Население германии в 1941


Потери СССР и Германии в ВОВ » Военное обозрение

Прежде, чем пускаться в объяснения, статистику и прочее, давайте сразу поясним, что имеется в виду. В данной статье рассматриваются потери, понесенные Красной Армией, Вермахтом и войсками стран сателлитов Третьего Рейха, а также гражданским населением СССР и Германии, только в период с 22.06.1941 до момента окончания военных действий в Европе (к сожалению, в случае с Германией это практически неисполнимо). Сознательно исключены советско-финляндская война и «освободительный» поход РККА. Вопрос потерь СССР и Германии неоднократно поднимался в печати, идут бесконечные споры в Интернете и по телевидению, но к единому знаменателю исследователи данного вопроса прийти никак не могут, потому что, как правило, все аргументы сводятся в итоге к эмоциональным и политизированным высказываниям. Это лишний раз доказывает, насколько болезненный это вопрос в отечественной истории. Целью статьи не является «выяснение» окончательной истины в данном вопросе, а попытка суммировать различные данные, содержащиеся в разрозненных источниках. Право делать вывод предоставим читателю.

При всем многообразии литературы и сетевых ресурсов о Великой Отечественной Войне, представления о ней во многом страдают определенной поверхностностью. Основная причина этого — идеологизированность того или иного исследования или произведения и не важно, что это за идеология — коммунистическая или антикоммунистическая. Трактовка такого грандиозного события в свете какой-либо идеологии является заведомо ложной.

Особенно горько читать последнее время о том, что война 1941–45 гг. была лишь схваткой двух тоталитарных режимов, где один, дескать, вполне соответствовал другому. Мы же попробуем взглянуть на эту войну с точки зрения наиболее оправданной — геополитической.

Германия 30-х, при всех своих нацистских «особенностях», прямо и неуклонно продолжала то мощное стремление к первенству в Европе, которое веками определяло путь германской нации. Даже сугубо либеральный германский социолог Макс Вебер писал во время 1-й мировой войны: «…мы, 70 млн. немцев…обязаны быть империей. Мы должны это сделать, даже если боимся потерпеть поражение». Корни этого устремления немцев уходят корнями вглубь веков, как правило, апелляцию нацистов к средневековой и даже языческой Германии истолковывают как чисто идеологическое мероприятие, как конструирование мобилизующего нацию мифа.

С моей точки зрения все сложнее: именно германские племена создали империю Карла Великого, позднее на ее фундаменте сложилась Священная Римская Империя германской нации. И именно «империя германской нации» создала то, что называется «европейской цивилизацией» и начала завоевательную политику европейцев с сакраментального «Drang nach osten» — «натиска на восток», ведь половина «исконно» немецких земель, вплоть до 8–10 веков принадлежала славянским племенам. Поэтому присвоение плану войны против «варварского» СССР названия «план Барбаросса» — не случайное совпадение. Эта идеология «первенства» Германии как основополагающей силы «европейской» цивилизации явилась исходной причиной двух мировых войн. Причем в начале Второй мировой Германия смогла действительно (пусть и ненадолго) осуществить свое устремление.

Вторгаясь в пределы той или иной европейской страны, немецкие войска встречали изумительное по своей слабости и нерешительности сопротивление. Кратковременные схватки армий европейских стран с вторгнувшимися в их пределы германскими войсками, за исключением Польши, являли собой скорее соблюдение некоего «обычая» войны, чем действительное сопротивление.

Чрезвычайно много написано о дутом европейском «движении Сопротивления», якобы бы наносившем гигантский урон Германии и свидетельствовавшем, что Европа наотрез отвергала свое объединение под германским главенством. Но, за исключением Югославии, Албании, Польши и Греции, масштабы Сопротивления — тот же идеологический миф. Несомненно, режим, устанавливаемый Германией в оккупированных странах, не устраивал широкие слои населения. В самой Германии тоже существовало сопротивление режиму, но ни в том, ни в другом случае это не являлось сопротивлением страны и нации в целом. Например, в движении Сопротивления во Франции за 5 лет погибли 20 тысяч человек; за те же 5 лет погибло около 50 тысяч французов, воевавших на стороне немцев, то есть в 2,5 раза больше!

В советское время гиперболизация Сопротивления была внедрена в умы как полезный идеологический миф, дескать, нашу борьбу с Германией поддерживала вся Европа. В действительности, как уже упоминалось, серьезное сопротивление оккупантам оказали лишь 4 страны, что объясняется их «патриархальностью»: им были чужды не столько «германские» порядки, насаждаемые Рейхом, сколько общеевропейские, ибо эти страны по своему образу жизни и сознания во многом не принадлежали европейской цивилизации (хотя географически включены в Европу).

Таким образом, к 1941 году почти вся континентальная Европа, так или иначе, но без особых потрясений вошла в состав новой империи с Германией во главе. Из существовавших двух десятков европейских стран почти половина — Испания, Италия, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Словакия, Финляндия, Хорватия — совместно с Германией вступили в войну против СССР, послав на Восточный фронт свои вооруженные силы (Дания и Испания без формального объявления войны). Остальные европейские страны не принимали участие в военных действиях против СССР, но так или иначе «работали» на Германию, или, скорее, на новообразованную европейскую Империю. Неверное представление о событиях в Европе заставило нас начисто забыть о многих реальных событиях того времени. Так, например, англо-американские войска под командованием Эйзенхауэра в ноябре 1942 года в Северной Африке сражались поначалу не с немцами, а с двухсоттысячной армией французов, несмотря на быструю «победу» (Жан Дарлан ввиду явного превосходства сил союзников приказал сдаться французским войскам), в боевых действиях погибли 584 американца, 597 англичан и 1600 французов. Конечно, это мизерные потери в масштабах всей Второй Мировой войны, но они показывают, что ситуация была несколько сложней, чем обычно думают.

Красная Армия в боях на Восточном фронте захватила полмиллиона пленных, являющихся гражданами вроде бы не воевавших с СССР стран! Можно возразить, что это «жертвы» германского насилия, загнавшего их на русские просторы. Но немцы были не глупее нас с вами и вряд ли допустили бы на фронт поголовно неблагонадежный контингент. И пока очередная великая и многонациональная армия одерживала победы в России, Европа была, в общем и целом, на ее стороне. Франц Гальдер в своем дневнике 30 июня 1941 года записал слова Гитлера: «Европейское единство в результате совместной войны против России». И Гитлер вполне верно оценил положение. Фактически геополитические цели войны против СССР осуществляли не только немцы, а 300 млн. европейцев, объединенных на различных основаниях — от вынужденного подчинения до желанного сотрудничества — но, так или иначе, действующих совместно. Только благодаря опоре на континентальную Европу немцы смогли мобилизовать в армию 25% всего населения (для справки: СССР мобилизовал 17% своих граждан). Одним словом, силу и техническую оснащенность армии, вторгшейся в СССР, обеспечивали десятки миллионов квалифицированных рабочих всей Европы.

Для чего мне потребовалось столь длинное вступление? Ответ прост. Наконец надо осознать, что СССР воевал не только с Германским Третьим Рейхом, но почти со всей Европой. К сожалению, на извечное «русофобство» Европы наложился страх перед «жутким зверем» — большевизмом. Многие добровольцы из европейских стран, воевавшие в России, воевали именно с чуждой им коммунистической идеологией. Не меньшее их число было сознательными ненавистниками «неполноценных» славян, зараженные чумой расового превосходства. Современный немецкий историк Р. Рюруп пишет:

"Во многих документах Третьего Рейха запечатлелся образ врага — русского, глубоко укоренившийся в германских истории и обществе. Такие взгляды были свойственны даже тем офицерам и солдатам, которые не были убежденными или восторженными нацистами. Они (эти солдаты и офицеры) также разделяли представления о «вечной борьбе» германцев… о защите европейской культуры от «азиатских орд», о культурном призвании и праве господства немцев на Востоке. Образ врага подобного типа был широко распространен в Германии, он принадлежал к «духовным ценностям»".

И это геополитическое сознание было свойственно не только немцам, как таковым. После 22 июня 1941 года как на дрожжах появляются добровольческие легионы, позже превратившиеся в дивизии СС «Нордланд» (скандинавская), «Лангемарк» (бельгийско-фламандская), «Шарлемань» (французская). Угадайте, где они защищали «европейскую цивилизацию»? Верно, довольно далеко от Западной Европы, в Белоруссии, на Украине, в России. Немецкий профессор К. Пфеффер писал в 1953 году: «Большинство добровольцев из стран Западной Европы шли на Восточный фронт потому, что видели в этом ОБЩУЮ задачу для всего Запада…» Вот с силами почти всей Европы и суждено было столкнуться СССР, а не только с Германией, и столкновение это было не «двух тоталитаризмов», а «цивилизованной и прогрессивной» Европы с «варварским государством недочеловеков», так долго пугавшем европейцев с востока.

1. Потери СССР

По официальным данным переписи населения 1939 года, в СССР проживало 170 млн. человек — существенно больше, чем в любой другой отдельно взятой стране Европы. Все население Европы (без СССР) составляло 400 млн. человек. К началу Второй Мировой Войны население Советского Союза отличалось от населения будущих противников и союзников высоким уровнем смертности и низкой продолжительностью жизни. Тем не менее, высокая рождаемость обеспечивала значительный прирост населения (2% в 1938–39 гг.). Также отличие от Европы состояло в молодости населения СССР: доля детей младше 15 лет составляла 35%. Именно эта особенность позволила сравнительно быстро (в теч. 10 лет) восстановить предвоенную численность населения. Доля городского населения составляла лишь 32%, (для сравнения: в Великобритании — более 80%, во Франции — 50%, в Германии — 70%, в США — 60%, и лишь в Японии она имела ту же величину, что и в СССР).

В 1939 году население СССР заметно увеличилось после вхождения в состав страны новых областей (Западные Украина и Белоруссия, Прибалтика, Буковина и Бессарабия), население которых составляло от 20[1] до 22,5[2] млн. человек. Общая численность населения СССР, по справке ЦСУ на 1 января 1941 года, определялась в 198 588 тыс. человек (в том числе РСФСР — 111 745 тыс. чел.) По современным оценкам оно все же было меньше, и на 1 июня 41 года составляло 196,7 млн. человек.

Численность населения некоторых стран на 1938–40 гг.

СССР — 170,6 (196,7) млн. человек;Германия — 77,4 млн. человек;Франция — 40,1 млн. человек;Великобритания — 51,1 млн. человек;Италия — 42,4 млн. человек;Финляндия — 3,8 млн. человек;США — 132,1 млн. человек;Япония — 71,9 млн. человек.

К 1940 году население Рейха увеличилось до 90 млн. человек, а с учетом сателлитов и покоренных стран — 297 млн. человек. К декабрю 1941 года СССР потерял 7% территории страны, на которой до начала ВОВ проживало 74,5 млн. человек. Это еще раз подчеркивает, что несмотря на уверения Гитлера, СССР не имел преимуществ в людских ресурсах над Третьим Рейхом.

За все время Великой Отечественной Войны в нашей стране 34,5 миллиона человек надевали военную форму. Это составило порядка 70% от общей численности мужчин в возрасте 15–49 лет в 1941 году. Численность женщин в Красной Армии равнялась примерно 500 тысячам. Выше процент призванных был только в Германии, но как мы говорили ранее, дефицит рабочей силы немцы покрывали за счет рабочих Европы и военнопленных. В СССР подобный дефицит покрывался увеличенной продолжительностью рабочего дня и широким использованием труда женщин, детей и стариков.

О прямых безвозвратных потерях Красной Армии долгое время в СССР не говорили. В частной беседе маршал Конев в 1962 году назвал цифру 10 млн. человек[3], известный перебежчик — полковник Калинов, сбежавший на Запад в 1949 году — 13,6 млн. человек[4]. Цифра в 10 млн. человек была обнародована во французской версии книги «Войны и народонаселение» Б. Ц. Урланиса, известного советского демографа. Авторы известной монографии «Гриф секретности снят» (под ред. Г. Кривошеева) в 1993 году и в 2001 году опубликовали цифру 8,7 миллиона человек, на данный момент в большинстве справочной литературы указана именно она. Но сами авторы констатируют, что туда не входят: 500 тыс. военнообязанных, призванных по мобилизации и захваченных противником, но не зачисленных в списки частей и соединений. Также не учтены почти полностью погибшие ополченцы Москвы, Ленинграда, Киева и других крупных городов. В настоящее время наиболее полные списки безвозвратных потерь советских солдат составляют 13,7 млн. человек, но примерно 12-15% записей повторны. По данным статьи «Мертвые души Великой Отечественной» («НГ», 22.06.99), историко-архивным поисковым центром «Судьба» ассоциации «Военные мемориалы» установлено, что за счет двойного и даже тройного учета число погибших воинов 43-й и 2-й Ударных армий в исследованных центром боях было завышено на 10-12%. Поскольку эти цифры относятся к периоду, когда учет потерь в Красной Армии был недостаточно тщателен, то можно предположить, что в целом по войне за счет двойного счета число погибших красноармейцев завышено примерно на 5–7%, т. е. на 0,2–0,4 млн. чел.

К вопросу о пленных. Американский исследователь А. Даллин по архивным немецким данным оценивает их количество в 5,7 млн. человек. Из них погибли в плену 3,8 млн. то есть 63%[5]. Отечественные историки оценивают количество пленных красноармейцев в 4,6 млн. человек, из них погибло 2,9 млн.[6] В отличии от немецких источников сюда не включены гражданские лица (например железнодорожники), а также тяжело раненные, оставшиеся на поле боя, занятом противником, и впоследствии умершие от ран или расстрелянные (около 470-500 тыс.[7]) Особенно отчаянным положение военнопленных было в первый год войны, когда было захвачено более половины их общей численности (2,8 млн. человек), а их труд еще не стал использоваться в интересах Рейха. Лагеря под открытым небом, голод и холод, болезни и отсутствие лекарств, жесточайшее обращение, массовые расстрелы больных и неспособных к работе, да и просто всех неугодных, в первую очередь комиссаров и евреев. Не справляясь с потоком пленных и руководствуясь политическими и пропагандисткими мотивами, оккупанты в 1941 году распустили по домам свыше 300 тысяч военнопленных, главным образом уроженцев западной Украины и Белоруссии. В дальнейшем такая практика была прекращена.

Также не стоит забывать, что примерно 1 млн. военнопленных был переведен из плена в состав вспомогательных частей Вермахта[8]. Во многих случаях для пленных это был единственный шанс выжить. Опять же большая часть этих людей, по немецким данным, при первой возможности старалась дезертировать из частей и соединений Вермахта[9]. В местных вспомогательных силах немецкой армии выделялись:

1) добровольные помощники (хиви)2) служба порядка (оди)3) фронтовые вспомогательные части (шума)4) полицейские и оборонные команды (гема).

В начале 1943 года в вермахте действовало: до 400 тыс. хиви, от 60 до 70 тыс. оди, и 80 тыс. в восточных батальонах.

Некоторая часть военнопленных и населения оккупированных территорий сделали сознательный выбор в пользу сотрудничества с немцами. Так, в дивизию СС «Галичина» на 13 000 «мест» было 82 000 добровольцев. Более 100 тыс. латышей, 36 тыс. литовцев и 10 тыс. эстонцев служили в немецкой армии, преимущественно в войсках СС.

Кроме того, несколько миллионов человек с захваченных территорий были угнаны на принудительные работы в Рейх. ЧГК (Чрезвычайная госкомиссия) сразу после войны оценивала их количество в 4,259 млн. человек. Более поздние исследования дают цифру в 5,45 млн. человек, из них погибло 850-1000 тыс.

Оценки прямого физического истребления мирного населения, по данным ЧГК от 1946г.

РСФСР — 706 тыс. чел.УССР — 3256,2 тыс. чел.БССР — 1547 тыс. чел.Лит. ССР — 437,5 тыс. чел.Лат. ССР — 313,8 тыс. чел.Эст. ССР — 61,3 тыс. чел.Молд. ССР — 61 тыс. чел.Карело-Фин. ССР — 8 тыс. чел. (10)

Столь высокие цифры для Литвы и Латвии объясняются тем, что там находились лагеря смерти и концентрационные лагеря для военнопленных. Огромными были и потери населения в прифронтовой полосе во время боевых действий. Однако определить их фактически невозможно. Минимально допустимая величина — число умерших в блокадном Ленинграде, т. е. 800 тысяч человек. В 1942 году коэффициент детской смертности в Ленинграде достиг 74,8%, то есть из 100 новорожденных умирало около 75 младенцев!

Еще один немаловажный вопрос. Какое количество бывших советских граждан после окончания Великой Отечественной Войны предпочло не возвращаться в СССР? По советским архивным данным, численность «второй эмиграции» составляла 620 тыс. человек. 170 000 - немцев, бессарабцев и буковинцев, 150 000 — украинцев, 109 000 — латышей, 230 000 — эстонцев и литовцев и только 32 000 русских[11]. Сегодня эта оценка представляется явно заниженой. По современным данным, эмиграция из СССР составила 1,3 млн. человек. Что дает нам разницу почти в 700 тыс., ранее относившуюся к безвозвратным потерям населения[12].

Итак, каковы же потери Красной Армии, мирного населения СССР и общие демографические потери в Великой Отечественной Войне. На протяжении двадцати лет основной оценкой была «притянутая» за уши Н. Хрущевым цифра 20 млн. чел. В 1990 году в результате работы специальной комиссии Генштаба и Госкомстата СССР появляется более обоснованная оценка в 26,6 млн. чел. На данный момент она и является официальной. Обращает на себя внимание тот факт, что еще в 1948 году американский социолог Тимашев дал оценку потерь СССР в войне, которая практически совпала с оценкой комиссии Генштаба. Также с данными Комиссии Кривошеева совпадает оценка Максудова, сделанная им в 1977 году. По данным комиссии Г. Ф. Кривошеева[13].

Итак, давайте суммируем:

Послевоенная оценка потерь Красной Армии: 7 млн. человек.Тимашев: Красная Армия — 12,2 млн. чел., мирное население 14,2 млн.чел., прямые людские потери 26,4 млн. чел., общие демографические 37,3 млн.[14]Арнтц и Хрущев: прямые людские: 20 млн. чел.[15]Бирабен и Солженицын: Красная Армия 20 млн. чел., мирное население 22,6 млн. чел., прямые людские 42,6 млн., общие демографические 62,9 млн. чел.[16]Максудов: Красная Армия — 11,8 млн. чел., мирное население 12,7 млн. чел, прямые людские потери 24, 5 млн. чел. Нельзя не оговориться, что С. Максудов (А. П. Бабенышев, Гарвардский университет США) чисто боевые потери КА определил в 8,8 млн. чел[17]Рыбаковский: прямые людские 30 млн. чел.[18]Андреев, Дарский, Харькова (Генштаб, комиссия Кривошеева): прямые боевые потери Красной Армии 8,7 млн. (11, 994 включая военнопленных) чел. Мирное население (включая военнопленных) 17,9 млн. чел. Прямые людские потери 26,6 млн. чел.[19]Б. Соколов: потери Красной Армии — 26 млн. человек[20]М. Харрисон: общие потери СССР — 23,9 - 25,8 млн. человек.

Что же мы имеем в «сухом» остатке? Будем руководствоваться простой логикой.

Оценка потерь Красной Армии, данная в 1947 году (7 млн.) не вызывает доверия, т. к. не все подсчеты даже при несовершенстве советской системы были завершены.

Хрущевская оценка тоже не является подтвержденной. С другой стороны настолько же необоснованной являются и «солженицынские» 20 млн. человек потерь только армии или даже 44 млн (не отрицая некоторый талант А. Солженицына как писателя, все факты и цифры в его трудах не подтверждены ни единым документом и понять откуда он что брал — невозможно).

Борис Соколов пытается втолковать нам о том, что потери лишь вооруженных сил СССР составили 26 млн. человек. Руководствуется он при этом косвенным методом вычислений. Довольно точно известны потери офицерского состава Красной Армии, по Соколову это 784 тыс. человек (1941–44 гг.) Господин Соколов, ссылаясь на среднестатистические потери офицеров Вермахта на Восточном фронте 62500 человек (1941–44 гг.), и данные Мюллера-Гиллебранта, выводит соотношение потерь офицерского корпуса к рядовому составу Вермахта, как 1:25, то есть 4%. И, ничтоже сумняшеся, экстраполирует эту методику на Красную Армию, получая свои 26 миллионов безвозвратных потерь. Однако такой подход при ближайшем рассмотрении оказывается изначально ложным. Во-первых, 4% потерь офицеров не есть верхний предел, например, в польской кампании вермахт потерял 12% офицеров к общим потерям ВС. Во-вторых, господину Соколову было бы нелишне знать, что при штатной численности немецкого пехотного полка в 3049 человек офицеров в нем было 75 человек, то есть 2,5%. А в советском пехотном полку при численности 1582 человека — офицеров 159 человек, т. е.10%. В-третьих, апеллируя к вермахту, Соколов забывает о том, что чем больше боевого опыта в войсках тем меньше потери среди офицеров. В Польской кампании потери немецких офицеров −12%, во французской — 7%, а на Восточном фронте уже 4%.

То же самое можно применить и к РККА: если в конце войны потери офицеров (не по Соколову, а по статистике) составляли 8-9%, то на начало ВОВ могли составить и 24%. Получается, как у шизофреника, все логично и правильно, лишь исходная посылка неверна. Почему на теории Соколова мы остановились так подробно? Да потому, что г. Соколов весьма часто излагает свои цифры в СМИ.

С учетом вышесказанного, откинув заведомо заниженные и завышенные оценки потерь, получаем: Комиссия Кривошеева — 8,7 млн. человек (с военнопленными 11,994 млн. данные 2001 г.), Максудов — потери даже несколько ниже официальных — 11,8 млн. чел. (1977 −93 гг.), Тимашев — 12,2 млн. чел. (1948). Сюда же можно причислить и мнение М. Харрисона, при уровне общих потерь, указанным им, потери армии должны укладываться в данный промежуток. Эти данные получены различными методиками расчетов, т. к. и Тимашев и Максудов, соответственно не имели доступа к архивам МО СССР и России. Думается, что потери ВС СССР в ВОВ лежат очень близко к такой «кучной» группе результатов. Не будем забывать, что в эти цифры входят 2,6–3,2 млн. уничтоженных советских военнопленных.

В заключение, следует, наверное, согласиться с мнением Максудова, что из числа потерь надо исключить эмиграционный отток, который составил 1,3 млн. чел., что не учли в исследовании Генштаба. На эту величину и следует уменьшить величину потерь СССР в ВОВ. В процентном соотношении структура потерь СССР выглядит так:

41% — потери ВС (включая военнопленных)35% — потери ВС (без военнопленных, т. е. прямые боевые)39% — потери населения оккупированных территорий и прифронтовой полосы (45% с военнопленными)8% — население тыла6% — ГУЛАГ6% — эмиграционный отток.

2. Потери Вермахта и войск СС

К настоящему времени не существует достаточно надежных цифр потерь немецкой армии, полученных прямым статистическим подсчетом. Объясняется это отсутствием по разным причинам достоверных исходных статистических материалов о немецких потерях.

Более или менее ясна картина относительно числа военнопленных вермахта на советско-германском фронте. По российским источникам, советскими войсками было пленено 3 172 300 солдат вермахта, из них в лагерях НКВД находилось 2388443 немца[21]. По подсчетам немецких историков, в советских лагерях военнопленных только немецких военнослужащих было около 3,1 млн[22]. Расхождение, как видите, примерно в 0,7 млн. чел. Объясняется это расхождение различиями в оценке числа погибших в плену немцев: по российским архивным документам в советском плену погибло 356 700 немцев, а по оценке немецких исследователей примерно 1,1 млн. чел. Представляется, что более достоверной является российская цифра погибших в плену немцев, а недостающие 0,7 млн. пропавших без вести и не вернувшихся из плена немцев на самом деле погибли не в плену, а на поле боя.Абсолютное большинство публикаций, посвященных расчетам боевых демографических потерь вермахта и войск СС, опираются на данные центрального бюро (отдела) учета потерь личного состава вооруженных сил, входящего в немецкий Генеральный штаб верховного главнокомандования. Причем, отказывая в достоверности советской статистике, немецкие данные расцениваются как абсолютно достоверные. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что мнение о высокой достоверности сведений этого отдела сильно преувеличено. Так, немецкий историк Р. Оверманс в статье «Человеческие жертвы Второй мировой войны в Германии» пришел к выводу, что «…каналы поступления информации в вермахте не обнаруживают той степени достоверности, которую приписывают им некоторые авторы». В качестве примера он сообщает, что «…служебное заключение отдела потерь в штабе вермахта, относящееся к 1944 году, документально подтвердило, что потери, которые были понесены в ходе польской, французской и норвежской кампаний и выявление которых не представляло никаких технических трудностей, были почти вдвое выше, чем первоначально сообщалось». Согласно данным Мюллера-Гиллебранда, которым верят многие исследователи, демографические потери Вермахта составили 3,2 млн. человек. Еще 0,8 млн. умерли в плену[23]. Однако, по справке организационного отдела ОКХ от 1 мая 1945 г., только сухопутные силы, включая войска СС (без ВВС и ВМС), за период с 1 сентября 1939 г. по 1 мая 1945 г. потеряли 4 миллиона 617,0 тыс. чел. Это самое последнее сообщение о потерях ВС Германии[24]. К тому же с середины апреля 1945 года централизованного учета потерь не велось. А с начала 1945 года данные неполные. Остается фактом то, что в одной из последних радиопередач с его участием, Гитлер озвучил цифру в 12,5 млн. общих потерь ВС Германии, из которых 6,7 млн. безвозвратно, что превышает данные Мюллера-Гиллебранда примерно в два раза. Дело было в марте 1945 года. Не думаю, что за два месяца солдаты Красной Армии не убили ни одного немца.

В целом сведения отдела потерь вермахта не могут служить исходными данными для расчета потерь Вооруженных сил Германии в Великой Отечественной войне.

Существует другая статистика потерь — статистика захоронений солдат вермахта. Согласно приложению к закону ФРГ «О сохранении мест захоронения», общее число немецких солдат, находящихся в зафиксированных захоронениях на территории Советского Союза и восточноевропейских стран, составляет 3 млн. 226 тыс. чел. (на территории только СССР — 2 330 000 захоронений). Эта цифра может быть принята в качестве исходной для расчета демографических потерь вермахта, однако и она нуждается в корректировке.

Во-первых, эта цифра учитывает только захоронения немцев, а в составе вермахта воевало большое число солдат других национальностей: австрийцев (из них погибло 270 тыс. чел.), судетских немцев и эльзасцев (погибло 230 тыс. чел.) и представителей других национальностей и государств (погибло 357 тыс. чел.). Из общего числа погибших солдат вермахта не-немецкой национальности на долю советско-германского фронта приходится 75-80%, т. е. 0,6–0,7 млн. чел.

Во-вторых, эта цифра относится к началу 90-х годов прошлого столетия. За прошедшее с тех пор время поиск немецких захоронений в России, странах СНГ и странах Восточной Европы продолжался. А появлявшиеся на эту тему сообщения были недостаточно информативны. Так, например, российская Ассоциация военных мемориалов, созданная в 1992 году, сообщила, что за 10 лет своего существования передала Немецкому союзу по уходу за воинскими захоронениями сведения о захоронениях 400 тыс. солдат вермахта. Однако были ли это вновь обнаруженные захоронения или они уже учтены в цифре 3 млн. 226 тыс. неясно. К сожалению, обобщенной статистики вновь обнаруженных захоронений солдат вермахта найти не удалось. Ориентировочно можно принять, что число вновь обнаруженных за последние 10 лет захоронений солдат вермахта находится в пределах 0,2–0,4 млн. чел.

В третьих, многие захоронения погибших солдат вермахта на советской земле исчезли или умышленно были уничтожены. Ориентировочно в таких исчезнувших и безымянных могилах могло быть захоронено 0,4–0,6 млн. солдат вермахта.

В четвертых, в эти данные не включены захоронения немецких солдат, убитых в боях с советскими войсками на территории Германии, и западноевропейских стран. По данным Р. Оверманса, только за последние три весенних месяца войны погибло порядка 1 млн. чел. (минимальная оценка 700 тыс.) В целом, на германской земле и в западноевропейских странах в боях с Красной Армией погибло примерно 1,2–1,5 млн. солдат вермахта.

Наконец, в пятых, в число захороненных вошли и солдаты вермахта, умершие «естественной» смертью (0,1–0,2 млн. чел.)

Оценке потерь вермахта с использованием баланса вооруженных сил Германии за годы войны посвящены статьи генерал-майора В. Гуркина. Его расчетные цифры приведены во втором столбце табл. 4. Здесь обращают на себя внимание две цифры, характеризующие число мобилизованных в вермахт в течение войны, и число военнопленных солдат вермахта. Число мобилизованных в годы войны (17,9 млн. чел.) взято из книги Б. Мюллера-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг.», т.З. Вместе с тем В. П. Бохар считает, что в Вермахт было призвано больше — 19 млн. чел.

Число военнопленных Вермахта определено В. Гуркиным суммированием военнопленных, взятых Красной Армией (3,178 млн. чел) и союзными войсками (4,209 млн. чел.) до 9 мая 1945 года. На мой взгляд, это число завышено: в него вошли и военнопленные, не являвшиеся солдатами вермахта. В книге Пауля Кареля и Понтера Беддекера «Немецкие военнопленные Второй мировой войны» сообщается: "…В июне 1945 года Объединенному Командованию союзников стало известно, что в «лагерях находится 7 614 794 военнопленных и невооруженных лиц военного персонала, из которых 4 209 000 к моменту капитуляции уже находились в плену». Среди указанных 4,2 млн. немецких военнопленных, кроме солдат вермахта, было много других лиц. Например, во французском лагере Витриле-Франсуа среди пленных «самому младшему было 15 лет, самому старшему — почти 70». Авторы пишут о пленных фолькштурмовцах, об организации американцами особых «детских» лагерей, куда собирали пленных двенадцати-тринадцатилетних мальчишек из «Гитлерюгенда» и «Вервольфа». Упоминается о помещении в лагеря даже инвалидов. В статье «Мой путь в рязанский плен» («Карта» № 1, 1992) Генрих Шиппманн отмечал:

"Следует принять во внимание, что сначала брались в плен, хотя и преимущественно, но не исключительно, не только солдаты вермахта или военнослужащие отрядов СС, но и обслуживающий персонал ВВС, члены «Фольксштурма» или полувоенных союзов (организация «Тодт», «Служба труда рейха» и т. д.). Среди них были не только мужчины, но и женщины — и не только немцы, но и так называемые «фольксдойче» и «чужеродцы» — хорваты, сербы, казаки, северо- и западноевропейцы, которые каким-либо образом воевали на стороне германского вермахта или причислялись к нему. Кроме того, при оккупации Германии в 1945 году арестовывался всякий, кто носил форму, даже если речь шла о начальнике железнодорожного вокзала".

В целом, среди 4,2 млн. военнопленных, взятых союзниками до 9 мая 1945 г., примерно 20 −25% не были солдатами вермахта. Это значит, что в плену у союзников было 3,1–3,3 млн. солдат вермахта.

Общее число военнослужащих Вермахта, попавших в плен до капитуляции, составляло 6,3–6,5 млн. чел.

В целом, демографические боевые потери вермахта и войск СС на советско-германском фронте составляют 5,2–6,3 млн. чел., из них 0,36 млн. погибли в плену, а безвозвратные потери (с учетом пленных) 8,2–9,1 млн. чел. Также надо отметить, что отечественная историография до последних лет не упоминала некоторые данные о численности военнопленных вермахта на окончание военных действий в Европе, видимо, по идеологическим соображениям, ведь гораздо приятнее считать, что Европа «боролась» с фашизмом, чем отдавать себе отчет в том, что некоторое и весьма большое число европейцев сознательно воевали в вермахте. Так, по записке генерала Антонова, на 25 мая 1945г. Красной Армией было захвачено в плен 5 млн. 20 тыс. только солдат вермахта, из них до августа месяца после фильтрационных мероприятий было отпущено 600 тыс. человек (австрийцев, чехов, словаков, словенцев, поляков и тд.), и эти военнопленные в лагеря НКВД не отправлялись. Таким образом, безвозвратные потери вермахта в боях с Красной Армией могут быть еще выше (порядка 0,6 — 0,8млн. чел).

Есть еще один способ «вычисления» потерь Германии и Третьего Рейха в войне против СССР. Вполне корректный между прочим. Попытаемся «подставить» цифры, относящиеся к Германии, в методику расчета общих демографических потерь СССР. Причем будем использовать ТОЛЬКО официальные данные немецкой стороны. Итак, население Германии на 1939 год составляло по данным Мюллера-Гиллебрандта (стр. 700 его труда, столь любимого сторонниками теории «заваливания трупами») 80,6 млн. человек. При этом мы с вами, читатель, должны учитывать, что сюда входят 6,76 млн. австрийцев, и население Судетской области — еще 3,64 млн. человек. То есть население собственно Германии в границах 1933 года на 1939 год составляло (80,6 — 6,76 — 3,64) 70,2 млн. человек. С этими простейшими математическими действиями разобрались. Далее: естественная смертность в СССР составляла 1,5% в год, но в странах Западной Европы смертность была гораздо ниже и составляла 0,6 — 0,8% в год, Германия не составляла исключения. Однако рождаемость в СССР примерно в такой же пропорции превышала европейскую, за счет чего СССР имел стабильно высокий прирост населения все предвоенные годы, начиная с 1934 года.

Мы знаем о результатах послевоенной переписи населения в СССР, однако мало кто знает, что аналогичная перепись населения была проведена союзными оккупационными властями 29 октября 1946 года в Германии. Перепись дала следующие результаты:

Советская зона оккупации (без вост. Берлина): мужчин — 7, 419 млн., женщин — 9,914 млн., итого: 17,333 млн. человек.

Все западные зоны оккупации, (без зап. Берлина): мужчин — 20,614 млн., женщин — 24,804 млн., итого: 45,418 млн. человек.

Берлин (все сектора оккупации), мужчин — 1,29 млн., женщин — 1,89 млн., итого: 3,18 млн. человек.

Всего население Германии — 65?931?000 человек. Чисто арифметическое действие 70,2 млн.— 66 млн., вроде дает убыль всего 4,2 млн. Однако все не так просто.

На момент переписи населения в СССР количество детей, рожденных с начала 1941 года, составляло около 11 млн., рождаемость в СССР в годы войны резко упала и составляла всего 1,37% в год от предвоенной численности населения. Рождаемость в Германии и в мирное время не превышала 2% в год от численности населения. Предположим, она упала всего в 2 раза, а не в 3, как в СССР. То есть естественный прирост населения за годы войны и первый послевоенный год был около 5% от довоенной численности, и в цифрах составил 3,5–3,8 млн. детей. Эту цифру надо прибавить к итоговой цифре убыли населения Германии. Теперь арифметика другая: общая убыль населения составляет 4,2 млн. + 3,5 млн. = 7,7 млн. человек. Но и это не окончательная цифра; для полноты расчетов нам надо отнять от цифры убыли населения цифру естественной смертности за годы войны и 1946 год, что составляет 2,8 млн. человек (возьмем цифру 0,8% чтобы была «повыше»). Теперь общая убыль населения Германии, вызванная войной, составляет 4,9 млн. человек. Что, в общем то, очень «похоже» на цифру безвозвратных потерь сухопутных сил Рейха, приведенную Мюллером-Гиллебрандтом. Так что же СССР, потерявший в войне 26,6 миллионов своих граждан, действительно «завалил трупами» своего противника? Терпение, уважаемый читатель, давайте все-таки доведем свои расчеты до логического завершения.

Дело в том, что население собственно Германии в 1946 году выросло, еще как минимум на 6,5 млн. человек, а предположительно даже на 8 млн.! К моменту переписи 1946 года (по немецким, кстати, данным, опубликованным еще в 1996 году «Союзом изгнанных», а всего было «насильственно перемещено» около 15 млн. немцев) только из Судетской области, Познани и Верхней Силезии было выселено на территорию Германии 6,5 млн. немцев. Около 1 — 1,5 млн. немцев бежало из Эльзаса и Лотарингии (к сожалению, более точных данных нет). То есть вот эти-то 6,5 — 8 млн. и надо прибавить к потерям собственно Германии. А это уже «чуть-чуть» другие цифры: 4,9 млн. + 7,25 млн. (среднее арифметическое от количества «изгнанных» на родину немцев) = 12,15 млн. Собственно это составляет 17,3% (!)от населения Германии в 1939 году. Ну так и это еще не все!

Еще раз подчеркну: Третий Рейх — это совсем даже НЕ ТОЛЬКО Германия! К моменту нападения на СССР в состав Третьего Рейха «официально» входили: Германия (70,2 млн. чел.), Австрия (6,76 млн. чел.), Судеты (3,64 млн. чел.), захваченные у Польши «балтийский коридор», Познань и Верхняя Силезия (9,36 млн. чел.), Люксембург, Лотарингия и Эльзас (2,2 млн. чел.), да еще отрезанная у Югославии Верхняя Коринтия, всего 92,16 млн. человек.

Это всё территории, которые были официально включены в состав Рейха, и обитатели которых подлежали призыву в вермахт. «Имперский протекторат Богемия и Моравия» и «генерал-губернаторство Польша» мы тут учитывать не будем (хотя этнические немцы призывались в вермахт и с этих территорий). И ВСЕ эти территории вплоть до начала 1945 года оставались под контролем нацистов. Теперь получим «окончательный расчет» если принять во внимание, что потери Австрии нам известны и составляют 300.000 человек, то есть 4,43% от населения страны (что в %, конечно, гораздо меньше, чем у Германии). То не будет большой «натянутостью» предположить, что население остальных областей Рейха, понесло в результате войны те же потери в процентном отношении, что даст нам еще 673?000 человек. В результате общие людские потери Третьего Рейха составляют 12,15 млн. + 0,3 млн. + 0.6 млн. чел. = 13,05 млн. человек. Вот эта «циферка» уже больше похожа на правду. С учетом того, что в эти потери включены 0,5 — 0.75 млн. погибших мирных жителей (а никак не 3,5 млн.), получаем потери ВС Третьего Рейха равными 12,3 млн. человек безвозвратно. Если учесть, что даже немцы признают потери своих Вооруженных Сил на Востоке в 75-80% от всех потерь на всех фронтах, то ВС Рейха потеряли в боях с Красной Армией около 9,2 млн. (75% от 12,3 млн.) человек безвозвратно. Конечно, отнюдь не все они были убиты, но имея данные об освобожденных (2,35 млн.), а также умерших в плену военнопленных (0.38 млн.) можно достаточно точно сказать, что собственно убитыми и умершими от ран и в плену, а также пропавшими без вести, но не попавшими в плен (читай «убитыми», а это 0,7 млн.!), ВС Третьего Рейха потеряли во время похода на Восток примерно 5,6-6 млн. человек. Согласно этим расчетам, безвозвратные потери ВС СССР и Третьего Рейха (без союзников) соотносятся как 1,3:1, а боевые потери Красной Армии (данные коллектива под руководством Кривошеева) и ВС Рейха как 1,6:1.

Порядок расчета общих людских потерь Германии

Население в 1939 г. 70,2 млн. человек.Население в 1946 г. 65,93 млн. человек.Естественная смертность 2,8 млн. человек.Естественный прирост (рождаемость) 3,5 млн. человек.Эмиграционный приток 7,25 млн. человек.Итого потери {(70,2 — 65,93 — 2,8) + 3,5 + 7,25 = 12,22} 12,15 млн. человек.

Погиб каждый десятый немец! Попал в плен каждый двенадцатый!!!

ЗаключениеВ данной статье автор не претендует на выискивание «золотого сечения» и «истины в последней инстанции». Приведенные в ней данные доступны в научной литературе и сети. Просто все они разрознены и раскиданы по различным источникам. Автор выражает свое личное мнение: верить немецким и советским источникам времен войны нельзя, потому что свои потери занижаются минимум в 2–3 раза, потери врага преувеличиваются в те же 2–3 раза. Тем более странно, что немецкие источники, в отличие от советских, признаются вполне «достоверными», хотя, как показывает простейший анализ, это не так.

Безвозвратные потери ВС СССР в ВОВ составляют 11,5 — 12,0 миллионов человек безвозвратно, при собственно боевых демографических потерях в 8,7–9,3 млн. человек. Потери Вермахта и войск СС на Восточном фронте составляют 8,0 — 8,9 миллионов человек безвозвратно, из них чисто боевые демографические 5,2–6,1 миллионов (включая умерших в плену) человек. Плюс к потерям собственно Германских ВС на Восточном фронте необходимо прибавить потери стран сателлитов, а это ни много, ни мало 850 тыс. (включая умерших в плену) человек убитыми и более 600 тыс. пленными. Итого 12,0 (наибольшее кол-во) млн. против 9,05 (наименьшее кол-во) млн. человек.

Закономерный вопрос: а где же «заваливание трупами», о котором так много говорят западные, а ныне и отечественные «открытые» и «демократические» источники? Процент погибших советских военнопленных, даже по самым щадящим оценкам, не менее 55%, а немецких, по самым большим, не более 23%. Может, вся разница в потерях объясняется просто нечеловеческими условиями содержания пленных?

Автор в курсе, что данные статьи отличаются от последней официально провозглашенной версии потерь: потери ВС СССР — 6,8 млн. военнослужащих убитыми, и 4,4 млн. попавшими в плен и пропавшими без вести, потери Германии — 4,046 млн. военнослужащих погибшими, умершими от ран, пропавшими без вести (включая 442,1 тыс. погибших в плену), потери стран сателлитов 806 тыс. убитыми и 662 тыс. пленными. Безвозвратные потери армий СССР и Германии (включая военнопленных) — 11,5 млн. и 8,6 млн. чел. Общие потери Германии 11,2 млн. человек. (например в Википедии)

Вопрос же с мирным населением более страшен против 14,4 (наименьшее кол-во) млн. человек жертв ВОВ в СССР — 3,2 млн. человек (наибольшее кол-во) жертв с немецкой стороны. Так кто и с кем воевал? Необходимо еще упомянуть и то, что не отрицая холокост евреев, немецкое общество до сих пор не воспринимает «славянский» холокост, если о страданиях еврейского народа на Западе известно все (тысячи произведений), то о преступлениях против славянских народов предпочитают «скромно» помалкивать. Неучастие наших исследователей, например, в общегерманском «споре историков» лишь усугубляет эту ситуацию.

Закончить статью хотелось бы фразой неизвестного британского офицера. Когда он увидел колонну советских военнопленных, которую гнали мимо «интернационального» лагеря, он сказал: «Я заранее прощаю русским все то, что они сделают с Германией».

Статья была написана в 2007 году. С тех пор автор мнения своего не изменил. То есть «тупого» заваливания трупами со стороны РККА не было, впрочем, как и особого численного превосходства. Это доказывает и появление, в последнее время, большого пласта русской «oral history», то есть мемуаров рядовых участников ВОВ. Например, Электрон Приклонский, автор «Дневника самоходчика», упоминает, что за всю войну он видел два «поля смерти»: при атаке наших войск в Прибалтике и попадании их под фланговый огонь пулеметов, и при прорыве немцев из Корсунь-Шевченковского котла. Пример единичный, но тем не менее, ценен тем, что дневник военной поры, а значит достаточно объективен.

Недавно автор статьи наткнулся (материалы газеты «Дуэль» под редакцией Ю. Мухина) на любопытную таблицу, вывод спорен (хотя соответствует взглядам автора), но интересен подход к проблеме потерь в ВОВ:

Оценка соотношения потерь по результатам сравнительно-сопоставительного анализа потерь в войнах двух последних веков

Применение метода сравнительно-сопоставительного анализа, основы которого заложил еще Жомини, к оценке соотношения потерь требует статистических данных о войнах различных эпох. К сожалению, более или менее полная статистика имеется лишь для войн последних двух столетий. Данные о безвозвратных боевых потерях в войнах XIX и XX столетий, обобщенные по результатам работ отечественных и зарубежных историков, приведены в табл. Последние три графы таблицы демонстрируют очевидную зависимость итогов войны от величин относительных потерь (потерь, выраженных в процентах от общей численности армии) — относительные потери у победителя в войне всегда меньше, чем у побежденного, причем эта зависимость имеет устойчивый, повторяющийся характер (она справедлива для всех видов войн), т. е. обладает всеми признаками закона.

Этот закон — назовем его законом относительных потерь — может быть сформулирован следующим образом: в любой войне победа достается той армии, у которой относительные потери меньше.

Отметим, что абсолютные цифры безвозвратных потерь у победившей стороны могут быть как меньше (Отечественная война 1812 г., русско-турецкие, франко-прусская войны), так и больше, чем у побежденной стороны (крымская, Первая мировая война, советско-финская), но относительные потери у победителя всегда меньше, чем у побежденного.

Разница между относительными потерями победителя и побежденного характеризует степень убедительности победы. Войны с близкими значениями относительных потерь сторон заканчиваются мирными договорами с сохранением у побежденной стороны существующего политического строя и армии (например, русско-японская война). В войнах, заканчивающихся, подобно Великой Отечественной войне, полной капитуляцией противника (наполеоновские войны, франко-прусская война 1870–1871 гг.), относительные потери победителя существенно меньше относительных потерь побежденного (не менее чем на 30%). Иначе говоря, чем больше потери, тем больше должна быть численность армии, чтобы одержать убедительную победу. Если потери армии в 2 раза больше, чем у противника, то для победы в войне ее численность должна быть как минимум в 2,6 раза больше численности противостоящей армии.

А теперь вернемся к Великой Отечественной войне и посмотрим, какими людскими ресурсами располагали СССР и фашистская Германия на протяжении войны. Имеющиеся данные о численностях противоборствующих сторон на советско-германском фронте приведены в табл. 6.

Из табл. 6 следует, что численность советских участников войны была только в 1,4–1,5 раз больше общей численности противостоящих войск и в 1,6–1,8 раза больше регулярной немецкой армии. В соответствии с законом относительных потерь при таком превышении численности участников войны потери Красной Армии, уничтожившей фашистскую военную машину, в принципе не могли превышать потери армий фашистского блока более чем на 10-15%, а потери регулярных немецких войск — более чем на 25-30%. Это значит, что верхней границей соотношения безвозвратных боевых потерь Красной Армии и вермахта является соотношение 1,3:1.

Цифры соотношения безвозвратных боевых потерь, приведенные в табл. 6, не превышают полученное выше значение верхней границы соотношения потерь. Это, впрочем, не значит, что они окончательны и изменению не подлежат. По мере появления новых документов, статистических материалов, результатов исследований цифры потерь Красной Армии и вермахта (табл. 1-5) могут уточняться, изменяться в ту или иную сторону, их соотношение тоже может изменяться, но оно не может быть выше значения 1,3:1.

Источники:1. ЦСУ СССР «Численность, состав и движение населения СССР» М 1965 г.2. «Население России в 20 веке» М. 2001 г.3. Арнтц «Людские потери во Второй мировой войне» М. 1957 г.4. Frumkin G. Population Changes in Europe since 1939 N.Y. 19515. Dallin A. German rule in Russia 1941–1945 N.Y.— London 19576. «Россия и СССР в войнах 20 века» М.20017. Полян П. Жертвы двух диктатур М. 1996г.8. Thorwald J. The Illusion. Soviet soldiers in Hitler,s Army N. Y. 19759. Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии М. 194610. Земсков. Рождение второй эмиграции 1944–1952 гг. СИ 1991 № 411. Timasheff N. S. The postwar population of the Soviet Union 194813 Timasheff N. S. The postwar population of the Soviet Union 194814. Арнтц. Людские потери во Второй мировой войне М. 1957 г.; «Международная жизнь» 1961 № 1215. Biraben J. N. Population 1976.16. Максудов С. Потери населения СССР Benson (Vt) 1989.; «О фронтовых потерях СА в годы Второй мировой войны» «Свободная мысль» 1993г. № 1017. Население СССР за 70 лет. Под редакцией Рыбаковского Л. Л. М 1988 г.18. Андреев, Дарский, Харькова. «Население Советского Союза 1922–1991 гг.» М 1993 г.19. Соколов Б. «Новая газета» № 22, 2005, «Цена Победы -» М. 1991г.20. «Война Германии против Советского Союза 1941-1945» под редакцией Рейнгарда Рюрупа 1991. Берлин21. Мюллер-Гиллебранд. «Сухопутная армия Германии 1933-1945» М.1998 г.22. «Война Германии против Советского Союза 1941-1945» под редакцией Рейнгарда Рюрупа 1991. Берлин23. Гуркин В. В. О людских потерях на советско-германском фронте 1941–45 гг. НиНИ № 3 1992 г.24. М. Б. Денисенко. ВОВ в демографическом измерении «Эксмо» 2005 г.25. С. Максудов. Потери населения СССР в годы Второй мировой. «Население и общество» 1995 г.26. Ю. Мухин. Если бы не генералы. «Яуза» 2006 г.27. В. Кожинов. Великая война России. Цикл лекций 1000-летие русских войн. «Яуза» 2005 г.28. Материалы газеты «Дуэль»29. Э. Бивор «Падение Берлина» М.2003 г.

Литература по теме:Г. Кривошеев «Россия и СССР в войнах ХХ века. Книга потерь»

topwar.ru

Население германии в 1939 году — Численность России и Германии 1940 год. — 2 ответа



Население германия на 2016 год составляет

В разделе Добро пожаловать на вопрос Численность России и Германии 1940 год. заданный автором Aleks-22 лучший ответ это По данные Госкомстата СССР численность населения всего СССР в 1940 года: 194,1 млн. человек, в том числе 63,1 млн. горожан и 131,0 млн. сельчан. (Населения отдельной России в то время нигде не нашел. )Население Германии в конце 1939 года составляет 80,6 млн. человек.Источники:ссылка ссылка

Ответ от 2 ответа[гуру]

Привет! Вот подборка тем с ответами на Ваш вопрос: Численность России и Германии 1940 год.

Ответ от Мацумото[новичек]охренеть! немцев меньше чем русских, более чем в два раза было! как не умели воевать... СССР спасло огромная территория и большие людские ресурсы! будь СССР по территории как Франция, так за пару недель задавили бы.

Ответ от Елена Никитенко[новичек]Население Франции 1940г. 41 214 000 чел. армия Франции+ бельгийские и нидерландские вооруженные силы+ британские экспедиционные силы во Франциивоевали 10 мая — 22 июня. Полный разгром. Лохи, воевать не умели. 🙂В войне против СССР принимали участие также армии Венгрии, Италии, Румынии, Словакии, Финляндии, Хорватии, причём вовсе не в символическом количестве. Не говоря о частях добровольцев из других стран типа дивизии СС "Шарлемань" из Франции и "Голубая дивизия" из Испании.Разумеется использовались ресурсы, вооружение и промышленность всех захваченных стран Европы. Фактически это была война тогдашнего ЕС против СССР. ссылкаК 1940 году население Рейха увеличилось до 90 млн. человек (Судеты и др.), а с учетом сателлитов и покоренных стран — 297 млн. человек.Ну и в довершение. Революция и последующая Гражданская война в России закончилась всего за 15 лет до Великой Отечественной. Это как по сравнению с нашим нынешним положением - в 2000 году.О таких деталях как то, что существенную часть населения СССР составляли граждане среднеазиатских республик, мягко говоря не очень подготовленные для участия в такой войне уж и не говорю.В итоге боевые (не мирного населения!) потери Германии в сумме с союзниками примерно равны советским.СССР: 8,7 - 9,3 миллиона человек.Вермахта и войск СС на Восточном фронте: 8,0 — 8,9 миллионов человек + потери стран сателлитов: 850 тыс - 1 млн. чел.Вот так не умели воевать. Меньше пропаганде верить надо!

Ответ от Ирина Антюшеня[новичек]Возражение Елене Никитенко. В войне против Германии принимали участие так же жители оккупированных в1939-1941гг территорий Финляндии, Эстонии, Румынии, Латвии, Польши, Литвы. Причем не в символических количествах. Разумеется использовались ресурсы названных захваченных стран плюс ресурсы захваченного совместно с Великобританией Ирана плюс Монголии. Против Германии воевали так же Великобритания И её колонии на ВСЕХ континентах кроме Антарктиды (потому и Мировая война). Например, против Гитлера воевал континент Австралия. Флот Великобритании это удавка на шее Германии. Недостаток нефти и других ресурсов из за морской блокады, вынуждал Гитлера вести войну в северной Африке, снабжая войска через контролируемое англичанами средиземноморье. Массированные бомбардировки немецких промышленных центров с острова, вынуждали не восстанавливать разрушенные заводы, а закапывать их в горных массивах. Разрушить танковый завод это серьезней чем разгромить танковую армию. И наконец, жизненная необходимость Гитлера вести морскую войну. Один крупный военный корабль и по стоимости и по количеству и качеству стали превосходит танковую армию. Крупное транспортное или торговое судно тоже может стоить ударной дивизии по количеству и стоимости перевозимого груза. Великобритания теряла в этой " Странной " войне по 3-4 судна в день! С товаром. Немцам тоже доставалось не слабо. И наконец, свою армию бросили в бой США, переплюнув по количеству советскую армию. Насчет азиатов плохих воинов ВЫ угадали строго наоборот! Именно это самые хорошие воины. Бурятам и чеченцам в Частности нет равных в Европе. Это не моё личное мнение и этому имеется научное объяснение.Про потери не скажу. Хрущев, принимавший участие в крупнейших битвах, утверждал что потери 20 миллионов. Советская пропаганда тоже. Скажу только общеизвестный факт. Только за первые шесть месяцев войны и только пленными, СССР потерял 4 миллиона человек. Как говорится, без комментариев.Как случилось, что наши потери настолько выше? А как получилось, что Германия сегодня сильнее Франции и Великобритании, а ядерный СССР рухнул без единого выстрела? Моё личное мнение- все дело в эффективности или отстойности руководства. В качестве государственного строя.

Ответ от Oleg Sdvizhkov[новичек]Глупость вы пишите Ирина.

Ответ от Fairy[активный]Во-первых как определялась численность общих потерь населения :Бралась средняя численность населения в 1941 г. из неё вычиталась средняя численность населения в 1946 г. + плюс поправки на естественную прибыль.Итого получилось потери СССР 26 млн. (средняя оценка). Почему-то не учитывались те граждане, которые не вернулись в СССР после войны (я о тех, которые не погибли, но в СССР не вернулись по идеологическим причинам) и те, которые воевали с оружием в руках против РККА и западных союзников, а таких было в сумме около 3 млн.Вот и выходит, что боевые потери СССР составили порядка 11 млн. и потери гражданского населения порядка 12 млн. Парадоксально, что потери Германии считаются по сводкам Вермахта. Т. е. советские документы всегда врут, а немецкие говорят правду. Из мемуаров Гальдера, Манштейна и др. можно понять, что все как раз наоборот. Ну а что если посчитать потери Германии демографическим образом ?Дело в том, что население Германии в 81 млн. это население Германии в пределах Веймарской республики + Австрия, а Третий рейх это далеко не Веймар + Австрия. Это еще и Судетская область, Познаньский коридор, Данциг, Эльзас, Лотарингия, Люксембург, часть Бельгии, часть Словении, Мемельская область, а также "фольксдойче" в составе 4 млн. из Центральной и Восточной Европы. Таким образом немецкое население Третьего рейха в 1941 г. составило 98 млн. человек. После войны население Германии и Австрии составляло в сумме 74 млн. Причем с территорий которые перестали быть немецкими немцев уже согнали. Поляки и чехи с ними вообще не церемонились. Вопрос почему немцев стало на 24 млн. меньше ?Пусть даже при Гитлере жители Эльзаса и Лотарингии, считавшие себя немцами в 45 г. срочно стали французами, поляки с чехами грохнули половину немцев, а половину выгнали. Пусть англосаксы истребили не 3,5 млн. гражданского населения а 5 млн. Все равно немцев стало на 14 млн. меньше. Если брать сопоставимый не предвзятый подсчет потери Германии больше советских + потери союзников + бандеровцы + другие предатели и всякие СС из Европы. В любом случае наши военные потери меньше.Если взять другой подчет, опирающейся на немецкую статистику:В Вермахте на июнь 1941 г. было 7,2 млн., за год мобилизовано 3 млн. Т. е. должно быть 10,2 млн., но у них только 8,3 млн. И это только вермахт. И это начальный этап войны. Где делось 2 млн. солдат ?Не зря Гальдер пишет что потери к зиме 41 составляют 30-50% личного состава. А еще не было Корсунь-Шевченковского, Крымской наступательной операции, Багратиона - где немцев ложили как в тире.Как ни считай мы воевали со всей Европой и победили, причем победили с меньшими потерями. В 1941 у СССР не было ни единого шанса, но мы победили вопреки всему. Тут кто-то начитался предателей Резуна да Солженицина и несет разный бред. Кто хочет разобраться - сейчас все документы в полном доступе. Гугл в помощь.

Ответ от Марина Ездакова[новичек]<<Во-первых как определялась численность общих потерь населения :Бралась средняя численность населения в 1941 г. из неё вычиталась средняя численность населения в 1946 г. + плюс поправки на естественную прибыль. >>Т. е. таким образом списывают на нацистов всех, что сгноили в ГуЛагах?

Ответ от Fox[новичек]Мне кажется оба оппонента допускают голословные утверждения. Есть статистика и военные архивы. Пусть советские, но мне кажется, что это тот случай, когда они могут дать более или менее правильные сведения. Отсюда вопросы:Сколько чеченцев и ингушей было призвано и воевало во время ВОВ?Сколько чеченцев и ингушей дезертировало во время ВОВ?Какова численность мужского населения призывного возраста ЧИАССР в то время?А дезертировали в то время и русские и украинцы и люди других национальностей... Massarkasch 21:36, 30 апреля 2007 (UTC)Дезертиры встречались у всех это верно. Разнятся маштабы и чем занимались этим дезертиры потом. С хроникой и ссылкой можете ознакомиться [1]. На ваши вопросы дам развернутую цитату. "в Чечено-Ингушетии при первой мобилизации в августе 1941 г. из 8000 человек, подлежащих призыву, дезертировало 719 человек. В октябре 1941 г. из 4733 человек 362 уклонилось от призыва. В январе 1942 г. при комплектовании национальной дивизии удалось призвать лишь 50 процентов личного состава. В марте 1942 г. дезертирство стало практически поголовным: из 14576 человек уклонилось от службы 13560 человек, которые перешли на нелегальное положение и ушли в горы.На начало войны численность чеченцев и ингушей составляла приблизительно 460 тысяч человек, что после мобилизации должно было дать примерно 80 тысяч военнослужащих. В 1941-1945 гг. в РККА служило около 10 тысяч чеченцев и ингушей, т. е. меньше чем 1/8 призывного контингента. Остальные же 7/8 от мобилизации уклонились или дезертировали. Из числа находившихся в рядах РККА погибло и пропало без вести 2,3 тысячи чеченцев и ингушей. Для сравнения: вдвое меньший по численности бурятский народ потерял на фронте 13 тысяч человек, осетины (в полтора раза уступавшие чеченцам и ингушам) – 10,7 тысяч." link В этих условиях в апреле 1942 года был издан приказ Наркомата обороны об отмене призыва в армию чеченцев и ингушей.Национальность погибших военнослужащихЧисло потерь (тыс. чел.) % к общему числубезвозвратных потерьРусские5 756.066.402Украинцы1 377.415.890Белорусы252.92.917Татары187.72.165Евреи142.51.644Казахи125.51.448Узбеки117.91.360Армяне83.70.966Грузины79.50.917Мордва63.30.730Чуваши63.30.730Якуты37.90.437Азербайджанцы58.40.673Молдаване53.90.621Башкиры31.70.366Киргизы26.60.307Удмурты23.20.268Таджики22.90.264Туркмены21.30.246Эстонцы21.20.245Марийцы20.90.241Буряты13.00.150Коми11.60.134Латыши11.60.134Литовцы11.60.134Народности Дагестана11.10.128Осетины10.70.123Поляки10.10.117Карелы9.50.110Калмыки4.00.046Кабардинцы и балкарцы3.40.039Греки2.40.028Чеченцы и ингуши2.30.026Финны1.60.018Болгары1.10.013Чехи и словаки0.40.005Китайцы0.40.005Ассирийцы0,20,002Югославы0.10.001Другие национальности33.70.389Всего8 668.4100.0

Ответ от 2 ответа[гуру]

Привет! Вот еще темы с нужными ответами:

 

Ответить на вопрос:

2oa.ru

ПОТЕРИ СССР И ГЕРМАНИИ В ВОВ. ЧАСТЬ 2.

Начало тут http://mihalchuk-1974.livejournal.com/91401.html

ПОТЕРИ СССР

По официальным данным переписи населения 1939 года, в СССР проживало 170 млн. человек - существенно больше, чем в любой другой отдельно взятой стране Европы. Все население Европы (без СССР) составляло 400 млн. человек. К началу Второй Мировой Войны население Советского Союза отличалось от населения будущих противников и союзников высоким уровнем смертности и низкой продолжительностью жизни. Тем не менее, высокая рождаемость обеспечивала значительный прирост населения. Также отличие от Европы состояло в молодости населения СССР: доля детей младше 15 лет составляла 35%. Именно эта особенность позволила сравнительно быстро, (в теч. 10 лет) восстановить предвоенную численность населения. Доля городского населения составляла лишь 32%, (для сравнения: в Великобритании - более 80%, во Франции - 50%, в Германии - 70%, в США - 60%, и лишь в Японии она имела ту же величину, что и в СССР).

Полевой стан колхозников. УССР 1936 год

В 1939 году население СССР заметно увеличилось, после вхождения в состав страны новых областей (Западные Украина и Белоруссия, Прибалтика, Буковина и Бессарабия), население которых составляло от 20[1] до 22,5[2] млн. человек. Общая численность населения СССР по справке ЦСУ на 1 января 1941 года, определялась в 198 588 тыс. человек ( в том числе РСФСР - 111 745 тыс. чел.) По современным оценкам оно все же было меньше, и на 1 июня 41 года составляло 196,7 млн. человек.

Жители Львова встречают советские войска. 1939 год

Первомайская демонстрация в Прибалтике. 1940 год

Численность населения некоторых стран на 1938-40 гг.СССР - 170,6 (196,7) млн. человек;Германия - 77,4 млн. человек;Франция - 40,1 млн. человек;Великобритания - 51,1 млн. человек;Италия - 42,4 млн. человек;Финляндия - 3,8 млн. человек;США - 132,1 млн. человек;Япония - 71,9 млн. человек.

К 1940 году население Рейха увеличилось до 90 млн. человек, а с учетом сателлитов и покоренных стран - 297 млн. человек. К декабрю 1941 года, СССР потерял 7% территории страны, на которой до начала ВОВ проживало 74,5 млн. человек. Это еще раз подчеркивает, что несмотря на уверения Гитлера, СССР не имел преимуществ в людских ресурсах над Третьим Рейхом.

За все время Великой Отечественной Войны в нашей стране 34,5 миллиона человек надевали военную форму. Это составило порядка 70% от общей численности мужчин в возрасте 15-49 лет в 1941 году. Численность женщин в Красной Армии равнялась примерно 500 тысячам. Выше процент призванных был только в Германии, но как и говорилось ранее, дефицит рабочей силы немцы покрывали за счет рабочих Европы и военнопленных. В СССР подобный дефицит покрывался увеличенной продолжительностью рабочего дня и широким использованием труда женщин, детей и стариков.

О безвозвратных потерях Красной Армии долгое время в СССР не говорили. В частной беседе маршал Конев в 1962 году назвал цифру 10 млн. человек[3], известный перебежчик - полковник Калинов, сбежавший на Запад в 1949 году - 13,6 млн. человек[4]. Цифра в 10 млн. человек была обнародована во французской версии книги "Войны и народонаселение" Б.Ц. Урланиса, известного советского демографа. Авторы известной монографии "Гриф секретности снят" (под ред. Г.Кривошеева) в 1993 году и в 2001 году опубликовали цифру 8,7 миллиона человек, на данный момент в большинстве справочной литературы указана именно она. Но сами авторы констатируют, что туда не входят: 500 тыс. военнообязанных, призванных по мобилизации и захваченных противником, но не зачисленных в списки частей и соединений. Также не учтены почти полностью погибшие ополченцы Москвы, Ленинграда, Киева и других крупных городов. В настоящее время наиболее полные списки безвозвратных потерь советских солдат составляют 13,7 млн. человек, но примерно 12-15% записей повторны. По данным статьи "Мертвые души Великой Отечественной" ("НГ", 22.06.99), историко-архивным поисковым центром "Судьба" ассоциации "Военные мемориалы" установлено, что за счет двойного и даже тройного учета число погибших воинов 43-й и 2-й Ударных армий в исследованных центром боях было завышено на 10-12%. Поскольку эти цифры относятся к периоду, когда учет потерь в Красной Армии был недостаточно тщателен, то можно предположить, что в целом по Великой Отечественной войне за счет двойного счета число погибших красноармейцев завышено примерно на 5-7 %, т. е. на 0,2-0,4 млн. чел.

К вопросу о пленных. Американский исследователь А. Даллин по архивным немецким данным оценивает их количество в 5,7 млн. человек. Из них погибли в плену 3,8 млн. то есть 63%[5]. Профессор Кристиан Штрайт оценивает количество советских пленных от 5,2 млн. до 5,7 млн. человек, из них погибло в плену порядка 3,8 млн. человек. Отечественные историки оценивают количество пленных красноармейцев в 4,6 млн. человек, из них погибло 2,9 млн.[6] В отличии от немецких источников, сюда не включены гражданские лица (например железнодорожники), а также тяжело раненные, оставшиеся на поле боя, занятом противником, и впоследствии умершие от ран или расстрелянные (около 470-500 тыс.[7]) Учитывая это, число советских военнопленных захваченных немцами в 1941-1945 гг. колеблется от 5,05 до 5,2 млн. человек, включая около 0,5 млн. человек формально не являвшихся военнослужащими. Особенно отчаянным положение военнопленных было в первый год войны, когда было захвачено более половины их общей численности (примерно 2,8 млн. человек), а их труд еще не стал использоваться в интересах Рейха. Лагеря под открытым небом, голод и холод, болезни и отсутствие лекарств, жесточайшее обращение, массовые расстрелы больных и неспособных к работе, да и просто всех неугодных, в первую очередь комиссаров и евреев. Не справляясь с потоком пленных и руководствуясь политическими и пропагандисткими мотивами, оккупанты в 1941 году распустили по домам свыше 300 тысяч военнопленных, главным образом уроженцев западной Украины и Белоруссии. В дальнейшем такая практика была прекращена.

Колонна советских пленных, харьковский котел 1942 год

Также не стоит забывать, что примерно 1 млн. военнопленных был переведен из плена в состав вспомогательных частей Вермахта[8]. Во многих случаях для пленных это был единственный шанс выжить. Опять же большая часть этих людей, по немецким данным, при первой возможности старалась дезертировать из частей и соединений Вермахта[9]. В местных вспомогательных силах немецкой армии выделялись:1) добровольные помощники (хиви)2) служба порядка (оди)3) фронтовые вспомогательные части (шума)4) полицейские и оборонные команды (гема).

В начале 1943 года в вермахте действовало: до 400 тыс. хиви, от 60 до 70 тыс. оди, и 80 тыс. в восточных батальонах.

Портрет добровольного помошника вермахта — хиви (Hilfswilliger). Он несет пулемет MG-34. Кавказ.

Добровольные помощники немцев (хиви) из числа советских пленных рядом с подводой.

Некоторая часть военнопленных и населения оккупированных территорий сделали сознательный выбор в пользу сотрудничества с немцами. Так, в дивизию СС "Галичина" на 13 000 "мест" было 82 000 добровольцев. Более 100 тыс. латышей, 36 тыс. литовцев и 10 тыс. эстонцев служили в немецкой армии, преимущественно в войсках СС.

Кроме того, несколько миллионов человек с захваченных территорий, были угнаны на принудительные работы в Рейх. ЧГК (Чрезвычайная госкомиссия) сразу после войны оценивала их количество в 4,259 млн. человек. Более поздние исследования дают цифру в 5,45 млн. человек, из них погибло 850-1000 тыс.

Оценки прямого физического истребления мирного населения, по данным ЧГК от 1946г.

РСФСР - 706 тыс. чел.УССР - 3256,2 тыс. чел.БССР - 1547 тыс. чел.Лит. ССР - 437,5 тыс. чел.Лат. ССР - 313,8 тыс. чел.Эст. ССР - 61,3 тыс. чел.Молд. ССР - 61 тыс. чел.Карело-Фин. ССР - 8 тыс. чел.(10)

Столь высокие цифры для Литвы и Латвии объясняются тем, что там находились лагеря пересыльные и постоянные лагеря для военнопленных. Огромными были и потери населения в прифронтовой полосе во время боевых действий. Однако определить их фактически невозможно. Минимально допустимая величина - число умерших в блокадном Ленинграде, т.е. 800 тысяч человек. В 1942 году коэффициент детской смертности в Ленинграде достиг 74,8%, то есть из 100 новорожденных умирало около 75 младенцев!

Источники:1. ЦСУ СССР "Численность, состав и движение населения СССР" М 1965 г.2. "Население России в 20 веке" М. 2001 г.3. Арнтц "Людские потери во Второй мировой войне" М. 1957 г.4. Frumkin G. Population Changes in Europe since 1939 N.Y. 19515. Dallin A. German rule in Russia 1941-1945 N.Y. - London 19576. "Россия и СССР в войнах 20 века" М.20017. Полян П. Жертвы двух диктатур М. 1996г.8. Thorwald J. The Illusion. Soviet soldiers in Hitler,s Army N.Y. 19759. Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии М. 194610. Земсков. Рождение второй эмиграции 1944-1952 гг. СИ 1991 №411. Timasheff N.S. The postwar population of the Soviet Union 194813 Timasheff N.S. The postwar population of the Soviet Union 194814. Арнтц. Людские потери во Второй мировой войне М. 1957 г. ; "Международная жизнь" 1961 №1215. Biraben J.N. Population 1976.16. Максудов С. Потери населения СССР Benson (Vt) 1989.; "О фронтовых потерях СА в годы Второй мировой войны" "Свободная мысль" 1993г. №1017. Население СССР за 70 лет. Под редакцией Рыбаковского Л.Л. М 1988 г.18. Андреев, Дарский, Харькова. "Население Советского Союза 1922-1991 гг." М 1993 г.19. Соколов Б. "Новая газета" №22, 2005, "Цена Победы -" М. 1991г.20. "Война Германии против Советского Союза 1941-1945" под редакцией Рейнгарда Рюрупа 1991. Берлин21. Мюллер-Гиллебранд. "Сухопутная армия Германии 1933-1945" М.1998 г.22. "Война Германии против Советского Союза 1941-1945" под редакцией Рейнгарда Рюрупа 1991. Берлин23. Гуркин В.В. О людских потерях на советско-германском фронте 1941-45 гг. НиНИ №3 1992 г.24. М.Б. Денисенко. ВОВ в демографическом измерении "Эксмо" 2005 г.25. С. Максудов. Потери населения СССР в годы Второй мировой . "Население и общество" 1995 г.26. Ю. Мухин. Если бы не генералы. "Яуза" 2006 г.27. В. Кожинов. Великая война России. Цикл лекций 1000-летие русских войн. "Яуза" 2005 г.28. Материалы газеты "Дуэль"29. Э. Бивор "Падение Берлина" М.2003 г.

mihalchuk-1974.livejournal.com

Великая ложь о «маленьких» потерях Германии

Фото из открытых источников

В военной истории очень часто всегда бывает так, что потерпевший грандиозное позорное поражение потом, спустя, десятилетия, а, иногда даже столетия, пытается вполне небезуспешно превратить свой крах в победу. Такие прецеденты имеют место, начиная со времён египетских фараонов. Сейчас, в эпоху глобальных СМИ и Интернета масштабы фальсификаций, в особенности, истории Второй мировой войны достигли грандиозных размеров.

 

Дошло до того, что в США и западных странах значительная часть населения, а иногда и большая(!), всерьёз убеждены в том, что Берлин взяли англо-американцы, а Восточный фронт был для гитлеровского вермахта второстепенным… Более того, особое внимание в этой кампании по фальсификации уделяется странам, не только входившим в организацию Варшавского Договора, и но и бывшим советским республикам, где с каждым годом число тех, кто начинает верить в такие измышления, только увеличивается.

 

К сожалению, можно с уверенностью констатировать, что деятельность всех тех, кто пытается противостоять этому явлению, включая само российское государство, до сих пор остаётся малоэффективной и эпизодической.

 

На самом же деле этот вопрос является основополагающим для всех антифашистских сил, поскольку одно дело, когда победа одержана путём беспримерного героизма и всемерного напряжения всех сил народа, а другое, когда враг повержен путём так называемого «заваливания трупами» и страхом перед пулемётами якобы стоявших за спиной войск «заградотрядов».

 

Такие лживые от начала и до конца утверждения разрывают связь поколений и заставляют людей, в первую очередь, русских терять веру в мощь своего народа, заранее обрекая их на поражения в продолжающемся глобальном противостоянии.

 

Инструмент фальсификаций и лжи в отношении Второй мировой войны является действенным способом внести раскол в общество и далее способствовать условиям формирования внутригосударственных конфликтов, способных напрямую угрожать безопасности государства.

 

Между тем в архивах сохранились абсолютно достоверные данные, свидетельствующие о гигантских потерях гитлеровской Германии, понесенных ею именно на Восточном фронте.

 

Не будем при этом забывать, что гитлеровцы здесь активно проводили политику тотального уничтожения мирного населения СССР и военнопленных РККА, чего нельзя никак сказать о советских войсках и их отношении к самим немцам. Помните "Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остаётся..."?

 

Таким образом, превышение потерь среди граждан СССР над потерями граждан объединённой Европы, входившей в Третий рейх, было предопределено изначально. И тот, кто пытается в этом упрекать СССР и его руководство, просто совершает кощунство в отношении всех погибших.

 

Итак, обратимся к свидетельствам немецких архивов.

 

На 1 марта 1939 года в немецкой армии состояло 3,2 млн. человек . К 1 сентября 1939 года численность вооружённых сил Германии была доведена до 4,6 млн. человек, из них 2,7 млн. служили в сухопутных войсках, 1 млн. в резервной армии, остальные в ВВС и ВМФ.

 

Всего имелось к началу мировой войны 103 дивизии, то есть на обеспечение боевой деятельности одной дивизии задействовалось около 45 тыс. человек военнослужащих .

 

Такие скромные усилия сопровождались введением обязательной трудовой повинности для лиц от 18 до 25 лет. Число работающих женщин увеличено до 13,8 млн. человек, что составило треть всех рабочих и служащих. В Германии того времени неработающая женщина была редкостью.

 

Официально немцы называют свои потери убитыми в войне с Польшей 10572 человека, ранеными 30322 и пропавшими 3409 человек . Хотя по сводке BA/MA RH 7/653 потери убитыми в Польше 16843, а пропавшими 320 человек. Число пропавших в 10 раз уменьшено, а количество убитых в 1,5 раза больше.

 

В каждой оккупированной стране, не говоря уже о своих союзниках в войне с СССР, фашистская Германия привлекала для экономической деятельности население таких стран. Например, оккупация Польши дала Третьему рейху возможность смягчить трудовую повинность для своих женщин, потому что к работе были привлечены труду 420 тыс. пленных поляков, а в октябре 1939 года установили трудовую повинность всего населения Польши от 18 до 60 лет обоего пола.

 

Таким образом, утверждение о том, что против СССР воевала вся Европа, отнюдь не является преувеличением. И в ходе информационных войн современности этой самой Европе надо напоминать об этом на всех её языках.

 

Победа над СССР и его оккупация должна была стать, если не конечным, но обязательным условием достижения целей мирового господства.

 

Германия к моменту нападения, кроме уже мобилизованных 7,4 млн. немцев могла призвать ещё около 8 миллионов. Но не менее 3-5 миллионов надо было оставить для работы в самой Германии, и организации оккупационного порядка на завоёванных территориях. Ведь работать в гестапо, СД, абвере и т.д. должны были только истинные арийцы. То есть, мобилизационный резерв в самой Германии в реальности составлял 3-5 млн. человек.

 

В Европе проживало ещё большое количество так называемых «фольксдойче», или этнических немцев из их числа можно было мобилизовать 3-4 млн. человек. Приток призывник давал ещё 0,6 млн. человек ежегодно. К приблизительной наибольшей численности вермахта можно было бы добавить призывников из числа покорённых народов, но их число не должно было бы из соображений боевой способности и устойчивости превышать 10-20%, может быть 30%, от общей численности.

 

Это дало бы ещё 2-3 млн. человек, а если война затянется, и мобилизационные ресурсы придётся использовать полностью, то и все 6 млн. человек.

 

Мобилизация в Германии в 1939 году началась со старших возрастов. Следовательно, при нормальном течении событий, то есть, при победоносном «Дранг нах Остен» мобресурс составлял бы 15-16 млн. человек, а при менее удачном стечении обстоятельств около 25-30 млн. человек (за 6 лет войны подросло бы около 3,6 млн. призывников), трудовые ресурсы Германии, даже без женщин и военнопленных, составляли 30-35 млн. человек. Кроме того, за время войны в немецкую армию призвали 0,5 млн. женщин, не считая вольнонаёмных.

 

К 1940 году население Третьего рейха увеличилось до 90 млн. человек, а с учетом сателлитов и покоренных стран достигло цифры в 297 млн. человек.

 

По официальным данным переписи населения 1939 года, в СССР проживало 170 млн. человек, после присоединения Западной Белоруссии, Западной Украины, стран Прибалтики, Буковины и Бессарабии население СССР на 1 июня 1941 года составляло чуть более 196 млн. человек.

 

Как известно, через Красную Армию в годы войны прошли около 34,5 миллиона человек. Это составило порядка 70% от общей численности мужчин в возрасте 15–49 лет в 1941 году.

 

К декабрю 1941 года СССР потерял 7% территории страны, на которой до начала ВОВ проживало 74,5 млн. человек. В июне-декабре того же года было эвакуировано около 17 млн. человек.

 

Таким образом, сухие цифры статистики говорят о том, что никаких «трупами завалили», «с палками на пулёметы» и прочих лживых клеветнических подобных измышлений не могло быть и не было в принципе, потому что число призванных в РККА было примерно сравнимо с мобилизационным ресурсом самой Германии, не говоря уже о странах-сателлитах Третьего рейха.

 

К слову, военнопленных этих стран – Франции, Голландии, Бельгии, Италии, Венгрии, Румынии, Испании, Финляндии и т.д. по итогам войны на Востоке в СССР насчитали 1,1 млн. граждан европейских стран, среди них - 500 тыс. венгров, почти 157 тыс. австрийцев, 70 тыс. чехов и словаков, 60 тыс. поляков, около 50 тыс. итальянцев, 23 тыс. французов, 50 тыс. испанцев. Были и голландцы, финны, норвежцы, датчане, бельгийцы и многие другие.

 

Венгрия в ходе войны на Восточном фронте потеряла почти 810 тысяч человек, Италия – почти 100 тысяч, Румыния -- около 500 тысяч, Финляндия – почти 100 тысяч.

 

Благодаря такой помощи Европы немцы смогли мобилизовать в армию 25% всего населения, а СССР мобилизовал «только» 17% своих граждан.

 

Если немецкие потери были минимальны, а Красная Армия, как утверждает Марк Солонин и ему подобные, в 1941-м году «развалилась», то почему тогда же осенью 1941 года в Германии был призван весь контингент 1922 года рождения и встал вопрос о призыве лиц 1923 года рождения?

 

Их призвали уже к лету 1942 года. В начале войны мобилизация началась со старших призывных возрастов, с контингента 1894-1906 годов рождения. Значит, к осени 1941 года было призвано только за время войны уже не менее 16 возрастов, это около 8,8 млн. человек немцев в границах Германии 1937 года, считая среднюю численность призывного возраста, как свидетельствует фельдмаршал Вильгельм Кейтель, в 550 000 человек.

 

Следовательно, в течении лета-осени 1941 года призвано не менее 1,4 млн. человек так численность вермахта на 22.06.41 была 7,2-7,4 млн. человек. И, наконец, если РККА «заваливала трупами», то почему после поражения под Сталинградом в Германии объявили о тотальной мобилизации?

 

И последний вопрос: в октябре 1944 в Третьем рейхе года была объявлена уже "сверхтотальная" мобилизация, и всех непригодных к службе мужчин от 16 до 65 лет собрали в батальоны "Фольксштурма". Куда же подевались те несколько миллионов немцев и их союзников?

 

1945 год. Куда делись взрослые солдаты вермахта???

 

Вы не поверите, однако современным фальсификаторам и профессиональным лгунам современности успешно в прошлом оппонировали … наблюдатели США, которые на 11 декабря 1941 года оценивали потери немцев в Восточной компании убитыми в 1,3 млн. человек, что примерно в 8 раз больше немецкой цифры 167 тыс. человек на 1 декабря 1941 года…

 

Им, кстати, тогда вторили и сами немцы…

 

Имперский министр пропаганды доктор Йозеф Геббельс 29 июня 1941 года в дневнике записал: "Русские защищаются отважно. Командование их действует в оперативном отношении лучше, чем в первые дни"...

 

"Уже сражения июня 1941 г. показали нам, что представляет собой новая советская армия, — вспоминал генерал Блюментрит, начальник штаба 4-й армии, наступавшей в Белоруссии. — Мы теряли в боях до пятидесяти процентов личного состава…»

 

Генерал Г. Дёрр в книге "Поход на Сталинград" имел сведения о 100 тысячах убитых только за последнюю неделю января 1943 года в 6-й армии. Его данные косвенно подтверждаются количеством похороненных советскими войсками в Сталинграде 147,2 тыс. немецких трупов.

 

Ветераны вермахта Видер и Адам рассказывают: «В 1943 г. поражения Вермахта подавались победами. Показывались "кладбища" советских танков, автомашин, убитые и пленные. В кинохронике после нескольких выстрелов русские пускались в бегство. Но в кинозалах, где сидели раненые немецкие фронтовики, поднимался свист, крики -- враньё! Ни один солдат или офицер не говорит теперь пренебрежительно об Иване, хотя еще недавно они так говорили сплошь и рядом. Солдат Красной Армии с каждым днём всё чаще действует как мастер ближнего боя, уличных сражений и искусной маскировки"

 

Генерал-полковник Г.Фриснер, командующий группой армий "Южная Украина": «Совершенно справедливо, что высшее советское командование, начиная со Сталинграда, часто превосходило все наши ожидания. Оно мастерски осуществляло быстрый маневр и переброску войск, перенос направления главного удара, проявляло умение в создании плацдармов и оборудовании на них исходных позиций для последующего перехода в наступление...

 

И совершено «неясно» (а на самом деле понятно!), куда в трудах фальсификаторов исчезает огромное огневое превосходство Красной Армии особенно после 1942-го года, когда на направлениях основных ударов буквально через два-три метра выстраивалась артиллерия крупных, от 122 мм и выше калибров, а также знаменитые «катюши»? По кому наносили удары сотни и тысячи советских штурмовиков и бомбардировщиков? Ведь, в конце концов, не по Марсу, а по немецким войскам…

 

Наконец, если бы потери РККА были настолько большими, то, что мешало немцам в самые критические для них периоды, если бы их потери были бы столь минимальны, как утверждают лжеисторики, не объявлять тотальных и сверхтотальных мобилизаций, а просто призвать якобы имеющихся у них призывников и создать для себя на решающих участках фронта победный, хотя бы 3-кратный по всем канонам военной науки, перевес в численности для решающего наступления? Но ведь этих-то призывников так и не нашли…

 

Только это служит наглядным подтверждением того факта, что в реальности жертвы вермахта были гигантскими.

 

И остаётся констатировать, что в случае с фальсификациями потерь вермахта и РККА налицо искусно организованная массированная компания, проводящаяся в рамках информационной войны по пересмотру итогов Тегерана, Ялты и Потсдама и имеющая своей целью избавление от России как от геополитического конкурента.

 

Источник

planet-today.ru

Потери СССР и Германии в ВОВ » Военное обозрение

Прежде, чем пускаться в объяснения, статистику и прочее, давайте сразу поясним, что имеется в виду. В данной статье рассматриваются потери, понесенные Красной Армией, Вермахтом и войсками стран сателлитов Третьего Рейха, а также гражданским населением СССР и Германии, только в период с 22.06.1941 до момента окончания военных действий в Европе (к сожалению, в случае с Германией это практически неисполнимо). Сознательно исключены советско-финляндская война и «освободительный» поход РККА. Вопрос потерь СССР и Германии неоднократно поднимался в печати, идут бесконечные споры в Интернете и по телевидению, но к единому знаменателю исследователи данного вопроса прийти никак не могут, потому что, как правило, все аргументы сводятся в итоге к эмоциональным и политизированным высказываниям. Это лишний раз доказывает, насколько болезненный это вопрос в отечественной истории. Целью статьи не является «выяснение» окончательной истины в данном вопросе, а попытка суммировать различные данные, содержащиеся в разрозненных источниках. Право делать вывод предоставим читателю.

При всем многообразии литературы и сетевых ресурсов о Великой Отечественной Войне, представления о ней во многом страдают определенной поверхностностью. Основная причина этого — идеологизированность того или иного исследования или произведения и не важно, что это за идеология — коммунистическая или антикоммунистическая. Трактовка такого грандиозного события в свете какой-либо идеологии является заведомо ложной.

Особенно горько читать последнее время о том, что война 1941–45 гг. была лишь схваткой двух тоталитарных режимов, где один, дескать, вполне соответствовал другому. Мы же попробуем взглянуть на эту войну с точки зрения наиболее оправданной — геополитической.

Германия 30-х, при всех своих нацистских «особенностях», прямо и неуклонно продолжала то мощное стремление к первенству в Европе, которое веками определяло путь германской нации. Даже сугубо либеральный германский социолог Макс Вебер писал во время 1-й мировой войны: «…мы, 70 млн. немцев…обязаны быть империей. Мы должны это сделать, даже если боимся потерпеть поражение». Корни этого устремления немцев уходят корнями вглубь веков, как правило, апелляцию нацистов к средневековой и даже языческой Германии истолковывают как чисто идеологическое мероприятие, как конструирование мобилизующего нацию мифа.

С моей точки зрения все сложнее: именно германские племена создали империю Карла Великого, позднее на ее фундаменте сложилась Священная Римская Империя германской нации. И именно «империя германской нации» создала то, что называется «европейской цивилизацией» и начала завоевательную политику европейцев с сакраментального «Drang nach osten» — «натиска на восток», ведь половина «исконно» немецких земель, вплоть до 8–10 веков принадлежала славянским племенам. Поэтому присвоение плану войны против «варварского» СССР названия «план Барбаросса» — не случайное совпадение. Эта идеология «первенства» Германии как основополагающей силы «европейской» цивилизации явилась исходной причиной двух мировых войн. Причем в начале Второй мировой Германия смогла действительно (пусть и ненадолго) осуществить свое устремление.

Вторгаясь в пределы той или иной европейской страны, немецкие войска встречали изумительное по своей слабости и нерешительности сопротивление. Кратковременные схватки армий европейских стран с вторгнувшимися в их пределы германскими войсками, за исключением Польши, являли собой скорее соблюдение некоего «обычая» войны, чем действительное сопротивление.

Чрезвычайно много написано о дутом европейском «движении Сопротивления», якобы бы наносившем гигантский урон Германии и свидетельствовавшем, что Европа наотрез отвергала свое объединение под германским главенством. Но, за исключением Югославии, Албании, Польши и Греции, масштабы Сопротивления — тот же идеологический миф. Несомненно, режим, устанавливаемый Германией в оккупированных странах, не устраивал широкие слои населения. В самой Германии тоже существовало сопротивление режиму, но ни в том, ни в другом случае это не являлось сопротивлением страны и нации в целом. Например, в движении Сопротивления во Франции за 5 лет погибли 20 тысяч человек; за те же 5 лет погибло около 50 тысяч французов, воевавших на стороне немцев, то есть в 2,5 раза больше!

В советское время гиперболизация Сопротивления была внедрена в умы как полезный идеологический миф, дескать, нашу борьбу с Германией поддерживала вся Европа. В действительности, как уже упоминалось, серьезное сопротивление оккупантам оказали лишь 4 страны, что объясняется их «патриархальностью»: им были чужды не столько «германские» порядки, насаждаемые Рейхом, сколько общеевропейские, ибо эти страны по своему образу жизни и сознания во многом не принадлежали европейской цивилизации (хотя географически включены в Европу).

Таким образом, к 1941 году почти вся континентальная Европа, так или иначе, но без особых потрясений вошла в состав новой империи с Германией во главе. Из существовавших двух десятков европейских стран почти половина — Испания, Италия, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Словакия, Финляндия, Хорватия — совместно с Германией вступили в войну против СССР, послав на Восточный фронт свои вооруженные силы (Дания и Испания без формального объявления войны). Остальные европейские страны не принимали участие в военных действиях против СССР, но так или иначе «работали» на Германию, или, скорее, на новообразованную европейскую Империю. Неверное представление о событиях в Европе заставило нас начисто забыть о многих реальных событиях того времени. Так, например, англо-американские войска под командованием Эйзенхауэра в ноябре 1942 года в Северной Африке сражались поначалу не с немцами, а с двухсоттысячной армией французов, несмотря на быструю «победу» (Жан Дарлан ввиду явного превосходства сил союзников приказал сдаться французским войскам), в боевых действиях погибли 584 американца, 597 англичан и 1600 французов. Конечно, это мизерные потери в масштабах всей Второй Мировой войны, но они показывают, что ситуация была несколько сложней, чем обычно думают.

Красная Армия в боях на Восточном фронте захватила полмиллиона пленных, являющихся гражданами вроде бы не воевавших с СССР стран! Можно возразить, что это «жертвы» германского насилия, загнавшего их на русские просторы. Но немцы были не глупее нас с вами и вряд ли допустили бы на фронт поголовно неблагонадежный контингент. И пока очередная великая и многонациональная армия одерживала победы в России, Европа была, в общем и целом, на ее стороне. Франц Гальдер в своем дневнике 30 июня 1941 года записал слова Гитлера: «Европейское единство в результате совместной войны против России». И Гитлер вполне верно оценил положение. Фактически геополитические цели войны против СССР осуществляли не только немцы, а 300 млн. европейцев, объединенных на различных основаниях — от вынужденного подчинения до желанного сотрудничества — но, так или иначе, действующих совместно. Только благодаря опоре на континентальную Европу немцы смогли мобилизовать в армию 25% всего населения (для справки: СССР мобилизовал 17% своих граждан). Одним словом, силу и техническую оснащенность армии, вторгшейся в СССР, обеспечивали десятки миллионов квалифицированных рабочих всей Европы.

Для чего мне потребовалось столь длинное вступление? Ответ прост. Наконец надо осознать, что СССР воевал не только с Германским Третьим Рейхом, но почти со всей Европой. К сожалению, на извечное «русофобство» Европы наложился страх перед «жутким зверем» — большевизмом. Многие добровольцы из европейских стран, воевавшие в России, воевали именно с чуждой им коммунистической идеологией. Не меньшее их число было сознательными ненавистниками «неполноценных» славян, зараженные чумой расового превосходства. Современный немецкий историк Р. Рюруп пишет:

"Во многих документах Третьего Рейха запечатлелся образ врага — русского, глубоко укоренившийся в германских истории и обществе. Такие взгляды были свойственны даже тем офицерам и солдатам, которые не были убежденными или восторженными нацистами. Они (эти солдаты и офицеры) также разделяли представления о «вечной борьбе» германцев… о защите европейской культуры от «азиатских орд», о культурном призвании и праве господства немцев на Востоке. Образ врага подобного типа был широко распространен в Германии, он принадлежал к «духовным ценностям»".

И это геополитическое сознание было свойственно не только немцам, как таковым. После 22 июня 1941 года как на дрожжах появляются добровольческие легионы, позже превратившиеся в дивизии СС «Нордланд» (скандинавская), «Лангемарк» (бельгийско-фламандская), «Шарлемань» (французская). Угадайте, где они защищали «европейскую цивилизацию»? Верно, довольно далеко от Западной Европы, в Белоруссии, на Украине, в России. Немецкий профессор К. Пфеффер писал в 1953 году: «Большинство добровольцев из стран Западной Европы шли на Восточный фронт потому, что видели в этом ОБЩУЮ задачу для всего Запада…» Вот с силами почти всей Европы и суждено было столкнуться СССР, а не только с Германией, и столкновение это было не «двух тоталитаризмов», а «цивилизованной и прогрессивной» Европы с «варварским государством недочеловеков», так долго пугавшем европейцев с востока.

1. Потери СССР

По официальным данным переписи населения 1939 года, в СССР проживало 170 млн. человек — существенно больше, чем в любой другой отдельно взятой стране Европы. Все население Европы (без СССР) составляло 400 млн. человек. К началу Второй Мировой Войны население Советского Союза отличалось от населения будущих противников и союзников высоким уровнем смертности и низкой продолжительностью жизни. Тем не менее, высокая рождаемость обеспечивала значительный прирост населения (2% в 1938–39 гг.). Также отличие от Европы состояло в молодости населения СССР: доля детей младше 15 лет составляла 35%. Именно эта особенность позволила сравнительно быстро (в теч. 10 лет) восстановить предвоенную численность населения. Доля городского населения составляла лишь 32%, (для сравнения: в Великобритании — более 80%, во Франции — 50%, в Германии — 70%, в США — 60%, и лишь в Японии она имела ту же величину, что и в СССР).

В 1939 году население СССР заметно увеличилось после вхождения в состав страны новых областей (Западные Украина и Белоруссия, Прибалтика, Буковина и Бессарабия), население которых составляло от 20[1] до 22,5[2] млн. человек. Общая численность населения СССР, по справке ЦСУ на 1 января 1941 года, определялась в 198 588 тыс. человек (в том числе РСФСР — 111 745 тыс. чел.) По современным оценкам оно все же было меньше, и на 1 июня 41 года составляло 196,7 млн. человек.

Численность населения некоторых стран на 1938–40 гг.

СССР — 170,6 (196,7) млн. человек;Германия — 77,4 млн. человек;Франция — 40,1 млн. человек;Великобритания — 51,1 млн. человек;Италия — 42,4 млн. человек;Финляндия — 3,8 млн. человек;США — 132,1 млн. человек;Япония — 71,9 млн. человек.

К 1940 году население Рейха увеличилось до 90 млн. человек, а с учетом сателлитов и покоренных стран — 297 млн. человек. К декабрю 1941 года СССР потерял 7% территории страны, на которой до начала ВОВ проживало 74,5 млн. человек. Это еще раз подчеркивает, что несмотря на уверения Гитлера, СССР не имел преимуществ в людских ресурсах над Третьим Рейхом.

За все время Великой Отечественной Войны в нашей стране 34,5 миллиона человек надевали военную форму. Это составило порядка 70% от общей численности мужчин в возрасте 15–49 лет в 1941 году. Численность женщин в Красной Армии равнялась примерно 500 тысячам. Выше процент призванных был только в Германии, но как мы говорили ранее, дефицит рабочей силы немцы покрывали за счет рабочих Европы и военнопленных. В СССР подобный дефицит покрывался увеличенной продолжительностью рабочего дня и широким использованием труда женщин, детей и стариков.

О прямых безвозвратных потерях Красной Армии долгое время в СССР не говорили. В частной беседе маршал Конев в 1962 году назвал цифру 10 млн. человек[3], известный перебежчик — полковник Калинов, сбежавший на Запад в 1949 году — 13,6 млн. человек[4]. Цифра в 10 млн. человек была обнародована во французской версии книги «Войны и народонаселение» Б. Ц. Урланиса, известного советского демографа. Авторы известной монографии «Гриф секретности снят» (под ред. Г. Кривошеева) в 1993 году и в 2001 году опубликовали цифру 8,7 миллиона человек, на данный момент в большинстве справочной литературы указана именно она. Но сами авторы констатируют, что туда не входят: 500 тыс. военнообязанных, призванных по мобилизации и захваченных противником, но не зачисленных в списки частей и соединений. Также не учтены почти полностью погибшие ополченцы Москвы, Ленинграда, Киева и других крупных городов. В настоящее время наиболее полные списки безвозвратных потерь советских солдат составляют 13,7 млн. человек, но примерно 12-15% записей повторны. По данным статьи «Мертвые души Великой Отечественной» («НГ», 22.06.99), историко-архивным поисковым центром «Судьба» ассоциации «Военные мемориалы» установлено, что за счет двойного и даже тройного учета число погибших воинов 43-й и 2-й Ударных армий в исследованных центром боях было завышено на 10-12%. Поскольку эти цифры относятся к периоду, когда учет потерь в Красной Армии был недостаточно тщателен, то можно предположить, что в целом по войне за счет двойного счета число погибших красноармейцев завышено примерно на 5–7%, т. е. на 0,2–0,4 млн. чел.

К вопросу о пленных. Американский исследователь А. Даллин по архивным немецким данным оценивает их количество в 5,7 млн. человек. Из них погибли в плену 3,8 млн. то есть 63%[5]. Отечественные историки оценивают количество пленных красноармейцев в 4,6 млн. человек, из них погибло 2,9 млн.[6] В отличии от немецких источников сюда не включены гражданские лица (например железнодорожники), а также тяжело раненные, оставшиеся на поле боя, занятом противником, и впоследствии умершие от ран или расстрелянные (около 470-500 тыс.[7]) Особенно отчаянным положение военнопленных было в первый год войны, когда было захвачено более половины их общей численности (2,8 млн. человек), а их труд еще не стал использоваться в интересах Рейха. Лагеря под открытым небом, голод и холод, болезни и отсутствие лекарств, жесточайшее обращение, массовые расстрелы больных и неспособных к работе, да и просто всех неугодных, в первую очередь комиссаров и евреев. Не справляясь с потоком пленных и руководствуясь политическими и пропагандисткими мотивами, оккупанты в 1941 году распустили по домам свыше 300 тысяч военнопленных, главным образом уроженцев западной Украины и Белоруссии. В дальнейшем такая практика была прекращена.

Также не стоит забывать, что примерно 1 млн. военнопленных был переведен из плена в состав вспомогательных частей Вермахта[8]. Во многих случаях для пленных это был единственный шанс выжить. Опять же большая часть этих людей, по немецким данным, при первой возможности старалась дезертировать из частей и соединений Вермахта[9]. В местных вспомогательных силах немецкой армии выделялись:

1) добровольные помощники (хиви)2) служба порядка (оди)3) фронтовые вспомогательные части (шума)4) полицейские и оборонные команды (гема).

В начале 1943 года в вермахте действовало: до 400 тыс. хиви, от 60 до 70 тыс. оди, и 80 тыс. в восточных батальонах.

Некоторая часть военнопленных и населения оккупированных территорий сделали сознательный выбор в пользу сотрудничества с немцами. Так, в дивизию СС «Галичина» на 13 000 «мест» было 82 000 добровольцев. Более 100 тыс. латышей, 36 тыс. литовцев и 10 тыс. эстонцев служили в немецкой армии, преимущественно в войсках СС.

Кроме того, несколько миллионов человек с захваченных территорий были угнаны на принудительные работы в Рейх. ЧГК (Чрезвычайная госкомиссия) сразу после войны оценивала их количество в 4,259 млн. человек. Более поздние исследования дают цифру в 5,45 млн. человек, из них погибло 850-1000 тыс.

Оценки прямого физического истребления мирного населения, по данным ЧГК от 1946г.

РСФСР — 706 тыс. чел.УССР — 3256,2 тыс. чел.БССР — 1547 тыс. чел.Лит. ССР — 437,5 тыс. чел.Лат. ССР — 313,8 тыс. чел.Эст. ССР — 61,3 тыс. чел.Молд. ССР — 61 тыс. чел.Карело-Фин. ССР — 8 тыс. чел. (10)

Столь высокие цифры для Литвы и Латвии объясняются тем, что там находились лагеря смерти и концентрационные лагеря для военнопленных. Огромными были и потери населения в прифронтовой полосе во время боевых действий. Однако определить их фактически невозможно. Минимально допустимая величина — число умерших в блокадном Ленинграде, т. е. 800 тысяч человек. В 1942 году коэффициент детской смертности в Ленинграде достиг 74,8%, то есть из 100 новорожденных умирало около 75 младенцев!

Еще один немаловажный вопрос. Какое количество бывших советских граждан после окончания Великой Отечественной Войны предпочло не возвращаться в СССР? По советским архивным данным, численность «второй эмиграции» составляла 620 тыс. человек. 170 000 - немцев, бессарабцев и буковинцев, 150 000 — украинцев, 109 000 — латышей, 230 000 — эстонцев и литовцев и только 32 000 русских[11]. Сегодня эта оценка представляется явно заниженой. По современным данным, эмиграция из СССР составила 1,3 млн. человек. Что дает нам разницу почти в 700 тыс., ранее относившуюся к безвозвратным потерям населения[12].

Итак, каковы же потери Красной Армии, мирного населения СССР и общие демографические потери в Великой Отечественной Войне. На протяжении двадцати лет основной оценкой была «притянутая» за уши Н. Хрущевым цифра 20 млн. чел. В 1990 году в результате работы специальной комиссии Генштаба и Госкомстата СССР появляется более обоснованная оценка в 26,6 млн. чел. На данный момент она и является официальной. Обращает на себя внимание тот факт, что еще в 1948 году американский социолог Тимашев дал оценку потерь СССР в войне, которая практически совпала с оценкой комиссии Генштаба. Также с данными Комиссии Кривошеева совпадает оценка Максудова, сделанная им в 1977 году. По данным комиссии Г. Ф. Кривошеева[13].

Итак, давайте суммируем:

Послевоенная оценка потерь Красной Армии: 7 млн. человек.Тимашев: Красная Армия — 12,2 млн. чел., мирное население 14,2 млн.чел., прямые людские потери 26,4 млн. чел., общие демографические 37,3 млн.[14]Арнтц и Хрущев: прямые людские: 20 млн. чел.[15]Бирабен и Солженицын: Красная Армия 20 млн. чел., мирное население 22,6 млн. чел., прямые людские 42,6 млн., общие демографические 62,9 млн. чел.[16]Максудов: Красная Армия — 11,8 млн. чел., мирное население 12,7 млн. чел, прямые людские потери 24, 5 млн. чел. Нельзя не оговориться, что С. Максудов (А. П. Бабенышев, Гарвардский университет США) чисто боевые потери КА определил в 8,8 млн. чел[17]Рыбаковский: прямые людские 30 млн. чел.[18]Андреев, Дарский, Харькова (Генштаб, комиссия Кривошеева): прямые боевые потери Красной Армии 8,7 млн. (11, 994 включая военнопленных) чел. Мирное население (включая военнопленных) 17,9 млн. чел. Прямые людские потери 26,6 млн. чел.[19]Б. Соколов: потери Красной Армии — 26 млн. человек[20]М. Харрисон: общие потери СССР — 23,9 - 25,8 млн. человек.

Что же мы имеем в «сухом» остатке? Будем руководствоваться простой логикой.

Оценка потерь Красной Армии, данная в 1947 году (7 млн.) не вызывает доверия, т. к. не все подсчеты даже при несовершенстве советской системы были завершены.

Хрущевская оценка тоже не является подтвержденной. С другой стороны настолько же необоснованной являются и «солженицынские» 20 млн. человек потерь только армии или даже 44 млн (не отрицая некоторый талант А. Солженицына как писателя, все факты и цифры в его трудах не подтверждены ни единым документом и понять откуда он что брал — невозможно).

Борис Соколов пытается втолковать нам о том, что потери лишь вооруженных сил СССР составили 26 млн. человек. Руководствуется он при этом косвенным методом вычислений. Довольно точно известны потери офицерского состава Красной Армии, по Соколову это 784 тыс. человек (1941–44 гг.) Господин Соколов, ссылаясь на среднестатистические потери офицеров Вермахта на Восточном фронте 62500 человек (1941–44 гг.), и данные Мюллера-Гиллебранта, выводит соотношение потерь офицерского корпуса к рядовому составу Вермахта, как 1:25, то есть 4%. И, ничтоже сумняшеся, экстраполирует эту методику на Красную Армию, получая свои 26 миллионов безвозвратных потерь. Однако такой подход при ближайшем рассмотрении оказывается изначально ложным. Во-первых, 4% потерь офицеров не есть верхний предел, например, в польской кампании вермахт потерял 12% офицеров к общим потерям ВС. Во-вторых, господину Соколову было бы нелишне знать, что при штатной численности немецкого пехотного полка в 3049 человек офицеров в нем было 75 человек, то есть 2,5%. А в советском пехотном полку при численности 1582 человека — офицеров 159 человек, т. е.10%. В-третьих, апеллируя к вермахту, Соколов забывает о том, что чем больше боевого опыта в войсках тем меньше потери среди офицеров. В Польской кампании потери немецких офицеров −12%, во французской — 7%, а на Восточном фронте уже 4%.

То же самое можно применить и к РККА: если в конце войны потери офицеров (не по Соколову, а по статистике) составляли 8-9%, то на начало ВОВ могли составить и 24%. Получается, как у шизофреника, все логично и правильно, лишь исходная посылка неверна. Почему на теории Соколова мы остановились так подробно? Да потому, что г. Соколов весьма часто излагает свои цифры в СМИ.

С учетом вышесказанного, откинув заведомо заниженные и завышенные оценки потерь, получаем: Комиссия Кривошеева — 8,7 млн. человек (с военнопленными 11,994 млн. данные 2001 г.), Максудов — потери даже несколько ниже официальных — 11,8 млн. чел. (1977 −93 гг.), Тимашев — 12,2 млн. чел. (1948). Сюда же можно причислить и мнение М. Харрисона, при уровне общих потерь, указанным им, потери армии должны укладываться в данный промежуток. Эти данные получены различными методиками расчетов, т. к. и Тимашев и Максудов, соответственно не имели доступа к архивам МО СССР и России. Думается, что потери ВС СССР в ВОВ лежат очень близко к такой «кучной» группе результатов. Не будем забывать, что в эти цифры входят 2,6–3,2 млн. уничтоженных советских военнопленных.

В заключение, следует, наверное, согласиться с мнением Максудова, что из числа потерь надо исключить эмиграционный отток, который составил 1,3 млн. чел., что не учли в исследовании Генштаба. На эту величину и следует уменьшить величину потерь СССР в ВОВ. В процентном соотношении структура потерь СССР выглядит так:

41% — потери ВС (включая военнопленных)35% — потери ВС (без военнопленных, т. е. прямые боевые)39% — потери населения оккупированных территорий и прифронтовой полосы (45% с военнопленными)8% — население тыла6% — ГУЛАГ6% — эмиграционный отток.

2. Потери Вермахта и войск СС

К настоящему времени не существует достаточно надежных цифр потерь немецкой армии, полученных прямым статистическим подсчетом. Объясняется это отсутствием по разным причинам достоверных исходных статистических материалов о немецких потерях.

Более или менее ясна картина относительно числа военнопленных вермахта на советско-германском фронте. По российским источникам, советскими войсками было пленено 3 172 300 солдат вермахта, из них в лагерях НКВД находилось 2388443 немца[21]. По подсчетам немецких историков, в советских лагерях военнопленных только немецких военнослужащих было около 3,1 млн[22]. Расхождение, как видите, примерно в 0,7 млн. чел. Объясняется это расхождение различиями в оценке числа погибших в плену немцев: по российским архивным документам в советском плену погибло 356 700 немцев, а по оценке немецких исследователей примерно 1,1 млн. чел. Представляется, что более достоверной является российская цифра погибших в плену немцев, а недостающие 0,7 млн. пропавших без вести и не вернувшихся из плена немцев на самом деле погибли не в плену, а на поле боя.Абсолютное большинство публикаций, посвященных расчетам боевых демографических потерь вермахта и войск СС, опираются на данные центрального бюро (отдела) учета потерь личного состава вооруженных сил, входящего в немецкий Генеральный штаб верховного главнокомандования. Причем, отказывая в достоверности советской статистике, немецкие данные расцениваются как абсолютно достоверные. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что мнение о высокой достоверности сведений этого отдела сильно преувеличено. Так, немецкий историк Р. Оверманс в статье «Человеческие жертвы Второй мировой войны в Германии» пришел к выводу, что «…каналы поступления информации в вермахте не обнаруживают той степени достоверности, которую приписывают им некоторые авторы». В качестве примера он сообщает, что «…служебное заключение отдела потерь в штабе вермахта, относящееся к 1944 году, документально подтвердило, что потери, которые были понесены в ходе польской, французской и норвежской кампаний и выявление которых не представляло никаких технических трудностей, были почти вдвое выше, чем первоначально сообщалось». Согласно данным Мюллера-Гиллебранда, которым верят многие исследователи, демографические потери Вермахта составили 3,2 млн. человек. Еще 0,8 млн. умерли в плену[23]. Однако, по справке организационного отдела ОКХ от 1 мая 1945 г., только сухопутные силы, включая войска СС (без ВВС и ВМС), за период с 1 сентября 1939 г. по 1 мая 1945 г. потеряли 4 миллиона 617,0 тыс. чел. Это самое последнее сообщение о потерях ВС Германии[24]. К тому же с середины апреля 1945 года централизованного учета потерь не велось. А с начала 1945 года данные неполные. Остается фактом то, что в одной из последних радиопередач с его участием, Гитлер озвучил цифру в 12,5 млн. общих потерь ВС Германии, из которых 6,7 млн. безвозвратно, что превышает данные Мюллера-Гиллебранда примерно в два раза. Дело было в марте 1945 года. Не думаю, что за два месяца солдаты Красной Армии не убили ни одного немца.

В целом сведения отдела потерь вермахта не могут служить исходными данными для расчета потерь Вооруженных сил Германии в Великой Отечественной войне.

Существует другая статистика потерь — статистика захоронений солдат вермахта. Согласно приложению к закону ФРГ «О сохранении мест захоронения», общее число немецких солдат, находящихся в зафиксированных захоронениях на территории Советского Союза и восточноевропейских стран, составляет 3 млн. 226 тыс. чел. (на территории только СССР — 2 330 000 захоронений). Эта цифра может быть принята в качестве исходной для расчета демографических потерь вермахта, однако и она нуждается в корректировке.

Во-первых, эта цифра учитывает только захоронения немцев, а в составе вермахта воевало большое число солдат других национальностей: австрийцев (из них погибло 270 тыс. чел.), судетских немцев и эльзасцев (погибло 230 тыс. чел.) и представителей других национальностей и государств (погибло 357 тыс. чел.). Из общего числа погибших солдат вермахта не-немецкой национальности на долю советско-германского фронта приходится 75-80%, т. е. 0,6–0,7 млн. чел.

Во-вторых, эта цифра относится к началу 90-х годов прошлого столетия. За прошедшее с тех пор время поиск немецких захоронений в России, странах СНГ и странах Восточной Европы продолжался. А появлявшиеся на эту тему сообщения были недостаточно информативны. Так, например, российская Ассоциация военных мемориалов, созданная в 1992 году, сообщила, что за 10 лет своего существования передала Немецкому союзу по уходу за воинскими захоронениями сведения о захоронениях 400 тыс. солдат вермахта. Однако были ли это вновь обнаруженные захоронения или они уже учтены в цифре 3 млн. 226 тыс. неясно. К сожалению, обобщенной статистики вновь обнаруженных захоронений солдат вермахта найти не удалось. Ориентировочно можно принять, что число вновь обнаруженных за последние 10 лет захоронений солдат вермахта находится в пределах 0,2–0,4 млн. чел.

В третьих, многие захоронения погибших солдат вермахта на советской земле исчезли или умышленно были уничтожены. Ориентировочно в таких исчезнувших и безымянных могилах могло быть захоронено 0,4–0,6 млн. солдат вермахта.

В четвертых, в эти данные не включены захоронения немецких солдат, убитых в боях с советскими войсками на территории Германии, и западноевропейских стран. По данным Р. Оверманса, только за последние три весенних месяца войны погибло порядка 1 млн. чел. (минимальная оценка 700 тыс.) В целом, на германской земле и в западноевропейских странах в боях с Красной Армией погибло примерно 1,2–1,5 млн. солдат вермахта.

Наконец, в пятых, в число захороненных вошли и солдаты вермахта, умершие «естественной» смертью (0,1–0,2 млн. чел.)

Оценке потерь вермахта с использованием баланса вооруженных сил Германии за годы войны посвящены статьи генерал-майора В. Гуркина. Его расчетные цифры приведены во втором столбце табл. 4. Здесь обращают на себя внимание две цифры, характеризующие число мобилизованных в вермахт в течение войны, и число военнопленных солдат вермахта. Число мобилизованных в годы войны (17,9 млн. чел.) взято из книги Б. Мюллера-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг.», т.З. Вместе с тем В. П. Бохар считает, что в Вермахт было призвано больше — 19 млн. чел.

Число военнопленных Вермахта определено В. Гуркиным суммированием военнопленных, взятых Красной Армией (3,178 млн. чел) и союзными войсками (4,209 млн. чел.) до 9 мая 1945 года. На мой взгляд, это число завышено: в него вошли и военнопленные, не являвшиеся солдатами вермахта. В книге Пауля Кареля и Понтера Беддекера «Немецкие военнопленные Второй мировой войны» сообщается: "…В июне 1945 года Объединенному Командованию союзников стало известно, что в «лагерях находится 7 614 794 военнопленных и невооруженных лиц военного персонала, из которых 4 209 000 к моменту капитуляции уже находились в плену». Среди указанных 4,2 млн. немецких военнопленных, кроме солдат вермахта, было много других лиц. Например, во французском лагере Витриле-Франсуа среди пленных «самому младшему было 15 лет, самому старшему — почти 70». Авторы пишут о пленных фолькштурмовцах, об организации американцами особых «детских» лагерей, куда собирали пленных двенадцати-тринадцатилетних мальчишек из «Гитлерюгенда» и «Вервольфа». Упоминается о помещении в лагеря даже инвалидов. В статье «Мой путь в рязанский плен» («Карта» № 1, 1992) Генрих Шиппманн отмечал:

"Следует принять во внимание, что сначала брались в плен, хотя и преимущественно, но не исключительно, не только солдаты вермахта или военнослужащие отрядов СС, но и обслуживающий персонал ВВС, члены «Фольксштурма» или полувоенных союзов (организация «Тодт», «Служба труда рейха» и т. д.). Среди них были не только мужчины, но и женщины — и не только немцы, но и так называемые «фольксдойче» и «чужеродцы» — хорваты, сербы, казаки, северо- и западноевропейцы, которые каким-либо образом воевали на стороне германского вермахта или причислялись к нему. Кроме того, при оккупации Германии в 1945 году арестовывался всякий, кто носил форму, даже если речь шла о начальнике железнодорожного вокзала".

В целом, среди 4,2 млн. военнопленных, взятых союзниками до 9 мая 1945 г., примерно 20 −25% не были солдатами вермахта. Это значит, что в плену у союзников было 3,1–3,3 млн. солдат вермахта.

Общее число военнослужащих Вермахта, попавших в плен до капитуляции, составляло 6,3–6,5 млн. чел.

В целом, демографические боевые потери вермахта и войск СС на советско-германском фронте составляют 5,2–6,3 млн. чел., из них 0,36 млн. погибли в плену, а безвозвратные потери (с учетом пленных) 8,2–9,1 млн. чел. Также надо отметить, что отечественная историография до последних лет не упоминала некоторые данные о численности военнопленных вермахта на окончание военных действий в Европе, видимо, по идеологическим соображениям, ведь гораздо приятнее считать, что Европа «боролась» с фашизмом, чем отдавать себе отчет в том, что некоторое и весьма большое число европейцев сознательно воевали в вермахте. Так, по записке генерала Антонова, на 25 мая 1945г. Красной Армией было захвачено в плен 5 млн. 20 тыс. только солдат вермахта, из них до августа месяца после фильтрационных мероприятий было отпущено 600 тыс. человек (австрийцев, чехов, словаков, словенцев, поляков и тд.), и эти военнопленные в лагеря НКВД не отправлялись. Таким образом, безвозвратные потери вермахта в боях с Красной Армией могут быть еще выше (порядка 0,6 — 0,8млн. чел).

Есть еще один способ «вычисления» потерь Германии и Третьего Рейха в войне против СССР. Вполне корректный между прочим. Попытаемся «подставить» цифры, относящиеся к Германии, в методику расчета общих демографических потерь СССР. Причем будем использовать ТОЛЬКО официальные данные немецкой стороны. Итак, население Германии на 1939 год составляло по данным Мюллера-Гиллебрандта (стр. 700 его труда, столь любимого сторонниками теории «заваливания трупами») 80,6 млн. человек. При этом мы с вами, читатель, должны учитывать, что сюда входят 6,76 млн. австрийцев, и население Судетской области — еще 3,64 млн. человек. То есть население собственно Германии в границах 1933 года на 1939 год составляло (80,6 — 6,76 — 3,64) 70,2 млн. человек. С этими простейшими математическими действиями разобрались. Далее: естественная смертность в СССР составляла 1,5% в год, но в странах Западной Европы смертность была гораздо ниже и составляла 0,6 — 0,8% в год, Германия не составляла исключения. Однако рождаемость в СССР примерно в такой же пропорции превышала европейскую, за счет чего СССР имел стабильно высокий прирост населения все предвоенные годы, начиная с 1934 года.

Мы знаем о результатах послевоенной переписи населения в СССР, однако мало кто знает, что аналогичная перепись населения была проведена союзными оккупационными властями 29 октября 1946 года в Германии. Перепись дала следующие результаты:

Советская зона оккупации (без вост. Берлина): мужчин — 7, 419 млн., женщин — 9,914 млн., итого: 17,333 млн. человек.

Все западные зоны оккупации, (без зап. Берлина): мужчин — 20,614 млн., женщин — 24,804 млн., итого: 45,418 млн. человек.

Берлин (все сектора оккупации), мужчин — 1,29 млн., женщин — 1,89 млн., итого: 3,18 млн. человек.

Всего население Германии — 65?931?000 человек. Чисто арифметическое действие 70,2 млн.— 66 млн., вроде дает убыль всего 4,2 млн. Однако все не так просто.

На момент переписи населения в СССР количество детей, рожденных с начала 1941 года, составляло около 11 млн., рождаемость в СССР в годы войны резко упала и составляла всего 1,37% в год от предвоенной численности населения. Рождаемость в Германии и в мирное время не превышала 2% в год от численности населения. Предположим, она упала всего в 2 раза, а не в 3, как в СССР. То есть естественный прирост населения за годы войны и первый послевоенный год был около 5% от довоенной численности, и в цифрах составил 3,5–3,8 млн. детей. Эту цифру надо прибавить к итоговой цифре убыли населения Германии. Теперь арифметика другая: общая убыль населения составляет 4,2 млн. + 3,5 млн. = 7,7 млн. человек. Но и это не окончательная цифра; для полноты расчетов нам надо отнять от цифры убыли населения цифру естественной смертности за годы войны и 1946 год, что составляет 2,8 млн. человек (возьмем цифру 0,8% чтобы была «повыше»). Теперь общая убыль населения Германии, вызванная войной, составляет 4,9 млн. человек. Что, в общем то, очень «похоже» на цифру безвозвратных потерь сухопутных сил Рейха, приведенную Мюллером-Гиллебрандтом. Так что же СССР, потерявший в войне 26,6 миллионов своих граждан, действительно «завалил трупами» своего противника? Терпение, уважаемый читатель, давайте все-таки доведем свои расчеты до логического завершения.

Дело в том, что население собственно Германии в 1946 году выросло, еще как минимум на 6,5 млн. человек, а предположительно даже на 8 млн.! К моменту переписи 1946 года (по немецким, кстати, данным, опубликованным еще в 1996 году «Союзом изгнанных», а всего было «насильственно перемещено» около 15 млн. немцев) только из Судетской области, Познани и Верхней Силезии было выселено на территорию Германии 6,5 млн. немцев. Около 1 — 1,5 млн. немцев бежало из Эльзаса и Лотарингии (к сожалению, более точных данных нет). То есть вот эти-то 6,5 — 8 млн. и надо прибавить к потерям собственно Германии. А это уже «чуть-чуть» другие цифры: 4,9 млн. + 7,25 млн. (среднее арифметическое от количества «изгнанных» на родину немцев) = 12,15 млн. Собственно это составляет 17,3% (!)от населения Германии в 1939 году. Ну так и это еще не все!

Еще раз подчеркну: Третий Рейх — это совсем даже НЕ ТОЛЬКО Германия! К моменту нападения на СССР в состав Третьего Рейха «официально» входили: Германия (70,2 млн. чел.), Австрия (6,76 млн. чел.), Судеты (3,64 млн. чел.), захваченные у Польши «балтийский коридор», Познань и Верхняя Силезия (9,36 млн. чел.), Люксембург, Лотарингия и Эльзас (2,2 млн. чел.), да еще отрезанная у Югославии Верхняя Коринтия, всего 92,16 млн. человек.

Это всё территории, которые были официально включены в состав Рейха, и обитатели которых подлежали призыву в вермахт. «Имперский протекторат Богемия и Моравия» и «генерал-губернаторство Польша» мы тут учитывать не будем (хотя этнические немцы призывались в вермахт и с этих территорий). И ВСЕ эти территории вплоть до начала 1945 года оставались под контролем нацистов. Теперь получим «окончательный расчет» если принять во внимание, что потери Австрии нам известны и составляют 300.000 человек, то есть 4,43% от населения страны (что в %, конечно, гораздо меньше, чем у Германии). То не будет большой «натянутостью» предположить, что население остальных областей Рейха, понесло в результате войны те же потери в процентном отношении, что даст нам еще 673?000 человек. В результате общие людские потери Третьего Рейха составляют 12,15 млн. + 0,3 млн. + 0.6 млн. чел. = 13,05 млн. человек. Вот эта «циферка» уже больше похожа на правду. С учетом того, что в эти потери включены 0,5 — 0.75 млн. погибших мирных жителей (а никак не 3,5 млн.), получаем потери ВС Третьего Рейха равными 12,3 млн. человек безвозвратно. Если учесть, что даже немцы признают потери своих Вооруженных Сил на Востоке в 75-80% от всех потерь на всех фронтах, то ВС Рейха потеряли в боях с Красной Армией около 9,2 млн. (75% от 12,3 млн.) человек безвозвратно. Конечно, отнюдь не все они были убиты, но имея данные об освобожденных (2,35 млн.), а также умерших в плену военнопленных (0.38 млн.) можно достаточно точно сказать, что собственно убитыми и умершими от ран и в плену, а также пропавшими без вести, но не попавшими в плен (читай «убитыми», а это 0,7 млн.!), ВС Третьего Рейха потеряли во время похода на Восток примерно 5,6-6 млн. человек. Согласно этим расчетам, безвозвратные потери ВС СССР и Третьего Рейха (без союзников) соотносятся как 1,3:1, а боевые потери Красной Армии (данные коллектива под руководством Кривошеева) и ВС Рейха как 1,6:1.

Порядок расчета общих людских потерь Германии

Население в 1939 г. 70,2 млн. человек.Население в 1946 г. 65,93 млн. человек.Естественная смертность 2,8 млн. человек.Естественный прирост (рождаемость) 3,5 млн. человек.Эмиграционный приток 7,25 млн. человек.Итого потери {(70,2 — 65,93 — 2,8) + 3,5 + 7,25 = 12,22} 12,15 млн. человек.

Погиб каждый десятый немец! Попал в плен каждый двенадцатый!!!

ЗаключениеВ данной статье автор не претендует на выискивание «золотого сечения» и «истины в последней инстанции». Приведенные в ней данные доступны в научной литературе и сети. Просто все они разрознены и раскиданы по различным источникам. Автор выражает свое личное мнение: верить немецким и советским источникам времен войны нельзя, потому что свои потери занижаются минимум в 2–3 раза, потери врага преувеличиваются в те же 2–3 раза. Тем более странно, что немецкие источники, в отличие от советских, признаются вполне «достоверными», хотя, как показывает простейший анализ, это не так.

Безвозвратные потери ВС СССР в ВОВ составляют 11,5 — 12,0 миллионов человек безвозвратно, при собственно боевых демографических потерях в 8,7–9,3 млн. человек. Потери Вермахта и войск СС на Восточном фронте составляют 8,0 — 8,9 миллионов человек безвозвратно, из них чисто боевые демографические 5,2–6,1 миллионов (включая умерших в плену) человек. Плюс к потерям собственно Германских ВС на Восточном фронте необходимо прибавить потери стран сателлитов, а это ни много, ни мало 850 тыс. (включая умерших в плену) человек убитыми и более 600 тыс. пленными. Итого 12,0 (наибольшее кол-во) млн. против 9,05 (наименьшее кол-во) млн. человек.

Закономерный вопрос: а где же «заваливание трупами», о котором так много говорят западные, а ныне и отечественные «открытые» и «демократические» источники? Процент погибших советских военнопленных, даже по самым щадящим оценкам, не менее 55%, а немецких, по самым большим, не более 23%. Может, вся разница в потерях объясняется просто нечеловеческими условиями содержания пленных?

Автор в курсе, что данные статьи отличаются от последней официально провозглашенной версии потерь: потери ВС СССР — 6,8 млн. военнослужащих убитыми, и 4,4 млн. попавшими в плен и пропавшими без вести, потери Германии — 4,046 млн. военнослужащих погибшими, умершими от ран, пропавшими без вести (включая 442,1 тыс. погибших в плену), потери стран сателлитов 806 тыс. убитыми и 662 тыс. пленными. Безвозвратные потери армий СССР и Германии (включая военнопленных) — 11,5 млн. и 8,6 млн. чел. Общие потери Германии 11,2 млн. человек. (например в Википедии)

Вопрос же с мирным населением более страшен против 14,4 (наименьшее кол-во) млн. человек жертв ВОВ в СССР — 3,2 млн. человек (наибольшее кол-во) жертв с немецкой стороны. Так кто и с кем воевал? Необходимо еще упомянуть и то, что не отрицая холокост евреев, немецкое общество до сих пор не воспринимает «славянский» холокост, если о страданиях еврейского народа на Западе известно все (тысячи произведений), то о преступлениях против славянских народов предпочитают «скромно» помалкивать. Неучастие наших исследователей, например, в общегерманском «споре историков» лишь усугубляет эту ситуацию.

Закончить статью хотелось бы фразой неизвестного британского офицера. Когда он увидел колонну советских военнопленных, которую гнали мимо «интернационального» лагеря, он сказал: «Я заранее прощаю русским все то, что они сделают с Германией».

Статья была написана в 2007 году. С тех пор автор мнения своего не изменил. То есть «тупого» заваливания трупами со стороны РККА не было, впрочем, как и особого численного превосходства. Это доказывает и появление, в последнее время, большого пласта русской «oral history», то есть мемуаров рядовых участников ВОВ. Например, Электрон Приклонский, автор «Дневника самоходчика», упоминает, что за всю войну он видел два «поля смерти»: при атаке наших войск в Прибалтике и попадании их под фланговый огонь пулеметов, и при прорыве немцев из Корсунь-Шевченковского котла. Пример единичный, но тем не менее, ценен тем, что дневник военной поры, а значит достаточно объективен.

Недавно автор статьи наткнулся (материалы газеты «Дуэль» под редакцией Ю. Мухина) на любопытную таблицу, вывод спорен (хотя соответствует взглядам автора), но интересен подход к проблеме потерь в ВОВ:

Оценка соотношения потерь по результатам сравнительно-сопоставительного анализа потерь в войнах двух последних веков

Применение метода сравнительно-сопоставительного анализа, основы которого заложил еще Жомини, к оценке соотношения потерь требует статистических данных о войнах различных эпох. К сожалению, более или менее полная статистика имеется лишь для войн последних двух столетий. Данные о безвозвратных боевых потерях в войнах XIX и XX столетий, обобщенные по результатам работ отечественных и зарубежных историков, приведены в табл. Последние три графы таблицы демонстрируют очевидную зависимость итогов войны от величин относительных потерь (потерь, выраженных в процентах от общей численности армии) — относительные потери у победителя в войне всегда меньше, чем у побежденного, причем эта зависимость имеет устойчивый, повторяющийся характер (она справедлива для всех видов войн), т. е. обладает всеми признаками закона.

Этот закон — назовем его законом относительных потерь — может быть сформулирован следующим образом: в любой войне победа достается той армии, у которой относительные потери меньше.

Отметим, что абсолютные цифры безвозвратных потерь у победившей стороны могут быть как меньше (Отечественная война 1812 г., русско-турецкие, франко-прусская войны), так и больше, чем у побежденной стороны (крымская, Первая мировая война, советско-финская), но относительные потери у победителя всегда меньше, чем у побежденного.

Разница между относительными потерями победителя и побежденного характеризует степень убедительности победы. Войны с близкими значениями относительных потерь сторон заканчиваются мирными договорами с сохранением у побежденной стороны существующего политического строя и армии (например, русско-японская война). В войнах, заканчивающихся, подобно Великой Отечественной войне, полной капитуляцией противника (наполеоновские войны, франко-прусская война 1870–1871 гг.), относительные потери победителя существенно меньше относительных потерь побежденного (не менее чем на 30%). Иначе говоря, чем больше потери, тем больше должна быть численность армии, чтобы одержать убедительную победу. Если потери армии в 2 раза больше, чем у противника, то для победы в войне ее численность должна быть как минимум в 2,6 раза больше численности противостоящей армии.

А теперь вернемся к Великой Отечественной войне и посмотрим, какими людскими ресурсами располагали СССР и фашистская Германия на протяжении войны. Имеющиеся данные о численностях противоборствующих сторон на советско-германском фронте приведены в табл. 6.

Из табл. 6 следует, что численность советских участников войны была только в 1,4–1,5 раз больше общей численности противостоящих войск и в 1,6–1,8 раза больше регулярной немецкой армии. В соответствии с законом относительных потерь при таком превышении численности участников войны потери Красной Армии, уничтожившей фашистскую военную машину, в принципе не могли превышать потери армий фашистского блока более чем на 10-15%, а потери регулярных немецких войск — более чем на 25-30%. Это значит, что верхней границей соотношения безвозвратных боевых потерь Красной Армии и вермахта является соотношение 1,3:1.

Цифры соотношения безвозвратных боевых потерь, приведенные в табл. 6, не превышают полученное выше значение верхней границы соотношения потерь. Это, впрочем, не значит, что они окончательны и изменению не подлежат. По мере появления новых документов, статистических материалов, результатов исследований цифры потерь Красной Армии и вермахта (табл. 1-5) могут уточняться, изменяться в ту или иную сторону, их соотношение тоже может изменяться, но оно не может быть выше значения 1,3:1.

Источники:1. ЦСУ СССР «Численность, состав и движение населения СССР» М 1965 г.2. «Население России в 20 веке» М. 2001 г.3. Арнтц «Людские потери во Второй мировой войне» М. 1957 г.4. Frumkin G. Population Changes in Europe since 1939 N.Y. 19515. Dallin A. German rule in Russia 1941–1945 N.Y.— London 19576. «Россия и СССР в войнах 20 века» М.20017. Полян П. Жертвы двух диктатур М. 1996г.8. Thorwald J. The Illusion. Soviet soldiers in Hitler,s Army N. Y. 19759. Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии М. 194610. Земсков. Рождение второй эмиграции 1944–1952 гг. СИ 1991 № 411. Timasheff N. S. The postwar population of the Soviet Union 194813 Timasheff N. S. The postwar population of the Soviet Union 194814. Арнтц. Людские потери во Второй мировой войне М. 1957 г.; «Международная жизнь» 1961 № 1215. Biraben J. N. Population 1976.16. Максудов С. Потери населения СССР Benson (Vt) 1989.; «О фронтовых потерях СА в годы Второй мировой войны» «Свободная мысль» 1993г. № 1017. Население СССР за 70 лет. Под редакцией Рыбаковского Л. Л. М 1988 г.18. Андреев, Дарский, Харькова. «Население Советского Союза 1922–1991 гг.» М 1993 г.19. Соколов Б. «Новая газета» № 22, 2005, «Цена Победы -» М. 1991г.20. «Война Германии против Советского Союза 1941-1945» под редакцией Рейнгарда Рюрупа 1991. Берлин21. Мюллер-Гиллебранд. «Сухопутная армия Германии 1933-1945» М.1998 г.22. «Война Германии против Советского Союза 1941-1945» под редакцией Рейнгарда Рюрупа 1991. Берлин23. Гуркин В. В. О людских потерях на советско-германском фронте 1941–45 гг. НиНИ № 3 1992 г.24. М. Б. Денисенко. ВОВ в демографическом измерении «Эксмо» 2005 г.25. С. Максудов. Потери населения СССР в годы Второй мировой. «Население и общество» 1995 г.26. Ю. Мухин. Если бы не генералы. «Яуза» 2006 г.27. В. Кожинов. Великая война России. Цикл лекций 1000-летие русских войн. «Яуза» 2005 г.28. Материалы газеты «Дуэль»29. Э. Бивор «Падение Берлина» М.2003 г.

Литература по теме:Г. Кривошеев «Россия и СССР в войнах ХХ века. Книга потерь»

topwar.ru

Во что обошлась немецкому народу война с СССР

Реальные и озвучиваемые цифры о потерях нацисткой Германии разнятся…

Историческая правда

22 июня 1941 года Германия начала агрессивную войну против СССР. 9 мая 1945 года эта война закончилась полным разгромом агрессора и подписанием акта о его безоговорочной капитуляции. Но между этими событиями прошло четыре очень долгих и кровавых года… И если о потерях, понесенных за это время нашей страной говорится много, то вопрос о том, во сколько жизней обошлась гитлеровская авантюра немецкому народу исследован куда слабее…

Начнем с небольшого экскурса в недавнюю историю…

На заре перестройки господа демократы, помнится, любили говорить, что-де нельзя экономические и демографические проблемы СССР связывать с «эхом войны» - мол Германия понесла в годы войны такие же (в процентном отношении, разумеется) людские потери – ан вот поди ж ты, живут люди…

Такой довод был бы даже не лишен смысла… если бы господа демократы уточняли от каких чисел они эти проценты высчитывали. Но ясности такой не было, поскольку даже в знаменитой эпопее «Освобождение» в финальных титрах шло сперва : «немцев погибло…» а затем «австрийцев погибло…» - как будто Австрия не была во время войны частью Третьего Рейха!

Однако время шло – и «демократический» подход изменился. Поклонники Запада стали упирать уже на то, что-де такой-сякой СССР победил потому, потому что под руководством Иосифа Сталина «завалил немцев трупами» - и в качестве подтверждения такого захода стали жонглировать цифрами военных потерь – мол потери РККА превосходят потери вермахта в 5 раз! Нет – в 7! Нет, еще больше – в 10!

Оставим эти «разы» на совести демократов.

Давайте лучше посчитаем, что с чем сравниваем..

Начнем с численности населения.

О том, что в СССР она составляла на 22 июня 1941 года около (чуть менее) 192 миллионов человек, я уже неоднократно говорил. О том, что «брежневская» цифра общих потерь СССР в войне – 20 миллионов человек – в общем, соответствует действительности (хотя и «округлена» в сторону увеличения) тоже говорил… Путем простейших подсчетов получаем из этих цифр процент людских потерь страны – 10,4%

Это ОЧЕНЬ много…

Но (здесь я, как ни странно, соглашусь со срывателями покровов времен ранней перестройки) – процент потерь Германии был ЕЩЕ БОЛЬШЕ.

Об этом можно судить хотя бы по тому, что к весне 1945 года Германия ПОЛНОСТЬЮ исчерпала свой мобилизационный потенциал – в апреле нацисты ставили под ружье и 16-летних подростков 1929 года рождения и пенсионеров-фольксштурмистов (в СССР ничего подобного, напомню, во время войны не наблюдалось).

Но сколько же миллионов человек Германия в принципе могла мобилизовать?

Обратимся опять к статистике – причем немецкой же…

Дело в том, что Германия и Третий Рейх – отнюдь не синонимы. Если в Германии в 1933 году жили 65,22 миллионов человек, то в 1941 году в тех же границах обитало около 70 миллионов человек.

Эта численность легко устанавливается по труду немецкого военного историка Буркхардта Мюллера-Гильдебрандта «Сухопутная армия Германии в 1939-1945» (издательства «Изографус», ЭКСМО, Моска, 2002). В нем на странице 700 написано: «Население Германии в 1939 году составляло 80,6 миллионов человек»…

Поскольку в 1939 году в состав Рейха входили, кроме собственно Германии, еще только Саар (0,8 миллиона человек), Австрия (6,76 миллионов человек) и Судеты (3,64 миллиона человек), то население собственно Германии на 1939 год получается 69,4 миллионов человек.

А в напавшем на СССР гитлеровском Рейхе 1941 года были еще Данциг и Мемель (0,54 миллионов человек), захваченные у Польши «балтийский коридор», Познань и Верхняя Силезия (9,63 миллионов человек), Люксембург, Лотарингия и Эльзас (2,2 миллиона человек), да еще отрезанная у Югославии Южная Каринтия .

Итого – около 92 миллионов человек.

Правда, в изданном для солдат вермахта в 1941 году карманном атласе численность населения Германии называется меньшая (поскольку Австрия и прочие, прибавляются к населению 1933, а не 1939).

Повторяю – это территории, которые были официально включены в состав Рейха и обитатели которых подлежали призыву в вермахт. «Имперский протекторат Богемия и Моравия» и «генерал губернаторство Польша» мы тут учитывать не будем (хотя этнические немцы призывались в вермахт и с этих территорий). И ВСЕ эти территории вплоть до начала 1945 года оставались под контролем нацистов.

Так вот – если считать общие потери Германии хотя бы равными советским, то 10,4% от 92 миллионов – это уже 9,6 миллинов.

Но они были бОльшими! И их даже можно подсчитать – причем опять же «Сухопутной армии Германии 1939-1945» Буркхардта Мюллера-Гильдебрандта. Сделать это будет тем более забавно, что на нее историки-«демократы» часто ссылаются – особенно на те таблички на страницах 712 и 714, в которой перечисляются потери вермахта до конца ноября 1944 года и с января по апрель 1945 года:

Декабрь 1944 года куда-то пропал, и миллион «пропавших без вести» с января по апрель 1945 года надо, скорее всего, прибавить к 250 тысяч убитых - но не суть…

Главное в том, что если сложить цифры потерь из этих таблиц, то получается, что за всю войну вермахт потерял около 4,8 миллионов человек.

Но… у Буркхардта Мюллера-Гильдебрандта на страницах 704 и 705 есть еще две таблички, на которые внимания обращают меньше… а зря.

Никому почему-то не приходит в голову сопоставить данные из этих табличек.

А ведь расчет простейший…

Поскольку число мобилизованных считается с 1 июня, то логично будет предположить, что и численность вермахта тоже дается на июнь.

Ну что ж…

На июнь 1941 года у Буркхардта Мюллера-Гильдебрандта численность вермахта - 7,2 миллионов человек.

Мобилизовано с июня 1941 года по июнь 1942 года - аж 3 миллиона человек.

7,2 миллионов + 3 миллиона = 10,2 миллионов человек.

Но численность вермахта на июнь 1942 года - только 8,3 миллионов человек.

Общие потери за первый год войны с СССР у немцев, стало быть, составили: 10,2 миллионов. - 8,3 миллионов = 1.9 миллион человек.

Численность вермахта на июнь 1942 - 8,3 миллионов человек.

Мобилизовано с июня 1942 по июнь 1943 - 3,47 миллиона человек.

8,3 миллиона + 3,47 миллиона человек = 11,77 миллионов человек.

Однако в вермахте на июнь 1943 года - 9,48 миллионов человек.

Общие потери за второй год войны: 11,77 миллионов - 9,48 миллионов = 2,3 миллиона человек.

Численность вермахта на июнь 1943 года - 9,48 миллионов человек.

Мобилизовано с июня 1943 года по июнь 1944 года - 2,65 миллиона человек.

9,48 миллионов + 2,65 миллиона = 12,1 миллионов человек.

Однако в вермахте на июнь 1944 года - 9,42 миллионов человек.

Общие потери за третий год войны: 12,1 миллионов - 9,42 миллионов = 2,7 миллиона человек.

Численность вермахта на июнь 1944 года - 9,42 миллионов человек.

Мобилизовано с июня 1944 года по апрель 1945 года - 1,3 миллион человек. 9,42 миллионов + 1,3 миллион = 10,72 миллионов человек.

Численность вермахта на момент капитуляции - 7,8 миллионов человек (только это уж совсем абсурд, в другом месте у того же Буркхардта Мюллера-Гильдебрандта она определена в 7,59 миллионов человек)

Общие потери за четвертый год войны: 10,72 миллионов - 7,59 миллионов = 3,1 миллиона человек.

А теперь складываем: 1,9 миллиона + 2,3 миллиона + 2,7 миллиона + 3,1 миллиона = 10 миллионов человек.

Поскольку даже немцы признают, что от 75 до 80% потерь вермахт понес на Восточном фронте, то получается, что из 10 миллионов потерь то ли 7,5 то ли 8 миллионов приходится на потери в боях с Красной армией.

Оговоримся – это ОБЩИЕ потери, не все из этих 8 миллионов были убиты. Но, сдается мне, большая часть. Общие потери Германии можно оценить и еще одним способом – демографическим.

Поскольку войска союзников не занимались в Германии геноцидом мирного населения, а на фронте погибали почти исключительно немцы-мужчины, то потери вермахта убитыми должны довольно точно отразиться в разнице между числом мужчин и женщин в Германии.

Для того, чтобы узнать эту разницу можно воспользоваться результатами переписи, проведенной в Германии союзными оккупационными властями 29 октября 1946 года.

Результаты она дала вот такие:

Вот так. В 1946 году в Германии оказалось 66 миллионов населения (вместо 70 миллионов в границах 1937) – и в том числе женщин на 7,3 миллионов больше, чем мужчин.

При этом следует учесть, во-первых, то, что в перепись 1946 года не вошли данные по Австрии (а ее жителей полегло на Восточном фронте под 300 000), во-вторых, что к тому времени в Германию уже были выселены около 6,5 миллионов немцев из Судет, Познани и Силезии (и еще неизвестно сколько сот тысяч сбежало в Западную Германию из Эльзаса и Лотарингии). И, в-третьих, надо учесть, что женское население Германии тоже несло потери от англо-американских бомбардировок.

Они, конечно, были несопоставимы с результатами целенаправленного нацистского геноцида на оккупированной территории СССР, но все-таки достигали полумиллиона человек.

Таким образом, получается, что общие людские потери Германии и Австрии составляют от 9,5 миллионов до 10 миллионов человек – в том числе 7,5 молодых мужчин, погибших в войне с Россией.

Такова была та цена, которую немецкий народ заплатил за гитлеровскую авантюру.

И об этом современным немцам тоже не худо было бы вспоминать 22 июня…

АВТОР В ЖЖ

«Наш Век»

wek.com.ua

Пятнадцать миллионов вермахта | Военная история

Давно высказывается мнение что численность потерь вермахт а тотально фальсифицировнна.Раньше эта тема замалчивалась,в СССР и Германии об этом было совсем немного материала,но сегодня информации стало больше.Хорошо известно что вермахт имел относительное приемущество над РККА примерно до осени 1942 года,но так и не смог его реализовать.Но сколько же на самом деле имел вермахт в 1941 году?Офицально считается что 7 млн солдат,но это далеко не такСУХАЯ СТАТИСТИКАЕсть две таблицы из книги "Сухопутная армия Германии. 1933 - 1945" Буркхарт Мюллер-Гиллебранд. Вот эта таблица.Из неё можно сделать ошеломительные выводы.Вооруженные силы и войска СС в 1940 году - 6050 тысячМобилизовано 01.06.1939 г. - 31.05.1940 г. - 9 894 200

Вооруженные силы и войска СС в 1941 году - 7234 тысячМобилизовано 01.06.1940 г. - 31.05.1941 г. - 2 493 300Каково это - около 10 миллионов отмобилизовано, а потом ещё 2,5 миллиона. А численность всего 6 миллионов и 7,2 соответственно? А до 01.06.1939 г. войск в вермахте вообще не было?Так не бывает...До прихода Гитлера к власти численность немецкой армии 200 тысяч. В 1935 году 16 марта( в Германии вновь вводится всеобщая воинская повинность) начался призыв в немецкую армию. Чтоб прикинуть численность призывного контингента надо знать численность населения Германии -тут есть серьезные разночтения, разные историки дают разные цифры. От шестидесяти до более чем девяносто миллионов человек. Возьмём самую скромную цифру 60 миллионов.

Возьму ещё более скромную цифру роста населения в миллион человек.

Это крайне мало практически ниже воспроизводства населения, а на тот момент Германия имела положительный прирост населения. Из этого миллиона отбрасываем половину (девочек), у нас остаётся призывной контингент в полмиллиона человек. Здесь есть не менее интересный вопрос - с какого возраста начался призыв? Ведь можно призывать с 21 года ,а через месяц запустить призыв с 20 лет, ещё через месяц с 19, а уже потом с 18 лет. (что-то подобное провернул Сталин осенью 1939 года).

Но это учитывать не надо. Так что по полмиллиона три года подряд плюс то что было до этого выходит не менее 1,7 миллиона в 1938 году. Присоединение Австрии к Германии 12 марта 1938 года, соответственно Австрийская армия влилась в вермахт плюс призывники уже из самой Австрии. Думаю что численность немецкой армии достигла двух миллионов к моменту Мюнхенского сговора.Посмотрим даты:

19 сентября - Англо-Французский ультиматум правительству Чехословакии с требованием предоставления самоуправления Судетской области.23 сентября - Объявления всеобщей мобилизации в Чехословакии.28 сентября - Начало Мобилизации в Германии.29-30 сентября - "Мюнхенский сговор". Расчленение Чехословакии.1-10 октября - Оккупация немецкими войсками пограничных районов Чехословакии.

Что тут можно сказать?

При мобилизации численность войск должна существенно вырасти. Но я это не считаю - как будто мобилизации не было. Просто за последующие девять месяцев количество солдат увеличилось ещё на полмиллиона (за счёт тех же судетских немцев, да и призыв за девять месяцев для вошедших в возраст).Согласитесь что я вёл подсчёт довольно скромно и того у меня получилось 2,5 миллиона солдат прибавьте сюда десять миллионов отмобилизованных (точнее 9894200) до 31.05.1940 года. Напомню Франция подписала капитуляцию 22.06.1940 года. Да и вся активная война против Франции началась 10.05.1940 года.Численность немецкой армии была отнюдь не 6 миллионов как пишут, а все 12,5 миллионов это по самым скромным подсчётам.Франция капитулировала 22.6.1940 году. Зачем тогда набирать ещё 2,5 миллиона (точнее 2493300) после капитуляции?Зачем?...только для одного--войны против СССР

Вот и выходит что на 22 июня 1941 г. численность вермахта около 15 миллионов, если не больше.

Вообще если верить Википедии то:Всего в 1939-1945 г. в вооруженные силы Германии было призвано 21 107 000 человек.Если смотреть на данные из книги "Сухопутная армия Германии. 1933 - 1945" Буркхарт Мюллер-Гиллебранд:Всего мобилизовано с 01.06.1939 г. - по 30.04.1945 г. - 17 893 200 человек.Разница в 3213800 человек,т.е. эти 3213800 человек были личным сставом вермахта до мобилизации с 1939 года.Если это так--а судя по железебетонным вычислениям это так--куда же делись миллионы немецких солдат?!О НЕУЧТЕННЫХ ПОГИБШИХКак известно согласно Мюллеру-Гиллебранду в Германии было мобилизовано за годы войны: 17 893 200 человек.По его же данным в вооруженных силах Третьего Рейха: Убито - 2 230 324 человек. Пропало без вести или в плену - 2 870 404 человек. Раненых и больных в госпиталях на момент капитуляции - 700 000 человек. Демобилизовано по состоянию здоровья за годы войны - 455 144 человек. Итого из строя выбыло - 6 255 872 человек Таким образом, под ружьем должно остаться: 17 893 200 - 6 255 872 = 11 637 328 человек. Между тем, вооруженные силы Германии в 1945 году составляли 7 830 тысяч человек. Ищем недостачу: 11 637 328 - 7 830 000 = 3 807 328 человек. Итого 3 807 328 неучтенных человек.

Почти 4 млн немецких солдат исчезли не пойми куда....СТРУКТУРНЫЕ ВЫЧЕСЛЕНИЯЧтобы понять куда исчезли 15 млн немецких солдат,нужно савнить структурные потери в гражданской сфере.Вот таблица Мюллер-Гиллебрандта,к сожалению только в таком виде:

Отрасль 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945

1 вооруженные силы 4472 6600 8154 9850 11280 12070 9701 2 национал-социалисты 501 362 344 348 361 343 298 3 промышленность 16142 13861 13102 11726 11126 10385 10106 4 сельское и лесное хозяйство 11103 10018 9274 9258 9008 8708 8677 5 транспорт и связь 8508 7567 7213 6897 6500 6367 6223 6 административные органы 2670 2396 2400 2399 2339 2228 2124 7 фольксштурм 0 0 0 0 0 1500 1500 8 иностранные рабочие 300 823 1814 2722 4636 5295 5738 9 военнопленные 0 347 1295 1523 1623 1830 1749 10 итого в хозяйстве 38723 35012 35098 34525 35232 36313 36117 11 всего 43946 41974 43596 44453 46873 48726 46116 12 ежегодный прирост рабсилы 530 810 1142 1147 2057 1546 140 13 потери ВС 20 92 367 621 821 1820 2616 14 итого немцев в н/х(3,4,5,6) 38423 33842 31989 30280 28973 27688 27130 15 армия и партия (1,2) 4973 6962 8498 10198 11641 12413 9999 16 итого немцев (15 + 14) 43396 40804 40487 40478 40614 40101 37129 17 потери по нарастающей (13) 20 112 479 1100 1921 3741 6357 18 прирост по нарастающей (12) 530 1340 2482 3629 5686 7232 7372 19 прирост минус потери (12-13) 510 718 775 526 1236 -274 -2476 20 итого немцев с приростом и потерями (п. 16 1939 года +19) 43906 44624 45399 45925 47161 46887 44411 21 Недостача (20 - 16) 3820 4912 5447 6547 6786 7282

Итак имеем деятельное население Германии. На 1939 год его согласно п.16 таблицы - 43 млн. 396 тыс. человек. Сюда входят и военные, и партеичи, и рабочие, и крестьяне, и служащие госструктур и частного бизнеса. Попробуем порассуждать. 43 миллиона деятельного населения. 43 миллиона рабочих и военных мест. Если происходит мобилизация - рабочие "перетекают" в "военных", но число "рабочих" мест остается равным 43 миллионам. Можно ли создать дополнительные рабочие места? Можно. За счет чего? За счет того, что несовершеннолетние становятся старше и могут работать - это прирост рабочей силы. Используется ли он? Разумеется, используется.

Армия несёт потери - на освободившиеся вакансии призываются новые люди. Кроме того производство товаров и вооружения может возрастать за счёт открытия новых заводов, введения дополнительных рабочих мест или смен. Посчитаем баланс между приростом рабочей силы и заявленными потерями. Результаты отразим в таблице в пункте 19. Теперь возьмем число занятых за 1939 год в 43 млн. 396 тысяч и начнем последовательно прибавлять результаты из строки 19. То, что получится отразим в строке 20 таблицы. Рассуждения будут следующие.

Было 43 млн. 396 тыс. "занятых" немцев. Убыло (убито) 20 тысяч. Прибыло 530 тысяч. Итого: 43 396 - 20 + 530 = 44 624 тыс. "занятых" немцев в 1940 году. В 1940 году убыло 92 тысячи, прибыло 810 тысяч. Итого: 44 624 - 92 + 810 = 45 399 тысяч в 1941 году.

И так далее...Смотрим. Получается, что согласно приведенных МГ данных, в промышленности, хозяйстве и армии должно работать к концу войны - 44 млн. 400 тысяч. Это с учетом заявленных МГ потерь в 6 млн. 357 тысяч человек и прироста в 7 млн. 372 тысячи человек. Но...согласно данным МГ (строка 16 таблицы) занятых немцев в 1945 году не 44 млн. 400 тысяч, а только 37 млн. 129 тысяч. Не достает 7 282 тысяч. Они исчезли неизвестно куда, в списках потерь не значатся. Можно конечно же погрешить на хаос и анархию 1945 года, когда в Третьем Рейхе было не до правильного учета, но найдём разницу между расчетным количеством немцев (строка 20) и фактическим (строка 16 таблицы) и отобразим в таблице в строке 21. Мы видим, что и в 1944 году, куда-то исчезли 6 млн. 786 тыс. немцев. А в 1943 году недостает - 6 млн. 547 тыс. немцев. Немцы массово просто исчезали..ИСЧЕЗНОВЕНИЕКуда делись эти немцы? Может быть, немцы регулярно отправляли на пенсию пенсионеров, а имеемого населения не хватало, и его заменяли иностранцами и военнопленными? Из чего, доля немцев в "занятости" падала, а общее количество "рабочих" мест при этом было почти постоянно (строка 11 таблицы) и составляло 43-46 млн.? Посмотрим, что пишет на эту тему МГ: "Население Германии составляло в 1939 г. 38,9 млн. мужчин и 41,7 млн. женщин, следовательно, всего 80,6 млн. человек. Для военной службы и работы по обеспечению нужд войны из числа всего населения имелось в виду привлечь возрастные группы от 15 до 65 лет. Возрастная группа женщин от 15 до 65 лет. Имеется замужних женщин -- 17 300 000, незамужних -- 10 600 000. Всего 27 900 000. Мужчин в возрасте от 15 до 65 лет - 24 620 748. Итого имеется 52 млн. 520 тыс. 748 человек.

52,5 млн. человек на 43 млн. "рабочих" мест. Практически 9 млн. человек в резерве и не задействовано - "условно безработные" или "резерв". Это позволяет компенсировать убыль пенсионеров за счет "резерва". Кроме того, данный резерв также имеет свой прирост за счет достижения следующей возрастной группой возраста в 15 лет - это строка 12 в нашей таблице - 7,3 млн. человек. В армию таких не берут, поэтому "новые" 15-летние могут работать в промышленности и других отраслях хозяйства Германии. "Может быть, тогда речь идёт о мобилизации? И эти 7 с хвостиком исчезнувших - мобилизованные? Отнюдь! Мобилизация - это процесс перераспределения внутри упомянутых 43 миллионов "занятых" немцев. Из 2, 3, 4, 5, 6 строки таблицы люди перемещаются в 1 строку, но общий баланс остается неизменным! Должно быть примерно 43 миллиона плюс прирост (строка 12), минус потери (строка 13). Однако этого не наблюдается. Куда-то потерялись 3,8 - 2,6 млн. мобилизованных и 7,3 млн. "занятых" немцев. Что-то, конечно же, можно отнести на потери при воздушных бомбардировках Германии, но далеко не всё, ибо уже в 1943 году (когда масштаб авианалетов был небольшим) не хватало 6,5 миллионов немцев. Опять же, при авианалетах гибло не только мирное "занятое" население, но и военные, и старики и дети, поэтому далеко не все погибшие в 1939-1943 годах при авианалетах на Германию немцы относились к трудоспособному населению. В сумме у нас недостает от 10 до 11 миллионов человек. Так куда же они пропали? Ответ достаточно прост - немцы намухлевали с официально декларируемыми потерями и поэтому наш баланс не сходится. В строке 16 видно, что при переходе с 1939 на 1940 год и с 1944 на 1945 год имеется "просадка" числа немцев на 3 млн. чел. - с 43 до 40, и с 40 до 37 млн. чел. Как такое возможно? Такое возможно только при попытке натянуть заранее декларируемую и высосанную из пальца ведомства доктора Геббельса цифру потерь на официально продекларированную и известную всем по открытым источникам структуру занятости населения Германии в 1939 году. Именно для этой цели и включены в структуру занятости и военнопленные и иностранные рабочие. С их учетом число рабочих мест вроде как почти и не меняется, и потери как бы играют и отражают принадлежность немцев к голубоглазым белокурым арийским "юберменшам", которые валили всех "унтерменшей"-недочеловеков-славян-галлов-поляков пачками, и проиграли только из-за нехватки патронов, русских морозов, и того, что Гитлер куда-то там не повернул вовремя. Однако если от общих таблиц, декларируемых МГ, снизойти до неудобных частностей, то обнаруживается очень интересная картина:

В вышеприведенной таблице показана численность и состав работающих на авиационном заводе "Хейнкель-Ораниенбург". Авиастроение - это одна из самых сложных отраслей в промышленности времен Второй мировой войны, требующая высококвалифицированного персоналаОднако мы видим, что если в марте 1941 года на авиационном заводе работало 7200 немцев и 200 иностранцев (скорее всего итальянцев), то уже в июле 1943 года, немцев там работает - 4200 человек, иностранцев 1200, русских остарбайтеров (в основном женщин) 1000 человек.Пленных французов - 470 человек, пленных из концлагерей (русских) 5500 человек. Итого - 12 500 человек. В 1944 году, число работающих немцев уменьшается ещё на 600 человек - 3600. Какой из этого вывод? А вывод очень простой - если уж самолеты у немцев стали строить военнопленные и русские женщины пригнанные из оккупированной территории СССР, то кто у немцев занимался производством более простых вещей - винтовок, снарядов, касок, стульев, табуреток, зубных щёток? Явно там число немцев было ещё меньше, чем в авиапромышленности... Поэтому и найденная недостача в 10 миллионов пропавших немцев, может оказаться ещё выше на несколько миллионов.Эти неучтенные потери являются результатом тотальной фалсификации потерь Германии в ходе войны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕТак куда же делись миллионы немецких солдат?Их похители инопланетяне?Навряд ли...

.Я полагаю что эти забытые солдаты остались на восточном фронте,в братских могилах от Москвы,Ленинграда,Кавказа и Волги и влоть до самого Берлина.Если все это правда,а скорее всего именно так то вермахт потерял в войне не 2 230 324 солдат погибшими,а где-то 12 000 000 солдат если не больше.

maxpark.com


Смотрите также