ВОЕННЫЕ ПЕНСИОНЕРЫ ЗА РОССИЮ И ЕЁ ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ. Хочет германия войны с россией


У немцев три проблемы с Россией » Военное обозрение

Недавний визит «сладкой парочки» германских журналистов в логово Путина и серия провокационных, агрессивных и наивных вопросов с их стороны к российскому президенту подтолкнула меня написать эту короткую заметку «про нашего мальчика». В конце концов, ВВП человек весьма занятой, и отвечать на вопросы «среднего немецкого детсадовца» ему просто некогда. Моё же время менее ограничено, так почему бы не облегчить жизнь буквально всем и не дать ответы на все вопросы относительно России, которые так сильно тревожат рядового немецкого «вопрошанта».

Итак, у немцев ровно три проблемы с Россией.

Первая проблема. Буквально на подсознательном уровне немцы считают Россию системой более низкого порядка по сравнению с Германией. В технике, политике, экономике, военном деле, науке, буквально во всём. Соответственно, «диалог на равных», с их точки зрения, невозможен в принципе. У русских нет демократии, устаревшие технологии, коррупция, отсутствие свободы прессы и личной свободы. Короче, мрак. Самое смешное, что при этом немцы категорически отказываются изучать эту самую «отсталую Россию». О России они, как правило, не знают ничего, кроме пропаганды, и, собственно говоря, особо знать не стремятся. А ведь Россия — это совсем не Нигерия. На протяжении последних трёхсот лет, начиная с Петра Первого, Россия играет ведущую роль в мировых делах, являясь самой крупной державой планеты. За исключением островной Британии, Россия — единственная держава, которую европейцы/американцы так ни разу и не смогли разгромить и оккупировать. Франция, Австрия, Италия, Германия, Япония, Португалия и Турция, Иран и Индия, Китай и Корея — все они так или иначе бывали повержены в новой и новейшей истории, но не Россия. А ведь на одном тоталитаризме, рабстве и вранье этого достичь было бы крайне сложно. Тут, понимаете, есть в их пропаганде такой вот логический парадокс: с одной стороны — это никчёмная страна третьего мира, на которую доброй пули жалко, с другой стороны — угроза номер один для европейской демократии.

Видимо, увлеклись переводом Некрасова («...Ты и могучая, / Ты и бессильная…»). Такой вот парадокс. Тот факт, что в области космической техники, вертолётостроения, производства современных истребителей — Россия страна номер один в мире, ими просто не замечается.

Парадоксальным образом даже операция ВКС России в Сирии ничего не изменила в этой картинке российской отсталости. А ведь такую операцию на планете могут осуществить буквально две страны — США и РФ. Возможно, КНР — не в курсе их возможностей, но немного сомневаюсь. Кстати, как бы нам ни хотелось всем вечного мира, но именно такие войсковые операции демонстрируют уровень развития державы. Нужна современная техника, пилоты, охрана, разведка, логистика, связь, РЭБ… много чего нужно, пальцы устанешь загибать. Кстати, Германия (экономическое сердце Европы) может провести подобную операцию? Япония (индустриально-финансовый восточноазиатский монстр) может? Почему нет? Все деньги покрал Сердюков-сан?

Вам не кажутся парадоксальными разговоры об полном отсутствии коррупции и небывалой экономической эффективности немецкой экономики и одновременное отсутствие достаточного количества пулемётов в частях Бундесвера (который совсем невелик)? Какая-то тут нестыковочка. В «нулевые» зарплату немецкого рабочего жёстко урезали, социальные пособия тоже, немецкая экономика «цветёт», но денег на пулемёты не нашлось. Даже с учётом того, что крупный немецкий капитал буквально «выпотрошил» Восточную и Южную Европу. На Люфтваффе, кстати, тоже денег нет, потому и не летают (шутка). Безусловно, глядя на этот «праздник жизни», Гитлер бы застрелился второй раз. Какое-то оно странное — это экономическое процветание Германии… Где, собственно говоря, и в чём оно выражается? Космическая программа? Подводные города строят? Подводный флот? Вилли II после прихода к власти — «по-быстрому» сваял флот открытого моря, который стоил невероятные деньги и был вторым на планете. При этом российский флот остался далеко позади. Фюрер, придя к власти, — «за пять секунд» построил сверхмощные корабли, стоившие немало, но резко поднимавшие морской ранг Германии. СССР таких кораблей построить в то время не мог, увы и ах. Индустриальная, торговая Германия нуждалась в мощном флоте, как и Британия, Голландия, Венеция, Византия… Ничего нового. Хотя флот стоит дорого. Как раз поэтому у современной Германии флота нет. Совсем. Зато есть демократия. А вот у русских флот есть, но это неважно.

Россия — самая большая страна мира, и эти самые земли отнюдь не достались ей в подарок от «высших сил». Это называется — успешное государственное строительство. По этой бескрайней территории бегают поезда, там дымят заводы, соблюдаются законы. На этой территории живут полторы сотни самых разных народов. Плюс космос, ядерный щит, наука. Вполне себе такая евразийская держава. Но для немцев всего этого почему-то не существует. Они готовы выстраивать отношения с США или КНР, но не с Россией. Не видят они в России серьёзного партнёра, не хотят видеть в упор. В принципе, именно Россия поддерживала относительный порядок на территории «гуляй-поля Украина», пока туда не пришли евроинтеграторы. Отсутствие реальной оценки России и её возможностей делает невозможным выстраивание адекватной внешней политики Германии.

Вторая проблема. Россия непознаваема в принципе (загадочная далёкая страна), и с ней возможно только жёсткое противостояние на базе несовместимости культур и ценностей. Достаточно забавно: например, про Испанию (которая не совсем Европа) таких глупостей никто никогда не говорил. Как, впрочем, и про Турцию в 19-20-21 веках, которая отличается от Германии гораздо сильнее. Япония, например, была союзником Германии во ВМВ, и никто не пытался утверждать, что японцы — это сплошная мистика. Хотя разница между японской и германской культурой на порядок больше, чем между российской и немецкой. Просто исторически так сложилось, что Россия всю свою тысячелетнюю историю так или иначе контактирует с Европой. Европейцы считают себя наследниками римской и греческой культуры (разные европейцы в разной степени). Россия позиционирует себя как наследница Византии.

То есть Россия — это не Турция, не Иран и даже не Алжир. Это такой, если рассуждать образно, аналог США, то есть Европы за пределами Европы, географически и ментально. Но если в отношении США европейцы это охотно признают (Запад и его ценности), то в отношении России признавать отказываются категорически. Миллионы немцев за период с 18-го века по начало 20-го уехали в США (массовая эмиграция). Германия это знает и помнит. Но, простите, за тот же период сотни тысяч немцев перебрались в Россию. Русская городская культура в Российской империи создавалась во многом благодаря их участию. Просто после ВМВ и достижений Фатерлянда на почве гуманизма об этом не принято вспоминать. Но что было, то было. Почитайте русскую классическую литературу (неплохой повод), и вы будете потрясены количеством разнообразных немцев «в кадре». Что они все здесь делали? Деньги зарабатывали. В конце 18 века в России проживало около четверти миллиона немцев. Немцев, Карл. В далёкой загадочной России. В конце 19 века под два миллиона. И это только те, кто продолжал считать себя немцами. Многие «русифицировались».

Берлин весьма недалеко от Санкт-Петербурга, во всех смыслах слова. Те самые русские немцы, как правило, жили в крупных городах, так что их присутствие было весьма заметно, хотя были и места «компактного расселения». Уже одно это противоречит теории «далёкой и непознаваемой» России. Участие немцев в строительстве Америки Германия хорошо помнит, участие немцев в развитии промышленности, науки и горного дела в России в Германии почему-то вспоминать не любят. Почему? Что не так? Ведь этим можно гордиться: заводы у Великих озёр и на Урале — то есть по всей планете — строились с участием немецких специалистов! Это ж реально круто! Про Великие озёра помнят, про Урал… какой Урал? Просто это здорово портит жизнь той самой теории «далёкой и неправильной» России. Странно, но у России и Германии весьма тесные и многочисленные связи, особенно со времён Петра, но помнят об этом только в России (тоже не всегда). Тысячи и тысячи немецких чиновников, офицеров, врачей, предпринимателей и инженеров переезжали в Россию. Причина проста — в России конкуренция была ниже, а возможностей больше, чем в перенаселённой Германии.

Кстати, в той же классической русской литературе и в мемуарах 18 века выражается резкое недовольство «засильем немцев». Чертовски много их сюда ехало, на русские хлеба… И вот в начале века 21-го немецкие журналисты, «ломая себя через колено», пытаются понять — что это за Россия такая? Шангри-Ла какая-то, да и только. Такое впечатление, что кто-то кого-то слегка обманывает. Особенно с учётом того, что в 90-е в Германию вернулись полтора миллиона русских немцев, которые, владея двумя языками и будучи знакомы с обеими странами, легко могли бы расставить все точки/умлауты над и (или над ё). Видите, в чём дело, чтобы не отвечать на серьёзные и неприятные вопросы, всегда можно сделать вид, что ты не понимаешь очевидных вещей — «дурака включить». И с наивным видом вопрошать очень занятого президента России: «Ну как же так, мистер Путин?».

Тот факт, что в возглавляемом Германией ЕС русские оказались на положении «людей второго сорта» в Прибалтике, почему-то остаётся за кадром и не обсуждается никогда. А вопрос интересный. Но ладно, даже по этому поводу Кремль решил не поднимать скандала. И вот Киев, Майдан, переворот. И немецкие политики, и журналисты никак не могут увидеть и понять очевидных вещей. «Почему Крым?» — вопрошают они, устремляя непонимающий взор на президента Путина… Логическая связь этих двух событий (то, что не поддержи немецкие политики Майдан — Крым остался бы на Украине) для них недоступна абсолютно. Вообще данная дискуссия носит откровенно дурацкий характер: действия Запада в Киеве в феврале 2014 не обсуждаются никак — так было надо, а идущие с ними в связке ответные действия России вызывают искреннее недоумение. Зачем, всё же было хорошо? Примерно такая же дискуссия шла вокруг «ответных» Искандеров. Зачем? Американские противоракеты европейцам обсуждать было запрещено категорически. Поэтому они обсуждали русские Искандеры. Активно так, с напором. Вот то же самое с Украиной и Майданом — они на Западе посовещались и решили Майдан-2 признать. Всё, вопрос закрыт, больше они это обсуждать ни с кем, тем более с посторонними, не собираются.

На самом деле февральский переворот в Киеве и немедленное признание Берлином его результатов прорвали гнойник российско-германских противоречий. Проблем и разногласий было уйма. Вспомним ещё «конфискацию преступных русских денег на Кипре». Восточное партнёрство. Мы сознательно «спускали на тормозах» эти вопросы, надеясь на позитивные перспективы. Они считали, что всё в порядке. И вот прорвало. И усугубляя «искреннее непонимание», Путин назвал главной ошибкой России — «то, что она ранее не заявляла о своих национальных интересах». А вот теперь заявила, внезапно. ВВП должен был великолепно осознавать, что всё политическое пространство в Европе полностью поделено и нет там никакого места для «российских национальных интересов». Для того чтобы их туда втиснуть — кто-то должен очень сильно подвинуться. Правда жизни в том, что Германия и Россия достаточно близки культурно, но понимать и признавать российские интересы в Европе немцы отказываются категорически. Именно поэтому они профессионально «включают дурака» и отказываются понимать элементарные вещи: «Всё было хорошо, пока Путин ВНЕЗАПНО не аннексировал Крым».

Третья проблема. Даже после двух мировых войн немцы по какому-то странному стечению обстоятельств убеждены, что противостояние с Россией — это быстро, легко и приятно. Синдром блицкрига, чтоб его. Весь расчёт в 2014 году делался исходя из того, что вот введём санкции, а Россия и развалится. Это была своего рода операция-двухходовка из одного-единственного варианта «А». Понимаете, что самое весёлое — спланировав, начав и проиграв две мировые войны, эти люди ничему не научились. Вообще ничему. «Они ничего не забыли и ничему не научились», — так охарактеризовал Талейран «реставрированную» французскую аристократию в 1815 году. Примерно то же самое можно сказать про наших немецких «партнёров». Продление санкций 22 июня 2015 года — это как раз из той самой серии. Немецкое руководство не то что не извлекло уроков из двух мировых войн — оно категорически отказывается их извлекать. Очередной подход к всё тем же геополитическим граблям. Большие войны не начинаются вот так с бухты-барахты. Их готовят и тщательно планируют. Заранее, заблаговременно. Именно поэтому предотвратить большую войну очень легко. На первый взгляд.

Вызывает удивление тот факт, что открытая поддержка Германией неонацистов в Восточной Европе и разрыв отношений с Россией никак не отразились на рейтинге канцлерин. Непонятно это и неправильно. Это как, в своё время, Германия поддерживала «цветных революционеров» в той же Ливии и Сирии. И никто внутри страны не возражал. Истерика началась, когда поток беженцев из Африки и Азии хлынул в немецкие города. Вот тут Германия испытала сильнейший болевой шок и попала в серьёзнейший со ВМВ политический кризис. Понимаете, это не просто строчки в газетах и видеоролики в новостях. Это реальный глубочайший кризис немецкой государственности. Но по сей день для них Асад — враг, который должен уйти. А «демократическая оппозиция» Сирии — это друг. Даже после «кёльнского Нового года». Какая-то шизофреничная политика: они сносят режимы, которые служат барьерами на пути мигрантов, а потом в истерике ищут пути решения «проблемы мигрантов». И по сей день в Германии никто не хочет признать того факта, что «снос» Каддафи и война в Сирии были ошибкой.

С их точки зрения — данные решения были абсолютно правильным. Асад и Каддафи — должны были уйти. Точка. Это не обсуждается. Беженцев быть не должно. Решение правильное, последствия неправильные. И как с такими людьми работать? Даже теракты во Франции тут абсолютно ничего не поменяли. Асад — враг и тиран, он должен уйти. Точка. К чему это отступление? Так в отношении России политика столь же шизофренична: один факт, что Россия не пожелала признать результаты вооружённого переворота в Киеве и уважать тех, кто захватил власть с оружием в руках, послужил поводом для санкций. Причём план абсолютно бредовый изначально: проводим в Киеве переворот силами вооружённых неонацистов, уничтожаем несогласных, устанавливаем там режим террора и создаём эскадроны смерти с эсэсовской символикой. А Россия всё это понимает и принимает. И дружба в треугольнике Москва-Киев-Берлин только крепнет с каждым сожжённым «колорадом». Поверить в реальность этого плана мог только сумасшедший. Но немецкие демократические политики искренне верили в реализуемость данного варианта. Без шуток. И искренне обиделись, когда Москва невзлюбила «крошку Турчинова».

Я вот думаю, а если бы господин Путин говорил с ними не по-немецки, а, например, по-монгольски? Всё было бы ещё хуже? Он пятнадцать лет в большой политике. И все пятнадцать лет он говорит с немцами по-немецки. Он пятнадцать лет говорит с немецкими политиками по-немецки о проблемах взаимных отношений России и Германии. Потом внезапно украинский кризис, война на Донбассе, санкции, и сразу после Нового Года 2016, перед православным Рождеством в Россию приезжают два немецких журналиста и 2 часа пытают Путина абсолютно «детскими» вопросами. «А ваша экономика ещё не развалилась? А когда она развалится?». Были в 20-м веке две очень большие и кровавые войны, погибли миллионы солдат и гражданских, и Россия и Германия понесли тяжёлый урон. Восстановление отношений при Брежневе, объединение Германии при Горбачёве, пьяненький Ельцин вальсирует в центре Берлина, Путин… И вдруг, при малейшем конфликте, немцы очертя голову бросаются в драку, пытаясь развалить российскую экономику. Они вообще чему-нибудь учатся?

Безусловно, российская экономика понесёт существенный урон в результате санкций — это факт. С этим глупо спорить. Но вот политические последствия будут совсем иными, чем планировали «архитекторы санкций»: первое — Германия потеряет российский рынок безвозвратно, никому не нравится, когда его основной торговый партнёр внезапно «взбрыкивает» на ровном месте, вы или торгуете в России, или занимаетесь политическими играми, но не то и другое вместе; второе — Германия полностью утратит в России политическое влияние, это будет просто одна из стран, не более; третье — Россия неизбежно проведёт в жизнь определённые «ответные» политические шаги против Германии. «В политике нет мести, но есть последствия», — Столыпин. И самое главное — Украине это не поможет никак, в её отношении позиция России стала ещё более жёсткой. Данный конфликт будет затяжным и тяжёлым для обеих сторон и полностью перекроит политический ландшафт Восточной Европы (отношения станут совсем другими). Это примерно, как Европа-1918 кардинально отличалась от Европы-1914. Уже сейчас стало понятно, что немцы не готовились к длительному противостоянию и что никаких «запасных вариантов» у них нет. Они рассчитывали на быструю победу на «российском фронте», быстрое решение «украинского вопроса» и быстрое переключение на другие проблемные участки. Затяжная война на востоке — это так знакомо…

Вся беда в том, что, как и с беженцами, негативные последствия для Германии наступят не сразу, далеко не сразу, а в таком случае рядовой немец не видит логической связи. Несмотря на всю «отмороженность» немецкой внешней политики по отношению к арабам и русским — Меркель оставалась очень уважаемым и популярным политиком, пока в Германию не хлынули беженцы. Вот тут немцы возмутились! Как же так? «А нас то за шо?». Также резкое ухудшение отношений с Россией в правление Меркель на её рейтинг не повлияло никак. А мы то думали, что в Германии это кому-то интересно… Нет, немцам это безразлично. Так, несколько ранее Гитлер был безумно популярен в рейхе, несмотря на развязанную им мировую бойню. Немцы одобряли. А вот когда на Гамбург посыпались тысячи бомб, и он запылал, как рождественская ёлка, тогда настроения изменились. Но вы не поверите — они и тут прямой связи не увидели. То есть связь между нападением на Польшу и сожжёнными немецкими городами для них не была очевидна. Вот и в случае ответных российских политических ходов против Берлина, а они, безусловно, последуют, для немцев это будет неприятным сюрпризом. И точно так же прилетят два наивных немецких корреспондента и будут вопрошать Путина: «Владимир, почему?»

topwar.ru

Германия испугалась «холодной войны» с Россией - Свободная Пресса

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер пообещал, что Берлин приложит все усилия для того, чтобы предотвратить перерастание нынешних противоречий между Россией и Западом в новую «холодную войну». В авторской статье, опубликованной в журнале Foreign Affairs, Штайнмайер написал, что «двигаясь вперед, Германия будет продолжать делать, что может, дабы не допустить дальнейшей эскалации напряженности».

Статья немецкого дипломата озаглавлена «Новая глобальная роль Германии», и в ней он утверждает, что именно Берлин и Париж, а вовсе не США, играют ключевую роль в урегулировании украинского конфликта. Они «приняли на себя роль главных собеседников России по вопросам, касающимся европейской безопасности и выживания украинского государства». Минские соглашения, по словам политика, не идеальны, но без них «конфликт давно вышел бы из-под контроля и распространился бы далеко за пределы Донбасса», поэтому Германия будет добиваться их выполнения. В то же время, по мнению Штайнмайера, правительство США не занимается украинским кризисом и «концентрирует внимание на других вызовах».

С этим тезисом Штайнмайера можно поспорить, особенно если учесть, что всего несколько дней назад, 21 июня заместитель госсекретаря США по Восточной Европе Виктория Нуланд в очередной раз прибыла в Киев, где за закрытыми дверями встречалась, в том числе, с президентом Украины Петром Порошенко. До этого Нуланд посещала «незалежную» в апреле, да и вообще наезжает в эту страну каждые несколько месяцев. А 14−16 июня с визитом в США побывал премьер-министр Украины Владимир Гройсман. Так что вряд ли можно сказать, что Вашингтон забросил украинский вопрос.

Тем не менее, Штайнмайер в своей статье не только написал, что Германия готова взять на себя «центральную роль» в политике Европы, «пока ЕС не выработает способность играть более сильную роль на мировой арене», но и покритиковал Соединенные Штаты за их внешнеполитический курс. «Вторжение в Ирак в 2003 году повредило положению США в мире», — написал министр, охарактеризовав этот шаг, как «авантюру», которая «подорвала позиции США в целом». «Иллюзия однополярного мира увяла», — подытожил он.

Читайте по теме

Варшава доигралась до санкций Брюсселя

Ограничения ЕС против Польши дадут России шанс заново выстроить отношения с Европой

Это уже не первое заявление Штайнмайера о том, что необходимо налаживать диалог с Россией. На прошлой неделе дипломат заявил, что НАТО не стоит проводить учения вблизи границы РФ и «бряцать оружием». Все это, будто бы, говорит о том, что Германия начала занимать более конструктивную позицию в отношении Москвы. Однако пока что немецкие власти ограничиваются только заявлениями. Если же говорить о конкретике, то никаких действий в этом направлении Берлин не предпринимает. А канцлер Ангела Меркель не далее, как вчера в телефонном разговоре с Петром Порошенко обсудила продление санкций против России.

Так что вопрос, действительно ли Германия хочет предотвратить новую «холодную войну», остается открытым. Как и то, сможет ли Берлин сделать это даже при всем желании. Ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, доктор политологических наук Игорь Максимычев полагает, что заявления Штайнмайера сделаны для того, чтобы успокоить немецких избирателей.

— Германия может предотвратить и даже обратить вспять дальнейшее сползание к прямому противостоянию России и Запада. У этой страны достаточно сил на международной арене и, в первую очередь, в Европе, чтобы повлиять на развитие ситуации в ту или другую сторону. Но будет ли Германия выполнять эту роль и прикладывать силы не для обострения обстановки, а для ее нормализации — большой вопрос.

«СП»: — Почему?

— Потому что Штайнмайер, кончено, влиятельный политик, министр иностранных дел, но окончательные решения принимает не он, а канцлер Ангела Меркель. А с ее стороны мы не видим никаких подвижек в сторону нормализации отношений. Возможно, эта статья — хороший пиар-ход, призванный как-то успокоить общественное мнение Германии, которое действительно озабочено растущей конфронтацией. Все громче слышны требования прекратить дальнейшее сползание к прямому конфликту. Если в этом направлении германскими властями будет сделано что-то конкретное — это одно дело. Но если все ограничится такими высказываниями, мы и так слышим их со всех сторон. Европейские политики говорят о том, что что-то нужно делать с санкциями, нужно их ослаблять, но сначала Россия должна сделать то-то и то-то. Причем эти требования к России совершенно не совместимы с ее национальными интересами. Так что не стоит как недооценивать, так и переоценивать эту статью Штайнмайера.

«СП»: — Штайнмайер говорит о центральной роли Германии в ЕС. Это открытая заявка на лидерство?

— Это не заявка, а признание реального положения дел. Германия играет лидирующую роль в Евросоюзе. Но с той поправкой, что эта роль является, по существу, ролью наместника Соединенных Штатов в Европе. Только в тот момент, когда Германия сможет проводить европейскую политику, а не только американскую, что-то может реально измениться в обстановке. Сейчас это не так.

Штайнмайер заявляет, что Франция и Германия играют решающую роль в урегулировании конфликта на Украине. На самом деле, никакой роли они там не играют. Это чисто американская политика, которую они послушно проводят. Берлин и Париж не оказывают никакого давления на Киев, который тормозит и блокирует выполнение Минских соглашений. Это всем очевидно, но ничего не делается для того, чтобы повлиять на украинских лидеров. Это целиком и полностью американская позиция, и говорить об исключительной роли европейцев и Германии в урегулировании украинского кризиса просто не приходится.

«СП»: — Но министр достаточно резко покритиковал США в этой статье…

— Как я уже сказал, думаю, это не реальный вызов Америке, а попытка повлиять на общественное мнение Германии и успокоить население. Люди видят, что продолжение действий НАТО и Евросоюза в нынешнем духе ведет к прямому конфликту с Россией. А немцы не забыли 1945 год, поэтому они этого боятся. Штайнмайер пытается убедить общественность в том, что правительство ФРГ проводит самостоятельную и умеренную политику, направленную на преодоление напряженности.

Кстати, осуждение действий США в Ираке со стороны Штайнмайера тоже понятно. Он социал-демократ, а именно в период канцлерства Герхарда Шредера, который принадлежал к этой партии, было официальное осуждение действий США в Ираке со стороны правительства ФРГ. Это стало чем-то совершенно небывалым в истории послевоенной Европы, бунтом на корабле, вскоре после которого Шредер перестал быть канцлером. Сейчас Штайнмайер хочет напомнить немцам об этом шаге, который отвечал национальным интересам Германии, а не США, и убедить в независимости руководства страны. Вполне возможно, что сам Штайнмайер придерживается тех убеждений, о который говорит. Но не он формирует политику ФРГ, и это всегда нужно иметь в виду.

«СП»: — Но ведь в следующем году выборы в Бундестаг. После них может что-нибудь измениться?

— Выборы — это дополнительный мотив в заявлении Штайнмайера. Беспокойство общественного мнения велико, и по мере приближения выборов в Бундестаг все острее будет стоять вопрос о том, кто на них победит. У Германии есть разные альтернативы. Еще непонятно, как будет развиваться миграционный кризис и как проблема беженцев в ближайшие месяцы будет давить на общественное сознание немцев.

У самого Штайнмайера практически нет шансов занять кресло канцлера. Объединенные социал-демократы слишком потеряли свое влияние, у них осталось каких-то 20% поддержки. Но дело в том, что есть разумные люди и среди христианских демократов. Просто сейчас они остаются в тени, к тому же, партийная солидарность и нежелание подрывать позиции своего канцлера играет большую роль по внутриполитическим соображениям. Но нормальные прагматичные политики там есть, и будем надеяться, что кто-то из них сможет занять кресло канцлера. В этом случае возможно какое-то движение в сторону улучшения отношений с Россией.

Руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов считает, что теоретически Германия может сыграть конструктивную роль в налаживании отношений с Западом.

— «Холодная война» — это изобретение СМИ, а специалисты все-таки оперируют другими терминами. «Холодная война» — это идеологема противостояния двух принципиально разных систем, о чем сегодня речи не идет. Но конфронтация, безусловно, есть. Во многом она объясняется тем, что существуют различные подходы к европейской системе безопасности со стороны США, России и ЕС. У нас есть собственный взгляд на ее формирование. Это предложения еще 2008−2010 годов о том, что европейская безопасность должна быть единой и неделимой.

Но с февраля-марта 2014 года, когда начались события на Украине, Россию начали обвинять в подрыве основ существующей системы безопасности. И теперь договориться о каком-то общем подходе стало еще сложнее. Есть лидеры, которые влияют на формирование общей позиции Европейского Союза. С одной стороны, это США, а с другой — Германия.

В 2014 году Берлин заявил о своей готовности проводить политику большей политической ответственности, согласованной с блоками, в которых Германия состоит. Штайнмайер подтверждает этот тезис. Он же недавно заявлял о сдержанности в проведении маневров на границе с Россией, необходимости налаживания диалога и опасности раскручивания спирали противостояния. С другой стороны, Германия сегодня пишет проект своей «Белой книги», в которой Россия впервые внесена в список угроз в связи с событиями на Украине.

Германия сегодня вполне способна формировать как общественное мнение, так и позицию в рамках НАТО. Не случайно эта статья вышла в преддверии саммита Североатлантического альянса в Варшаве. Думаю, это одна из попыток Германии в лице Штайнмайера перевести противостояние в фазу диалога и поиска взаимных компромиссов.

Руководитель Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Алексей Кузнецов сомневается, что до 2017 года стоит ожидать улучшения отношения с ФРГ.

— В экспертном сообществе существуют разные взгляды на степень самостоятельности немецкой политики. Естественно, Берлин всегда заявлял, что он полностью независим, хотя многие действия свидетельствуют, что он идет в русле политики США. Но время показало, что следование интересам США часто вредит национальным интересам Германии, особенно экономическим. Отчасти падение популярности правящих партий в Германии объясняется именно этим, что и побудило немецких политиков в последнее время смягчить свою линию в отношении России. Конечно, есть и другие внутриполитические причины, которые ведут к снижению поддержки властей, в частности, миграционный кризис, но и конфронтация с Россией сыграла здесь не последнюю роль.

Читайте по теме

Новый враг Украины

«Правый сектор» пожелал смерти Евросоюзу

Это объясняет такую реакцию немецких политиков и их заявления. Но пока я не стал бы преувеличивать их значимость. Это больше работа на общественное мнение. Хотя в 2017 году реальное смягчение политики Германии возможно.

«СП»: — Но о выходе из американского фарватера говорить не приходится?

— Немцы во многом солидарны с США, исходя из собственных соображений. Поэтому не совсем верно говорить, что это слепое следование американской политике. Здесь замешаны и интересы немецких элит, так что вряд ли в ближайшее время политика Берлина претерпит кардинальные изменения.

svpressa.ru

Политика Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Еще недавно Россию воспринимали в Германии как стратегического партнера, теперь все чаще - как вероятного противника. Смена настроений особенно заметна в немецких СМИ.

"Спустя более двадцати лет после окончания холодной войны вновь встал вопрос: как вести себя со стратегическими противниками?". Так звучала последняя и, по сути дела, ключевая фраза комментария радиостанции Deutschlandfunk, посвященного итогам недавнего визита российского президента Владимира Путина в Берлин для переговоров в "нормандском формате". Фраза резанула ухо: столь прямо и неполиткорректно Россию к стратегическим противникам Германии немецкие журналисты, тем более в общественно-правовых СМИ, до сих пор не причисляли.        

Треть немцев опасается "вооруженных столкновений"

Наоборот, до недавнего времени РФ считалась стратегическим партнером Евросоюза и Германии, причем далеко не только в энергетической сфере. Брюссель и Берлин даже предлагали Москве особое модернизационное партнерство. Аннексия Крыма и вооруженная экспансия на востоке Украины ("Проект Новороссия") положили конец сближению, но до самого последнего времени немцы упорно отказывались верить в новую холодную войну с Россией. И вот вдруг речь пошла уже о возможности войны горячей. Или, во всяком случае, о военном конфликте.

Согласно опросу, проведенному 20 и 21 октября авторитетным социологическим институтом Forsa по заказу журнала Stern, треть немцев опасается "вооруженных столкновений между Россией и Западом". Правда, две трети опрошенных таких опасений по-прежнему не испытывают, но тренд очевиден: то, во что раньше не верил никто, кроме маргиналов, теперь частью общества уже больше не исключается. Немыслимое отныне считается возможным.

Опрос для журнала Stern не дает ответа на вопрос, от кого именно, по мнению респондентов, исходит опасность этих самых "вооруженных столкновений". Для большинства же немецких СМИ ответ очевиден: источником военной угрозы является Россия.

Bild восхваляет американское ядерное оружие

Вот что писала, к примеру, в день приезда российского президента в германскую столицу самая массовая в ФРГ бульварная газета Bild: "В промежуток времени между предыдущим и нынешним визитом Путина в Берлин уложились: 1236 дней, три войны (Крым, Восточная Украина, Сирия), сбитый малайзийский пассажирский самолет Mh27 (298 погибших), четыре сорванных перемирия только на Украине (более 10 тысяч убитых), санкции ЕС против России и участие России в сирийской гражданской войне - с бесчисленными жертвами среди мирного населения и бомбами даже на больницы и детей". Вывод издания: "Новая холодная война является горячей".

В другом комментарии, опубликованном 26 октября на сайте издания, Bild полемизирует с российскими пропагандистами и немецкими пацифистами, утверждающими, что "нет хороших или плохих бомб": "Американское ядерное оружие всегда было лучше российского (или пакистанского или китайского), поскольку оно контролируется и контролировалось политиками, которые проявляют куда больше уважения к человеческой жизни и воле своих избирателей".  

Подобных панегириков ядерному оружию в СМИ Германии, отказавшейся даже от мирного атома, не было, пожалуй, с начала 1980-х годов, когда в Европе в ответ на размещение Советским Союзом ракет средней дальности СС-20 устанавливались американские "Першинги". Bild прямо ссылается на тот период жесткого противостояния между Западом и СССР, цитируя родившуюся в те годы в Германии присказку: "Лучше "Першинги" в саду, чем СС-20 в крышу".

Поддержка союзников в Восточной Европе

О том, что Россия представляет угрозу Европе, США и в целом Западу именно с военной точки зрения, все чаще пишут теперь многие издания. Солидная консервативная газета Frankfurter Allgemeine Zeitung обратилась, к примеру, к разворачивающимся боевым действиям в киберпространстве и без обиняков называет вещи своими именами: "В интернете идет война. Нестандартная, без физического насилия, скрытая и полная уловок. Ее ведет Россия против Соединенных Штатов, и это первая холодная кибервойна". 

А вот как начинается перепечатанная многими немецкими изданиями статья информационного агентства dpa о предстоящем размещении батальона НАТО под немецким руководством в Литве: "Тот, кто заглянет в дуло Leopard 2, дважды подумает, стоит ли ему нападать на немецкий патруль. Подобными фразами обычно описывают то отпугивающее впечатление, которое производит боевой танк бундесвера. Теперь он впервые отправляется в непосредственную близость к границам России". 

Задача батальона – подать четкий сигнал восточным союзникам о том, что Германия серьезно относится к их тревогам, возникшим после того, как Россия в 2014 году присоединила Крым, подчеркивает dpa. В то же время в статье отмечается, что этот шаг может стать очередным испытанием для отношений между Берлином и Москвой. Так что число тех, кто опасается военного конфликта между Западом и Россией, пусть и виде случайного инцидента, при следующем опросе может возрасти.  

newsland.com

Германию толкают на провальную войну с Россией :: Армия

Власти США и других стран Североатлантического альянса, а также некоторые представители германской политической элиты делают все возможное, чтобы начать новую войну в Европе. Главным действующим лицом в ней должна стать Германия – самое сильное государство Старого Света. 

В пользу активной подготовки к вооруженному противостоянию свидетельствуют последние шаги и заявления политических лидеров. Администрация Дональда Трампа не только не отказалась от "воинственного курса" Барака Обамы, но и даже "преуспела в милитаризации Восточной Европы", говорится в статье, опубликованной в Contra Magazin.

При этом Великобритания больше не хочет выводить с территории Германии свои войска. Наоборот, Лондон увеличивает военное присутствие в регионе.

Тем временем министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен предложила создать в Германии штаб-квартиру НАТО. Страны альянса поддержали эту инициативу. Таким образом, НАТО усиливает командную и военную структуру в ответ на якобы агрессивную политику России, отмечает издание.

Глава ведомства федерального канцлера Петер Альтмайер заверил, что новое коалиционное правительство Германии, которое в настоящий момент находится в стадии формирования, не откажется от обязательств перед НАТО по увеличению финансирования вооруженных сил до 2% ВВП. Бундесвер может быть уверен в получении до 2021 г. дополнительных € 7 млрд, но на этом финансовые поступления наверняка не закончатся.

Единственным ограничением для тотальной милитаризации Германии является позиция действующей главы правительства Ангелы Меркель, а также сопротивление Социал-демократической партии.

"Именно поэтому вполне можно допустить, что после ухода Меркель из политики – а это, вероятно, произойдет в течение следующих двух лет - ее пост займет кто-нибудь с более выраженной трансатлантической ориентацией. Только так элитам удастся заставить Германию придерживаться курса. А курс этот - на войну с Россией", – заявил автор материала.

Справедливость опасений немецких журналистов подтверждает доклад, подготовленный к Мюнхенской конференции по безопасности, в котором говорится о растущих рисках непреднамеренного военного столкновения между Европой и Россией. НАТО утверждает, что не стремится ввязываться в гонку вооружений, но при этом Вашингтон направляет в Киев летальное оружие.

Российские эксперты не верят в то, что между РФ и Германией может вспыхнуть война. На Западе понимают, что конфликт приведет к катастрофическим последствиям, вплоть до применения ядерного оружия. Появление подобных статей является попыткой сбить пламя антироссийской истерии в Европе, считает заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Никита Данюк.

По его словам, антироссийская риторика выгодна глобалистским силам. Она бьет через край и в США, и в Германии. При этом в ЕС все больше зреет убежденность в том, что с нашей страной нужно развивать диалог.

В Европе "начинают говорить о том, что ей необходимо больше суверенитета, выдвигаются даже предложения создать аналог европейской армии, независимой от Вашингтона. Понимание того, что американцы просто используют ЕС в своей политической игре, рано или поздно придет к европейцам. Подобные статьи в европейских СМИ будут появляться все чаще, потому что европейцы не захотят стать разменной монетой в игре своих "старших товарищей", которые на словах гарантируют безопасность, а на деле думают только о сохранении статуса глобального гегемона и свои обязательства, если им это не выгодно, выполнять не будут", приводит слова Данюка "Свободная пресса".

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев говорит, что Россия не будет воевать с Европой, потому что "слоны с зайцами не воюют".

"В военном отношении Европа настолько слабее России, что это даже обсуждать неудобно. Предположить в сегодняшних условиях какую-то форму войны Европы с Россией невозможно. Но сплочение западных стран, как политическое, так и военное, на антироссийской почве идет. Правда, оно возможно потому, что молчат промышленники, которые теряют деньги из-за конфронтации с Россией. Если они заговорят, не факт, что любое правительство сможет их остановить. Им война с Россией ни политическая, ни настоящая не нужна ни в каком виде", – утверждает эксперт.

utro.ru

Немцы в панике: США гонят их в новый Сталинград - Свободная Пресса

Немецкоязычный портал Contra Magazin пишет о том, что нынешняя политика Германии может привести ее к полномасштабной войне с Россией. Автор статьи и редактор журнала Марко Майер убежден, что последние события в Европе можно трактовать только как попытку «втянуть ФРГ в войну с Россией».

Во-первых, администрация Дональда Трампа не только не отказалась от «воинственного курса» предыдущего правительства Барака Обамы, но и даже «преуспела в милитаризации Восточной Европы».

Во-вторых, Великобритания не собирается выводить, как их называет Майер, «оккупационные войска» с северо-запада Германии, а, напротив, планирует усилить военное присутствие в регионе.

В-третьих, немецкий Бундесвер работает над созданием в Германии штаб-квартиры НАТО. Такое предложение было сделано министром обороны Урсулой фон дер Ляйен, и командование альянса и стран-членов приняло его. Это усиление командной и военной структуры НАТО происходит под предлогом необходимости ответить на «агрессивную политику России».

Еще одним тревожным фактором Майер называет обещание Берлина увеличить расходы на свою армию до требуемых альянсом 2% ВВП. Таким образом, немецкий Бундесвер получит дополнительные семь миллиардов евро до 2021 года.

Само по себе все это не говорит о подготовке к военному столкновению с Россией, однако по мнению портала, если пост Меркель займет политик с более выраженной трансатлантической ориентацией, дело может дойти до открытого конфликта.

Читайте также

Америка затравит «Варшавянку» стаей злобных «Морских охотников»

В США заявили, что нашли средство против российских подлодок 4-го поколения

«Именно поэтому вполне можно допустить, что после ухода Меркель из политики — а это, вероятно, произойдёт в течение следующих двух лет — её пост займёт кто-нибудь с более выраженной трансатлантической ориентацией. Только так элитам удастся заставить Германию придерживаться курса. А курс этот — на войну с Россией», — пишет Майер.

Contra Magazin — альтернативный информационный портал, который посещают до 400 тысяч немецких и австрийских пользователей в месяц. Публикация Майера может показаться излишне алармистской, однако стоит напомнить, что в докладе «До края и обратно?» Мюнхенской конференции по безопасности, которая будет проводиться 16−18 февраля, также говорится о растущих рисках непреднамеренного военного столкновения между Европой и Россией.

Несмотря на то, что в НАТО утверждают, что им не нужна новая гонка вооружений с Россией, ослабление выполнения договоренностей, касающихся контроля над вооружениями, развертывание дополнительных вооружений и напряженность в связи с военными учениями могут привести к непреднамеренному конфликту. Решение Вашингтона предоставить Киеву летальное оружие только усугубит ситуацию.

Заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, политолог Никита Данюк считает, что реальное столкновение между Россией и Германией маловероятно, но само появление таких статей является показательным.

— Мне кажется, что эта публикация в большей степени является алармистской, потому что Германия, как и другие страны, которые входят в Североатлантический альянс, понимает, что полномасштабный военный конфликт с Российским государством будет означать для них полное уничтожение. Если дойдет до глобальной войны с применением ядерного оружия, в проигрыше останутся все стороны. Но у такого рода статей есть определенные цели.

«СП»: — Какие именно?

— Их авторы пытаются повлиять на антироссийскую политику, которая проводится в Германии и Европе последние несколько лет, и ослабить истерию, направленную против нашей страны. Это ведь не просто риторика, в Европе на границе с Россией развертываются дополнительные военные контингенты, дополнительная инфраструктура системы ПРО. Россия закрепляется в статусе одной из главных «угроз» для США и НАТО.

Это выгодно определенным политическим силами, в том числе глобалистским. Они делают из нашей страны потенциального противника и предпринимают все усилия, чтобы заморозить политические и экономические отношения между ЕС и Россией.

Но есть и силы, которые пытаются затормозить эту истерию на территории коллективного Запада. Эти СМИ и политики говорят о том, что отношения с Россией нужно развивать и что конфронтация грозит большими проблемами. На примере выборов в немецкий Бундестаг мы увидели, что партии, который выступают за диалог с нашей страной, набрали немало голосов. Такого рода политические силы завоевывают популярность во Франции, Австрии, Италии.

В то же время, по уровню антироссийской риторики Германия является явным фаворитом. Даже в американских СМИ не появляется такого количества пропагандистских материалов, как в немецких. И это вызывает ответную реакцию.

«СП»: — Но насколько вероятен сценарий военного столкновения России и Германии?

— Мне кажется, что сама Европа прекрасно понимает, что любой военный конфликт поставит крест на ее благополучии. Если кто-то и останется в выигрыше от такого конфликта, то только Вашингтон, который использует Европу в качестве буфера, чтобы оказывать давление на Россию. Американцы обеспечивают Европейскому союзу и странам НАТО безопасность, гарантируют зонтик от потенциального нападения.

Сейчас это мнимая российская угроза, раньше была иранская, иракская и так далее. Они всегда находят предлог для того, чтобы расширять свое военное присутствие на территории Европы. Параллельно осуществляют экономическое и геополитическое проникновение в другие страны региона, что мы видим на примере Украины.

Но и в самой Европе начинают говорить о том, что ей необходимо больше суверенитета, выдвигаются даже предложения создать аналог европейской армии, независимой от Вашингтона. Понимание того, что американцы просто используют ЕС в своей политической игре, рано или поздно придет к европейцам. Подобные статьи в европейских СМИ будут появляться все чаще, потому что европейцы не захотят стать разменной монетой в игре своих «старших товарищей», которые на словах гарантируют безопасность, а на деле думают только о сохранении статуса глобального гегемона и свои обязательства, если им это не выгодно, выполнять не будут.

Читайте также

Кто на самом деле сбил майора Филипова

The Washington Times считает, что это чужими руками сделали американцы

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев считает, что реальная война с Россией маловероятно, зато война политическая идет уже сейчас.

— Большего евроатлантиста, чем Меркель, еще нужно поискать. Но она либерал, и ее может заменить консерватор. Сегодня Меркель выступает против Америки потому, что она противник лично Трампа и того, что за ним стоит. Предположить, что она вместе с Трампом будет с кем-то воевать, довольно трудно.

Но ее место может занять консерватор, более «трампонастроенный» человек с его стилем мышления. Трамп понимает только два варианта действий — торговля или война. Он не хочет вникать во все эти сложные политико-дипломатические конструкции, которые так нравились Обаме или Меркель.

Но я не очень верю, что сам Трамп пойдет на нас войной, как не верю в абсолютного консерватора во главе Германии. Прививка 1945 года все еще действует. Хотя сейчас консерваторы в ФРГ сильнее, чем когда бы то ни было в поствоенной истории. Однако даже такие консерваторы, как Альтернатива для Германии, скорее, ориентированы на Россию, а не против нее.

«СП»: — А как вообще можно прокомментировать перспективу военного столкновения Германии и России?

— Слоны с зайцами не воюют. В военном отношении Европа настолько слабее России, что это даже обсуждать неудобно. Предположить в сегодняшних условиях какую-то форму войны Европы с Россией невозможно. Взять тот же Бундесвер. Вряд ли сегодня он может с кем-то серьезно воевать.

Но сплочение западных стран, как политическое, так и военное, на антироссийской почве идет. Правда, оно возможно потому, что молчат промышленники, которые теряют деньги из-за конфронтации с Россией. Если они заговорят, не факт, что любое правительство сможет их остановить. Им война с Россией ни политическая, ни настоящая не нужна ни в каком виде.

svpressa.ru

Германия испугалась «холодной войны» с Россией

Может ли Берлин положить конец конфронтации между Москвой и Западом Материал комментируют: Алексей Кузнецов Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер пообещал, что Берлин приложит все усилия для того, чтобы предотвратить перерастание нынешних противоречий между Россией и Западом в новую «холодную войну». В авторской статье, опубликованной в журнале Foreign Affairs, Штайнмайер написал, что «двигаясь вперед, Германия будет продолжать делать, что может, дабы не допустить дальнейшей эскалации напряженности».

Статья немецкого дипломата озаглавлена «Новая глобальная роль Германии», и в ней он утверждает, что именно Берлин и Париж, а вовсе не США, играют ключевую роль в урегулировании украинского конфликта. Они «приняли на себя роль главных собеседников России по вопросам, касающимся европейской безопасности и выживания украинского государства». Минские соглашения, по словам политика, не идеальны, но без них «конфликт давно вышел бы из-под контроля и распространился бы далеко за пределы Донбасса», поэтому Германия будет добиваться их выполнения. В то же время, по мнению Штайнмайера, правительство США не занимается украинским кризисом и «концентрирует внимание на других вызовах».

С этим тезисом Штайнмайера можно поспорить, особенно если учесть, что всего несколько дней назад, 21 июня заместитель госсекретаря США по Восточной Европе Виктория Нуланд в очередной раз прибыла в Киев, где за закрытыми дверями встречалась, в том числе, с президентом Украины Петром Порошенко. До этого Нуланд посещала «незалежную» в апреле, да и вообще наезжает в эту страну каждые несколько месяцев. А 14−16 июня с визитом в США побывал премьер-министр Украины Владимир Гройсман. Так что вряд ли можно сказать, что Вашингтон забросил украинский вопрос.

Тем не менее, Штайнмайер в своей статье не только написал, что Германия готова взять на себя «центральную роль» в политике Европы, «пока ЕС не выработает способность играть более сильную роль на мировой арене», но и покритиковал Соединенные Штаты за их внешнеполитический курс. «Вторжение в Ирак в 2003 году повредило положению США в мире», — написал министр, охарактеризовав этот шаг, как «авантюру», которая «подорвала позиции США в целом». «Иллюзия однополярного мира увяла», — подытожил он.

Это уже не первое заявление Штайнмайера о том, что необходимо налаживать диалог с Россией. На прошлой неделе дипломат заявил, что НАТО не стоит проводить учения вблизи границы РФ и «бряцать оружием». Все это, будто бы, говорит о том, что Германия начала занимать более конструктивную позицию в отношении Москвы. Однако пока что немецкие власти ограничиваются только заявлениями. Если же говорить о конкретике, то никаких действий в этом направлении Берлин не предпринимает. А канцлер Ангела Меркель не далее, как вчера в телефонном разговоре с Петром Порошенко обсудила продление санкций против России.

Так что вопрос, действительно ли Германия хочет предотвратить новую «холодную войну», остается открытым. Как и то, сможет ли Берлин сделать это даже при всем желании. Ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, доктор политологических наук Игорь Максимычев полагает, что заявления Штайнмайера сделаны для того, чтобы успокоить немецких избирателей.

— Германия может предотвратить и даже обратить вспять дальнейшее сползание к прямому противостоянию России и Запада. У этой страны достаточно сил на международной арене и, в первую очередь, в Европе, чтобы повлиять на развитие ситуации в ту или другую сторону. Но будет ли Германия выполнять эту роль и прикладывать силы не для обострения обстановки, а для ее нормализации — большой вопрос. «СП»: — Почему?

— Потому что Штайнмайер, кончено, влиятельный политик, министр иностранных дел, но окончательные решения принимает не он, а канцлер Ангела Меркель. А с ее стороны мы не видим никаких подвижек в сторону нормализации отношений. Возможно, эта статья — хороший пиар-ход, призванный как-то успокоить общественное мнение Германии, которое действительно озабочено растущей конфронтацией. Все громче слышны требования прекратить дальнейшее сползание к прямому конфликту. Если в этом направлении германскими властями будет сделано что-то конкретное — это одно дело. Но если все ограничится такими высказываниями, мы и так слышим их со всех сторон. Европейские политики говорят о том, что что-то нужно делать с санкциями, нужно их ослаблять, но сначала Россия должна сделать то-то и то-то. Причем эти требования к России совершенно не совместимы с ее национальными интересами. Так что не стоит как недооценивать, так и переоценивать эту статью Штайнмайера.

«СП»: — Штайнмайер говорит о центральной роли Германии в ЕС. Это открытая заявка на лидерство?

— Это не заявка, а признание реального положения дел. Германия играет лидирующую роль в Евросоюзе. Но с той поправкой, что эта роль является, по существу, ролью наместника Соединенных Штатов в Европе. Только в тот момент, когда Германия сможет проводить европейскую политику, а не только американскую, что-то может реально измениться в обстановке. Сейчас это не так.

Штайнмайер заявляет, что Франция и Германия играют решающую роль в урегулировании конфликта на Украине. На самом деле, никакой роли они там не играют. Это чисто американская политика, которую они послушно проводят. Берлин и Париж не оказывают никакого давления на Киев, который тормозит и блокирует выполнение Минских соглашений. Это всем очевидно, но ничего не делается для того, чтобы повлиять на украинских лидеров. Это целиком и полностью американская позиция, и говорить об исключительной роли европейцев и Германии в урегулировании украинского кризиса просто не приходится.

«СП»: — Но министр достаточно резко покритиковал США в этой статье…

— Как я уже сказал, думаю, это не реальный вызов Америке, а попытка повлиять на общественное мнение Германии и успокоить население. Люди видят, что продолжение действий НАТО и Евросоюза в нынешнем духе ведет к прямому конфликту с Россией. А немцы не забыли 1945 год, поэтому они этого боятся. Штайнмайер пытается убедить общественность в том, что правительство ФРГ проводит самостоятельную и умеренную политику, направленную на преодоление напряженности.

Кстати, осуждение действий США в Ираке со стороны Штайнмайера тоже понятно. Он социал-демократ, а именно в период канцлерства Герхарда Шредера, который принадлежал к этой партии, было официальное осуждение действий США в Ираке со стороны правительства ФРГ. Это стало чем-то совершенно небывалым в истории послевоенной Европы, бунтом на корабле, вскоре после которого Шредер перестал быть канцлером. Сейчас Штайнмайер хочет напомнить немцам об этом шаге, который отвечал национальным интересам Германии, а не США, и убедить в независимости руководства страны. Вполне возможно, что сам Штайнмайер придерживается тех убеждений, о который говорит. Но не он формирует политику ФРГ, и это всегда нужно иметь в виду.

«СП»: — Но ведь в следующем году выборы в Бундестаг. После них может что-нибудь измениться?

— Выборы — это дополнительный мотив в заявлении Штайнмайера. Беспокойство общественного мнения велико, и по мере приближения выборов в Бундестаг все острее будет стоять вопрос о том, кто на них победит. У Германии есть разные альтернативы. Еще непонятно, как будет развиваться миграционный кризис и как проблема беженцев в ближайшие месяцы будет давить на общественное сознание немцев.

У самого Штайнмайера практически нет шансов занять кресло канцлера. Объединенные социал-демократы слишком потеряли свое влияние, у них осталось каких-то 20% поддержки. Но дело в том, что есть разумные люди и среди христианских демократов. Просто сейчас они остаются в тени, к тому же, партийная солидарность и нежелание подрывать позиции своего канцлера играет большую роль по внутриполитическим соображениям. Но нормальные прагматичные политики там есть, и будем надеяться, что кто-то из них сможет занять кресло канцлера. В этом случае возможно какое-то движение в сторону улучшения отношений с Россией.

Руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов считает, что теоретически Германия может сыграть конструктивную роль в налаживании отношений с Западом.

— «Холодная война» — это изобретение СМИ, а специалисты все-таки оперируют другими терминами. «Холодная война» — это идеологема противостояния двух принципиально разных систем, о чем сегодня речи не идет. Но конфронтация, безусловно, есть. Во многом она объясняется тем, что существуют различные подходы к европейской системе безопасности со стороны США, России и ЕС. У нас есть собственный взгляд на ее формирование. Это предложения еще 2008−2010 годов о том, что европейская безопасность должна быть единой и неделимой.

Но с февраля-марта 2014 года, когда начались события на Украине, Россию начали обвинять в подрыве основ существующей системы безопасности. И теперь договориться о каком-то общем подходе стало еще сложнее. Есть лидеры, которые влияют на формирование общей позиции Европейского Союза. С одной стороны, это США, а с другой — Германия.

В 2014 году Берлин заявил о своей готовности проводить политику большей политической ответственности, согласованной с блоками, в которых Германия состоит. Штайнмайер подтверждает этот тезис. Он же недавно заявлял о сдержанности в проведении маневров на границе с Россией, необходимости налаживания диалога и опасности раскручивания спирали противостояния. С другой стороны, Германия сегодня пишет проект своей «Белой книги», в которой Россия впервые внесена в список угроз в связи с событиями на Украине.

Германия сегодня вполне способна формировать как общественное мнение, так и позицию в рамках НАТО. Не случайно эта статья вышла в преддверии саммита Североатлантического альянса в Варшаве. Думаю, это одна из попыток Германии в лице Штайнмайера перевести противостояние в фазу диалога и поиска взаимных компромиссов.

Руководитель Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Алексей Кузнецов сомневается, что до 2017 года стоит ожидать улучшения отношения с ФРГ.

— В экспертном сообществе существуют разные взгляды на степень самостоятельности немецкой политики. Естественно, Берлин всегда заявлял, что он полностью независим, хотя многие действия свидетельствуют, что он идет в русле политики США. Но время показало, что следование интересам США часто вредит национальным интересам Германии, особенно экономическим. Отчасти падение популярности правящих партий в Германии объясняется именно этим, что и побудило немецких политиков в последнее время смягчить свою линию в отношении России. Конечно, есть и другие внутриполитические причины, которые ведут к снижению поддержки властей, в частности, миграционный кризис, но и конфронтация с Россией сыграла здесь не последнюю роль.

Это объясняет такую реакцию немецких политиков и их заявления. Но пока я не стал бы преувеличивать их значимость. Это больше работа на общественное мнение. Хотя в 2017 году реальное смягчение политики Германии возможно.

«СП»: — Но о выходе из американского фарватера говорить не приходится?

— Немцы во многом солидарны с США, исходя из собственных соображений. Поэтому не совсем верно говорить, что это слепое следование американской политике. Здесь замешаны и интересы немецких элит, так что вряд ли в ближайшее время политика Берлина претерпит кардинальные изменения.

militariorg.ucoz.ru


Смотрите также