Крестьянская война в германии


Крестьянские войны в Германии: 1524-1525

На протяжении многих веков крестьянские войны в Германии были регулярным явлением. Жители деревень не имели никаких прав и не могли выразить свое недовольство какими-либо легитимными методами. Рейхстаг и другие государственные институты Священной Римской империи существовали только для представителей высших сословий.

Поэтому, когда очередное поколение крестьян начинало страдать от голода или непосильных налогов, ему не оставалось ничего, кроме как браться за оружие. Такие выступления, как правило, оканчивались разгромом недовольных. Но на фоне остальных крестьянская война в Германии 1524–1525 гг. отличалась широким масштабом восстания. Поэтому она и сегодня интересует историков как наиболее детально задокументированный эпизод своей эпохи.

Причины войны

В начале XVI века в Германии произошло несколько важных изменений, приведших к очередному крестьянскому восстанию. Сельское население стало еще более зависимым от своих господ. Из-за частых войн с соседними странами государство увеличивало размер налогов, бравшихся с крестьян.

Эти причины являются типичными для роста социальной напряженности. Однако в XVI столетии в Германии появилось влиятельное реформистское церковное движение. Его главным вдохновителем стал проповедник Мартин Лютер, по имени которого было названо лютеранство – одно из главных направлений протестантизма. Сторонники реформ выступали за отказ в римско-католической церкви от продажи индульгенций, заработков на пастве и т.д. Протестантизм стал популярен среди обычного сельского населения.

Ересь Реформации

В Средние века крестьянские войны в Германии часто начинались именно из-за появления ересей. Как правило, во главе такого движения становились фанатики или юродивые. Однако протестантизм нашел отклик не только среди бедняков, но и внутри бюргерского населения городов. Несмотря на брожение умов, центральная имперская власть не хотела признавать лютеран, государственные чиновники называли их еретиками и ставили вне закона. Римская церковь была одним из столпов, на которые опиралась власть в Священной Римской империи. Это противоборство рано или поздно должно было разрастись в настоящую войну.

Начало крестьянских выступлений

В то время как росли налоги, поступления которых шли в том числе в казну католической церкви, реформаторские священники путешествовали по немецким городам с проповедью, что церковь должна быть скромнее в своих запросах и ей стоит вернуться к раннехристианской традиции, когда последователи Христа были нищими.

Неизбежная крестьянская война в Германии началась в 1524 году. Первые выступления вспыхнули в окрестностях Нюрнберга. Разъяренные сельские жители вооружились и приняли общий устав, по которому они договорились сделать все свое продовольствие общим и кормить бедных. Также они отказались работать на землях церкви (это была одна из обязанностей, введенных государством). Первые небольшие группы крестьян легко разгонялись, после того как туда прибывала армия. Однако насилие над соседями приводило к тому, что восстание расширялось все больше из-за опрометчивых действий властей.

«Двенадцать статей»

Несколько политических программ, составленных восставшими во время войны, стали пищей для размышлений среди левых политических партий, появившихся в XIX веке. Поэтому «Двенадцать статей» и другие документы той эпохи тщательно изучались и анализировались, в том числе и марксистами. Самыми монументальными исследованиями войны стала книга Вильгельма Циммермана «История крестьянской войны в Германии», а также аналогичный труд Фридриха Энгельса.

«Двенадцать статей» были согласованы восставшими 19 марта 1525 года в городе Меммингене в Швабии. В этом регионе действовало несколько отдельных групп протестантов. Они решили скоординировать свои действия и составить документ, который стал бы их резолюцией к власти.

Требования крестьян

Основой для статей стали многочисленные жалобы сельских жителей на невыносимые условия жизни. Все они были объединены и переформулированы в требования социального характера (снижение налогов и т.д.). Документы крестьянской войны в Германии занимательны тем, что к их созданию приложили руку и протестантские богословы, которые стали авторами статей, касавшихся устройства церкви. Например, требовалось предоставить общине право самой выбирать своего священника. Кроме того, восставшие хотели, чтобы их служители церкви проповедовали только так называемое чистое Евангелие, то есть не отступали от тех тезисов, которые были прописаны в Завете.

Из этого примера видно, что реформация и крестьянская война в Германии были взаимосвязанными явлениями. Религиозные отсылки прослеживаются во всех тезисах, представленных в «Двенадцати статьях». Крестьяне, не нашедшие справедливости в спорах с государственной властью, апеллировали к Библии как к единственному закону для всех христиан.

Черный отряд Флориана Гайера

В то время как священники просвещали крестьян, некоторые рыцари и люди, имевшие военный опыт, становились на сторону восставших и оказывались их полководцами. Одним из таких лидеров стал Флориан Гайер. Это был немецкий рыцарь, который руководил отрядами, действовавшими в Швабии.

Именно благодаря таким людям великая крестьянская война в Германии не только состоялась, но и регулярно подпитывалась финансовыми средствами. Гайер был родом из дворянской семьи и получил немалое наследство. На свои деньги он закупил снаряжение и обучил людей военному искусству. Из них было составлено формирование, получившее название Черный отряд. Он был создан в Ротенбурге в 1525 году. Тогда же отряд под руководством самого Гайера отправился в Швабию, где разорил множество замков феодалов и католических монастырей. Это нанесло серьезный удар по репутации местных князей, которые до сих пор не рассматривали бедняков как серьезную угрозу. Теперь феодалы собрали настоящую армию и отправили ее в сторону Ингольштадта. Именно тогда достигла своего пика крестьянская война в Германии. Кратко говоря, феодалы всерьез перепугались. Именно они могли оказать оперативное сопротивление в провинции, в то время как императору пришлось бы потратить немало времени, чтобы отправить собственные войска из столицы.

Поражение швабских крестьян

Армии швабских князей и Флориана Гайера столкнулись под стенами Ингольштадта в мае 1525 года. Среди крестьян единственным боеспособным формированием стал Черный отряд, однако его было явно недостаточно для того, чтобы противостоять нескольким профессиональным войскам феодалов. Восставшие потерпели поражение, а сам Флориан Гайер погиб через несколько недель, попав в засаду.

Этот рыцарь стал одним из народных героев, которых породила крестьянская война в Германии. Дата его смерти стала днем траура для всех протестантов. Тем не менее, несмотря на разгром швабских ополченцев, много восставших находилось и в других регионах, поэтому продолжалась крестьянская война. Германия еще год была поглощена кровопролитием и расправами. Бунтовщиков казнили без всякой жалости. Кроме государственной измены, они обвинялись в ереси, что еще сильнее усугубляло их положение. Все крестьянские войны в Германии были своеобразной реакцией на недовольство властью.

Томас Мюнцер

К лету центр недовольства переместился в Тюрингию. Крестьянские войны в Германии всегда заканчивались неудачей из-за того, что толпы сельчан некому было возглавить. Разрозненность и несогласованность действий была только на руку карательным имперским отрядам. На этот раз у крестьян были лидеры, которые, как правило, появлялись из среды тех самых реформаторских священников, проповедующих учение Мартина Лютера.

Крестьянскую войну в Германии возглавил один из них – Томас Мюнцер. В конце 1525 года он оказался в Мюльгаузене. Это был имперский город на севере Тюрингии. Именно здесь духовный лидер восставших начал проповедовать свое видение лютеранства. Оно во многом походило на будущие программы коммунистов. Принцип «отобрать и поделить» здесь был реализован со всей тщательностью.

Мюльгаузен становится центром восстания

Вооруженные отряды простого люда захватили монастыри, церкви и другую собственность католической церкви. Кроме того, перед крестьянами капитулировали бюргеры, которые, по сути, встали на их сторону. В городском магистрате появилась новая власть, ее представляли самые обычные жители сел, а не изгнанные аристократы.

Сам Мюнцер не занял какого-то формального поста, но он стал духовным отцом восставших и чуть ли не их патриархом. Его проповеди собирали тысячи сторонников на городских площадях. Основным мотивом в его риторике стала идея, что власть императора, поддержавшая церковь, погрязшую в грехах, являлась антихристианской.

Война в Тюрингии

От речей Мюнцера все больше подпитывалась крестьянская война в Германии. Участники восстания, однако, не были воинами по профессии и чаще всего были плохо вооружены. Это могло вызвать проблемы в будущем. Тем не менее Мюнцер собрал 8-тысячное войско, с которым он отправился на юг, во Франконию, где его ждали новые сторонники.

Германские князья за год также подготовились к войне с крестьянами. Они собрали подготовленную и профессиональную армию, которая весной 1525 года отправилась на перехват Мюнцера, чтобы не дать ему соединиться со сторонниками в южных провинциях. 15 мая войска встретились. Имперские парламентеры, чтобы избежать кровопролития, предложили восставшим выдать Мюнцера. Последовал ожидаемый отказ, после чего поля в окрестностях города Франкенхаузена были залиты кровью 6 тысяч погибших крестьян: они были плохо вооружены и не обучены бою. Из-за этого восставшие становились легкой добычей для кавалерии и латников.

Еще больше крестьян было казнено позже во время облав по всей Тюрингии. Пока шла битва, Мюнцеру удалось бежать, однако он недолго находился на свободе. Его выследили и заковали в цепи. 27 мая 1525 года проповедник был казнен на площади Мюльхаузена, который до этого был центром восстания.

Количество жертв

Всего за два года восстания в разных регионах Священной Римской империи в противостоянии с властью участвовало около 300 тысяч крестьян, не считая небольших отрядов рыцарей, которые переходили на сторону сельчан. Приблизительно каждый третий восставший погиб в бою или был казнен во время реакционных действий государства. Эти цифры говорят о том, что крестьянская война в Германии 1524-1525 гг. была самым крупномасштабным выступлением населения против своего режима в истории Европы вплоть до Великой французской революции.

Последствия

Несмотря на то что выступления были подавлены, а лидеры казнены или изгнаны из страны, последствия еще несколько десятилетий отдавались эхом по империи. Во-первых, это была первая серьезная попытка протестантов отстоять свои интересы и взгляды. Даже после того как крестьяне были разогнаны, лютеранство осталось популярным учением как среди бюргеров, так и среди бедняков. В дальнейшем знамя протестантов перешло к мелким князьям и рыцарям, которые противостояли императору-католику на протяжении следующих десятилетий.

Через 30 лет после крестьянской войны был заключен Аугсбургский религиозный мир, который несколько облегчил положение лютеран. Уже в XVII веке случилась крупномасштабная Тридцатилетняя война, в нее были втянуты почти все европейские страны. После ее завершения протестанты окончательно закрепили за собой право исповедовать свою религию в империи. Крестьянская война в Германии произошла в 1524–1525 гг., когда появившиеся лютеране еще были слишком слабы для того, чтобы одержать победу над центральной властью.

fb.ru

Крестьянская война в Германии - это... Что такое Крестьянская война в Германии?

Дата Место Итог Стороны
Крестьянская война 1524-26 гг в Германии
Движение башмака

лето 1524 года – 1526 года

Южная Германия

Поражение крестьян.

Крестьянская война в Германии (за рубежом нередко называется просто «Крестьянская война», нем. der Deutsche Bauernkrieg) — народное восстание в центральной Европе, прежде всего, на территории Священной Римской империи в 1524—1526 годах.

Как и предшествовавшие ей Движение башмака и Гуситские войны, она состояла из массовых волнений экономического и религиозного характера, движущую силу которых составляли крестьяне, горожане и дворяне. Общей программы у этих выступлений не было.

Конфликт, происходивший в основном в южных, западных и центральных областях современной Германии, также затронул соседние Австрию и Швейцарию, достиг апогея весной-летом 1525 года, когда в событиях участвовало около 300 000 крестьян-повстанцев. По современным оценкам, количество погибших составило около 100 000 человек.

Причины восстания

Усиление поборов с крестьян, расширение «господских» прав над сельским населением, неблагоприятные изменения в общих социальных условиях крестьянского быта, совершившиеся в конце XV и начале XVI века, брожение умов, вызванное Реформацией, — таковы были главные причины Крестьянской войны. Требования крестьян ярко выступают в разных программах, появлявшихся в то время в большом количестве — особенно в так называемых «двенадцати статьях» и в гейльброннском проекте. «Двенадцать статей», вышедшие в свет в 1524 году под заглавием «Основательные и истинные главные статьи, в которых считают себя обиженными все поселяне и сельские работники духовных и мирских начальств», были как бы крестьянским манифестом, объединявшим требования громадного большинства. Требования эти были умеренны и справедливы и основывались единственно на святом Писании. Совсем не касаясь вопросов общественного устройства, авторы просили только свободы евангелической проповеди, отмены крепостничества, устранения наиболее обременительных феодальных повинностей и уничтожения привилегий, угнетающих массу народа. Гейльброннский проект был составлен комиссией из депутатов от инсургентов, под сильным влиянием Венделя Гиплера и Фридриха Вейнганда. Главная мысль этого проекта — освобождение крестьян из-под власти дворян, с вознаграждением последних из церковных имуществ, и реформа судов, на основании выборного и общесословного начала. Сообразно с этими основными требованиями и все крестьянское движение разбивается на три главных местных движения:

Три программы крестьянской войны

Ход войны

Летом 1524 года восстания начались на верхнем Рейне; затем они в 1525 году охватили собою всю Германию, за исключением северной ее части, причем образ действий крестьян делался все более и более решительным вследствие встреченного ими сопротивления и усиления анабаптистской проповеди. Наконец, начался настоящий террор, имевший целью заставить дворян исполнить требования восставших, а остававшиеся пока в покое деревни — примкнуть к общему движению. Грабежи и насилия оттолкнули от крестьян многих из числа сочувствовавших движению. Полная разрозненность восставших крестьян, крайне плохое вооружение, непривычка к дисциплине и организации, а также и недостаток в опытных и искусных вождях — все это препятствовало их успеху, в особенности после того, как евангелические и католические государи соединились для подавления мятежа. Курфюрст саксонский Иоганн Твердый в союзе с Филиппом Гессенским, саксонскими герцогами Георгом и Генрихом, графом Альбрехтом Мансфельдским и другими князьями нанес при Франкенгаузене решительное поражение крестьянам. Мюнцер был взят в плен и казнен. Та же участь постигла и предводителей других крестьянских банд в центральной Германии, разбитых и рассеянных союзными князьями. Истреблением поселян при Цаберне и Шейвейлере закончилось Крестьянское движение в Эльзасе. В Вюртемберге и Франконии главнокомандующий армии швабского союза, Трухзес фон Вальдбург, вместе с курфюрстом пфальцским, после нескольких сражений (при Бедлингене, Неккаргартахе, Кенигсгофене и Ингольштадте) полностью подавил восстание. Усмирение крестьян везде было проведено весьма жестоко. Несколько дольше держались крестьяне в южной Швабии, архиепископстве Зальцбургском и Тироле: правителям двух последних земель пришлось даже пойти на некоторые уступки.

Итоги

В целом, Крестьянская война ухудшила положение крестьян, так как озлобленное дворянство с особым усердием стало налагать на крестьян поборы и повинности[источник не указан 868 дней]. Опустошение целых областей, увеличившееся распадение частей нации, ослабление реформационных стремлений, подавление политической жизни, взаимное недоверие народа и правительства — таковы были печальные результаты неудавшегося движения[источник не указан 868 дней].

Действующие лица

dic.academic.ru

Крестьянская война в Германии - Русская историческая библиотека

IX. Происхождение крестьянской войны

 

Установление точки зрения на крестьянскую войну 1524–1525 гг. – Причины народного недовольства. – Отсутствие юридической защиты. – Свидетельства о возбуждении среди крестьян задолго до войны. – Агитация среди крестьян и попытки восстания, – Проповедь религиозной реформации в деревнях. – Желание крестьян дать религиозную санкцию своим требованиям. – Общий вывод относительно происхождения крестьянской войны.

 

Трое крестьян за разговором. Художник А. Дюрер

Великая крестьянская война 1524–1525 гг. представляет из себя явление в высшей степени сложное. Охватив весьма значительную часть Германии, движение это разбивалось на несколько местных движений, отличавшихся одно от другого по характеру и по тем требованиям, которые заявляли крестьяне. Стоит только из утомительных иногда по своему однообразию подробностей об утеснениях крестьян, о местных бунтах и стычках крестьян с их господами, наполняющих «Историю великой крестьянской войны» Циммермана, выделить приводимые этим историком жалобы и требования крестьян, чтобы увидеть, что движение не было везде однородным. Весьма сложную задачу представляла бы собою и попытка проследить здесь судьбы отдельных банд восставших крестьян, не имевших общего начальства и действовавших независимо одна от другой. Дело усложняется еще тем, что к общему восстанию крестьян, имевшему свои причины в юридических и экономических отношениях сельского быта, примешивались посторонние чисто крестьянскому движению элементы религиозные и политические, первые в двух главных своих формах – зарождавшегося лютеранства и одновременно с ним возникшего анабаптизма, вторые в форме целой программы переустройства Германии на новых началах. Будучи вызвана главным образом неблагоприятными для крестьянства переменами в сельском быту, война 1524–1525 гг. имела не столь непосредственное отношение и к религиозной реформации, и к планам политического преобразования, какие были у лиц из высших сословий, видевших в крестьянском движении лишь средство для проведения общей государственной реформы. Между тем относительно крестьянской войны существуют неверные представления, донельзя упрощающие дело: с одной стороны, возмущение крестьян нередко представляется, как порождение самой религиозной реформации, а с другой – принимается, что последняя в этом своем порождении была искажена вследствие характера, полученного ею в грубой и невежественной среде. Что крестьянская война не была вызвана религиозной реформацией, а имела свои собственные причины чисто социального свойства, это явствует из того, что крестьянские заговоры и бунты и вообще брожение среди сельского населения были весьма часты и сильны задолго до начала собственно религиозного движения. Последнее только усилило это брожение, дав ему идейное знамя. Если вместе с тем в войне действительно было много такого, что имело чисто разрушительный характер, чего, например, как мы знаем, опасался Ульрих фон Гуттен, то крайние воззрения, возбуждавшие страсти на дело разрушения во имя мистического идеала царства Божия на земле, господствовали лишь в одной части крестьян. Другие части восставших или предъявляли требования, разумности которых не отвергал сам Лютер, не сочувствовавший лишь попытке осуществления посредством силы, или шли за более интеллигентными вождями, выработавшими определенный план переустройства империи на более осуществимых началах. Видеть в крестьянской войне лишь анархическое искажение реформации, выведенной из своих настоящих границ, и с этой стороны поэтому совершенно не приходится.

Задачей нашей не будет изложение событий, происходивших в Германии в это смутное время: нам нужно лишь остановиться на некоторых важных пунктах, характеризующих движение.

Такими пунктами можно считать, во‑первых, причины народного недовольства, во‑вторых, попытки восстания, делавшиеся раньше общего взрыва, в‑третьих, обстоятельства, при которых началась война. Познакомившись с этими вопросами, мы рассмотрим и программы, которые существовали у восставших или у их вождей.

К XVI веку в положении немецкого крестьянства произошла перемена к худшему. Главные причины этого были следующие. Землевладельческое сословие, в зависимости от которого находилось крестьянство, усилило в XV в. свои поборы с живших на его землях крестьян, стало отбирать у них общинные земли и лишать их права пользования разными угодьями, бывшими в их распоряжении: лесами, правом охоты и рыбной ловли. Дело в том, что дворянство начало изменять образ жизни в смысле большей роскоши, в которой оно подражало богатым горожанам, а потому стало нуждаться в больших доходах, и что на помощь дворянам явились новые взгляды на сущность юридических отношений, существовавших между помещиками и крестьянами. В XV в. в Германии происходила рецепция римского права, и те самые юристы, которые в политическом отношении переносили на князей принцип абсолютизма, в социальном отношении оказались помощниками феодальных господ, толкуя разные формы крестьянской зависимости от землевладельцев в смысле римского рабства и уча, что земля принадлежит господам на правах полной собственности, а крестьяне являются только пользователями своих участков. В народное судопроизводство на сельских сходах, бывших даже у крепостной части крестьянства, стали вноситься ограничения в пользу помещичьего суда. В числе лиц, против которых восставал народ и его защитники в XVI в., были поэтому и юристы. Неблагоприятный для сельского населения поворот в юридических отношениях сопровождался и экономическими изменениями, внесшими в крестьянскую жизнь новые неблагоприятные условия. После открытия Америки в Европу сразу нахлынула масса благородных металлов, ценность денег, благодаря этому, значительно понизилась, что не могло не отразиться на всем экономическом быту. Вследствие соответственного вздорожания всех товаров, помещики начали увеличивать свои поборы и обеспечивать за собою возможность и впредь получать от крестьян больше денег. Сравнивая степень зажиточности и свободы немецких крестьян в XV и XVI вв., мы должны признать, что в обоих отношениях положение их в Германии ухудшилось. Правда, после 1525 г. это ухудшение было результатом как самого восстания, сопровождавшегося истреблением громадного числа крестьян и разорением множества сел и деревень, так и неудачного для крестьян исхода войны, позволившего победителям наложить на усмиренных поселян более тяжелое иго, но уже самая война 1524–1525 гг. была вызвана желанием народной массы остановить ухудшение своего положения. Только тенденциозные историки католического лагеря могут утверждать, будто лишь сама крестьянская война, порожденная своевольной реформацией церкви, произвела то понижение народного благосостояния, которое несомненнейшим образом наблюдается в Германии к середине XVI века. О неблагоприятных изменениях в общих условиях крестьянского быта свидетельствуют нам те жалобы, с которыми крестьяне еще в XV веке обращаются к императору, к юридическим факультетам, к швабскому союзу и т. д., не доверяя судам, где дела решались односторонне и пристрастно в пользу помещиков, или даже вовсе не имея права пользоваться судебною защитою. По общему принципу, крепостные крестьяне не могли вчинять исков против своих господ, а имперский верховный суд и совсем не рассматривал никаких крестьянских дел. На сейме 1500 года было даже принято, что крестьяне могут жаловаться вообще лишь на чужих господ. Таким образом имперское законодательство приняло характер, крайне невыгодный для земледельческого класса. Ландтаги, не допускавшие крестьянского представительства, равным образом ничего не предпринимали в защиту крестьян. Земские налоги, которые шли в княжескую казну с крестьян, также значительно возрастали. Земские чины готовы были свалить на сельское население всю податную тяготу, крестьяне же в сеймах не участвовали. В 1514 г. волновавшиеся в Вюртемберге крестьяне требовали права отправлять на сейм своих депутатов. «Сейм, говорили они, только тогда может помочь нам, если в нем будут участвовать крестьяне, потому что духовенство, дворянство и горожане не станут заботиться о нас». На сейм в Штутгарт в этом году приехали сельские депутаты, но вскоре сейм был перенесен в Тюбинген, и здесь уже без крестьян сделано было постановление, запрещавшее крестьянам на будущее время посылать депутатов в ландтаги. Поэтому крестьяне утратили всякое доверие и к этому учреждению. Когда в 1525 г. вюртембергским инсургентам предложили отдать спорные вопросы на решение ландтага, крестьянский вождь Матерн Фейербахер запальчиво отвечал: «Мы решительно отказываемся от ландтага; сеймов было много, а какая от них польза? Всякий раз, возвращаясь на родину, на вопрос о том, что дал сейм, только и можешь ответить, что ничего не знаешь, кроме одного, – нужно тотчас же заплатить деньги». Крестьяне, бывшие с Фейербахером, и от себя заявили: «Мы не хотим ландтага, потому что, если он будет созван, мы ни до чего не договоримся, кроме нового налога».

Более дальновидные люди еще задолго до взрыва 1524 г. пророчили, что крестьяне находятся в возбужденном состоянии, грозящем смутами. Например, уже в середине XV века один кардинал писал папе Евгению IV: «Эти злоупотребления и беспорядки возбуждают народную ненависть против всего духовенства, и если их не уничтожат, то надо опасаться, чтобы народ не поступил с духовенством по примеру гуситов. Уже явно слышатся угрозы в этом духе. Все умы с напряжением ждут, что будет сделано, и дело, по-видимому, кончится очень трагически. Яд, который они носят против нас в своих сердцах, обнаруживается явно. Вскоре они будут думать, что в угоду Богу надо обращаться с духовенством, как с людьми, равно ненавистными и Богу, и людям». В 1492 г. швабские земские чины официально свидетельствовали следующее: «Дела в Швабии таковы, что подданные не будут платить новых налогов, потому что и без того до крайности обременены податями и оброками; дворянство не может принуждать их к новым платежам, не подвергая себя опасности лишиться всех своих ежегодных доходов, оброков и податей. В Швабии многие крестьяне свободны, и притом существует древний обычай, по которому власти не могут взыскивать с подданных ничего сверх обыкновенных доходов, пошлин и оброков. Если бы, не взирая на это, чины вздумали требовать новых налогов, то подданные свергли бы власть и искали бы защиты у других». В самом начале XVI в. императорский тайный секретарь Грунбек в своем «Зерцале всех зол, имеющих вскоре постигнуть все сословия» (1508) писал, что если на духовенство обрушатся разные беды, то «светские владетели вовсе не должны этому радоваться, потому что при всяком несчастии, упавшем на духовное сословие, почти все обломки посыпятся и на светское; если духовенству первому суждено выпить чашу испытания, то светские господа должны будут все‑таки проглотить со дна её всю горечь осадка». Мы видели, что и Ульрих фон Гуттен предостерегал относительно возможности большого восстания народа.

Крестьянское движение "Башмака"Автор изображения – Stefan Kuhn

Впрочем, и странно было бы, если бы не было делаемо таких заявлений, так как с конца XV века тянется длинный ряд крестьянских беспорядков и бунтов. В отдельных местностях зальцбургской области и Верхней Каринтии волнения происходили в 1462 и 1478 годах. В 1491 году было восстание нидерландских крестьян, получивших название сырников, так как на их знамени был изображен зеленый сыр с ячменным хлебом. Одновременно с этим было возмущение крестьян кемптенского аббатства. Вскоре затем в разных местностях Германии народ стал подниматься под знаменем «Башмака» (Bundschuh), сделавшегося символом крестьянского восстания. Когда впервые мужицкий башмак с ремнями, привязывавшими его к ноге, получил такое значение, неизвестно, но уже в 1492 г. в нем видели знамя народного бунта. В 1493 г. это знамя собрало около себя тайное общество в Эльзасе. В 1499 г. во время так называемой швейцарской или швабской войны, когда швейцарцы появились в Гегау, местные крестьяне стали переходить на их сторону и успели разрушить не мало дворянских замков. В 1502 г. образовался «Башмак» в шпейерской области, откуда заговор распространился вниз по течению Рейна, по Майну и Неккару, а в следующем году проник в Вюртемберг, где получил название «Бедного Конрада». В 1512 году «Башмак» возрождается в Брейсгау, в деревне Леген (Lehen) около Фрейбурга. В 1514 г. вюртембергский «Бедный Конрад» поднимает целое восстание, участники которого были потом жестоко наказаны. В то же время происходят восстания в Ортенау, в Венгрии, в Каринтии и Виндской мархии. В 1520 г. в Эйзахе в Троицын день собралось около 800 тирольцев: они напали на Бриксен, резиденцию епископа, осадили город и разграбили дома духовных лиц.

Достаточно этих примеров, чтобы видеть, как часты были еще задолго до войны 1524 – 1525 гг. крестьянские бунты. Дело не обходилось без специальных агитаторов, тайных обществ и заговоров. В 1476 г. в вюрцбургской области Ганс Бегейм из Никласгаузена проповедовал о новом царстве Господнем, в котором не будет ни папы, ни господ, а все будут братья, сам каждый для себя будет зарабатывать хлеб: в данном случае мы имеем дело с несомненно гуситским влиянием. В тайных обществах конца XV и начала XVI веков деятельное участие принимал Йосс Фриц из Унтергрумбаха, основатель легенского «Башмака». В феврале 1514 г., когда в Вюртемберге начиналось волнение «Бедного Конрада», гохбергский окружный правитель Людвиг Горнек фон Горнберг писал совету города Фрейбурга в Брейсгау: «Я имею достоверные сведения, что снова существуют происки с целью восстановления Башмака. Злоумышленники расхаживают и разъезжают под видом священников и богомольцев. Иногда также расписывают они себе лицо язвами, переодеваются скоморохами и нищенствующими монахами. Поэтому рекомендую городу зорко наблюдать за этими столь зловредными происками, дабы предупредить их последствия». В 1524 году епископу бамбергскому и нюрнбергскому городскому совету доносили, что «какие‑то таинственные и неизвестные люди» бродят по монастырским имениям и волнуют народ, уговаривая его не платить десятины. Известия о тайных обществах и заговорах постоянно переплетаются с известиями о местных волнениях, и при этом видно, что в этих союзах участвовали люди и из других сословий, а не одни крестьяне. Уже тогда недовольные формулировали свои требования в программах, напоминающих позднейшие «Двенадцать статей», и в пользу своих требований ссылались на св. писание. Эльзасский союз 1493 г., например, имел своею целью произвести религиозную и политическую реформу, ограничив права духовенства, отменив церковный суд и тайную исповедь, как главное основание власти клира, учредив общинное самоуправление с народным судом и правом податного самообложения. Чтобы расположить простой народ к этим преобразованиям, члены союза, не принадлежавшие к крестьянскому сословию, предполагали отменить разные повинности, пошлины и т. п. и установить юбилейные годы с прекращением всех долговых обязательств. Брухрайнский союз в Унтергрумбахе, образовавшийся около 1502 г., поставил своею задачею добиться уничтожения крепостничества и отмены всех властей, кроме императорской, а также десятин, оброков, налогов и повинностей, платившихся князьям, дворянам и духовенству. Вместе с этим он хотел добиться раздачи народу монастырских и церковных имуществ, а также того, чтобы охота, рыбная ловля, луга и леса были доступны всем. На одном совещании легенского «Башмака» в 1512 г. заговорщиками приняты были среди других и следующие постановления: 1) отменяются все власти, кроме Бога, императора и папы; 2) все будут судиться светским судом, а духовный суд будет ведать только духовные дела; 3) уничтожаются все феодальные оброки и объявляются недействительными все векселя и заемные письма; 4) относительно процентов, которые составляют менее двадцатой части капитала, будет поступлено сообразно с божественным правом; 5) птичья и рыбная ловля, дрова, строевой лес и сенокос будут свободны; бедные и богатые будут пользоваться сообща; 6) священники не должны иметь более одного прихода; 7) число монастырей будет ограничено, и лишнее имущество у них будет отобрано на военные нужды; 8) прекращаются все несправедливые налоги и пошлины; 9) будет учрежден вечный мир для всего христианства; 10) вступающим в общество должно обеспечить жизнь и имущество, а противящихся этому наказывать. Вюртембергское общество «Бедного Конрада» изложило свои общие планы в двух статьях. В первой выражалось намерение освободить крестьян и горожан от ига князей, епископов, прелатов, рыцарей и граждан имперских городов, уничтожить все налоги, подати и повинности и жить свободно. Во второй статье, между прочим, говорилось об отобрании у монастырей и богатых землевладельцев излишка имущества, чтобы улучшить быт крестьян. Таким образом тайные общества и заговоры имели более или менее выработанные программы. И вообще это было время разных политических программ, из которых особого внимания заслуживают «Реформация Фридриха III» и тридцать статей, приложенных к «Новому Карстгансу» Гуттена. Иногда требования, заносившиеся в программы, прямо составлялись со слов крестьян. Например, в июне 1514 г. была сходка соседних жителей в Бюле в Ортенау, на которой один из местных агитаторов Гугель-Бастиан велел крестьянам рассказывать свои жалобы. Желания крестьян были следующие: они хотели иметь право гонять, стрелять, ловить и всячески убивать дичь, если она вредит их виноградникам, и оставлять ее себе или дарить фохту, по произволу, не подвергаясь наказанию; они желали далее отмены нового закона о наследстве, по которому супруги не могли наследовать друг другу, желали уменьшения новых податей и пошлин, уничтожения долговых обязательств, в которых проценты сравнялись с капиталом, и т. п.

В свою очередь дворянство предвидело опасность общего взрыва и кое‑где даже заранее готовилось к отпору. После подавления «Бедного Конрада» швабское дворянство на одном из своих съездов заключило между собою союз, акт которого гласил следующее: «Мы будем всячески поддерживать друг друга против всех покушений простого народа, так как в настоящее время бунты и возмущения подданных и бедных людей, которые поднимают Башмак и заключают незаконные союзы против своих законных, естественных властей и господ, – осмеливаются на попытки сбросить с себя власть высших классов, подавить и истребить дворянство и все высшие сословия, так что можно опасаться, чтобы дворянству и рыцарству не пришлось испытать того же, что уже потерпели князья, города и духовенство». Брожение, действительно, принимало весьма опасный характер, и в том же 1514 году, когда было подавлено вюртембергское восстание, местное правительство в грамотах, разосланных в имперские города, приглашая не терпеть у себя беглецов, так характеризовало стремления бунтовщиков: они «все равно ненавидят, губят и оскорбляют святую веру и христианскую церковь, презирают власти и знатных людей, нарушают мир, преданы ереси, скрывают в себе зловредное стремление кощунствовать над св. верою и христианством, презирать и истреблять империю, королевства, герцогства, княжества, графства и господства и заражать духом мятежа города и деревни».

Вот на какую почву в начале двадцатых годов XVI века стали падать семена новых религиозных учений, распространявшихся монахами, которые покидали свои монастыри, или сектантами, которых изгоняли из городов. Проповедь новых идей объединяла отдельные движения, ставила их под защиту религии, вселяла в крестьянах фанатическую уверенность в своей правоте, хотя были, с другой стороны, случаи, когда в войне 1524 – 1525 гг. участвовали крестьяне, остававшиеся католиками. Например, волновавшиеся крестьяне графа Фюрстенберга отвечали присланным их успокаивать, что они «не следуют евангелическому учению и собрались вовсе не для слушания проповедей». Клетгауские крестьяне уверяли цюрихцев, что причина беспорядков не в религии, а в политике. Вюртембергские инсургенты, находясь в Вунненштейне, каждый день просили священника служить обедню в церкви св. Михаила, а их предводитель Матерн Фейербахер до конца жизни оставался католиком. Если вообще еще в те же годы и утвердилось воззрение, по которому все движение нужно было объяснять проповедью лютеранских или анабаптистских принципов, то другие современники смотрели на дело иначе и отделяли одно движение от другого. Послание одного имперского города, нерасположенного к крестьянам, городу Ульму прямо указывает на то, что «настоящее восстание подданных против властей происходит главным образом вследствие мнимых тяжестей – подушной, барщины, повинностей и небольших десятин». По словам вейсенгорнской хроники, первые предприятия крестьян «были направлены против начальства, которое их обременяло службою, оброками и крепостным состоянием и от которого они хотели освободиться». Самые ссылки на священное писание, считающиеся характерным признаком реформации, делались и раньше начала реформационного движения. Летучие листки, распространявшиеся в народе еще около 1500 г., взывали к «христианской свободе» или. Ссылались на волю Божию, которая не может быть несправедлива. «Откуда, – читаем мы в одном таком листке, – откуда они взяли, что Бог дал им право требовать от нас барщины? В хорошую погоду мы трудимся для них, а в дурную дождь губит в поле все, что мы вырастим для себя своим кровавым потом. Справедливый Бог не мог допустить такого ужасного вавилонского пленения!.. А попробуй‑ка не послушаться их: они поступят с тобой, как с изменником: начнется вешанье, резанье, четвертование, – убьют, как бешеную собаку. В какой главе вычитали они, что Бог дал им подобную власть? Какая тут воля Божия? Они – слуги дьявола, и сатана начальник их. Богу будет приятно, когда вытурят этого Моава и Бегемота». Подобные листки и брошюры, распространявшиеся в народе, равным образом обращали на себя внимание властей и господ. Еще в 1522 г. баварский канцлер Леонгард Экк писал своему герцогу: «подумайте, ваша милость, о тревоге, которая теперь повсеместно. Для народа издали книжку и в ней уговаривают его сбросить иго князей и дворянства, которым он подчиняется из страха их тирании; даже уверяют его, что этим он сделает прекрасное дело».

 

 

X. Крестьянская война и её программы.

 

Районы крестьянской войны и главные её вожди. – Поведение восставших. – Отношение к крестьянам Лютера. – Поведение городов. – Подавление крестьянского восстания. – Причины и результаты поражения крестьян. – Необходимость рассмотрения программ движения. – Двенадцать статей. – Вендель Гиплер. – Гейльброннская программа.

 

В 1523 г. было подавлено рыцарское движение, в 1524 началась крестьянская война, принявшая, впрочем, особенно большие размеры только в следующем году. Летом 1524 г. первые восстания происходили на верхнем Рейне, но мало-помалу они распространились и на другие части Германии, а в 1525 г. почти вся страна была охвачена пожаром войны, за исключением одних только северных частей. Все те местности, где поднялись крестьяне, можно разделить на три района, смотря по тому, какие были главные вожди и основные требования восставших. В юго-западном углу Германии действовал в качестве вождя Ганс Мюллер из Бульгенбаха; из этого района вышла программа «двенадцати статей», по своему содержанию программа чисто крестьянская. Сначала она объединяла требования всех крестьян, и её распространению много содействовали вестники, разносившие ее по всей Германии. В другом районе особую силу имела политическая программа, составленная бывшим гогенлоэским канцлером Венделем Гиплером. Этот район охватывал Франконию от Ротенбурга и Бенсгейма до Вюрцбурга и Таубера. Здесь действовали, между прочим, такие неудачные вожди, как Метцлер и рыцарь Гёц фон Берлихинген; последний, подобно Зиккингену, имел свои собственные планы и примкнул к восстанию лишь для того, чтобы осуществить их при помощи крестьян. Далее к северу до Тюрингии и Саксонии был третий район войны. В этих местах агитация шла главным образом со стороны анабаптистов, стремившихся к полному социальному переустройству; главным деятелем был здесь уже известный нам Томас Мюнцер.

Карта крестьянской войны в Германии 1524-1525

 

В общем ходе войны замечается некоторая постепенность: и поведение крестьян, и их требования делались более и более насильственными и крайними, по мере того, как, с одной стороны, они встречали сопротивление, а с другой – усиливалась анабаптистская проповедь. Сначала большинство крестьян ограничивалось демонстрациями, которые должны были подкрепить их требования. Между прочим, они обращались к Лютеру со своими «Двенадцатью статьями», но не нашли у него большого сочувствия. Многие из них предлагали дворянам третейское разбирательство и полюбовные сделки; на это они получали иногда согласие и тогда расходились. В числе разных мнений о том, как полюбовно уладить дело, заслуживает внимания мысль о том, чтобы дворяне за свои уступки получили вознаграждение из секуляризованных земель духовенства. Когда, однако, крестьяне и их вожди увидели, что из переговоров ничего не выходит, именно раннею весною 1525 г., вспыхнуло повсеместное восстание, и начался настоящий террор. Восставшие думали добиться исполнения своих требований исключительно силою и стали принуждать примкнуть к общему возмущению и те деревни, которые ранее не принимали в нем участия. Например, лимпургские инсургенты писали крестьянам в Оттендорфе такого рода приглашение: «Предписываем вам евангельскую и братскую любовь и просим вас немедленно явиться к нам и вступить в наши священные полчища для завоевания евангельской любви и братства. Если вы это сделаете, то доставите нам великую радость; если же нет, то вам придется плохо». Таким же языком заговорили крестьяне и с дворянами, равным образом приглашая присоединиться к братству и грозя, в случае их отказа, заставить их сделать это силою и лишить покровительства законов. «Таким образом, – говорит один современник, – вовлечено было в восстание очень много честных и благородных людей». На первых порах крестьянам не было оказано большого сопротивления; в большинстве случаев восставшие побеждали, принуждая прелатов, дворян и города принимать их условия, бывшие, впрочем, весьма различными. Ганс Мюллер обращался с дворянами и духовными сравнительно умеренно, в духе «Двенадцати статей». Томас Мюнцер совсем не одобрял мирных сделок, заключавшихся швабскими и отчасти франконскими крестьянами с их господами, находя, что последних нужно истреблять, как язычников.

По мере усиления восстания и сопровождавших его жестокостей отношение к нему других слоев населения становилось все более и более враждебным. Выразителем общественного мнения явился Лютер. Когда крестьяне обратились к нему с «Двенадцатью статьями», прося подтвердить их своим авторитетом, он только обвинял их в том, что они слишком плотски понимают Евангелие, но не восставал против их требования по существу. «Христианин должен сто раз предпочесть смерть, чем хоть бы малейшим образом принять участие в восстании крестьян», – говорил Лютер. – Он даже открыто выражал ту мысль, что оно было вызвано притеснениями со стороны помещиков. Поэтому он советовал владельцам относиться снисходительно к подвластным: «это вы – причина бунта, – писал он им; – это ваши нападки на Евангелие, ваше виновное угнетение бедных членов церкви довело народ до отчаяния. Не крестьяне, любезные господа, поднялись против вас, это сам Бог становится против вас. Крестьяне только – орудие, которое он употребляет для вашего унижения... Любезные господа, писал он еще, ради любви к Богу умерьте свое негодование, ведите себя благоразумно с этим народом, как с пьяными и заблудшими людьми. Кротостью утишьте эти волнения, дабы из них не возникло пожара, который охватит всю Германию. Между их двенадцатью статьями есть хорошие и справедливые». Но когда восстание приняло ужасающие размеры, Лютер стал советовать рыцарям убивать крестьян, как бешеных собак. Он сам отправлялся в некоторые местности, где волновались крестьяне, и проповедовал им безусловное повиновение властям. «Христос показал, – говорил он, – какое главное право христианина. Это право терпеть. Крест! Крест! Вот где право Христова ученика, Каково бы ни было право крестьян, они виновны тем, что его требуют; они должны страдать и молчать, если хотят быть христианами; христианин должен позволить обокрасть, ободрать, убить себя, ибо он – мученик на земле». Мнение Лютера, написавшего по случаю крестьянского восстания специальные брошюры (главным образом «Wider die räuberischen und mörderischen Bauern), не мало содействовало тому, что города, где его голос был весьма авторитетен, в общем не примкнули к движению. Вообще, большинство их населения составляло партию порядка; тем более, что многие имперские города имели вне своих стен более или менее обширные территории с зависимым от них крестьянским населением. Появление крестьянских банд, плохо снабженных провиантом и потому предававшихся грабежу, также не могло быть приятно горожанам. Тем не менее некоторые города должны были примкнуть к движению (особенно разные мелкие города), иногда волею‑неволею снабжая восставших оружием или провиантом (Ульм, Нюрнберг), иногда будучи захвачены врасплох соседними крестьянами, иногда сами добиваясь прав (Майнц). Такие города, как Мюльгаузен или Гейльбронн, получили даже особое значение в восстании, один – как резиденция Томаса Мюнцера, другой – как центр движения, где возникла одна из наиболее замечательных программ. Но все это были только исключения. И в рыцарском сословии отдельные лица принимали участие в восстании, или принужденные к тому силою, или имея для этого личные, своекорыстные побуждения.

Томас Мюнцер

 

Понятно, что если менее значительное по своим размерам восстание Зиккингена заставило князей соединиться, то они никак уж не могли сидеть сложа руки, когда поднялись крестьяне и начали разорять и жечь замки, грабить и убивать духовных и дворян. Князья были страшно встревожены. Фридрих Мудрый (как раз скончавшийся в это время) говорил даже, что не знает, долго ли продержится его власть. Союз князей, в котором приняли участие Филипп Гессенский, Иоанн Фридрих Саксонский (преемник Фридриха Мудрого) и др., собрал значительное войско против восставших. Весьма скоро оно нанесло поражение (при Франкенгаузене в мае 1525 г.) ополчению Томаса Мюнцера, который был взят в плен и затем казнен. В Вюртемберге крестьянское восстание было подавлено полководцем швабского союза Трухзесом фон Вальдбургом, а также курфюрстами пфальцским и трирским. В других местах с крестьянами управлялись и с меньшими силами. Усмиренным крестьянам победители мстили, сжигая и разоряя целые деревни. Подавляя восстание в верхней Швабии, Трухзес с таким рвением жег и грабил деревни, что швабский союз послал ему напомнить, что он вовсе не имеет в виду разорения страны. Трухзес не унялся; он отвечал на письмо, что если господа советники хотят учить его вести войну, то пусть сами идут на поле битвы, ибо он охотно поменяется с ними ролями и займет их место на перине. Или вот еще характерный случай. Когда была разбита одна крестьянская банда, победители решили вопрос о наказании. Один дворянин, у которого бунтовщики убили сына и опустошили имение, предлагал, чтобы каждый рыцарь своим копьем заколол по девяти мужиков, а другой говорил, что лучше загнать всех в пруд и там их потопить; тогда третий заметил, что хотя «эта презренная толпа и заслуживает смерти, но если все умрут, кто же будет служить и обрабатывать земли»: не лучше ли наказать всех денежным штрафом? Вообще от казней погибла тогда масса народа. Рассказывают о случаях ослепления чуть не целых отрядов: выколют глаза и пустят на все четыре стороны. Целые партии усмиренных вешали по дорогам.

В немецком крестьянском движении, как и во многих других подобных движениях, было слишком много стихийного. Целые толпы шли в него, не зная, куда идут, с какими силами, чего можно и чего нельзя достигнуть, увлекаясь только страстным чувством своим против высших сословий, слепо веря своим вождям, которые сами были между собою часто не в ладах или попадали в предводители восстания случайно, иногда даже по принуждению или по корыстным соображениям. Да и трудно было крестьянам, действовавшим без общего плана и общего вождя, противостоять вооруженной и организованной силе князей и городов. Политические и социальные следствия этого восстания и его поражения были самые печальные. Победители менее, чем когда‑либо, склонны были пользоваться умеренно своею властью, и с особою силою стали налегать на получение доходов с земли с помощью крепостного труда бесправного крестьянства. Правда, они оставили не отстроенными разрушенные замки и отстали от прежнего военного быта, но народу от этого не было легче.

Познакомимся теперь с программами крестьянского восстания. Они составлялись в отдельных местностях, и их было великое множество, но все они были, так сказать, обобщены в знаменитых «Двенадцати статьях», сделавшихся самою популярною программою крестьянского движения. Вопросы о том, из каких более ранних статей они составились, кто был составителем главной и наиболее распространенной редакции, каким изменениям она сама подвергалась и т. п., занимали многих исследователей, но нам нужно только отметить, что автором их не был Томас Мюнцер, как это принималось раньше, ибо его программа была совсем иного рода. «Двенадцать статей» имеют совершенно особый характер: во‑первых, это был чисто крестьянский манифест, и в нем мы встречаемся с требованиями, которые касаются почти исключительно крестьянского быта и разъясняют нам главные причины народного недовольства; во‑вторых, эти требования отличаются умеренностью, уважением к чужому праву и стремлением установить порядок жизни на основании взаимного соглашения заинтересованных; в‑третьих, составители статей проникнуты были желанием основать свои домогательства на священном писании без малейшей примеси какого‑либо другого религиозного авторитета. Таким чисто крестьянским характером «Двенадцать статей» отличаются от так называемой гейльброннской программы, которая ставила вопрос о преобразованиях гораздо шире, а своею умеренностью – от программы анабаптистской, соединявшей в себе проповедь насильственной революции с пророческим энтузиазмом. В «Двенадцати статьях» сам Лютер находил много верного, и они даже принимались некоторыми духовными и светскими владельцами.

«Истинные и справедливые статьи всего крестьянского сословия и всех захребетников, обиженных своими духовными и светскими властями», как явствует из вступления к этому документу, были составлены для того, чтобы снять с крестьян обвинение, будто они хотят только бесчинствовать, и чтобы «оправдать с христианской точки зрения неповиновение и даже открытое восстание крестьян», сняв и клевету с слова Божия, будто бы повинного в бунте. Не Евангелие виновато в мятежах и волнениях, а забвение Евангелия, крестьяне же хотят, наоборот, жить по слову Божию, вовсе не желая насилия и бунта. «Если Бог внял молениям сынов Израилевых, взывавших к нему о помощи, и освободил их от руки фараона, то разве он не может и теперь спасти своих людей? Да, он пошлет им свое спасение и пошлет немедленно. Итак, сказано далее, христианин, читай внимательно эти статьи и глубже обсуди их». Приводим и самые статьи в сокращенном изложении и без ссылок на св. писание.

1. «Во‑первых, мы покорнейше просим и единодушно желаем, чтобы... всякий приход сам выбирал своего священника, и чтобы прихожане имели право смещать его, если он поступает не по закону. Выбранный пастырь должен нам проповедовать Евангелие ясно и разумно, без всяких своих прибавлений, мудрствований и пропусков».

2. «Несмотря на то, что справедливая десятина, установленная в Ветхом завете, была отменена в новом, мы все‑таки охотно будем выплачивать ее зерном, но только там, где это нужно. Поэтому мы жертвует ее Богу в пользу его служителей. Остаток должен быть поделен между бедными прихожанами той же деревни, по мере их нужд и по усмотрению прихода, а все, что затем останется, должно сберегаться на случай какого-нибудь несчастия или войны; из этого‑то избытка и следует удовлетворять общественные нужды, не обременяя бедного населения налогами... Кроме того, мы не хотим платить ни духовным, ни светским лицам никакой малой десятины, так как Бог предоставил скотину в полное распоряжение человека».

3. «До сих пор было в обыкновении считать нас чужою собственностью, но это противно священному писанию, потому что Христос своею божественною кровью всех нас искупил и всем нам даровал спасение, начиная от последнего пастуха до могущественнейшего монарха. Вот почему священное писание говорит, что мы свободны, и мы хотим быть на самом деле свободными... Мы не думаем сопротивляться выбранным и установленным правителям, потому что закон Божий запрещает нам это. Итак, мы не нарушаем покорности, потому и вы должны с своей стороны поспешить освободить нас из‑под ига крепостного рабства или евангельским словом доказать нам, что мы должны оставаться рабами».

4. «До сих пор велось обыкновение, что ни один бедный человек не имел права ни охотиться на птиц, ни ловить рыб в господских владениях. Это кажется нам совершенно несправедливым, несогласным с братскою любовью и словом Божиим... Поэтому мы желаем, чтобы всякий, владеющий рекою или озером, представил достаточные письменные доказательства своего права владения, и тогда пусть его владеет; мы не станем употреблять против него насилия: надобно поступать со всяким по правилам христианской любви и братства. Тот же, кто не представит удовлетворительных доказательств своего владения, пусть отступится от захваченного в пользу общины».

5. «Мы считаем себя также обиженными и в отношении владения лесом: наши господа присвоили себе все леса, и если бедный человек нуждается в дереве, он принужден платить за него вдвое дороже, чем действительно оно стоит. По нашему мнению, леса, на владение которыми духовные и светские господа не могут представить доказательств, должны быть отданы в распоряжение общины; каждый, в случае нужды, может получать от общины бесплатно дрова и лес, даже и для столярного производства, разумеется, только с ведома лиц, выбранных общиною, в видах предупреждения истребления лесов».

6. «Мы считаем себя горько обиженными тяжелою службою, которая с каждым днем становится все невыносимее и невыносимее. Мы желаем, чтобы на это было обращено внимание, и чтобы нас не обременяли так жестоко; пусть нас заставляют служить так, как служили наши отцы, согласно с божеским писанием».

7. «Мы не хотим больше и слышать о поборах и несправедливостях господ: всякий должен неприкосновенно пользоваться своими правами, как они определены в условиях между господином и крестьянином. Господин не должен более мучить и прижимать крестьянина, не должен требовать от него ни службы и ничего другого даром, так чтобы крестьянин мог свободно и спокойно распоряжаться своим имуществом. Но если понадобится господину крестьянская служба, то крестьянин должен служить охотно и покорно, впрочем, за известное вознаграждение и только в определенное время, для устранения всяких потерь и убытков».

8. «Многие из нас, имеющих собственность, отягчены высоким оброком, которого не могут выносить их имущества; отсюда крестьянам часто приходится терять свое достояние. Мы желаем, чтобы господа послали для оценки таких имуществ честных людей и взимали бы оброк, смотря по стоимости имуществ. Крестьянин не должен работать без выгоды для себя, потому что всякий работник достоин своей платы».

9. «Мы чувствуем себя глубоко обиженными тою безбожною несправедливостью, с которою постоянно увеличивают наши наказания; очень часто нас наказывают несоразмерно с виною, по злобе, а иногда ради пристрастного снисхождения к другим. Мы желаем, чтобы нас наказывали согласно с древним писаным законом, соразмерно с виною, а не пристрастно».

10. «Мы считаем себя и тем еще обиженными, что некоторые лица присвоили себе пашни и луга, принадлежащие общинам. Если эти земли приобретены в собственность нечестным путем, то мы опять отберем их в пользу наших общин, но если за них заплачены были деньги, то мы вступим в дружеское и братское соглашение с их владельцами, смотря по важности дела».

11. «Мы хотим совершенной отмены обычая, называемого посмертным отобранием; мы не можем допустить и терпеть, чтобы у вдов и сирот, вопреки чести и Божьей воле, так бессовестно отнималась собственность, как это случается во многих местах под разными видами».

12. «Если одна или несколько из наших статей несогласны со словом Божием, то мы от них отступимся, как только это нам докажут по писанию. И если даже какая‑нибудь из наших статей будет признана достойною внимания и названа справедливою, а впоследствии окажется неправильною, то мы немедленно от неё откажемся, как от мертвого и недействительного члена. Если даже многие статьи будут найдены противными Богу и вредными для ближнего, то мы все их возьмем назад и будем молить Господа, чтобы он дал нам разум поступать и жить по христианскому учению, потому что этот разум исходит только от Бога, а не от кого другого. Благодать Господа Иисуса Христа буди со всеми нами».

Кроме «Двенадцати статей» (и других аналогичных крестьянских программ), еще одна программа заслуживает особого внимания по своему, более широкому, характеру. Мы уже видели, что в Германии в это время чувствовалась необходимость политического переустройства. Когда началось крестьянское восстание, у некоторых деятелей явилась мысль провести политическую реформу, опираясь на крестьян, как под конец своей жизни думал об этом и Гуттен. В рассматриваемое время во главе кружка лиц, примкнувших к этому взгляду, стал Вендель Гиплер, пробывший около двадцати пяти лет в должности канцлера, при дворе гогенлоэских графов, оставивший эту должность в 1515 г. и принявшийся за политическую агитацию. Он хорошо знал бедственное положение народа и даже нередко выступал в качестве защитника гогенлоэских крестьян против их владельцев. Подобно другим общественным деятелям той эпохи, он задумал основать тайный союз, чтобы провести реформу, и ему удалось из разных общественных элементов составить нечто вроде клуба, где сосредоточены были все нити заговора. Сам он не принимал непосредственного участия в крестьянской войне, но внимательно следил за её ходом. Подобно тому, как Гуттен, по крайней мере, в конце своей деятельности, и в особенности один из вождей крестьянства, Флориан Гейер, приходили к мысли устроить такой порядок, при котором не существовало бы сословий, а были бы лишь одни равноправные свободные люди и над ними одна власть – император, так и Вендель Гиплер стремился осуществить широкую политическую реформу, хотя и не считал возможным совсем уничтожить сословный строй; он хотел главным образом освободить крестьян из‑под власти дворян, вознаградив последних из церковных имуществ. Он даже находил необходимым смягчить требования «Двенадцати статей». С этою целью была составлена в Гейльбронне комиссия из гейльсбергского советника Ганса Берлина, самого Венделя Гиплера и Гёца фон Берлихингена, которая решила отменить статьи 6, 7, 8 и 10, обещав рассмотреть их при общем государственном преобразовании, какое имелось в виду. Кроме того, была сделана характерная прибавка к этой программе в виде объяснения к ней, по крайней мере, как думал автор прибавки. Прибавка эта состояла из следующих пяти статей.

1. «Никто не имеет права грабить без особого на то разрешения; также подговаривать кого‑либо вступать в шайку запрещается под страхом смертной казни».

2. «До имеющих совершиться государственных реформ все пошлины, подати и долги должны быть выплачиваемы без всяких оговорок».

3. «Все недвижимые имущества, принадлежавшие светским и духовным властям, остаются неприкосновенными; светские же имения, принадлежавшие до этого времени духовенству, секвеструются».

4. «Никто не должен оскорблять друг друга из собственных выгод, кто бы он ни был, но каждый должен подчиняться местному суду».

5. «Каждый подданный в городах и деревнях должен повиноваться властям: в противном случае он должен быть выдан властям главного войска для казни».

У Венделя Гиплера была мысль привлечь к делу задуманной им реформы князей, дворянство и города, примирив их с необходимыми преобразованиями путем вознаграждения из конфискованных владений духовенства. Самый план реформы, выработанный в Гейльбронне, состоял из 14 статей следующего содержания».

1. «Все духовные высшего и низшего звания и состояния будут подвергнуты реформе и получат достаточное вспоможение; их имения обращаются в общую пользу».

2. «Все светские владетели будут поставлены в такие условия, что не будут в состоянии лишать простых людей свободы».

3. «Все города и общины преобразовываются по божескому и естественному праву, все старые и новые человеческие выдумки должны быть отброшены. Все поземельные оброки отменяются».

4. «Никакой доктор римского права не может быть допущен в суд или княжеский совет».

5. «Никакое духовное лицо не может быть допущено в государственный совет или в советники князей или общин; никто из них не может занимать светской должности».

6. «Все светские законы государства отменяются и вводится закон божеский. В государстве учреждаются 64 свободных суда с депутатами всех сословий и крестьян в том числе, 16 земских, 4 надворных и 1 имперский верховный суд германской нации, тоже с выборными от сословий, при чем у народа в каждом суде должно быть 4 лишних голоса».

7. «Все таможенные пошлины и поборы прекращаются, кроме податей, необходимых для мостов, дорог и плотин».

8. «Все дороги объявляются вольными, все пошлины отменяются».

9. «Все налоги отменяются, исключая имперского, вносимого раз в десять лет».

10. «Единство монеты для всей германской нации».

11. «Единство меры и веса везде».

12. «Ограничение процентов больших банкирских домов».

13. «Освобождение дворянства от всяких ленных обязательств по отношению к какому бы то ни было духовному лицу».

14. «Отмена всяких союзов князей, владетелей и городов; везде только защита и закон императора».

Это была весьма широкая программа. Её составители думали примирить с новым государственным и общественным порядком и князей, и города, и дворянство и упрочить победу нового устройства, более выгодного для народа, путем секуляризации церковных имуществ с отдачею их всем тем лицам, которые понесли бы материальные убытки при изменениях в юридическом и экономическом быту крестьянства, но программа эта требовала, во‑первых, сочувствия со стороны императора, во‑вторых, большей солидарности между отдельными общественными элементами. Между тем не было ни того, ни другого, связь же программы с крестьянским восстанием, принявшим характер жестокой расправы с властями и господами, положительно ее компрометировала в глазах всех, не сочувствовавших этому последнему движению. Что программа Венделя Гиплера не была делом только тесного кружка, лишь в 1525 г. пришедшего к мыслям, изложенным в 14 статьях, доказательством этому может служить сходство этой программы с тем, что мы находим в более ранних политических памфлетах вроде «Реформации Фридриха III».

Литература: См. т. I, гл. XV. Кроме переведенной по‑русски книги Циммермана (см. выше, гл. I): Wachsmuth. Der deutsche Bauernkrieg. – Dietrich, Der Bauernkrieg. – Weil. Der Bauernkrieg. – Engels. Der deutsche Bauernkrieg. – Hartfelder, Zur Geschichte des Bauernkrieges in Sudwestdeutschland. – Elben. Vorderösterreich und seine Schutzgebiete im Jahre 1524. – W. Falkenheiner. Philipp der Grossmuthige im Bauernkriege. – А. Stern. Ueber die zwolf Artikel der Bauern und einige andere Aktenstücke aus der Bewegung von 1525. – Baumann. Die zwolf Artikel der oberschwăbischen Bauern. – Stolze. Zur Vorgeschichte der Bauernkrieges. – Его жестатья о «12 статьях» в Hist. Zeitschr. за 1903 r. – Eго же. Der deutsche Bauernkrieg. – Bax. The peasants war in Germany. Из общих историков особенно много дает Egelhaaf (см. выше, стр. 10). Отсылаю еще раз к I выпуску «Источников по истории реформации». Наконец, см, указанные в предыдущих главах соч. Jorg'а, Merx'а и др., а также указанные ниже, в гл. XI. О новейших работах см. в ст. А. Stern'а в «Rev. Hist.» за 1914 г.

rushist.com

Крестьянская война 1524-26 | История Вики

Крестьянская война 1524-25 гг в Германии Противники Командующие
Дата Место Причина Итог
лето 1524 года – 1526 год
Южная Германия, Австрия
борьба крестьян против феодального гнета
поражение крестьян
крестьяне Священная Римская империя, католические князья.
Томас Мюнцер

Крестьянская война 1524—26 в Германии, Великая крестьянская война, крупнейшее выступление немецких крестьян (поддержанных частью горожан) против феодального гнёта, охватившее всю Юго-Западную и Среднюю Германию. Борьба крестьянства против усилившейся с конца 14—15 вв. феодальной реакции развернулась уже с 70-х гг. 15 в. (см. Бёхайм Г., "Башмак", "Бедный Конрад"). Но в обстановке экономических сдвигов, обозначившихся на рубеже 15—16 вв. (прежде всего зарождения и развития раннекапиталистических отношений), и обострения социально-политической борьбы, получившей в лозунгах Реформации общенациональную программу, борьба крестьянства приобрела новое значение. К. в. стала кульминационным пунктом общественного движения, охарактеризованного Ф. Энгельсом как первая крупная битва против феодализма, как первый акт буржуазной революции в Европе [1].

Крестьянские волнения, начавшиеся в Южном Шварцвальде, в июне 1524 приняли характер открытого восстания. Большое значение для дальнейшего развития движения имели связи восставших с народными течениями Реформации. Революционная пропаганда сторонников вождя крестьянско-плебейских масс Т. Мюнцера, распространявшаяся главным образом анабаптистами, сделалась организующим фактором, объединявшим местные требования крестьян и городских низов в общую программу борьбы угнетённого народа против всех господ. Первой программой, содержавшей идею социального переворота, было составленное в конце 1524 (или начале 1525) в кругах, близких к Мюнцеру, т. н. Статейное письмо (Artikelbrief), призывавшее к борьбе за полное освобождение "бедных и простых людей" от гнёта всех господ и властей и к переустройству жизни на основе "общей пользы" и "божественного права".

В феврале—марте 1525 последовала новая вспышка крестьянских выступлений, принимавших всё более массовый характер. Центром восстания весной 1525 стала Верхняя Швабия, где образовались крупные крестьянские отряды (Бальтрингенский, Альгауский, Приозёрный и др.). Здесь, как и в других районах, охваченных К. в., наряду с революционной пропагандой сторонников Мюнцера, увлекавшей бедные слои крестьянства и городские плебейские массы, велась пропаганда умеренной тактики, призывавшая добиваться смягчения феодальных тягот путём переговоров. Идеологическим источником этой пропаганды, отвечавшей настроениям зажиточных крестьян, руководителей отрядов и радикальных элементов бюргерства, было учение цюрихского реформатора У. Цвингли, имевшего много сторонников в Юго-Западной Германии, особенно среди бюргерства (одним из них был Б. Губмайер, проповедник в г. Вальдсхут, где в конце 1524 был установлен союз между крестьянами и бюргерской оппозицией). В начале марта 1525 на крестьянском съезде в г. Мемминген три главных отряда Верхней Швабии объединились на основе общего требования "божественного права". Однако внутри этого т. н. Христианского объединения обнаружились разногласия по вопросу о том, следует ли "божественное право" понимать в духе Статейного письма или в духе более умеренного цвинглианства. В то время как крестьянские массы, поощряемые революционной пропагандой, штурмовали дворянские замки и разоряли монастыри, в кругах умеренных руководителей была составлена сводка крестьянских требований, обобщённых на основе "божественного права" в его умеренной трактовке. Так возникла программа "Двенадцать статей", в которой подчёркивались мирные намерения крестьян и их стремление только к смягчению феодального гнёта (упразднение крепостной зависимости, уменьшение феодальных поборов и барщины, отмена малой десятины, восстановление свободного пользования общинными угодьями и др.). "Двенадцать статей" (напечатанные в марте 1525) получили широкое распространение среди восставших, которые конкретные требования этой программы сочетали с революционной тактикой Статейного письма.

Между тем Швабскому союзу (военная и политическая организация крупных князей) удалось склонить вожаков Христианского объединения к переговорам и заключить с ними 25 марта в Ульме перемирие. Это позволило феодалам выиграть время для мобилизации военных сил. 4 апреля войска Швабского союза, руководимые Г. Трухзесом фон Вальдбургом, напали на крестьян Верхней Швабии, нанеся им первое тяжёлое поражение у Лейпхейма. 14 апреля последовал разгром крестьян у Вурцаха. 15 апреля близ Вейнгартена крестьяне собрали военные силы, значительно превосходившие силы Швабского союза. Однако 17 апреля Трухзесу удалось заключить с вождями Приозёрного отряда т. н. Вейнгартенский договор; верхнешвабские крестьяне фактически вышли из борьбы, что облегчило Швабскому союзу подавление восстания в других районах. Разрозненность действий крестьянских отрядов, доверчивость одних вождей и предательство других привели к поражению крестьян Верхней Швабии. Немалую роль в этом сыграла также тактика патрицианской верхушки городов, которая стремилась завоевать доверие крестьян и в то же время помогала руководителям Швабского союза средствами и осведомляла их о положении в крестьянских лагерях.

Во Франконии восстание началось в конце марта 1525 в округе имперского города Ротенбурга и в начале апреля распространилось по всей области (в епископстве Вюрцбургском, в долине рек Неккар и Таубер, в Оденвальде и др.). Здесь действовали два основных крестьянских отряда: Неккарталь-оденвальдский (т. н. Светлый) и Тауберовский (в долине р. Таубер). Восставшие захватывали и разрушали монастыри и замки, заставляли многих феодалов отдавать крестьянам продовольствие и оружие и признавать "Двенадцать статей". В Вейнсберге, занятом ими 16 апреля, крестьяне под предводительством одного из наиболее радикальных вождей Светлого отряда Йеклейна Рорбаха предали казни 14 дворян. Бюргерство Франконии склонялось к участию в Крестьянской войне, но оно не было единым. Предпринимательские элементы стремились к устранению препятствий, чинимых их деятельности со стороны князей и др. феодалов, но придерживались умеренной тактики. Более решительно на стороне крестьян выступали обедневшие мастера и торговцы. В ряде городов, в том числе в имперском г. Хейльбронн, демократические элементы открывали крестьянским отрядам ворота. Во 2-й половине апреля в Южной Франконии одержали верх умеренные, ориентировавшиеся на союз с оппозиционным дворянством и стремившиеся использовать революционной движение крестьян в интересах умеренной реформы. Умеренные, возглавлявшиеся В. Гиплером, добились приглашения в качестве командующего Светлым отрядом рыцаря Гёца фон Берлихингена, поставившего условием своего согласия отказ от враждебных действий против замков и монастырей. Рорбах и его сторонники вынуждены были отделиться от Светлого отряда. В начале мая в Аморбахе советниками из бюргеров было составлено "Объяснение Двенадцати статей", в котором требования крестьян формулировались менее определенно, их выполнение откладывалось до проведения имперской реформы, которая подготовлялась Гиплером и его сторонниками. Проектом реформы, известным под названием "Гейльброннская программа" (был составлен в бюргерских кругах), предусматривался ряд преобразований, проникнутых духом раннебуржуазных отношений и государственной централизации (общеимперское законодательство, единство монеты, мер и веса, отмена внутренних таможенных пошлин, конфискация церковных имений и др.). "Гейльброннская программа" была для своего времени прогрессивным документом. Однако в основе её лежало стремление к компромиссу с оппозиционным рыцарством, она фактически игнорировала интересы крестьян и поэтому не могла способствовать подъёму революционного движения. В начале июня 1525 крестьянские отряды Франконии были разбиты войсками Швабского союза (сражения при Кёнигсхофене 2 июня и при Ингольштадте 4 июня).

С особой силой крестьянско-плебейское движение развернулось в Средней Германии — в Северной Франконии и в Тюринго-Саксонском районе. В Северной Франконии опорными пунктами движения стали занятые крестьянами в начале апреля монастыри Бильдхаузен и Аура. Здесь мощным крестьянским лагерям подчинились, формально признав "Двенадцать статей", многие города и рыцарские замки. В Тюринго-Саксонском районе восстанием непосредственно руководил Т. Мюнцер. Здесь центром стал г. Мюльхаузен, где ещё 17 марта 1525 произошёл революционный переворот и было создано революционное правительство. В Тюрингии восставшие занимали города, замки, монастыри, господские имения, производили разделы имущества феодалов среди крестьян и горожан, объявляя свои действия началом установления общего равенства людей во всей стране и за её пределами. Ф. Энгельс охарактеризовал движение в Тюрингии как кульминационный пункт всей К. в. Однако стремление Мюнцера централизовать усилия восставших и создать в Тюрингии революционным центр всего восстания разбилось о неспособность крестьян подняться выше местных интересов. Небольшой и плохо вооружённый отряд Мюнцера в неравном бою с княжеским войском (снабженным артиллерией) во главе с ландграфом Филиппом Гессенским потерпел поражение под Франкенхаузеном (15 мая 1525). Попавший в руки князей Мюнцер после мучительных пыток был казнён (27 мая). 25 мая Мюльхаузен без боя был взят княжескими войсками.

Середина апреля—май 1525 были временем наивысшего подъёма движения. В эти месяцы в К. в. участвовало (по приблизительным подсчётам) не менее 100 тыс. человек. Восстание распространилось на новые районы — Вюртемберг, Баден, Эльзас, альпийские земли. Наиболее крупными успехами крестьян были осада и взятие ими г. Фрейбург в Брейсгау (18—23 мая) и битва у Шладминга (3 июля 1525) — крупнейшая военная победа крестьян времен К. в. Однако и в этих районах крестьянские выступления были подавлены (у Бёблингена 12 мая разгром вюртембергских крестьян; у Цаберна 16 мая поражение крестьян Эльзаса и др.). Дольше всего (и в 1526) борьба продолжалась в австрийских землях, особенно в Тироле. Замечательным предводителем тирольских крестьян был М. Гайсмайр.

Результатом поражения Крестьянской войны, подавленной с исключительной жестокостью, было усиление феодальной реакции, власти князей, феодальной раздробленности Германии.

История Крестьянской войны показала, что главной силой в борьбе с феодализмом на заре капиталистического развития были крестьяне и их союзники — городское плебейство.

  1. ↑ К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 21, с. 417—418; т. 22, с. 307—08 и В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 17, с. 47

ru.history.wikia.com

Крестьянская война в Германии

Томас Мюнцер 

Требования народных масс выражал их подлинный вождь Томас Мюнцер. С детских лет Мюнцер был свидетелем нужды и страданий народа и проникся ненавистью к угнетателям. Он много и прилежно учился. В те времена большинство образованных людей носило духовное звание. И Мюнцер тоже стал священником. Но он не был похож на других служителей церкви. Мюнцер всё время находился среди народа. Он организовывал тайные общества для борьбы против феодалов и городских богачей, призывал трудящихся к восстанию. Мюнцер даже ездил в Чехию, чтобы лучше ознакомиться с учением таборитов. Как говорили его враги, он «напился чешского яда». 

К чему же призывал, чему учил народ Томас Мюнцер? Мюнцер учил, что на Земле должен быть установлен такой строй, при котором не станет ни богатых, ни бедных. Люди будут сообща владеть всем имуществом и будут равны между собой. Для этого народ должен объединиться и восстать против угнетателей. А если кто-либо из господ воспротивится этому, то его нужно казнить.

Господ Мюнцер считал причиной всех несчастий. Мюнцер смеялся над трусостью сторонников Лютера и их призывами к смирению. Он говорил, что нужно поднять восстание, и действовал, как настоящий революционер. Автор «Утопии» Томас Мор только мечтал о счастье, а Мюнцер учил, как его добиться.

Лютер возненавидел Мюнцера. Он кричал, что призывы к восстанию - это «дело дьявола». Но не Лютер, а Мюнцер выражал чаяния народных масс. В пророческом учении Мюнцера соединились мечты о коммунистическом будущем с призывом к прямой борьбе против феодалов.

Причины и начало крестьянской войны.

Народ охотно слушал Мюнцера. Ведь жилось трудящимся в Германии очень тяжело. Феодалы увеличивали барщину. Крепостничество в Германии не ослабевало, как это было в Англии и Франции, а, наоборот, усиливалось с каждым годом. Чтобы уплатить оброк и десятину, крестьяне вынуждены были одалживать у городских богачей деньги под высокие проценты. Если крестьянин не мог выплатить ссуды в срок, ростовщик забирал весь его жалкий домашний скарб. Крестьяне влачили нищенское существование. Когда одного крестьянина должны были казнить, он воскликнул: «Вот, приходится умирать, ни разу не поев досыта хлеба!» Городская беднота была такой же нищей и бесправной, как и крестьянство.

В 1524 году началось крестьянское восстание. Оно быстро распространилось по всей стране. Крестьяне осаждали замки, поджигали монастыри. В огне гибли ненавистные крестьянам записи их долгов и повинностей. Феодалы и попы в ужасе бежали от справедливого гнева восставших. С песнями двигались по стране отряды народных мстителей:

Восстание приняло невиданные размеры, превзойдя все прежние крестьянские движения в Европе. Это была Великая крестьянская война против феодалов.

Восставшие выдвинули свои требования. Отпечатанные в виде маленьких книжечек, эти требования распространялись по всей стране. Крестьяне хотели ослабить крепостную зависимость, уменьшить барщину, оброки, церковную десятину. Правда, они не требовали уничтожения эксплуатации вообще. Они еще не доросли до понимания взглядов Мюнцера. Мюнцера полностью поддерживали только рудокопы, ткачи, городские бедняки.

Аббатство - католический монастырь, возглавляемый аббатом.

К восставшим крестьянам сначала примкнула часть зажиточных горожан. Городская буржуазия стремилась использовать крестьянское восстание, чтобы добиться чужими руками осуществления собственных целей.

Она желала усиления центральной власти, обуздания разбойников-феодалов, введения для всей Германии одной монеты л единой системы мер и весов, отмены пошлин на провоз товаров из одного княжества в другое, улучшения дорог и безопасного передвижения. Но при первых же неудачах городская буржуазия предала восставших и немедленно перешла на сторону феодалов.

 

Ход войны и поражение крестьян

В 1525 году крестьянская война достигла наибольшего размаха. Восстание охватило Центральную и Южную Германию. Тогда феодалы, объединившись, заключили с крестьянами перемирие, вероломно пообещав рассмотреть их требования. Затем, как это было и в других странах, войско феодалов предательски напало на крестьян. Плохо организованные и разрозненно действовавшие крестьянские отряды были разбиты поодиночке.

Наибольшей силы достигло восстание в Центральной Германии, где действовали не только крестьяне, но и городские бедняки и рудокопы. Восстанием в этих местах непосредственно руководил сам Мюнцер. Он организовал восьмитысячный отряд и возглавил его. По приказу Мюнцера церковные колокола стали переливать в пушки. Люди Мюнцера вели агитацию по всей стране.

Но увеличить силы своей армии народный вождь не успел. Огромное войско феодалов разбило восставших. Мюнцер попал в плен. Князья приговорили его к казни и потребовали, чтобы он перед смертью покаялся в том, что поднимал против них народ. Однако вместо покаяния Мюнцер сурово предупредил их, что если они будут продолжать по-прежнему угнетать народ, то он снова против них восстанет. Мюнцеру отрубили голову. Так геройски погиб этот славный сын немецкого народа.

Князья и дворяне зверски расправились с восставшими. Они перебили более 100 тысяч крестьян. Немецкая буржуазия, а вместе с нею и Лютер, напуганные крестьянской войной, приветствовали расправу с повстанцами. Лютер писал: «Пусть всякий колет, бьёт и душит их явно и тайно, как убивают бешеных собак».

 

Последствия поражения крестьянской войны

Как прежде в Чехии, Англии и во Франции, в Германии крестьяне также потерпели поражение. Их действия были стихийными, их программа - ограниченной, а их союзник - городская беднота - сам был ещё очень слаб. Поражение трудящихся означало, что народная реформация потерпела неудачу. Восторжествовала умеренная, княжеская реформация. Одержав победу над народом, князья ещё более усилились. Многие из них осуществили в своих владениях желанные реформы: захватили в свои руки власть над церковью и отобрали церковные земли и богатства, закрыли монастыри. Князь сам стал главой церкви в своем княжестве, а священники состояли у него на службе.

Напуганные крестьянской войной, богатые горожане видели в князьях своих защитников от народного гнева. Поэтому они отказались от намерения подчинить себе церковь и согласились признать подчинение её князьям. Зато в угоду буржуазии князья отменили дорогие богослужебные обряды и десятину. Церковь стала более дешёвой. Такая реформированная церковь по имени Лютера получила название лютеранской.

Князья-католики тоже захватили у церкви немалую часть её имущества. Могущество князей, как католических, так и лютеранских, возросло, а власть императора совсем ослабла. Дело дошло до того, что княжеское войско разбило армию императора и заставило Карла V отречься от престола.

Поражение восставших крестьян явилось для Германии страшным бедствием. Германия осталась раздробленной страной. Феодальный гнёт еще более усилился. Положение народа стало ещё более тяжёлым, чем прежде.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ - ТОМАС МЮНЦЕР О ВИНОВНИКАХ НАРОДНЫХ БЕДСТВИЙ

Главная причина ростовщичества, воровства и разбоя - наши господа и князья. Они захватывают себе, что вздумается; рыба в воде, птица в воздухе, растения на земле -всё должно принадлежать им. И после этого они ещё распространяют среди бедняков заповеди божьи и говорят: бог повелел - не укради! Но для себя они этот запрет не считают обязательным. Поэтому они и притесняют всех людей, разоряют и грабят бедных земледельцев, ремесленников и целый свет. Если же у них кто-либо возьмёт хотя бы самую малость, то его отправляют на виселицу. Господа сами виноваты, что бедный человек становится их врагом. Они не хотят устранить причин возмущения; как же могут они надеяться на спокойное благополучие? Так говорю я! За подобные речи меня называют мятежником. И пусть!

hist-world.com

Все о Германии.Крестьянская война в Германии в 1524-1526. Причины и последствия

Существовало время, когда Германия выдвигала такие удивительные личности, которые легко можно было поместить поблизости с лучшими деятелями революционной сферы иных государств.

В то время немцы в целом проявляли такую сильную выдержку и развивали в себе такую энергию, которые у централизованной нации обусловили бы уникальные результаты, когда у немцев-крестьян и плебеев могли зародиться концепции и планы, которые довольно часто приводят в настоящее содрогание и ужас их будущих потомков.

По уровню развития своей экономики Германия к началу 16 века уступала только лишь Голландии и Англии. С ростом крупных городов сельское хозяйство стало давать людям еще большее количество доходов. Собственники земель увеличивали прошлые крестьянские повинности и назначали новые.

Крестьянская война в Германии — это восстание народа в центральной части Европы, первым делом, на территории Священной Римской империи на протяжении 1524—1526 годов.

Как и Движение башмака и Гуситские войны, которые предшествовали этому событию, такое сражение состояло из массовых сильных волнений экономики и религии. При этом движущую силу всего этого составляли крестьяне, горожане, а также дворяне. Какой-то конкретной программы действий у таких выступлений попросту не было.

Конфликт, который имел место по большей части на юге, западе и по центру современной Германии, также затрагивал соседние государства Австрию и Швейцарию, достиг своего максимуму в весенне-летний период 1525 года, когда в действиях принимало участие приблизительно триста тысяч крестьян-повстанцев. По нынешним оценкам, число погибших в этих военных действиях составляло примерно сто тысяч человек.

Причины восстания

Усиление сборов с простых крестьян, расширение разного рода «господских» прав над населением сельской местности, неблагоприятные перемены в общих условиях социальной жизни и быта крестьян, которые имели место в конце 15-ого и начале 16-ого века, брожение разумов, вызванное Реформацией, — это и были основные причины Крестьянской войны. Требования самих крестьян ярко выступали в самых разнообразных программах, которые появлялись в то время в огромном числе — особенно в так именуемых «двенадцати статьях» и в знаменитом Гейльброннском проекте.

«Двенадцать статей», которые увидел свет в 1524 году под названием «Основательные и истинные основные статьи, где полагают себя обиженными все селяне и сельские сотрудники духовных начальств», были таким себе манифестом от крестьян, который объединял требования подавляющего большинства. Требования таковые были вполне умеренны и очень справедливы, они основывались главным образом на священном Писании. Совсем не затрагивая вопросов устройства общества, авторы вопрошали лишь о свободе евангелической проповеди, отмене крепостного права, а также устранения самых тяжелых повинностей феодалов и уничтожения тех привилегий, которые существенно угнетали народные массы.

Гейльброннский проект составили специальная комиссия, состоящая из депутатов, под сильным воздействием Гиплера и Вейнганда. Основная концепция данного проекта состояла в том, чтобы освободить крестьян из-под дворянской власти, с их вознаграждением лучшими имуществами церкви, а также реформа судов, на основе выборного и общесословного начала. Вместе с данным главными требованиями и все существующее крестьянское движение может быть поделено на три основных местных движения:

  1. в юго-западной части Германии, откуда и пошла та самая программа «двенадцати статей», предводителем восстания стал Мюллер из Бульгенбаха;
  2. второй район, где самой знаменитой стала гейльброннская программа, захватывал собой Франконию от городов Ротенбурга и Бенсгейма до местечек Вюрцбурга и Таубера: тут положением дел руководили Метцлер и рыцарь Берлихинген;
  3. дальше к северной части, до Тюрингии и Саксонии, в восстании крестьян огромную роль играли анабаптистские порывы, а основным зачинщиком был Мюнцер.

Итак, три основные программы Крестьянской войны:

  1. Статейное письмо — революционная концепция перехода власти к обыкновенному народу.
  2. Двенадцать статей — мирные воззрения и планы крестьян, смягчение гнета феодалов.
  3. Гейльбронская программа — та программа, которая выгодна рыцарству.

Ход войны

В летний период 1524 года восстания стартовали для начала на верхнем Рейне; после они в 1525 году стали охватывать уже всю территорию Германии, за исключением ее северной зоны.

При этом способ действий крестьян становился все более настойчивым и решительным по причине встреченного ими сильного сопротивления и усиления анабаптистских движений. В конце концов, стартовал истинный террор, который имел своей целью заставить всех дворян исполнять главные требования восставших людей, а остававшиеся еще в покое села и деревни — примыкать к такому движению.

Грабеж и насилие отталкивали от крестьян множество из тех, кто вначале сочувствовал движению.

Полная разрозненность крестьян, которые восстали, очень слабое вооружение, неприученность к дисциплине и настоящей организации, а еще отсутствие опытных и мудрых вождей — все это сильно мешало дороге к победе, особенно после того, как евангелические и католические правители объединились для того, чтобы подавить подобный мятеж.

Курфюрст саксонский по имени Иоганн Твердый вместе с Гессенским, герцогами-братьями Георгом и Генрихом, графом Мансфельдским и иными смелыми князьями нанес при Франкенгаузене сокрушительное поражение всем крестьянам. Мюнцер тогда взяли в плен и казнили. Та же сама судьба постигла и других предводителей иных банд крестьян в центральной части Германии, которые были разбиты объединенными князьями.

Истреблением селян при Цаберне и Шейвейлере завершилось и движение крестьян в Эльзасе. В Вюртемберге и на территории Франконии командующий армии фон Вальдбург, объединившись с Пфальцским, после пары сражений целиком смог подавить бушующее восстание. Усмирение крестьянского народа повсюду проводилось с невероятной жестокостью и даже кровожадностью. Немного дольше продержались крестьяне в южной части Швабии, архиепископстве Зальцбургском, а также Тироле: правителям двух вышеуказанных земель пришлось даже немного уступить.

Действующие лица

Последствия

Вслед за поражением Крестьянской войны следовали не лишь ужасающий террор со стороны феодализма, множественные пытки и жестокие казни участников такого восстания, но также страшные штрафы и контрибуции, которые повсеместно накладывались на немецкие деревни и поддерживающие тогда крестьян города.

Несмотря на силу, стойкость, бесстрашие и мужество повстанцев, их убили внезапный, неорганизованный, стихийный характер, общая разрозненность, недостаточная сплоченность их выступлений, а также существенная ограниченность кругозора множества представителей лишь местными интересами, чрезмерная доверчивость людей к опытному и жестокому противнику, их тактика обороны.

Поражение такого восстания только лишь усилило строгую власть князей и гнет феодалов на территории Германии, хотя во многих районах государства из опасений свежего восстания господа решили немного уступить. Крестьянство на несколько веков лишилось настоящих надежд на становление равенства всех сословий.

В целом, данная война, само собой, только усугубила положение дел крестьян, так как очень ожесточенное и озлобленное дворянство с особенным усердием стало обкладывать крестьян поборами и повинностями.

Опустошение целых огромных областей, усилившееся распадение разных частей нации, ослабление каких-либо стремлений к реформации, подавление жизни в политической сфере, общее недоверие народа и его правительства — вот и все печальные последствия такого неудачного.

Давая в целом оценку характера Крестьянского востания, следует подчеркнуть, что это был потрясающий своими масштабами конфликт в социуме переходного типа с доминирующими чертами средневековья, но в котором, в плане Реформации, имелись и такие компоненты, которые характерны для ранее существовавших буржуазных революций.

Одновременно с этим война осталась в мировой истории, да и, само собой, в истории всего немецкого народа настоящим символом героизма простых людей в борьбе за свободу.

germanygid.ru

Крестьянская война в Германии - это... Что такое Крестьянская война в Германии?

Начало Крестьянской войны. Возникновение первой революционной программы восставших («Статейное письмо»)

Энергичная защита Мюнцером насущных нужд широки масс народа сделала его вождём крестьянско-плебейского лагеря, перешедшего в 1524 г. к открытой борьбе. Великая крестьянская война, явившаяся высшим выражением классовой борьбы немецкого крестьянства, была в то же время кульминационным пунктом всего общественного движения той эпохи. Крестьянская война началась в Южном Шварцвальде и в соседних землях Верхнего Рейна и Верхнего Дуная, являвшихся ещё в XV и начале XVI в. районом наиболее интенсивного крестьянского движения. Политическая борьба различных оппозиционных групп протекала в этом расположенном близ швейцарской границы районе также более бурно, чем в остальной Германии. В реформационном движении здесь одержали верх направления, более радикальные, чем лютеранство, которые не ограничивались требованиями изменений в церковных делах. В бюргерских кругах значительным влиянием пользовалась политическая пропаганда швейцарского реформатора Цвингли. В народных же шах города и деревни ученики и сторонники Мюнцера с большим успехом распространяли идеи народного понимания реформации — идеи социального переворота.

Первые события Крестьянской войны относятся к лету 1524 г. В ландграфстве Штюлинген, северо-восточнее города Вальдсхута на Верхнем Рейне, крестьяне деревень Бопдорф, Эвантинген, Ботмаринген и других восстали против своих феодалов графов фон Лупфен. Вслед за этим выступили ещё более многочисленные группы крестьян в землях между Верхним Рейном и Верхним Дунаем — Гегау, Клетгау, Баар и в Южном Шварцвальде. Во всех этих землях крестьяне предъявляли феодалам жалобы, в которых излагались возмутившие их факты усиления феодального гнёта. Штюлингенские крестьяне, так же как и крестьяне графов Фюрстенбергов и Шелленбергов, в многочисленных подробно составленных статьях своих жалоб указывали на расширение барщины и на стремление господ распространить крепостное состояние на всех крестьян. Они требовали отмены всех новых доборов и повинностей, введённых за последние десятилетия.

Лупфены, Фюрстенберги и другие крупные феодалы этого района пытались путем угроз и словесных обещаний внести раскол в ряды восставших. Па первых порах им удалось склонить крестьянских вожаков к компромиссному соглашению. Однако крестьянская масса продолжала настаивать на своих требованиях и отвергла оглашение. В октябре 1524 г. весь район Верхнего Рейна и Южного Шварцвальда был уже охвачен восстанием. В ряде мест крестьяне отказывались от выполнения феодальных повинностей и стали собираться в мелкие и более крупные отряды.

Предъявленные крестьянами требования и быстрое распространение восстания вышли удивление и страх среди феодалов, которые высказывали свою уверенность в наличии здесь революционной пропаганды и определённой организующей силы. Современники обратили внимание на то, что одновременно с распространением крестьянского восстания реформационное движение в городах этого района также принимало характер открытых выступлений. В Вальдсхуте широкие массы горожан добились возвращения в город изгнанного раньше оттуда их любимого проповедника Бальтазара Губмайера, являвшегося в то время учеником Томаса Мюнцера. Такие же события имели место в Кенцингене и в ряде других городов района. В кругах феодалов и городских властей считали несомненным, что между выступлениями в городах в защиту народных проповедников реформации и быстрым нарастанием крестьянского восстания существует прямая связь.

Эта уверенность имела достаточные основания. В конце лета и осенью 1524 г. Мюпцер находился в этом районе, в Клетгау, откуда он и его сторонники разъезжали по сёлам и городам. Пропаганда Мюнцера и связанных с ним анабаптистов сделалась организующим фактором в обстановке стихийно начавшихся здесь крестьянских волнений. Составлявшиеся крестьянами и городскими шами жалобы на местных господ объединялись мюнцеровскими пропагандистами в общую программу, выражавшую недовольство угнетённого народа. Популярное же в эпоху Реформации общее требование введения «божественного права» трактовалось ими как требование нового социального порядка. Так, в конце 1524 г. (или в январе 1525 г.) составлена была здесь, в кругу Мюнцера, первая программа революционного крестьянства, известная под названием «Статейное письмо» (Artikelbrief), предназначенная служить введением ко всем разнообразным местным требованиям и жалобам крестьянских общин.

«Статейное письмо» начинается энергичным заявлением о том, что существующее положение не может и не должно продолжаться далее. «Так как до настоящего времени, — говорится в нём, — на бедных и простых людей городов и деревень... налагались большие тяготы духовными и светскими господами и властями, которых те и мизинцем не трогали, то из этого следует, что подобного бремени и отягощения невозможно ни переносить, ни терпеть, если только простой бедный человек не хочет пустить совсем по миру с нищенским посохом себя самого, своё потомство и потомство потомства». Задача объединившегося народа заключается в том, чтобы «освободиться совсем». Мирное решение этой задачи возможно только в том случае, если весь народ перестроит жизнь на основе служения «общей пользе». Если же существующие тяготы не будут устранены, то дело не обойдётся без кровопролития. Большое внимание уделяется в «Статейном письме» внутреннему единству народного союза, созданного для служения «общей пользе». В документе объявляется, что те, кто отказывается вступить в «братское объединение» и заботиться об «общей пользе», не могут рассчитывать на услуги других членов общества. Они должны быть подвергнуты «светскому отлучению», как атрофированные члены тела. Все замки знати и все монастыри, являющиеся очагами предательства и народного гнёта, должны быть объявлены «с данной же минуты» в состоянии светского отлучения. Только те дворяне, монахи и священники, которые откажутся от своего настоящего положения, направятся в обыкновенные дома и захотят вступить в братское объединение, будут дружески приняты вместе со своим имуществом и получат всё, что полагается им по «божественному праву».

«Статейное письмо» было первой общей программой восставшего крестьянства, сформулировавшей антифеодальные цели его борьбы и указавшей главные вражеские очаги, против которых должны быть направлены силы всего народа. К тому же программа была составлена в боевом духе, недопускающем компромисса. Требование революционной программы, чтобы объединившиеся народные массы сёл и городов, действуя силой и не останавливаясь перед кровопролитием, ликвидировали вражеские очаги и установили справедливый порядок, основанный на «общей пользе», являлось по существу требованием перехода власти к простому народу, на чём настаивал Мюнцер. Несмотря на то, что лежавшие в основе «Статейного письма» идеи «общей пользы» и народной власти могли быть тогда поняты лишь немногими, его появление и распространение имели на этом первом этапе Крестьянской войны важное организующее значение.

Правда, не все собравшиеся в крестьянских отрядах следовали тактике «Статейного письма». Многие вожаки доверчиво шли на переговоры с господами, ослабляя крестьянские отряды. Однако среди восставшей массы было немало революционных элементов, которые отвергали путь переговоров. Для этих элементов, не связанных между собой организационно, «Статейное письмо» сделалось программой революционной тактики, хотя и понимавшейся и проводившейся ими по-разному.

Один из революционных крестьянских отрядов действовал в Брегской долине, недалеко от Донауэшингена. Ядро этого отряда состояло из бедных крестьян, являвшихся крепостными и зависимыми города Вилингена. В ноябре 1524 г. руководители этого отряда подали магистрату Вилингена свои требования (состоявшие из 16 статей) об освобождении крестьян от всех поборов и повинностей и о предоставлении им полной свободы в пользовании общинными угодьями. Руководители крестьян Брэгской долины обратились к соседним крестьянам других феодалов с призывом присоединиться к ним для совместных действий против всех господ этого района. Одновременно магистрат Вилингена сообщил крестьянским отрядам свои предложения о компромиссном решении всех спорных вопросов. Призыв виллингенского магистрата оказал своё действие на многих умеренных руководителей, в том числе и на Ганса Мюллера из Бульгенбаха, руководителя крупнейшего в этом районе отряда, ядро которого состояло из штюллингенских крестьян Магистрату Вилингена удалось, таким образом, внести раскол в крестьянские отряды Клетгау, Гегау и Баара, в которых начались серьёзные раздоры между сторонниками соглашения с господами и сторонниками продолжения революционной борьбы. Воспользовавшись внутренними разногласиями среди крестьян, магистрат Виллингена 13 декабря 1524 г. послал войско, которое напало внезапно на революционный отряд Брегской долины и разбило его. Это было первое кровавое столкновение между восставшими крестьянами и их господами.

Надежды виллингенского магистрата и других господ этого района Верхнего Рейна на быстрое подавление восстания не оправдались. Отряд брегских крестьян вновь возродился. Такие быстро формирующиеся отряды действовали во всём этом районе, объединяясь между собою и с крестьянами соседних районов.

Организующее значение мюнцеровской пропаганды и «Статейного письма» возросло с дальнейшим расширением района, охваченного восстанием, и образованием крупных лагерей крестьян в Верхней Швабии.

Начало Крестьянской войны в Верхней Швабии

Первые вооружённые выступления крестьян, положившие начало Крестьянской войне в Верхней Швабии, произошли в феврале 1525 г. в районе Кемптена и Кауфбейрена, в Аль-гау. Первыми поднялись крестьяне Кемптенского монастыря, которые уже ранее находились в постоянной борьбе с аббатами, проводившими полигику их насильственного закрепощения.

В конце 1524 и начале 1525 г крестьяне составили перечень своих жалоб против кемптенского аббата. Однако их борьба вылилась в более высокую форму в феврале 1525 г., когда волна крестьянских волнений и пропаганда сторонников Мюнцера дошла до Альгау. Кемптенские крестьяне собрались у Луибаса и решили отказаться от судебного разбирательства поднятого против аббата дела. Речь идёт теперь, говорили они, не о суде на основе существующего нрава, а об установлении нового порядка на основе «божественного права», согласно которому не должно быть ни монастырей, ни дворянских замков. К кемптенским крестьянам примкнули крепостные и зависимые крестьяне других духовных и светских феодалов Альгау. Решив немедленно ввести «божественное право», крестьяне сразу же перешли к действиям. Феодалы в панике бежали в самые крупные замки и за монастырские иены. Однако размах развернувшихся революционных действий всей крестьянской массы был так велик, что даже наиболее укреплённые замки не могли устоять. Крестьяне завладевали многими замками и монастырями и разрушали их.

Такие же события развернулись в конце февраля и в начале марта по всей Верхней Швабии, в районе между Боденским озером и Верхним Дунаем. Всюду возникали крестьянские лагери и отряды, разрушались монастыри и дворянские замки.

Альгауский рыцарь Верденштейн рассказывает в оставленной им хронике, как его крепостные крестьяне после принятия решения о введении «божественного права» собрались ночью перед его замком большой толпой и гневно говорили о своём бедственном положении и существующем неравенстве, «Вы тут пьёте вино, — кричали из толпы, — а нам остаётся только пить воду и выцарапывать из земли своими ногтями ничтожное питание!». На следующий день, рассказывает рыцарь, в замок явились все его крестьяне и заявили о своём отказе платить поборы и нести повинности. На вопрос рыцаря: «В чём же вы меня, любезные братья, обвиняете и что же я вам сделал?» — кузнец от имени всех крестьян ответил ему: «Ничего особенного, только то, что все господа делают, но мы вообще не хотим иметь господ!». Крестьяне потребовали также дать им другого священника, который «правильно проповедует слово божье».

О том же рассказывают и феодалы других районов Верхней Швабии. По этим рассказам можно судить, какое огромное влияние оказывала на восставшую крестьянскую массу пропаганда реформации в революционном духе, истолкование «божественного права» как устранение феодалов и разрушение их замков.

Борьба направлений в крестьянских лагерях в Верхней Швабии и возникновение «12 статей»

Требование о введении «божественного права» сделалось в Верхней Швабии, как и в других местах, охваченных Крестьянской войной, общим требованием всех восставших. Однако в крупных крестьянских лагерях, возникавших в районах городов Кемптена, Кауфбейрена, Меммингена, Бибераха, Ульма, Лейпгейма и у Боденского озера, не было единства в понимании сущности «божественного права». В то время как революционеры толковали его в духе «Статейного письма» — как требование устранения всех господ, — сторонники умеренной тактики, находившиеся под влиянием швейцарского реформатора Цвингли, понимали под лозунгом «божественного права» лишь требование смягчения существующих феодальных тягот и упразднения крепостного состояния крестьян. Пропаганда умеренной тактики имела успех у зажиточных крестьян и многих руководителей Массы же бедного крестьянства, так же как и городской плебс, жадно слушали революционные речи сторонников Мюнцера.

Внутренняя борьба в крестьянски лагерях в Верхней Швабии, имевшая свои корни в социальной разнородности восставшей массы, препятствовала их согласованным действиям и ослабляла их в борьбе с господами и со Швабским союзом, приступившим к собиранию военных сил для подавления восстания. И даже после того, как в начале марта 1525 г. три главных отряда Верхней Швабии образовали «Христианское объединение», не было достигнуто единства в вопросе о понимании «божественного права». Главные руководители «Христианского объединения», придерживавшиеся умеренной тактики, вступили в переговоры со Швабским союзом о перемирии, которого добивались господа с целью выигрыша времени и завершения своей военной подготовки. Но крестьянские массы действовали в духе «Статейного письма», разрушали дворянские замки и монастыри, устанавливали контакты с городскими низами и разоблачали вероломные планы Швабского союза.

В кругах умеренных руководителей составлена была тогда сводка крестьянских требований, обобщённая на основе «божественного права» в его умеренной трактовке и подкреплённая с помощью некоторых цвинглианских проповедников ссылками на «священное писание» . Так возникла программа «12 статей». В статьях этой программы и во введении к ней говорится о мирных намерениях крестьян, о том, что они желают только смягчения феодального гнёта. Требуя отмены малой десятины, статья 2 признаёт обоснованность большой десятины, т. е. десятины с зерновых кульур и желает лишь её более справедливого использования — на содержание избранных общиной священников и на нужды общины. В статье 4 признаётся законность повинностей, основанных на существующих феодальных документах. В статьях 6 и 7 выражается просьба об облегчении многочисленных поборов и барщины, но не о полном упразднении этих повинностей. В других статьях выдвигается требование свободной рыбной ловли и охоты в реках и озёрах и свободного пользования другими общинными угодьями. Решительно составлены требования отмены крепостного состояния крестьян (статья 3) и посмертного побора, происхождение которого также связано с крепостным состоянием (статья 11).

Как мы видим, «12 статей» касались самых злободневных вопросов крестьянской жизни, являвшихся объектом многовековой борьбы. Этим в первую очередь объясняется большое распространение их среди восставших крестьян и превращение в общую для всех слоев крестьянства программу. Однако мирный тон «12 статей» и содержавшиеся в них оговорки не произвели в восставшей массе того эффекта, на который рассчитывали их авторы. Наоборот, широкие слои крестьян сочетали конкретные и популярные требования «12 статей» с революционной тактикой и Статейного письма», которой они по-прежнему придерживались, не считаясь с заключённым руководителями «Христианского объединения» перемирием и не признавая его. Расчёты руководителей Швабского союза и господ на внутренний распад крестьянских лагерей не оправдались. «12 статей» сделались фактически общей программой антифеодальной борьбы. Открытые военные действия стали неизбежными.

В этой напряжённой обстановке многое зависело от положения в городах, которое внушало феодалам немалую тревогу. Плебейские массы открыто высказывали свои симпатии крестьянам и помогали им. Поступавшие в Швабский союз сведения о настроениях городских низов убеждали его руководителей в том, что городские власти сами не справятся с положением, что дальнейшие успехи революционных крестьян могут привести в движение и средние слои горожан. Руководители опасались за судьбу самого Швабского союза, которому грозил распад в случае отпадения городов.

Сознавая опасность сложившейся ситуации, руководители Швабского союза решили форсировать события, поскольку они убедились, что время работает на крестьян: в крестьянские лагери прибывают всё новые и новые силы; всё больше усиливается связь крестьян с городскими низами. В начале апреля 1525 г. командир войск Швабского союза Георг Трухзес, нарушив заключённое с умеренными крестьянскими руководителями перемирие, внезапно напал на крестьянский лагерь у Лейпгейма, близ Ульма. Разбив здесь крестьян, Трухзес двинул свои регулярные силы против плохо вооружённых и организационно не связанных между собой главных крестьянских лагерей Верхней Швабии. Преимущества войск Швабского союза в вооружении и военной организации были очевидны. И всё же расчёты Трухзеса покончить с крестьянами одним ударом не оправдались.

Вероломное нападение Трухзеса на Лейпгеймский лагерь вызвало новую мощную волну революционных выступлений крестьянских масс, которые вышли далеко за пределы Верхней Швабии и Шварцвальда, распространяясь по всей Средней Германии. Отдельные отряды революционных крестьян оказывали Трухзесу ожесточённое сопротивление. В горных районах Трухзес вынужден был прибегать к длительной позиционной войне. У городка Вейнгартен, севернее Боденского озера, Трухзес, зажатый крестьянскими отрядами, почувствовал, по его собственному признанию, опасность военной катастрофы.

Но Трухзес стремился использовать не одни только военные преимущества своих регулярных войск. Значительное внимание он обратил на то, чтобы деморализовать крестьян переговорами с руководителями отдельных отрядов, противопоставлять одни отряды другим и действовать всюду обманом, шантажом и предательством. В этом Трухзесу помогали те крестьянские руководители из зажиточных слоев, которым, по словам Энгельса, «было что терять». Они прислушивались к увещеваниям Трухзеса и шли на переговоры с ним, внося этим в ряды крестьян разложение и деморализацию. Трухзес смог, кроме того, использовать доверчивость крестьян и их неспособность действовать длительное время большими массами. Решающее значение имела также позиция городов. Не только власти верхнешвабских городов, лицемерно взявшие на себя вначале роль посредников между господами и крестьянами, но и часть городского бюргерства оставила крестьян в самый тяжёлый для них моменТ, а в ряде случаев — прямо помогала Трухзесу. Только плебейские массы городов не участвовали в этом предательстве.

Разбив в конце апреля 1525 г. основные силы верхнешвабских крестьян, Трухзес направился на север — в сторону Франконии и Тюрингии, где создавались новые очаги движения.

События Крестьянской войны во Франконии. Гейльброннская программа

Во Франконии весной 1525 г. также образовались расположившиеся лагерями крупные крестьянские отряды. Сторонники революционной тактики пользовались среди массы восставших большим влиянием и составляли значительную силу в крестьянских отрядах Франконии. Яков Рорбах предводитель крестьян Неккарской долины, представлявший собой яркий пример крестьянского революционера времён Великой крестьянской войны, возглавил решительные действия по подавлению сопротивления фраиконского рыцарства. Злейший враг крестьян вюртембергский фогт граф Людвиг фон Гельфенштейн, первым открывший военные действия против восставшиХ, и 13 его сторонников были осуждены Рорбахом на позорную смертную казнь - прогон сквозь пики. Весть о казни Гельфенштейна быстро распространилась по всей стране и вызвала в господствующем классе настоящую панику. Многие феодалы вынуждены были формально подчиниться крестьянам и оказывать им помощь продовольствием и оружием. По всей Франконии началось разрушение дворянски замков и монастырей в духе революционного «Статейного письма».

Однако разнородный состав отрядов, ограниченность крестьянского кругозора и тактика руководителей бюргерства привели и во Франконии к тому, что положение изменилось в пользу господ. Городская оппозиция, чрезвычайно активная во Франконии, получила здесь в обстановке Крестьянской войны решающее влияние на политическую жизнь ряда городов. Там, где плебейские элементы сумели проявить в достаточной степени свою силу, устанавливался официальный контакт городов с крестьянами. Во многих городах Франконии активные деятели бюргерской оппозиции вместе с отдельными представителями разбитого рыцарства пытались оживить движение за старые бюргерские проекты имперской реформа и стремились использовать для этой цели революционное движение крестьянства, подчинив его своим интересам. Однако, когда в Гейльбронне плебейские элемента в разгар своей борьбы с правящей верхушкой открыли 17 апреля городские ворота крестьянам, бюргерская оппозиция, присоединившаяся к крестьянам, вступила в то же время в тайный контакт с князьями и дворянами. Если в первые дни Крестьянской войны руководители бюргерства ещё колебались в своей тактике и пытались использовать в своих интересах доверчивое отношение к ним крестьян, то теперь, во второй половине апреля 1525 г., большинство их было уже напугано революционными действиями крестьянско-плебейских масс и встало на сторону их врагов. Бюргерские деятели вносили в действия крестьянских отрядов разброд, который вёл к расколу и поражению.

Проводником политики подчинения крестьянского движения чуждым ему интересам являлся начальник полевой канцелярии крестьян, дворянин по происхождению и бюргер по своему положению, Вендель Гиплер. Обладая широким политическим кругозором, Гиплер, предвидевший, по выражению Энгельса, будущее буржуазное общество, мечтал о проведении буржуазного преобразования Германии путем союза с крестьянством и полного устранения феодального гнёта, а путём сближения бюргерства с рыцарством и приспособления крестьянского движения к интересам этого бюргерско-рыцарского союза. Захватив в свои руки фактическое руководство так называемым Светлым отрядом, составившимся из объединения оденвальдских, эрингенских крестьян и крестьян долины Неккара, Гиплер задался целью притупить антидворянский характер движения и прекратить нападения на замки и монастыри. Гиплеру удалось добиться приглашения в качестве командующего крестьянскими силами Франконии франконского рыцаря Геца фон Берлихингена, который принял это предложение, поставив условием отказ от разрушения замков и монастырей и от других враждебных дворянству действий. Противники этой тактики Яков Рорбах и присоединившийся к крестьянам разорённый рыцарь Флориан Гейер были не только устранены от руководящей роли в «Светлом отряде», но и фактически поставлены вне его.

Вендель Гиплер и его сторонники решили также лишить крестьян их собственной антифеодальной программы. Вначале они предприняли попытку «исправить» «12 статей», изменив их редакцию так, что сами требования стали менее определёнными, а их выполнение откладывалось до того времени, когда будет проведена имперская реформа. Убедившись в том, что крестьянские массы отвергают этот новый вариант «12 статей», Гиплер и его сторонники сделали попытку навязать крестьянским руководителям свой бюргерский проект политического переустройства Германии. Наметив созыв в Гейльбронне съезда делегатов крестьянских отрядов, Гиплер подготовил текст этого проекта, который сохранился и известен под названием «Гейльброннская программа». Согласно этому проекту, все власти должны быть подчинены императору и князья превращены в должностных лиц империи. Пятый пункт проекта требовал, чтобы духовенство было полностью лишено светской власти. Предусматривалось общеимперское законодательство и выборной суд на основе сословного представительства, в котором большинство мест принадлежало бы городам. Ряд пунктов требовал единства монеты, мер и веса и отмены всех внутренних таможенных пошлин. Кроме того, выдвигались требования о запрещении крупных торгово-ростовщических компаний, а также об изгнании докторов римского права. Составители программы старались сделать её выгодной и рыцарству, в интересах которого сохранялся сословный строй и производилась конфискация церковных имений. «Гейльброннская программа» допускала возможность выкупа крестьянами феодальных повинностей путём единовременной уплаты в двадцатикратном размере. Феодал при этом ничего не терял, так как, отдав сумму выкупа в рост, он получал бы даже при норме в 5% тот же доход. Этот пункт, сводившийся в конечном счёте к превращению части феодальной земельной собственности в буржуазную, удовлетворял только самую зажиточную верхушку крестьянства.

Государственная централизация, составляющая главное содержание «Гейльброннской программы», выражена в ней, по словам Энгельса, в ряде «требований, которые гораздо более отвечали интересам городских бюргеров, чем крестьян».( Ф. Энгельс, Крестьянская война в Германии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 7, стр. 413. ) В основу своего проекта Гиплер положил один из памфлетов XV в.— «Реформацию Фридриха III», — отражавший политический идеал той части бюргерства, которая ориентировалась на сближение с рыцарством.

Радикальные элементы бюргерства, призывавшие к революционным действиям и к поддержке крестьян, были в крупных городах немногочисленны.

Трухзес во главе войск Швабского союза прибыл во Франконию в момент, когда Гиплер и его сторонники готовились созвать съезд крестьянских представителей для обсуждения проекта «Гейльброннской программы». Само собой разумеется, что наличие таких «союзников» и командование Геца фон Берлихингена могли привести крестьян только к поражению. Руководящие слои бюргерства франконских городов открыто встали на путь предательства. Магистраты Вюрцбурга и других городов Франконии открывали ворота войскам Трухзеса, которые убивали всех находившихся там крестьян. Крестьянские силы во Франконии были, таким образом, разгромлены по тем же причинам, что и в Верхней Швабии,— из-за собственной неспособности организоваться для отпора врагу и из-за предательского отношения руководителей бюргерства.

События Крестьянской войны в Саксонско-Тюрингенском районе

В это время Мюнцер, находясь в Тюрингии, предпринял героическую попытку объединить все силы восставших народных масс деревень и городов на основе революционной тактики. Революционные события в Тюрингии, которыми непосредственно руководил Томас Мюнцер, Энгельс охарактеризовал как «кульминационный пункт всей Крестьянской войны».( Ф. Энгельс, Крестьянская война в Германии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 7, стр. 35S,) Город Мюльхаузен в Тюрингии, в котором Мюнцер находился с февраля 1525 г.— после своего возвращения из Верхней Германии, сделался центром народного восстания в Тюрингии и Саксонии. Восставшие действовали во многих пунктах этих земель, вооружённые отряды занимали города, замки, господские имения и монастыри. Господскую землю и добро крестьяне, по указанию Мюнцера, делили между собой. Крестьяне питали к Мюнцеру большое доверие и советовались с ним по всем вопросам борьбы с феодалами и по своим хозяйственным делам.

Стремясь сделать Саксонско-Тюрингенский район восстания центром всей Крестьянской войны, Мюнцер старался разъяснить крестьянам смысл происходящих событий, которые он рассматривал как начало борьбы за установление общего равенства людей во всей Германии и за её пределами. Он призывал к единству всех простых людей, обращаясь не только к крестьянам, но и к городской бедноте. Особые обращения Мюнцер направлял горнорабочим Саксонско-Тюрингенского района. Поддерживая крестьян, отстаивавших в борьбе свои повседневные нужды и программу «12 статей», Мюнцер разъяснял им, что требование «божественного права» включает и более широкие цели, что оно означает полное устранение господ, неподчинение существующим властям и утверждение такого порядка, при котором вооружённые отряды восставших будут осуществлять всё, что они признают полезным для общего дела.

Мюнцеровская пропаганда распространялась не только в этом районе, но и в других землях, охваченных Крестьянской войной, в которых действовали анабаптисты — сторонники Мюнцера. После того как Трухзесу удалось разбить крестьянские силы Верхней Швабии, Мюнцер призывал к объединению мощных крестьянских отрядов Франконии с силами Саксонско-Тюрингенского района и к образованию сильного революционного центра в Средней Германии, способного дать должный отпор направлявшимся сюда войскам Трухзеса. В целях подготовки этого объединения крестьянские силы Тюрингии стали концентрироваться у Франкенхаузена. Туда же прибыл и сам Мюнцер с вооружённым отрядом из Мюльхаузена.

Хотя эта деятельность крестьянских отрядов, руководствовавшихся указаниями Мюнцера, не имела солидной военной и организационной базы, она всё же свидетельствовала о возможности нового подъёма крестьянского восстания, значительно более мощного и интенсивного и более тесно связанного с движением городски низов. Князья Средней Германии, прежде всего саксонские герцоги и ландграф Филипп Гессенский, являвшиеся сторонниками и покровителями Лютера, усмотрел в действиях революционных отрядов Саксонско-Тюрингенского района грозную опасность, спешно собрали свои силы и выступили в поход с целью подавить новый очаг Крестьянской войны и захватить Мюнцера, которого они считали наиболее опасным вдохновителем восставшего народа.

В середине мая 1525 г. около Франкенхаузена в Тюрингии разыгрался неравный бой между княжеской конницей, вооруженной артиллерией, и сконцентрировавшимися здесь крестьянскими отрядами, фактически безоружными. Это был по существу самый героический и вместе с тем самый безнадежный акт Великой крестьянской войны. Мюнцер старался поднять боевой дух крестьян и призывал их не бояться превосходящих сил врагов. Окруженный вооруженным до зубов княжеским войском, Мюнцер в страстных речах перед крестьянами Франкенхаузена рисовал величественную картину «царства божия на земле», под которым он понимал общество без князей господ и эксплуататоров, и призывал к решительной борьбе за его установление.

Исход неравной борьбы был предрешен. Крестьяне были разбиты под Франкенхаузеном. Мюнцер попал в руки князей, которые казнили ею после мучительных пыток. Так погиб Томас Мюнцер, которого Энгельс характеризовал как самую величественную фигуру Крестьянской войны. Идеи Мюнцера, обладавшего широким революционным кругозором, делавшим его способным на предвосхищение далекого будущего, могли быть тогда поняты лишь немногими из его ближайших сторонников. Однако широкое толкование, которое Мюнцер давал происходившим событиям, отвечало настроениям народных масс сёл и городов и имело своей целью объединение всех сил, стремящихся к свержению феодального строя. Как указывал Энгельс, Мюнцер вынужден был «представлять не свою партию, не свой класс, а тот класс, для господства которого движение уже достаточно созрело в данный момент».( Ф. Энгельс, Крестьянская война в Германии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч , т. 7, стр 423. ) Его борьба даже в случае успеха могла содействовать только расчищению почвы для буржуазного развития. В этом заключалась трагедия крестьянско плебейского революционера Мюнцера, но это же обстоятельство показывает и прогрессивный для того времени характер его борьбы.

Подавление Великой крестьянской воины

Разгром франкенхаузенского лагеря и гибель Томаса Мюнцера были концом Крестьянской войны. Боевые действия крестьян после этою продолжались лишь в отдельных районах После того как были разбиты последние сопротивлявшиеся группы крестьян в горных районах Австрии, всюду начались преследования и массовые казни участников восстания. Число погибших крестьян превысило 100 тыс. Крестьянство было разорено огромными контрибуциями.

Кровавое подавление восстания, массовое разорение крестьянских хозяйств подорвали боевой дух немецкого крестьянства и силу его сопротивления. Начавшееся еще до Крестьянской войны усиление феодального нажима на крестьян могло теперь развиваться беспрепятственно. Крепостное состояние крестьян сделалось в Германии преобладающим. Из районов, где происходила Крестьянская война, оно постепенно стало распространяться на восток от Эльбы, где немецкие крестьяне, до этого свободные, фактически и юридически превращались в крепостных, обязанных тяжелой барщиной. Этот возобновившийся в Германии крепостнический гнет Энгельс назвал крепостным правом «во втором издании».

Причину поражения великого восстания немецкого крестьянства в XVI в. Энгельс видел в разрозненности крестьянских выступлений и неумении всех слоев оппозиция возвыситься над местными и провинциальными интересами, в том, что даже крестьяне и плебеи в большинстве районов Германии не смогли объединиться для совместных действий. Останавливаясь на этом указании Энгельса, В. И. Ленин подчеркивает, что речь идёт о таких особенностях классовой природы крестьянства, которые лишают его возможности одержать победу в самостоятельных выступлениях. В. И. Ленин пишет, что «организованность, политическую сознательность выступлений, их централизацию (необходимую для победы), все это в состоянии дать распыленным миллионам сельских мелких хозяев только руководство ими либо со стороны буржуазии, либо со стороны пролетариата».( В. И. Ленин, О конституционных иллюзиях, В. И. Ленин, Соч., т. 25, стр. 181.)

О руководстве со стороны пролетариата не могло быть, конечно, речи в XVI в. Что же касается бюргерства, то, несмотря на объективную заинтересованность его передовых элементов, вступивших на путь буржуазного развития, в победе над феодализмом, оно в целом оказалось неспособным возвыситься над местной ограниченностью и освободиться от опутывавших его связей с миром феодальных отношений для того, чтобы выступить руководителем всех антифеодальных сил. Местная ограниченность немецкого бюргерства обусловлена была его экономической и политической незрелостью.

Всемирная история. Энциклопедия. — М.: Государственное издательство политической литературы. Ред. А. Белявский, Л. Лазаревич, А. Монгайт, И. Лурье, М. Полтавский. 1956—1565.

world_history_encyclopedy.academic.ru


Смотрите также