Польша между Германией и СССР: был ли шанс для мира? Как поделили польшу германия и ссср


Как Польша развязала Вторую мировую войну

Когда-то давно услышал, что если Запад нас ругает, значит, всё делаем правильно, а если хвалит, значит дела совсем плохи и как минимум стоит насторожиться.А уж когда поляки начинают хвалить, тогда дело совсем плохо.

Между делом наткнулся на вот такое промелькнувшее сообщение: «Президент Европейского совета Дональд Туск заявил, что …ЕС «высоко ценит усилия украинской власти, включительно с президентом Порошенко, по воплощению в жизнь широкомасштабных реформ в чрезвычайно сложных условиях»». Но ведь даже если и не захочешь - если «уткнёшь голову в песок», то ведь всё равно увидишь, что в результате этих «широкомасштабных реформ» Украина разделена, в ней идёт гражданская война, народ стремительно нищает, её душевой ВВП уже более чем втрое ниже, чем у Кубы.

А Туск это высоко ценит. Надо же!

Конечно, к этому высказыванию можно было бы отнестись, как к обычной антироссийской пропагандистской риторике, если бы Туск не был поляком. Если бы им не был! Но раз Туск поляк, то он может вполне серьёзно говорить о разорении Украины, как о подвиге. Подчеркну, поляк Туск и в самом деле может думать, что разорить свою страну - это подвиг. Посмотрите на историю Польши - польская элита, исключительно по своей подлости и тупости, разоряла саму Польшу по нескольку раз в столетие, но при этом и по сей день несказанно гордится этими своими «подвигами».

Вот давайте посмотрим на «широкомасштабную» деятельность польской элиты накануне Второй мировой войны, которая, как считается сегодня, началась не с аннексии Австрии и ликвидации Чехословакии (как это считал Нюрнбергский трибунал), а с нападения на Польшу 1 сентября 1939 года. Мало этого, сегодня также считается, что к войне привёл «пакт Молотов-Риббентроп», заключённый накануне - 23 августа 1939 года.

Однако обратите внимание на тонкую подлость, возникшую во времена перестройки - во времена, когда был опубликован сфальсифицированный протокол к этому «пакту». Ведь это соглашение на самом деле называется «Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом». Дословный перевод с немецкого (Deutsch-sowjetischer Nichtangriffspakt) имеет тот же смысл - «Советско-германский пакт о ненападении». Тогда почему этот договор называют «пакт Молотов-Риббентроп»? Нихт ферштейн? А сами подумайте - как можно обвинить в начале войны страны, которые заключили между собою договор (пакт) о ненападении? Никак. Войне предшествуют военные союзы, а за военный союз этот договор никак не выдашь - в договоре о ненападении по определению не может быть никаких совместных действий против кого-либо - утрясаются только разногласия между подписавшими договор сторонами. Вот антироссийские подлецы и поменяли этому договору название, чтобы выдать договор о ненападении между СССР и Германией за военный союз против невинной Польши.

Хорошо, но война всё же началась и возникает вопрос, а был ли накануне войны в Европе заключён военный союз, предопределивший войну, и кем он заключён? Да, был! Но сначала пара слов о ситуации в Европе.

Начнём с того, что до войны поляки с нацистами (не с немцами вообще, а только с нацистами) чуть ли ни в дёсны целовались, нацисты (тот же Геббельс) были в восхищении от главы Польши Юзефа Пилсудского настолько, что совместный поход с Польшей против СССР планировали не под общим командованием немецкого генерала, а, пока был жив Пилсудский, под его командованием. У немецкого Генштаба до весны 1939 года (начала ухудшений отношений с Польшей) планов войны с Польшей вообще не было. Единственно, что в те времена поляки и с немцами вели себя гонористо, и полагали, что имеют для этого основания - польская армия считалась одной их самых сильных в Европе, по меньшей мере, сильнее, чем Красная Армия в СССР. Для примера, СССР добился экономической возможности и поставил себе целью довести Красную Армию до численности в 1 млн. человек только в 1935 году, а Польша, накануне Второй мировой (по данным её будущего главы в эмиграции Томаша Арцишевского) отмобилизовала в армию 3,5 миллиона человек. То есть, уже к 1 сентября 1939 года имела и оружие, и боеприпасы для армии такой численности.

К тому же, конфликт, возникший между Германией и Польшей весной 1939 года и официально приведший к войне, был мелким, и касался вот чего.

Когда после Первой мировой войны определяли границы Польши, то территорию побеждённой Германии разделили на две, не соприкасающиеся друг с другом части, - собственно Германию и Восточную Пруссию (ныне Калининградскую область). Разделили Германию широкой полосой земли от границ собственно Польши к Балтийскому морю, чтобы по этой полосе Польша имела выход к морю. Получилось, что свободная связь между этими частями Германии возможна была только по воде, либо через польских погранцов и таможенников. Вот Германия в 1939 году и попросила Польшу разрешения построить через эту полосу экстерриториальную железную дорогу от Германии в Восточную Пруссию, чтобы немцы могли переезжать из одной части Германии в другую без остановок, но и без таможенного и паспортного контроля. Естественно, немцы обещали щедро заплатить как за землю под эту дорогу, так и за её эксплуатацию.

Кроме этого, на побережье этого выделенного Польше коридора к морю не было порта, и поэтому от побеждённой в Первой мировой войне Германии (от Восточной Пруссии) победители отрезали еще кусок – дельту Вислы с портом и городом Данциг. Но Польше его не передавали! Это была территория вольного города со своей валютой (гульденом), своим самоуправлением, и из 400 тыс. жителей Данцига 95% были немцами. У Польши с Данцигом был таможенный союз, и внешние дела Данциг вел через Министерство иностранных дел Польши. (СССР имел с Данцигом дипломатические отношения с 1924 года) Данциг находился под защитой Лиги Наций (тогдашней ООН), и в нем был Верховный комиссар Лиги Наций для решения споров между Данцигом и Польшей. Правда, Польша привыкла считать этот город своей собственностью и имела в Данциге свою военную базу, но ведь город-то оставался немецким!

Пока Польша не задействовала на своем побережье порт Гдыню, немцев Данцига такое положение устраивало, поскольку они переваливали весь морской экспорт и импорт Польши (2/3 от всего объема внешней торговли). Но с 1928 года Польша начала направлять свой экспорт через Гдыню, экономическое положение Данцига резко ухудшилось, правда, Лига Наций всё же заставила Польшу выделить Данцигу квоту в грузообороте, но уже сам факт того, что Польша в любой момент могла удушить Данциг экономически, поставил вопрос о возвращении Данцига в Германию. Действительно, если у Польши уже был свой порт на Балтике, то зачем тогда держать немецкий Данциг в состоянии «вольного города», причём, голодного «вольного города»?

Вот это и были просьбы Германии к Польше, и сами судите, насколько они были неисполнимы.

Польша немцам отказала, и уже весной 1939 года начала мобилизацию.

Но, всё же, не хочется думать о поляках, как о полных идиотах, посему полагаю, что они всё же соглашение по железной дороге и Данцигу с немцами подписали бы, и Европа избежала бы войны в 1939 году, если бы Польша не сумела заключить ВОЕННЫЙ СОЮЗ с Великобританией. То есть, сам факт, что Польша так усилилась за счёт союза с Англией, придали полякам исключительной наглости. Им теперь и море стало по колено, и военный союз против немцев с СССР - без надобности, и их главнокомандующий Рыдз-Смиглы пообещал побить немцев за неделю (и даже начал позировать художнику, как он въезжает в Берлин на белом коне). Забегая вперёд скажем, что и длилось это долго. Целых три дня поляки сражались с немцами, пока не побежали. Все сразу. Генералы - впереди. Но ладно, это я сильно вперёд забежал.

Но вот ведь какая история у нас: в отличие от «пакта Молотов-Риббентроп», о содержании этого англо-польского договора, прямо спровоцировавшего войну тем, что толкнул идиотов на авантюру, как майдаунов на Майдан, историки глухо молчат.

Итак. 25 августа в Лондоне министр иностранных дел Великобритании, достопочтенный виконт (виконт - младший сын графа, которому титул не передаётся) Галифакс, с одной стороны, и посол Польши в Великобритании граф Рачинский, с другой стороны, подписали соглашение. И начали виконт и граф со следующего:

«Статья 1. Если одна из Договаривающихся Сторон окажется вовлеченной в военные действия с европейской державой в результате агрессии последней против этой Договаривающейся Стороны, то другая Договаривающаяся Сторона немедленно окажет Договаривающейся Стороне, вовлеченной в военные действия, всю поддержку и помощь, которая в ее силах».

Уже из первой статьи понятно, что это военный союз, но против кого? Об агрессии какой европейской державы хлопочут графья?. Ведь в континентальной Европе было всего три государства, которые можно было определить в «державы»: Франция, Германия и СССР. Франция союзник, посему отпадает. Кто – СССР или Германия – должен или должна напасть на Договаривающиеся Стороны, чтобы англо-польский военный союз вступил в действие? Или любая из двух? Но тогда почему в статье 1 «европейская держава» стоит в единственном числе?

Как видите, то, что графья записали в Соглашении, не каждому дано понять. Графьям, впрочем, тоже. Поэтому Галифакс и Рачинский к соглашению подписали секретный протокол, в котором разъяснили сами себе то, что они записали в доступном публике тексте своего военного союза.

«Польское правительство и правительство Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии согласились со следующим пониманием соглашения о взаимопомощи, подписанного сегодня, как единственно правильным и имеющим обязательный характер:

а) Под выражением «европейская держава», используемым в соглашении, понимается Германия.

b) В случае, если будет иметь место действия, соответствующее смыслу статей 1 и 2, со стороны европейской державы, иной, нежели Германия, Договаривающиеся Стороны вместе обсудят меры, которые будут совместно приняты».

Итак, «европейская держава» – это пока все же Германия, но почему об этом прямо не написать? Ведь война уже была у границ. В день подписания этого военного союза в Польше уже были прекращены занятия в школах, реквизированы в пользу армии все легковые автомобили, началась эвакуация из Польши англичан и французов. Зачем темнить?

Не знаю, какие мысли по этому поводу могут возникнуть у вас, но я не вижу другого ответа: этим своим военным союзом Великобритания и Польша хотели надавить на Гитлера (с которым Англия в это время вела закулисные переговоры). Надавить с целью заставить его отказаться от планов нападения на Польшу, но, одновременно, предложить Гитлеру напасть на СССР. Ведь военный союз между Великобританией и Польшей легко мог быть трансформирован из антигерманского в антисоветский, путем трактовки в его тексте «европейской державы» как СССР. Тем более, что из дальнейшего текста следует, что этот договор не оборонительный, а наступательный. Поскольку за открытой публике статьей 1 следовала открытая статья 2:

«Статья 2.1. Положения статьи 1 будут применяться также в случае любого действия европейской державы, которое явно ставит под угрозу, прямо или косвенно, независимость одной из Договаривающихся Сторон и имеет такой характер, что сторона, которой это касается, сочтет жизненно важным оказать сопротивление своими вооруженными силами.

2.2. Если одна из Договаривающихся Сторон окажется вовлеченной в военные действия с европейской державой в результате действия этой державы, которое ставит под угрозу независимость или нейтралитет другого европейского государства таким образом, что это представляет явную угрозу безопасности этой Договаривающейся Стороны, то положения статьи 1 будут при­меняться, не нанося, однако, ущерба правам другого европейского государства, которого это касается».

Как видите, без секретного протокола понять, что написано в статье 2, тоже невозможно. Но обратите внимание, что, согласно статье 2, Польша и Великобритания атакуют «европейскую державу» не после того, как она сама совершит агрессию против них, а первыми - по своему усмотрению. Когда либо Великобритания, либо Польша «сочтут это жизненно важным» либо сочтут, что «это представляет явную угрозу безопасности этой Договаривающейся Стороны». Это, заметьте, не какой-то там раздел сфер интересов, как в договоре о ненападении между СССР и Германией, согласно которому нельзя вести пропаганду вне своей сферы. Это прямое соглашение о нападении Польши и Великобритании по их собственной инициативе (причем из открытого текста договора неизвестно, на кого они нападут, – на СССР или на Германию), мало этого, с прямым посягательством на третьи страны.

И эти третьи страны перечислены в секретном протоколе к пакту Галифакс—Рачинский:

«а) Два правительства будут время от времени определять по взаимному соглашению гипотетические случаи действий Германии, подпадающих под действие статьи 2 соглашения.

b) До тех пор, пока два правительства не решат пересмотреть следующие положения этого параграфа, они будут считать: что случай, предусмотренный параграфом 1 статьи 2 соглашения, относится к Вольному городу Данцигу; что случаи, предусмотренные параграфом 2 статьи 2, относятся к Бельгии, Голландии, Литве.

с) Латвия и Эстония будут рассматриваться двумя правительствами как включенные в список стран, предусмотренных параграфом 2 статьи 2, начиная с момента, когда вступит в силу договоренность о взаимопомощи между Соединенным Королевством и третьим государством, которая распространяется на два названных государства.

d) Что касается Румынии, правительство Соединенного Королевства ссылается на гарантию, которую оно предоставило этой стране; а польское правительство ссылается на взаимные обязательства по румыно-польскому союзу, которые Польша никогда не рассматривала как несовместимые с его традиционной дружбой с Венгрией».

Думаю, что если бы поименованные здесь страны в то время узнали, что они фигурируют в этом договоре, то они все взвились бы от негодования – ведь военный союз между Великобританией и Польшей прямо попирал их независимость.

Начнем по порядку.

Доводов в защиту принадлежности Данцига Польше у поляков не было, о чём сказано выше, и немудрено, что Галифакс и Рачинский спрятали Данциг в секретный протокол. Как воспринял бы мир известие, что Польша и Великобритания развязали мировую войну из-за того, что им не принадлежало, – из-за Данцига – из-за того, что фактически присвоила себе Польша, проигнорировав решение Лиги Наций? Пойдем далее.

Оставим Великобритании Голландию и Бельгию и рассмотрим попавшую в протокол Литву. Литве, конечно, любить Германию было не за что, но поляков Литва просто ненавидела. Напомню, что поляки в 1920 году нагло, вопреки требованию Антанты, отобрали у Литвы ее столицу – Вильнюс (тогда Вильно).

И вот теперь Польша согласно статье 2 соглашения с Великобританией тайно от Литвы взялась «защищать независимость» Литвы без ее согласия на это, да еще и не ту независимость, которую хочет Литва, а ту, которую хочет Польша.

Ведь по статьям военного союза между Великобританией и Польшей, Польша могла спокойно наблюдать, как Германия захватывает Литву, чтобы выйти к границам СССР, поскольку Польша могла считать, что это не угрожает ее, Польши, безопасности. Но затем, когда Германия обессилит в войне с СССР, Польша могла потребовать у Германии Литву себе, угрожая войной с собой и Англией. Потребовать, и этим «восстановить независимость» Литвы таким образом, чтобы это «не угрожало Польше». Как иначе истолкуешь § 2 статьи 2 военного союза между Великобританией и Польшей?

Что касается желания Великобритании якобы вскоре заключить военный союз с Латвией и Эстонией, отмеченного в секретном протоколе к военному союзу между Великобританией и Польшей, то это неприкрытая провокация с целью дать Германии повод оккупировать или подчинить себе эти государства. Ведь за четыре месяца до этого, 17 апреля 1939 года, СССР официально предложил Великобритании создать военный союз, по которому:

«1. Англия, Франция, СССР заключают между собой соглашение сроком на 5—10 лет о взаимном обязательстве оказывать друг другу немедленно всяческую помощь, включая военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств.

2. Англия, Франция, СССР обязуются оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Черным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств».

И именно Великобритания отказалась от этого союза. По предложению СССР Латвии и Эстонии действительно можно было помочь, поскольку в союзе с Англией и Францией это делал бы СССР. Но как без Советского Союза Галифакс собирался оказывать военную помощь прибалтам?

И уж крайнюю подлость поляки совершили по отношению к румынам. Они ведь были военными союзниками Польши, пусть и против СССР, но союзниками. Но дело в том, что границы с Румынией немцы не имели и им, чтобы захватить или подчинить себе Румынию как плацдарм для нападения на СССР, нужно было действовать совместно со своей союзницей по Антикоминтерновскому пакту (с которой немцы уже поделили Чехословакию) Венгрией. И заявляя, что «взаимные обязательства по румыно-польскому союзу» Польша похерит во имя «традиционной дружбы с Венгрией», Польша согласовала с Великобританией, что она и пальцем не пошевелит, когда немцы будут насиловать Румынию.

Итак. Первоначально Германия планировала атаковать Польшу 26 августа 1939 года. На территорию Польши немцы забросили диверсионные группы для захвата мостов, туннелей, перевалов. Приказ о переносе сроков не до всех дошел, группа обер-лейтенанта Герцнера утром 26 августа захватила перевал Яблунковский и несколько часов с боями удерживала его. То есть, война Германии с Польшей уже шла. В такой ответственный момент Польше и Англии надо было бы обговаривать, сколько Польше нужно держаться без помощи, когда именно Англия начнет бомбить Германию, когда мобилизуется и т.д. и т.п.

А эти графские польско-британские кретины, подписывая военный союз между Великобританией и Польшей, размечтались о том, как они стравят Германию с СССР и на этом поживятся. С поляками всё ясно, но ведь англичане какие придурки - размечтались с помощью Польши отстоять Бельгию и Голландию! Лучше бы на марсиан понадеялись!

И заметьте, ведь сегодня никакой критики действиям польской элиты, образца 1939 года, и в помине нет - для поляков этот военный союз между Великобританией и Польшей был похвальной «широкомасштабной реформой».

В 1927 году на съезде легионеров в Калише, литовец по национальности и польский националист по духу, маршал Пилсудский не выдержал и сказал: «Я выдумал множество красивых слов и определений, которые будут жить и после моей смерти и которые заносят польский народ в разряд идиотов».

Когда тогдашний премьер-министр Великобритании Чемберлен ещё весной 1939 года предоставил Польше пока не военный союз, а всего лишь английские «гарантии от агрессии», это уже тогда поразило не только Черчилля, но и массу людей, знавших поляков не понаслышке. Английский историк Д. Фуллер в своём труде о Второй мировой войне писал: «Я был в Берлине вскоре после предоставления гарантий и спросил известного американского журналиста, что он думал о них. Вот его ответ: «Я считаю, что ваш премьер-министр совершил грубейшую ошибку со времени принятия закона о гербовом сборе». (Имеется в виду закон, принятый английским парламентом в 1765 г.)

Далее он сказал (а он знает Польшу 30 лет): «Вполне можно застраховать пороховой завод, если на нем соблюдаются правила безопасности, однако страховать завод, полный сумасшедших, немного опасно».

Ну, а последовавший в августе 1939 года военный союз с Польшей - это для знающих поляков людей было «вооще»!

История учит, что вообще-то славные ребята эти поляки. Главное, только не вступать с ними ни в какие тесные связи - разве нам нужны сумасшедшие на пороховом заводе?

А за НАТО мы не отвечаем.

skeptimist.livejournal.com

Польша между Германией и СССР: был ли шанс для мира?

Как воевала Польша.[​IMG]1 сентября 1939 года. Немецкие войска переходят границу

Как принято считать, Вторая Мировая война началась в 4 часа 45 минут 1 сентября 1939 года, когда в устье Вислы старый немецкий броненосец "Шлезвиг-Гольштейн" открыл огонь по польским военным складам Вестерплятте.

[​IMG]

Броненосец "Шлезвиг-Гольштейн" ведёт огонь по Гдыне. 13 сентября 1939 г.

Польша в то время представляла собою довольно странное государственное образование, достаточно грубо сшитое после Первой Мировой из осколков Российской, Германской и Австро-Венгерской империй с добавлением того, что успела сама нахапать в Гражданской войне и сразу после неё (Виленский район - 1922 г.), да ещё - Тешинской области, прихваченной по случаю в 1938 году при разделе Чехословакии.

[​IMG]

Население Польши в границах 1939 года составляло перед войной 35,1 млн. человек. Из них собственно поляков было 23,4 млн., белорусов и украинцев -7,1 млн., 3,5 млн. евреев, 0,7 млн. немцев, 0,1 млн. литовцев, 0,12 млн. чехов, ну и примерно 80 тыс. прочих.

[​IMG]

Этническая карта Польши

К национальным меньшинствам в довоенной Польше относились, мягко говоря, не очень, рассматривая украинцев, белорусов, литовцев, немцев, чехов как пятую колонну соседних государств, про любовь поляков к евреям я уже и не говорю.

С экономической точки зрения довоенная Польша также была отнюдь не в числе лидеров.

Но руководители пятой по площади и шестой по населению страны Европы искренне считали своё государство одной из великих держав, и политику они, разумеется, пытались вести соответственную - великодержавную.

[​IMG]

Польский плакат 1938 года

[​IMG]

Войско Польское на предвоенном параде

Казалось - сама география подсказывает лишь два варианта политики - либо наладить отношения хотя бы с одним из двух своих сильных соседей, либо попытаться создать коалицию малых стран, чтобы этим страшным монстрам противостоять.

Нельзя сказать, что польские правители это не пробовали. Но беда была в том, что, при своём появлении, новорождённое государство так больно толкалось локтями, что сумело обобрать всех, ещё раз повторяю, всех своих соседей. У Советского Союза - "Восточные кресы", у Литвы - Виленский край, у Германии - Померанию, у Чехословакии - Заользье.

[​IMG]

Польский "Виккерс E" входит в чехословацкое Заользье, октябрь 1938 года

С Венгрией тоже без территориальных споров не обошлось. Даже с образовавшейся только в марте 1939 года Словакией успели поссориться, попытавшись и у неё кусок оттяпать, из-за чего Словакия оказалась единственной кроме Германии державой, объявившей Польше 1 сентября войну и выставившей на фронт 2 дивизии. Может быть, Румынии не досталось, но ведь и польско-румынская граница была где-то на отшибе. Что-то для улучшения отношений отдать - ну это как-то совсем не по-польски получится.

А если своих силёнок маловато, естественно, надо обратиться за поддержкой к тем, кто после Первой Мировой помог созданию этой "политической новости" - Польской республики.

Но предвоенная политика и Франции и Великобритании показывала, что в новую войну эти страны ввязываться не хотят, и желают, чтобы на востоке Европы сами разобрались, их никоим образом не вмешивая. Отношение к Советской державе у западных политиков было, как бы это поточнее сказать, весьма нервным, и многие из них видели в сладких снах, как на неё кто-нибудь нападёт. А тут - такой шанс, что немцы полезут дальше на восток, или наши, с фюрером заранее не договорившись, бросятся защищать действительно мечтавшие тогда об освобождении от польской оккупации Западные Белоруссию и Украину. Ну и как часто бывает в таких случаях, две идущие навстречу друг другу армии не смогут остановиться и передерутся.

А значит - Западная Европа сможет ещё некоторое время пребывать в мире, наблюдая, как дерутся их такие беспокойные восточные соседи.

Хотя гарантии Польше будущие наши союзники дали, и даже подтвердили, что через 15 дней после агрессии какой-либо державы доблестно встанут на защиту Польши. И ведь что интересно - своё обещание полностью выполнили, действительно встав на германо-французской границе, да так и простояв там до 10 мая 1940 года, пока немцам это не надоело, и они сами не перешли в наступление.

Гремя сплошной бронёю из медалейПошли французы в яростный поход.17 дней их ждал товарищ Сталин,А злой француз к Берлину не идёт.

Но это в будущем. Пока же задачей польского руководства было сообразить, как самим защитить территорию от возможной агрессии с запада. Надо сказать, что довоенная польская разведка была на довольно высоком уровне, например, именно она раскрыла тайну знаменитой немецкой шифровальной машинки "Энигма". Этот секрет вместе с польскими дешифровщиками и математиками затем достался англичанам. Разведка смогла своевременно вскрыть и группировку немцев и даже с достаточно большой точностью определить их стратегический замысел. Поэтому уже с 23 марта 1939 года в Польше началась скрытая мобилизация.

Вот только не помогло и это. Протяжённость польско-германской границы была тогда почти 1900 км, и желание польских политиков защитить всё размазало и без того уступающее почти вдвое немецким войскам Войско Польское (на 1 сентября против 53 немецких дивизий поляки сумели развернуть 26 пехотных дивизий и 15 бригад - 3 горно-пехотных, 11 кавалерийских и одну бронемоторизованную, или всего 34 условных дивизии) по всему будущему фронту.

Немцы же, сосредоточив к 1 сентября у польской границы 37 пехотных, 4 лёгких пехотных, 1 горнострелковую, 6 танковых и 5 моторизованных дивизий и кавбригаду, наоборот, создали компактные ударные группировки, достигнув на направлениях главных ударов подавляющего превосходства.

Да и боевая техника той, как называли её тогда в нашей печати "помещичье-буржуазной панской" Польши вполне отражала степень развития государства. Некоторые действительно передовые для того времени разработки были в единичных экземплярах, а остальное - изрядно поношенное оружие, оставшееся с Первой Мировой.

Из числящихся на август 887 лёгких танков и танкеток (других у Польши не было) некоторую боевую ценность представляли примерно 200 штук - 34 "шеститонных Виккерса", 118 (или 134, тут в разных источниках по-разному) их польских близнеца 7ТР и 54 французских "Рено" с "Гочкисами" 1935 года. Всё остальное было очень старым и пригодным только для полицейских операций или демонстрации в музеях.

[​IMG]

Лёгкий танк 7ТР выпуска 1937 года

Тут стоит сказать, что во второй половине тридцатых годов произошла качественная революция в танкостроении. Из-за появившихся у пехоты противотанковых пушек, которые были малозаметны, невелики и могли перемещаться расчётом по полю боя на своих колёсах, все танки, построенные по предыдущим проектам и имеющие броневую защиту только от пулемётов и пуль пехоты, вдруг оказались устаревшими.

Конструкторы и инженеры всех ведущих стран засели за работу. В результате появились медлительные, крайне неудобные для их экипажей и неповоротливые, но отлично забронированные французские уродцы, хоть и более удобные, но слабо вооружённые и столь же медлительные британские "Матильды" и куда более совершенные немцы - Pz.Kpfw. III и Pz.Kpfw. IV. Ну и наши Т-34 и КВ.

Не лучше у поляков обстояло дело и с авиацией. 32 действительно новых и очень удачных "Лося" (двухмоторный бомбардировщик PZL P-37 "Los", 1938 год) терялись на фоне устаревших и принявших на себя основной удар примерно 120 "Карасей" (лёгкий бомбардировщик PZL P-23 "Karas" 1934 года с максимальной скоростью 320 км/час, в боях погибло 112 самолётов) и 117 PZL P-11 - истребителей разработки 1931-34 годов с максимальной скоростью 375 км/час и двумя пулемётами 7,7 мм - из них погибло 100 самолётов.

[​IMG]

двухмоторный бомбардировщик Panstwowe Zaklady Lotnicze PZL P-37 "Los"

[​IMG]

Истребитель Panstwowe Zaklady Lotnicze PZL P-11C

Скорость же тогдашних немецких "Дор" и "Эмилей" - истребителей Messerschmitt Bf109D и Bf109E - была 570 км/час, да и вооружён каждый из них был парой пушек и пулемётов.

Правда, стоит сказать, что Вермахт в 1939 году новейшими разработками особо похвастать не мог. Новых танков (Т-3 и Т-4) было всего 300 штук, а Т-1 и Т-2, что составляли основную силу немецких танковых дивизий, к 1939 году изрядно устарели. Спасали чешские "Праги" (“Skoda LT vz.35 и LT vz.38 “Praha), которых немцам досталось немало.

Но 54 не очень удачных "француза" (в "Рено-35" и "Гочкисе-35" всего 2 члена экипажа и башнёр должен одновременно заряжать и наводить пушку, стрелять из неё и пулемёта, наблюдать за полем боя и командовать танком) с противоснарядным бронированием против 300 немецких - всё-таки маловато будет.

[​IMG]

Лёгкий танк сопровождения пехоты Рено Р 35

Но самое главное для любой армии - как ей руководят, а управляли войсками типично по-польски, связь с армиями, корпусами и соединениями практически сразу после начала войны постоянно терялась, а военная и политическая верхушка в первую очередь была озабочена собственным спасением, а не руководством войсками. Как поляки при таких условиях ухитрились кое-где сопротивляться месяц - загадка национального характера.

Также загадкой является то, каким образом, готовясь к войне, польское руководство не озаботилось тем, как оно, собственно, собирается руководить. Нет, командные пункты оборудованы, конечно, были, и мебель там стояла красивая, но в начале войны в распоряжении польского Генштаба для связи с войсками оказалось всего две радиостанции и несколько телефонов. Причём одна радиостанция, с трудом умещавшаяся на десяти грузовиках, была ну очень большой и очень ненадёжной, а её передатчик разбило при авианалёте на второй день войны, приёмник же второй стоял в кабинете польского главкома маршала Рыдз-Смиглы, куда входить без доклада было не принято.

[​IMG]

Маршал Польши, верховный главнокомандующий польской армии Эдвард Рыдз-Смиглы (Edward Rydz-?mig?y, 1886 - 1941 гг.)

Но что-то делать надо, и был изобретён по-польски лихой план "Захуд" ("Запад", для СССР готовился план "Всхуд" (Восток), военные во всех странах не слишком изобретательны) по которому Войско Польское должно было, упорно обороняя всю западную и южную границы, провести наступление против Восточной Пруссии, для чего развернуть 39 пехотных дивизии и 26 пограничных, кавалерийских, горно-пехотных и бронемеханизированных бригад.

[​IMG]

Польская пехота в обороне. Сентябрь 1939 года

Удалось развернуть, как говорилось выше, 26 дивизий и 15 бригад. Для удара по Восточной Пруссии собрали оперативные группы "Нарев", "Вышкув" и армию "Модлин", всего 4 дивизии и 4 кавбригады, ещё 2 дивизии были в стадии развёртывания. В "польском коридоре" сосредотачивалась армия "Поможе" - 5 дивизий и 1 кавбригада. Часть сил этой армии предназначалась для захвата Данцига, 95% населения которого было немцами. На берлинском направлении - армия "Познань" - 4 дивизии и 2 кавбригады, границы с Силезией и Словакией прикрывали армии "Лодзь" (5 дивизий, 2 кавбригады), "Краков" (5 дивизий, кавалерийская, мотоброневая и горнопехотная бригады и пограничники) и "Карпаты" (2 горнопехотных бригады). В тылу, южнее Варшавы развёртывалась армия "Прусы" (до начала войны успели там собрать 3 дивизии и кавбригаду).

План немцев, названный ими "Вайс" (белый) был прост и эффективен - упредив внезапным вторжением организованную мобилизацию, концентрическими ударами с севера - из Померании и юга - из Силезии в общем направлении на Варшаву двумя ударными группировками, названными без особых затей группами армий "Север" и "Юг" окружить и уничтожить польские войска, находящиеся западнее линии Висла - Нарев.

С упреждением мобилизации получилось не очень, но на направлениях главных ударов немцам удалось достигнуть подавляющего превосходства в силах и средствах, что, конечно, сказалось и на общем результате.

[​IMG]

Дисклокация войск на 01.09.1939 года

При таком соотношении сил поляков могли спасти только мобильность и координация, которые, к примеру, показали в 1967 году израильтяне. Но мобильность при знаменитом польском бездорожье, отсутствии автотранспорта и господстве в небе немецкой авиации могла быть достигнута только, если бы войска не были разбросаны по бесконечному 1 900 километровому фронту, а заранее сосредоточены в компактной группировке. О какой-либо координации при тогдашнем польском руководстве, при первых выстрелах доблестно укатившем поближе к нейтральным границам, вообще говорить не стоит.

Президент, в своём лице спасая самое главное достояние Польши - её элиту, покинул Варшаву 1 сентября. Правительство держалось дольше, оно уехало только 5 числа.

Последний приказ Главкома последовал 10 сентября. После этого героический маршал на связь не выходил и обнаружился вскоре в Румынии. В ночь на 7 сентября он отправился из Варшавы в Брест, где в случае войны с СССР по плану "Всхуд" должна была находиться ставка. Ставка оказалась необорудованной, связи с войсками толком установить не удалось, и лихой Главком отправился дальше. 10 числа ставка была перенесена во Владимир-Волынский, 13 - в Млынов, а 15 сентября - поближе к румынской границе, в Коломыю, где уже находились правительство и президент. Чем-то этот попрыгунчик-стрекозёл напоминает мне семь раз спасающего во время наводнения свои горшки с мёдом Винни-Пуха.

На фронтах же дела шли плохо.

[​IMG]

Первого успеха удалось достичь наносившему удар из Померании на восток немецкому 19-му мехкорпусу. 2 механизированных, танковая и две приданных ему пехотных дивизии, преодолев сопротивление польских 9-ой дивизии и Поморской кавбригады уже к вечеру первого дня прошли 90 километров, разрезая армию "Поможе". Именно в этом месте, под Кроянтами, и произошёл самый известный случай столкновения польских кавалеристов в конном строю с немецкой бронетехникой.

В 19.00 два эскадрона (примерно 200 всадников), возглавляемые командиром 18 полка Поморских улан, атаковали с шашками наголо расположившуюся на отдых немецкую мотопехоту. Немецкий батальон, не принявший должных мер предосторожности, был застигнут врасплох и в панике рассыпался по полю. Кавалеристы, настигая бегущих, рубили их саблями. Но появились броневики, и эти эскадроны были практически целиком уничтожены пулемётным огнём (26 убитых, более 50 тяжело раненных). Погиб и полковник Масталеж.

[​IMG]

Атака польских улан

Известные же легенды по поводу лихих кавалерийских атак с шашками наголо на танки являются выдумкой быстроходного Гейнца (Гудериана), пропагандистов ведомства Геббельса и послевоенных польских романтиков.

[​IMG]

Польские уланы в лихой атаке 19 сентября при Вульке Венгловой нарубают лапшу из некстати подвернувшихся, но очень страшных немецких танков

В 1939 г. польская кавалерия действительно совершила по крайней мере шесть атак в конном строю, однако только две из них отмечены присутствием на поле боя немецких бронеавтомобилей (1 сентября под Кроянтами) и танков (19 сентября при Вульке Венгловой), причём в обоих эпизодах непосредственной целью атакующих улан была не бронетанковая техника противника.

[​IMG]

Великопольская кавбригада под Бзурой

19 сентября под Вулкой Венгловой полковник Э. Годлевский, командир 14-го полка Язловецких улан, к которому присоединилось небольшое подразделение 9-го полка Малопольских улан той же Подольской бригады из состава окружённой западнее Вислы армии "Познань", надеясь на эффект внезапности, принял решение пробиться кавалерийской атакой сквозь позиции отдыхавшей немецкой пехоты к Варшаве. Но это оказалась мотопехота танковой дивизии, да и артиллерия с танками были неподалёку. Поляки сумели прорваться сквозь плотный огонь противника, потеряв 105 человек убитыми и 100 раненными (20% личного состава полка на тот момент). Большое количество улан попало в плен. Вся атака продолжалась 18 минут. Немцы потеряли 52 убитыми и 70 человек раненными.

Кстати, многие смеются над польским увлечением кавалерией, но в ходе этой компании кавбригады из-за своей мобильности в условиях болотисто-лесистой польской равнины и лучших, чем у пехоты, подготовки и вооружении, оказались наиболее эффективными соединениями Войска Польского. И дрались они с немцами большей частью в пешем строю, используя лошадку, как транспортное средство.

[​IMG]

Польская кавалерия

В общем, воевали поляки, там, где им удавалось зацепиться, отважно, но они были плохо вооружены, командовали же ими так, что просто слов нет. О каком-либо централизованном снабжении при господстве в воздухе немцев и бардаке в штабах говорить и не приходится. А отсутствие чёткого руководства войсками довольно быстро привело к тому, что инициативные командиры подчиняли себе всё, до чего могли дотянуться, и действовали по своему разумению не зная ни что делает его сосед, ни общей обстановки и не получая приказов. А если приказ всё-таки доходил, то выполнять его не было ни смысла, ни возможностей из-за того, что руководство, не получая своевременных донесений от войск, с трудом представляло себе положение на поле боя. Может, это и очень по-польски, но вот успеху не способствует.

Уже 2 сентября армия "Поможе", охранявшая "коридор", ставший поводом для конфликта, была рассечена встречными ударами из Померании и Восточной Пруссии на две части, причём, бóльшая из них, приморская, оказалась в двойном кольце окружения.

Но настоящая катастрофа назревала в центре, где на второй день войны немецким танкистам удалось нащупать стык армий "Лодзь" и "Краков" и 1-ая танковая дивизия устремилась через неприкрытую войсками "ченстоховскую брешь" вперёд, выходя к тыловой оборонительной линии раньше тех польских частей, которые должны были её занять...

Не многие понимают, что такое танковый прорыв. Вот лучшее, с моей точки зрения, описание того, что происходит при этом с обороняющейся армией:

"Враг уяснил себе одну очевидную истину и пользуется ею. Люди занимают немного места на необъятных просторах земли. Чтобы построить солдат сплошной стеной, их потребовалось бы сто миллионов. Значит, промежутки между войсковыми частями неизбежны. Устранить их, как правило, можно подвижностью войск, но для вражеских танков слабо моторизованная армия как бы неподвижна. Значит, промежуток становится для них настоящей брешью. Отсюда простое тактическое правило: "Танковая дивизия действует, как вода. Она оказывает лёгкое давление на оборону противника и продвигается только там, где не встречает сопротивления". И танки давят на линию обороны. Промежутки имеются в ней всегда. Танки всегда проходят.

Эти танковые рейды, воспрепятствовать которым за неимением собственных танков мы бессильны, наносят непоправимый урон, хотя на первый взгляд они производят лишь незначительные разрушения (захват местных штабов, обрыв телефонных линий, поджог деревень). Танки играют роль химических веществ, которые разрушают не сам организм, а его нервы и лимфатические узлы. Там, где молнией пронеслись танки, сметая всё на своём пути, любая армия, даже если с виду она почти не понесла потерь, уже перестала быть армией. Она превратилась в отдельные сгустки. Вместо единого организма остались только не связанные друг с другом органы. А между этими сгустками — как бы отважны ни были солдаты — противник продвигается беспрепятственно. Армия теряет боеспособность, когда она превращается в скопище солдат".

Это написал в 1940 году пилот авиагруппы № 2/33 дальней разведки капитан французской армии Антуан де Сент-Экзюпери.

[​IMG]

Немецкие танки Т-1 (Лёгкий танк Pz.Kpfw. I) в Польше. 1939 год

И именно это первыми в XX веке предстояло испытать полякам. Получив сообщение, что немецкие танки уже в 40 км от Ченстохова, глубоко в тылу его войск, главком Рыдз-Смигла 2 сентября приказал отвести войска обороняющейся на центральном направлении армии "Лодзь" на главную линию обороны.

Было принято решение отвести на восток и юго-восток за линию рек Нида и Дунаец (на 100 - 170 км) и армию "Краков". Её открытый северный фланг обходил 16 моторизованный корпус, с юга на Тарнов двигался прорвавшийся 2 сентября через войска прикрытия 22 моторизованный корпус, а 5-ая танковая дивизия 14-ой армии, захватила Освенцим (примерно в 50 км от Кракова) и находящиеся там армейские склады.

Это делало оборону центральных позиций на Варте бессмысленной, но исправить что-то было уже нельзя. Отдать приказ легко, а вот выполнить его, когда войска медленно двигаются пешим маршем под ударами господствующей в воздухе немецкой авиации по знаменитым польским дорогам, весьма непросто. Обороняющиеся в центре войска быстрее отступать просто не могли. Желание защитить всё сыграла плохую шутку - резервов, чтобы заткнуть все дыры просто не было, а те, что были, не успевали за быстро меняющейся обстановкой и бóльшая их часть была разгромлена на марше или при разгрузке, так и не успев вступить в бой.

Можно констатировать, что уже к вечеру второго дня войны приграничное сражение немцами было выиграно. На севере разрезана и частично окружена находившаяся в "польском коридоре" армия "Поможе", установлено сообщение Германии с Восточной Пруссией. На юге армия "Краков", обойдённая с двух флангов, покидает Силезию, фактически ликвидируя этим южный участок польского фронта и обнажая южный фланг главной оборонительной позиции, на которую ещё только предстояло выйти центральной группировке.

Наступавшая из Восточной Пруссии 3-я армия, сломив на третий день сопротивление буквально перемолотой немцами в этих боях и утратившей боеспособность армии "Модлин" (две дивизии и кавбригада), образовала тридцатикилометровую брешь в польской обороне. Командарм генерал Пшедзимирский принял решение отвести разгромленные войска за Вислу и там попытаться привести их в порядок.

Предвоенный польский оперативный план был сорван.

Ничего другого командование и политическое руководство Польши предложить не смогло, и оставалось только надеяться, что союзникам станет стыдно, и они всё-таки помогут.

Но ведь союзники - за просто так за каких-то там полячишек они свою кровь проливать не будут, им надо доказать, что ты не халявщик, а партнёр. А это и до современных руководителей "новообразованных" государств не очень-то доходит, а уж про политиков "Второй Польши" и говорить не приходится. Они к тому времени засобирались "в изгнание", чтобы из удобных парижских, а, затем и лондонских особняков героически "руководить" польским сопротивлением.

Польская же армия и сами поляки пока сдаваться не собирались, и, хотя начатое практически по всему фронту отступление влияло на настроения, войска продолжали драться.

Утомлённая маршами центральная группировка, сумевшая к 4 сентября отойти к Варте, не успев закрепиться, подверглась фланговым ударам. Прикрывавшая правый фланг Кресовая кавбригада была сбита с позиций и отошла с рубежа. 10-я дивизия продержалась дольше, но тоже была разбита. На южном фланге 1-ая танковая дивизия немцев дезорганизовала импровизированную оборону и двинулась на Пёткув, в тыл главной позиции. Оба фланга оказались открыты.

5 сентября в 18.15 начальник штаба армии "Лодзь" сообщил: "10-я пехотная дивизия рассыпалась, собираем её в Лутомирске. Поэтому мы оставляем линию Варта - Виндавка, которую невозможно удержать...Положение тяжёлое. Это конец".

Армия начала отвод того, что ещё осталось, к Лодзи. Сражение на главной позиции, так, практически, и не начавшись, завершилось.

Главный польский резерв - армия "Прусы" (три дивизии и кавбригада), обнаружив в Пёткуве, в своём тылу, немцев, из-за разноречивых приказов, отправивших её дивизии по частям в разных направлениях, и паники, охватившей войска, просто растворилась в гуще событий, не оказав на их ход почти никакого влияния.

С её исчезновением пропала и последняя надежда польского командования перехватить инициативу.

Все польские войска вступили в бой. Их перемалывали немецкие танки, авиация и пехота. Резервов больше не было. Надежды надолго закрепиться на каких-то рубежах таяли, потери противника были не столь велики, чтобы вызвать кризис. Союзники, не собираясь куда-то двигаться, доблестно стояли на линии Мажино.

Вечером польский Главком разослал в войска директивы об общем отступлении по всему фронту в общем направлении на юго-восток, к границам союзной Румынии и благоприятно относящейся к полякам Венгрии. Туда же устремились польский президент, правительство и депутаты.

Меня всегда умиляла позиция подобных политиков, довёдших страну до разгрома и устремляющихся в эмиграцию "возглавлять" подпольную борьбу, в надежде, что им ещё разик дадут порулить. И ведь находятся желающие вновь передать им власть.

Польская же пропаганда била в фанфары: "Налёт польской авиации на Берлин", Линия Зигфрида прорвана в 7 местах"...

[​IMG]

Львовская газета за 6 сентября 1939 года

Но практически 5 сентября война поляками была проиграна. Однако немцам предстояло её ещё завершить.

Сначала была разгромлена оказавшаяся в окружении часть армии "Поможе". 5 сентября был взят Грудзёнж, 6 числа - Быгдощ и Торунь. Было взято в плен 16 тыс. польских солдат и захвачено 100 орудий.

Когда немцы вошли в Быгдощ (Бромберг) и Шулитце, выяснилось, что польские власти устроили резню живших в этих городах польских граждан немецкой национальности. Этим поляки открыли ещё одну невесёлую страницу Второй Мировой, первыми организовав зверства против мирного населения. Даже в преддверии разгрома польские наци оказались неисправимы.

[​IMG]

Немецкие жители Быгдощи (Бромберга) - жертвы польского геноцида

Перед наносившей удар через Чентховскую брешь" 10-й армией организованного польского фронта уже не было. После выхода 6 сентября к Томаушу-Мазовецкому она получила приказ прорываться на линию Вислы. Обнаружив южнее Радома сосредоточение значительных сил поляков (это были отступающие части армий "Прусы" и "Люблин", армия, перегруппировав силы, ударами со своих флангов двух моторизованных корпусов, встретившихся восточнее Радома 9 сентября, окружила эту группировку и к 12 сентября её уничтожила. В плен попало 65 тыс. человек, было захвачено 145 орудий. 16-ый моторизованный корпус, наступавший севернее, не встречая сопротивления к 8 сентября вышел к южным окраинам Варшавы.

На юге, пройдя 5 сентября сданный поляками без боя Краков, 14-ая армия достигла Тарнува у реки Дунаевец.

В штабе группы армий "Юг" складывалось впечатление, что польские войска западнее Вислы отказываются от борьбы, и 7 сентября все корпуса группы получили приказ преследовать поляков с максимально возможной скоростью. 11 числа 14-ая армия этой группы форсировала реку Сан у Ярослава и вышла своим правым флангом к верховьям Днестра.

Прикрывавшая северный фланг 10-й армии 8-ая армия заняла Лодзь и вышла к реке Бзура.Наступавшая из Восточной Пруссии на юг 3-я армия, преодолев сопротивление противостоящих ей польских войск форсировала реку Нарев. Гудериан устремился к Бресту, а группа "Кемпф" охватывала Варшаву с востока, захватив 11 сентября Седлице.Базировавшаяся в Померании 4-ая армия выходила к Модлину, окружая Варшаву с северо-востока.

Это был разгром...

[​IMG]http://perevodika.ru/articles/4376.html

Польша. Сентябрь 1939 года

 

smolbattle.ru

План нападения Польши на СССР

Одним из главных «камней», которые Пятая колонна и Запад бросают в адрес Советского Союза, пытаясь очернить нашу историю, является обвинение в разделе Польши. Якобы Сталин и Гитлер подписали некие «секретные протоколы» к Договору о ненападении между СССР и Германией» (оригиналов которых никто никогда не предоставил!), и мирную беззащитную Польшу оккупировали осенью 1939 года.

Нет ничего менее похожего на правду, чем такие утверждения.

Давайте разбираться.

Польша вовсе не была страной антигитлеровской направленности. Наоборот – 26 января 1934 года именно Польша ПЕРВОЙ подписала среди европейских государств договор о ненападении с Гитлером. Его еще называют – «Пакт Пилсудского -Гитлера».

Рукопожатие польского маршала Эдварда Рыдз-Смиглы и немецкого атташе полковника Богислава фон Штудница

Польша готовилась ВМЕСТЕ с Германией к агрессии против СССР. Именно поэтому ВСЕ укрепления Польши строились … на границе с Советским Союзом. На границе с Гитлером не строилось ничего, кроме тыловых складов. Что очень помогло немцам в разгроме польских армий осенью 1939 года.

После Мюнхенского сговора, Польша, как и Третий Рейх получила солидный кусок территории Чехословакии. Гитлер – Судеты, Польша — Тешинский район.

Польские танки 7ТР входят в чешский город Тешин (Цешин)

Договор о ненападении с Польшей Гитлер официально расторг 28 апреля 1939 года, из-за так называемых «гарантий», которые дала Великобритания Польше. (То есть, по сути, эти две страны заключили соглашение направленное против Берлина, что и было расценено, как недопустимое).

Поэтому уничтожение Гитлером Польши для СССР выглядело так: один русофобский режим уничтожил другой русофобский режим. Сталин не имел никаких оснований для помощи полякам. Более того – они ОФИЦИАЛЬНО запретили СССР оказывать какую-либо помощь, заявив о запрете вступать на территорию Польши для Красной армии (это было во время визита англо-французской делегации в Москву в августе 1939 года).

Все обвинения в адрес СССР и Сталина базируются на одном постулате: был подписан договор, а значит СССР помогал Германии и даже якобы был ее союзником. Так вот следуя этой логике сванидзе, млечиных и западных СМИ, Польша была 100% союзником Гитлера. Договор о ненападении был? Был. Причем во время аншлюса Австрии, оккупации части Чехословакии и Литвы (Мемель- Клайпеда) он действовал. Сама Польша оккупировала часть Чехословакии.

Поэтому, либеральные историки, либо должны прекратить молоть чепуху на тему «Сталин союзник Гитлера», либо будьте последовательны и относите к союзникам Третьего Рейха и Польшу. И пишите, что в сентябре 1939 года Гитлер разбил своего бывшего союзника, который еще полгода до этого был верным соратником бесноватого фюрера.

Что сказать – сеяние ненависти к России и русским, вообще является центром политической линии Запада ВЕЗДЕ. Сомневаетесь – посмотрите на Украину. На самом деле после страшной Второй мировой СССР и Польша нашли взаимопонимание и мирно жили. Ненависть ушла в прошлое – однако сегодня её реанимировали. А ведь Сталин постарался для Польши не меньше, чем для своей страны. Сегодняшняя Польша – создана в сегодняшних границах именно Сталиным.

Что касается того, как Польша воспользовавшись тем, что Англия и Франция сдали Чехословакию Гитлеру «отщипнула» от нее Тешинскую область описывается довольно хорошо в многих источниках. Однако давайте помнить, что оккупация Чехословакии в 1938 году была не только немецкой, но и польской.

Существовал и совсем невероятный сценарий, однако невероятный он сейчас для нас. А вот что говорят факты. Ведь тогда в конце тридцатых существовал план нападения Польши на Германию!

С февраля 1939 года генштаб Речи Посполитой начал разработку плана операции с незамысловатым названием «Запад». Летом того же года он стал реализовываться. К 1 сентября на западной границе страны было сосредоточено более 25 пехотных дивизий, еще около 20 находились на ближних подступах. У Германии тогда имелось 75–80 дивизий. Всего — и на поляков, и на французов, и на англичан тоже.

Кстати, в 37–38 годах Польша была главным военным союзником Германии, она принимала участие в разделе Чехословакии, оттяпав себе Тешинскую область (после войны ее пришлось отдать обратно). А генштабисты обеих армий разрабатывали совместный план нападения на СССР.

Информация об отсталости польской армии не соответствует действительности. Благодаря Англии, Франции и США оружия хватало. Танк 7TР, он же Vickers Mk E (тот же Т-26) стоял на вооружении, в разработке был 10ТР (аналог советского БТ-7 — любимая машина Виктора Суворова-Резуна, пресловутый «автострадный танк»), сильная авиация (более тысячи машин, до 2000 — по некоторым данным), неплохая артиллерия. В советской военной доктрине Польша рассматривалась как очень серьезный враг.

Да, именно враг.

 «Расчленение России лежит в основе польской политики на востоке... Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна оставаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться», — это выдержка из донесения польского главного штаба от 1938 года. Комментарии, как говорится, излишни.

Источник

balalaika24.ru

Историк: После войны СССР грабил Польшу как колонию

Москва, 21 июня 2011, 14:03 — REGNUM  Полякам легко понять отношение жителей стран Прибалтики к "советской оккупации", поскольку это очень похоже на то, что испытала Польша, считает исследователь Института истории Университета Яна Кохановского Дариуш Рогут. Между тем, в силу неблагоприятной политической обстановки, в Польше мало говорится о потерях, нанесенных советской армией, заявил он, выступая на международной конференции "Ущерб, нанесенный странам Прибалтики Советским Союзом" в Риге, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

"Потери Польши после 1944 года - широкая тема. Можно говорить о политических потерях, об общественных и экономических потерях. После нападения на Польшу в результате пакта Молотова - Риббентропа Советы захватили 51,6% польской территории (с учетом Вильнюсского края, который на представленной докладчиком карте был обозначен как исконно польская, а не отнятая у Литвы территория - ИА REGNUM). Мы не знаем, какие потери понесла Польша в период оккупации 1939-1941 годов. Знаем только, что около 360 тысяч поляков и польских граждан, в том числе евреев, были депортированы. Вторая оккупация, которая началась в 1944 году, также сопровождалась значительными территориальными уступками в пользу СССР. Если до 1939 года площадь Польши составляла 388 тыс. кв. км, то по итогам Второй мировой войны - лишь 312 тыс. кв. км, т.е. рекомпенсация Польше за счет Германии (часть Восточной Пруссии, Померании и Силезия) не смогла компенсировать утраты восточных областей. Польша сражалась с 1939 года, но, на мой взгляд, мы не выиграли эту войну", - сказал Рогут.

До 1947 года, когда были подсчитаны экономические потери от войны, поляки насчитали ущерб в размере 38% национального богатства, что составляет примерно 50 млрд долларов в ценах 1939 года (около 600 млрд долларов в нынешних ценах), сообщил докладчик, оговорившись, что это только государственные потери без учета личных потерь населения. При этом ущерб, нанесенный полякам Советским Союзом, вычленен и вообще подсчитан не был, указал Рогут.

Серьезные претензии у него имеются к Ялтинскому соглашению, которое предопределило послевоенные границы Польши и лишило находившееся в Лондоне польское правительство в изгнании доверия союзников. "В результате Ялтинского соглашения, Польша, как и Латвия, была оккупирована Советским Союзом", - резюмировал докладчик.

Коснувшись вопроса массовых арестов, которые имели место после войны, Рогут напомнил, что коммунисты не пользовались в Польше поддержкой общества, поэтому, по его мнению, на территории страны до 1947 года действовала 64-я дивизия НКВД (всего их было три, но одна оставалась в Польше до выборов 1947 года, уточнил докладчик), которая сражалась с польским подпольем. "До 1947 года подполье было уничтожено. Поляки поняли, что Запад нас оставил и мы будем на Востоке, так сказать. За время деятельности НКВД в Польше были арестованы порядка 80-95 тысяч поляков без учета польских граждан других национальностей. Они попадали в исправительно-трудовые и концентрационные лагеря, где, по воспоминаниям, находилось также множество латышей", - поведал исследователь, который, предварительно извинившись, делал свой доклад по-русски.

Зависимость Польши от СССР можно разделить на два больших периода: с 1944 по 1953 (1955) годы и после 1956 года, которые, в свою очередь, делятся на подпериоды, отметил Рогут. В центре его внимания оказался отрезок времени в четыре года (1944-1948 годы). Экономические и политические отношения между СССР и Польшей в этот период строились на основе договоров, однако, по словам Рогута, договоров неравноправных, означавших "некую форму экономического подчинения": тогдашнее руководство Польши подписывало любые договоры, которые им подсовывала советская сторона.

"СССР трактовал Польшу как свою колонию, а народное достояние - как военный трофей. Об этом открыто заявил Николай Булганин, уполномоченный советского правительства в Польше и министр обороны СССР, в разговоре с премьер-министром Осубка-Моравским, сравнивая военные трофеи в Румынии и Болгарии (союзников Гитлера) с трофеями в Польше", - говорится в докладе Рогута.

"Одним из самых опасных для поляков договоров оказалось соглашение от 24 марта 1945 года. Согласно этому договору, Советы получали право вывозить в СССР с территории Польши оборудование немецких предприятий. Но поскольку в годы войны в Польше не было практически ни одного предприятия, к развитию которого немцы не приложили бы руку, то вывозу подлежало все, что Советам было угодно. Речь идет только о собственно польских территориях. На германских землях, которые отошли к Польше после войны, Советы вообще делали все, что им заблагорассудится, хотя Сталин знал, кому отойдут эти земли. Потери такого рода вообще едва ли когда-нибудь будут подсчитаны. Так, например, с 20 апреля по 20 мая 1945 года Советы вывезли с юга Польши почти 6 тыс. вагонов с различным промышленным оборудованием, хотя мы и не знаем, что там было внутри, считали только вагоны. Договор от 16 августа 1945 года предусматривал передачу Польше 15% (1,5 млрд долларов) причитающихся Советскому Союзу репараций (впоследствии их объем был уменьшен вполовину). В итоге из фонда репараций мы получили от Советского Союза оборудование и товары на сумму 228,3 млн долларов вместо 750 млн долларов. В то же время так называемый угольный договор определял цену польского угля: 1 тонна оценивалась в 1,22 доллара, а 1 тонна кокса - в 1,44 доллара при рыночной стоимости в 10 раз выше. По нашим подсчетам, за время действия этого договора (1946 - 1953 годы) Польша потеряла 836 млн долларов", - рассказал Рогут.

Коснувшись сельскохозяйственных потерь, Рогут привел в качестве примера таковых угон скота. Только из западных районов Польши на восток было угнано не менее 487 тыс. голов крупного рогатого скота, 44 тысяч лошадей и 100 тысяч овец, сказал он. По его словам, комиссия, определявшая ущерб, нанесенный Красной армией крестьянам Белостокского воеводства в 1944/1945 году, насчитала потерь на 188 млн 219 тыс. 599 злотых и почти столько же (немного меньше) в 1945/1946 году. Советы демонтировали и вывозили на восток молочные, винокуренные, кирпичные, бетонные и пивоваренные заводы и электростанции.

"Красная армия действовала в Польше так же, как и в оккупированной Германии. Отсюда те массовые грабежи местного имущества, причиной которых, я думаю, послужило ослабление дисциплины. Солдаты грабили частные дома, забирая часы, велосипеды, одежду и деньги. Разбой имел место в поездах, на вокзалах и на дорогах. Популярным у нас стал такой стих о советских солдатах: "Велосипеды и часы возьмите и ко всем чертям идите". Но этого не получилось в течение 45 лет", - сказал также Рогут.

"Это не были преступления, совершаемые исключительно отдельными солдатами, но также, хотя и в меньшей степени, явления более массового характера. Например, в июле 1945 года советские солдаты из поездов, находящихся на станции Олехув под городом Лодзь, напали на пять ближайших деревень. Их жителей дочиста ограбили, а многих женщин изнасиловали. Жертвы этого нападения в панике бежали, оставляя свои дома на произвол судьбы", - говорится в докладе Рогута.

По его словам, большие потери Польше причинило нахождение в стане Северной группы войск под командованием Рокоссовского. Точных данных исследователь не нашел, но привел в качестве примера железнодорожный договор от 11 июля 1945 года. С 1 августа 1945 года правительство Польши должно было перенять все железнодорожные линии на территории страны (до этого момента они имели военный характер и находились под управлением советских военных). "Польские железные дороги обязались бесплатно снабжать военные перевозки Красной армии электричеством, водой, топливом, гарантировали медицинский уход и т.д. Оплата за перевозки военных составляла 2,34 злотых за 100 км ж/д пути, в то время как обычный тариф для польских граждан составлял 32,4 злотых, т.е. в 11 раз больше, чем для советских военных и членов их семей. Только за два года (1947-1948) польские железнодорожники потеряли на перевозке багажа и товаров 1 млрд 962 млн 658 тыс. 867 злотых", - поделился Рогут. Кроме того, доставка товаров из ГДР в СССР по территории Польши причинил стране убыток в размере 466 млн рублей, которых польские товарищи, по словам Рогута, так никогда и не получили. Не рассчитывалась Северная группа войск и за электричество, воду, газ, вырубку леса. "До 1956 года они действовали на всей территории Польши как хозяева. Не поддаются подсчету потери Польского государства по линии таможенно-транспортных пошлин, - указал Рогут. - Соответствующий договор существовал, но польские таможенники не имели права досматривать транспорты. Только в августе 1946 года только через Щецин в СССР было вывезено почти 9 тыс. тонн товаров, каких - неизвестно".

Завершил свое выступление Рогут указанием на то, что исследования по этой теме требуют постепенности, длительного времени и доступа к архивам, прежде всего, советским. "Но если ущерб от "хозяйственной" деятельности Советов на территории Польши еще можно как-то подсчитать, то потери от массовых грабежей местного населения оценить невозможно, поскольку таких данных нет вообще. И как считать потери изнасилованных женщин в Польше, например? Как сосчитать страх, страдание, боль? Думаю, это невозможно. Но надеюсь, что эта тема, которая не интересна сейчас польским историкам, найдет еще время, и мы будем знать точно потери, которые понесли Польское государство и общество", - сказал Рогут в заключение.

"Несомненно, Советский Союз сыграл большую роль в освобождении Польши из-под немецкой оккупации. Но навязал ей тоталитарную политическую систему лишь при помощи аппарата террора. Польшу, бывшую первоначально страной оккупированной в военном отношении, а потом фактически колонией, Советский Союз использовал в максимальной степени также в экономическом аспекте", - указал Рогут в заключительных строках своего доклада.

В беседе с корреспондентом ИА REGNUM Рогут пояснил, что исследованиям на тему ущерба, причиненного Польше Советским Союзом после войны, препятствует политика премьер-министра Доналда Туска по улучшению взаимоотношений с Россией. "Подобные исторические исследования не влияют хорошо на современную политику. О таких вещах должны говорить историки. Если об этом говорит политик, то это всегда будет плохо для истории, для отношений между государствами. Я точно знаю, что отношения между гражданами Польши и России - хорошие. А проблемные вопросы надо решать, чтобы правда была доступна для всех. Хотя, конечно, всегда будет какой-то негатив, какие-то сомнения и попытки использовать плохое в политических целях", - сказал Рогут.

Он также признал, что проблема принадлежности Вильнюсского края до 1939 года "решается тяжело": "У нас совершенно разные мнения о Вильнюсе. Для поляков Вильнюс, как и Львов - исторически польские города. Это трудный вопрос и, думаю, едва ли мы придем к единодушию, но надо разговаривать. Некоторые историки говорят даже о литовской оккупации Вильнюса, которая последовала за его советской оккупацией".

На вопрос, не навлекла ли Польша на себя те страдания, что выпали на ее долю в годы войны и в послевоенный период, участием в разделе Чехословакии, попытками сотрудничества с нацистской Германией и нежеланием действовать совместно с Советским Союзом, Рогут ответил: "Наверное, можно по-разному смотреть на позицию Польши до 1939 года, но я сомневаюсь в возможности оборонительного польско-советского договора. Это было невозможно из-за опыта 1920 года. Мы знали, что будет опасно с Советским Союзом, пока там у власти стоят коммунисты. В марте 1939 года в Польшу приезжал Геринг, чтобы предложить той союз против СССР, но Польша отказалась и от германского предложения. Позиция Польши вообще была сложной, поскольку существовали два государства, которым Польша вообще была не нужна". Рогут согласен с тем, что Польша в те годы могла считаться великой державой, но отмеренного ей времени для создания независимого государства оказалось недостаточно. "Не было сильной экономики, не было сильной армии: солдат много, но техника - не такая, как в Советском Союзе. И кто мог предположить, что Сталин и Гитлер заключат между собой договор? Два государства с разными политическими системами. Но они договорились и резали Европу, как хотели", - сказал Рогут.

По его словам, компенсации за счет германских территорий не возместили Польше территориальных потерь на востоке. "Я не знаю ни одного государства, которое воевало бы с Германией и потеряло при этом свою территорию. Вот это жалость. Другой вопрос - политика Сталина в Польше. Если бы мы были после войны равноправными союзниками, то не было бы в Польше такого отношения к Советскому Союзу".

Как сообщало ИА REGNUM, 17-18 июня в Риге проходила международная конференция "Ущерб нанесенный странам Прибалтики Советским Союзом", организованная Обществом изучения Оккупации Латвии (LOIB) при поддержке евродепутата от Латвии Инесе Вайдере (Гражданский союз). Форум проводился при поддержке Информационного центра Европарламента, Еврокомиссии, МИД Латвии и министерства экономики, а также политобъединения "Все - Латвии!"-ТБ/ДННЛ, Академии Наук, Музея оккупации Латвии, различных госучреждений и общественных организаций. Средства предоставила Еврокомиссия. В конференции участвовали представители Латвии, Литвы, Эстонии, Польши, Грузии и России.

regnum.ru

Как Польша обманула сама себя, помогая Гитлеру - Свободная Пресса

На наглой лжи попался «официальный голос» Варшавы на международной арене. Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский, давая интервью Wpolityce, даже не покраснев, заявил: «Советский Союз очень сильно способствовал началу войны, вместе с Германией напав на Польшу». Говоря о советской ответственности за развязывание Второй мировой войны, глава польского МИД пытался неуклюже парировать высказывание посла Российской Федерации Сергея Андреева, ранее заявившего, что Польша должна сохранить памятники воинам Красной Армии в благодарность за спасение поляков от нацизма.

Вряд ли слова польского дипломата можно списать на банальную безграмотность — ведь в свое время он получил степень магистра истории в Лодзинском университете, и о некоторых событиях не знать просто не может, а значит, лгал он вполне осознанно…

Дело в том, что в 1930-е годы польские власти, в отличие от советских, считали гитлеровскую Германию одним из своих ближайших друзей и союзников. Коллега Ващиковского в те времена — Юзеф Бек, строил внешнюю политику Варшавы, исходя из «совпадения» долгосрочных интересов Польши и Третьего Рейха на Востоке — в порабощении Советского Союза.

Сразу после прихода Адольфа Гитлера к власти в Германии Варшава попыталась подбить своих западноевропейских союзников к войне против него под предлогом нарушения Версальских соглашений (нужно понимать, с целью раздела «германского наследства»). Однако вскоре позиция Польши радикально изменилась. Гитлер был идеологически близок польскому лидеру Пилсудскому, и они смогли быстро найти общий язык, в результате чего в 1934 году была подписана «Декларация о неприменении силы между Германией и Польшей». На попытки советских и чехословацких дипломатов склонить Варшаву к созданию союза для противостояния потенциальной нацистской угрозе, поляки реагировали резко отрицательно.

Читайте также

Алхимики НВКД бились над рецептом бессмертия вождей СССР Алхимики НВКД бились над рецептом бессмертия вождей СССР

После появления советской спецгруппы «Андроген» Гитлер создал «Аненербе»

Пик совместной польско-германской агрессивной политики пришелся на 1938 год, когда Варшава и Берлин единым фронтом приступили к разделу Чехословакии. Следует отметить, что Прага в это время была связана союзническими договорами с одной стороны — с государствами Западной Европы, а с другой — с СССР, и поэтому чувствовала себя относительно защищенной от посягательств со стороны соседей. Ощущение безопасности оказалось иллюзорным.

В мае 1938 года Германия выдвинула войска к границам Чехословакии. Франция и СССР сразу же заявили протест по этому поводу, и Москва стала демонстрировать намерения выполнить свой союзнический долг. Но вся беда была в том, что общей границы у Чехословакии с Советским Союзом не было. А польские дипломаты 21 мая на переговорах с американскими коллегами пообещали Западу, что Варшава немедленно объявит войну СССР, если тот попытается помочь Праге.

В сентябре Англия и Франция сделали по-иезуитски циничное заявление о том, что в случае войны Германии с Чехословакией, они поддержат Прагу, но если Гитлер пойдет «мирным путем», то он и так получит все, что захочет…

Сразу после этого Польша повторила заявление о намерении напасть на Советский Союз, если тот попытается помочь Чехословакии, а Англия и Франция заблокировала попытку Москвы поднять вопрос о нацистской агрессии в Лиге Наций.

20−21 сентября Англия и Франция предъявили Чехословакии ультиматум, заявив, что если та не выполнит требования Гитлера и попытается защищаться от Третьего Рейха при поддержке СССР, то весь коллективный Запад (включая нацистов) объявит против Чехословакии и Советского Союза «крестовый поход».

22 сентября Гитлер обсудил с британским премьером Чемберленом раздел Чехословакии между Германией, Венгрией и Польшей.

23 сентября Москва предупредила Варшаву о том, что из-за агрессии против Чехословакии аннулирует договор о ненападении между двумя странами.

29−30 сентября в Мюнхене прошли переговоры между Германией, Италией, Англией и Францией, в ходе которых фактически и было принято решение о разделе Чехословакии. Интересы Польши в Мюнхене де-факто представлял Адольф Гитлер…

Незадолго до Мюнхенского сговора советник премьер-министра Великобритании сэр Гораций Уилсон заявил: «Германия и Англия являются двумя столпами, поддерживающими мир порядка против разрушительного напора большевизма», уточнив, что поэтому он «желает не сделать ничего такого, что могло бы ослабить тот отпор, который мы можем вместе оказать тем, кто угрожает нашей цивилизации». И предложил Чемберлену передать эти слова Гитлеру…

30 сентября Польша ввела свои войска в Тешинскую область Чехословакии, насильно ее аннексировав.

Немцы по частям захватили Чехию, венгры — Закарпатье, а на территории Словакии был создан марионеточный пронацистский режим.

В начале 1939 года Третий Рейх аккуратно начал намекать уже на территориальные претензии к Польше. В Варшаве сообразили, что все идет «не так», как того хотелось бы полякам, и попытались возражать Берлину, но уже было поздно.

В это же время власти Советского Союза, которые остались без последнего союзника в регионе — Чехословакии, и не успевшие поднять свою экономику, понимали, что Третий Рейх рано или поздно нападет, но пытались любой ценой максимально оттянуть начало войны, чтобы успеть к ней подготовиться. Более того, в Москве осознавали, что существует большая вероятность объединения Англии, Франции и США с нацистами в войне против Советского Союза, и поэтому дипломаты СССР предпринимали отчаянные шаги, чтобы не допустить возникновения постоянно действующей коалиции между Третьим Рейхом и идейно близкими ему западноевропейскими странами. В конце концов, Москве на некоторое время удалось этого добиться — в том числе и при помощи Договора о ненападении от 23 августа 1939-го.

В ходе же сентябрьских событий 1939 года никакого принципиального влияния на судьбу Польши Советский Союз не оказал.

Во-первых, к 17 сентября, когда советские войска вступили на территорию Западной Украины и Белоруссии, армия Польши уже была фактически разбита, а государственность — ликвидирована. К этому моменту сопротивление поляков своим недавним нацистским союзникам теплилось лишь на нескольких изолированных участках (в частности, в Варшаве).

Во-вторых, СССР даже не пытался занять исторические польские территории, заселенные этническими поляками. Западная Украина и Белоруссия были захвачены Польшей в ходе агрессии Варшавы против Советской России в 1919—1921 годах, когда Варшава черной неблагодарностью отплатила Советам за признание ее независимости.

Признать заселенные украинцами и белорусами земли территорией Польши, Москва вынуждена была под давлением Запада. Таким образом, Советский Союз просто вернул себе свои территории, да еще и в ситуации уже фактической ликвидации польской государственности.

В ходе Польского похода население Западной Украины и Белоруссии массово встречало Красную Армию, как освободителей. Полномасштабных боев с польской армией у советских войск не было, имели место локальные столкновения, совокупные потери в которых составили 737 человек.

В дальнейшем же именно советский народ спас Польшу от нацистов, заплатив за это огромную цену — 600 тысяч человеческих жизней. Ради того, чтобы в Польше больше не работали лагеря смерти и не проводились карательные операции СС, домой не вернулись сотни тысяч представителей народов Советского Союза. Кстати, только потери Красной Армии при освобождении Польши составляют в полтора раза больше, чем совокупная численность Армии Крайовой и Армии Людовой вместе взятых…

Читайте также

«Через 2 года Пхеньян сможет сжечь Чикаго» «Через 2 года Пхеньян сможет сжечь Чикаго»

Простые американцы дали добро на уничтожение Северной Кореи

После войны СССР помог восстановить польскую экономику и преобразовать Польшу в развитое индустриальное государство. Москва полностью простила полякам участие в подготовке совместной с Гитлером агрессии против Советского Союза, и даже старалась не акцентировать на этом историческом факте внимание. Как показал опыт, зря.

России давно пора занять принципиальную позицию и официально привязать начало Второй мировой войны либо к Мюнхенскому сговору, либо к моменту нападения Японии на Китай (что еще корректнее, да и найдет поддержку у Пекина). Польше же стоит каждый день напоминать о ее участии в разделе Чехословакии. Может, хотя бы в этом случае господам вроде министра Ващиковского станет стыдно так беззастенчиво и дерзко врать при всем честном народе…

svpressa.ru

Как Берлин и Варшава не смогли поделить СССР

Как Берлин и Варшава не смогли поделить СССР

После заключённого 26-го января 1934 года договора о ненападении между гитлеровской Германией и Польшей, французская газета "Эхо де Пари" писала о "секретном польско-германском соглашении".

А издание "Попюлер" в статье "Пилсудский и Гитлер" прямо указывала на следующее: "Самым существенным вопросом является следующий: какой ценой Пилсудский и его банда заключили соглашение с Гитлером?

Оставит ли Польша Германии свободу действий в австрийском вопросе? Примет ли она взамен этого „техническое“ сотрудничество Германии для действий на Украине, о которой она мечтает уже давно?".

16-го марта 1934 года английское информационное агентство "Уик" сообщило о наличии договорённости между Польшей и Германией напасть на Советский Союз, причём уже совместно с Японией. 

Сами секретные дополнения в уцелевших архивах не обнаружены, но беда поляков в том, что существует масса других документов более позднего времени.

Так, в докладе 2-го отдела (разведывательный отдел) главного штаба Войска Польского (в декабре 1938 года) говорилось буквально следующее: "Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке... Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент". Поэтому главная задача поляков состоит в том, чтобы заранее хорошо подготовиться к этому. Главная цель Польши — "ослабление и разгром России".

Здесь стоит уточнить, что Польша вовсе не являлась демократией. Как, впрочем, и многие государства Европы. Начиная с Британской империи и заканчивая откровенными фашистами. С 1926 года страной управляла генеральская хунта в лице диктатора Юзефа Пилсудского и прочих выходцев из военной среды — маршала Эдварда Рыдз-Смиглы, полковника Юзефа Бека... Хунта признавала лишь идеологию польского великодержавного национализма, требовала заморских колоний и мечтала о территории о Балтики до Черного моря. К чужим политическим идеям генералы относились с подозрением. Многие партии и движения в авторитарной Польше находились под запретом.

Националисты Польши сходились с гитлеровцами и в необходимости окончательного решения еврейского вопроса. Варшава собиралась выселить всех своих евреев на... Мадагаскар! Была создана специальная комиссия в которую вошли директор еврейского эмиграционного общества в Варшаве Леон Альтер, агроном из Тель-Авива Соломон Дик и майор Мечислав Лепецкий. В мае 1937 комиссия отбыла из Парижа на Мадагаскар, где поработала 10 недель, составив отчёт относительно пригодности северной части острова к колонизации.

В Берлине полностью поддерживали планы Варшавы. Приведу выдержки из документов, опубликованных мною еще в 2009 году и секретом не являющихся:

Донесение посла Польши в Германии Ю. Липского министру иностранных дел Польши Ю. Беку (c сокращениями и пояснениями Mikle1): " ...канцлер (Гитлер) принял меня сегодня... Беседа продолжалась свыше двух часов. 

... В отношении венгерских требований я специально выделил вопрос о Закарпатской Руси, делая упор на стратегический момент по отношению к России, на коммунистическую пропаганду, проводимую на этой территории, и т. д. У меня сложилось впечатление, что канцлер очень заинтересовался этой проблемой, особенно когда я ему сказал, что протяженность польско-румынской границы относительно невелика и что посредством общей польско-венгерской границы через Закарпатскую Русь мы создали бы более крепкий барьер против России. Кроме того, я указал относительно Закарпатской Руси, что территория эта, на которую Словакия не претендует, была дана Чехословакии только как мандат, что население ее находится на очень низком уровне и сильно смешано и что наибольшую заинтересованность в ней имеет Венгрия.

Уточняя нашу точку зрения относительно непосредственного района, который интересует Польшу (Тешин), я отметил: ...в этом пункте мы не отступили бы перед применением силы, если бы наши интересы не были приняты во внимание.

... 3. Канцлер совершенно конфиденциально, подчеркивая, что я могу сделать из этого надлежащие выводы, довел до моего сведения, что уже сегодня, в случае если между Польшей и Чехословакией дело дойдет до конфликта на почве наших интересов в Тешине, рейх станет на нашу сторону.

В дальнейшем во время беседы канцлер настойчиво подчеркивал, что Польша является первостепенным фактором, защищающим Европу от России.

... за линией известных германских интересов мы имеем совершенно свободные руки;

... что его осенила мысль о решении еврейской проблемы путем эмиграции в колонии в согласии с Польшей, Венгрией, а может быть и Румынией (тут я ответил, что, если это найдет свое разрешение, мы поставим ему (Гитлеру) прекрасный памятник в Варшаве).

Вышеизложенный отчет я диктую перед отъездом курьера после моего возвращения самолетом из Берхтесгадена, поэтому прошу Вас принять во внимание возможные неточности.20 сентября 1938 г. Юзеф Липский".

26 января 1939 года Юзеф Бек сообщит главе МИД Германии, что Польша будет претендовать на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю (всё по плану "Великой Польши" — от моря до моря).

4 марта 1939 года польское военное командование подготовило план войны с СССР - "Восток" ("Всхуд").

Помешал этим планам Гитлер, решивший, что обойдется без того, чтобы делиться с поляками. По вполне очевидной причине — Польша от моря до моря перекрывала Германии выход к восточным землям СССР. И как, с сохранением Польши её новыми приобретениями в Литве и на Украине, гитлеровская Германия распоряжалась бы территорими побежденного СССР? Никак. Да и Польша Гитлеру в виде сильного государства была и даром не нужна.

Зачем? Ведь изначально гитлеровцы прекрасно видели, что кроме польского гонора и похвальбы никаких реальных сил, прежд евсего у политиков и населения, просто не существовало. И ведь он был абсолютно прав. За две недели Польша была разгромлена, правительство бежало, а к моменту ввода на Западную Украину и Белоруссию войск РККА гитлеровцы уже залезли даже в Брест.

Кстати, если обратите внимание, то никакая поддержка союзников и правительства Польши в Англии так и не смогли поднять на массовую партизанскую борьбу поляков на своей территории. АКовцы, при всем их мужестве, были малочисленны и не шли ни в какое сравнение даже с одним соединением Ковпака на Украине. Да и действать АКовцы предпочитали в той же Волыни, а не под Варшавой, Познанью или Краковом.

В этом даже просматривается логика. Зачем навлекать репрессии на гражданское население собственно Польши, если есть населенные украинцами территории. Которых не жалко. Впрочем, это уже другая история из не слишком (мягко говоря) красивого прошлого наших польских соседей.

Что до планов Варшавы по захвату части СССР вместе с Гитлером и прочими нацистскими государствами Европы, то просто мелкого хищника задавил более крупный.

И в этом современным полякам повезло. Выступи они вместе с фюрером, не было бы у них ни нынешних западных земель, ни выхода к Балтике, ни оснований жаловаться на то, что никто бедных жертв Сталина и Гитлера не любит.

А если вы думаете, что идеи о союзе с гитлеровцами в Польше умерли, то напомню — профессор Вечоркевич в 2005 году на страницах главной газеты — "Жечьпосполита" — мечтательно рассуждал о том, каким полезным был бы тандем нацистской Германии и Польши:

"Мы бы могли найти своё место на стороне рейха, почти такое же, как Италия, и наверняка лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с нашим маршалом Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск".

www.dal.by

Ящик пандоры – Берлин и Варшава не смогли поделить СССР

После заключённого 26-го января 1934 года договора о ненападении между гитлеровской Германией и Польшей, французская газета «Эхо де Пари» писала о «секретном польско-германском соглашении», а издание «Попюлер» в статье «Пилсудский и Гитлер» прямо указывала на следующее: «Самым существенным вопросом является следующий: какой ценой Пилсудский и его банда заключили соглашение с Гитлером? Оставит ли Польша Германии свободу действий в австрийском вопросе? Примет ли она взамен этого „техническое“ сотрудничество Германии для действий на Украине, о которой она мечтает уже давно?».

16-го марта 1934 года английское информационное агентство «Уик» сообщило о наличии договорённости между Польшей и Германией напасть на Советский Союз, причём уже совместно с Японией.

Берлин и Варшава не смогли поделить СССР

Сами секретные дополнения в уцелевших архивах не обнаружены, но беда поляков в том, что существует масса других документов более позднего времени.

Так, в докладе 2-го отдела (разведывательный отдел) главного штаба Войска Польского (в декабре 1938 года) говорилось буквально следующее: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент». Поэтому главная задача поляков состоит в том, чтобы заранее хорошо подготовиться к этому. Главная цель Польши — «ослабление и разгром России».

Здесь стоит уточнить, что Польша вовсе не являлась демократией. Как, впрочем, и многие государства Европы. Начиная с Британской империи и заканчивая откровенными фашистами. С 1926 года страной управляла генеральская хунта в лице диктатора Юзефа Пилсудского и прочих выходцев из военной среды — маршала Эдварда Рыдз-Смиглы, полковника Юзефа Бека… Хунта признавала лишь идеологию польского великодержавного национализма, требовала заморских колоний и мечтала о территории о Балтики до Черного моря. К чужим политическим идеям генералы относились с подозрением. Многие партии и движения в авторитарной Польше находились под запретом.

Националисты Польши сходились с гитлеровцами и в необходимости окончательного решения еврейского вопроса. Варшава собиралась выселить всех своих евреев на… Мадагаскар! Была создана специальная комиссия в которую вошли директор еврейского эмиграционного общества в Варшаве Леон Альтер, агроном из Тель-Авива Соломон Дик и майор Мечислав Лепецкий. В мае 1937 комиссия отбыла из Парижа на Мадагаскар, где поработала 10 недель, составив отчёт относительно пригодности северной части острова к колонизации.

В Берлине полностью поддерживали планы Варшавы. Приведу выдержки из документов, опубликованных мною еще в 2009 году и секретом не являющихся:

Донесение посла Польши в Германии Ю. Липского министру иностранных дел Польши Ю. Беку (c сокращениями и пояснениями Mikle1): " …канцлер (Гитлер) принял меня сегодня… Беседа продолжалась свыше двух часов.

… В отношении венгерских требований я специально выделил вопрос о Закарпатской Руси, делая упор на стратегический момент по отношению к России, на коммунистическую пропаганду, проводимую на этой территории, и т. д. У меня сложилось впечатление, что канцлер очень заинтересовался этой проблемой, особенно когда я ему сказал, что протяженность польско-румынской границы относительно невелика и что посредством общей польско-венгерской границы через Закарпатскую Русь мы создали бы более крепкий барьер против России. Кроме того, я указал относительно Закарпатской Руси, что территория эта, на которую Словакия не претендует, была дана Чехословакии только как мандат, что население ее находится на очень низком уровне и сильно смешано и что наибольшую заинтересованность в ней имеет Венгрия.

Уточняя нашу точку зрения относительно непосредственного района, который интересует Польшу (Тешин), я отметил: …в этом пункте мы не отступили бы перед применением силы, если бы наши интересы не были приняты во внимание.

… 3. Канцлер совершенно конфиденциально, подчеркивая, что я могу сделать из этого надлежащие выводы, довел до моего сведения, что уже сегодня, в случае если между Польшей и Чехословакией дело дойдет до конфликта на почве наших интересов в Тешине, рейх станет на нашу сторону.

В дальнейшем во время беседы канцлер настойчиво подчеркивал, что Польша является первостепенным фактором, защищающим Европу от России.

… за линией известных германских интересов мы имеем совершенно свободные руки;

… что его осенила мысль о решении еврейской проблемы путем эмиграции в колонии в согласии с Польшей, Венгрией, а может быть и Румынией (тут я ответил, что, если это найдет свое разрешение, мы поставим ему (Гитлеру) прекрасный памятник в Варшаве).

Вышеизложенный отчет я диктую перед отъездом курьера после моего возвращения самолетом из Берхтесгадена, поэтому прошу Вас принять во внимание возможные неточности.20 сентября 1938 г. Юзеф Липский".

26 января 1939 года Юзеф Бек сообщит главе МИД Германии, что Польша будет претендовать на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю (всё по плану «Великой Польши» — от моря до моря).

4 марта 1939 года польское военное командование подготовило план войны с СССР – «Восток» («Всхуд»).

Помешал этим планам Гитлер, решивший, что обойдется без того, чтобы делиться с поляками. По вполне очевидной причине — Польша от моря до моря перекрывала Германии выход к восточным землям СССР. И как, с сохранением Польши её новыми приобретениями в Литве и на Украине, гитлеровская Германия распоряжалась бы территорими побежденного СССР? Никак. Да и Польша Гитлеру в виде сильного государства была и даром не нужна.

Зачем? Ведь изначально гитлеровцы прекрасно видели, что кроме польского гонора и похвальбы никаких реальных сил, прежд евсего у политиков и населения, просто не существовало. И ведь он был абсолютно прав. За две недели Польша была разгромлена, правительство бежало, а к моменту ввода на Западную Украину и Белоруссию войск РККА гитлеровцы уже залезли даже в Брест.

Кстати, если обратите внимание, то никакая поддержка союзников и правительства Польши в Англии так и не смогли поднять на массовую партизанскую борьбу поляков на своей территории. АКовцы, при всем их мужестве, были малочисленны и не шли ни в какое сравнение даже с одним соединением Ковпака на Украине. Да и действать АКовцы предпочитали в той же Волыни, а не под Варшавой, Познанью или Краковом.

В этом даже просматривается логика. Зачем навлекать репрессии на гражданское население собственно Польши, если есть населенные украинцами территории. Которых не жалко. Впрочем, это уже другая история из не слишком (мягко говоря) красивого прошлого наших польских соседей.

Что до планов Варшавы по захвату части СССР вместе с Гитлером и прочими нацистскими государствами Европы, то просто мелкого хищника задавил более крупный.

И в этом современным полякам повезло. Выступи они вместе с фюрером, не было бы у них ни нынешних западных земель, ни выхода к Балтике, ни оснований жаловаться на то, что никто бедных жертв Сталина и Гитлера не любит.

А если вы думаете, что идеи о союзе с гитлеровцами в Польше умерли, то напомню — профессор Вечоркевич в 2005 году на страницах главной газеты — «Жечьпосполита» — мечтательно рассуждал о том, каким полезным был бы тандем нацистской Германии и Польши:

«Мы бы могли найти своё место на стороне рейха, почти такое же, как Италия, и наверняка лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с нашим маршалом Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск».

Источник: nnm.me

pandoraopen.ru


Смотрите также