Как Сталин отстоял интересы Польши. Как поделили польшу ссср и германия


Как СССР напал на Польшу (фото, факты).

Ровно 78 лет назад, 17 сентября 1939 года СССР вслед за нацистской Германией напал на Польшу — немцы ввели свои войска с запада, это произошло 1 сентября 1939 года, а через две с лишним недели на территорию Польши с востока вошли войска СССР. Официальной причиной ввода войск стала якобы "защита белорусского и украинского населения", что находится на территории "польского государства, выявившего внутреннюю несостоятельность".

Рядом исследователей события, начавшиеся 17 сентября 1939 года однозначно оцениваются как вступление СССР во Вторую мировую войну на стороне агрессора (нацистской Германии). Советские и некоторые российские исследователи рассматривают эти события как отдельный эпизод.

Итак, в сегодняшнем посте — большой и интересный рассказ о событиях сентября 1939 года, фото и рассказы местных жителей. Заходите под кат, там интересно)

02. Началось всё с "Ноты правительства СССР", вручённой польскому послу в Москве утром 17 сентября 1939 года. Привожу её текст полностью. Обратите внимание на речевые обороты, особенно сочные из которых я выделил жирным шрифтом — лично мне это очень напоминает современные события по "присоединению" Крыма.

Кстати, в истории вообще очень редко сам агрессор называл свои действия собственно "агрессией". Как правило это "действия, направленные на защиту/предотвращение/недопущение" и так далее. Напали, короче, на соседнюю страну, чтобы "пресечь агрессию в зародыше".

"Господин посол,

Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность Польского государства. В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава как столица Польши не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договора, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, советское правительство не может более нейтрально относиться к этим фактам.

Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, остались беззащитными. Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии.

Одновременно советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумными руководителями, и дать ему возможность зажить мирной жизнью.

Примите, господин посол, уверения в совершенном к Вам почтении.

Народный комиссар иностранных дел СССР

В. Молотов."

03. Фактически сразу после вручения ноты начался стремительный ввод советских войск на территорию Польши. Советский союз ввёл на территорию бронетанковые и бронеавтомобильные части, кавалерию, пехоту и артиллерию. На фото — советские кавалеристы сопровождают артиллерийскую батарею.

04. Пехотные части СССР в районе границы. Кстати, обратите внимание на каски бойцов — это шлемы СШ-36, известные также под названием "халкинголка". Эти каски широко использовались в начальный период Второй мировой войны, но в фильмах (особенно советских лет) их практически никогда не увидеть — может быть потому, что эта каска напоминает немецкий "штальхельм".

05. Советский танк БТ-5 на улицах города http://maxim-nm.livejournal.com/42391.html, бывшего "за польским часом" приграничным городом.

06. Вскоре после "присоединения" восточной части Польши к СССР в городе Бресте (тогдашнее название — Брест-Литовск) состоялся совместный парад войск Вермахта и частей РККА, это случилось 22 сентября 1939 года.

07. Парад был приурочен к созданию демаркационной линии между СССР и нацистской Германией, а также установлению новой границы.

08. Многие исследователи называют это действие не "совместным парадом", а "торжественным шествием", но как по мне — суть от этого не меняется. Гудериан хотел провести полноценный совместный парад, но в итоге согласился на предложение командира 29-й бронетанковой бригады Кривошеина, которое гласило: "В 16 часов части вашего корпуса в походной колонне, со штандартами впереди, покидают город, мои части, также в походной колонне, вступают в город, останавливаются на улицах, где проходят немецкие полки, и своими знаменами салютуют проходящим частям. Оркестры исполняют военные марши". Что это, если не парад?

09. Нацистско-советские переговоры о "новой границе", фотоснимок сделан в Бресте в сентябре 1939-го:

10. Новая граница:

11. Нацистские и советские танкисты общаются между собой:

12. Германский и советский офицеры:

13. Сразу после прихода на "присоединенные земли" советские части развернули агитацию и пропаганду. На улицах устанавливались вот такие стенды с рассказом о советских вооруженных силах и преимуществах жизни в СССР.

14. Надо признать, что многие местные жители сперва с радостью встречали красноармейцев, но позже многие изменили своё мнение о "гостях с востока". Начались "чистки" и вывоз людей в Сибирь, нередки были и случаи, когда человека расстреливали просто за то, что на его руках не было мозолей — мол, "нетрудовой элемент", "эксплуататор".

Вот что рассказывали о советских войсках в 1939 году жители известно белорусского местечка Мир (да, того самого, где всемирно известный замок), цитаты из книги "Мiр: гiсторыя мястэчка, што расказалi яго жыхары", перевод на русский мой:.

"Когда солдаты шли — им никто ничего не давал, не угощал. Мы у них спрашивали — как там живется, всё ли у них есть?" Солдаты отвечали — "О, у нас хорошо! У нас там всё есть!". В России говорили, что в Польше жить плохо. Но тут было хорошо — у людей были хорошие костюмы, одежда. У них там ничего не было. Они всё брали с еврейских магазинов — даже те тапки, которые были "на смерть.""Первое, что вызвало удивление западников — это внешний вид красноармейцев, которые являлись для них первыми представителями "социалистического рая". Когда пришли Советы, сразу было видно, как там люди живут. Одежда плохой была. Когда они "раба" князя увидели, то думали что это сам князь, хотели арестовать. Вот как он хорошо одет был — и костюм, и шляпа. Гончарикова и Маня Разводовская шли в длинных пальто, солдаты стали показывать на них и говорить, что идут "помещичьи дочки"."Вскоре после ввода войск начались "социалистические перемены". Ввели налоговую систему. Налоги были большие, нек

maxim-nm.livejournal.com

Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?

После гибели президента Леха Качиньского заговорили об улучшении российско-польских отношений. Но в Польше по-прежнему замалчивают дату 21 апреля 1945 г., когда страна благодаря СССР получила треть нынешней территории. Да, отношения РФ и Польши и впрямь теплеют. Но коренной перелом наступит после того, как поляки перестанут жить исторической ложью. Об этом размышляет в своей статье для "Правды.Ру" живущая в Польше белорусский политолог Людмила Ерошевич.

Фото: AP

18 апреля, на церемонии прощания с погибшим в авиакатастрофе под Смоленском польским лидером в Кракове, исполняющий обязанности президента Польши Бронислав Коморовский принял приглашение главы российского государства Дмитрия Медведева приехать в Москву на празднование 65-летия Великой Победы.

Смотрите фоторепортаж Похороны президента Польши прошли в Кракове.

Однако Коморовский ни словом не обмолвился о другой приближающейся памятной дате, также очень важной для нынешней Польши, но почему-то активно игнорируемой. Речь идет о 21 апреля. Забыт этот день очень даже зря. 21 апреля 1945 года территория Польши благодаря усилиям Советского Союза приросла на одну треть — за счёт отнятых у Германии Силезии и Балтийского побережья.

Обратимся к истории тех событий. Созданное 31 декабря 1944 года на базе просоветского Польского Комитета Национального Освобождения (ПКНО) временное правительство обратилось к СССР с предложением компенсировать Польше территориальные потери, понесённое страной после присоединения к Советскому Союзу Западной Украины и Западной Белоруссии.

Приращение польской территории должно было осуществляться за счет земель, веками входивших в состав соседней Германии — тех самых Силезии и Поморья. Советский Союз отнесся к чаяниям поляков благосклонно.

Вопрос о послевоенных границах Польши был поднят Иосифом Сталиным на Ялтинской конференции в феврале 1945 года. Президент США Франклин Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль согласились, что оккупированные в 1918–1920 гг. польским маршалом Юзефом Пилсудским западные районы Украины и Белоруссии должны, согласно этническому составу населяющих их народов, отойти СССР.

А вот вопрос "компенсации территориальных потерь" Польши за счёт Германии вызвал резкий протест британского премьера. Черчилль с жаром доказывал, что, отрывая от немцев огромный кусок земли, союзники спровоцируют рост реваншистских настроений даже в разделённой послевоенной Германии.

Фото: AP

Он напомнил, как после окончания Первой мировой войны в 1919 году страны Антанты отняли у немцев колониальные владения, отдали Франции Эльзас и Лотарингию, не позволили немцам Австрии и Чехословакии воссоединиться с этнической родиной. Кончилось всё приходом к власти радикальных реваншистов в лице Адольфа Гитлера.

Подробно рассказал Черчилль союзникам и о неблаговидном поведении Польши, которая вместе с Германией в 1938 году поучаствовала в отторжении от Чехословакии части территории. По словам Черчилля, Польша, как голодная гиена, набросилась на маленькую соседнюю страну, оторвав от неё Тешинскую Силезию.

Сталин предлагал отдать Польше и балтийское побережье — часть Восточной Пруссии и Поморье с городом Гданьск (Данциг). Черчилль не согласился, призвав создать на этой территории вторую часть разделённой Германии. В общем, в феврале 1945 года стороны так и не сумели прийти к общему знаменателю по поводу послевоенных размеров польского государства. И пока "бесспорная" территория Польши составляла 212 тысяч квадратных километров.

21 апреля СССР подписал с временным правительством Польши договор о дружбе. Воспользовавшись тем, что Красная Армия уже практически подошла к Берлину, СССР без консультаций с США и Великобритании передал под польское управление принадлежащие Германии территории в Поморье и Силезии площадью в 100 тысяч квадратных километров. Так благодаря Советскому Союзу территория Польши "явочным порядком" выросла на треть.

Читайте: Катынский излом Леха Качиньского.

После того как Красная Армия вошла в Берлин, необходимость вновь возвращаться к этой теме и ругаться по поводу границ Польши отпала сама собой. На Потсдамской конференции в июле-августе 1945 года ялтинские предложения Сталина о передаче Польше всех вышеозначенных германских территорий были утверждены.

Для самой Германии решение Потсдамской конференции 1945 года было настоящим ударом. По оценкам дотошных немецких экономистов, за послевоенный период бюджет Польши получил только от залежей полезных ископаемых в этих районах более 130 млрд долларов. Что примерно вдвое больше всех выплаченных Германией в пользу Польши репараций и компенсаций.

Полякам достались месторождения каменного и бурого угля, медных руд, цинка и олова, поставившие её в один ряд с крупнейшими мировыми добытчиками этих ископаемых. Недавно на отторгнутых у Германии территориях польские геологи обнаружили ещё и огромные запасы сланцевых руд, объёмы которых, по предварительным оценкам специалистов, смогут обеспечить газом страны ЕС примерно на 50 лет.

Фото: AP

Едва ли не большее, чем природные ископаемые, значение имело то обстоятельство, что благодаря новым землям Польша получила широкий доступ к Балтийскому морю. Если к 1939 году длина польского побережья составляла 71 километр, то после 1945 года — аж 526. Избежала Польша и проблем с немецким меньшинством. С занятых территорий были выселены в Германию порядка четырёх миллионов немцев, а на их место пришли поляки.

Всем этим богатством Польша обязана СССР и РФ как его правопреемнице. Однако сегодня именно Россия считается поляками врагом номер один. Помимо Катынского расстрела и "долгих лет тяжёлого социалистического ига", одной из главных болей поляков остаётся утрата Западной Украины и Западной Белоруссии, принадлежавших их стране до осени 1939 года. То, что большинство населения там составляли другие народы, поляков интересует мало.

Сегодня в Польше можно нередко услышать слоган "Польша от моря до моря", якобы свидетельствующий о былом величии страны. Историки и политики любят рассказывать, что когда-то Польское государство включало в себя территории от Балтийского до Чёрного моря. Называлось то государство Речь Посполитая, и было оно не совсем польским — жили в нём также литовцы, украинцы, белорусы, евреи…

Тем не менее сегодняшнее польское государство официально называется Rzeczpospolita Polska. (В польском языке словосочетание "Речь Посполитая" означает также "республика". — Ред.). Тем самым подчёркивается преемственность в отношении былого великого государства. Абсолютное большинство нынешних граждан Польши уверены, что Речь Посполитая — исключительно польское, моноэтническое государство с незначительными вкраплениями "восточных варваров". И значит, земли сегодняшних Белоруссии и Украины — тоже польские.

А поскольку Красная Армия в 1939 году отторгла эти земли, то и Россия вопринимается как агрессор. Поэтому день освобождения Западной Украины и Западной Белоруссии 17 сентября отмечается в Польше как день нападения СССР. А то, что благодаря Советскому Союзу поляки получили треть нынешней территории, — это что-то само собой разумеющееся. Благодарить за это не надо.

После трагедии с самолётом Леха Качиньского многие и в России, и в Польше выражают надежду, что лёд в польско-российских отношениях начнёт таять. Многое свидетельствует о том, что так оно и будет. Во всяком случае, высочайший уровень напряжённости последних лет спадёт. Но кардинального изменения отношений придётся ждать до тех пор, когда сознание польского общества избавится от отравы исторической лжи.

О главных международных событиях читайте в разделе "Мир".

www.pravda.ru

Как Сталин и Гитлер Польшу делили.

Вступление советских войск на территорию Польши осенью 1939 г. в советской историографии принято называть "освободительным походом". Вот как преподносит читателям это событие советская "библия":"Польское правительство 16 сентября бежало в Румынию, оставив народ и страну, которых оно своей недальновидной политикой довело до национальной катастрофы. В этих условиях Советское правительство вынуждено было осуществить дипломатические и военные акции, чтобы защитить население Западной Украины и Западной Белоруссии от фашистского порабощения. Верное своему интернациональному долгу, правительство СССР отдало приказ Советской Армии 17 сентября 1939 г. перейти государственную границу и предотвратить дальнейшее продвижение гитлеровской агрессии на восток. Советские войска выполнили этот приказ".

История Второй мировой войны. 1939-1945. Том третий.В наши дни большинство образованных людей осведомлены об обстоятельствах заключения пакта между СССР и Германией, изменившего судьбу Европы. Известно также и о существовании секретного протокола, согласно которому два диктатора, Сталин и Гитлер, перекроили карту восточной Европы. В те годы, когда был издан советский двенадцатитомник, о существовании дополнительного протокола в СССР почти никто не знал, а о причинах, побудивших Сталина заключить сделку с Германией, большинство советских граждан имели лишь смутное представление, почерпнутое из официальных советских источников. Но, все равно формулировка из советского двенадцатитомника озадачивает своей наивностью:

..."правительство СССР отдало приказ Советской Армии 17 сентября 1939 г. перейти государственную границу и предотвратить дальнейшее продвижение гитлеровской агрессии на восток".

Иными словами, читателю предлагается поверить в то, что советские войска перешли границу и двинулись навстречу германским армиям с целью воспрепятствовать их дальнейшему продвижению(!). Любой здравомыслящий человек понимает, что если бы такое произошло в реальности, то советско-германский конфликт был бы неизбежен уже в сентябре 1939 г. Однако, в книге нет и намека на какие-либо столкновения между Красной Армией и вермахтом. У любого человека, чье сознание не зашорено шторами агитпропа, в голове неизбежно возникли бы сомнения в достоверности информации, изложенной в книге. Как же Красная Армия, вступив в Польшу, ухитрилась избежать боев с немцами?Сегодня не для кого не секрет, что Красная Армия вступила на польскую землю по решению Сталина и с согласия Гитлера.Будет интересно проследить, что же происходило в Берлине и Москве в те далекие дни.

Политика в чем то сродни покеру. Главными приемами в европейском покере ХХ века являлись быстрые и неожиданные ходы, а также секретные переговоры. Для успешного маневрирования на международной арене требовался не только расчетливый ум, но и каменное сердце. Ставки в этой игре были очень высоки. Порой на кону были судьбы целых народов. Диктаторы оказались более приспособлены к этой игре, чем демократы. Те, начали играть всерьез, когда было уже поздно. Гитлер постоянно повышал ставки. Он уже проглотил Австрию и Чехословакию и готовился сделать тоже самое с Польшей. В Лондоне и Париже слишком поздно сообразили, что его нужно остановить. 31 марта 1939 г. Англия и Франция дали полякам гарантии неприкосновенности их границ. Для успешной борьбы с Гитлером англичане и французы отчаянно нуждались в поддержке Советского Союза. Но Чемберлен и Даладье были не в состоянии поставить себя на место Сталина и понять его ощущение слабости и изоляции. По злой иронии судьбы гарантии Польше лишь укрепили сомнения Сталина в искренности намерения англичан защищать суверенитет Польши. Подозрительный советский вождь опасался, что эти гарантии будут использованы Чемберленом как предмет торга для достижения очередной сделки, вроде Мюнхенского пакта.Исходя из этих соображений Сталин потребовал от западных держав заключить с ним военный союз, если Лондон и Париж не хотят, чтобы он обратился к Германии с аналогичным предложением. 29 июня 1939 г. Андрей Жданов высказался за выбор в качестве союзника Германии. Он выразил в "Правде" свое личное мнение, которое "разделяют все мои друзья".Жданов писал:

"Они продолжают думать, что в начале переговоров с СССР английские и французские правительства имели серьезные намерения. Я же полагаю, что английское и французское правительство с самого начала не хотели заключать с нами равноправный договор".Близость Ленинграда к границе, а также стремление вернуть утраченные после Версаля земли заставляли советское руководство требовать для себя эксклюзивных условий в Прибалтике. Политическое и военное доминирование в Прибалтике и являлось ценой, того, что Жданов назвал "равноправием".Лондон и Париж отправили на переговоры в Москву делегацию, но назначили в нее малозначительных дипломатов и военных и не дали им полномочий для заключения соглашения. Англия и Франция не собирались выполнять главных требований Сталина - гарантировать Москве границу и свободу действий в Прибалтике. Когда Реджинальд Дракс и Жозеф Думенк прибыли в Ленинград в ночь с 9 на 10 августа, между СССР и Германией уже вовсю шел обмен мнениями по международным вопросам.Сталин прекрасно понимал, что привлечь СССР на свою сторону хотят и Антанта и Германия. Но, он также знал, что покупатель может быть только один. Он получил возможность выбора. Все шло к тому, что наиболее серьезные намерения выскажет Берлин. Во время обсуждения состава западной делегации с Молотовым и Берией Сталин презрительно сказал, что к ним прислали несерьезных переговорщиков.

Сталин: "Эти люди не могут обладать необходимыми полномочиями для заключения договора. Лондон и Париж опять решили сыграть в покер".Молотов: "И все же переговоры должны продолжаться".

Сталин: "Если должны, значит, пусть продолжаются".

Вождь снабдил Ворошилова издевательской инструкцией по срыву переговоров, которую маршал записал в свой служебный блокнот. С этого момента советские руководители избрали тактику, направленную на срыв переговоров с Западом.В Германии в это время события принимали решительный оборот. 26 августа Гитлер окончательно решил напасть на Польшу. Соглашение с СССР внезапно приобрело для него исключительную значимость, так как генералы вермахта уверяли его, что войну на два фронта Германия выиграть никак не сможет. Начинать войну без поддержки советской России, имея врагов на Западе, было чистым самоубийством. Переговоры Ворошилова с английской и французской делегациями начались в Москве 12 августа, но уже тогда было ясно, что между тем, что требовал Сталин и тем, что могли предложить Англия и Франция, существовала целая пропасть. Ведя с помощью Ворошилова переговоры с англо-французскими представителями, Сталин в тоже время, по дипломатическим каналам, передал в Берлин информацию о готовности приступить к переговорам по широкому кругу вопросов, в том числе даже по разделу Польши. 14 августа Гитлер принял решение отправить в Москву Риббентропа. На следующий день в наркоминдел позвонили из немецкого посольства. Посол Вернер фон дер Шуленбург зотел срочно встретится с Молотовым. Молотов отправился советоваться со Сталиным. Вскоре Шуленбургу ответили, что СССР готов к серьезным переговорам. Когда эти новости дошли в Берлин, Риббентроп поспешил в Бергхоф с докладом фюреру.В субботу 19 августа Молотов вызвал к себе Шуленбурга. Он вручил послу советский проект пакта о ненападении. По требованию Сталина, немцы сначала подписали торговое соглашение. Вождь считал, что торговый договор необходим, прежде чем приступать переговорам по более серьезным вопросам. Приближалась дата запланированного вторжения в Польшу. Гитлер ждал реакции Москвы с плохо скрываемым нетерпением азартного игрока, котрый понимал, что сильно рискует и старался не показать своего волнения. Поборов свою гордость фюрер решил обратится к Сталину с личным письмом, которое было отправлено в Москву 20 августа. В ответ Сталин отправил в Берлин телеграмму, где говорилось:

"Советское правительство поручило сообщить вам, что оно согласно на приезд господина Риббентропа в Москву 23 августа.И. Сталин".Смысл и цель сложной политической игры, затеянной германскими и советскими политиками летом 1939 года, становится ясной из текста дополнительного протокола, подписанного Молотовым и Риббентропом 23 августа вместе с пактом о ненападении. Вот он:

"Секретный дополнительный протокол к договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. 

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату: 1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами. 2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана. Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития. Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия. 3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях. 4. Этот протокол будет сохраняться обоими сторонами в строгом секрете. 

Москва, 23 августа 1939 года". 

Советскому дипломату Владимиру Потемкину приписывают пророческие слова, сказанные еще после Мюнхенского соглашения 1938 года. Прощаясь с французским послом Кулондром, он сказал: — "Теперь дело может дойти и до четвертого раздела Польши"... Вероятно, имея в виду многострадальную историю Польши, три раза подвергавшейся разделу между Россией, Пруссией и Австрией, советский дипломат предполагал, что после Чехословакии немецкая агрессия будет нацелена на Польшу. Надо сказать, что идея раздела Польши возникла далеко не сразу. Она стала плодом долгих и трудных политических переговоров. В 1939 году первый ход сделал Риббентроп, когда заявил о том, что у СССР и Германии нет противоречащих интересов в Восточной Европе, а для Германии само существование Польши нетерпимо. Впоследствии немцы отказались от создания некоего украинского государства на польской земле. Наконец, при разработке проекта договора от 23 августа был озвучен и прописан пункт о линии разграничения государственных интересов двух стран по Нареву, Висле и Сану. По состоянию на 23 августа решение выглядело так: окончательная судьба Польши будет решена позже, пока по центру страны проводится линия разграничения советских и германских интересов. Литву было решено отнести к немецкой сфере интересов. По началу эта разграничительная линия вполне устравивала Сталина. Больше того, когда Молотов 28 августа с ужасом выяснил, что авторы протокола забыли упомянуть реку Писсу (она шла севернее Нарева), то он срочно связался с Шуленбургом, и было решено сделать специальную запись с упоминанием Писсы. Лишь затем говорилось о Нареве, Висле и Сане. Так появилось «разъяснение» за подписью Молотова и Шуленбурга, в котором была подтверждена линия, разделявшая Польшу пополам с севера на юг. Уже в первый день германского вторжения в Польшу СССР оказал немцам услугу. Утром 1 сентября Ганс Ешоннек, начальник штаба люфтваффе, позвонил в немецкое посольство в Москве и сказал, что для помощи пилотам бомбардировщиков при нанесении ударов по обьектам на территории Польши он просит советскую радиостанцию в Минске постоянно подавать специальные позывные сигналы. В тот же день Шуленбург сообщил в Берлин, что советское правительство "готово пойти навстречу" в этом вопросе. Так СССР помогал немцам громить Польшу.Однако, Гитлер и Риббентроп рассчитывали на более существенную помощь со стороны своего нового союзника. 3 сентября Риббентроп отправил зашифрованную телеграмму в немецкое посольство в Москве.Вот ее текст:

"Мы совершенно уверены в окончательном разгроме польской армии в течение ближайших недель. После этого мы оккупируем территорию, которая в Москве была определена как сфера интересов Германии. Вполне естественно по чисто военным причинам, что мы продолжим боевые действия против польских частей, которые к тому времени окажутся на территории, являющейся сферой интересов России.Пожалуйста, обсудите немедленно с Молотовым, не предпочтительнее ли для русских выступить в нужный момент против Польши в сфере интересов русских и оккупировать эту территорию. Мы считаем, что это не только облегчит наше положение, но будет также в духе соглашения, подписанного в Москве, и в советских интересах".

То, что такой откровенно циничный поступок поможет делу - Гитлеру и Риббентропу казалось очевидным. Этот ход помог бы не только избежать разногласий между СССР и Германией при дележе польской территории, но и переложить часть ответственности за агрессию на Советский Союз. И в самом деле, если они поделят добычу, то почему бы не разделить вину? Надо отметить, что Сталин и другие члены политбюро были неприятно удивлены той быстротой, с которой немцы сумели разгромить польскую армию. 5 сентября, Молотов, давая официальный ответ на предложение немцев вступить в Польшу, сообщал, что это будет сделано "в подходящее время", но "это время еще не наступило". Сталин решил проявить осторожность. Он стремился сохранить хорошую мину при плохой игре. Молотов считал, что "излишняя поспешность" может нанести ущерб, он настаивал на том, чтобы немцы, хотя они первыми вошли в Польшу, скрупулезно соблюдали "демаркационную линию", согласованную и подтвержденную в секретном протоколе. Подозрительность Сталина в отношении немцев начала проявляться уже в сентябре. Советский вождь полагал, что на завоевание немцами Польши может потребоваться довольно много времени. Однако вскоре после полуночи 8 сентября, когда танковые дивизии вермахта достигли предместий Варшавы, Риббентроп направил "срочное, совершенно секретное" сообщение Шуленбургу в Москву о том, что успех операций в Польше превзошел "все ожидания" и что в сложившихся обстоятельствах Германия хотела бы знать о "военных намерениях Советского правительства". На следующий день Молотов ответил, что СССР вступит в Польшу в ближайшие дни. Несколько ранее советский комиссар по иностранным делам официально поздравил немцев по случаю вступления вермахта в Варшаву.10 сентября Молотов и Шуленбург запутались. После заявления о том, что правительство СССР ошеломлено неожиданными военными успехами немцев и потому находится в "затруднительном положении", Молотов коснулся обоснования, которое Кремль собирался выдвинуть в качестве оправдания своего вторжения в Польшу. Это было, как телеграфировал Шуленбург в Берлин, делом "наиболее срочным" и "совершенно секретным".Вероятнее всего, пока немцы громили Польшу, в Москве обсуждались различные варианты дальнейшей политики. Когда же быстро обозначились успехи вермахта, пришлось принимать решение. Оно в любом случае означало вступление Красной Армии на польскую территорию. Как же обосновать этот шаг? Напрашивалось самое простое обьяснение: польское государство распадается, миролюбивый Советский Союз никак не может оставить в беде своих братьев по крови в Западной Белоруссии и Западной Украине и берет их под свое покровительство. Обоснование выглядело вполне логичным: не вступление в войну, а лишь акция по защите братских народов. Но тогда возникала новая сложность: а как обосновать вторжение Красной Армии в районы с чисто польским населением? Было решено остановиться не на Висле у Варшавы, а на Западном Буге у Бреста. Перспектива иметь в 1939 году дело с враждебным местным населением отнюдь не могла обрадовать советского вождя. Впрочем, Сталин и в августе едва ли хотел идти к Варшаве. Но, как опытный политик, он совсем не собирался делать подарок Гитлеру. Он предложил ему обмен: Гитлер получает большую часть Варшавского воеводства и все Люблинское, Сталину же передается Литва, первоначально отданная в германскую сферу интересов. Именно об этом Сталин сказал немцам 20 сентября, предложив оформить обмен новым соглашением — разумеется, секретным. О Литве Сталин вспомнил совсем не случайно. Только недавно на англо-франко-советских военных переговорах в Москве обсуждался проект маршала Шапошникова, предлагавшего направить Красную Армию на Запад через так называемый «Виленский коридор», то есть по самому удобному стратегическому маршруту. Кроме того, в Москве стало известно, что уже в сентябре Гитлер принял срочные меры для укрепления своего влияния в Литве. Литовский посол в Берлине Шкирпа вел секретные переговоры о переходе Литвы под германский военный протекторат, причем вел успешно. Гитлер уже спал и видел как он вернет Литве старинную столицу Вильнюс, превратившуюся в польский город Вильно. Сталин же совсем не жаждал оказывать немцам такую услугу: он хотел сам отдать Вильно литовцам. 20 сентября Сталин решил перетасовать карты заново и через Шуленбурга передал в Берлин свои предложения. Гитлеру ничего не оставалось, кроме как согласиться. Надо отдать должное Сталину: он перехитрил на этот раз Гитлера. У фюрера не было другого выбора, поскольку он нуждался в благожелательной позиции Советского Союза. Начиналась война с Англией и Францией — а для нее были очень нужны советские нефть, зерно, руда. Неслучайно параллельно с Риббентропом в Москве работали немецкие торговые представители. Взвесив все «за» и «против», фюрер решил снова послать Риббентропа в Москву. При этом он решил обратить неприятность в благодеяние: использовать встречу со Сталиным для выяснения важных политических вопросов. В своих воспоминаниях, написанных в тюремной камере в Нюрнберге, Риббентроп излагает эти вопросы, которые в ночь перед отлетом в Москву получил от Гитлера. Первое: прозондировать возможность превращения договора о ненападении в более тесное сотрудничество с целью заключения формального союза в будущих боях с западными державами. Второе: сохранить за Германией хотя бы часть Литвы или получить компенсацию в форме поставок сырья. Третье: выяснить советские намерения в Прибалтике, коей Сталин «собирается вскоре заняться». Как видно, цену за свое согласие на раздел Польши Гитлер собирался получить немалую. Наиболее щекотливым — для Сталина — становился вопрос о возможном военном сотрудничестве СССР и Германии в войне с Англией и Францией. Осторожный советский вождь не хотел давать никаких обещаний. Правда, он облек свою позицию в такую своеобразную форму: похвалил Риббентропа за то, что тот не просит советской военной помощи. 

Сталин сказал:

«Но если Германия вопреки ожиданиям попадет в тяжелое положение, то можно быть уверенным, что советский народ придет на помощь Германии и не допустит, чтобы Германию удушили. Советский Союз заинтересован в сильной Германии и не допустит, чтобы ее повергли на землю». 

Эти сталинские слова звучали весьма двусмысленно: они, безусловно, могли пробудить у Риббентропа надежды на «помощь в тяжелом положении», хотя звучали отказом в военном союзе. Зато в двух других вопросах Сталин проявил большую уступчивость: отдал немцам маленькую часть южной Литвы (так называемый «сувалкский выступ») за внушительное денежное вознаграждение, выразил желание активизировать торговлю (не в последнюю очередь намекая на немецкие поставки для советской оборонной промышленности) и вербально согласился с германскими предложениями говорить о плодотворном сотрудничестве в будущем. Сталин также согласился на предложенное немцами название договора «О дружбе». На рассвете 29 сентября был подписан новый Договор о дружбе и границе, а к нему еще секретный дополнительный протокол. «ГЕРМАНО-СОВЕТСКИЙ ДОГОВОР О ДРУЖБЕ И ГРАНИЦЕ МЕЖДУ СССР И ГЕРМАНИЕЙ Правительство СССР и Германское Правительство после распада бывшего Польского государства рассматривают исключительно как свою задачу восстановить мир и порядок на этой территории и обеспечить народам, живущим там, мирное существование, соответствующее их национальным особенностям. С этой целью они пришли к соглашению в следующем: Статья I Правительство СССР и Германское Правительство устанавливают в качестве границы между обоюдными государственными интересами на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе. Статья II Обе стороны признают установленную в статье I границу обоюдных государственных интересов окончательной и устранят всякое вмешательство третьих держав в это решение. Статья III Необходимое государственное переустройство на территории западнее указанной в статье I линии производит Германское Правительство, на территории восточнее этой линии — Правительство СССР. Статья IV Правительство СССР и Германское Правительство рассматривают вышеприведенное переустройство как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений между своими народами. Статья V Этот договор подлежит ратификации. Обмен ратификационными грамотами должен произойти возможно скорее в Берлине. Договор вступает в силу с момента его подписания. Составлен в двух оригиналах на немецком и русском языках. Москва, 28 сентября 1939 года. По уполномочию За Правительство Правительства СССР Германии В. МОЛОТОВ И. РИББЕНТРОП»Чем же этот договор отличался от подписанного 23 августа? Различие весьма существенное. 23 августа Гитлер еще не напал на Польшу, и формально Советский Союз мог заключать пакт с Германией, не становясь соучастником, — повторяю, формально, потому как Сталин знал о предстоящем немецком нападении на Польшу. 28 сентября все было иначе: Германия была агрессором, и СССР заключал с ней договор о дружбе! Впоследствии Сталин в специальном (и позорном) сообщении ТАСС от 29 октября даже подтвердил, что, по его мнению, не Германия, а Франция и Англия начали войну! С немцами Сталин собирался дружить, хотя и не без корысти. Секретный протокол разъяснял: 

«Секретный дополнительный протокол Нижеподписавшиеся уполномоченные констатируют согласие Германского Правительства и Правительства СССР в следующем: Подписанный 23 августа 1939 г. секретный дополнительный протокол изменяется в п. 1 таким образом, что территория литовского государства включается в сферу интересов СССР, так как с другой стороны Люблинское воеводство и части Варшавского воеводства включаются в сферу интересов Германии (см. карту к подписанному сегодня Договору о дружбе и границе между СССР и Германией). Как только Правительство СССР предпримет на литовской территории особые меры для охраны своих интересов, то с целью естественного и простого проведения границы настоящая германо-литовская граница исправляется так, что литовская территория, которая лежит к юго-западу от линии, указанной на карте, отходит к Германии. Далее констатируется, что находящиеся в силе хозяйственные соглашения между Германией и Литвой не должны быть нарушены вышеуказанными мероприятиями Советского Союза».

Наконец был подписан еще один секретный протокол: 

«Секретный дополнительный протокол Нижеподписавшиеся Уполномоченные при заключении советско-германского договора о границе и дружбе констатировали свое согласие в следующем: Обе стороны не допустят на своих территориях никакой польской агитации, которая действует на территорию другой страны. Они ликвидируют зародыши подобной агитации на своих территориях и будут информировать друг друга о целесообразных для этого мероприятиях. Москва, 28 сентября 1939 года».

Вечером 28 сентября в Кремле состоялся пышный прием. Для высоких гостей был сделан перерыв, во время которого Риббентроп посетил Большой театр и посмотрел один акт «Лебединого озера». К утру все было готово, причем Сталин не терял времени: одновременно с Риббентропом в Москву был приглашен министр иностранных дел Эстонии Сельтер. С ним был подписан договор, разрешавший создание советских военных баз в Эстонии. Так Гитлер получил ответ на интересовавший его вопрос о советских намерениях в Прибалтике. Вскоре последовали аналогичные советские соглашения с Литвой и Латвией. В скором времени туда вошли войска Красной Армии. Практически начался процесс, завершившийся в августе следующего года присоединением трех республик к СССР. Сталин и Риббентроп были очень довольны новым договором. А ведь это был роковой договор для Советского Союза! Он практически отдал Гитлеру всю Польшу, превратив ее в потенциальный плацдарм для нападения на СССР. В состав созданного немцами "генерал-губернаторства" вошли не только западные воеводства, но и восточные (недаром в преддверии нового регулирования тысячи польских евреев устремились на Восток — к Бугу и Сану, надеясь спастись от гибели). Сталин, казалось, мог торжествовать. Но ЦЕНА полученной отсрочки оказалась воистину страшной. После 22 июня 1941 года вермахт быстро прошел через Западную Белоруссию, Западную Украину и Прибалтику, которые Красная Армия не успела освоить и подготовить к обороне, и уже в ноябре 1941 г. оказался у стен Москвы. Еще страшнее были последствия той политической игры с Гитлером, в которую ввязался Сталин накануне германского вторжения. Для подготовки к обороне было потеряно драгоценное время. А потерянное время назад не воротишь. За политическую близорукость своего вождя красноармейцы в роковом 1941 году заплатили большой кровью: в ходе кампании 1941 г. погибло или попало в немецкий плен около 3,5 млн. солдат и офицеров.Для многострадального польского населения вторжение Красной Армии стало началом множества бедствий и несчастий. Жизнь поляков в Западной Украине и Белоруссии была не легче, чем жизнь их соотечественников, попавших в зону немецкой оккупации. Советская власть безжалостно расправлялась со всеми, кто мог представлять хоть малейшую угрозу режиму. Репрессиям подверглись польские священнники, офицеры, дворяне, интеллигенция. Их похищали, арестовывали, депортировали, расстреливали, чтобы подавить всякую возможность сопротивления. К ноябрю 1940 г. примерно десятая часть населения или 1,17 млн. чел. были выселены из родных мест.Через год каждого третьего из них уже не было в живых. НКВД арестовал 60 тыс. человек, 50 тыс. были расстреляны.

maxpark.com

Как делили мир после Второй мировой войны

От раздела Европы к разделу мира

Передел Европы начался еще до того, как по ней, словно гром посреди ясного неба, ударила Вторая Мировая. СССР и Германия заключили знаменитый договор о ненападении, называющийся также пактом Молотова-Риббентропа, ставший печально известным из-за своего секретного дополнения, протокола о определении сфер влияний двух держав.

России, согласно протоколу, «отходили» Латвия, Эстония, Финляндия, Бессарабия и восток Польши, а Германии – Литва и запад Польши. Первого сентября 1939 года Германия вторглась на польские территории, положив начало Второй Мировой и великому переделу земель.

Однако после того, как Германию признали единственным агрессором во Второй Мировой, уже страны-победители должны были договариваться о том, каким образом нужно распределить между собой и побежденными территории.

Самой знаменитой встречей, повлиявшей на дальнейший ход истории и во многой обуславливавшей особенности современной геополитики, стала Ялтинская конференция, прошедшая в феврале 1945 года. Конференция представляла собой встречу глав трех стран антигитлеровской коалиции - СССР, США и Великобритании в Ливадийском дворце. СССР представлял Иосиф Сталин, США – Франклин Рузвельт, а Великобританию – Уинстон Черчилль.

Конференция проходила еще во время войны, но уже всем было очевидно, что Гитлер должен потерпеть поражение: союзные войска вели войну уже на территории противника, наступая по всем фронтам. Перекроить мир заранее было совершенно необходимо, так как, с одной стороны, оккупированные национал-социалистической Германией земли нуждались в новой демаркации, а с другой – союз Запада с СССР после потери противника уже изживал себя, а потому четкий раздел сфер влияния являлся первоочередной задачей.

Цели у всех стран были, разумеется, абсолютно разными. Если для США было важно вовлечь СССР в войну с Японией, с тем, чтобы быстрее ее закончить, то Сталин желал признания союзниками права СССР на недавно аннексированные Прибалтики, Бессарабии и восточной Польши. Все так или иначе хотели создать свои сферы влияния: для СССР это был своеобразный буфер из подконтрольных государств, ГДР, Чехословакии, Венгрии, Польши и Югославии.

Помимо всего прочего, СССР также требовал вернуть в свое государство бывших граждан, эмигрировавших в Европу. Для Великобритании было важным сохранить влияние в Европе и не допустить проникновение туда Советского Союза.Другими целями аккуратного раздела мира было сохранение устойчивого состояния спокойствия, а также предотвращение разрушительных войн в будущем. Именно поэтому США особенно пестовали идею создания Организации Объединенных Наций.

new.russian7.ru

Как Сталин отстоял интересы Польши » Военное обозрение

Польская политическая элита, как и подавляющая часть интеллигенции, любит «смаковать» прегрешения «кровавого режима» Сталина. Но не любит вспоминать его подарок – значительное приращение территории польского государства на западной границе.

21 апреля 1945 года Варшава получила треть нынешней территории Польши. Этот день в Польше сознательно забыли.

31 декабря 1944 года созданное на основе Польского Комитета Национального Освобождения (ПКНО) временное правительство Польши обратилось к Москве с предложением возместить польские территориальные потери, в сентябре 1939 года СССР присоединил к себе Западную Белоруссию и Западную Украину. Временное польское правительство предложило включить в состав Польши принадлежавшие Германии, но имевшие славянское прошлое, территории Силезии и Поморья (Балтийского побережья). В Москве это предложение поддержали.

Как Сталин отстоял интересы Польши

На Ялтинской конференции (4 - 11 февраля 1945), где участвовали лидеры стран антигитлеровской коалиции СССР, США и Великобритания и обсуждались вопросы послевоенного устройства, Сталин внёс это предложение. У. Черчилль и Ф. Рузвельт положительно отнеслись к восстановлению Москвой своей западной границы, передаче оккупированных в 1918–1920 гг. поляками земель. Но вот увеличение Польши за счёт Германии вызвало протест. Черчилль стал доказывать, что, отрывая такие огромные территории от Германии, союзники вызовут рост реваншистских настроений у немцев. Вспомнил о Версальском договоре, когда после Первой мировой войны Германию сильно урезали. Это вызвало рост протестных, националистических настроений у немцев и приход к власти нацистов во главе с Гитлером.

Лондон и Вашингтон придумали очень «зверский» план – план Моргентау, эти предложения «кровавый сталинский режим» посчитал неправильными.

Что предлагали англо-саксы?

- Дневной рацион немецких рабочих уменьшить с 2000 ккал в сутки, так это слишком много.

- Всю металлургическую и химическую промышленность вывезти с территории Германии.

- Детей передать на воспитание ООН, учителями назначать евреев. Написать новые учебники, содержание которых будет согласовано между СССР, США, Англией. Запретить немцам получать высшее образование, закрыть все высшие учебные заведения, библиотеки, исследовательское оборудование поделить между победителями.

- Кроме уничтожения военного потенциала следует вообще лишить Германию промышленности, рудники и шахты затопить.

- В репарации включить не только денежные выплаты и имущество, но ресурсы Германии, её территории. Принудительный труд немцев в других государствах. Конфискация немецкой земельной собственности за переделами Германии, любого типа. Вырубка немецких лесов в пользу союзников.

- Запретить Германии внешнюю торговлю.

Эти мероприятия, по их мнению, покончили бы с господством Германии в Европе. Этот и ряд других планов по превращению Германии в третьесортное государство не были воплощены в жизнь только из-за позиции Сталина. Сталин, «кровавый тиран и деспот», не позволил сотворить подобное с немецким народом.

О Польше

Москва предложила отдать Варшаве и балтийское побережье — часть Восточной Пруссии и Поморье с городом Гданьск (Данциг). У. Черчилль был против, предложив создать на этой территории вторую часть разделённой Германии. То есть к концу войны англо-саксы и Москва не пришли к общему решению в отношении Польши.

21-го апреля 1945 года СССР и Польша подписали договор о дружбе. СССР не стал ждать «благословения» Лондона и Вашингтона и, воспользовавшись тем, что эти территории и так были под его контролем, отдал полякам в управление принадлежащие Германии территории в Поморье и Силезии площадью в 100 тысяч квадратных километров.

На Потсдамской конференции (с 17 июля по 2 августа 1945 года) предложения Сталина по Польше были утверждены. Это было для Германии большим ударом, по оценкам немецких экономистов, за послевоенный период польский бюджет получил только от залежей полезных ископаемых в этих областях более 130 млрд. долларов, что примерно вдвое больше всех выплаченных Германией в пользу Польши репараций и компенсаций. Польша получила месторождения каменного и бурого угля, медных руд, цинка и олова, которое поставили её в один ряд с крупными мировыми добытчиками этих природных ресурсов.

Ещё большим значением обладало получение Варшавой побережья Балтийского моря. Если в 1939 году у Польши было 71 км морского побережья, после Потсдама – 526 км. Помогли Польше и национальным меньшинством, немцев просто выселили (примерно 4 миллиона человек).

Всеми этими богатствами поляки и Польша обязаны лично Сталину, СССР и как её правопреемнице – Российской Федерации. И если начинать пересмотр итогов Второй мировой войны, то полякам стоит вернуть Германии треть своей территории.

Источники: История дипломатии. Т. 4.Черчилль У. История Второй мировой войны.

topwar.ru


Смотрите также