Как в 24 года покорить 3 вуза: история Гульнигор Тиллоевой. Как живут таджики в германии


это сильные и добрые люди

ДУШАНБЕ, 21 авг — Sputnik, Нилуфар Неккадам. Молодая и улыбчивая Гульнигор Тиллоева является отличным примером успешной таджикской молодежи. За ее плечами обучение в трех зарубежных вузах.

Уже при первой встрече Гульнигор кажется очень знакомой, наверное, потому что она была одной из победительниц конкурса "Зебосанам — 2011" на телеканале "Сафина".

Девушка уже 6 лет обучается за пределами Таджикистана и в настоящее время изучает миграционную политику России и процесс адаптации мигрантов из Таджикистана в российском обществе.

Основным вопросом, волнующим ее по данной проблеме, является распад семей вследствие миграции мужчин из Таджикистана.

Sputnik Таджикистан поговорил с Гульнигор об учебе, а также о проблемах таджикских мигрантов в России и других странах.

Полиглот с Памира

Гульнигор родилась в 1993 году в деревне Лангар Ишкашимского района Горно-Бадахшанской автономной области РТ в ваханской семье.

Окончив среднюю школу в родной деревне, девушка поступила на факультет социологии и политологии Американского университета в Центральной Азии, расположенного в столице Кыргызстана.

Получив степень бакалавра, она продолжила образование в магистратуре Ближневосточного технического университета в Анкаре и Берлинском университете имени Гумбольдта.

© Фото: Аз бойгонии Гулнигор

Гулнигор Тиллоева

В детстве она мечтала стать журналисткой, но в девятом классе выбрала профессию политолога. Еще будучи студенткой, Гульнигор занималась изучением миграционных процессов.

В этом деле ей помогает знание девяти языков мира. Она владеет персидским, русским, английским, немецким, турецким и французским языками. Кроме того, Гульнигор свободно общается на трех памирских языках — родном ваханском, шугнанском и, как сама призналась, немножко на ишкашимском. Она также активна и в деле сохранения и изучения памирских языков.

Сильные духом мигранты

С мигрантами из Таджикистана Гульнигор общалась как в Кыргызстане, так и в России, Турции и Германии, но решающее влияние на ее выбор оказало знакомство с беженцами из Ирака, Сирии и Афганистана в Турции.

"Я ходила с волонтерами по домам, в которые расселили беженцев, и слушала много историй. В основном они все похожи между собой. Люди рассказывали, как их привычная жизнь внезапно закончилась и им пришлось не по своей воле переехать в другое государство.

Очевидно, что беженцы покинули родину из соображений безопасности, но в новой стране они столкнулись с экономическими, социальными и психологическими проблемами.

"Одна женщина из Сирии говорила: я никак не могу выйти из шока. Вроде бы я тут, но я не понимаю, почему, хотя, конечно, я знаю, что дома война. — Больше всего меня поразило, что эти люди, попавшие в сложные обстоятельства, остаются жизнерадостными. У них такая открытая душа, светлые глаза, они такие добрые. Я была удивлена их силе и добродушию. Это очень впечатляет, когда люди не сдаются, несмотря ни на что", — говорит Гульнигор.

Именно после встречи с ними девушка выбрала темой своей магистерской диссертации процесс миграции и адаптации мигрантов в иностранных обществах.

"До этого я намеревалась исследовать гендерный вопрос, но со временем поняла важность процессов миграции. Думаю, что знания и опыт, полученные мной в международных университетах и организациях пригодятся и другим", — сказала Гульнигор в интервью Sputnik Таджикистан.

Учеба за рубежом — где дороже

Сравнивая условия обучения в Турции, Германии и Кыргызстане Гульнигор отмечает, что таджикским студентам намного проще обучаться в Кыргызстане и не только по финансовым соображениям. Но так как уровень жизни в Кыргызстане находится на довольно низком уровне, то эта страна сама является страной-поставщиком мигрантов.

По ее словам, студенту, который получает стипендию и проживает в общежитии, на месяц требуется около 150 евро.

Обучение и проживание в Турции выходит дешевле, чем в Германии, где высокий уровень жизни даже при бесплатном образовании все равно требует больших расходов.

Для учебы в Германии требуется от 850 евро в кошельке. И дело не в дороговизне (проживание в общежитии стоит около 210 евро в месяц), а в правилах для приезжих. Такая "денежная подушка" необходима каждому студенту на случай непредвиденных обстоятельств. Всего в месяц уходит примерно 450-500 евро. Тем не менее учеба в Германии имеет ряд преимуществ.

"В Германии высокий уровень жизни. Правительство обеспечивает студентов стипендиями, а мигрантов и беженцев — пособием по безработице, и всех — различными социальными страховками. В Германии ни один нуждающийся не останется без медицинской помощи. Студентам предоставляются значительные скидки", — рассказывает она.

Что касается адаптации таджиков в иностранных обществах, то, по словам Гульнигор, из-за некоторого сходства в религиозном и культурном плане с кыргызами и турками, таджикским студентам проще адаптироваться к жизни в Кыргызстане и Турции.

В Германии им помогают адаптироваться такие организации, как Германская служба академических обменов (DAAD), "Эразмус" — некоммерческая программа Евросоюза по обмену студентами и преподавателями.

"Все таджикские студенты, обучающиеся в Германии по этим программам, получают отличные знания. Они все владеют английским или немецким, или обоими языками на высоком уровне", — подчеркивает она.

Кто может найти работу в Германии

Гульнигор отмечает, что, помимо студентов, в Германии могут хорошо обосноваться и мигранты, являющиеся квалифицированными специалистами, так как там при найме на работу не принимают во внимание наличие или отсутствие гражданства.

"В Германии при найме на работу особо ценятся научные достижения и особенно опыт в таких странах, как Таджикистан. Конечно, знание английского, или что важнее, немецкого языка открывает мигранту дверь во многие организации", — подчеркивает она.

По ее словам, в последнее время, с увеличением потока мигрантов из стран Ближнего Востока и Центральной Азии, в Германии существенно вырос спрос на журналистов или специалистов со знанием персидского, арабского и русского языков.

"Выпускники таджикских университетов, владеющие персидским, русским или английским, легко могут найти себе достойную работу в стране", — подчеркивает Гульнигор.

По ее словам, в Германии проживает достаточно много таджиков и выходцев из Таджикистана, многие учатся, некоторые работают в разных организациях и учреждениях.

"Германия как крупная мигрантопринимающая страна жестко регламентирует каждый шаг приезжих на своей территории, обеспечивая их местом временного проживания, единовременными пособиями, обучая языку и профессиям", — отмечает Гульнигор.

К чему нужно быть готовым

Гульнигор живет за границей с 17 лет, поэтому смело может давать советы другим о том, как следует себя вести за границей.

По ее словам, молодым людям стоит быть готовыми к новому месту еще до отъезда, то есть поискать по соцсетям возможных одногруппников, познакомиться с кем-то из этого города.

Важно выяснить бюрократические моменты по оформлению документов, а также присмотреть себе жилье или подать заявление на комнату в общежитии.

Аз бойгонии Гулнигор

Гулнигор Тиллоева

"К примеру, в Германии я подавала прошение о предоставлении мне комнаты за 10 месяцев до приезда", — рассказывает она.

Кроме этого, стоит учесть, что методы преподавания и обучения будут существенно другими, независимо от выбранной специальности.

Также зачастую студент, сам того не зная, может нарушить закон, превысив допустимое количество часов в неделю, разрешенных для подработки.

Жизнь таджикских мигрантов в России

По мнению девушки, уезжающие за рубеж таджикские граждане сталкиваются с теми же проблемами, что и все другие мигранты. Они тоже скучают по родным и близким, испытывают финансовые сложности и проблемы при социализации в новом обществе.

По словам Гульнигор, многие из таджикских мигрантов первого поколения давно сменили место постоянного проживания и стали полноправными гражданами России. Они полностью адаптировались в российском обществе.

Но мигрантам из второго поколения повезло меньше. Сезонная миграция не приносит стабильного и большого дохода, а отсутствие мужчин в семьях отрицательно сказывается на воспитании подрастающего поколения.

"Это последствие миграции, помимо других, тоже надо исследовать и всегда учитывать, так как отсутствие отца в семье оказывает отрицательное влияние на психику детей, что в масштабе целого народа будет иметь серьезные последствия", — подчеркивает Гульнигор.

Что дальше

На данный момент девушка заканчивает написание диплома.

"Планирую все сдать до декабря 2017 года. Я подавала заявление на прохождение практики в Европейской комиссии. Жду окончательного ответа, если все сложится, то с октября буду жить и работать в Брюсселе", — говорит она.

После этого в ее планах поработать 3-4 года, а дальше поступать в аспирантуру по теме миграции и прав человека.

"Естественно, я хочу вернуться в Таджикистан. Свою страну я очень люблю, но когда именно вернусь, пока не знаю", — улыбается Гульнигор.

Будущее Таджикистана

Гульнигор с оптимизмом смотрит в будущее Таджикистана. Она говорит, что Таджикистану, пережившему гражданскую войну, нужно некоторое время, чтоб поднять с колен экономику, обеспечить работой своих граждан и вместе с тем улучшить и социальную сферу жизни.

Гульнигор намерена глубже изучить миграционную проблематику в магистратуре, так как проблема миграции в Европе сегодня является одной из актуальнейших тем, а в Германии условия для исследований наиболее благоприятные. По завершении обучения она собирается трудиться в сфере правового обеспечения мигрантов.

ru.sputnik-tj.com

Откуда у таджиков дорогие машины? – Варламов.ру

Несмотря на то, что Таджикистан – одна из беднейших стран постсоветского пространства наряду с Киргизией и Молдавией, на улицах Душанбе неожиданно много дорогих автомобилей. По улицам колесят новенькие иномарки стоимостью под сотню тысяч долларов. Особенно странно это выглядит во дворах. Когда в пыльном ветхом дворе стоят дорогие представительские БМВ или "Мерседесы". Откуда в нищей стране столько роскошных иномарок? Объяснений такому изобилию несколько.

Прежде всего, это угоны. Почему-то именно в Таджикистане оседает немало машин, угнанных в Германии или, скажем, в Москве. Самое интересное, что жертвы угона зачастую знают о готовящемся преступлении. По условиям сделки собственник получает компенсацию от страховой + бонус от угонщика, а сам угонщик – дорогой автомобиль, который затем перегоняется в Среднюю Азию.

Почему ввозят именно дорогие угнанные машины? Ведь, казалось бы, дешёвые легче продать... Дело в том, что высокая цена люксового автомобиля позволяет угонщику потратиться на перебивку номеров кузова и двигателя и вообще пойти на изменение облика машины. В случае с дешёвыми машинами это зачастую нерентабельно. Продавцам проще ввезти беспроблемный автомобиль.

Поэтому в самом Таджикистане часто советуют покупать дешёвую подержанную иномарку, чем дорогую: как ни странно, больше шансов, что она не будет числиться в угоне.

Вообще, считается, что европейские автомобили на продажу в Таджикистан везут из Прибалтики, а японские, корейские и американские – из Дубая. Но многие иномарки действительно угоняют в Германии. Особенно активно немецкие СМИ, такие как Deutsche Welle, Der Spiegel и Bild, писали о транзите угнанных машин в Таджикистан в 2011-2013 годах.

В Германии угоняют в среднем 14 000 автомобилей в год, больше всего – в Берлине. Из Германии угнанные машины везут через Польшу и Литву в Россию, а далее через Казахстан и Узбекистан в Душанбе. Часть автомобилей оседает в Узбекистане, остальные доезжают до Таджикистана. Большинство автомобилей едут в контейнерах по железной дороге.

В Интерполе отмечали, что в последние годы Таджикистан стал таким же популярным рынком сбыта краденых машин, как Россия, Румыния и Молдавия. У Таджикистана в результате сложилась репутация "автопрачечной".

Угнанные в Москве и Подмосковье дорогие иномарки также следуют в Душанбе транзитом через Казахстан и Узбекистан: другого пути просто нет. Несколько раз таможенники арестовывали крупные партии машин с перебитыми номерами и поддельными документами, но обычно все границы они пересекают без проблем. Либо номера перебиты хорошо и документы подделаны качественно, либо кто-то успевает подмаслить нужных людей.

Даже представители таджикских властей официально признавали, что на территории республики есть угнанные в Германии машины. Однажды свой "Рэйндж Ровер" узнал по фотографиям из Душанбе бывший игрок дортмундской "Боруссии" Отто Аддо. Более того, в Таджикистан приезжали немецкие специалисты, чтобы обучить местных правоохранителей опознавать угнанные автомобили. Но это, похоже, слишком выгодный бизнес, чтобы кто-то взялся за него всерьёз.

Очень весёлая история была в 2013 году, когда в Таджикистане нашли сразу 200 угнанных в Германии автомобилей, в том числе 93 БМВ, как уточнил Bild. Отследили их всего-навсего с помощью GPS. Сенатор Берлина по делам юстиции Томас Хайльман по этому поводу написал в МИД Германии письмо, из которого следовало, что "большинство машин находятся в распоряжении людей, имеющих коммерческие или родственные связи с семьей президента Таджикистана".

МИД Таджикистана прочитал об этом в Bild и заявил, что статья "тенденциозная, однобокая, односторонняя и вызывающая сожаление". Сам Рахмон не удостоил такую мелочь своим вниманием.

Вот что сказал начальник департамента информации МИД Абдулфайз Атоев:

"МИД сомневается в достоверности данной новости, поскольку машины, выезжая из Германии, пересекают несколько границ, и, соответственно, таможенных постов, пока достигнут Таджикистана. Если бы в документах были недостатки, их обязательно задержали бы до нашей страны".

Посол Таджикистана в ФРГ Имомуддин Сатторов тоже немного расстроился:

"Как они определили, кто чей родственник? Кто подпадает под понятие родственника с точки зрения тех, кто об этом заявил? И наконец, есть ли доказательная база таких заявлений? Пусть их предоставят нам.

Возникает вопрос, почему GPS сработал только в Таджикистане? Почему этого не произошло ранее в других странах? Bild обращался в таджикское посольство с этими вопросами, на которые мы ответили, но почему-то наши ответы не были опубликованы. Возможно, есть силы, которым невыгодны традиционно хорошие немецко-таджикские отношения".

Вторая причина обилия дорогих иномарок – наркоторговля. Известно, что Таджикистан – один из главных поставщиков наркотических веществ на российский рынок. А дорогие автомобили – надёжный способ оплаты крупных партий. Такой вывод можно сделать по крайней мере из сообщений российских информагентств.

В 2011 году была история о том, как двое уроженцев Таджикистана занимались оптовой торговлей наркотиков в Москве, Екатеринбурге, Омске и других городах. Когда в Татарстане они попытались обменять 5,97 кг гашиша на "Лексус", их задержали полицейские.

Ну а третья причина очень проста и хорошо знакома каждому россиянину: дорогие иномарки закупаются ведомствами Таджикистана для собственных нужд.

Автомобиль чиновника с дипломатическим статусом

varlamov.ru

Возвращение в таджикский город Табошар

ДУШАНБЕ, 28 ноября — Sputnik, Андрей Захватов. Секретный город Табошар, в котором в середине XX века советские ученые работали над созданием первой атомной бомбы, строили немецкие военнопленные и депортированные в Центральную Азию советские немцы.

Недавно в Табошаре побывал металлург германского города Аугсбург Александр Бриттнер, который когда-то провел в этом городе свое детство. Он рассказал Sputnik Таджикистан, как изменился Табошар за 25 лет.

Унесенные ветром войны

— Александр Иванович, как случилось, что ваша немецкая семья оказалась далеко от исторической родины — в таджикском городе Табошаре?

— В 40-х годах прошлого века в СССР велась подготовка к созданию ядерного оружия, и для разработки месторождения урана в северный Таджикистан направлялись ученые и квалифицированные специалисты многих специальностей.

Для строительства города и добычи урановой руды в Табошар присылали пленных немецких солдат, а также немцев, сосланных в Таджикистан из Крыма, Поволжья и других мест. Именно так в Табошар в начале 1940-х годов попали и мои родители, — немцы, жившие до войны в Николаевской области Украины.

Депортированных немцев было много — я хорошо помню, что из 30 учеников нашего класса в Табошаре примерно третья часть носила немецкие фамилии, — так же как и я.

За несколько лет в горах, в 40 километрах к востоку от таджикского города Ленинабада (ныне Худжанд) немцы выстроили очень похожий на "маленькую Швейцарию" город Табошар, архитектура которого напоминает города стран Западной Европы.

© Фото: из личного архива Александра Бриттнера

Александр Бриттнер - встреча через 25 лет

Кроме жилых и производственных зданий в городе был построен красивый парк, стадион, бассейн, большой спортивный зал. Работали Дом Культуры с множеством различных кружков, библиотека, большая поликлиника, больница, Дом пионеров, школы, детские сады, магазины, службы быта.

В летнее время сотни детей отдыхали в ведомственном пионерском лагере "Орленок". До середины 60-х годов Табошар находился на "московском" снабжении — продуктами, одеждой, обувью и многими другими товарами. 

В 1950-е годы выжившие после работы на урановом руднике пленные немцы вернулись в Германию, а многие из депортированных советских немцев остались жить и работать в Табошаре. Остались в городе и несколько сотен прошедших через ПФЛ (проверочно-фильтрационные лагеря НКВД) солдат Советской армии, побывавших в немецком плену и в окружении.

— Знали ли жители Табошара о том, что работа на урановом руднике крайне вредная?

— Конечно, знали. Несмотря на обеспечение людей респираторами (их начали выпускать на табошарском предприятии "Лепесток"), смертность от селикоза (легочного заболевания) среди мужчин, работавших на добыче урановой руды, в 1940-50-е годы была высокой.

— В начале 50-х годов в Табошаре жила семья известного советского и российского актера Олега Янковского. Приходилось ли вам с ним встречаться? 

— Их семья жила недалеко от въезда в город, в его нижней части. Но, честно говоря, сейчас я не помню, был ли я знаком с ним и с его братом Ростиславом, тоже ставшим впоследствии известным актером, — мы тогда были детьми.

Но точно знаю, что наши отцы работали в "Шахтстрое". Мой отец работал маляром, отец Олега Янковского — инженером.

- Действительно ли, что в послевоенные годы в Табошаре отмечался всплеск рождаемости?

— Да, это так. В то время большинство семей были многодетные. Две городские школы с русским языком обучения были переполнены. Вместе со мной в семье росло еще четверо детей, и мы жили напротив парка — в небольшой квартире построенного пленными немцами каменного дома, в котором до сих пор живут люди.

— Всем ли табошарцам хватало работы?

— Проблем с работой не было. Квалифицированные рабочие и инженеры получали хорошую зарплату, а городская инфраструктура Табошара выгодно отличалась от многих других городов — именно в Табошаре в еще в 1960-х годах в жилые дома начали проводить газ и центральное отопление.

После 8 класса я поступил на учебу в профтехучилище Ленинабада и после получения квалификации специалиста по газификации, вернувшись в Табошар, работал в системе "Горгаза". 

Затем — служил в армии на космодроме Байконур, где приобрел специальность штукатура и отделочника и проработал вплоть до отъезда в Германию.

- А когда табошарские немцы получили возможность уехать на историческую родину?

— Почему-то многие думают, что они стали уезжать после падения Берлинской Стены и после распада СССР, но это не так. Первые немецкие семьи стали уезжать в Германию раньше — после прихода к власти Горбачева, в 1985 году, когда СССР и Германия договорились о сотрудничестве по воссоединению семей.

Выезд разрешался также людям, вступавшим в брак с гражданами Германии и не владевшим государственными и военными секретами. Оформление документов происходило долго — как в СССР, так и в Германии.

Но основная масса табошарских немцев, в том числе и моя семья, уехала из Табошара в первой половине 1990-х годов, когда в Таджикистане началась гражданская война.

— Вы помните это время?

— Конечно, хорошо помню. Военных действий в Ленинабадской области Таджикистана не было, но население Табошара испытывало острую нехватку продуктов питания.

Для жителей города были введены карточки на хлеб. Абсолютное большинство табошарских немцев не приватизировали свое жилье и квартиры просто оставляли. Продать же часть мебели и домашних вещей — для людей было большой удачей.

Вдали от родины

— Известно, что, начиная с 70-х годов до настоящего времени более 4 миллионов советских немцев переехали в Германию. Как встречала историческая родина соотечественников?

— Приехали мы в Аугсбург — старинный город с населением 250 тысяч человек на юго-востоке Баварии. Нас, приезжих, сразу же обеспечили всем необходимым — продуктами, одеждой, домашними вещами.

Для этого в течение года после приезда нам платили довольно существенные суммы. Мебель, бытовую технику можно было получить "бэушную", в хорошем состоянии — бесплатно или за небольшие деньги. Нуждающимся назначили денежные пособия, пенсионерам оформили пенсии.

Мне с женой предоставили на первое время семейное общежитие — комнату в трехкомнатной квартире, но с возможностью улучшить жилищные условия. Там мы прожили первый год, а затем получили социальное жилье — трехкомнатную квартиру, в которой живем до сих пор. Семьи с двумя разнополыми детьми получали четырехкомнатные квартиры.

— А как обстояло дело с работой и с зарплатой в Германии, и трудно ли было адаптироваться в незнакомой стране без знания языка?

— Конечно, языковой барьер в первое время представлял определенные неудобства. Но власти предоставили репатриантам возможность бесплатного обучения немецкому языку. Что же касается работы, то мало кто из репатриантов нашел работу по специальности, которой владел в Советском Союзе, поскольку европейские стандарты и требования в Германии совершенно иные. 

Местные власти предлагали не только различные варианты трудоустройства, но и возможность обучиться новым специальностям. Я почти сразу нашел работу, не особо связанную со знанием немецкого языка — на металлургическом заводе по переплавке металлолома, где и работаю до сих пор. 

Моя зарплата и пенсия жены позволяют нам нормально жить, заниматься своим здоровьем, и раз в год путешествовать. Через год я выйду на пенсию, но возможность поехать куда-нибудь на отдых у нас сохранится.

Летом 2017 года мы с женой решили съездить на родину — в Таджикистан, в Табошар. Узнали в интернете о том, что недалеко от Табошара, на Кайраккумском море работает санаторий "Бахористон", заказали путевки и прилетели в Худжанд. 

Встреча через 25 лет

— И какими были ваши первые впечатления от встречи с родиной? 

— Путевки и билеты на сентябрь приобрели быстро, без проблем, а наше первое впечатление было таким — мы прилетели в совершенно другую страну. За годы жизни в Германии мы побывали в нескольких странах, видели красивые города и столицы, видели Париж, видели много прекрасных мест отдыха, так что удивить нас высоким качеством сервиса было довольно сложно.

© Фото: из личного архива Александра Бриттнера

В центре Ташобара

Но то, что мы увидели в "Бахористоне", оказалось намного выше наших ожиданий. Медицинские процедуры и оборудование, организация отдыха, питание — на самом высоком уровне. Мы с удовольствием купались в море, поездили на экскурсии в Худжанд, походили по знакомым с детства местам.

Порадовало благоустройство северной столицы Таджикистана — в городе стало больше зелени, много цветников. Поразил размах строительства жилых домов на правом берегу Сыр-Дарьи. Появилось много высотных зданий, много богатых частных домов — такие в Европе называют виллами.

Как в прежние времена, походили по главному базару Худжанда "Панчшанбе", изобилие которого может поразить воображение любого европейца. Через две недели отдыха поехали на родину — в мой родной город Табошар.

— Волновались перед встречей с Табошаром?

— Конечно, волновался. Самое большое волнение испытал, когда подошел в Табошаре к дому 31 на улице Ленина, где я вырос. Вернувшись через много лет в город детства, я стоял и видел перед собой двери в мое прошлое, в которые можно было войти.

© Фото: из личного архива Александра Бриттнера

У подъезда родного дома

Несколько лет назад Табошар переименовали в Истиклол, но изменения коснулись не только названия. При въезде в город вместо памятника Ленину установлена новая стела с гербом Республики Таджикистан. 

Растет число отремонтированных домов постройки 1940-50-х годов. Европейского населения в городе практически нет, и из моих старых знакомых посчастливилось встретить лишь нескольких человек. Из немцев, кто жил в Табошаре в советские годы, встретил лишь одного.

За последние 25 лет, преодолевая послевоенную разруху, город пережил много "болезней" — износились системы теплоснабжения, электроснабжения, водоснабжения. Такого размаха производства, как во времена СССР, когда в Табошаре работал многотысячный коллектив комбината "Заря Востока" в городе давно нет.

Но местная власть, школы, магазины, поликлиника, местный рынок — все это работает. Знакомые рассказали мне, что прошли времена, когда электроэнергия подавалась населению города по жесткому лимиту — несколько часов утром и вечером.

Обрадовало то, что наряду с мелкими и небольшими предприятиями и торговлей недалеко от Табошара за счет китайских инвестиций уже построен и действует цементный завод, а недавно начата работа металлургического завода по производству свинца.

© Фото: из личного архива Александра Бриттнера

Вход в парк Табошара

 

Пожили в Табошаре у знакомых целую неделю, походили по городу, посетили кладбище — оно в нормальном состоянии. Увидели обновленный стадион, отреставрированный спортивный зал, в котором занимаются дети. Обрадовались обновленному входу в городской парк — таким красивым он не был даже в годы расцвета Табошара.

Своими глазами увидели, как постепенно растет благосостояние людей. Почти у всех есть мобильные телефоны, у многих интернет, правда скорость интернета пока невысокая. У многих горожан есть подержанные импортные автомобили, преимущественно немецкие "Опели". Но главное — почувствовали, что население города верит, что тяжелые времена позади, а это значит, что жизнь в Табошаре обязательно наладится.

ru.sputnik-tj.com

Приключения таджика в германии

Автор: Даврон ГУФРОНОВ, Asia-Plus

Среди десятка миллионов людей, побывавших на чемпионате мира в Германии, оказался и наш соотечественник. Выпускнику Таджикского государственного медицинского университета Зафару посчастливилось увидеть игру участников главного футбольного форума планеты. В интервью "АП" счастливчик рассказал, как ему удалось попасть на Кубок мира-2006.

- Зафар, расскажи немножко о себе: где родился, кто твои родители?

- Я родился в 1981 году в Дангаринском районе,  учился в средней   школе №2 имени А.С. Пушкина. Потом поступил в ТГМУ имени Сино, на факультет хирургии, в этом году закончил вуз с отличием. Отец работает преподавателем в школе,  он учитель физики и анатомии, мать- домохозяйка.

- Зафар, как попал в Германию?

- Почти четыре года я грезил о предстоящем Кубке мира в Германии, ночами не спал, только мечтал о том, чтобы любыми способами поехать на ЧМ. К этому чемпионату я готовился четыре года, первым делом надо было накопить денег. Специально для этого я сделал для себя копилку и время от времени клал туда деньги. Естественно, я знал, что без знания немецкого языка мне будет трудно в Германии, и в течение трех с половиной лет я его изучал. Благодаря семье, друзьям, а самое главное Аллаху, моя мечта осуществилась.

- Шенгенскую визу получил без проблем?

- За все годы, пока я учил немецкий язык,  у меня появилось много знакомых среди немцев и тех таджиков,  которые знают немецкий и учатся в Германии. Одно время  в Душанбе приезжали студенты из Германии, я их принимал у себя дома. По Интернету завел знакомства. Один из лучших моих друзей,  послал  из Германии гостевую визу сроком на месяц. В посольстве дали добро.

Доехал нормально, без проблем.  Первый раз в жизни летал  на самолете. Сначала вылетели в Стамбул, а потом в Мюнхен. В аэропорту Мюнхена встретили друзья, так что проблем не было.

- Какие матчи удалось увидеть?

- Сначала я планировал побывать только в Берлине и в Мюнхене. А получилось так, что  увидел города  Ингольштад, Мюнхен, Штутгарт, Гейделберг, Дрезден, Лейпциг и  Берлин.

Насчет просмотра футбола скажу, что у меня не было билетов  на матчи. Два года я пытался  найти билеты, ни у друзей в Германии, ни в Интернете мне не удалось их приобрести. Думал,  повезет в самой Германии,  но не тут- то было.  Официально все билеты на матчи Кубка мира были проданы задолго до старта. Во время чемпионата можно было купить с рук, но очень дорого, на матчи стадии плей-офф билеты предлагали за 1000-1500 евро. Таких денег у меня не было.

- И что же получается, ты зря  готовился,  учил язык,  копил деньги?

- Ради футбола я готов почти на все, кроме убийства и грабежа. Было бы совсем глупо приехать на ЧМ и не посмотреть ни одного  матча, как-никак преодолел 5 тысяч километров. В один из субботних дней в Аьянс-Арене города Мюнхен встречались хозяева: футболисты сборной Германии и Швеции. Я жил у моей старой знакой Паолы (она, в свою очередь жила у меня, когда приезжала в Душанбе), в 300 км от Мюнхена. Мне удалось убедить Паолу поехать в Мюнхен. Я знал, что будет трудно  найти билет на матч, но мне хотелось побыть хотя бы возле стадиона, где пройдет матч, почувствовать атмосферу праздника.

Когда мы приехали на стадион, то увидели три контрольных пункта. Надо было во всех этих трех местах предъявить билеты. Первый контроль находился где-то в 1000 метрах от входа. Увидев это,  Паола стала меня уговаривать, чтобы мы вернулись домой, "никаких шансов попасть на трибуны".  Я не мог с ней согласиться,  сказал: пойду дальше, ведь я ничего не теряю. Первым делом  надо было пройти огромные ворота еще до стадиона. Вокруг них стояли секьюрити, где-то с десяток человек. Я ждал момента,  когда они хотя бы на несколько секунд отвлекутся. Ходил, фотографировал окрестности, людей. Почувствовав момент, я вместе с толпой ринулся вперед.  Какое счастье: первый кордон пройден! Теперь задача труднее: дорожка с турникетом, проход только по одному. Проходишь,  предъявляешь билет,  тебя обыскивают и пропускают. Здесь тоже немножко постоял, понаблюдал. Люди стояли,  ждали очереди пройти. Все прятали свои билеты, чтобы кто-нибудь вроде меня их не украл. Билеты были двух видов: одни - красные,  с фамилией, которые невозможно было перепродать,  другие- зеленые, который можно было купить, тоже предъявив паспорт, но без фамилии. Я случайно увидел парня который,  предъявив несколько билетов показывал охране, что с ним несколько его приятелей. Я присоединился к его друзьям и начал продвигаться. Охрана подумала, что я с ними,  и меня пропустили дальше.

Оставался один последний рубеж, где надо было показать голограмму своего билета на компьютере. Надо отметить, что на этом последнем рубеже все очень строго, без билета не может пройти никто, даже канцлер. После долгого осмотра ничто не приходило в голову. И тут я решился на хитрость, ведь терять было нечего. Я подошел к этому турникету, где в основном дежурили женщины,  и сказал им, что потерял билет. Им было "до лампочки", они не хотели меня слушать. Дальше я пошел на уговоры, объяснял, что приехал один из Таджикистана.  Кое-как получил визу в вашу страну, в течение трех с лишним лет учил ваш язык, неужели вы меня не пустите? Насчет утери билета,  конечно наврал. Я сказал, что купил билет с рук на одной из станций метро за 500 евро. На все мои просьбы они ответили, что ничем не могут помочь.

Они отправили меня в центр по продаже билетов. При встрече со старшим,  я сказал, что потерял билет уже на территории стадиона,  и они должны мне помочь. Директор тоже ответил, что ничем не может помочь и мне придется купить новый билет. Когда он спросил,  где мой паспорт,  я ответил, что паспорт пропал вместе с билетом. В этот момент собралось около 20-30 сотрудников полиции, сотрудники центра по продаже билетов. Я им рассказал всю историю о том, как приехал,  как купил билет с рук и как сильно хочу попасть на футбол.

-А ты не думал, чем это все закончится, ведь ты наврал, что был билет и якобы ты его потерял?

-Конечно,  страх был, но что я должен был делать делать? Судьба такой шанс дает, и надо любыми способами воспользоваться этим. Единственное, чего я боялся - подвести ту семью,  которая пригласила меня в Германию. Ведь они поручились за меня. Прошел целый час, отряд полиции и несколько работников стадиона искали вокруг стадиона мои документы и мой билет. Через час они отрапортовали начальству, что ничего не нашли.  Далее меня повели в полицейский участок, который находится на территории стадиона. Представляете, все тихо, и вдруг появляется один таджик и вся полиция на ногах.

Заместитель начальника спросил мои данные, записал адрес, чем занимаюсь. Я ответил, ничего не соврав, за исключением того, что купил билет и потерял..

Через несколько минут начальник участка протягивает мне бумагу и говорит:  вот, мол,  тебе бумага, пойдешь в посольство Таджикистана в Берлине, и они сделают тебе новый паспорт. Паспорт я не терял,  но им не говорил об этом. Я лишь спросил, как насчет билета, но они ответили, что билетов нет. Я начал умолять,  чтоб меня пустили, я готов простоять весь матч, лишь бы пустили. Начальник не стал меня слушать, приказал, чтобы меня увели.

Потом мы спустились вниз с заместителем начальника участка. Этот человек показался добрее, я ему говорил, что приехал издалека, я фанат, без футбола не могу, пожалуйста, пропустите, войдите в положение. И тут этот немец пожалел меня и сказал: бог с тобой. Он провел меня на территорию стадиона. Это счастье. Я без билета на трибунах стадиона,  где через некоторое  время начнется матч между сборными Германии и Швеции! На стадионе такая атмосфера, что невозможно передать словами. Шум-гам, народ веселится, это большой праздник. Я плакал, да-да плакал от радости. Мне повезло окончательно, потому что нашел пустое кресло на трибуне  VIP. Представить невозможно,  я сижу в седьмом ряду, на расстоянии шести-семи метров от меня играют футболисты, это сказка.

- Ты не пробовал таким же способом попасть на другие матчи?

- В  Штутгарте живет и учится мой друг Манучехр. Как раз в этом городе должна  состояться игра с участием сборной Англии. Я с детства являюсь поклонником этой команды, в особенности Дэвида Бекхема. Два дня я пытался найти билет. Обращался к официальному спонсору ЧМ-2006, в компанию "Yahoo", радио Мюнхена, все безрезультатно. Случайно познакомился с одной китайской студенткой. Она обещала через их телевидение достать билет. Но сначала они сделали телесюжет обо мне. Там корреспондент китайского телевидения берет у меня интервью, где я говорю обо всех своих приключениях на немецкой земле. Как я готовился, как учил язык и копил денег. В общем, после всего этого они обещали достать мне билет, но обманули. Дальше я постарался,  как-нибудь незаметно пройти через контроль.  До начала игры Англия - Эквадор оставалось чуть больше часа.  Потом я осознал, что все это бесполезно, мне не удастся зайти внутрь стадиона. В  левой части стадиона  находились огромные железные ворота, оттуда была видна одна часть поля.  Честно сказать, обзор неплохой, можно  наблюдать за событиями, которые будут  происходить у одних, левых, ворот.  С этой точки я посмотрел 45 минут матча, потом пришла охрана,  и меня оттуда выгнали. Конечно же,  я был доволен, для меня этого было достаточно.

В тот вечер я не нашел своего друга, возвращаться  было поздно. Ту ночь я провел на улице вместе с английскими болельщиками, гулял, танцевал,  радовался победе Бекхема.

- А где был в день финального матча?

- За четыре часа до начала финального матча приехал на стадион. Я знал, что невозможно будет попасть на этот матч. Для меня достаточно было побыть рядом. В тот день я познакомился со многими людьми. Фотографировался с болельщиками из Ирана, Англии, Германии, из стран Африки. Мы стояли в двадцати метрах от стадиона. Финальный матч смотрели на большом экране. К сожалению,  команда,  за которую я болел,  проиграла. Я считаю, что это был самый нечестный финал в истории чемпионатов мира.

- За все это время встречался со своими земляками?

- Конечно,  встречался, но не с теми,  которые приехали специально на ЧМ. Ходил в гости к таджикам-студентам. В Штутгарте побывал у Манучехра,  он студент, учится на ветеринара.  В городе Гейдельберге встречался с Акмалом, он врач. Огромное им спасибо, очень помогли.

- Кого из знаменитостей ты видел?

- На расстоянии двух шагов видел футболистов сборной Германии и Швеции.

- Чем ты пожертвовал ради ЧМ-2006?

- Я закончил Таджикский государственный медуниверситет, хирургическое отделение. 19 июня у  нас  был госэкзамен. После этого,  как известно, торжественное вручение дипломов. Я восемь лет учился, и мои родители мечтали увидеть момент,  когда я получу красный диплом из рук министра здравоохранения. Мне пришлось выбирать: или диплом с выпускным балом - или футбол. Я выбрал футбол.

- А ты знал, что для поездки тебе нужны  будут деньги, и не малые?

- Конечно же,  знал. Германия - очень дорогая страна. Не помню, сколько у меня было с собой денег, но точно скажу: немного. Старался экономить. Я жил у друзей, знакомых. Не посещал дорогие заведения, не жил в дорогих отелях. Ездил из одного города в другой. Через Интернет находил попутчиков,  таким способом добирался из одного места в другое. В общей сложности я пробыл в Германии около месяца.

- На чемпионат мира в Южную Африку не собираешься?

- Мои нынешние планы  связаны только с будущей профессией. Хочу ответственно заняться медициной,  совершенствоваться как хирург. Хочу выбрать тему, защитить кандидатскую диссертацию. Не знаю,  если получится,  то попробую поехать и в Африку. Футбол - и в Африке футбол.

- Что для тебя значить футбол?

- Футбол для меня все. В самые тяжелые минуты  жизни, когда мне плохо, я смотрю футбол,  и мне становится легче.  Футбол для меня  - друг, спасение. Эта игра всегда со мной. Кто меня знает,  прежде всего  знает как футбольного фаната. Благодаря футболу я увидел Турцию, Францию, Германию.

www.toptj.com

Немцы Таджикистана: Исчезающая диаспора.: cat_779

В советские времена в Таджикистан были переселены десятки тысяч этнических немцев. На севере республики появились целые немецкие села. Распад Союза и начавшаяся в Таджикистане гражданская война спровоцировали отток некоренного населения, в том числе и немцев. Сегодня в республике их остались буквально единицы. До последних лет представители небольшой немецкой диаспоры в северной Согдийской области, которая насчитывает около 300 человек, собирались вместе, чтобы отметить немецкие и таджикские государственные и религиозные праздники. Их объединяло Общество этнических немцев Согдийской области Таджикистана, функционировавшее более 15 лет при гимназии имени Гёте города Худжанда. Но четыре года назад общество прекратило свое существование, и теперь немцы отмечают праздники в узком семейном кругу, а часто — в одиночестве. С каждым годом немецкая диаспора все больше сужается — уходят из жизни старики, а молодежь продолжает покидать республику.

Эти дома в поселке Адрасман были построены немецкими строителями.Спецпереселенцы.

После нападения нацистской Германии на Советский Союз в 1941 году по приказу Иосифа Сталина из европейской части страны, в частности с Крымского полуострова, в Таджикистан были депортированы этнические немцы, крымские татары, болгары, греки. Как отмечает исследователь Лондонской школы экономики Исаак Скарборо, «их обвиняли в пособничестве фашистским надзирателям в годы оккупации Крыма немецкой армией, а волжских немцев, как и раньше, подозревали в возможной симпатии к немецким солдатам». К 1950-м годам на территории Таджикистана оказалось около 46,5 тысяч спецпереселенцев, в том числе более 28 тысяч немцев, 6,7 тысяч татар, 227 калмыков, 154 болгарина, 153 грека, представители других национальностей.«По специальному поручению высшего руководства тогдашнего СССР, в целях предотвращения компактного проживания и образования анклавов спецпереселенцев распределили по всей республике, в основном, в те места, где была нужна рабочая сила — в Вахшскую долину, районы северного Таджикистана. Они находились под строгим надзором местной комендатуры, которая подчинялась республиканскому НКВД. Чтобы перемещаться по республике, спецпереселенцам было необходимо получить разрешение коменданта, отвечающего за «спецпоселение». Спецпереселенцам категорически запрещалось самостоятельно менять место работы.В Таджикистане спецпереселенцев брали на работу по договоренности, заключенной между республиканским НКВД и местными предприятиями. Они занимались добычей руды в шахтах, освоением новых целинных земель, возведением новых зданий. Согласно постановлению Совнаркома СССР от 4 октября 1943 года, спецпереселенцев должны были обеспечить всеми необходимыми условиями — жильем, продовольствием, скотом. Однако, на практике все было иначе — из-за войны ресурсы были истощены», пишет Исаак Скарборо.

Только после смерти Сталина, в 1955-1956 годах с немцев-спецпереселенцев сняли надзор комендатуры. Теперь они могли менять место работы и перемещаться по республике, но в большинстве своем остались жить в прежних регионах. Однако по всему Союзу еще долго действовал негласный запрет на назначение спецпереселенцев на руководящие должности. В конце 1980-х — начале 1990-х годов, «когда открылась возможность эмигрировать из страны на фоне общей экономической деградации и политической нестабильности», немцы стали массово выезжать из Таджикистана на свою историческую родину.Тем не менее, немцы в Таджикистане не считали себя изгоями. Гостеприимство таджикского народа помогло им быстро адаптироваться среди местного населения, а благодаря свойственному немецкому народу трудолюбию, они заняли достойное место в обществе, пользовались авторитетом и уважением у коренных жителей. В Таджикистане появились сотни интернациональных семей — немки выходили замуж за таджиков.Несмотря на определенный социальный и культурный дискомфорт, немцы сохранили свой родной язык, стиль быта и даже архитектуру. На сегодняшний день в Таджикистане осталось всего порядка 100 семей этнических немцев (по данным представителей диаспоры). Но, покинув республику, они оставили после себя самобытное архитектурное наследие. Во многих селах и городах Таджикистана стоят дома, построенные немецкими строителями, — крепкие и добротные, как и все, что сделано в Германии.

Дом в городе Истиклол, также построенный немецкими переселенцами.

«Фергана» встретилась с представителями немецкой диаспоры в Таджикистане, которые по тем или иным причинам не уехали из республики, и записала истории их жизни.

Лидия Гаук.

В этом году Лидии Гаук исполняется 85 лет. Отец ее был немцем, а мама — полькой. Предки мамы переселились в Крым еще во времена правления императрицы Екатерины II. В 1942 году Лидии было всего 9 лет, когда мама вместе с ней и ее братом была депортирована из Севастополя в Куйбышевский район Таджикистана. Мама умерла очень рано — в 1945 году. Лидию с братом отправили в Бальждуванский, а затем — в Хистеварзский районные интернаты для детей сирот.Молодой девушкой Лидия устроилась на Худжандский шелкокомбинат, где проработала 36 лет. Здесь она вышла замуж за этнического немца Юрия Гаука, работавшего на том же комбинате водителем. Судьба не пощадила женщину — оба ее сына, Вячеслав и Станислав, и муж трагически погибли. Лидия осталась одна. В России живет внук Валентин, которому сейчас 35 лет. Ежегодно он приезжает навестить бабушку. Лидия скучает по внуку, но переезжать в Россию не хочет, да и не может — говорит, здоровье не позволяет.Гаук благодарна отзывчивым соседям — они помогают ей покупать продукты и сами постоянно угощают. Добрыми словами пенсионерка вспоминает праздничные встречи, которые в былые годы организовывало Общество этнических немцев Согдийской области. Теперь она по состоянию здоровья почти не выходит из дома, редко видится с землячками.

Анастасия Виллер.

73-летняя Анастасия Виллер — уроженка российского города Саранска. После окончания средней школы поступила в местное педагогическое училище. Год проработала учительницей математики. В 1964 году в возрасте 19 лет Анастасия приехала к подруге в гости в город Истиклол (бывший Табошар), что на севере Таджикистана, и так ей понравилось, что она осталась там жить. Около полвека проработала Анастасия швеей-мотористкой в Табошарском филиале Худжандской (бывшей Ленинабадской) швейной фабрики. Удостоена звания Ветерана труда и правительственной награды — медали «За доблестный труд».

Анастасия Виллер

Муж Анастасии Владимир Виллер в разные годы работал радиотелемастером, инструктором противопожарной службы, топографом в воинской части. Родители Володи — этнические немцы, были родом из Поволжья, их выслали в Табошар (ныне — Истиклол) в 1946 году. Вместе с мужем Анастасия вырастила двоих детей — сына Володю и дочку Марину. После окончания школы дети отправились обучаться в Россию: Володя — в Москву, Марина — в Самару. Но, как и Лидию Гаук, Анастасию Виллер постигла беда: один за другим в начале нулевых годов погибли все ее родные — сын, дочь и муж. Осталась Анастасия совсем одна. Единственный внук живет в Москве и не приезжает к бабушке в Истиклол.Анастасия с трудом сводит концы с концами. Женщина, проработавшая почти 50 лет на фабрике и имеющая госнаграды, получает пенсию 290 сомони ($36). Почти вся она уходит на лекарства — у Анастасии астма. Несмотря на свои болезни, Анастасия вынуждена работать — она нянчит малышей. Единственная отдушина для пенсионерки — разведение домашних цветов. У Анастасии всего два желания — чтобы хотя бы вдвое увеличилась пенсия, и чтобы у нее появилась спутниковая антенна, с помощью которой она смогла бы смотреть российские телеканалы.

Лариса Штадлер.

Ее дед, этнический немец Отто Францевич, и русская бабушка Анна Антоновна были репрессированы и высланы в начале 1950-х из Санкт-Петербурга в Таджикистан. Они обосновались в городе Ленинабаде (ныне — Худжанд), что на севере республики. Здесь родилась мать Ларисы — Валентина Оттовна Штадлер, и сама Лариса. Когда ей было два года, родители переехали жить в Табошар. После окончания девятого класса Лариса поступила в Худжандское музыкальное училище на фортепианное отделение. Многие годы она работает преподавателем в музыкальной школе города Истиклол (Табошар).

Лариса Штадлер.

В 2009 году мама Ларисы Валентина Оттовна эмигрировала в Германию. Сейчас она живет в городе Торгау. Когда в начале нулевых годов все семья собиралась переехать в Германию, визу дали только маме Ларисы. Все ее попытки уехать в Германию так и не увенчались успехом. Может быть, потому что у Ларисы только четверть немецкой крови. А муж ее — Алишер — и вовсе ее не имеет. У Ларисы и Алишера двое детей — Андрей и Милена. Пока почти ежегодно навещать дочь приезжает в Таджикистан мама — Валентина Оттовна. Лариса надеется, что все-таки поступит день, когда ей дадут визу, и она посетит историческую родину матери.

Светлана Бухмаер.

Светлана Бухмаер родилась в поселке Палас города Бустона на севере Таджикистана. Ее мама Вера Николаевна была ветераном Великой Отечественной войны. Всю жизнь занималась тяжелыми сельхозработами, родила семерых детей и умерла очень рано, когда Светлане было 7 лет. Отец, Георгий Георгиевич Бухмаер был родом из Одессы. Его родители приехали в Российскую империю еще при Екатерине II. Во время ВОВ Георгий Георгиевич воевал против советской армии и попал в плен. В лагере для военнопленных под городом Боровичи (Новгородская область) он познакомился с мамой Светланы Верой Николаевной, которая там работала. Молодые поженились. После отбывания срока наказания их отправили в город Ижевск Удмуртии. Когда стало возможным поменять место жительства семья Бухмаеров приехала в Таджикистан, где уже жила сестра Георгия Георгиевича Магдалина.

Светлана Бухмаер.

Когда началась перестройка, отец Светланы уехал в Германию, где и умер. В настоящее время все сестры и брат Светланы живут в разных городах и странах — в Германии, России, Украине. После окончания школы Светлана работала в областной больнице санитаркой и параллельно училась на бухгалтерских курсах в Худжанде. Муж Светланы погиб, и она одна вырастила сына дочь. Светлана занимается небольшим агробизнесом — разводит на своем участке кур, гусей и овец.

Светлана признает, что раньше знала немецкий язык — отец учил, но постепенно стала забывать его — немцев в Таджикистане все меньше, и теперь не с кем общаться. Всю жизнь она мечтает побывать в Германии, повидать сестру Ольгу и посетить могилу отца, который умер еще в 1994 году. Но пока ей это не удается. В Таджикистане у Светланы из числа этнических немцев подруг мало. В поселке Палас живет еще одна этническая немка, подруга Светланы Лидия, с которой она пообщается. Женщина сожалеет о том, что посольство Германии в Таджикистане и немецкие общественные организации проявляют очень мало интереса к жизни немцев, которых в республике уже по пальцам можно пересчитать.Может быть, они прочитают эту статью?

Азиз РустамовМеждународное информационное агентство «Фергана»http://www.fergananews.com/articles/9328

cat-779.livejournal.com

Немцы Таджикистана: Исчезающая диаспора

В советские времена в Таджикистан были переселены десятки тысяч этнических немцев. На севере республики появились целые немецкие села. Распад Союза и начавшаяся в Таджикистане гражданская война спровоцировали отток некоренного населения, в том числе и немцев. Сегодня в республике их остались буквально единицы. До последних лет представители небольшой немецкой диаспоры в северной Согдийской области, которая насчитывает около 300 человек, собирались вместе, чтобы отметить немецкие и таджикские государственные и религиозные праздники. Их объединяло Общество этнических немцев Согдийской области Таджикистана, функционировавшее более 15 лет при гимназии имени Гёте города Худжанда. Но четыре года назад общество прекратило свое существование, и теперь немцы отмечают праздники в узком семейном кругу, а часто — в одиночестве. С каждым годом немецкая диаспора все больше сужается — уходят из жизни старики, а молодежь продолжает покидать республику.

Спецпереселенцы

После нападения нацистской Германии на Советский Союз в 1941 году по приказу Иосифа Сталина из европейской части страны, в частности с Крымского полуострова, в Таджикистан были депортированы этнические немцы, крымские татары, болгары, греки. Как отмечает исследователь Лондонской школы экономики Исаак Скарборо, «их обвиняли в пособничестве фашистским надзирателям в годы оккупации Крыма немецкой армией, а волжских немцев, как и раньше, подозревали в возможной симпатии к немецким солдатам». К 1950-м годам на территории Таджикистана оказалось около 46,5 тысяч спецпереселенцев, в том числе более 28 тысяч немцев, 6,7 тысяч татар, 227 калмыков, 154 болгарина, 153 грека, представители других национальностей.

«По специальному поручению высшего руководства тогдашнего СССР, в целях предотвращения компактного проживания и образования анклавов спецпереселенцев распределили по всей республике, в основном, в те места, где была нужна рабочая сила — в Вахшскую долину, районы северного Таджикистана. Они находились под строгим надзором местной комендатуры, которая подчинялась республиканскому НКВД. Чтобы перемещаться по республике, спецпереселенцам было необходимо получить разрешение коменданта, отвечающего за «спецпоселение». Спецпереселенцам категорически запрещалось самостоятельно менять место работы.

В Таджикистане спецпереселенцев брали на работу по договоренности, заключенной между республиканским НКВД и местными предприятиями. Они занимались добычей руды в шахтах, освоением новых целинных земель, возведением новых зданий. Согласно постановлению Совнаркома СССР от 4 октября 1943 года, спецпереселенцев должны были обеспечить всеми необходимыми условиями — жильем, продовольствием, скотом. Однако, на практике все было иначе — из-за войны ресурсы были истощены», пишет Исаак Скарборо.

Эти дома в поселке Адрасман были построены немецкими строителями

Только после смерти Сталина, в 1955-1956 годах с немцев-спецпереселенцев сняли надзор комендатуры. Теперь они могли менять место работы и перемещаться по республике, но в большинстве своем остались жить в прежних регионах. Однако по всему Союзу еще долго действовал негласный запрет на назначение спецпереселенцев на руководящие должности. В конце 1980-х — начале 1990-х годов, «когда открылась возможность эмигрировать из страны на фоне общей экономической деградации и политической нестабильности», немцы стали массово выезжать из Таджикистана на свою историческую родину.

Тем не менее, немцы в Таджикистане не считали себя изгоями. Гостеприимство таджикского народа помогло им быстро адаптироваться среди местного населения, а благодаря свойственному немецкому народу трудолюбию, они заняли достойное место в обществе, пользовались авторитетом и уважением у коренных жителей. В Таджикистане появились сотни интернациональных семей — немки выходили замуж за таджиков.

Несмотря на определенный социальный и культурный дискомфорт, немцы сохранили свой родной язык, стиль быта и даже архитектуру. На сегодняшний день в Таджикистане осталось всего порядка 100 семей этнических немцев (по данным представителей диаспоры). Но, покинув республику, они оставили после себя самобытное архитектурное наследие. Во многих селах и городах Таджикистана стоят дома, построенные немецкими строителями, — крепкие и добротные, как и все, что сделано в Германии.

Дом в городе Истиклол, также построенный немецкими переселенцами

«Фергана» встретилась с представителями немецкой диаспоры в Таджикистане, которые по тем или иным причинам не уехали из республики, и записала истории их жизни.

Анастасия Виллер

73-летняя Анастасия Виллер — уроженка российского города Саранска. После окончания средней школы поступила в местное педагогическое училище. Год проработала учительницей математики. В 1964 году в возрасте 19 лет Анастасия приехала к подруге в гости в город Истиклол (бывший Табошар), что на севере Таджикистана, и так ей понравилось, что она осталась там жить. Около полвека проработала Анастасия швеей-мотористкой в Табошарском филиале Худжандской (бывшей Ленинабадской) швейной фабрики. Удостоена звания Ветерана труда и правительственной награды — медали «За доблестный труд».

Анастасия Виллер

Муж Анастасии Владимир Виллер в разные годы работал радиотелемастером, инструктором противопожарной службы, топографом в воинской части. Родители Володи — этнические немцы, были родом из Поволжья, их выслали в Табошар (ныне — Истиклол) в 1946 году. Вместе с мужем Анастасия вырастила двоих детей — сына Володю и дочку Марину. После окончания школы дети отправились обучаться в Россию: Володя — в Москву, Марина — в Самару. Но Анастасию Виллер постигла беда: один за другим в начале нулевых годов погибли все ее родные — сын, дочь и муж. Осталась женщина совсем одна. Единственный внук живет в Москве и не приезжает к бабушке в Истиклол.

Анастасия с трудом сводит концы с концами. Женщина, проработавшая почти 50 лет на фабрике и имеющая госнаграды, получает пенсию 290 сомони ($36). Почти вся она уходит на лекарства — у Анастасии астма. Единственная отдушина для пенсионерки — разведение домашних цветов. У Анастасии всего два желания — чтобы хотя бы вдвое увеличилась пенсия, и чтобы у нее появилась спутниковая антенна, с помощью которой она смогла бы смотреть российские телеканалы.

Лариса Штадлер

Ее дед, этнический немец Отто Францевич, и русская бабушка Анна Антоновна были репрессированы и высланы в начале 1950-х из Санкт-Петербурга в Таджикистан. Они обосновались в городе Ленинабаде (ныне — Худжанд), что на севере республики. Здесь родилась мать Ларисы — Валентина Оттовна Штадлер, и сама Лариса. Когда ей было два года, родители переехали жить в Табошар. После окончания девятого класса Лариса поступила в Худжандское музыкальное училище на фортепианное отделение. Многие годы она работает преподавателем в музыкальной школе города Истиклол (Табошар).

Лариса Штадлер

В 2009 году мама Ларисы Валентина Оттовна эмигрировала в Германию. Сейчас она живет в городе Торгау. Когда в начале нулевых годов все семья собиралась переехать в Германию, визу дали только маме Ларисы. Все ее попытки уехать в Германию так и не увенчались успехом. Может быть, потому что у Ларисы только четверть немецкой крови. А муж ее — Алишер — и вовсе ее не имеет. У Ларисы и Алишера двое детей — Андрей и Милена. Пока почти ежегодно навещать дочь приезжает в Таджикистан мама — Валентина Оттовна. Лариса надеется, что все-таки поступит день, когда ей дадут визу, и она посетит историческую родину матери.

Светлана Букмаер

Светлана Букмаер родилась в поселке Палас города Бустона на севере Таджикистана. Ее мама Вера Николаевна была ветераном Великой Отечественной войны. Всю жизнь занималась тяжелыми сельхозработами, родила семерых детей и умерла очень рано, когда Светлане было 7 лет. Отец, Георгий Георгиевич Букмаер был родом из Одессы. Его родители приехали в Российскую империю еще при Екатерине II. Во время ВОВ Георгий Георгиевич воевал против советской армии и попал в плен. В лагере для военнопленных под городом Боровичи (Новгородская область) он познакомился с мамой Светланы Верой Николаевной, которая там работала. Молодые поженились. После отбывания срока наказания их отправили в город Ижевск Удмуртии. Когда стало возможным поменять место жительства семья Букмаеров приехала в Таджикистан, где уже жила сестра Георгия Георгиевича Магдалина.

Светлана Букмаер

Когда началась перестройка, отец Светланы уехал в Германию, где и умер. В настоящее время все сестры и брат Светланы живут в разных городах и странах — в Германии, России, Украине. После окончания школы Светлана работала в областной больнице санитаркой и параллельно училась на бухгалтерских курсах в Худжанде. Муж Светланы погиб, и она одна вырастила сына дочь. Светлана занимается небольшим агробизнесом — разводит на своем участке кур, гусей и овец.

Светлана признает, что раньше знала немецкий язык — отец учил, но постепенно стала забывать его — немцев в Таджикистане все меньше, и теперь не с кем общаться. Всю жизнь она мечтает побывать в Германии, повидать сестру Ольгу и посетить могилу отца, который умер еще в 1994 году. Но пока ей это не удается. В Таджикистане у Светланы из числа этнических немцев подруг мало. В поселке Палас живет еще одна этническая немка, подруга Светланы Лидия, с которой она пообщается. Женщина сожалеет о том, что посольство Германии в Таджикистане и немецкие общественные организации проявляют очень мало интереса к жизни немцев, которых в республике уже по пальцам можно пересчитать.

Может быть, они прочитают эту статью?

Азиз Рустамов

Международное информационное агентство «Фергана»

www.fergananews.com

«Рассказ жены»: как быть женщиной в Таджикистане

За последнюю четверть века таджики страдали, наверное, более всех других народов бывшего Советского Союза. На их долю выпала кровавая гражданская война и всеобщий экономический коллапс, массовая трудовая миграция и колоссальная коррупция, отсутствие свобод и надежд на лучшее будущее. После того, как их мужья и отцы были убиты или уехали в Россию на заработки, многие женщины в консервативном таджикском обществе были вынуждены сами покинуть дом в поисках новых возможностей. О жизни таджикских женщин CAAN беседует с исследовательницей Светланой Торно из Гейдельбергского университета в Германии.

Трудно быть женщиной в Таджикистане?

Да, но так же трудно быть и мужчиной! Достаточно задуматься об экономической ситуации в стране, о таких фактах, как явная нехватка работы или хорошо оплачиваемых рабочих мест, что является причиной трудовой миграции. Это затрагивает как мужчин, так и женщин, хотя и по-разному.

13:53 5 декабря, 2017

Я изучаю, каким образом наличие, обязанности и повседневная деятельность в сфере заботы (англ. care) отражаются на формировании биографий женщин в Кулябе и Душанбе.  Моя работа больше фокусируется на женском взгляде на ситуацию и, соответственно, на их непосредственных проблемах. Здесь важно отметить, что в социальном институте семья, домашняя работа и забота о всех её членах делится по половым и возврастным категориям — я это называю «распределением работы по заботе». В общих словах, мужчины считаются кормильцами, а женщины заботятся о домашнем хозяйстве, о детях, о старых и больных членах семьи. Это не означает, что женщины нигде не работают. Фактически, большинство женщин, которых я встречала во время моих исследований, занимались какой-либо официальной или неформальной работой в какой-то период их жизни. Возраст также является важным фактором для распределения обязанностей по домохозяйству. Молодое и среднее поколения играют более важную роль в генерировании доходов и больше занимаются физической работой по дому, заботясь, таким образом, о младшем и старшем поколениях семьи.

Синхронизация биографий имеет значение в контексте семьи, хотя это не столь очевидно, когда вы рассматриваете проблемы страны исключительно на макроуровне.

Эта довольно упрощенная картина не отражает всех сложностей повседневной жизни в Таджикистане, но показывает, что единого человека нужно рассматривать, как часть более широкой социальной группы, такой как семья. Таким образом, трудности, с которыми сталкиваются женщины, связаны, прежде всего, с социально-экономическим положением их семей. Тем не менее, они могут меняться в зависимости от периода в их биографии.

15:16 1 декабря, 2017

Эти комплексные отношения лучше всего иллюстрируются реальными ситуациями: я встречалась со многими девушками, которые после окончания средней школы хотели поступить в университет, но на этом этапе жизни испытывали нехватку финансовых ресурсов. Они были старшими детьми в семье, их младшие братья еще не начали работать и не могли помогать родителям финансировать учебу сестры. Другими словами, (временная) синхронизация биографий имеет значение в контексте семьи, хотя это не столь очевидно, когда вы рассматриваете проблемы страны исключительно на макроуровне. Скорее всего, если вернуться к моему примеру, эти девушки скоро выйдут замуж и родят детей. Однако, если их желание учиться останется по-прежнему сильным и будет поддержано их мужьями, они могут поступить заочно в университет, в то время как их свекрови или другие члены семьи позаботятся о детях.

С другой стороны, женщины среднего возраста много беспокоятся о благополучии своих детей: хорошо ли они ведут себя и хорошо ли учатся? Сможет ли мой муж заработать достаточно денег, чтобы купить необходимые книги и новую форму для следующего учебного года для всех наших детей? Как мы сможем одновременно заплатить за университетское образование наших детей, предстоящие поминки матери моего мужа, за свадьбу сына, лечение дочери? Взяться ли мне работать еще и портнихой наряду с моей основной работой в качестве учительницы, чтобы свести концы с концами? Надеюсь, моей дочери хорошо живется в доме мужа! Надеюсь, наш сын вернется с военной службы здоровым!

 

Проблемы женщин, которые по разным причинам потеряли своих мужей, и, следовательно, должны теперь быть и «отцом», и матерью для своих детей, отличаются. Вопрос здесь в том, могут ли они рассчитывать на поддержку со стороны родственников мужа наряду со своими родными братьями и сестрами. Наконец, трудовая миграция создает целый ряд «изменений» и «проблем», которые затрагивают женщин (и мужчин) в зависимости от периода их жизни. Например: испытание отцовской любви: вместе готовить домашние задания по экрану мобильных телефонов; испытание молодых невесток, которым предстоит справиться с чувством собственного и супружеского отчуждения по возвращению мужа домой после двух или более лет миграции; испытание для женщин, управляющих семейным бизнесом, следящих за строительством дома, договаривающихся об оплате за поступление детей в университет; а также и для пожилых матерей, не желающих, чтобы их сыновья вновь отправлялись в трудную поездку в холодную, часто враждебную страну, откуда некоторые возвращаются домой неполноценными.

Добавляет ли женщине проблем ее социальная категория – как сестры, дочери, матери, жены, свекрови? 

Да, и вы поднимаете здесь важный вопрос. Люди в Таджикистане и в Центральной Азии в целом придают большое значение семейным отношениям. Когда встречаешься с человеком в Таджикистане, общий первый вопрос вращается вокруг благополучия отца, матери, сестер, братьев и т. д. Я считаю, что это не просто дежурный вопрос. Напротив, это подчеркивает важность семьи для людей. Моя работа показывает, что в нынешнем Таджикистане институт семьи играет чрезвычайно важную роль в обеспечении ухода и социальной защиты. Это особенно очевидно, принимая во внимание серьезное недофинансирование государственных учреждений социальной защиты.

Чем старше женщина, тем больше обязанностей ей необходимо взять на себя, тем больше людей нуждаются в ее заботе.

Как я уже отмечала в своем предыдущем ответе, в вопросах материальной, социальной, психологической и финансовой поддержки люди напрямую полагаются на членов своей семьи. Чем старше женщина, тем больше обязанностей ей необходимо взять на себя, тем больше людей нуждаются в ее заботе, тем труднее распределять скудные ресурсы, таких как время, физическая сила, а также доступные материальные и финансовые средства. Это может стать сложным обязательством, если вы являетесь сестрой, дочерью, матерью, женой, тещей.

13:00 29 ноября, 2017

Одной из наименее изученных тем в Центральной Азии являются принудительные или договорные браки, когда решение принимается родителями молодых. Как эта проблема видится глазами западного исследователя?

Вопрос о договорных браках содержит много оттенков сложности, которые часто упускают посторонние наблюдатели. Мои данные из Куляба и Душанбе показывают, что предпочтение отдаётся этому «формату». Считается обычной, идеальной практикой, когда родители будущего жениха просят руки предполагаемой невесты. Таким образом, родители (особенно мамы) обсуждают большинство деталей брака, в то время как предполагаемые жених и невеста остаются на заднем плане. Может случиться так, что предложение о браке происходит по инициативе матерей или парень где-то увидел девушку и она ему понравилась. Они могут обмениваться фотографиями и номерами телефонов или встречаться в общественном месте, чтобы удостовериться, что они нравятся друг другу, прежде чем фактически согласиться на брак. Я также документировала случаи, когда жених и невеста знали друг друга со средней школы или с университета и некоторое время общались. Придя к выводу, что они нравятся друг другу и хотят создать семью, парень сообщает об этом своей матери, которая затем старается узнать больше о девушке и ее семье. Если и она придет к положительному выводу, она обращается к матери девушки. Антрополог Джиллиан Тетт провела отличное исследование на эту тему в 1990/1991 годах.

Нередко, во время моих исследований я слышала от молодых людей, парней и девушек, что они вообще-то хотят жениться или выйти замуж за человека, которого им найдут их родители, потому что те старше и имеют больше жизненного опыта. Я думаю, что такую позицию особенно трудно понять человеку, выросшему в Европе, где люди считают, что брак должен заключаться исключительно по согласию жениха и невесты. Наряду с этим идеалом, мы видим в таких странах, как Германия, также тенденцию, когда молодые встречаются друг с другом в течение нескольких лет и совместно проживают  до брака. В противоположность этому подходу, внебрачные отношения в Таджикистане воспринимаются негативно, а идеальный брачный возраст сравнительно низок. В то же время, брак является вопросом, который касается не только жениха и невесты, но и их семей. С этой точки зрения договорные браки выглядят более логичным следствием особых социальных идеалов, ожиданий и практик.

Договорные браки дают возможность жениху и невесте в разной степени быть вовлеченными в процесс выбора партнера. Такие браки также позволяют родителям или старшим братьям навязывать свое решение, соответственно, своим детям и сестрам. Нужно сказать, что здесь трудно провести линию между принуждением, убеждением и соглашением из-за отсутствия других перспектив. Изучая мои собственные данные, я имею информацию из первых рук о четырех случаях, когда молодые женщины должны были принять решение, сделанное их матерями, дядьями или братьями. Кроме одного, все они развелись, потому что девушки не соблюдали правила поведения, принятые в семьях их мужей. Они выбрали «стратегию выхода», которая требовала больших сил и, безусловно, для каждой из этих молодых женщин это была личная трагедия. В случае принудительных браков я надеюсь, что окружение девушки найдет способ помочь ей разрешить ситуацию и независимо от результатов, она найдет моральную поддержку в своей семье или профессиональную психологическую помощь.

Тем не менее, лично я наблюдаю больше браков, основанных на любви. Я ошибаюсь?

Представления о любви очень сложны в Таджикистане (любовь матери, любовь между братьями и сестрами, между партнерами) и заслуживают тщательного изучения. Я не проводила систематических исследований о любви и любовных браках в Таджикистане, но я могу поделиться некоторыми наблюдениями. Во время моих исследований у меня сложилось впечатление, что любовь (ишк) — популярная тема среди молодежи в Таджикистане. Я видела много молодых людей, прогуливающихся по паркам, чтобы поглазеть на противоположный пол, или болтающих по мобильному телефону друг с другом. Несколько человек рассказали мне о том, как они влюбились в кого-то, как их сердце было разбито, когда объект их любви не ответил им взаимностью или создал семью с другим человеком. Некоторые даже пишут песни и стихи об этом. Молодые женщины часто спрашивали меня, правда ли, что в Европе люди выходят замуж и женятся по любви. Некоторые заявляли, что в Таджикистане не существует любви, потому что супруга тебе выбирают родители; другие утверждали, что они вышли замуж по любви.

10:35 28 ноября, 2017

Представители старшего поколения, с другой стороны, часто указывали, что настоящая любовь приходит только после брака и что дети играют важную роль в этом процессе. Они утверждают, что дети делают семью и отношения между мужем и женой крепкими. Должна признаться, я долго размышляла над тем, как могут быть такими разными представления о любви. Имеют ли они в виду то же чувство? Насколько это похоже на то, что люди говорят о любви в Европе? Трудно бывает глубоко понять субъективное восприятие других людей. В чем я уверена, так это в том, что гендерные отношения конструируются и проживаются в Таджикистане иначе (я не имею в виду всё, но есть различия), и это формирует то, что женщины и мужчины чувствуют в отношении друг друга.

С другой стороны, в Германии существует идея о любви с первого взгляда и что чувства между двумя людьми развиваются со временем, и чем дольше они вместе, тем сильнее становятся их узы. Это созвучно с представлением о любви, которую описывает старшее поколение в Таджикистане.

Представители старшего поколения, с другой стороны, часто указывали, что настоящая любовь приходит только после брака и что дети играют важную роль в этом процессе.

Конфликты между свекровью и невесткой часто происходят в регионе и во многих случаях приводят к разводам. Что можно сказать об этой проблеме? Это происходит потому, что современные невестки менее уважительно относятся к родственникам мужа? Это конфликт поколений? Или это свекрови, которые сами испытали такое же психологическое давление, когда были невестками, а теперь используют те же инструменты против жен своих сыновей?

Во-первых, я хочу отметить, что пресловутые конфликты между невестками и тещами являются доминирующим дискурсом в регионе и за его пределами, который опирается преимущественно на понятие патриархальной семьи. На мой взгляд, мы привыкли воспринимать все в общепринятых рамках и это мешает нам видеть вещи в другом свете. Во время моих исследований я воспринимала этот «конфликт» скорее как стратегию обвинения или попытку найти «козлов отпущения», которая скрывает под собой более сложные отношения. Если спросить женщин о причинах развода, то большинство вам скажет, что свекровь была ужасной, сестры мужа — жадные или муж был алкоголиком. Противоположная сторона вам расскажет, что невестка недостаточно уважительна, ленива или не была девственницей до брака. Такие объяснения повторяют существующие дискурсы, а не раскрывают реальные причины конфликта. Я хочу сказать, что нам нужно ближе рассматривать каждый конкретный случай, вместо того, чтобы принимать заранее определенные объяснения как должное.

18:43 20 ноября, 2017

Говоря о иерархии в семье, несомненно, можно наблюдать дисбаланс власти в отношениях между свекровью и невесткой. Однако в каждом конкретном случае это разные личности, которые ежедневно общаются, обсуждают свои личные взгляды и свои границы. Свекрови могут быть властными, но они также могут быть терпеливыми и заботливыми. Молодые невестки тоже могут обладать властью, не оправдывая возложенных на них ожиданий. Социальные, экономические и политические обстоятельства могут оказывать на людей огромное психологическое давление. Причины развода могут быть разнообразными (смотрите мой ответ в отношении принудительных браков), и даже если есть конфликт между свекровью и невесткой, мужья или другие члены семьи могут попытаться выступить в нем посредниками. В конце концов, в случае развода различные вовлеченные стороны могут размышлять о своем поведении и учиться на предыдущих ошибках.

Изменяют ли экономические проблемы роль женщины в обществе и семье? Повышают роль женщины? Дают им больше экономической власти, больше свободы передвижения, свободы в принятии решений и т. д.?

Экономическая нестабильность может развить очень разную социальную динамику, иногда ограничивая свободу голоса, иногда способствуя свободе передвижения. Опять же, здесь нужно рассматривать все нюансы, учитывая все изменения во времени. Я знаю, например, случай одной матери с тремя детьми, которая выдала замуж свою дочь в возрасте 17 лет из-за экономических трудностей. Через несколько лет она развелась и вернулась в дом своей матери с двумя детьми. Эта молодая женщина решила, что не хочет снова выходить замуж, и поскольку она не могла найти должным образом оплачиваемую работу в Таджикистане, она поехала в Россию, оставив своих детей с бабушкой. После первоначальных проблем женщине удалось найти стабильную работу, и в течение двух лет она даже стала главным кормильцем для своей матери, ее младшей сестры и ее детей на родине. В то же время ее брат, который также был трудовым мигрантом в России, пытался найти постоянную работу, но едва мог отправлять деньги домой.

Социально-экономическое положение этой молодой женщины значительно изменилось в течение 5-7 лет, от замужества в юном возрасте (т.е. состояния, которое мы ассоциируем с отсутствием свободы передвижения или голоса) до становления в качестве главной экономической силы в своей семье. Тем не менее, ее положение связано со многими трудностями и борьбой: например, ей пришлось пожертвовать отношениями со своими детьми, а как трудовой мигрант в России она по-прежнему остается уязвимой для неблагоприятных условий труда в принимающей стране, где часто меняются законы о миграции.

Повысилась ли склонность женщин покидать свои сообщества и страны для получения образования или в поисках работы? И насколько теперь их мужчины – отцы и мужья — позволяют им это делать?

19:40 9 ноября, 2017

Я не знакома с цифрами об образовании за рубежом, но исследования по трудовой миграции из Таджикистана действительно показывают, что с 2000-х годов количество женщин-мигрантов постоянно растет. Причины могут быть разными: некоторые следуют за своими мужьями вскоре после брака, чтобы укрепить союз и зачать ребенка; другие постоянно остаются со своими мужьями, чтобы заботиться о них и, возможно, найти работу. Среди трудовых мигрантов есть также женщины, которые потеряли своих мужей или развелись, и им приходится обеспечивать своих детей и, возможно, других членов семьи. На конференции CESS в 2017 году в Вашингтонском университете Нодира Холматова говорила о женской трудовой миграции из Таджикистана. В частности, она привела в пример случай, когда мать и дочь мигрируют по очереди (interchangeably), оставляя мужа/отца в Таджикистане, чтобы следить за внуками. Таким образом, случаи, когда мужчины остаются дома, возможны, хотя это и необычно. Данные Холматовой свидетельствуют о том, что экономическая необходимость является основным фактором мобильности женщин. Похоже, что женская трудовая миграция стала на сегодняшний день привычной практикой, распространённым способом улучшения социального положения, чем это было два десятилетия назад.

Я была свидетелем того, как матери и старшие сестры собирали деньги на учебу для своих дочерей/младших сестер.

Тем не менее, кто на самом деле отпускает женщин? В целом исследования по трудовой миграции во всем мире показывают, что решение об отъезде не принимается индивидуально, а решается всей семьей. В зависимости от состава домохозяйства, процесс решения может включать отца, брата, мужа или тёщу. Исходя из моих данных об образовательной мобильности, часто матери поддерживают амбиции своих дочерей учиться за границей. Конечно, есть семьи, в которых образование девочек считают ненужным или оставляют это решение на их будущих мужей. Однако, во время моих исследований в Кулябе я также наблюдала тенденцию поступления девушек хотя бы в медицинский или педагогический колледж в надежде, что они смогут внести свой вклад в семейный доход после вступления в брак.

Я была свидетелем того, как матери и старшие сестры собирали деньги на учебу для своих дочерей/младших сестер, на их международные паспорта и вступительные взносы для международных программ, на их авиабилеты. Иными словами, несмотря на то, что отцы и мужья обычно представляются в качестве глав семей, женщины решительно участвуют в определении жизненного пути и будущего своих дочерей.

Каковы отличия повседневной жизни таджикских женщин от жизни женщин на Западе, скажем, в Германии?

Трудно быть женщиной в любой стране мира.

Самое поразительное различие — это, вероятно, возраст вступления в брак и рождение первого ребенка. В то время как большинство женщин в Таджикистане выходят замуж до 23 лет и рожают первого ребенка в этом возрасте, только немногие в Германии поступают так. В период с 2011 по 2015 годы средний возраст вступления в брак в Германии составлял около 30 лет. Как я уже указывала выше, пары, как правило, встречаются друг с другом и даже живут вместе задолго до брака, значительное число женщин не выходят замуж за своего первого партнера и не все выходят замуж, прежде чем заводят детей. Многие женщины считают образование и финансовую независимость очень важными и поэтому до брака учатся в университете, занимаются профессиональной подготовкой, работают на полную ставку. За это время женщины берут на себя ответственность за руководство своим домашним хозяйством, и переход к семейному статусу кажется мне менее резким. Как и в Таджикистане, жизнь женщин меняется с рождением первого ребенка, и я считаю, что они разделяют те же заботы о хорошем образовании и общем благополучии своих детей, как я описала в отношении таджикских женщин. В Германии почти все супружеские пары живут в отдельном доме, и многие из них не находятся в непосредственной близости от родителей. Таким образом, они не всегда могут переносить заботы по уходу за своими детьми на бабушек и дедушек, как в Таджикистане, где в течение нескольких лет супружеские пары обычно проживают в семье родителей мужа.

Ваш первый вопрос касался трудностей, с которыми сталкиваются женщины в Таджикистане. Сравнивая с Германией, я думаю, что трудно быть женщиной в любой стране мира. Условия жизни, ожидания, обязанности и проблемы женщин различаются в зависимости от страны, в которой они живут, а также от их принадлежности к социальному классу, этнической или возрастной группе.

Фотографии не имеют прямого отношения к интервью, содержанию интервью и персонажам, о которых идет речь в интервью. На фотографиях, снятых Торно, запечатлены обычные таджикские женщины.

 

 

 

news.tj


Смотрите также