60. Германия после Второй мировой войны: от раскола – к объединению (1945 – 1990). Германия после 2 мировой войны


от раскола – к объединению (1945 – 1990).

После прекращения 23 мая 1945 года государственного существования Германии от её территории были отделены территория бывшей Австрии (разделена на 4 зоны оккупации), Эльзас и Лотарингия (возвращены в состав Франции), Судетская область (возвращена в состав Чехословакии), область Эйпена и Мальмеди (возвращена в состав Бельгии), восстановлена государственность Люксембурга, отделены аннексированные в 1939 году территории Польши (Позен, Варталанд, часть Померании). Мемельская (Клайпедская) область возвращена в состав Литовской ССР. Восточная Пруссия разделена между СССР и Польшей. Остальная часть разделена на 4 оккупационных зоны — советскую, американскую, британскую и французскую. Часть своей оккупационной зоны к востоку от рек Одера и Нейсе СССР передал Польше.

Члены антигитлеровской коалиции, прежде всего США, СССР, Великобритания, а позже и Франция, сначала добивались осуществления согласованной оккупационной политики. Главными задачами в этой политике были демилитаризация и «денацификация».

Принципы оккупационной политики и большая часть территориальных измнений были зафиксированы Потсдамским соглашнием.

В дальнейшем произошло политико-экономическое объединение американской, британской и французских оккупационных зон в т. н. Тризонию, с 1949 г. Федеративная Республика Германии (ФРГ).

Мирный договор с ФРГ по итогам Второй мировой войны не подписан до настоящего времени.

Федеративная Республика Германии

Федеративная Республика Германии была провозглашена в 1949 году на территории британской, американской и французской оккупационных зон. Столицей ФРГ был город Бонн. Франция пыталась отделить от Германии Саарскую область, но в итоге по Люксембургскому договору 1956 года Саар был воссоединён с ФРГ.

Благодаря помощи американцев по плану Маршалла в 1950-х годах был достигнут быстрый рост экономики (германское экономическое чудо), продолжавшийся до 1965 года. Для удовлетворения потребности в дешёвой рабочей силе ФРГ поддерживала приток гастарбайтеров, в основном из Турции.

До 1969 года страной правила партия ХДС (обычно в блоке с ХСС и реже с СвДП). В 1950-х годах был разработан ряд чрезвычайных законов, запрещены многие организации, в том числе Коммунистическая партия, введены запреты на профессии. В 1955 году ФРГ вошла в НАТО.

В 1969 году к власти пришли социал-демократы. Они признали нерушимость послевоенных границ, ослабили чрезвычайное законодательство, провели ряд социальных реформ. В дальнейшем социал-демократы и христианские демократы чередовались у власти.

Западный Берлин

С 1945 года Берлин был поделён между странами антигитлеровской коалиции на четыре оккупационные зоны. Восточная зона, занятая советскими войсками, стала впоследствии столицей Германской Демократической Республики. В трёх западных зонах контроль осуществляли, соответственно, оккупационные власти США, Великобритании и Франции.

После образования ФРГ и ГДР оба государства заявили о своих притязаниях на суверенитет над Западным Берлином.

С заключением 3 сентября 1971 года Четырёхстороннего соглашения соотношение ФРГ — Западный Берлин — ГДР было поставлено на новую правовую базу. В Западном Берлине оставался оккупационный режим.

В 1990 году Западный Берлин вошёл в состав единой Германии.

Германская Демократическая Республика

Провозглашение ГДР состоялось 7 октября 1949 года — спустя месяц в ответ на создание на территории трёх западных оккупационных зон Федеративной Республики Германии.

СССР вывез из советской оккупационной зоны машины и оборудование, взимал с ГДР репарации[3]. Лишь к 1950 году промышленное производство в ГДР достигло уровня 1936 года. События 17 июня 1953 года в ГДР привели к тому, что вместо взыскания репараций[4] СССР стал оказывать ГДР экономическую помощь.

Как провозглашалось, граждане ГДР имели все демократические права и свободы. Хотя доминирующее положение в стране занимала Социалистическая единая партия Германии (её ведущая роль была закреплена в Конституции), наряду с нею на протяжении десятилетий существовали и четыре другие партии.

Темпы экономического развития ГДР были ниже, чем в ФРГ, и самыми низкими среди государств Варшавского договора. Тем не менее, уровень жизни в ГДР оставался самым высоким среди восточноевропейских государств. К 1980-м годам ГДР стала высокоразвитой индустриальной страной с интенсивным сельским хозяйством. По объёму промышленной продукции ГДР занимала 6-е место в Европе.

Берлинская стена

Отсутствие чёткой физической границы между зонами оккупации в Берлине приводило к частым конфликтам и массовой утечке специалистов из ГДР. Восточные немцы предпочитали получать образование в ГДР, где оно было бесплатно, работать — в Западном Берлине или ФРГ. В августе 1961 года власти ГДР начали строительство охраняемой стены, физически отделившей Западный Берлин от ГДР. Берлинская стена была в основном разрушена в 1990 году.

Современная история Германии

Горбачёвские реформы в СССР были настороженно восприняты властями ГДР и с энтузиазмом — в ФРГ. В 1989 году напряжённость в ГДР стала возрастать. Осенью со своего поста высшего партийного руководителя ушёл многолетний лидер страны Эрих Хонеккер, его место занял бывший лидер Союза свободной немецкой молодёжи Эгон Кренц. Однако он пробыл во главе государства недолго, всего несколько недель. В начале ноября в Берлине началась грандиозная демонстрация, закончившаяся разрушением Берлинской стены. Это стало первым шагом на пути к объединению двух германских государств. Вскоре на территории ГДР вошла в обращение немецкая марка ФРГ, а в августе 1990 года между двумя сторонами был подписан Договор об установлении единства.

studfiles.net

4.4.4. Германия после Второй мировой войны

В ходе последних месяцев Второй мировой войны союзники решили проводить на территории оккупированной Германии единую политику. Окончательно устройство страны было определено на Крымской (январь 1945 г.) и Потсдамской (июль-август 1945 г.) конференциях.

Согласно их решениям Германия должна была рассматриваться как единое государственное и политическое целое, хотя вся страна делилась на четыре зоны.

Германия должна была стать демилитаризованной страной и никогда в будущем не угрожать своим соседям. Для этого распускались вооруженные силы, ликвидировался генеральный штаб. Предусматривалась ликвидация потенциала, способного служить военным целям. Все вооружение должно было быть уничтожено и в дальнейшем его производство запрещалось.

Предполагалось проведение денацификации. НСДАП и все с ней связанные организации были запрещены. Предусматривалось проведение чистки государственного аппарата от военных преступников и их передача суду.

Также должна была быть проведена демократизация: введены демократические права и свободы, отменено расовое законодательство и т.д.

Все эти подходы, как и разделение на четыре зоны, были обнародованы 5 июля 1945 г. в специальной Декларации государств-союзников. Она же закрепила и порядок управления в стране. Оно должно было осуществляться Союзным контрольным советом из главнокомандующих четырех оккупационных армий. Он решал общие вопросы. В каждой зоне действовали свои губернаторы, которые решали все местные вопросы.

Быстро были проведены демократические реформы: введено местное самоуправление; разрешена свобода союзов, слова, печати; восстановлены партии демократического направления и т.д. Но очень быстро взгляды стали меняться, а реформы приобретать разную направленность в советских и западных зонах.

Постепенно три западные зоны стали консолидироваться. В октябре 1946 г. американская и английская зоны слились в так называемую «Бизонию» со своим объединенным органом власти – Экономическим советом, избираемым местными ландтагами. В дальнейшем появился Совет земель (Правительственная палата) и Верховный совет. Функции центральной власти выполнял Административный совет.

В первой половине 1948 г. конференция 6 стран-союзников (США, Великобритания, Бельгия, Франция, Нидерланды и Люксембург) приняла политическое решение о создании западно-германского государства. В этом же году Бизония превратилась в Тризонию, в которой в июне 1948 г. была проведена денежная реформа, укрепившая немецкую валюту, но и расколовшая окончательно Германию.

В целом в расколе были виновны обе стороны: и СССР, и Запад.

1 июля 1948 г. губернаторы западных зон провозгласили условия образования западно-германского государства. С целью создания конституции, по поручению конференции глав земель западных зон, была создана специальная комиссия.

К апрелю 1949 г. конституция была готова. США не вмешивались в ее создание, но выдвинули условие, что наряду с ней будет принят особый «Оккупационный статут». Согласно ему за оккупационными властями сохранялось право контроля за соблюдением конституционного строя, вопросами внешних отношений и торговли, демилитаризацией и т.д. Контроль мог перерасти в случае необходимости во «взятие на себя полностью и частично всей полноты власти».

В апреле 1949 г. прошло обсуждение новой конституции. 8 мая она была принята специальным Парламентским советом из представителей ландтагов, делегированных на основе партийного представительства. 23 мая 1949 г. она вступила в силу. Так возникла ФРГ. Что же касается ГДР, то её создание было провозглашено позднее − 7 октября 1949 г.

Новая Конституция, вошедшая в историю под названием Боннская, закрепила установление в ФРГ парламентской республики с федеративным государственным устройством. В составе государства 11 немецких земель «самостоятельных и независимых в отношении своего бюджетного хозяйства». Отдельные земли пользуются определенным суверенитетом, имеют свои собственные конституции, представительные законодательные органы «ландтаги», правительства во главе с премьер-министрами, свое законодательство (в конституционных пределах), но «федеральное право имеет перевес над правом земель».

К ведению федерации относится внешняя политика, оборона, гражданство, основы финансово-экономической системы, транспорт, связь, торговля и промышленность. Все остальное относится к сфере конкурирующего законодательства, т.е. земли могут издавать законы при отсутствии федеральных.

Высшим законодательным органом является двухпалатный парламент.

Нижняя палата – бундестаг −избирается населением на основе всеобщих, прямых, свободных, равных выборов сроком на 4 года.

Верхняя палата – бундесрат (Союзный совет) − формируется из представителей правительств земель в зависимости от количества населения (от 3 до 5 голосов).

В целом обе палаты в равной степени участвуют в законодательстве, но все-таки главным законодательным органом является бундестаг.

Главой государства по Конституции Германии является президент, избираемый особым Федеральным собранием из депутатов бундестага и специальных представителей земель на 5 лет. Им может быть любой немец, обладающий правом избрания в бундестаг и не моложе 40 лет.

Полномочия президента урезаны в сравнении с Веймарской конституцией: он представляет государство в международных отношениях, промульгирует законы, назначает и увольняет федеральных служащих и судей, аккредитует и принимает послов, имеет право участвовать в заседаниях правительства и вносит предложения по кандидатуре федерального канцлера.

Большинство актов президента нуждается в обязательной контрасигнатуре главы правительства или соответствующих министров, которые несут за них ответственность.

Главой исполнительной власти (главой правительства) является федеральный канцлер. Его кандидатуру предлагает президент, а утверждает бундестаг. Как правило, кандидат − это лидер победившей на выборах партии.

Роль канцлера чрезвычайно велика. Фактически он определяет основную линию внутренней и внешней политики страны.

Полномочия правительства обширны. Фактически оно осуществляет все функции по управлению страной. Сильны его позиции и в законодательстве. У него есть право законодательной инициативы (как и у обеих палат), при этом конституция предусматривает приоритет правительственных законопроектов перед депутатскими. В случае отклонения правительственного проекта бундестагом, президент по предложению правительства и с согласия бундесрата может объявить в отношении этого законопроекта состояние «законодательной необходимости», тогда для вступления его в силу достаточно одобрения бундесрата.

Конституция закрепила и основные положения системы судоустройства. Судебная власть принадлежит судьям, независимым и подчиненным только закону. Она осуществляется Федеральным конституционным судом, федеральными судами и судами земель. Членов Конституционного суда избирает поровну бундестаг и бундесрат. Он выносит решения об объеме прав других органов власти по поводу споров земель, а главное − о конституционности или неконституционности действий органов государственной власти или законодательных постановлений в отношении прав граждан и их соответствии конституции.

Во главу же конституции были поставлены права граждан. За гражданами закреплялись свобода совести и вероисповедания, печати, союзов, собраний, передвижения и т.д. Гарантировалась свобода и неприкосновенность собственности. При этом она «обязывает и пользование ею должно служить общему благу». Оговаривалось, что демократические права и свободы не могут использоваться «для борьбы против свободы демократического порядка».

В целом Конституция 1949 г. является очень прогрессивным документом, оказавшим значительное влияние на развитие конституционного права Новейшего времени.

Первые выборы в бундестаг прошли в августе 1949 г. На них победил блок ХДС/ХСС. Но их первенство было относительным − 31%. У социал-демократов – 29%, поэтому положение во многом зависело от Свободной демократической партии (12% мест). В итоге их соглашения с ХДС/ХСС возник союз, который находился у власти почти 20 лет (1949-1968 гг.). Канцлером стал лидер ХСС К. Аденауэр, при котором, благодаря помощи США (по плану Маршалла), началось активное возрождение ФРГ.

В 1951 г. был изменён «Оккупационный статут», а 1952 г. заключён новый договор с США, расширявший права ФРГ.

В 1955 г., после присоединения ФРГ к НАТО, «Оккупационный статут» был отменён, а ФРГ получила все права суверенного государства. В том же году в конституции появились изменения. Была введена всеобщая воинская повинность и создана армия − бундесвер.

В целом в 60-70 гг. государство активно развивалось при возрастании роли правительства. Оно особенно активно пользовалось своим правом законодательной инициативы. До 2/3 нормативных актов этого времени являлось чисто правительственными. Активно шёл рост административного аппарата.

В конце 60-х гг. происходит раскол в правящей коалиции. С 1966 г. власть перешла к коалиции СДПГ и ХДС/ХСС. Она просуществовала недолго. Уже в 1969 г. к власти приходит блок СДПГ и СвДПГ, продержавшийся до 1982 г. Правительство возглавил лидер СДПГ В. Бранд. При нем серьезным образом была изменена внешняя политика (признана ГДР, имело место сотрудничество с СССР), проводилось государственное регулирование. Правда, в 1974 г. В. Бранд ушёл в отставку, когда выяснилось, что один из его секретарей был агентом разведки ГДР.

В начале 80-х гг. начинается серьёзный экономический кризис, возникают внешнеполитические проблемы, и в 1982 г. к власти приходит блок ХДС/ХСС во главе с Г. Колем. Последние десятилетия XX в. прошли при фактическом господстве его партии, активно проводившей политику неоконсерватизма.

Именно в этот период происходит объединение двух германских государств. В ГДР с середины 1989 г. начался серьёзный кризис, стало назревать общественное недовольство. Руководство страны потеряло контроль над ситуацией. Сказалось также и нежелание СССР поддержать своего союзника.

Объединение произошло на основе нескольких специальных договоров. 18 мая 1990 г. появился документ об экономическом, валютном и социальном союзе. 31 августа 1990 г. был подписан государственно-политический договор, регламентирующий механизм вхождения ГДР в состав ФРГ. В Восточной Германии прошли выборы в органы местной власти (вся ее территория была разделена на 5 земель), и 3 октября 1990 г. ГДР перестала существовать.

В декабре 1990 г. состоялись первые общегерманские выборы, принесшие победу ХДС/ХСС, но в конце 90-х гг. они потеряли лидерство. У руля оказались социал-демократы.

В данный момент Германия является наиболее мощным западно-европейским государством, от которого во многом зависит судьба объединенной Европы.

studfiles.net

Курсовая работа - Германия после Второй мировой войны. Образование двух немецких государств

Германия после Второй мировой войны. Образование двух немецких государств

План

1. Послевоенное урегулирование германского вопроса

2. Период оккупации

3. Берлинский кризис 1948 г.и раскол Германии

1. Послевоенное урегулирование германского вопроса

Вопрос о судьбе Германии ЯВЛЯЛСЯ одним из центральных при обсуждении главами государств антигитлеровской коалиции путей послевоенного урегулирования. Лейтмотивом этих переговоров являлись идеи справедливого возмездия виновникам войны и защиты мирового сообщества от новой угрозы со стороны Германии. Уже на советско-английских переговорах в Москве в декабре 1941 г. обеими сторонами было заявлено о необходимости отторжения части территории рейха: восстановлении суверенной Австрии, возвращении Восточной Пруссии Польше и Судетской области Чехословакии, возможно — создании независимых государств в Рейнской области и Баварии. В американской администрации идея расчленения Германии имела как сторонников, так и противников. В октябре 1943 г. на Московской конференции США представили документ «Основные принципы капитуляции Германии», в котором речь шла лишь о «децентрализации» Германии, направленной на «уменьшение прусского влияния на рейх».

В ноябре 1943 г. американская и английская делегации выступили на Тегеранской конференции в поддержку наиболее жесткого решения германского вопроса. Предполагалось образование на территории Германии пяти автономных государств либо отторжение южногерманских земель для образования вместе с Австрией и Венгрией Дунайской федерации. Иную позицию занял Сталин, считавший, что радикальное расчленение Германии может стать лишь основой для новой вспышки немецкого национализма и реваншизма, тогда как искоренению милитаризма и нацизма в Германии больше будет способствовать послевоенное сотрудничество стран коалиции. 15 января 1944 г. британским правительством был внесен на рассмотрение союзников план разделения Германии на зоны оккупации. В нем впервые была обозначена та линя, которая потом стала границей между ФРГ и ГДР. На Квебекской конференции в сентябре 1944 г. Черчилль согласился и с планом послевоенной политики в отношении Германии, разработанным министром финансов США при Моргентау. Этот проект предполагал территориальное расчленение Тернии, сокращение ее промышленного потенциала и стимулирование аграрного производства под жестким международным контролем. Лишь по мере приближения окончания войны позиция США и Великобритании существенно смягчилась.

На Ялтинской конференции 1945 г. вопрос о территориальном расчленении Германии уже напрямую не ставился. Был лишь подтвержден проект формирования зон оккупации, причем из американской и английской зон выделялась территория для образования зоны оккупации Франции. В ялтинском коммюнике впервые была обнародована общая формула послевоенного урегулирования Германии — «демилитаризация и демократизация страны» Выполнение этих задач требовало денацификации политической системы Германии с предоставлением немцам права решить впоследствии вопрос о государственном устройстве и децентрализации (демонополизации) германской экономики как основы разрушения ее военно-промышленного потенциала. Поставленный советской стороной вопрос о взимании с Германии репараций не был решен, хотя справедливость такой компенсации материального ущерба признавалась всеми делегациями.

Окончательно германский вопрос решился на Потсдамской конференции, проходившей с 17 июля по 2 августа 1945 г. Конференция утвердила Декларацию о поражении Германии и коммюнике, подтвердившее принципы политики в отношении Германии, сформулированные в Ялте. Территория Германии, в том числе территория Берлина, была разделена на четыре зоны оккупации. При этом советская зона включала 40 % территории, 30 % населения и 33 % производственного потенциала. Для координации создавался Совет министров иностранных дел пяти держав (СССР, США, Франции, Великобритании, Китая), а также Контрольный совет главнокомандующих, совместные комендатуры в Берлине. Был закреплен принцип сохранения экономического единства Германии и право немецкого народа на создание единого демократического государства. Но характерно, что уже в текст Потсдамского соглашения было введено понятие «западные зоны».

Потсдамская конференция установила новые границы Германии: Восточная Пруссия была отдана Советскому Союзу, территория до Одера и Западной Нейсе — Польше, Судетская область возвращена Чехословакии, восстановлен суверенитет Австрии. Немцы, проживавшие на территории Польши, Чехословакии и Венгрии, подлежали депортации в Германию.

Вопрос о суммах и источниках репарационных выплат вызвал дискуссию. В итоге было принято предложение американской делегации, согласно которому репарации должны были взиматься каждым правительством в своей зоне оккупации, а также из германских активов за границей (в Болгарии, Венгрии. Румынии, Финляндии и Австрии). СССР отказался от изъятого в Германии золота в пользу западных держав, но получил право на 10 % промышленного оборудования из западных зон оккупации. Германский флот был разделен поровну между СССР, Великобританией и США. Окончательная сумма репараций не была определена, поскольку британская и американская делегации выразили сомнение в возможности Германии удовлетворить требования СССК

Союзный Контрольный Совет (СКС) в составе главнокомандующих оккупационными войсками СССР, США, Великобритании и Франции был создан в июне 1945 г. В первые месяцы своей работы СКС принял директивы «О ликвидации вермахта», «О роспуске немецких полувоенных организации», «О запрещении военного строительства в Германии», конкретизирующие комюнике Потсдамской конференции. СКС получил всю полноту власти на территории Германии. Его решения принимались на основе консенсуса с возмож-остью любой стороны использовать право вето. Но административное правление осуществлялось в оккупационных зонах автономно. Под контролем оккупационных властей воссоздавались местное самоуправление и немецкие политические партии. Как предварительный шаг по формированию единого германского правительства предполагалось создание центральных департаментов (финансов, транспорта, внешней торговли и промышленности), действующих под контролем СКС.

2. Период оккупации

германский война оккупация кризис

Сокрушительное поражение в войне поставило Германию на грань экономического и социально-психологического круга. Только потери вермахта составили 13,5 млн человек. Всего в годы войны Германия потеряла около десятой части населения. Многие города, особенно в восточной части страны, лежали в руинах. Большая часть промышленного оборудования была уничтожена бомбардировкой или демонтирована победителями. В 1946 г. промышленное производство составляло около 1/3 от довоенного уровня, на три десятилетия было отброшено сельское хозяйство. Экономика испытывала острую нехватку рабочих рук. Транспортная инфраструктура и энергосистема были полностью разрушены, межрегиональные торговые связи разорваны. Обычным явлением стала всеобщая спекуляция, господство «черного рынка» и пустые полки магазинов. Из-за военных разрушений и перемещения населения обострилась жилищная проблема. В 1945 г. уровень обеспеченности населения предметами первой необходимости в расчете на душу населения выглядел следующим образом: пара ботинок — на двенадцать лет, костюм — на пятьдесят лет, тарелка — на пять лет, одни пеленки — на пять лет. Большинство немцев голодали.

Материальные потери дополнялись полной дезорганизацией финансовой системы. Количество денег, находившихся в обращении, во много раз превышало наличные товарные резервы, а государственный долг с 27,2 млрд марок в конце 1938 г. возрос к маю 1945 г. до 377,3 млрд. Инфляция достигала 600 % по отношению к Довоенному уровню. Продолжительность рабочего дня составляла 16 и более часов, а заработная плата оставалась на уровне 1940 г.

Не менее разрушительные последствия имел психологический шок, охвативший немецкое общество. Характерными чертами умонастроений стали внутренняя опустошенность, апатия, озлобленное отвращение к политике, страх перед будущим. Сложнейшей проблемой было возрождение национального самосознания, новое понимание своего места в мире, решение вопроса виновности в войне. Формирование гражданских органов управления было чрезвычайно усложнено. Политическая активность масс оставалась минимальной. Большая часть прежней чиновничьей и политической элиты была обвинена в связях с нацистами и удалена с общественных должностей. Отсутствовало массовое движение Сопротивления, которое в аналогичной ситуации во Франции и Италии давало кадры для нового управленческого аппарата. Не смогли добиться согласия в вопросе о формировании немецких органов управления и союзники.

Уже в октябре 1945 г. американская администрация поставила вопрос о создании центральных немецких департаментов в соответствии с решениями Потсдамской конференции. Но эти предложения вызвали решительный протест со стороны Франции, добивавшейся максимальной децентрализации германского государства. Не имея возможности преодолеть французское вето, США внесли в СКС в ноябре 1945 г. предложение о создании центральных департаментов для трех или двух зон. Советская администрация, стремившаяся к сохранению дружественных отношений с Францией и испытывавшая недоверие к американцам, объявила это нарушением принципа четырехстороннего управления Германией и шагом к ее расколу. Управление процессом восстановления осталось всецело под контролем оккупационных властей.

Деятельность Советской военной администрации Германии (СВАГ) была осложнена необходимостью сочетать шаги по нормализации материального обеспечения населения и изъятию промышленного оборудования, товаров потребления, транспорта и сырья в счет репараций. С территории Германии было вывезено почти 22 тыс, вагонов «обозно-хозяйственного имущества» и более 73 тыс. вагонов «квартирного имущества», в том числе 154 вагона тканей и мехов и даже 24 вагона музыкальных инструментов. В СССР было отправлено свыше 2 млн голов скота. Демонтаж промышленного оборудования произошел на 3474 промышленных и хозяйственных объектах. Лишь с января 1947 г. было решено прекратить демонтаж и создавать на базе крупных предприятий советские акционерные общества, продукция которых поступала в СССР в счет репарации.

Офицеры СВАГ не имели опыта административной работы и ориентировались на жесткие методы управления, формирование упорядоченной хозяйственной системы. Особое место в структуре СВАГ занимали Служба безопасности и Управление пропаганды и цензуры. Большую активность в Восточной Германии проявляли также службы НКВД и СМЕРШ. В отличие от западных зон на востоке Германии вскоре были созданы и немецкие административные органы. Но их действия всецело определялись советской администрацией

Уже с конца 1945 г. в советской зоне оккупации были предприняты активные шаги по проведению экономической реформы. Конфискация промышленных предприятий у лиц, признанных военными и нацистскими преступниками, приобрела исключительно широкий характер. СВАГ организовала референдум о судьбе конфискованных предприятий, в результате чего они были объявлены народной собственностью. Таким образом, в государственный сектор экономики перешло около 60 % восточногерманской промышленности. Функционирование этого сектора стало осуществляться на принципах плановости, с предоставлением широких прав по самоуправлению заводским советам и профсоюзам.

В течение 1945—1946 гг. была осуществлена и аграрная реформа. 3,3 млн га земли, конфискованных у юнкеров и бауэров, вместе с хозяйственными постройками, скотом и 6 тыс. тракторов были переданы 560 тысячам безземельных и малоземельных крестьян. Эти земли составляли 33 % сельскохозяйственной площади восточной зоны. На них начали создаваться общинные объединения крестьянской взаимопомощи, а в 1949 г. все участки, переданные крестьянам в ходе реформы, были объявлены народной собственностью и стали основой для образования коллективных хозяйств («народных имений»).

Экономические преобразования в западных зонах изначально приобрели иную направленность. Несмотря на меньший масштаб разрушений, положение населения здесь было сложнее, нежели на востоке. Еще в последний период войны на юге Германии стали скапливаться массы беженцев. Сюда же устремились эмигранты из советской зоны, а также большая часть переселенцев из Чехословакии, Венгрии и Польши. Если в Восточной Германии в 1945 г. население составляло 17 млн немцев, то в западных землях — 44 млн. Впоследствии эта разница еще более усилилась.

Тяжелое положение немецкого населения заставило западную администрацию отказаться от широкомасштабного изъятия товаров и демонтажа оборудования в счет репараций, а также гарантировать получение немецкими рабочими заработной платы, независимо от остановки производства. Важным обстоятельством оказалось и то, что приток бесплатных немецких промышленных товаров фактически являлся демпинговым для «перегретой» американской экономики. Поэтому из западных зон вывозилось преимущественно СЬ1Рье, а также специальное оборудование научных лабораторий технических центров.

Оккупационные власти западных зон первоначально не имели четкого плана экономических мероприятий. Во всех трех зонах осуществлялись меры по конфискации имущества военных и нацистских преступников. Но подготовленные проекты национализации или формирования каких-либо централизованных управленческих структур в рамках той или иной зоны так и не были реализованы. К тому же сохранение «черного рынка» было выгодно для имевших прекрасное снабжение солдат и офицеров американского контингента.

Разный подход оккупационных властей к осуществлению стабилизационных мероприятий проявился в ходе Парижской сессии СМИД в мае 1946 г., где не были выработаны ни общие принципы заключения мирного договора с Германией, ни единые планы проведения экономических преобразований. Вскоре были сделаны и первые шаги к расколу оккупированной страны. Поводом стало усиление спекулятивного товарообмена между зонами, в ходе которого жители западных земель, стабильно получающие заработную плату и пособия, закупали в советской зоне более дешевые товары и продовольствие. С согласия администрации всех четырех зон 30 июня 1946 г. на границе между советской и западными зонами был введен режим строгого контроля за движением людей и товаров.

С лета 1946 г. ситуация в Германии стала быстро обостряться. В июле государственный департамент США объявил о намерении объединить американскую и британскую оккупационные зоны для обеспечения эффективности административного управления. Соглашение об образовании «экономической объединенной области» (Бизоний) было подписано в декабре 1946 г. В рамках объединенных оккупационных зон начала проводиться более скоординированная политика, направленная на восстановление экономической инфраструктуры, потребительского рынка, сбалансированного рынка труда. Значительную роль в этом процессе играли уже немецкие административные органы, в том числе Экономический Совет, а в его составе — Управление экономикой под руководством Л. Эрхарда. Все эти меры предпринимались без координации со СВАГ.

Разную направленность приобрели и политические изменения в восточных и западных землях Германии. Первоначально этот процесс происходил в русле Потсдамских соглашений. Последовала ликвидация НСДАП и ее «дочерних» организаций, германских вооруженных сил, офицерского корпуса, полувоенных организаций. К участию в политической деятельности и замещению гражданских должностей допускались лишь лица, «способные по своим политическим и моральным качествам помочь развитию демократических учреждений в Германии». В соответствии с принципами гражданского, расового, национального равноправия была реорганизована судебная система. В ноябре 1945 — октябре 1946 г. происходила работа Международного трибунала в Нюрнберге, в ходе которого к ответственности были привлечены нацистские и военные преступники. Создавалась система местных немецких комиссий по денацификации (шпрухкаммер), которые вместе с трибуналами союзников определяли степень виновности подозреваемых. Всего было выделено пять категорий таких дел («главных виновников», «обремененных виной», «менее обремененных», «попутчиков» и «незатронутых»). Уголовное наказание предполагалось преимущественно для первой категории, поэтому 95 % обвиняемых были оправданы или лишь частично поражены в правах.

Процесс денацификации и демократизации сочетался с формированием обновленной немецкой политической элиты. В восточной и западных зонах партийное строительство приобрело значительную специфику. Советская администрация разрешила в 1945 г. деятельность в восточногерманских землях четырех партий — Коммунистической партии Германии (КПГ), Социал-демократической партии Германии (СДПГ), Христианско-демократического союза (ХДС), Либерально-демократической партии Германии (ЛДПГ). Уже в 1948 г. при поддержке СВАГ были созданы Национально-демократическая партия (НДП) и Демократическая крестьянская партия (ДКП), призванные расширить социальную базу левого блока. Под влиянием СВАГ коммунисты получили преимущество при подборе кадров для новой полиции и судебно-прокурорских органов в советской зоне. КПГ оказывала решающее влияние на ход радикальной реформы системы образования, регламентацию деятельности творческой интеллигенции, выступила с инициативой аграрной реформы. В руководстве КПГ существовало сильное леворадикальное крыло под руководством Вальтера Ульбрихта, отстаивавшее ортодоксальные идеологические принципы и необходимость социалистического строительства в Германии. Лидер КПГ Вильгельм Пик занимал более умеренную позицию, заявляя в 1945— 1946 гг. об ориентации партии на создание парламентской демократической республики в масштабах всего немецкого государства.

Еще более жесткой была борьба леворадикального и умеренного течений в СДПГ. Первое из них возглавил берлинский Центральный комитет во главе с О. Гротеволем, второй — ганноверское бюро партии под руководством К. Шумахера, поддерживаемое администрацией британской зоны. Руководство СДПГ выступало за объединение с коммунистами и формирование единой общегерманской левой партии. Этот курс восторжествовал на Объединительном съезде КПГ и СДПГ в апреле 1946 г. Новая партия получила название Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). Ее программа была ориентирована на решение насущных экономических проблем, «освобождение от эксплуатации и угнетения, нищеты, безработицы и империалистической военной угрозы», в перспективе — социалистическое строительство. Двумя равноправными председателями СЕПГ стали В. Пик и О. Гротеволь. Члены СДПГ, не поддержавшие программные установки единой рабочей партии, были исключены из ее рядов.

Группа Шумахера не признала результаты объединительного съезда. Правые социал-демократы воссоздали СДПГ в мае 1946 г. на съезде в Ганновере. Шумахер занял исключительно жесткую позицию по отношению к коммунистам и объединившимся с ними социал-демократам, считая первых «советской партией», а вторых — предателями немецких национальных интересов. Отказавшись от деятельности в восточных землях, СДПГ тем не менее выступала за пересмотр границы по Одеру — Нейсе и прекращение репарационных выплат в рамках всех зон оккупации. Шумахер был ярым противником сепаратизма и сторонником идеи единого, независимого немецкого государства. Но в послевоенных условиях он был готов смириться даже с расколом страны во избежание угрозы советского военно-политического присутствия. В области внутренней политики СДПГ заняла весьма радикальную позицию, добиваясь немедленного «введения социализма» путем полной экспроприации всей буржуазии. Сам К. Шумахер пользовался огромной личной популярностью как бескомпромиссный антифашист, десять лет проведший в нацистских лагерях. Его лидерство в западной социал-демократии было бесспорным.

Создание СЕПГ, сопровождавшееся расколом германского социал-демократического движения, привело к обособлению и западногерманского коммунистического движения. Западные оккупационные власти запретили создание единых коммунистических и социал-демократических организаций под эгидой СЕПГ. В апреле 1948 г. конференция западногерманских коммунистических организаций избрала собственное правление под руководством Макса Реймана. Окончательное отделение КПГ от СЕПГ произошло 3 января 1949 г. Важное место в послевоенной политической элите Германии заняли христианские демократы. Германия имела достаточно давние традиции христианского политического движения. Но в Веймарской республике ни католическая партия Центр, ни протестантская Немецкая народная партия не занимали лидирующих позиций. Ситуация начала меняться в 30-х гг., когда церковь превратилась в одну из ведущих оппозиционных сил в нацистской Германии. По окончании Второй мировой войны произошла консолидация христианско-демократического движения не только в Германии, но и в Италии, Австрии, Франции, Нидерландах, Бельгии. Христианская демократия начала развиваться на основе идеологического синтеза — либерально-демократическое видение путей государственного строительства сочеталось с традициями социального католицизма, идеологии «третьего пути развития». Христианская демократия, отказавшаяся от корпоративных идей социального католицизма, сохранила ориентацию на ценности социальной солидарности, представление об обществе как едином взаимосвязанном организме, о человеке как Божьем творении, его ответственности перед своей совестью и Богом. Христианско-демократические партии отказались от клерикализма, рассматривая христианство лишь как нравственно-этическую основу политики и строя свои программные установки на принципах прагматизма, выступая за гуманизацию и модернизацию общества. Консервативные ценности (порядок, стабильность, государство, семья, нация) в их программах оказались органично связаны с неолиберальными установками на стимулирование свободного рынка, обеспечение права личности на свободу самореализации.

Для Германии ренессанс христианской демократии был особенно важен. Христианская демократия сумела органично заполнить тот духовный вакуум, который образовался в разрушенной, разочарованной своим прошлым и сомневающейся в своем будущем стране, сохранить преемственность национальной идеи, сформулировать новые позитивные ценностные установки.

Общегерманская организация ХДС сформировалась в Берлине в июне 1945 г. Ее руководитель Андрас Гермес вскоре был вынужден уйти со своего поста под жестким давлением советской администрации. Его сменил профсоюзный лидер Якоб Кайзер. ХДС стала активным оппонентом левых партий по вопросам проведения экономических преобразований в советской зоне. После образования СЕПГ христианские демократы заняли особенно радикальную позицию. На втором съезде ХДС в Берлине в октябре 1947 г. Кайзер заявил о необходимости превратить партию в «волнорез против догматического марксизма и его тоталитарных тенденций». СВАГ предпринимала активные шаги по дискредитации ХДС, ограничению ее деятельности в восточногерманских землях. В адрес Кайзера были выдвинуты обвинения в шпионаже. Преследования вынудили Кайзера и ряд его коллег выехать в Западную Германию, руководителем партии, окончательно превратившейся в восточногерманскую, стал О. Нушке.

Лидером западногерманской христианской демократии стал Конрад Аденауэр, бывший мэр Кельна, уволенный в 1933 г. нацистами и назначенный на этот пост американцами при освобождении города. Когда Кельн перешел в британскую зону оккупации, Аденауэр вновь был уволен. Британские власти симпатизировали Шумахеру и не доверяли опытному и амбициозному Аденауэру, известному своими консервативными взглядами, приверженностью идее возрождения Германии. Аденауэр возглавил созданный 2 сентября 1945 г. на съезде в Кельне Христианско-демократический союз западных земель. При поддержке американских властей он начал активную работу по формированию ядра своей партии из авторитетных общественных деятелей и представителей влиятельных политических групп. Аденауэр отказался от «активистской» модели партийного строительства. Тактика ХДС предполагала привлечение поддержки максимально широкого круга избирателей и формирование на этой основе социальной базы новой демократической государственности. ХДС рассматривался как объединение «всех христиан» и «всех сословий», т. е. партия, отражающая интересы всех социальных групп и обеих христианских конфессий. При этом Аденауэр настаивал на жестком антикоммунистическом курсе ХДС, в равной степени отрицая как нацистский, так и марксистский идеологический экстремизм.

Поддержка ХДС со стороны оккупационных властей западных зон особенно возросла с конца 1946 г., когда в отношениях союзников начала быстро нарастать отчужденность, и раскол Германии становился все более вероятным. Аденауэр был одним из тех немецких политиков, кто открыто поддержал идею формирования западногерманского государства. Аденауэр не верил в германский дух, ненавидел прусские традиции и мечтал о возрождении величия Германии в лоне западной цивилизации. От рейнского сепаратиста Аденауэр проделал путь к активному защитнику идеи германского и, позднее, европейского федерализма. Надежным союзником ХДС в проведении такого политического курса стал Христианский Социальный союз, возникший в 1946 г. в Баварии как католическая христианская партия (в последствии — межконфессиональная). Лидером ХСС стал Франц-Йозеф Штраус. Разделяя общие принципы христианской демократии, поддерживая политическую программу Аденауэра, руководство ХСС стремилось сохранить автономию своего движения. В остальных западногерманских землях консолидация христианско-демократического движения произошла в 1947 г. Общепартийной программой стала Аленская программа ХДС британской зоны, принятая в феврале того же года.

Политические партии либеральной ориентации не сумели приобрести в послевоенной Германии столь же прочное положение, как левые и христианские демократы. Либерально-демократическая партия возникла в восточной зоне оккупации уже в 1945 г., но распространить свое влияние на всю территорию Германии она не сумела, оказавшись под жестким прессингом со стороны советской администрации. С начала 1946 г. началось формирование автономного политического движения либералов в западных зонах. На его основе в декабре 1948 г. была образована Свободная демократическая партия (СвДП). Ее лидером являлся Теодор Хейс. Программные установки СвДП первоначально были весьма эклектичны. В них сочетались национал-либеральные идеи и классические либерально-демократические ценности. СвДП стала оппонентом христианско-демократического блока и СДПГ, выступив против как конфессионализации, так и этатизации политики.

Выборы в земельные представительства (ландтаги), прошедшие в 1946 г., продемонстрировали примерное равенство ведущих политических сил в Германии. Даже в советской зоне оккупации выборы происходили в относительно демократической атмосфере. СЕПГ здесь сумела получить примерно столько же мест в составе ландтагов и земельных правительств, сколько ЛДПГ и ХДС вместе взятые. В западных зонах христианские демократы сумели возглавить 6 земельных правительств, социал-демократы — 5. Но уже вскоре начала проявляться и специфика восточногерманской и западногерманской политической элиты. Помимо прямого вмешательства оккупационных властей сказались региональные особенности самого немецкого общества.

Северная и Восточная Германия уже несколько десятилетий отличались организованностью рабочего движения, наибольшим в масштабах Германии влиянием коммунистов. Исторически здесь преобладала лютеранская политическая культура, ориентированная на высокую значимость государственного начала в общественной жизни, «прусским психологическим комплексом» — склонностью к централизованным формам политической и социальной деятельности, уважением к военной и государственной службе. Именно этот регион стал наиболее естественным оплотом для развития социалистической системы на немецкой земле. Западная и Южная Германия исторически являлись зоной сепаратистских движений, значительного влияния католицизма. Рейнские и баварские немцы обладали этнопсихологическими особенностями, существенно отличавшими их от этнического ядра немецкой нации. Массовое перемещение беженцев и иммигрантов в первые послевоенные годы также повлияло на поляризацию немецкого общества и его политической элиты. Многие немцы, не желающие мириться с коммунистической угрозой, бежали в западные земли. Возвращавшиеся из концлагерей и эмиграции коммунисты и левые социалисты, как правило, оказывались на востоке страны.

3. Берлинский кризис 1948 г.и раскол Германии

Уже в начале 1947 г. стало очевидно, что политический диалог союзников о путях развития Германии окончательно зашел в тупик. В ходе Московской сессии СМИД, проходившей в марте—апреле 1947 г., советская делегация возобновила требования по организации поставок текущей продукции в счет репараций. Ее оппоненты настаивали на прекращении репарационных изъятий и предоставлении немцам возможности восстановить экономическую систему.

Дискуссия не привела к какому-либо конкретному результату. Сорвалась и попытка проведения совещания представителей всех германских земель, посвященного выработке единой стратегии восстановительных мероприятий. Следующая Лондонская сессия СМИД состоявшаяся в ноябре—декабре 1947 г., завершилась также безрезультатно, даже без согласования места и времени следующей встречи.

Помимо жесткой позиции СССР в выплате репараций, обострение германского вопроса было связано с изменением внешнеполитического курса США. Принятие «доктрины Трумэна» и начало открытой конфронтации двух «сверхдержав» в первую очередь отразилось на судьбах европейских стран. США начали рассматривать Европу в контексте блоковой стратегии. Одним из первых шагов на этом пути стала разработка программы «восстановления и развития Европы» (план Маршалла). Принятый в июне 1947 г. и рассмотренный на Парижской конференции в июле .1947 г., этот план был утвержден в качестве закона США в апреле 1948 г. Первоначально ни Германия в целом, ни ее западные зоны не рассматривались в качестве участника программы экономической помощи. Ситуация изменилась в 1948 г.

В январе 1948 г. на совещании министров Бизоний было принято решение о проведении комплекса мер по подготовке экономической реформы в этих землях. Создавались верховный суд и центральный банк, расширялись функции Экономического совета и центральных управлений, объединенных в директорат. Был достигнут компромисс с французским правительством. После передачи под французское управление Саарской области в залог репарационных выплат Франция согласилась на присоединение своей оккупационной зоны к англо-американской. В феврале 1948 г. была образована Тризония. Саар же находился под контролем Франции до возвращения в состав ФРГ в 1957 г. по итогам референдума 1955 г.

В феврале—июне 1948 г. состоялось два раунда Лондонской конференции по германскому вопросу, на которой впервые не было советской делегации, но зато участвовали представители Бельгии, Голландии и Люксембурга. Конференция приняла решение о созыве Учредительного собрания для выработки конституции нового германского государства. В тот же период американская администрация приняла решение о распространении плана Маршалла на западные оккупационные зоны Германии. В соглашении по этому поводу оговаривалось, что возрождение экономики Западной Германии является частью плана европейского развития на принципах индивидуальной свободы, свободных учреждений, построении «здоровых экономических условий», прочных международных связей, обеспечения финансовой стабильности. Обеспечивались условия контроля американских специальных органов над ходом экономической реформы, снятие таможенных ограничений немецкого рынка, продолжение политики демонополизации. За первый год реализации плана Маршалла Западная Германия получила от США 2 422 млрд долл. (почти столько же, сколько Великобритания и Франция вместе взятые, и почти в три с половиной раза больше, чем Италия). Но поскольку часть германской продукции сразу начала поступать в США в счет погашения долга, то в итоге на долю Германии пришлась не самая крупная часть американской помощи—в общей сложности около 10 % ( 6,7 млрд марок).

Ключевой проблемой для развертывания экономической реформы в Германии являлось создание «твердых денег», ликвидация гибельных последствий гиперинфляции. В Экономическом совете еще с 1947 г. продолжалась активная дискуссия сторонников создания централизованного планового хозяйства и монетаристов. Группа экспертов под руководством Людвига Эрхар-да подготовила проект финансовой реформы, призванной избавиться от огромной массы обесцененных денег. Сам Эрхард полагал, что проведение такой реформы следует сочетать с мерами по активному стимулированию производства и защите наиболее уязвимых групп потребителей, рядом дополнительных мер по стабилизации потребительского рынка и активизации потребительской и производственной мотивации. Первоначальные предложения американской администрации по проведению реформы во всех четырех зонах оккупации к 1948 г. оказались нереалистичны, и предполагаемые мероприятия готовились лишь в пределах Тризонии.

Денежная реформа в западных зонах началась 20 июня 1948 г. Официальное соотношение обмена было установлено в пропорции 10 рейхсмарок за одну новую немецкую марку (кроме того, каждый человек мог обменять 40 марок по курсу 1:1). Получить на руки можно было вначале лишь 5 % обмениваемой суммы. После проверки законности доходов налоговыми властями выдавалось еще 20 %, затем — 10 %. Остальные 65 % ликвидировались. Окончательная квота обмена составила 100 рейхсмарок за 6,5 немецких марок. Пенсии, заработная плата, пособия пересчитывались в соотношении 1:1. Все старые государственные обязательства аннулировались. Таким образом, огромная Денежная масса ликвидировалась. Появление «твердых денег» уничтожило «черный рынок» и подорвало систему бартерных сделок.

Через два дня после начала реформы был введен в действие пакет законодательных актов, отменявших централизованное планирование и освобождавших ценообразование. Но одновременно был сохранен ограничительный контроль над ценами на транспортные и почтовые услуги, основные продукты питания, жилье. Регулярно публиковались каталоги так называемых «уместных цен», учитывающих реальные издержки производства и «разумную прибыль». Была принята специальная программа «Каждому человеку» для обеспечения населения по сниженным ценам узкой номенклатурой самых необходимых товаров. Эрхард продолжал настаивать и на сохранении политики по пресечению крайних форм монополизма, развитии системы «государственного предпринимательства» (прямого участия государства в производстве товаров и услуг общественного значения, в развитии транспортной, энергетической, информационной инфраструктуры). Подобный экономический механизм рассматривался Эрхардом как «социальное рыночное хозяйство», отвечающее в равной степени интересам общества и личности.

Успешная экономическая реформа 1948 г. сопровождалась обострением политической ситуации в Германии. Несмотря на наличие сведений о подготовке обмена денежных купюр в западных зонах (западные губернаторы официально известили советскую сторону о предстоящей реформе только за два дня до ее проведения, но оперативные данные позволяли проследить весь ход подготовки) СВАГ не предприняла каких-либо мер, предупреждающих появление в Восточной Германии массы обесцененных старых марок, способной подорвать потребительский рынок. Правда, закрытая еще с 30 июня 1946 г. межзональная граница создавала определенную преграду, но исключением оставался Берлин, разделенный на четыре сектора. 24 июня советские войска блокировали Западный Берлин, прервав все сообщение с западными зонами. Эта акция носила в большей степени политический характер. Именно 24 июня в советской зоне была осуществлена собственная реформа, в ходе которой на старые марки были наклеены особые купоны. Экономическая опасность притока денежной массы с Запада была, таким образом, в значительной степени снята. Блокада же Западного Берлина являлась средством давления на западные державы с целью вынудить их к уступкам на переговорах. Итог акции оказался обратным.

Для спасения населения Западного Берлина США организовали воздушный мост. Ежедневно в город доставлялось 13 тыс. тонн продовольствия, что в три раза превышало уровень поставок в прежние месяцы. В качестве ответной меры западные державы ввели эмбарго на поставки товаров в советскую зону. После сложных переговоров 30 августа 1948 г. была достигнута четырехсторонняя договоренность об изъятии западной марки из Берлина. Но реализация ее затянулась по техническим причинам, а по мере оформления западногерманской государственности оказалась невозможной.

В разгар берлинского кризиса с 15 по 22 июля 1948 г. в Рюдес-хайме состоялось совещание министров-президентов западных земель, в ходе которого берлинский обер-бургомистр Эрнст Рейтер призвал к скорейшему созданию западногерманского государства-«ядра» с включением в него Западного Берлина. Участники совещания подтвердили решение о созыве Учредительного собрания к 1 сентября 1948 г. Но затем термины «Учредительное собрание» и «конституция» были сняты во избежание дискуссий о сепаратизме. Из представителей земельных ландтагов был сформирован Парламентский совет, получивший полномочия по разработке Основного закона западногерманского государства как временной конституции, призванной действовать до окончательного решения вопроса о воссоединении Германии.

В апреле 1949 г. Парламентскому совету был передан разосланный тремя державами «Оккупационный статут», закрепляющий контроль США, Великобритании и Франции над внешней политикой Западной Германии, ее внешней торговлей и зарубежными архивами, системой безопасности, а также конституционный контроль. 8 мая 1949 г. Парламентский совет принял Основной закон федеративной Республики Германии, одобренный военными губернаторами 12 мая (по совпадению в тот же день вступило в силу межсоюзническое соглашение о прекращении «блокады» Берлина и западной «контрблокады»). Торжественный акт обнародования Основного закона 23 мая стал днем образования ФРГ. Преобразование института военных губернаторов в институт Верховных комиссаров западных держав в Германии 20 июня закрепило предоставление Западной Германии ограниченного суверенитета.

Одновременно происходило и становление восточногерманского государства. Еще в 1947 г. в советской зоне начал функционировать Немецкий народный конгресс (ННК). В ходе его первого заседания в декабре 1947 г. была поставлена задача по развертыванию широкого народного движения за единую Германию. Второй ННК в марте 1948 г. выдвинул инициативу проведения референдума во всех немецких землях по поводу принятия закона о единстве Германии. Но одновременно был образован Немецкий народный совет, получивший полномочия по подготовке проекта конституции восточногерманского государства. Такой проект был подготовлен представителями СЕПГ и принят на заседании Немецкого народного совета 19 марта 1949 г. Третий ННК, состоявшийся 29— 30 мая 1949 г., утвердил конституцию Германской Демократической Республики и провозгласил ведущей политической силой межпартийный Национальный фронт демократической Германии. 7 октября 1949 г., когда была образована временная Народная палата, стал официальным днем образования ГДР. Раскол Германии завершился. Последняя Парижская сессия СМИД, работавшая в мае—июне 1949 г., не предотвратила этот процесс. Германский вопрос превратился в одну из наиболее сложных международных проблем послевоенной истории.

www.ronl.ru

Шпаргалка - Развитие Германии после Второй Мировой Войны

Определение курса после 1945 года.

После безоговорочной капитуляции германской армии 8-9 мая 1945 года последнее имперское правительство во главе с гросс-адмиралом Деницем исполняло свои обязанности еще две недели. Затем оно было арестовано. Позже члены правительства вместе с другими высокопоставленными должностными лицами национал-социалистической диктатуры предстали перед Нюрнбергским трибуналом по обвинению в преступлениях против мира и человечности.

5 июня верховная власть перешла к странам-победительницам: США, Великобритании, Советскому Союзу и Франции. Их главная цель, согласно Лондонскому протоколу от 12 сентября 1944 года и последующим договоренностям, заключалась в осуществлении полного контроля над Германией. В основе этой политики лежал раздел страны на три оккупационные зоны, раздел Берлина на три части и создание совместного Контрольного совета в составе трех главнокомандующих.

Раздел Германии на оккупационные зоны навсегда должен был отбить у нее охоту к мировому господству. Важно было положить конец «тевтонским захватническим устремлениям» в будущем, ликвидировать Пруссию как оплот милитаризма, наказать немцев за геноцид и военные преступления и привить им демократическое сознание.

На Ялтинской конференции (Крым) в феврале 1945 года Франция вошла в круг союзников как четвертая контрольная держава и получила свою оккупационную зону. В Ялте было решено лишить Германию государственности, но не допустить ее территориальной раздробленности. В особенности Сталин был заинтересован в сохрании Германии как единого экономического целого. За огромные жертвы, понесенные Советским Союзом в результате германского нападения, Сталин выдвинул такие колоссальные требования по репарациям, что одна зона не могла бы их удовлетворить. Кроме 20 млрд. долларов, Москва требовала полной передачи Советскому Союзу 80% всех германских промышленных предприятий.

Отступая от первоначальных планов, за сохранение жизнеспособности оставшейся части Германии стали выступать также англичане и французы. Но не из-за стремления получить репарации, а потому что в рамках глобальной системы равновесия президент США Рузвельт примерно с осени 1944 года также выступал за стабильную Центральную Европу. Этого нельзя было достичь без экономической стабильности Германии, поэтому сравнительно быстро Рузвельт отверг пресловутый план Моргентау (сентябрь 1944 года), по которому германская нация в будущем должна была заниматься только земледелием и быть разделенной на северонемецкое и южнонемецкое государства. Вскоре державы-победительницы стала связывать лишь одна общая цель: разоружение и демилитаризация Германии. Ее расчленение стало вскоре «отмирающей идеей», особенно когда западные державы в изумлении увидели, что Сталин сразу же после военного освобождения или захвата Польши и юго-восточной Европы начал массовую советизацию этих стран.

12 мая 1945 года Черчилль телеграфировал президенту США Трумэну о том, что перед фронтом советских войск опустился «железный занавес». «Что за ним происходит, нам неизвестно». С тех пор озабоченный Запад прикидывал, какими могли быть последствия, если бы Сталин был допущен к участию в принятии решений о проведении репарационной политики на Рейне и Руре.

В результате случилось так, что на Потсдамской конференции (с 17 июля по 2 августа 1945 года), первоначальная цель которой заключалась в послевоенном урегулировании в Европе, были приняты соглашения, которые скорее фиксировали, чем решали возникшие проблемы: единодушие было достигнуто только в вопросе денацификации, демилитаризации и демонополизации, а также воспитания немцев в демократическом духе. Далее, Запад дал свое чреватое последствиями согласие на выселение немцев из Польши, Венгрии и Чехословакии. Жестокое изгнание в последующее время около 7,75 млн. немцев находилось в явном противоречии с западными оговорками о «гуманном» осуществлении этого шага. Так поплатились они и за вину немцев, и за перенос польской западной границы как следствие советской оккупации Кенигсберга и Восточной Польши. Минимальный конценсус был достигнут лишь по вопросу о сохранении четырех оккупационных зон в виде экономических и политических единиц. Между тем каждая оккупационная власть должна была удовлетворить репарационные требования в начале за счет своей оккупационной зоны.

Но, как впоследствии показало время, этим было задано основное направление развития политической обстановки: не только урегулирование репараций, но и привязка четырех зон к различным политическим и экономическим системам привели к тому, что «холодная война» проявлялась в Германии острее, чем где бы то ни было в мире. Тем временем в отдельных оккупационных зонах началось создание германских партий и административных органов. Весьма быстро и при жестком регламентировании проходило это в советской зоне оккупации (СЗО). Уже в 1945 году там были разрешены партии и сформированы многие центральные административные органы.

В трех западных зонах политическая жизнь развивалась снизу вверх. Деятельность политических партий допускалась вначале только на местах, после образования земель они были разрешены и на земельном уровне. Лишь позже они стали объединяться в масштабе зон. На зональном уровне сущестовали лишь задатки административных органов. Но поскольку преодолеть материальную нужду в лежащей в развалинах стране можно было только при помощи широкого планирования, охватывавшего все зоны и земли, а совместная администрация четырех держав не функционировала, в 1947 году США и Великобритания решили осуществить экономическое объединение своих зон (Бизония).

Дуэль господствующих систем на Востоке и Западе, а также весьма различное проведение репарационной политики в отдельных зонах привели к блокаде общегерманской финансовой, налоговой, сырьевой и производственной политики, следствием чего явилось совершенно различное развитие регионов. Вначале в межзональной экономической администрации (Бизония/Тризония) не была заинтересована Франция. Сталин выдвинул требование об участии в контроле над Рурской областью и одновременно изолировал свою зону. Так, он не допускал никакого вмешательства запада в проводимую с коммунистической ориентацией политику создания официальных учреждений в СЗО. Перед лицом советской политики запад был беспомощен, как, например, в апреле 1946 года, когда произошло принудительное объединение Коммунистической партии Германии (КПГ) и Социал-демократической Германии (СДПГ) в Социалистическую единую партию Германии (СЕПГ).

На фоне все большего превращения СЗО в коммунистическую диктатуру – уже в 1948 году о свободном государственном строе там не могло быть и речи – англичане и американцы начали форсировать восстановительные процессы в своих зонах. При этом западные оккупационные державы исходили из следующего: если невозможно создать единую администрацию в послевоенной Германии, то следует, по меньшей мере, смягчить нужду и бедственное положение людей в западных зонах и приступить к созданию свободного и демократического государственного строя. По времени начало «холодной войны» и раскол Германии следовали почти друг за другом.

От вражеского государства к партнерству.

Речь государственного секретаря Бирмса 6 сентября 1946 года в Штутгарте зримо обозначила поворот событий. Сталинская оккупация и границы Польши были охарактеризованы им лишь как временные. По его концепции, в западной Германии изменилась суть военного присутсвия западных союзников: оккупационная и контрольная власть превратилась в «защитную». «Мягкая» репарационная политика должна была удерживать немцев от национал-реваншизма и поощрять их к сотрудничеству. По инициативе Великобритании и США и после преодоления сопротивления Франции была, наконец, создана Тризония, как единое западное экономическое пространство. Опасность дальнейшего советского продвижения на Запад после государственного переворота в Праге 25 февраля 1948 года побудила в конечном счете и Францию придерживаться союзнических интересов. Идея Бирнса наглядно отразились в заключении Брюссельского договора (17 марта 1948 года), а затем и в Североатлантическом договоре (4 апреля 1949 года).

Такое договорное сообщество могло функционировать только в том случае, если бы западная Германия была единым политическим и экономическим целым. В соответствии с этим на Лондонской конференции (23 февраля-3марта, 20 апреля-1 июня 1948 года) Франция, Великобритания и США, а также страны Бенелюкса, впервые подключились к этому процессу, договорились о создании единого государственного устройства в западных оккупационных зонах.

20 марта 1948 года на 82-м заседании Контрольного совета советский представитель маршал Соколовский потребовал предоставления информации о лондонских переговорах. После того как его западные коллеги дали уклончивый ответ, Соколовских покинул заседание Контрольного совета с тем, чтобы уже больше туда не возвращаться.

В то время как западные державы были заняты разработкой рекомендаций западногерманским премьер-министрам по созыву конституционного собрания, Сталин использовал введение в обращение немецкой марки на западе (денежная реформа 20 июня 1948 года) в качестве повода для блокады Берлина (Западного) с тем, чтобы присоединить его к советской зоне оккупации. В ночь с 23 на 24 июня 1948 года были блокированы все наземные коммуникации между западными зонами и Берлином (Западным). Прекратилось снабжение города электроэнергией и продовольственными товарами из СЗО. 3 августа 1948 года Сталин потребовал признания Берлина столицей ГДР, где 7 октября 1949 года также было сформировано собственное правительство. Однако президент США Трумэн остался непреклонен и верен своему девизу от 20 июня: нельзя отказываться ни от Берлина (Западного), чтобы не повторить Мюнхен 1948 года, ни от создания западного государства. До 12 мая 1949 года снабжение Берлина (Западного) обеспечивалось по воздушному мосту, организованному союзниками. Такая очевидная привязанность к Берлину как к форпосту западной политики и образа жизни, а также демонстрация Америкой своей силы способствовали на западе Германии развитию сотрудничесвта с оккупационными властями.

Образование Федеративной Республики Германия.

Иностранную помощь из Америки (программа GARIOA) западная Германия получала уже с 1949 года. Но только программа борьбы с «голодом, бедностью, отчаянием и хаосом» (плана Маршалла) позволила добиться решительного сдвига в восстановлении экономики (в 1948-52 гг. была получена помощь на сумму $1,4 млрд.). В то время как в СЗО продолжалось обоществление промышленности, в западной Германии после проведения денежной реформы все больше утверждалась модель «социальной рыночной экономики» (Альфред Мюллер–Армак 1947 год). Новое экономическое устройство, с одной стороны, должно было вопрепятствовать «заболачиванию капитализма» (Вальтер Эйкен), с другой – не допустить централизованного планового хозяйства как тормоза творческой активности и инициативы. Это экономическая цель была закреплена в Основном законе (конституции) и дополнена принципом правового и социального государства, а также федеративной структуры Федеративной Республики Германия. Причем конституция сознательно именовалась Основным законом, чтобы подчеркнуть ее временный характер. Окончательная конституция должна была быть принята только после восстановления единства Германии. 23 мая 1949 года Парламентский совет в Бонне торжественно провозгласил вступление в силу Основного Закона.

В Основной закон, естественно были включены многие замыслы западных окупационных держав, которые 1 июля 1948 года («франкфуртские документы») поручили разработку конституции премьер–министрам западногерманских земель. Вместе с тем в нем был учтен и опыт Веймарской республики. Конституционное собрание на Херренхим-Зе (10-23 августа 1948 года) и Парламентский совет в Бонне (65 членов, делегированных ландтагами, провели первое заседание 1 сентября 1948 года), которые разрабатывали Основной закон, принятый 8 мая 1949 года, обязывали в нем будущие правительства, партии и прочие политические силы придерживаться принципов предупредительной правовой защиты. Все стремления ликвидировать свободный демократический строй, всяческие попытки сменить его правой или левой диктатурой считаются с тех пор достойными наказания или запрета. Антиконституционный характер партий устанавливает Федеральный конституционный суд.

Если в Веймарской конституции – в наивной вере в законодательное благонравие народа – в статье 76 противникам конституции предоставлялось формальное право самим ликвидировать самую свободную по тому времени конституцию в мире, то теперь статья 79 основного закона запрещала изменение увязки всей государственной власти с правами человека (ст.1). Также запрещена ликвидация демократического, правового, социального и федеративного государственного устройства (ст. 20).

Эти конституционные положения явились прямой реакцией на уроки, извлеченные в период диктатуры национал-социалистов. Многие «политики первого часа», пережившие беды и притеснения при этой диктатуре, сразу же после 1945 года включились в активную политическую деятельность и привнесли в строительство новой Германии демократические традиции периода 1848 года и 1919 года, а также «восстания совести» 20 июля 1944 года. В глазах всего мира они олицетворяли уже «другую Германию» и пользовались уважением оккупационных властей. Неповторимые черты новому партийному ландшафту западной Германии придали такие деятели, как первый федеральный президент Теодор Хейс (СвДП), первый федеральный канцлер Конрад Аденауэр (ХДС), Людвиг Эрхард (ХДС), этот «инициатор экономического чуда», а также такие крупные лидеры оппозиции от СДПГ, как Курт Шумахер, Эрих Олленхауэр или гражданин мира Карло Шмид. Шаг за шагом расширяли они праваФедеративной Республики Германия на участие в делах мировой политики и ее политическое влияние (оккупационный статут, Петерсбергское соглашение, членство в ГАТТ, вступление в Европейское объединение угля и стали). В июле 1951 года Великобритания, Франция и США объявили об окончании состояния войны с Германией. СССР последовал этому примеру 25 января 1955 года.

Безопасность благодаря западной интеграции и европейскому взаимопониманию.

Для федерального канцлера Аденауэра, который до 1963 года лично оказал большое влияние на проводимую Германией внешнюю и внутреннюю политику («канцлерская демократия»), высшей политической целью было воссоединение Германии в условиях мира и свободы. Неотъемлемой предпосылкой для этого было вхождение западной Германии в Атлантическое сообщество безопасности. Поэтому одновременно а отменой оккупационного статуса 5 мая 1955 года состоялось и вступление Федеративной Республики в НАТО. Союз должен был стать надежным щитом, особенно после того, как проект Европейского оборонительного сообщества (ЕОС) провалился из-за сопротивления Франции. Параллельно шло формирование Европейских сообществ (Римские договоры, 1957 год) в оплот против коммунизма.

Недоверие Аденауэра к Москве укоренилось настолько, что в 1952 году он вместе с Западом отклонил предложение Сталина о воссоединении Германии до границы по Одеру Нейсе и придании ей статуса нейтралитета. Слишком туманным показалось ему предложение Сталина, чтобы в ответ на это поставить на карту интеграцию Федеративной Республики в сообщества западных государств. Его подозрительность казалась вполне оправданной, особенно когда 17 июня 1953 года советскими танками было подавлено восстание в ГДР, вызванное отсутствием свободы и «взвинчиванием норм выработки» (Ганс Майер). Однако в то же время стало ясно, что без Москвы невозможно добиться существенного сдвига в решении Германского вопроса. Трезвый государственный расчет побудил установить с СССР, крупнейшей державой в Европе, дипломатические отношения. Во время визита в Москву в сентябре 1955 года Аденауэр, кроме этого, добился освобождения последних 10.000 военнопленных и около 20.000 гражданских лиц. Подавление советскими войсками восстания в Венгрии в ноябре 1956 года и «спутниковый шок» (4 октября 1956 года) свидетельствовали о значительном нарастании мощи СССР. Это выражалось в дальнейших мерах по строительству социализма в ГДР, но, прежде всего, в «берлинском ультиматуме» преемника Сталина Никиты Хрущева, потребовавшего от западных союзников освободить Берлин(Зап.) в течение шести месяцев.

Их решительный отказ побудил Хрущева к попытке продвинуть решение берлинского вопроса с помощью примирительного тона. Действительно, поездка Хрущева в США в 1959 году привела к значительной разрядке обстановки (дух Кэмп-Дэвида»). Во всяком случае президент США Эйзенхауэр к неудовольствию боннского правительства посчитал, что правовые нарушения советской стороны в Берлине не столь значительны, чтобы стать поводом для конфликта с применением силы за пределами Германии.

Обеспокоенность Бонна в отношении безопасности Берлина возросла, когда президентом США стал Джон Ф. Кеннеди и в политических верхах произошла смена поколений. Вследствии этого значительно убавилось влияние Аденауэра на американскую политику в Европе. Кеннеди, правда гарантировал в своих трех основных пунктах («Essentials», 25 июля 1961 года) свободный доступ, присутствие западных держав и безопасность Берлина(Зап.), но в конечном счете реакция союзников на возведение Берлинской стены (13 августа 1961 года) не вышла за рамки дипломатических протестов и символических угроз. Вновь Москве удалось обезопасить свой протекторат. «Голосование ногами» против режима ГДР было подавлено с помощью заградительных сооружений, полос смерти и притеснений. До сооружения стены ГДР покинули свыше 3 млн. человек; только в июле 1961 года оттуда бежали более 30.000 человек.

Этой стеной обе сверхдержавы «застолбили свои владения». Германский вопрос не был решен, но казался урегулированным. Процесс взаимопонимания между обеими сверхдержавами, вызванный атомной патовой ситуацией, продолжался даже после «карибского кризиса» 1962 года.

Исходя из этого, Бонну пришлось интенсивнее заниматься поисками своего пути, а временная дистанцированность в отношениях с Вашингтоном была компенсирована во внешних делах «летом германо-французской дружбы». Заключив в январе 1963 года Елисейский договор, Аденауэр и де Голь придали германо-французской дружбе особый вес. Чтобы подчеркнуть новое качество двухсторонних отношений, де Голь во время своего триумфального визита в Бонн (1962) выступил с речью, где высказался о «великом немецком народе». Как сказал генерал, вторую мировую войну следует оценивать скорее категориями трагедии, нежели категориями вины.

Политика взаимопонимания с Западом перекликалась с прояснением обстановки в отношениях с Восточной Европой. В декабре 1963 года в Афинах НАТО дала соответствующий сигнал, приняв новую стратегию гибкого реагирования («flexible response»), пришедшей на смену стратегии массированного возмездия («massive retaliation»).

Чтобы как-то сдвинуться с застылых позиций, Федеративная Республика Германия стремилась улучшить отношения, по крайней мере, с государствами, находившимися на подступах к СССР. Не отказываясь официально от доктрины Хальштейна (ее главный принцип – не устанавливать дипломатические отношения с теми странами, которые установили или поддерживали дипломатические отношения с ГДР), тормозившей дипломатическое признание ГДР, преемники Аденауэра Людвиг Эрхард и Курт Георг Кизингер строили свою политику, исходя из жестких реалий в Центральрой Европе. Не в последнюю очередь это было и ответом на новую линию во внешней политике, которую проводила оппозиционная СДПГ и которую 15 июля 1963 года Эгон Бар охарактеризовал как «изменение путем сближения».

Учреждение германских торговых миссий в Бухаресте и Будапеште стало обнадеживающим началом. На Западе интенсивно продолжались работы по созданию Европейского сообщества (ЕС) на базе Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), Европейского сообщества по атомной энергии (ЕВРАТОМ) и Европейского экономического сообщества (ЕЭС) (8 апреля 1965 года).

Установление дипломатических отношений с Израилем вопреки панарабскому протесту было важным шагом германской политики, нацеленным на развитие взаимопонимания. В начале 1967 года Бонн установил дипломатические отношения с Румынией. В июне 1967 года торговые миссии были учреждены соответственно в Праге и Бонне.

Доклад Хармеля в декабре 1967 года, по крайней мере, подготовил дальнейшие меры по разрядке, так как в качестве двойной цели западного союза он утвердил сохранение военной мощи и одновременно готовность к диалогу с восточным блоком. В 1967 году Бонн и Белград вновь установили дипломатические отношения, преванные до этого из-за признания Белградом ГДР. В дипломатическую дискуссию включилась Польша с предложением заключить соглашение об отказе от применения силы.

Кроме примирения с европейскими соседями и интеграции в сообщество западных государств, большое значение Аденауэр придавал и искуплению вины перед еврейским народом. В результате систематической кампании по уничтожению евреев, проводившейся нацистами, погибли 6 млн. человек. Значительное влияние на начинающееся примирение между евреями и немцами оказали добрые личные отношения первого федерального канцлера с израильским премьер-министром Давидом Бен Гурионом. Навсегда останется в памяти встреча обоих государственных деятелей 14 марта 1960 года в гостинице «Уолдорф-Астория» в Нью-Йорке. В 1961 году, выступая в парламенте, Аденауэр подчеркнул, что Федеративная Республика Германия подтвердит полный разрыв немцев с национал-социалистким прошлым, лишь возместив пострадавшим и материальный ущерб. Еще в 1952 году в Люксембурге было подписано первое соглашение о выплате еврейским беженцам финансовой помощи на устройство жизни в Израиле. Из примерно 90 млрд. немецких марок, предоставленных на возмещение ущерба, почти одну треть получил Израиль и еврейские организации, в частности, Jewish Claims Conference, фонд поддержки, созданный для преследуемых евреев. Однако дипломатические отношения были установлены лишь в 1965 году.

Германо-германский диалог, несмотря на отмежевание ГДР.

Начавшийся процесс разрядки не претерпел каких-либо значительных изменений, несмотря на «брежневскую доктрину» неделимости социалистических территорий, в рамках которой ГДР проводила дальнейшие меры по размежеванию (например, требуя наличия паспорта и визы для транзитного сообщения между Федеративной Республикой Германия и Берлином (Западным), и несмотря на то, что Варшавский Договор пресек пражскую политику реформ («пражская весна»). В апреле 1969 года Бонн заявил о своей готовности к соглашениям с ГДР, не переходя к ее признанию на основе международного права.

Без предварительного согласования с Москвой, разумеется, тудно было добиться каких-либо германо-германских договоренностей. Когда в Бонн поступило предложение из Москвы заключить соглашение об отказе от применения силы, стали быстро проступать очертания так называемой «новой восточной политики» правительства социально-либеральной коалиции, сформированного 21 октября 1969 года.

За несколько месяцев до этого (5 августа 1969 года) федеральным президентом стал Густав Хайнеман, бывший еще во времена Аденауэра решительным сторонником взаимопонимания между Востоком и Западом. Вилли Брандт, представитель активного сопротивления гитлеровской диктатуре, стоял во главе федерального правительства, которое направляло свою энергию на создание общеевропейского мирного устройства.

Новые условия мировой политики были благоприятными. Москва и Вашингтон вели переговоры об ограничении стратегических вооружений (ОСВ), а НАТО предлагала вести переговоры о двустороннем сбалансированном сокращении вооруженных сил и вооружений. 28 ноября 1969 года ФРГ присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия. После внутриполитических коллизий (по поводу войны во Вьетнаме, законов о чрезвычайном положении, судебных процессов, связанных с Освенцимом, внепарламентской оппозиции, студенческих бунтов), имевших место во времена «большой коалиции» в составе ХДС и СДПГ, новому правительству было необходимо добиться успеха при переходе к политике взаимопонимания. Пока в Москве и в Варшаве велись переговоры об отказе от применения силы, Бонн и Берлин (Восточный) тоже искали пути к лучшему взаимопониманию. 19 марта 1970 года в Эрфурте впервые состоялась встреча Брандта и Штофа, глав правительств обоих германских государств. Встреча была продолжена 21 мая 1970 года в Касселе. В августе 1970 года в Москве был подписан договор о взаимном отказе от применения силы и признании статуса-кво. Обе стороны заверили, что они не имеют каких-либо территориальных претензий «к кому бы то ни было». В переданном в Москве «Письме о германском единстве» ФРГ отмечала, что договор не противоречит цели – вести дело к состоянию мира в Европе, «в условиях которого немецкий народ, свободно распоряжаясь своей судьбой, вновь обретет единство».

7 декабря этого же года был подписан «варшавский договор» с Польшей, в котором подтверждалась неприкосновенность существующей границы (по Одеру-Нейсе). Варшава и Бонн заверили, что у них нет друг к другу никаких территориальных притязаний, и объявили о намерении улучшить сотрудничество между обеими странами. В «информации» о гуманитарных мерах Варшава согласилась с переселением немцев из Польши и объединением их семей с помощью Красного Креста.

В целях обеспечения ратификации «восточных договоров», Великобритания, Франция, США и СССР подписали Четырехстороннее соглашение по Берлину, согласно которому западные секторы Берлина не являлись составной частью ФРГ, но одновременно за Бонном признавались представительские полномочия по Берлину (Западному). Кроме того, следовало улучшить «связи» между Берлином (Западным) и ФРГ и расширить отношения между Берлином (Восточным) и Берлином (Западным). Стремление немцев к миру и разрядке получило признание во всем мире. Вилли Брандту была присуждена Нобелевская премия мира (1971 год)

А вот блоку ХДС/ХСС, впервые находившемуся в оппозиции, результаты переговоров показались недостаточными. Но конструктивный вотум недоверия Брандту в парламенте не прошел из-за нехватки необходимого для этого количества голосов. 17 мая 1972 года Германский Бундестаг одобрил договор с Советским Союзом и Польшой. Большинство депутатов ХДС/ХСС воздержались от голосования. Бундестаг в «разъяснительной резолюции» по договорам подтвердил, что они не противоречат восстановлению германского единства мирным путем.

«Восточные договоры» были, наконец, дополнены Договором об основах отношений между Федеративной Республикой Германия и Германской Демократической Республикой, которому предшествовали встречи и переговоры с июня 1972 года. После повторного избрания Вилли Брандта федеральным канцлером 14 декабря 1972 года был открыт путь к подписанию этого документа, что и произошло в декабре того же года. В нем зафиксирован отказ обеих сторон от угрозы силы и ее применения, а также нерушимость германо-германской границы и уважение независимости и самостоятельности обоих государств. Далее обе стороны подтвердили готовность к урегулированию практических и гуманитарных вопросов. В связи с особым качеством их отношений они договорились об учреждении не посольств, а «представительст». И здесь при заключении договора от имени правительства ФРГ было передано письмо, в котором подчеркивалась воля к единству Германии. То, что договор не находился в противоречии с этой целью, было подтверждено Федеральным конституционным судом по ходатайству земельного правительства Баварии. Вместе с тем суд констатировал, что по международному праву Германская империя продолжает существовать и частично идентична с Федеративной Республикой Германия, а ГДР не может считаться заграницей, а может расматриваться как часть территории империи.

В 1973 году был подписан «пражский договор» между Чехословакией и ФРГ. В нем записано, что «согласно настоящему договору» Мюнхенской соглашение 1938 года признается недействительным. В договоре закреплены также нерушимость границ и отказ от применения силы.

Отношения между ГДР и ФРГ не претерпели существенных изменений и с началом венских переговоров о взаимном сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе (MBFR), и во время заключения советско-американского Соглашения о предотвращении ядерной войны, и во время проведения в Хельсинки Совещания тридцати пяти государств по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). С одной стороны, ГДР имела материальные и финансовые выгоды от отдельных соглашений, заключенных впоследствии на базе Договора об основах отношений, с другой стороны, она скрупулезно следила за идеологическим размежеванием. После изменения конституции в ГДР изчезло понятие «социалистическое государство германской нации». Оно было заменено «социалистическим государством рабочих и крестьян». Исключен был и такой пассаж, как «осознавая ответственность, указать всей германской нации путь в будущее мира и социализма».

Гельмут Шмидт тоже стремился продолжить политику баланса интересов. 16 мая 1974 года он сменил на посту федерального канцлера Вилли Брандта, которому пришлось уйти в отставку из-за дела о шпионаже (дело Гийома). до 1981 года было продлено действие соглашения по «свингу», по которому ГДР разрешалось регулярно делать перерасход до 850 млн. марок по кредиту, получаемому от Федеративной Республики Германия.

ГДР по-прежнему имела большую выгоду от различных финансируемых Западом транзитных урегулирований, оставаясь при этом политически закрытой страной. Хельсинский Заключительный акт СБСЕ (1975), в котором провозглашались свобода передвижения через границы и необходимость большего уважения прав человека и гражданских прав, стал причиной разочарования не только для граждан ГДР. Не прекратились придирки при пересечении границы, произвол с запретом въездов, отклонение ходатайств о посещении Лейпцигской ярмарки. Критические репортажи западных журналистов о ГДР заканчивался высылкой. После того, как режим СЕПГ лишил поэта-барда Вольфа Бирмана гражданства, авторитет ГДР сильно упал во всем мире. Однако ради жителей ГДГ ФРГ продолжала свою политику взаимопонимания и единения. Так, в 1978году с ГДР были заключены соглашения о строительстве автострады Берлин-Гамбург и приведении в порядок транзитных водных путей в Берлин (Западный), по которым ФРГ брала на себя значительную долю расходов. Кроме того, продолжался выкуп у ГДР политических заключенных. В итоге Бонн выплатил ГДР свыше 3,5 млрд. марок за освобождение 33.755 человек и объединение 250.000 семей.

«Ракетный спор» против политики разрядки. Вто время как в Западной Европе успешно продолжался процесс объединения, в Восточной Европе конец десятилетия разрядки и начало 80-х годов ознаменовались новыми конфликтами. Ввод советских войск в Афганистан и объявление военного положения в Польше – как и размещение в СССР новых ракет средней дальности(СС-20) – привели к ухудшению климата между Востоком и Западом. Появилась угроза рецидива острой конфронтации.

На эту опасную дестабилизацию баланса безопасности НАТО отреагировала решением приступить с 1983 года к ракетному довооружению. Одновременно СССР были предложены переговоры по контролю над вооружениями (двойное решение НАТО). США, Великобритания, Канада, Норвегия и ФРГ отказались участвовать в Олимпийских играх 1980 года в Москве в знак протеста против вводы советских войск в Афганистан.

Все вновь пришло в движение после выдвинутого американцами предложения о так называемом «нулевом» решении, которое предусматривало ликвидацию советских ракет средней дальности при одновременном отказе НАТО от установки ракет «Першинг-2» и новых крылатых ракет.

Чтобы исключить пробелы в системе безопасности, федеральный канцлет Гельмут Шмидт настаивал на довооружении и вместе с тем пытался максимально сдерживать ухудшение отношений между обоими германскими государствами. Несмотря на требование главы партии и государства Эриха Хонеккера о том, чтобы ГДР имела свое гражданство и на резкое повышение суммы обязательного минимального обмена валюты для приезжающих в ГДР с Запада, федеральный канцлер Гельмут Шмидт нанес туда визит, но не добился при этом от Хонеккера каких-либо существенных уступок. Возрастающее идеологическое ужесточение режима не в последнюю очередь было ответом на поднимающуюся волну протеста все более широких слоев населения в соседней Польше, где люди требовали реформ в экономике, свободы и разоружения.

Но дискуссия о ракетах била по авторитетам не только на Востоке. После того как в Бонне СвДП решила сменить курс в экономической политике и стала выходить из правящей коалиции, базис СДПГ отказался следовать за федеральным канцлером Шмидтом (не в последнюю очередь под давлением движения за мир и части профсоюзов), который твердо придерживался двойного решения НАТО. 1 октября 1982 года в результате конструктивного вотума новым главой правительства в составе ХДС/ХСС/СвДП стал Гельмут Коль. Он обеспечил непрерывность политики боннского правительства в области политики безопасности и тесное сотрудничество с Парижем и Вашингтоном. Несмотря на мощные демонстрации сторонников мира, правительство Гельмута Коля осталось непреклонным: в ноябре 1983 года Германский Бундестаг проголосовал за довооружение. Тем самым была подтверждена надежность западного союза и предотвращен кризис в НАТО.

Уже в середине 80-х годов между сверхдержавами начался новый диалог в области разоружения. Новые ракеты, расмещенные в ФРГ, вскоре снова были демонтированы. Впервые разоружение стало реальностью: можно было «строить мир с меньшим количеством оружия» (федеральный канцлер Коль).

От краха ГДР к германскому единству.

Провозглашенная 7 октября 1949 года ГДР была детищем Москвы. С самого начала здесь царила коммунистическая диктатура, которая строилась на господстве Социалистической единой партии Германии. Командная экономика, тайная полиция, всемогущество СЕПГ и строгая цензура привели к растущему отчуждению населения от господствующего аппарата. Вместе с тем очень низкая стоймость материальных и социальных благ (за счет твердых государственных цен и субсидий), получаемых отдельными людьми, придавала замкнутой системе ту гибкость, которая позволяла вносить разнообразие в жизненный уклад в условиях так называемого «существования в нишах». Конпенсацией за это были крупные международные успехи ГДР в области спорта, а также удовлетворенность трудящихся тем, что, несмотря на выплату СССР крайне высоких репараций, здесь была достигнута самая высокая производительность труда и самый высокий жизненный уровень в рамках «восточного блока». На контроль и опеку в духовной и культурной жизни люди реагировали уходом в сферу частной жизни.

Несмотря на пропаганду, говорившую о ежегодно перевыполняемых планах, выигранных битвах за повышение производительности труда, за фасадом воспитания в духе ненависти к империализму – в школе, на производстве и в армии – все больше вызревала солзнание, что изначальная экономическая цель – перегнать Запад – остается фикцией. Истощение ресурсов, разрушение окружающей среды в результате промышленного производства и снижение производительности труда из-за чрезмерной централизации хозяйства вынуждали режим СЕПГ растягивать сроки выполнения общений. Все чаще ему приходилось обращаться к Западу за крупнейшими финансовыми ссудами. В производсте товаров широкого потребления господствовал принцип импровизации. Снижался уровень жизни, разрушалась инфраструктура (жилье, транспорт, экология).

Широкая слежка за всем народом, идеологическая обработка и призывы к солидарности превратили претензии «рабочего класса и его марксистко-ленинской партии» (ст.1 конституции ГДР) на руководящую роль – в глазах населения, прежде всего молодых людей – в пустую риторику. Люди требовали, наконец, прав на самоопределение и на участие в принятии решений, прежде всего свободы личности, а также больше товаром высокого качества.

В то время, когда размещение ракет, планы США по созданию космической системы противоракетной обороны (программы СОИ) и продолжаемая ГДР политика «мелких уколов» (напр., возведение второй стены у Бранденбургских ворот, создание препон в сообщении с Берлином (Западным) по трем воздушным коридорам) все больше охлаждали общий дипломатический климат, граждане ГДР ставили свое правительство еще и в трудное положение. Сюда следует отнести, например, отказ граждан, намеревавшихся выехать из ГДР, покинуть постоянное представительство ФРГ в Берлине (Восточном), пока им прямо не пообещают выезд на Запад. Чтобы облегчить положение людей правительство ФРГ неоднократно содействовало предоставлению ГДР крупных банковских кредитов. Опасения Москвы, усматривавшей в этом размывание социализма, рассеял Эрих Хонеккер в 1984 году в газете «Нойес Дойчланд», центральном органе СЕПГ: «Социализм с капитализмом также нельзя соединить, как огонь и воду». Официальная самоуверенность, однако, была уже не в состоянии скрыть того, что начавшееся в восточноевропейских странах движение за проведение реформ все больше вынуждали социалистический блок занимать позицию обороняющегося.

С начала 1985 года все больше людей приходили в постоянное представительство ФРГ в Берлине (Восточном), как и в германское посольство в Праге. Вскоре новый генеральный секретарь КПСС Михаил Горбачев, преемник скончавшегося в марте Константина Черненко, стал для стремившихся к свободе граждан ГДР олицетворением самых больших надежд.

в 1986 году Горбачев объявил выжнейшей политической задачей уничтожение ядерного оружия к концу столетия. Готовность к новому диалогу проявилась во время личных встреч генерального секретаря ЦК КПСС с президентом США Рейганом в Женеве и Рейкьявике, на стокгольмской Конференции по мерам укрепления доверия и безопасности и разоружению в Европе, а также в ходе подготовки к переговорам о сокращении обычных вооруженных сил в Европе. Благодаря этой готовности стали возможны германо-германские соглашения в области культуры, искусства, образования и науки. Заключено было также рамочное соглашение о сотрудничестве в области охраны окружающей среды. В 1986 году города Саарлуи и Айзенхюттенштадт заключили первый договор о партнерстве городов восточной и западной Германии. Однако руководство СЕПГ не собиралось вдохновляться лозунгами Горбачева о «перестройке» и «гласности». Волна демократических преобразований, проводимых в СССР, не должна была перекинуться на ГДР. Курт Хагер, член политбюро и верховный идеолог СЕПГ, упрямо твердил, что в своей квартире незачем менять обои только потому, что это делает сосед.

О том, насколько руководство ГДР игнорировало чаяния своего народа, свидетельствовали демонстрации протеста в Берлине (Восточной), проходившие 13 августа, в годовщину возведения стены. Против продолжающегося раскола Германии были нацелены слова Гельмута Коля, обращенные к Эриху Хонеккеру во время его визита в Бонн (1987 год): «Мы уважаем существующие границы, но хотим преодолеть раскол мирным путем, на основе взаимопонимания»… «Мы несем общую ответственность за сохранение жизненных основ нашего народа».

Прогресс в обеспечении этих жизненных основ был достигнут в результате заключения Договора между США и СССР о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Согласно этому договору, в течение трех лет следовало вывезти и уничтожить все размещенные в Европе американские и советские ракеты с радиусом действия от 500 до 5000 км. В свою очередь ФРГ заявила о готовности к уничтожению размещенных на ее территории 72 ракет «Першинг-1А».

Благодаря общей разрядки напряженности в ГДР все громче раздавались требования свободы и реформ. В начале 1988 года, во время демонстраций в Берлине (Восточном) были арестованы 120 сторонников движения за мир «Церковь снизу». В церкви Гетсемане-кирхе в честь арестованных было проведенено заступническое богослужение. В нем приняли участие свыше 2.000 человек. Две недели спустя их число возросло до 4.000. В Дрездене полиция разогнала демонстрацию, участники которой выступали за права человека, свободу слова и печать. Майский визит советского министра обороны Язова послужил для Хонеккера поводом для того, чтобы предостиречь от опасностей, исходящих от империализма. Он призвал к укреплению Организации Варшавского Договора.

Хотя генеральный канцлер Коль приветствовал снятие некоторых ограничений на поездки для жителей ГДР, в декабре 1988 года в своем докладе Германскому Бундестагу о положении нации он не мог не вырызить сожаление по поводу подавления реформистских устремлений в ГДР. Новые движения за гражданские права Хонеккер рассматривал лишь как «экстремистские выпады». На неоднократные требования сломать Берлинскую стену в январе 1989 года он ответил, что «антифашисткий защитный вал сохраниться до тех пор, пока не будут изменены условия, которые привели к его возведению. Он будет стоять через 50 и даже через 100 лет».

Косность и упрямство руководства ГДР в то время, когда Горбачев вел речь о контурах «общего европейскго дома», а Гельмут Коль, преисполненный надежд, отмечал «распад закостенелых структур, сложившихся в Европе в течение десятилетий», углубляли недовольство среди населения ГДР. Иногда приходилось закрывать постоянные представительство ФРГ в Берлине (Восточной) из-за наплыва желающих выехать из ГДР.

И вот события стали следовать одно за другим. В сентябре 1989 года Венгрия открыла свои границы для тех, кто хотел покинуть ГДР, и тысячи людей выехали через Австрию на запад. В начале октября 1989 года руководство ГДР с большой помпой отметило 40-летнюю годовщину основания государства, что вызвало массовые демонстрации, главным образом в Лейпциге, под лозунгом «Народ – это мы».

Для того, чтобы спасти основы режима СЕПГ, 18 октября 1989 года партийно-государственная верхушка вынудила Хонеккера подать в отставку. Его преемником на посту генерального секретаря СЕПГ и главы государства стал Эгон Кренц, чьи обещания «поворота» тонули в недоверии к его личности. Дальнейшее развитие событий заставило уйти в отставку совет министров и политбюро СЕПГ в полном составе. Ненасильственная, «бархатная революция» вызвала своего рода паралич государственных органов. Случилось так, что невразумительное объявление о введении нового закона о свободном передвижении, сделанное секретарем берлинской организации СЕПГ Шабовским, послужило толчком для открытия пограничных переходов в Берлине и неописуемой радости вечером 9 ноября 1989 года. Органы власти безучастно наблюдали за происходящим, выпустив из рук бразды правления. Стена рухнула. Вскоре ее снесли, разбили на кусочки и стали предлагать в качестве сувенира во всем мире.

Сообщение о падении Берлинской стены застало федерального канцлера Коля в Варшаве. Он прервал свой визит на один день и поспешил в Берлин, чтобы выступить перед 20.000 собравшихся с балкона берлинской ратуши в Шенеберге. Коль призвал людей в этот счастливый час не терять благоразумия и поблагодарил Горбачева и друзей на западе за поддержку. Дух свободы пронизал всю Европу, провозгласил канцлер. В Варшаве он подписал заявление о расширении и углублении германо-польского сотрудничества в целях мира, безопасности и стабильности в Европе.

С крахом прежнего режима ГДР появился шанс на долгожданное воссоединение Германии. Но здесь требовалась осмотрительность. Для Парижа и Лондона это «не было злобой дня»; на встрече с президентом США Бушем-старшим на судне у Мальты (декабрь 1989 года) Горбачев предостерегал от искусственного форсирования решения германского вопроса, а в самой ГДР новое правительство Модрова увязывало пожелание быстро провести реформы с требованием сохранить собственную государственность. Поэтому федеральный канцлер Коль попытался добиться единства с помощью программы их десяти пунктов, которая обеспечивала создание договорного сообщества на основе конфедеративной структуры и в качестве условия предусматривала коренное изменение политической и экономической системы ГДР. Он охарактеризовал «восстановление государственного единства Германии» как решающую политическую цель своего правительства. Канцлер Коль стремился включить прямые переговоры с ГДР в рамки общеевропейского процесса, определяемого ЕС и СБСЕ. При этом он не называл конкретного срока проведения переговоров, чтобы не дать пищи для недоверия, которое улавливалось в мире в самом начале процесса объединения и было обусловлено возможным превращением Германии в великую державу. Казалось, что путь обоих государств к объединению будет долгим, особенно после того, как на пленуме ЦК КПСС в декабре 1989 года Горбачев заверил, что Москва «не оставит ГДР в беде». По его словам ГДР была стратегическим союзником в рамках Варшавского Договора. Поэтому следовало по-прежнему исходить из существования двух германских государств, между которыми вполне может развиваться мирное сотрудничество.

Решения о том, какими должны быть темпы и суть объединения, подхватил тему федеральный канцлер Коль, должны принимать, прежде всего, сами граждане ГДР. Но политики заметно не поспевали за ходом событий. 15 января 1990 в Лейпциге прошла 150-тысячная демонстрация под лозунгом «Германия – единое отечество». Население ГДР не доверяло своему новому правительству, утечка масс на запад росла, прогрессировала общая дестабилизация обстановки. Горбачев еще медлил, поскольку Польша и Венгрия все больше выходили из-под влияния Москвы, и в Румынии произошло свержение Чаушеску, и выход ГДР их Организации Варшавского Договора привел бы к дисбалансу в области безопасности. На Западе тоже раздавались призывы при объединении «учитывать законную озабоченность соседних с Германией стран» (госсекретарь США Бейкер в Берлине). В конечном итоге процесс объединения был продолжен только после заверений Бонна о том, что с объединением не будет связано изменение существующих границ, что в случае объединения структуры НАТО не будут распространены на территорию бывшей ГДР и в качестве компенсации за получение стратегической выгоды будет предложено сокращение германских вооруженных сил.

Президент США одобрил объединение при условии, что ФРГ станет членом НАТО. 18 марта 1990 года в ГДР впервые за 40 лет были проведены свободные выборы. Большую коалицию в составе ХДС, НСС, ДП, СДПГ, СвДП возглавил Лотар де Мэзьер. Бонн оговорил с ним порядок заключения экономического, валютного и социального союза к 1 июля 1990 года, после того как стало очевидным, что для продолжения существования ГДР как самостоятельного государства уже не было экономической базы, и большинство граждан ГДР выступили за присоединение к ФРГ.

В августе 1990 года ГДР как самостоятельного государства уже не было экономической базы, и большинство граждан ГДР выступили за присоединение к ФРГ.

В августе 1990 года Народная палата (парламент ГДР) высказалась за скорейшее присоединение ГДР к ФРГ. 31 августа статс-секретарь ГДР Кразе и федеральный министр внутренних дел Шойбле полписали Договор об объединении Германии. 3 октября 1990 года произошло присоединение ГДР к ФРГ на основе статьи 23 Основного закона. Вновь созданные земли ГДР – Бранденбург, Мекленбург-Передняя Померания, Саксония, Саксония-Ангальт и Тюрингия – стали землями ФРГ. Берлин был объявлен столицей. Основной закон с определенными изменениями стал действовать и на присоединившейся территории.

Единство стало возможным, после того как в июле 1990 года в своих беседах с канцлером Колем в Москве и на Кавказе Горбачев дал согласие на объединение обоих германских государств. ФРГ должна была перед этим дать согласие на отказ от оружия массового поражения, на сокращение численности войск до 370.000 человек, а также на отказ от переноса военных структур НАТО на территорию ГДР до тех пор, пока там находятся советские войска. Была достигнута договоренность об их выводе до конца 1994 года, причем федеральний канцлер Коль согласился предоставить финансовую помощь для обустройства военных на родине. Багодаря позиции Горбачева стало возможным и подписание в сентябре 1990 года так называемого Договора «два плюс четыре». В нем СССР, США, Франция, Великобритания, а также представители обоих германских государств подтвердили создание объединенной Германии, которая включает в себя территории ГДР, ФРГ и Берлина. Внешние границы Германии признавались окончательными. Учитывая особую, исторически обусловленную потребность Польши в безопасности, Бонн и Варшава в дополнительном договоре заверили друг друга, что каждая из сторон уважает территориальную целостность и суверенитет другой страны.

С ратификацией Договора об объединении Германии и Договора «два+четыре» (Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии) прекратилось действие прав и ответственности четырех держав-победительниц «в отношении Берлина и Германии в целом». Тем самым Германия вновь обрела полный суверенитет в своей внутренней и внешней политике.

Задачи, стоящие перд Германией, после объединения.

После восстановления единства Германии и крупных политических перемен, содействовавших краху коммунистической системы в Восточной Европе, перед ФРГ и ее партнерами встали совершенно новые задачи. Необходимо было:

  • продолжать и углублять процесс поъема экономики в новых федеральных землях и завершить процесс внутреннего единства Германии

  • продолжать и углублять процесс развития Европейского Союза

  • создать и сохранить глобальную архитектуру мира и безопасности.

Задачи, стоявшие перед страной, на национальном, европейском и глобальном уровне, неразрывно связаны друг с другом. Подъем и консолидация экономики в новых федеральных землях были невозможны без их четкого включения в русло европейской интеграции. Европа не могла сохранить свою новую структуру, не открывшись навстречу странам Центральной и Восточной Европы, проводивим реформы. В экономическом, а также политическом плане центрально- и восточноевропейские государства следовало постепенно приобщить к совместным европейским и атлантическим организациям. В этом духе надо рассматривать подписанный 24 июня 1994 года на острове Корфу Договор о партнерстве и сотрудничестве между Европейским Союзом и Россией. Широкая помощь, которое федеральное правительство оказывало России, отвечаело его жизненной заинтересованности в успехе процесса демократических преобразований, а также новой общности политических ценностей. С конца 1989 года по конец 1994 года расходы Германии на оказание помощи бывшему Советскому Союзу и нынешним странам СНГ, включая ее еще существующие обязательства, превысили 90 млрд. немецких марок. Основная часть германской финансовой помощи, направленной на поддержку процесса политических и экономических реформ в государствах СНГ приходилась на долю гарантий и поручительств по кредитам по линии акционерного общества кредитного страхования «Гермес» и составила 47,1 млрд. немецких марок. Кроме того, немцы помогали жителям России в ходе спонтанных благотворительных акций; в период 1990-92 годов общая сумма частных пожертвований достигала 650 млн. марок.

31 августа 1994 года в присутствии федерального канцлера Гельмута Коля и президента России Бориса Ельцина состоялись проводы последних подразделений российских войск, размещенных в Германии. К моменту объединения страны на территории восточной Германии проживали почти 340.000 советских военнослужащих и примерно 210.000 гражданских лиц. Федеральное правительство выделило 14,6 млрд. марок на поддержание процесса вывода российских войск, большая часть средств использована на строительство жилья для примерно 45.000 военнослужащих, вернувшихся в Россию, Белоруссию и на Украину.

Тот факт, что по объему взносов в ООН (8,9% бюджета этой организации) Германии занимала третье место в мире и что ее доля в бюджет НАТО составляла 22,8%, а в бюджет Западноевропейского союза (ЗЕС) – 28,5%, подчеркивает стремление федерального правительства внести вклад в достижение стабильности и обеспечение мира. Следствием этого явилось ходатайство Германии о предоставлении ей места постоянного члена Совета Безопасности ООН. По просьбе генерального секретаря ООН летом 1993 военно-транспортное подразделение бундесвера впервые приняло участие в миротворческой миссии «голубых касок» в «замирившихся районах» Сомали. Участие бундесвера в этой акции вызвало в Германии острую политическую дискуссию. Поэтому в июле 1994 года Федеральный конституционный суд вынес решение, согласно которому Германия имеет право использовать свои вооруженные силы в рамках акций НАТО и ЗЕС для реализации решений Совета Безопасности ООН. Тоже самое, согласно вердикту судей, из Карлсруэ,

относиться к участию германских вооруженных сил в миротворческих силах ООН. 6 декабря 1995 года Бундестаг одобрил участие 4.000 военнослужащих бундесвера в предпринятых ООН мерах по урегулированию кризиса в Боснии.

На пути к Европейскому Союзу.

В начале 1993 года был создан единый внутренний рынок ЕС, в который тогда входили 12 государств. Этот рынок, объединивший 345 млн. европейцев, стал самым мощным по покупательной способности экономическим регионом планеты. За исключением Швейцарии, государства Европейской ассоциации свободной торговли, т.е. Австрия, Швеция, Норвегия, Финляндия, Исландия и Лихтенштейн, образовали вместе со странами ЕС европейское экономическое пространство. С середины 1990 года начался первый этап реализации плана по созданию валютного союза: было разрешено свободное перемещение капиталов между странами ЕС, более интенсивно стало проводиться согласование экономической политики партнеров и осуществляться сотрудничество между центральными банками. С 1 января 1994 года Европейский валютный институт – в ходе второго этапа подготовил создание Европейского Центрального банка, штаб-квартира которого разместилась во Франкфурте-на-Майне. Для федерального правительства особое значение имело то, что в 1991 году в Маастрихте главы государств и правительств ЕС не только выработали договор об экономическом и валютном союзе, но и договорились о создании Европейского Союза, который должен был стать крышей для продолжающего срастаться европейскиго сообщества.

Маастрихтский договор вступил в силу в ноябре 1993 года. По мнению федеральнонго правительтся, процесс углубления ЕС должен сопровождаться и его расширением. После вступления в него ряда бывших государств ЕАСТ в долгосрочном плане следовало приобщить к нему и государства Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы.

На заседании Совета Европейского Союза в верхах, которое проходило в декабре 1994 года в Эссене и в котором приняли участие 21 глава государств и правительств, была принята концепция по поводу того, как проложить путь в ЕС для шести центрально- и восточноевропейских стран, проводящих реформы и связанных с ЕС «европейскими соглашениями» (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Румыния и Болгария).

1 января 1995 года союз расширился за счет вступления в него Австрии, Швеции и Финляндии; теперь в него входят 15 государств. С апреля 1995 года вступило в силу Шенгенское соглашение. На границах между Германией, странами Бенелюкса, Францией, Испанией и Португалией отменен персональный контроль, вместо этого усилен паспортный и таможенный контроль на внешних границах стран Шенгенского соглашения. После соответствующей подготовки к нему присоединились и другие государства.

Экономическое единство Германии

Выравнивание уровней развития западной и восточной Германии проходит в рамках процесса европейского единства и параллельно с процессом глобальной политическо и экономической реструктуризации, обусловленной крахом коммунистической системы.

Превращение экономики бывшей ГДР, построенной на принципах планового хозяйства, в функционирующую систему социального рыночного хозяйства было и остается беспрецедентным в истории актом. Для этого нужен гигантский перевод средств с запада страны на восток. К концу 1994 года государственные ассигнования на эти цели достигли уже 640 млрд. марок. В 1995 году было выделено еще 185 млрд. марок. Эта сумма складывалась следующим образом: федерация – 136 млрд., западногерманские земли и общины – 10 млрд., фонды пенсионного страхования – 16 млрд., Федеральное ведомство по вопросам труда – 16 млрд., Европейский Союз – 6 млрд. Ключевую роль в структурной перестройке экономики новых федеральных земель сыграло Попечительское ведомство. К концу 1994 года, т.е. к моменту прекращения своей деятельности, оно приватизировало около 15.000 предприятий. При этом доходы от приватизации составили 66 млрд. марок, были достигнуты договоренности о капиталовложениях на сумму 211 млрд. марок. Была также достигнута договоренность о создании свыше 1,5 млн. рабочих мест. Это особенно важно, посокльку перестройка экономики болезненно сказывалась на сфере занятости; многие рабочие места были ликвидированы в процессе создания условий для повышения конкурентноспособности предприятий. Именно поэтому с момента объединения федеральное правительство выделяет значительные финансовые средства на создание новых рабочих мест.

До конца 1995 года на средства федерального правительства в новых землях были приведены в порядок свыше 3 млн. квартир, построено заново – около 80.000. С момента создания валютного союза и до конца 1995 года федеральное правительство инвестировало в развитие транспортной инфраструктуры новых федеральных земель в целом свыше 58 млрд. марок, в т.ч. в железные дороги 31 млрд., в автомагистрали – около 15 млрд., в водные пути – почти 1 млрд. После 1990 года в новых землях перестроены или построенны заново почти 9.000 км автодорог, а также 5.500 км железных дорог.

Уже несколько лет общеэкономическое развитие восточной Германии идет по восходящей линии. В период 1992-95 годов объем ВВП рос здесь в среднем на 7,3% в год. Активная деятельность людей на местах, усилия предпринимателей плюс финансовые средства и гигантские организационные усилия привели к тому, что по темпам экономического роста новые земли занимают одно из ведущих мест в Европе. В 1995 году рост потребительских цен составил здесь всего 1,8%; доходы и пенсии шаг за шагом приближаются к западногерманскому уровню. Однако в некоторых отраслях экономики все еще существуют проблемы, вызванные, в частности, более низкой в целом производительностью труда в новых землях.

С начала 1995 года новые земли включены в систему распределения доходов между федеральными землями. До этого их финансовую дееспособность обеспечивал фонд «Германское единство». Для того, чтобы сбалансировать огромные расходы, которые требовались для подъема новых земель и не допустить бесконечного разрастания чистой суммы кредитов, полученных федерацией (на обслуживание долгов тогда уходило почти 20% федеральных средств), с января 1995 года в Германии была введена дополнительная «надбавка солидарности» в размере 7,5% к налогу на заработную плату, подоходному налогу и к налогу на доходы юридических лиц. Эта надбавка постепенно снижается.

Заключение

За почти 60 лет после окончания войны вместе в расколом Германии был преодолен и раскол Европы. Возросла и ответственность объединенной Германии. Германская политика остается, прежде всего, политикой мира. Ее цель заключается в том, чтобы содействовать тесному сближению национальных государств, укреплять международные и над национальные организации, сделать их опорой мирового сотрудничества.

Будучи одним из крупнейших промышленных и торговых государств, имеющих тесные связи со всем миром, она к тому же не может обойтись без стабильно функционирующей системы мировой экономики. Ее политика нацелена на то, чтобы на базе плодотворного диалога установить баланс между Севером и Югом, между промышленными и развивающимися странами. Этой цели она добивается, прежде всего, в рамках ООН и ее учреждений.

Содержание

Определение курса после 1945 года……………………………………………………….1

От вражеского государства к партнерству………………………………………………...3

Образование Федеративной Республики Германия………………………………….…4

Безопасность благодаря западной интеграции и европейскому взаимопонимаю…5

Германо-германский диалог, несмотря на отмежевание ГДР………………………...7

От краха ГДР к германскому единству……………………………………………………11

Задачи, стоящие перед Германией после объединения……………...………………15

Экономическое единство Германии……………………………………………………....17

Заключение……………………………………………………………………………….......18

Реферат по истории

на тему:

«Развитие Германии после Второй Мировой Войны»

ученицы 11 класса «А»

Сафроновой Евгении

Москва, 2003

Библиография:

1. «Германия. Факты» «Societats-Verlag», Франкфурт-на-Майне, 1999

2. history.tuad.nsk.ru/Europe/German/Titul.html

3. injaz1.referatru.com/detail/14439.phtml

4. www.travel.vseved.ru/germany/hist.php3

5. europa.km.ru/germany/history.htm

www.ronl.ru


Смотрите также