Берлин и Варшава не смогли поделить СССР. Как ссср и германия польшу поделили


Берлин и Варшава не смогли поделить СССР: mikle1

После заключённого 26-го января 1934 года договора о ненападении между гитлеровской Германией и Польшей, французская газета «Эхо де Пари» писала о  «секретном польско-германском соглашении», а издание «Попюлер» в статье «Пилсудский и Гитлер» прямо указывала на следующее: «Самым существенным вопросом является следующий: какой ценой Пилсудский и его банда заключили соглашение с Гитлером? Оставит ли Польша Германии свободу действий в австрийском вопросе? Примет ли она взамен этого „техническое“ сотрудничество Германии для действий на Украине, о которой она мечтает уже давно?».

16-го марта 1934 года английское информационное агентство «Уик» сообщило о наличии договорённости между Польшей и Германией напасть на Советский Союз, причём уже совместно с Японией.http://www.posprikaz.ru/wp-content/uploads/2015/08/original.jpgСами секретные дополнения в уцелевших архивах не обнаружены, но беда поляков в том, что существует масса других документов более позднего времени.

Так, в докладе 2-го отдела (разведывательный отдел) главного штаба Войска Польского (в декабре 1938 года) говорилось буквально следующее: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке... Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент». Поэтому главная задача поляков состоит в том, чтобы заранее хорошо подготовиться к этому. Главная цель Польши - «ослабление и разгром России».Здесь стоит уточнить, что Польша вовсе не являлась демократией. Как, впрочем, и многие государства Европы. Начиная с Британской империи и заканчивая откровенными фашистами. С 1926 года страной управляла генеральская хунта в лице диктатора Юзефа Пилсудского и прочих выходцев из военной среды — маршала Эдварда Рыдз-Смиглы, полковника Юзефа Бека... Хунта признавала лишь идеологию польского великодержавного национализма, требовала заморских колоний и мечтала о территории о Балтики до Черного моря.  К чужим политическим идеям генералы относились с подозрением. Многие партии и движения в авторитарной Польше находились под запретом.

Националисты Польши сходились с гитлеровцами и в необходимости окончательного решения еврейского вопроса. Варшава собиралась выселить всех своих евреев на... Мадагаскар! Была создана специальная комиссия в которую вошли директор еврейского эмиграционного общества в Варшаве Леон Альтер, агроном из Тель-Авива Соломон Дик и майор Мечислав Лепецкий. В мае 1937 комиссия отбыла из Парижа на Мадагаскар, где поработала 10 недель, составив отчёт относительно пригодности северной части острова к колонизации.

В Берлине полностью поддерживали планы Варшавы. Приведу выдержки из документов, опубликованных мною еще в 2009 году и секретом не являющихся:

Донесение посла Польши в Германии Ю. Липского министру иностранных дел Польши Ю. Беку (c сокращениями и пояснениями Mikle1): " ...канцлер (Гитлер) принял меня сегодня... Беседа продолжалась свыше двух часов.

... В отношении венгерских требований я специально выделил вопрос о Закарпатской Руси, делая упор на стратегический момент по отношению к России, на коммунистическую пропаганду, проводимую на этой территории, и т. д. У меня сложилось впечатление, что канцлер очень заинтересовался этой проблемой, особенно когда я ему сказал, что протяженность польско-румынской границы относительно невелика и что посредством общей польско-венгерской границы через Закарпатскую Русь мы создали бы более крепкий барьер против России. Кроме того, я указал относительно Закарпатской Руси, что территория эта, на которую Словакия не претендует, была дана Чехословакии только как мандат, что население ее находится на очень низком уровне и сильно смешано и что наибольшую заинтересованность в ней имеет Венгрия.

Уточняя нашу точку зрения относительно непосредственного района, который интересует Польшу (Тешин), я отметил: …в этом пункте мы не отступили бы перед применением силы, если бы наши интересы не были приняты во внимание.

... 3. Канцлер совершенно конфиденциально, подчеркивая, что я могу сделать из этого надлежащие выводы, довел до моего сведения, что уже сегодня, в случае если между Польшей и Чехословакией дело дойдет до конфликта на почве наших интересов в Тешине, рейх станет на нашу сторону.

В дальнейшем во время беседы канцлер настойчиво подчеркивал, что Польша является первостепенным фактором, защищающим Европу от России.

… за линией известных германских интересов мы имеем совершенно свободные руки;

… что его осенила мысль о решении еврейской проблемы путем эмиграции в колонии в согласии с Польшей, Венгрией, а может быть и Румынией (тут я ответил, что, если это найдет свое разрешение, мы поставим ему  (Гитлеру) прекрасный памятник в Варшаве).

Вышеизложенный отчет я диктую перед отъездом курьера после моего возвращения самолетом из Берхтесгадена, поэтому прошу Вас принять во внимание возможные неточности.

20 сентября 1938 г. Юзеф Липский".

26 января 1939 года Юзеф Бек сообщит главе МИД Германии, что Польша будет претендовать на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю (всё по плану «Великой Польши» - от моря до моря).

4 марта 1939 года польское военное командование подготовило план войны с СССР – «Восток» («Всхуд»).

Помешал этим планам Гитлер, решивший, что обойдется без того, чтобы делиться с поляками. По вполне очевидной причине - Польша от моря до моря перекрывала Германии выход к восточным землям СССР. И как, с сохранением Польши её новыми приобретениями в Литве и на Украине, гитлеровская Германия распоряжалась бы территорими побежденного СССР? Никак. Да и Польша Гитлеру в виде сильного государства была и даром не нужна.

Зачем? Ведь изначально гитлеровцы прекрасно видели, что кроме польского гонора и похвальбы никаких реальных сил, прежд евсего у политиков и населения, просто не существовало. И ведь он был абсолютно прав. За две недели Польша была разгромлена, правительство бежало, а к моменту ввода на Западную Украину и Белоруссию войск РККА гитлеровцы уже залезли даже в Брест.

Кстати, если обратите внимание, то никакая поддержка союзников и правительства Польши в Англии так и не смогли поднять на массовую партизанскую борьбу поляков на своей территории. АКовцы, при всем их мужестве, были малочисленны и не шли ни в какое сравнение даже с одним соединением Ковпака на Украине. Да и действать АКовцы предпочитали в той же Волыни, а не под Варшавой, Познанью или Краковом.

В этом даже просматривается логика. Зачем навлекать репрессии на гражданское население собственно Польши, если есть населенные украинцами территории. Которых не жалко. Впрочем, это уже другая история из не слишком (мягко говоря) красивого прошлого наших польских соседей.

Что до планов Варшавы по захвату части СССР вместе с Гитлером и прочими нацистскими государствами Европы, то просто мелкого хищника задавил более крупный.

И в этом современным полякам повезло. Выступи они вместе с фюрером, не было бы у них ни нынешних западных земель, ни выхода к Балтике, ни оснований жаловаться на то, что никто бедных жертв Сталина и Гитлера не любит.

А если вы думаете, что идеи о союзе с гитлеровцами в Польше умерли, то напомню - профессор Вечоркевич в 2005 году на страницах главной газеты - «Жечьпосполита» - мечтательно рассуждал о том, каким полезным был бы тандем нацистской Германии и Польши:

«Мы бы могли найти своё место на стороне рейха, почти такое же, как Италия, и наверняка лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с нашим маршалом Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск».

mikle1.livejournal.com

Секретный пакт Польши и Германии против СССР

Историческая сенсация, о которой "забыли" в Польше"Действенное сотрудничество с фашистской Германией"Сам польско-германский пакт был опубликован в центральных газетах СССР 20 апреля 1935 года. Историк С.В.Морозов считает, что текст этого секретного документа был добыт советской разведкой, имевшей своего агента в ближайшем окружении польского министра иностранных дел Ю. Бека. Согласно пакту Польша брала на себя обязательства проводить постоянную политику действенного сотрудничества с фашистской Германией (ст.1). Кроме того, польское руководство гарантировало Третьему рейху не принимать никаких решений без согласования с германским правительством, а также соблюдать при всех обстоятельствах интересы фашистского режима (ст.2). Но самым сенсационным и сегодня представляется обязательство правительства Польши обеспечить свободное прохождение германских войск по своей территории в случае, если эти войска будут призваны отразить провокацию с востока или северо-востока (ст.3). Фактически это означало открытие поляками пути для развязывания германской агрессии против Украины (УССР) и Белоруссии (БССР), а также Литвы. Платой за это пособничество было установление т.н. новой восточной границы Польши за счет части белорусских, украинских и литовских земель, которую Берлин обещал гарантировать "всеми средствами". Главным штабом Войска польского явно готовились и "провокации с востока", для чего предполагалось использовать созданные этим ведомством тайные организации этнических поляков в западных районах СССР. Известный ученый-славист И.В.Михутина по поводу внешней политики Варшавы в 30-е годы очень точно заметила, что в тот период Польша демонстрировала желание поучаствовать в "восточных планах" Адольфа Гитлера на своих условиях, как равная сторона. Поэтому вряд ли стоит однозначно считать Польшу, заключившую пакт с Германией и предпринявшую вместе с ней максимум усилий для срыва плана создания системы коллективной безопасности в Европе, безобидной жертвой военной экспансии Рейха. Просто фашистской Германии, обретшей мощь и силу к 1939 году, такой союзник, как Польша, стал не нужен.

Пожалуй, в любом государстве и у любого народа имеются особые знаменательные даты, которые вызывают у сограждан, независимо от их социального положения и политических убеждений, общее чувство национального единения. В большинстве случаев это годовщины военных побед или (если народ был разъединен) воссоединения. Есть такая дата и в истории Белоруссии: это 17 сентября.В этот день в 1939 году Красная Армия начала знаменитый освободительный поход на западные земли Белоруссии и Украины, которые оказались "ничейными" в виду полного разгрома Польши гитлеровской Германией.Так начался этот исторический "поход спасения" Красной Армии.В результате Белоруссии были возвращены ее западные регионы, которые ранее попали под власть второй Речи Посполитой по Рижскому договору 1921 года, заключенному после неудачной для Советской России войны с Польшей.На определенном этапе германо-польской войны создалось положение, когда население еще не захваченных немецкими войсками территорий и остатки польских вооруженных сил были оставлены на произвол судьбы. Предвидя подобный ход событий, 10 сентября 1939 года нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов сделал заявление, в котором говорилось, что "Польша распадается, и это вынуждает Советский Союз прийти на помощь украинцам и белорусам, которым угрожает Германия".А в это время немецкие войска быстро продвигались на восток, передовые танковые отряды уже подошли к Кобрину (нынешняя Брестская область). Нависла реальная угроза гитлеровской оккупации западно – белорусских земель. Обстановка требовала от руководства Советского Союза решительных и незамедлительных действий.

"Польша распадается…"

14 сентября в Смоленске командующий войсками Белорусского особого военного округа М.П. Ковалев на совещании высшего начальствующего состава сообщил, что "в связи с продвижением немецких войск в глубь Польши советское правительство решило взять под защиту жизнь и имущество граждан Западной Белоруссии и Западной Украины, ввести свои войска на их территорию и тем самым исправить историческую несправедливость".К 16 сентября войска специально образованных Белорусского и Украинского фронтов заняли исходные рубежи в ожидании приказа от наркома обороны.В ночь на 17 сентября в Кремль был вызван германский посол Шуленберг, которому Сталин лично объявил, что через четыре часа войска Красной Армии пересекут польскую границу на всем ее протяжении. При этом немецкой авиации было предложено не залетать восточнее линии Белосток – Брест – Львов.Сразу после приема посла Германии уже заместитель наркома иностранных дел СССР В.П.Потемкин вручил польскому послу в Москве В. Гржибовскому ноту советского правительства."События, вызванные польско – германской войной, – говорилось в документе, – показали внутреннюю несостоятельность и явную недееспособность польского государства. Все это произошло за самый короткий срок... Население Польши брошено на произвол судьбы. Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. В силу такого рода положения заключенные между Советским Союзом и Польшей договоры прекратили свое действие... Польша стала удобным полем для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Советское правительство до последнего времени оставалось нейтральным. Но оно в силу указанных обстоятельств не может больше нейтрально относиться к создавшемуся положению".В настоящее время можно услышать много спекуляций по поводу правомерности действий Советского Союза в сентябре 1939 года. Польская сторона, например, акцентирует внимание на том, что продвижение германских войск по территории Польши не было бы таким успешным, если бы части Красной Армии не перешли советско-польскую границу 17 сентября 1939 г. Подчеркивается, что вторжение советских войск на территорию Польши произошло без объявления войны, а на восточных землях имелись все возможности для оказания длительного сопротивления наступающим частям и соединениям Красной Армии. И, наконец, польская историография исходит из того, что советские войска выполняли некий особый план, разработанный совместно руководителями Союза ССР и фашистской Германии. В этой связи уместно напомнить, что о знаменитом пакте Молотова-Риббентропа за последние 20 лет не говорил только ленивый, в том числе и в Польше, причем самые ретивые нравственники внутри России и за ее рубежами, оценивая этот пакт крайне тенденциозно, успешно "пришили" вполне обычному в мировой практике действу эпитет "позорный". Но знает ли большинство из наших политиков, не говоря уже об обычных гражданах, о том, что Польша, постоянно предъявляющая нам претензии по всякому поводу и без такового, за пять (!) лет до начала Второй мировой войны сама заключила секретный пакт с Германией, направленный против СССР? Об этой позорной исторической сенсации в самой Польше благоразумно "забыли".

О чем молчат в Польше

Польские исследователи и политики замалчивают факты тесного и долговременного сотрудничества с гитлеровской Германией и милитаристской Японией в предвоенные годы.25 февраля 1934 года Польша заключила с Германией секретный договор (пакт). Данный польско-германский пакт был направлен против СССР и предусматривал не только объединение военного, экономического и финансового потенциалов двух стран в случае внешней угрозы, но и обязательство польского правительства обеспечить свободное прохождение германских войск на восток и северо-восток по территории Польши!Фактической целью польско-германского пакта являлось создание условий для удара вермахта по советской Белоруссии и Украине.За свое пособничество немецким фашистам Варшава надеялась получить часть завоеванных Германией белорусских и украинских земель, установив новую границу государства на востоке, которую Берлин обещал гарантировать "всеми средствами".Не отсюда ли сегодняшние стенания в Польше о том, что нужно было "теснее" сотрудничать с Гитлером?Подчеркнем, что есть существенная разница между действиями СССР и действиями Польши в тот исторический период.Действия СССР в той обстановке были продиктованы сложившейся в связи с агрессией Германии против Польши ситуацией и оправданы не только в военно-политическом отношении, но и с позиций международного права. Достаточно сказать, что ко времени начала операции тогдашней Польши как государства уже не существовало. Еще 12 сентября бездарное польское правительство "санации" бежало из осажденной Варшавы. Сколько-либо упорядоченная система государственной власти совершенно распалась, было полностью потеряно управление польскими войсками, везде царили хаос и паника.Однако польская сторона, напротив, утверждает, что только после получения сообщения о переходе советскими войсками восточной границы Польши верховный главнокомандующий Рыдз-Смиглый вместе с президентом и правительством выехали в Румынию. Более того, польские историки специально обращают внимание на то, что польские войска не оказывали никакого сопротивления Красной Армии, поскольку якобы получили соответствующий приказ сверху. Но кто мог отдать такой приказ в тот момент, когда все польское государственно-политическое и военное руководство уже сидело под фактическим арестом в Румынии? Какие штабы польских соединений и частей способны были получить эту директиву в условиях тотальной дезорганизации систем связи и управления?Что касается военной составляющей освободительного похода 1939 года, то она имела все признаки, говоря современным языком, миротворческой операции.

Как это было

В 5 часов 40 минут утра 17 сентября 1939 года войска Белорусского и Украинского фронтов перешли советско-польскую границу, установленную в 1921 году. Войскам Красной Армии запрещалось подвергать авиационной и артиллерийской бомбардировке населенные пункты и польские войска, не оказывающие сопротивления. Личному составу разъяснялось, что войска пришли в Западную Белоруссию и Западную Украину "не как завоеватели, а как освободители украинских и белорусских братьев". В своей директиве 20.09.1939 начальник пограничных войск СССР комдив Соколов потребовал от всех командиров предупредить весь личный состав "о необходимости соблюдения должного такта и вежливости" по отношению к населению освобожденных районов. Начальник пограничных войск Белорусского округа комбриг Богданов в своем приказе погранчастям прямо подчеркнул, что армии Белорусского фронта переходят в наступление с задачей "не допустить захвата территории Западной Белоруссии Германией".Особое внимание обращалось на необходимость охраны жизни и имущества всех украинских и белорусских граждан, тактичного и лояльного отношения к польскому населению, польским государственным служащим и военнослужащим, не оказывающим вооруженного сопротивления. Польским беженцам из западных регионов Польши предоставлялось право двигаться беспрепятственно и самим организовывать охрану стоянок и населенных пунктов.Выполняя общий миротворческий замысел операции, советские войска старались избегать вооруженного соприкосновения с частями польских вооруженных сил. По признанию начальника штаба польского главного командования генерала В.Стахевича, польские войска "дезориентированы поведением большевиков, потому что они в основном избегают открывать огонь, а их командиры утверждают, что они приходят на помощь Польше против немцев". Советские ВВС не открывали огонь по польским самолетам, если те не вели бомбометание или обстрел частей наступающей Красной Армии. В 9.25 17 сентября, например, польский истребитель был приземлен истребителями с красными звездами на крыльях в районе погранзаставы "Баймаки", чуть позже на другом участке советскими истребителями был принужден к посадке польский двухмоторный самолет П-3Л-37 из бомбардировочной эскадрильи 1-го Варшавского полка. В то же время отдельные боевые столкновения были отмечены на линии старой границы, по берегам реки Неман, в районе Несвижа, Воложина, Щучина, Слонима, Молодечно, Скиделя, Новогрудка, Вильно, Гродно.Следует добавить, что крайне мягкое отношение частей Красной Армии к польским войскам было обусловлено во многом тем обстоятельством, что в то время большое количество этнических белорусов и украинцев было призвано в польскую армию. Солдаты польского батальона, расквартированного на стражнице "Михайловка", например, трижды обращались к командованию Красной Армии с просьбой взять их в плен. Поэтому в том случае, если польские части не оказывали сопротивления и добровольно складывали оружие, рядовые чины практически сразу распускались по домам, интернировались лишь офицеры.

О польских спекуляциях

В современной Польше внимание общественности пытаются сконцентрировать исключительно на трагической судьбе части офицерского корпуса Польши, уничтоженного сталинским режимом в Катыни и других лагерях для пленных польских офицеров. Между тем материалы и факты, касающиеся полного освобождения летом 1941 года почти миллиона поляков, временно находившихся на поселении в Средней Азии и Сибири, замалчиваются. Замалчивается и предоставленная полякам в СССР по договору с правительством генерала Сикорского в Лондоне (30.06.1941) возможность воссоздания Польской армии на советской территории. А ведь, несмотря на тяжелейшие условия первого года войны с фашистской Германией и ее союзниками, СССР помог к 1942 году создать 120 тысячную Польскую армию на своей территории, которая по согласованию с польским правительством в изгнании затем была переброшена в Иран и Ирак.Обратим внимание на то, что частям Красной Армии предписывалось "действовать решительно и продвигаться быстро", при встрече с немецкими войсками, не давать им, с одной стороны, без необходимости повода для военных провокаций, а с другой – не допускать захвата германскими частями районов, заселенных украинцами и белорусами. При попытке же немецких войск завязать бой надлежало давать им решительный отпор.Естественно, что когда большие массы недружественных (пусть пока еще и невраждебных) войск действуют на встречных направлениях, практически неизбежными становятся различные недоразумения и отдельные боевые столкновения. Так, 17 сентября части германского 21-го армейского корпуса подверглись восточнее Белостока бомбардировке советской авиацией и понесли потери убитыми и ранеными. В свою очередь, вечером 18 сентября у местечка Вишневец (85 км от Минска) немецкая бронетехника обстреляла расположение 6-й советской стрелковой дивизии, погибло четверо красноармейцев. 19 сентября в районе Львова произошел бой между частями немецкой 2-й горнострелковой дивизии с советскими танкистами, в ходе которого обе стороны понесли потери убитыми и ранеными.Тем не менее, ни СССР, ни Германия не были заинтересованы в то время в вооруженном конфликте или тем более в войне. К тому же решительная военная демонстрация, осуществленная Красной Армией, способствовала прекращению продвижения германских войск на восток.

Цена победы

Жители Западной Белоруссии и Западной Украины в сентябре 1939 года встречали части Красной Армии с большим воодушевлением – с красными знаменами, плакатами "Да здравствует СССР!", цветами и хлебом-солью. Заместитель начальника пограничных войск СССР, комбриг Аполлонов в своем донесении, в частности, отмечал, что "население польских сел повсеместно приветствует и радостно встречает наши части, оказывая большое содействие в переправе через реки, продвижению обозов, разрушая укрепления поляков". Командование Белорусского пограничного округа также сообщало, что "население Западной Белоруссии с радостью, любовью встречает части РККА, пограничников". Лишь небольшая часть интеллигенции и зажиточных белорусов и украинцев заняли выжидательную позицию. Они, конечно, опасались не "прихода России" как таковой, а антибуржуазных преобразований новой власти. Исключение составляли местные поляки, которые в большинстве своем переживали происходившее как национальную трагедию. Именно они организовывали вооруженные банды, распространяли среди населения провокационные слухи.Помощь войскам Белорусского фронта в ряде мест оказали повстанческие отряды и революционные комитеты. Повстанческие отряды (отряды самообороны) начали возникать уже в первые дни германо-польской войны из числа коммунистов и комсомольцев, избежавших ареста либо бежавших из мест заключения, дезертиров польской армии и местной молодежи, не явившейся на призывные участки. Действиям повстанцев, устраивавших засады полицейским конвоям и отбивавшим арестованных "большевиков", громивших полицейские участки, помещичьи имения и хутора осадников (польских военных поселенцев), способствовало безвластие, возникшее после бегства польской администрации из сельской местности в города – под защиту армии и жандармерии.

Несостоявшаяся "Польская Советская Республика"

19 сентября Молотов сообщил германскому послу Шуленбергу, что советское правительство и лично Сталин посчитали нецелесообразным создание "Польской Советской Республики" на западнобелорусских и западноукраинских землях (ранее такая возможность рассматривалась), где восточнославянское население составляло 75% от всех проживающих.С рассветом 23 сентября советские войска должны были начать выдвижение на новую демаркационную линию. Отход соединений вермахта на запад должен был начаться на сутки раньше. При совершении маршей между советскими и немецкими войсками должна была сохраняться дистанция в 25 километров.Однако в Белосток и Брест советские войска вошли на сутки раньше, исполняя указание воспрепятствовать вывозу из этих городов немцами "военной добычи" – то есть попросту предотвратить разграбление Белостока и Бреста. В первой половине дня 22 сентября передовой отряд 6-го кавалерийского корпуса (120 казаков) вошел в Белосток, чтобы принять его от немцев. Вот как описывает эти события командир кавалерийского отряда полковник И.А. Плиев: "Когда наши казаки прибыли в город, случилось то, чего гитлеровцы больше всего боялись и чего пытались избежать: тысячи горожан высыпали на безлюдные доселе улицы и устроили красноармейцам восторженную овацию. Немецкое командование наблюдало всю эту картину с нескрываемым раздражением – контраст со встречей вермахта был разительный. Опасаясь, что дальнейшее развитие событий примет нежелательный для них оборот, немецкие части поспешили покинуть Белосток задолго до наступления вечера – уже в 16.00 прибывший в Белосток комкор Андрей Иванович Еременко не застал никого из германского командования".К 25 сентября 1939 года войска Белорусского фронта вышли на демаркационную линию, где и остановились. 28 сентября с капитуляцией остатков польских войск, располагавшихся в Августовской пуще, боевые действия Белорусского фронта прекратились. За 12 суток похода фронт потерял 316 человек убитыми и умершими на этапах санитарной эвакуации, трое человек пропали без вести и 642 были ранены, контужены и обожжены.17 – 30 сентября 1939 года фронт взял в плен (а по существу интернировал) 60.202 польских военнослужащих (в том числе 2066 офицеров). К 29 сентября войска Белорусского и Украинского фронтов находились на линии Сувалки – Соколув – Люблин – Ярослав – Перемышль – р. Сан. Однако эта линия просуществовала недолго.

Литва как германский протекторат

20 сентября Гитлер принял решение о скорейшем превращении Литвы в германский протекторат, а 25 сентября подписал директиву № 4 о сосредоточении войск в Восточной Пруссии для похода на Каунас. В поисках спасения Литва запросила помощи у СССР. В тот же день Сталин в беседе с Шуленбергом делает совершенно неожиданное предложение: обменять отошедшие к СССР Люблинское и часть Варшавского воеводства на отказ Германии от претензий на Литву. Тем самым устранялась возможная угроза германского вторжения в Белоруссию с севера.Вопрос обсуждался в конце сентября в ходе второго визита Риббентропа в Москву. В соответствии с подписанным 29 сентября 1939 года советско-германским договором "О дружбе и границе" Литва отошла в советскую сферу интересов, а новая советско-германская граница пошла по линии р. Нарев — р. Западный Буг — г. Ярослав — р. Сан. К 5-9 октября все части советских войск были отведены за линию новой государственной границы. 8 октября 1939 г. на белорусских территориях граница с Германией была взята под охрану пятью вновь сформированными пограничными отрядами – Августовским, Ломжанским, Чижевским, Брест-Литовским и Владимир-Волынским.

"Тесное сотрудничество" с Гитлером

В польских землях, отошедших в 1939 году к Рейху, абсолютно вся польская интеллигенция, оставшаяся после физического истребления ее большей части на месте, была отправлена в концлагеря либо выселена. На других бывших польских территориях, включенных немцами в т.н. генерал-губернаторство, началась "чрезвычайная акция умиротворения" ("акция АБ"), в результате которой сразу было уничтожено несколько десятков тысяч поляков. С 1940 года германские власти стали загонять бывших польских граждан в лагерь смерти Освенцим, а позже в концлагеря с газовыми камерами в Белжеце, Треблинке и Майданеке. Почти полностью были уничтожены польские евреи, массовому террору подверглась польская интеллигенция, целенаправленно и безжалостно уничтожалась молодежь.Категорически запрещено было обучение поляков в средней школе и университетах. В начальной школе оккупационной немецкой администрацией был исключен из учебного плана перечень предметов, в числе которых – польская история и литература, география. Поляков переводили на животное существование.Рейх продолжал немецкую колонизацию на бывших польских территориях, превращая оставшихся в живых польских граждан в рабов. Попытки массового перехода польского населения на территорию Западной Белоруссии жестко пресекались немецкими оккупационными войсками.Совершенно иная картина наблюдалась на землях, занятых Красной Армией. После завершения военной стадии операции начались политические и социальные преобразования. В предельно сжатые сроки была создана система временных органов "революционно-демократической власти": временные управления в городах и воеводствах, рабочие комитеты на предприятиях, крестьянские комитеты в волостях и деревнях. Временное управление включало отделы продовольствия, промышленности, финансов, здравоохранения, народного образования, коммунальный, политического просвещения, связи. Состав органов временного управления первоначально утверждался командованием Красной Армии; временное управление, в свою очередь, утверждало состав крестьянских комитетов, избранных крестьянскими сходами.

Система народного управления

При всех недостатках советской системы следует отдать ей должное в главном: это была система управления обществом и государством, причем эффективная, которая позволяла быстро справляться с политическим и экономическим хаосом.Опираясь на отряды рабочей гвардии и крестьянской милиции, временные органы власти брали в свои руки руководство политической, административно-хозяйственной и культурной жизнью городов и деревень. Взяв под контроль наличные запасы сырья, продуктов и товаров, органы "революционно-демократической власти" обеспечивали население продовольствием и товарами первой необходимости по фиксированным ценам, вели борьбу со спекуляцией. Они принимали и распределяли продукты и товары, поступавшие из СССР в порядке безвозмездной помощи.В сентябре – октябре 1939 года в Западной Белоруссии открылось значительное количество новых школ, образование в которых было переведено по выбору граждан на родной язык — белорусский, русский, польский.Бесплатное образование резко расширило число учащихся за счет детей крестьян и рабочих, вновь открытые больницы, амбулатории и медпункты обслуживали население бесплатно.В октябре 1939 года при высокой политической активности избирателей прошли всеобщие и свободные выборы в Народное Собрание Западной Белоруссии (НСЗБ). Польские исследователи утверждают, что выборы в Западной Белоруссии и октябрьский 1939 г. референдум в Литве прошли в обстановке тотального террора большевиков. Но факты свидетельствуют о другом: 28-30 октября в Белостоке открылось заседание законно избранного Народного Собрания, в ходе которого было принято4 основополагающих документа: "Обращение с просьбой о принятии Западной Белоруссии в состав СССР", "Об установлении советской власти", "О конфискации помещичьих земель", "О национализации крупной промышленности и банков".Уже 2 ноября 1939 года Верховный Совет СССР постановил удовлетворить просьбу Народного Собрания ЗБ и включить Западную Белоруссию в состав СССР с воссоединением ее с Белорусской ССР. 14 ноября внеочередная III сессия Верховного Совета БССР постановила: "Принять Западную Белоруссию в состав Белорусской Советской Социалистической Республики" и приняла решение о разработке комплекса мер по ускоренной советизации Западной Белоруссии. В тот же день Белорусский фронт был преобразован в Западный Особый военный округ со штабом в Минске.

О пользе исторической памяти

Так завершился освободительный поход Красной Армии 1939 года, ставший, по сути, блестящей миротворческой операцией, которая не только коренным образом изменила тогдашнюю политическую карту Европы в пользу Советского Союза, но и придала современные очертания (с некоторыми последующими послевоенными изменениями) территории Белоруссии. Исходя из последнего, 17 сентября должно бы по идее стать одной из самых почитаемых дат в белорусском государственно-политическом календаре. Как это ни покажется странным, в нынешнем году ни государственные телевизионные каналы, ни "главная газета" республики "Советская Белоруссия" ("Беларусь сегодня") даже не упомянули о событиях сентября 1939 года. И причина такого странного отношения к собственной истории, очевидно, не только в нежелании лишний раз "злить Польшу" (которая, кстати, уже неоднократно заявляла о намерении отыграться за тогдашнее поражение) и местных поляков (4% населения республики). Между тем сегодняшние идеологические битвы за историческую правду говорят об одном: проигрывает то государство и та страна, которая уклоняется от этих битв, причем уклоняется, имея на руках сильные политические и исторические козыри.

Владислав Лосев (Минск), Александр Фадеев (Москва)

rusblog31.blogspot.com

Как Польша была союзником Гитлера » Военное обозрение

Миф о причастности Советского Союза к развязыванию Второй мировой войны продолжает активно муссироваться недоброжелателями российского государства. Не так давно эту тему вновь поднял министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский, который обвинил Советский Союз в совместном с гитлеровской Германией нападении на Польшу. На самом деле события, предшествовавшие началу Второй мировой войны, складывались совершенно иным образом.

Когда Адольф Гитлер пришел к власти в Германии, в целом ряде стран Восточной Европы, и Польша не была среди них исключением, уже существовали праворадикальные авторитарные режимы, идеологически бывшие куда ближе к Гитлеру, чем к Советскому Союзу и даже странам Запада. С мая 1926 года власть в Польше фактически находилась в руках военного министра маршала Юзефа Пилсудского — одного из ветеранов польского национального движения, пришедшего к власти в результате майского переворота 1926 года. Влияние парламента в стране было ограничено, многие гражданские права и свободы урезаны. В 1934 году Польша заключила Пакт о ненападении с гитлеровской Германией. Он был подписан 26 января 1934 года в Берлине. С германской стороны подпись поставил министр иностранных дел Константин фон Нейрат, с польской стороны — посол Польши в Германии Юзеф Липски.

До подписания пакта Польша безуспешно пыталась сформировать антигитлеровский блок, но затем польское руководство пересмотрело свой внешнеполитический курс. Это было связано со стремлением Польши пересмотреть границы стран Восточной Европы, установленные Версальским договором. В период между двумя мировыми войнами Чехословакия представляла достаточно активно развивавшуюся экономику, но при этом на ее территорию покушались более сильные соседи — Германия, Венгрия и Польша. Кроме того, в самой Чехословакии действовали словацкие националисты, которые имели связи с гитлеровской Германией и рассчитывали на создание независимого словацкого государства. Германия претендовала на Судетскую область, где значительную часть населения составляли этнические немцы. Венгрия стремилась получить под свой контроль территорию Подкарпатской Руси, где проживало многочисленное мадьярское население. Польша также претендовала на значительную часть территории Чехословакии — восточную область Тешинской Силезии, обладавшую большим экономическим потенциалом и населенную не только чехами, но и этническими поляками.

Для раздела Чехословакии польское руководство и желало заручиться поддержкой Германии и Венгрии. Советский Союз также рассматривался Польшей как гораздо более вероятный противник, чем гитлеровская Германия. Сказывались антикоммунистические и русофобские взгляды польского руководства, ненавидевшего все русское и Советский Союз как продолжение российского государства. Поэтому польское руководство готовилось к разделу Чехословакии, рассчитывая на поддержку со стороны гитлеровской Германии. Хотя между СССР и Польшей был подписан договор о ненападении, фактически Польша продолжала проводить антисоветскую политику. Коммунистическое движение в годы правления Пилсудского подвергалось невиданным преследованиям, особенно на территории Западной Украины и Западной Белоруссии.

Вскоре в Польше произошло событие, имевшее большие последствия для страны. 12 мая 1935 года в 20 часов 45 минут Юзеф Пилсудский скончался от рака печени. Из Германии приехала траурная делегация под руководством Германа Геринга. Смерть Пилсудского, который пытался еще кое-как балансировать между державами, повлекла за собой некоторые изменения во внешнеполитическом курсе страны. Наследники маршала стремились еще более ужесточить антисоветскую направленность польской политики. Произошла практически открытая переориентация внешнеполитического курса страны на сотрудничество с гитлеровской Германией. 31 августа 1937 года Генеральный штаб Войска Польского принял секретную директиву, поставившую перед польской армией задачу по уничтожению «любой России», вне зависимости от политического строя и господствующей идеологии. В отличие от Польши, Советский Союз прекрасно осознавал опасность, исходящую для Европы от Гитлера и неоднократно предлагал создать блок для обороны от агрессивных планов Германии. Но этому не суждено было случиться. В 1938 году Польша открыто приняла сторону Германии. Сначала польское руководство фактически поддержало аншлюс Австрии, заявив, что это — внутреннее дело Германии. Таким образом, был дан импульс к переделу послевоенных границ. Уже спустя пять дней после аншлюса Австрии, 17 марта 1938 года, Польша предъявила ультиматум Литве. Кроме того, началась подготовка к отторжению Тешинской Силезии от Чехословакии. Польша к этому времени находилась в фактическом сговоре с Венгрией и Германией, намереваясь расчленить чехословацкое государство.

Как Польша была союзником Гитлера

Несмотря на то, что Чехословакия была славянским государством, Польша не отказывалась от идеи поживиться территорией за счет соседа. В данном случае принадлежность чехов и словаков к тем же западным славянам, что и поляки, не имела для польского руководства никакого значения. 21 сентября 1938 года Польша потребовала от Чехословакии передать восточную часть Тешинской Силезии под польское управление. 30 сентября, спустя девять дней, Варшава вновь повторила свое требование, а 1 октября 1938 года в Чехословакию были введены польские войска. Тешинская Силезия была оккупирована, после чего вошла в состав Польши в качестве Западно-Тешинского повята. 2 октября 1938 года маршал Эдвард Рыдз-Смиглы выступил с заявлением по поводу воссоединения Тешинской Силезии с Польшей. Так Варшава оказалась участником вероломного раздела чехословацкого государства.

11 ноября 1938 года в Варшаве прошел военный парад, посвященный присоединению к Польше чехословацких земель. Тогда весь мир облетела фотография дружественного рукопожатия маршала Польши Эдварда Рыдз-Смиглы и немецкого военного атташе полковника Богислава фон Штудница, которая была призвана продемонстрировать активное военно-политическое сотрудничество двух государств.

Присоединение Тешинской Силезии имело большое экономическое значение для польского государства. Во-первых, 35 тысяч чехов после присоединения области к Польше бежали в Чехословакию, что привело к конфискации их движимого и недвижимого имущества в пользу польского государства. Во-вторых, под контролем Польши оказались предприятия металлургической промышленности. На Тешинскую область пришлось 47% выплавляемой в Польше стали и 41% чугуна. Фактически это был неприкрытый грабеж чехословацкого государства, в котором Польша приняла самое активное участие. Не стоит сомневаться в том, что если бы ситуация складывалась по-другому, Польша без зазрения совести приняла бы участие и в разграблении и расчленении Советского Союза. Ведь директива польского генштаба предписывала именно разгром «любой России» в качестве стратегической задачи польской политики «на Востоке».

Министр иностранных дел Польши Юзеф Бек не скрывал своих амбициозных планов на присоединение к польскому государству украинской и белорусской территории, а также на выход Польши к Черному морю. Разумеется, руководство гитлеровской Германии не собиралось позволять Польше присоединять Украину и Белоруссию, так само имело планы на эти территории Советского Союза. Однако для сохранения видимости союзных отношений с Польшей, германские дипломаты упорно поддакивали польским коллегам. Более того, высшие руководители Третьего Рейха, включая, например, Германа Геринга, неоднократно убеждали польское руководство в том, что Германия готова вместе с Польшей бороться с угрозой со стороны России. Геринг говорил о том, что Россия в любом виде, будь то монархия или республика, исторически угрожала Центральной и Восточной Европе, и в этом стратегические интересы Польши и Германии совпадают. Для польских политиков эти слова были как бальзам на душу. Ведь тогдашняя польская элита ненавидела не только советское государство, но и Россию, русский народ и русскую культуру в целом. Естественно, что для борьбы с СССР/Россией польские руководители были готовы объединиться с кем угодно, в том числе и с Адольфом Гитлером.

Была и еще одна страшная правда. Польское руководство с начала 1930-х гг. проводило политику дискриминации в отношении инонациональных общин, в первую очередь — евреев. Поэтому в Варшаве были вполне солидарны с гитлеровцами в отношении еврейского вопроса, может и не в столь радикальных формах. Когда из гитлеровской Германии были изгнаны на границу с Польшей 17 тысяч евреев, имевших польское гражданство, но живших в Германии, руководство Польши отказалось разместить собственных же граждан, пусть и еврейской национальности. Кстати, в годы Второй мировой войны польские националисты, причем не только воевавшие на стороне Гитлера, но и его противники, принимали участие в геноциде еврейского населения на территории Польши. Сейчас, когда тему Холокоста поднимают влиятельные еврейские общины США и Западной Европы, польское руководство старается помалкивать о преступлениях своих идейных предшественников, о государственной политике антисемитизма, имевшей место еще задолго до оккупации Польши гитлеровскими войсками в 1939 году.

Зато Польша предпринимает шаги по оттеснению России от участия в памятных мероприятиях в честь восстания в Собиборе. Как известно, концлагерь Собибор был организован гитлеровцами в 200 км на юго-восток от Варшавы (теперешнее Люблинское воеводство). Среди его узников было много граждан Советского Союза. Советский гражданин Александр Аронович Печерский и возглавил легендарное Собиборовское восстание. Служивший техником-интендантом 2 ранга в должности делопроизводителя, Александр Печерский попал в плен и оказался в лагере смерти. Части заключенных удалось уйти в лес. Среди них был и Печерский. Он стал партизаном, принимал участие в борьбе против гитлеровцев в Белоруссии, затем служил в 15-м штурмовом стрелковом батальоне и получил звание капитана. После окончания войны Александр Аронович вернулся в Ростов-на-Дону, работал администратором в Театре Музыкальной комедии и дожил до 1990 года. Получается, что Россия не может представлять жителя Ростова-на-Дону, возглавлявшего Собиборовское восстание, зато в комиссии присутствует Польша, на территории которой был концлагерь и граждане которой из числа коллаборационистов принимали самое активное участие и в геноциде еврейского населения, и в борьбе с партизанами. Уцелевшие жертвы геноцида с ужасом вспоминали отличавшихся особой жестокостью польских коллаборационистов.

Кстати, польские коллаборационисты играли важную роль в системе безопасности, создаваемой гитлеровскими оккупационными властями на польской территории. Лояльные Третьему Рейху поляки встречали благосклонное отношение со стороны гитлеровцев и даже признавались «расово полноценными». Польскими гражданами была укомплектована т.н. «синяя полиция», находившаяся в подчинении германской полиции и использовавшаяся в борьбе с партизанским и антифашистским движением, в охране еврейских гетто. Лишь советскими войсками было взято в плен более 60 тыс. военнослужащих вермахта из числа граждан Польши. Хотя значительная часть поляков воевала против гитлеровской Германии, нельзя забывать и о том, что среди поляков было множество коллаборационистов, причем, в отличие от СССР, к коллаборационистам примкнули многие представители польской элиты.

Когда в сентябре 1939 года гитлеровская Германия напала на Польшу, то это был лишь конфликт двух прежних «подельников» по расчленению Чехословакии. Нет ничего удивительного в том, что Советский Союз не стал оборонять абсолютно русофобский и антисоветский режим Польши от гитлеровцев. Это было бы равнозначно тому, что нормальный человек вмешался бы в драку двух преступников, возникшую по поводу дележки украденной добычи. Кстати, само нападение Германии на Польшу стало возможным, в том числе, и благодаря аннексии Чехословакии, после чего часть чехословацких земель перешла в состав протектората Богемии и Моравии, а часть вошла в состав марионеточной Словакии, союзной Гитлеру. То есть, Польша рыла себе могилу собственными руками. Затем маршал Рыдз-Смиглы собственноручно отказался дать разрешение Красной Армии на проход по польской территории, фактически лишив Польшу единственной возможной защиты от гитлеровской Германии.

Сейчас польское руководство пытается представить ситуацию так, будто это Советский Союз, а не Польша, в сговоре с хортистской Венгрией и гитлеровской Германией разделил в 1938 году территорию Чехословакии, а до этого приветствовал поглощение Австрии. Именно Польша несет, вместе с Германией и ее другими союзниками, самую непосредственную вину за развязывание Второй мировой войны, которая, кстати, на самом деле началась не с нападения на Польшу, а с раздела Чехословакии и уничтожения независимого чехословацкого государства. Этот раздел происходил при попустительстве Запада и прямом участии Польши.

topwar.ru

Как Польша с Германией разделили русскую землю

В Первую Мировую польские националисты сделали ставку на блок Центральных держав. Польский легион во главе с Юзефом Пилсудским сражался против России на стороне Австро-Венгрии. Видимо, надеялись легионеры, что Габсбурги с Гогенцоллернами не только независимость Варшаве подарят, но ещё наградят от души белорусскими и украинскими поместьями.

Удивительная глупость, которая повторяется из века в век со всеми славянами, решившими повернуться спиной к своим же славянским братьям на востоке и поискать покровителей на западе! Ведь в царской России у поляков была хотя бы своя автономия — Царство Польское с сеймом и отдельными законами, а в Германии и Австро-Венгрии славянским «недочеловекам» никаких автономий не полагалось. Но почему-то почётнее кажется,- быть псом у западного хозяина, чем младшим братом у русского брата...

Итак, поляки воюют на стороне немцев. Мало кто знает, например, что Минск в феврале 1918 года захватывал польский корпус Довбор-Мусницкого, сражавшийся плечом к плечу с рейхсвером.

Конечно, если бы Второй рейх выиграл мировую войну, никто бы не стал благодарить «пушечное мясо» славянского происхождения и раздавать поместья — русские рабы Берлину нужнее! Но Германия Первую мировую проиграла, и стала на редкость сговорчивой.

5 февраля 1919 года Фалькенгайн, командир оккупирующей Белоруссию 10-й немецкой армии, подписывает в Белостоке тайный договор с новоявленным польским правительством. На территории, занятой немецкими войсками, поляки беспрепятственно формируют воинские части, вооружаются и развёртываются для наступления на восток.

Линия разграничения между Красной армией и бывшим рейхсвером проходила через населённые пункты Свентяны (ныне Швенчёнеляй) — Лида — Пружаны — Брест, то есть отхватывала приличный северо-западный кусок нынешней Белоруссии. К полякам эта условная черта, проходившая на 100-200 километров к востоку от границы Царства Польского, никакого отношения не имела. Но они преспокойно заняли территорию в немецком тылу, и 9 февраля с милостивого согласия немецкого гарнизона парадным маршем вступили в Брест.

myhistori.ru


Смотрите также