Нападение германии на польшу


Нападение Германии на Польшу. Вторая мировая война

1 сентября Германия напала на Польшу. Агрессору объявляют войну Великобритания и Франция. Они не ведут активных боевых действий, но к прежнему состоянию возврата нет — начинается Вторая мировая война

Еще в 1938 году германо-польские отношения оставались вполне дружескими. Берлин даже поддержал претензии Варшавы на кусок чехословацкой территории с польским населением. Поучаствовав таким образом в разделе соседней страны, Польша не подозревала, что она у Гитлера на очереди следующая. Все 20 лет независимости Варшава готовилась только к войне с СССР. Сначала Германия хочет вовлечь поляков в «Антикоминтерновский пакт», но они отказываются, боясь стать немецкими сателлитами. Тогда предложено пересмотреть Версальский договор. По нему Данциг (Гданьск) объявлен вольным городом — пора вернуть его в рейх. А «польский коридор» — выход страны к Балтийскому морю — отделил Восточную Пруссию от остальной Германии, и надо проложить там экстерриториальный автобан. Эти требования тоже отклонены, и с марта 1939-го дело явно идет к войне.

6 апреля подписаны «взаимные гарантии» Британии и Польши при нападении на одну из стран. Спустя пять дней Гитлер утверждает подготовленную ранее директиву о будущей войне. 19 мая Франция обязуется оказать Польше военную помощь в случае агрессии и вступить в бой на ее стороне. Германия, как и при захвате Чехословакии, использует «пятую колонну» — свою диаспору: обученные спецслужбами молодые польские «фольксдойчи» (этнические немцы) устраивают диверсии, а пропаганда Геббельса вещает про разгул терроризма. К середине августа Гитлер окончательно убежден: Британия и Франция не вступятся за Польшу. В 20-х числах Берлин стремительно договаривается с Москвой — даже не о «доброжелательном нейтралитете», а о «деятельном сотрудничестве». Но Варшаве об этом неизвестно. Войско Польское целиком развернуто на Запад и удара Красной армии не ждет. 25 августа в Лондоне с поляками заключают полноформатное союзническое соглашение, и Гитлер откладывает наступление, назначенное на следующий день. Но потом решает, что ничего не изменилось, а лишняя неделя позволит вермахту только лучше отмобилизоваться.

Поздно вечером 31 августа в приграничном немецком городке Гляйвице отряд СС инсценирует захват поляками местной радиостанции. В эфир передан призыв к восстанию, по стенам выпущены автоматные очереди, застрелено несколько переодетых в польскую форму заключенных ближайшего концлагеря. Инцидент выдан за повод к войне, которая начинается на рассвете 1 сентября. Немцы атакуют на всем протяжении границы, а также из бывшей Чехословакии, и фронт превышает 1,5 тысячи км. Запланирован «блицкриг», продвижение и вправду молниеносное. Танков у немцев втрое больше, и они мощнее, самолетов больше впятеро. Бронетехника взламывает оборону и при поддержке авиации уходит в прорыв. Поляки защищаются с доблестью обреченных. Кавалерия при минимуме пушек воюет против танков и пехоты сопровождения. Небольшой отряд и служащие польской почты в Данциге 15 часов отбивают атаки на свое здание. Но силы слишком неравны, северная армейская группировка разгромлена уже 5 сентября, а к 15-му организованно сопротивляются только войска, окруженные близ Лодзи и Варшавы. Но в отведенные на «блицкриг» две недели расправиться с противником немцы все же не успевают.

Британия и Франция объявляют войну Германии 3 сентября. Согласно союзническим обязательствам, они должны направить свои ВВС против гитлеровцев в первый же день нашествия на Польшу. Только 7 сентября французская армия переходит границу и движется к немецкой оборонительной «линии Зигфрида». Но много минных волей, и наступление заканчивается, толком не начавшись. 12 сентября во французском городке Абвиль у Ла-Манша премьер Даладье принимает британского премьера Чемберлена. Стороны решают, что «события в Польше не оправдывают дальнейших военных действий».

Зато Красная армия 17 сентября вступает в дело решительно и, почти не встречая отпора, движется по Польше даже быстрее, чем прежде немцы. Вермахт взял в плен 400 тысяч человек, РККА берет до 230 тысяч, стараясь не дать остаткам польских солдат уйти в Румынию и Венгрию.

Германия из доставшихся ей территорий образует земли Данциг — Западная Пруссия и Вартенланд. Расширены Восточная Пруссия, Силезия, и учреждено Генерал-губернаторство с центром в Кракове. Польши снова не стало на карте. Согласно «расовой политике» рейха три миллиона польских евреев с конца 1939-го переселяют в гетто для последующего уничтожения. Истреблению подлежат также цыгане. Уже в 1940 году создадут лагерь смерти Аушвиц (Освенцим). Третьи по бесправности у себя на родине — сами поляки.

Выступая 6 октября 1939-го в рейхстаге по итогам польской кампании, Гитлер предлагает мир Британии и Франции — мол, будем и эту войну считать «локальной», как прошлогодний аншлюс Австрии и захват Чехословакии. Западные державы идею отвергают. 16-17 октября короткими контрударами из-за «линии Зигфрида» вермахт возвращает себе участки, занятые при сентябрьском наступлении французами. Те откатываются назад, за свой оборонительный рубеж — «линию Мажино». На полгода воцаряется почти полная тишина «странной войны». Германия сполна воспользуется передышкой.

Упоминаемые в тексте феномены

Британия и Франция подписывают соглашение о передаче Гитлеру частей Чехословакии, населенных немцами. Но это «умиротворение агрессора» только приблизит войну

Добиваясь реванша за поражение в Первой мировой войне, Гитлер (см. 1933) находит для Германии союзников в будущей Второй мировой. Страны «оси» объявляют о своих агрессивных намерениях и начинают их осуществлять

Накануне неизбежной войны в Европе Сталин выбирает в партнеры СССР гитлеровскую Германию. По секретному приложению к пакту о ненападении две державы делят «сферы влияния» — определяют границы своих захватов. Следующим договором и секретными протоколами к нему стороны уточняют рубежи и обмениваются территориями

Через две с половиной недели после нападения Германии в Польшу вторгается СССР. Москва заявляет, что идет спасать западных украинцев и западных белорусов, и старается не выглядеть союзницей Берлина. Тщательно координируя свои действия, две державы делят расположенную между ними страну в соответствии с секретным протоколом к пакту Молотова-Риббентропа — ровно пополам

На очередном съезде нацистской партии в Нюрнберге Гитлер представляет законы, охраняющие «чистоту германской расы». Главная угроза «загрязнения» исходит от евреев

Устремившись на север и запад европейского континента, фашистская Германия за два с половиной месяца достигает на обоих направлениях пределов своей экспансии

namednibook.ru

Вторая мировая война. 1 сентября 1939 г.

В мировой истории принято считать, что дата начала Второй мировой войны — 1 сентября 1939 года, когда немецкая военщина нанесла свой удар Польше. Следствием этого была её полная оккупация и аннексия части территории другими государствами. В результате Великобритания и Франция заявили о своём вступлении в войну с немцами, чем положили начало созданию Антигитлеровской коалиции. С этих дней Европейский пожар разгорался с неудержимой силой.

Жажда военного реванша

Движущей силой агрессивной политики Германии тридцатых годов было стремление пересмотра европейских границ, установленных в соответствии с Версальским договором 1919 года, юридически закрепившим итоги закончившейся незадолго до этого войны. Как известно, Германия в ходе неудачной для неё военной кампании лишилась целого ряда принадлежавших ей ранее земель. Победа Гитлера на выборах 1933 года во многом объясняется его призывами к военному реваншу и присоединению к Германии всех территорий проживания этнических немцев. Подобная риторика нашла глубокий отклик в сердцах избирателей, и они отдали ему свои голоса.

Прежде чем было совершено нападение на Польшу (1 сентября 1939 года), а точнее за год до этого, Германия совершила аншлюс (присоединение) Австрии и аннексию Судетской области Чехословакии. Чтобы осуществить эти планы и оградить себя от возможного противодействия Польши, Гитлер заключил с ними в 1934 году мирный договор и в течение последующих четырёх лет активно создавал видимость дружеских отношений. Картина резко изменилась после того, как Судеты и значительная часть Чехословакии были насильно присоединены к Рейху. По-новому зазвучали и голоса немецких дипломатов, аккредитованных в польской столице.

Претензии Германии и попытки противостояния ей

До 1 сентября 1939 года основными территориальными претензиями Германии к Польше были, во-первых, её земли, прилегающие к Балтийскому морю и отделяющие Германию от Восточной Пруссии, а во-вторых, Данциг (Гданьск), имевший в то время статус вольного города. В обоих случаях Рейх преследовал не только политические интересы, но и чисто экономические. В связи с этим на правительство Польши оказывалось активное давление со стороны германских дипломатов.

Весной Вермахт захватил ту часть Чехословакии, которая ещё сохраняла свою независимость, после чего стало очевидным, что следующей на очереди будет Польша. Летом в Москве прошли переговоры дипломатов ряда стран. В их задачу входила выработка мер обеспечения европейской безопасности и создание союза, направленного против германской агрессии. Но он не был образован из-за позиции самой Польши. Кроме того, благим намерениям не суждено было осуществиться и по вине остальных участников, каждый из которых вынашивал свои планы.

Следствием этого стал печально известный ныне договор, подписанный Молотовым и Риббентропом. Этот документ гарантировал Гитлеру невмешательство советской стороны в случае его агрессии, и фюрер дал команду к началу военных действий.

Состояние войск к началу войны и провокации на границе

Вторгаясь в пределы Польши, Германия имела значительное преимущество как в количестве личного состава своих войск, так и в их техническом оснащении. Известно, что к этому моменту их Вооружённые силы насчитывали девяносто восемь дивизий, тогда как Польша 1 сентября 1939 года имела их лишь тридцать девять. План захвата польской территории носил кодовое название «Вайс».

Для его реализации немецкому командованию нужен был повод, и в связи с этим службой разведки и контрразведки был осуществлён ряд провокаций, целью которых было свалить вину начала войны на жителей Польши. Сотрудники особого отдела СС, а также уголовники, набранные из различных тюрем Германии, одетые в гражданскую одежду и вооружённые польским оружием, совершили ряд нападений на немецкие объекты, расположенные на всём протяжении границы.

Начало войны: 1 сентября 1939 года

Созданный таким образом повод был достаточно убедителен: защита собственных национальных интересов от посягательства извне. Германия напала на Польшу 1 сентября 1939 года, а вскоре Великобритания и Франция стали участниками событий. Сухопутная линия фронта протянулась на тысячу шестьсот километров, но, кроме этого, немцы использовали свой военный флот.

С первого дня наступления немецкий линкор начал обстрел Данцига, в котором было сосредоточено значительное количество продовольственных запасов. Этот город стал первым завоеванием, которое принесла немцам Вторая мировая война. 1 сентября 1939 года начался его сухопутный штурм. Уже к концу первого дня было объявлено о присоединении Данцига к Рейху.

Нападение на Польшу 1 сентября 1939 года осуществлялось всеми имевшимися в распоряжении Рейха силами. Известно, что почти одновременно были подвергнуты массированной бомбардировке такие города, как Велюнь, Хойниц, Старогард и Быдгош. Наиболее тяжёлому удару подвергся Вилюнь, где погибли в тот день тысяча двести жителей и было разрушено семьдесят пять процентов зданий. Также от фашистских бомб серьёзно пострадали многие другие города.

Результаты начала боевых действий Германии

Согласно с ранее разработанным стратегическим планом, 1 сентября 1939 года началась операция по ликвидации с воздуха польской авиации, базировавшейся на военных аэродромах в разных частях страны. Этим немцы способствовали стремительному продвижению своих наземных сил и лишили поляков возможности осуществлять передислокацию боевых частей по железной дороге, а также завершить начатую незадолго до этого мобилизацию. Считается, что на третий день войны польская авиация была полностью уничтожена.

Немецкие войска развивали наступление в соответствии с планом «блиц криг» — молниеносная война. 1 сентября 1939 года, совершив своё вероломное вторжение, фашисты продвинулись вглубь страны, но на многих направлениях встретили отчаянное сопротивление уступавших им по силам польских частей. Но взаимодействие моторизированных и бронетанковых частей позволило им нанести противнику сокрушительный удар. Их корпуса шли вперёд, преодолевая сопротивление польских частей, разобщённых и лишённых возможности связаться с Главным штабом.

Предательство союзников

В соответствии с заключённым в мае 1939 года соглашением, силы союзников обязаны были с первых дней немецкой агрессии всеми доступными им средствами оказать помощь полякам. Но на деле получилось совсем иное. Действия этих двух армий получили впоследствии название «странной войны». Дело в том, что в день, когда произошло нападение на Польшу (1 сентября 1939 года), главы обеих стран направили германским властям ультиматум с требованием прекратить военные действия. Не получив положительного ответа, французские войска 7 сентября перешли немецкую границу в районе Сааре.

Не встретив никакого сопротивления, они, тем не менее, вместо того чтобы развивать дальнейшее наступление, сочли лучшим для себя не продолжать начатых боевых действий и вернуться на исходные позиции. Англичане же вообще ограничились лишь составлением ультиматума. Таким образом, союзники вероломно предали Польшу, бросив её на произвол судьбы.

Между тем, у современных исследователей сложилось мнение, что таким образом они упустили уникальный шанс остановить фашистскую агрессию и избавить человечество от широкомасштабной многолетней войны. При всей своей военной мощи Германия в тот момент не располагала достаточными силами для ведения войны на три фронта. За это предательство Франция жестоко поплатится на следующий год, когда фашистские части будут маршировать по улицам её столицы.

Первые крупные сражения

Уже через неделю Варшава подверглась ожесточённому натиску противника и оказалась, по сути, отрезанной от основных армейских частей. Её атаковал шестнадцатый танковый корпус Вермахта. С большим трудом защитникам города удалось остановить врага. Началась оборона столицы, продлившаяся до 27 сентября. Последовавшая затем капитуляция спасла её от полного и неминуемого разрушения. За весь предшествующий период немцы предпринимали самые решительные меры по захвату Варшавы: только за один день 19 сентября на неё обрушили 5818 авиабомб, что нанесло колоссальный ущерб уникальным архитектурным памятникам, не говоря уже о людях.

Крупное сражение в те дни произошло на реке Бзуре — одном из притоков Вислы. Две польские армии нанесли сокрушительный удар по частям наступавшей на Варшаву 8-й дивизии Вермахта. В результате этого фашисты были вынуждены перейти к обороне, и только подоспевшее к ним подкрепление, обеспечившее значительный численный перевес, изменило ход сражения. Польские армии не смогли противостоять превосходящим их силам. Около ста тридцати тысяч человек оказались в плену, и лишь немногим удалось выйти из «котла» и прорваться к столице.

Неожиданный поворот событий

Оборонительный план был основан на уверенности в том, что Великобритания и Франция, выполняя союзнические обязательства, примут участие в военных действиях. Предполагалось, что польские войска, отступив на юго-запад страны, образуют мощный оборонительный плацдарм, тогда как Вермахт будет вынужден переместить часть войск на новые рубежи - для войны на два фронта. Но жизнь внесла свои коррективы.

Через несколько дней силы РККА, в соответствии с дополнительным секретным протоколом советско-германского соглашения о ненападении, вступили в пределы Польши. Официальным мотивом этого действия было обеспечение безопасности белорусов, украинцев и евреев, проживавших в восточных районах страны. Однако действительным результатом введения войск стало присоединение к Советскому Союзу ряда польских территорий.

Понимая, что война проиграна, польское верховное командование покинуло страну и дальнейшую координацию действий осуществляло из Румынии, куда иммигрировало, перейдя нелегально границу. Ввиду неизбежности оккупации страны, польские руководители, отдавая предпочтение советским войскам, приказали своим согражданам не оказывать им сопротивления. Это было их ошибкой, совершённой вследствие незнания того, что действия обоих их противников ведутся по заранее скоординированному плану.

Последние крупные сражения поляков

Советские войска усугубили и без того критическое положение поляков. В этот сложный период на долю их солдат выпали два тяжелейших сражения из тех, что были за всё время, прошедшее с тех пор, когда 1 сентября 1939 Германия напала на Польшу. В один ряд с ними можно поставить лишь боевые действия на реке Бзуре. Оба они, с интервалом в несколько дней, имели место в районе города Томашува-Любельского, входящего ныне в Люблинское воеводство.

В боевую задачу поляков входило силами двух армий прорвать немецкий заслон, преграждавший путь на Львов. В результате длительных и кровопролитных боёв польская сторона понесла тяжёлые потери, и в плену у немцев оказались более двадцати тысяч польских военнослужащих. В результате этого Тадеуш Пискора был вынужден объявить о капитуляции возглавляемого им центрального фронта.

Начатое 17 сентября сражение под Тамашувом-Любельским вскоре возобновилось с новой силой. В нём участвовали польские войска Северного фронта, с запада теснимые седьмым армейским корпусом немецкого генерала Леонарда Векера, а с востока - частями РККА, действовавшими с германцами согласно единому плану. Вполне понятно, что ослабленные предыдущими потерями и лишённые связи с общевойсковым руководством, поляки не могли противостоять силам атакующих их союзников.

Начало партизанской войны и создание подпольных групп

К 27 сентября Варшава оказалась полностью в руках немцев, которым удалось на большей части территории полностью подавить сопротивление армейских частей. Однако даже когда вся страна была оккупирована, польское командование не подписало акт о капитуляции. В стране было развёрнуто широкое партизанское движение, возглавляемое кадровыми армейскими офицерами, имевшими необходимые знания и боевой опыт. Кроме того, ещё в период активного сопротивления фашистам польское командование приступило к созданию разветвлённой подпольной организации, именовавшейся «Служба победе Польши».

Результаты польской кампании Вермахта

Нападение на Польшу 1 сентября 1939 года закончилось её поражением и последующим разделом. Гитлер планировал создание из неё марионеточного государства с территорией в границах Царства Польского, входившего с 1815 по 1917 годы в состав России. Но Сталин воспротивился этому плану, так как был ярым противником любого польского государственного образования.

Нападение Германии на Польшу 1939 года и последовавшее затем полное поражение последней дали возможность Советскому Союзу, являвшемуся в те годы союзником Германии, присоединить к своим границам территории площадью 196 000 кв. км и за счёт этого увеличить население на 13 млн чел. Новая граница отделяла районы компактного проживания украинцев и белорусов от участков, исторически заселённых немцами.

Говоря о нападении Германии на Польшу в сентябре 1939 года, следует отметить, что агрессивному немецкому руководству удалось в целом достичь своих планов. В результате военных действий границы Восточной Пруссии продвинулись вплоть до Варшавы. Декретом 1939 года ряд польских воеводств с населением более девяти с половиной миллионов человек вошёл в состав Третьего Рейха.

Формально сохранилась лишь небольшая часть прежнего государства, подчинённая Берлину. Её столицей стал Краков. В течение длительного периода (1 сентября 1939 г. - 2 сентября 1945 г.) Польша практически не имела возможности вести какую-либо самостоятельную политику.

fb.ru

Нападение фашистской Германии на Польшу и развязывание второй мировой войны

Завершая последние приготовления к нападению на Польшу, гитлеровцы продолжали считать, что их план внешнеполитической изоляции Польши удался и что на первых порах война с Польшей не превратится в европейскую или мировую войну. Еще 22 августа 1939 г. английский премьер выражал готовность взять на себя посредничество в германо-польском конфликте. Чемберлен писал Гитлеру, что “Англия готова обсудить широкие проблемы, связанные с будущностью между­народных отношений, в которых заинтересованы как Англия, так и Германия”.

Предложенная Чемберленом процедура разрешения напряженных польско-германских отношений напоми­нала как по форме, так и по существу подготовку но­вого Мюнхена, на сей раз за счет Польши. 25 августа Гитлер вручил английскому послу Гендерсону ответ на письмо Чемберлена, в котором выражал согласие подписать соглашение с Англией только после... раз­решения польского вопроса. С этим ответом Гендерсон вылетел в Лондон для переговоров со своим правительством.

24 августа эти же предложения Геринг вручил своему родственнику, шведскому банкиру Далерусу, который срочно вылетел в Лондон и сообщил их апглийским министрам. На Нюрнбергском процессе Геринг признал, что “речь шла об изыскании способов мирного разрешения вопроса по методу Мюнхена”.

25 августа Гитлер имел также беседу с француз­ским послом Кулопдром, в которой лицемерно заявил, что он не питает вражды к Франции, не желает воевать с Францией из-за Польши и окончательно отказывается от притязаний на Эльзас-Лотарингию. Кулондр в свою очередь убеждал Гитлера, что Франция дает Польше “миролюбивые советы”. “Я верю,— отвечал ему Гит­лер,—в умеренность таких людей, как Бек, но они уже не являются хозяевами положения”.

В эти дни правительства Англии и Франции усили­ли нажим на Польшу, добиваясь, чтобы она послушно выполняла их советы, имеющие своей целью подго­товку нового Мюнхена. Накануне войны особенно ярко сказалась роль Польши как “игрального мяча” в руках империалистических держав. Дипломатические пред­ставители Англии, Фрагщии и США являлись факти­ческими хозяевами в Варшаве и диктовали свою волю правительству Польши. 24 августа Боннэ писал фран­цузскому поверенному в делах в Лондоне, что он на­правил польскому правительству демарш, чтобы оно воздержалось от применения вооруженных сил в слу­чае, если гданьскнй сенат провозгласит присоединение города к Германии. Польское правительство в таком случае должно действовать только дипломатическими средствами.

Учитывая благоприятную международную обста­новку для агрессии, созданную правящими кругами Англии и Франции, которые при содействии правящих кругов США посредством тайного сговора с фашистской

Германией готовили новый империалистический сговор, Гитлер решает нанести молниеносный удар по Польше. Начало наступления, германских вооруженных сил про­тив Польши было назначено на 26 августа. Войскам был отдан приказе начале военных действий в 4 час. 30 мин. Но ряд внешнеполитических соображений заставил гитлеровское правительство отложить нападение на не­сколько дней. Генерал Гудериан, командовавший тан­ковым корпусом в войне с Польшей, в своих мемуарах пишет: “В ночь с 25 на 26 августа наступление было отменено... Почти вышедшие на исходные позиции части мы едва успели отвести назад. Очевидно, дипло­матические переговоры шли полным ходом”. Бывший начальник генерального штаба германской армии гене­рал Гальдер в своем дневнике, не предназначавшемся к печати, еще более полно вскрывает причины отмены нападения на Польшу. “26 августа стало ясным,— пишет он,— что Англия вмешается. Предпринята еще одна попытка воздействия на Муссолини”. И далее:“Фюрер весьма удручен. В 22.30 был дан отбой”.

Позиция Италии, безусловно, сыграла важную роль в этих драматических событиях кануна второй мировой войны. С 19 августа 1939 г. продолжались оживленные германо-итальянские переговоры. Муссолини боялся немедленно вступать в войну в связи с неясной позицией правительств Англии и Франции, а также в связи с военной слабостью Италии. 20 августа 1939 г. италь­янский посол в Берлине прибыл в Рим и проинформи­ровал Муссолини о германских военных планах. 21 августа министерство иностранных дел Италии составило специальную записку о разногласиях, суще­ствующих между правительствами Германии и Италии во взглядах на предстоящую войну. В ней говорилось, что германо-итальянский союз основан на том, что война будет развязана не ранее чем через два-три года. В период заключения союза отмечалось, что вопрос о войне будет обсужден совместно, однако только несколько дней тому назад в Зальцбурге Риббентроп сообщил Чиано, что Германия готова начать войну. В записке выражалось опасение, что в случае вступления Италии в войну англо-французский флот нане­сет по ней свой основной удар. В связи с этим итальянское правительство, поддерживая план локальной гер­мано-польской войны, отказывалось принять участие в европейской войне.

25 августа в 14 час. 20 мин. германский посол в Риме Макензен передал Муссолини личное письмо Гитлера, в котором говорилось, что германским воору­женным силам отдан приказ о начале военных дей­ствий против Польши утром 26 августа. Это письмо вызвало переполох в правительстве фашистской Италии. В письме ни слова не говорилось о позиции Англии и Франции. Но Муссолини понимал, что, несмотря па все ухищрения правительства Чемберлена, Англии не удастся избежать вступления в войну.

В тот же день, 25 августа, Аттолико передал Гитлеру ответное письмо Муссолини. В письме говорилось, что в соответствии с итало-германским договором война должна начаться в 1941/42 г., а сейчас Италия не может вступить в нее, не получив крупных поставок военных материалов из Германии. Письмо Муссолини произвело большое впечатление на Гитлера. И раньше нацистской клике было известно, что Италия представляла наиболее слабое звено фашистской “оси”, но ее отказ поддержать военное выступление Германии мог оказать влияние на поведение Англии и Франции.

Вечером после отмены приказа о наступлении Гитлер направил Муссолини новое письмо в котором спрашивал, какие военные материалы необходимы Италии для того, чтобы она смогла вступить в войну. Утром 26 августа в Берлине была получена ответная нота Италии. В ноте говорилось, что без удовлетворения требований о поставках военных материалов Ита­лия ни в коем случае не сможет вступить в войну.

Итальянское правительство требовало поставить ему 17 млн. т стратегического сырья и военных материа­лов, для перевозки которых понадобилось бы 17 тыс. поездов. Речь шла о поставках 6 млн.т угля, 2 млн.тстали, 7 млн.т нефти, значительного количества молибдена, меди и других стратегических материалов, 150 зенитных батарей с боеприпасами к ним. Когда у Аттолико спросили, в какой период необходимо поставить эти военные материалы, он ответил: “Немед­ленно”. 26 августа в ставке Гитлера обсуждались тре­бования Италии. Гитлеровские генералы не были уве­рены, что в случае удовлетворения требований Италия сможет оказать эффективную военную помощь Германии. К тому же эти требования были не реальны в ус­ловиях, когда Германия сама оказалась перед угрозой войны не только с Польшей, но с Англией и Францией.

Как записал в своем дневнике в эти дни бывший начальник генерального штаба германской армии гене­рал Гальдер, во время заседания в ставке обсуждался вопрос “об усилении Италии. Главнокомандующий (Браухич.—В. Ф.)— нет. Геринг—нет. Требования настолько велики, что мы не можем их принять. Горючее, сталь, 600 стволов для зенитных пушек и т. д. Фюрер хочет еще раз оказать давление на Италию”. Однако, несмотря на то, что итальянские требования были чрезмерно велики, на совещании было принято решение частично их удовлетворить. В письме Гит­лера, отправленном в тот же день, говорилось, что Германия может поставить уголь и сталь, но гитле­ровское правительство отказывалось поставить до на­чала войны 7 млн.т нефти, 150 тыс.т меди. Вместо 150 батарей оно соглашалось поставить только 30 с германской прислугой.

В последующие дни развернулась борьба за Италию между Англией и Францией, с одной стороны, и Гер­манией — с другой. 26 августа английское правитель­ство заявило, что если Италия не вступит в войну, то Англия против нее также не выступит, и что военные мероприятия, проводимые Англией в Средиземном море, не затронут интересов Италии. Видя, что Германии не удастся в данное время вовлечь Италию в войну на своей стороне, Гитлер в новом письме Муссолини 27 августа просил его, чтобы Италия провела ряд де­монстративных мер в Средиземном море, которые мо­гли бы повлиять на поведение Англии и Франции. Гальдер писал в своем дневнике: “26 августа, 23.00, письмо фюрера дуче. Согласен, что Италия не может наступать. До начала враждебных действий следует лишь создавать впечатление возможного вмешатель­ства Италии и сковывать силы. Тогда я разрешу во­прос на Востоке и зимой появлюсь на Западном фронте с силами, не уступающими англо-французским... 28 ав­густа. По имеющимся данным, Италия согласна на предложение фюрера содействовать Германии (сковы­вать, играть роль большого вопросительного знака)”.

Отмена приказа о наступлении против Польши была вызвана и другим обстоятельством. 25 августа совет­ник германского посольства в Лондоне Фриц Гессе сообщил из Лондона о предстоящем подписании польско-английского договора о взаимопомощи, что означало крах надежд Германии на возможность избежать вступления Англии в войну с Германией. Хотя, как отмечал Гальдер, Гитлер в беседе с Гендерсоном 25 ав­густа говорил, что он “не обидится на Англию, если она будет вести мнимую войну”, все же перспектива войны на два фронта не мало беспокоила правительство фашистской Германии.

Под давлением общественного мнения правительство Англии вынуждено было провести ряд мер демонстра­тивного характера. В армию и флот были призваны некоторые контингента резервистов, а затем 26 августа подписано англо-польское соглашение о взаимопо­мощи, переговоры о котором велись с апреля 1939 г. В соглашении говорилось, что если одна из договари­вающихся сторон окажется вовлеченной в военные действия с какой-либо европейской державой в ре­зультате агрессии со стороны последней, то другая договаривающаяся сторона должна немедленно ока­зать ей помощь. Соглашение заключалось сроком на пять лет. К нему был приложен секретный прото­кол, в котором говорилось, что под “европейской дер­жавой” имелась в виду Германия. Однако в этом согла­шении и в секретном приложении к нему отсутствовали какие-либо условия, определяющие меры конкретной помощи, которую Англия должна была оказать Польше. Как до, так и после начала войны не было установлено, как конкретно Англия собиралась помогать Польше. Соглашение с Польшей по-прежнему нужно было анг­лийскому правительству для того, чтобы ввести в за­блуждение английский народ и воздействовать на пра­вительство фашистской Германии.

После подписания соглашения правительство Анг­лии не прекращало переговоров с Германией и вместе с правительством Франции продолжало оказывать дав­ление на Польшу, толкая ее на капитуляцию перед Гитлером. В эти дни к правительствам Германии и Польши с предложениями о посредничестве обрати­лись король Бельгии, папа Пий XII, президент Руз­вельт, премьер-министр Канады Маккензи Кинг. В это же время в Лондоне находился английский посол в Бер­лине мюнхенец Гендерсоп, который привез, туда предложения Гитлера, а также эмиссар Геринга Далерус, прибывший в Англию с той же целью. 28 августа в Берлин возвратился Гендерсон с английским ответом, в котором содержалась рекомендация возобновления прямых германо-польских переговоров. Как пишет в своем дневнике Гальдер, “Гендерсон не спорит с фюрером насчет того, что Данциг вообще не является проблемой. Автострада также не проблема. Коридор: туманно и витиевато выражено, но указано, что, может быть, возможно расселить в коридоре национальные меньшинства (немецкое.— В. Ф.)”.

В беседе с Гендерсоном Гитлер предложил заклю­чить союз между Германией и Англией. Цель этого предложения Гитлера раскрывает Гальдер. В своем дневнике он записал о беседе Гитлера со своими гене­ралами, состоявшейся после встречи с Гендерсоном:

“Фюрер надеется, что ему удастся вогнать клин между Англией, Францией и Польшей”. Гальдер неоднократно повторяет слова Гитлера: “Расколоть!” С этой целью Гитлер и предложил Англии вступить в открытый союз с Германией ценой предательства Польши. Такой союз был нужен Гитлеру только до разгрома Польши, а за­тем наступила бы очередь Франции и Англии. Более детальный ответ на английские предложения Гитлер обещал дать позднее.

28 августа английский посол в Варшаве Кеннард передал Беку ноту английского правительства, в которой последнее настойчиво требовало, чтобы польское правительство ускорило начало непосредственных пере­говоров с Германией. Английское правительство еще раз обещало предоставить Польше “международные гарантии”. В тот же день, 28 августа, Бек направил польским послам в Париже и Лондоне телеграммы, в которых сообщал о согласии польского правительства вести непосредственные переговоры с Германией.

Все эти дипломатические маневры правительств Англии и Франции Гитлер рассматривал как очередной шантаж с их стороны. Как пишет западногерманский историк М. Фрейнд, Гитлер исходил из того, “что Англия и Франция не вмешаются, а ограничатся мор­ской блокадой или экономическими санкциями против Германии”.

Вечером 29 августа Гитлер вручил Гендерсону ответ на английские предложения. Германия в ультиматив­ной форме требовала немедленной передачи ей Гданьска и коридора, Верхней Силезии и присылки в Бер­лин специального польского уполномоченного, облечен­ного чрезвычайными правами. Срок прибытия уполномоченного был назначен на 30 августа. “Остаток Польши,— нагло говорилось в ноте,— едва ли можно будет рассматривать как самостоятельное государство”. Даже такой прожженный мюнхенец, как Гендерсон, охарактеризовал эти германские требования как ультиматум Польше.

Этот ультиматум, требовавший полной капитуля­ции Польши перед фашистской Германией, был вручен Гендерсону 29 августа в 19 час. 15 мин. Английский посол должен был направить его вначале в Лондон, затем с английскими комментариями и советами пере­дать в Варшаву. Польское правительство должно было предоставить своему послу в Берлине чрезвычайные полномочия на ведение переговоров, решавших судьбу Польши, или прислать в Берлин специального уполномоченного. На все эти процедуры правительство фашистской Германии давало 24 часа. Совершенно ясно, что гитлеровцы не хотели получить удовлетво­рительный ответ и предприняли этот шаг, чтобы иметь предлог для развязывания войны против Польши. Пра­вящие круги Англии знали это и, тем не менее, все еще не хотели упустить ни одного шанса для сговора с гит­леровской кликой за счет Польши.

Галифакс, получив этот документ 30 августа, на­правил английскому послу в Варшаву Кеннарду теле­грамму, в которой поручал ему предупредить польское правительство, чтобы оно не отвечало на провокации гитлеровцев на польско-германской границе. В тот же день сразу же после получения в Париже сообщения о германских предложениях Боннэ потребовал от поль­ского посла, чтобы Польша согласилась принять гер­манские предложения.

В ночь с 30 па 31 августа Гендерсон снова посетил Риббентропа для того, чтобы передать ему ответ анг­лийского правительства. Он говорил о согласии англий­ского правительства на ведение германо-польских пере­говоров в ускоренном порядке и о том, что в случае начала таких переговоров правительство Англии “готово оказать воздействие на Варшаву”. Риббентроп отве­тил, что минула уже полночь, а польский уполномо­ченный, который должен был прибыть в течение 24 часов, все еще не прибыл. В связи с этим, заметил гитлеровский министр, английские предложения утратили актуальность. Риббентроп держал себя нагло и отка­зался принять британскую ноту. Затем он скорого­воркой прочел германский ультиматум Польше, со­стоявший из 16 пунктов:

1. “Вольный город Данциг” немедленно возвра­щается Германии.

2. Вопрос о принадлежности польского коридора решается плебисцитом.

Остальные пункты ультиматума касались порядка проведения плебисцита, будущего статута портов Гдыня и Гданьска, а также положения национальных мень­шинств.

Риббентроп отказался дать прочесть Гендерсону, плохо понимавшему по-немецки, этот документ. Он также отказался передать копию ультиматума поль­скому послу. Нет никаких оснований считать, что гит­леровцы всерьез собирались обсуждать с Польшей эти требования. Они были нужны правительству Германии в качестве пропагандистского трюка. Гендерсон сразу же после переговоров с Риббентропом сообщил о не­мецких требованиях к Польше Липскому, признав их приемлемыми, и предложил организовать встречу Рыдз-Смиглы с Герингом. В связи с отсутствием теле­графно-телефонной связи с Варшавой Липский напра­вил советника посольства Любомнрского в Варшаву с сообщением о предложениях, содержавшихся в гер­манском ультиматуме.

Гендерсон ночью сообщил в Лондон свои первые впечатления о германском ультиматуме. Утром 31 ав­густа английский и французский послы в Варшаве, передав польскому правительству германский ульти­матум, потребовали от него положительного ответа. 31 августа в 12 часов правительство Польши сообщило в Лондон о своем согласии на непосредственные пере­говоры с Германией. Бек поручал Липскому немед­ленно связаться с Вейцзекером или Риббентропом и сообщить им об этом. Официальный ответ польское правительство обещало прислать в Берлин в ближайшие часы. Выехать в Берлин Бек категорически отказы­вался. В конце августа 1939 г. он неоднократно заяв­лял, что не желает разделить судьбу Шушнига и Гахи. Только в 18 час. 30 мин. после настойчивых просьб Липский был принят Риббентропом. Беседа продол­жалась несколько минут. Посол передал инструкцию своего правительства. Риббентроп спросил Липского, получил ли он чрезвычайные полномочия своего пра­вительства для ведения переговоров с Германией на предложенных условиях. Лппскпй ответил, что он прибыл как посол, что польское правительство согласно на переговоры с Германией на условиях, переданных ему Англией, и что полномочия на ведение переговоров им скоро будут получены. Риббентроп, грубо оборвав посла, заявил, что он может вести переговоры только с чрезвычайным уполномоченным, а срок прибытия такого уполномоченного из Варшавы истек. На этом он прервал беседу.

31 августа в 21 час по германскому радио было передано официальное коммюнике о последних англо­-германских переговорах. Здесь же приводился текст германского ультиматума Польше (16 пунктов), о ко­торых Риббентроп говорил Гендерсону в ночь с 30 на 31 августа. В этом провокационном сообщении говорилось, что германское правительство в течение двух дней напрасно ждало прибытия польского представи­теля, облеченного чрезвычайными полномочиями; вместо присылки такого представителя Польша ответила моби­лизацией. Гитлеровцы, прикрывая свою агрессию, жа­ловались на провокации и неуступчивость Польши.

В этот момент, когда правительство фашистской Германии лицемерно заявляло о своем стремлении мирно уладить конфликт с Польшей, германские войска уже имели приказ о наступлении. Приказ об отмене на­ступления, отданный Гитлером 25 августа, но успел своевременно дойти до ряда германских частей, и ночь с 25 на 26 августа ознаменовалась крупными конфликтами на германо-польской границе. В районе Каттовиц германские войска захватили железнодорожную станцию и ряд польских населенных пунктов.

Британский посол в Варшаве 26 августа сообщал в Лондон: “Целая серия инцидентов имела место на германской границе. Польский патруль встретил группу немцев в километре от Восточной Пруссии, близ Пелты. Немцы открыли огонь, поляки начали ответный огонь. В результате был убит руководитель, труп которого был возвращен. Немецкие банды пересекли также силезскую границу около Сжигло, дважды у Рыдника и дважды в других местах. Они открывали стрельбу и нападали на таможенные и пограничные посты с пу­леметами и ручными гранатами”.

26 августа главный штаб верховного командования и министерство иностранных дел Германии дали ука­зание об аресте большой группы сотрудников польских консульств в Германии по обвинению в шпионской деятельности. В одном из городов Восточной Пруссии гитлеровцы захватили здание польского консульства. В Гданьске для польских жителей и чиновников были созданы невыносимые условия. Поляки не могли пользоваться Гданьским портом. Гданьскпе власти рекви­зировали склады с товарами польских фирм. Польских железнодорожников арестовывали и избивали. Воору­женные банды СС захватывали здания железнодорож­ных станций. Польским таможенным инспекторам было запрещено выполнять свои обязанности. Была запре­щена также продажа польских газет. Из фашистских отрядов в Гданьске были созданы регулярные части германской армии. Германский линкор “Шлезвиг-Голь-штейн” приблизился к польской укрепленной базе — полуострову Вестерплятте.

Даже польская официальная пресса перестала именовать эти конфликты обычными инцидентами: “ Совер­шенно очевидно, что это заранее подготовленная агрес­сия, совершаемая полувоенными регулярными отря­дами, вооруженными по армейскому образцу... В одном случае действовала регулярная армейская часть”.

Гитлеровская пропаганда получила указание до крайности обострять германо-польские отношения. 27 августа 1939 г. на очередной пресс-конференциив министерстве пропаганды представителям фашистской прессы был сделан упрек за то, что в газетах помещается мало сообщений о военных приготовлениях Польши, о паническом настроении в стране, о внутренних беспорядках, об экономическом хаосе и т. д.

После этой пресс-конференции все немецкие газеты были заполнены аптипольскпмп статьями. Газета “Франкфуртер цайтунг” в статье “Военные приготовле­ния” писала: “Сообщения из пограничных областей и показания польских дезертиров свидетельствуют о том, что Польша готовит нападение на Германию”.

29 августа в газетах “Фелькпшер беобахтер” и “Дейче альгемайне цайтунг” появились статьи о “польском терроре” против немецкого национального меньшинства. Под кричащими заголовками газеты писали о том, что польское правительство больше не в состоянии контро­лировать положение в собственной стране.

Военные приготовления в самой Германии уже нельзя было скрыть. 26 августа были отменены “танненбергские празднества”. 27 августа был отменен съезд фашистской партии в Нюрнберге, назначенный на первые числа сентября 1939 г. С 27 августа военным и военно-морским атташе других держав запрещалось покидать Берлин без специального разрешения. Были закрыты германские аэропорты и запрещены полеты самолетов других стран над территорией Германии.

Как уже отмечалось, к 25 августа было завершено стратегическое сосредоточение и развертывание гер­манских вооруженных сил на польско-германской гра­нице, начатое еще в июне под видом проведения маневров. Гитлеровское командование намеревалось разбить польскую армию путем “молниеносной войны”, в ходе одной кампании, посредством массированного примене­ния мотомеханизированных войск и авиации. Наступле­ние предполагалось начать с севера (Восточная Прус­сия) и юга (Силезия, Словакия) с тем, чтобы исполь­зовать благоприятное начертание польских границ, расчленить, окружить и уничтожить польские войска, расположенные на западе, а затем запять столицу Польши Варшаву и остальную территорию.

Для нападения на Польшу Германия сосредоточила кроме войск ландвера, пограничных частей и словац­кого корпуса 57 дивизий и 2 бригады (в том числе 6 танковых и 8 моторизованных дивизий), насчитываю­щих более 1,5 млн. человек, более 2500 танков и до 2000 боевых самолетов.

Сведения об усиленной подготовке Германии к войне, о мобилизации германских войск были хорошо известны правительствам Польши, Англии, Франции и США.

Но польское правительство, подбадриваемое своими западными союзниками, продолжало благодушество­вать и убеждать народ в отсутствии серьезной угрозы безопасности Польши. Еще 27 августа 1939 г. Бок го­ворил, что “до настоящего времени Гитлер не принял еще решения начать войну... ни в коем случае в бли­жайшее время не произойдет ничего решающего”. Командование польских вооруженных сил продолжало считать, что Германия не нападет на Польшу, а если и может произойти какой-либо конфликт, то только между Гданьском и Польшей. В связи с этим крупная группировка польских войск в последние дни перед войной была введена в гданьский коридор. Только тогда, когда отмобилизованная немецко-фашистская армия стояла уже на польских границах, когда Гданьск фактически был аннексирован гитле­ровской Германией, за двое суток до начала войны польское правительство решило объявить всеобщую мобилизацию. Первым днем мобилизации назначалось 29 августа, 16.00 часов. В этот день заместитель ми­нистра иностранных дел Польши граф Шембек пригласил к себе английского и французского послов и заявил им, что президент дал указание о всеобщей мобилиза­ции. Шембек добавил, что правительство не намерено вводить военного положения.

Здесь с особой яркостью выявилась жалкая роль польского правительства как послушной игрушки импе­риалистических держав. В ответ на заявление графа Шембека английский и французский послы, ссылаясь на ведущиеся англо-германские переговоры, потребо­вали задержать опубликование декрета о мобилизации. Затем послы явились с аналогичным заявлением к Беку. В их присутствии польский министр иностранных дел позвонил начальнику генерального штаба генералу Стахевичу и передал ему требование союзных прави­тельств и свои соображения о необходимости задержать мобилизацию. Генерал Стахевич, а вслед за ним и мар­шал Рыдз-Смиглы приняли требования представителей правительств Англии и Франции. Рыдз-Смиглы отдал приказ отложить начало мобилизации до 11 часов 31 августа. В то время когда происходила беседа Шембека с послами, в Варшаве уже приступили к расклейке манифеста о мобилизации, но затем стали срывать его.

Опоздание со всеобщей мобилизацией имело тяже­лые последствия для Польши. Она и без того непро­стительно запаздывала с мобилизацией. Сейчас же в связи с “советом” своих союзников это опоздание становилось роковым. В итоге германская агрессия застигла Польшу врасплох. Польским резервистам пришлось собираться на призывные пункты уже под ударами немоцко-фашистской авиации. В связи с опозданием мобилизации значительная часть польских воору­женных сил вовсе не смогла принять участия в боях против немецко-фашистских войск.

Для того чтобы создать пропагандистский повод для нападения на Польшу, гитлеровцы осуществили еще одну кровавую провокацию, условно названную ими “Операция Гиммлер”. На совещании в ставке 22 августа 1939 г. Гитлер говорил своим генералам: “Я дам пропагандистский повод для начала войны. Неважно, будет ли он правдоподобным или нет. Побе­дителя потом не будут спрашивать, говорил ли он правду”. Еще в середине августа 1939 г. по личному приказу Гитлера начальник германской контрразведки адмирал Канарис изъял из концентрационных лагерей группу заключенных, знавших польский язык. В ночь с 31 августа на 1 сентября группа эсэсовцев, среди которых находились эти политзаключенные, одетые в польскую военную форму иснабженные польскими воинскими документами и оружием, инсценировала “нападение” на радиостанцию в Глейвице (Верхняя Силезия). В помещении радиостанции перед включен­ным микрофоном было произведено несколько револьверных выстрелов и сделаны выкрики на польском языке. Затем эсэсовцы убили политзаключенных (позже гитлеровцы расстреляли эсэсовцев, прини­мавших участие в этой провокации).

1 сентября во всех германских газетах было опуб­ликовано сенсационное сообщение германского инфор­мационного бюро. “Сегодня, говорилось в нем,— около 8 часов вечера поляки напали и захватили радио­станцию в Глейвице...”. В дополнительном сообщении говорилось, что “пограничные войска вступили в бои с польскими захватчиками.

Это и был тот пропагандистский повод для начала войны, который искал Гитлер и о котором он говорил своим генералам на совещании в ставке 22 августа 1939 г. Однако, не желая давать правительствам Англии и Франции повода для объявления войны Германии, министерство пропаганды еще 31 августа дало указание германской прессе, что 1 сентября 1939 г. в газетах не должно быть опубликовано ни одной заметки, в ко­торой содержалось бы слово война. Гитлеровская про­паганда изображала военные действия против Польши в качестве “ответной” меры германского правитель­ства на польские провокации.

В действительности нападение фашистской Герма­нии на Польшу было произведено согласно тщательно разработанному плану. 31 августа, в то время когда правительство Германии давало заверения о стремле­нии мирно разрешить конфликт с Польшей, войска имели уже приказ о начале наступления. В этот день начальник генерального штаба немецкой армии гене­рал Гальдер записал в своем дневнике: “31.VIII.39. 6-й день мобилизации. 6.30 — Хаузер привез весть о том, что из рейхсканцелярии дан приказ выступить 1.IX...

11.30 — выступления западных держав, по-види­мому, избежать нельзя, несмотря на это, фюрер принял решение наступать...

16.00 – Канарис сообщил, что Липский делал попытку установить связь с Гитлером… фюрер не хочет его принимать… В Данциге вся полнота власти передана военным властям”.

В это время войска уже имели приказ о наступленнии. 31 августа 1939 г. Гитлер издал “Дерективу №1 о ведении войны”. В ней говорилось: “Нападение на Польшу должно быть проведено в соответствии с приготовлениями, сделанными по “Белому плану”, учитывая изменения, которые произошли в результате почти полностью завершонного стратегического развёртывания сухопутных сил”. Что касается военных действий на Западе, то, как свидетельствует деректива, Гитлер всячески стремился отсрочить их до разгрома вооруженных сил Польши. Нападение на Польшу предполагалось совершить 1 сентября 1939 г. в 4 час. 45 мин.

Утром 1 сентября 1939 г. немецко-фашистские войска перешли польско-германскую границу на всем ее протяжении и вторглись на территорию Польши. Ещё вечером 31 августа заместитель польского генерального комиссара в Гданьске телеграфировал Беку, что “германские регулярные воиска перешли гданьскую государственную границу со стороны Восточной Пруссии”. Утром 1 сентября польское военное министерство получило телеграмму из Гдыни, в которой сообщалось: “ В 4 час. 45 мин. 1 сентября военный корабль “Шлезвиг-Гольштейн” начал интенсивную бомбандировку Вестерплятте. Бомбандировка продолжается”. Одновременно сотни германских самолетов подвергали варварской бомбардировке Варшаву, Каттовицы, Краков и другие польские города.

Утром 1 сентября Ферстер издал “закон” о присоединении Гданьска к фашистской Германии. В тот же день в Берлине фашистский рейхстаг на черезвычайном заседании вынес решение о включении Гданьска в состав Германской империи. Так началась вторая мировая война.

До последних дней польское правительство, надеяв­шееся на помощь своих западных союзников, утвер­ждало, что фашистская Германия не рискнет напасть на Польшу, а все военные приготовления гитлеровцев расценивало как шантаж. Только 31 августа, как уже упоминалось, за несколько часов до начала войны в Польше была объявлена всеобщая мобилизация и введено угрожающее положение. Однако запоздалые и явно недостаточные меры, предпринятые польским правительством, не могли наверстать упущенного.

Фашистская Германия смогла бросить против Польши почти все свои вооруженные силы. Она не опасалась за свой тыл на Западе. В связи с этим германская армия превосходила польскую: по личному составу — в 1,5 раза, по танкам — почти в 3 раза, по авиации — в 2 раза. Кроме того, польские дивизии значительно уступали немецким по количеству и особенно по качеству вооружения.

Как заявил на Нюрнбергском процессе генерал Иодль, “до 1939 г. мы были в состоянии разбить Поль­шу. Но мы никогда, ни в 1938г., ни в 1939г., не были, собственно, в состоянии выдержать концентрирован­ный удар всех этих стран. И если мы еще в 1939 г. не потерпели поражения, то это только потому, что при­мерно 110 французских и английских дивизий, стояв­ших во время нашей войны с Польшей на Западе против 23 германских дивизий, оставались совершенно бездеятельными”.

В начале сентября 1939 г. для Англии и Франции создалась благоприятная обстановка для нанесения удара по фашистской Германии. Основные вооруженные силы и почти весь воздушный германский флот были направлены против Польши. Но ведение настоящей вой­ны не входило в планы англо-французских мюнхенцев. Они стремились осуществить свой старый замысел — столкнуть Германию и Советский Союз на террито­рии Польши.

Правительство фашистской Германии, развязав агрессию против Польши, пыталось посредством ряда дипломатических маневров задержать вступление в вой­ну западных держав до завершения разгрома Польши. С этой целью в Лондон снова был направлен эмиссар Геринга Далерус. 2 сентября 1939 г., т. е. уже в то время, когда германские войска вторглись далеко на тер­риторию Польши, Риббентроп по телефону поручил советнику германского посольства в Лондоне по вопро­сам печати Фрицу Гессе немедленно связаться с совет­ником Чемберлена Горацием Вильсоном и передать британскому кабинету от имени Гитлера предложение, сводившееся к тому, что Германия готова прекратить военные действия в случае, если Англия гарантирует передачу ей Гданьска и коридора. Но Гораций Виль­сон ответил, что английское правительство не может вести переговоры с Германией, пока не будет восстанов­лен statusquo на польской границе.

В связи с перспективой развязывания мировой войны снова большое беспокойство проявляло прави­тельство фашистской Италии. 31 августа Чиано через французского посла в Риме сообщил правительствам Англии и Франции о согласии Италии на посредничество в переговорах с фашистской Германией. 2 сентября итальянский посол в Берлине Аттолико передал Гит­леру письмо Муссолини, в котором он с согласия пра­вительств Англии и Франции выступал в роли посред­ника. Он предлагал созвать конференцию пяти дер­жав: Германии, Италии, Франции, Англии и Польши. Это была идея нового Мюнхена. 3 сентября Гитлер отве­тил, что не намерен прекращать военных действий, по­скольку военными средствами он рассчитывает достичь значительно большего, чем посредством переговоров.

Обострившиеся империалистические противоречия между двумя группировками капиталистических держав уже не могли более разрешаться посредством частич­ных уступок и компромиссов. Алчные немецко-фашистские империалисты претендовали не только на терри­торию Польши, но и на владения своих основных сопер­ников — Англии и Франции, которые стояли на пути их устремлений к мировому господству. 3 сентября Англия, а за ней Франция объявили войну Германии. Начавшаяся война со стороны обеих группировок держав носила империалистический характер. Герман­ский империализм, как и в 1914 г., выступил ее глав­ным зачинщиком.

Немецкие коммунисты и примыкающие к ним груп­пы населения вели героическую борьбу против фашизма и его агрессивной политики, против развязывания войны. В этой борьбе погибли тысячи лучших сынов и дочерей немецкого народа, сотни тысяч антифаши­стов были заключены в каторжные тюрьмы и концен­трационные лагеря.

Однако компартия Германии, несмотря на герои­ческую борьбу в 1933—1939 гг., не смогла организо­вать массовых выступлений трудящихся, которые помешали бы гитлеровцам развязать мировую войну. Одной из важнейших причин, ослабивших деятель­ность компартии, являлся массовый фашистский тер­рор. Гитлеровцам удалось раскрыть и разгромить многие организации коммунистической партии и этим значительно ослабить ее ряды.

Ответственность, за то, что трудящиеся Германии оказались не в силах помешать нсмецко-фашистским империалистам развязать вторую мировую войну, несет правое руководство социал-демократической пар­тии, которое своими раскольническими действиями помешало установлению единого рабочего и анти­фашистского фронта.

Гитлеровцы также широко использовали социаль­ную демагогию. Как отмечал Вальтер Ульбрихт, фа­шизм “давал части трудящихся крошки хлеба со стола яств и ценностей, похищенных путем разграбле­ния других стран, чтобы сделать рабочий класс покор­ным для осуществления своей внешней политики”. Гитлеровцам удалось отравить сознание значительной части немецкого народа ядом шовинизма и национа­лизма.

Большую помощь в укреплении позиций фашистской Германии сыграли благоприятно складывающаяся в результате мюнхенской политики западных держав международная обстановка и политическая и финансовая помощь международной финансовой олигархии.

Эти обстоятельства и привели к тому, что, несмотря на самоотверженность коммунистов, на поддержку их борьбы рядовыми членами социал-демократической пар­тии, рабочими-католиками и другими антифашистами, рабочий класс не смог свергнуть господство фашизма и помешать германским империалистам развязать миро­вую войну.

Вооруженная борьба со стороны народов — жертв гитлеровской агрессии, героически отстаивавших честь и независимость своих стран, носила справедливый, освободительный характер. С самого начала второй мировой войны антифашистское освободительное дви­жение Сопротивления, развернувшееся в Германии и в оккупированных гитлеровцами странах, имело большое значение. Оно сыграло важную роль в победе свободолюбивых народов мира во главе с Советским Союзом над немецко-фашистскими империалистами и их союзниками по разбойничьему блоку.

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru

mirznanii.com

Начало 2-й мировой войны. Нападение Германии на Польшу.

В ночь с 31 августа на 1 сентября, когда все мероприятия по вторжению в Польшу были проведены и войска ожидали назначенного часа для перехода границы, была проведена спецоперация "Гиммлер" по захвату радиостанции в пограничном германском городе Глейвиц. Выполняли её группа эсэсовцев и заключенных, изъятых из концлагерей и знавших польский язык, переодетые в форму польских солдат и офицеров и вооруженые. Они напали на радиостанцию в Глейвице и захватили ее. В помещении, перед включенным микрофоном, было сделано несколько выстрелов и произнесены фразы на польском языке. Эту провокацию радио и газеты Германии преподнесли как акт не спровоцированного нападения поляков, вызвавшего немедленные ответные действия вермахта. Для непосвященных в военных вопросах обывателей, не подозревавших, что войска на границе сосредотачиваются заранее и для этого требуются не часы, а недели, сообщения информационных служб Германии звучало вполне убедительно и начало войны воспринималось оправданным. По соображениям безопасности все участники нападения на радиостанцию были в последующем уничтожены.

Судьба Польши была предрешена еще весной. Планом германского верховного командования предусматривался разгром армии Польши в течение одной краткосрочной компании, путем нанесения внезапного удара крупными силами с широким использованием танков и авиации. Силы вторжения включали пять армий, сведенных в две группы армий.

Всего в составе двух групп армий имелось 62 дивизии, в том числе 7 танковых и 4 моторизованных. В нападении на Польшу участвовало 1,6 млн. человек, 2800 танков, 2000 самолётов, свыше 100 кораблей, в войсках имелось 6000 орудий и минометов. В группе армий "Север" насчитывалось 630 тыс. человек, в том числе в 3-й армии - 320 тыс., 4-й армии - 230 тыс. В группе армий "Юг" имелось 886 тыс. человек: в 8-й армии - 180 тыс., 10-й армии - 300 тыс., 14-й армии - 210 тыс.30

Этим силам Германии противостояли шесть польских армий: "Модлин", "Поможе", "Познань", "Лодзь", "Краков", "Карпаты", развернутые на границе с Германией и одна армия "Прусы" - в тылу; две оперативные группы: "Нарев", "Вышкув" и группа "Пискор". В их составе имелось 39 дивизий, 16 кавалерийских, 2 бронемоторизованные и 3 горнострелковые бригады. В составе польских войск имелось около I млн. человек, 870 танков и танкеток, 4300 орудий, 407 самолетов и 13 военных кораблей31.

Германская армия была отмобилизована, а в Польше мобилизация, объявленная за несколько часов до начала войны, была сорвана быстрым продвижением врага и непрерывными ударами с воздуха.

Пять немецких армий утром I сентября 1939 г. с севера, запада и юга внезапно вторглись на территорию Польши и начали стремительно двигаться к центру страны. Быстрому их продвижению способствовало отсутствие на этих направлениях прочных оборонительных линий и укреплений, так как правители Польши сооружали их на востоке, готовясь к войне с Советским Союзом. Склады же вооружения с учетом этого располагались на западе и были быстро захвачены немецкими войсками.

1 сентября, когда стало известно о вторжении немецко-фашистских войск в Польшу, Англия в соответствии со своими обязательствами послало германскому правительству ультиматум, в котором потребовало: "если германское правительство, не даст правительству Его Величества удовлетворительных заверений в том, что оно прекра-тит всякие агрессивные действия против Польши и готово незамедлительно отвести свои войска с польской территории, то правительство Его Величества в Соединенном Королевстве без колебаний выполнит свои обязательства по отношению к Польше"32.

К 3 сентября никакого ответа не последовало и в 9 часов Риббентропу был вручен второй ультиматум, который предусматривал, что если к 11 часам германское правительство не даст удовлетворительных заверений, то с этого часа между двумя странами войдет в силу состояние войны. Ответа не последовало и между Англией и Германией началась война. В этот же день французское правительство сделало заявление Германии о том, что с 17 часов 3 сентября Франция выполнит свои обязательства в отношении Польши. Таким образом, все призывы к миру оказались тщетными и пожар второй мировой войны начал разгораться, постепенно охватывая все больше государств.

3 сентября Муссолини предпринял попытку приостановить войну и послал на имя Гитлера и Риббентропа телеграмму следующего содержания:

"Конечно, оставляя решение в руках фюрера, Италия сообщает, что она еще имеет возможность созвать конференцию с участием Франции, Англии и Польши на следующий основе: 1) Перемирие, которое оставит армейские корпуса там, где они сейчас находятся; 2) Созыв конференции в течение двух-трех дней; 3) Решение польско-германского спора, которое при нынешнем положении, несомненно, будет благоприятствовать Германии. Эта идея, которая исходит от дуче, особенно поддерживается Францией. Данциг уже является немецким, Германия уже заняла позиции, которые обеспечивают большинство ее требований. Кроме того, Германия уже получила "моральное удовлетворение". Если Германия примет план о созыве конференции, то она достигнет всех своих целей и в то же время предотвратит войну, которая уже сегодня принимает характер мировой и чрезвычайно продолжительной"33.

Эти предложения Муссолини создавали для Германии очень выгодные условия, но они противоречили глубинным стремлениям Гитлера к мировому господству и он ответил следующее:

"Дуче, я, во-первых, хочу поблагодарить вас за вашу последнюю попытку посредничества. Я был бы готов принять ваши предложения, но только при условии, что будет возможность получить некоторую гарантию того, что конференция будет успешной. В течение последних двух дней германские войска чрезвычайно быстро продвигаются в Польше. Было бы невозможно свести на нет путем дипломатических интриг те жертвы, которые принесены. Однако я считаю, что можно было бы найти выход, если бы Англия не была полна решимости начать войну при любых обстоятельствах. Я не уступлю англичанам потому, дуче, что я не верю, что можно было бы сохранить мир больше, чем на полгода или год. При этих обстоятельствах я счел, что, несмотря на все, нынешний момент представляет более благоприятные возможности для сопротивления. В настоящее время превосходство германских вооруженных сил в Польше является таким огромным во всех областях, что польская ар-мия будет разбита в скором времени. Я сомневаюсь, чтобы этот быстрый успех мог быть достигнут через год или два. Англия и Франция вооружили бы своих союзников настолько, что подавляющее техническое превосходство германских вооруженных сил не было бы столь очевидным. Я понимаю, дуче, что я вступаю в борьбу не на жизнь, а на смерть. Моя собственная судьба не имеет никакого значения, но я также знаю, что нельзя вечно избегать такой борьбы и нужно после холодного расчета выбрать момент для сопротивления с тем, чтобы обеспечить успех. Я твердо верю в этот успех, дуче. Недавно вы любезно заверили меня в том, что вы сможете мне помочь в некоторых областях. Я заранее искренне благодарю вас за это, но я также считаю, что даже если мы идем сейчас по различным путям, судьба, в конце концов, соединит нас. Если национал-социалистическая Германия была бы уничтожена западными демократиями, то фашистская Италия также окажется перед лицом опасности. Лично я всегда чувствовал это единство наших двух правительств..."34.

Письмо Гитлера Муссолини полностью раскрывает его планы и причины начавшейся войны. Из письма видно, что Гитлера не беспокоили судьбы мира и народов, в том числе своих собственных граждан. Ввергая государства планеты в пучину длительной истребительной войны, он стремился к реализации своих планов, поэтому переговоры для мирного решения конфликта, когда немецкие войска успешно наступали, его не устраивали.

В это время польская армия "Поможе", находящаяся в коридоре, была полностью окружена и ее участь должна решиться в ближайшее время. На других направлениях германские войска стремительно продвигались вперед, в воздухе господствовала немецкая авиация.

Силы в польско-германской войне были неравными. Немецко-фашистские войска в течение первой недели прорвались на многих участках далеко в глубь страны. Начавшийся в первые дни войны отход польских войск быстро превратился в беспорядочное отступление. В ставке верховного командования из-за военных неудач царил полный хаос. Германские войска двигались к центру страны с севера, северо-запада и юго-запада, постепенно замыкая польскую армию в огромный котел.

Правительство Польши, видя безвыходность положения, оставило народ и бежало 16 сентября в Румынию. Однако польские патриоты продолжали сражаться. Многие солдаты и офицеры, целые воинские части в эти тяжелые дни проявили величайшую стойкость и мужество. Особый героизм проявили защитники Варшавы, которые с 8 сентября вели бои в окружении, в условиях подавляющего превосходства врага на земле и в воздухе. Только 27 сентября Варшава капитулировала.

Англия и Франция, объявив войну Германии, не оказали реальной помощи Польше в эти трудные дни. Руководство этих стран невозмутимо взирало, как немецко-фашистские войска, использовав ряд благоприятных обстоятельств и имея подавляющее превосходство в танках и самолетах, громили армии и оперативные группы их союзника. В то же время, с использованием своих вооруженных сил, могли пресечь начавшуюся агрессию, а возможно и вторую мировую войну.

Возможности Англии и Франции по пресечению агрессии Германии состояли в том, что они вместе с Польшей в начале сентября 1939 г. имели 172 дивизии, около 4000 танков, более 7600 самолетов, до 36000 орудий и минометов. Германия в то время имела 103 дивизии, 3200 танков, более 4000 самолетов и 26000 орудий и минометов. Помимо меньшего количества сил Германия вела войну на два фронта. Основные силы она сосредоточила против Польши, а против Англии и Франции имела группу армий "Запад" под командованием генерал-полковника Риттера фон Лееба, которая имела в своем распоряжении 8 кадровых и 25 резервных и ландверовских дивизий. Последние еще нужно было отмобилизовать. Танковых соединений группа армий "Запад" не имела. В ее составе имелось 800 самолетов, количество которых предполагалось увеличить в случае начала активных боевых действий, переброской с Востока.

Из наличных сил и сложившейся обстановки видно, что решительный удар союзников на западе, мог коренным образом изменить ход войны в их пользу. В этой связи Йодль сказал: "Если мы еще в 1939 г. не потерпели поражения, то это только потому, что примерно 110 французских и английских дивизий, стоявших во время нашей войны с Польшей на Западе против 23 германских дивизий, оставались совершенно бездеятельными".

Начальник штаба оперативного руководства верховного главнокомандования вермахта генерал Йодль привел убедительные данные опасного положения Германии, когда ее соединения вели бои в глубине территории Польши. Но союзники этим не воспользовались и немецкие танковые клинья, продолжая рвать на части польские войска, быстрыми темпами двигались к восточной границе Польши.

Советский Союз в сложившихся условиях не мог безучастно наблюдать за тем, как будет складываться судьба 6 млн. украинцев и свыше 3 млн. белоруссов, проживавших в восточных районах Польши, которые он уступил ей в 1921 г. по Рижскому мирному договору. Но в это время шли бои с войсками Японии на Халхин-Голе. Только после 15 сентября, освободившись от угрозы большой войны на востоке, Советский Союз мог предпринять военные действия на западе. Главное командование Красной Армии получило распоряжение: 17 сентября подготовленными войсками двух созданных фронтов перейти границу Польши и взять под защиту западных украинцев и западных белорусов.

Встреча наступающих немецких армий с советскими войсками в восточных районах Польши верховным командованием Германии не планировалась, хотя предположения на этот счет были. Начальник гене-рального штаба сухопутных войск Гальдер, например, в своем служебном дневнике 31 августа перед нападением на Польшу записал: "Россия производит известные переброски войска. (Состояние боевой готовности по тревоге!) Не исключено, что русские выступят, если наши войска будут успешно продвигаться вперед"35. Но началась война, шло успешное наступление немецких войск, а русские границу не переходили и командование вермахта успокоилось. И вот пришло сообщение о вступлении Красной Армии в Польшу. Как поступить? Нача-лись совещания высшего руководства Германии.

Бывший гитлеровский генерал Фомин в своей книге описал ход совещания высших германских и военных деятелей ранним утром 17 сентября. "Участники совещания, - пишет он, - были крайне раздосадованы тем, что предпринятые Советским правительством меры могут помешать осуществлению задуманного ими плана, предусматривающего выход к границам СССР. Они обсуждали вопрос, не следует ли немедленно напасть на Советский Союз".

Но условия для нападения на СССР были крайне неблагоприятные. Войска Германии уже более двух недель вели непрерывные боевые действия, наступали в высоком темпе, были утомлены и рассредоточены на обширной территории Польши. Запасы боеприпасов и горючего, подготовленные на непродолжительную компанию, были на исходе. Рассредоточенные войска трудно было быстро сконцентрировать в нужных районах и построить в боевые порядки для удара по свежим армиям нового противника. Плана ведения этой войны не было. Погодные условия глубокой осени и близость зимы затрудняли ведение широкомасштабных боевых действий с использованием танков и авиации. Ведение войны на два фронта на западе против Англии и Франции и на востоке против такого мощного государства как Советский Союз не сулило успеха. Памятен был печальный опыт первой мировой войны.

В сложившихся условиях участникам совещания пришлось смириться с потерей значительной территории восточной Польши и согласиться с предложенным Советским правительством вариантом мирного решения возникшего конфликта. Немецким войскам в этот же день был дан приказ "остановиться на линии Сколе - Львов - Владимир-Волынский - Брест - Белосток"36.

20 сентября генеральный штаб сухопутных войск получил указание Йодля: "Действовать совместно с русскими. Немедленное совместное урегулирование разногласий на месте. Если русские настаивают на территориальных требованиях, мы очистим территорию..."37

На следующий день между СССР и Германией было подписано соглашение о демаркационной линии. За эту линию войска должны были отойти к исходу 3 октября 1939 г. Указание Гитлера об эвакуации немецких войск из занятых ими районов за намеченную линию Гальдер оценил как "День позора немецкого политического руководства"38. Он ничего из захваченного не хотел отдавать, но условия этому не благоприятствовали.

В побежденной Польше нацисты установили Генерал-губернаторство. Генерал-губернатором оккупированных польских областей был назначен доктор Франк, а его заместителем - доктор Зейсс-Инкварт. О принципах управления в оккупированных областях Польши Франк в дневнике записал: "Генерал-губернаторство с точки зрения государственной и народно-правовой в качестве придатка великогерманской империи является составной частью территории, на которую распространяется власть Великой Германии в Европе. Суверенитет над этой территорией принадлежит фюреру великогерманской империи и от его имени осуществляется генерал-губернатором, который в качестве заместителя фюрера, объединяет все его права"39.

Об отношении нацистов к польскому народу и его правовое положение определил Гитлер в беседе на своей квартире 2 октября 1940 г., на которой присутствовали Франк и Борман, последний и записал ее содержание.

В ходе беседы Франк сообщил о положении в Генерал-губернаторстве. После этого Гитлер определил основные положения политики в Польше. "Фюрер подчеркнул далее, что поляки, в противоположность нашим немецким рабочим, рождены специально для тяжелой работы; на-шим немецким рабочим мы должны предоставить все возможности выдвижения, в отношении поляков об этом не может быть и речи. Нужно даже, чтобы жизненный уровень в Польше был низким и повышать его не следует... Генерал-губернаторство не должно ни в коем случае являться замкнутой и однородной экономической областью, оно не должно самостоятельно полностью или частично производить для него промышленные изделия. Генерал-губернаторство является нашим источником рабочей силы для неквалифицированных работ (производство кирпича, строительство дорог и т.д. и т. п. ). Нельзя, подчеркнул фюрер, вложить в славянина ничего другого, кроме того, что он собой представляет по природе...

Фюрер подчеркнул еще раз, что для поляков должен существовать только один господин - немец; два господина, один возле другого, не могут и не должны существовать; поэтому должны быть уничтожены все представители польской интеллигенции. Это звучит жестоко, но таков жизненный закон"40.

gm-vicsv.narod.ru

5. Нападение Германии на Польшу.

15 июня 1939 года Германия закончила разработку своих планов по нападению на Польшу. План получил кодовое обозначение "Fall Weiss", и предполагал уничтожение польской армии ещё до того, как она полностью отмобилизуется. Вечером 31 августа подразделение германского Sicherheitsdeinst (SD), переодевшись в польскую военную форму, захватило радиостанцию. Ими было организовано антигерманское выступление в эфире на польском языке. Затем на месте операции были оставлены трупы заключённых концлагеря, переодетых в польскую военную униформу, чтобы всё выглядело так, как будто Польша осуществила акт агрессии против Германии. В ответ на "агрессию", в ранние часы 1 сентября 1939 года, Германия вторглась в пределы Польши. Ключом к успеху операции были танковые дивизии, прорывавшие польские порядки и вырывавшиеся на оперативный простор. Их успешное продвижение, в свою очередь, было плотно прикрыто с воздуха. Так в Польше обкатывалась новая тактика ведения войны - Blitzkrieg, которая позволила Германии одерживать одну победу за другой в течение первых двух лет войны. И она полностью себя оправдала и в Польше.

Франция вступает в войну.После того, как Франция отвела свои войска на исходные рубежи, западные репортёры прозвали период между объявлением войны Германии и вторжением Германии во Францию "Странной войной" . После потери нескольких миллионов в Первой Мировой Войне, народ Франции и их военные лидеры не собирались больше брать на себя задачу вести наступательную войну против такого сильного противника как Германия. Вместо этого, все ресурсы были направлены на создание оборонительных сооружений, а военные планы разрабатывались, исходя из оборонительной стратегии. Франция надеялась, что в случае атаки Германии, оборонительные сооружения достаточно измотают и ослабят германские силы, после чего они будет атакованы французами. Но ирония была в том, что на данный момент Франция располагала на границе с Германией 100 дивизиями, в то время как Германия могла выставить на границе с Францией всего 23 дивизии. Германия полностью сконцентрировалась на Польской кампании, и надеялась лишь, что Франция не предпримет со своей стороны никаких активных военных действий после объявления войны. Так и случилось. Германия также проводила пропагандистские акции, призванные убедить французов в том, что Германия не собирается нападать на Францию.

4. Причины и характер Второй мировой войны. Предпосылки Второй мировой войны непосредственным образом проистекают из так называемой Версальско-Вашингтонской системы — расстановки сил, сложившейся после Первой мировой войны. Главные победители (Франция, Великобритания, США) оказались неспособны сделать новую систему мироустройства устойчивой — побеждённые были максимально унижены, два ключевых государства-противника (Австро-Венгрия и Турция) расчленены. Германия была лишена возможности полноценно участвовать в международных делах, ограничена в возможности создать полноценные вооруженные силы и обложена контрибуцией, но при этом не была разделена.

После того, как 7 мая 1919 г. стали известны условия мирного договора в Версале, на следующий день президент Эберт заявил, что эти условия и репарации, в них оговорённые, не могут быть выполнены немецким народом даже при крайнем напряжении всех его сил. Он подчеркнул, что на таких условиях невозможно обеспечить долгого мира в Европе на базе сотрудничества между народами. И новая кровопролитная война будет неизбежной.

В странах-победительницах наблюдался разброд, который объяснялся в том числе сложностью ситуации, в которой они оказались. Итальянский премьер-министр Витторио Орландо демонстративно покинул Версальскую конференцию. Конгресс США отказался рассматривать соглашение о создании Лиги Наций — нового международного органа, который должен был разрешать международные споры.

При этом перед победителями встала сложная двоякая задача — ликвидировать угрозу со стороны Германии и новую опасность — распространение коммунизма из СССР. Выход был найден в создании буферных государств — были узаконены состоявшиеся в 1918 распад Австро-Венгрии, независимость Венгрии, провозглашение никогда прежде не существовавшей Чехословакии. Было признано воссоздание не существовавшей с XVIII века Польши (независимость которой, по иронии судьбы, была формально провозглашена ещё в 1916 немецкими оккупантами), ей были переданы некоторые восточногерманские земли и выделен «коридор» к Балтийскому морю. Были признаны отделившиеся от России прибалтийские государства, но при этом литовский Виленский край оказался в составе Польши, а немецкая Клайпедская область, наоборот, отошла к Литве. Румынии была передана Трансильвания — регион, населенный преимущественно венграми. Ещё один венгерский регион — Воеводина — оказался в составе образовывавшегося Королевства сербов, хорватов и словенцев — будущей Югославии. Таким образом, был создан постоянный источник напряжения для Германии на востоке и большевистской России на западе. Россия была исключена из Версальского процесса. Русские большевики декларировали необходимость Мировой революции и свержения буржуазных правительств во всём мире и были недоговороспособны, а белые в ходе конференции терпели поражения от красных и сильно зависели от иностранной помощи, не представляя собой внятного субъекта. Турция была лишена территорий за пределами Малой Азии и Санджака, в ходе Версальской конференции едва не лишилась государственности. Оказалось, что чуть ли не все страны Восточной Европы имеют друг к другу претензии. За пределами конференции осталась ситуация в Азии — японские притязания на управление практически распавшимся и впавшим в хаос к тому времени Китаем.

3. Провал попыток создания системы коллективной безопасности в Европе. Советско-германские договоры

Советско-германские переговоры осуществлялись в условиях политического цейтнота. В ночь с 23 на 24 августа 1939 г. в присутствии Сталина Молотов и Риббентроп подписали поспешно согласованные советско-германские документы: Договор о ненападении, по условиям которого стороны обязались не вмешиваться в вооруженные конфликты против друг друга в течение 10 лет с момента подписания документа, и Секретный протокол, в соответствии с которым Германия взяла на себя ряд односторонних обязательств. Документы свидетельствуют о том, что на другой день после подписания договора о ненападении с Германией, Сталин, пребывая в крайней неуверенности относительно порядочности Гитлера, пытался склонить Англию и Францию к продолжению военных московских переговоров. Но никакого отклика на эти предложения не последовало. Существуют разные точки зрения на вопрос о необходимости подписания договора о ненападении с Германией. Серьезные исследователи - советские, польские, британские, западногерманские и другие - признают, что 19 - 20 августа 1939 г., в момент согласия Сталина на приезд Риббентропа в Москву для окончательного прояснения намерений Германии, Советскому Союзу не было оставлено выбора. В одиночку СССР предотвратить войну не мог. Союзников в лице Англии и Франции ему обрести не удалось. Оставалось думать о том, как не попасть в водоворот войны, к которой в 1939 г. СССР был готов еще меньше, чем в 1941 г. Правда, есть и другая точка зрения на этот счет. Некоторые историки считают, что Германия в 1939 г. также не была готова к войне с СССР. Возможно, это так, но вместе с тем нельзя было не считаться с весьма очевидной вероятностью сделок Берлина с другими западными державами против Советского Союза. Оценивая договор о ненападении с позиций сегодняшнего дня можно отметить, что для СССР он имел как положительные, так и отрицательные последствия. Положительным результатом заключения Договора о ненападении долгое время считалось то, что СССР получил около двух лет для подготовки к войне и укрепления своей обороноспособности. Однако это время было использовано Советским Союзом менее эффективно, чем Германией, которая за 22 месяца в большей степени повысила свой военный потенциал. Если в начале 1939 г. военно-политическое руководство Германии оценивало Красную Армию как противника очень сильного, столкновение с которым было нежелательным, то в начале 1941 г. оно уже отмечало слабость Вооруженных Сил СССР, особенно их командного состава.

1. Международная обстановка в мире в 1930-е годы ХХ в. Очаги напряжения. Наличие очагов напряженности в Европе и на Дальнем Востоке, тайная подготовка стран капиталистического мира к второй мировой войне, приход к власти в Германии партии фашистского только ясно свидетельствовали о том, что международная ситуация активно и быстро приближалась к военному конфликту. За период между концом первой и началом второй мировой войны в расстановке сил в мировом сообществе произошли качественные изменения: возникновение первого социалистического государства, обострение противоречий между мировыми метрополиями и колониями, восстановление и новый быстрый экономический подъем побежденного в первой мировой войне и неудовлетворенного своим положением в мире государства - Германии. Следствием этих изменений на международной арене явилось перемена характера приближающегося конфликта. 

Начать отсчет событий можно, на наш взгляд, с 1933 года, как даты прихода к власти в Германии Национал-социалистической партии фашистского толка во главе с А. Гитлером, который уже в 1934 году сосредоточил в своих руках всю полноту власти в стране, совмещая одновременно посты канцлера и фюрера. Фашисты установили в стране диктатуру, режим реакции, аннулировали Версальский мирный договор, который не устраивал эту быстро развивающуюся империалистическую державу, и начали активную подготовку к войне за передел мира. В этот же период (30-ые годы) произошла значительная активизация внешней политики Италии, в которой фашизм был главенствующей идеологией уже с 1922 г., усилилось ее влияние на расстановку сил в мировом сообществе. Одним из первых агрессивных актов, совершенных этими государствами, был захват в 1935 - 36 г.г. Эфиопии и установление там фашистского режима. В 1936-37 годах Германия, Япония и Италия заключили "антикоминтерновский пакт", который положил начало формированию новых военных блоков, дальнейшему продвижению к военному конфликту, а также свидетельствовал о проявлениях агрессии фашизма против СССР. Таким образом, в Центре Европы сложился опаснейший очаг будущей войны. В это время политические круги Англии, США, Франции вели политику поощрения Германии, пытаясь направить ее агрессию против Советского Союза. Эта политика проводилась как на мировой арене, так и внутри самих государств. Так, например, почти во всех странах велась кампания против СССР, активно пропагандировалась идея "растущей советской опасности", мысль о "военных приготовлениях русских". Во внешней политике британские и французские лидеры, как об этом свидетельствуют документы, решали задачу, как бы отвести от себя угрозу Германской агрессии и разрядить энергию нацизма и экспансии на Восток.

 

studfiles.net

Нападение нацистской Германии на Польшу. Начало «странной войны» — Мегаобучалка

 

1 сентября 1939 г. нападением нацистской Германии на Польшу началась Вторая мировая война. 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии. Другие ведущие державы – СССР, Италия и США – заявили о своем нейтралитете.

Военные действия в Польше оказались весьма скоротечными. Несмотря на мужественное сопротивление польских частей, решающим оказалось количественное и качественное превосходство вермахта, особенно в танках и авиации. Сыграли свою роль и неудачное размещение польских войск, а также незавершенность их мобилизации. Немецкие войска, нанеся поражение группировкам польских войск на северо-западе и юго-западе страны, быстрыми темпами продвигались в направлении Варшавы. После упорных боев 28 сентября столица Польши пала, польское правительство еще раньше (17 сентября) покинуло страну.

Поражение польской армии во многом было на совести западных союзников. Объявив Германии войну, Англия и Франция не предприняли на Западном фронте никаких активных действий (т.н. «странная война»). Между тем, по оценкам самих немцев, наступление союзных войск привело бы вермахт к быстрому поражению. Начальник штаба оперативного руководства вермахта А.Йодль считал, что «мы никогда, ни в 1938 , ни в 1939 г., не были... в состоянии выдержать концентрированный удар... этих стран. И если мы еще в 1939 г. не потерпели поражение, то это только потому, что примерно 110 французских и английских дивизий, стоявших во время нашей войны с Польшей на Западе против 23 германских дивизий, оставались совершенно бездеятельными». Таким образом, Англия и Франция, оставаясь верными своей политике «умиротворения», упустили уникальный шанс совместно с Польшей зажать Германию в тиски войны на два фронта и уже в сентябре 1939 г. нанести ей решающее поражение.

В СССР внимательно следили за развитием событий, рассчитывая использовать их в своих интересах, которые в Восточной Европе обеспечивались договоренностью с Германией по пакту 23 августа 1939 г. Отношение советского руководства к начавшейся войне было четко выражено И.В.Сталиным 7 сентября 1939 г. в беседе с руководством Коминтерна. По его мнению, «война идет между двумя группами капиталистических стран за передел мира, за господство над миром! Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга. Неплохо, если руками Германии будет расшатано положение богатейших капиталистических стран (в особенности Англии). Гитлер, сам этого не понимая и не желая, расстраивает, подрывает капиталистическую систему... Мы можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше разодрались».

Советское руководство не собиралось безучастно взирать на развитие ситуации в Польше и начало военные приготовления. 7 сентября 1939 г. в западных военных округах началась скрытая мобилизация под видом «Больших учебных сборов» (БУС). Всего было призвано более 2600000 человек. 11 сентября на базе Белорусского особого военного округа (БОВО) было создано управление Белорусского фронта, а на базе Киевского особого военного округа – управление Украинского фронта (фронты создаются только в условиях войны). Нарком обороны

Б.М. Шапошников издал приказ, в котором требовал «к исходу 11 сентября 1939 г. скрытно сосредоточить войска и быть готовыми к решительному наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника».

14 сентября 1939 г. газета «Правда» поместила подготовленную

А.А. Ждановым статью, в которой главными причинами поражения Польши назывались угнетение украинского и белорусского национальных меньшинств. Эта статья стала программным документом советской пропаганды по обоснованию действий в отношении Польши на многие десятилетия: «взять под свою защиту население Западной Украины и Западной Белоруссии» (из радиовыступления В.М.Молотова 17 сентября 1939 г.).

Утром 17 сентября 1939 г. советские войска перешли польскую границу. В боевом приказе № 1 Белорусского фронта отмечалось, что главным силам польской армии нанесено поражение германскими войсками и ставилась задача «содействовать восставшим рабочим и крестьянам Белоруссии и Польши в свержении ига помещиков и капиталистов и не допустить захвата территории Западной Белоруссии Германией».

Для поляков вмешательство СССР оказалось совершенно неожиданным. Не имея возможности оказать вооруженное сопротивление, польское командование отдало приказ: «с Советами боевых действий не вести». Тем не менее, в отдельных пунктах происходили серьезные бои, в которых обе стороны несли потери убитыми и ранеными (например, в Гродно советские войска потеряли 16 танков, 47 человек убитыми и 156 ранеными).

Во второй половине сентября восточные области Польши были заняты частями Красной Армии. В некоторых местах границы, обозначенные в секретном протоколе к пакту 23 августа 1939 г., оказались нарушены немецкими войсками, но после переговоров советских и немецких представителей были восстановлены. В Бресте состоялся широко известный ныне парад советских и германских войск, который принимали генерал Г.Гудериан и комбриг С.М.Кривошеин.

28 сентября 1939 г. в Москве после переговоров Сталина и Молотова с немецким министром И.фон Риббентропом был подписан советско-германский договор о дружбе и границе. В соответствии с ним были изменены границы сфер влияния согласно пакта 23.08.1939 г.: Литва отходила в сферу влияния СССР в обмен на Люблинское и часть Варшавского воеводства, где признавались интересы Германии.

Заключенные между Советским Союзом и нацистской Германией соглашения (23 августа и 28 сентября 1939 г.) в значительной степени определили развитие событий в Европе вплоть до 22 июня 1941 г. Несмотря на то, что важнейшие территориальные вопросы открыто не звучали в статьях этих договоров (они оговаривались в завуалированной форме в секретных протоколах), последующая перекройка границ в Восточной Европе подтверждает целенаправленное расширение «сфер влияния» СССР и Германии. Значение этих государств в системе международных отношений резко возрастает – они включаются в борьбу за европейскую гегемонию.

Оплотом старой (Версальской) системы остались Англия и Франция. После сокрушения Польши Гитлер обратился к союзникам с мирными предложениями. 12 октября 1939 г. английский премьер-министр Н.Чемберлен дал отрицательный ответ. Гитлер и не особенно рассчитывал на мирное урегулирование, еще раньше отдав приказ о подготовке к наступлению на Западе. В секретном меморандуме от 9.10.1939 г., обращенном к верховному командованию вермахта, Гитлер определил важнейшую цель войны – «разделаться с Западом военным путем».

В этом документе Гитлер изложил свое понимание сложившейся ситуации: «Никаким договором и никаким соглашением нельзя с определенностью обеспечить длительный нейтралитет Советской России... Незначительная ценность соглашений, закрепленных договорами, именно в последние годы проявилась во всех отношениях. Самая большая гарантия от какого-либо русского вмешательства заключена в ясном показе немецкого превосходства, в быстрой демонстрации немецкой силы». Он отметил, что победа в Польше стала возможной благодаря тому, что Германия сражалась на одном фронте. Эта обстановка еще сохранялась, но как долго? Фюрер считал, что время работает против Германии, что нейтральные страны (СССР, США) могут перейти на сторону ее противников.

Исходя из этих соображений, Гитлер отдал приказ о наступлении в ноябре 1939 г. Он же наметил и основное направление удара, принесшее затем успех вермахту: через территорию нейтральных Бельгии, Голландии, Люксембурга в обход укрепленной «линии Мажино». В силу ряда причин (погодные условия, неготовность вермахта к наступлению, неопределенность международных отношений) дата наступления неоднократно откладывалась и, в конечном итоге, была установлена на 10 мая 1940 г.

В военно-политических отношениях европейских государств в конце 1939 – начале 1940 г. значительную роль играл скандинавский вопрос. Практически одновременно в Германии и Англии стали задумываться о роли Норвегии как региона, имеющего важное стратегическое значение. В Германии инициатива исходила от руководства военно-морского флота, которое настаивало на необходимости приобретения баз в Норвегии для ведения успешной морской войны против Англии. Решающее же значение имели соображения военно-экономического порядка – через Норвегию и ее прибрежные воды шел импорт шведской руды в Германию (в первый военный год немцы рассчитывали на 11 млн. тонн шведской руды при годовом потреблении в 15 млн. тонн).

Понимали значение этого транзита и в Великобритании. Уже в сентябре 1939 г. У.Черчилль, тогда первый лорд адмиралтейства (т.е. военно-морской министр), предложил минировать норвежские территориальные воды, чтобы воспрепятствовать доставке шведской руды в Германию. Однако Чемберлен и большинство членов правительства в это время не пошли на нарушение норвежского нейтралитета.

 

megaobuchalka.ru

Souz.Info

.  

 

1 . .11. .420-421.

2 . .230.

3 . .232.

4 . .330.

5 . .331.

6 . .332.

7 . .336.

8 . .25880. On.4. .1. .95.

9 . .11. .422.

10 . .425.

11 . .236.

12 . .344-345.

13 . .346.

14 . .348.

15 . .426.

16 . .341-342.

17 . .349-350.

18 . .350.

19 . . . . .103.

20 . .104.

 

www.souz.info


Смотрите также