Мусульманская Германия печатает шаг. Мусульман в германии сколько


Израиль в фокусе — Новости политики, Новости Европы — EADaily

Палестинская администрация полностью восстановила координацию с Израилем по вопросам безопасности. Такое заявление прозвучало от начальника полиции ПА Хазема Аталлаха. Сообщил Аталлах о возобновлении координации в ходе мероприятия, организованного Ассоциацией иностранной прессы в Рамаллахе.

Израильские СМИ сообщили о восстановлении координации ещё в конце октября, однако Аталлах стал первым официальным лицом со стороны Палестинской администрации, подтвердившим данную информацию, пишет The Jerusalem Post.

Ранее, в июле, председатель ПА Махмуд Аббас сообщил о приостановлении координации с палестинцев с израильтянами по вопросам безопасности в связи с размещением израильтянами металлодетекторов у входа в Храмовую гору — священное для всех мусульман и евреев место в Иерусалиме. Однако, по словам Хазема Аталлаха, координация между сторонами по данному вопросу за весь этот период полностью не прекращалась.

«Даже когда якобы все эти процессы были остановлены, отрезаны, заморожены — как угодно. На самом деле координацию поддерживали. Мы работаем не на политику. Мы работаем для людей и их безопасности», — заявил чиновник. Он также отметил, что у полиции ПА нет иного выхода — кроме как поддерживать связь с Израилем. В частности, сотрудники правоохранительных органов ПА не имеют права передавать заключённых через контролируемые Израилем территории Иудеи и Самарии без поддержки координации сторон.

Тем не менее, палестинцы продолжают стремиться к максимальному отсутствию какого-либо взаимодействия в Израилем. Согласно результатам опроса, проведённого в сентябре этого года, 73 процента палестинцев поддержали инициативу Аббаса о приостановлении координации с израильтянами по вопросам безопасности. Такие данные были предоставлены палестинским исследовательским центром. (mignews.com)

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью политолога и востоковеда Гая Бехора, в переводе Алексаандра Непомнящего, под заголовком «Валькирии слетаются: об исламизации Германии.

КАК ГЕРМАНИЯ СТАЛА ДРУГОЙ СТРАНОЙ"

Думаете, это Германия своими заявлениями или финансированием антиизраильских организаций создает нам проблемы? Нет, это проблемы теперь создают саму Германию. Валькирии уже слетелись. Вы в курсе того, сколько миллионов мусульман уже живут в Германии? А что происходит с потоком беженцев теперь? Полагаете, Германия осталась прежней? Госпожа Меркель — это она изменила свою страну навсегда. Но в Германии вы об этом не прочитаете…

Ткем мы мечами победы покров, Вихрем проносимся в кружеве стрел, С трусами краток наш суд и суров, Смелым же дарим вечный удел.

  1. Неожиданно, хотя кто знает, может, как раз наоборот, вполне ожидаемо, правительство Германии, позиционирующее себя как честное и точное, скрывает ответы на самые ключевые вопросы. Сколько мусульманских граждан сегодня проживает в стране? Официальных данных вроде бы предостаточно, вот только все они как будто специально призваны лишь запутать ситуацию. Неужели там есть что скрывать?

Мы в Израиле привыкли критиковать нашу демократию, но, как выясняется, она куда прозрачнее той, что сложилась теперь на Западе. Наше статистическое бюро подсчитывает и публикует количество евреев и мусульман в стране с точностью до одного младенца. В Германии дела обстоят куда хуже.

Официальные данные относятся к 2010 году и говорят примерно о 4,5 миллионах мусульман. Но мы прекрасно помним, что случилось как раз семь лет назад. Именно тогда разразилась «арабская весна» и началось многомиллионное переселение. С тех пор все сильно изменилось. Согласно вполне разумным оценкам, к 2016 году количество мусульман в Германии превысило 6 миллионов. О, да. Снова эти пресловутые шесть миллионов, впрочем, теперь совсем-совсем другие… Как пришли к подобным цифрам?

В 2016 году в Германию прибыло около 300 тысяч иммигрантов, в 2015 их было более миллиона (в 2014 — около 400 тысяч). Порядка 80% из них — мусульмане. Согласно данным агентства Pew, в Германии на конец 2015 года уже проживало 5,1 миллиона местных мусульман. Добавим 800 тысяч в 2015 году, 240 тысяч в 2016 году. Еще следует учесть естественный прирост — количество родившихся за вычетом умерших, составляющий 1,6% в год, то есть 77 тысяч мусульман. Итого получаем 6,26 миллиона мусульман к концу 2016 года, примерно 7,5% всего населения Германии. Есть и другое исследование попытавшееся учесть также воссоединение семей, согласно которому число мусульман достигло уже 8−10 миллионов человек, то есть, 10−12% населения страны.

То, что в Германии до сих пор нет опубликованных официальных данных о текущем количестве мусульман, удивляет и настораживает. Германия привыкает к новым политическим стандартам…

Возьмем 800 тысяч мусульманских иммигрантов, принятых в 2015 году. Можно сказать, что речь идет всего лишь об одном проценте населения, совсем не так уж много. Именно так утверждают в администрации Меркель. Но на деле ситуация совершенно иная. Из 80 миллионов немцев 16 миллионов — старики и еще 11 миллионов люди старше 55 лет. Большинство же мусульманских беженцев — молодые мужчины в возрасте 15−24 лет. А в этой возрастной категории в Германии всего 8,5 миллиона человек, и лишь 4,3 миллиона из них — мужчины.

Зачем Германия продолжает впускать к себе мусульман и сейчас? Да потому, что показатели рождаемости в Германии не просто отрицательны, они катастрофичны, даже с учетом мусульман, у которых с рождаемостью все в порядке. Германии необходима ежегодная добавка в 300 тысяч человек только для того, чтобы поддерживать нынешнее количество населения без изменений. И это то, что как раз и делает Меркель. Она уверена, что Германии удастся справиться с социальными и культурными проблемами. И даже сегодня она видит в потоке беженцев историческую возможность превратить Германию в мультикультурное общество, сложенное из представителей разных религий и этнических групп — «прогрессивное» общество.

  1. Вот только переселение народов, самое масштабное за сотни последних лет, больше не спрашивает Меркель, ситуация вышла, а точнее, была выведена из-под контроля. Министр развития Германии Герд Мюллер недавно выступил с предостережением о том, что настоящий шквал беженцев в Европу еще даже и не начинался. По его словам, лишь 10% беженцев из рухнувших в хаос регионов вроде Сирии и Ирака достигли Европы. Но еще «8−10 миллионов по-прежнему в пути». Секретный отчет немецкой разведки, просочившийся недавно в популярный журнал «Бильд» утверждает, что свыше 6,6 миллиона жителей Ближнего Востока намерены перебраться в Европу. Это число включает в себя также 2,5 миллиона человек из Ливии и Северной Африки, собирающихся пересечь Средиземное море.Тысяча за тысячей каждый день высаживаются в Италии и растекаются по Европейскому «Союзу». Многие стремятся добраться до Германии. «А отсюда — в бой, обнажив мечи».

Эти невероятные цифры должны ужаснуть немцев, ведь мечта большинства иммигрантов — добраться до Германии. Единственным фактором, сдерживавшим до лета резкое увеличение количества прибывающих из Северной Африки беженцев, была погода. Но вот бури стихли. И сразу же начало расти количество иммигрантов, попадающих из Ливии в Италию, а оттуда дальше по всему континенту. И вот уже в июле из Ливии в Италию только за пять дней прибыло 11 тысяч иммигрантов, немного арабов, а по большей части африканцев. Эти цифры напоминают поток 2015 год — он хлынул вновь, когда Европа окончательно потеряла голову.

Каков маршрут этих беженцев? В Италии они оставаться не хотят. Как, впрочем, и в Греции или Испании — первых европейских странах, куда они попадают. Они стремятся на север. Например, из Италии течет все более усиливающийся поток во Францию, где политика нового президента Макрона гораздо комфортнее для иммигрантов. Часть так и останется во Франции, другие почти без проблем двинутся дальше, в Германию. Есть преступные группировки, которые переправляют их через Средиземное море, зарабатывая миллиарды, а есть и такие, что помогают им пересечь границу между Францией и Германией. Все возможно, если есть деньги.

Конец июня, протесты в Берлине против закрытия культового левого клуба (Friedel 54), отказавшегося покинуть помещение после того, как арендатор расторг с ним договор. Когда берлинская полиция пытается разогнать иммигрантов, она также сталкивается с левыми демонстрантами. Берлин уже поменял облик. Прежде он никогда не был таким. И в нем уже есть огромные иммигрантские мусульманские кварталы. И они разрастаются все больше и больше. Берлинская стена рухнула.

  1. Канцлер Ангела Меркель, руководящая страной уже 12 лет подряд, изменила Германию навсегда. Это уже совсем другая, новая страна. Около половины всех проживающих в Германии мусульман прибыли во время ее правления.Эта немецкая дама, строившая поначалу уверенную в себе, семейную, радушную Германию, с годами превратилась в лоббиста ультрарадикальной повестки дня с «миром без границ» и массовой иммиграцией. Ей понятно, что для продолжения управления Евросоюзом страна нуждается в населении, и это как раз и обеспечивают ей иммигранты. Да, Германия сегодня правит всем Евросоюзом. И горе тем странам, что посмеют возражать ей.Спросите греков, чью несчастную страну Германия буквально подмяла под себя, уверенно реализуя свои права, полученные в обмен на предоставленные ссуды. Именно так, например, произошел переход контроля к немцам над аэропортом в Родосе…

А мусульманские иммигранты изменили саму Германию. Сотни мечетей полностью поменяли облик германских городов. В стране ширится сеть шариатских судов. Процветает многоженство и браки с несовершеннолетними. Резко выросло количество районов, куда полиция не смеет соваться, фактически превратившихся в теплицы преступности и террора. Естественно, растет и число изнасилований и других преступлений на сексуальной почве со стороны иммигрантов. Все чаще происходят теракты. Стало больше преступности. И, как следствие, торговли оружием. А в результате все больше немцев, осознавших, куда все идет, покидает страну.

Немецкий истеблишмент близоруко смотрит на крушение своего государства, но видит в нем как раз наоборот — спасение страны. А единственное спасение, то есть ограничение иммиграции, продолжает считать неприемлемым вариантом собственного провала. Это вывернутый наизнанку мир, несущийся в Вальхаллу, над которым еще горько посмеется история.

  1. Преступность в стране, некогда бывшей стабильной и спокойной, достигла такого уровня, что превратилась в ежедневную угрозу. Уже есть немало тех, кто по вечерам и по ночам вовсе не выходит из дома. Официальный отчет немецкой федеральной полиции сообщает, что в первой половине 2016 года иммигранты совершили 142,500 уголовных инцидентов (по 32,5 в час), и это на 40% больше, чем в 2015 году. Причем статистика учитывает лишь те инциденты, которые были зафиксированы полицией. То есть, на самом деле, все даже еще хуже. Согласно исследованию, проведенному в октябре агентством YoGov, 68% немцев согласны с тем, что ситуация с безопасностью в стране значительно ухудшилась из-за массового наплыва беженцев. При этом 79% опасаются за жизнь и имущество на железнодорожных станциях и в метро. Делается ли что-нибудь в этом отношении? Ничего.

Примеров — бесчисленное множество. Приведем лишь несколько за 2016 год.

В Берлине на Рождество 27 декабря полиция задержала семерых иммигрантов из Сирии и Ливии, которые подожгли бомжа на станции метро Шенляйнстрассе. Камеры видеонаблюдения зафиксировали, как они веселятся, пока он горит. Прохожим едва удалось его спасти.

В Гамельне 20 ноября 38-летний житель Германии курдского происхождения привязал бывшую жену к машине и проехал, волоча ее за собой, по улицам города. Полицейским он объяснил, что имеет на это право согласно законам шариата. Женщина тяжело пострадала.

В Дюссельдорфе 2 октября 19-летний марокканец с испанским паспортом изнасиловал 90-летнюю старушку, которая вышла из церкви.

В Мюнхене 22 июля 18-летний Али Сонболи ирано-германского происхождения убил в кафе «Макдональдс» десять человек, включая и себя самого, а также ранил еще 35. Он совершил теракт из ненависти ко всему миру: к арабам, туркам и немцам. Заплатили за это ни в чем не повинные прохожие. Случайная смерть.

День спустя в Гельдерне с криками «Аллах акбар» мусульманская толпа ворвалась на нудистский пляж. «Это запрещено шариатом», — угрожали они испуганным посетителям. Полиция поначалу скрыла инцидент, стараясь избежать придания «отрицательного имиджа» мусульманам. Поэтому о нем стало известно лишь в последствии.

Неправительственная немецкая организация «Открытые двери», занимающаяся защитой иммигрантов-христиан, сообщила, что арабские беженцы-христиане подвергаются в Германии преследованиям со стороны беженцев-мусульман. В нескольких школах мусульманские подростки до того затравили христианских, что те были вынуждены перейти в школу, находящуюся в другом городе. При этом жалобу в полицию они не подали, опасаясь, что пострадают еще больше. Представьте теперь себе, как должны чувствовать себя там евреи…

Только что прибывшие в страну мусульмане мгновенно начинают чувствовать себя хозяевами. Не то что евреи, которые в иных местах жили столетиями, а все равно ощущали себя гостями.

И это еще не касаясь того, что там, в Европе называют «террором», не упоминая, конечно при этом о какой-либо его связи с мусульманами. В Берлине 19 декабря мусульманин на грузовике протаранил рождественский рынок, убив 12 человек и ранив еще десятки. В другом случае молодой террорист попытался взорвать самодельную бомбу в торговом центре, правда, неудачно. Пояса смертников мы уже видели в недавних терактах в Англии. И это, уже не террор, это война, которая будет только нарастать.

  1. И вот, одна из самых тяжелых проблем Германии, по сути превращающая ее в страну третьего мира: культура лжи и утаивания. У СМИ есть четкие указания, спущенные сверху, не называть имя террориста или преступника, не показывать его портрет и не сообщать о его мусульманском происхождении. В Израиле все наоборот, сайты в Интернете немедленно называют имя террориста и вываливают на всеобщее обозрение портрет, возвеличивая его, тем самым, в глазах возбужденных сторонников. В Германии же другая крайность. Там власти понуждают СМИ скрывать любую информацию о вовлеченности мусульман в какие-либо проблематичные действия. Но это не что иное как обман общества.

Вот, например, Der Spiegel раскрыл вопиющую историю. Правительство сообщило о том, что более 33 тысяч иммигрантов было депортировано из Германии обратно в страны исхода. Но на самом деле они, наоборот, остались в Германии. Подлежащие депортации иммигранты уничтожили свои документы. А затем одни прикинулись беженцами из стран типа Сирии и Ирака, а другие добыли себе фиктивные медицинские справки, после чего врачи запретили их депортировать. Ужаснее всего здесь то, что власти отчитались в проведении депортации, хотя ясно знали, что это неправда. Вот такая культура лжи, точнее, закат культуры.

Еще один пример. В конце минувшего декабря кельнские полицейские хотели избежать повторения массовых изнасилований на площади у главного вокзала, как это случилось в ночь на 1 января за год до того. Но в итоге именно они, полицейские, и оказались под судом за «расистские задержания». Они проверили около 600 североафриканских иммигрантов, находившихся там, расспрашивая их о намерениях. Те же пошли и подали на полицейских жалобу. А теперь еще и требуют компенсаций. И нет сомнений, что новая Германия им все заплатит.

И еще пример. Шеф кельнской полиции сообщил, что ему приказали вымарать из рапорта слово «изнасилование». Когда же он сообщил, что уже сдал свой рапорт, ему вернули документ, требуя переписать тот заново.

Собственно, и сам тот кельнский «фестиваль насилия» в 2015 году тоже был сначала скрыт от общества немецкими СМИ. К слову, точно так, как это принято в арабском мире — все скрыть и замазать ложью.

Любопытно, какие шансы в нынешней Германии у еврея, подающего жалобу на мусульманина? Кто его будет слушать? Кто ему поможет? То же самое, впрочем, происходит и во Франции. И самая главная проблема даже не в мусульманах, а в замалчивании, игнорировании и манипуляциях.

Валькирия, в скандинавской и тевтоно-германской мифологии — это воительница, прислуживающая Одину, главе богов. Ее задача подбирать на поле боя самых лучших из погибших воинов и препровождать их в небесный чертог — Вальхаллу. Почему самых лучших? Потому, что Одину они нужны для его собственных битв.

Кто останется жить, а кто погибнет? Лучшие умрут, а худшие продолжат жить? И значит, смерть неизбежна на пути к Чертогу Славы? Так это смерть приносит славу, или, наоборот, слава приводит к смерти? И кто желает посмертной славы?

«Если слава придет после смерти, я не стану торопиться», — сказал римский поэт Марциал. «Si post fata venit Gloria non propero». Парадокс скрыт внутри афоризма. А у нас самих, выходит, нет никакого контроля над собственной жизнью, и рано или поздно, но валькирия все равно прилетит? Неужели это неизбежно?

Победе, от воинов крови багряной, Валькирии гимны свои вознесут. И резвые кони воительниц рьяных, Мечи обнаживших, в бой понесут (из песни валькирий, Сага о Ньяле, конец XIII века)

Рихард Вагнер, антисемит, но гениальный композитор, написавший «Полет валькирий» для своего эпического цикла «Кольцо Нибелунга». Жуткий полет, смертельный полет валькирий. Вагнер стремился возвеличить германскую вечность. Недаром его так ценили в Третьем Рейхе. Том самом, который в итоге был уничтожен. То же станет и с Четвертым Рейхом, называемом еще «Евросоюзом», чье крушение также неизбежно, сколько бы не старались отдалить этот конец. Третий был уничтожен внешними силами. Четвертый рухнет под гнетом внутренних. Кто бы мог поверить, что мусульмане, которых становится в Германии все больше и больше, именно они призовут на этот раз валькирий. Германия, да и весь «Евросоюз», рухнули в смертельную, головокружительную пропасть. Только на этот раз без евреев.

Кого призовет к себе Один? Скандинавская мифология против исламской, средневековая тьма, возомнившая себя великим прогрессом…

  1. Левые «либералы» до такой степени влюблены в ислам, к слову, совершенно чуждый либерализму, что именно в нем видят критерий для оценки открытости общества. И потому германский истеблишмент с пониманием и симпатией относится к законам шариата.

В прошлом году, в мае, апелляционный суд города Бамберга признал законным брак 15-летней сирийской иммигрантки со своим 21-летним кузеном. Основанием стал тот факт, что брак состоялся в Сирии, а там это в соответствии с законами шариата абсолютно приемлемо. По сути, эта резолюция немецкого суда узаконила в Германии мусульманские браки с несовершеннолетними.

В том же мае глава немецкой протестантской церкви Хайнрих Бэдфорд-Стром призвал изучать ислам вообще во всех государственных школах страны. «Если мы хотим добиваться свободы и терпимости, это должно включать все религии», — объяснил он, уверяя, что именно так можно будет избежать экстремизма.

В свою очередь, Стефани фон Берг представляющая в парламенте Гамбурга партию «Зеленых», стоящую в Германии на радикально левых позициях, потребовала ускорить процесс возведения мечетей во всех районах Гамбурга. Со своей стороны, Фонд Генриха Белля, принадлежащий этой партии, к слову, приносящий неприятности и нам в Израиле тоже (финансируя радикальные организации), заявил, что в Гамбурге проживает 150 тысяч мусульман и им не хватает мечетей. «Вы наше благословение, а не проблема», — вновь и вновь провозглашают правительственные чиновники, как представители антиизраильской Социал-демократической партии, призвавшей к «актуальной политике» в отношении Израиля, то есть, к оказанию политического давления на еврейское государство, игнорируя исторический груз Катастрофы, так и в правоцентристской партии Меркель.

  1. В Германии, как и в Швеции, Франции, Бельгии и Британии в каждом крупном городе есть плотно заселенный мусульманский квартал. А в его глубинах расположены опасные районы, куда полиция даже не заглядывает. Если только сунется — начнутся проблемы, волнения и беспорядки. Поэтому полиция остерегается. Кому хочется, чтобы улицы запылали?

Власть там держат банды иммигрантов, все до единой мусульманские, преступные и террористические. Но кто там разберет, где заканчивается мусульманский преступник и начинается исламский террорист. Чаще всего разграничить эти сферы невозможно, поскольку это одно и то же оружие, одни и те же боевики и одна и та же ненависть к принявшей их с распростертыми объятиями стране.

В Германии живут миллионы турок, прибывших на заработки в последние десятилетия. Вопреки оценкам немецких властей, они сохранили свою национальную идентичность и секторальную обособленность. Теперь их к тому же еще накручивает Эрдоган, ненавидящий немцев (как, впрочем, и они ненавидят его). Эрдоган заслал в Германию 970 турецких проповедников, в большинстве даже не говорящих по-немецки, чтобы они возглавляли около 900 мечетей по всей стране.

В Германии также есть большая курдская община, враждебная туркам. Есть и сунниты, есть и шииты. Так, совсем недавно сотни шиитов провели в Берлине «День Аль-Кудса» (организуемый Ираном ежегодный фестиваль ненависти к Израилю), носивший ярко выраженный антисемитский характер.

Интересно, что думают тамошние евреи, глядя на полные ненависти к ним транспаранты? Хм… тут давеча были такие, что собирались в Берлин переезжать. Ну да, ну да… Я вам так скажу, израильтяне, покупающие недвижимость в Берлине, вкладывают свои деньги прямиком в фонд валькирий.

  1. И вновь, как в Швеции, Франции, Британии, избирательная система не позволяет «глубоко» правым партиям прийти к власти. В большинстве этих стран принята мажоритарная избирательная система, в которой тот, кто получает большинство в своем избирательном округе, даже если разрыв составляет всего один голос, получает все. Так это работает, например, в США. Поэтому отдельные проценты, получаемые такими партиями в разных округах, просто растворяются на всеобщих выборах. Лишь на местных выборах у них несть хоть какой-то шанс, да и то, ограниченный.К демонстрациям против иммиграции власти проявляют нулевую терпимость. Организаторов подвергают превентивным арестам и устраивают им другие неприятные сюрпризы. Впрочем, это вызывает лишь еще большее отчаяние и гнев.

Эта ситуация удручает многих граждан, с бессильным ужасом взирающих на то, как меняются их кварталы, города, да и вся страна в целом, но при этом не обладающих ни малейшими возможностями повлиять на происходящее. А вот у иммигрантов и беженцев как раз есть те, кто представляют их во власти и защищает их интересы и обладает при этом немалым влиянием.

Демократия нейтрализовала собственную эффективность. Власть народа упразднила свой народ. В конечном итоге избираются одни и те же партии: Демократические христиане Ангелы Меркель, у которых вместе с Социал-демократами набирается большинство.

Немцы по характеру своему консервативны, они не готовы к резким изменениям в стиле Трампа. Отсюда, к слову, проистекает у немецких левых немалая доля бешеной ненависти к Трампу и ко всему тому, что он представляет. Они его считают новым Гитлером, как минимум, этаким рубящим направо и налево головы ИГИЛом.

В итоге, гражданское бессилие может привести к тому, что у кого-то, у кого нет своего политического представительства и голоса, кто полностью отодвинут от институтов власти, возникнет желание взять закон в свои руки. И не случайно продажа оружия в Германии в последние годы резко возросла. Вероятно, приобретают его в целях самозащиты. Но есть, безусловно, и люди совсем с другим образом мышления, гораздо более опасным.Шииты устраивают в Берлине свои шествия во славу Хусейна. Они демонстрируют силу, громко, дерзко, с вызовом. Все это — однозначное заявление: мы здесь! Это наш дом и мы отсюда больше не уйдем. А с нами придет и имам Хусейн. Ну, а вслед за ним и весь остальной кровавый ближневосточный оркестр…

  1. Самые умные и образованные уже понимают, куда все это катится. И они оставляют Германию навсегда. Престижное издание Die Welt сообщает, что более полутора миллионов немцев, в большинстве своем хорошо образованных оставили в последнее десятилетие Германию и эмигрировали. Куда? Часть в страны центральной Европы, например, Венгрию, другие в Северную Америку. Они честно объясняют свою эмиграцию опасениями по поводу демографического изменения Германии, другими словами, увеличения количества иммигрантов. Так Германия изгоняет своих лучших сыновей. А вместо них она принимает тех, кто в лучшем случае, в первом поколении способен стать рабочим. Впрочем, большинство и этого делать не собирается. Они пришли, чтобы пастись на сочных лугах германской экономики, собирая пособия на жизнь и получая социальное жилье, при этом с бесконечным ощущением обиды и собственной обделенности.

Точно как в Третьем рейхе, нынешний рейх вновь нацелен на просторы и не в узком национальном смысле, а всей Европы, всего мира. Вот только наличие мусульман, которых не было в 30-х и 40-х годах прошлого века, разрушает национальное единство. И это различие принципиально.

У Германии серьезная проблема — она ведь хочет через «Евросоюз» управлять всей Европой, как же ей теперь признать, что несколько миллионов мусульман, которых она впустила к себе, сами стали править ею? Как сознаться, что король голый? Что мусульмане, которых она впустила для увеличения своего населения, наоборот, ослабили ее? Что вся эта история с «объединением» Европы оказалась иллюзией? Что валькирии уже в пути?

Мечами, сплетая победы узор, Валькирии жатву кровавую жнут.

Бесстрашному рыцарю и королю На копьях сияющих гибель несут.

Стране же отныне жесток приговор, Новым народам ее отдадут.Демонстрация против строительства мечети. Политкорректные СМИ всегда стараются представить демонстрантов радикалами, наполовину сумасшедшими. Но что делать гражданам, опасающимся за будущее своей страны, наблюдающим, как ее захватывают и как она навсегда превращается во что-то совершенно иное? Что бы вы чувствовали? Что бы вы делали?

  1. На наших глазах развертывается исторический судьбоносный, почти мистический процесс. Возможно, важнейший в современной истории, который еще будут изучать через многие века.Процесс смены населения: одни уходят, другие приходят на их место. Процесс смены религий: из Африки и Азии в Европу. Процесс потери контроля на фоне грандиозного цивилизационного сдвига. Но в наибольшей степени, пожалуй, процесс невероятной наивности и беспомощности тех, кто стоит у края пропасти, отчетливо ее различает, но при этом, не осознает того, что видит. Впрочем, может, они уже и осознали, но просто не хотят признаться в этом даже самим себе. Валькирии ведь уже здесь, они уже прилетели. (gplanet.co.il)

eadaily.com

Количество мусульман в Германии | BRD. Официальный сайт любителей Германии.

Количество мусульман в Германии

👤Sergey Tushev Нет комментариев 🕔00:25, 11.Янв 2013

Чтобы лучше понять, где коренятся сегодняшние интеграционные проблемы Германии, и как менялось количество мусульман в Германии, необходимо проследить, с какими миграционными процессами сталкивалась Германия с 1950-х годов, когда в стране стала возрастать потребность в дополнительной рабочей силе. Именно с этого периода началась вербовка иностранных рабочих из европейских стран на основании двусторонних договоров (из Италии с 1955, Испании и Греции с 1960, из Португалии с 1964, из Югославии с 1968), а также из Турции (с 1961 г.), Марокко (с 1963 г.), Туниса (с 1965 г.).

Если в 1970 года большинство рабочих приезжало из Италии, а в течение следующих 2 лет тон задавала Югославия, а уже с начала 1972 года прочное лидерство захватила Турция. К 1964 году число «гастарбайтеров», прибывавших в ФРГ из стран Южной Европы и Турции, перевалило за миллион. Между 1961 и 1973 годами в Германию из Турции прибыло 865 000 рабочих, к 1991 году их число составило около 1,8 миллиона.

Система вербовки преимущественно мусульман (гастарбайтеров) в Германии была основана на ротационном принципе. По условиям контракта они были связаны с определенной отраслью производства и единственным работодателем, а по окончании срока работы должны были вернуться домой. Прибытие семей при этом не приветствовалось, контакты с местным населением были ограниченными, осваивать язык страны проживания не было необходимости, поскольку на предприятиях имелись переводчики, и работодатели старались нанимать рабочих по национальному признаку.

Принимая иммигрантов в годы послевоенного экономического бума, власти Германии рассматривали их как временных рабочих и высказывали твердое намерение производить замену «гастарбайтеров» каждые два года, затем 5 лет. От дорогостоящей идеи «ротации кадров» руководству страны пришлось отказаться, так как в ротации не были заинтересованы ни иностранные рабочие, ни их работодатели. Иностранцы выполняли низкооплачиваемую и не престижную работу (в 1961 году, в момент начала вербовки гастарбайтеров, число безработных в ФРГ составляло 94 856 человек при 572 758 вакантных рабочих мест). Но оплата их труда в несколько раз превышала ту, которую они получали за ту же работу у себя на родине. По возможности они старались продлить контракты в Германии. Работодатели также получали выгоды, обусловленные дешевизной рабочей силы и экономией на социальных издержках. Они предпочитали продлить трудовые соглашения с теми, кто уже приобрел опыт успешной работы на их предприятиях, так как найм и подготовка новых работников (неотъемлемый элемент ротационной модели) представлялись слишком дорогостоящими.

После разразившегося в 1973 энергетического кризиса и вызванной им безработицы власти основных западноевропейских принимающих стран, в том числе и ФРГ, решили прекратить прием новой рабочей силы. Однако, несмотря на эти ограничения, количество мусульман в Германии продолжало расти за счет иммиграции по легальным (воссоединения семей и беженцы) и нелегальным каналам.

Росту числа иностранного населения осуществлялся также за счет рождаемости, обеспечивавшей естественный демографический прирост. Процент иностранцев в населении с момента остановки вербовки новой рабочей силы вырос с 6,4 (1973) до 7,2% в 1990 году.

Программы по привлечению гастарбайтеров принесли непредсказуемые результаты. Из 14 миллионов гастарбайтеров, которые прибыли в Германию с 1955 по 1973, только 11 миллионов вернулись домой. Вопреки ожиданиям, многие гастарбайтеры не только остались в Германии и после 1973 года, но и, потеряв перспективу выезжать на длительное время и возвращаться за заработками, стали при помощи судебных решений и общественных движений активно отстаивать право на долговременное пребывание и приглашать в Германию свои семьи. Половина от общего числа иммиграции в Западную Германию в течение 1970 и 1980-х годов шла по линии воссоединения семей. Большинство претендующих получили ВНЖ и увеличили количество мусульман в Германии.

Обычно выходцы из одного государства проживали компактно, вновь прибывшие присоединялись к соотечественникам, поскольку в этом случае они могли включиться в действующую между ними систему взаимопомощи. Как следствие обособленного проживания иммигрантов на отдельной территории возникала община, во многом воспроизводившая нормы поведения и культуру страны происхождения. Западноевропейские государства столкнулись с проблемой включения иммигрантов в жизнь национального сообщества.

Чтобы узнать количество мусульман в Германии на сегодняшний день, прочитайте нашу статью «Сколько мусульман в Германии»

brd.su

Мусульманская Германия печатает шаг: mikle1

В Германии (да и в ЕС в целом) старательно скрывают численность мигрантов, осевших в стране. При этом уместно говорить именно о мусульманах, доля которых составляет более 80%. К 2015 году их численность в ФРГ оценивалась в 4,7 миллиона человек, потом данные стали отрывочными. Тем не менее, можно ответить честно на вопросы, сколько их на самом деле, зачем Германия продолжает принимать даже не беженцев, а именно мигрантов из Азии и Африки и к чему это ведет.

Численность.

В 2016 году в Германию прибыло около 300 тысяч иммигрантов, в 2015 их было более миллиона*, в 2014 – около 400 тысяч. Порядка 80% из них – мусульмане. Согласно данным агентства Pew,  на конец 2015 года в ФРГ проживало 5,1 миллиона местных мусульман. Добавим 800 тысяч в 2015 году, 240 тысяч в 2016 году. Еще следует учесть естественный прирост – количество родившихся за вычетом умерших, составляющий 1,6% в год, то есть 77 тысяч мусульман. Итого получаем 6,26 миллиона мусульман к концу 2016 года, примерно 7,5% всего населения Германии. https://www.gatestoneinstitute.org/9892/germany-muslims-demo...

Есть и другое исследование, https://www.nationaleconomicseditorial.com/2017/02/19/german... учитывающее еще и воссоединение семей, согласно которому число мусульман достигло уже 8-10 миллионов человек, то есть, 10-12% населения страны.

То, что в Германии до сих пор нет опубликованных официальных данных о текущем количестве мусульман, удивляет и настораживает. Германия привыкает к новым политическим стандартам...

Причины. Они очевидны - мусульмане получают меньшую зарплату даже будучи гражданами ФРГ, мигранты используются на наименее оплачиваемых работах, не заполняемых немцами. Только официально работающие в Германии мигранты, в 2016 году перевели домой 4,2 миллиарда евро,пишет WirtschaftsWoche со ссылкой на данные Бундесбанка.24 августа в Германии даже рапортовали об успешной адаптации мусульман по результатом исследования Фонда Бертельсмана (Deutsche Welle). Так оно есть. Но даже призванная все красиво показать статистика говорит скорее об успехе этнокультурной экспансии пришельцев, об успехаха собственников, на которых работают мусульмане. Но никак не об успехах немцев.

По показателям занятости эта группа логично уступает немусульманскому населению. 60 процентов мусульман работают в условиях полной занятости, 20% - частичной. При этом мусульмане зарабатывают в среднем меньше, чем другие группы населения.

У 73% детей мусульман, родившихся в Германии, родной язык — немецкий. В то же время 36% детей из мусульманских семей бросают школу еще до достижения 17-летнего возраста.

96% немецких мусульман ощущают связь с Германией. А 84% проводят свободное время с представителями других религий. В то же время в обществе до сих пор распространены предрассудки в отношении этой группы. 19% жителей Германии не хотели бы, чтобы их соседями стали мусульмане.

Красивые цифры и обороты: "связь с Германией", "родной - немецкий". Спросили бы о связи с Турцией, на каком языке молятся, может у низ два языка родных?  Есть ведь и другие цифры. Объективные.

Больше всего средств мигранты перевели в Турцию — около 800 миллионов евро. WirtschaftsWoche отмечает, что данная сумма остается стабильной на протяжении нескольких лет. Объем переводов в Сирию за 2016 год составил всего 67 миллионов евро. За год сумма переводов из ФРГ выросла на 700 миллионов евро.

Уже одни эти цифры наглядно говорят о том, какая страна на самом деле контролирует мусульманских мигрантов. Добавьте к этому тот факт, что полтора миллиона мусульман приняли участие этой весной в референдуме по изменениям в Конституцию Турции.

В ФРГ вообще не отдают себе отчет, что это готовая уже отмобилизованная активная армия турецких патриотов. И воевать они будут не бомбами и автоматами, а религией и идеологией, привнесением в ФРГ свои ценностей и норм жизни. Не зря три года подряд в стране снижаются продажи ветчины, сосисок и других видов продуктов из свинины (Bloomberg).

В Германии до этого референдума вообще не видели проблемы в том, что культурно-религиозное объединение DITIB, которое объединяет около 900 общин и до 70 процентов живущих в ФРГ мусульман, практически напрямую подчиняется властям в Анкаре через государственное турецкое религиозное ведомство Diyanet.

Да, кроме прибыли от этой рабочей силы ФРГ решает и проблему низкой рождаемости - мигранты компенсируют ежегодную 300-тысячную убыль населения. Но это очень меняет состав наиболее активного и "боеспособного" населения. Из 82 миллионов немцев 16 миллионов – старики и еще 11 миллионов - старше 55 лет. Большинство же мусульманских беженцев - молодые мужчины в возрасте 15-24 лет. А в этой возрастной категории в ФРГ всего 8,5-9  миллионов, и лишь 4,3-4,5 миллиона из них - мужчины.

Так что перспективы у Германии не самые радужные. Да, в финансовом плане десятки миллиардов евро на адаптацию мусульман компенсируются их последующей работой. Но давление мусульманской общины, на которую активно будет и впредь влиять Турция, продолжится по нарастающей. Как и "бытовой терроризм" - возрастающее давление радикальных исламистов и психически неуравновешенных мусульман, подверженных влиянию радикальных группировок. А слишком быстрые изменения в правилах жизни общества неизбежно уже на следующих выборах приведут к власти крайне правые группировки.

Да, Меркель сегодня победит. Но завтра вместо бездействующей полиции на на "штрассе" в "бургах" выйдут аналог ККК и неонацисты.

Уже выходят.

* - по данным системы Erstverteilung der Asylbegehrenden (EASY; первичное распределение желающих получить убежище), с сентября 2015 года по июль 2016-го в Германию попало почти миллион беженцев из мусульманских стран.http://mk-turkey.ru/blog/deutsche-welle/2017/02/17/kmment-skandal-profilirovanie-turkey.htmlhttps://lenta.ru/news/2017/08/28/germanmigration/https://pikabu.ru/story/valkirii_sletayutsya_ob_islamizatsii_germanii_5267881https://eadaily.com/ru/news/2017/08/24/musulmane-v-germanii-integriruyutsya-vse-uspeshnee-issledovanie

mikle1.livejournal.com

Мусульмане в Европе — сколько их? | Политика | ИноСМИ

События последних месяцев вновь привлекли внимание к мусульманской общине в Европе. Европейцев потрясла серия резонансных терактов, совершенных исламскими радикалами, а также наплыв до полутора миллионов мусульманских беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Так сколько их, мусульман в Европе, и каковы перспективы их дальнейшего существования на «старом континенте»?

Согласно немецкому Архиву Ислама (Zentralinstitut Islam-Archiv), в 2007 году во всей Европе проживало 53 миллиона мусульман, в том числе 16 миллионов в ЕС и 25 миллионов — в России. По данным американского исследовательского центра PEW, в 2010 году (с тех пор показатели сильно выросли), самые большие мусульманские общины Западной Европы находились в Германии (4,8 миллиона человек, или 5,8% населения) и во Франции (4,7 миллиона или 7,5% соответственно). В Великобритании эта доля составляла 4,8% (около 3 миллионов мусульман). В России мусульман проживало больше (от 14 до 25 миллионов человек, разброс данных очень велик), но имеется принципиальная разница: речь идет в первую очередь не о мигрантах, а о коренных народах Российской империи-СССР-РФ, которые имеют опыт сосуществования в многонациональной стране и значительно лучше интегрированы в обществе. Особое место занимают мусульмане Балкан (не менее 12 миллионов человек), где они также являются коренной этно-религиозной группой и составляют в балансе населения Черногории 18,5%, Македонии 35%, Боснии-Герцеговины 60%, Албании 80% и Косово — 90%.

Стремительными темпами растет удельный вес мусульманской общины в населении Евросоюза: 4% в 1990 году, 6% в 2010 и, по прогнозам, 8% к 2030 году. Мусульмане концентрируются в больших городах: в Париже — 1,7 миллиона человек, в Лондоне — около 1 миллион человек. В ряде городов Европы их удельный вес особенно высок: Амстердам (14%), Антверпен (16,9%), Брюссель (до 25%), Бирмингем (26,9%), Марсель (25%), Стокгольм (20%), Кельн (12%). А некоторые районы этих городов, такие, как печально известный Моленбек в Брюсселе или Сен-Дени в Париже, являются почти полностью мусульманскими.

Трудности интеграции

Рост мусульманской общины Европы в связи с высокой рождаемостью на фоне убыли коренного европейского населения ведет к радикальному слому социокультурного и этнического баланса, а также к неизбежным трениям, способным перерасти в гражданский конфликт. Перспективы на интеграцию в европейском обществе и работу остаются неважными как для «старых», так и «новых» мигрантов-мусульман. Европейской экономике не нужна низкоквалифицированная сила в таких количествах. Уже есть примеры — как в Германии, так и во Франции, куда в 60-е-70-е годы прибыли миллионы мигрантов из стран Африки и Ближнего Востока, получивших работу в секторе обслуживания, на стройках и в автопроме. Со временем нужда в этой рабочей силе отпала, однако мигранты остались в Европе, перейдя на социальные пособия. Именно в среде этих мигрантов, преимущественно мусульман, сформировалась городская субкультура, отрицающая европейские трудовые и цивилизационные ценности. Во Франции интеграция мусульман не состоялась и по прошествии 50 лет, после того как сменилось как минимум три поколения мигрантов.

Почти все мусульмане ЕС — выходцы из стран Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки и Балкан. Несмотря на многолетнее пребывание в Западной Европе, они упорно придерживаются традиционных религиозных и семейных ценностей. Ввиду более высокой рождаемости среди европейских мусульман высок удельный вес молодежи, особенно восприимчивой к пропаганде воинствующего исламизма и традиционных исламских ценностей. Радикальный ислам стремительно распространяется среди мусульманской молодежи в Европе — как среди новоприбывших, так и представителей второго и третьего поколения мусульман. Воевать в Сирию и Ирак на стороне ИГИЛ уехали тысячи молодых мусульман из Франции, Германии и Великобритании.

Демографический напор усиливаетсяХотя волна массовой миграции из стран Ближнего Востока в Европу, наблюдавшаяся в 2015-16 годах, временно пошла на спад, новое нашествие беженцев неизбежно. Демографический взрыв в арабских странах и Турции продолжается — по всему периметру южных границ Европы. Так, население Египта растет на 2 миллиона человек в год, оно превысило 90 миллионов человек и достигнет ста миллионов уже в ближайшие годы. Страна задыхается от перенаселения, не хватает воды, пригодные для жизни земли составляют лишь 7% территории. С аналогичными проблемами сталкиваются и другие страны арабского мира, общая численность населения которых составляет свыше 400 миллионов человек, в том числе в Алжире — около 40 миллионов, Сирии — 22 миллиона, Ираке — 35 миллионов. Особую роль в обострении нынешних проблем Турции также сыграл демографический фактор. За последние 25 лет население здесь увеличилось с 50 до почти 80 миллионов человек. Источником высокой рождаемости остаются внутренние районы Анатолии, где население ведет традиционный образ жизни, исповедует консервативный ислам и производит на свет много детей.

В условиях гражданских конфликтов, социальных потрясений и общей бесперспективности все большее количество молодых мусульман будет устремляться в Европу на поиски лучшей жизни. Европейские страны явно не готовы к приему столь крупных беженских контингентов. Между тем Турция уже предупредила Евросоюз, что в случае, если ей к октябрю не будет предоставлен безвизовый режим с ЕС, она ослабит пограничный контроль и в Европу хлынут новые потоки мигрантов.

Надвигающаяся экологическая катастрофа на Ближнем Востоке (засуха, опустынивание, нехватка воды) и кровавые конфликты за контроль над водными ресурсами могут привести к новому «переселению народов», впервые появится категория «климатических беженцев». Так, аэронаблюдения американского космического агентства НАСА показали, что в период с 1998 по 2012 годы страны Ближнего Востока пережили наиболее жестокую засуху с 12 века. Она стала причиной многих катаклизмов и гражданских войн. В частности, в Сирии в результате засухи был почти полностью уничтожен сельскохозяйственный сектор, сотни тысяч людей перебрались в пригороды Дамаска, Алеппо и Хомса, где сложилась взрывоопасная обстановка. В марте 2011 года это стало одной из причин восстания против баасистского режима в Дамаске.

Несмотря на «упрямые» факты, западновропейские политики продолжают игнорировать демографическую угрозу, исходящую из южного Средиземноморья. Создается впечатление, что ни участившиеся теракты, ни миграционный кризис, ни поднимающий голову исламский радикализм не заставят политическое руководство Евросоюза и основных стран Западной Европы отказаться от идеологических догм «мультикультурализма», политкорректности и толерантности. По негласному правилу, основные средства информации в ЕС предпочитают не говорить о национальности или религиозной принадлежности террористов. Стоит также напомнить, что уже полтора года в газетах и интернет-изданиях Германии и Франции упразднены форумы читателей на все «чувствительные» темы, прежде всего касающиеся беженцев, мусульман и терроризма. В этих условиях выразителями страхов и опасений коренного населения ЕС выступают антиевропейские и праворадикальные партии, которые набирают все больше сторонников.

inosmi.ru

ИСЛАМСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ В ГЕРМАНИИ , Германия, Евросоюз, мигранты, терроризм, Турция, Экспертно-аналитическая сеть PolitRUS

Рождественский теракт в Берлине актуализировал общественную дискуссию о неминуемом росте исламского экстремизма в Германии вследствие политики «открытых границ» для сотен тысяч т.н. беженцев из Африки и стран Ближнего Востока.

Однако сама проблема, связанная с ростом исламизма среди иммигрантов в Германии, возникла не с началом гражданской войны в Сирии, как полагают близорукие интеллигентствующие «псевдо-эксперты».

Своими корнями исламизация в среде иммигрантов уходит в события двадцати-, тридцати-, и даже сорокалетней давности, когда миллионы выходцев из Турции и арабских стран в качестве трудовых иммигрантов со своими семьями оседали в благополучных странах Центральной и Западной Европы.

Ислам — единственная из мировых религий, имеющая тенденцию к экспансии в Европе. К началу XXI века на территории Европы осело более 23 млн иммигрантов–мусульман.

Ислам, ставший по числу верующих второй религией после Христианства, играет все более заметную роль во внутренней и внешней политике европейских стран. Самые многочисленные мусульманские общины образовались во Франции, Германии и Великобритании.

Согласно официальным статистическим данным, еще до т.н. «кризиса с беженцами» в Германии проживало от 3,2 до 3,5 млн мусульман при общем населении 82,6 млн человек. В стране действуют около 2,5 тысяч молельных домов и мечетей, крупнейшие из которых расположены в Берлине, а также во Франкфурте-на-Майне и Мангейме.

Мечети и имамы находятся на прямом содержании отдельных исламских государств и организаций, либо финансируются ими неофициально. Основу мусульманского населения составляют турки (более 2,5 млн), порядка 1 млн из которых уже получило германское гражданство.

Крупные общины также образовали выходцы из Ливана, Марокко, Туниса, Ирана и Афганистана. Мусульманское население в Германии — молодое, так как около 1 млн человек находится в школьном возрасте. При этом примерно половина поступающих в школу детей не говорит должным образом по-немецки.

До недавнего времени германские власти, по их признанию, не имели представления о степени реального влияния исламских союзов на проживающих в стране мусульман. Долгое время в Германии существовал неписаный закон, что мусульмане ведут себя мирно и могут не бояться экстрадиции в страны происхождения.

Провозглашался принцип открытого «мультикультурного общества», приветствовалось параллельное сосуществование представителей разных культур. Немцы также закрывали глаза на происходящее в мусульманских кварталах в силу своего исторического прошлого.

Экономика Германии, как и других западноевропейских стран, в 1940-50-е годы испытывала значительную нехватку рабочих рук в контексте реорганизации рынка труда и существенного сокращения мужского населения в результате Второй мировой войны. В этой связи, руководство ФРГ ввело контрактную сис­тему набора рабочих-иммигрантов, в основном из Турции, чтобы обеспечить экономический рост и процветание страны.

Однако из-за конъюнктурных противоречий многие временные работники становились, по сути, постоянными жителями. Они постепенно перебрались из общежитий в городские рабочие кварталы, геттоизируя их, так как, по мере притока гастарбайтеров, коренное немецкое население эти районы покидало. В этнокультурных анклавах создавалась новая инфраструктура, ориентированная на потребителя-мусульманина.

Компактное проживание способствовало самоизоляции новых этнических меньшинств. Так, например, в турецких кварталах крупных немецких городов часто встречается турецкая национальная символика, ярко выражен турецкий быт.

По оценкам германских правоохранительных органов, в гетто царят патриархальные, клановые нравы, характерные для турецкой глубинки, так как по своему социальному составу «гастарбайтеры» и их семьи изначально принадлежали к наименее образованным слоям турецкого населения, были выходцами из малоразвитых сельских областей, где религиозные традиции были особенно сильны.

За последние 40 лет иностранная рабочая сила позволила немецкой экономике преодолеть конъюнктурные трудности и обеспечить стабильный рост.

Но по признанию ряда германских политиков не следует в этом отношении идеализировать «турецкий вклад». Это связано с тем, что в ходе развития экономических отношений и процесса глобализации мировой экономики, к началу 1980 годов понизилась роль собственно промышленности в пользу сферы услуг, ориентиро­ванной на межперсональную кооперацию.

Крупные германские концерны начали переводить свои производственные мощности в страны с низкими налогами и дешевой рабочей силой. В результате в стране галопирующими темпами стала развиваться безработица. Особенно пострадали турки, так как значительная их часть была занята в сталелитейной промышленности.

На сегодняшний день в силу недостаточного образования, слабой профессиональной подготовки, ограниченного доступа к рынку труда иностранцы вдвое чаще коренных немцев пополняют армию безработных и в шесть раз реже попадают в верхний слой среднего класса.

Согласно данным германского ведомства по трудоустройству, 40% молодых иммигрантов не имеют постоянного рабочего места, а среди турок и марокканцев безработица в четыре раза выше, чем среди коренных немцев.

Актуальные социальные проблемы вынуждают все большее количество молодых выходцев из Турции и арабского мира пополнять ряды этнических преступных группировок или искать ответы на вопросы современности в радикальной форме ислама.

Наиболее проблематичным представляется третье поколение мусульманского населения. Молодые турки и арабы начинают вести себя вызывающе в быту, энергично выдвигая требования о соблюдении традиций ношения мусульманской одежды и обряда жертвоприношения.

Согласно социологическому исследованию, проведенному германской газетой  Süddeutsche Zeitung, например, молодые мусульмане все чаще говорят об «этих немцах», как будто они подразумевают врагов, а 37,5% из них в возрасте 15-21 лет готовы применять грубую физическую силу против неверных.

Уже сейчас в некоторых учебных заведениях крупных германских городов число иностранцев превышает 80%.

Первой школой, посещаемой исключительно детьми иммигрантов, стала берлинская школа им. Эберхарда КЛАЙНА. Последние пятеро немецких учеников покинули ее в конце 2004 года. В целом тенденция «исхода немцев» существенно усложняет процесс интеграции иммигрантов и усиливает ксенофобию среди коренного населения.

По данным германских правоохранительных органов, многие учителя жалуются на то, что девочки из мусульманских семей по желанию родителей не посещают занятия физкультуры и биологии, а также отказываются ездить в культурно-познавательные походы. В прежние времена подобные экскурсии были составной частью педагогического процесса. Даже в государственных начальных школах дети иммигрантов придерживаются жесткого поста в священный для всех мусульман месяц Рамадан.

Ислам все чаще выступает как средство социальной идентификации, давая возможность ощутить себя значимым членом общества. Культивируется гордость за свою национальную и религиозную принадлежность. Чувство социальной неустроенности компенсируется агрессивностью.

Молодые джихадисты-мусульмане ненавидят Запад и полны решимости наложить исламистские табу на западные свободы путем яростных протестов и других форм воздействия, включая, если понадобится, и насилие.

Также отчетливо прослеживается тенденция единения иммигрантов из разных стран в противовес коренному населению. Как отмечают видные ученые, малочисленные народы, которые живут среди более многочисленных, вырабатывают чувство взаимной поддержки или спайки, когда близость общих стереотипов поведения позво­ляет лучше оценить человека и делает его более на­дежным в сотрудничестве.

Так, образуются нацио­нальные группы во многих областях деятельности. В Германии турки часто объединяются с выходцами из арабского мира и даже курдами, если речь идет о строительстве новой мечети или об отстаивании общих прав мусульман в христианской стране.

Поскольку свобода вероисповедания гарантирована Основным законом Германии, мусульмане формально могут свободно отправлять свои культы, носить традиционную одежду и т.п. В стране действует несколько крупных мусульманских организаций.

Самой крупной считается «Турецко-исламский союз во имя религии» —  ДИТИБ (Türkisch-islamische Union der Anstalt für Religion e.V.), объединяющий, по собственным данным, до 72% проживающих в Германии выходцев из Турции.

ДИТИБ действует с 1984 года, ориентируется на практикуемый в Турции вариант государственного ислама и частично финансируется турецким правительством. Многие функционеры, а также имамы официально присланы Анкарой, плохо говорят по-немецки и недостаточно ориентируются в жизни здешней турецкой общины.

Союз провозглашает цель воспитания национального, культурного и религиозного самосознания среди исповедующих ислам турецких иммигрантов, защиты их гражданских прав, а также содействия религиозному просвещению.

Вторым заметным объединением является «Исламский совет Германии» (Rat der Muslime), под эгидой которого действуют около 600 мечетей и 32 организации, насчитывающие в совокупности примерно 200 тысяч членов. В своей повседневной работе Совет поддерживает тесные контакты с рядом партий и неправительственных организаций стран мусульманского мира, прежде всего Турции, Марокко, Афганистана и Пакистана.

Третье влиятельное исламское объединение — «Центральный совет мусульман Германии» (Zentralrat der Muslime), выступающее сейчас в качестве головного органа девятнадцати мусульманских объединений Германии общей численностью до 10 тысяч членов, группирующихся вокруг примерно 500 мечетей.

Еще в феврале 2000 года «Турецко-исламский союз во имя религии» совместно с «Исламским советом Германии» приняли «Исламскую хартию» с требованием к германским властям ввести изучение ислама на немецком языке в рамках школьной программы наравне с постулатами христианства, начать подготовку преподавания ислама и имамов в университетах Германии, добиться проявления уважения к традициям ношения мусульманской одежды.

Необходимо отметить в свете роста численности, а вместе с этим и политического веса новых этнических меньшинств мусульманского вероисповедания, что проблема интеграции иммигрантов в Европе в целом и в Германии в частности долгие годы не обсуждалась.

В последнее время, однако, в германских общественно-политических и научных кругах началась открытая, носящая местами исламофобский характер, дискуссия вышеупомянутой проблематики.

По данным Федерального ведомства по охране Конституции, на территории Германии действуют 28 радикальных исламистских группировок с общей численностью более 32 тысяч человек.

Повышенная активность правоохранительных органов привела к серьезному сокращению оперативных возможностей всевозможных исламистских террористических группировок, в особенности Аль-Каиды*, но в последствии была зафиксирована стремительная децентрализация сетевых структур. Это обстоятельство серьезно затрудняет работу Федерального ведомства по охране Конституции и МВД Германии.

Кроме того, от организаций, не относящихся непосредственно к международным террористическим сетям, а функционирующих на региональном уровне, исходит не меньшая опасность. Большинство из них преследуют цель насильственным путем изменить конституционный строй как в странах происхождения, так и в самой Германии, и установить жесткие порядки в соответствии с законами шариата. Данные группировки относятся к принципу насилия «тактически» и прибегают к нему в зависимости от ситуации.

Значительная часть экстремистских исламистских группировок, участвующих в глобальном «Джихаде» на территории Германии — это небольшие формально независимые друг от друга, локально действующие террористические сетевые структуры — т.н. «неприсоединившиеся моджахеды» (non-aligned-Mujahedin). Они изредка проводят встречи, в основном для обсуждения потенциальных целей (в основном «мягких целей») для терактов — с учетом  своих технических возможностей.

По данным Федерального ведомства по охране Конституции, серьезная угроза для безопасности Германии исходит именно от подобных «неприсоединившихся структур». Они активно занимаются сбором финансовых средств и отправкой добровольцев в Сирию, Ливию, Ирак и Афганистан.

В последнее время, однако, в Европе появляется все большее число террористических групп нового поколения, члены которых, являясь потомками выходцев из мусульманских стран, не обладают собственным опытом, а также не имеют прямых связей с сетями международных террористических организаций.

К наиболее известным террористическим группировкам исламистского толка на территории Германии, относятся: Ансар аль Ислам, Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, ХАМАС, Хизбаллах и ИГИЛ*.

Наряду с этими группировками «неприсоединившихся моджахедов», в Германии действуют вполне легальные мусульманские организации, не преследующие цели военного «глобального джихада», а видящие себя в качестве выразителей интересов большой части проживающих в стране мусульман.

С одной стороны, они стремятся изменить политические условия в странах происхождения, с другой стороны, поступательно отстаивают линию по созданию законным путем исламского общества в самой Германии. Именно эти легально действующие исламистские движения представляют наибольшую опасность для внутренней стабильности германского общества.

Основные усилия этих организаций направлены на просвещение и образование детей и подростков турецкого и арабского происхождения в духе исламских консервативных традиций. При помощи исламских центров и медресе создается исламистская среда, сводящая на нет усилия германских властей по интеграции иностранцев и служащая основой для радикализации проживающих в Германии мусульман.

Самой крупной организацией, «отстаивающей права мусульман», является «Исламское сообщество Милли Герюш»/ИСМГ (Islamische Gesellschaft Milli Görüs), основанное в 1976 году в Кельне и насчитывающее более 26,5 тысячи активистов.

ИСМГ представляет собой филиал запрещенной в Турции «Партии добродетели», стремящейся отменить светские устои турецкого государства, объявить ислам государственной религией и восстановить Османскую империю.

Родоначальником ИСМГ был Неджмеддин ЭРБАКАН, бывший премьер-министр Турции, известный своими экстремистскими взглядами. ИСМГ обладает разветвленной структурой по всей Европе (в Германии работает 15 региональных отделов).

Согласно данным самой организации, она курирует 323 мечети по всей стране. По торжественным случаям осуществляются официальные визиты высокопоставленных партийных функционеров в Германию. Так, например, на важном массовом мероприятии в 2005 году присутствовало более 10 тысяч участников.

Идеологическими рупорами ИСМГ выступают телевизионные каналы «ТВ 5», «Канал 7» и «Турецкое телевидение в Германии», а также ежедневная газета «Милли Газете» и журнал «Акит».

Что касается официальной позиции в отношении внутриполитической обстановки в Германии и межкультурного диалога, то ИСМГ формально выступает «против дискриминации, создания параллельного общества, нетерпимости и насилия».

По выражению партийных функционеров, организация старается взрастить образованную, культурную, глубоко религиозную молодежь, выступающую за национальные и духовные ценности. Основным учебным заведением, курируемым ИСМГ, является «Европейский институт гуманитарных наук» (Institut Europeen des Sciences Humaines).

По мнению экспертов Федерального ведомства по охране Конституции, учебная программа направлена на «арабизацию» и «реисламизацию» молодых людей, желающих жить и работать в Европе.

Для реализации своих политических целей ИСМГ активно наращивает свои финансовые активы, развивая различные сферы предпринимательской деятельности: торговля мебелью и автомобилями, хлебопекарни, сети супермаркетов, адвокатские канторы, туристические фирмы, типографии, издания, скотобойни, консалтинговые и инвестиционные агентства и т.д.

Руководство ИСМГ в лице ее нынешнего лидера Мехмета Сабри ЭРБАКАНА (племянник Неджмеддина ЭРБАКАНА — Прим.) преследует цель мирным путем изменить политический строй в Германии. Организация официально призывает своих сторонников принимать германское гражданство (по данным опросов, до 65% живущих в стране мусульман планирует получить германское гражданство).

«Милли Герюш», однако, не способствует интеграции проживающих в стране турок, а стремится увеличить удельный вес мусульман в германском обществе с последующим созданием своей партии исламистского толка.

«Европейцы думают, что мусульмане прибыли в Европу лишь для того, чтобы деньги заработать. Но у Аллаха совершенно иные намерения», — заявил сам Мехмет Сабри ЭРБАКАН в своей речи от 15 апреля 2001 года.

По его мнению, пока лишь 7% населения Европы исповедуют ислам, но в силу сокращения коренного населения и параллельного увеличения численности мусульман, скоро роль последних заметно увеличится.

«Мы должны принимать гражданство того или иного европейского государства, создавать свои партии и защищать свои интересы. Мусульмане должны стать в Европе тем, чем в США уже давно являются евреи — важнейшей контрольной политической и экономической инстанцией», — призывает лидер движения.

Другой радикальной исламистской организацией, ставящей перед собой цель изменить конституционный строй в Германии, является запрещенная группировка «Братья мусульмане»*, насчитывающая около полутора тысяч активных членов.

Данное объединение было создано в 1928 году в Египте и распространило свою деятельность на все исламские страны, а также на государства, где проживают иммигранты-мусульмане.

Конечной целью организации, являющейся фактически «идеологической материнской организацией» для многих радикальных суннитских группировок, как, например, ХАМАС, представляется установление исламского порядка на основе шариата во всех странах мира. При этом используется стратегия усиленного влияния в религиозной, общественной и политической сферах.

Для распространения своей идеологии используется множество исламистских центров. Крупнейшей такой организацией на территории Германии является «Исламское сообщество в Германии» (Islamische Gemeinschaft in Deutschland), основанное в 1960 году.Самые крупные филиалы этой организации расположены в Мюнхене, Нюрнберге, Штутгарте, Франкфурте-на-Майне, Кеьне и Мюнстере.

Председателем «Исламского сообщества в Германии» является Ибрагим ЭЛЬ-ЗАЯТ, которого в германских СМИ нередко называют «проповедником ненависти» (Haßprediger).

«Я считаю весьма вероятным, что в 2020 году Федеральным канцлером станет родившийся в Германии мусульманин, что в конституционном суде будут сидеть мусульмане. Это наша страна и мы обязаны ее изменить в положительном ключе», — заявил он в одном из интервью.

Это не единичный случай. По мнению радикальных исламистов, европеец — атеист, сионист, социалист, коммунист, империалист и материалист — вечно пьяный и неверный в супружеской жизни.

Ряд германских социологов отмечают тревожную тенденцию. Большое количество новых мечетей, возводимых в Европе, носят название «Фатих», что означает «завоеватель» — в память о султане Мехмеде, который в 1453 году завоевал Константинополь.

Также распространено название «Аясофия», чтобы напомнить о переименовании византийского христианского Собора Святой Софии, построенного еще императором Константином, впоследствии переустроенного в мечеть.

Самыми известными своими «еврофобскими» и человеконенавистническими высказываниями «проповедниками ненависти» считаются кельнский мулла Мухаммад СЕЛИМ и общественный деятель Метин КАПЛАН.

«Сегодня 100 взрослых немцев имеют около 65 детей и 42 внуков. Это означает, что каждый третий немец в следующем поколении умрет бездетным. Хочу ясно выразиться — у немцев нет будущего. Они отворачиваются даже от своей веры», — заявил не так давно Мухаммад СЕЛИМ.

Что касается КАПЛАНА, то германской юстиции после долгих судебных разбирательств все-таки удалось выслать этого так называемого политического беженца в страну происхождения из-за его экстремистской деятельности, где его приговорили к пожизненному заключению.

Он долгое время возглавлял запрещенную группировку «Союз исламских объединений и общин», цель которой заключалась в создании исламистского Халифата на территории Турции.

В частности, ему приписывают подготовку теракта на мавзолей Ататюрка в 1998 году, в котором по случаю национального праздника собралось все руководство страны.

В свете роста исламского радикализма, среди коренных немцев усиливаются антиисламские настроения, участились случаи драк в ночных клубах и дискотеках.

Все больше германских специалистов склонны полагать, что мусульманское меньшинство готовится к нападению на правовое государство, создавая в тишине инфраструктуру разнообразных организаций, охватывающую все стороны общества. Встречающиеся на бытовом уровне проявления неприязни в отношении мусульман носят, как правило, не религиозный, а скорее национальный характер.

На обиходном уровне мусульмане идентифицируются одновременно как представители другой цивилизации и чуждой религии. Происходит слияние национальности (например, турки или арабы), религии (ислам) и политики (экстре­мизм, фундаментализм, терроризм), что часто приводит к ксенофобии.

Большинство религий, напро­тив, не сливаются с терроризмом или даже с этниче­ским или национальным отличием. Некоторые социологи полагают, что атака направлена сейчас не против ис­лама как веры, а против мусульман как людей. Поэто­му более точным термином будет не «исламофобия», а «антимусульманство».

В германских высших политических кругах все чаще говорят о так называемой «немецкой руководящей культуре» (Deutsche Leitkultur). Под этим подразумевается, что иммигрант любого происхождения, живущий в Германии, обязан разделять некий минимум гражданских ценностей, в первую очередь уважение к Основному закону Германии.

Концепция «немецкой руководящей культуры» является противовесом провозглашаемой левыми интеллектуалами безграничной «мультикультурности».

На фоне роста исламизма в Германии набирают популярность национал-популистские и антииммигрантские настроения. Так, в конце 2014 года в Германии возникло общественное движение «Патриотические европейцы против исламизации Запада» (PEGIDA — Patriotische Europäer gegen die Islamisierung des Abendlandes).

В середине октября группа людей решила собраться в центре Дрездена (Саксония), чтобы выразить протест против радикального ислама и наплыва его представителей в Германию. Координация шла через социальные сети, но результат вышел не слишком впечатляющим — что-то порядка трех с половиной сотен человек.

Однако группа решила собираться каждый понедельник, и спустя месяц активистов было уже десять тысяч, потом двадцать, а на последней акции — суммарно — порядка ста тысяч по всей стране.

Требования у PEGIDA умеренные: сократить приток беженцев, но не тех, кто действительно спасается от войн; защитить страну от агрессивного ислама, но не ислама вообще — к обычным мусульманам у PEGIDA претензий нет, что всячески подчеркивается.

Cоциологи фиксируют, что почти 2/3 граждан Германии недовольны миграционной политикой властей, а каждый пятый немец готов участвовать в акции PEGIDA, если она пройдет в его населенном пункте.

Учитывая, что в Бундестаге сейчас вообще не представлены силы с антиимигрантской риторикой, электоральный потенциал движения налицо.

Германское общество все больше поляризуется в вопросе интеграции иммигрантов и толерантного отношения к параллельным обществам радикальных мусульман-джихадистов на фоне роста числа кровавых терактов по всей Европе и не стихающего потока «беженцев» из стран Третьего мира.

Демографические и миграционные процессы в условиях глобализации открывают перспективу дальнейшей «исламизации» Германии и всей Европы.

В этой связи уместно заключение видного германского политолога Хорста АФХЕЛЬДТА, который считает, что у Европы, принимающей столько иммигрантов, сколько она способна интегрировать в свои социальные структуры, намного больше шансов выстроить процветающее и гармоничное будущее, чем у открытого общества, в котором в результате непрекращающегося притока иностранцев все этнические группы начнут испытывать страх друг пред другом и накапливать ненависть и агрессивность.

Александр ЛАПИН, Vespa.

* — террористическая организация, запрещена в РФ.

www.politrus.com


Смотрите также