"Фракция Красной Армии": описание, история и интересные факты. Красные бригады в германии


RAF — герои революционного бессилия | Вестник бури

Помню, как встречая 2013-й год, мы с другом и товарищем, ныне покойным, всю ночь напролёт дискутировали на тему индивидуального террора как метода революционной борьбы. Мой собеседник критиковал деятельность нынешних российских леворадикальных организаций — мол, нам не хватает решительности, жёсткости, навыков подпольной деятельности. И противопоставлял, как акционизму с его бесконечными пикетами и митингами, так и агитации в рабочих коллективах, тактику городской партизанской войны. Естественно, в качестве примеров здесь выставлялись итальянские «Красные бригады» (итал. Brigate Rosse, BR), французское «Прямое действие» (фр. Action directe) и, конечно же, западногерманская «Фракция красной армии» (нем. Rote Armee Fraktion, RAF). Главный аргумент в пользу городской герильи был прост: даже в ситуации, когда объективной революционной ситуации не было, те же RAF заставили всю вертикаль власти и бизнес трястись в ужасе.

До сих пор опыт группировки, чьими лидерами были Андреас Баадер и Ульрика Майнхоф, обращает на себя внимание людей во всём мире. Футболки с пистолетом-пулемётом HK MP5 на фоне красной звезды хоть и пользуются меньшим спросом, чем те, на которых изображён Че Гевара, но с рынка не исчезают. О городских партизанах из ФРГ снимают фильмы, пишут книги и песни, а BMW в Германии всё ещё кличут Baader-Meinhof Wagen.

В связи с этим полезно будет лишний раз уделить внимание теории и практике Фракции красной армии и городской партизанской войны в целом.

 

 

История

Расписывать подробную историю RAF в рамках статьи — дело неблагодарное. Формат не позволит сконцентрироваться на важных нюансах, на что непременно укажут дотошные комментаторы. Да и без этого написано немало трудов о деятельности Фракции красной армии. Поэтому я ограничусь перечислением самых основных, опорных моментов и дам читателям несколько полезных ссылок. Подробнейшая хроника событий в истории RAF содержится в книге Тома Вэйга. Тем же, кто не желает утруждать себя долгим чтивом, предлагаю ознакомится со статьями Александра Колпакиди и  Александра Тарасова.

***

Известно, что Фракция красной армии зародилась в недрах «нового левого» движения студентов 60-х годов. Бурлящий мир, где вовсю развивались американская агрессия во Вьетнаме, движение чернокожих за равноправие в США и партизанская борьба Эрнесто Че Гевары, где теоретиками проводилось переосмысление наследия великих марксистов, готовил благодатную почву для политического прозрения европейской и американской молодёжи.

Антивоенная демонстрация во Франкфурте-на-Майне, 1968 год. В центре (с портфелем в руке) — лидер движения Руди Дучке.

 

«Красный май» 1968-го в Париже.

 

Но «Красный май» во Франции, студенческие бунты в Италии, ФРГ, США, при всей своей эффектности, не обрушили и даже не пошатнули капиталистическую систему. Разумеется, это спровоцировало поиск новых путей и радикализацию части движения. 2 апреля 1968 года Андреас Баадер, Гудрун Энслин, Торвальд Пролль и Хорст Зёнляйн, протестуя против войны во Вьетнаме, подожгли 2 супермаркета во Франкфурте-на-Майне.

Через 9 дней происходит покушение на лидера студенческого движения в Западной Германии Руди Дучке, явившееся результатом массированной травли его в консервативной печати. Это окончательно рушит иллюзии молодёжи о «бескровных протестах». Баадер и Энслин, скрываясь от суда, уходят в подполье.

 

Андреас Баадер и Гудрун Энслин

Со свойственным для Андреаса Баадера разгильдяйством, в 1970 году он попадается на нарушении ПДД с поддельными документами и отправляется в тюрьму. С его освобождения, в котором оказывается невольно замешана левая журналистка Ульрика Майнхоф, берёт начало полноценная история RAF.

Ульрика Майнхоф

Майнхоф присоединяется к подпольной партизанской группе, став её идеологом и главным «пером». И далее начинается самое интересное. Некоторое время члены RAF проводят в лагере Движения за национальное освобождение Палестины, где проходят боевую подготовку. Правда, в местные порядки сторонники сексуальной революции не вписываются и скоро покидают это место. После чего уже на родине — в ФРГ в 1971-м году ими проводится серия ограблений инкасаторов и похищений документов .

В 1972-м прогремела череда взрывов на военных объектах США в Западной Германии, в результате чего 4 человека погибло, более 30 были ранены. После этих инцидентов немецкая полиция и спецслужбы, уже 2 года безуспешно пытавшиеся поймать лидеров Фракции красной армии, кинули все имеющиеся ресурсы на их поиски. В 72-м же все ключевые фигуры RAF оказываются за решёткой.

Представители первого поколения RAF

Однако даже показательный судебный процесс на фоне жесточайших условий содержания становится трибуной для агитации со стороны городских партизан. В 1977-м году оставшиеся в живых лидеры RAF (Ульрика Майнхоф ещё в мае 1976-го была найдена повешенной в своей камере) были приговорены к пожизненному заключению. Но на их место пришли другие.

Костяк второго поколения RAF составляли представители «Социалистического коллектива пациентов» — бывшие клиенты психиатрических клиник, которых видный представитель антипсихиатрии и леворадикал Вольфганг Губер учил боевым приёмам и обращению с оружием, агитируя на борьбу с капиталистической системой. Пытаясь вызволить товарищей, заточённых в тюрьме «Штаммхайм», они захватывают немецкое посольство в Стокгольме, убивают Генпрокурора ФРГ Зигфрида Бабука и главу «Дрезден-банка» Юргена Понто. В 1977-м году ими был похищен бывший член СС и руководитель Союза западногерманских промышленников Ганс-Мартин Шлейер. В то же время был угнан пассажирский самолёт с 90 людьми на борту.

 

Похищенный Шлейер

Но, не смотря на взрывной эффект, который имели эти акции, спецслужбы и руководство ФРГ не шли на уступки, памятуя о негативных результатах освобождения городских партизан из Движения 2 июня.

В завершении этой драматической истории лидеры первого поколения RAF были найдены мертвыми в своих камерах. То, что это было убийство, практически не вызывает сомнений. К примеру, левша Баадер умудрился застрелиться (!) правой рукой в затылок с расстояния в 40 сантиметров.

В ответ представителями RAF, находящимися на свободе, был убит и заложник Шлейер.

Однако на этом события не обрываются. История Фракции красной армии насчитывает 4 поколения городских партизан и заканчивается самороспуском организации в 1998 году. Хотя, конечно, самые яркие моменты её деятельности и оформление теоретической основы тактики марксистского индивидуального террора связаны с первыми двумя поколениями.

Похороны Ульрики Майнхоф

Теоретическая основа

С момента организации RAF началось хождение всевозможных кривотолков касательно программы, идей, мотивов её членов. Неверное понимание позиций организации транслировалось не только через официальную пропаганду, но и через левые СМИ. В итоге сегодня даже люди, носящие те самые футболки с красной звездой и пистолетом-пулемётом, не всегда осознают всю логику борьбы RAF. Хотя, казалось бы, основные программные документы этой группы (в первую очередь, «Концепцию городской герильи») легко можно найти в открытом доступе.

Сами идеологи RAF впитали идеи Ленина, Мао, Че Гевары, бразильского деятеля и автора концепции городской партизанской войны Маригеллы, теоретиков «новой левой» волны вроде Маркузе. При том, Маркузе поспешил откреститься от таких последователей, а Мао не воспринял их всерьёз. Все остальные по понятным причинам не выразили своего мнения, но мнение это в случае с Лениным и Геварой вряд ли было бы положительным.

 

Для начала разберёмся с целями городской партизанской войны и тем, почему именно такую форму приобрела борьба западногерманской молодёжи против капиталистической системы.

Тут некорректно сравнивать идеологию RAF с теми же российскими народниками. Группа Баадера и Майнхоф не тешила себя надеждами запустить социалистическую революцию с помощью экспроприаций и индивидуального террора. Ещё меньше они желали брать на себя роль «героев-одиночек», которые через убийства магнатов и высокопоставленных чиновников сломят систему.

В этом плане их начитанность марксистской литературой всё же сыграла прогрессивную роль.

Но что же тогда заставило молодых людей взяться за оружие? В условиях, когда старые социал-демократические и коммунистические организации оказались поглощёнными и прикормленными капиталистической системой, когда давным-давно скатившаяся в оппортунизм советская бюрократия выстраивала политику «мирного сосуществования» с блоком во главе с США, когда поднявшееся студенческое движение так и не вылилось в устойчивую политическую силу, они решили сделать ставку на поддержку прогрессивных тенденций, большинство из которых наблюдались в странах Третьего мира.

В то время, когда система пытается задушить Кубу, Вьетнам, освободительные движения в Азии и Африке, молодые люди решили ударить по агрессорам в их цитадели — набирающей силы и не освобождённой до конца от бремени нацистского прошлого империалистической Западной Германии, образовав своеобразный «второй фронт».

Обратите внимание на отрывки из программного документа RAF, которые говорят сами за себя:

«Цель городской герильи состоит в том, чтобы наносить разрушительные удары в отдельные места государственного аппарата господства, чтобы частично лишить его власти, чтобы разрушить миф о вездесущности Системы и ее неприкосновенности.»

«Мы не говорим, что организация нелегальных вооруженных групп сопротивления могла бы заменить легальные пролетарские организации и отдельные акции классовой борьбы, и что вооруженная борьба могла бы заменить политическую работу на предприятиях и в городских районах. Мы лишь утверждаем, что первое является предпосылкой для достижений и успехов второго.»

Отсюда видно, что восприняв тезисы Маригеллы о «физической ликвидации руководителей вооруженных сил, и полиции, и их помощников» и «экспроприации ресурсов», члены Фракции красной армии отдавали себе отчёт в том, что они — лишь сегмент сопротивления, которое невозможно без традиционной рабочей борьбы.

 

Карлос Маригелла

Правда, тут возникают два вопроса. Первый: если теоретики RAF видели деградацию левого и рабочего движения, то на что они надеялись? Это всё равно, что рассчитывать на получение готового товара с завода, где работает лишь один цех. Второй вопрос: каким же образом индивидуальный террор и налёты на инкассаторов помогут успехам легальных пролетарских организаций? К слову, в той же «Концепции городской партизанской войны» они признаются:

«Мы хотели, чтобы каждый из нас сотрудничал в городском районе или на предприятии с существующими там социалистическими группами, участвовал в дискуссиях, набирался опыта, учился. Но выяснилось, что это невозможно.»

Рабочее движение, за некоторыми исключениями, отвергло тактику индивидуального террора, осуждению которой столько времени посвятил в своё время Ленин. Был допущен и другой просчёт. В своё время один из гуру RAF Че Гевара писал:

«Там, где правительство пришло к власти более или менее демократическим путем (пусть даже при этом дело и не обошлось без фальсификации) и где поддерживается, по крайней мере, видимость конституционной законности, возникновение партизанского движения исключено, поскольку еще не исчерпаны возможности борьбы мирными средствами.»

А уж коль дело дошло до герильи,

«…партизаны должны располагать всемерной поддержкой местного населения».

Члены организации не восприняли эти тезисы. При всей своей популярности, они остались изолированной группой, лишённой поддержки со стороны значительной части граждан ФРГ (хотя, каждая акция, по мнению RAF, должна была производить, помимо прочего, мощный агитационный эффект). И они осознавали это.

Понимали немецкие городские партизаны и другое уязвимое место в собственной практике:

«Разногласие между честными товарищами из организаций — мы не принимаем в расчет болтунов — и «Фракцией Красной Армии» заключается в том, что мы их упрекаем в лишении сил революции веры в себя, а они нас подозревают в том, что мы бессмысленно приносим силы революции в жертву.»

В условиях отсутствия реальной революционной ситуации, в условиях реакционной зимы и деморализации левого движения, они не стали ждать оттепели, храня малый огонь, но кинули разом все дрова в печь. И дрова сгорели.

Индивидуальный левый террор как явление

Учитывая сказанное выше, можно заметить, что RAF в анализе окружающей ситуации и определении собственного места в революционной борьбе пошли куда дальше американских анархо-террористов конца XIX века, русских народников и боевых группировок, действовавших после Первой мировой войны. Что, впрочем, не избавило их от неизбежного краха.

 

 

В случае с Фракцией красной армии работает универсальное утверждение, гласящее, что индивидуальный террор — признак революционной слабости, а не силы.

Не секрет, что он расцветает в периоды, когда возможности скинуть капиталистов с властных вершин стремятся к нулю. Ещё чаще тактика индивидуального террора выбирается после крупных неудач многообещающего движения. Примеров можно привести достаточно. Общественный подъём и лавина крестьянских бунтов после грабительской реформы 1861 года в России к середине 60-х сменились затишьем, во время которого появляются первые диверсионные народнические организации. Провал «хождения в народ» в 70-е годы приводит значительную часть социалистов-революционеров к разочарованию в пропагандистских методах работы. И многие из них позже оказались в «Народной воле». Можно вспомнить и ситуацию в странах Западной Европы, где после Первой мировой войны и неудавшейся общеевропейской социалистической революции также расцвел индивидуальный террор.

Также и многообещающее, бурное, эпатажное движение студентов «поколения 1968-го» закончилось провалом. Отсюда исходит мощный импульс для дальнейшего развития «Красных бригад», «Прямого действия», «Фракции красной армии» и других подобных организаций. И я уверен, что будь левое движение в России чуть сильнее, после краха «болотных протестов» 2011-2012 годов, мы узрели бы тень RAF и на улицах наших городов. Тем более, что отдельные подвижки к этому были.

Есть и другой момент, способствующий развитию боевых леворадикальных организаций. Городская партизанская война (даже в самой лёгкой своей форме) —  это азарт, адреналин, романтика. Такая эмоциональная составляющая привлекает молодёжь. Это куда интереснее, чем общаться с рабочими и учиться день за днём, год за годом организовывать их. По факту герилья производит более быстрый и мощный эффект, чем органайзинг.

Но эффект этот выходит более чем сомнительным. Система не только не получает решающего сокрушительного удара, но напротив — у неё появляется карт-бланш для ответного террора и зачистки всех инакомыслящих. Под видом «борьбы с RAF» те же власти ФРГ в своё время нанесли ощутимый удар по внесистемным левым.

Как уже было отмечено выше, в такого рода борьбе сжигаются огромные ресурсы, которые пригодились бы на других фронтах. Плюс ко всему, индивидуальный террор, какие бы цели он ни преследовал, неизбежно отворачивает от его организаторов не только широкие народные массы, но и значительную часть революционных левых. Так, Руди Дучке (покушение на которого со стороны юного фашиста, напомню, стало важнейшей вехой в формировании RAF) писал в своём дневнике следующее:

«РАФ оставил за собой грязные следы повсюду. Похоже, что правительство, в частности коалиция ХДС и ХСС, женилась на РАФ, взяв в приданое всё его дерьмо, чтобы остановить классовую борьбу!»

***

Наконец, после сказанного выше, мы можем вернуться к проблеме применения наследия RAF в России.

Так уж сложились обстоятельства, что товарища, с которым мы вели беседу в ту новогоднюю ночь, вскоре не стало — и все его мечты поучаствовать в городской герилье так и остались мечтами. Но уже заранее можно было предсказать бесперспективность этих идей.

В условиях современной России даже тот мизерный смысл, который имела городская партизанская война в Европе 70-х годов, полностью пропадает. «Основного» мощного фронта борьбы с империализмом более  не существует, мир зажат в тисках транснациональных корпораций и окутан сплошной паутиной капиталистической системы. Серьёзного рабочего, социалистического движения на постсоветском пространстве не существует. Зачем в таких условиях тратить силы и ресурсы (в первую очередь — людские), количество которых крайне незначительно? Зачем изобретать ненужные дополнения к механизму, которого пока что нет?

Более того, тактика точечных экспроприаций и индивидуального террора сама по себе ведёт в тупик. Ограбление нескольких банковских отделений не сломит банковскую систему, убийство промышленника не уничтожит систему капиталистического производства, ликвидация одиозного полицая или судьи не устранит репрессивный аппарат, выстрел в президента не пошатнёт вертикаль власти. Всё это не приведёт и к повышению революционности наёмных работников — скорее, в их глазах с помощью официальной пропаганды будет дискредитирована сама левая идея.

И хотя эти аргументы против индивидуального террора давно известны и проверены на справедливость самой историей, до сих пор многие смотрят на них сквозь пальцы. Романтизируются «Приморские партизаны», деятели вроде Ильи Романова и т.д.

Эта стезя многим кажется увлекательной, на ней видятся «реальные дела», мгновенное наведение справедливости. Но тут стоит на миг отключить эмоции, взглянув рационально и чуть более масштабно, и, как выразился один известный человек, «пойти другим путём».

В конце-то концов, лучше стать героями революции, чем героями революционного бессилия.

vestnikburi.com

описание, история и интересные факты

"Фракция Красной Армии" является одной из самых известных левых группировок второй половины 20-го века. Её деятельность до сих пор периодически вызывает споры в немецком и мировом обществе. Группа действовала на территории Федеративной Республики Германия и прославилась своими дерзкими поступками, совершёнными во имя революции и борьбы с капиталистической системой. Идеи и образы РАФ (такая аббревиатура часто встречается в русскоязычных источниках, поскольку по-немецки организация называлась Rote Armee Fraktion) часто вдохновляют молодых левых и сегодня.

Предпосылки создания

"Фракция Красной Армии" официально появилась в 1968 году. Однако организация группы произошла гораздо раньше. После окончания Второй мировой войны Германия оказалась разделена. Западная часть была оккупирована американскими и британскими войсками. На этой территории была создана капиталистическая Федеративная Республика Германия. Правительство было в серьёзной зависимости от США. В 1960-х годах подросло новое поколение, которые не помнило нацистских времён. Они по-своему интерпретировали события первой половины 20-го века, и из-за этого образовалась пропасть между молодёжью и более взрослыми людьми. В среде интеллигенции стали набирать популярность левые идеи. Постепенно начинала расти ненависть к правительству и Соединённым Штатам Америки, которые оказывали значительное влияние на жизнь и политику ФРГ.

Американский империализм

После вторжения США во Вьетнам недовольство только усилилось. По всей Европе прокатилась волна антиамериканских протестов. Преимущественно это были студенческие демонстрации. На территории ФРГ появляются неофициальные организации, которые становятся в жесткую оппозицию к действующему режиму. Из-за давления и репрессий все эти организации не попадают в парламент. В первую половину 60-х годов студенческие группы проводят различные митинги и акции протестов, все носят мирный характер. Будущие члены РАФ ведут активную политическую деятельность. Но все попытки создать организованную структуру не увенчиваются успехом. Оппозиция распадается на небольшие обособленные объединения, которые в основном занимаются идеологическими спорами.

Участники

"Фракция Красной Армии" не являлась серьёзной политической силой или огромной структурой. Её активные участники были знакомы между собой и были очень скрытны. За всё время существования объединения в нём было не более ста человек из основного актива. Однако РАФ тесно сотрудничала с другими радикальными левыми и коммунистическими организациями в Германии и за её пределами. "Фракция Красной Армии" и "Красные бригады" нередко устраивали совместные акции прямого действия и помогали друг другу.

У истоков РАФ стоял Андреас Баадер. Он родился в семье историков и воспитывался бабушкой. Сразу после окончания учёбы он занялся активной социальной деятельностью. Пытался открыть приют для бездомных детей, участвовал в различных акциях и демонстрациях. После знакомства с Гудрун Энслин начинает вести борьбу против буржуазии и правительства ФРГ. Также в качестве лидера можно назвать Ульрику Майнхоф. Её история очень похожа на биографии других видных членов РАФ. Ульрика рано осталась без родителей. Воспитывалась родственниками. В университете изучала философию и социологию. Затем работала в различных изданиях. Ещё во время учёбы познакомилась с испанскими радикальными левыми. Написала несколько известных работ по политологии и философии. Вместе с Баадером и Энслин Ульрика участвовала в поджоге супермаркета, что стало отправной точкой. Именно из пепла супермаркетов во Франкфурте-на-Майне появилась "Фракция Красной Армии".

Эскалация

К 1968 году участники РАФ уже создали некое объединение. Наравне с другими людьми левых взглядов они участвовали в демонстрациях. При этом начали вести дискуссии относительно возможности применения насилия к своим противникам. Так, из юных мечтателей молодые люди превращались в уверенных террористов, готовых на всё. Переломом в идеологии "Фракции Красной Армии" можно считать демонстрацию в 1967 году. 2 июня в ФРГ приехал шах Ирана Мохаммед Пехлеви. Тогда тысячи людей вышли протестовать против мусульманского диктатора. Разъярённая толпа начала столкновения с полицией, в результате которых один из полицейских выстрелил в студента Бенно Онезорга. Тогда юные революционеры поняли, что система не даст им так просто распространять свои идеи.

Поджог

Через год несколько членов РАФ подожгли крупные супермаркеты в городе Франкфурте-на-Майне. По мнению поджигателей, эта акции должна была напомнить европейскому обществу о том, что есть и другие страны, в которых люди страдают из-за развязанных империалистами войн. Огонь символизировал напалм, который американские войска сбрасывали на вьетнамские поселения, выжигая их дотла. Всех участников поджога задержали через несколько дней. Их приговорили к трёхлетнему отбыванию срока в колонии. Однако такое решение вызвало недовольство в западногерманском обществе. Акции протеста вынудили правительство выпустить всех членов РАФ под залог.

Акции прямого действия

Через девять дней после поджога один из членов ультраправой группировки совершает покушение на студента-социалиста Руди Дучке. После этого покушения лидеры РАФ решают приступить к более радикальным действиям. Они не являются в суд и скрываются от властей. Однако в 1970-ом году Баадера арестовывают. Ульрика Майнхоф решает осуществить дерзкий план по освобождению своего соратника. Будучи известной журналисткой, она буквально выбивает себе разрешение на интервью с Андреасом. Его доставляют в институт социологии. На встречу Ульрика взяла с собой оружие, с помощью которого ранила охрану и сбежала вместе с Баадером.

Тут же летом она отправляет манифест РАФ в один из немецких журналов. Сами члены группы считают побег Андреаса началом своей деятельности. Значение слова "красной армии" фракция объясняет как отсылку к русской революционной армии 1918-го года. За основу методов борьбы революционеры берут опыт латинских повстанцев и их городской герильи.

Партизанская война

В первые годы после побега Баадера члены РАФ начали подготовку к партизанской войне. Они совершали нападения на инкассаторские машины и грабили банки. Также по Берлину прокатилась волна краж секретных документов. Группа создала весьма внушительную подпольную сеть. Появилось много сторонников немецкой "Красной Армии", фракция продолжала распространять и пропагандистские материалы. Правительство основательно взялось за радикалов, объявив их в федеральный розыск.

В 1972 году произошёл первый крупный теракт. Левые бойцы устроили серию взрывов по всей Германии. Объектами нападения были учреждения дипломатических и других миссий Соединённых Штатов Америки. В результате действий РАФ было убито 4 человека, несколько десятков получили ранения.

Поимка лидеров

Летом 1972 года были арестованы все видные члены РАФ. Об организации "Фракция Красной Армии" тогда писала вся мировая пресса. Защищать арестованных взялись известные адвокаты. Левые по всему миру проводили акции протеста. Известный французский философ Жан Поль Сартр лично приезжал в ФРГ и встречался с заключённым Баадером. Образ мучеников завербовал новых сторонников в так называемое "второе поколение РАФ". Они произвели серию убийств и захватов заложников с целью добиться от правительства ФРГ освобождения террористов.

Одним из самых известных случаев можно считать захват самолёта компании "Люфтганза" членами Народного Фронта Освобождения Палестины. Тем не менее всем лидерам РАФ вынесли приговоры к пожизненному заключению. А в 1976-1977 году все они умерли в тюрьме Штамхайм при подозрительных обстоятельствах. По заявлению властей, причиной смертей стало коллективное самоубийство. Однако такая версия не вызывала доверия, особенно учитывая строгость содержания террористов и сложность самоубийства в одиночной камере.

Роспуск

После смерти Баадера, Майнхоф и других у РАФ появилось множество последователей. Более двадцати лет они совершали дерзкие атаки на высокопоставленных чиновников и крупные корпорации. В 1998 году прекратила своё существование "Фракция Красной Армии". Самороспуск был объявлен членами так называемого "четвёртого поколения". В качестве причины они указали бесперспективность дальнейшей борьбы и давление репрессивной машины государства.

Тем не менее в среде левой интеллигенции по сей день существует множество сторонников РАФ. В сердцах молодых революционеров всё ещё жива "Фракция Красной Армии". История этой группировки легла в основу множества фильмов и песен.

fb.ru

Фракция Красной Армии - это... Что такое Фракция Красной Армии?

Лидер: Дата основания: Дата роспуска: Идеология: Союзники и блоки: Сайт:
Фракция Красной Армии
нем. Rote Armee Fraktion
Символ RAF: пистолет-пулемёт HK MP5 на фоне красной звезды.

Андреас Баадер, Ульрика Майнхоф, Гудрун Энслин, Хорст Малер, Ян-Карл Распе

1968

1998

Марксизм, Новые левые, Городская герилья

Движение 2 июня, Революционные ячейки, Социалистический коллектив пациентов, Красные бригады, Прямое действие, Сражающиеся коммунистические ячейки, Народный фронт освобождения Палестины

RAFinfo

Фра́кция Кра́сной А́рмии (РАФ, RAF — нем. Rote Armee Fraktion) — немецкая леворадикальная террористическая организация городских партизан, действовавшая в ФРГ и Западном Берлине.

Основана в 1968 Андреасом Баадером, Гудрун Энслин, Хорстом Малером, Ульрикой Майнхоф, Ирмгард Мёллер и др.

Была названа в честь революционных армий СССР, Китая и Кубы. Организована по образцу южноамериканских партизанских групп, таких как Тупамарос (Уругвай). Её участники рассматривали свою деятельность как городскую партизанскую войну, направленную против государственного аппарата и класса буржуазии.

Ответственна за совершение 34 убийств, серии банковских налётов, взрывов военных и гражданских учреждений и покушений на высокопоставленных лиц.

История организации, которую также называют объединением (нем. Vereinigung), насчитывает 4 поколения. В 1998 г. она официально заявила о самороспуске.

Причины возникновения

К 1960 гг. в ФРГ и Западном Берлине выросло молодое послевоенное поколение, которое по-новому сформулировало вопросы морали и этики относительно действий своих родителей во время войны и правомерности существования ФРГ в той форме, в какой она существовала на тот момент. Нередко мировоззрение молодёжи становилось причиной размежевания со старшими поколениями. Война во Вьетнаме усугубила неприязненное отношение некоторых слоёв немецкого населения к США. В крупных университетских городах Западной Европы прошли антиамериканские студенческие демонстрации. На территории ФРГ возникли внепарламентская оппозиция и Социалистический союз немецких студентов, выступавшие с мирными протестами.

По собственному определению, РАФ являлся революционным авангардом внутри обозначившейся оппозиции государственной власти и был призван осуществить мировую революцию. Свою задачу группа видела в ведении вооружённой борьбы с американским империализмом, в том числе и в Западной Европе. Из 3 поколений РАФ только первое пользовалось некоторой поддержкой населения. Симпатии со стороны населения выражались в акциях солидарности и организации разветвлённой системы полулегальной поддержки тылового обеспечения, в первую очередь благодаря деятельности «Красной помощи». О популярности идей РАФ может говорить и тот факт, что судебными защитниками террористов РАФ первого поколения выступили известные юристы. Второе поколение РАФ утратило имевшуюся ранее популярность: с одной стороны этому способствовало усиление полицейского режима в Западной Германии, с другой — более жестокие методы действия нового поколения РАФ.

РАФ представляла собой сравнительно небольшую группу людей. Число лидеров, возглавлявших группу и занимавшихся активной подпольной деятельностью, за всю её историю с 1970-х по 1990-е гг. составляло от 60 до 80 человек. Число лиц, непосредственно не входивших в группировку, но оказывавших ей всяческую поддержку, составляло около 300 человек.

Реакцией на преступления, совершенные РАФ во время «Немецкой осени», стало принятие в 1977—79 гг. ряда законов против террористов, которые ограничивали личные права граждан, однако были признаны легитимными с точки зрения соблюдения государственно-правовых принципов. В ходе проведения террористических актов и захватов заложников члены РАФ убили 34 человека. Многие были ранены. Также были убиты 20 членов РАФ.

В немецких СМИ эта организация часто называлась группой Баадера—Майнхоф («Der Spiegel») или Бандой Баадера и Майнхоф («Bild-Zeitung»). Позднее за ней закрепилось название, выбранное самими террористами в честь революционной армии России, — Фракция Красной Армии (РАФ, RAF — нем. Rote Armee Fraktion). Её история насчитывает не одну смену поколений революционеров-террористов. Кроме этого, каждое новое поколение РАФ отличалось от предыдущего организационной структурой и изменениями в теории и практике ведения «борьбы за новый мир».

Хроника событий

Предыстория

История РАФ начинается со студенческих движений и заканчивается официальным заявлением о самороспуске, сделанном в 1998 г.

Убийство 2 июня 1967 г. студента Бенно Онезорга берлинским полицейским Куррасом во время демонстрации протеста в Берлине против приезда иранского шаха Мохаммеда Пехлеви в Германию стало сигналом к эскалации насилия. Первое поколение РАФ вышло главным образом из милитаристского крыла внепарламентской оппозиции, которая в конце 1960-х гг. распалась на множество мелких левых группировок и организаций, а также коммунистических коммун, т. н. К-групп.

Итогом дискуссий относительно возможности применения «насилия к „объектам“», которые велись участниками студенческих движений, стал поджог 2 апреля 1968 г. 2 супермаркетов во Франкфурте-на-Майне. Андреас Баадер, Гудрун Энсслин, Торвальд Пролль и Хорст Зёнляйн осуществили поджоги этих символов системы потребления в знак протеста против развязанной США войны во Вьетнаме, а также в знак мести за убийство Б. Онезорга и солидарности с третьим миром. Пожары нанесли ущерб в размере 700 000 марок. Уже 4 апреля поджигатели были задержаны. Каждый из них был осуждён к 3 годам лишения свободы. Процесс вызвал широкий общественный резонанс. Многим мера наказания показалась излишне строгой. После подачи ходатайства о пересмотре приговора в верховный суд ФРГ осуждённые были выпущены под залог. На очередное заседание суда они не явились, уйдя в подполье. Вместе со своим адвокатом Хорстом Малером террористы решили объявить государству городскую партизанскую войну и вести её по примеру латиноамериканских стран. Осуществлению этого плана помешал арест Андреаса Баадера, члена и организатора группы. В апреле 1970 г. его арестовал патруль транспортной полиции во время случайной проверки документов.

Первое поколение

Хотя в некоторых исследованиях, посвященных РАФ, поджоги супермаркетов во Франкфурте-на-Майне считаются отправной точкой в истории группы, чаще всего датой создания РАФ называют день побега Баадера, что соответствовало точке зрения самой группы. 14 мая 1970 г. он был доставлен в Берлинский институт социальных исследований для встречи с журналисткой Ульрикой Майнхоф, которая добилась разрешения на интервью с ним под предлогом написания книги о лицах, находящихся под домашним арестом. Применив оружие и тяжело ранив сотрудника института Георга Линке, Майнхоф и Баадер скрылись.

5 июня 1970 в журнале «Agit 883» под заголовком «Die Rote Armee aufbauen!» появилось первое официальное заявление РАФ, написанное Гудрун Энсслин.

В период с июня по август 1970 г. Андреас Баадер, Гудрун Энсслин, Ульрика Майнхоф, Хорст Малер, Петер Хоманн, Бригитта Асдонк и ещё десяток членов группы прошли подготовку в военном лагере палестинского движения «ФАТХ».

В начальный период формирования группа заявила о себе совершением серии банковских ограблений, нападений на инкассаторские машины и похищением важных документов. Их целью было накопление сил и средств. Лишь в 1971 г. РАФ выступил перед общественностью с программным документом «Концепция ведения городской партизанской войны» (Das Konzept Stadtguerilla). Незадолго до этого по всей территории ФРГ начался широкомасштабный розыск членов группы, в состав которой входило около 50 человек. Лидерами первого поколения РАФ были Андреас Баадер, Гудрун Энсслин, Хольгер Майнс, Ульрика Майнхоф и Ян-Карл Распе.

В 1972 г. группа впервые совершила покушение с применением бомб. В результате серии взрывов военных и государственных объектов США, располагавшихся на территории ФРГ, были убиты 4 человека, более 30 были ранены. В июне 1972 г. лица, игравшие ключевую роль в группе, были арестованы.

17 января 1973 г. 40 членов РАФ, находившихся под стражей, начали первую коллективную голодовку в знак протеста против условий содержания. Заявление о начале голодовки, сделанное Андреасом Баадером в знак протеста против ведения уголовного процесса против Хорста Малера, стало и требованием «прекратить применение мер изолирования в отношении политических заключённых ФРГ». Требование выведения заключённых из системы «коридоров смерти» в первую очередь относилось к Ульрике Майнхоф. 9 февраля она была переведена в одиночную камеру в мужское отделение тюрьмы «Кельн-Оссендорф», и 16 февраля голодовка была прекращена.

Террористы жаловались на невыносимые условия тюремного содержания. Называя его пыткой одиночеством и требуя её прекращения, среди прочего они пытались получить статус военнопленных. Свои требования они подкрепляли голодовками, в результате одной из которых в тюрьме «Виттлих» 9 ноября 1974 г. умер Хольгер Майнс. Действия заключённых, поддержку которым оказывали их адвокаты, как, например, позднее представший перед судом Клаус Крусан, вызвали широкий резонанс в среде левых движений. В число известных адвокатов, защищавших террористов РАФ первого поколения, входят ставшие впоследствии известными политиками Отто Шили, [1] занимавший в 1998—2005 гг. пост министра внутренних дел, и Ханс-Кристиан Штрёбеле (Отто Шили был членом партии «Зелёных», однако потом перешёл в СДПГ, где было легче сделать политическую карьеру; Штрёбеле же, наоборот, был исключён из СДПГ за излишнюю поддержку РАФ и сегодня является заместителем председателя парламентской фракции «Зелёных»). Рассказ Хорста Бубека, охранника, работавшего в одной из тюрем, где содержались террористы РАФ, и фотоснимки, сделанные самими заключёнными с помощью тайно переданной им фотокамеры, поставили под сомнение утверждения о чрезмерной строгости их содержания под стражей и проведения над ними пыток одиночеством.

В дело террористов РАФ вмешалась мировая общественность в лице французского философа-экзистенциалиста Жана-Поля Сартра, который попытался выступить посредником в споре между заключёнными и правительством ФРГ. 4 декабря 1974 г. Сартр навестил Баадера в штутгартской тюрьме «Штамхайм».

В мае 1975 г. задержанные были признаны виновными в совершении предъявленных им преступлений, и в апреле 1977 г. после 192 дней судебного разбирательства каждый из них был приговорён к пожизненному заключению. Ранее, 29 ноября 1974 г., Ульрика Майнхоф уже была приговорена к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет.

Смерть в тюрьме «Штамхайм»

Лидеры первого поколения РАФ умерли в течение 1976-77 гг. в штутгартской тюрьме «Штамхайм», в зоне, предназначенной для содержания особо опасных преступников. 9 мая 1976 г. Ульрика Майнхоф, согласно официальной версии, совершила самоубийство: из лоскутков носового платка она сплела веревку и повесилась на раме окна в собственной камере.[2] После серии неудавшихся попыток вызволить из тюрьмы оставшихся террористов (похищение Шлейера, угон самолёта группой арабских экстремистов из четырёх человек), предпринятых представителями второго поколения РАФ, Андреас Баадер, Гудрун Энслин и Ян-Карл Распе были найдены мёртвыми в своих камерах. По версии следствия, Баадер и Распе застрелились из пистолетов, пронесённых в их камеры адвокатами[3], а Энсслин повесилась на кабеле электрической проводки. Ирмгард Мёллер нанесла себе восемь ранений в область сердца при помощи столового ножа, однако раны оказались не смертельными.

Могила А.Баадера, Я.-К.Распе и Г.Энслин

Сразу же после официального объявления о коллективном самоубийстве возникло сомнение в том, что это действительно самоубийство. Проведённое правительством вскрытие тел не подтвердило версию о насильственной смерти.[источник не указан 1199 дней] Однако Ирмгард Мёллер до сих пор настаивает на том, что никакого уговора о коллективном самоубийстве среди террористов не было и что полученные ею раны не были нанесены ею самой.

В 1977-78 гг. Европейская комиссия расследовала обстоятельства гибели заключённых «Штамхайма» и не смогла найти доказательств, опровергающих факт коллективного самоубийства. Результаты экспертизы были рассекречены в конце 1990-х гг. С тех пор версия о коллективном самоубийстве является официально признанной.

Второе поколение

Второе поколение террористов РАФ сформировалось после ареста большей части представителей первого поколения, которые, даже находясь в тюрьме, продолжали оказывать значительное пропагандистское влияние на сочувствующих. Многие члены второго поколения РАФ были выходцами из образованного 12 февраля 1970 г. «Социалистического коллектива пациентов».

27 февраля 1975 г. за 3 дня до начала проведения выборов в палату депутатов главный кандидат от берлинского представительства ХДС Петер Лоренц был похищен участниками «Движения 2 июня». Похитители потребовали освобождения заключённых террористов. Федеральное правительство в первый и последний раз согласилось выполнить подобное требование. По требованию похитителей, Верена Беккер, Габриель Крёхер-Тидеманн, Ингрид Зипманн, Рольф Хайслер и Рольф Поле были высланы в город Аден (Южный Йемен). 4 марта на свободу вышел Лоренц. Тот факт, что некоторые из отпущенных на свободу впоследствии вернулись к террористической деятельности, заставил федеральное правительство отказаться от каких бы то ни было переговоров с террористами в дальнейшем.

Помня о последствиях февральских событий, представители второго поколения РАФ были готовы добиваться своей цели любой ценой. 24 апреля 1975 г. террористы захватили посольство ФРГ в Стокгольме, требуя освобождения лидеров группы.

7 апреля 1977 г. было совершено убийство Генерального прокурора ФРГ Зигфрида Бубака и двух его телохранителей Вольфганга Гебеля и Георга Вюрстера. В то время когда Бубак в своем «Мерседесе» направлялся на работу, автомобиль подвергся вооружённому нападению. 15 патронов были выпущены из пистолета-пулемёта преступником, двигавшимся рядом на мотоцикле. Ответственность незамедлительно взяло на себя подразделение РАФ имени Ульрики Майнхоф. На сегодняшний день доказана причастность к преступлению Кристиана Клара, Кнута Фолькертса, Гюнтера Зонненберга и Бригитты Монхаупт. Кто именно управлял мотоциклом и кто произвёл выстрелы, до сих пор неизвестно.

30 июля 1977 г. было совершено убийство президента «Дрезденер-банка» Юргена Понто. Член РАФ Сюзанна Альбрехт воспользовалась личным знакомством с банкиром, чтобы проникнуть в его загородный дом в окрестностях Франкфурта-на-Майне. Альбрехт, Бригитта Монхаупт и Кристиан Клар намеревались вместе похитить банкира. Однако Понто оказал сопротивление. Клар выстрелил в него, затем Монхаупт, сделав 5 выстрелов, убила раненого. Монхаупт, Клар и Альбрехт скрылись с места преступления на автомобиле, которым управлял Петер-Юрген Боок. На следующий день ответственность за убийство взяло на себя подразделение РАФ «Красный рассвет».

5 сентября 1977 г. в Кёльне был похищен председатель Западногерманского союза промышленников Ганс-Мартин Шлейер, бывший офицер СС. Его удерживали в плену до 18 октября 1977 г. Похитители требовали освобождения террористов первого поколения.

Федеральное правительство, возглавляемое Гельмутом Шмидтом, решило не поддаваться на провокации террористов. С целью оказания давления на федеральное правительство 13 октября 1977 г. группа палестинских экстремистов угнала пассажирский самолёт «Ландсхут» авиакомпании «Люфтганза» с 90 пассажирами на борту, положив начало явлению «международного терроризма»[источник не указан 657 дней]. По требованию захватчиков самолёт проследовал в столицу Сомали Могадишо. Операцию по освобождению заложников провели сотрудники специального отряда ГСГ-9 федеральной пограничной охраны.

Через несколько часов после завершения операции по освобождению заложников Баадер, Энсслин и Распе были найдены мёртвыми в своих камерах в тюрьме «Штамхайм». Ганс-Мартин Шлейер был расстрелян, как только его похитители узнали о смерти заключенных. Его тело было найдено 19 октября 1977 г. в г. Мюлуз во Франции. Те из причастных к похищению, кто дожил до настоящего времени, по-прежнему держат имя убийцы в тайне.

Террористы РАФ второго поколения позже пользовались финансовой поддержкой и помощью в организации боевых акций со стороны ГДР. Служба государственной безопасности ГДР способствовала переезду некоторых членов РАФ в ГДР, где они жили под чужими именами. После объединения ФРГ и ГДР подлог был раскрыт. Сюзанна Альбрехт, Вернер Лотце, Эккехарт Фрайхерр фон Зеккендорф-Гуден, Кристиан Дюмляйн, Моника Хельбинг, Зильке Майер-Витт, Хеннинг Беер, Зигрид Штернебекк и Ральф-Баптист Фридрих понесли наказание за террористическую деятельность. В силу истечения срока давности преступлений, совершённых Эккехартом Фрайхерром фон Зеккендорфом-Гуден и Кристианом Дюмляйном, и учитывая их готовность сотрудничать со следствием, в уголовных делах они фигурировали в качестве главных свидетелей.

Третье поколение

Третье поколение РАФ, которое, по данным ведомства по охране конституции, насчитывало до 250 человек, занималось проведением диверсионных актов и совершением убийств высокопоставленных чиновников, политиков и бизнесменов. Руководили группой 15—20 человек. Начиная с мая 1982 года характер деятельности РАФ резко меняется. Борьба за освобождение заключённых товарищей уступает место тактике спланированных вооружённых нападений. Взят курс на сближение с другими западноевропейскими террористическими течениями — Прямое действие во Франции, Красные бригады в Италии, Сражающиеся коммунистические ячейки в Бельгии.

9 июля 1986 году в Штрасслахе были убиты директор компании Siemens AG Карл-Хайнц Бекурт и его водитель Эккхард Гропплер. Автомобиль был взорван членами подразделения РАФ им. Мара Каголь. Единственный подозреваемый по делу об убийстве, Хормт-Людвиг Майер, был убит полицией в Вене в 1999 году в ходе завязавшейся перестрелки.

30 ноября 1989 году было совершено покушение с применением взрывчатых веществ на директора «Дойчебанка» Альфреда Херрхаузена в Бад-Хомбурге. Взрывчатка была прикреплена к разобранному велосипеду, лежавшему на обочине дороги перед выездом из гаража. Шофёр получил незначительные ранения. Исполнители преступления до сих пор неизвестны.

1 апреля 1991 году был убит президент союза немецкой промышленности Детлев-Карстен Роведдер. Его жена получила ранения. Исполнители преступления не были установлены. Спустя 10 лет федеральное управление уголовной полиции выдвинуло версию о причастности к убийству Вольфганга Грамса на основании результатов анализа ДНК найденного на месте преступления волоса.

27 июня 1993 году специальным подразделением GSG 9 федеральной пограничной охраны в Бад-Клайнене была проведена операция по задержанию членов РАФ Вольфганга Грамса и Биргит Хогефельд. В результате завязавшейся перестрелки погибли Грамс и 26-летний сотрудник GSG 9 Михаель Невжелла.

15 сентября 1999 года австрийская полиция попыталась арестовать Андреа Клумп и Хорста-Людвига Майера. В ходе завязавшейся перестрелки Майер погиб. Полиция располагала сведениями о его причастности к убийству Беккурта. Однако из-за его смерти уголовное разбирательства по делу об убийстве Беккурта не состоялось. Характер причастности Клумп к деятельности РАФ до сих пор неясен. В результате судебного разбирательства она была признана невиновной.

Журналисты Герхард Вишневский, Вольфганг Ландгребер и Эккехард Зикер в 1992 г. в своем телевизионном очерке «Brennpunkt», который транслировался на канале ARD, попытались поставить под сомнение существование третьего поколения РАФ. Приписываемые ему преступления, по мнению журналистов, были инсценированы сотрудниками спецслужб. В специальной литературе эта точка зрения получила название теории заговора, однако не была признана состоятельной.

Самороспуск РАФ

20 апреля 1998 г. федеральное управление уголовной полиции в г. Висбаден получило по почте 8-страничный документ, признанный экспертами подлинным, в котором РАФ заявил о своём самороспуске:

«Почти 28 лет назад, 14 мая 1970 г., в ходе освободительной борьбы возник РАФ. На сегодняшний день проект можно считать завершенным. Партизанская война в той форме, в которой её вёл РАФ, уже история».

Текст сопровождает список из 26 имен погибших членов РАФ и их соратников из «Движения 2 июня» и «Революционных ячеек».

Заявление завершается словами Розы Люксембург: «Революция говорит: „Я была, есть и буду продолжаться“».

Концепция РАФ

Работы, написанные членами РАФ (в основном первого поколения), позволяют судить о РАФ как о радикальной революционно-социалистической группе. Идеология группы частично основывается на неомарксизме «Франкфуртской школы», хотя её представители никогда не пропагандировали терроризма. В своих трудах члены РАФ также отталкиваются от идей марксизма-ленинизма. Кроме этого, заметны и маоистские тенденции. Поэтому РАФ порой называют террористами от неомарксизма. Современные исследователи считают такой подход слишком узким.

Члены РАФ испытывали ненависть к государственному аппарату ФРГ, к «системе», как они его называли. Они приписывали развитию западноевропейского общества нацистские тенденции, как это делали до них представители студенческой внепарламентской оппозиции, и считали, что национал-социалистское прошлое продолжает оказывать прямое влияние на современность ФРГ.

Активисты РАФ рассматривали национал-социалистическую диктатуру под углом зрения классовой борьбы и угнетения пролетариата. 1933 год считается в первую очередь годом «скрепления капитуляции пролетариата», а не началом диктатуры.

«Фашизм убил кадрового рабочего и обезоружил как раз не в борьбе, а давно и в концентрационных лагерях».[источник не указан 226 дней]

С точки зрения РАФ после конца войны Германия ничего не выиграла: наоборот — после 1945 года положение немецкого народа скорее ухудшилось, так как американская оккупационная власть завладела Западной Германией в качестве колонии.

«Нюрнбергский процесс был только на руку союзникам. В Потсдаме был оговорен с Советским Союзом, так как это было политически-пропагандистским соглашательством».[источник не указан 226 дней]

«Для оккупантов речь шла о том, чтобы после психологического воздействия техниками подавления воспитать в немцах демократию — то есть изменить культуру и, прежде всего, не только изменить, а сломить историческое понимание, сознание исторического существования и немецкой идентичности».[источник не указан 226 дней]

Представители первого поколения во главе с начинавшей свой профессиональный путь в качестве журналистки Ульрикой Майнхоф разработали теорию революционного радикализма.

Ульрика Майнхоф написала следующие строки в оправдание запуска в 1967 г. агитационных ракет на территорию расположения американских военных частей, имевшего целью призвать солдат к дезертирству и отказу от участия в войне во Вьетнаме:

«Развязывание войны во Вьетнаме осенью 1967 г. стало сигналом к эскалации насилия для левых движений по всему миру… Война, которую ведут США, носит подчёркнуто империалистический характер и должна служить подтверждением их мирового господства: в Азии, Африке, Европе и Южной Америке. Встаёт вопрос: может ли простое выражение протеста против этой войны говорить о демократическом самосознании? Убийства женщин и детей, снос больниц и школ, уничтожение посевных площадей и важнейших отраслей промышленности, которые будут происходить „до тех пор пока они не взмолятся о пощаде“ — всё это ставит вопрос об эффективности устраиваемых с разрешения полиции демонстраций, полиции, которая посылает свои вертолёты во Вьетнам и ни в коем случае не допустит того, чтобы демонстрации действительно повлияли на политику принятия решений…»

Весной 1971 г., за два месяца до совершения первого покушения с применением бомб — налёта на штаб-квартиру армии США в ФРГ (Франкфурт-на-Майне), который представители РАФ назвали ответом на начало применения силы во Вьетнаме, РАФ сформулировала «Концепцию ведения городской партизанской войны» (нем. Das Konzept Stadtguerilla). По образцу партизанских движений в Латинской Америке, в первую очередь Тупамарос в Уругвае, активисты РАФ намеревались вести подпольную вооружённую борьбу, иными словами «городскую партизанскую войну», против «системы», против «господствующего капиталистического режима» и «американского империализма».

В 1972 г. из-под пера Ульрики Майнхоф выходит третий боевой труд под заголовком «"Чёрный сентябрь" в Мюнхене — к стратегии борьбы с империализмом» (Die Aktion des Schwarzen September in München — Zur Strategie des antiimperialistischen Kampfes).

В 1977 г. официально издана 600-страничная книга текстов РАФ «Texte: der RAF», составленная теоретическими работами РАФ и комментариями к проводившимся членами РАФ карательным процессам.

В мае 1982 г. в свет выходит программная книга РАФ под заголовком «Партизанская война, восстание и антиимпериалистический фронт» (Guerilla, Widerstand und antiimperialistische Front), известная также как «Майская программа» (Mai-Papier). После пятилетнего молчания книга была первым и до настоящего времени единственным программным трудом РАФ. В ней были учтены ошибки «Немецкой осени» и провозглашён новый лозунг «Партизанская война и восстание — фронт». Авторы описали западноевропейский антиимпериалистический фронт, которому, по их мнению, ещё предстояло возникнуть, и то, как в его рамках могла бы протекать координационная деятельность по разработке военных проектов.

Критика методов РАФ

Теория РАФ и методы воплощения её на практике во времена их появления подверглись критике со стороны некоторых левых интеллектуалов. Так, например, в своих дневниках Руди Дучке говорил о «глупости РАФ»:

«РАФ оставил за собой грязные следы повсюду. Похоже, что правительство, в частности коалиция ХДС и ХСС, женилась на РАФ, взяв в приданое всё его дерьмо, чтобы остановить классовую борьбу!»

После захвата активистами РАФ посольства ФРГ в Стокгольме Герберт Маркузе, чьи идеи самым непосредственным образом повлияли на студенческие движения, в интервью каналу ARD на вопрос, может ли РАФ призвать его в свои ряды и действуют ли террористы из глубоких политических убеждений, ответил:

«Я до сих пор считаю себя марксистом. Марксизм отвергает террор… индивидуальный или террор группы… как средство революционной борьбы. Если смотреть субъективно на деятельность РАФ, то можно прийти к выводу, что террористы считают свои действия политическими заявлениями. Если же смотреть объективно, то это совсем не так. В случае, если политическая акция влечёт за собой смерть невинных, то политическая акция, в её субъективном понимании, перестаёт быть таковой и превращается в преступление».

Глава Китайской Народной Республики Мао Цзэдун относился к РАФ с изрядной долей иронии. Лидер китайских коммунистов утверждал, что, решив создать Красную Армию, немецкие радикалы «перепутали Китай 1927-го и Германию 1972-го»[4].

Аресты

До сих пор остаётся под стражей только один член РАФ — Биргит Хогефельд (с 1993 г.), но с августа 2009 г. она получила возможность ежедневно покидать тюрьму с условием, что ночевать по-прежнему будет в камере. В настоящий момент вышла на свободу.[5][6] Ева Хауле провела в тюрьме 21 год и была освобождена досрочно 21 августа 2007 г.[7][8] Хана Крабе находилась в заключении с 1975 по 1996 гг. Рольф Клеменс Вагнер, чьё активное участие в РАФ приходится на 1970-е гг., по прошествии 24 лет освободился из тюрьмы 9 декабря 2003 г. Приговорённая к пожизненному заключению Адельхайд Шульц, которая помимо участия в совершении других преступлений была причастна к похищению Шлейера, 1 февраля 2002 г. указом бундеспрезидента Йоханнеса Рау была помилована. Ввиду слабого здоровья в октябре 1998 г. Шульц была отпущена из-под стражи. В октябре 2001 г. пожизненное заключение, к которому Рольф Хайслер был приговорён в 1982 г., было заменено условным освобождением. В 2001 г. экс-террористка Андреа Клумп также были отпущена на свободу. Она оспаривает свою причастность к РАФ. 12 февраля 2007 г. Верховный земельный суд в Штутгарте вынес решение об освобождении 57-летней Бригитты Монхаупт из тюрьмы условно-досрочно. Решение 5-й уголовной палаты суда вступило в силу 27 марта 2007 г., в день, когда минуло 24 года пребывания Монхаупт в тюремном заключении. По прошествии 24-летнего срока отбытия пожизненного наказания, согласно нормам немецкого права, заключённый имеет право на ходатайство об условно-досрочном освобождении, если установлено, что он больше не представляет опасности для общества.

19 декабря 2008 года в Германии после 26 лет, проведённых в тюрьме, вышел на свободу бывший член «Фракции Красной армии» Кристиан Клар[9]. Освобождение Клара планировалось на 3 января 2009 года, однако он вышел досрочно. Сообщается, что в тюрьме Клар работал, и оставшиеся дни были сокращены в счёт накопившегося отпуска [10][11].

Акции РАФ

  • 1968, 2 апреля — взрыв в супермаркете Франкфурта-на-Майне.
  • 1970 — серия ограблений («экспроприаций») банков.
  • 1975, 24 апреля — захват посольства ФРГ в Стокгольме.
  • 1975, 21 декабря — захват штаб-квартиры ОПЕК в Вене.
  • 1976, 27 июня — угон пассажирского самолёта в Энтеббе (Уганда). Совместно с НФОП. (См. „Операция «Энтеббе»“).
  • 1977, 7 апреля — убийство генерального прокурора ФРГ Зигфрида Бубака (нем. Siegfried Buback) в Карлсруэ. Предположительно, в этой акции приняли участие четыре активиста РАФ — Кристиан Клар, Кнут Фолькертс, Гюнтер Зонненберг и Бригитта Монхаупт.
  • 1977, 30 июля — неудачная попытка похищения главы «Dresdner Bank» Юргена Понто (нем. Jürgen Ponto), в результате которой банкир получил пять огнестрельных ранений и вскоре скончался. Операция проводилась в Оберурзеле, в ней приняли участие три члена Фракции Красной Армии — Сюзанна Альбрехт, Бригитта Монхаупт и Кристиан Клар.
  • 1977, 5 сентября — в центре Кёльна произошло нападение и похищение президента Союза работодателей ФРГ, а также бывшего офицера СС Ханса Мартина Шляйера. При нападении гибнет вся его охрана (3 офицера полиции) и водитель. В дальнейшем заложник был убит (18 октября), его тело было обнаружено 19 октября на автостраде, ведущей в Мюлуз.
  • 1977, сентябрь — угон авиалайнера компании «Lufthansa» в Могадишо (Сомали). Немецкое подразделение спецназа «GSG 9» взяло штурмом самолёт и освободило заложников.
  • 1977, 22 сентября — перестрелка в одном из баров Утрехта, в ходе которой 46-летний нидерландский полицейский Ари Краненбург был застрелен членом Фракции Красной Армии Кнутом Фолькертсом (нем. Knut Folkerts)
  • 1981, 11 мая — во Франкфурте-на-Майне убит министр экономики федеральной земли Гессен — Хайнц Херберт Карри.
  • 1981, 31 августа — нападение на базу ВВС США в Рамштайне. 18 военнослужащих получили тяжёлые ранения.
  • 1981, 15 октября — в Гейдельберге покушение на командующего Сухопутными силами в Европе американского генерала Фредерика Крезена. Генералу удалось выжить.
  • 1985, зима — под Мюнхеном расстрелян председатель правления концерна МТУ — Эрнст Циммерман.
  • 1985, лето — во Франкфурте, на американской военной базе, взорван начинённый взрывчаткой автомобиль. Двое военнослужащих погибли, более тридцати — ранены.
  • 1986, 9 июля — около Мюнхена взрыв унёс жизнь члена правления концерна «Сименс» Карла Хайнца Бекуртса.
  • 1986, 10 октября — в пригороде Бонна застрелен руководитель политического департамента МИД ФРГ Герольд фон Браунмаль.
  • 1989, 30 ноября — террористический акт, повлёкший смерть главы «Дойче банка» Альфреда Херрхаузена.
  • 1990, 27 июля — попытка покушения на статс-секретаря МИД ФРГ Ханса Нойзеля.
  • 1991, 2 апреля — на окраине Дюссельдорфа застрелен председатель берлинского Попечительского ведомства Детлеф Карсен Роведдерт.
  • 1993 — взрыв тюрьмы в Дармштадте.

Примечания

  1. ↑ Старейшего депутата бундестага оштрафовали за… Германия, 23.04.2008
  2. ↑ «Ульрика Майнхоф „повесилась“ в своей камере непонятно как (потолок был в 4 метрах от пола) и неизвестно когда (в одних официальных документах сказано, что 8 мая 1976 г., а в других — что 9 мая; это при том, что Майнхоф проверяли каждые 15 минут и обыск в камере проводился 2 раза в сутки). Абсолютно все понимали, что Ульрика не могла покончить с собой именно 8 мая (считающегося днем победы над нацистской Германией в Западной Европе) или 9-го (эту дату левые в ФРГ — так же, как и в СССР — праздновали как День победы над фашизмом). Ещё более показательно то, что церковь отказалась признать Ульрику Майнхоф самоубийцей — и похоронила её в церковной ограде». Цит. по: Александр Тарасов. «Вьетнам близко, или Партизанская война на берегах Рейна»
  3. ↑ Как стало известно позднее, Баадер «застрелился» из пистолета, якобы стреляя сам себе в затылок, да ещё и с правой руки, хотя был левшой. Кроме того, Бригитта Монхаупт, освободившись, рассказала, что в тюрьме, где содержались лидеры R.A.F. были приняты беспрецедентные меры безопасности («С освобождением, Бригитта Монхаупт!»). Таким образом, пронести внутрь тюрьмы пистолет, да ещё и не один, представляется абсолютной фантастикой
  4. ↑ Шапинов В. Четыре мифа о Мао // Мао Цзэдун. Маленькая красная книжица. — М.: «Алгоритм», «Эксмо», 2010. — С. 22. — (Куда катится мир?). — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-40623-4
  5. ↑ Lenta.ru: Германия: Последняя террористка "Фракции Красной Армии" вышла на свободу
  6. ↑ террористке RAF разрешили покинуть тюрьму
  7. ↑ На свободу,
  8. ↑ В Германии на свободу выйдет ещё одна экс-террористка RAF
  9. ↑ Red Army Faction leader «is free». BBC, 19.12.2008
  10. ↑ В Германии вышел на свободу пожизненно осуждённый террорист. Lenta.Ru. 19.12.2008,
  11. ↑ Красноармеец скрылся на свободе. Gazeta.Ru 20.12.2008

Литература

  • Майнхоф У. М.  От протеста — к сопротивлению. Из литературного наследия городской партизанки. Изд-во: Гилея, 2004. (Серия «Час „Ч“. Современная мировая антибуржуазная мысль»). ISBN 5-87987-030-8.
  • Том Вэйг Телемечтатели. Фракция Красной Армии, 1963—1994. Изд-во: Гродно: Гродненская типография, 2004. ISBN 985-6339-43-X.
  • Гордиенко А. Н.Войны второй половины ХХ века. Мн., 1998. ISBN 985-437-507-2

РАФ в кинематографе

  • Bambule (1970) — Фильм о заключённых женского исправительного учреждения. Сценарий Ульрики Майнхофф.
  • Потерянная честь Катарины Блюм — кинофильм немецких режиссёров Фолькера Шлёндорфа и Маргареты фон Тротты. (ФРГ, 1975 г.) Экранизация одноимённого романа Генриха Бёлля 1974 года. В фильме отражена атмосфера паники в немецкой политике 1970-х годов по причине деятельности левой террористической организации «Фракция Красной Армии» (RAF), а также критикуется деятельность таблоидов и т. н. «жёлтой прессы» («Bild-Zeitung»).
  • Stammheim — Die Baader-Meinhof-Gruppe vor Gericht — художественный фильм, посвящённый процессу над лидерами РАФ. Премьера — 30 января 1986 г. Режиссёр: Райнхард Хауфф (Reinhard Hauff). В ролях: У. Тукур (Андреас Баадер), Т.Аффольтер (Ульрика Майнхоф), С.Вегнер (Гудрун Энслин), Г.Кремер (Карл Распе) и др.
  • «Третье поколение» — художественный фильм, посвящённый террористической группе, напоминающей РАФ (в картине высказывается мысль о том, что деятельность подобных организаций играет на руку капиталистической системе, так как в моменты эскалации левого терроризма у неё появляется оправдание для дальнейшего проведения политики «закручивания гаек»). Режиссёр Райнер Вернер Фассбиндер. В главных ролях: Гарри Баэр, Харк Бом, Маргит Карстенсен, Эдди Константин. Премьера — 13 мая 1979 г.
  • Фассбиндер, Фолькер Шлёндорфф, Александр Клюге и др. Германия осенью 1978 г./ Deutschland im Herbst. (ФРГ, 1978 г.) Документальный фильм-реконструкция о городской партизанской войне РАФ. Акции, похищения, похороны товарищей и др.
  • «Террорист-демократ» — германско-шведский художественный фильм по одноимённому роману Яна Гийу. Cотрудник службы шведской разведки, «шведский Джеймс Бонд» Карл Хамильтон внедряется в группу RAF в Гамбурге, с целью предотвратить планируемый теракт в Стокгольме. Режиссёр Пер Берглунд. В ролях Стеллан Скарсгорд, Катя Флинт, Буркхард Дрест и др. Премьера — 21 августа 1992 г.
  • «Легенды Риты» (оригинальное название «Die Stille nach dem Schuss» — Тишина после выстрела) — художественный фильм, посвящённый террористической группе напоминающей (в частности эпизод с побегом из тюрьмы) группу Баадера-Майнхоф[источник не указан 1157 дней]. Режиссёр Volker Schlöndorff (Фолькер Шлёндорф). В главных ролях Bibiana Beglau: Rita Vogt, Nadja Uhl: Tatjana, Martin Wuttke: Erwin Hull, Harald Schrott: Andreas Klein. Год выхода на экран — 2000.
  • Der Baader Meinhof Komplex — «Комплекс Баадера-Майнхоф» — художественный фильм, посвящённый группе Баадера-Майнхоф. Премьера — 18 сентября 2008 г. (Германия). Режиссёр — Ули Эдель (Uli Edel). В ролях: М. Блайбтрой (Андреас Баадер), М. Гедек (Ульрика Майнхоф), Й. Вокалек (Гудрун Энслин), С. Лихт (Хорст Малер), Я. Й. Лейферс (Петер Хоман), А.-М. Лара (Петра Шельм), Н. Уль (Бригитта Монгаупт), Н.-Б. Шмидт (Карл Распе) и др.
  • Документальный фильм «RAF» из цикла «Международный терроризм»
  • Красный террор («Baader») — художественный фильм, посвящённый становлению РАФ. Режиссёр: Крис Рот. В главных ролях Фрэнк Гиринг, Лаура Тонке, Хиннерк Шонеманн. Премьера — 15 февраля 2002 г.
  • Кто, если не мы (Wer wenn nicht wir) — Драма, Германия 2011 г., 125 мин. Режиссер и сценарист: Андрес Вайель, оператор: Юдит Кауфман. В ролях: Аугуст Диль (Бернард Веспер), Лена Лауцемис (Гудрун Энслин), Александр Фелинг (Андреас Баадер)и др. Продюсер: Томас Куфус. Производство: zero one film GmbH/Berlin совместно с deutschfilm GmbH/Berlin,München; Südwestrundfunk (SWR)/Stuttgart; Westdeutscher Rundfunk (WDR)/Köln; ARD Degeto Film/Frankfurt am Main. Участие в фестивалях: Берлин 2011, Москва 2011, Иерусалим 2011, SANFIC Сантьяго-де-Чили 2011, Кембридж 2011, 8-й фестиваль немецкого кино (Санкт-Петербург, Москва, Новосибирск). Германия начала 60-х: Бернвард Веспер, сын нацистского писателя Вилла Веспера, знакомится в Тюбинском университете с дочерью священника Гудрун Энсслин. Между Бернвардом и Гудрун вспыхивает страстное, изнуряющее обоих чувство. Молодая семья переезжает в Берлин и открывает собственное издательство. В Берлине они знакомятся с представителями радикально настроенной богемы. Ради одного из лидеров «левого фронта» — Андреаса Баадера — Гудрун бросает мужа и ребенка и постепенно утверждается в среде террористов, в то время как Бернвард ищет утешение в наркотиках.

РАФ в музыке

Песня группы «Электрические Партизаны» «Звезда и Автомат»

Песня немецкой панк-группы WIZO «RAF»

Проект Люка Хейнза «Baader Meinhof»

Ссылки

dic.academic.ru

Справка: террористическая организация ″Фракция Красной Армии″ | Главные события в политике и обществе Германии | DW

Террористическая организация, впоследствии получившая название "Фракция Красной Армии", была организована в Германии в 1968 году Андреасом Баадером (Andreas Baader), Ульрикой Майнхоф (Ulrike Meinhof), чуть позже к ним присоединилась Гудрун Энслин (Gudrun Ensslin). Группировка возникла на волне движения студенческого протеста против капитализма, охватившего Европу в эти годы. Молодые люди рассматривали свою деятельность как городскую партизанскую войну, направленную против государственного аппарата, буржуазии, милитаризма и нацистского прошлого.

В том же 1968 году они начали свою террористическую деятельность: Баадер, Энслин вместе с присоединившимися к ним Торвальдом Проллем (Thorwald Proll) и Хорстом Зенляйном (Horst Söhnlein) подожгли два крупных универмага во Франкфурте-на Майне. Таким образом экстремисты выразили протест против действий американских военных во Вьетнаме. На следующий день все четверо были арестованы и затем приговорены к трем годам заключения. Однако спустя год они вышли под залог, после чего скрылись от правосудия.

В начале 70-х группировкой Бадер-Майнхоф были ограблены несколько банков. Часть ее единомышленников была задержана. Однако это не ослабило боевого настроя левых радикалов. Ульрика Майнхоф в апреле 1971 года выпустила манифест "Концепция городской партизанской войны ("Das Konzept Stadtguerilla"), в котором впервые появилось название "Фракция Красной Армии".

В 1972 году RAF вновь напомнила о себе. 11 мая прогремели три взрыва в одном из штабов американских военных во Франкфурте-на-Майне. Тринадцать человек были ранены, один офицер погиб. Этим террористическим актом "Фракция Красной Армии" отреагировала на продолжающуюся войну во Вьетнаме.

На следующий день бомба сработала в полицейском управлении города Аугсбурга на юге Германии, серьезно пострадали пять служащих. Буквально через несколько часов на парковке в Мюнхене взлетела на воздух начиненная взрывчаткой машина. В последующие дни полиция не смогла предотвратить взрывы в издательстве Axel Springer, в гейдельбергской штаб-квартире армии США, а также покушение на федерального судью Будденберга, в котором пострадала его жена.

В 1972 в ходе масштабных полицейских опрераций все ключевые фигуры RAF были арестованы. Из-за жестких условий содержания многие из них многократно объявляли голодовку. Это стало причиной гибели одного из членов RAF Хольгера Майнса (Holger Meins).

В апреле 1977 были убиты генеральный прокурор Зигфрид Бубак (Siegfried Buback), его водитель и телохранитель, в июле – шеф Dresdner Bank Юрген Понто (Jürgen Ponto). Кровавым апогеем стало похищение, а затем убийство осенью того же года председателя немецкого объединения работодателей Ханса-Мартина Шляйера (Hans-Martin Schleier). Журналистам подбросили видеозапись, на которой Шляйер просит о помощи на фоне пятиконечной звезды с автоматом – эмблемы Фракции Красной Армии.

Масштабные протесты сочувствующих вынудили органы правопорядка пойти на уступки. В апреле 1977 года Андреас Баадер, Гудрун Эсслин, Ян-Карл Распе (Jan-Carl Raspe) и некоторые другие члены группировки были приговорены к пожизненному заключению. Ульрике Майнхоф не дождалась решения суда, покончив жизнь самоубийством.

5 сентября 1977 года членами "Фракции Красной Армии" был похищен председатель Союза работодателей ФРГ Ханс-Мартин Шляйер (Hans-Martin Schleyer). В качестве выкупа террористы потребовали выпустить из тюрьмы двенадцать осужденных "рафовцев" и сумму в 100 000 марок.

Немногим позже палестинские террористы взяли в заложники пассажиров самолета немецкой авиакомпании Lufthansa. Они объявили, что поддерживают требования похитителей Шляйера. Благодаря удачно организованной операции немецкого спецназа все 82 заложника были освобождены. После официального сообщения о благополучном исходе операции Андреас Баадер, Гудрун Эсслин и Ян-Карл Распе были найдены мертвыми в своих камерах. На следующий день полиция узнала об убийстве Шляйера.

В начале 1980-х новое поколение "Фракции Красной Армии" поставило своей целью не только освобождение заключенных товарищей, но и борьбу против империализма в Европе. Самым громким преступлением этого периода можно считать убийство председателя правления Союза машино- и турбиностроения Эрнста Циммермана (Ernst Zimmermann). Его концерн помимо прочего занимался изготовлением двигателей для боевых самолетов и танков.

Циммермана застрели в присутствии его жены днем в собственном доме. За этим последовали убийства члена правления Siemens Карла-Хайнца Бекурта (Karl-Heinz Beckurt), претендента в статс-секретари Герольда фон Браунмюля (Gerold von Braunmühl) и другие преступления.

"Фракция Красной Армии" просуществовала до 1998 года, когда официально объявила о своем роспуске. (сш)

www.dw.com

Итальянские Красные бригады возвращаются из забвения

Источник перевод для mixednews – josser

В Италии, как стране с древней историей, и времена и события имеют свойство двигаться по бесконечному кругу.

Чтобы найти ключи к пониманию текущей запутанной ситуации в этой стране, самое лучшее, что можно сделать – это забросить удочку подальше в прошлое.

Просто удивительно, как одинаково решаются таким способом самые сложные вопросы.

Возьмите, к примеру, следующий жгучий вопрос: «Изнывает ли в настоящее время Италия под гнётом диктатуры?»

Для ответа на него мы перелистнём назад страницы истории до момента прихода Бенито Муссолини в 1922 году. Между прочим, история о том, как он возглавил марш на Рим, является старой седой уткой. На деле же, не имевшие ни гроша мятежники, выклянчили плату за проезд на поезде у одного из его помощников.

Тем не менее, клятвы Муссолини почти вековой давности звучат в современной Италии привычными аккордами. Он проповедовал о добродетелях сбалансированного бюджета, реорганизации экономики, радикальной перестройке рынков рабочей силы и тому подобном.

Он оказался вознесённым к власти голосами радикальных, либеральных и католических партий, поскольку представительство чёрнорубашечников в парламенте было почти символическим.

Кажется знакомым? Что ж, всё становится на свои места, стоит вам просто заменить Бенито Муссолини на Марио Монти.

Силы за спиной Монти несомненно хорошо покорпели над учебниками истории и поставили узаконенный путч более-менее в соответствии с тем, что осуществил Муссолини, переполненный теми же самыми обещаниями убраться на кухне. Король жестом призвал набирающего силу диктатора к власти.

В этот раз – президент Джорджо Наполитано, которого мягко попросили за нового глобалистского премьера-технократа. Не испытывая недостатка в лавэ, Монти сам любезно заплатил за проезд на поезде.

Роль парламента сведена к нулю, теперь он мало чем отличается от говорильни, оборудованной автоматической печатью. Он останется таким до назначенных на следующую весну выборов.

Идея в том, что над новым парламентом будет господствовать новая узаконенная сила, льнущая довольно близко к «народной» легальной силе правого толка, похожей по своей структуре и целям на «пополари» (католическая партия, конкурировала за голоса крестьянства и пролетариата с социалистами; прим. mixednews.ru) Муссолини (за вычетом чёрнорубашечников).

Таким образом, используя этот довольно незатейливый, но вместе с тем изящный аналитический инструмент, мы обретаем не только более совершенные познания в отношении текущего состояния дел, но и значительные способности заглядывать в будущее. Я обнаружил, что это работает с любой страной, или заданным набором обстоятельств. Но нашим предметом здесь является Италия – по немаловажным причинам, которые я сейчас раскрою.

Не так давно я писал о мерзком случае взрыва во дворе школы в Бриндизи. Это ужасное событие следует рассматривать в той же плоскости, что и волну арестов, которая в настоящий момент захлестнула страну – масштабную облаву на предполагаемых «анархистов», стремящихся к совершению актов насилия против основ общественно-политического строя.

В числе целей – лица, якобы состоящие в мутной группе, именующей себя Неформальной федерацией анархистов (или, как вариант, на них навесили такой ярлык), а также родственная ячеистая организация того же типа, Интернациональный революционный фронт.

Они несут совместную ответственность за нападения, как в самой Италии, так и за её пределами, на объекты, которые по всем внешним признакам удовлетворяют стандартной культурной программе антисистемного насилия.

Возьмём, к примеру, центр задержания и высылки незаконных иммигрантов CIE, расположенный в Градиска д’Изонцо на северо-востоке Италии – обитель несправедливости, широко порицаемая за бесчеловечные условия содержания, коими напоминает концлагерь. Год назад его вынужденные постояльцы чуть было не сожгли это местечко. А теперь ему досталось и от анархистов.

Дорогой и независимый Университет Боккони в Милане был специально создан для того, чтобы принимать ухаживания от, как считается, яростных бригад, ведь его ректором, до того как быть выдернутым оттуда во имя более важного призвания, был никто иной как Марио Монти.

Офисы пользующегося всеобщей нелюбовью агентства по налогообложению и сбору налогов «Эквиталия», в том числе головной в Риме, тоже не были обделены вниманием в виде бомб по почте и прочих подобных устройств, среди которых давняя и знаменитая опора неистовых анархистов, коктейли Молотова.

Недавно в портовой Генуе на северо-западном побережье видный чиновник научно-промышленной компании Ansaldo Nucleare был ранен в ногу и бедро стрелком в маске, оседлавшим заднее сиденье мотоцикла. Это одно нападение приводилось неизбранным техническим правительством в качестве основания для того, чтобы поднять внушительную силу из 14 тысяч человек личного состава на охрану так называемых «уязвимых» объектов и потенциальных целей атак по всей стране.

Другие приписываемые анархистам нападения – в указанных случаях за пределами Италии – включают бомбардировки «Дойче банка» во Франкфурте и, по какой-то неизвестной причине, прошлогодняя атака на греческое посольство в Париже.

Эти происшествия выглядят разрозненно, если не воспринимать всерьёз высказывания командира организации по проведению специальных операций карабинеров ROS генерала Джампаоло Ганцера.

В ходе облавы на подозреваемых после стрельбы в Генуе он возбуждённо излился в эфире одного из главных новостных телеканалов, сообщив, что его люди раскрыли связь между тем, что назвал «греческими и итальянскими элементами анархо-мятежа». К этому он прибавил: «Это объективная информация».

Я бы сказал, что это просто затасканная, несвежая пропаганда. «Анархо-мятеж» – это повторение стряпни из фальшивого, искусственного, вызывающего страх адреналина, приготовленной в тех же самых лабораториях, которые в семидесятые-восьмидесятые подарили Италии большую часть насилия «anni di piombo», годов свинца.

Одним из главных методов работы Raggruppamento Operative Speciale по признаниюWikipedia является инфильтрация в предполагаемые ячейки. Это означает, что действующие под прикрытием люди ROS проникают в банды и ячейки организаций, подозреваемых в незаконной торговле наркотиками, оружием, людьми, а если вообще – в любой активности из длиннющего списка порочных видов деятельности.

Кое о чём необходимо сказать сразу. При всех этих способностях к внедрению, могущественная итальянская мафия процветает как никогда раньше, выдавая почти 10 процентов ВВП.

Оперативным работникам ROS, кажется, гораздо легче играючи проскальзывать в подвалы с горсткой или около того находящихся в лихорадочном бреду заговорщиков, целящих в устои государства, нежели мешать тихим раздумьям почтенного общества.

Документально установлено (и не одним лишь мной), что итальянские Красные бригады и их аналоги в Германии (Фракция Красной Армии, а также их родственники в Революционных ячейках), Великобритании (Гневные бригады), Греции (Революционная организация 17 ноября и ей подобные) были пронизаны военными и спецслужбами, что считалось обычным делом.

Британские СМИ пестрят историями о протестных экологических организациях, в которых МИ-5 и полиция в рабочем порядке размещают «спящих» агентов, словно это в порядке вещей. Привычка – вторая натура.

В отношении греко-итальянских «анархо-мятежников» мы можем сказать то же самое, и не ошибиться. Проблемная сторона оперативной работы заключается в непреодолимом искушении внедрять не просто собирающих информацию осведомителей, а полноценных агентов-провокаторов.

Природоохранная связь, которую я только что проиллюстрировал, привела в Британии к судам, где стало понятно, что на совершение агрессивных действий активистов и впрямь подбивали внедрённые лица.

Это стандартная и с трудом скрываемая уловка, на которой лежит ответственность за большую часть ужасов незатухающего республиканского восстания в Северной Ирландии (известной как Ольстер). За массой насилия, чинимого как республиканскими, так и лоялистскими боевиками, стоит британская военная разведка и службы госбезопасности.

Разумеется, мы не можем знать суровой голой правды ввиду конфиденциальности информации, составляющей государственную тайну, но получив некоторый непосредственный журналистский опыт ирландской войны, я бы сказал, что общественной огласке предано пока ещё очень мало фактической информации, касающейся координации ирландского терроризма на государственном уровне. Большую её часть мы в любом случае никогда не узнаем.

Таковы немаловажные наблюдения, которые образуют подоплёку Большого анархистского террора, сотрясающего сейчас Италию, а раз мы так считаем, – и Грецию. Есть ли в том совпадение, что обе страны недавно пережили узурпацию своих демократических институтов «глобалистой» и, как следствие, обнаружили себя под пятой баронов-грабителей?

Я думаю, что нет по следующим причинам. В семидесятые-восьмидесятые Европу преследовал страх перед коммунистической городской герильей. Это было пугалом, призванным пригнать избирателей в распростёртые надёжные объятия правительств правой ориентации.

Тогда бомбы и пули стояли на службе у страха, и вот, они в очередной раз вернулись. Страху нужны погонщики, которыми сейчас стали взбешённые анархисты, загнанные в катакомбы, где они вынашивают планы по разрушению существующей цивилизации.

Полицейский рейд в дом одного подозреваемого весьма кстати обернулся находкой учебного пособия, озаглавленного: «Каждому своё. 1000 способов саботажа этого мира».

Это правда, что траулеры выловили уйму мёлкой рыбёшки, извивающейся в сетях антитеррористических организаций.

Это настолько откровенно мелкая сошка, что преувеличивать её значение представляется неблагоразумным. Но её существование, конечно же является необходимым условием для того, чтобы свистать всех наверх и драматизировать мираж разгула анархистской преступной стихии.

По своей пользе и отдаче это почти что напоминает макание ведьм в деревенский пруд. Но если мы вспомним, досоветская практика применения средневекового позорного стула (укреплённый на подвижном бревне стул, к которому привязывали обвиняемую и опускали в воду; прим. mixednews.ru) как формы раскаяния-исповеди имела целью поддержание послушания перед церковью и феодальной властью.

Что же до боли поражает в этом контексте, так это сходство между ловлей на крючок нечистой силы стародавних времён и культурой «внутреннего врага» годов свинца, то есть «красных под кроватью», а ныне – большой и абсолютно вымышленной анархистской страшилки.

Если бы сегодня был жив Джордж Оруэлл, мы бы обязательно задали ему видоизменённый вопрос, который он поставил в отношении коммунизма в тридцатые годы. А именно, за что именно выступают анархисты? Во время Прекрасной эпохи конца XIX века они бросали свои бомбы в представителей буржуазии и именитых государственных мужей.

Указанное ровным счётом ничего им не дало. Это был анархизм в чистом виде, который в конце концов умер своей смертью. И в довершение ко всему, подавляющая часть хаоса объяснялась терактами под чужими флагами в исполнении государственных агентов.

Однако постоянную пользу из этого извлекло правительство, воспользовавшееся злодеяниями с целью отклонения хода реформ, укрепления капитализма рантье (естественно, к устойчивой выгоде упрочивших своё положение классов), создания средств ведения большой войны и оправдания территориальных захватов и экспансии.

Что же во всём этом так сильно отличается от того, что мы видим вокруг себя в наши дни?

Сфабрикованная анархистская накипь образовалась в двух странах, Италии и Греции, которые в высшей степени беззащитны перед организованными Уолл-стритом грабительским раздеванием мерами экономии. Моё основанное на знании предположение заключается в том, что данный вирус будет чудесным образом кочевать туда, где есть сопротивление бульдозеру строгой экономии (Испания, Португалия и Ирландия) и всепожирающему, раскинувшему свои щупальца спруту – душителю государств под названием ЕС.

Более того, я ожидаю увеличения размаха насилия, возможно, до пугающих размеров – не исключая даже подобия бойни на железнодорожной станции в Болонье 1980 года.

В Великобритании Дэвид Камерон нагло выставил анархистскую угрозу в качестве источника массовых протестов против глубоко непопулярной политики жёсткой экономии, проводимой его правительством.

На самом же деле, совершенно ясно, что государственные смутьяны подталкивали массовые демонстрации к актам насилия, объектами которых всегда выступают такие типичные цитадели капитализма, как банки и большие универмаги.

Искусственный, сделанный на заказ терроризм – это старый итальянский сюжет – и политический инструмент. Тем не менее, СМИ взяли на себя обет молчания по вопросу абсолютного сходства между первыми Красными бригадами и свежевылупившимися анархистскими ячейками. Какой может быть причина? Довольно известный обозреватель, работающий на крупную газету, в частном порядке согласился с тем, что итальянское государство никогда не могло полностью отстраниться от прямого стимулирования и ведения террора.

Но любое такое признание – в годы свинца это было таким же неубедительным слухом – невозможно было обсуждать открыто, потому что в таком случае раз и навсегда обнажилась бы пустившая глубокие корни бестолковость самого итальянского государства.

В моей новой книге я показываю, что множество актов в действительности были совершены неофашистами, действующими по тайному соглашению с организованной преступностью, при этом обе стороны работали в качестве субподрядчиков теневого государства.

«Гладио», итальянское подразделение управления секретных армий НАТО, выступало в роли второго координатора и подстрекателя насилия, в основном с целью подрывной деятельности против большой и влиятельной коммунистической партии – главным образом для того, чтобы держать её подальше от правительства.

Понятно, что НАТО – всего лишь продолжение Пентагона, который руководил действиями одного из главных наёмников того периода, неофашистского стрелка и взрывника Винчи Винчигуэрры, чтобы признать, что всё это время он работал на «чувствительную иностранную державу».

Колесо времени перенесло теперь историю вперёд. Сатирик с дикой гривой волос Беппе Грилло, чьё независимое «Пятизвёздочное движение» демонстрирует в опросах довольно удивительный (а для кругов, группирующихся вокруг Монти, совершенно ужасающий) 21 процент голосов,  не стесняясь в выражениях, заявил, что подрывники и стрелки в масках возвращаются в ходе новой фазы инспирированной государством «стратегии напряжённости».

Согласно классическому, но неизменно удобному выражению, позаимствованному у стервятников Уолл-стрита, можете быть уверенными, что когда дело доходит до искусственного террора, как аукнется, так и откликнется.

Loading...

Понравилась статья?Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

mixednews.ru

Фракция Красной Армии — Традиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»

Раф в основном использовалась еврейским ссудным капиталом для физического уничтожения банкиров, политиков и чиновников Германии, попытавшихся выйти из под контроля Ротшильдов.[Источник?]См., например: убийство Херхаузена, Понто и т. п.

Фракция Красной Армии (РАФ, RAF — нем. Rote Armee Fraktion) — подпольная коммунистическая радикальная организация городских партизан, действовавшая в ФРГ и Западном Берлине. Символом организации был пистолет-пулемёт H&K MP5 на фоне красной звезды. Организована в 1968 Андреасом Баадером, Гудрун Енсслинг, Хорстом Малером, Ульрикой Майнхоф, Ирмгард Мёллер и др. Названа в честь революционных армий России, Китая и Кубы. Организована по образцу южноамериканских партизанских групп, таких как Тупамарос (Уругвай). Рассматривали свою деятельность как городскую партизанскую войну, направленную против государственного аппарата и класса буржуазии. Ответственна за совершение 34 убийств, серии банковских налетов и покушений на высокопоставленных лиц и организации с применением взрывчатых веществ. В 1998 г. группа официально заявила о самороспуске.

Причины возникновения[править]

К 1960 гг. в ФРГ и Западном Берлине выросло молодое послевоенное поколение, которое по-новому сформулировало вопросы морали и этики относительно действий своих родителей во время войны и правомерности существования ФРГ в той форме, в какой она существовала на тот момент. Нередко мировоззрение молодежи становились причиной размежевания со старшими поколениями. Война во Вьетнаме усугубила неприязненное отношение некоторых слоев немецкого населения к США. В крупных университетских городах Западной Европы развернулись антиамериканские студенческие демонстрации. На территории ФРГ возникли внепарламентская оппозиция и Социалистический Союз Немецких Студентов, выступавшие с мирными протестами.

По собственному определению, РАФ являлся революционным авангардом внутри обозначившейся оппозиции государственной власти и был призван осуществить мировую революцию. Свою задачу группа видела в ведении вооруженной борьбе с т.н. «американским империализмом» в т.ч. и в Западной Европе. Из 3 поколений РАФ только первое пользовалось некоторой поддержкой населения. Симпатии со стороны населения выражались в акциях солидарности и становлении разветвленной системы полулегальной поддержки тылового обеспечения, в первую очередь благодаря деятельности «Красной помощи». О популярности идей РАФ может говорить и тот факт, что судебными защитниками террористов РАФ первого поколения выступили известные юристы. Второе поколение РАФ вследствие неоправданной жестокости осуществлявшихся ими террористических актов потеряло поддержку населения и отдалилось даже от сочувствующих, действуя как радикальная террористическая группа.

РАФ представлял собой сравнительно небольшую группу людей. Число лидеров, возглавлявших группу и занимавшихся активной подпольной деятельностью, за всю ее историю с 1970-ых по 1990-е гг. составляет от 60 до 80 человек. Число лиц, непосредственно не входивших в группировку, но оказывавших ей всяческую поддержку, составляет около 300 человек.

Реакцией на преступления, совершенные РАФ во время «Немецкой осени», стало принятие в 1977-79 гг. ряда законов против террористов, которые ограничивали личные права граждан, однако были признаны легитимными с точки зрения соблюдения государственно-правовых принципов. В ходе проведения террористических актов и захватов заложников члены РАФ убили 34 человека. Многие были ранены. Также были убиты 20 членов РАФ.

Немецкие СМИ группировку часто называли группой Баадера-Майнхоф (Spiegel) или Бандой Баадера и Майнхоф (Bildzeitung). Позднее за ней закрепилось название, выбранное самими террористами в честь революционной армии России, — Фракция Красной Армии (РАФ, RAF — нем. Rote Armee Fraktion). История РАФ насчитывает не одну смену поколений революционеров-террористов, между которыми, однако, практически не было физической преемственности. Кроме этого, каждое поколение РАФ отличается от предыдущего организационной структурой и изменениями в теории и практики ведения «борьбы за новый мир».

Хроника событий[править]

Предыстория[править]

История РАФ начинается со студенческих движений и заканчивается официальным заявлением о самороспуске, сделанном в 1998 г. Убийство 2 июня 1967 г. полицейским студента-теолога Бенно Онезорга во время демонстрации протеста в Берлине против приезда иранского шаха в Германию стало сигналом к эскалации насилия. Первое поколение РАФ вышло главным образом из милитаристского крыла внепарламентской оппозиции, которая в конце 1960-х гг. распалась на множество мелких левых группировок и организаций, а также коммунистических коммун, т.н. К-групп.

Итогом дискуссий относительно возможности применения «насилия к “объектам”», которые велись участниками студенческих движений, стал поджог 2 апреля 1968 г. 2 супермаркетов во Франкфурте-на-Майне. Гудрун Энсслин, Торвальд Пролль и Хорст Зёнляйн осуществили поджоги символов системы потребления в знак протеста против развязанной США войны во Вьетнаме, а также в знак мести за убийство Б. Онезорга и солидарности с третьим миром. Пожар нанес ущерб в размере 700 000 марок. Уже 4 апреля поджигатели были задержаны. Каждый из них был осужден к 3 годам лишения свободы. Процесс вызвал широкий общественный резонанс. Многим мера наказания показалась излишне строгой. После подачи ходатайства о пересмотре приговора в верховный суд ФРГ осужденные были выпущены под залог. На очередное заседание суда они не явились, уйдя в подполье. Вместе со своим адвокатом Хорстом Малером террористы решили объявить государству городскую партизанскую войну и вести ее по примеру латиноамериканских стран. Осуществиться этому плану помешал арест Андреаса Баадера, члена и организатора группы. В апреле 1970 г. его арестовал патруль транспортной полиции во время случайной проверки документов.

Первое поколение[править]

Хотя в некоторых исследованиях, посвященных РАФ, поджоги супермаркетов во Франкфурте-на-Майне считаются отправной точкой в истории группы, чаще всего датой создания РАФ называют день побега Баадера, что соответствовало точке зрения самой группы. Побег Баадера состоялся 14 мая 1970 г. Под предлогом написания книги о лицах, находящихся под домашним арестом, журналистка Ульрика Майнхоф добилась разрешения на встречу с Баадером, который был доставлен для интервью в Берлинский институт социальных исследований. Майнхоф устроила для него побег с применением оружия. Сотрудник Института Герг Линке был тяжело ранен.

5 июня 1970 в журнале «Agit 883» под заголовком «Die Rote Armee aufbauen!» появилось первое официальное заявление РАФ, написанное Гудрун Энсслин.

В период с июня по август 1970 г. Андреас Баадер, Гудрун Энсслин, Ульрика Майнхоф, Хорст Малер, Петер Хоманн, Бригитта Асдонк и еще десяток членов группы прошли подготовку в военном лагере экстремистского палестинского движения «Аль-Фата».

В начальный период формирования группа заявила о себе совершением серии банковских ограблений, нападением на инкассаторские машины и похищением важных документов. Целью преступных нападений было первоначальное накопление капитала. Лишь в 1971 г. РАФ выступил перед общественностью с программным документом «Концепция ведения городской партизанской войны» (Das Konzept Stadtguerilla). Незадолго до этого по всей территории ФРГ начался широкомасштабный розыск членов группы, в состав которой входило около 50 человек. Лидерами первого поколения РАФ были Андреас Баадер, Гудрун Энсслин, Хольгер Майнс, Ульрика Майнхоф и Жан-Карл Распе.

В 1972 г. группа впервые совершила покушение с применением бомб. В результате совершения серии покушений на военные и государственные объекты США, располагавшиеся на территории ФРГ, были убиты 4 человека, более 30 были ранены. В июне 1972 г. лица, игравшие ключевую роль в группе, были арестованы.

17 января 1973 г. 40 членов РАФ, находившихся под стражей, начали первую коллективную голодовку в знак протеста против условий содержания. Заявление о начале голодовки, сделанное Андреасом Баадером в знак протеста против ведения уголовного процесса против Хорста Малера, стало и требованием «прекратить применение мер изолирования в отношении политических заключенных ФРГ». Требование выведения заключенных из системы «коридоров смерти» в первую очередь относилось к Ульрике Майнхоф. 9 февраля она была переведена в одиночную камеру в мужское отделение тюрьмы «Кельн-Оссендорф», и 16 февраля голодовка была прекращена.

Террористы жаловались на невыносимые условия тюремного содержания. Называя его пыткой одиночеством и требуя ее прекращения, среди прочего они пытались получить статус военнопленных. Свои требования они подкрепляли голодовками, в результате одной из которых в тюрьме «Виттлих» 9 ноября 1974 г. умер Хольгер Майнс. Действия заключенных, поддержку которым оказывали их адвокаты, как, например, позднее представший перед судом Клаус Крусан, вызвали широкий резонанс в среде левых движений. В число известных адвокатов, защищавших террористов РАФ первого поколения, входят ставшие в последствии известными политиками Отто Шили, занимавший в 1998-2005 гг. пост министра внутренних дел, и Ханс-Кристиан Штрёбеле (Отто Шили был членом партии «Зеленых», однако потом перешел в СДПГ, где было легче сделать политическую карьеру; Штрёбеле же, наоборот, был исключен из СДПГ за излишнюю поддержку РАФ и сегодня является заместителем председателя парламентской фракции «Зеленых»). Рассказ Хорста Бубека, охранника, работавшего в одной из тюрем, где содержались террористы РАФ, и фотоснимки, сделанные самими заключенными с помощью тайно переданной им фотокамеры, поставили под сомнение утверждения о чрезмерной строгости их содержания под стражей и проведения над ними пыток одиночеством.

В дело террористов РАФ вмешалась мировая общественность в лице французского философа-экзистенциалиста Жана-Поля Сартра, который попытался выступить посредником в споре между заключенными и правительством ФРГ. 4 декабря 1974 г. Сартр навестил Баадера в штутгартской тюрьме «Штамхайм». Однако позже в частной беседе он назвал Баадера «ублюдком».

В мае 1975 г. задержанные были признаны виновными в совершении предъявленных им преступлений, и в апреле 1977 г. после 192 дней судебного разбирательства каждый из них был приговорен к пожизненному заключению. Ранее, 29 ноября 1974 г., Ульрика Майнхоф уже была приговорена к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет.

Лидеры первого поколения РАФ умерли в течение 1976-77 гг. в штутгартской тюрьме «Штамхайм», в зоне, предназначенной для содержания особо опасных преступников. 9 мая 1976 г. Ульрика Майнхоф совершила самоубийство. Из лоскутков носового платка она сплела веревку и повесилась на раме окна в собственной камере.[1] После серии неудавшихся попыток вызволить из тюрьмы оставшихся террористов (похищение Шлейера, угон самолета группой арабских экстремистов из 4 человек), предпринятых представителями второго поколения РАФ, Андреас Баадер, Гудрун Энсслинг и Жан-Карл Распе совершили коллективное самоубийство. Расп и Баадер застрелились из пистолетов, тайно пронесенных на территорию тюрьмы работником тюремной канцелярии Клаусом Крусаном.[2] Энсслин повесилась на кабеле электрической проводки. Ирмгард Мёллер нанесла себе 8 ножевых ранений в область сердца с помощью ножа, входившего в число приборов для принятия пищи. Раны оказались не смертельными.

Сразу же после официального объявления о коллективном самоубийстве, возникло сомнение в том, что смерти наступили действительно в результате самоубийств. Ни вскрытие тел, проведенное по требованию следствия, ни дальнейшее расследование причин смерти, на проведении которого настояли близкие родственники погибших и их бывшие адвокаты, не подтвердили версию о насильственной смерти. Однако Ирмгард Мёллер до сих пор настаивает на том, что никакого уговора о коллективном самоубийстве среди террористов не было и что полученные ею раны не были нанесены ею самой. И не 8 ранений, а 4... но, впрочем, после самоудавления платками, электрическим кабелем и самоубийства из тайно пронесённых на территорию тюрьмы пистолетов, всех сразу в один вечер и в момент штурма угнанного самолёта - уже всему веришь...

В 1977-78 гг. Европейская комиссия расследовала обстоятельства гибели заключенных «Штамхайма» и не смогла найти доказательств, опровергающих версию коллективного самоубийства. Результаты экспертизы были рассекречены в конце 1990-х гг. С тех пор версия о коллективном самоубийстве является официально признанной.

Второе поколение[править]

Второе поколение террористов РАФ сформировалось после ареста большей части представителей первого поколения, которые, даже находясь в тюрьме, продолжали оказывать значительное пропагандаистское влияние на сочувствующих. Многие члены второго поколения РАФ были выходцами из образованного 12 февраля 1970 г. «Социалистического коллектива пациентов».

27 февраля 1975 г. за 3 дня до начала проведения выборов в палату депутатов главный кандидат от берлинского представительства ХДС Петер Лоренц был похищен участниками «Движения 2 июня». Похитители потребовали освобождения заключенных террористов. Федеральное правительство в первый и последний раз согласилось выполнить подобное требование. По требованию похитителей, Верена Беккер, Габриель Крёхер-Тидеманн, Ингрид Зипманн, Рольф Хайслер и Рольф Поле были высланы в г. Адан (Емен). 4 марта на свободу вышел Лоренц. Тот факт, что некоторые из отпущенных на свободу террористов впоследствии вернулись к террористической деятельности, заставил федеральное правительство отказаться от каких бы то ни было переговоров с террористами в дальнейшем.

Помня о последствиях февральских событий, представители второго поколения РАФ были готовы добиваться своей цели любой ценой. 24 апреля 1975 г. террористы захватили посольство ФРГ в Стокгольме, требуя освобождения лидеров группы.

7 апреля 1977 г. было совершено убийство Генерального прокурора ФРГ Зигфрида Бубака и двух его телохранителей Вольфганга Гебеля и Георга Вюрстера. В то время когда Бубак в своем «Мерседесе» направлялся на работу, автомобиль подвергся вооруженному нападению. 15 патронов были выпущены из пистолета-пулемета преступником, двигавшимся рядом на мотоцикле. Ответственность незамедлительно взяло на себя подразделение РАФ имени Ульрики Майнхоф. На сегодняшний день доказана причастность к преступлению Кристиана Клара, Кнута Фолькертса, Гюнтера Зонненберга и Бригитты Монхаупт. Кто именно управлял мотоциклом и кто произвел выстрелы, до сих пор не известно.

30 июля 1977 г. было совершено убийство президента «Дрезденер-банка» Юргена Понто. Член РАФ Сюзанна Альбрехт воспользовалась личным знакомством с банкиром, чтобы проникнуть в его загородный в окрестностях Франкферта-на-Майне. Альбрехт, Бригитта Монхаупт и Кристиан Клар намеревались вместе похитить Понто. Однако Понто оказал сопротивление. Клар выстрелил в него, затем Монхаупт, сделав 5 выстрелов, убила раненого. Монхаупт, Клар и Альбрех скрылись с места преступления на автомобиле, которым управлял Петер-Юрген Боок. На следующий день ответственность за убийство взяло на себя подразделение РАФ «Красный рассвет».

5 сентября 1977 г. в Кельне был похищен председатель Западногерманского союза промышленников Ганс-Мартин Шлейер. Шлейера удерживали в плену до 18 октября 1977 г. Похитители требовали освобождения террористов первого поколения.

Федеральное правительство, возглавляемое Гельмутом Шмидтом, решило не поддаваться на провокации террористов. С целью оказания давления на федеральное правительство 13 октября 1977 г. группа палестинских экстремистов угнала пассажирский самолет «Ландсхут» авиакомпании «Луфтганза» с 90 пассажирами на борту, положив начало явлению «международного терроризма». По требованию захватчиков самолет проследовал в столицу Сомали Магадишо. Операцию по освобождению заложников провели сотрудники специального отряда ГСГ-9 федеральной пограничной охраны.

Через несколько часов после завершения операции по освобождению заложников Баадер, Энсслин и Расп были найдены мертвыми в своих камерах в тюрьме «Штамхайм». Ганс-Мартин Шлейер был расстрелян, как только его похитители узнали о смерти заключенных. Его тело было найдено 19 октября 1977 г. в г. Мюлльхаузен во Франции. Те из причастных к похищению, кто дожил до настоящего времени, по-прежнему держат имя убийцы в тайне.

Террористы РАФ второго поколения позже пользовались финансовой поддержкой и помощью в организации боевых акций со стороны ГДР. Служба государственной безопасности ГДР способствовала переезду некоторых членов РАФ в ГДР, где они жили под чужими именами. После объединения ФРГ и ГДР подлог был раскрыт. Сюзанна Альбрехт, Вернер Лотце, Эккехарт Фрайхерр фон Зеккендорф-Гуден, Кристиан Дюмляйн, Моника Хельбинг, Зильке Майер-Витт, Хеннинг Беер, Зигрид Штернебекк и Ральф-Баптист Фридрих понесли наказание за совершенные ими преступления. В силу истечения срока давности преступлений, совершенных Эккехартом Фрайхерром фон Зеккендорфом-Гуден и Кристианом Дюмляйном, и учитывая их готовность сотрудничать со следствием, в уголовных делах они фигурировали в качестве главных свидетелей.

Третье поколение[править]

Третье поколение РАФ, которое, по данным ведомства по охране конституции, насчитывало до 250 человек, занималось проведение диверсионных актов и совершением убийств высокопоставленных чиновников, политиков и бизнесменов. Руководили группой 15-20 человек. Начиная с мая 1982 г. характер деятельности РАФ резко меняется. Борьба за освобождение заключенных товарищей уступает место тактике спланированных вооруженных нападений. Взят курс на сближение с другими западноевропейскими террористическими течениями, такими как: Action Directe во Франции, Красные бригады в Италии, Cellules Communistes Combattantes в Бельгии.

9 июля 1986 г. в г. Штрасслах были убиты директор компании Siemens AG Карл-Хайнц Бекурт и его водитель Эккхард Гропплер. Автомобиль был взорван членами подразделения РАФ им. Мара Каголь. Единственный подозреваемый по делу об убийстве, Хормт-Людвиг Майер, был убит полицией в Вене в 1999 г. в ходе завязавшейся перестрелки. 30 ноября 1989 г. было совершено покушение с применением взрывчатых веществ на директора «Дойчебанка» Альфреда Херрхаузена в г. Бад-Хомбург. Взрывчатка была прикреплена к разобранному велосипеду, лежавшему на обочине дороги перед выездом из гаража. Шофер получил незначительные ранения. Исполнители преступления до сих пор неизвестны.

1 апреля 1991 г. был убит президент союза немецкой промышленности Детлев-Карстен Роведдер. Его жена получила ранения. Исполнители преступления не были установлены. Спустя 10 лет федеральное управление уголовной полиции выдвинуло версию о причастности к убийству Вольфганга Грамса на основании результатов анализа ДНК найденного на месте преступления волоса.

27 июня 1993 г. специальным подразделением ГСГ-9 федеральной пограничной охраны в г. Бад-Кляйнен была проведена операция по задержанию членов РАФ Вольфганга Грамса и Биргит Хогефельд. В результате завязавшейся перестрелки погибли Грамс и 26-летний сотрудник ГСГ-9 Михаель Невжелла.

15 сентября 1999 г. австрийская полиция попыталась арестовать Андреу Клумп и Хорста-Людвига Майера. В ходе завязавшейся перестрелки Майер погиб. Полиция располагала сведениями о его причастности к убийству Беккурта. Однако из-за его смерти уголовное разбирательства по делу об убийстве Беккурта не состоялось. Характер причастности Клумп к деятельности РАФ до сих пор неясен. В результате судебного разбирательства она была признана невиновной.

Журналисты Герхард Вишневский, Вольфганг Ландгребер и Эккехард Зикер в 1992 г. в своем телевизионном очерке «Brennpunkt», который транслировался на канале ARD, попытались поставить под сомнение существование третьего поколения РАФ. Приписываемые ему преступления, по мнению журналистов, были инсценированы сотрудниками спецслужб. В специальной литературе эта точка зрения получила название теории заговора, однако не была признана состоятельной.

Самороспуск РАФ[править]

20 апреля 1998 г. федеральное управление уголовной полиции в г. Висбаден получило по почте 8-страничный документ, признанный экспертами подлинным, в котором РАФ заявил о своем самороспуске: «Почти 28 лет назад, 14 мая 1970 г., в ходе освободительной борьбы возник РАФ. На сегодняшний день проект можно считать завершенным. Партизанская война в той форме, в которой ее вел РАФ, уже история». Текст сопровождает список из 26 имен погибших членов РАФ и их соратников из «Движения 2 июня» и «Революционных ячеек». О 34 жертвах РАФ в заявлении не говорится ни слова. Заявление завершается словами Розы Люксембург: «Революция говорит: “Я была, есть и буду продолжаться”».

Работы, написанные членами РАФ (в основном, первого поколения) позволяют судить о РАФ как о радикальной революционно-социалистической группе. Идеология группы частично основывается на неомарксизме «Франкфуртской школы», хотя ее представители никогда не пропагандировали терроризма. В своих трудах члены РАФ также отталкиваются от идей марксизма-ленинизма. Кроме этого, заметны и маоистские тенденции. Поэтому РАФ порой называют террористами от неомарксизма. Современные исследователи считают такой подход слишком узким.

Члены РАФ испытывали ненависть к государственному аппарату ФРГ, к «системе», как они его называли. Они приписывали развитию западноевропейского общества, как это делали до них представители студенческой внепарламентской оппозиции, нацистские тенденции и считали, что национал-социалистское прошлое продолжает оказывать прямое влияние на современность ФРГ. Представители первого поколения во главе с начинавшей свой профессиональный путь в качестве журналистки Ульрикой Майнхоф разработали теорию революционного радикализма.

Ульрика Майнхов написала следующие строки в оправдание запуска в 1967 г. агитационных ракет с территории расположения американских военных частей, имевшего целью призвать солдат к дезертирству и отказу от участия в войне во Вьетнаме:

«Развязывание войны во Вьетнами осенью 1967 г. стало сигналом к эскалации насилия для левых движений по всему миру… Война, которую ведут США, носит подчеркнуто империалистический характер и должна служить подтверждением их мирового господства: в Азии, Африке, Европе и Южной Америке. Встает вопрос: может ли простое выражение протеста против этой войны говорить о демократическом самосознании? Убийства женщин и детей, снос больниц и школ, уничтожение посевных площадей и важнейших отраслей промышленности, которые будут происходить “до тех пор пока они не взмолятся о пощаде” – все это ставит вопрос об эффективности устраиваемых с разрешения полиции демонстраций, полиции, которая посылает свои вертолеты во Вьетнам и ни в коем случае не допустит того, чтобы демонстрации действительно повлияли на политику принятия решений…».

Весной 1971 г., за 2 месяца до совершения первого покушения с применением бомб – налета на штаб-квартиру армии США в ФРГ (Франкфурт-на-Майне), который представители РАФ назвали ответом на начало применения силы во Вьетнаме, РАФ сформулировал «Концепцию ведения городской партизанской войны» (нем. Das Konzept Stadtguerilla). По образцу партизанских движений в Латинской Америке, в первую очередь Тупамарос в Уругвае, активисты РАФ намеревались вести подпольную вооруженную борьбу, иными словами «городскую партизанскую войну», против «системы», против «господствующего капиталистического режима» и «американского империализма».

В 1972 г. из-под пера Ульрики Майнхоф выходит третий боевой труд под заголовком «Черный сентябрь в Мюнхене – к стратегии борьбы с империализмом» (Die Aktion des Schwarzen September in München - Zur Strategie des antiimperialistischen Kampfes).

В 1977 г. официально издана 600-страничная книга текстов РАФ «Texte: der RAF», составленная теоретическими работами РАФ и комментариями к проводившимся членами РАФ карательным процессам.

В мае 1982 г. в свет выходит программная книга РАФ под заголовком «Партизанская война, восстание и антиимпериалистический фронт» (Guerilla, Widerstand und antiimperialistische Front), известная также как «Майская программа» (Mai-Papier). После 5-летнего молчания книга была первым и до настоящего времени единственным программным трудом РАФ. В ней были учтены ошибки «Немецкой осени» и провозглашен новый лозунг «Партизанская война и восстание – фронт». Авторы описали западноевропейский антиимпериалистический фронт, которому, по их мнению, еще предстояло возникнуть, и то, как в его рамках могла бы протекать координационная деятельность по разработке военных проектов.

Конфоронтация РАФ с другими леворадикальными политическими течениями[править]

Теория РАФ и методы воплощения ее на практике во времена их появления подверглись критике со стороны левых авторитетных интеллектуалов. Так, например, в своих дневниках Руди Дучке говорил о «глупости РАФ»:

«РАФ оставил за собой грязные следы повсюду. Похоже что, правительство, в частности коалиция ХДС и ХСС, женилась на РАФ, взяв в приданое все его дерьмо, чтобы остановить классовую борьбу!»

После захвата активистами РАФ посольства ФРГ в Стокгольме Герберт Маркузе, чьи идеи самым непосредственным образом повлияли на студенческие движения, в интервью каналу ARD на вопрос, может ли РАФ призвать его в свои ряды и действуют ли террористы из глубоких политических убеждений, ответил:

«Я до сих пор считаю себя марксистом. Марксизм отвергает террор… индивидуальный или террор группы… как средство революционной борьбы. Если смотреть субъективно на деятельность РАФ, то можно прийти к выводу, что террористы считают свои действия политическими заявлениями. Если же смотреть объективно, то это совсем не так. В случае если политическая акция влечет за собой смерть невинных, то политическая акция, в ее субъективном понимании, перестает быть таковой и превращается в преступление».

До сих пор содержатся под стражей только 3 члена РАФ: Эва Хауле (с 1986 г.), Биргит Хогефельд (с 1993 г.), Кристиан Клар (с 1982 г.). Хана Крабе находилась в заключении с 1975 по 1996 гг. Рольф Клеменс Вагнер, чье активное участие в РАФ приходится на 1970-е гг., по прошествии 24 лет освободился из тюрьмы 9 декабря 2003 г. Приговоренная к пожизненному заключению Адельхайд Шульц, которая помимо участия в совершении других преступлений была причастна к похищению Шлейера, 1 февраля 2002 г. указом бундеспрезидента Йоханнеса Рау была помилована. Ввиду слабого здоровья в октябре 1998 г. Шульц была отпущена из-под стражи. В октябре 2001 г. пожизненное заключение, к которому Рольф Хайслер был приговорен в 1982 г., было заменено условным освобождением. В 2001 г. экс-террористка Андреа Клумп также были отпущена на свободу. Она оспаривает свою причастность к РАФ. 12 февраля 2007 г. Верховный земельный суд в Штуттгарте вынес решение об освобождении 57-летней Бригитты Монхаупт из тюрьмы условно-досрочно. Решение 5-й уголовной палаты суда вступило в силу 27 марта 2007 г., в день, когда минуло 24 года пребывания Монхаупт в тюремном заключении. По прошествии 24-летнего срока отбытия пожизненного наказания, согласно нормам немецкого права, заключенный имеет право на ходатайство об условно-досрочном освобождении, если установлено, что он больше не представляет опасности для общества.

  1. ↑ "Ульрика Майнхоф «повесилась» в своей камере непонятно как (потолок был в 4 метрах от пола) и неизвестно когда (в одних официальных документах сказано, что 8 мая 1976 г., а в других — что 9 мая; это при том, что Майнхоф проверяли каждые 15 минут и обыск в камере проводился 2 раза в сутки). Абсолютно все понимали, что Ульрика не могла покончить с собой именно 8 мая (считающегося днем победы над нацистской Германией в Западной Европе) или 9-го (эту дату левые в ФРГ — так же, как и в СССР — праздновали как День победы над фашизмом). Еще более показательно то, что церковь отказалась признать Ульрику Майнхоф самоубийцей — и похоронила ее в церковной ограде". Цит. по: Александр Тарасов. «Вьетнам близко, или Партизанская война на берегах Рейна»
  2. ↑ Тем не менее, многие исследователи считают, что Майнхоф, Баадер, Энслин и Распе были убиты.
  • Майнхоф У. М. От протеста — к сопротивлению. Из литературного наследия городской партизанки. М.: Гилея, 2004. (Серия «Час «Ч». Современная мировая антибуржуазная мысль»). ISBN 5-87987-030-8.
  • Герд Кёнен. Веспер, Энслин, Баадер. Немецкий терроризм: начало спектакля. Екатеринбург.: Ультра. Культура, 2004. (Серия «Жизнь Zапрещённых Людей»). ISBN 5-9681-0014-1.
  • Том Вэйг. Телемечтатели. Пер. с англ. О.Сивко, Гродно.: ГОУПП «Гродненская типография», 2004. ISBN 985-6339-43-X.

traditio.wiki

Фракция красной армии и послевоенная нацистская Германия

Александр ТАРАСОВ

ВЬЕТНАМ БЛИЗКО, ИЛИ ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА НА БЕРЕГАХ РЕЙНА

В 68-м мы поднялись на борьбу за справедливый и гуманный мир, а наши родители почти сплошь были нацистскими преступниками или их пособниками... Наше отношение к людям в этой стране долгое время определялось еще и тем, что мы, живущие в богатых странах, строим свое благополучие на нищете и страданиях "третьего мира": ради нашего благосостояния бесчисленное множество людей умирает от голода или от вполне излечимых болезней, даже маленькие дети вынуждены работать в условиях жесточайшей эксплуатации, грабежу и разрушению подвергаются целые регионы - и большинству это представляется вполне нормальным.

Биргит Хогефельд

Об этих людях написаны десятки книг и тысячи статей, сняты фильмы - художественные и документальные. Каждый заметный представитель левого вооруженного подполья в ФРГ удостоен по меньшей мере одной литературной биографии, а о некоторых - таких, как Ульрика Майнхоф, Андреас Баадер, Гудрун Энслин, - написано уже до полудюжины биографических книг. И в этих статьях и книгах часто один миф громоздится на другой, одна легенда борется с другой легендой. А ведь эти люди не были ни самыми удачливым, ни самыми мощным, ни даже самым толковым левым вооруженным подпольем после II Мировой войны - не только в мире, но даже в Западной Европе. Видимо, было в этих людях что-то, что заставило их друзей и врагов создавать о них легенды.

Андреас Берндт Баадер Ульрика Мария Майнхоф Гудрун Энслин

Городские партизаны в ФРГ: мифы и легенды

Мифы начинаются с названия. В западной прессе (да и у нас) западногерманских городских партизан именуют сплошь и рядом "бандой Баадера-Майнхоф". (Наши молодые журналисты - из числа тех, кто окончил журфак в последние годы и уже успел прославиться своей феноменальной неграмотностью - даже несколько раз писали так: "банда Баадера-Мейнхофа"! Если дело так пойдет и дальше, то молодая поросль нашей журналистики скоро будет писать "Троицкий" вместо "Троцкий" и "Сидора Дункана" вместо "Айседоры Дункан".) На самом деле организация называлась РАФ - "Фракция Красной Армии" ("Роте Армее Фракцион"). Такого целенаправленного замалчивания названия не было больше нигде: никто никогда не называл "Красные бригады" "бандой Курчо-Кагол" или, скажем, французскую "Аксьон директ" "бандой Руйона-Метигон". Только РАФ приклеили ярлык "банды". Впечатление такое, что именно РАФ почему-то особенно боялись и ненавидели ее враги.

Второй миф - это миф о том, что все западногерманские левые террористы были членами РАФ. На самом деле было несколько организаций. РАФ не была первой, а были времена - не была и самой крупной. "Тупамарос Западного Берлина" возникли и начали действовать раньше РАФ; был момент, когда "Движение 2 июня" было крупнее РАФ, но акции "Движения", включая знаменитое похищение председателя ХДС Западного Берлина Петера Лоренца в 1975-м, неизменно приписывались рафовцам. Кроме тех групп, что уже названы, в ФРГ и Западном Берлине с конца 60-х действовали подпольные вооруженные организации "Южный фронт действия" (известный также как "Мюнхенские коммунары"), "Революционные ячейки", "Красная Армия Рура", "Антиимпериалистические ячейки сопротивления", "Класс против класса" и ряд более мелких. Но кому-то так хочется всех загнать в "банду Баадера-Майнхоф"...

Еще одна распространеннейшая легенда (совсем недавно я опять читал это в одном нашем молодежном журнале) гласит, что западногерманские городские партизаны были типичной "золотой молодежью", детьми миллионеров, которые "с жиру бесились". На самом деле они были представителями всех социальных слоев, но в основном - детьми "среднего класса", возненавидевшими "средний класс". Дети богачей были исключением - как была исключением в "Народной воле" Софья Перовская, дочь генерал-губернатора. Не происхождение и не толщина кошелька отличала бойцов РАФ от простых бундесбюргеров, а высокая степень альтруизма, повышенная отзывчивость, способность воспринимать горе далекого Вьетнама как свое собственное. Из четырех бойцов, захвативших в 1975-м посольство ФРГ в Стокгольме, один действительно был сыном миллионера, а знаменитый Ян-Карл Распе действительно происходил из семьи крупного фабриканта. Но... Но оба давно порвали со своими родителями, а Распе и вовсе был перебежчиком из ГДР, где его папа-фабрикант давным-давно лишился своих фабрик.

В конце 70-х специальная группа, собранная правительством из социологов, психологов, психиатров, политологов и криминалистов, занялась изучением биографий 40 наиболее известных западногерманских городских партизан. Оказалось, что 70% из них - выходцы из обеспеченных слоев ("middle class", "high middle class" или даже "high class"), причем из высокообразованных семей. Две трети из этих сорока имели высшее гуманитарное образование. Позже еще одна группа обрабатывала данные на 100 известных бойцов городской герильи. Оказалось, 20% из них - рабочие. Попутно выяснились совсем другие вещи, гораздо более удивительные и неожиданные. Андреас Баадер оказался потомком Франца Ксавера Баадера - выдающегося мюнхенского философа-идеалиста первой половины XIX века; Гудрун Энслин - потомком "самого" Гегеля; Ульрика Майнхоф - потомком великого поэта-романтика Фридриха Гёльдерлина; Ян-Карл Распе - потомком знаменитого писателя Рудольфа Эриха Распе, создателя "Мюнхгаузена"; Хорст Малер - родственником великого композитора Густава Малера.

Еще одна распространеннейшая легенда гласит, что городская герилья в ФРГ направлялась из ГДР, и рафовцами руководило восточногерманское МГБ ("штази"). У нас эту сказку навязывают даже школьникам-старшеклассникам - в учебнике новейшей истории А. Кредера. Однако на суде над руководителем "штази" Эрихом Мильке выяснилось, что "штази" всего лишь укрыла на территории ГДР около десятка западногерманских боевиков - в обмен на отказ от вооруженной борьбы. Эти люди получили новые имена, новые документы и зажили в ГДР жизнью простых обывателей. Когда ГДР была присоединена к ФРГ, именно эти люди (единственные из всех западногерманских партизан) стали давать показания на своих бывших товарищей и даже просто на сочувствовавших подполью (хотя зачастую речь шла о событиях 30-летней давности). Многие в результате оказались за решеткой или под следствием (дело доходит до курьезов: например, сейчас ведется следствие в отношении министра иностранных дел ФРГ Йошки Фишера - по подозрению в предоставлении в 1976 г. укрытия, транспорта и оружия известному левому террористу Хансу Иоахиму Кляйну). В реальности рафовцы очень не любили ГДР (и СССР), отказывались признавать "реальный социализм" социализмом, критиковали страны Восточного блока за "сохранение эксплуатации и отчуждения" и "предательство интересов мировой революции". Некоторые из западногерманских городских партизан просто были перебежчиками из ГДР.

"Штази" считало деятельность РАФ вредной и опасной - поскольку из-за нее ФРГ захлестнула волна подозрительности и шпиономании, и многочисленные агенты разведки ГДР стали проваливаться один за другим.

А вот еще легенда: РАФ, дескать, осуществляла исключительно "громкие" террористические акции - специально, чтобы привлечь к себе внимание СМИ, то есть в целях саморекламы.

На самом деле "громкие дела" составляли лишь небольшой процент боевых акций и вызваны были отнюдь не стремлением к саморекламе. Каждая такая акция преследовала конкретную практическую цель. Петера Лоренца и Ганса-Мартина Шлейера похищали с целью обмена на политзаключенных - членов РАФ. С этой же целью захватывалось посольство ФРГ в Стокгольме. Генеральный прокурор ФРГ Зигфрид Бубак был убит в результате "операции возмездия" - именно его Ян-Карл Распе, выступая в суде, назвал организатором убийства в тюрьме Ульрики Майнхоф. Председатель Верховной Судебной Палаты Западного Берлина Гюнтер фон Дренкман был застрелен в ответ на доведение до смерти члена РАФ Хольгера Майнса, умершего в тюрьме от истощения после восьминедельной голодовки протеста. Майнс добивался всего лишь гласного суда с соблюдением обычных юридических процедур. Дренкман заявил: "Демагогия этого подонка опасна для окружающих. Он, как бешеный пес, может заразить своей ядовитой слюной всех остальных". Майнс отказался участвовать в суде, на котором запрещалось говорить ему и его адвокату, в суде, который отказывался вызывать и заслушивать свидетелей защиты и на который не допускались "посторонние", в том числе родственники и журналисты, - и объявил голодовку. Небезынтересно, что расстрел Дренкмана повлиял на дальнейшее поведение судей: хотя процессы над рафовцами и проходили с многочисленными нарушениями судебной процедуры, вести себя так радикально и демонстративно, как Дренкман, не осмелился больше никто.

На самом деле акции городских партизан были направлены в основном против карательных органов государства и против американских военных объектов и объектов НАТО в ФРГ. Скажем, только в мае 1972 г. были взорваны бомбы в штаб-квартире 5-го корпуса армии США во Франкфурте-на-Майне, в здании Управления криминальной полиции Баварии в Мюнхене, в здании полицай-президиума в Аугсбурге, в Главном штабе армии США в Европе в Гейдельберге, в машине судьи Вольфганга Будденберга и т.д.

Еще один миф (тоже, кстати, содержащийся в школьном учебнике А. Кредера): западногерманское государство разгромило и победило городских партизан, а их лидеры покончили с собой. На самом деле левая герилья в ФРГ длилась 30 лет, в одной только РАФ сменилось 5 (!) поколений, и именно последнее, пятое поколение, объявило из подполья в апреле 1998 г. о роспуске РАФ в связи с радикальными изменениями ситуации в Европе и мире вообще и необходимостью анализа новой ситуации и выработки новых методов борьбы. Бoльшая часть этого пятого поколения до сих пор не известна властям по именам, а меньшая, известная, не вышла (несмотря на роспуск РАФ) из подполья. (Совсем недавно, 16 сентября 1999 г., в перестрелке с полицией в Вене погиб разыскивавшийся член РАФ Хорст Людвиг Майер и была ранена и арестована другая разыскивавшаяся рафовка Андреа Клумп.) То есть организация не была разгромлена, а прекратила свою деятельность сама - и есть вероятность, что как прекратила, так и возобновит. Тем более, что "Революционные ячейки" продолжают свою деятельность, так же как и "Класс против класса" и, возможно, "Антиимпериалистические ячейки сопротивления" (AIZ) - во всяком случае, полиция подозревает, что появившаяся несколько лет назад западногерманская террористическая группа "K.O.M.I.T.E.E." на самом деле является ответвлением AIZ. Не менее загадочной организацией является также возникшая в 90-е "Барбара Кистлер Коммандо". По мнению одних (например, БНД - Федеральной разведывательной службы), это организация, созданная бывшими анархистами-автономистами, перешедшими на платформу "неавторитарного марксизма", по мнению других (например, БКА - Федерального ведомства уголовной полиции) - всего лишь псевдоним пресловутых AIZ.

Хорст Малер сегодня

Что касается "самоубийства" лидеров первого поколения РАФ, то в это "самоубийство" никто в ФРГ не поверил. Ульрика Майнхоф "повесилась" в своей камере непонятно как (потолок был в 4 метрах от пола) и неизвестно когда (в одних официальных документах сказано, что 8 мая 1976 г., а в других - что 9 мая; это при том, что Майнхоф проверяли каждые 15 минут и обыск в камере проводился 2 раза в сутки). Абсолютно все понимали, что Ульрика не могла покончить с собой именно 8 мая (считающегося днем победы над нацистской Германией в Западной Европе) или 9-го (эту дату левые в ФРГ - так же, как и в СССР - праздновали как День победы над фашизмом). Еще более показательно то, что церковь отказалась признать Ульрику Майнхоф самоубийцей - и похоронила ее в церковной ограде.

Ульрика Майнхоф в тюрьме Штамхайм

Вокруг "самоубийства" в 1977 г. в тюрьме Андреаса Баадера, Гудрун Энслин, Яна-Карла Распе и Ингрид Шуберт власти нагородили столько нелепостей, что явно перестарались. Содержавшиеся в строгой изоляции в тюрьме "Штамхайм" узники - при системе "мертвых коридоров" (одиночки строжайшей изоляции), при том, что их переводили в другие камеры каждые две недели, при том, что "Штамхайм" была построена из специального сверхпрочного бетона - оказывается, "продолбили в стенах камер тайники", где прятали оружие, патроны, радиоприемники, запас взрывчатки, "пригодный для производства мины средней силы или нескольких гранат", а Ян-Карл Распе еще и "аппарат Морзе" (зачем?!). Левша Баадер якобы убил себя выстрелом в затылок (!) правой рукой (!). Гудрун Энслин повесилась на куске электрокабеля (непонятно откуда взявшегося) на крюке в потолке, но так и не нашли предмета, при помощи которого она могла бы залезть вверх. На ботинках Баадера, как официально сообщили, был обнаружен песок, "идентичный песку аэродрома в Могадишо" (в Могадишо, столице Сомали, в ночь с 17 на 18 октября 1977 года - в ночь гибели Баадера и других - спецподразделение "коммандос" из ФРГ берет штурмом самолет "Люфтганзы", захваченный четырьмя партизанами, требовавшими в обмен на пассажиров-заложников освобождения 11 политзаключенных - членов РАФ). Это уже что-то шизофреническое!

Авиалайнер "Люфтганзы" в аэропорту Могадишо

Наконец, Ирмгард Мёллер оказывается жива - несмотря на 4 ножевых ранения в грудь. Прежде чем ее изолируют от адвокатов, она успевает рассказать, что около 4 часов ночи кто-то ворвался к ней в камеру - и дальше она очнулась уже на больничной койке. Официально орудием "попытки самоубийства" был объявлен столовый нож - тупой и с закругленным концом. Надо быть силачом, чтобы пробить себе грудную клетку таким ножом хотя бы один раз!

Адвокат РАФ Клаус Круассон привел этот и многие другие факты - и обвинил власти в убийстве бойцов РАФ. Против него тут же завели уголовное дело - "пособничество терроризму". Круассон бежит во Францию и там публикует новые факты, подтверждающие его обвинения. Власти ФРГ добиваются его ареста и выдачи и осуждают за "принадлежность к террористической организации". Когда срок заключения у Круассона истечет - его "раскрутят" на следующий - на этот раз по обвинению в "шпионаже в пользу ГДР"!

Генрих Бёлль - все-таки Нобелевский лауреат - пытается выступить в печати с опровержением официальной версии. Его тут же начинают остервенело травить, у сына Бёлля проводят обыск "по подозрению в сотрудничестве с террористами". Всех, кто выражает малейшее сомнение, объявляют "симпатизантами". "Симпатизантов" травят в СМИ, запугивают их родственников, друзей и сослуживцев, выгоняют с работы. Люди боятся здороваться с "симпатизантами", при виде их переходят на другую сторону улицы. В число "симпатизантов" записывают вслед за Бёллем и самых талантливых писателей ФРГ - Гюнтера Грасса (того самого, который получил в 1999 г. Нобелевскую премию!), Альфреда Андерша, Макса фон дер Грюна, Петера Шютта, Рольфа Хоххута, Мартина Вальзера, Вольфдитриха Шнурре, Зигфрида Ленца, Ганса-Магнуса Энценсбергера, Петера Вайса, Гюнтера Вальрафа. Председатель Союза писателей ФРГ Бернт Энгельман выступил о официальным заявлением от лица Союза, в котором предупредил, что если эта кампания травли и клеветы не прекратится, ведущие писатели ФРГ будут вынуждены эмигрировать. Большинство газет отказалось напечатать заявление Энгельмана! Следом за немецкими писателями в "симпатизанты" записали швейцарцев Макса Фриша и Фридриха Дюрренмата. Затем - кинорежиссеров Райнера-Вернера Фассбиндера, Маргарет фон Тротта и других. Рок вообще был объявлен "музыкой симпатизантов"!

В Бундестаге представители ХДС официально потребовали поставить на учет как "симпатизантов" всех, кто говорит или пишет не "банда Баадера-Майнхоф", а "РАФ" или "группа Баадера-Майнхоф". За сообщение, которое приведет к аресту члена РАФ, назначается премия - 800 тысяч марок. В первые же дни поступило 15 тысяч сообщений, в одной только земле Северный Рейн - Вестфалия в первый же день арестовали (не задержали, а именно арестовали!) 80 человек (потом их всех выпустили, никто из них не имел отношения к подполью - но многие после этого лишились работы: работодатели уволили "потенциальных симпатизантов")... ХДС быстренько составил и издал "документальную" книгу "Терроризм в Федеративной республике", в которой в число "пособников терроризма" были записаны даже министр внутренних дел Майхофер (член Свободной демократической партии) и федеральный канцлер Шмидт (член СДПГ)... Позже это будет названо "немецкой осенью"...

Церковь в 1977 г. вновь отказалась считать погибших самоубийцами - и они тоже были похоронены в церковной ограде. Епископ Вюртембергский отказался объяснить, почему церковь не верит в официальную версию о самоубийстве, сославшись на тайну исповеди. А когда власти попытались надавить на бургомистра Штутгарта - чтобы он воспрепятствовал захоронению "самоубийц" на городском кладбище, бургомистр - сын знаменитого гитлеровского фельдмаршала Роммеля, известный своими правыми взглядами, неожиданно резко ответил: "В 44-м тоже были сплошные самоубийцы: мой отец, Канарис... Может, их тоже выкопать из могил?" ("Лис пустыни" Эрвин фон Роммель был принужден гитлеровцами к самоубийству - им не хотелось судить "национального героя", Канарис же - вопреки официальному сообщению - был повешен).

Как становятся террористами

Бульварные издания, которые так любят пугать обывателя чем-нибудь кровавым и патологическим, щекочущим нервы, привыкли рассказывать, что в террористы идут в основном всякие психи, садисты, авантюристы, неудачники и прочие асоциальные элементы.

В отношении западногерманских городских партизан точно известно, что это не так. До того, как взяться за оружие, они были принципиальными противниками насилия, пацифистами, мягкими, добрыми, отзывчивыми людьми, мечтавшими (и пытавшимися) помогать другим людям.

Гудрун Энслин училась на педагога, на каникулах бесплатно работала в детских приютах; Вильфреда Бёзе, погибшего в аэропорту Энтеббе, школьные друзья дразнили "пацифистом"; один из лидеров "Движения 2 июня" Ральф Рейндерс имел репутацию человека, "с детства ненавидевшего все формы войны и насилия"; Ульрика Майнхоф, воспитывавшаяся с раннего детства теткой, известным теологом и детским педагогом Ренатой Римек, в юности собиралась стать монахиней. Бригитта Кульман, педагог по профессии, посвящала все свободное время уходу за больными. Андреас Баадер создал приют для беспризорных детей - и одной из причин его ухода в партизаны было то, что сытое равнодушное общество бундесбюргеров отталкивало от себя выхоженных им детей: общество вынуждало их либо воровать, либо идти на панель. Вся группа, захватившая посольство в Стокгольме, целиком вышла из "Социалистического коллектива пациентов". Эта организация оказывала помощь психически больным людям и невротикам, критиковала традиционную психиатрию как "репрессивную" и издавала "социалистический антипсихиатрический" журнал "Patienten-info". В 1971 году "традиционные" психиатры из Гейдельберга написали донос в БНД. В доносе было сказано, что руководители "Социалистического коллектива пациентов" доктора Вольфганг и Урсула Губер "под видом психиатрической помощи" якобы обучают больных карате, дзюдо, методикам контрпропаганды, изготовлению фальшивых документов и обращению с оружием и взрывчаткой. А также ведут "антигосударственную пропаганду", преподавая пациентам основы психологии, социологии, диалектики, сексологии, теологии и истории классовой борьбы. БНД разгромила "Коллектив", арестовала Губеров, а больных, которых пользовал доктор Губер, принудительно поместили в психиатрическую клинику, где вскоре двое покончили с собой, двое умерли в результате "лечения" (электрошок, инсулинотерапия), один погиб, "упав с лестницы", а остальных, поскольку они полемизировали с врачами, объявили "неизлечимыми" и засунули в буйное отделение. Чего же удивляться, что оставшиеся на свободе последователи д-ра Губера создали полуподпольный "Информцентр Красного Народного Университета", а затем и вовсе влились в ряды партизан "Движения 2 июня".

Биргит Хогефельд - лидер предпоследнего, четвертого поколения РАФ - сказала на суде: "Вначале я бралась за самые разные дела и входила в самые разные движения: работала в центре социальной помощи, который занимался преимущественно турецкими подростками, агитировала за создание самоуправляемых молодежных центров, выступала за бльшую самостоятельность школ, принимала участие в борьбе за снижение цен на транспорте и, наконец, в демонстрациях против войны во Вьетнаме и палаческого режима в Испании. Характер моей многосторонней активности резко изменился после убийства Хольгера Майнса... В детстве мне хотелось стать музыкантом или органным мастером, но незадолго до выпускных экзаменов я - не без внутренней борьбы - приняла решение поступить на юридический факультет, чтобы иметь возможность улучшить положение политических заключенных и попытаться предотвратить дальнейшие убийства".

Руди Дучке на конференции СДС во Франкфурте-на-Майне 5 сентября 1967 г.

"Пули, ударившие в Руди Дучке, покончили с нашими мечтами о мире и ненасилии", - призналась "сама" Ульрика Майнхоф. Руди Дучке - теоретик немецких "новых левых", лидер крупнейшей в стране студенческой организации Социалистический союз немецких студентов (SDS), был тяжело ранен в голову в апреле 1968 года неонацистом Йозефом Бахманом. Дучке был объектом совершенно безумной травли со стороны газетного концентра Шпрингера. Пресса Шпрингера постоянно напоминала о еврейском происхождении Дучке и с удовольствием публиковала фото его выступления на митинге, когда и без того похожий на шаржированного цыгана Дучке разевал в крике свой огромный рот и действительно становился несколько демонообразным. "Страшнее Маркса, растленнее Фрёйда", - гласила подпись в "Бильд-цайтунг". Подпись под той же фотографией в "Бильд ам Зонтаг" была еще откровеннее: "Образчик восточной красоты. Потомок "мавра" Маркса и "казака" Троцкого". На первых полосах шпригнеровских газет печатались призывы к "честным немцам" "остановить" Дучке. Хирурги чудом спасли жизнь Руди, но он остался инвалидом, страдавшим от чудовищных головных болей, периодических обмороков, потери зрения, приступов эпилепсии и паралича. Но даже и этого инвалида шпригнеровская пресса продолжала дико травить. Дучке вынужден был эмигрировать в Лондон. Так, в эмиграции он и умер - во время очередного приступа болезни утонул в 1979 году в ванне. Именно в ответ на выстрел Бахмана взорвал бомбу в здании концерна Шпрингера будущий теоретик РАФ Хорст Малер.

Многие из будущих боевиков начинали свою деятельность в молодежных антифашистских организациях. Сначала будущие городские партизаны пытались добиться наказания фашистов и отстранения от должностей гитлеровских палачей. В 50-е - 60-е годы в ФРГ у штурвала власти - в политике, в бизнесе, в СМИ - почти поголовно стояли люди с нацистским прошлым, политическим, управленческим и хозяйственным опытом, приобретенным при Гитлере. В годы "холодной войны" в ФРГ "закрыли глаза" на прошлое этих людей - якобы "других кадров не было".

Тогда, в 60-е, наивные студенты пытались "разоблачать". Они думали, что достаточно опубликовать имена военных преступников - и тех накажут. Они составили и опубликовали огромное количество списков военных преступников: мелким убористым шрифтом, страница за страницей, разбитые по графам: имена, должности в III рейхе, доказанные военные преступления, должности сейчас. Тысячи, десятки тысяч имен. Высокопоставленные чиновники, богатые бизнесмены, на худой конец - заслуженные пенсионеры. Аналогичные списки - по тем, чьи процессы состоялись, но суды вынесли им символические наказания. Наивные студенты спрашивали: "Почему? Разве так должно быть?". Они верили в силу гласности и в то, что ФРГ - демократическое государство. А это государство просто игнорировало их разоблачения.

"Денацификация" официально кончилась в ФРГ 1 января 1964 г. За это время к ответственности было привлечено 12 457 военных преступников, причем осуждено лишь 6329 человек. Военные преступления не имеют срока давности - и до января 1980 г. в ФРГ суды рассмотрели 86 498 дел военных преступников. К тюремному заключению приговорено 6446 человек. Но тюремное заключение - понятие растяжимое. Комендант Дахау Михаэль Липперт получил всего лишь 18 месяцев тюрьмы. Генерал СС Зепп Дитрих, знаменитый убийца и садист, прославившийся тем, что лично застрелил Эрнста Рёма, получил тоже лишь 18 месяцев! Группенфюрер СС Карл Оберг и его ближайший помощник Гельмут Кнохен, руководившие фашистским террором во Франции, получили от французского суда смертный приговор, но были выданы германской стороне - и тут же освобождены. Иоганн Кремер, врач-палач из Освенцима, был приговорен польским судом к смертной казни. Власти ФРГ добились его выдачи и освободили. "Палач Дании" Вернер Бест, лично виновный в убийстве минимум 8 тысяч человек, вообще не был осужден и прекрасно жил, занимая высокооплачиваемую должность юристконсульта в концерне Стиннеса (суд над ним откладывался из года в год по причине "слабого здоровья"; со "слабым здоровьем" Бест дожил до 1983 г., когда дело против него было окончательно прекращено - "ввиду преклонного возраста"). Нацистские судьи, выносившие смертные приговоры антифашистам, десятками отправлявшие на виселицы "паникеров" в последние месяцы войны, не понесли никакого наказания - никто, "ни один-единственный", как с горечью писал известный немецкий драматург Рольф Хоххут.

Немецкие левые собрали к началу 70-х гг. доказательства вины 364 тысяч военных преступников. По их подсчетам, 85% чиновников МИД ФРГ должны были сидеть не в своих кабинетах, а в тюрьме. Из 1200 палачей Бабьего Яра, чья вина была документально установлена, перед судом предстали 12: один был повешен в Нюрнберге оккупационными властями, еще 11 судили в 1967 г. - уже германские власти - и все они отделались символическими наказаниями.

С точки зрения студентов-антифашистов, в ФРГ проходила не "денацификация", а "ренацификация". В 1955 г. парламентская комиссия во главе с Ойгеном Герстенмайером, председателем бундестага и личным другом небезызвестного Отто Скорцени, приняла решение, которое открывало доступ в бундесвер всем бывшим "фюрерам СС" вплоть до оберштурмбанфюрера, причем каждому из них сохранялся прежний чин. Был принят "Закон об изменении ст. 131" конституции ФРГ, в соответствии с которым все бывшие нацистские чиновники и профессиональные военные подлежали восстановлению в своем прежнем положении, а если это невозможно - государство должно выплачивать им пенсии. В 1961 г. к закону было принято "дополнение № 3", которое распространяло действие закона на эсесовцев - членов организации, официально признанной в Нюрнберге преступной. Промышленники, чье соучастие в преступлениях против человечества было доказано, процветали - начиная с концерна Флика и кончая фирмой Дёгусса, занимавшейся при нацизме переплавкой золотых коронок умерщвленных в Треблинке в слитки. Нацистские военные преступники дорастали до министерских постов - как это было, например, с Теодором Оберлендером, командиром спецбатальона "Нахтигаль", который прославился массовым истреблением мирных жителей на Украине, - и даже до поста федерального канцлера, как это было с Георгом Кизингером, одним из разработчиков доктрины антисемитской пропаганды при Гитлере.

Стоит ли удивляться, что часть молодежи вскоре пришла к выводу, что она живет в фашистском государстве, просто этот фашизм - "скрытый", "дремлющий". Что он замаскировался, затаился, но не перестал от этого быть фашизмом. А раз это фашизм - то с ним и надо бороться как с фашизмом. То есть с оружием в руках. Одним из активных пропагандистов этой точки зрения был Хорст Малер. Он так и писал: "Мы должны выманить фашизм наружу". Другим был Михаэль "Бомми" Бауман, в будущем знаменитый боевик, порвавший с РАФ сразу, как только ему показалось, что проарабская позиция РАФ может перерасти в антисемитизм.

Даже выбор жертвы для самой известной акции РАФ - похищения и затем (после убийства в тюрьме лидеров РАФ) казни президента Объединения германских промышленников Ганса-Мартина Шлейера был произведен "с учетом личности" последнего. Шлейер родился в 1915 г. в семье председателя земельного суда. В 1931 г. он вступил в Гитлерюгенд, а вскоре - и в НСДАП. В партии рвение Шлейера было замечено, и он был рекомендован в СС (эсесовский номер 227014). Изучая право в Гейдельберге, Шлейер был руководителем университетской Имперской национал-социалистической студенческой организации. В 37-м он написал донос на ректора университета доктора Меца и отправил престарелого профессора в концлагерь. В 39-м Шлейер стал имперским инспектором Инсбрукского университета в Австрии и занялся его "чисткой". Следующим был Пражский университет. В 1941 г. Шлейер становится руководителем канцелярии президиума Центрального союза промышленности протектората Богемия и Моравия. На этом посту он руководит разграблением национальных богатств Чехословакии, использованием политзаключенных и военнопленных на военных заводах "протектората", строительством "секретных объектов" и последующей "утилизацией" (то есть уничтожением) заключенных и военнопленных. В Чехословакии после войны Шлейера приговаривают к смерти за военные преступления и требуют от ФРГ его выдачи. Но получают отказ: Шлейер "слишком ценный кадр" для экономики ФРГ. "Ценный кадр" становится видной фигурой в ХДС, членом наблюдательных советов в ряде корпораций, членом правления "Даймлер-Бенц" и, наконец - председателем Федерального союза немецких работодателем (БДА) и Федерального объединения германских промышленников (БДИ). Выбрав Шлейера из нескольких десятков равных по рангу "классовых врагов", РАФ исходила еще и из того, что " этого точно убить не жалко".

Многие из будущих партизан начинали в антивоенном движении - в антиядерном движении, а затем в движении против Вьетнамской войны. "Сама" Ульрика Майнхоф была активисткой вполне пацифистской и даже религиозной организации "Движение против ядерной смерти". Но участников антиядерного движения травили как "подкупленных Советами" и совершенно официально ставили на учет в качестве "подрывных элементов". Член РАФ Вольфганг Беер, погибший в 1980 г. в автокатастрофе, говорил так: "Если с тобой "беседуют" в БВФ (Ведомство по охране конституции - по сути политическая полиция. - А.Т.) потому, что ты выступаешь против ядерных испытаний, если тебя постоянно оскорбляют бывшие фашисты и называют "коммунистом" за то, что ты стоишь в антиядерном пикете, если пастор на твой вопрос "почему это?" отвечает шепотом и озираясь по сторонам: "Я тебе этого не говорил, но коммунисты тоже против ядерной бомбы", - начинаешь думать: почему бы и в самом деле не стать коммунистом, раз уж и так тебя все им считают". Дальше всё просто: если приверженца протестантского пацифизма считали "отклонением", но еще не "врагом", то коммунист уже рассматривался западногерманским обществом как абсолютный враг. Общество с этим врагом боролось (КПГ была запрещена в западной Германии в 1956 г., а созданная в 1968-м микроскопическая легальная ГКП имела программу, из которой были тщательно вычеркнуты все опасные слова - "революция", "диктатура пролетариата" и т.п.). И уж если кто решался стать "врагом общества" (то есть коммунистом) - ему до вооруженной борьбы оставался один шаг. Так западногерманское общество само создавало себе врагов.

tigr--s--vesami.livejournal.com


Смотрите также