Когда в германии выборы


Избирательная система Германии: давайте разберёмся!

Избирательная система Германии построена на Конституции ФРГ от 1949 года, а также на Федеральном законе о выборах 1993 года. Кроме того, есть ещё нормативно-правовые акты земель. Однако они в большей степени повторяют соответствующие федеральные законы.

Выборы в стране бывают 3 уровней. Это:

  1. Местные. Выбирают бургомистров городов, а также уездные, земские и общинные советы.
  2. Региональные. Речь идёт о гражданских собраниях земель-городов и о ландестагах, то есть высших органах земельной ассоциации. Соответствуют землям.
  3. Федеральных. Это выборы в Бундестаг и в Европейский парламент.

Необходимо уточнить, что такое Бундестаг. Это орган народного представительства, который является также однопалатным собранием. Формируется по принципу мандатов. Принимает законы, выбирает федерального канцлера, а также осуществляет контроль за работой правительства. Депутаты ограничены только законом и собственной совестью.

По Конституции ФРГ новые выборы должны проходить в период с 45 по 47 месяц после того, как начала работать легислатура. Партия имеет право на распределение мандатов при получении не меньше 5% за свой список по стране. Другой вариант – это не меньше 3 депутатов, которые выиграли на одномандатных округах в ФРГ.

Выборы назначаются Президентом. Голосование происходит с 8 утра в течение 10 часов. Всё проходит либо в воскресенье, либо в другой нерабочий день. Страна разделена на 299 округа, откуда в Бундестаг выбирают депутатов. По спискам голосуют в 16 случаях. Количество депутатов зависит от размеров населения округа. Партии должны предлагать отдельные списки для каждого из округов. Один состав Бундестага работает в течение 4 лет, после чего назначаются новые выборы.

Кто выбирает канцлера?

Обратите внимание: федеральный канцлер в стране выбирается не гражданами напрямую, а Бундестагом. Причём кандидат предлагается федеральным президентом. И, как правило, речь о представителе правящей партии. Данный механизм является важным элементом контроля за ситуацией в стране со стороны Бундестага. Очередные выборы в парламент, а затем и канцлера пройдут в сентябре 2017 года.

Избирательная система Германии: особенности

Немецкую избирательную систему иногда называют смешанной, потому что часть депутатов проходит по одномандантным округам, а часть – по спискам. Однако на самом деле при выборах в Бундестаг используется принцип пропорции. И половину состава парламента избиратели определяют лично (299 из 598).

Каждый в итоге отдаёт 2 голоса: один – за депутата, второй – за список. И с этим нужно разобраться. Итак, первые голоса определяют, какой политик станет депутатом от конкретного округа. Через прямые мандаты распределяется 50% всех мест в Бундестаге. Вторые голоса отдаются партийным спискам. В Германии они считаются более важными, потому что определяют политическую обстановку в стране, а также косвенно влияют на то, кто именно будет канцлером (кандидат от какой партии).

Кто может голосовать в Германии?

Право голосовать получает гражданин Германии с 18 лет. С этого же возраста он может выдвигать свою кандидатуру в качестве потенциального депутата (в некоторых землях есть своя специфика). Ограничения довольно стандартные: нахождение под опёкой, психические заболевания, постановление суда, ценз осёдлости, который на данный момент составляет 3 месяца.

Выборы проходят при равном прямом тайном добровольном голосовании. Определённого порога явки нет, но в Германии в этом плане активно большинство населения. Допускается голосование по почте.

Выборы в Европейский парламент

Для выборов в Европейский парламент создаются земельные и общенациональные списки. При этом есть заградительный барьер: 5%. Стоит отметить, что у ФРГ самое большое представительство в Европарламенте (99 депутатов).

Региональный уровень

При проведении выборов на местах могут применяться и другие системы, например, кумулятивное голосование. Здесь дают о себе знать отличия регионального законодательства от федерального.

Довольно активно применяются технические средства для сбора и подсчёта голосов. Но в последнее время стало возникать всё больше опасений по поводу возможного влияния на этот процесс со стороны хакеров. В результате последние выборы в Бундестаг проводились без электроники.

mygermany.live

В Германии начались выборы в Бундестаг. Обобщение

Москва. 24 сентября. INTERFAX.RU – Право-популистская партия «Альтернатива для Германии» («АдГ») по итогам выборов в Бундестаг имеет шанс стать третьей политической силой после возглавляемого Ангелой Меркель блока христианских партий и социал-демократов, что представляет собой серьезный вызов нынешнему германскому истеблишменту, считают российские политологи-германисты.

«Партия «Альтернатива для Германии» набирает симпатизантов не по идеологическим, программным позициям, а по протестным. Полагаю, что правые популисты могут без особых проблем набрать дополнительно 2-3 % голосов. Не исключаю, что по итогам выборов они наберут до 15 %. Они делают ставку на то, чтобы стать в Бундестаге третьей силой после блока христианских партий и социал-демократов», – заявил «Интерфаксу» руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН, вице-президент общества «Россия-Германия» Владислав Белов.

Правая альтернатива по-немецки

Федеральная избирательная кампания правых популистов в значительной мере опиралась на тот задел, который «Альтернатива для Германии» обеспечила себе на региональном уровне.

«Из 16 федеральных земель эта партия представлена в 13 ландтагах (земельных парламентах). Немецкие политологи и социологи пытаются выяснить, чем и как занимается «АдГ» на земельном и муниципальном уровнях. Полагаю, что это станет предметом научных исследований. В германском обществе сформировался некий запрос на новую политическую силу, которая в состоянии бросить вызов современному истеблишменту. Правые популисты прилагают усилия, чтобы занять эту нишу и убедить избирателей в том, что именно они отвечают такому запросу», – сказал «Интерфаксу» ведущий научный сотрудник Национального института исследований мировой экономики и международных отношений им. Е.М.Примакова, член правления общества «Россия-Германия» Виктор Васильев.

По оценке германиста, «АдГ» будет представлять собой более серьезный вызов в случае сохранения по итогом выборов так называемой «большой коалиции» с участием блока христианских партий (Христианско-демократического союза и идеологически родственной ему баварской партии Христианско-социальный союз) и социал-демократов.

«Эта партия, в любом случае, представляет вызов нынешней партийно-политической системе и истеблишменту. Но в случае нового издания «большой коалиции» эффект от этого вызова может быть сильнее. «Альтернатива для Германии», если войдет в Бундестаг, а, судя по опросам, она имеет такой шанс, станет, как минимум, одной из ведущих политических сил, которые постоянно критикуют внешнеполитический и внутриполитический курс Берлина», – сказал В.Васильев.

Как отмечают эксперты, интерес к избирательной кампании правых популистов связан с тем, что Германия является последней крупной европейской страной, где евроскептики предпринимают активную попытку войти во власть. Если по итогам состоявшихся в марте в Нидерландах выборов в Генеральные штаты (парламент) и июньских выборов в Национальное собрание Франции скептики европейской интеграции с правым уклоном не заняли убедительные позиции, то в отношении «АдГ» вопрос остается открытым.

«У партии «Альтернатива для Германии» заметно растет популярность. Сейчас это единственная политическая сила, которая в последние дни перед выборами «набирала очки». Есть вероятность, что «АдГ» может выйти на третье место. В этом плане евроскептики удерживают интригу», – сказала «Интерфаксу» руководитель Центра европейских исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) Людмила Воробьева.

По ее оценке, если «АдГ» сможет достичь такого результата, то это серьезно повлияет на внутриполитический расклад сил. «В этом случае многие расчеты (по созданию коалиций) не будут оправданы», – считает эксперт РИСИ.

Варианты коалиций

Социологические опросы показывают, что на выборах в Бундестаг первое место по голосам достанется блоку Меркель, который выступит старшим партнером по формированию коалиций. В настоящее время действующий федеральный канцлер не исключает три варианта коалиционного партнерства.

Первый вариант предполагает сохранение ныне действующей «большой коалиции» с участием ХДС/ХСС и их традиционных идейных оппонентов социал-демократов.

Второй вариант получил символическое название «Ямайка», и предполагает участие блока Меркель, свободных демократов и зеленых. Такое название появилось по итогам состоявшихся 14 мая выборов в ландтаг земли Северный Рейн-Вестфалия. Там была сформирована так называемая «черно-желто-зеленая коалиция». Черный цвет символизирует ХДС/ХСС, желтый – свободных демократов, и зеленый, соответственно, экологическую партию.

Третий вариант предполагает коалиционное партнерство блока христианских партий со свободными демократами.

«В разных вариантах коалиций есть противоречия между потенциальными партнерами. С точки зрения СДПГ, по крайней мере, большинства членов правления партии, «большая коалиция» неприемлема с точки зрения дальнейших перспектив социал-демократии в Германии. Быть младшим партнером в новой коалиции – это путь в никуда, и явный курс на углубление кризиса», – сказал Белов.

Как отметил германист, лидер социал-демократов Мартин Шульц «аккуратно заявил, что если Меркель предложит такой вариант, то партия может его поддержать». В ответ на критику в связи с готовностью пойти на такое партнерство М.Шульц, как считают эксперты, может возразить, что такой союз является эффективным средством влияния на федерального канцлера.

Главным призом для младшего партнера по коалиции, по традиции, является пост вице-канцлера и главы МИД. И здесь, как считает Белов, если будет рассматриваться вариант «Ямайка», есть серьезные проблемы, связанные с противоречиями между свободными демократами и зелеными.

«Вопрос в том, насколько зеленые будут готовы обсуждать коалицию с ХДС/ХСС и свободными демократами. Желание получить посты в правительстве у Оздемира (Джем Оздемир, немецкий политик турецкого происхождения, сопредседатель партии зеленых) «со-товарищи» имеется, но неизвестно, как лидер свободных демократов Кристиан Линднер отреагирует на жесткую критику зеленых в адрес СвДП», – сказал германист.

Свободные демократы на протяжении значительной части истории Федеративной республики были традиционным младшим партнером как для ХДС/ХСС, так и для СДПГ. По оценке Л.Воробьевой, такая традиционная связка, на сей раз, весьма проблематична. «Судя по социологическим опросам, ХДС/ХСС может набрать 36% голосов. Свободные демократы, чтобы стать младшим коалиционным партнером, должны набрать 15%. Но либералы их вряд ли наберут», – отмечает эксперт.

Вместе с тем, можно совершенно точно обозначить, какие коалиции, по определению, невозможны. «Меркель обозначила только две партии, с которыми она не готова вести переговоры – «Альтернатива для Германии» и «Левые», – сказал Белов.

Голоса русскоязычных немцев

В Германии проживает несколько миллионов этнических немцев, переселившихся в свое время из СССР и постсоветских стран. По оценкам экспертов, русскоязычный электорат, определенным образом, скажется на результатах выборов.

Как отмечает профессор Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС, эксперт по Германии Татьяна Иларионова, основная борьба за голоса этой части электората велась между христианскими демократами и малыми партиями.

«ХДС, да и в целом, блок христианских партий, традиционно апеллировали к тому, что именно благодаря их политическому курсу российские немцы в свое время получили возможность переселиться в Германию. Это довольно сильный аргумент. На кого-то он действовал, а кто-то, напротив, воспринимал его скептически», – сказала Т.Иларионова «Интерфаксу».

По ее оценке, значительная часть российских немцев, переселившихся в Германию, несколько разочарована внутриполитическим курсом христианских демократов. Одной из мишеней для критики со стороны российских немцев стала миграционная политика в Германии, что, с одной стороны, дает определенный шанс «АдГ», отмечает эксперт.

«Очень многие из российских немцев пересмотрели свои политические симпатии, и значительная часть стала движущей силой, давшей импульс «Альтернативе для Германии». Но это вовсе не означает, что они воспринимают правых популистов, как «свою» партию. Немало российских немцев даже убеждено, что «АдГ» просто пыталась использовать их голоса в предвыборной борьбе», – отмечает профессор ИГСУ РАНХиГС.

Если ХДС/ХСС и евроскептики могут рассчитывать хотя бы на часть голосов российских немцев, то для социал-демократов и партии «Левые» данное направление практически бесперспективно, считает германист. «Полагаю, что российские немцы будут голосовать не в пользу социал-демократов и левых. Причина в том, что идеи левого толка у них ассоциируются с советским прошлым. Те из немцев, кому левые идеи близки, остались в России. Среди переселенцев крайне мало приверженцев социал-демократических идей, поскольку люди уезжали в Германию, надеясь найти себя при капитализме», – сказала она.

Стабильность в отношении Москвы

Внешнюю политику Берлина определяет федеральный канцлер, и с учетом высоких шансов А.Меркель занять эту должность в очередной раз, можно ожидать, что каких-либо кардинальных изменений на российском направлении не будет. «С учетом того, что Меркель сторонник не рывков, а «больших шагов», можно ожидать, что «рывка» в восточной политике не будет», – сказала Воробьева.

Персона конкретного политика, который возглавит германское внешнеполитическое ведомство, будет влиять разве что, на атмосферу, но не на содержание диалога с Москвой.

«Линднер довольно активен, и позиционирует себя в качестве проводника идей Геншера (Ганс-Дитрих Геншер, свободный демократ, вице-канцлер и глава МИД ФРГ 1974-1992 годов), выстраивавшего отношения по формуле Realpolitik. У свободных демократов на российском направлении появились позиции, которые отличаются от того, что говорит Меркель, например, по вопросу Крыма. Зеленые в этом плане в отношении Москвы выступают с еще больших критических позиций, чем ХДС», – сказал Васильев.

Вместе с тем, как отмечают эксперты, важно понимать, что определенные заявления немецких политиков в отношении Москвы, звучавшие в последние месяцы по российской тематике, были связаны, скорее, с избирательной кампанией, чем с реальной повесткой для диалога с Москвой.

riss.ru

Социологи о выборах в Германии: итоги в пределах нормы | Меркель: 4-й срок на посту канцлера | DW

"Лавина!", "Землетрясение!", "Катастрофический провал партии канцлера!", "Закат Ангелы Меркель!", "Вызов, испытание и даже угроза для немецкой демократии!" - в комментариях, посвященных результатам парламентских выборов, состоявшихся в Германии 24 сентября, много паники и тревоги.

Но для немецких социологов, для институтов, отслеживающих электоральное поведение избирателей в Германии на протяжении уже многих десятилетий, итоги прошедшего в минувшее воскресенье голосования сенсацией не стали. На пресс-конференции 25 сентября представители четырех ведущих социологических институтов Германии объяснили, почему.

Потери партии канцлера - давний тренд

И вечером, 24 сентября, и на следующее утро после выборов все в Германии сравнивали результат консерваторов блока ХДС/ХСС в 2017 году (33%) с полученным на прошлых выборах четыре года назад (41,5%). Потеря более восьми пунктов и в самом деле существенная.

Маттиас Юнг (Matthias Jung) из института Forschungsgruppe Wahlen, однако, считает, что проводить такое сравнение неправильно, поскольку итоги выборов 2013 года были абсолютно не типичны для консерваторов.

Ангела Меркель

А типичными были выборы 2009 года - по итогам правления первой так называемой "большой коалиции" Ангелы Меркель с социал-демократами. И по сравнению с тем результатом, консерваторы потеряли сейчас всего 0,8 процентных пункта.

Кроме того, сказалось и поведение тех сторонников партии канцлера, которые хотели помочь ее естественным союзникам - либералам из СвДП, вылетевшим в 2013 году из бундестага. Свои вторые голоса эти избиратели ХДС отдали за СвДП, рассчитывая, что в сумме консерваторы и либералы получат необходимое для формирования правительства большинство в бундестаге.

Антирекорд социал-демократов из СДПГ (20,5%) в прошлое воскресенье тоже был ожидаемым. Эта партия, напомнил Юнг, уже давно начала отдаляться от позволяющего претендовать на должность канцлера рейтинга в 30 плюс икс процентов.

Успех АдГ - вина журналистов?

Успех правопопулистской партии "Альтернатива для Германии" (12,6%) Петер Матушек (Peter Matuschek) из социологического института Forsa объясняет тем, что АдГ сумела мобилизовать тех разочарованных и озлобленных избирателей, которые раньше на выборы вовсе не ходили, а также голосовавших прежде за маргинальные крайне правые партии.

Ренате Кёхер

У Ренаты Кёхер (Renate Köcher) из института Allensbach есть и другое объяснение. В последние недели избирательной кампании на первый план в немецких СМИ снова вышла тема 2015 года - тема беженцев, которая после резкого снижения их притока в 2016-2017 годах вообще-то перестала сильно волновать широкие массы избирателей, стала для них одной из многих, но оставалась главным коньком правых популистов.

С ксенофобскими, националистическими и отчасти расистскими тезисами АдГ считали своим долгом жестко полемизировать и представители всех прочих партий, и журналисты. А в результате "Альтернатива для Германии" постоянно присутствовала в медиапространстве, все время была на виду.

Умело воспользовалась АдГ и, как выразился Матушек, "методом Трампа". Своими целенаправленными провокационными вбросами, например, такими, как хвалебные отзывы о вермахте, популисты добивались повышенного внимания к себе со стороны СМИ и политических оппонентов, получали эфирное время на телевидении. "Если в выходные дни кто-либо из деятелей АдГ выступал с провокационным заявлением, - говорит Матушек, - можно было быть уверенным, что в понедельник утром его будут цитировать по всем каналам".

Крайне правая партия - это надолго

Немецкие социологи не уверены, что "Альтернатива для Германии" сумеет закрепиться в немецком партийно-политическом ландшафте. "Стресс-тест для немецкой демократии - такими были первые комментарии на итоги выборов, - заметил Нико Зигель (Nico Siegel) из института Infratest dimap. - Пока, однако, самой АдГ предстоит выдержать такой стресс-тест". По мнению социолога, у этой партии слишком много разных крыльев, и не факт, что ее лидерам удастся предотвратить раскол, что в ее довольно многочисленной парламентской фракции не начнутся распри и разброд.

Но само по себе появление крайне правой партии в бундестаге социологи называют вполне закономерным явлением. "Я не думаю, что крайне правая партия когда-нибудь навсегда исчезнет из немецкой партийной системы, - говорит Маттиас Юнг. - Будет ли такой партией АдГ, я не знаю, но у любой вещи, какую ни возьми, есть правый и левый края".

Тот факт, что на протяжении многих десятилетий в Германии удавалось предотвращать укоренение партии на крайне правом фланге, он объясняет историческим опытом национал-социализма. "Но теперь для многих людей тот период 1933-1945 годов стал историей давно минувших дней, - констатирует он, - а в результате терпимость по отношению к крайне правым партиям возросла".

Юнг не считает, что такая партия непременно будет также широко представлена в бундестаге, как сейчас АдГ, но в том, что партия такого рода будет из раза в раз преодолевать пятипроцентный барьер, он не сомневается.

И это, по его словам, нормально. "Есть левый край, есть правый, и если примерно 80 процентов занимает центр, партии, способные вступать друг с другом в коалиции, - считает Юнг, - то такую ситуацию вовсе не следует воспринимать как угрожающую".

Последние сведения о результатах выборов в Германии - на обновляемом инфографике DW: 

Еще больше информации о выборах в бундестаг 24 сентября 2017 г. – в нашей специальной рубрике  Выборы в Германии.

Смотрите также:

www.dw.com

Выборы в парламент Германии: как это работает

24 сентября немцы выбирают бундестаг – два крестика в бюллетене решат, кто будет править Германией следующие 4 года. Как граждане ФРГ голосуют за народных представителей, – пишет  «Немецкая волна».

Пожалуй, самый цитируемый фрагмент, посвященный выборам в Германии, звучит следующим образом: депутаты избираются путем «всеобщих, свободных, равных и тайных выборов». Так записано в параграфе 1 статьи 38 Основного закона ФРГ. Это означает, что право голоса имеют все совершеннолетние (от 18 лет и старше) граждане Германии независимо от их имущественного положения, образования и политических взглядов. У каждого избирателя два голоса: первый – за конкретного кандидата, второй – за список той или иной партии.

Германия – представительcкая демократия

Немецкая избирательная система отличается от американской, британской или швейцарской. Самое важное отличие: политическая форма правления в Германии не прямая, а представительская. Центральную роль в ней играют избранные депутаты, которые являются выразителями воли народа.

Швейцария – яркий пример прямой демократии. Швейцарцы, помимо парламента, принимают законы также и на референдумах. В Германии же законодательные решения оформляются только через народных представителей – депутатов. Это означает, что существенная доля ответственности лежит на каждом из них.

Конституция ФРГ особо подчеркивает их роль, формулируя ее так: «Они (депутаты, – Ред.) являются представителями всего народа, не связаны наказами или указаниями и подчиняются лишь своей совести». При этом конституция наделяет рядовых избирателей контрольными функциями. Те из них, кто считают, что при голосовании была нарушена процедура, могут оспорить выборы.

Важная роль бундестага

С 2002 года немецкий бундестаг насчитывает не менее 598 депутатов. Формируется он по смешанной системе – половина мест (299) отводится кандидатам, которые были избраны в 299 одномандатных округах простым большинством голосов, то есть по мажоритарной системе.

Вторая половина мандатов распределяется между кандидатами, прошедшими в бундестаг по партийным спискам в зависимости от того, сколько голосов получила та или иная партия. Партии для выборов в бундестаг составляют из своих кандидатов земельные партийные списки: каждое из 16 земельных партийных отделений готовит свой список.

В соответствии с размером федеральных земель их партийные списки включаются в федеральный, возглавляемый партийным кандидатом в канцлеры. В 2017 году на первом месте в списке Христианско-демократического союза (ХДС) вновь нынешний канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel). У социал-демократов лидирующую позицию впервые занимает Мартин Шульц (Martin Schulz). Крайне важно: федерального канцлера в конце концов избирают именно депутаты бундестага, а не рядовые избиратели прямым голосованием.

Первый и второй голоса

Из двух голосов, которые может отдать в ходе выборов каждый немецкий избиратель, более важным является второй. Он определяет расстановку сил в бундестаге. Например, если какая-то партия получила в итоге 35 процентов вторых голосов, то это значит, что в новом федеральном парламенте у нее будет 35 процентов мест. Посредством второго голоса избиратели в конечном счете решают вопрос большинства в бундестаге. Когда выясняется, сколько мест завоевала партия благодаря отданным за нее вторым голосам, депутатские мандаты распределяются с учетом партийных списков.

Немецкие избиратели могут разделить первый и второй голос – поддержать в одномандатном округе кандидата от одной партии и одновременно проголосовать за партийный список другой. Места в бундестаге получают партии, которые набрали не менее пяти процентов голосов, отданных за них. Количество мест, получаемых прошедшей в бундестаг партией, пропорционально количеству отданных за нее вторых голосов.

Эти места заполняются теми кандидатами от партии, которые одержали победу в одномандатных округах. Если таких кандидатов меньше, чем полученных партией мандатов, то оставшиеся парламентские места заполняются согласно партийному списку. Если же кандидатов от партии, победивших в одномандатных округах, больше, чем общее количество мандатов, полученных партией, то для таких кандидатов создаются дополнительные места.

Мандаты на переуступку мест в парламенте

Такая ситуация складывается регулярно, что сказывается на численности парламента. Общее число депутатов увеличивается. Ведь чтобы сохранить соотношение сил в бундестаге распределяются так называемые мандаты на переуступку мест в парламенте. Они выдаются другим партиям.

Об этой процедуре договорились правительство и оппозиция в 2012 году. Недостаток договоренности состоит в том, что она ведет к значительному увеличению числа депутатов. По предварительным рассчетам, численность депутатов бундестага нового созыва превысит 700 человек. Поэтому сейчас обсуждается механизм сокращения дополнительных мандатов.

Пятипроцентный барьер

Особенность немецкого права представляет пятипроцентный избирательный барьер, который партии необходимо преодолеть для того, чтобы быть представленной в бундестаге. Такая норма есть в законодательстве других стран: в Израиле планка, например, установлена на уровне 3,25 процента, в Турции – 10 процентов. Появление пятипроцентного барьера в Германии во многом обусловлено исторически.

Его цель – предотвратить раздробленность партийно-политического ландшафта, как это было в 20-е годы прошлого века. Такая раздробленность усложняла формирование стабильного правительства, располагающего большинством в парламенте. Критики этой нормы указывают на то, что многие голоса, отданные за партии, которые не попали в парламент, как бы пропадают. На выборах в 2013 году таких голосов было почти семь миллионов. Дискуссии о целесообразности пятипроцентного барьера не утихают, однако на выборах 24 сентября 2017 года он, как и прежде, будет действовать.

 

http://www.dw.com/

babruysk.by

Вести Экономика ― Выборы в Германии: что дальше?

Распечатать

29.09.2017 09:35

Москва, 29 сентября - "Вести.Экономика". Одним из основных новостных лейтмотивов недели, бесспорно, следует считать результаты парламентских выборов в Германии, которые завершились более чем неожиданно, отмечает начальник аналитического отдела ИК "РИКОМ-ТРАСТ" Абелев Олег.

Начальник аналитического отдела ИК "РИКОМ-ТРАСТ" Абелев Олег

Валютные рынки не замедлили отреагировать на исход голосования (см. график ниже). Неделя стартовала с укрепления евро и продолжает держать этот тренд: с начала недели европейская валюта укрепилась уже на 1,7%.

Конечно, немецкий политический истеблишмент воздержался от комментариев на эту тему, но для инвесторов рост политических рисков и неопределенности очевиден. Распродажи по этой причине продолжались всю неделю, и не факт, что они прекратятся и на следующей. Позже инвесторы успокоятся, если в немецкой политике наступит спокойствие, но после прохода уровня 1,18, причем довольно уверенно, следующая планка - 1,1770.

Посмотрим, хватит ли для этого сил у инвесторов или же из Берлина пойдут на рынок успокаивающие нотки.

Теперь поговорим более подробно о результатах выборов.

По итогам выборов Христианско-демократический союз (ХДС) во главе с канцлером Ангелой Меркель набрал 33% голосов, на втором месте оказалась Социал-демократическая партия Германии с 20,5% голосов, правая "Альтернатива для Германии" впервые проходит в бундестаг с 12,6% голосов.

Преодолев 5%-й барьер, в бундестаг также проходят Свободная демократическая партия с 10,7%, "Левые" с 9,2%, "Зеленые" с 8,9%. Заметим, что впервые с 1949 г. две главные политические силы - ХДС/ХСС и СДПГ - показали такие слабые результаты и в парламент прошла партия более правых взглядов, чем ХДС.

Ясно, что такой результат оказался для правящей ХДС существенно хуже, чем прогнозировалось, поэтому теперь для сохранения поста канцлера Меркель придется вступать в коалицию. Интересно, что, в отличие от ХДС, которой больше 60 лет, правая партия "Альтернатива для Германии" была создана только лишь в 2013 (!) году, но при этом получила больше, чем и "Левые", и "Зеленые", - 12,6% голосов.

По всей видимости, европейские площадки будут отыгрывать эту историю в ближайшее время не самом позитивном ключе, поскольку, чего скрывать, определенное разочарование на европейских рынках, вероятно, будет преобладать.

Тем не менее хотелось бы напомнить, что не стоит воспринимать период пребывания христианских демократов у власти сугубо как потерянное время: с 2013 г. Германия жила практически в профицитном бюджете при довольно крепком евро еще несколько лет назад, а ожидаемый рост ВВП в 2017 г. и с прицелом на 2018 г. составляет 1,6% и 1,8% соответственно.

И это в период активных проблем у периферийных стран еврозоны в 2014-2015 гг. – Испании, Ирландии, Португалии и, конечно, Греции, спасать которые приходилось, в том числе и немецким "рублем".

Надо отметить, что евро мог сильно обвалиться еще несколько лет назад в связи с греческими событиями, если бы не поддержка Германией инициативы по созданию европейского механизма финансовой стабильности, по сути, спасшего еврозону от больших проблем.

Рынки, очевидно, будут привыкать к новой реальности вместе с пониманием того, что избиратели несколько устали от однообразия политических портретов, поэтому на парламентских выборах в других европейских странах повторение немецкого сценария более чем возможно.

Важно и то, что новым президентом бундестага станет нынешний глава немецкого министерства финансов Вольфганг Шойбле, который уже принял соответствующее предложение. Что это значит для рынков? В первую очередь стремление к активизации процесса евроинтеграции, а также к созданию общего бюджета еврозоны, о чем им неоднократно говорилось.

Теперь Греции и другим проблемным странам еврозоны будет сложнее договариваться с локомотивом европейской экономики, поскольку новый глава бундестага придерживается довольно жесткого курса по отношению к странам-должникам и активно против спасения этих экономик любой ценой.

Судя по всему, теперь курс евро будет зависеть от того, будут ли в ближайшие годы данными странами проводиться реформы для повышения своей конкурентоспособности. В противном случае зона евро может существенно поредеть, что, бесспорно, отразится и на курсе европейской валюты и на стоимости биржевых активов тех стран, которые находятся "под ударом".

Рубрики: Европа

Метки: Германия, выборы, рынки

www.vestifinance.ru

Кто же победит на выборах в Германии / В мире / Независимая газета

26.08.2017 09:20:00

Журналисты протестировали прогнозы семи институтов по изучению общественного мнения

Тэги: выборы, германия, опросы

Фото Getty Images.

В новейшем исследовании партийных симпатий немецких избирателей, проведенном за 4 недели до выборов Первой программой немецкого телевидения (ARD) в рамках телесюжета «Немецкий тренд», ведущие партии ХДС/ХСС и СДПГ теряют голоса избирателей, хотя и остаются лидерами предвыборной гонки. Так, за христианских демократов готовы проголосовать 38 процентов избирателей, а за СДПГ - 22 процента. Это означает, что, по сравнению с последним опросом в прошлое воскресенье, эти партии потеряли по 2 пункта. На третьем месте закрепилась правопопулистская «Альтернатива для Германии» с 10 процентами, а на последнем с 8 процентами «зеленые». СвДП и Левая партия получают по 9 процентов симпатизирующих. Однако немецкое информационное агентство n-tv провело анализ ситуации с оценками выборов семью институтами по изучению общественного мнения, которые регулярно публикуют свои исследования, и эксперты агентства задались вопросом, насколько можно эти опросам доверять? В принципе все институты общественного мнения предсказывают, что на это раз свободные демократы (СвДП) попадают в Бундестаг. И наиболее близки показатели опросов всех институтов, что касается Левой партии. Наибольшие отличия касаются «Альтернативы для Германии». В отношении данной партии разброс достигает 5 процентов. На предыдущих выборах 2013 года наиболее близким к реальному результату оказались предсказания Института Forsa. Ее показатели отклонялись от реальных в среднем на 4,7 процента. Хуже всех определились 4 года тому назад такие институты по изучению общественного мнения как GMS, INSA и Infratest - у них отклонение превышало 7 процентов. Однако на выборах 8 лет тому назад наиболее точно предсказали результаты федеральных выборов Алленсбахские демографы. На втором месте оказался Институт Forsa. О чем свидетельствуют такие результаты опросов? Прежде всего, что они определяют скорее тенденции, чем результат. Кроме того, никто не знает, как будут голосовать в действительности такие группы избирателей, как турки или русскоязычные немцы. В этом плане позиция турецкого президента Эрдогана, уже напрямую вмешавшегося в предвыборные баталии в Германии или миграционная проблема, на которую остро реагируют русскоязычные избиратели, может развернуть симпатии нескольких миллионов избирателей в ту или иную сторону. В значительной степени неопределенной остается позиция, которую займут немецкие пенсионеры, а они составляют треть избирательного потенциала. Кроме того, остается еще значительная часть неопределившихся со своими партийными симпатиями избирателей, доля которых колеблется по разным оценкам от 20 до 40 процентов. Не нужно забывать и о явке на выборы. Недаром в предвыборном штабе действующего канцлера Ангелы Меркель выражают озабоченность как раз позитивными для христианских демократов результатами опросов. Ведь это может расхолаживать их избирателей, и они просто не пойдут на избирательные участки. Сейчас опросы все больше смещаются в сторону будущей коалиции. И тут большинство опрошенных, согласно экспертам Forsa, выступают за большую коалицию ХДС/ХСС и СДПГ - 25 процентов. При этом такой вариант предпочитают сторонники христианских демократов. Все остальные возможные варианты: ХДС/ХСС и СвДП - 19 процентов, ХДС/ХСС, СвДП и зеленые - 10 процентов, коалицию СДПГ, левых и зеленых желают 16 процентов. За коалицию СДПГ, СвДП и зеленых выступают 12 процентов. Таким образом возможны практически любые варианты с участием всех представленных в будущем Бундестаге партий (за исключением «Альтернативы для Германии») и именно это обстоятельство должно держать и избирателей и наблюдателей в напряжении.

www.ng.ru

Выборы в Германии: за кем пойдут "русские немцы"?

Выборы в Германии: за кем пойдут "русские немцы"?

"Надо быть реалистами: результаты выборов уже известны. Большинство это прекрасно понимает. Но надежда умирает последней", - вздыхает Эрих, пришедший на митинг антиммигрантского движения ПЕГИДА в Дрездене с плакатом "Дружба с Россией".

Год-полтора назад, когда по Европе катилась волна беженцев с Ближнего Востока, антиммигрантские - и заодно антиамериканские и пророссийские - ПЕГИДА и партия "Альтернатива для Германии" были на подъеме и не сходили с экранов российских телеканалов.

Теперь, перед выборами в бундестаг, политическая погода переменилась.

"Тема ушла. Беженцы уже здесь, все уже видели этих беженцев, видят, что большой угрозы нет, - объясняет кандидат в депутаты бундестага от Социал-демократической партии в берлинском "русском" районе Марцан, юрист Дмитрий Гайдель. - К тому же выборы в США и Франции, а также "брексит", показали немцам, что можно, конечно, голосованием выражать протест и недовольство правительством, но есть реальная опасность, что и в Германии "Альтернатива" может стать сильной партией и определять политику". 

"Плюс к этому [канцлер Ангела] Меркель заняла более жесткую - и риторически, и фактически - позицию по этому вопросу, - добавляет сотрудник фонда Генриха Бёлля, член немецкой партии "Зелёные" Сергей Лагодинский. - Часть ХДС, например, министр внутренних дел Томас де Мезьер, тоже начинает вести жесткую, консервативную линию".

В итоге, как показывают опросы, тема иммиграции откатилась вниз в списке проблем, больше всего волнующих немцев. Правда, "в топе" остается терроризм, который в массовом сознании связан с иммигрантами.

В самой "Альтернативе", впрочем, не согласны, что их момент прошел. 

Вальдемар Биркле, переселенец из Казахстана и кандидат в депутаты от "Альтернативы" в городе Пфорцхайм, считает, что этими разговорами политические противники его партии просто успокаивают себя, а официальные рейтинги вычисляются устаревшими методами и не отражают реальную популярность партии.

"Но даже и по этим рейтингам мы сейчас на третьем месте. То есть у старых партий, которые уже в бундестаге или стремятся туда, рейтинг еще меньше. То есть, это еще вопрос, чье время прошло", - говорит Биркле, кандидат в депутаты в городе, где примерно каждый шестой житель - русскоязычный.

С другой стороны, по словам Биркле, другие партии начали заимствовать идеи и лозунги "Альтернативы". Социалисты заговорили о введении в Германии канадской иммиграционной системы, ХДС стал говорить о ведущей роли немецкой культуры в Германии, правительство в целом добивается создания центров проверки беженцев в третьих странах - это все, по словам Биркле, идеи его партии.

Биркле подчеркивает, что АдГ - это не партия одной темы, иммиграции, и у них в программе много других важных пунктов. Однако корреляция между остротой проблемы беженцев и рейтингом "Альтернативы" видна достаточно хорошо. Хотя утверждать, что популярность АдГ полностью зависит от этой темы, конечно, нельзя.

Все представители других партий, с кем говорил корреспондент Русской службы Би-би-си, уверены, что для немецкого избирателя - в том числе и для "русских немцев", которых в стране примерно два с половиной миллиона, важнее всего - внутриполитические, социальные темы.

"Мне кажется, то, что больше всего волнует, когда говоришь с ними на предвыборных встречах, - это в первую очередь хорошие школы; потом русскоязычные, наверное, еще с советских времен ожидают от государства, что оно предоставит все социальные услуги - детские сады, хорошие больницы, чтобы пенсии были хорошие", - говорит социалист Дмитрий Гайдель, баллотирующийся в частично русскоязычном Марцане.

И уж тем более, по словам русскоязычных немецких политиков, не является для их избирателей определяющей позиция партии в отношении России и санкций.

По оценке Гайделя, Россия, санкции, НАТО - это все важные, эмоционально нагруженные вопросы для части русскоязычного электората, но, например, вопрос пенсий важнее.

"Если мы посмотрим на историю голосования русскоязычного электората Германии, то леворадикальная Die Linke очень долго была единственной пророссийской партией, но это не значило, что за нее голосовали русскоязычные - очень мало голосовали. Я думаю, ничего особенного сейчас не изменилось. Людям интересны вещи, которые затрагивают их реальную, повседневную жизнь", - рассуждает Сергей Лагодинский.

Во всех крупнейших партиях есть политики, выступающие за более жесткую или более мягкую позицию в отношении России. Чисто "пророссийскими" считаются только две партии - "Альтернатива" и Левая партия (Die Linke).

Дмитрий Гайдель убежден, что для обеих этих партий политика в отношении России - третьестепенный вопрос, и если им вдруг придется договариваться об участии в правительстве, они легко "выбросят его за борт".

Вальдемар Биркле горячо возражает, что дружба с Россией - это принципиальнейшая для "Альтернативы" позиция.

"Мы от своих принципов не отказываемся только ради того, чтобы попасть с кем-то в коалицию. Отношения с Россией для нас - один из важнейших вопросов, который не подлежит дискуссии, потому что этот вопрос, хоть он и внешнеполитический, напрямую связан с нашей внутренней жизнью, Если санкции негативно сказываются на нашей экономике, нужно быть просто неразумным человеком, чтобы поддерживать интересы каких-то хозяев за океаном", - говорит Биркле.

Относительно будущей правительственной коалиции политобозреватели в Германии сейчас строят разные прогнозы, но практически все эти прогнозы сходятся в двух пунктах: первый - ХДС и Меркель останутся у руля, второй - ни "Альтернатива", ни левые в правительство не войдут.

"Альтернатива", впрочем, и сама не собиралась и не собирается прыгать за этим кислым виноградом. Об этом в прошлом году говорил Русской службе Би-би-си один из лидеров партии Александер Гауланд, об этом же говорит перед выборами и Вальдемар Биркле.

"Идти к кому-то в подчиненные и исполнять их желания - мы не для этого сюда пришли. Мы должны быть крепкой оппозицией, которая подгоняет других", - объясняет кандидат.

"Но я бы не списывал "Альтернативу" со счетов, - рассуждает Сергей Лагодинский, - потому что если они будут третьей по силе партией в бундестаге, это будет большое изменение политической культуры Германии. Мы уже видим, как они себя ведут в земельных парламентах. Это не просто популисты, это хулиганье, частично".

Примерно 10% голосов, которые обещают "Альтернативе" социологи за считанные недели до выборов, вполне могут позволить ей стать третьей или четвертой - после ХДС/ХСС, социалистов и левых - фракцией в бундестаге, и для совсем молодой партии это будет несомненный успех, несмотря на общее снижение рейтинга в течение этого года.

Не исключено, что в оставшееся до выборов время может случиться что-то, что пошатнет позиции правящих партий и повысит популярность оппозиционеров.

Оппоненты "Альтернативы", например, предполагают, что на руку ей может сыграть какой-нибудь новый большой теракт, который подстегнет анти-иммигрантские настроения.

Вальдемар Биркле с негодованием отвергает предположения, что его партия будет этому рада.

"Это... Мне даже слов не хватает... Как можно такое какой-то партии приписывать, что она пытается сыграть на гибели людей, на несчастье. Нет, мы надеемся, что не будет ничего такого, что принесет несчастье людям. Мы надеемся просто-напросто на то, что сознание людей само по себе раскроется и они поймут все последствия нынешней политики", - говорит кандидат в бундестаг от "Альтернативы для Германии".

В Германии перед выборами немало рассуждают о возможных попытках Москвы повлиять на исход голосования, например, путем вбросов какой-то компрометирующей информации.

При этом, естественно, напоминают о соответствующих обвинениях в адрес России в связи с последними выборами в США и Франции, а также о поведении разных связанных с российским государством телеканалов и изданий, явно старавшихся поддерживать накал антииммигрантских эмоций на пике недавнего кризиса.

Недавно глава немецкой контрразведки, Федеральной службы по защите Конституции, Ханс-Георг Маасен сказал в интервью немецкой прессе, что спецслужбы страны не исключают возможности, что Москва попытается устроить "кампанию дезинформации" с помощью информации, добытой путем кибервзломов.

Утрата доверия

В то же время, как считают многие немецкие политики, возможности российской информационной машины повлиять на немцев в последнее время заметно сократились благодаря чрезмерным усилиям самой российской информационной машины.

Георг Деге вспоминает, что два-три года назад многие русскоязычные избиратели говорили ему, что за Меркель больше голосовать не будут - из-за Крыма и других регионов Украины, а также из-за политики в отношении беженцев.

Теперь же, после случая с 13-летней русской девочкой в Берлине и тому подобных скандалов, отношение к российским СМИ, по ощущениям молодого политика Деге, поменялось даже у некоторых пожилых "русских немцев".

"Я думаю, после этого случая с девочкой Лизой мало кто из русскоговорящего населения Германии попадется на эту уловку. Хотя вначале поверили все, потому что у нас тогда была такая накаленная ситуация с беженцами, кёльнская ночь, а тут ещё и "Лиза из Марцана". Но когда поняли, что Лиза все навыдумывала, что все там было по-другому, люди стали понимать, что нельзя верить всему", - рассказывает Деге.

И добавляет: "Даже многие пожилые русскоговорящие люди, с которыми я здесь общаюсь, говорят: ну, что там показывают про Германию по Первому каналу, мы этому уже не так верим. После таких ошибок... люди же тоже не дураки".

mnenia.zahav.ru


Смотрите также