отношений с СССР.

Тем временем 23 мая, выступая перед военными, Гитлер обозначил основную цель германской внешней политики — возвращение в число «могущественных государств», для чего требовалось расширить «жизненное пространство», что было невозможно «без вторжения в чужие государства или нападения на чужую собственность». Германия должна была создать продовольственную базу на востоке Европы на случай дальнейшей борьбы с Западом. С этой проблемой был тесно связан вопрос о позиции Польши, которая сближалась с Западом, не могла служить серьёзным барьером против большевизма и являлась традиционным врагом Германии — поэтому следовало «при первом же подходящем случае напасть на Польшу», обеспечив нейтралитет Англии и Франции[14].

Диверсионная деятельность германских спецслужб на территории Польши[ | код]

Обострение отношений между Германией и Польшей сопровождалось активизацией диверсионной деятельности в пограничных районах Польши. Уже 20 мая произошло вооружённое нападение на польский таможенный пункт Kalthof.

К середине 1939 года отделением абвера в Бреслау были завербованы и обучены методам саботажа и партизанской войны многочисленные польские фольксдойче, задачей которых стало проведение различных акций с целью провоцирования польских властей на репрессии против немецкого населения[18]. В течение всего лета устраивались диверсии и нападения на польские объекты (блокпосты, лесничества, фабрики, железнодорожные станции и пр.). Устраивались многочисленные провокации с целью обострения межнациональных отношений: диверсанты устанавливали бомбы с часовым механизмом в немецких школах, осуществляли поджоги домов, в которых проживали немцы, — в германской прессе эти инциденты представлялись как доказательство польского «террора». В конце августа была заложена взрывчатка в багажном зале вокзала в Тарнуве. При взрыве погибли 18 человек[19].

В ходе германского вторжения обученные агенты выступали в качестве «пятой колонны», что вызвало ответные действия польских властей. Это использовалось пропагандой Третьего рейха[18][20][21]. Одним из самых резонансных инцидентов стало так называемое Быдгощское (Бромбергское) «Кровавое воскресенье». Вот какие указания отдавало Министерство пропаганды в своей инструкции для СМИ:

… мы обязаны в новостях продемонстрировать варварство поляков в Бромберге. Понятие «Бромбергское „Кровавое воскресенье“» должно навсегда закрепиться в словарях и облететь весь мир. Для того, чтобы это произошло, нам следует постоянно его выделять[22]…

Диверсантам также ставились задачи по захвату промышленных объектов, дорог и мостов. В частности, в ночь на 26 августа абверкоманда лейтенанта А. Херцнера должна была захватить Яблунковский перевал и обеспечить наступление 7-й пехотной дивизии от Жилины на Краков. Сложный горный рельеф не позволил радисту отряда получить сообщение об отмене приказа о начале войны, переданного после 20.30 25 августа. Поэтому рано утром 26 августа отряд выполнил поставленное задание — захватил перевал, но вечером того же дня, не дождавшись прибытия частей вермахта, был вынужден уйти в горы[23]. В эти же дни другая группа немецких диверсантов попыталась захватить в Тчеве мост через Вислу, но, вступив в бой с пограничной охраной и понеся потери, была вынуждена отойти (1 сентября, с началом войны, во время очередной попытки захвата моста он был взорван польскими сапёрами)[24].

Германо-советские контакты[ | код]

Активизировав контакты с Москвой, в начале августа Берлин предложил улучшить отношения с Москвой на базе разграничения интересов сторон в Восточной Европе. Германия дала понять, что её интересы распространяются на Литву, Западную Польшу и Румынию без Бессарабии, но, в случае договорённости с Германией, СССР будет должен отказаться от договора с Великобританией и Францией[14].

Слева: раздел сфер интересов в Восточной Европе по дополнительному протоколу.Справа: фактические территориальные изменения к 1941 году.Оранжевым цветом изображены территории, отходящие и отошедшие к СССР, голубым — территории, отошедшие к рейху, фиолетовым — территории, оккупированные Германией (Варшавское генерал-губернаторство, Норвегия и протекторат Богемия и Моравия)

Англо-германские контакты и зондажи продолжались в августе параллельно с контактами между Германией и СССР. М. Мельтюхов отмечает, что в этот период для германского руководства в решающую фазу вступил вопрос о выяснении позиции Великобритании и СССР в случае войны с Польшей. 14 августа в ходе совещания с военными Гитлер заявил о своём решении начать войну с Польшей, поскольку «Англия и Франция не вступят в войну, если ничто не вынудит их к этому». У германского руководства усиливалась уверенность в том, что Великобритания пока не готова к войне, и в этих условиях следует не связывать себе руки соглашением с Великобританией, а воевать с ней. Великобритания и Франция, в свою очередь, всё ещё не были уверены в том, что Германия будет воевать с Польшей. 18—20 августа Польша, категорически отвергавшая сотрудничество с СССР, была готова к переговорам с Германией для обсуждения германских условий территориального урегулирования, но Берлин, взявший курс на войну, уже не интересовало мирное решение вопроса. Германо-польские переговоры так и не состоялись[14].

19 августа Германия сообщила о своём согласии «учесть всё, чего пожелает СССР». 21 августа была достигнута договорённость о визите в Москву Иоахима фон Риббентропа. В ходе его переговоров со Сталиным и Молотовым в ночь на 24 августа были подписаны советско-германский пакт о ненападении и секретный дополнительный протокол, определивший «сферы интересов» сторон «в случае территориально-политического переустройства» областей, входящих в состав прибалтийских государств и Польского Государства. К сфере интересов СССР были отнесены Финляндия, Эстония, Латвия, территория Польши к востоку от рек Нарев, Висла и Сан, а также румынская Бессарабия, к сфере интересов Германии — западная Польша и Литва[14].

24 августа секретарь германского посольства в Москве Ханс фон Херварт передал американскому дипломату Чарльзу Болену и его французским коллегам текст секретных протоколов Пакта Молотова-Риббентропа. Госсекретарь США Корделл Халл проинформировал об этом британский МИД. В Варшаву, впрочем, данная информация не поступила. Польское руководство до последней минуты было уверено в том, что СССР будет придерживаться нейтралитета в польско-германском конфликте[25].

Перед нападением[ | код]

Приняв решение о подписании договора с СССР, Гитлер таким образом пытался избежать опасности ведения войны на два фронта и обеспечить свободу действий Германии в Польше и на Западе. 19 августа, сразу же после получения согласия Сталина, Гитлер назначил на 22 августа совещание в Берхтесгадене для высших чинов вермахта. Охарактеризовав общую политическую ситуацию, он сделал вывод, что обстановка благоприятствует Германии, вмешательство Великобритании и Франции в германо-польский конфликт маловероятно, они не смогут помочь Польше, а с СССР будет заключён договор, что также снизит угрозу экономической блокады Германии. В этих условиях стоит рискнуть и разгромить Польшу, одновременно сдерживая Запад. При этом следовало быстро разгромить польские войска, поскольку «уничтожение Польши остаётся на первом плане, даже если начнётся война на Западе». Гитлер рассматривал «договор (с СССР) как разумную сделку. По отношению к Сталину, конечно, надо всегда быть начеку, но в данный момент он (Гитлер) видит в пакте со Сталиным шанс на выключение Англии из конфликта с Польшей». В первой половине дня 23 августа, когда Риббентроп ещё находился на пути в Москву, Гитлер отдал приказ о нападении на Польшу в 4.30 утра 26 августа[14].

23 августа Франция заявила, что поддержит Польшу, но Верховный совет национальной обороны принял решение, что военные меры против Германии будут предприняты лишь в случае её нападения на Францию. В тот же день Гитлер получил послание от Чемберлена, в котором тот заявлял, что в случае войны Великобритания поддержит Польшу, но при этом демонстрировал готовность к соглашению с Германией. Получив рано утром 24 августа донесение от Риббентропа о подписании пакта, Гитлер в тот же день уведомил Польшу, что препятствием к урегулированию конфликта являются английские гарантии. Опасаясь, что Варшава пойдёт на уступки Берлину, Великобритания 25 августа подписала с Польшей договор о взаимопомощи. Вечером 25 августа об этом стало известно в Берлине. Кроме того, Италия, которая и ранее высказывала опасения в связи с угрозой новой мировой войны, известила об отказе участвовать в ней. Всё это привело к тому, что примерно в 8 часов вечера был отдан приказ об отмене нападения на Польшу[14].

Великобритания, Франция и Польша всё ещё не были уверены, что Германия решится начать войну, учитывая наличие англо-польского договора. 28 августа Великобритания рекомендовала Берлину начать прямые переговоры с Варшавой и обещала повлиять на поляков в пользу переговоров с Германией. Во второй половине дня 28 августа Гитлер установил ориентировочный срок начала войны на 1 сентября. 29 августа Германия дала согласие на прямые переговоры с Польшей на условиях передачи Данцига, плебисцита в «польском коридоре» и гарантии новых границ Польши Германией, Италией, Англией, Францией и СССР. Прибытие польских представителей на переговоры ожидалось 30 августа. В тот же день Берлин уведомил Москву о британских предложениях по урегулированию германо-польского конфликта и о том, что Германия в качестве условия поставила сохранение договора с СССР, союза с Италией и не будет участвовать в будущей международной конференции без участия СССР[14].

30 августа Великобритания вновь подтвердила своё согласие воздействовать на Польшу при условии, что войны не будет и Германия прекратит антипольскую кампанию в печати. В этот день вермахт всё ещё не получил приказа о нападении на Польшу, поскольку существовала возможность того, что Великобритания пойдёт на уступки. 30 августа Великобритания получила точные сведения о предложениях Германии по урегулированию польской проблемы, но не известила Варшаву об этих предложениях, а, надеясь ещё отсрочить войну, в ночь на 31 августа уведомила Берлин об одобрении прямых германо-польских переговоров, которые должны были начаться через некоторое время. Рано утром 31 августа Гитлер подписал директиву № 1, которой устанавливалось, что нападение на Польшу должно начаться в 4.45 утра 1 сентября 1939 г. Лишь днём 31 августа германские предложения об урегулировании кризиса были переданы Великобританией Польше, которая оказалась не готова к прямым переговорам с Германией[14]. Польский посол Юзеф Липский попросил аудиенцию у Риббентропа, которая состоялась вечером 31 августа и закончилась безрезультатно. Поздним вечером того же дня радиостанция «Deutschlandsender» передала текст германского ультиматума, состоящего из 16 пунктов (формально никогда до этого Польше не выдвигавшегося) и объявила о том, что польская сторона их не приняла[25][26].

1 сентября Германия напала на Польшу[14].

Планы сторон[ | код]

Германия[ | код]

Германский план на 31 августа 1939 г.

Немецкое командование исходило из того, что война должна быть молниеносной (концепция блицкрига): за две недели польская армия должна быть полностью уничтожена, а страна — оккупирована. Почти вся бронированная техника была сосредоточена в пяти корпусах, которые должны были найти слабые места в обороне противника, преодолеть её с ходу и выйти на оперативный простор, взламывая фланги польских армий. В дальнейшем предполагалось решительное сражение на окружение и уничтожение, причём пехотные корпуса должны были действовать против фронта противника, а подвижные части — атаковать его с тыла. Планом предусматривалось широкое использование авиации и, прежде всего, пикирующих бомбардировщиков, на которые возлагалась задача поддержки с воздуха наступления механизированных соединений[27].

Стратегический замысел и задачи войск в операции «Вайс» были изложены в директиве по стратегическому сосредоточению и развертыванию сухопутных войск от 15 июня 1939 года. Цель операции состояла в том, чтобы концентрическими ударами из Силезии, Померании и Восточной Пруссии разгромить главные силы польской армии западнее линии рек Висла и Нарев. Общая задача вермахта сводилась к тому, чтобы осуществить охват польской армии с юго-запада и северо-запада с её последующим окружением и разгромом. С самого начала войны операции германских войск должны были развиваться стремительно, чтобы сорвать мобилизацию и развёртывание польских вооружённых сил[17].

Группа армий «Юг» в составе 8-й, 10-й и 14-й армий (командующий — генерал-полковник Г. фон Рунштедт) наносила главный удар из Силезии и Словакии. Ударная группировка (10-я армия) должна была наступать в общем направлении на Варшаву, выйти к реке Висла и затем во взаимодействии с группой армий «Север» уничтожить польские войска, находящиеся в Западной Польше. На 8-ю и 14-ю армии возлагалось фланговое прикрытие ударной группировки[17].

Ближайшей задачей группы армий «Север» (командующий — генерал-полковник Ф. фон Бок) было наступление с территории Померании (4-я армия) и Восточной Пруссии (3-я армия), занятие «Польского коридора», обеспечение сухопутных коммуникаций между Германией и Восточной Пруссией и нанесение смыкающихся ударов восточнее Вислы в общем направлении на Варшаву, а в дальнейшем — совместное с группой армий «Юг» уничтожение остатков польских войск севернее Вислы[17].

Между группами армий «Север» и «Юг» находился большой участок границы, занятый малым числом войск. В их задачу входило своими действиями ввести в заблуждение противника относительно направлений главных ударов, а также сковать польскую армию «Познань»[28].

Для осуществления плана «Вайс» намечалось выделить 40 пехотных, 4 легкопехотные, 3 горнопехотные, 6 танковых и 4 моторизованные дивизии и 1 кавалерийскую бригаду[17].

Германское командование исходило из того, что Великобритания и Франция не вмешаются в германо-польскую войну. Но, поскольку полной уверенности в этом не было, для прикрытия западной границы Германии планировалось развернуть группу армий «Ц» (командующий генерал В. Лееб) в составе 1-й, 5-й и 7-й армий, которая насчитывала бы 31 дивизию и, опираясь на недостроенную линию Зигфрида, должна была оборонять границу с Нидерландами, Бельгией и Францией. Таким образом, из развёртываемых по мобилизации 103 дивизий вермахта 57 планировалось развернуть против Польши, 31 — на западе Германии, а 15 — в центральных районах страны[17].

Польша[ | код]

С самых первых дней независимости второй Польской Республики и вплоть до конца 1938 года польское командование готовилось к войне на востоке. К началу 1939 года в польском Главном штабе не существовало даже военного плана на случай нападения Германии. Только тогда, когда эта угроза стала реальной, польское командование приступило к отработке конкретного плана войны с Германией — «Захуд». Начавшееся в марте 1939 года оформление англо-франко-польской коалиции стало основой польского военного планирования, которое исходило из того, что Англия и Франция поддержат Польшу в войне с Германией. В случае быстрого вступления в войну западных союзников и активного характера их боевых действий Германии пришлось бы вести войну на два фронта[29]. Поэтому перед польскими вооружёнными силами ставилась задача упорной обороной обеспечить мобилизационное развёртывание и сосредоточение своих войск, а потом перейти в контрнаступление, поскольку считалось, что к этому сроку Англия и Франция заставят Германию оттянуть свои войска на запад. При этом польское командование было уверено, что в случае нападения на Польшу Германии СССР сохранит нейтралитет. Восточную границу по данному плану должен был прикрывать лишь Корпус охраны границы[17].

Польское командование исповедовало принцип жёсткой обороны. Предполагалось защищать всю территорию, включая «Данцигский коридор» (Польский коридор), а против Восточной Пруссии, при благоприятных обстоятельствах, — наступать. Польша находилась под сильным влиянием французской военной школы, которая исходила из принципиальной недопустимости разрывов в линии фронта. Поляки, прикрыв свои фланги морем и Карпатами, полагали, что смогут удержаться на такой позиции довольно долго: по крайней мере, две недели немцам потребуется, чтобы сосредоточить артиллерию и осуществить локальный тактический прорыв; столько же времени будет необходимо союзникам для того, чтобы бо́льшими силами перейти в наступление на Западном фронте, так что общий оперативный баланс Рыдз-Смиглы считал для себя положительным[30].

Генерал-майор германской армии Фридрих фон Меллентин в своих мемуарах, говоря о стратегии польского командования, указывал, что «польское верховное командование добилось лишь того, что все наличные силы были разбросаны на большом пространстве и по существу изолированы друг от друга». Такое расположение польской армии, по мнению Меллентина, «как нельзя лучше способствовало выполнению германского плана»[31].

Силы сторон[ | код]

Польский истребитель PZL P.11, замаскированный на полевом аэродроме, 31 августа 1939

Польская пехота

Германия[ | код]

У вермахта имелось решительное преимущество перед польской армией в механизированных частях и военно-воздушных силах[32][33].

Уже в мае 1939 года были приведены в боевую готовность шесть армейских управлений, 11 управлений армейских корпусов и 24 дивизии. Под видом подготовки к осенним манёврам в начале августа была проведена частичная мобилизация некоторых резервных дивизий, а также частей армейского и корпусного подчинения. К 25 августа завершили мобилизацию соединения, составлявшие более трети состава сухопутных войск военного времени. Сигнал на проведение общей мобилизации был дан 25 августа, то есть за один день до намеченного начала войны. В связи с переносом срока начала вторжения германскому командованию удалось к 1 сентября завершить мобилизацию и развернуть на Востоке 37 пехотных, 4 легкопехотные, 1 горнопехотную, 6 танковых и 4 моторизованные дивизии, 1 кавбригаду и 2 полка СС. Сосредоточение и мобилизация вермахта велись с соблюдением мер маскировки и дезинформации[17].

Польша[ | код]

Польским командованием для осуществления плана «Запад» (польск. Zachód) предусматривалось развернуть 39 пехотных дивизий, а также 3 горнопехотные, 11 кавалерийских, 10 пограничных и 2 бронемоторизованные бригады. Эти войска планировалось свести в семь армий, три оперативные группы и корпус вторжения. Против Восточной Пруссии разворачивались опергруппы «Нарев» (2 пехотные дивизии, 2 кавбригады), «Вышкув» (2 пехотные дивизии) и армия «Модлин» (2 пехотные дивизии, 2 кавбригады). В «Польском коридоре» сосредоточивалась армия «Поможе» (5 пехотных дивизий, 1 кавбригада), часть сил которой предназначалась для захвата Данцига. На Берлинском направлении разворачивалась армия «Познань» (4 пехотные дивизии и 2 кавбригады). Границу с Силезией и Словакией прикрывали армия «Лодзь» (5 пехотных дивизий, 2 кавбригады), армия «Краков» (7 пехотных дивизий, 1 кавбригада и 1 танковый батальон) и армия «Карпаты» (1 пехотная дивизия и пограничные части). В тылу южнее Варшавы разворачивалась армия «Прусы» (7 пехотных дивизий, 1 кавбригада и 1 бронемоторизованная бригада). В районах Кутно и Тарнов сосредотачивались в резерве по 2 пехотные дивизии. Таким образом, польская армия должна была развернуться равномерно на широком фронте, что делало проблематичным отражение массированных ударов вермахта[17].

Скрытое мобилизационное развёртывание польских войск, начавшееся 23 марта 1939 года, затронуло 4 пехотные дивизии и 1 кавалерийскую бригаду. Кроме того, были усилены соединения в ряде округов и созданы управления четырёх армий и оперативной группы. 13—18 августа была объявлена мобилизация ещё 9 соединений, а с 23 августа началась скрытая мобилизация основных сил. 26 августа с получением войсками приказа о выдвижении отмобилизованных соединений в намеченные районы сосредоточения начались перегруппировки войск, предусмотренные планом стратегического развёртывания. 30 августа был отдан приказ армиям и оперативным группам первого эшелона о занятии исходного положения. Мероприятия по отмобилизованию армии проводились в тайне даже от англо-французских союзников, которые опасались, что эти действия могут подтолкнуть Германию к войне. Когда 29 августа в Польше собрались начать открытую мобилизацию, Англия и Франция настояли на том, чтобы она была отложена до 31 августа. Тем не менее благодаря скрытой мобилизации к утру 1 сентября мобилизационный план был выполнен на 60%, оперативное развёртывание войск — менее чем наполовину[34]. К утру 1 сентября Польша развернула 24 пехотные дивизии, 3 горнопехотные, 8 кавалерийских и 1 бронемоторизованную бригады[17].

Польша уступала противнику не только в численности войск, но и в качестве вооружения. Так, например, с немецкими самолётами могли сравниться только 36 двухмоторных средних бомбардировщиков PZL P.37 «Лось» конструкции Ежи Домбровского — самые современные польские самолеты на тот период[35].

Операция «Гиммлер»[ | код]

Солдаты вермахта ломают шлагбаум на пограничном пункте в Сопоте

(граница Польши и Вольного города Данцига), 1 сентября 1939

Взорванный польскими саперами мост в Тчеве (после неудачного захвата его немецкими диверсантами), 1 сентября 1939

Руководство Третьего рейха в течение лета 1939 года предпринимало усилия, направленные на то, чтобы будущая война с Польшей не вышла за рамки локального конфликта. Для этого следовало убедить руководство и общественное мнение Великобритании и Франции, связанных с Польшей союзническими обязательствами, что действия Германии являются не агрессией, а самообороной, на которую Германию спровоцировала польская сторона.

Для начала реализации плана «Вайс» Германии оставалось предъявить мировой общественности формальный повод к войне. С этой целью нацистской военной разведкой и контрразведкой, возглавлявшейся адмиралом Канарисом совместно со службой безопасности (СД), был подготовлен ряд провокаций на границе между Польшей, Германией и Словакией (т. н. операция «Гиммлер»). Провокации носили один и тот же характер — нападения агентов спецподразделений СС на немецкие объекты и возложение вины за эти нападения на польскую сторону.

Руководство операцией «Гиммлер» было поручено шефу РСХА обергруппенфюреру СС Рейнхарду Гейдриху. Практическим осуществлением провокации занимались начальник отдела диверсий и саботажа военной разведки генерал Эрвин фон Лахузен и офицер службы безопасности (СД) штурмбаннфюрер СС Альфред Науйокс.

Наибольший резонанс получили:

Глейвицкий инцидент[ | код]

Нападение на вспомогательную радиостанцию в пограничном немецком городке Глейвиц (в 10 км от польско-германской границы) вечером 31 августа совершила группа под командованием штурмбаннфюрера СС Альфреда Науйокса. В её задачу входило передать в эфир сообщение о переходе польской армией германской границы и призвать поляков в Германии к восстанию против немцев. После налёта в здании радиостанции должны были остаться улики, которые можно было бы предъявить немецкой и иностранной прессе. «Захватив» радиостанцию, нападающие в прямом эфире обратились на польском языке к слушателям, заявив: «Глейвицкая радиостанция находится в польских руках!». Затем, обстреляв из автоматов стены и окна и оставив у входа в здание тело ранее задержанного СД местного жителя Франтишека Хоньока, бывшего силезского повстанца, группа покинула здание. [36]. К этому времени к Глейвицу из концлагеря было доставлено несколько заключённых, осуждённых к смертной казни за убийства. Их заставили переодеться в польскую военную форму, с помощью инъекций привели в бессознательное состояние, застрелили (инсценируя бой с вторгшимися в Германию польскими подразделениями) и бросили в лесу, где их впоследствии обнаружила местная полиция. Немецкие заключённые, погибшие от рук эсэсовцев, стали первыми жертвами вторжения немецких войск в Польшу[37].

Утром 1 сентября Германское информационное бюро распространило под общим заголовком «Поляки совершили нападение на радиостанцию в Глейвице» сообщения[37]:

Бреслау. 31 августа. Сегодня около 8 часов вечера поляки атаковали и захватили радиостанцию в Глейвице. Силой ворвавшись в здание радиостанции, они успели обратиться с воззванием на польском и частично немецком языке. Однако через несколько минут их разгромила полиция, вызванная радиослушателями. Полиция была вынуждена применить оружие. Среди захватчиков есть убитые.

Оппельн. 31 августа. Поступили новые сообщения о событиях в Глейвице. Нападение на радиостанцию было, очевидно, сигналом к общему наступлению польских партизан на германскую территорию. Почти одновременно с этим, как удалось установить, польские партизаны перешли германскую границу ещё в двух местах. Это также были хорошо вооружённые отряды, по-видимому, поддерживавшиеся польскими регулярными частями. Подразделения полиции безопасности, охраняющие государственную границу, вступили в бой с захватчиками. Ожесточённые бои продолжаются

.

Выступая в Рейхстаге 1 сентября, Гитлер заявил о многочисленных инцидентах, произошедших на приграничной территории, в качестве оправдания «оборонительных действий» вермахта:

Я более не вижу готовности со стороны польского правительства вести с нами серьёзные переговоры... Этой ночью произошёл 21 инцидент, прошлой ночью — 14, из которых три были очень серьёзными. Поэтому я решил говорить с Польшей на том же языке, на каком Польша разговаривала с нами в последние месяцы. Сегодня ночью регулярные польские войска впервые обстреляли нашу территорию. С 5:45 утра мы отвечали на их огонь… Я буду продолжать эту борьбу, неважно против кого, до тех пор, пока не будет обеспечена безопасность Третьего Рейха и его права[38]…

Начало вторжения (1 сентября)[ | код]

1 сентября 1939 года

Польская пехота в обороне

Велюнь после бомбардировки 1 сентября 1939 года (фото выполнено с башни готического собора Велюня)

В 4:30 утра 1 сентября 1939 года германские ВВС нанесли массированный удар по польским аэродромам, в 4:45 учебный артиллерийский корабль (броненосец) «Шлезвиг-Гольштейн» открыл огонь по военно-транзитному складу на польской военно-морской базе Вестерплатте под Данцигом. Началась семидневная оборона Вестерплатте.

В 4:45 немецкие войска согласно плану «Вайс» без объявления войны начали наступление по всей германо-польской границе, а также с территории Моравии и Словакии. Линия фронта составила около 1600 км.

В Данциге завязались упорные бои за здание «Польской почты» на площади Яна Гевелия. Только через 14 часов немцы сумели овладеть зданием. 1 сентября Альберт Форстер, объявленный «главой Вольного города Данцига» постановлением Сената ещё 23 августа 1939 года, выступил с заявлением о присоединении Данцига к рейху. В тот же день комиссар Лиги Наций Карл Якоб Буркхардт и его комиссия покинули Данциг. Во второй половине дня немцы арестовали в Данциге первых 250 поляков, которых разместили в созданном 2 сентября концлагере Штуттгоф[25].

В 4:40 1-й дивизион пикирующих бомбардировщиков имени Макса Иммельмана (из 76-го полка люфтваффе) под командованием капитана Вальтера Зигеля начал бомбардировку Велюня. Через полчаса бомбы упали на Хойниц, Старогард и Быдгощ. В результате бомбового удара по Велюню погибли 1200 человек, в основном мирные граждане. Город был уничтожен на 75 %. Примерно в 7:00 в районе Олькуша польский лётчик Владислав Гнысь подбил первый немецкий самолет. Тем временем немцы попытались нанести авиаудар по Варшаве[комм. 1], но налёт отразили польские истребители. 1 сентября немецкие самолеты нанесли удары по Гдыне, Пуцку и Хелю. Массированным бомбардировкам подверглись Верхняя Силезия, Ченстохова, Краков и расположенный в глубине страны Гродно. 2 сентября во время налёта на Люблин погибло около 200 человек, ещё полторы сотни человек погибли при авианалёте на поезд с эвакуированными на вокзале в Коло[25].

Как указывает в своей «Истории Второй мировой войны» Курт фон Типпельскирх, в первый день наступления немецкая авиация уничтожила большую часть польских самолётов на аэродромах, создав тем самым условия для стремительного продвижения сухопутных войск. На третий день польские ВВС прекратили существование. После этого немецкая авиация могла быть использована для достижения других намеченных целей. Авиаудары сделали невозможным организованное завершение мобилизации польских вооружённых сил и крупные оперативные переброски сил по железной дороге и серьёзно нарушили управление и связь польской армии[39].

По другим источникам, польское командование сохранило авиацию от первого удара люфтваффе, перебросив её 31 августа на полевые аэродромы. И хотя немецкая авиация завоевала полное господство в воздухе, польские лётчики в ходе войны сбили более 130 самолётов противника[3].

На севере вторжение осуществлялось группой армий Бока, имевшей в своем составе две армии. 3-я армия под командованием Кюхлера наносила удар из Восточной Пруссии на юг, а 4-я армия под командованием Клюге — на восток через Польский коридор, чтобы соединиться с войсками 3-й армии и завершить охват правого фланга поляков. Состоящая из трёх армий группа Рундштедта двигалась на восток и северо-восток через Силезию. Польские войска были равномерно распределены на широком фронте, не имели устойчивой противотанковой обороны на главных рубежах и достаточных резервов для контрударов по прорвавшимся войскам противника.

Под Мокрой в бой с 4-й немецкой танковой дивизией из состава 10-й армии вступила Волынская кавалерийская бригада. Целый день кавалеристы вели неравный бой с бронетанковыми частями, поддержанными артиллерией и авиацией. В ходе сражения они сумели уничтожить около 50 танков и несколько самоходных орудий. Ночью бригада отступила на вторую линию обороны. Однако немецкие войска сумели обойти её и нанесли удар в тыл польским позициям.

Равнинная Польша, не располагающая какими-либо серьёзными естественными преградами, к тому же при мягкой и сухой осенней погоде, представляла собой хороший плацдарм для использования танков. Авангарды немецких танковых соединений легко прошли сквозь польские позиции.

Прервалась связь между Генштабом и действующей армией, стала невозможной дальнейшая мобилизация, которая началась ещё 30 августа[40]. Из шпионских донесений люфтваффе удалось выяснить местонахождение польского Генштаба, и его непрерывно бомбили, несмотря на частые передислокации. В Данцигском заливе германские корабли подавили небольшую польскую эскадру, состоявшую из одного эсминца, миноносца и пяти подводных лодок. Три польских эсминца успели ещё до начала военных действий уйти в Великобританию (План «Пекин»). Вместе с двумя подводными лодками, сумевшими прорваться из Балтики, они приняли участие в военных действиях на стороне союзников после оккупации Польши.

Приграничные бои[ | код]

Немецкое наступление началось и развивалось в полном соответствии с доктриной блицкрига, но натолкнулось на ожесточённое сопротивление польских войск, уступающих противнику в военной силе. Тем не менее, сосредоточив на главных направлениях бронетанковые и моторизованные соединения, немцы нанесли мощный удар по польским частям. Пограничные бои прошли 1-4 сентября в Мазовии, Поморье, Силезии и на Варте. В первые дни наступления германские войска взломали оборону польских войск и заняли часть Великопольского воеводства и Силезии[41].

Поморье[ | код]

На севере главные польские силы, сосредоточенные в районе Млавы и в Поморье, потерпели поражение уже к 3-5 сентября.

Армия «Модлин» под непрерывными ударами немецкой 3-й армии в районе Млавы была вынуждена отступить на линию Висла — Нарев.

К 5 сентября германские войска заняли «Польский коридор». Наступая навстречу друг другу с территории Померании и Восточной Пруссии, они рассекли пополам армию «Поможе». Немногочисленная южная польская группировка заняла оборону на предмостном укреплении севернее Быдгоща, а северная попала в окружение и капитулировала 5 сентября. В этот же день польское Главное командование приказало оставшимся частям армии «Поможе» вместе с армией «Познань» отступать к Варшаве, на юго-восток.

При отступлении через Быдгощ части польской армии попали под обстрел немецких диверсантов и местных фольксдойче. В результате ответных действий 3-4 сентября было расстреляно более 100 местных жителей-немцев (см. Быдгощское «кровавое воскресенье»)[42][комм. 2].

После занятия Поморья на левом крыле 3-й армии началась перегруппировка подвижных соединений группы армий «Север» для создания ударной группировки, чтобы начать оттуда наступление на Отдельную оперативную группу «Нарев»[24]. Войска 4-й армии продвигались вдоль Вислы на Варшаву, а 3-я армия уже 6 сентября захватила плацдарм на реке Нарев, поставив под угрозу окружения польские войска в районе Варшавы[17].

Силезия[ | код]

На юго-востоке силы немецкой 10-й армии к концу дня 1 сентября пробили брешь между армиями «Лодзь» и «Краков», глубоко изломав линию фронта. Польские войска подверглись мощной атаке со стороны немецких 8-й и 14-й армий. Под угрозой окружения оба польских соединения вынуждены были отступить. В тяжелейшем положении оказалась армия «Краков». На неё пришёлся главный удар 14-й полевой армии немцев, которая силами своего 8-го армейского корпуса окружила Верхнюю Силезию и атаковала Рыбник. Между тем, её 17-й армейский корпус начал наступление на Бельско-Бялу. 7-я пехотная дивизия этого корпуса вступила в бой с силами 2-го полка КОП, занимавшими оборону на «Венгерской Горке».

Между тем, наступление 8-го армейского корпуса немцев (8-я и 28-я пехотные дивизии) на левое крыло Оперативной группы «Шлёнск» генерала Яна Ягмина-Садовского сразу же встретило сильное сопротивление польских войск. Весь день 1 сентября прошёл в ожесточенных боях с участием пехоты, артиллерии и танков. 2 сентября немцы всей мощью обрушились на Миколов, Выры и Кобюр. В тот же день командующий армией «Краков» генерал Антони Шиллинг отдал приказ об отступлении из Силезии[43].

Странная война[ | код]

В связи с агрессией против Польши, 3 сентября 1939 года Великобритания и Франция объявили Германии войну. Они направили ультиматум германскому руководству с требованием немедленного прекращения военных действий и вывода всех войск вермахта с территории Польши и Вольного города Данцига. Таким образом, оба государства в соответствии со взятыми на себя союзническими обязательствами оказались в состоянии войны с Германией. Днём ранее, 2 сентября, французское правительство объявило мобилизацию и приступило к концентрации своих войск на германской границе.

Начало и прекращение военных действий[ | код]

7 сентября части 3-й и 4-й французских армий перешли германскую границу в Сааре и вклинились в предполье Линии Зигфрида. Никакого сопротивления им оказано не было, а немецкое население Саара эвакуировалось. 12 сентября в Абвиле состоялось заседание французско-британского высшего военного совета с участием Невилла Чемберлена, Эдуара Даладье и главнокомандующего французской армией Мориса Гамелена. В ходе заседания было принято решение о прекращении наступления в связи с тем, что «события в Польше не оправдывают дальнейших военных действий в Сааре»[44].

На практике данное решение означало отказ от союзнических обязательств по отношению к Польше, принятых 19 мая 1939 года, в соответствии с которыми Франция должна была всеми доступными средствами предпринять наземное наступление на 15-й день с начала мобилизации, а боевые воздушные действия — с самого первого дня немецкого вторжения в Польшу. Польские послы во Франции (Эдвард Рачинский) и в Англии (Юлиуш Лукасевич) безуспешно пытались повлиять на позицию союзников и склонить их к выполнению принятых обязательств. Между тем, весь оборонительный план «Z» польского Главного штаба опирался именно на наступление союзников. Последние имели уникальную возможность развить наступление в тот единственный краткосрочный период своего военного превосходства над вермахтом и повлиять на дальнейшую судьбу всех народов Европы, включая собственную. До самого окончания боевых действий в Польше германское командование было не в состоянии перебросить на Западный фронт ни одного соединения (кроме вышеупомянутой дивизии горных стрелков). Однако своего шанса союзники не использовали, что имело для них катастрофические последствия в 1940 году[45].

В сентябре 1939 ФКП начала антивоенную кампанию, призывая солдат дезертировать из армии. 2 сентября её депутаты проголосовали против военных кредитов. Генеральный секретарь партии Морис Торез, призванный в армию, дезертировал и бежал в СССР. Военным судом он был приговорён к смерти[комм. 3].

Битва за Варшаву и район Кутно-Лодзь (5—17 сентября 1939)[ | код]

В ходе немецкого наступления на 5 сентября 1939 года сложилась следующая оперативная обстановка. На севере левофланговые соединения группы армий «Север» фон Бока двигались на Брест-Литовск. На юге правофланговые соединения группы армий «Юг» Рундштедта устремились в северо-восточном направлении в обход Кракова. В центре 10-я армия из состава группы Рундштедта (под командованием генерал-полковника Рейхенау) с большей частью бронетанковых дивизий вышла к Висле южнее Варшавы и атаковала позиции резервной польской армии «Прусы». В ходе сражений под Пётркувом-Трибунальским и Томашувом-Мазовецким армия «Прусы» потерпела поражение и 6 сентября отступила на правый берег Вислы. Неудачей для неё завершилось и сражение под Илжей. 1-я и 4-я немецкие танковые дивизии, захватив пётркувское шоссе, получили открытый путь на Варшаву. На Варте немецкая 8-я армия прорвала оборону армии «Лодзь» и отбросила её на восток. В то же время на севере 3-я армия немцев оттеснила армию «Модлин» на линию Вислы[46].

Внутреннее кольцо двойного окружения смыкалось на Висле, внешнее — на Буге. Сложилась реальная угроза отсечения армий «Поморье» и «Познань» от основных сил. В этих условиях маршал Рыдз-Смиглы отдал приказ общего отступления на линию Висла-Сан. 6 сентября Главный штаб переместился из Варшавы в Брест, а столицу страны покинули президент Игнаций Мосцицкий и правительство Польши [47].

8 сентября польская армия применила химическое оружие — газ иприт. В результате 2 немецких солдата погибли, 12 были ранены[48].

Чтобы помешать общему отходу польских частей, 3-я немецкая армия получила приказ о наступлении на Седльце через Нарев и Буг. Продвижение, однако, застопорилось из-за ожесточённого сопротивления польских гарнизонов в Ружанских фортах. В то же время 14-я немецкая армия получила приказ об отсечении польских войск от переправ через Сан и наступлению на Люблин[49]. 5 сентября она завершила изнурительные бои под Йордановом с армией «Краков», где 10-я польская бригада кавалерии полковника Станислава Мачека нанесла 22-му танковому корпусу тяжёлые потери. Корпус, обладавший 15-кратным превосходством в танках и поддержку люфтваффе, потерял более 100 танков и в течение нескольких дней сумел продвинуться не более, чем на 30 км. Эта задержка обеспечила отступление находящимся под угрозой окружения частям армии «Краков».

12 сентября немецкие моторизованные подразделения вышли ко Львову. 14 сентября завершилось окружение Варшавы и немцы приступили к массированным артиллерийским обстрелам польской столицы. Тем временем 3-я армия осадила Брест. 16 сентября 19-й корпус в районе Хелма соединился с частями 22-го танкового корпуса 14-й армии и, тем самым, замкнул кольцо окружения вокруг подразделений ВП, находящихся между Вислой и Бугом.

Польские силы были рассечены на несколько частей, каждая из которых оказалась в полном окружении и не имела никакой общей боевой задачи. В основном, польское сопротивление с этого времени продолжалось только в районе Варшавы—Модлина и немного западнее — вокруг Кутно и Лодзи. Польские войска в районе Лодзи предприняли безуспешную попытку вырваться из окружения, однако после непрерывных воздушных и наземных атак и после того, как у них кончились продовольствие и боеприпасы, сдались 17 сентября. Между тем, кольцо внешнего окружения сомкнулось: к югу от Брест-Литовска соединились 3-я и 14-я немецкие армии.

Битва за Варшаву[ | код]

«Я получил Ваше сообщение о том, что германские войска вошли в Варшаву. Пожалуйста, передайте мои поздравления и приветствия правительству Германской империи. Молотов»

Телефонограмма В. Молотова И. фон Риббентропу, 9 сентября 1939 [50]

Ситуация вокруг польской столицы резко обострилась к 8 сентября. В этот день 16-й танковый корпус немцев (из состава 10-й полевой армии) атаковал город из района Гуры-Кальварии, однако был вынужден отойти под ударами защитников города. Началась оборона Варшавы. Для защиты столицы были созданы две новые армии — «Варшава» (генерал Юлиуш Руммель) и «Люблин» (генерал Тадеуш Пискор)[51]. Обе армии, однако, не располагали достаточными силами. Положение ещё более осложнилось тем, что на северном участке немецкие войска прорвали фронт на стыке армии «Модлин» и отдельной оперативной группы «Нарев». План окружения польских частей к востоку от Вислы оказался, однако, сорван в героической обороне Визны. В ходе трёхдневных боёв защитники Визны под командованием Владислава Рагиниса сдерживали натиск 10-й танковой дивизии генерала Фалькенхорста и 19-го механизированного корпуса генерала Гудериана.

В новой ситуации командование ОКХ отдало приказ отсечь польским войскам пути отхода на восток и предотвратить их эвакуации в Румынию. Для этой цели войска Гудериана двинулись на Брест, а 22-й танковый корпус из состава 14-й полевой армии ударил в направлении Хелма. Одновременно часть сил 14-й полевой армии немцев атаковала Львов, чтобы воспрепятствовать отступлению польских войск в Румынию[52].

10 сентября из подразделений армии «Люблин» Главный штаб Войска Польского создал три фронта: Южный (генерал Казимеж Соснковский), Центральный (генерал Тадеуш Пискор) и Северный (генерал Стефан Домб-Бернацкий).

19 сентября командующий 8-й полевой армии немцев отдал приказ о генеральном штурме. 22 сентября начался штурм при поддержке с воздуха. 25 сентября в налёте участвовало 1150 самолётов Люфтваффе. Было сброшено 5818 тонн бомб[53].

Бои за Варшаву продолжались до 28 сентября, когда, исчерпав все силы для обороны города, польское командование было вынуждено подписать акт о капитуляции[53].

Битва на Бзуре[ | код]

Битва на Бзуре произошла с 9 по 22 сентября между польскими армиями «Познань» (генерал Тадеуш Кутшеба) и «Поморье» и немецкими 8-й и 10-й полевыми армиями группы армий «Юг».

В ночь на 10 сентября отступающие польские армии «Познань» и «Поморье» нанесли сильнейший удар по левому флангу наступающей на Варшаву 8-й немецкой армии и вышли в тыл группы армий «Юг». Наступавшие на Варшаву части Вермахта вынуждены были перейти к обороне. Однако, после прибытия к немцам свежих подкреплений и создания значительного перевеса в силах, немецкие войска нанёсли ответный удар, и армии «Познань» и «Поморье» к 14 сентября были почти полностью окружены.[54].

19 сентября 14-й полк уланов прорвал кольцо окружения и добрался до Варшавы. За ним последовали и другие кавалерийские подразделения ОКГ и включались в оборону Варшавы. Тем временем, сопротивление обеих армий в котле постепенно угасало и было окончательно сломлено 21 сентября. В плен попали 120 тысяч человек[54]. Остальные пытались прорваться к Варшаве через Пущу. В общей сложности в Варшаву сумели пробиться около 30 тысяч солдат.

Вступление СССР в пределы Польши (17 сентября 1939 года)[ | код]

Встреча немецкиx и советских военнослужащих

Первоначальный план действий польских войск заключался в отступлении и перегруппировке сил на юго-востоке страны. Идея создать там оборонительный район основывалась на убеждении, что союзные Англия и Франция начнут военные действия против Германии на Западе, и Германия будет вынуждена перебросить часть сил из Польши для войны на два фронта[55]. Однако советское наступление внесло коррективы в эти планы.

Политическое и военное руководство Польши осознавало, что они проиграют войну Германии ещё до вступления советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию[55]. Тем не менее, они не собирались сдаваться или вести переговоры о перемирии с Германией. Вместо этого польское руководство отдало приказ эвакуироваться из Польши и перебираться во Францию[55]. Само правительство и высшие военачальники перешли границу близи города Залещики в ночь на 18 сентября[источник не указан 1547 дней]. Польские войска начали отступать к границе, подвергаясь атакам немецких войск с одной стороны и время от время сталкиваясь с советскими войсками с другой. К моменту приказа на эвакуацию немецкие войска нанесли поражение польским армиям «Краков» и «Люблин» в сражении за Томашув-Любельский (англ. Battle of Tomaszów Lubelski), которое продолжалось с 17 по 20 сентября[56].

17 сентября советские войска вступили в пределы Польши с востока в районе севернее и южнее Припятских болот. Советское правительство объяснило этот шаг, в частности, несостоятельностью польского правительства, распадом польского государства де-факто и необходимостью обеспечения безопасности украинцев, белорусов и евреев, проживающих в восточных областях Польши. Польское верховное командование из Румынии отдало приказ войскам не оказывать сопротивления частям Красной Армии. Также надо учитывать переговоры, которые велись включительно до 15 сентября в Москве Советским правительством с представителями Японии на предмет подписания Советско-Японского соглашения о прекращении военных действий в районе реки Халхин-Гол.

Очевидно, что до 15 сентября Советское правительство заняло выжидательную позицию по "польскому вопросу", о чём свидетельствуют телеграммы германского посла из Москвы в Берлин.[50] Однако, после 15 сентября введение войск СССР на территорию Западной Украины и Белоруссии было согласовано с германским правительством и проходило в соответствии с Договором о ненападении между Германией и Советским Союзом. 18 сентября было опубликовано дополнительное Советско-Германское Коммюнике, в котором разъяснялась позиция СССР по поводу ввода своих войск на территорию бывшего польского государства.[50] Существуют сведения "о прямой помощи" СССР Германии во время Польской кампании, которые однако оказались несостоятельны или заметно преувеличены в особенности со стороны немецкой пропаганды. Например, якобы сигналы минской радиостанции использовались немцами для наведения самолётов при бомбардировке польских городов[57]. В просьбе начальника генштаба германских военно-воздушных сил было запрошено, чтобы радиостанция в Минске в свободное от передачи время передавала для срочных воздухоплавательных опытов непрерывную линию с вкрапленными позывными знаками: «Рихард Вильгельм 1.0», а кроме того, во время передачи своей программы по возможности часто слово «Минск». Из резолюции В. М. Молотова на документе следует, что было дано согласие передавать только слово «Минск» в обычных радиопередачах радиостанции города Минск. [58] Получается, что минская радиостанция работала в абсолютно штатном режиме и её работой пользовались все лётчики без исключения (гражданские, военные, германские, польские, советские и т.д.), которые только могли поймать передаваемые ей радиоволны. В то же время образовавшаяся демаркационная линия оказалась не соответствующей договорённостям о советско-германской границе примерно по так называемой "Линии Керзона", что даёт основания предполагать спонтанность действий советского командования и отсутствие согласованности с немецкой стороной[источник не указан 1004 дня]. Однако, впоследствии эта граница была восстановлена.

Окончательный разгром польских войск (17 сентября — 6 октября 1939 года)[ | код]

Вторжение СССР резко ухудшило и без того катастрофическое положение польской армии. В новых условиях главная тяжесть сопротивления германским войскам выпадала на Центральный фронт Тадеуша Пискора. 17 — 26 сентября состоялись два сражения под Томашувом-Любельским — самые крупные в сентябрьской кампании после битвы на Бзуре. Задача состояла в том, чтобы силами армий «Краков» и «Люблин» под общим командованием Тадеуша Пискора (1-е сражение) и основными Северного фронта (2-е сражение) прорвать немецкий заслон в Раве-Русской, преграждающий путь на Львов (3 пехотные и 2 танковые дивизии 7-го армейского корпуса генерала Леонарда Векера). В ходе тяжелейших боев, которые вели 23-я и 55-я дивизии пехоты, а также Варшавская танко-моторизованная бригада полковника Стефана Ровецкого, пробить немецкую оборону так и не удалось. Огромные потери понесли 6-я дивизия пехоты и Краковская бригада кавалерии. 20 сентября генерал Тадеуш Пискор объявил о капитуляции Центрального фронта. В плену оказались более 20 тысяч польских солдат (в том числе и сам Тадеуш Пискор)[источник не указан 745 дней].

Теперь главные силы вермахта сконцентрировались против польского Северного фронта, в состав которого на тот момент входили:

23 сентября началось новое сражение под Томашувом-Любельским. Северный фронт находился в трудной ситуации. С запада на него напирал 7-й армейский корпус Леонарда Векера, а с востока — войска РККА. Части Южного фронта генерала Казимежа Соснковского в это время пытались пробиться к окруженному Львову, нанеся ряд поражений немецким войскам. Однако в предместьях Львова они были остановлены вермахтом и понесли тяжёлые потери. После известия о капитуляции Львова 22 сентября войска фронта получили приказ разделиться на небольшие группы и пробираться в Венгрию. Однако далеко не всем группам удалось добраться до венгерской границы. Сам генерал Казимеж Соснковский был отрезан от основных частей фронта в районе Бжуховиц. В гражданской одежде он сумел пройти через территорию, занятую советскими войсками. Сначала до Львова, а затем, через Карпаты, в Венгрию. 23 сентября произошло одно из последних конных сражений в ходе Второй мировой войны. 25-й полк Велькопольских уланов подполковника Богдана Стахлевского атаковал немецкую кавалерию в Краснобруде и захватил город[источник не указан 745 дней].

Очаги сопротивления поляков подавлялись один за другим. 27 сентября пала Варшава. На следующий день — Модлин. 1 октября капитулировала балтийская военно-морская база Хель. Последний очаг организованного польского сопротивления был подавлен в Коцке (севернее Люблина), где 6 октября[59] сдалось в плен 17 тысяч поляков[60].

Несмотря на разгром армии и фактическую оккупацию всей территории государства, официально Польша не капитулировала перед Германией и странами Оси[источник не указан 420 дней]. Помимо партизанского движения внутри страны, войну продолжали многочисленные польские военные формирования в составе армий союзников.

Ещё до окончательного поражения польской армии её командование начало организацию подполья — Служба победе Польши.

Один из первых партизанских отрядов на территории Польши создал кадровый офицер Хенрик Добжаньский вместе со 180 солдатами его военной части. Этот отряд сражался с немцами в течение нескольких месяцев после разгрома польской армии[источник не указан 745 дней].

Оборона Побережья[ | код]

Дивизион польских эсминцев направляется в Великобританию по плану «Пекин» (фото выполнено с борта «Молнии» с видом на «Гром» и «Бурю»)

В соответствии с планом «Пекин» дивизион эсминцев польских ВМС (в составе кораблей «Гром», «Молния» и «Буря» был отправлен в Англию ещё до начала войны. К 1 сентября 1939 года на Балтике оставались только две подводные лодки — «Орёл» (сумевший уйти из Таллина после интернирования) и «Волк». Остальные крупные надводные суда — эсминец «Ветер» и минный заградитель «Гриф» затонули после воздушных налётов люфтваффе в первые дни сентября. Тральщики «Чайка» и «Крачка» принимали участие в боях до второй половины сентября. И, наконец, три оставшиеся подлодки «Стервятник», «Рысь» и «Лесной кот» после окончания боев были интернированы в Швеции[61][62].

Итоги[ | код]

Территориальные изменения[ | код]

Карта, показывающая примерную линию фронта между германскими и польскими войсками к 17 сентября 1939 года.[63] Карта новой Советско-Германской границы по дополнительному соглашению от 28 сентября 1939 года.[63] Польская кампания Германии.

Польские земли были поделены, в основном, между Германией и Советским Союзом. Положение новой границы закрепил договор о дружбе и границе между СССР и Германией, заключённый 28 сентября 1939 года в Москве. Немецкий план состоял в создании марионеточного «польского остаточного государства» (нем. Reststaat) в границах Царства Польского и Западной Галиции. Однако данный план не был принят из-за несогласия Сталина, которого не устраивало существование какого бы то ни было польского государственного образования[64].

Территории к востоку от рек Западный Буг и Сан были присоединены к Украинской ССР и Белорусской ССР. Это увеличило территорию СССР на 196 тыс. км², а население — на 13 млн человек. Новая граница в основном совпадала с «линией Керзона», рекомендованной в 1919 году Парижской мирной конференцией в качестве восточной границы Польши, так как она разграничивала области компактного проживания поляков, с одной стороны, украинцев и белорусов, с другой. Англия поддержала Советский Союз в присоединении территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, занятых Польшей в ходе Советско-польской войны в 1921 году[65].

Германия расширила границы Восточной Пруссии, переместив их вплотную к Варшаве, и включила район до города Лодзь, переименованного в Литцманштадт, в Вартскую область, занимавшую территории старой Познанщины. Декретом Гитлера от 8 октября 1939 года Познанское, Поморское, Силезское, Лодзинское, часть Келецкого и Варшавского воеводств, где проживало около 9,5 млн человек, были провозглашены немецкими землями и присоединены к Германии.

Некоторые небольшие территории были непосредственно присоединены к существовавшим гау Восточной Пруссии и Силезии, в то время как большая часть земель использовалась, чтобы создать новые рейхсгау Данциг — Западная Пруссия и Вартеланд. Из них рейхсгау Вартеланд был наибольшим и единственным, включающим исключительно захваченные территории.

Небольшое остаточное польское государство было объявлено «генерал-губернаторством оккупированных польских областей» под управлением немецких властей, которое через год стало называться «генерал-губернаторством германской империи». Его столицей стал Краков. Всякая самостоятельная политика Польши прекратилась.

Германский сателлит Словакия вернула территории, отторгнутые Польшей в 1938 году в результате Мюнхенского диктата, и присоединила спорные области, отошедшие к Польше в 1920 году по Версальскому миру.

Литва вернула оспаривавшийся у Польши Вильнюсский край[66].

6 октября 1939 года, выступая в Рейхстаге, Гитлер публично объявил о прекращении деятельности Второй Польской Республики и разделе её территории между Германией и СССР. В связи с этим он обратился к Франции и Англии с предложением о мире. 12 октября это предложение было отвергнуто Невиллом Чемберленом на заседании Палаты общин.

Потери сторон[ | код]

Германия[ | код]

В ходе кампании немецкие войска, по разным оценкам, потеряли от 8 082 до 16 343 убитыми, 27 280 — 34 136 ранеными, 320—5029 человек пропавшими без вести[67]. В ходе польской кампании немецкие войска потеряли 319 бронемашин, 195 орудий и минометов, 11 584 автомашин и мотоциклов, израсходовали значительное количество боеприпасов: 339 тыс. 150-мм снарядов, 1448 тыс. 105-мм снарядов, 450 тыс. 75-мм снарядов, 480 тыс. 81-мм миномётных мин[68], 400 тыс. авиабомб, свыше 406 млн патронов и 1,2 млн гранат[69].

Словацкая армия вела лишь бои регионального значения, в ходе которых не встретила серьёзного сопротивления. Её потери были невелики — 18 человек убитыми, 46 ранеными, 11 человек пропало без вести [7].

Польша[ | код]

Могилы польских солдат на кладбище Повонзки в Варшаве

Согласно послевоенным исследованиям Бюро Военных потерь, в боях с вермахтом погибли более 66 тысяч польских военнослужащих (в том числе 2000 офицеров и 5 генералов). 133 тысячи были ранены, а 420 тысяч оказались в немецком плену[70].

В 2005 году вышла книга польских военных историков Чеслава Гжеляка и Хенрика Станьчика, проводивших свои исследования — «Польская кампания 1939 года. Начало 2-й мировой войны». Согласно их данным, в боях с вермахтом погибли около 63 000 солдат и 3300 офицеров, 133 700 были ранены. Около 400 000 попало в германский плен, и 230 000 в советский[9].

Около 80 000 польских военнослужащих сумели эвакуироваться в соседние нейтральные государства — Литву, Латвию и Эстонию (12 000), Румынию (32 000) и Венгрию (35 000)[9].

Польские ВМС были уничтожены в ходе обороны Побережья (кроме 3 эсминцев и 2 подлодок). Удалось эвакуировать в Румынию 119 самолетов.

Положение на оккупированных территориях[ | код]

На присоединённых к Германии польских землях осуществлялись «расовая политика» и переселение, проводилась классификация населения на категории с разными правами в соответствии со своей национальностью и происхождением. Евреи и цыгане, согласно этой политике, подлежали полному уничтожению (см. Холокост, геноцид цыган). После евреев самой бесправной категорией были поляки. Национальные меньшинства имели лучшее положение. Привилегированной социальной группой считались лица немецкой национальности.

В генерал-губернаторстве со столицей в Кракове проводилась ещё более агрессивная «расовая политика». Угнетение всего польского и преследование евреев вызвали вскоре сильные противоречия между военными служебными инстанциями и политическими и полицейскими исполнительными органами. Оставленный в Польше в качестве командующего войсками генерал-полковник Йоханнес Бласковиц в докладной записке выразил резкий протест против этих действий. По требованию Гитлера он был смещен со своего поста[71].

После первой инспекции Гиммлера пожилые и умственно неполноценные были вырваны из больниц, по детским приютам искали детей, подходящих для программы улучшения расы; в Освенциме и Майданеке были созданы концентрационные лагеря для участников Сопротивления. Проводя хладнокровный геноцид в рамках так называемой «AB-Aktion», немцы схватили около 15 000 польских интеллектуалов, госслужащих, политиков и священников, которых затем расстреляли или отправили в концлагеря. С конца 1939 года самой большой в Европе общине евреев было приказано переселяться в обозначенные гетто, которые затем обносились стеной, наглухо запирались и полностью изолировались от остального мира; было создано еврейское самоуправление, которое при поддержке еврейской полиции управляло этими гетто под присмотром нацистов[72].

Для дальнейшей борьбы с Германией и её союзниками были созданы вооружённые формирования, составленные из польских граждан:

Сопротивление же германскому оккупационному режиму на территории вновь созданного Генерал-губернаторства осуществляло Польское подпольное государство[источник не указан 744 дня].

О положении в Западной Белоруссии и на Западной Украине, вошедших в состав СССР, см. в статье Польский поход РККА (1939).

Анализ деятельности Войска Польского в ходе сентябрьской кампании 1939 года[ | код]

Согласно трёхтомной аналитической работе по анализу Польской кампании, проведённой полковником Марианом Порвитом (возглавлявшего в сентябре 1939 года оборону Варшавы) «Комментарии польских оборонительных действий в сентябре 1939» (1969—1978), в ходе войны допущены серьёзные политические, стратегические и тактические ошибки и просчёты, сыгравшие немалую роль в поражении страны. Причём как главного командования в целом, так и персональные, лежащие на совести отдельных военачальников[73]:

  • Автор указывает и на преждевременное (6 сентября) оставление Главным штабом Варшавы, что привело к дезорганизации войск в условиях максимальной централизации военного командования. Тем более, что в подвалах Министерства по военным делам (обороны) имелся хорошо оборудованный командный пункт с современными средствами связи.
  • Некоторые генералы оставили вверенные им войска, что можно расценить как дезертирство. Стефан Домб-Бернацкий (дважды — как командующий армией «Прусы» и Северным фронтом), Казимеж Фабрицы (армия «Карпаты»), Юлиуш Руммель (армия «Лодзь»), Владислав Боньча-Уздовский (28-я дивизия пехоты) и полковник Эдвард Доян-Суровка (покинул свою 2-ю дивизию пехоты в момент нервного срыва). Никаких решений по действиям данных командиров главнокомандующим принято не было.
  • Отсутствие чёткой реакции на вторжение РККА и разведывательный просчёт в оценке военно-политической ситуации в целом.
  • Моральный надлом некоторых командиров, имеющий катастрофические последствия. Генерал Мечислав Борута-Спехович, командующий ОГ «Борута» на завершающей стадии кампании, преждевременно распустил свой штаб, что привело сначала к разгрому 21-й дивизии пехоты, а затем и всей группы.
  • Преждевременная сдача Львова Красной Армии, несмотря на имеющиеся силы и снаряжение.
  • Захват абвером оставшихся в Варшаве оперативных секретных документов 2-го отдела Главного штаба (разведка и контрразведка), не уничтоженных в результате преступной халатности.

Допущены были серьёзные просчёты в снабжении армии, а также ВМС при защите Побережья.

Мифы о войне[ | код]

Польские кавалеристы в отчаянии бросались с саблями на танки[ | код]

Пожалуй, самый популярный и живучий из всех мифов. Миф родился из фразы Хайнца Гудериана об атаке польской кавалерией с использованием холодного оружия на немецкие танки. Он возник сразу же после боя под Кроянтами, в котором 18-й полк Поморских уланов полковника Казимежа Масталежа атаковал 2-й моторизованный батальон 76-го моторизованного полка 20-й моторизованной дивизии вермахта. Несмотря на поражение, поставленную задачу полк выполнил. Атака уланов внесла сумятицу в общий ход немецкого наступления, сбила его темп и дезорганизовала войска. Немцам понадобилось определённое время, чтобы возобновить своё продвижение. Они так и не сумели в этот день добраться до переправ. Кроме того, эта атака оказала на противника и определённое психологическое воздействие, о котором вспоминал Хайнц Гудериан:

«Я направился обратно на командный пункт корпуса в Цан и прибыл туда при наступлении сумерек. Длинное шоссе было пусто. Нигде не было слышно ни одного выстрела. Каково же было мое удивление, когда вдруг меня окликнули непосредственно у самого Цана и я увидел несколько человек в шлемах. Это были люди из моего штаба. Они устанавливали противотанковую пушку на огневой позиции. На мой вопрос, зачем они это делают, я получил ответ, что польская кавалерия начала наступление и может появиться здесь каждую минуту…»[74]

Уже на следующий день итальянские корреспонденты, находившиеся в районе боевых действий, ссылаясь на свидетельства немецких солдат, написали о том, что «польские кавалеристы бросались с саблями на танки». Некоторые «очевидцы» утверждали, что уланы рубили саблями танки, полагая, что они сделаны из бумаги. Знаменитые кадры конников, атакующих танки — немецкая инсценировка[75]. В 1941 году немцы сняли на эту тему пропагандистский фильм «Kampfgeschwader Lützow». Не избежал пропагандистского штампа даже Анджей Вайда в своей киноленте «Лётна» 1958 года, за что она была раскритикована ветеранами войны.

Польская кавалерия сражалась в конном строю, но использовала тактику пехоты. На её вооружении находились карабины, пулемёты, пушки калибра 35 и 75 мм, противотанковые орудия «Бофорс», небольшое количество зенитных орудий «Бофорс» калибра 40 мм и небольшое количество противотанковых ружей «UR 1935». Конечно, кавалеристы имели при себе сабли и пики, но это вооружение применялось только в конных сражениях. На протяжении всей сентябрьской кампании не было ни одного случая атаки польской кавалерией немецких танков. Следует, однако, заметить, что бывали моменты, когда кавалерия быстрым галопом мчалась в направлении атакующих её танков. С одной единственной целью — как можно быстрее миновать их[76].

Польская авиация была уничтожена на земле в первые дни войны[ | код]

В действительности перед самым началом войны почти вся авиация перебазировалась на небольшие замаскированные аэродромы. Немцам удалось уничтожить на земле лишь тренировочные и вспомогательные самолеты. В течение целых двух недель, уступая люфтваффе в численности и качестве машин, польская авиация наносила им чувствительные потери. После окончания боев многие польские лётчики перебрались во Францию и Англию, где влились в лётный состав ВВС союзников и продолжили войну (сбив уже в ходе Битвы за Англию немало немецких самолетов)[источник не указан 966 дней]

Польша не оказала должного сопротивления противнику и быстро сдалась[ | код]

В действительности вермахт, превосходя Войско Польское по всем основным военным показателям, получил сильный и совершенно неожиданный отпор. Германская армия потеряла около 1000 танков и бронемашин (почти 30 % всего состава), 370 орудий[77], свыше 10 000 военно-транспортных средств (около 6000 машин и 5500 мотоциклов)[78]. Люфтваффе лишилось свыше 700 самолетов (около 32 % всего состава, участвующего в кампании)[77].

Потери в живой силе составили 45 000 убитых и раненых. По личному признанию Гитлера, пехота вермахта «…не оправдала возложенных на неё надежд»[78].[неавторитетный источник? 745 дней]

Значительное количество немецкого вооружения получило такие повреждения, что ему требовался капитальный ремонт. А интенсивность боевых действий была такова, что боеприпасов и прочей амуниции хватило лишь на две недели[79].

По времени Польская кампания оказалась всего на неделю короче Французской, хотя силы англо-французской коалиции значительно превосходили Войско Польское как по численности, так и по вооружению. Причём непредвиденная задержка вермахта в Польше позволила союзникам более серьёзно подготовиться к германскому нападению[77].

Юридические аспекты войны[ | код]

Согласно решению Нюрнбергского трибунала, война против Польши, развязанная Германией 1 сентября 1939 года, являлась агрессивной, незаконной, не имевшей оснований к началу. Кроме того, в ходе этой войны германским военным и политическим руководством грубейшим образом были нарушены правила ведения войны, установленные международным правом, что привело к тяжелейшим последствиям, необоснованно высоким потерям и жертвам среди мирного населения. Действия немецких военных властей и политического руководства на оккупированных территориях часто не были вызваны военной необходимостью и содержали состав преступлений против человечности[80].

В ходе Нюрнбергского процесса, против аргументов защиты о провокации войны Польшей и желании Германии до последнего момента решить конфликт мирным способом обвинение предоставило доказательства того, что уже 30 августа, когда Германия ещё уверяла мировое сообщество в своих миролюбивых целях, войска, расположенные на границе Германии и Восточной Пруссии с Польшей, уже получили приказ о начале наступления.

О заранее спланированной военной кампании против Польши говорит и тот факт, что 31 августа 1939 года Гитлер издал «Директиву № 1 о ведении войны». В ней говорилось: «Нападение на Польшу должно быть проведено в соответствии с приготовлениями, сделанными по „Белому плану“, учитывая изменения, которые произошли в результате почти полностью завершенного стратегического развёртывания сухопутных сил».

Военные преступления[ | код]

Отдельные случаи преступлений против методов ведения войны:

  • Нацистская Германия захватила большое количество пленных, многие из которых были расстреляны (см. Расстрел в Цепелюве). Поляки тоже расстреливали немецких военнопленных по обвинению в шпионаже и диверсиях (см. Берёза-Картузская (концлагерь)).
  • Немецкая авиация осуществляла бомбардировки жилых кварталов в польских городах.
  • Одним из спорных преступных деяний сентябрьской кампании явилась Бромбергская резня, в ходе которой по подозрению в помощи врагу предположительно было убито около 300 жителей польского города Быдгощ (Бромберг) немецкой национальности. Точное количество погибших не известно. Немецкие войска, войдя в город, в качестве мести расстреляли несколько десятков выбранных наугад польских жителей города.

Среди преступлений вермахта — осуждение и расстрел защитников здания польского почтового ведомства в Гданьске, многочисленные акции против военнопленных и гражданского населения (включая еврейское), уничтожение целых населённых пунктов (особенно на территории Велькопольского воеводства).

Всего же в течение 55 дней, с 1 сентября по 26 октября 1939 года (27 октября вся власть на оккупированной территории перешла к гражданской германской администрации), вермахт совершил 311 массовых казней польских военнослужащих и гражданских лиц[81]. Кроме того, в этот период различные германские структуры с ведома военного командования провели 764 казни, в которых погибли 24 тысячи польских граждан[81].

См. также[ | код]

Военные подвиги Преступления сторон Бромбергская резня Берёза-Картузская (концлагерь)

Комментарии[ | код]

  1. ↑ Налёты на Варшаву осуществлялись с аэродромов в Восточной Пруссии
  2. ↑ В декабре 1939 года (нем. ) Mordkommission официально признала наличие 103 немцев, погибших 3 сентября. В немецких СМИ было объявлено о 5 тысячах убитых в городе.
  3. ↑ В 1944 году генерал Шарль де Голль амнистировал Тореза в связи с тем, что ФКП вошла в состав Временного правительства Франции

Примечания[ | код]

  1. ↑ 1 2 Переслегин, 2007, с. 22.
  2. ↑ Б. Г. Лиддел-Гарт. Вторая мировая война.- М.: АСТ, 1999, с.50
  3. ↑ 1 2 Дюпюи, 1997, с. 93.
  4. ↑  (нем.) Wehrmacht Zentralstatistik, Stand 30.11.1944, Bundesarchiv-Militärarchiv Freiburg (BA-MA RH 7/653).
  5. ↑  (польск.) отчёт Верховного командования вооружённых сил (нем. Oberkommando der Wehrmacht - OKW), „Wojna Obronna Polski 1939”, KAW, Warszawa 1979
  6. ↑  (нем.) Fritz Hahn: Waffen und Geheimwaffen des Deutschen Heeres 1933-1945, page 196.
  7. ↑ 1 2 Axworthy Mark, 2002, p. 81.
  8. ↑ Кривошеев Г. Ф. Россия и СССР в войнах XX века: потери вооружённых сил. Статистическое исследование. Освободительный поход в Западную Украину и Западную Белоруссию (1939 г.)
  9. ↑ 1 2 3 Чеслав Гжеляк, Хенрик Станьчик. «Польская кампания 1939 года. Начало 2-й мировой войны», Варшава, изд. «Ритм», 2005, стр. 5, 385, ISBN 83-7399-169-7.
  10. ↑ Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина, 2000, с. 132.
  11. ↑  (польск.)Marian Eckert. Historia Polski, 1914-1939. — Варшава. — Wydawnictwa Szkolne i Pedagogiczne, 1990. — P. 86. — 349 p. — ISBN 8302040444.
  12. ↑ Внешняя политика третьего рейха (1933—1945) / Н. В. Павлов // MGIMO.ru. — 2012
  13. ↑ Войцех Рошковский. «Новейшая история Польши 1914—1945». Варшава, «Мир Книги», 2003 стр., стр. 344—354.
  14. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. — М.: Вече, 2000. Глава «Политический кризис 1939 г.»
  15. ↑ 1 2 Anna M. Cienciala. The coming of the war and Eastern Europe in world war II (англ.). Lecture 16. web.ku.edu (Spring 2002). Проверено 27 августа 2012. Архивировано 16 октября 2012 года.
  16. ↑ Хенрик Самсонович, Януш Тазбир, Тадеуш Лепкович, Томаш Наленч. «Польша. Будущее страны и народа до 1939 года». Варшава, изд. «Искры», 2003, стр. 551—552, ISBN 83-207-1704-3
  17. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. — М.: Вече, 2000. Глава «Сентябрь 1939 года»
  18. ↑ 1 2 Perry Biddiscombe, Alexander Perry, Werwolf!: The History of the National Socialist Guerrilla Movement, 1944—1946, University of Toronto Press, 1998, ISBN 0-8020-0862-3, Google Print, p.207
  19. ↑ Хинчинский, 2006, стр. 165—171.
  20. ↑ For an example of Nazi propaganda document discussing «Polish atrocities against the German people», see The Polish Atrocities Against the German Minority in Poland Compiled by Hans Schadewaldt (Berlin: German Foreign Office, 1940) pp. 35-54, cases 1 — 15. signed testimony of Herbert Matthes, Bromberg furniture maker
  21. ↑ Richard Blanke, The American Historical Review, Vol. 97, No. 2. Apr. 1992, pp. 580—582. Review of: Włodzimierz Jastrzębski,Der Bromberger Blutsonntag: Legende und Wirklichkeit. and Andrzej Brożek, Niemcy zagraniczni w polityce kolonizacji pruskich prowincji wschodnich (1886—1918) JSTOR
  22. ↑ A. K. Kunert, Z. Walkowski, Kronika kampanii wrześniowej 1939, Wydawnictwo Edipresse Polska, Warszawa 2005, ISBN 83-60160-99-6, s. 35.
  23. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 212.
  24. ↑ 1 2 Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 216.
  25. ↑ 1 2 3 4 Чеслав Лучак, 2007, стр. 9-22.
  26. ↑ P. E. Caton. Contre-témoignages sur une catastrophe. — Nouvelles Editions Latines, 1974. — 842 с. — P. 318.  (фр.)
  27. ↑ С. Переслегин. Вторая мировая: война между реальностями.- М.: Яуза, Эксмо, 2006, с.23-24
  28. ↑ История Второй мировой войны / П. П. Ионов. — М: Военное издательство министерства обороны СССР, 1974. — Т. 3. — С. 16—17.
  29. ↑ Наринский М. М., Дембский С. Международный кризис 1939 года в трактовках российских и польских историков. — Аспект Пресс, 2009. — С. 167. — 479 с. — ISBN 5756705791.
  30. ↑ Переслегин, 2007, 23-24.
  31. ↑ ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Военная история ]- Меллентин Ф. В. Танковые сражения 1939-1945 гг. Проверено 2 апреля 2013. Архивировано 4 апреля 2013 года.
  32. ↑ Дэвис, 2004, с. 742.
  33. ↑ Б. Г. Лиддел-Гарт. Вторая мировая война.- М.: АСТ, 1999, с.37
  34. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 211.
  35. ↑ Adam Kurowski. Lotnictwo polskie w 1939 roku. — Ministerstwa Obrony Narodowej, 1962. — P. 129. — 354 p.  (польск.)
  36. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 515.
  37. ↑ 1 2 Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 516.
  38. ↑ Address by Adolf Hitler — September 1, 1939; retrieved from the archives of the Avalon Project at the Yale Law School.
  39. ↑ Типпельскирх, 1998, с. 38.
  40. ↑ Stanley, 1978, pp. 270-294.
  41. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 216-224.
  42. ↑ Blanke, Richard. The American Historical Review, Vol. 97, No. 2. Apr., 1992, pp. 580—582.;Jastrzębski, Włodzimierz. Der Bromberger Blutsonntag: Legende und Wirklichkeit;Brożek, Andrzej. Niemcy zagraniczni w polityce kolonizacji pruskich prowincji wschodnich (1886—1918).
  43. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 229.
  44. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 246.
  45. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 248-249.
  46. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 231-232.
  47. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 232.
  48. ↑  (нем.) Günther W. Gellermann: Der Krieg, der nicht stattfand. Bernard&Graefe Verlag, Koblenz 1986, ISBN 3-7637-5804-6
  49. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 251.
  50. ↑ 1 2 3 Фельштинский, 2004.
  51. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 260-261.
  52. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 252.
  53. ↑ 1 2 Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 273-275.
  54. ↑ 1 2 Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 263-265.
  55. ↑ 1 2 3 Sanford George, 2005, pp. 20-24.
  56. ↑ Sanford George, 2005, p. 38.
  57. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 277—278, 287.
  58. ↑ АВП РФ, ф. 06, оп. 1, п. 7, д. 74, л. 26.
  59. ↑ Стрельба велась до 1.00 6 октября (польские солдаты расстреливали оставшиеся патроны), около 2.00 польские парламентеры передали подписанный акт о капитуляции, а в 10.00 началось сложение оружия. Аполониуш Завильский. Сражения польского сентября. Варшава, 1973; Лешек Мочульский. Польская война. Люблин, 1990
  60. ↑ Крис Бишоп, Дэвид Джордан. Триумф и крах III Рейха. Через «Блицкриг» к падению Берлина. — М.: Эксмо, 2008. с. 30
  61. ↑ Zaloga, 2002, стр. 34.
  62. ↑ John Ward. Submarines of World War II. — Zenith Imprint, 2001. — 96 с. — P. 69-71. — ISBN 0760311706.  (англ.)
  63. ↑ 1 2 ГРАНИЦА / Секретные протоколы, или Кто подделал пакт Молотова-Риббентропа. www.telenir.net. Проверено 9 июля 2016.
  64. ↑ Томаш Гловинский. «Новый европейский порядок. Эволюция гитлеровской политической пропаганды в отношении поляков в Генерал-губернаторстве 1939—1945», Вроцлав, издательство Вроцлавского университета, 2000, стр. 13-18, ISBN 83-229-2121-7.
  65. ↑ Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние, 2001, с. 141.
  66. ↑ Вооружённые силы Литвы накануне оккупации 1940 года: Сослуживцы
  67. ↑  (польск.) collective work. Wojna Obronna Polski 1939. — Warsaw: Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, 1979. — P. 933.
  68. ↑ З. Залуский. Пропуск в историю. М., «Прогресс», 1967. стр.38
  69. ↑ Бронислав Беднаж. Участие польских регулярных войсковых соединений во Второй мировой войне // «Вторая мировая война». Материалы научной конференции, посвященной 20-й годовщине победы над фашистской Германией (14-16 апреля 1965 г.). Книга 2. М., «Наука», 1966. стр.221-236
  70. ↑ «Военная энциклопедия», Варшава, Научное издательство PWN и издательский дом Беллона, 2007, стр. 405—406, том 1, ISBN 978-83-01-15175-1.
  71. ↑ Типпельскирх, 1998, с. 45.
  72. ↑ Дэвис, 2004, стр. 743—744.
  73. ↑ Marian Porwit. Komentarze do historii polskich działań obronnych 1939 roku. — Czytelnik.
  74. ↑ Хайнц Гудериан. «Воспоминания солдата»
  75. ↑ Zaloga, 2002, стр. 92.
  76. ↑ Януш Пекалкевич. «Календарь событий 2-й мировой войны», Варшава, издательское агентство «Морекс», 1999, стр. 83 ISBN 83-86510-78-1
  77. ↑ 1 2 3 Анджей Гарлицкий. «История 1939—1997 / 1998. Польша и мир», Варшава, Научное издательство «Scholar», 1998, стр. 22, 28 ISBN 83-87367-23-0.
  78. ↑ 1 2 Ян Жак, Ежи Топольский, Лех Третьякович, Антони Чубинский. «История Польши», Варшава, Государственное Научное издательство, 1975, стр. 766—776
  79. ↑ Аполониуш Завильский. Сражения польского сентября. Варшава, 1973; Лешек Мочульский. Польская война. Люблин, 1990
  80. ↑ Горшенина К.П. Нюрнбергский процесс. Том 2. Приговор Международного трибунала.. М.: Государственное Издательство юридической литературы (1955). Проверено 21 августа 2012. Архивировано 16 октября 2012 года.
  81. ↑ 1 2 Герд Юбершер. «Военная элита Третьего рейха», Варшава, издательский дом «Беллона», 2004, стр. 41 ISBN 83-11-09880-8

Литература[ | код]

  • Axworthy M. Axis Slovakia: Hitler’s Slavic Wedge, 1938—1945. — Axis Europa Books, 2002. — ISBN 1-8912-2741-6.
  • Sanford G. Katyn and the Soviet Massacre Of 1940: Truth, Justice And Memory. — London, New York: Routledge, 2005. — ISBN 0-4153-3873-5.
  • Stanley S. Marshal Edward Śmigły-Rydz Rydz and the defence of Poland. — New York, 1978.
  • Курт фон Типпельскирх. История Второй мировой войны. — СПб.: Полигон, 1998. — ISBN 5-89173-022-7.
  • Дюпюи Р. Э., Дюпюи Т. Н. Всемирная история войн. — М.-СПб.: АСТ; Полигон, 1997. — Т. 4. — ISBN 5-89173-032-4, 5-89173-020-0.
  • Лучак Ч. История Польши 1939—1945. Хроника событий. — Познаньское издательство, 2007. — ISBN 83-7177-430-0.
  • Хэнсон Болдуин. гл.1: "Мы хотим войны!" Начало - Польская кампания // Сражения выигранные и проигранные = Battles Lost and Won / ред. Ю. Бем. — М.: Центрполиграф, 2002. — 624 с. — (Вторая мировая война). — 6000 экз. — ISBN 5-9524-0138-4.
  • Кайюс Беккер. ч.1: Блицкриг в Польше // Военные дневники Люфтваффе. Хроника боевых действий германских ВВС во Второй мировой войне 1939-1945 = The Luftwaffe War Diaries / пер. А. Цыпленков. — М.: Центрполиграф, 2005. — С. 12-68. — 544 с. — (За линией фронта. Мемуары). — доп, 5 000 экз. — ISBN 5-9524-1174-6.
  • Wojciech Roszkowski. Najnowsza historia Polski 1914-1945. — Warszawa: Świat Książki, 2003. — ISBN 83-7311-991-4.
  • Дэвис Н. История Европы. — М.: АСТ; Транзиткнига, 2004. — ISBN 5-17-024749-4, 5-9578-1011-8.
  • Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. — М.: Вече, 2000. — 608 с. — ISBN 5-7838-0590-4.
  • Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг.. — М.: Вече, 2001. — ISBN 5-699-07637-9.
  • Переслегин С. Б. Вторая мировая. Война между реальностями. — М.: Эксмо, Яуза, 2007. — 544 с. — ISBN 5-699-15132-X.
  • Фельштинский Ю. Г. Оглашению подлежит: СССР — Германия.1939-1941.Документы и материалы. — М.: Терра-Книжный клуб, 2004. — 400 с. — ISBN 5-2750-1060-5.
  • Хинчинский Т. Немецкая диверсия в Польше в свете политических и военных документов 2-й Речи Посполитой и спецслужб Третьего рейха. — Память и справедливость. — Варшава, 2006.
  • Залога С. Poland 1939: The Birth Of Blitzkrieg. — Osprey Publishing, 2002. — 96 p. — (Osprey Military campaign series). — ISBN 1841764086.

Ссылки[ | код]

Документальные киноматериалы

ru-wiki.ru


Смотрите также