Больница Белиц-Хайльштеттен. Ретроспектива. Грабовзее центральный туберкулезный госпиталь в германии


Больница Белиц-Хайльштеттен. Ретроспектива: nemchinov

Эту запись я решил написать в продолжение рассказа об уникальной заброшенной больнице Белиц-Хайльштеттен. В комментариях к которой многие делились своими воспоминаниями о том, что бывали в этой больнице во время службы в ГСВГ. Все присланные воспоминания я решил собрать в этой записи.

1. Балкон для воздушных ванн.

2. Тот же самый балкон, но примерно 100 лет назад. Пациенты проходят курс лечения от туберкулеза.

3. Коллектив больницы. 

Начало ХХ века.

4. Фотографии из книги 1926 года о больнице Белиц-Хайльштеттен. 

5.

6. Детская игровая площадка.

7. Купол центральной бани.

8. Грязевые ванны.

9. Тренажерный зал в здании центральной бани.

10. Главная лестница павильона BI. Туберкулезно-легочное отделение для мужчин.

11. Эта же лестница сегодня.

12. Отличная униформа!

13. Кварцевание. 

14. Рентген. Больница действительно была оборудована в соответствии с последними достижениями науки.

15. Павильон BIII.

16. Павильон BIV

17. Столовая.

18. Кухня.

19.

20. Административное здание.

21. Оно же сегодня. Посмотрите как выросла сосенка справа.

22. 

23. 

24. Булочная.

25. Мясокомбинат.

26.

27. Здание прачечной.

28. Прачечная.

29. Водонапорная башня.

30. Собственная котельная. Гордость  Белиц-Хайльштеттен.

31.

32. Памятник очень похож, но нет следов от надписи.

E21A9895

Середина ХХ века.

Фотографий советского периода пока нет, зато есть воспоминания тех кто во время службы в ГСВГ лечился в этой больнице. И еще пересказы страшной легенды, о том, что якобы после войны фашистские партизаны убили в этой больнице около 200 человек.

seltik2018

Я побывал там в 80-х дважды за время срочной службы в ГСВГ. Один раз полтора месяца в гипсе на ноге, но и это не мешало наслаждаться окужающей красотой. Территория там была огромной. А кое-куда особисты вообще не пускали. Но в памяти архитектура и пейзажи остались. 

Легенду слышал, но говорили только о нескольких десятках пострадавших. Нападавшие были из Западного Берлина. И, якобы, всех причастных к акции спецслужбы впоследствии достали. Хоз.постройки советского типа тоже помню. Они явно выпадали из общего ансамбля и около них крутились постоянно одни и те же физиономии в госпитальных пижамах. Только во время второго пребывания в госпитале (носовую перегородку ровняли), через год, я узнал, что есть такая категория "вечнобольных" служак, проводящих почти всю службу в госпитале. Их использовали на всякого рода хозработах, посыльными, на кухнях и пр. Поскольку я был уже старшим сержантом к тому времени, пока я там лечился мне поручили эту разношёрстную ораву из 35-40 человек. Большинство были просто симулянтами, с аллергией на службу родине.

Да, был ещё при мне случай. Из Союза приехала киногруппа, снимали фильм о ВОВ и прямо на территории госпиталя стояли их автобусы и фургоны. То ли Довженко, то ли Горького киностудия, сейчас и не вспомню. Но многие отказывались сниматься в массовках, не желая надевать форму вермахта со свастикой. Мне не предложили из-за ярко выраженной южной внешности. Хотя и я бы отказался.. Зато мы месяц ели нормальную советскую сгущёнку: киношники с собой её привезли огромное количество. Кто не знает - аналог сгущёнки в Германии был чуть гуще обычного молока в баночке размером с паштетную.

voshod_chr

Воспоминания остались, еще какие. С твои фото хочу сделать один пост. Сейчас там все запущено, где стоит памятник солдату на заднем плане строение там был клуб, а рядом дальше была общага для мед персонала. Все врачи и медсестра были наши. Единственное еще была старая бабка немка лифтерша, она понимала по русский и некоторые слова знала. Лифт был грузовой с подвала на чердак по моему.

Борис К.:

Служил 84-86 в Альтас-Лагер, близ Ютерборг, в авиа части. Язва добивала из-за плохой еды. Первый раз в Ютерборге лежал месяц . Там одни солдаты отлеживались. Второй раз , через год в Белиц. На тот момент обьяснение было что Белиц - центральный госпиталь ГСВГ. Якобы оттуда в основном комиссовали домой. Лежал месяца полтора ( вылечили и отправили .. Служить:)). Госпиталь очень красивый был. Почеиу то запомнил что расказывали - госпиталь был построен Кохом для лечения туберкулеза. Про нападение тоже рассказывали - якобы " ночью . По подземному ходу забрались и всех закололи в ухо"Не могу поверить во что эта крсота превратилась . Жаль. 

Конец ХХ века.

33 cepre Хонекеру с женой ссср предоставили временное убежище. Некоторое время они жили в Беелитце. В то время это держали, безусловно, в секрете и дом охраняли.ам, Это было последним приютом Хонекера в ГДР. 13 Марта 1991 г. он летит в Москву, затем его переправляют в Чили.

И вот из воспоминаний очевидца.

nikolchanin:В первый раз моего прибывания в Белец не чего необычного не было, веселились были молодые, неподалёку на жд станции был магазинчик назвался Метропа, брали спиртик, баловали себя вечерами. Сам служил в Глау, в 45 оисб пп 86000, а бригада находилась в Бранденбург. На одном снимке есть похожий корпус, но точно не он, парадный вход похож, но на втором этаже нет веранды или балкона, что то в этом роде. Недели через полторы — две, опять попал, после первого возможно не долечился и сразу на Брист, был такой учебный центр по подготовки водителей, кто бывал там посередине полигона Т-34 стоял разбитый, жили в палатках топили торфяным брикетом, тут шкура моя и не выдержала, я опять попал в Белиц, лежал в кожном отделении на втором этаже, это был апрель месяц, точнее середина. Здесь я и увидел Э.Хонекира, со второго этажа хорошо было видно, метров в трёхсот, стоял домик в привычном немецком стиле, огороженный, охранялся в то время советскими солдатами, там Горбачев и препрятал его. Видел его раза три- четыре, прогуливался с дочкой без жены. Но секрета большого не было, вокруг ограждения постоянно было много, корреспондентов, телеканалов:SAT,ZDF. А потом резко всё опустело.

За фотографии спасиб cepre. 

Наши дни

Если у вас есть истории или фотографии связанные с Белиц-Хайльштеттен. Хорошо если информация на русском языке об этом уникальном месте будет максимально полной.

nemchinov.livejournal.com

Белиц-Хайльштеттен - здесь лечился Гитлер

В конце XIX века в небольшом городке Белиц, что в 40-ка километрах к юго-западу от Берлина, был построен санаторий для больных туберкулезом. Во время Первой и Второй мировой войны там лечили раненых немецких солдат. Затем, в течение полувека в Белиц-Хайльштеттене действовал советский военный госпиталь, а после вывода советских войск этот комплекс превратился в заброшенное место. Мрачная аура десятков разрушенных зданий бывшего санатория привлекает огромное количество любопытных туристов.

15 ФОТО

Белиц-Хайльштеттен-1Белиц-Хайльштеттен-1 1. Белиц-Хайльштеттен — это район небольшого городка Белиц, на территории которого, в окружении леса, находится комплекс 60-ти брошенных зданий, где когда-то лечили больных туберкулезом, а потом раненых солдат. С конца XIX века санаторий стал настоящим городом в городе. Кроме зданий, предназначенных для пациентов, там было свое почтовое отделение, пекарня, мясной магазин и даже маленькая электростанция. (Фото: Doris Antony/GFDL/Wikimedia Commons).

 

Белиц-Хайльштеттен-2Белиц-Хайльштеттен-2 2. Санаторий Белиц-Хайльштеттен был открыт в 1898 году. В те времена из-за перенаселенности крупных городов и тяжелых условий жизни росло количество больных туберкулезом. В тихом месте, окруженном лесом, лечились в основном жители близлежащего Берлина и Потсдама. В соответствии с замыслом архитектора Heino Schmiedena, территория санатория была поделена на женскую и мужскую части. (Фото: Bousure/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-3Белиц-Хайльштеттен-3 3. После начала Первой мировой войны санаторий Белиц-Хайльштеттен превратился в военный госпиталь, где лечили солдат Германской империи. До 1919 года там побывало около двадцати тысяч раненых. (Фото: Judith/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-4Белиц-Хайльштеттен-4 4. Одним из самых «знаменитых» пациентов Белиц-Хайльштеттена был будущий лидер нацистской Германии, Адольф Гитлер, который в конце 1916 года попал туда в результате ранения осколком в левое бедро во время одной из самых кровавых битв в истории — битве на Сомме. (Фото: AndreasS/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-5Белиц-Хайльштеттен-5 5. В межвоенный период санаторий расширили и снова начал принимать гражданских лиц. Созданное в те времена хирургическое отделение на сегодняшний день является одним из самых посещаемых фотографами и туристами зданий в Белиц-Хайльштеттене, при том, что его посещение запрещено. Большинство зданий комплекса давно стоит без ремонта, поэтому их нелегальный осмотр может быть смертельно опасным. (Фото: Jan Bommes/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-6Белиц-Хайльштеттен-6 6. После окончания Второй мировой войны, санаторий, превращенный в госпиталь для солдат вермахта, перешел под контроль Красной Армии. Следующие 50 лет Белиц-Хайльштеттен стал самым большим за пределами Советского Союза советским военным госпиталем. Советские войска покинули это место в 1995 году — через пять лет после объединения Германии.

 

Белиц-Хайльштеттен-7Белиц-Хайльштеттен-7 7. Кроме советских военных в Белиц-Хайльштеттене лечили также немецких коммунистических сановников. В 1990 году там проходил лечение больной раком печени Эрих Хонеккер, лидер Германской Демократической Республики до 1989 года. После падения Берлинской стены его обвинили, среди прочего, в преступлениях против десятков людей, которые умерли во время холодной войны при попытке бегства из коммунистической Восточной Германии в Западную Германию. Именно он приказал солдатам стрелять по беглецам. (Фото: Paul/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-8Белиц-Хайльштеттен-8 8. Эрих Хонеккер сбежал в Советский Союз, но после распада страны его экстрадировали в Германию. В 1993 году из-за плохого состояния здоровья судебный процесс был приостановлен и Хонеккер уехал в Чили, где умер в 1994 году. (Фото: AndreasS/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-9Белиц-Хайльштеттен-9 9. Белиц-Хайльштеттен вновь попал в центр внимания общественности из-за серийного убийцы, которого так и назвали «зверь из Белиц». В 1989-1991 годах он убил там шестерых человек, в том числе жену и ребенка одного из врачей, работающих в санатории. Убийца был пойман и осужден в 1991 году. (Фото: Andreas Levers/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-10Белиц-Хайльштеттен-10 10. После ухода советских войск из Германии в Белиц-Хайльштеттене были созданы два центра: неврологический реабилитационный и для людей с болезнью Паркинсона, которые работают и по сей день. Оставшаяся часть огромного санаторного комплекса остается закрытой с 2000 года. (Фото: Dave Baker/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-11Белиц-Хайльштеттен-11 11. Заросшие виноградной лозой, здания бывшего санатория Белиц-Хайльштеттена как магнитом привлекают любопытных туристов, которые, как правило, проникают туда нелегально. (Фото: AndreasS/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-12Белиц-Хайльштеттен-12 12. Темная аура Белиц-Хайльштеттена вдохновляет также режиссеров. Одно из зданий санатория «сыграло» роль варшавской больницы, которую сожгли немецкие солдаты в фильме «Пианист» Романа Полански. (Фото: SnaPsi/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-13Белиц-Хайльштеттен-13 13. В Белиц-Хайльштеттене было снято несколько сцен исторической драмы «Валькирия» (2008) с Томом Крузом, который рассказывает о покушении на Гитлера. А немецкая группа «Rammstein» сняла там видеоклип к песне «Mein Herz Brennt». (Фото: Paul/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-14Белиц-Хайльштеттен-14 14. На фото: кухня в бывшем советском госпитале в Белиц-Хайльштеттене под Берлином. (Фото: Judith/flickr.com).

 

Белиц-Хайльштеттен-15Белиц-Хайльштеттен-15 15. Посещение санатория Белиц-Хайльштеттен без экскурсовода запрещено. (Фото: Dave Baker/flickr.com).

 

fullpicture.ru

ВОЙНА И МИР У ОЗЕРА ГРАБОВЗЕЕ

ВОЙНА И МИР У ОЗЕРА ГРАБОВЗЕЕKRIEG UND FRIEDEN IN GRABOWSEE

11 декабря в Ораниенбурге под Берлином бургомистрат проводит премьерный показ документального фильма „Krieg und Frieden in Grabowsee“. 50 лет это здание было легочным санаторием, 50 лет - советским туберкулезным госпиталем... Фильм снят не по заказу, просто режиссер решила успеть записать всех свидетелей истории Грабовзее.

Всего в нескольких километрах от Ораниенбурга, глубоко в лесу, растянулся почти на 34-х гектарах великолепный архитектурный ансамбль – некогда один из самых современных туберкулезных санаториев Северной Германии – Грабовзее. Заложенные в 1896 году и расширенные в конце 1920-х годов здания использовались полвека немецкими врачами, а затем примерно 50 лет для этой же цели советскими войсками. С 1994 года в санатории царит пустота. На главной площади сквозь асфальт пробиваются ростки деревьев, а крыши бывших лечебниц покрылись травой. Должен ли на этом месте возникнуть центр для молодых деятелей культуры? Или останется это место в памяти только как территория для пейнтбола, будет ли санаторий рабочей площадкой для будущих режиссеров или здесь будут проводиться фестивали уличного искусства? В своем фильме Юлиане Гайк обращается к очевидцам как с русской, так и с немецкой стороны. Таким образом выстраивается поразительная картина немецко-русской истории этого таинственного места. Однако вопрос остается открытым: что же будет дальше?

Для критики и предложений авторы просят Вас писать по адресу: [email protected]

Мероприятие проходит при поддержке бургомистра города Ораниенбург Ганса-Йоахима Лезике (Hans-Joachim Laesicke)

Контакты для прессы:Ораниенбург Отдел маркетинга и экономинческого развития Госпожа Фельауэр (Fehlauer)

Schloßplatz 116515 OranienburgТел.: 03301-600601 Факс: [email protected]

berlin24.ru

Грабовзее — Википедия

Грабовзее (нем. Grabowsee), заброшенный архитектурный комплекс бывшего санатория для больных легочными заболеваниями.

Вид на комплекс Грабовзее в 1930-х годах.

Расположен в Германии на берегу озера Grabow района Фридрихсталь (нем. Friedrichsthal) в 30 км севернее Берлина, рядом с городом Ораниенбург (нем. Oranienburg) округа Верхний Хафель земли Бранденбург.

В непосредственной близости от западного берега озера Grabow протекает Одер-Хафель канал (нем. Hohenzollernkanal).

Существование этого места тесно связано с таким коварным инфекционным заболеванием, как туберкулез.

Долгое время стихийными бедствиями для человечества были эпидемии острых инфекционных заболеваний чумы, холеры, оспы, тифа, проказы, но никогда — туберкулеза. Только в конце XVIII и начале XIX века, а также в первой половине XX века туберкулез стал распространяться во многих странах мира. Эпидемия туберкулеза распространилась сначала в Англии, Западной Германии и Северной Франции, затем в Скандинавии, значительно позже в Италии, Польше и России.

Вместе с миллионами безымянных жертв от туберкулеза погибло много выдающихся людей и среди них такие знаменитые люди, как английский поэт-лирик Джон Китс (умер в 1821 году в возрасте 25 лет), скрипач и композитор Паганини (умер в 1840 году), Фредерик Шопен (умер в 1849 году), Юлий Словацкий (умер в 1849 году), известный польский художник Гроттгер (умер в 1867 году) и другие.

К началу XX века туберкулез оставался широко распространенным заболеванием. В 1900 году в Париже, например, умирали 473 человека на 100 000 жителей, в Вене — 379, в Стокгольме — 311. На фоне экономического роста до Первой мировой войны в отдельных странах наблюдалось снижение смертности от туберкулеза (Англия, Германия, Дания. Нидерланды, США) или стабилизация этого показателя (Австрия, Норвегия, Финляндия, Франция).

Существенной причинной связью между эпидемией туберкулеза и начавшейся индустриальной эпохой можно считать сопутствующие ей тяжелые условия труда, низкие заработки, плохие квартирные условия и недостаточное питание рабочего класса. Существует историческая параллель между датой начала индустриализации той или иной страны и началом эпидемии туберкулеза. Она началась в начале XIX века на западе Европы (период начала индустриализации), прокатилась через Германию, Польшу и придя в Россию, достигла максимального своего распространения в начале XX века на волне максимальной эксплуатации человеческого труда окончательно отступившей от христианских устоев капиталистической элитой западной Европы.

К концу XIX века в Германской империи от туберкулеза умирал каждый 7-й житель, против этой болезни врачи были бессильны.

Главная заслуга в открытии бациллы, вызывающей развитие туберкулеза, принадлежит немецкому микробиологу Генриху Роберту Коху.

Несмотря на то, что медицина того времени считала туберкулез наследственной болезнью, Роберт Кох начал интенсивный поиск микобактерий вызывающих это страшное заболевание. На заседании общества врачей в Берлине 24 марта 1882 года Роберт Кох доложил, что ему удалось выявить микобактерию, возбуждающую развитие инфекции. Сообщение было принято под продолжительные, бурные аплодисменты присутствующих. Теперь пришло время поиска средств борьбы с бациллой туберкулеза.

В то время мир был потрясен найденным Луи Пастером методом предупреждения инфекционных заболеваний с помощью прививок ослабленных культур бактерий, вызывающих ту или иную болезнь. Роберт Кох считал, что и ему удастся тем же способом спасти человечество от туберкулеза.

В 1890 году им была приготовлена вакцина (как он тогда считал) под названием туберкулин, которую он проверил на себе введя под кожу очень большую дозу препарата. Возникла сильная и быстрая реакция организма: лихорадка до 40 градусов, озноб, резкая слабость, одышка, рвота. Тяжелое состояние длилось 12 часов, слабость несколько дней, но добиться предупреждения заболевания туберкулезом с помощью туберкулина не удалось. Роберт Кох ошибся, это была не вакцина. Вакцина от туберкулеза (БЦЖ) была найдена через несколько лет после смерти Роберта Коха французскими учеными Кальметтом и Гереном в 1921 году.

Благодарная богатая пациентка, лечение от туберкулеза которой консультировал Роберт Кох, в знак признательности подарила ему в конце XIX века огромное имение на живописном берегу озера Грабо. Эта местность был передана затем Робертом Кохом в имперское ведомство с целью создания на его базе инфекционной клиники для лечения больных туберкулезом.

В 1895 году немецкий врач Готхольд Панвиц, основатель центрального комитета по возведению санаториев реабилитации больных легочными заболеваниями, выбрал этот участок с замыслом тестирования в рамках Красного Креста возможности успешного лечения болезней легких на равнинах Северной Германии и строительства в его пределах архитектурного комплекса для больных. Так возникла клиника Grabowsee, которая так же именовалась санаторием, ввиду его удачного расположения в сосновом лесу, рядом с озером.

Открытие комплекса Грабовзее, 1896 год.

Идея доктора Готхольда Панвица о реализации проекта — начале строительства санатория — была основана на помощи частной ассоциации развития, которая получила значительные пожертвования в течение короткого времени. Как уже было сказано, туберкулез имел на то время в Германской империи масштабы национальной эпидемии. Вымирали целые семьи, в особой зоне риска находились малоимущие пациенты которые обладали низкими шансами на исцеление или получение улучшений.

В итоге идея всего проекта вылилась в появление лечебного учреждения для рабочего класса Берлинского округа, которые не могли себе позволить лечение в мягком климате Средиземноморья Италии или горном воздухе Швейцарских Альп.

В начале 1896 года имперскими инженерами компании были построены первые 27 бараков для легких больных, в марте 1896 года была открыта первая часть комплекса с названием «Народный санаторий Красного Креста», а уже в апреле 1896 года они были заселены первыми тридцатью пациентами.

Несколько позже, воодушевленные первыми успехами, участники строительства возвели стационарные здания котельной, прачечной, кухни, столовой и первого санитарного комплекса. Проектирование и начало строительства было осуществлено в короткие сроки и уложилось в несколько недель после заселения первых пациентов.

Первые стационарные здания комплекса Грабовзее, 1897 год.

К 1900 году на базе комплекса были доступны уже 200 мест для тяжелых и легких больных. Врачи и персонал клиники прекрасно осознавали свою ответственность и продолжали возведение комплекса несмотря на высокую смертность.

С началом первой мировой войны возведение комплекса приостановилось.

В течение первых четырёх военных лет площади санатория частично были отданы под клуб, а так же использовались Красным Крестом для лечения легко больных солдат.

До 1918 года в комплексе размещались так же и военнопленные.

Тем не менее, война и последующая гиперинфляция в Германской империи, раздутые финансовыми магнатами из Соединенных Штатов Америки, привели санаторий к большой экономической беде. В 1920 году «Народный санаторий Красного Креста» в Грабовзее был вынужден продать все свои здания фонду пенсионного страхования земли Бранденбург.

Окончание строительства и новые хозяева[править | править код]

После принятия ведомством по страхованию земли Бранденбург санатория на свой баланс, в 1926 году были реализованы щедрые расширения и преобразования комплекса, разработанные архитектором Арнольдом Бешореном (Arnold Beschoren). Им были продуманы все возможные детали связанные с удобством и наиболее комфортабельным пребыванием пациентов в клинике. Приведенные в жизнь грамотные инженерные решения позволили увеличить к 1930 году количество существующих в санатории мест примерно в два раза и принимать до 420 пациентов.

На территории комплекса было так же возведено здание небольшой церкви, которая была заложена в 1920 году. К сожалению, здание костела частично пострадало от пожара 2007 года.

Последняя крупная фаза строительства была завершена в 1929 году. Новые здания были празднично переданы их новым обитателям.

Грабовзее, завершение строительства, 1929 год.

К 1930 году Грабовзее становится одной из самых современных противотуберкулезных клиник на территории северной Германии, с возможностью санаторной реабилитации пациентов страдающих различными легочными заболеваниями.

В реализации идеи по строительству ансамбля зданий архитекторы объединили изысканный стиль с достижениями современной техники. Так, например, в клинике было доступно электрическое мини-метро, которое по замыслу инженеров должно было соединять отдаленные участки комплекса, включавшего в себя парк для прогулок, а так же отдельные комфортабельные дома с самыми современными коммуникациями центрального отопления, канализации, горячего водоснабжения, которые были предназначенные для проживания медицинского и обслуживающего персонала с их семьями. Берег озера оборудован мостками для прогулок на катамаранах.

Самодостаточность существования комплекса обеспечивал построенный рядом с озером маленький завод по очистке сточных вод и автономное водоснабжение обеспеченное электро-насосами. На берегу озера была так же построена оранжерея и теплица для выращивания свежих овощей в течение круглого года, с подведенным к ней центральным отоплением и телефонной линией связывавшей теплицу с электро-насосной станцией. Для получения удобрений и свежих продуктов рядом с теплицей были размещены домашние животные.

Случайно или нет, но 30 января 1933 года, в день назначения Адольфа Гитлера рейхсканцлером Веймарской республики, на территории комплекса

Грабовзее, вид на здание клуба и бухгалтерии, 1933 год.

Грабовзее случился пожар и в скором времени на крыше центрального здания появляется новый флаг.

С приходом к власти в Германской империи национал-социалистов, в истории Грабовзее начинается новая страница, связанная с человеконенавистнической сущностью начавших происходить в скором времени событий.

Скорее всего, вся последующая судьба комплекса был отдана в ведение немецкого профессора Фердинанда Зауербруха (нем.Ferdinand Sauerbruch).

Рано потеряв отца и воспитывавшийся дедушкой, который добывал пропитание простым ремеслом сапожника, молодой Фердинанд оказывается способным поступить на учебу в гимназию, затем оплатить свою учебу и иждивение в Марбургском университете и, наконец, окончить учебу в университете Лейпцига.

Получив стажировку в университете Цюриха и поработав директором Цюрихской клиники, Фердинанд Зауербрух, с 1918 по 1928 год работает в Мюнхенском университете Людвига-Максимилиана.

Однажды, будучи уже довольно успешным хирургом, он был приглашен в принадлежащий Эрнсту Ганфштенглю дом, расположенный в Уффинг-ам-Штаффельзее. Приглашение было связано с необходимостью прооперировать Адольфа Гитлера, который скрывался на чердаке дома Ганфштенгля после провалившегося 8 ноября 1923 года Пивного путча. Полиции удалось арестовать Адольфа Гитлера в этом доме через несколько дней, однако Гитлер получил ранение левого плеча попытавшись застрелиться, в связи с чем и потребовалось оперативное вмешательство Фердинанда Зауербруха.

В скором времени, а именно в 1928 году, Зауербрух приглашен на работу в крупную Берлинскую клинику Шарите. В новый Берлинский круг его общения входит и некий художник с не толерантным на то время происхождением, как Макс Либерман, характерно выразивший в 1932 году свой взгляд на Фердинанда Зауербруха в написанном ему портрете.

В 1933 году Зауербрух неожиданно выступает на крупном мероприятии в качестве основного докладчика с презентацией открытого письма собственного сочинения к медикам всего мира, призывая поддержать всех немецких профессоров университетов и колледжей в их приверженности идеям Адольфа Гитлера и политики национал-социализма. Развивая свою бурную деятельность, Фердинанд Зауербрух становится так же со автором онтологии «Германия призывает к равенству», которая выходит в 1933 году от имени Armanen-Orden — симпатизировавшего немецким нацистам сборища одержимых ариософией.

В 1934 году Герман Геринг, с произволения Гитлера зачисляет Фердинанда Зауербруха в состав парламента, а спустя некоторое время клиника Грабовзее начинает принимать на санаторное оздоровление и отдых личный состав лювтваффе.

С 1935 года Зауербрух возглавляет противораковую клинику в Берлине и в 1937 году входит в находившийся под патронажем Геринга научно-исследовательский совета рейха, который напрямую поддерживал «исследователей» из СС и включал эксперименты нацистов над людьми.[1]

К сожалению, выбор такого живописного места в котором располагался Грабовзее с благим замыслом, был омрачен в будущем ещё одним обстоятельством — концентрационным лагерем в Ораниенбурге, реорганизованном в концентрационный лагерь Заксенхаузен и находившимся в непосредственной близости от Грабовзее.

Датой создания концентрационного лагеря в Пруссии принято считать 21 марта 1933, когда местный полк штурмовиков СА занял для этих целей пустующее фабричное здание в центре Ораниенбурга. Уже через несколько месяцев после прихода к власти национал-социалистов, этот концентрационный лагерь стал одним из ключевых мест связанных с преследованием оппозиции, прежде всего берлинской. После «Ночи длинных ножей» в июле 1934 года, в результате которой отряды СА потеряли власть, лагерь перешёл в ведомство СС, а его заключённые были распущены. До дня закрытия 13 июля 1934 года в лагере Ораниенбурга содержалось более 3000 человек.

В отличие от будущего лагеря Заксенхаузен, концентрационный лагерь Ораниенбург находился в центре города на главной улице, ведущей в сторону Берлина, и его могли видеть местные жители. Заключённых привлекали к коммунальным работам в разных местах города. В ответ на зарубежные разоблачающие публикации о том, что творилось в немецких концентрационных лагерях, нацистская пропаганда использовала приукрашенный образ лагеря в Ораниенбурге — об образцовом положении в нём рассказывалось в газетах, фильмах, по радио.

Концентрационный лагерь Заксенхаузен был построен летом 1936 года заключёнными из Эмсланда[2] и находился уже не на виду, а в нескольких километрах от Ораниенбурга. Он был первым концентрационным лагерем построенным после назначения рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера шефом немецкой полиции в июле 1936 года. Месторасположение для него было выбрано не случайно, Генрих Гиммлер хотел лично контролировать процесс строительства и дальнейшую работу главного на территории рейха концлагеря. Будучи образцовым и учебным лагерем, расположенным в непосредственной близости от столицы рейха, лагерь Заксенхаузен занимал особое положение в системе национал-социалистических концентрационных лагерей. Именно сюда в 1938 году из Берлина переезжает центральное руководство немецких концентрационных лагерей. Проект представлял собой образ «идеального концентрационного лагеря» и был призван передать дух национал-социализма архитектурным языком — рассказать об абсолютном подчинении заключённых силам СС.

Заксенхаузен стал своего рода тренировочным полигоном для войск СС, здесь готовилась лагерная охрана для десятков других концлагерей по всей Европе: Освенцима, Майданека, Дахау, Бухенвальда, Штуттгофа и т. д. На узниках Заксенхаузена эсесовцы отрабатывали «мастерство» пыток и издевательств, учились проводить допросы, казни, подавлять возможное сопротивление и пресекать попытки бегства.

Первые массовые убийства в Заксенхаузене начались с осени 1941 года. Наиболее кровавым операциям по уничтожению людей давали отдельные названия, так во время так называемой «русской акции», за считанные дни были уничтожены тысячи советских военнопленных солдат и офицеров (по некоторым данным — около 10 000 человек!). Операцией лично руководил комендант лагеря Ганс Лориц (занимал эту должность с 1940 по 1942 год). Особо отличившимся в ходе зверских убийств эсесовцам предоставляли внеочередные отпуска, премии и отгулы.

К сожалению, удобно расположенный в тихом уголке комплекс Грабовзее стал местом частого посещения лагерной охраны Заксенхаузен, для которых на территории клуба были доступны казино и кинотеатр, запрещенные на время войны.

Концлагерь Заксенхаузен также стал местом для проведения массовых медицинских опытов и экспериментов над живыми людьми. Над узниками систематически проводились испытания новых видов отравляющих веществ и ядов, препаратов против ожогов, сыпного тифа, различных заболеваний и травм. Людей сознательно заражали страшными заболеваниями, чтобы проверить насколько ослабленный голодом и холодом иммунитет людей сможет сопротивляться смертельным вирусам. Для убийств узников лагерная администрация внедрила использование ядовитых газов. Смертельную дозу которых они старались определить опытным путём, сгоняя людей в подвалы и убивая «подопытных» различными соединениями и количествами газов.

В связи с внедрением в использование на территории Заксенхаузена ядовитых газов, следует вспомнить о Фердинанде Зауербрухе, которому в 1942 году было присвоено звание Generalarzt по хирургии и выделен отдельный хирургический блок в комплексе Грабовзее. В этом же году он был утвержден в должности ответственного по экспериментам о применении горчичного газа на заключенных концентрационного лагеря Нацвейлер.

Несколько иезуитскими выглядят на этом фоне протесты Зауербруха, озвученные им в своем берлинском особняке членам кружка Mittwochsgesellschaft, против нацистской программы об эвтаназии.

Как и следовало ожидать, пленным он не стал, получил свою награду в середине сентября 1943 года и пел дифирамбы советской власти после окончания Великой Отечественной войны.

К окончанию второй мировой войны комплекс в Грабовзее имел возможность принять на содержание около тысячи человек .

Основной корпус клиники Грабовзее, 1944 год.

Эвакуация клиники не предусматривалась и в то время, когда в апреле 1945 года жители Берлина и всех близ лежащих к Грабовзее сел и городков начали покидать свои жилища; фанатики из вермахта продолжали оказывать упорное сопротивление.

Когда в 1936 году нацисты создали концлагерь Заксенхаузен, руководство СС занялось поиском подходящего места для размещения центра по осуществлению координации своих подразделений. Небольшой лес за концлагерем, расположенный на северном берегу Одер-Хафель канала (нем. Hohenzollernkanal), рядом с поселком Friedrichsthal — подходил в качестве естественного камуфляжа для решения этой задачи. СС решили создать замаскированный в под сводом деревьев подземный бункер и наземный укрепленный район. Они очистили небольшой участок от деревьев и построили автомобильный парк с возможностями авторемонтных мастерских. В общей сложности планировалось построить около 115 скрытых зданий различного назначения, но к 1942 году были завершены только 41. Наряду с автомобильным парком они возвели здание отдела таможенного оформления различных видов вооружения со складами, оружейной мастерской, помещения для разведывательных подразделений, овчарни, а также надземный коммуникационный бункер с мощным двухэтажным подземным радиоузлом, оборудованный высокой радио-мачтой и известный как радио бункер «Karo As».

Удерживая этот плацдарм, а также укрепленный опорный пункт в районе поселка Берневе — комплекс Грабовзее оставался заполненным его обитателями, включая медицинский и обслуживающий персонал. Учитывая, что клинику курировал Фердинанд Зауербрух, тесно связанный с деятельностью СС, становится понятным, почему приказ об эвакуации не был четко сформулирован. Разрешение штатным военным медикам покинуть комплекс было дано только в случае входа советских танков в город Бернау, в чём, собственно, сомневаться не приходилось.

ru.bywiki.com

Грабовзее Википедия

Грабовзее (нем. Grabowsee), заброшенный архитектурный комплекс бывшего санатория для больных легочными заболеваниями.

Вид на комплекс Грабовзее в 1930-х годах.

Расположен в Германии на берегу озера Grabow района Фридрихсталь (нем. Friedrichsthal) в 30 км севернее Берлина, рядом с городом Ораниенбург (нем. Oranienburg) округа Верхний Хафель земли Бранденбург.

В непосредственной близости от западного берега озера Grabow протекает Одер-Хафель канал (нем. Hohenzollernkanal).

Существование этого места тесно связано с таким коварным инфекционным заболеванием, как туберкулез.

Исторические предпосылки

Долгое время стихийными бедствиями для человечества были эпидемии острых инфекционных заболеваний чумы, холеры, оспы, тифа, проказы, но никогда — туберкулеза. Только в конце XVIII и начале XIX века, а также в первой половине XX века туберкулез стал распространяться во многих странах мира. Эпидемия туберкулеза распространилась сначала в Англии, Западной Германии и Северной Франции, затем в Скандинавии, значительно позже в Италии, Польше и России.

Вместе с миллионами безымянных жертв от туберкулеза погибло много выдающихся людей и среди них такие знаменитые люди, как английский поэт-лирик Джон Китс (умер в 1821 году в возрасте 25 лет), скрипач и композитор Паганини (умер в 1840 году), Фредерик Шопен (умер в 1849 году), Юлий Словацкий (умер в 1849 году), известный польский художник Гроттгер (умер в 1867 году) и другие.

К началу XX века туберкулез оставался широко распространенным заболеванием. В 1900 году в Париже, например, умирали 473 человека на 100 000 жителей, в Вене — 379, в Стокгольме — 311. На фоне экономического роста до Первой мировой войны в отдельных странах наблюдалось снижение смертности от туберкулеза (Англия, Германия, Дания. Нидерланды, США) или стабилизация этого показателя (Австрия, Норвегия, Финляндия, Франция).

Существенной причинной связью между эпидемией туберкулеза и начавшейся индустриальной эпохой можно считать сопутствующие ей тяжелые условия труда, низкие заработки, плохие квартирные условия и недостаточное питание рабочего класса. Существует историческая параллель между датой начала индустриализации той или иной страны и началом эпидемии туберкулеза. Она началась в начале XIX века на западе Европы (период начала индустриализации), прокатилась через Германию, Польшу и придя в Россию, достигла максимального своего распространения в начале XX века на волне максимальной эксплуатации человеческого труда окончательно отступившей от христианских устоев капиталистической элитой западной Европы.

К концу XIX века в Германской империи от туберкулеза умирал каждый 7-й житель, против этой болезни врачи были бессильны.

Главная заслуга в открытии бациллы, вызывающей развитие туберкулеза, принадлежит немецкому микробиологу Генриху Роберту Коху.

Несмотря на то, что медицина того времени считала туберкулез наследственной болезнью, Роберт Кох начал интенсивный поиск микобактерий вызывающих это страшное заболевание. На заседании общества врачей в Берлине 24 марта 1882 года Роберт Кох доложил, что ему удалось выявить микобактерию, возбуждающую развитие инфекции. Сообщение было принято под продолжительные, бурные аплодисменты присутствующих. Теперь пришло время поиска средств борьбы с бациллой туберкулеза.

В то время мир был потрясен найденным Луи Пастером методом предупреждения инфекционных заболеваний с помощью прививок ослабленных культур бактерий, вызывающих ту или иную болезнь. Роберт Кох считал, что и ему удастся тем же способом спасти человечество от туберкулеза.

В 1890 году им была приготовлена вакцина (как он тогда считал) под названием туберкулин, которую он проверил на себе введя под кожу очень большую дозу препарата. Возникла сильная и быстрая реакция организма: лихорадка до 40 градусов, озноб, резкая слабость, одышка, рвота. Тяжелое состояние длилось 12 часов, слабость несколько дней, но добиться предупреждения заболевания туберкулезом с помощью туберкулина не удалось. Роберт Кох ошибся, это была не вакцина. Вакцина от туберкулеза (БЦЖ) была найдена через несколько лет после смерти Роберта Коха французскими учеными Кальметтом и Гереном в 1921 году.

Начало возведения комплекса

Благодарная богатая пациентка, лечение от туберкулеза которой консультировал Роберт Кох, в знак признательности подарила ему в конце XIX века огромное имение на живописном берегу озера Грабо. Эта местность был передана затем Робертом Кохом в имперское ведомство с целью создания на его базе инфекционной клиники для лечения больных туберкулезом.

В 1895 году немецкий врач Готхольд Панвиц, основатель центрального комитета по возведению санаториев реабилитации больных легочными заболеваниями, выбрал этот участок с замыслом тестирования в рамках Красного Креста возможности успешного лечения болезней легких на равнинах Северной Германии и строительства в его пределах архитектурного комплекса для больных. Так возникла клиника Grabowsee, которая так же именовалась санаторием, ввиду его удачного расположения в сосновом лесу, рядом с озером.

Открытие комплекса Грабовзее, 1896 год.

Идея доктора Готхольда Панвица о реализации проекта — начале строительства санатория — была основана на помощи частной ассоциации развития, которая получила значительные пожертвования в течение короткого времени. Как уже было сказано, туберкулез имел на то время в Германской империи масштабы национальной эпидемии. Вымирали целые семьи, в особой зоне риска находились малоимущие пациенты которые обладали низкими шансами на исцеление или получение улучшений.

В итоге идея всего проекта вылилась в появление лечебного учреждения для рабочего класса Берлинского округа, которые не могли себе позволить лечение в мягком климате Средиземноморья Италии или горном воздухе Швейцарских Альп.

В начале 1896 года имперскими инженерами компании были построены первые 27 бараков для легких больных, в марте 1896 года была открыта первая часть комплекса с названием «Народный санаторий Красного Креста», а уже в апреле 1896 года они были заселены первыми тридцатью пациентами.

Несколько позже, воодушевленные первыми успехами, участники строительства возвели стационарные здания котельной, прачечной, кухни, столовой и первого санитарного комплекса. Проектирование и начало строительства было осуществлено в короткие сроки и уложилось в несколько недель после заселения первых пациентов.

Первые стационарные здания комплекса Грабовзее, 1897 год.

К 1900 году на базе комплекса были доступны уже 200 мест для тяжелых и легких больных. Врачи и персонал клиники прекрасно осознавали свою ответственность и продолжали возведение комплекса несмотря на высокую смертность.

С началом первой мировой войны возведение комплекса приостановилось.

В течение первых четырёх военных лет площади санатория частично были отданы под клуб, а так же использовались Красным Крестом для лечения легко больных солдат.

До 1918 года в комплексе размещались так же и военнопленные.

Тем не менее, война и последующая гиперинфляция в Германской империи, раздутые финансовыми магнатами из Соединенных Штатов Америки, привели санаторий к большой экономической беде. В 1920 году «Народный санаторий Красного Креста» в Грабовзее был вынужден продать все свои здания фонду пенсионного страхования земли Бранденбург.

Окончание строительства и новые хозяева

После принятия ведомством по страхованию земли Бранденбург санатория на свой баланс, в 1926 году были реализованы щедрые расширения и преобразования комплекса, разработанные архитектором Арнольдом Бешореном (Arnold Beschoren). Им были продуманы все возможные детали связанные с удобством и наиболее комфортабельным пребыванием пациентов в клинике. Приведенные в жизнь грамотные инженерные решения позволили увеличить к 1930 году количество существующих в санатории мест примерно в два раза и принимать до 420 пациентов.

На территории комплекса было так же возведено здание небольшой церкви, которая была заложена в 1920 году. К сожалению, здание костела частично пострадало от пожара 2007 года.

Последняя крупная фаза строительства была завершена в 1929 году. Новые здания были празднично переданы их новым обитателям.

Грабовзее, завершение строительства, 1929 год.

К 1930 году Грабовзее становится одной из самых современных противотуберкулезных клиник на территории северной Германии, с возможностью санаторной реабилитации пациентов страдающих различными легочными заболеваниями.

В реализации идеи по строительству ансамбля зданий архитекторы объединили изысканный стиль с достижениями современной техники. Так, например, в клинике было доступно электрическое мини-метро, которое по замыслу инженеров должно было соединять отдаленные участки комплекса, включавшего в себя парк для прогулок, а так же отдельные комфортабельные дома с самыми современными коммуникациями центрального отопления, канализации, горячего водоснабжения, которые были предназначенные для проживания медицинского и обслуживающего персонала с их семьями. Берег озера оборудован мостками для прогулок на катамаранах.

Самодостаточность существования комплекса обеспечивал построенный рядом с озером маленький завод по очистке сточных вод и автономное водоснабжение обеспеченное электро-насосами. На берегу озера была так же построена оранжерея и теплица для выращивания свежих овощей в течение круглого года, с подведенным к ней центральным отоплением и телефонной линией связывавшей теплицу с электро-насосной станцией. Для получения удобрений и свежих продуктов рядом с теплицей были размещены домашние животные.

Случайно или нет, но 30 января 1933 года, в день назначения Адольфа Гитлера рейхсканцлером Веймарской республики, на территории комплекса

Грабовзее, вид на здание клуба и бухгалтерии, 1933 год.

Грабовзее случился пожар и в скором времени на крыше центрального здания появляется новый флаг.

С приходом к власти в Германской империи национал-социалистов, в истории Грабовзее начинается новая страница, связанная с человеконенавистнической сущностью начавших происходить в скором времени событий.

Скорее всего, вся последующая судьба комплекса был отдана в ведение немецкого профессора Фердинанда Зауербруха (нем.Ferdinand Sauerbruch).

Рано потеряв отца и воспитывавшийся дедушкой, который добывал пропитание простым ремеслом сапожника, молодой Фердинанд оказывается способным поступить на учебу в гимназию, затем оплатить свою учебу и иждивение в Марбургском университете и, наконец, окончить учебу в университете Лейпцига.

Получив стажировку в университете Цюриха и поработав директором Цюрихской клиники, Фердинанд Зауербрух, с 1918 по 1928 год работает в Мюнхенском университете Людвига-Максимилиана.

Однажды, будучи уже довольно успешным хирургом, он был приглашен в принадлежащий Эрнсту Ганфштенглю дом, расположенный в Уффинг-ам-Штаффельзее. Приглашение было связано с необходимостью прооперировать Адольфа Гитлера, который скрывался на чердаке дома Ганфштенгля после провалившегося 8 ноября 1923 года Пивного путча. Полиции удалось арестовать Адольфа Гитлера в этом доме через несколько дней, однако Гитлер получил ранение левого плеча попытавшись застрелиться, в связи с чем и потребовалось оперативное вмешательство Фердинанда Зауербруха.

В скором времени, а именно в 1928 году, Зауербрух приглашен на работу в крупную Берлинскую клинику Шарите. В новый Берлинский круг его общения входит и некий художник с не толерантным на то время происхождением, как Макс Либерман, характерно выразивший в 1932 году свой взгляд на Фердинанда Зауербруха в написанном ему портрете.

В 1933 году Зауербрух неожиданно выступает на крупном мероприятии в качестве основного докладчика с презентацией открытого письма собственного сочинения к медикам всего мира, призывая поддержать всех немецких профессоров университетов и колледжей в их приверженности идеям Адольфа Гитлера и политики национал-социализма. Развивая свою бурную деятельность, Фердинанд Зауербрух становится так же со автором онтологии «Германия призывает к равенству», которая выходит в 1933 году от имени Armanen-Orden — симпатизировавшего немецким нацистам сборища одержимых ариософией.

В 1934 году Герман Геринг, с произволения Гитлера зачисляет Фердинанда Зауербруха в состав парламента, а спустя некоторое время клиника Грабовзее начинает принимать на санаторное оздоровление и отдых личный состав лювтваффе.

С 1935 года Зауербрух возглавляет противораковую клинику в Берлине и в 1937 году входит в находившийся под патронажем Геринга научно-исследовательский совета рейха, который напрямую поддерживал «исследователей» из СС и включал эксперименты нацистов над людьми.[1]

Тени третьего рейха

К сожалению, выбор такого живописного места в котором располагался Грабовзее с благим замыслом, был омрачен в будущем ещё одним обстоятельством — концентрационным лагерем в Ораниенбурге, реорганизованном в концентрационный лагерь Заксенхаузен и находившимся в непосредственной близости от Грабовзее.

Датой создания концентрационного лагеря в Пруссии принято считать 21 марта 1933, когда местный полк штурмовиков СА занял для этих целей пустующее фабричное здание в центре Ораниенбурга. Уже через несколько месяцев после прихода к власти национал-социалистов, этот концентрационный лагерь стал одним из ключевых мест связанных с преследованием оппозиции, прежде всего берлинской. После «Ночи длинных ножей» в июле 1934 года, в результате которой отряды СА потеряли власть, лагерь перешёл в ведомство СС, а его заключённые были распущены. До дня закрытия 13 июля 1934 года в лагере Ораниенбурга содержалось более 3000 человек.

В отличие от будущего лагеря Заксенхаузен, концентрационный лагерь Ораниенбург находился в центре города на главной улице, ведущей в сторону Берлина, и его могли видеть местные жители. Заключённых привлекали к коммунальным работам в разных местах города. В ответ на зарубежные разоблачающие публикации о том, что творилось в немецких концентрационных лагерях, нацистская пропаганда использовала приукрашенный образ лагеря в Ораниенбурге — об образцовом положении в нём рассказывалось в газетах, фильмах, по радио.

Концентрационный лагерь Заксенхаузен был построен летом 1936 года заключёнными из Эмсланда[2] и находился уже не на виду, а в нескольких километрах от Ораниенбурга. Он был первым концентрационным лагерем построенным после назначения рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера шефом немецкой полиции в июле 1936 года. Месторасположение для него было выбрано не случайно, Генрих Гиммлер хотел лично контролировать процесс строительства и дальнейшую работу главного на территории рейха концлагеря. Будучи образцовым и учебным лагерем, расположенным в непосредственной близости от столицы рейха, лагерь Заксенхаузен занимал особое положение в системе национал-социалистических концентрационных лагерей. Именно сюда в 1938 году из Берлина переезжает центральное руководство немецких концентрационных лагерей. Проект представлял собой образ «идеального концентрационного лагеря» и был призван передать дух национал-социализма архитектурным языком — рассказать об абсолютном подчинении заключённых силам СС.

Заксенхаузен стал своего рода тренировочным полигоном для войск СС, здесь готовилась лагерная охрана для десятков других концлагерей по всей Европе: Освенцима, Майданека, Дахау, Бухенвальда, Штуттгофа и т. д. На узниках Заксенхаузена эсесовцы отрабатывали «мастерство» пыток и издевательств, учились проводить допросы, казни, подавлять возможное сопротивление и пресекать попытки бегства.

Первые массовые убийства в Заксенхаузене начались с осени 1941 года. Наиболее кровавым операциям по уничтожению людей давали отдельные названия, так во время так называемой «русской акции», за считанные дни были уничтожены тысячи советских военнопленных солдат и офицеров (по некоторым данным — около 10 000 человек!). Операцией лично руководил комендант лагеря Ганс Лориц (занимал эту должность с 1940 по 1942 год). Особо отличившимся в ходе зверских убийств эсесовцам предоставляли внеочередные отпуска, премии и отгулы.

К сожалению, удобно расположенный в тихом уголке комплекс Грабовзее стал местом частого посещения лагерной охраны Заксенхаузен, для которых на территории клуба были доступны казино и кинотеатр, запрещенные на время войны.

Концлагерь Заксенхаузен также стал местом для проведения массовых медицинских опытов и экспериментов над живыми людьми. Над узниками систематически проводились испытания новых видов отравляющих веществ и ядов, препаратов против ожогов, сыпного тифа, различных заболеваний и травм. Людей сознательно заражали страшными заболеваниями, чтобы проверить насколько ослабленный голодом и холодом иммунитет людей сможет сопротивляться смертельным вирусам. Для убийств узников лагерная администрация внедрила использование ядовитых газов. Смертельную дозу которых они старались определить опытным путём, сгоняя людей в подвалы и убивая «подопытных» различными соединениями и количествами газов.

В связи с внедрением в использование на территории Заксенхаузена ядовитых газов, следует вспомнить о Фердинанде Зауербрухе, которому в 1942 году было присвоено звание Generalarzt по хирургии и выделен отдельный хирургический блок в комплексе Грабовзее. В этом же году он был утвержден в должности ответственного по экспериментам о применении горчичного газа на заключенных концентрационного лагеря Нацвейлер.

Несколько иезуитскими выглядят на этом фоне протесты Зауербруха, озвученные им в своем берлинском особняке членам кружка Mittwochsgesellschaft, против нацистской программы об эвтаназии.

Как и следовало ожидать, пленным он не стал, получил свою награду в середине сентября 1943 года и пел дифирамбы советской власти после окончания Великой Отечественной войны.

Освобождение и советский период

К окончанию второй мировой войны комплекс в Грабовзее имел возможность принять на содержание около тысячи человек .

Основной корпус клиники Грабовзее, 1944 год.

Эвакуация клиники не предусматривалась и в то время, когда в апреле 1945 года жители Берлина и всех близ лежащих к Грабовзее сел и городков начали покидать свои жилища; фанатики из вермахта продолжали оказывать упорное сопротивление.

Когда в 1936 году нацисты создали концлагерь Заксенхаузен, руководство СС занялось поиском подходящего места для размещения центра по осуществлению координации своих подразделений. Небольшой лес за концлагерем, расположенный на северном берегу Одер-Хафель канала (нем. Hohenzollernkanal), рядом с поселком Friedrichsthal — подходил в качестве естественного камуфляжа для решения этой задачи. СС решили создать замаскированный в под сводом деревьев подземный бункер и наземный укрепленный район. Они очистили небольшой участок от деревьев и построили автомобильный парк с возможностями авторемонтных мастерских. В общей сложности планировалось построить около 115 скрытых зданий различного назначения, но к 1942 году были завершены только 41. Наряду с автомобильным парком они возвели здание отдела таможенного оформления различных видов вооружения со складами, оружейной мастерской, помещения для разведывательных подразделений, овчарни, а также надземный коммуникационный бункер с мощным двухэтажным подземным радиоузлом, оборудованный высокой радио-мачтой и известный как радио бункер «Karo As».

Удерживая этот плацдарм, а также укрепленный опорный пункт в районе поселка Берневе — комплекс Грабовзее оставался заполненным его обитателями, включая медицинский и обслуживающий персонал. Учитывая, что клинику курировал Фердинанд Зауербрух, тесно связанный с деятельностью СС, становится понятным, почему приказ об эвакуации не был четко сформулирован. Разрешение штатным военным медикам покинуть комплекс было дано только в случае входа советских танков в город Бернау, в чём, собственно, сомневаться не приходилось.

Мост через Одер-Хафель канал у Грабовзее, 1930-e

Ожидая натиска советской армии в направлении важного узла переправы, подразделения СС располагались в гарнизоне Kommando krieg-lazarett 909/910[3], дислоцировавшегося на территории комплекса Грабовзее, и продолжали удерживать находившийся в 500 метрах от комплекса клиники мост через Одер-Хафель канал до последнего момента. Мост был взорван эссэсовцами к исходу дня 22 апреля 1945 года, когда они без сопротивления отошли на северный берег, а подразделения 692 Кобринского, ордена Суворова стрелкового полка[4] в ходе жесткого боя уже заняли Берневе.

23 апреля 1945 года в окрестностях комплекса клиники Грабовзее расположились части 1 пехотной дивизии 1 Армии Войска Польского, которые подтянулись за идущими в направлении Hohenzollernkanal соединениями 1 Белорусского Фронта[5].

В последующие несколько месяцев Грабовзее продолжал существовать исключительно в качестве гражданского госпиталя.

Мирное время в окрестностях комплекса[6] наступило в начале мая, когда 30 апреля 1945 года, после форсирования соединениями 80 стрелкового Померанского корпуса 61 армии канала Одер-Хафель и продолжительных боев на северном берегу, части 356 стрелковой дивизии сменили 1 пехотную дивизию 1 Армии Войска Польского и заняли поселок Фридрихсталь[7].

После капитуляции Германии во Второй мировой войне, с осени 1945 года, гарнизоном группы советских войск в Германии на базе комплекса Грабовзее

Торжественное собрание перед зданием клуба, 1980-е

командует полковник Геленков. В ноябре 1949 года на базе комплекса разворачивается туберкулезный госпиталь санаторного типа на 150 мест[8]. Продолжительное время весь обслуживающий персонал комплекса оставался в прежнем составе, включая вернувшихся в свои дома после освобождения прилегающей местности и состоял из немецких граждан, за исключением медицинских сестер и врачей. Позднее в обслуживающий персонал стали входить вольнонаемные граждане Советского Союза.

К моменту развала Советского Союза и вывода ГСВГ с территории Германии, на базе комплекса Грабовзее находилась база хранения полевых госпиталей и стационарный противотуберкулезный госпиталь[9]. Последним командиром гарнизона Грабовзее являлся подполковник Владимир Андреев.

В 1991 году комплекс снова перешел в ведомство фонда страхования земли Бранденбург и был не однократным объектом спекуляций на рынке недвижимости. До настоящего времени находится в заброшенном состоянии.

Примечания

  1. ↑ Von Ernst Klee. Deutscher Menschenverbrauch. ZEIT ONLINE. Проверено 3 января 2016.
  2. ↑ Эмсланд — район, входящий в состав земли Нижняя Саксония, на территории которого располагались концентрационные лагеря Эмсланда (Emslandslagern).
  3. ↑ Личный состав военных медиков концлагеря был выведен из Вильнюса в июле 1944 года, остававшиеся узники были расстреляны в Понарах и Каунасе.
  4. ↑ Поселок был занят 1 стрелковым батальоном под командованием гвардии капитана Алексея Павловича Цицилина.
  5. ↑ Форсирование канала осуществляли части 212 и 356 стрелковых дивизий 80 стрелкового корпуса. Скрытый в лесу у поселека Мальц укрепленный район не позволил сходу занять плацдарм на северном берегу Hohenzollernkanal. Успешное форсирование канала и закрепление на плацдарме стало возможным благодаря силам 380-го отдельного саперного батальона 212 СД, которыми был наведен 30-тонный мост.
  6. ↑ За время боев по освобождению южного и северного берегов Одер-Хафель канала, пало не менее 500 русских воинов, захороненных в поселках Берневе, Штольценхаген и Клостерфельде.
  7. ↑ После разведки, проведенной 25 апреля 1945 года, 692 и 669 стрелковые полки 212 стрелковой дивизии форсируют Hohenzollernkanal и реку Хафель, и закрепляются на плацдарме в районе Klein-Siedlung, встречая ожесточенное сопротивление скопившихся в районе города Цеденик разрозненных частей «группы Штайнера» (5 Jäger-Division, 28 SS-Freiwilligen-Panzergrenadier-Division и 3 Marine-Infanterie-Division). 1183 и 1185 стрелковые полки 356 стрелковой дивизии, форсировав Hohenzollernkanal, выбивают подразделения СС из укрепленного района в лесу за концлагерем Заксенхаузен.
  8. ↑ Полевая почта № 05348.
  9. ↑ Полевая почта № 18447.

Ссылки

wikiredia.ru

Заброшенная больница Белиц-Хайльштеттен - Вспоминая Потсдам...

Даже если вам не приходилось там бывать, очень рекомендую фоторепортаж оттуда с экскурсом в историю.

Я уже писал про город, которого на самом деле нет. А сегодня я расскажу про реально существующий заброшенный город. А точнее это заброшенный больничный комплекс Белиц-Хайльштеттен, он состоит из более чем 60 зданий начала ХХ века и по праву входит в десятку самых красивых современных руин мира.

1. Принято считать что госпиталь Белиц-Хайльштеттен был построен в 1898 году, но на самом деле строительство длилось вплоть до 1930 года.Изначально комплекс задумывался как санаторий Национального института страхования и предназначался для профилактики и лечения туберкулеза.

2. Первыми были построены основной корпус на 600 мест и павильон с большим балконом выходящим на юг. Балкон предназначался для "воздушных ванн", в то время это было главное лекарство от туберкулеза.

3. На втором этапе (1905-1908 гг) количество коек было удвоено, а также были добавлены хозяйственные постройки и инфраструктура, которая превратила санаторий в "автономный городок". В эти годы тут появились почта, ресторан, пивная, детский сад, конюшня, мастерские, прачечной, мясной магазин и пекарня.Гордостью комплекса была собственная отопительная система и система водоснабжения.

4. Белиц-Хайльштеттен был разделен на две части. Женщины жили с западной стороны главной дороги, а мужчины с восточной.

5. После начала Первой Мировой Войны здания санатория были переоборудованы в военный госпиталь.Осенью 1916 года здесь, после ранения в ногу в битве на Сомме в этом госпитале лечился молодой солдат пехоты Адольф Гитлер.

6. После окончания войны, с возвращением относительной экономической стабильности был проведен финальный этап строительства (1926-1930 гг). В эти годы был введен в эксплуатацию корпус женской хирургии, воплотивший в себе последние достижения легочной хирургии в лечения туберкулеза.

7. Во время Второй Мировой Войны Белиц-Хайльштеттен опять использовался в военных целях. В эти годы некоторые здания сильно пострадали от бомбежек, в частности полностью было разрушено здание церкви.

8. После окончания войны комплекс перешел под контроль Советского Союза. Здесь располагалась военная  база и больница для советских офицеров их жен, а так же высокопоставленных чиновников ГДР.

9. По одной из легенд ходившей среди советских служащих в Германии, подтверждения которой я так и не нашел, в 50х годах в день рождения Гитлера были убиты персонал и пациенты этой больницы.Вот как эту легенду пересказывает один из служивших в ГДР солдат:"Суть в том, что в то время в Германии еще были партизаны. "Вервольфы" - "Оборотни", еще СС "заложенное" наследство. Отдельные акции были до 50-х годов - если не ошибаюсь, в точности до Берлинского кризиса, и нагнетание обстановки со стороны Запада не в последнюю очередь было расчитано именно на рост народного сопротивления "советским оккупантам".Пацаном я в ГДР был, отец в ГСВГ служил, и довелось мне полежать в центральном госпитале ГСВГ, в Белице. На его территории стояло сожженое здание хирургического корпуса. Нам с отцом рассказывали, что его сожгли в начале 50-х, вместе с "лежачими" и частью тех, кто пытался выскочить - охрана не сразу подоспела и отбить корпус не успела... в общей сложности, как гворили, около 200 человек погибших было. Но, поскольку дело было уже после образования ГДР, происшествие "замяли" - "братья по классу", демократические немцы, такого устроить не могли, а "недобитых фашистов" к тому времени официально не стало".

10. Советские войска оставались здесь вплоть до 1994 года. После вывода которых жизнь в комплексе постепенно начала угасать. Пока большинство корпусов окончательно не закрылись в 2000 году.

11. Большинство, но не все. Так, до сих пор работают неврологический реабилитационный центр, и центр исследования болезни Паркинсона.

12. На этом история этого места заканчивается и начинается настоящее.Пока правительство решает что делать, развалины полюбились фотографам, режиссерам и другим любителям творчества.

13. В частности здесь снимались фильмы "Пианист" и "Операция Валькирия", а так же клип Rammstein на песню Mein Herz Brennt.

14. Пробраться внутрь большинства зданий очень сложно но внутри одного побывать удалось! Далее несколько фотографий из здания туберкулезного диспансера для мужчин.Не знаю что происходило в этом зале раньше, но в наши дни здесь время от времени проходят нелегальные вечеринки.

15. Это тот самый балкон с южной стороны предназначенный, как вы уже знаете, для "воздушных ванн".

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22. За окном на уровне 2го этажа такой вот аист.

23. Внутри зданий достаточно много граффити, большинство из которых скорее вандализм, чем искусство. Но некоторые ок.

24. Кстати, если вам доведется побывать в этом госпитале помните - забираться внутрь зданий незаконно. Некоторые здания уже находятся в частной собственности, считается что их охраняют, хотя на деле никаких сторожей я не видел.

25. Эту птицу мы нашли в подвале, на крышке написано: "Пожалуйста, позаботьтесь о птице. Mr. Fox".

26. Есть еще одна страшная история связанная с этим местом. В 2008 году 37-летний фотограф Мишель Ф. убил в одном из заброшенных зданий молодую модель. По рассказам самого убийцы девушка погибла случайно, они просто планировали устроить БДСМ фото-сессию.

27. В настоящее время не ясно что делать с заброшенными зданиями, их нельзя просто снести и не так просто продать, поскольку они входят в какой-то список исторических зданий (Grade II, не знаю как переводится).

28. По одной из идей в будущем из комплекса Белиц-Хайльштеттен сделают официальную туристическую достопримечательность, и каждый желающий сможет прогуляться по этим загадочным местам абсолютно безопасно.

UPD1: Если хотите узнать больше об этом месте - Больница Белиц-Хайльштеттен. Ретроспектива

potsdam-gsvg.livejournal.com


Смотрите также