Хрустальная ночь в германии


Хрустальная ночь (1938) - Русская историческая библиотека

Часть VI

 

НА КРАЮ ПРОПАСТИ

 

Глава 18

 

«ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ» (ноябрь 1938 – март 1939 г.)

 

1

 

Когда в 1933 году в гитлеровской Германии были введены первые дискриминационные меры по отношению к евреям, окружение фюрера восприняло это неоднозначно: одни считали, что фюрер действует недостаточно решительно и умышленно контролирует расовые принципы, другие выступили против них. Президент Рейхсбанка Шахт на совещании с участием министров внутренних дел, финансов, юстиции и образования заявил, что незаконные действия против евреев должны быть прекращены, иначе под угрозу будут поставлены экономические преобразования в стране. Он привел пример с агентом страховой компании в Египте, который был настолько затравлен, что подал в отставку, а рынок захватили англичане, говорил о том, что многие импортеры – евреи аннулируют крупные заказы. По мнению Шахта, нелепо было и думать, что страна может добиться экономических успехов без еврейского бизнеса. Впрочем против некоторых ограничений Шахт не возражал – ведь даже в США кое-где попадаются объявления типа «Евреи не допускаются». Но президент Рейхсбанка решительно выступил против лозунга ярого нациста Штрайхера: «Кто покупает у еврея, тот враг народа». Участники совещания единодушно постановили, что «дикие индивидуальные действия» должны быть прекращены с тем, чтобы еврейский вопрос решался на основе закона.

Первые шаги в этом направлении были сделаны самим фюрером через несколько недель, когда он утвердил, будучи в Нюрнберге, так называемый «закон о защите германской крови и чести». Приветствуя его появление, официальная католическая газета «Клерусблатт» назвала предусмотренные в нем репрессивные меры по отношению к неарийцам «бесспорными гарантиями качественного состава немецкого народа».

Таким образом, решение «еврейского вопроса» из рук партии перешло в руки юстиции. Это вызвало недовольство ярых расистов. Они ждали своего часа и вырвались «на оперативный простор» три года спустя, в 1938 году, когда по стране прокатилась волна еврейских погромов и были разгромлены синагоги в Мюнхене, Нюрнберге, Дортмунде.

«Вся Курфюрстендам, – сообщал из Берлина один иностранный корреспондент, – оклеена лозунгами и карикатурами. На дверях, окнах и стенах несмываемой краской намалевано слово «еврей». Еще хуже положение в районе, где расположены мелкие магазинчики, принадлежащие евреям. СА окончательно распоясались. Всюду висят жуткие плакаты с изображениями обезглавленных, повешенных, искалеченных евреев. Всюду видны разбитые окна, на тротуарах и в канавах валяются выброшенные вещи».

Толчок волне антисемитизма был дан 7 ноября 1938 года, когда молодой еврей Гершль Гриншпан застрелил в Париже немецкого дипломата. Гриншпан, родители которого были высланы из Германии в Польшу, пришел в посольство с целью убить посла, но натолкнулся на советника Эрнста фон Рата. Будучи противником антисемитизма, Рат в тот момент сам был под колпаком у гестапо. Он-то и принял пули, предназначенные для другого. «Быть евреем – не преступление, – со слезами на глазах заявил Гриншпан в полиции. – Я не собака, я имею право на жизнь, и еврейский народ имеет право жить на этой земле. А меня, где бы я ни был, преследовали, как дикого зверя».

Гитлер узнал об этом инциденте в Мюнхене, где проводил совещание партийных руководителей. Он прервал заседание и, коротко переговорив с Геббельсом, покинул зал в сопровождении свиты. Геббельс вернулся и объявил, что убийство Рата привело к антиеврейским выступлениям в ряде городов. Фюрер, добавил он, считает, что если эти выступления стихийно распространятся по всей Германии, препятствовать им не следует.

Вначале эсэсовцы не принимали участия в разгроме магазинов и поджоге синагог. Гиммлер, например, узнав, что Геббельс позаботился об организации погромов, распорядился принять меры против подобных эксцессов. Но через несколько часов он сам, выступая перед высокими чинами СС, обрушился на евреев, которые, по его словам, намерены уничтожить Германию и потому должны быть «беспощадно» изгнаны из рейха. Если Германия не победит в этой всеобщей битве против еврейства, «для истинного тевтона, – кричал глава СС, – не останется ни одного прибежища, всех ждет смерть от еврейских рук».

А его главный помощник Гейдрих пошел еще дальше. После полуночи он разослал срочные депеши всем подразделениям СД и полиции, приказав им сотрудничать с лидерами партии и СС в организации демонстраций. Кроме того, он распорядился арестовать столько евреев, особенно богатых, сколько их могут вместить тюрьмы. Хватать рекомендовалось только здоровых мужчин, которых после ареста ждал концлагерь.

Это была страшная для немецких евреев ночь. Полиция не вмешивалась, а просто наблюдала, как их бьют и громят их дома и магазины. По официальным данным, были уничтожены 814 магазинов и 171 дом, подожжена 191 синагога, убиты 36 человек и столько же ранено. Но, как признал сам Гейдрих, «подлинные цифры были намного выше».

Корреспондент «Нью-Йорк таймс» сообщал, что он оказался очевидцем беспрецедентной волны погромов. «Начавшись рано утром почти в каждом городе страны, – писал он, – бесчинства, грабежи и поджоги продолжались целый день. Большие толпы молча наблюдали за всем этим, а полиция регулировала уличное движение и осуществляла массовые аресты евреев якобы с целью их защиты».

Заграница отреагировала немедленно. Эти погромы получили название «Хрустальная ночь» по громадному числу разбитых окон. Весь мир осуждал Германию, называя ее страной варваров.

Многие немцы тоже не одобряли погромы, в их числе были и некоторые известные партийные функционеры. По словам фрау Функ, жены министра экономики, ее муж кричал Геббельсу: «Ты что, сошел с ума? Просто стыдно быть немцем! Наш престиж за границей летит ко всем чертям. День и ночь я стараюсь сохранить национальное богатство, а ты швыряешь его под ноги толпе. Если этот бардак немедленно не прекратится, ты понесешь за него ответственность».

Геринг жаловался самому фюреру: «Я делал все возможное, чтобы четырехлетний план развития экономики был выполнен. Я призывал собирать и утилизировать каждый тюбик от зубной пасты, каждый ржавый гвоздь, каждую железку, а тут безответственный человек создает мне помехи, уничтожает материальные ценности, дестабилизирует экономику». Гитлер же защищал Геббельса, но, по словам Геринга, «в целом согласился, что такие вещи надо прекращать».

Публично Гитлер возмущался, делая вид, что якобы ничего не знал о «Хрустальной ночи». Однако Фриц Хессе, которого тогда спешно вызвали из Лондона в Мюнхен, утверждал, что слышал от самого фюрера совсем иное. На обеде Гитлер хвастался, как он сумел с помощью блефа сломить англичан и французов. Подошел адъютант и что-то шепнул Геббельсу. Тот повернулся к Гитлеру и стал излагать ему план нападения на еврейские магазины и синагоги. Версию Хессе подтвердил министр финансов Пруссии Иоганнес Попиц. Когда в разговоре с Герингом он выразил мнение, что организаторов «Хрустальной ночи» надо наказать, рейхсмаршал спокойно заметил: «Попиц, вы что, хотите наказать фюрера?»

Когда на следующий день Хессе пришел к Риббентропу, тот раздраженно сказал ему: «Экая скотина этот Геббельс! Вы слышали, что натворила его банда? Идиоты разгромили еврейские магазины, а ведь они тоже арийская собственность. Они испортили мне игру». Об ответственности Геббельса за погромы позднее говорил и его советник Леопольд Гуттерер. По его словам, в 1942 году в кругу своих близких Геббельс вспоминал: «Влиятельные круги в экономическом руководстве партии утверждали тогда, что невозможно устранить евреев из экономической жизни Германии. Поэтому мы решили: хорошо, тогда придется мобилизовать улицу и покончить с этой проблемой за двадцать четыре часа».

Погромы продолжались, и к 12 ноября до 20 тысяч евреев были отправлены в концлагеря. В этот день на заседании кабинета министров Геринг заявил: «Я получил письмо от Бормана, написанное по указанию фюрера, в котором говорится, что еврейский вопрос должен решаться комплексно. Вчера фюрер позвонил мне и сказал, что решительные и согласованные меры должны быть приняты немедленно». И «меры» были приняты: члены кабинета постановили, что убытки, причиненные экономике страны в результате погромов, должны возместить... сами евреи. На них был наложен штраф в один миллиард марок. «Если в ближайшем будущем, – продолжал Геринг, – германскому рейху предстоит вступить в конфликт с другими державами, мы сначала должны разделаться с евреями». Он сообщил министрам, что фюрер намерен предложить державам, озабоченным судьбой немецких евреев, депортировать последних на остров Мадагаскар. А еще, сказал в заключение Геринг, он хочет задать вопрос другим странам: «Почему вы все время говорите о евреях? Заберите их».

«Хрустальная ночь» для многих немцев оказалась настоящим потрясением. Среди тех, кто был глубоко возмущен бесчеловечностью подобных акций, было немало и членов нацистской партии. Но свое отношение к этому они позволяли себе выражать лишь в частных беседах. К примеру, Герхард Гауптман с горечью говорил другу, что Гитлер губит Германию, что «эта сволочь принесет всему миру войну, этот жалкий коричневый комедиант, этот нацистский палач толкает нас к войне и гибели». Почему же тогда сам Гауптман не эмигрировал в знак протеста, как Манн и Цвейг? На этот вопрос знаменитый драматург ответил: «Потому что я трус, ты понимаешь? Я трус».

Зато возмущение мировой общественности не знало предела. Почти все газеты и радиостанции в Соединенных Штатах с негодованием передавали подробности кошмаров «Хрустальной ночи». Из Вашингтона германский посол Дикхоф сообщил в Берлин, что до «Хрустальной ночи» большинство американцев весьма равнодушно относились к антигерманской пропаганде, но теперь возмущены все, даже американские немцы. «Особенно поражает тот факт, – передавал он, – что респектабельные патриотические круги, которые являются последовательными антикоммунистами и в значительной мере – антисемитами, тоже начинают отворачиваться от нас. Я говорю не о реакции еврейских газет – она вполне понятна, а о том, что такие люди, как Гувер, Херст и многие другие, кто ранее проявлял стремление к сотрудничеству с нами и в какой-то мере даже симпатию к Германии, ныне занимают резкую и жесткую позицию. В общей атмосфере ненависти расширяется кампания по бойкоту немецких товаров, и в данный момент невозможно вести какие бы то ни было торговые переговоры».

15 ноября президент Рузвельт заявил на пресс-конференции: «Я с трудом мог поверить, что такие вещи могут происходить в цивилизованной стране в двадцатом веке». В знак протеста против погромов он отозвал американского посла из Берлина «для консультаций». Но в целом официальное осуждение еще не шло дальше словесных протестов, и США продолжали торговать с Германией.

Вполне возможно, что протесты за рубежом определенным образом подействовали на Гитлера, ибо неделю спустя после «Хрустальной ночи» была принята «первая поправка к закону о гражданстве», которая разделила так называемых неарийцев на две категории. Евреем считался тот, кто состоял в прямом родстве (имелись в виду бабушка, дед, отец, мать) с тремя евреями или с двумя, если он сам являлся членом религиозной общины или состоял в браке с евреем (еврейкой). Затем следовала странная категория – «смешанные»: к ним относились люди, у которых евреями были отец и мать или кто-то один из родителей. Но чтобы попасть в данную категорию, «смешанный» не должен был состоять в браке с евреем (еврейкой), не должен был исповедовать еврейской религии. На практике это разделило неарийцев на две различные группы, при этом «смешанные» не подвергались репрессивным мерам. Так одним росчерком пера Гитлер дал возможность значительной части ненавистных ему «недочеловеков» избежать его гнева. Трудно сказать, чем при этом руководствовался фюрер. Возможно, это была сознательная или подсознательная попытка спасти себя, так как не исключено, что один из его прародителей был евреем. Правило о «смешанных» регулировало также его отношения с церковью, поскольку выводило из-под удара также Иисуса Христа, который по логике Гитлера имел мать-еврейку, но не исповедовал еврейской религии и не был женат на еврейке.

 

2

 

Гитлер, видимо, знал, что многие из старых друзей осуждали его за еврейские погромы, но это не повлияло на его настроение накануне Нового года, когда он, по настоянию Евы Браун, стал гораздо больше внимания уделять своему внешнему виду. «Моя сестра, – писала Ильза Браун в своем дневнике, – всегда старалась убедить Адольфа одеваться прилично. «Посмотри на Муссолини, – говорила она, – у него новая форма. А у тебя фуражка почтальона». И потому Новый год в Бергхофе Гитлер решил встречать во фраке. Он поцеловал руку Ильзе, галантно заметив, что все сестры Браун – красавицы. Приняв поздравления от гостей и помощников, фюрер принял участие в древней тевтонской церемонии. В таз с водой лили расплавленный свинец, и когда он застывал, по его очертаниям определяли будущее. Гитлер, очевидно, был недоволен предсказаниями, и его настроение резко изменилось. Он сел в кресло, рассеянно глядя на огонь, и за весь вечер не произнес ни единого слова. Ева была очень расстроена этим.

Его скверное настроение усугубил «бунт» банкиров, выступивших против его программы перевооружения. В меморандуме, подписанном президентом Рейхсбанка Шахтом и всеми членами правления, говорилось: «Чрезмерные расходы банка представляют серьезную угрозу финансовой системе. Их рост обрекает на неудачу любую попытку упорядочить бюджет». Инфляционная экономика, предупреждал Шахт, подрывает стабильность валюты, и требовал положить этому конец.

Шахт знал, что Гитлер будет разгневан, потому что это заявление фактически требовало сокращения военных расходов. Он рассказал о своем поступке Шверину фон Крозигу и заметил, что, наверное, будет уволен. (Шахт уже потерял пост министра экономики, его занял Вальтер Функ, у которого Геринг как администратор четырехлетнего плана отобрал ряд функций.) Министр финансов заявил, что если Шахт уйдет, он тоже подает в отставку, и отправил фюреру соответствующий меморандум.

Шли дни, а Гитлер молчал. Наконец в полночь 19 января 1939 года у Шахта зазвонил телефон. Ему было приказано на следующий день в 9.00 явиться к фюреру. По словам Шахта, фюрер без всякой преамбулы сказал: «Я вызвал вас, чтобы уволить в отставку с поста президента Рейхсбанка». Шахт взял протянутую ему бумагу. «Вы не являетесь членом национал-социалистской партии», – продолжал Гитлер, упрекая Шахта за осуждение «Хрустальной ночи». «Если бы я знал, что вы одобряете подобные действия, – сказал Шахт, – я, возможно, промолчал бы». От возмущения у Гитлера перехватило дыхание. «В любом случае я слишком расстроен, чтобы продолжать с вами разговор», – резко оборвал он собеседника. В итоге оба согласились, что Шахту необходимо покинуть Германию.

Вскоре после увольнения Шахта в зимний сад вызвали Видемана. Гитлеру, жившему после «Хрустальной ночи» в воображаемом мире, не имеющем ничего общего с реальностью, явно надоели критические замечания адъютанта, и Видеман понял, что от него тоже хотят избавиться. «Мне не нужны люди, не согласные с моей политикой, – заявил ему Гитлер. – Я увольняю вас с поста личного адъютанта и назначаю генеральным консулом в Сан-Франциско. Можете согласиться с этим назначением или отказаться». Видеман без колебаний дал согласие, но выразил надежду, что его материальное положение не ухудшится. Немного подобрев, Гитлер проворчал: «Я всегда забочусь о благосостоянии своих людей». Итак, после четырех лет совместной работы товарищи по оружию без сожаления и горечи расстались друг с другом.

Уход Шахта и Видемана знаменовал «реабилитацию» Йозефа Геббельса, который из-за своих сексуальных приключений попал в опалу. Еще в молодости он признавался: «Каждая женщина воспламеняет мою кровь. Я рыскаю за ними, как волк». Женитьба на Магде не утихомирила его. В то же время любвеобильный министр держал свои многочисленные амурные похождения в тайне, не доводя дело до огласки. Но так было до тех пор, пока он не влюбился в чешскую актрису Лиду Баарову, с которой познакомился летом 1936 года во время Олимпийских игр. Магда полагала, что это обычное увлечение мужа, но в конце концов потеряла терпение и два года спустя потребовала развода. Гитлер проявлял удивительную терпимость к гомосексуализму, но резко осуждал коллег по партии, бросавших спутниц жизни. Он потребовал, чтобы Геббельс оставил актрису. Тот не согласился и сам предложил уйти в отставку, но, подумав, уступил давлению и расстался со своей  «великой любовью». Как только Баарова по «совету» полиции вернулась в Чехословакию, Гитлер пригласил семью Геббельсов в Бергхоф. В газетах были опубликованы снимки супругов и их троих детей у входа в «Чайный дом», как доказательство того, что все в порядке.

Возвращение в фавор Геббельса совпало с новым подходом Гитлера к еврейскому вопросу. Началось с того, что фрау Троост попросила Гитлера восстановить на работе композитора Артура Пихлера, еврея по национальности. О евреях надо судить индивидуально, доказывала она, те немногие, с которыми она знакома, – не только специалисты в своей области, но и хорошие люди. «Это ваши личные суждения, – обозлился Гитлер. – Еврей живет по своим законам, а не по законам народа или страны, гражданином которой является. Он не принадлежит к немецкой нации и поэтому в Германии может считаться всего лишь гостем. В 1918 – 1933 годах евреи захватили все ключевые посты в искусстве, прессе, торговле и банках. Мой долг – позаботиться о том, чтобы под будущее нашей страны был подведен здоровый и сильный фундамент, основанный на национальных приоритетах. Я поставил задачу обеспечить безопасное существование и будущее немецкого народа и особенно немецких рабочих». Это было прелюдией к отказу удовлетворить просьбу фрау Троост «из принципа». Но в следующий приезд в Мюнхен он изменил свое решение и согласился восстановить профессора Пихлера на работе.

Подобно тому, как ложные обвинения о продвижении войск к чешской границе в начале 1936 года побудили Гитлера к преждевременным действиям, буря протестов за рубежом по поводу «Хрустальной ночи», возможно, усилила его ненависть к евреям. 21 января в беседе с чешским министром иностранных дел Хвалковским фюрер заявил, что никакие гарантии со стороны Германии не будут даны государству, не покончившему с евреями. «Наша доброта – не что иное, как слабость, и мы сожалеем об этом, – сказал он. – Евреи – наши заклятые враги, и к концу года в Германии не останется ни одного еврея. День расплаты наступил».

Через несколько дней всем дипломатическим миссиям и консульствам был разослан циркуляр министерства иностранных дел по еврейскому вопросу. «Конечной целью еврейской политики Германии, – говорилось в нем, – является эмиграция всех евреев, проживающих на германских территориях». Далее следовали рассуждения о том, что западные страны (США, Франция, Голландия, Норвегия и другие), несмотря на моральное осуждение Германии, закрывают свои границы, не желая принимать немецких евреев-эмигрантов. В циркуляре без обиняков раскрывалась суть новой немецкой политики, цель которой состоит в «международном решении еврейского вопроса, продиктованном не фальшивой симпатией к «изгоняемому еврейскому религиозному меньшинству», а зрелым осознанием всеми народами опасности, которую представляют евреи для расовой чистоты наций».

Выступая 29 января в рейхстаге по случаю шестой годовщины прихода нацистов к власти, Гитлер уже не скрывал своих намерений. «Еврейские и нееврейские агитаторы постоянно возбуждают в Англии, Америке и Франции ненависть к Германии и немецкому народу, – заявил он, – и это в то время, когда рейх хочет лишь мира и спокойствия». Лживые, по его словам, попытки спровоцировать войну ни в коей мере не могут повлиять на политику Германии в еврейском вопросе. «Я часто высказывал пророческие мысли, но обычно надо мной смеялись. Буду пророком еще раз, – вещал фюрер, прямо называя конечную цель нацистов, – если международным еврейским финансистам в Европе и вне ее удастся снова развязать мировую войну, результатом будет не большевизация мира и победа еврейства, а уничтожение еврейской расы!»

rushist.com

«Хрустальная ночь» в Германии – полуночная трагедия

В 1929 году Германия была процветающим и миролюбивым государством. Многие поколения евреев жили в Берлине веками и считали себя неотъемлемой частью этого города. Но все изменилось, когда в январе 1933 года к власти пришел Гитлер и случилась «хрустальная ночь» в Германии.

Начало травли

Нацистская власть очень громко заявила о себе. В ночь на 10 мая 1933 года состоялась масштабная акция «Сожжение для третьего рейха книг». Сжигать книги начали во многих крупных городах. Среди этих книг были книги знаменитых немецких писателей, которые после этой варварской акции навсегда покинули Германию. На улицах все чаще стали появляться лозунги против евреев, затем евреям запрещали ходить в парки, кинотеатры и зоопарки. Их перестали обслуживать в магазинах. Детей-евреев исключали из школ, а преподавателей увольняли без всяких причин.

В стране стали вводить запрет на брак евреев и немцев. Евреям начали предписывать ходить по специальным тротуарам и сидеть на скамейках только для евреев. Их паспорта отмечали желтой буквой «J». После этого начался массовый переезд евреев в другие страны, но не всем удалось уехать из Германии.

В 1935 году вышел закон, который запрещал появляться на улице в одно время евреям и немцам. В 1938 году нацистская власть вышла за пределы Германии и с этим начались массовые нападения на евреев, их грабеж. Начался хаос. В это же время всем евреям было приказано носить еврейские имена. У женщин - Сара, а у мужчин - Израель.

Ночные бесчинства

За несколько недель до «хрустальной ночи» польских евреев начали выгонять обратно в Польшу.

Накануне этих кровавых событий, 7 ноября 1938 года в Париже выстрелами Г. Гриншпана был смертельно ранен немецкий дипломат Эрнст фом Рат. Он умер, не приходя в сознание, через два дня. Гитлер посчитал, что это идеальное время для начала погрома, поэтому приказал всем членам своей партии начать погром, но сам при этом остался в стороне.

Ровно в 00.00 10 ноября начались погромы, которые вошли в историю как «хрустальная ночь». Немцы начали бить витрины, сжигать синагоги, врываться в дома и квартиры евреев. Детей из еврейских сиротских домов выбрасывали прямо из окон, женщин насиловали, стариков убивали, а мужчин отправляли в концентрационные лагеря. Люди такого не ожидали, поэтому нигде немцы в гражданской одежде не встретили даже малейшего сопротивления.

Последствия были ужасными. Почти все еврейские кладбища были разрушены. Исходя из сведений, по всей Германии было сожжено 267 синагог.

Большинство арестованных были зажиточные евреи. Они могли выйти на свободу через три-четыре месяца, но с условием, что при выходе они сразу отдадут стране все, что у них есть и немедленно покинут Германию. Сначала они отдавали свои драгоценности, потом бизнес, а затем и банковские счета. При этом евреям пришлось платить за имущество, которое было разгромлено.

После «хрустальной ночи» количество евреев, которые хотели уехать значительно выросло. А Великобритания согласилась принять только еврейских детей. И родители, пытаясь спасти своих детей, отправляли их туда. Но и там к еврейским детям относились с осторожностью.

В наше время всем погибшим тогда евреям, в знак покаяния, в самом центре Берлина установлен мемориал. В память о «хрустальной ночи» во многих городах стоят памятные знаки сожженных синагог.

Статьи по теме

www.chuchotezvous.ru

Хрустальная ночь — WiKi

Предыстория

Согласно данным всегерманской переписи населения, 16 июля 1933 года на территории Германии проживали 503 900 евреев[5], в том числе около 70 % в городах. 50 % всех евреев жили в 10 крупнейших городах Германии, включая Берлин (около 160 000), Франкфурт-на-Майне (около 26 000), Бреслау (около 20 000), Гамбург (около 17 000), Кельн (около 15 000), Ганновер (около 13 000) и Лейпциг (около 12 000)[6]. С самого начала гитлеровский режим развернул антиеврейскую политику. Начиная с 1933 года правительство Германии приняло ряд антиеврейских законов, ограничивающих права евреев Германии зарабатывать себе на жизнь, пользоваться полными гражданскими правами и правом на образование, в том числе был принят Закон о восстановлении профессиональной гражданской службы (англ.)русск., который запрещал евреям работать на государственной службе[7]. В 1935 году были приняты Нюрнбергские расовые законы, лишившие немецких евреев гражданства и запрещавшие евреям вступать в отношения с немцами.

Результатом этих законов было исключение евреев из немецкой общественной и политической жизни[8]. С момента прихода нацистов к власти до Хрустальной ночи Германию покинуло 213 тыс. евреев[5]:

К 1938 году Германия «вступила в новую фазу радикальной антисемитской деятельности»[9]. Некоторые историки считают, что нацистское правительство готовило запланированную вспышку насилия против евреев и ждало соответствующей провокации, есть ряд свидетельств этого планирования в 1937 году[10]. Немецкий историк Ганс Моммзен (англ.)русск. в 1997 году в интервью утверждал, что основным мотивом для погрома стало желание гауляйтеров из НСДАП захватить еврейское имущество и бизнес[11].

В августе 1938 года немецкие власти провели массовую депортацию из Германии евреев польского происхождения[12][13]. Среди тысяч евреев, оказавшихся без средств к существованию на польско-немецкой границе, была семья Зенделя и Рифки Гриншпан, польских евреев, которые эмигрировали из Царства Польского в 1911 году и поселились в Ганновере. Их семнадцатилетний сын Гершель жил в это время в Париже с дядей[4]. Гершель получил открытку от своей сестры из Польши, описывающую высылку семьи: «…Хотя нам не сказали, что случилось, но мы видели, что все уже решено. … Мы без гроша. Не могли бы вы с дядей прислать что-нибудь в Лодзь?»[14] Он получил открытку 3 ноября 1938 года.

Ход событий

  Франкфуртская синагога на Бёрне-плац, подожжённая погромщиками

7 ноября 1938 года Гершель Гриншпан явился в германское посольство в Париже и пять раз выстрелил в третьего секретаря посольства Эрнста фом Рата. Гитлер отправил в Париж своего личного врача Карла Брандта[15], но спасти Эрнста фом Рата не удалось, и 9 ноября в 17:30 он скончался.

  Мюнхенская синагога «Охель Яаков», разгромленная во время «Хрустальной ночи»

Это убийство немецкие власти использовали как повод для организации массовых еврейских погромов в Германии и Австрии[16]. В Германии была немедленно организована мощная пропагандистская кампания. 7 ноября вышел экстренный выпуск газеты Völkischer Beobachter, в котором содержались такие строки:

  Германский народ сделал необходимые выводы из вашего преступления. Он не будет терпеть невыносимую ситуацию. Сотни тысяч евреев контролируют целые секторы в немецкой экономике, радуются в своих синагогах, в то время как их соплеменники в других государствах призывают к войне против Германии и убивают наших дипломатов[17]  
  Интерьер берлинской синагоги на Фазаненштрассе после погромов

В ночь с 9 на 10 ноября, при поддержке нацистских властей, в десятках городов Германии (включая территорию Австрии и Судетской области) были организованы еврейские погромы. Первый погром ещё вечером 8 ноября произошёл в Бад-Херсфельде, где была подожжена синагога. Затем в тот же день еврейские лавки были разгромлены в Витценхаузене, Эшвеге, Фрицларе[18]. 9 ноября высшее руководство Германии отмечало годовщину подавления Пивного путча, однако после сообщения о смерти в Париже тяжело раненного немецкого дипломата Геббельс заявил следующее:

  Национал-социалистическая партия не унизится до организации выступлений против евреев. Но если на врагов рейха обрушится волна народного негодования, то ни полиция, ни армия не будут вмешиваться[19]  

В Берлине погромщики в гражданской одежде сожгли 9 из 12 синагог, при этом пожарные, как отмечается, не принимали участия в тушении пожаров[20]. В австрийской Вене пострадало 42 синагоги[21], в немецком Франкфурте — 3[22], в Мюнхене[23], Висбадене[24], Дюссельдорфе, Карлсруэ — по 2, в Шпайере[25], Регенсбурге[26], Трире[27], Аугсбурге, Ахене[28], Бремене[29], Баден-Бадене, Вормсе[30], Кёльне[31], Лейпциге[32], Дортмунде[33][34], Кёнигсберге[35][36], Ганновере[37], Пфорцхайме[38] — по одной.

Жертвы

По меньшей мере 91 еврей[39] был убит в результате нападений. При этом треть погибших приходится на город Нюрнберг[40], 8 погибли в Галле[41]. Ещё 30 тысяч арестованы и заключены в концлагеря[2]. Этих данных придерживается агентство Би-Би-Си[42], тогда как Радио «Свобода» сообщает о 400 погибших евреях[43], а некоторые еврейские информ-агентства (Jewish News One) сообщают о 2,5 тыс. убитых[44].

Ущерб

Еврейские дома, больницы и школы были разграблены, нападающие разрушали здания кувалдами[45]. Более 1000 синагог были сожжены, а более 7 000 принадлежавших евреям зданий и магазинов были разрушены или повреждены[46][47]. Мартин Гилберт считает, что нет события в истории немецких евреев в период между 1933 и 1945 годами, так широко освещавшегося, как это, за счёт иностранных журналистов, работавших в Германии, и вызвавшего шок во всём мире[45]. The Times писала в то время: «Нет такого иностранного изощрённого пропагандиста, очернявшего Германию, который смог бы превзойти в глазах всего мира рассказы о поджогах и избиениях, о мерзких нападениях на беззащитных и ни в чём не повинных людей, которые приходили из этой страны вчера»[48].

Общий ущерб составил 25 млн рейхсмарок, из которых около 5 млн пришлось на разбитые витрины (отсюда второе название «Хрустальной ночи» — «Ночь разбитых витрин»). Затраты на восстановление ущерба и разбор остатков разрушенных синагог были возложены нацистскими властями на еврейские общины.

Инициаторы

Приказ о всеобщем еврейском погроме был отдан лично Гитлером, при организационном участии Геббельса, Гейдриха и Гиммлера. В Берлине важную роль в организации насилия сыграл начальник ОРПО Вольф-Генрих фон Хелльдорф, подключивший к погромам полицейские силы под предлогом «разоружения евреев»[49].

Есть мнение[50], что Геббельс и Гиммлер организовали этот погром без ведома Гитлера, и он, узнав об этом, был недоволен и выговаривал им за эту акцию. Однако имперский руководитель прессы Отто Дитрих опровергает эту версию, утверждая, что именно Гитлер был инициатором «Хрустальной ночи»[51]. Кроме того, Хайнц Хёне в своей книге «Чёрный орден СС» утверждал, что «Хрустальная ночь» стала для Гиммлера и Гейдриха полной неожиданностью[52].

Память

В память об этом событии 9 ноября ежегодно отмечается Международный день против фашизма, расизма и антисемитизма.

Упоминается в песне The Final Solution из альбома Coat of Arms шведской power-metal группы Sabaton.

Примечания

  1. ↑ «'German Mobs' Vengeance on Jews», The Daily Telegraph, 11 November 1938, cited in Gilbert, Martin. Kristallnacht: Prelude to Destruction. Harper Collins, 2006, p. 42.
  2. ↑ 1 2 «World War II: Before the War», The Atlantic, June 19, 2011. «Windows of shops owned by Jews which were broken during a coordinated anti-Jewish demonstration in Berlin, known as Kristallnacht, on Nov. 10, 1938. Nazi authorities turned a blind eye as SA stormtroopers and civilians destroyed storefronts with hammers, leaving the streets covered in pieces of smashed windows. Ninety-one Jews were killed, and 30,000 Jewish men were taken to concentration camps».
  3. ↑ Euronews: «Хрустальная ночь» длиной в несколько лет
  4. ↑ 1 2 Kristallnacht // The Hutchinson Encyclopedia 1998 edition. — 18 (1998). — England: Helicon Publishing, 1998. — Vol. 1998. — P. 1199. — ISBN 1-85833-951-0.
  5. ↑ 1 2 Германия
  6. ↑ Евреи в довоенной Германии
  7. ↑ Cooper R.M. Refugee Scholars:Conversations with Tess Simpson. — Leeds, 1992. — P. 31.
  8. ↑ The Holocaust. Проверено 12 марта 2008. Архивировано из первоисточника на WebCite 1 февраля 2013 года.
  9. ↑ Johnson, Eric. The Nazi Terror: Gestapo, Jews and Ordinary Germans. United States: Basic Books, 1999, p. 117.
  10. ↑ Friedländer, Saul. Nazi Germany and The Jews, volume 1: The Years of Persecution 1933—1939, London: Phoenix, 1997, p. 270
  11. ↑ Mommsen, Hans Interview with Hans Mommsen. Yad Vashem (12 December 1997). Проверено 6 февраля 2010. Архивировано из первоисточника на WebCite 1 февраля 2013 года.
  12. ↑ Expelled Jews' Dark Outlook, Newspaper article, London: The Times (1 November 1938). Проверено 12 марта 2008.
  13. ↑ Recollections of Rosalind Herzfled, Jewish Chronicle, 28 September 1979, p. 80; cited in Gilbert, The Holocaust—The Jewish Tragedy;;, London: William Collins Sons & Co. Ltd, 1986.
  14. ↑ German State Archives, Potsdam, quoted in Rita Thalmann and Emmanuel Feinermann, Crystal night, 9-10 November 1938, pp. 33, 42.
  15. ↑ Meier Schwarz. The Mysterious Murder of Ernst vom Rath by Herschel Grynszpan (англ.). Проверено 21 июня 2011. Архивировано из первоисточника на WebCite 25 августа 2011 года.
  16. ↑ «Судьбоносный год» — рекомендации по преподаванию событий «Хрустальной ночи» в контексте событий 1938 г.
  17. ↑ "Хрустальная ночь" 1938 года. Справка
  18. ↑ Германия со скорбью вспоминает «Хрустальную ночь». 70 лет назад начался Холокост
  19. ↑ ТАЙНА «ХРУСТАЛЬНОЙ НОЧИ»
  20. ↑ «Хрустальная ночь» не должна повториться
  21. ↑ Вена
  22. ↑ Франкфурт-на-Майне
  23. ↑ Мюнхен
  24. ↑ Висбаден
  25. ↑ Шпейер
  26. ↑ Регенсбург
  27. ↑ Трир
  28. ↑ ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ (KRISTALLNACHT) — ФОТОГРАФИИ
  29. ↑ 50-летие синагоги Бремена было отмечено освящением свитка Торы
  30. ↑ Вормс
  31. ↑ История Кельна
  32. ↑ Лейпциг
  33. ↑ ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ (KRISTALLNACHT) — ФОТОГРАФИИ
  34. ↑ ДОРТМУНД. СИНАГОГА, РАЗОРЕННАЯ В ХРУСТАЛЬНУЮ НОЧЬ
  35. ↑ КРОВЬ ЕВРЕЕВ В КЁНИГСБЕРГЕ
  36. ↑ Траурный митинг в память о событиях хрустальной ночи в Кенигсберге
  37. ↑ Ирина Головинская. ГАННОВЕР СПРАВА НАЛЕВО. ЛЕХАИМ (АВГУСТ 2011).
  38. ↑ Die Synagoge in Pforzheim (Stadtkreis Pforzheim) (нем.). Alemannia Judaica. Проверено 15 марта 2016.
  39. ↑ 72 года назад в Германии началась `Хрустальная ночь`
  40. ↑ Нюрнберг
  41. ↑ Германия вспоминает жертв «безумия»
  42. ↑ В музеях Голландии нашли отобранные у евреев картины
  43. ↑ Ночь сожженных синагог, 75 лет спустя
  44. ↑ Евреи отмечают 75-летие Хрустальной ночи
  45. ↑ 1 2 Gilbert, pp. 13-14.
  46. ↑ Berenbaum, Michael & Kramer, Arnold (2005). The World Must Know. United States Holocaust Memorial Museum. p. 49.
  47. ↑ Gilbert, pp. 30-33.
  48. ↑ «A Black Day for Germany», The Times, 11 November 1938, cited in Gilbert, p. 41.
  49. ↑ NAZIS ASK REPRISAL IN ATTACK ON ENVOY; Press Links Shooting in Paris to 'World Conspiracy' and Warns Jews of Retaliation MASS EXPULSIONS FEARED Berlin Police Head Announces 'Disarming' of Jews--Victim of Shots in Critical State New Fear Aroused Round-up in Vienna Diplomat’s Condition Critical
  50. ↑ Белов, Николаус фон. Я был адъютантом Гитлера. — Смоленск: Русич, 2003. — ISBN 5-8138-0466-8.
  51. ↑ Дитрих, Отто. Двенадцать лет с Гитлером. Воспоминания имперского руководителя прессы. 1933—1945. — М.: Центрполиграф, 2007. — ISBN 978-5-9524-3306-9.
  52. ↑ Хайнц Хёне. Чёрный орден СС. История охранных отрядов. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — С. 303.

Ссылки

См. также

ru-wiki.org

Хрустальная ночь — Википедия

Место убийства:Дата:Нападавшие:
Хрустальная ночь
Разбитые витрины

Нацистская Германия и Австрия

9—10 ноября 1938 года

штурмовики СА гражданские лица из числа немцев

Хруста́льная ночь, или Ночь разбитых витрин (нем.  Novemberpogrome 1938, (Reichs-)Kristallnacht) — погром (серия скоординированных атак) против евреев во всей нацистской Германии и части Австрии 9—10 ноября 1938 года, осуществлённый военизированными отрядами СА и гражданскими лицами. Полиция самоустранилась от препятствования этим событиям[1]. Нападения привели к тому, что улицы были покрыты осколками стекла из окон принадлежавших евреям магазинов, зданий и синагог[2].

Поводом для нападения[3] было убийство 9 ноября немецкого дипломата Эрнста фом Рата Гершелем Гриншпаном — польским евреем, жившим в Париже. После Хрустальной ночи последовало дальнейшее экономическое и политическое преследование евреев, и она рассматривается историками как часть расовой политики нацистской Германии и знаменует собой начало окончательного решения еврейского вопроса и Холокоста[4].

Согласно данным всегерманской переписи населения, 16 июля 1933 года на территории Германии проживали 503 900 евреев[5], в том числе около 70 % в городах. 50 % всех евреев жили в 10 крупнейших городах Германии, включая Берлин (около 160 000), Франкфурт-на-Майне (около 26 000), Бреслау (около 20 000), Гамбург (около 17 000), Кельн (около 15 000), Ганновер (около 13 000) и Лейпциг (около 12 000)[6]. С самого начала гитлеровский режим развернул антиеврейскую политику. Начиная с 1933 года правительство Германии приняло ряд антиеврейских законов, ограничивающих права евреев Германии зарабатывать себе на жизнь, пользоваться полными гражданскими правами и правом на образование, в том числе был принят Закон о восстановлении профессиональной гражданской службы (англ.)русск., который запрещал евреям работать на государственной службе[7]. В 1935 году были приняты Нюрнбергские расовые законы, лишившие немецких евреев гражданства и запрещавшие евреям вступать в отношения с немцами.

Результатом этих законов было исключение евреев из немецкой общественной и политической жизни[8]. С момента прихода нацистов к власти до начала Хрустальной ночи Германию покинуло 213 тыс. евреев[5]:

К 1938 году Германия «вступила в новую фазу радикальной антисемитской деятельности»[9]. Некоторые историки считают, что нацистское правительство готовило запланированную вспышку насилия против евреев и ждало соответствующей провокации, есть ряд свидетельств этого планирования в 1937 году[10]. Немецкий историк Ганс Моммзен (англ.)русск. в 1997 году в интервью утверждал, что основным мотивом для погрома стало желание гауляйтеров из НСДАП захватить еврейское имущество и бизнес[11].

В августе 1938 года немецкие власти провели массовую депортацию из Германии евреев польского происхождения[12][13]. Среди тысяч евреев, оказавшихся без средств к существованию на польско-немецкой границе, была семья Зенделя и Рифки Гриншпан, польских евреев, которые эмигрировали из Царства Польского в 1911 году и поселились в Ганновере. Их семнадцатилетний сын Гершель жил в это время в Париже с дядей[4]. Гершель получил открытку от своей сестры из Польши, описывающую высылку семьи: «…Хотя нам не сказали, что случилось, но мы видели, что все уже решено. … Мы без гроша. Не могли бы вы с дядей прислать что-нибудь в Лодзь?»[14] Он получил открытку 3 ноября 1938 года.

7 ноября 1938 года Гершель Гриншпан явился в германское посольство в Париже и пять раз выстрелил в советника посольства Эрнста фом Рата. Гитлер отправил в Париж своего личного врача Карла Брандта[15], но спасти Эрнста фом Рата не удалось, и 9 ноября в 17:30 он скончался.

Это убийство немецкие власти использовали как повод для организации массовых еврейских погромов в Германии и Австрии[16]. В Германии была немедленно организована мощная пропагандистская кампания. 7 ноября вышел экстренный выпуск газеты Völkischer Beobachter, в котором содержались такие строки:

Германский народ сделал необходимые выводы из вашего преступления. Он не будет терпеть невыносимую ситуацию. Сотни тысяч евреев контролируют целые секторы в немецкой экономике, радуются в своих синагогах, в то время как их соплеменники в других государствах призывают к войне против Германии и убивают наших дипломатов[17]

В ночь с 9 на 10 ноября, при поддержке нацистских властей, в десятках городов Германии (включая территорию Австрии и Судетской области) были организованы еврейские погромы. Первый погром ещё вечером 8 ноября произошел в Бад-Херсфельд, где была подожжена синагога. Затем в тот же день еврейские лавки были разгромлены в Витценхаузен, Эшвеге, Фритцлар (Гессен)[18]. 9 ноября высшее руководство Германии отмечало годовщину подавления Пивного путча, однако после сообщения о смерти в Париже тяжело раненного немецкого дипломата Геббельс заявил следующее:

Национал-социалистическая партия не унизится до организации выступлений против евреев. Но если на врагов рейха обрушится волна народного негодования, то ни полиция, ни армия не будут вмешиваться[19]

В столичном Берлине погромщики в гражданской одежде сожгли 9 из 12 синагог, при этом пожарные, как отмечается, не принимали участия в тушении пожаров[20]. В австрийской Вене пострадало 42 синагоги[21], в немецком Франкфурте — 3[22], в Мюнхене[23], Висбадене[24], Дюссельдорфе, Карлсруэ — по 2, в Шпайере[25], Регенсбурге[26], Трире[27], Аугсбурге, Ахене[28], Бремене[29], Баден-Бадене, Вормсе[30], Кёльне[31], Лейпциге[32], Дортмунде[33][34], Кёнигсберге[35][36], Ганновере[37] — по одной.

По меньшей мере 91 еврей[38] был убит в результате нападений. При этом треть погибших приходится на город Нюрнберг[39], 8 погибли в Галле[40]. Ещё 30 тысяч арестованы и заключены в концлагеря[2]. Этих данных придерживается агентство Би-Би-Си[41], тогда как Радио «Свобода» сообщает о 400 погибших евреях[42], а некоторые еврейские информ-агентства (Jewish News One) сообщают о 2,5 тыс. убитых[43].

Еврейские дома, больницы и школы были разграблены, нападающие разрушали здания кувалдами[44]. Более 1000 синагог были сожжены и более 7 000 еврейских зданий и магазинов были разрушены или повреждены[45][46]. Мартин Гилберт считает, что нет события в истории немецких евреев в период между 1933 и 1945 годами, так широко освещавшегося, как это, за счёт иностранных журналистов, работавших в Германии, и вызвавшего шок во всём мире[44]. The Times писала в то время: «Нет такого иностранного изощрённого пропагандиста, очернявшего Германию, который смог бы превзойти в глазах всего мира рассказы о поджогах и избиениях, о мерзких нападениях на беззащитных и ни в чём не повинных людей, которые приходили из этой страны вчера»[47].

Общий ущерб составил 25 млн рейхсмарок, из которых около 5 млн пришлось на разбитые витрины (отсюда второе название «Хрустальной ночи» — «Ночь разбитых витрин»). Затраты на восстановление ущерба и разбор остатков разрушенных синагог были возложены нацистскими властями на еврейские общины.

Приказ о всеобщем еврейском погроме был отдан лично Гитлером, при организационном участии Геббельса, Гейдриха и Гиммлера. Есть мнение[48], что Геббельс и Гиммлер организовали этот погром без ведома Гитлера, и он, узнав об этом, был недоволен и выговаривал им за эту акцию. Однако имперский руководитель прессы Отто Дитрих опровергает эту версию, утверждая, что именно Гитлер был инициатором «хрустальной ночи».[49] Кроме того, Хайнц Хёне в своей книге «Чёрный орден СС» утверждает, что «Хрустальная ночь» стала для Гиммлера и Гейдриха полной неожиданностью.[50]

Хрустальная ночь в искусстве[править]

В память об этом событии 9 ноября ежегодно отмечается Международный день против фашизма, расизма и антисемитизма.

  1. ↑ «'German Mobs' Vengeance on Jews», The Daily Telegraph, 11 November 1938, cited in Gilbert, Martin. Kristallnacht: Prelude to Destruction. Harper Collins, 2006, p. 42.
  2. ↑ 2,02,1 «World War II: Before the War», The Atlantic, June 19, 2011. «Windows of shops owned by Jews which were broken during a coordinated anti-Jewish demonstration in Berlin, known as Kristallnacht, on Nov. 10, 1938. Nazi authorities turned a blind eye as SA stormtroopers and civilians destroyed storefronts with hammers, leaving the streets covered in pieces of smashed windows. Ninety-one Jews were killed, and 30,000 Jewish men were taken to concentration camps».
  3. ↑ Euronews: «Хрустальная ночь» длиной в несколько лет
  4. ↑ 4,04,1 Kristallnacht // The Hutchinson Encyclopedia 1998 edition. — 18 (1998). — England: Helicon Publishing, 1998. — Vol. 1998. — P. 1199. — ISBN 1-85833-951-0.
  5. ↑ 5,05,1 Германия
  6. ↑ Евреи в довоенной Германии
  7. ↑ Cooper R.M. Refugee Scholars:Conversations with Tess Simpson. — Leeds, 1992. — P. 31.
  8. ↑ The Holocaust. Проверено 12 марта 2008. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2013.
  9. ↑ Johnson, Eric. The Nazi Terror: Gestapo, Jews and Ordinary Germans. United States: Basic Books, 1999, p. 117.
  10. ↑ Friedländer, Saul. Nazi Germany and The Jews, volume 1: The Years of Persecution 1933—1939, London: Phoenix, 1997, p. 270
  11. ↑ Mommsen, Hans Interview with Hans Mommsen. Yad Vashem (12 December 1997). Проверено 6 февраля 2010. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2013.
  12. ↑ Expelled Jews' Dark Outlook, Newspaper article, London: The Times (1 November 1938). Проверено 12 марта 2008.
  13. ↑ Recollections of Rosalind Herzfled, Jewish Chronicle, 28 September 1979, p. 80; cited in Gilbert, The Holocaust—The Jewish Tragedy;;, London: William Collins Sons & Co. Ltd, 1986.
  14. ↑ German State Archives, Potsdam, quoted in Rita Thalmann and Emmanuel Feinermann, Crystal night, 9-10 November 1938, pp. 33, 42.
  15. ↑ Meier Schwarz. The Mysterious Murder of Ernst vom Rath by Herschel Grynszpan (англ.). Проверено 21 июня 2011. Архивировано из первоисточника 25 августа 2011.
  16. ↑ «Судьбоносный год» — рекомендации по преподаванию событий «Хрустальной ночи» в контексте событий 1938 г.
  17. ↑ "Хрустальная ночь" 1938 года. Справка
  18. ↑ Германия со скорбью вспоминает «Хрустальную ночь». 70 лет назад начался Холокост
  19. ↑ ТАЙНА «ХРУСТАЛЬНОЙ НОЧИ»
  20. ↑ «Хрустальная ночь» не должна повториться
  21. ↑ Вена
  22. ↑ Франкфурт-на-Майне
  23. ↑ Мюнхен
  24. ↑ Висбаден
  25. ↑ Шпейер
  26. ↑ Регенсбург
  27. ↑ Трир
  28. ↑ ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ (KRISTALLNACHT) — ФОТОГРАФИИ
  29. ↑ 50-летие синагоги Бремена было отмечено освящением свитка Торы
  30. ↑ Вормс
  31. ↑ История Кельна
  32. ↑ Лейпциг
  33. ↑ ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ (KRISTALLNACHT) — ФОТОГРАФИИ
  34. ↑ ДОРТМУНД. СИНАГОГА, РАЗОРЕННАЯ В ХРУСТАЛЬНУЮ НОЧЬ
  35. ↑ КРОВЬ ЕВРЕЕВ В КЁНИГСБЕРГЕ
  36. ↑ Траурный митинг в память о событиях хрустальной ночи в Кенигсберге
  37. ↑ Ирина Головинская. ГАННОВЕР СПРАВА НАЛЕВО. ЛЕХАИМ (АВГУСТ 2011).
  38. ↑ 72 года назад в Германии началась `Хрустальная ночь`
  39. ↑ Нюрнберг
  40. ↑ Германия вспоминает жертв «безумия»
  41. ↑ В музеях Голландии нашли отобранные у евреев картины
  42. ↑ Ночь сожженных синагог, 75 лет спустя
  43. ↑ Евреи отмечают 75-летие Хрустальной ночи
  44. ↑ 44,044,1 Gilbert, pp. 13-14.
  45. ↑ Berenbaum, Michael & Kramer, Arnold (2005). The World Must Know. United States Holocaust Memorial Museum. p. 49.
  46. ↑ Gilbert, pp. 30-33.
  47. ↑ «A Black Day for Germany», The Times, 11 November 1938, cited in Gilbert, p. 41.
  48. ↑ Книга Николауса фон Белов «Я был адъютантом Гитлера» (Nicolaus von Below «At Hitler’s Side»)
  49. ↑ Книга Отто Дитриха «12 лет с Гитлером», Мюнхен, 1955.
  50. ↑ Хайнц Хёне (англ.)русск.. Чёрный орден СС. История охранных отрядов. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — С. 303.
  51. ↑ Kristallnacht на сайте Скотта Майкрантца
  52. ↑ Seth Rogovoy. The Essential Klezmer: A Music Lover's Guide to Jewish Roots and Soul Music, from the Old World to the Jazz Age to the Downtown Avant Garde. — Chapel Hill: Algonquin Books of Chapel Hill, 2000. — 320 с. — ISBN 9781565122444.

wp.wiki-wiki.ru

Хрустальная ночь Википедия

Хруста́льная ночь, или Ночь разбитых витрин (нем.  Novemberpogrome 1938, (Reichs-)Kristallnacht) — погром (серия скоординированных атак) против евреев во всей нацистской Германии, части Австрии и в Судетской области 9—10 ноября 1938 года, осуществлённый военизированными отрядами СА и гражданскими лицами. Полиция самоустранилась от препятствования этим событиям[1]. Нападения привели к тому, что улицы были покрыты осколками стекла из окон принадлежавших евреям магазинов, зданий и синагог[2].

Поводом для погрома[3] была интерпретированная Геббельсом как нападение международного еврейства на Германию и фюрера смерть служившего в посольстве во Франции немецкого дипломата Эрнста фом Рата после стрельбы в него жившего в Париже польского еврея Гершеля Гриншпана. После Хрустальной ночи последовало дальнейшее экономическое и политическое преследование евреев, и она рассматривается историками как часть расовой политики нацистской Германии и знаменует собой начало окончательного решения еврейского вопроса и Холокоста[4].

Предыстория[ | ]

Согласно данным всегерманской переписи населения, 16 июля 1933 года на территории Германии проживали 503 900 евреев[5], в том числе около 70 % в городах. 50 % всех евреев жили в 10 крупнейших городах Германии, включая Берлин (около 160 000), Франкфурт-на-Майне (около 26 000), Бреслау (около 20 000), Гамбург (около 17 000), Кельн (около 15 000), Ганновер (около 13 000) и Лейпциг (около 12 000)[6]. С самого начала гитлеровский режим развернул антиеврейскую политику. Начиная с 1933 года правительство Германии приняло ряд антиеврейских законов, ограничивающих права евреев Германии зарабатывать себе на жизнь, пользоваться полными гражданскими правами и правом на образование, в том числе был принят Закон о восстановлении профессиональной гражданской службы (англ.)русск., который запрещал евреям работать на государственной службе[7]. В 1935 году были приняты Нюрнбергские расовые законы, лишившие немецких евреев гражданства и запрещавшие евреям вступать в отношения с немцами.

Результатом этих законов было исключение евреев из немецкой общественной и политической жизни[8]. С момента прихода нацистов к власти до Хрустальной ночи Германию покинуло 213 тыс. евреев[5]:

К 1938 году Германия «вступила в новую фазу радикальной антисемитской деятельности»[9]. Некоторые историки считают, что нацистское правительство готовило запланированную вспышку насилия против евреев и ждало соответствующей провокации, есть ряд свидетельств этого планирования в 1937 году[10]. Немецкий историк Ганс Моммзен (англ.)русск. в 1997 году в интервью утверждал, что основным мотивом для погрома стало желание гауляйтеров из НСДАП захватить еврейское имущество и бизнес[11].

В августе 1938 года немецкие власти провели массовую депортацию из Германии евреев польского происхождения[12][13]. Среди тысяч евреев, оказавшихся без средств к существованию на польско-немецкой границе, была семья Зенделя и Рифки Гриншпан, польских евреев, которые эмигрировали из Царства Польского в 1911 году и поселились в Ганновере. Их семнадцатилетний сын Гершель жил в это время в Париже с дядей[4]. Гершель получил открытку от своей сестры из Польши, описывающую высылку семьи: «…Хотя нам не сказали, что случилось, но мы видели, что все уже решено. … Мы без гроша. Не могли бы вы с дядей прислать что-нибудь в Лодзь?»[14] Он получил открытку 3 ноября 1938 года.

Ход событий[ | ]

Франкфуртская синагога на Бёрне-плац, подожжённая погромщиками

Ещё в феврале 1938 года Гитлер приказал начальнику СД Гейдриху к Дню рождения Мартина Лютера - автора памфлета О евреях и их лжи - подготовить покушение еврея на немецкого дипломата. У Райнхарда Гейдриха был уже очень неудачный опыт организации подобных акций – в январе 1938 года он готовил заранее раскрытое австрийской полицией при выемке документов из штаб-квартиры местных нацистов и поэтому неосуществлённое покушение на жизнь германского посла в Австрии фон Папена, убийство которого должно было оправдать аншлюс. Новое поручение дало возможность Гейдриху реабилитировать себя.[15]7 ноября 1938 года Гершель Гриншпан явился в германское посольство в Париже, не нашёл там посла Германии и пять раз выстрелил в знакомого ему третьего секретаря посольства Эрнста фом Рата. Ни одна из пяти ран не представляла опасности для жизни германского дипломата, которому была оперативно оказана медицинская помощь, и он даже не потерял много крови. [16]Отправленный из Берлина личный врач Гитлера Карл Брандт провёл Эрнсту фом Рату переливание несовместимой крови. После этого Эрнст фом Рат скончался 9 ноября в 17:30. Поскольку Гриншпан ещё до выдачи в Германию настаивал, что ранее состоял с погибшим дипломатом в гомосексуальных отношениях, то обещанный фюрером открытый суд над ним в Германии так и не состоялся.[15]

Мюнхенская синагога «Охель Яаков», разгромленная во время «Хрустальной ночи»

Но смерть фом Рата немецкие власти использовали как повод для организации массовых еврейских погромов в Германии, Австрии и Судетской области.[17]. В Германии была немедленно организована мощная пропагандистская кампания. Ещё 7 ноября вышел экстренный выпуск газеты Völkischer Beobachter, в котором содержались такие строки:

Германский народ сделал необходимые выводы из вашего преступления. Он не будет терпеть невыносимую ситуацию. Сотни тысяч евреев контролируют целые секторы в немецкой экономике, радуются в своих синагогах, в то время как их соплеменники в других государствах призывают к войне против Германии и убивают наших дипломатов[18]
Интерьер берлинской синагоги на Фазаненштрассе после погромов

На следующий день правительство Германии объявило, что за исключением еврейских детей, посещающих государственные начальные школы, на неопределенный срок приостанавливается всякая другая еврейская культурная и общественная деятельность и прекращается публикация еврейских газет и журналов, в том числе и на немецком языке. Газета в Великобритании описала последний шаг, отрезавший еврейское населения от его лидеров, как предназначенный «для разрушения еврейской общины и лишения её последней хрупкой связи, которые удерживает её вместе»[19]. Также были аннулированы все гражданские права евреев[20].

9 ноября высшее руководство Германии отмечало годовщину подавления Пивного путча, однако после сообщения о смерти в Париже тяжело раненного немецкого дипломата присутствоваший на торжестве Геббельс заявил следующее:

Национал-социалистическая партия не унизится до организации выступлений против евреев. Но если на врагов рейха обрушится волна народного негодования, то ни полиция, ни армия не будут вмешиваться[21]

После речи Геббельса присутствовавшие на торжестве руководители региональных нацистских организаций выработали инструкции для своих отделений на местах. Насилие гитлерюгенд и штурмовых отрядов, многие члены которых были одеты в гражданскую одежду, началось в разных частях рейха поздним вечером 9-ого и ранним утром 10-ого ноября. Но перед якобы стихийными погромами, якобы вызванными смертью дипломата, СД организованно вывезло все архивы всех тех еврейских организаций и синагог, которые были намечены для «стихийного разгрома народом», а те, откуда архивы вывезены не были, не пострадали. Во время так называемого «стихийного» погрома в соответствии с инструкциями СД не пострадал ни один иностранец, включая евреев-иностранцев. Полиция арестовала ровно столько евреев, сколько могли вместить местные тюрьмы, — не больше и не меньше. Главным образом, интерес вызывали молодые здоровые мужчины.[22] В ночь с 9 на 10 ноября, при поддержке нацистских властей, в десятках городов Германии (включая территорию Австрии и Судетской области) были организованы еврейские погромы. Первый погром ещё вечером 8 ноября произошёл в Бад-Херсфельде, где была подожжена синагога. Затем в тот же день еврейские лавки были разгромлены в Витценхаузене, Эшвеге, Фрицларе[23]. В Берлине погромщики в гражданской одежде сожгли 9 из 12 синагог, при этом пожарные, как отмечается, не принимали участия в тушении пожаров[24]. В австрийской Вене пострадало 42 синагоги[25], в немецком Франкфурте — 3[26], в Мюнхене[27], Висбадене[28], Дюссельдорфе, Карлсруэ — по 2, в Шпайере[29], Регенсбурге[30], Трире[31], Аугсбурге, Ахене[32], Бремене[33], Баден-Бадене, Вормсе[34], Кёльне[35], Лейпциге[36], Дортмунде[37][38], Кёнигсберге[39][40], Ганновере[41], Пфорцхайме[42] — по одной.

Жертвы[ | ]

По меньшей мере 91 еврей[43] был убит в результате нападений. При этом треть погибших приходится на город Нюрнберг[44], 8 погибли в Галле[45]. Ещё 30 тысяч арестованы и заключены в концлагеря[2]. Этих данных придерживается агентство Би-Би-Си[46], тогда как Радио «Свобода» сообщает о 400 погибших евреях[47], а некоторые еврейские информ-агентства (Jewish News One) сообщают о 2,5 тыс. убитых[48].

Ущерб[ | ]

Геббельс в своём дневнике записал, что приказ был отдан лично фюрером, и лично фюрер велел арестовать от 20000 до 30000 евреев. Было арестовано 30000 человек, которых через местные тюрьмы отправили в три концентрационных лагеря. 2000 из них погибли от избиений в течение нескольких недель, хотя это были молодые и здоровые мужчины. Но после этого, в отличие от судьбы направленных в концлагеря позднее, оставшиеся в живых были временно выпущены на свободу с условием, что они срочно покинут Германию. Данных о том, сколько сумело выехать в условиях, когда почти все страны мира после выстрелов Гриншпана резко ограничили приём евреев, а сколько вновь попали в концлагеря и погибли, нет. Фюрер приказал прекратить погром 11 ноября.[49] Еврейские дома, больницы и школы были разграблены, нападающие разрушали здания кувалдами[50]. Более 1000 синагог были сожжены, а более 7 000 принадлежавших евреям зданий и магазинов были разрушены или повреждены[51][52]. Мартин Гилберт считает, что нет события в истории немецких евреев в период между 1933 и 1945 годами, так широко освещавшегося, как это, за счёт иностранных журналистов, работавших в Германии, и вызвавшего шок во всём мире[50]. The Times писала в то время: «Нет такого иностранного изощрённого пропагандиста, очернявшего Германию, который смог бы превзойти в глазах всего мира рассказы о поджогах и избиениях, о мерзких нападениях на беззащитных и ни в чём не повинных людей, которые приходили из этой страны вчера»[53].

Общий ущерб составил 25 млн рейхсмарок, из которых около 5 млн пришлось на разбитые витрины (отсюда второе название «Хрустальной ночи» — «Ночь разбитых витрин»). Затраты на восстановление ущерба и разбор остатков разрушенных синагог были возложены нацистскими властями на еврейские общины.

12 ноября 1938 г. под председательством курировавшего народное хозяйство Германа Геринга состоялось совещание, на котором присутствовали многие финансовые воротилы Германии. На этом совещании Геринг заявил: «…Ещё один вопрос, господа. Что бы вы сказали, если бы я сегодня заявил, что еврейство в качестве наказания должно уплатить один миллиард…». И далее: «…Я это сформулирую так: германские евреи должны, в наказание за свои ужасные преступления, уплатить один миллиард… Хочу сказать, что я не хотел бы быть евреем в Германии».

Газеты СССР публиковали сообщения о протестах против Хрустальной ночи во всём мире, в том числе о собрании, состоявшемся 15 ноября в Большом зале Московской консерватории и принявшем резолюцию с осуждением антисемитских эксцессов от имени «советской интеллигенции». Президент США Ф. Рузвельт в знак протеста только отозвал из Берлина американского посла для консультаций. Протест выразили также Британия и Франция, однако дипломатические отношения с нацистской Германии тоже не разорвали, и послы их остались в Берлине. Но выступившие против Хрустальной ночи державы не объединились. Напротив, после Хрустальной ночи были выполнены решения Первого Венского арбитража, окончательно поставившие крест на Чехословакии и, в том числе, отдавшие во власть нацистов евреев всей Чехословакии. Кроме того, покушение Гриншпана стало важнейшим аргументом ужесточения по всему миру въездных требований ко всем, особенно антифашистам и евреям, пытающимся эмигрировать из Германии и её союзников, одним из которых тогда была Польша.[54]

Инициаторы[ | ]

Приказ о всеобщем еврейском погроме был отдан лично Гитлером, при организационном участии Геббельса, Гейдриха и Гиммлера. В Берлине важную роль в организации насилия сыграл начальник ОРПО Вольф-Генрих фон Хелльдорф, подключивший к погромам полицейские силы под предлогом «разоружения евреев»[55].

Есть мнение[56], что Геббельс и Гиммлер организовали этот погром без ведома Гитлера, и он, узнав об этом, был недоволен и выговаривал им за эту акцию. Однако имперский руководитель прессы Отто Дитрих опровергает эту версию, утверждая, что именно Гитлер был инициатором «Хрустальной ночи»[57]. Кроме того, Хайнц Хёне в своей книге «Чёрный орден СС» утверждал, что «Хрустальная ночь» стала для планировавших только изъятие документов и имущества Гиммлера и Гейдриха полной неожиданностью[58].

Память[ | ]

В память об этом событии 9 ноября ежегодно отмечается Международный день против фашизма, расизма и антисемитизма.

Упоминается в песне The Final Solution из альбома Coat of Arms шведской power-metal группы Sabaton. Также у немецкой metal группы Masterplan есть песня Crystal Night об этих событиях.

Примечания[ | ]

  1. ↑ «'German Mobs' Vengeance on Jews», The Daily Telegraph, 11 November 1938, cited in Gilbert, Martin. Kristallnacht: Prelude to Destruction. Harper Collins, 2006, p. 42.
  2. ↑ 1 2 «World War II: Before the War», The Atlantic, June 19, 2011. «Windows of shops owned by Jews which were broken during a coordinated anti-Jewish demonstration in Berlin, known as Kristallnacht, on Nov. 10, 1938. Nazi authorities turned a blind eye as SA stormtroopers and civilians destroyed storefronts with hammers, leaving the streets covered in pieces of smashed windows. Ninety-one Jews were killed, and 30,000 Jewish men were taken to concentration camps».
  3. ↑ Euronews: «Хрустальная ночь» длиной в несколько лет
  4. ↑ 1 2 Kristallnacht // The Hutchinson Encyclopedia 1998 edition. — 18 (1998). — England: Helicon Publishing, 1998. — Vol. 1998. — P. 1199. — ISBN 1-85833-951-0.
  5. ↑ 1 2 Германия
  6. ↑ Евреи в довоенной Германии
  7. ↑ Cooper R.M. Refugee Scholars:Conversations with Tess Simpson. — Leeds, 1992. — P. 31.
  8. ↑ The Holocaust. Проверено 12 марта 2008. Архивировано 1 февраля 2013 года.
  9. ↑ Johnson, Eric. The Nazi Terror: Gestapo, Jews and Ordinary Germans. United States: Basic Books, 1999, p. 117.
  10. ↑ Friedländer, Saul. Nazi Germany and The Jews, volume 1: The Years of Persecution 1933—1939, London: Phoenix, 1997, p. 270
  11. ↑ Mommsen, Hans Interview with Hans Mommsen. Yad Vashem (12 December 1997). Проверено 6 февраля 2010. Архивировано 1 февраля 2013 года.
  12. ↑ Expelled Jews' Dark Outlook, Newspaper article, London: The Times (1 November 1938). Проверено 12 марта 2008.
  13. ↑ Recollections of Rosalind Herzfled, Jewish Chronicle, 28 September 1979, p. 80; cited in Gilbert, The Holocaust—The Jewish Tragedy;;, London: William Collins Sons & Co. Ltd, 1986.
  14. ↑ German State Archives, Potsdam, quoted in Rita Thalmann and Emmanuel Feinermann, Crystal night, 9-10 November 1938, pp. 33, 42.
  15. ↑ 1 2 Михаил Финтушал. Тайна Хрустальной ночи.//Лехаим
  16. ↑ Meier Schwarz. The Mysterious Murder of Ernst vom Rath by Herschel Grynszpan (англ.). Проверено 21 июня 2011. Архивировано 25 августа 2011 года.
  17. ↑ «Судьбоносный год» — рекомендации по преподаванию событий «Хрустальной ночи» в контексте событий 1938 г.
  18. ↑ "Хрустальная ночь" 1938 года. Справка
  19. ↑ «'German Mobs' Vengeance on Jews», The Daily Telegraph, 11 November 1938, cited in Gilbert, Martin. Kristallnacht: Prelude to Destruction. Harper Collins, 2006, p. 42.
  20. ↑ «Nazis Planning Revenge on Jews», News Chronicle, 9 November 1938
  21. ↑ ТАЙНА «ХРУСТАЛЬНОЙ НОЧИ»
  22. ↑ Хрустальная ночь. Энциклопедия Холокоста.
  23. ↑ Германия со скорбью вспоминает «Хрустальную ночь». 70 лет назад начался Холокост
  24. ↑ «Хрустальная ночь» не должна повториться
  25. ↑ Вена
  26. ↑ Франкфурт-на-Майне
  27. ↑ Мюнхен
  28. ↑ Висбаден
  29. ↑ Шпейер
  30. ↑ Регенсбург
  31. ↑ Трир
  32. ↑ ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ (KRISTALLNACHT) — ФОТОГРАФИИ
  33. ↑ 50-летие синагоги Бремена было отмечено освящением свитка Торы
  34. ↑ Вормс
  35. ↑ История Кельна
  36. ↑ Лейпциг
  37. ↑ ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ (KRISTALLNACHT) — ФОТОГРАФИИ
  38. ↑ ДОРТМУНД. СИНАГОГА, РАЗОРЕННАЯ В ХРУСТАЛЬНУЮ НОЧЬ
  39. ↑ КРОВЬ ЕВРЕЕВ В КЁНИГСБЕРГЕ
  40. ↑ Траурный митинг в память о событиях хрустальной ночи в Кенигсберге
  41. ↑ Ирина Головинская. ГАННОВЕР СПРАВА НАЛЕВО. ЛЕХАИМ (АВГУСТ 2011).
  42. ↑ Die Synagoge in Pforzheim (Stadtkreis Pforzheim) (нем.). Alemannia Judaica. Проверено 15 марта 2016.
  43. ↑ 72 года назад в Германии началась `Хрустальная ночь`
  44. ↑ Нюрнберг
  45. ↑ Германия вспоминает жертв «безумия»
  46. ↑ В музеях Голландии нашли отобранные у евреев картины
  47. ↑ Ночь сожженных синагог, 75 лет спустя
  48. ↑ Евреи отмечают 75-летие Хрустальной ночи
  49. ↑ http://alphahistory.com/holocaust/kristallnacht/ Kristallnacht
  50. ↑ 1 2 Gilbert, pp. 13-14.
  51. ↑ Berenbaum, Michael & Kramer, Arnold (2005). The World Must Know. United States Holocaust Memorial Museum. p. 49.
  52. ↑ Gilbert, pp. 30-33.
  53. ↑ «A Black Day for Germany», The Times, 11 November 1938, cited in Gilbert, p. 41.
  54. ↑ «Хрустальная ночь»: урок истории: Методическое пособие/ Составитель: Л.М. Пятецкий; Под ред. И. А.Альтмана. – М.: Центр и Фонд «Холокост», 2008. – (Методическая библиотека «Память о Холокосте - путь к толерантности». Вып. 4).
  55. ↑ NAZIS ASK REPRISAL IN ATTACK ON ENVOY; Press Links Shooting in Paris to 'World Conspiracy' and Warns Jews of Retaliation MASS EXPULSIONS FEARED Berlin Police Head Announces 'Disarming' of Jews--Victim of Shots in Critical State New Fear Aroused Round-up in Vienna Diplomat’s Condition Critical
  56. ↑ Белов, Николаус фон. Я был адъютантом Гитлера. — Смоленск: Русич, 2003. — ISBN 5-8138-0466-8.
  57. ↑ Дитрих, Отто. Двенадцать лет с Гитлером. Воспоминания имперского руководителя прессы. 1933—1945. — М.: Центрполиграф, 2007. — ISBN 978-5-9524-3306-9.
  58. ↑ Хайнц Хёне. Чёрный орден СС. История охранных отрядов. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — С. 303.

Ссылки[ | ]

См. также[ | ]

wikiredia.ru

Хрустальная ночь глазами очевидцев | Zeitschrift Berliner Telegraph

«Трое эсэсовцев вошли в магазин моего дяди и потребовали отдать им ключи. Но мой дядя – Моисей Цвик – отказался. Тогда они выбили ему все зубы, забрали ключи, и он никогда больше не смог переступить порог своего магазина. Таков был конец фирмы «Ури и Цвик».

Меня арестовали и заключили под стражу в девятом округе, в школе верховой езды на Прамергассе, вместе с тысячью других евреев, которых хватали по до­мам: многие были в пижамах и белье. Около трех часов утра они освободили тех, кому не было 18 лет, и тех, кто был стар­ше 60-ти, и велели идти по домам. Однако снаружи собралась толпа и ждала нас. Полицейский офицер в высоких чинах согласился взять нас под защиту, но лишь на то время, что он будет считать до десяти. Я кинулся бежать. К счастью, я был спортсменом», – вспоминал Макс Ури, сын торговца мануфактурой. В 1938 году ему было 17 лет.

Согласно данным всегерманской переписи населения, 16 июля 1933 года на территории Германии проживало 503 900 евреев, около 70 % из них  в городах. 50 % всех евреев жили в 10 крупнейших городах Германии: около 160 000 в Берлине, око­ло 26 000 во Франкфурте-на-Майне, около 20 000 в Бреслау, около 17 000 в Гам­бурге, почти 15 000 в Кельне, около 13 000 в Ганновере и около 12 000 в Лейп­циге. В 1933 году правительство Германии приняло ряд антиеврейских законов, ограничивающих права евреев Германии зарабатывать себе на жизнь, пользоваться полными гражданскими правами и правом на образование, в том числе был принят Закон о восстановлении профессиональной гражданской службы, который запрещал евреям работать на госу­дар­ственной службе. В 1935 году были приняты Нюрнбергские расовые законы, лишившие немецких евреев гражданства и запрещавшие евреям вступать в отношения с немцами. Начался массовый исход евреев из Германии. С момента прихода нацистов к власти до Хрустальной ночи Германию покинуло 213 тысяч евреев. В августе 1938 года немецкие власти провели массовую депортацию из Германии евреев польского происхождения.

Среди тысяч евреев, оказавшихся без средств к существованию на польско‑не­мецкой границе, была семья Зенделя и Ривки Гриншпан, польских евреев, которые эмигрировали из Царства Польского в 1911 году и поселились в Ганновере. Глава семьи оказался в трудном положении – у него на руках были семь дочерей и сын. Их семнадцатилетний сын Гершель жил в это время в Париже с дядей. 3 ноября он получил открытку от своей сестры из Польши, описывающую высылку се­мьи: «…Хотя нам не сказали, что случилось, но мы видели, что все уже решено. … Мы без гроша. Не могли бы вы с дядей прислать что-нибудь в Лодзь?»

Еще через несколько дней Гершель получил открытку от отца: «До сегодняшнего дня наше трагическое положение не изменилось. В пятницу вечером нас отправили из Ганновера. Крики и стоны могли бы поднять мертвых. Но это не помогло. Утром в Шаббат нас остановили в чистом поле, а потом погнали дальше, и это было душераздирающее зрелище. Потом мы должны были разместиться в бараках, спать на мешках с соломой. Одеяла нам дали, но поверь, милый Герман, что долго так продержаться невозможно. Мы оказались в Польше на мели, без копейки денег. Не мог ли бы ты прислать сколько-нибудь? Заранее благодарен. Отец». Аген­ты гестапо вели слежку за Гриншпаном, им удалось изъять открытку.

8 ноября 1938 года в своем дневнике во­сем­надцатилетняя жительница Вены Рут Майер запишет: «Маленький семнадцатилетний эмигрант совершил покушение на немца, советника дипломатической миссии. Он польский еврей. О Господи! Настроение опять подавленное, атмосфера напряженная. Евреи, как загнанные зверьки, пробираются вдоль стен домов. Все будто вымерло. Евреи из дома не выходят. Мы все боимся, что они набросятся на нас с кулаками, ведь поль­ский еврей хотел убить немца». Рут Май­ер погибнет в Освенциме в 1942 году. Кто он – этот маленький еврей?

Гершель Гриншпан

Семнадцатилетний Гершель Гриншпан эмигрировал во Францию из Германии. Французские власти предупредили его, что он живет в стране незаконно и должен покинуть страну, иначе будет депортирован. Но он привлек к себе внимание агентов гестапо, так как встречался с третьим секретарем немецкого посоль­ства Эрнстом фом Ратом в баре для гомосексуалистов. Гриншпан жил у дяди, не работал, и фом Рат поддерживал его ма­териально. Агенты гестапо взяли Гершеля в оперативную разработку, и им удалось продлить срок его проживания во Франции. Сведения об этом содержатся в материалах допроса американским прокурором Робертом Кемпнером в ходе Нюрнбергского процесса агентов гестапо, которые вели слежку за Гриншпаном. И когда Гейдрих отдал приказ ше­фу гестапо Мюллеру провести в столицах европейских государств оперативные мероприятия, чтобы наметить не­мец­кого дипломата, которого можно бы­ло ликвидировать, было принято ре­ше­ние использовать Гриншпана для по­ку­ше­ния на немецкого посла в Париже.

«Дорогие мои! Я не мог поступить иначе – мое сердце обливается кровью с того момента, как я узнал о страданиях 12 ты­сяч моих единоверцев. Да простит меня Бог, и я надеюсь, что вы меня простите. Гершл», – пишет Гриншпан в ответ, получив утром 7 ноября через агента гестапо открытку от отца. Агент сообщил, что 12 тысяч польских евреев были де­пор­тированы из Германии в Польшу. Он описал, как эсэсовцы палками гнали евреев к границе Польши, как в течение трех дней они находились под открытым небом. Агент призвал Гриншпана отом­стить за унижения и издевательства над евреями и убить германского посла. От него Гриншпан получил деньги, чтобы купить пистолет. Наступил завершающий этап операции по ликвидации фом Рата, и Гейдрих выехал в Париж.

Гриншпан пошел в магазин, купил пистолет и отправился к германскому по­сольству. Система охраны посольства была тщательно продумана. Его территория была обнесена высокой оградой, вдоль которой по внутреннему периме­тру патрулировали эсэсовцы с овчарками. У ворот посольства с внешней стороны дежурила французская полиция, а с внутренней стороны находилась немецкая охрана. Когда посетитель входил на КПП, он сообщал дежурному офицеру причину своего посещения и называл фамилию дипломата, с которым у него была назначена встреча. У посетителя проверяли документы, его тщательно обыскивали. Дежурный офицер по телефону связывался с офицером службы безопасности, который находился вну­три посольства. Офицер звонил немецкому дипломату, с которым была назначена встреча. Если дипломат подтверждал договоренность о встрече, то охран­ник сопровождал посетителя к зданию посольства. Двери посольства откры­ва­лись автоматически по команде внутренней охраны. В вестибюле посольства на­ходился офицер службы безопасности, имелась комната дежурной охраны, а ря­дом находился специальный кабинет, где посетитель мог встретиться с немецким дипломатом. Офицер проверял документы посетителя, охранник обыскивал его, а затем посетителя отводили в кабинет для встречи с дипломатом.

Гриншпану удалось легко преодолеть систему охраны посольства, у него не проверяли документы, его никто не обыскивал. Когда Гриншпан зашел на КПП по­сольства, то заявил, что у него есть важное сообщение для графа Иоганнеса фон Вельчек. Дежурный офицер приказал охраннику провести Гриншпана к по­сольству. Через внутренний дворик Грин­шпан прошел к зданию посольства, и его пропустили в вестибюль. Офицер службы безопасности объяснил Гриншпану, что германского посла нет, но его отведут к секретарю посольства, которому он сможет передать свое сообщение. Офицер назвал охраннику номер кабинета фом Рата и приказал ему отвести туда посетителя. Когда Гриншпан вошел в кабинет, он выпустил всю обойму пистолета в фом Рата, который получил касательное ранение в плечо и проникающее ранение в брюшную полость. Немецкая охрана вы­звала криминальную полицию. Когда французские полицейские вошли в кабинет, они увидели фом Рата, который лежал на полу. Гриншпан в полуобморочном состоянии сидел на стуле, на столе лежал пистолет. При обыске в кармане Гриншпана нашли его письмо к родителям и открытку, которую он получил от отца. В отделении полиции Гриншпан заявил: «Я ре­шил убить сотрудника германского по­соль­ства в знак протеста, чтобы обратить внимание мира на то, как в Гер­мании обращаются с польскими евреями».

Фом Рат был доставлен в госпиталь, французские врачи сделали ему операцию. Состояние фом Рата не вызывало особой тревоги, но, поскольку фюрер приказал очистить арийскую расу от скверны гомосексуализма, фом Рат был обречен. Гейд­рих послал Мюллеру в Берлин сообщение по телетайпу о том, что фом Рат находится в больнице. Мюллер позвонил Гитлеру, который в этот день приехал в Нюрн­берг. Гитлер приказал направить в Па­риж бригаду врачей под руководством его личного врача профессора Карла Брандта. Врач-изверг Брандт использовался Гитлером для выполнения «деликатных» поручений.

 

Во второй половине дня врачи на личном самолете фюрера вылетели в Париж и взяли лечение раненого в свои руки. На следующий день в Париж прилетела мать фом Рата, но Карл Брандт приказал не допускать ее к сыну. Утром 9 ноября профессор Брандт отдал распоряжение подготовить фом Рата для переливания крови. Но «по ошибке» фом Рату стали переливать кровь, которая не соответ­ствовала его группе крови. В 17 часов после третьего переливания крови пациент скончался. Профессор Брандт вы­пол­нил все необходимые формальности, связанные с констатацией его смерти от полученных ранений, позвонил из германского посольства в Берлин и сообщил Гейдриху о смерти фом Рата.

Хрустальная ночь

7 ноября в вечернем экстренном выпуске нацистской газеты «Фолькишер беобахтер» в редакционной статье был брошен призыв к погрому: «Германский народ сделал необходимые выводы из вашего преступления. Он не будет терпеть невыносимую ситуацию. Сотни тысяч евреев контролируют целые секторы в немецкой экономике, радуются в своих синагогах, в то время как их соплеменники в других государствах призывают к войне против Германии и убивают наших ди­пло­матов». 8 ноября все утренние газеты рейха писали: «Гнусный еврейский убий­ца Гришпан вызвал священный гнев немецкой нации». В июле 1938 года ге­стапо начало подготовительную работу по организации еврейского погрома. Специальными белыми надписями отмечались еврейские магазины, которые должны были быть разгромлены. Синагоги, которые стояли отдельно, планировалось сжечь, а те синагоги, которые были окружены немецкими строениями, подлежали разгрому. Составлялись списки десятков тысяч богатых евреев, которые подлежали аресту. Три крупнейших конц­лагеря – Дахау, Бухенвальд и Заксенхаузен – к октябрю 1938 были значительно расширены, чтобы принять тысячи но­вых заключенных.

Так случилось, что этот день совпал с годовщиной «Пивного путча», произошедшего в 1923 году и отмеченного как знаменательный день в календаре национал-социалистов. Руководство партии нацистов, собравшееся в Мюнхене на торжественную церемонию, решило ис­поль­зовать этот случай как предлог для начала погрома. Министр пропаганды Йозеф Геббельс, главный зачинщик погрома, объявил собравшейся нацистской «старой гвардии», что «мировое еврейство» устраивает заговор с целью совершения покушения, «фюрер решил, что … вы­ступления не должны быть подготовлены или организованы партией, но до какой бы степени не дошел их беспредел, им не будут препятствовать».

Слова Геббельса были восприняты как команда к началу погрома. После его речи присутствовавшие на торжестве руководители региональных нацистских организаций выработали инструкции для своих отделений на местах.

Насилие началось в разных частях рейха  вечером 9-го и ранним утром 10 но­ября. В 1 час 20 минут ночи Гейдрих, будучи начальником полиции безопасности, по­слал в полицейские управления и участ­ки, а также руководителям СА срочную телеграмму, содержащую распоряжения по поводу предстоящего бунта. Отделения СА и гитлерюгенда по всей аннексированной Германией территории разрушали еврейские дома и частные предприятия, члены многих подразделений переодевались в гражданскую одежду, чтобы поддержать измышления, будто бы беспорядки являлись «реакцией возмущенной общественности». Несмотря на явно выраженную стихийность насилия и местный оттенок, который приняли погромы в различных регионах рейха, руководством к действию были специальные инструкции Гейдриха, преду­преждавшие о том, чтобы «стихийные» бунты не затронули жизнь или имуще­ство нееврейских граждан; иностранцы, даже евреи, не должны были стать жерт­вами насилия. Предписывалось также накануне варварского разрушения синагог и других владений еврейских общин вывезти из них все архивы и передать их службе безопасности. Кроме того, было приказано руководству полиции арестовать столько евреев, сколько могли вместить местные тюрьмы, главным образом интерес вызывали молодые здоровые мужчины.

Сотни синагог на территории Германии и Австрии были сожжены той ночью на виду у всех, включая пожарных, которым было приказано вмешиваться только в случае угрозы распространения пожара на здания, расположенные ря­дом с синагогами. СА и члены организации гитлерюгенд разграбили и разбили витрины приблизительно 7 500 магазинов, принадлежавших евреям. Во многих районах еврейские кладбища стали особым объектом надругательства. Серьезным разрушениям подверглись Берлин и Вена – города, где проживали две наиболее многочисленные еврейские общины Германии. Толпы солдат СА слонялись по улицам, нападая на еврейские дома и подвергая евреев публичному уни­жению. Хотя убийство не упоминалось в приказах, в ночь с 9 на 10 ноября по меньшей мере 91 еврей был убит. Полицией было зарегистрировано большое число изнасилований и самоубийств.

Эрих Кестнер, немецкий писатель и сценарист, вспоминает: «Ночью я ехал на такси домой вдоль Курфюрстендамм. По обеим сторонам улицы стояли мужчины и ударяли железными палками по витринам. Повсюду был слышен треск стекол. Это были эсэсовцы в черных галифе и высоких сапогах, но в гражданских пиджаках и шляпах, сосредоточенно выполнявшие свою работу. На каждого приходилось четыре-пять фасадов. Они поднимали палки, ударяли несколько раз и затем переходили к следующей витрине. Прохожих не было видно.

Трижды я останавливал такси, желая выйти. Трижды из-за деревьев показывался полицейский и энергично требовал, чтобы я оставался в автомобиле и продолжал поездку. Трижды я объяснял, что могу выходить, где хочу, и именно это будет верным, если в открытую происходит подобное хулиганство. Трижды рявкало: «Криминальная полиция», захлопывалась дверца такси, и мы ехали дальше. Когда я в четвертый раз захотел остановить машину, шофер возразил. «Бессмысленно, – сказал он. – И, кроме того, это сопротивление государственной власти…»

Партия начала, пусть даже ночью и в гражданской одежде, на улицах те дей­ствия, которые до того преследовались бы как противозаконные, и немецкая полиция покрывала преступников. В ту же ночь те же преступники под прикрытием тех же полицейских обратили в пламя синагоги. И на следующее утро вся немецкая пресса сообщила, что население таким образом спонтанно выразило свой гнев. В одно и то же самое время по всей Германии…

«В 1938 году компания моего отца была немедленно «арианизирована», и мне больше не позволялось ходить в школу. 10 ноября мой отец и брат Густль были арестованы. Отца забрали в школу на Кенонгассе, а когда на следующий день он вернулся, его волосы были белы как снег. Густля депортировали в концлагерь Дахау. Сейчас трудно понять, как мой отец не понимал, что происходит. Возможно, это из-за того, что его отпустили. Кроме того, я думаю, что отец устал от скитаний. В молодости он уехал в Японию, затем вернулся в Вену; возможно, он просто не хотел уезжать и начинать все заново. Однажды отец сказал – я прекрасно помню его слова: «Я никогда не причинял никому вреда, и никто мне ничего не сделает». Таков был его взгляд на мир», пишет в своем дневнике Эдит Брикелл. В 1938 году ей было пятнадцать, и она ходила в реформистскую школу в Вене.

Гертруда Критцер родилась в 1923 году в Крумбахе. Ее выслали в Вену прямо перед Хрустальной ночью. Она вспоминает: «Я шла домой из корабельной школы вместе с отцом. На рыночной площади мы увидели моего учителя иврита – я успела сходить к нему на занятия лишь дважды до того, как их запретили. Он сидел на стуле, который был поставлен на стол. Этот человек страдал эпилепсией, и люди в форме выбрали его специально. Они отрезали ножницами его бороду, по лицу его текла кровь, а они снимали его, вероятно, для «Штурмовика» – антисемитской газеты – и кричали ему: «Покажи уши, у вас не бывает маленьких ушей!» По всей видимости, на фотографии они увеличили уши и представили его в «Штурмовике» как уродливого еврея. Один раз увидев та­кое, забыть это невозможно».

Из дневника Рут Майер: «Они нанесли нам удар! Вчерашний день – самый страшный из всех, какие мне довелось пережить. Теперь я знаю, что такое погромы, знаю, на что способны люди. Люди, сотворенные по образу и подобию Божию.

…Прежде всего – грузовик с евреями, они стояли в кузове, как убойный скот! Это зрелище я не могу и не хочу забывать никогда! Народ молча глазеет. Они избивали, хватали людей, крушили скарб в квартирах. Мы все, землисто-бледные, сидели дома, а с улицы к нам приходили евреи, точь-в-точь как жи­вые трупы.

Сегодня я прошлась по тесным переулкам. Прямо как на кладбище. Все вдребезги разбито, еврейские магазины заколочены досками и брусом.

Плакат: «Оборудование в этом кафе арийское. Поэтому – не ломать!»

И хотя нам всем приходится носить желтый знак, они все равно не отнимут у нас самое сокровенное – наш мир, который мы носим с собой. Потому-то и вымещают свою злобу на оконных стеклах, крушат их и орут: «Жид, подохни!»

Эпилог

В июне 1940 года в Париж вошли войска вермахта, и тюрьму, в которой сидел Грин­шпан, эвакуировали. Но в Тулузе транспорт с заключенными настиг специально посланный отряд СС, и Гриншпан был доставлен в берлинскую тюрьму «Моабит». Следователи начали готовить материалы о связи Гершеля Гриншпана с Давидом Франкфуртером, который убил видного нациста Вильгельма Густлова в 1936 году. Геббельс готовил показательный судебный процесс, который должен был подтвердить существование всемирного еврейского заговора. Винсент Моро-Жафьери, адвокат Гриншпана, письменно изложил Геббельсу следующую линию защиты: «Гриншпан находился с фом Ратом в интимной связи, и покушение явилось его местью фом Рату за измену». Геббельс доложил Гитлеру содержание документа, который подготовил адвокат. Из досье гестапо Гит­лер знал, что фом Рат являлся гомосексуалистом, поэтому он высказал со­мнение в целесообразности проведения показательного процесса. Геббельс предложил отстранить Винсента Моро‑Жа­фьери от участия в процессе. Но тут возникло новое затруднение – нацистский прокурор обнаружил, что Гриншпан был вывезен из Франции в Германию без соблюдения соответствующих юридических процедур. Прокурор потребовал, чтобы Гитлер лично подписал приказ о проведении процесса над Гриншпаном. Гитлер такой приказ не решился подписать – проведение показательного процесса было отменено. Гершель Гриншпан был переведен в лагерь Заксенхаузен, где разделил судьбу шести миллионов евреев, которые погибли в огне Холокоста.

Автор: Самоил Дувидович, член Союза журналистов Германии

berliner-telegraph.de

Хрустальная ночь — Википедия РУ

Предыстория

Согласно данным всегерманской переписи населения, 16 июля 1933 года на территории Германии проживали 503 900 евреев[5], в том числе около 70 % в городах. 50 % всех евреев жили в 10 крупнейших городах Германии, включая Берлин (около 160 000), Франкфурт-на-Майне (около 26 000), Бреслау (около 20 000), Гамбург (около 17 000), Кельн (около 15 000), Ганновер (около 13 000) и Лейпциг (около 12 000)[6]. С самого начала гитлеровский режим развернул антиеврейскую политику. Начиная с 1933 года правительство Германии приняло ряд антиеврейских законов, ограничивающих права евреев Германии зарабатывать себе на жизнь, пользоваться полными гражданскими правами и правом на образование, в том числе был принят Закон о восстановлении профессиональной гражданской службы (англ.)русск., который запрещал евреям работать на государственной службе[7]. В 1935 году были приняты Нюрнбергские расовые законы, лишившие немецких евреев гражданства и запрещавшие евреям вступать в отношения с немцами.

Результатом этих законов было исключение евреев из немецкой общественной и политической жизни[8]. С момента прихода нацистов к власти до Хрустальной ночи Германию покинуло 213 тыс. евреев[5]:

К 1938 году Германия «вступила в новую фазу радикальной антисемитской деятельности»[9]. Некоторые историки считают, что нацистское правительство готовило запланированную вспышку насилия против евреев и ждало соответствующей провокации, есть ряд свидетельств этого планирования в 1937 году[10]. Немецкий историк Ганс Моммзен (англ.)русск. в 1997 году в интервью утверждал, что основным мотивом для погрома стало желание гауляйтеров из НСДАП захватить еврейское имущество и бизнес[11].

В августе 1938 года немецкие власти провели массовую депортацию из Германии евреев польского происхождения[12][13]. Среди тысяч евреев, оказавшихся без средств к существованию на польско-немецкой границе, была семья Зенделя и Рифки Гриншпан, польских евреев, которые эмигрировали из Царства Польского в 1911 году и поселились в Ганновере. Их семнадцатилетний сын Гершель жил в это время в Париже с дядей[4]. Гершель получил открытку от своей сестры из Польши, описывающую высылку семьи: «…Хотя нам не сказали, что случилось, но мы видели, что все уже решено. … Мы без гроша. Не могли бы вы с дядей прислать что-нибудь в Лодзь?»[14] Он получил открытку 3 ноября 1938 года.

Ход событий

  Франкфуртская синагога на Бёрне-плац, подожжённая погромщиками

7 ноября 1938 года Гершель Гриншпан явился в германское посольство в Париже и пять раз выстрелил в третьего секретаря посольства Эрнста фом Рата. Гитлер отправил в Париж своего личного врача Карла Брандта[15], но спасти Эрнста фом Рата не удалось, и 9 ноября в 17:30 он скончался.

  Мюнхенская синагога «Охель Яаков», разгромленная во время «Хрустальной ночи»

Это убийство немецкие власти использовали как повод для организации массовых еврейских погромов в Германии и Австрии[16]. В Германии была немедленно организована мощная пропагандистская кампания. 7 ноября вышел экстренный выпуск газеты Völkischer Beobachter, в котором содержались такие строки:

  Германский народ сделал необходимые выводы из вашего преступления. Он не будет терпеть невыносимую ситуацию. Сотни тысяч евреев контролируют целые секторы в немецкой экономике, радуются в своих синагогах, в то время как их соплеменники в других государствах призывают к войне против Германии и убивают наших дипломатов[17]  
  Интерьер берлинской синагоги на Фазаненштрассе после погромов

В ночь с 9 на 10 ноября, при поддержке нацистских властей, в десятках городов Германии (включая территорию Австрии и Судетской области) были организованы еврейские погромы. Первый погром ещё вечером 8 ноября произошёл в Бад-Херсфельде, где была подожжена синагога. Затем в тот же день еврейские лавки были разгромлены в Витценхаузене, Эшвеге, Фрицларе[18]. 9 ноября высшее руководство Германии отмечало годовщину подавления Пивного путча, однако после сообщения о смерти в Париже тяжело раненного немецкого дипломата Геббельс заявил следующее:

  Национал-социалистическая партия не унизится до организации выступлений против евреев. Но если на врагов рейха обрушится волна народного негодования, то ни полиция, ни армия не будут вмешиваться[19]  

В Берлине погромщики в гражданской одежде сожгли 9 из 12 синагог, при этом пожарные, как отмечается, не принимали участия в тушении пожаров[20]. В австрийской Вене пострадало 42 синагоги[21], в немецком Франкфурте — 3[22], в Мюнхене[23], Висбадене[24], Дюссельдорфе, Карлсруэ — по 2, в Шпайере[25], Регенсбурге[26], Трире[27], Аугсбурге, Ахене[28], Бремене[29], Баден-Бадене, Вормсе[30], Кёльне[31], Лейпциге[32], Дортмунде[33][34], Кёнигсберге[35][36], Ганновере[37], Пфорцхайме[38] — по одной.

Жертвы

По меньшей мере 91 еврей[39] был убит в результате нападений. При этом треть погибших приходится на город Нюрнберг[40], 8 погибли в Галле[41]. Ещё 30 тысяч арестованы и заключены в концлагеря[2]. Этих данных придерживается агентство Би-Би-Си[42], тогда как Радио «Свобода» сообщает о 400 погибших евреях[43], а некоторые еврейские информ-агентства (Jewish News One) сообщают о 2,5 тыс. убитых[44].

Ущерб

Еврейские дома, больницы и школы были разграблены, нападающие разрушали здания кувалдами[45]. Более 1000 синагог были сожжены, а более 7 000 принадлежавших евреям зданий и магазинов были разрушены или повреждены[46][47]. Мартин Гилберт считает, что нет события в истории немецких евреев в период между 1933 и 1945 годами, так широко освещавшегося, как это, за счёт иностранных журналистов, работавших в Германии, и вызвавшего шок во всём мире[45]. The Times писала в то время: «Нет такого иностранного изощрённого пропагандиста, очернявшего Германию, который смог бы превзойти в глазах всего мира рассказы о поджогах и избиениях, о мерзких нападениях на беззащитных и ни в чём не повинных людей, которые приходили из этой страны вчера»[48].

Общий ущерб составил 25 млн рейхсмарок, из которых около 5 млн пришлось на разбитые витрины (отсюда второе название «Хрустальной ночи» — «Ночь разбитых витрин»). Затраты на восстановление ущерба и разбор остатков разрушенных синагог были возложены нацистскими властями на еврейские общины.

Инициаторы

Приказ о всеобщем еврейском погроме был отдан лично Гитлером, при организационном участии Геббельса, Гейдриха и Гиммлера. В Берлине важную роль в организации насилия сыграл начальник ОРПО Вольф-Генрих фон Хелльдорф, подключивший к погромам полицейские силы под предлогом «разоружения евреев»[49].

Есть мнение[50], что Геббельс и Гиммлер организовали этот погром без ведома Гитлера, и он, узнав об этом, был недоволен и выговаривал им за эту акцию. Однако имперский руководитель прессы Отто Дитрих опровергает эту версию, утверждая, что именно Гитлер был инициатором «Хрустальной ночи»[51]. Кроме того, Хайнц Хёне в своей книге «Чёрный орден СС» утверждал, что «Хрустальная ночь» стала для Гиммлера и Гейдриха полной неожиданностью[52].

Память

В память об этом событии 9 ноября ежегодно отмечается Международный день против фашизма, расизма и антисемитизма.

Упоминается в песне The Final Solution из альбома Coat of Arms шведской power-metal группы Sabaton.

Примечания

  1. ↑ «'German Mobs' Vengeance on Jews», The Daily Telegraph, 11 November 1938, cited in Gilbert, Martin. Kristallnacht: Prelude to Destruction. Harper Collins, 2006, p. 42.
  2. ↑ 1 2 «World War II: Before the War», The Atlantic, June 19, 2011. «Windows of shops owned by Jews which were broken during a coordinated anti-Jewish demonstration in Berlin, known as Kristallnacht, on Nov. 10, 1938. Nazi authorities turned a blind eye as SA stormtroopers and civilians destroyed storefronts with hammers, leaving the streets covered in pieces of smashed windows. Ninety-one Jews were killed, and 30,000 Jewish men were taken to concentration camps».
  3. ↑ Euronews: «Хрустальная ночь» длиной в несколько лет
  4. ↑ 1 2 Kristallnacht // The Hutchinson Encyclopedia 1998 edition. — 18 (1998). — England: Helicon Publishing, 1998. — Vol. 1998. — P. 1199. — ISBN 1-85833-951-0.
  5. ↑ 1 2 Германия
  6. ↑ Евреи в довоенной Германии
  7. ↑ Cooper R.M. Refugee Scholars:Conversations with Tess Simpson. — Leeds, 1992. — P. 31.
  8. ↑ The Holocaust. Проверено 12 марта 2008. Архивировано из первоисточника на WebCite 1 февраля 2013 года.
  9. ↑ Johnson, Eric. The Nazi Terror: Gestapo, Jews and Ordinary Germans. United States: Basic Books, 1999, p. 117.
  10. ↑ Friedländer, Saul. Nazi Germany and The Jews, volume 1: The Years of Persecution 1933—1939, London: Phoenix, 1997, p. 270
  11. ↑ Mommsen, Hans Interview with Hans Mommsen. Yad Vashem (12 December 1997). Проверено 6 февраля 2010. Архивировано из первоисточника на WebCite 1 февраля 2013 года.
  12. ↑ Expelled Jews' Dark Outlook, Newspaper article, London: The Times (1 November 1938). Проверено 12 марта 2008.
  13. ↑ Recollections of Rosalind Herzfled, Jewish Chronicle, 28 September 1979, p. 80; cited in Gilbert, The Holocaust—The Jewish Tragedy;;, London: William Collins Sons & Co. Ltd, 1986.
  14. ↑ German State Archives, Potsdam, quoted in Rita Thalmann and Emmanuel Feinermann, Crystal night, 9-10 November 1938, pp. 33, 42.
  15. ↑ Meier Schwarz. The Mysterious Murder of Ernst vom Rath by Herschel Grynszpan (англ.). Проверено 21 июня 2011. Архивировано из первоисточника на WebCite 25 августа 2011 года.
  16. ↑ «Судьбоносный год» — рекомендации по преподаванию событий «Хрустальной ночи» в контексте событий 1938 г.
  17. ↑ "Хрустальная ночь" 1938 года. Справка
  18. ↑ Германия со скорбью вспоминает «Хрустальную ночь». 70 лет назад начался Холокост
  19. ↑ ТАЙНА «ХРУСТАЛЬНОЙ НОЧИ»
  20. ↑ «Хрустальная ночь» не должна повториться
  21. ↑ Вена
  22. ↑ Франкфурт-на-Майне
  23. ↑ Мюнхен
  24. ↑ Висбаден
  25. ↑ Шпейер
  26. ↑ Регенсбург
  27. ↑ Трир
  28. ↑ ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ (KRISTALLNACHT) — ФОТОГРАФИИ
  29. ↑ 50-летие синагоги Бремена было отмечено освящением свитка Торы
  30. ↑ Вормс
  31. ↑ История Кельна
  32. ↑ Лейпциг
  33. ↑ ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ (KRISTALLNACHT) — ФОТОГРАФИИ
  34. ↑ ДОРТМУНД. СИНАГОГА, РАЗОРЕННАЯ В ХРУСТАЛЬНУЮ НОЧЬ
  35. ↑ КРОВЬ ЕВРЕЕВ В КЁНИГСБЕРГЕ
  36. ↑ Траурный митинг в память о событиях хрустальной ночи в Кенигсберге
  37. ↑ Ирина Головинская. ГАННОВЕР СПРАВА НАЛЕВО. ЛЕХАИМ (АВГУСТ 2011).
  38. ↑ Die Synagoge in Pforzheim (Stadtkreis Pforzheim) (нем.). Alemannia Judaica. Проверено 15 марта 2016.
  39. ↑ 72 года назад в Германии началась `Хрустальная ночь`
  40. ↑ Нюрнберг
  41. ↑ Германия вспоминает жертв «безумия»
  42. ↑ В музеях Голландии нашли отобранные у евреев картины
  43. ↑ Ночь сожженных синагог, 75 лет спустя
  44. ↑ Евреи отмечают 75-летие Хрустальной ночи
  45. ↑ 1 2 Gilbert, pp. 13-14.
  46. ↑ Berenbaum, Michael & Kramer, Arnold (2005). The World Must Know. United States Holocaust Memorial Museum. p. 49.
  47. ↑ Gilbert, pp. 30-33.
  48. ↑ «A Black Day for Germany», The Times, 11 November 1938, cited in Gilbert, p. 41.
  49. ↑ NAZIS ASK REPRISAL IN ATTACK ON ENVOY; Press Links Shooting in Paris to 'World Conspiracy' and Warns Jews of Retaliation MASS EXPULSIONS FEARED Berlin Police Head Announces 'Disarming' of Jews--Victim of Shots in Critical State New Fear Aroused Round-up in Vienna Diplomat’s Condition Critical
  50. ↑ Белов, Николаус фон. Я был адъютантом Гитлера. — Смоленск: Русич, 2003. — ISBN 5-8138-0466-8.
  51. ↑ Дитрих, Отто. Двенадцать лет с Гитлером. Воспоминания имперского руководителя прессы. 1933—1945. — М.: Центрполиграф, 2007. — ISBN 978-5-9524-3306-9.
  52. ↑ Хайнц Хёне. Чёрный орден СС. История охранных отрядов. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — С. 303.

Ссылки

См. также

http-wikipediya.ru


Смотрите также