Были ли массовые изнасилования в Восточной Пруссии в 44-45 годах? Насилие над женщинами в германии


1. Как немцы-изуверы насиловали русских женщин. 2. Судьбы детей, рожденных от фашистов

1. Как немцы насиловали русских женщин 

"Красная звезда", СССР."Известия", СССР."Правда", СССР."Time", США."The Times", Великобритания."The New York Times", США.

Досье-шпаргалка: Выписки об издевательствах немецких солдат и офицеров над советскими женщинами на временно оккупированных территориях в зеркале сводок Советского Информбюро.06.07.43: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают кровавые злодеяния над мирными жителями оккупированных советских районов. В лесу за деревней Белой, Витебской области, гитлеровцы расстреляли 86 стариков, женщин и детей. В селении Старина немцы сожгли живьем 24 колхозника. Фашистские мерзавцы в этом же селе изнасиловали нескольких девушек, а затем убили их. (Совинформбюро)*

АПРЕЛЬ 1943:

20.04.43: Жители освобожденных от немецких захватчиков сел и деревень Ленинградской области рассказали о чудовищных зверствах гитлеровцев. В деревне Пески немецко-фашистские убийцы повесили колхозника Ивана Морозова и сожгли его дом за то, что он спрятал свою дочь от немецкого офицера, который хотел ее изнасиловать. Шестнадцатилетняя девушка Настя Земскова ударила пристававшего к ней немецкого офицера и сказала: «Не видать вам ни Москвы, ни Ленинграда, как свинье не видать неба». Гитлеровцы схватили девушку и увезли. С тех пор о ее судьбе ничего не известно. В селе Черный Ручей до немецкой оккупации было 250 жителей. Свыше 100 человек немцы угнали на каторгу в Германию. Несколько десятков мирных жителей гитлеровцы замучили и расстреляли. Многие колхозники и колхозницы умерли от голода и лишений. В настоящее время в селе осталось только 39 жителей. (Совинформбюро)

07.04.43: Немецко-фашистские мерзавцы опустошили и разорили деревню Подмошье Смоленской области. Гитлеровцы не щадили ни женщин, ни детей. В деревне нет ни одной семьи, которая не пострадала бы от гитлеровских убийц. Учительницу Анну Конюхову бандиты расстреляли за то, что она оказала сопротивление немцу, пытавшемуся ее изнасиловать. Палачи замучили и убили мирных жителей Михаила Степаненко, Александра Степаненко, Бориса Барсукова и его дочь, Василия Феоктистова, 12-летних ребят — Алексея Игнатова и Дмитрия Иванова. Зверским мучениям подвергли немцы 85-летнего старика Кожурова и его жену. На допросах немцы избивали их, требуя указать местонахождение партизан. Советские патриоты стойко перенесли все пытки, приняли мученическую смерть, но не выдали партизан и связанных с ними односельчан. (Совинформбюро)*

07.03.43: Ниже публикуется акт о зверствах немецко-фашистских мерзавцев в селе Кубань, Орловской области: «С того дня, как немецкие захватчики ворвались в село Кубань, для нас началась каторжная жизнь. Немцы без всяких причин расстреляли колхозников: Ивана Марохина, Алексея Якушина, Фому Мельникова, Ивана Писарева и многих других. Гитлеровские гады изнасиловали Варвару Ж., надругались над Мариной Мельниковой, а затем убили ее. Свыше 200 жителей села перебывали в подвалах немецкой комендатуры, где они подверглись порке и всяческим издевательствам. Фашисты изуродовали наше село, разрушили школу, молочно-товарную ферму, колхозные постройки и много домов колхозников. Во всем селе нет ни одного человека, которого бы не ограбили гитлеровские бандиты, нет ни одного дома, в котором не осталось бы следов немецкого разбоя и разрушения. Мы уверены, что Красная Армия отомстит немецко-фашистским убийцам за наши мучения и очистит родную советскую землю от фашистской падали». Акт подписали: член сельского совета Иван Королев, учительница Анисья Рудакова, колхозники — Александр Хохаев, Оксана Лаврухина и другие. (Совинформбюро)*

24.12.42: Немецко-фашистские мерзавцы учинили кровавую расправу над мирным населением деревни Снорки и Головицы, Смоленской области. В деревне Снорки гитлеровцы сожгли 16 домов вместе с находившимися в них людьми. Заживо сгорели 70 жителей. Фашистские изверги изнасиловали 17-летнюю колхозницу Александру Гвардейцеву. После гнусных издевательств они отрезали ей груди и расстреляли. В деревне Головицы немецкие бандиты расстреляли колхозницу Марию Заболотскую с тремя детьми в возрасте от одного года до шести лет. Годовалый ребенок был убит выстрелом на руках у матери. Расстреляна вся семья Денисенковой, состоявшая из пяти взрослых и двухлетнего ребенка. Всего в этих деревнях гитлеровцы расстреляли, зверски замучили и сожгли 166 ни в чем не повинных женщин, детей и стариков. (Совинформбюро)  НОЯБРЬ 1942:

17.11.42: Немецко-фашистские изверги совершили дикое и гнусное преступление в селе Тросна, Курской области. Гитлеровцы согнали в это село из окружающих деревень группу девушек для отправки их на каторжные работы в Германию. Здесь всех девушек заперли в сарай. Ночью через село проходила немецкая воинская часть. Фашистские мерзавцы ворвались в сарай и надругались над находившимися в нем советскими девушками. (Совинформбюро)

06.11.42: Немецко-фашистские мерзавцы разрушили и сожгли дотла село Солтановку, Орловской области. Огнем уничтожено 450 домов колхозников, школа, больница, молочно-товарная ферма и другие общественные постройки. Немцы замучили и расстреляли десятки жителей села. 19-летнюю колхозницу Анну Матюшкину гитлеровские изверги изнасиловали, а потом вырезали ей груди, отрезали уши и пристрелили. Врача местной больницы Александру Алексеевну Малиновскую бандиты сожгли живьем. (Совинформбюро)*

16.07.42: Немецко-фашистские людоеды истребляют мирное население оккупированных советских районов. В селе Лугань Орловской области гитлеровцы замучили 20 местных жителей. Палачи расстреляли учительницу Анну Федосеевну Коротченко 23 лет, ее сына Вячеслава двух с половиной лет и мать Прасковью Ивановну 53 лет. Фашистские мерзавцы изнасиловали учительницу Анну Константиновну Кожанову, а потом расстреляли ее вместе с 5-летним сыном Виктором и 7-летней дочерью Людмилой...

Зверскую расправу учинили немецко-фашистские мерзавцы в селе Боярке, под Киевом. Гитлеровцы загнали в помещение школы 15 девочек-подростков, надругались над своими жертвами, а потом повесили их на телеграфных столбах. (Совинформбюро)

13.06.42: Пленный обер-ефрейтор 171 полка 56 немецкой пехотной дивизии Густав Ланц сообщил: «Я был свидетелем зверств, которые совершали солдаты полка «Великая Германия». В начале апреля мы сменили этот полк в селениях Ржевка и Мелехово. В Ржевке я видел 15 сгоревших трупов местных жителей. Среди замученных были старики, женщины и дети. В одном доме на окраине села Мелехова лежали шесть мертвых женщин. Солдаты надругались над ними, а потом задушили». (Совинформбюро)*

19.04.42: На окраине освобожденной от немецко-фашистских захватчиков деревни Червинская Лука Ленинградской области обнаружено 63 трупа стариков, женщин и детей. Все трупы облиты водой и заморожены. Медицинским освидетельствованием установлено, что все эти мирные жители были расстреляны гитлеровскими извергами. Несколько женщин были изнасилованы, а потом заколоты штыками. У многих трупов отрублены пальцы на руках, вывернуты ноги. У двух женщин отрезаны груди. Немецкие бандиты сожгли все дома и общественные здания деревни. Оставшиеся в живых крестьяне угнаны в тыл немецкой армии. (Совинформбюро)*ЯНВАРЬ 1942:

27.01.42: В селе Мясоедово, Курской области, немцы сожгли все дома, а население угнали в тыл. Во время пожара одна крестьянка вынесла из горящего дома двух своих детей, положила их на улице, а сама побежала спасать остальных. Проходившие по улице гитлеровцы схватили обоих детей и бросили их в прорубь реки. Перед отступлением из этого села немецкие бандиты изнасиловали 12 женщин и девушек, а затем расстреляли их. (Совинформбюро)

20.01.42: Отступая под натиском частей Красной Армии, немецкие бандиты угнали с собой всех жителей деревень Никитки и Маслово. Большинство домов в этих селениях сожжено гитлеровцами. В деревне Никитки сгорело 69 домов из 70, в Маслове — 68 из 69. В деревне Маслово немцы сожгли заживо Морозова Ф.А., его дочь Марию и колхозниц Котову Г., Кузнецову В. и Петровскую В...

В деревне Черная Грязь, Угодско-Заводского района, Московской области, гитлеровские мерзавцы расстреляли 30 крестьян, а трупы развесили на деревьях вдоль дороги. Три недели, до занятия деревни частями Красной Армии, немцы не разрешали родственникам похоронить расстрелянных. В этой же деревне фашистские бандиты изнасиловали, а затем зверски убили двух женщин — Солонинкову Е. и Ерохину К. (Совинформбюро)

16.01.42: В деревне Слободино, Московской области, гитлеровцы из карательного отряда собрали группу девушек и молодых женщин, поголовно изнасиловали их и расстреляли 15 своих жертв. (Совинформбюро)

11.01.42: В деревне Перешеек, Лядского района, Ленинградской области, немецкие оккупанты устроили дикий погром. Они забрали у населения весь хлеб, скот, кур, всю одежду и домашнюю утварь. После грабежа немцы изнасиловали нескольких девушек, а затем сожгли всю деревню. (Совинформбюро)

09.01.42: Отступая из села Мазикино, немецко-фашистские изверги сожгли все хаты, а крестьян, пытавшихся тушить пожар, расстреливали. У крестьянки этого села Шмаковой Д.М. немцы сожгли четырех детей. В селе Мясоедово гитлеровцы загнали в сарай 12 женщин, изнасиловали и расстреляли их. (Совинформбюро)

03.01.42: Отступая из села Павлово-Лужецкое, Истринского района, Московской области, немецко-фашистские мерзавцы расстреляли 70-летнего колхозника Прохорова. И.А., сожгли женщину вместе с двумя малолетними детьми и изнасиловали многих девушек...

В деревне Маслено, после оставления ее фашистами, обнаружены трупы 8 женщин и одного 14-летнего мальчика. Женщины были изнасилованы, а затем убиты. У несчастных обрезаны носы, изрезаны лица, у одной женщины распорот живот. (Совинформбюро)

01.01.42: 60-летний крестьянин Аркатов, проживающий в ныне освобожденной от немцев деревне Слобода, Новопетровского района, Московской области, сообщил: «Как только фашисты вошли в нашу деревню, начался повальный грабеж. У нас забрали коров, овец, кур, все запасы муки, крупы, овощей. Немецкие грабители отняли у нас всю теплую одежду, валенки, белье. Встретив меня на околице деревни, немецкий солдат приказал мне снять валенки и шубу, и я босой шел до своего дома. За грабежами начались расстрелы. Немцы расстреляли крестьян Белянкина К.И., Белянкина Н.А., Капустина Н.В., Кадильщика Н.А., Баранова Е.И., Рыжова М.И., Осипову и других. Беременную Евдокию Т. гитлеровцы изнасиловали за две недели до родов». (Совинформбюро)

ДЕКАБРЬ 1941:

25.12.41: В селе Вороньки немцы поместили 40 раненых пленных красноармейцев и советских медицинских сестер в помещение бывшей больницы. Медсестер гитлеровцы изнасиловали и расстреляли, а к больнице поставили часовых и никого туда не пускали. Через 4 дня часть больных умерла. Оставшихся в живых изверги утопили в реке. (Совинформбюро)

16.12.41: Жители сел и городов Московской области, освобожденных частями Красной Армии от гитлеровских оккупантов, рассказывают о чудовищных зверствах немецко-фашистских мерзавцев. В деревне Белый Раст немецкие солдаты поставили в качестве мишени 12-летнего мальчика Володю Ткачева и открыли по нему стрельбу из автоматов. Тело Володи было прострелено 21 пулей. В этой же деревне фашисты расстреляли без всякой причины мать четырех малолетних детей колхозницу Мосолову Ирину Васильевну. В селе Зарамушки фашисты расстреляли колхозницу Метлову — 67 лет, Голощекину Екатерину — 60 лет, Соколову Аграфену — 40 лет, Корднова Якова — 58 лет и других. В деревне Овсянниково немцы захватили в плен несколько раненых красноармейцев. Всех их раздели, разули и заперли в холодный сарай. Уходя из деревни, изверги расстреляли всех пленных. Трем бойцам фашисты выкололи глаза, перебили голени, на щеках вырезали звезды и прокололи горло штыком. По деревне Пучки, шел колхозник Терехин Иван Гаврилович со своей женой Полиной Борисовной. Несколько немецких солдат схватили Полину и на глазах у мужа поочередно ее изнасиловали, а затем убили. Колхозник Терехин, пытавшийся защитить свою жену, был также застрелен. Немецкие захватчики ограбили население, они забирали все, что попадалось на глаза. Так, например, у гражданки села Никольское Сергеевой Аграфены Сергеевны гитлеровские разбойники забрали матрац, самовар, чайник, чайную посуду, лукошко с мукой, спички, сахар, дамский жакет, топор, пилу, детские игрушки и даже сетку для процеживания молока...

Жители сел Ростовской области, освобожденных от немецко-фашистских захватчиков, рассказывают о неслыханных зверствах и повальных грабежах, производимых гитлеровской грабьармией. В селе Новоспасовка, в доме колхозницы Елены Гамовой, поселилось несколько немецких солдат. Вечером они устроили попойку. Двухлетний сын колхозницы, проснувшись, заплакал. Один из фашистских извергов вырвал ребенка из рук матери и сунул его в горящую печь. В этом же селе немцы облили бензином крестьянку Марфу Ковпак и подожгли ее. В селении Генеральская фашисты изнасиловали, а затем замучили и расстреляли Надежду Гуртовую и ее 14-летнюю дочь. (Совинформбюро)*НОЯБРЬ 1941:

18.11.41: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают насилия и издевательства над мирным населением городов и деревень Белоруссии. Отряд немецких солдат, прибывший в селение Костюковка, отнял у крестьян все имущество. Крестьянка Дригулина Ксения попросила немецкого офицера оставить белье ее четырех детей. Озверевший фашист избил женщину, а затем застрелил ее. Всех четверых детей Дригулиной немецкие солдаты бросили в погреб и закидали землей. В деревне Нерки фашисты изнасиловали и замучили насмерть крестьянок Жигалову, Серикову и Урупину. В деревне Холмы фашистские изверги зверски замучили шесть пятнадцатилетних девушек. В городе Ельске фашисты посадили на баржу и вывезли на середину реки Припяти пятьсот местных жителей. Пять дней заключенным не давали пищи. Затем немецкие солдаты затопили баржу вместе с находившимися в ней людьми. (Совинформбюро)*

04.11.41: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают грабить и убивать мирных жителей в оккупированных районах. Захватив село Акимовка, фашисты в первый же день расстреляли Николая Михайлова, Ефтея Ушакова, его 12-летнюю дочь и инвалида Бурцева. Несколько дней спустя оккупанты расстреляли большую группу колхозников: семидесятилетних стариков Якова Романенко и Прохора Торгашова, шестидесятилетнюю Александру Ковалеву, Анну Мускову и других. Зверски надругались фашистские мерзавцы над Агафоновой. Они ее изнасиловали, а потом подвергли мучительнейшим пыткам, отрезали груди, искололи все тело. Фашистские изверги не пощадили даже малолетних детей Агафоновой. Собравшись уходить, гитлеровские бандиты убили ее четырехлетнего сына Васю и двухлетнюю дочку Шуру. (Совинформбюро)

01.11.41: Продолжают поступать сообщения о чудовищных злодеяниях фашистских бандитов. В селении Васильевка Орловской области перепившиеся немецкие солдаты заставили танцовать изнасилованных и избитых ими девушек. В это время по улице шла беременная колхозница Анна Ларионова. Фашисты потребовали, чтобы и она танцовала. Ларионова попыталась отказаться, ссылаясь на беременность. Рассвирепевший детина с нашивками ефрейтора ударил женщину сапогом по животу. Ларионова потеряла сознание. Начались родовые схватки. Фашистские изверги запретили крестьянкам оказать роженице помощь. Несчастная родила мертвого ребенка. (Совинформбюро)*

05.10.41: Гитлеровские людоеды продолжают бесчинства и зверства в захваченных ими советских районах.

В селах Глиняная и Диковка Кировоградской области фашисты забрали у населения все сельскохозяйственные продукты и домашние вещи. Полностью разгромлены села Выползово и Карпиловка Остерского района Черниговской области. Фашистские мерзавцы повсеместно устраивают повальные грабежи и с неслыханной жестокостью расправляются с беззащитными мирными жителями. В селе Слободка Чернобыльского района Киевской области фашисты потребовали у колхозницы Нечуйко молока. В ответ на это т.Нечуйко заявила: «Вы уже забрали корову, где же я вам возьму молока?». За это фашисты избили колхозницу до полусмерти, а затем сожгли ее дом. В селе Бородаевка Верхнеднепровского района Днепропетровской области фашисты изнасиловали всех женщин и девушек. (Совинформбюро)СЕНТЯБРЬ 1941:

27.09.41: Жители освобожденной от немцев деревни Ново-Васильевки сообщают о злодейских преступлениях фашистских извергов. Колхозница Федосья Матюха рассказывает: «Фашистские душегубы ворвались в мой дом, схватили мужа Ануфрия и увели с собой. На другой день я нашла его труп в канаве. Он лежал весь изрезанный, изуродованный, с выколотыми глазами». Колхозника Василия Шнырева, больного туберкулезом, долго пытали и мучили. Его кололи штыками, резали, а потом расстреляли. Колхозница Мария Прядко говорит: «Немцы разграбили всю деревню. Они, как собаки, рыскали по хатам и забирали все. У меня фашисты вышибли рамы в избе, разбили зеркало, забрали мануфактуру, все чугуны, ведра, растоптали огород. Я и семеро моих детей спрятались от немцев в яме. Один пьяный мерзавец подошел к нам и начал стрелять в яму. Только чудом мы уцелели». У колхозника Петра Козлова солдаты утащили швейную машину, две скатерти, подушки. В других домах фашисты забрали патефоны, велосипеды, одеяла, одежду.

Колхозница Татьяна Галушко рассказывает: «Три дня бесчинствовали немцы в нашей деревне. Сколько лиха они наделали, сколько горя и слез принесли! Они разрушили и сожгли 13 хат. У Ивана Пучко немцы разграбили и подожгли хату. Изверги хватали женщин, насильничали. Они поймали мою дочь и на моих глазах, не обращая внимания на мои крики и слезы, долго над ней измывались. Всех злодеяний гитлеровских разбойников, всего того, что мы видели за эти три дня, мне не перечесть». (Совинформбюро)

16.09.41: Гитлеровские солдаты грабят население оккупированных советских районов, зверски издеваются над стариками, женщинами и детьми... В деревне Захаровка немцы повесили 14 колхозников за отказ сообщить местонахождение своих дочерей. Заняв деревни Юрьево и Березник, к западу от Старой Руссы, немцы конфисковали у населения и забили весь скот и всю домашнюю птицу. Свалив награбленные продукты на подводы, немцы запрягли в них колхозников, в том числе старух и стариков, и заставили везти в соседнюю деревню. В деревне Монино ворвавшийся к крестьянину Николаю Кургаеву пьяный германский солдат пытался изнасиловать хозяйку дома. Муж заступился за жену и был застрелен на месте.

В деревне Милютино немцы арестовали 24 колхозника и увезли их в соседнее село. Среди арестованных находилась 13-летняя Анастасия Давыдова. Бросив крестьян в темный сарай, фашисты стали пытать их, требуя сведений о партизанах. Все молчали. Тогда немцы вывели из сарая девочку и спросили, в каком направлении угнан колхозный скот. Юная патриотка отказалась отвечать. Фашистские мерзавцы изнасиловали девочку и затем расстреляли. (Совинформбюро)

11.09.41: В селе Ханино группа немецких офицеров устроила пьяную вечеринку, на которую затащили местную учительницу и поочередно ее изнасиловали. 16-летнюю колхозницу Ч. изнасиловали пять немецких солдат. Фашисты собрали из Токарево и прилегающих деревень всех девушек и молодых женщин и угнали их в неизвестном направлении. Ни одна из них до сих пор домой не вернулась. (Совинформбюро)*

09.09.41: На территории захваченных немцами районов Украины фашисты продолжают бесчинствовать, убивать сотни и тысячи советских граждан, насиловать девушек и женщин, грабить население. В селе Селище Каневского района Киевской области, фашисты собрали группу женщин и девушек, увели в лес и там их зверски изнасиловали. В селе Гривени Ржищевского района немцы, издеваясь над 60-летним стариком-колхозником, заставили его бежать под обстрелом. Несчастному старику фашисты прострелили обе ноги. В оккупированных районах Кировоградской и Днепропетровской областей немецкое командование об'явило, что все колхозное имущество принадлежит немцам и что крестьяне, посягнувшие на него, будут расстреляны. В ответ на зверства фашистских мерзавцев каждый день новые и новые сотни крестьян вступают в партизанские отряды. (Совинформбюро)*

АВГУСТ 1941:

14.08.41: Каждый день приносит все новые сообщения о фашистских зверствах и грабежах в захваченных германской армией советских районах. Ворвавшись в село Берестовец на Уманьском направлении, немцы изнасиловали всех женщин и девушек. Надругавшись над колхозницами Ульяной Рыбаловой и Еленой Кожумяк, фашистские офицеры расстреляли их. Среди замученных фашистскими извергами — 70-летний колхозник Левко Корж и его 19-летний сын Данил. (Совинформбюро)

09.08.41: Рабочий гильзовой фабрики «Аида» тов. И.Брянцев пишет: «На моих глазах гестаповцы расстреляли из пистолетов 25 рабочих и служащих фабрики — членов фабкома и других активистов профсоюзной организации. Тридцать стахановок и активисток львовской швейной фабрики № 1 были убиты штурмовиками ночью на квартирах. Пьяные немецкие солдаты затаскивали львовских девушек и молодых женщин в парк Костюшко и зверски насиловали их. 15-летнюю школьницу Лидию С. поочередно изнасиловали семь немецких танкистов. Истерзанный труп несчастной девочки фашисты бросили в помойку дома № 18 на улице Словацкого. Старика-священника В.Л.Помазнева, который с крестом в руках умолял пощадить население и пытался предотвратить насилия над девушками, фашисты избили, сорвали с него рясу, спалили бороду и закололи штыком». (Совинформбюро) 

02.08.41: В полевой госпиталь энской части Красной Армии, действующей на юго-западном направлении, доставлена тринадцатилетняя дочь колхозника Зина Г. Девочка была зверски изнасилована немецким офицером. Как показало медицинское освидетельствование, фашистский насильник заразил девочку сифилисом. (Совинформбюро)*

22.07.41: В расположение энской части Красной Армии советские партизаны доставили группу женщин и детей, отбитую во время налета партизанского отряда на захваченное немцами село Ф. Советские женщины рассказали об ужасающих зверствах фашистских офицеров и солдат. Село Ф. фашисты превратили в груды развалин, усеянных изуродованными трупами убитых и заживо сожженных крестьян и членов их семей. Среди доставленных жителей села — восемь девочек в возрасте от 13 до 15 лет, изнасилованных пьяными немецкими солдатами и офицерами. (Совинформбюро) 

________________________________________________________________________________________

Публичный дом вместо семьи — такова скотская мораль гитлеровцев! ("Красная звезда", СССР)

Боец Красной Армии!Ты не дашь любимую на позор и бесчестье гитлеровским солдатам.

Плакат. Худ. Ф.Антонов, 1942 год20.09.42: Ниже публикуется акт о злодеяниях немецко-румынских оккупантов, совершенных ими в деревне Кызбурун, Кабардино-Балкарской АССР.

«Мы, нижеподписавшиеся, составили настоящий акт о нижеследующем: на другой день после того, как Красная Армия изгнала немецко-румынских захватчиков из села Кызбурун, Кабардино-Балкарской АССР, мы обошли селение, заходили во все дома, беседовали с крестьянами. Смерть и запустение принесли гитлеровцы горцам. За короткий срок немецко-румынские мерзавцы опустошили и разрушили некогда цветущее кабардинское селение Кызбурун. Немцы и румыны угнали скот горцев, разграбили их имущество. Бандиты забирали все: одежду, обувь, ковры, подушки, одеяла, посуду. Во всем селении нет ни одного не разграбленного дома. Все, что гитлеровские бандиты не могли унести с собой, они уничтожили и сожгли. Грабежи сопровождались убийствами мирных граждан, насилием над женщинами и девушками. Гитлеровцы обстреляли из автоматов дом жены красноармейца Гись Моловой и тяжело ранили Молову, а ее десятилетнего сына убили. Немецко-румынские людоеды замучили и расстреляли больше 50 мирных жителей деревни. Среди жертв гитлеровских убийц — старик Сату Куршев, 12-летний Зарамук Саблиров и другие. Жену красноармейца Мухяжиру А. изнасиловали два немецких ефрейтора. Группа пьяных солдат ворвалась в дом колхозницы Б. и изнасиловала ее. Отступая под ударами Красной Армии, гитлеровцы угнали с собой 11 семей колхозников и много девушек и женщин, не успевших скрыться в горах.

Такова горькая правда о кошмарных преступлениях немецко-румынских оккупантов в кавказско-мусульманском селении Кызбурун».

Акт подписали: колхозники Муса Албагачиев, Хусейн Муцульгов, Осман Ажигов, Виса Харачеев, Кеха Кокяев, депутат Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР Халид Мурадов, ингушский писатель Идрис Базоркин и другие. Всего 28 человек. (Совинформбюро)*

16.09.41: О чудовищных зверствах гитлеровцев сообщил житель города Луга Алексей Петрович Орехов, бежавший из фашистского плена. «Как только гитлеровские бандиты вступили в город, — говорит тов. Орехов, — начались расстрелы мирного населения. В первый же день все оставшиеся жители города были согнаны в городской сад. В присутствии десятков людей солдаты стали строить виселицу. Офицер, руководивший работами, издевательски «раз’яснял» окружающим, что пропускная способность этого сооружения очень велика. Первым был повешен начальник лесопункта Михаил Орехов. Затем немцы казнили еще нескольких человек. Фашистские изверги строго запретили снимать трупы казненных. Через несколько дней в город приехал начальник отделения гестапо. Он организовал застенок, в котором пытал свои жертвы. В первый же вечер фашисты поймали на улице 8 девушек и изнасиловали их. Во всех домах происходили повальные грабежи. Грабили и открыто на улицах. Днем патрульный солдат остановил местную учительницу и отобрал у нее часы». (Совинформбюро)

Балтиец! Спаси любимую девушку от позора. Убей немца!

Плакат. Худ. В.Соколов, 1942 год17.07.42: Немецко-фашистские мерзавцы разграбили и сожгли деревню Алешок Орловской области. Огнем уничтожены 97 жилых домов и все общественные постройки колхоза. Гитлеровцы замучили и расстреляли многих крестьян. Ворвавшись в дом колхозника Казакова Антона Ивановича, палачи сначала убили пятерых его детей, а потом застрелили жену Казакова и его самого. Гитлеровские звери надругались над 17-летней девушкой Марией Потанчиковой, а потом расстреляли ее. (Совинформбюро)

02.04.42: Отступая из сел Глазуновка, Геевка и совхоза «Пятигорск» Харьковской области, гитлеровцы учинили чудовищные зверства и насилия над мирным населением и пленными красноармейцами. В селе Глазуновка немцы сожгли 16 колхозников, в том числе троих детей. 83 мирных жителя гитлеровцы увели с собой. В селе Геевка гитлеровцы, ограбив население, расстреляли колхозника Даниила Артеменко, изнасиловали многих женщин. В совхозе «Пятигорск» немецкие палачи расстреляли 30 пленных красноармейцев, а 23 раненых красноармейцев заживо сожгли. (Совинформбюро)

18.09.41: В селе Екатериновка Первомайского района Одесской области, немцы ворвались в дом председателя сельского потребительского общества и увезли его дочерей, затем надругались над девушками и зверски их замучили. Недалеко от Первомайска немецкие офицеры остановили две подводы с беженцами. Фашисты ограбили беженцев, а потом после долгих и чудовищных издевательств расстреляли всех: старика, старуху, подростка, двух молодых женщин и грудного ребенка. Погром в городе Первомайске длился несколько дней. Толпы фашистских солдат врывались в квартиры, грабили и убивали беззащитных жителей. (Совинформбюро)

Насильники

Худ. Д.Шмаринов

Серия "Не забудем, не простим!" Искусство, 194314.01.43: Ниже публикуется акт о зверствах немецко-итальянских мерзавцев в селе Смаглеевка, Воронежской области: «Захватив село, гитлеровцы согнали на площадь всё население, раздели всех донага и обыскали. Пока на площади шел обыск, фашистские мародеры хозяйничали в домах, шарили в кладовых и забирали все ценные вещи. Немцы и итальянцы хватали женщин, девушек и насиловали их. Ватага пьяных солдат застрелила Наталью Лозовую, заступившуюся за своих дочерей. Немецкие бандиты и их итальянские сообщники ограбили почти всех колхозников, забрали у них коров, овец, свиней, кур, продукты, а также одежду, белье и обувь. Гитлеровцы уничтожили сельскохозяйственный инвентарь колхоза, забрали лошадей, весь рогатый скот и 250 центнеров зерна. Немцы разгромили наши культурные учреждения, сожгли мебель и парты в школах, уничтожили оборудование учебных кабинетов, сожгли школьную библиотеку. При отступлении бандиты взорвали два здания неполной средней школы, сожгли два магазина и много домов колхозников.

С великой радостью мы, колхозники села Смаглеевки, встретили нашу родную Красную Армию. Благодарим советских бойцов, которые дали нам возможность встретить новый 1943 год не под игом немецко-фашистских негодяев, а свободными советскими гражданами». По поручению граждан села Смаглеевки: Ф.Зябкин, 3.Фисенко, А.Бондаренко, П.Иванов, С.Белоганцев, М.Шептухина, А.Половикова, Ф.Пономарева, И.Козинченко, А.Цымбалева, П.Похинский и другие. (Совинформбюро) 

Фашистские захватчики угоняют людей в немецкое рабство.Воин Красной Армии, освободи!

Плакат. Худ. М.Мальцев, 1943 год16.03.43: Отступая под ударами Красной Армии, немецко-фашистские мерзавцы совершают неслыханные зверства над мирным населением. В деревне Суходол, Смоленской области, фашистские мерзавцы загнали группу жителей в один дом. Гитлеровские палачи надругались над женщинами, а затем подожгли дом. В огне сгорели И.Фомушкина с грудным ребенком, Евдокия Котова, Екатерина Фрунтова и другие. Всего погибло 24 человека, среди которых было 8 малолетних детей. (Совинформбюро)*

09.02.43: Группа бойцов и командиров Красной Армии составила акт о зверствах немецко-фашистских мерзавцев в селе Русское-Тростянка, Воронежской области. В акте говорится: «Немецкие захватчики разграбили и уничтожили три колхозных свинофермы, отняли у колхозников 32 коровы, 100 телят, 500 овец и всё зерно. Бандиты подвергли крестьян диким издевательствам и насилиям. 65-летнего колхозника Куксова немцы избили плетьми, надругались над колхозницей Дарьей Л., убили Петра Бражникова, Филиппа Ампилова, Ксению Лохину, Петра Уварова, Антона Часовникова, Федосью Часовникову и других мирных жителей села Русское-Тростянка». (Совинформбюро)*

12.01.43: Ниже публикуется акт о зверствах немецко-фашистских мерзавцев в деревне Балаболкино, Калининской области: «Перед отступлением из деревни Балаболкино немецкие захватчики согнали жителей на улицу и на глазах у всех расстреляли: Ефима Саратова — 65 лет, Агафью Долгашёву — 45 лет, Дмитрия Новикова — 6 лет, Ивана Климова — 70 лет, Кузьму Солодкова — 15 лет, Терентия Росадь — 75 лет, Ивана Платонова — 70 лет, Дмитрия Солодкова — 72 лет и других крестьян. Несколько немецких солдат оттащили в сторону молодую колхозницу Евдокию Новикову, публично над ней надругались, а затем пристрелили ее из автомата. Оставшихся в живых жителей немцы под конвоем погнали из деревни. По дороге нам удалось бежать и спастись от фашистского плена». Акт подписали: жители деревни Балаболкино — М.Курьяков, Е.Курьянова и М.Сидоров. (Совинформбюро)*

Заступись, товарищ красноармеец!

 

Плакат. Худ. В.Иванов, 1943 год13.01.43: Ниже публикуется акт о кровавых злодеяниях немецко-фашистских мерзавцев в городе Нальчике — столице Кабардино-Балкарской АССР: «Ворвавшись в город осенью прошлого года, гитлеровцы начали грабить население и убивать мирных жителей. В первые же дни фашистские изверги убили жену красноармейца Шаyлова и его пятерых детей в возрасте от 5 месяцев до 11 лет, расстреляли Михо Шамилова и его 10-летнего сына и многих других жителей города. Фашистские насильники надругались над 14-летней школьницей В., изнасиловали 16-летнюю девушку Н. Через некоторое время немецкие военные власти приступили к массовому расстрелу и истреблению мирных граждан — русских, кабардинцев, балкарцев, осетин, грузин, евреев и других. 5 января 1943 года после вступления в город частей Красной Армии в 6 километрах от города в противотанковых рвах и на дальнем кладбище нами было обнаружено свыше 600 истерзанных и изуродованных немцами трупов. У многих жертв гитлеровские бандиты отрезали руки, ноги, уши, выкололи глаза. Среди жертв фашистских палачей большое количество детей. По предварительным данным, от рук немецко-фашистских разбойников погибло не менее 2 тысяч мирных жителей Нальчика. Немецкие оккупанты взорвали и сожгли театр Кабардино-Балкарской драмы, педагогическое училище и медицинскую школу, 9 школ, дом пионеров и октябрят, республиканскую библиотеку, новую больницу, поликлинику и другие культурные и лечебные учреждения. Варвары разрушили и сожгли курортный городок Нальчика — санатории, дома отдыха, лечебные кабинеты, уничтожили все памятники, вырубили городской парк, вывели из строя водопровод и вывезли в Германию многие культурные ценности республики». Акт подписали — жители города Нальчика С.Ифраимов, Л.Ашуров, П.Шабаев, М.Моисеева, Е.Давыдова, А.Либман, П.Ифраимов, М.Шалумов, М.Ифраимов, Ш.Давыдов и Д.Левиев. (Совинформбюро)*

07.09.41: Захватив Днепропетровск, фашисты зверски расправились с жителями, не успевшими покинуть город. Озлобленные тем, что в городе не оказалось никаких запасов продовольствия и ценностей, фашистские мародеры врывались в дома и убивали жителей. Бежавший из города служащий коммунального отдела городского совета А.К.Приходченко рассказал, что «в доме №17 по Чичеринской улице фашисты разграбили все квартиры, а жителей зарубили. На Большой Базарной улице пьяные фашистские солдаты задержали трех женщин. Привязав их к столбам, немцы дико надругались над ними, а затем умертвили». Рабочий Днепропетровского железнодорожного депо Н.А.Кузьменко заявил, что «у кладбища фашисты расстреляли из пулеметов больше ста человек, оказавших сопротивление немцам, грабившим дома». (Совинформбюро)*

ФАШИЗМ – ЗЛЕЙШИЙ ВРАГ ЖЕНЩИН

Все на борьбу с фашизмом!

Плакат. Худ. Н.Ватолина, 1941 год27.08.41: В деревне П., занятой нашими частями на Смоленском направлении, обнаружено 16 обезглавленных трупов красноармейцев и местных жителей. Все головы убитых найдены в 220 метрах от трупов. Два старика-колхозника из этой деревни рассказали красноармейцам: «Как только фашисты заскочили в деревню, они немедленно стали грабить. В кооперативе была водка. Немцы напились, а затем стали делить награбленное и подрались. Вечером солдаты по приказу офицера вытащили из избы раненых красноармейцев и начали их бить, а потом у всех отрубили головы. Ночью пьяные солдаты врывались в избы, хватали и насиловали женщин. Мужчины, заступавшиеся за своих жен и дочерей, были убиты». (Совинформбюро)*

16.07.41: На-днях в расположение энской красноармейской части, действующей на Западном направлении, явились две колхозницы сельхозартели «Новая жизнь» Анна Межевова и Галина Остапенко. Поседевшие от горя женщины, измученные восьмидневными скитаниями по лесам и болотам, рассказали командиру части майору Багдасарову о чудовищных зверствах гитлеровских захватчиков. В ночь на 29-е июня в колхоз ворвались немецкие танки. Танкисты, угрожая пулеметами, согнали крестьян на площадь перед сельским советом. Фашисты схватили председателя сельского совета пятидесятилетнего беспартийного крестьянина Александра Даниловича Николаенко и привязали его за руки и ноги к двум танкеткам. Танкетки двинулись в противоположные стороны, и у Николаенко были вырваны руки и ноги. В страшных мучениях, с проклятием фашистским разбойникам на устах, председатель сельсовета скончался перед потрясенными крестьянами. Фашистские офицеры, угрожая поголовным расстрелом, потребовали выдать остальных депутатов сельского совета. Когда крестьяне отказались выполнить это гнусное приказание, фашисты схватили семерых стариков-крестьян, связали их веревками и поставили в центре площади. По команде фашистского офицера тяжелый танк передавил своими гусеницами всех семерых колхозников. Три часа бесчинствовала в колхозе фашистская банда. Пьяные немецкие солдаты зверски насиловали девушек. Красноармейцы части майора Багдасарова, выслушав страшный рассказ колхозниц, поклялись беспощадно отомстить фашистским извергам. (Совинформбюро)

Клянусь отомстить немецким палачам!

Плакат. Худ. М.Мальцев, 1943 год

Мсти у станка!

Плакат. Худ. В.Брискин

Агит-Окно №10, издание газеты "Сталинец", октябрь 1942 года

Видишь ли ты ее слезы, рабочий? Слышишь ли голос призывный ее? Сделать рабынею враг ее хочет, Сжечь твои нивы, жилье твое...

Пусть это пламя коснется сердца, Тверже будет в труде рука, И пулею мсти стервятнику-немцу, И мсти ему у станка!

Помни все. Ничего ты врагу не забудь: Ни виселиц, зверств и ни пытки огнем, За все разрушенья безжалостным будь И за все мсти, товарищ трудом!

Пусть пулей летит за деталью деталь Для мести, согретая в сердце твоем. Дай больше их фронту, ярость влей в сталь! Мсти, товарищ, мсти грозным трудом!

Убей фашиста-изувера!

Плакат. Худ. В.Дени, 1942 год

Вот он - кровавый немец-поработитель!Бей немца-сатану! Ударишь в Белоруссии - отдается на Дону

Листовка. Белоруссия, 1942 годБЕЙ НЕМЦА-САТАНУ!УДАРИШЬ В БЕЛОРУССИИ — ОТДАЕТСЯ НА ДОНУ

ОГНЕМ И МЕЧОМ ПРОДВИГАЕТСЯ ОН ПО НАШЕЙ ЗЕМЛЕ, ПРЕВРАЩАЯ НАШИ ГОРОДА И СЕЛА В РУИНЫ И ПЕПЕЛИЩА, НАШИ ПЛОДОРОДНЫЕ ЗЕМЛИ И ЦВЕТУЩИЕ САДЫ — В ПУСТЫНЮ.

ВИСЕЛИЦАМИ, СОТНЯМИ ТЫСЯЧ ТРУПОВ УБИТЫХ, РАСТЕРЗАННЫХ И ИЗНАСИЛОВАННЫХ, КРОВЬЮ НАШИХ ЛЮДЕЙ ОТМЕЧЕН КАЖДЫЙ ШАГ, КАЖДОЕ ДВИЖЕНИЕ ФАШИСТСКОГО ЗВЕРЯ.

Зверя-немца надо остановить! Его можно остановить! Убивай немца, где только встретишь. Бей его на городской улице, бей в доме, взрывай его гранатой, коли штыком, вилами, руби его топором, убивай колом, зарежь его ножом — бей всем, чем можешь. НО УБЕЙ.

УБЕЙ ЕГО и ты СПАСЕШЬ СВОЮ ЖИЗНЬ и ЖИЗНЬ СВОЕЙ СЕМЬИ. УБЕЙ ЕГО И ТЫ СПАСЕШЬ СВОЮ РОДИНУ, СВОЙ НАРОД. БЕЙ ЗВЕРЯ-НЕМЦА ВЕЗДЕ!

КОГДА ОН ОСТАНОВИЛСЯ НА НОЧЛЕГ — ЗАРЕЖЬ ЕГО СПЯЩИМ. КОГДА ОН ПРОХОДИТ ЧЕРЕЗ ЛЕС — ПУСТЬ ОН НАЙДЕТ ТАМ СМЕРТЬ.

КОГДА ОН ПРОХОДИТ ПО ДОРОГЕ — ПУСТЬ ВЗОРВЕТ ЕГО МИНА. КОГДА ОН ЕДЕТ В ПОЕЗДЕ — ПУСТИ ПОЕЗД ПОД ОТКОС.

Дави, руби, коли его в лесу, на поле, на дорогах, уничтожай его везде: на земле и на воде. Наводи на него страх.

Ты хозяин своей земли, а он вор, разбойник, пришедший грабить нас.

Повадился немец на грабеж ходить — тут ему и голову сложить. Пощадить врага — погубить общее дело и себя.

Дома и вилы и оружие. В своей хате и кочергой убьешь.

БЕЙ НЕМЦА-САТАНУ. УДАРИШЬ В БЕЛОРУССИИ — ОТДАЕТСЯ НА ДОНУ. ЗА НАШЕ ПРАВОЕ ДЕЛО СТОЙ СМЕЛО.

УНИЧТОЖАЯ НЕМЦЕВ В ОДИНОЧКУ И МЕЛКИМИ ГРУППАМИ, МОЖНО ОБЕСКРОВИТЬ ЭТОГО ЗВЕРЯ. ВОЮЮТ НЕ ЧИСЛОМ, А УМЕНЬЕМ.

НЕМЦА УБИТЬ НЕ ГРЕХ. УБЕЙ НЕМЦА — В ЭТОМ СПАСЕНЬЕ РОДИНЫ, ТВОЕГО НАРОДА, ТЕБЯ САМОГО И ТВОЕЙ СЕМЬИ.

СМЕРТЬ НЕМЕЦКИМ ОККУПАНТАМ!

Смерть немецким оккупантам!ЗА ЧЕСТЬ, ЗА ЖИЗНЬ ЛЮБИМОЙ

Листовка. Текст Е.Кононенко, 1942 год1. Нина Афанасьева — девушка из освобожденной ныне деревни Старое, Погорельского района Калининcкой области. Как и остальные жители этой деревни она при немцах носила на шее деревянную бирку с номером.

2. Надежда Карпова, изнасилованная, а затем зверски убитая немецко-фашистскими мерзавцами.

http://0gnev.livejournal.com/252237.html2. Судьбы детей, рожденных от фашистов

Официальной статистики не существует. Есть только предположения - вероятно, на территории СССР в 1941‑1944 гг. родилось около 100 тыс. (!) детей, чьими отцами были немецкие оккупанты. Как в дальнейшем сложились их судьбы?

Дверь долго не открывали. Наконец после шестого звонка послышались шаркающие звуки и звон бутылок. Обозрев меня в глазок, человек, хрипло закашлявшись, спросил:

- Чего вам надо?

- Я из Москвы приехал. Вот моё удостоверение… Хочу поговорить… о вашем отце.

Звуки за дверью прекратились. Пропало даже дыхание:

- Убирайтесь отсюда. Не было у меня никакого отца. Слышите? НЕ БЫЛО!

«Изъять «немчат»

Эта тема тяжёлая. О ней молчали 70 лет, не упоминая даже шёпотом. Актриса Вера Глаголева, снявшая в 2009 г. фильм «Одна война» о женщинах, родивших детей от немцев, сказала в интервью: «Очень сложно искать фактуру. Они не желают говорить вслух. Я собирала рассказы по крупицам. Никто не приехал на премьеру фильма. Боятся».

8 июня 1942 г. командование вермахта в оккупированных районах СССР выпустило «Памятку о поведении немецкого солдата». Цитирую выдержку оттуда: «Требуется срочно ограничить контакты солдат с женской половиной гражданского населения - ввиду угрозы причинения вреда чистоте германской расы». Ограничения, видимо, не помогли.

Уже в марте 1943 г. комендант города Орла генерал-майор Адольф Гаман постановил: «Родив ребёнка от немецкого солдата, русская мать имеет право на алименты». Получив подтверждение от отца, казна выплачивала 30 марок в месяц. Сколько же всего было таких женщин? И самое главное, сколько родилось детей?

Рассмотрим печальный опыт других стран. За 5 лет (1940‑1945 гг.) в крохотной Норвегии появились на свет 12 тыс. младенцев: их отцами были военнослужащие СС и вермахта. Одна из таких детей, Анни-Фрид Лингстад, дочь фельдфебеля Альфреда Хаазе, была вывезена в Швецию и позже стала солист­кой культовой группы ABBA. Во Франции итогом «горизонтального сотрудничества» (как издевательски называли это сами французы) с немцами стали 200 тыс. (!) новорождённых. А что же у нас? Ничего. Эта тема - табу.

В архивах есть письмо Иосифу Сталину академика Ивана Майского, присланное в апреле 45-го: учёный муж интересовался, как поступить с детьми, родившимися у советских женщин от немецких солдат. В письме академик предлагал «поголовно изъять всех этих «немчат», переменить им имена и разослать в детские дома».

- По моим оценкам, в России, Прибалтике, Белоруссии и на Украине вследствие сожительства с немцами в 1941‑1944 гг. родилось от 50 до 100 тыс. детей, - утверждает исследователь-историк из США Курт Блаумайстер. - В процентном отношении это очень немного, потому что под оккупацией оказалось 73 млн советских граждан, а 5 млн немецких солдат, выполнявших функции оккупантов, в основном были молодыми мужчинами.

Что же случилось потом? Около 2 тыс. женщин власти сослали на поселение в район Белого моря. Их детей забрали на воспитание госучреждения. Таких матерей ненавидели, звали «немецкими подстилками», хотя на деле всё не так уж просто. Кто-то спал с врагом, чтобы не умереть с голоду и накормить своих детей. Многие девушки были изнасилованы и, забеременев, не хотели делать аборт.

«Топили, как котят»

64-летний Курт Блаумайстер тоже дитя войны, только наоборот. Его мать, немка из Берлина, прижила ребёнка от советского офицера и впоследствии в 1948 г. перебралась в Америку. Когда мать умерла, Блаумайстер долго искал своего отца, но так и не нашёл. «Мать рассказала, его звали Volodya, - вздыхает исследователь. - Фото не сохранилось».

Сейчас Курт зарабатывает на жизнь тем, что выполняет экспедиции по заказам родственников солдат вермахта, убитых в сражениях с Красной армией. Он ездит по просторам экс-СССР и старается найти останки погибших. Исследует архивы, берёт показания у свидетелей. За последние 5 лет к Блаумайстеру трижды поступали и другие заказы, как он сам говорит, «весьма необычные».

90-летние старики, когда-то пришедшие на нашу землю с оружием в руках, будучи при смерти, пытаются отыскать своих детей. Тех самых, которых родили от них русские и украинские женщины.

- Мне удалось найти только двоих, - рассказывает Блаумайстер. - Уже пожилые люди, почти по 70 лет. Одного нашёл в Тихвине, другого - в Выборге. Оба отказались со мной разговаривать - не хотят иметь с биологическими отцами ничего общего.

"Мне повезло больше. Стоя на пороге, я четверть часа общался через закрытую дверь, и человек пустил меня в квартиру, хотя полгода назад не пустил туда Блаумайстера. Иван Сергеевич (имя изменено) узнал тайну своего рождения 10 лет назад. Умирая от рака, мать решила открыть ему правду. Совсем седой, он показывает свои послевоенные фот­о - светленький мальчик с веснушками играет на балалайке.

«Когда во дворе в войнушку играли, меня дразнили «немчиком», - говорит он. - Я сразу лез драться. Смешно, правда?»

Иван Сергеевич вырос в уверенности, что его отцом был партизан, казнённый гитлеровцами. Реальность оказалась жестокой. «Мама одна осталась в Нарве с младенцем на руках - моим старшим братом. Молоко пропало, брат заболел, а к ней всё ефрейтор клеился из обозной службы. Дам, говорит, и сгущёнку, и хлеб, если ляжешь со мной. Вот она и легла… А брат-то всё равно умер. Когда поняла, что беременна, было уже поздно. Увидеть он меня хочет? Он не отец мне, а б… фашистская. Он маму всё равно что изнасиловал».

Его мать объяснила: так поступали многие. Даже те, у кого муж на фронте. «На что только баба не пойдёт, лишь бы дети с голоду не пухли. Жрать нечего, картофельные очистки по праздникам ели. Имелись, конечно, и шлюхи, что гуляли с офицерами за духи и шёлковые платья. Насиловали фрицы тоже много - красивые девки сажей мазались, горбатились, в рванье ходили, только бы не лезли. А лезли всё равно - здоровые же мужики, тяжело им без баб. В одном нашем дворе, мама сказала, за 3 года четверо «немчиков» родились, как и я, белобрысые. Когда наша армия пришла, две матери детей от фрицев, как котят, в речке утопили, а мать моя сбежала со мной, чтобы соседи не донесли», - рассказывает Иван Сергеевич.

Отцы со свастикой

Я пытался найти под Петербургом 93-летнюю женщину, родившую в 1942 г. ребёнка от офицера вермахта, но не нашёл её - «адресат выбыл». Да и смысл? Никто не хочет вспоминать прошлое. Помимо тех, кого сослали на поселение к Белому морю, в 1945 г. несколько тысяч советских женщин (точная цифра неизвестна) получили 10 лет лагерей по статье «Сотрудничество с оккупантами», хотя сотрудничали они сугубо в постели. Хватало соседского доноса - ребёнок от фрица, и органы не разбирались, кто прав, а кто виноват.

«Зачем с ними возиться? - сердится бывшая партизанка, 90-летняя Нина Федорова. - Мы в лесах воевали, обмороженные без еды, а эти твари с немцами в кроватях обжимались. Ну, кого снасильничали - слов нет, тут другое дело».

Однако все архивные источники сходятся во мнении: 80% женщин избежали репрессий. Их дети - и те, что попали в детдома, и те, что остались с матерями (за редким исключением), - не узнали, кто их отцы.

Когда я проводил это расследование, меня спрашивали: «А сам-то ты как относишься к таким женщинам?»Белоруссия. Немецкие солдаты танцуют с местными девушками на улице оккупированного Полоцка (1941—1944)

Нелёгкий вопрос

Героиня фильма «Одна война», заливаясь слезами, кричит офицеру НКВД: «Жён, сестёр своих защитить не могли - так хоть жалеть научитесь!»

Следует признать: большинство случаев сожительства с немцами вовсе не было добровольным. В Норвегии в организации «Союз детей войны» состоит 150 человек, во Франции в объединении «Сердца без границ» - 300. Думается, в России набралось бы куда меньше. Мне удалось найти только одного человека, признавшего, что его отец - немец. И то на условиях полной анонимности. Эти дети (уже пожилые люди) либо не знают о своём происхождении, либо предпочитают молчать - стыдятся. Лишь бы соседи не узнали, что ты - «фриц», а твоя мать - «подстилка». И это спустя 70 лет.

И здесь я хотел бы выразить своё мнение.

Правительство Германии уже выплачивало компенсации узникам концлагерей и тем, кто был отправлен на каторгу в Третий рейх. Думается, в Берлине пора понять: люди, чьи матери были изнасилованы или принуждены к сожительству с оккупантами, тоже заслуживают компенсаций. Эти жертвы войны никто не учитывал, а ведь отцы со свастикой сломали жизнь своим детям.

И в любом случае, как бы то ни было, САМИ ДЕТИ НИ В ЧЁМ НЕ ВИНОВАТЫ. Они не «немчики». Они - наши.

Кстати

Хуже всего детям, рождённым от немецких оккупантов, пришлось не в сталинском СССР, а во вполне демократичной Норвегии. 50 тыс. норвежских женщин (каждая десятая!) вступили в связь с солдатами вермахта. 14 тыс. из них были арестованы, а 5 тыс. угодили в тюрьму. Детей, которых норвежцы называли tyskerunge («немецкими ублюдками») и naziyingel («нацистской икрой»), объявили слабоумными - 90% из них угодили в дома для душевнобольных и пробыли там… до 60-х гг.! «Союз детей войны» заявил, что tyskerunge использовали для экспериментов с медицинскими препаратами.

В 2005 г. детям от немцев принесли извинения и выплатили компенсацию в 30 тыс. евро на человека. Во Франции в 1944-1945 гг. за секс с вражескими солдатами было казнено 5 тыс. француженок, 20 тыс. были острижены наголо и приговорены к одному году тюрьмы, а также к лишению французского гражданства. Детям «бошей» было запрещено учить немецкий язык и носить немецкие имена.

В Нидерландах после 5 мая 1945 г. в ходе уличных самосудов было убито 500 «шлюх-предательниц», прочих уличённых в «горизонтальном сотрудничест­ве» собирали на площадях и обливали из шлангов нечистотами. Их дети были переданы в детдома.

Георгий Зотов

http://subscribe.ru/digest/woman/relation/n621934674.html

sovsojuz.mirtesen.ru

Как немцы насиловали русских женщин

"Красная звезда", СССР."Известия", СССР."Правда", СССР."Time", США."The Times", Великобритания."The New York Times", США.

Досье-шпаргалка: Выписки об издевательствах немецких солдат и офицеров над советскими женщинами на временно оккупированных территориях в зеркале сводок Советского Информбюро.

06.07.43: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают кровавые злодеяния над мирными жителями оккупированных советских районов. В лесу за деревней Белой, Витебской области, гитлеровцы расстреляли 86 стариков, женщин и детей. В селении Старина немцы сожгли живьем 24 колхозника. Фашистские мерзавцы в этом же селе изнасиловали нескольких девушек, а затем убили их. (Совинформбюро)*

АПРЕЛЬ 1943:

20.04.43: Жители освобожденных от немецких захватчиков сел и деревень Ленинградской области рассказали о чудовищных зверствах гитлеровцев. В деревне Пески немецко-фашистские убийцы повесили колхозника Ивана Морозова и сожгли его дом за то, что он спрятал свою дочь от немецкого офицера, который хотел ее изнасиловать. Шестнадцатилетняя девушка Настя Земскова ударила пристававшего к ней немецкого офицера и сказала: «Не видать вам ни Москвы, ни Ленинграда, как свинье не видать неба». Гитлеровцы схватили девушку и увезли. С тех пор о ее судьбе ничего не известно. В селе Черный Ручей до немецкой оккупации было 250 жителей. Свыше 100 человек немцы угнали на каторгу в Германию. Несколько десятков мирных жителей гитлеровцы замучили и расстреляли. Многие колхозники и колхозницы умерли от голода и лишений. В настоящее время в селе осталось только 39 жителей. (Совинформбюро)

07.04.43: Немецко-фашистские мерзавцы опустошили и разорили деревню Подмошье Смоленской области. Гитлеровцы не щадили ни женщин, ни детей. В деревне нет ни одной семьи, которая не пострадала бы от гитлеровских убийц. Учительницу Анну Конюхову бандиты расстреляли за то, что она оказала сопротивление немцу, пытавшемуся ее изнасиловать. Палачи замучили и убили мирных жителей Михаила Степаненко, Александра Степаненко, Бориса Барсукова и его дочь, Василия Феоктистова, 12-летних ребят — Алексея Игнатова и Дмитрия Иванова. Зверским мучениям подвергли немцы 85-летнего старика Кожурова и его жену. На допросах немцы избивали их, требуя указать местонахождение партизан. Советские патриоты стойко перенесли все пытки, приняли мученическую смерть, но не выдали партизан и связанных с ними односельчан. (Совинформбюро)*

07.03.43: Ниже публикуется акт о зверствах немецко-фашистских мерзавцев в селе Кубань, Орловской области: «С того дня, как немецкие захватчики ворвались в село Кубань, для нас началась каторжная жизнь. Немцы без всяких причин расстреляли колхозников: Ивана Марохина, Алексея Якушина, Фому Мельникова, Ивана Писарева и многих других. Гитлеровские гады изнасиловали Варвару Ж., надругались над Мариной Мельниковой, а затем убили ее. Свыше 200 жителей села перебывали в подвалах немецкой комендатуры, где они подверглись порке и всяческим издевательствам. Фашисты изуродовали наше село, разрушили школу, молочно-товарную ферму, колхозные постройки и много домов колхозников. Во всем селе нет ни одного человека, которого бы не ограбили гитлеровские бандиты, нет ни одного дома, в котором не осталось бы следов немецкого разбоя и разрушения. Мы уверены, что Красная Армия отомстит немецко-фашистским убийцам за наши мучения и очистит родную советскую землю от фашистской падали». Акт подписали: член сельского совета Иван Королев, учительница Анисья Рудакова, колхозники — Александр Хохаев, Оксана Лаврухина и другие. (Совинформбюро)*

24.12.42: Немецко-фашистские мерзавцы учинили кровавую расправу над мирным населением деревни Снорки и Головицы, Смоленской области. В деревне Снорки гитлеровцы сожгли 16 домов вместе с находившимися в них людьми. Заживо сгорели 70 жителей. Фашистские изверги изнасиловали 17-летнюю колхозницу Александру Гвардейцеву. После гнусных издевательств они отрезали ей груди и расстреляли. В деревне Головицы немецкие бандиты расстреляли колхозницу Марию Заболотскую с тремя детьми в возрасте от одного года до шести лет. Годовалый ребенок был убит выстрелом на руках у матери. Расстреляна вся семья Денисенковой, состоявшая из пяти взрослых и двухлетнего ребенка. Всего в этих деревнях гитлеровцы расстреляли, зверски замучили и сожгли 166 ни в чем не повинных женщин, детей и стариков. (Совинформбюро)

НОЯБРЬ 1942:

17.11.42: Немецко-фашистские изверги совершили дикое и гнусное преступление в селе Тросна, Курской области. Гитлеровцы согнали в это село из окружающих деревень группу девушек для отправки их на каторжные работы в Германию. Здесь всех девушек заперли в сарай. Ночью через село проходила немецкая воинская часть. Фашистские мерзавцы ворвались в сарай и надругались над находившимися в нем советскими девушками. (Совинформбюро)

06.11.42: Немецко-фашистские мерзавцы разрушили и сожгли дотла село Солтановку, Орловской области. Огнем уничтожено 450 домов колхозников, школа, больница, молочно-товарная ферма и другие общественные постройки. Немцы замучили и расстреляли десятки жителей села. 19-летнюю колхозницу Анну Матюшкину гитлеровские изверги изнасиловали, а потом вырезали ей груди, отрезали уши и пристрелили. Врача местной больницы Александру Алексеевну Малиновскую бандиты сожгли живьем. (Совинформбюро)*

16.07.42: Немецко-фашистские людоеды истребляют мирное население оккупированных советских районов. В селе Лугань Орловской области гитлеровцы замучили 20 местных жителей. Палачи расстреляли учительницу Анну Федосеевну Коротченко 23 лет, ее сына Вячеслава двух с половиной лет и мать Прасковью Ивановну 53 лет. Фашистские мерзавцы изнасиловали учительницу Анну Константиновну Кожанову, а потом расстреляли ее вместе с 5-летним сыном Виктором и 7-летней дочерью Людмилой...

Зверскую расправу учинили немецко-фашистские мерзавцы в селе Боярке, под Киевом. Гитлеровцы загнали в помещение школы 15 девочек-подростков, надругались над своими жертвами, а потом повесили их на телеграфных столбах. (Совинформбюро)

13.06.42: Пленный обер-ефрейтор 171 полка 56 немецкой пехотной дивизии Густав Ланц сообщил: «Я был свидетелем зверств, которые совершали солдаты полка «Великая Германия». В начале апреля мы сменили этот полк в селениях Ржевка и Мелехово. В Ржевке я видел 15 сгоревших трупов местных жителей. Среди замученных были старики, женщины и дети. В одном доме на окраине села Мелехова лежали шесть мертвых женщин. Солдаты надругались над ними, а потом задушили». (Совинформбюро)*

19.04.42: На окраине освобожденной от немецко-фашистских захватчиков деревни Червинская Лука Ленинградской области обнаружено 63 трупа стариков, женщин и детей. Все трупы облиты водой и заморожены. Медицинским освидетельствованием установлено, что все эти мирные жители были расстреляны гитлеровскими извергами. Несколько женщин были изнасилованы, а потом заколоты штыками. У многих трупов отрублены пальцы на руках, вывернуты ноги. У двух женщин отрезаны груди. Немецкие бандиты сожгли все дома и общественные здания деревни. Оставшиеся в живых крестьяне угнаны в тыл немецкой армии. (Совинформбюро)*

ЯНВАРЬ 1942:

27.01.42: В селе Мясоедово, Курской области, немцы сожгли все дома, а население угнали в тыл. Во время пожара одна крестьянка вынесла из горящего дома двух своих детей, положила их на улице, а сама побежала спасать остальных. Проходившие по улице гитлеровцы схватили обоих детей и бросили их в прорубь реки. Перед отступлением из этого села немецкие бандиты изнасиловали 12 женщин и девушек, а затем расстреляли их. (Совинформбюро)

20.01.42: Отступая под натиском частей Красной Армии, немецкие бандиты угнали с собой всех жителей деревень Никитки и Маслово. Большинство домов в этих селениях сожжено гитлеровцами. В деревне Никитки сгорело 69 домов из 70, в Маслове — 68 из 69. В деревне Маслово немцы сожгли заживо Морозова Ф.А., его дочь Марию и колхозниц Котову Г., Кузнецову В. и Петровскую В...

В деревне Черная Грязь, Угодско-Заводского района, Московской области, гитлеровские мерзавцы расстреляли 30 крестьян, а трупы развесили на деревьях вдоль дороги. Три недели, до занятия деревни частями Красной Армии, немцы не разрешали родственникам похоронить расстрелянных. В этой же деревне фашистские бандиты изнасиловали, а затем зверски убили двух женщин — Солонинкову Е. и Ерохину К. (Совинформбюро)

16.01.42: В деревне Слободино, Московской области, гитлеровцы из карательного отряда собрали группу девушек и молодых женщин, поголовно изнасиловали их и расстреляли 15 своих жертв. (Совинформбюро)

11.01.42: В деревне Перешеек, Лядского района, Ленинградской области, немецкие оккупанты устроили дикий погром. Они забрали у населения весь хлеб, скот, кур, всю одежду и домашнюю утварь. После грабежа немцы изнасиловали нескольких девушек, а затем сожгли всю деревню. (Совинформбюро)

09.01.42: Отступая из села Мазикино, немецко-фашистские изверги сожгли все хаты, а крестьян, пытавшихся тушить пожар, расстреливали. У крестьянки этого села Шмаковой Д.М. немцы сожгли четырех детей. В селе Мясоедово гитлеровцы загнали в сарай 12 женщин, изнасиловали и расстреляли их. (Совинформбюро)

03.01.42: Отступая из села Павлово-Лужецкое, Истринского района, Московской области, немецко-фашистские мерзавцы расстреляли 70-летнего колхозника Прохорова. И.А., сожгли женщину вместе с двумя малолетними детьми и изнасиловали многих девушек...

В деревне Маслено, после оставления ее фашистами, обнаружены трупы 8 женщин и одного 14-летнего мальчика. Женщины были изнасилованы, а затем убиты. У несчастных обрезаны носы, изрезаны лица, у одной женщины распорот живот. (Совинформбюро)

01.01.42: 60-летний крестьянин Аркатов, проживающий в ныне освобожденной от немцев деревне Слобода, Новопетровского района, Московской области, сообщил: «Как только фашисты вошли в нашу деревню, начался повальный грабеж. У нас забрали коров, овец, кур, все запасы муки, крупы, овощей. Немецкие грабители отняли у нас всю теплую одежду, валенки, белье. Встретив меня на околице деревни, немецкий солдат приказал мне снять валенки и шубу, и я босой шел до своего дома. За грабежами начались расстрелы. Немцы расстреляли крестьян Белянкина К.И., Белянкина Н.А., Капустина Н.В., Кадильщика Н.А., Баранова Е.И., Рыжова М.И., Осипову и других. Беременную Евдокию Т. гитлеровцы изнасиловали за две недели до родов». (Совинформбюро)

ДЕКАБРЬ 1941:

25.12.41: В селе Вороньки немцы поместили 40 раненых пленных красноармейцев и советских медицинских сестер в помещение бывшей больницы. Медсестер гитлеровцы изнасиловали и расстреляли, а к больнице поставили часовых и никого туда не пускали. Через 4 дня часть больных умерла. Оставшихся в живых изверги утопили в реке. (Совинформбюро)

16.12.41: Жители сел и городов Московской области, освобожденных частями Красной Армии от гитлеровских оккупантов, рассказывают о чудовищных зверствах немецко-фашистских мерзавцев. В деревне Белый Раст немецкие солдаты поставили в качестве мишени 12-летнего мальчика Володю Ткачева и открыли по нему стрельбу из автоматов. Тело Володи было прострелено 21 пулей. В этой же деревне фашисты расстреляли без всякой причины мать четырех малолетних детей колхозницу Мосолову Ирину Васильевну. В селе Зарамушки фашисты расстреляли колхозницу Метлову — 67 лет, Голощекину Екатерину — 60 лет, Соколову Аграфену — 40 лет, Корднова Якова — 58 лет и других. В деревне Овсянниково немцы захватили в плен несколько раненых красноармейцев. Всех их раздели, разули и заперли в холодный сарай. Уходя из деревни, изверги расстреляли всех пленных. Трем бойцам фашисты выкололи глаза, перебили голени, на щеках вырезали звезды и прокололи горло штыком. По деревне Пучки, шел колхозник Терехин Иван Гаврилович со своей женой Полиной Борисовной. Несколько немецких солдат схватили Полину и на глазах у мужа поочередно ее изнасиловали, а затем убили. Колхозник Терехин, пытавшийся защитить свою жену, был также застрелен. Немецкие захватчики ограбили население, они забирали все, что попадалось на глаза. Так, например, у гражданки села Никольское Сергеевой Аграфены Сергеевны гитлеровские разбойники забрали матрац, самовар, чайник, чайную посуду, лукошко с мукой, спички, сахар, дамский жакет, топор, пилу, детские игрушки и даже сетку для процеживания молока...

Жители сел Ростовской области, освобожденных от немецко-фашистских захватчиков, рассказывают о неслыханных зверствах и повальных грабежах, производимых гитлеровской грабьармией. В селе Новоспасовка, в доме колхозницы Елены Гамовой, поселилось несколько немецких солдат. Вечером они устроили попойку. Двухлетний сын колхозницы, проснувшись, заплакал. Один из фашистских извергов вырвал ребенка из рук матери и сунул его в горящую печь. В этом же селе немцы облили бензином крестьянку Марфу Ковпак и подожгли ее. В селении Генеральская фашисты изнасиловали, а затем замучили и расстреляли Надежду Гуртовую и ее 14-летнюю дочь. (Совинформбюро)*

НОЯБРЬ 1941:

18.11.41: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают насилия и издевательства над мирным населением городов и деревень Белоруссии. Отряд немецких солдат, прибывший в селение Костюковка, отнял у крестьян все имущество. Крестьянка Дригулина Ксения попросила немецкого офицера оставить белье ее четырех детей. Озверевший фашист избил женщину, а затем застрелил ее. Всех четверых детей Дригулиной немецкие солдаты бросили в погреб и закидали землей. В деревне Нерки фашисты изнасиловали и замучили насмерть крестьянок Жигалову, Серикову и Урупину. В деревне Холмы фашистские изверги зверски замучили шесть пятнадцатилетних девушек. В городе Ельске фашисты посадили на баржу и вывезли на середину реки Припяти пятьсот местных жителей. Пять дней заключенным не давали пищи. Затем немецкие солдаты затопили баржу вместе с находившимися в ней людьми. (Совинформбюро)*

04.11.41: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают грабить и убивать мирных жителей в оккупированных районах. Захватив село Акимовка, фашисты в первый же день расстреляли Николая Михайлова, Ефтея Ушакова, его 12-летнюю дочь и инвалида Бурцева. Несколько дней спустя оккупанты расстреляли большую группу колхозников: семидесятилетних стариков Якова Романенко и Прохора Торгашова, шестидесятилетнюю Александру Ковалеву, Анну Мускову и других. Зверски надругались фашистские мерзавцы над Агафоновой. Они ее изнасиловали, а потом подвергли мучительнейшим пыткам, отрезали груди, искололи все тело. Фашистские изверги не пощадили даже малолетних детей Агафоновой. Собравшись уходить, гитлеровские бандиты убили ее четырехлетнего сына Васю и двухлетнюю дочку Шуру. (Совинформбюро)

01.11.41: Продолжают поступать сообщения о чудовищных злодеяниях фашистских бандитов. В селении Васильевка Орловской области перепившиеся немецкие солдаты заставили танцовать изнасилованных и избитых ими девушек. В это время по улице шла беременная колхозница Анна Ларионова. Фашисты потребовали, чтобы и она танцовала. Ларионова попыталась отказаться, ссылаясь на беременность. Рассвирепевший детина с нашивками ефрейтора ударил женщину сапогом по животу. Ларионова потеряла сознание. Начались родовые схватки. Фашистские изверги запретили крестьянкам оказать роженице помощь. Несчастная родила мертвого ребенка. (Совинформбюро)*

05.10.41: Гитлеровские людоеды продолжают бесчинства и зверства в захваченных ими советских районах.

В селах Глиняная и Диковка Кировоградской области фашисты забрали у населения все сельскохозяйственные продукты и домашние вещи. Полностью разгромлены села Выползово и Карпиловка Остерского района Черниговской области. Фашистские мерзавцы повсеместно устраивают повальные грабежи и с неслыханной жестокостью расправляются с беззащитными мирными жителями. В селе Слободка Чернобыльского района Киевской области фашисты потребовали у колхозницы Нечуйко молока. В ответ на это т.Нечуйко заявила: «Вы уже забрали корову, где же я вам возьму молока?». За это фашисты избили колхозницу до полусмерти, а затем сожгли ее дом. В селе Бородаевка Верхнеднепровского района Днепропетровской области фашисты изнасиловали всех женщин и девушек. (Совинформбюро)

СЕНТЯБРЬ 1941:

27.09.41: Жители освобожденной от немцев деревни Ново-Васильевки сообщают о злодейских преступлениях фашистских извергов. Колхозница Федосья Матюха рассказывает: «Фашистские душегубы ворвались в мой дом, схватили мужа Ануфрия и увели с собой. На другой день я нашла его труп в канаве. Он лежал весь изрезанный, изуродованный, с выколотыми глазами». Колхозника Василия Шнырева, больного туберкулезом, долго пытали и мучили. Его кололи штыками, резали, а потом расстреляли. Колхозница Мария Прядко говорит: «Немцы разграбили всю деревню. Они, как собаки, рыскали по хатам и забирали все. У меня фашисты вышибли рамы в избе, разбили зеркало, забрали мануфактуру, все чугуны, ведра, растоптали огород. Я и семеро моих детей спрятались от немцев в яме. Один пьяный мерзавец подошел к нам и начал стрелять в яму. Только чудом мы уцелели». У колхозника Петра Козлова солдаты утащили швейную машину, две скатерти, подушки. В других домах фашисты забрали патефоны, велосипеды, одеяла, одежду.

Колхозница Татьяна Галушко рассказывает: «Три дня бесчинствовали немцы в нашей деревне. Сколько лиха они наделали, сколько горя и слез принесли! Они разрушили и сожгли 13 хат. У Ивана Пучко немцы разграбили и подожгли хату. Изверги хватали женщин, насильничали. Они поймали мою дочь и на моих глазах, не обращая внимания на мои крики и слезы, долго над ней измывались. Всех злодеяний гитлеровских разбойников, всего того, что мы видели за эти три дня, мне не перечесть». (Совинформбюро)

16.09.41: Гитлеровские солдаты грабят население оккупированных советских районов, зверски издеваются над стариками, женщинами и детьми... В деревне Захаровка немцы повесили 14 колхозников за отказ сообщить местонахождение своих дочерей. Заняв деревни Юрьево и Березник, к западу от Старой Руссы, немцы конфисковали у населения и забили весь скот и всю домашнюю птицу. Свалив награбленные продукты на подводы, немцы запрягли в них колхозников, в том числе старух и стариков, и заставили везти в соседнюю деревню. В деревне Монино ворвавшийся к крестьянину Николаю Кургаеву пьяный германский солдат пытался изнасиловать хозяйку дома. Муж заступился за жену и был застрелен на месте.

В деревне Милютино немцы арестовали 24 колхозника и увезли их в соседнее село. Среди арестованных находилась 13-летняя Анастасия Давыдова. Бросив крестьян в темный сарай, фашисты стали пытать их, требуя сведений о партизанах. Все молчали. Тогда немцы вывели из сарая девочку и спросили, в каком направлении угнан колхозный скот. Юная патриотка отказалась отвечать. Фашистские мерзавцы изнасиловали девочку и затем расстреляли. (Совинформбюро)

11.09.41: В селе Ханино группа немецких офицеров устроила пьяную вечеринку, на которую затащили местную учительницу и поочередно ее изнасиловали. 16-летнюю колхозницу Ч. изнасиловали пять немецких солдат. Фашисты собрали из Токарево и прилегающих деревень всех девушек и молодых женщин и угнали их в неизвестном направлении. Ни одна из них до сих пор домой не вернулась. (Совинформбюро)*

09.09.41: На территории захваченных немцами районов Украины фашисты продолжают бесчинствовать, убивать сотни и тысячи советских граждан, насиловать девушек и женщин, грабить население. В селе Селище Каневского района Киевской области, фашисты собрали группу женщин и девушек, увели в лес и там их зверски изнасиловали. В селе Гривени Ржищевского района немцы, издеваясь над 60-летним стариком-колхозником, заставили его бежать под обстрелом. Несчастному старику фашисты прострелили обе ноги. В оккупированных районах Кировоградской и Днепропетровской областей немецкое командование об'явило, что все колхозное имущество принадлежит немцам и что крестьяне, посягнувшие на него, будут расстреляны. В ответ на зверства фашистских мерзавцев каждый день новые и новые сотни крестьян вступают в партизанские отряды. (Совинформбюро)*

АВГУСТ 1941:

14.08.41: Каждый день приносит все новые сообщения о фашистских зверствах и грабежах в захваченных германской армией советских районах. Ворвавшись в село Берестовец на Уманьском направлении, немцы изнасиловали всех женщин и девушек. Надругавшись над колхозницами Ульяной Рыбаловой и Еленой Кожумяк, фашистские офицеры расстреляли их. Среди замученных фашистскими извергами — 70-летний колхозник Левко Корж и его 19-летний сын Данил. (Совинформбюро)

09.08.41: Рабочий гильзовой фабрики «Аида» тов. И.Брянцев пишет: «На моих глазах гестаповцы расстреляли из пистолетов 25 рабочих и служащих фабрики — членов фабкома и других активистов профсоюзной организации. Тридцать стахановок и активисток львовской швейной фабрики № 1 были убиты штурмовиками ночью на квартирах. Пьяные немецкие солдаты затаскивали львовских девушек и молодых женщин в парк Костюшко и зверски насиловали их. 15-летнюю школьницу Лидию С. поочередно изнасиловали семь немецких танкистов. Истерзанный труп несчастной девочки фашисты бросили в помойку дома № 18 на улице Словацкого. Старика-священника В.Л.Помазнева, который с крестом в руках умолял пощадить население и пытался предотвратить насилия над девушками, фашисты избили, сорвали с него рясу, спалили бороду и закололи штыком». (Совинформбюро)

02.08.41: В полевой госпиталь энской части Красной Армии, действующей на юго-западном направлении, доставлена тринадцатилетняя дочь колхозника Зина Г. Девочка была зверски изнасилована немецким офицером. Как показало медицинское освидетельствование, фашистский насильник заразил девочку сифилисом. (Совинформбюро)*

22.07.41: В расположение энской части Красной Армии советские партизаны доставили группу женщин и детей, отбитую во время налета партизанского отряда на захваченное немцами село Ф. Советские женщины рассказали об ужасающих зверствах фашистских офицеров и солдат. Село Ф. фашисты превратили в груды развалин, усеянных изуродованными трупами убитых и заживо сожженных крестьян и членов их семей. Среди доставленных жителей села — восемь девочек в возрасте от 13 до 15 лет, изнасилованных пьяными немецкими солдатами и офицерами. (Совинформбюро)

________________________________________________________________________________________Армия Адольфа Гитлера порхает как балерина ("Time", США)В действительности Семен Буденный - человек ("Time", США)Хромой урод Геббельс своим блудливым языком ("Правда", СССР)Немцы не настолько глупы, чтобы верить ("The New York Times", США)Как бешеный щенок Гитлер грязным носом тщетно ищет ("Красная звезда", СССР)Публичный дом вместо семьи — такова скотская мораль гитлеровцев! ("Красная звезда", СССР)Да, не похожи теперешние речи нацистских жаб на хвастливое кваканье 2 года назад ("Известия", СССР)

0gnev.livejournal.com

Они изнасиловали всех немок в возрасте от 8 до 80 лет | untitled | ИноСМИ

"Солдаты Красной армии не верят в "индивидуальные связи" с немецкими женщинами, — писал драматург Захар Аграненко в своем дневнике, который он вел во время войны в Восточной Пруссии. — Девять, десять, двенадцать сразу — они насилуют их коллективно".

Длинные колонны советских войск, вступивших в Восточную Пруссию в январе 1945 года, представляли собой необычную смесь современности и средневековья: танкисты в черных кожаных шлемах, казаки на косматых лошадях, к седлам которых было привязано награбленное, доджи и студебекеры, полученные по ленд-лизу, за которыми следовал второй эшелон, состоявший из телег. Разнообразию вооружения вполне соответствовало разнообразие характеров самих солдат, среди которых были как откровенные бандиты, пьяницы и насильники, так и коммунисты-идеалисты и представители интеллигенции, которые были шокированы поведением своих товарищей.

В Москве Берия и Сталин прекрасно знали о происходящем из детальных докладов, в одном из которых сообщалось: "многие немцы полагают, что все немки, оставшиеся в Восточной Пруссии, были изнасилованы солдатами Красной Армии".

Приводились многочисленные примеры групповых изнасилований "как несовершеннолетних, так и старух".

Маршалл Рокоссовский издал приказ #006 с целью направить "чувство ненависти к врагу на поле брани". Это ни к чему не привело. Было несколько произвольных попыток восстановить порядок. Командир одного из стрелковых полков якобы "лично застрелил лейтенанта, который выстраивал своих солдат перед немкой, поваленной на землю". Но в большинстве случаев или сами офицеры участвовали в бесчинствах или отсутствие дисциплины среди пьяных солдат, вооруженных автоматами, делало невозможным восстановление порядка.

Призывы отомстить за Отчизну, подвергшуюся нападению Вермахта, были поняты как разрешение проявлять жестокость. Даже молодые женщины, солдаты и медработники, не выступали против. 21-летняя девушка из разведотряда Аграненко говорила: "Наши солдаты ведут себя с немцами, особенно с немецкими женщинами, совершенно правильно". Кое-кому это казалось любопытным. Так, некоторые немки вспоминают, что советские женщины наблюдали за тем, как их насилуют, и смеялись. Но некоторые были глубоко шокированы тем, что они видели в Германии. Наталья Гессе, близкий друг ученого Андрея Сахарова, была военным корреспондентом. Позже она вспоминала: "Русские солдаты насиловали всех немок в возрасте от 8 до 80. Это была армия насильников".

Выпивка, включая опасные химикаты, украденные из лабораторий, играла значительную роль в этом насилии. Похоже, что советские солдаты могли напасть на женщину, только предварительно напившись для храбрости. Но при этом они слишком часто напивались до такого состояния, что не могли завершить половой акт и пользовались бутылками — часть жертв была изуродована таким образом.

Тема массовых бесчинств Красной Армии в Германии была так долго под запретом в России, что даже теперь ветераны отрицают, что они имели место. Лишь некоторые говорили об этом открыто, но без всяческих сожалений. Командир танкового подразделения вспоминал: "Они все поднимали юбки и ложились на кровать". Он даже хвалился, что "два миллиона наших детей родились в Германии".

Способность советских офицеров убедить себя, что большинство жертв были либо довольны, либо согласны с тем, что это была справедливая плата за действия немцев в России, удивительна. Советский майор заявил в то время английскому журналисту: "Наши товарищи так изголодались по женской ласке, что часто насиловали шестидесяти-, семидесяти- и даже восьмидесятилетних к их откровенному удивлению, если не сказать удовольствию".

Можно только наметить психологические противоречия. Когда изнасилованные жительницы Кенигсберга умоляли своих мучителей убить их, красноармейцы считали себя оскорбленными. Они отвечали: "Русские солдаты не стреляют в женщин. Так поступают только немцы". Красная Армия убедила себя, что, поскольку она взвалила на себя роль освободительницы Европы от фашизма, ее солдаты имеют полное право вести себя, как им заблагорассудится.

 

Чувство превосходства и унижение характеризовали поведение большей части солдат по отношению к женщинам Восточной Пруссии. Жертвы не только расплачивались за преступления Вермахта, но и символизировали собой атавистический объект агрессии — такой же старый, как и сама война. Как заметила историк и феминистка Сюзан Браунмиллер (Susan Brownmiller), изнасилование, как право завоевателя, направлено "против женщин врага", чтобы подчеркнуть победу. Правда, после первоначального неистовства января 1945 года, садизм проявлялся все реже. Когда Красная Армия достигла Берлина через 3 месяца, солдаты уже рассматривали немок через призму обычного "права победителей". Чувство превосходства безусловно сохранилось, но оно было, возможно, непрямым следствием тех унижений, которые сами солдаты претерпевали от своих командиров и советского руководства в целом.

Некоторые другие факторы тоже играли роль. Сексуальная свобода широко обсуждалась в 20-х годах в рамках Коммунистической партии, но уже в следующее десятилетие Сталин сделал все, чтобы советское общество стало фактически асексуальным. Это никак не было связано с пуританскими взглядами советских людей — дело в том, что любовь и секс не вписывались в концепцию "деиндивидуализации" личности. Естественные желания нужно было подавлять. Фрейд был запрещен, развод и супружеская измена не одобрялись компартией. Гомосексуализм стал уголовно наказуемым. Новая доктрина полностью запрещала половое воспитание. В искусстве изображение женской груди, даже прикрытой одеждой, считалось верхом эротики: ее должен был закрывать рабочий комбинезон. Режим требовал, чтобы любое выражение страсти сублимировалось в любовь к партии и к товарищу Сталину лично.

 

Красноармейцам, по большей части малообразованным, были свойственны полная неосведомленность в вопросах секса и грубое отношение к женщинам. Таким образом, попытки советского государства подавить либидо своих граждан привело к тому, что один русский писатель назвал "барачной эротикой", которая была значительна более примитивной и жестокой, чем любая самая жесткая порнография. Все это смешивалось со влиянием современной пропаганды, лишающей человека его сущности, и атавистическими примитивными импульсами, обозначенными страхом и страданиями.

Писатель Василий Гроссман, военный корреспондент в наступающей Красной Армии, вскоре обнаружил, что жертвами изнасилований были не только немцы. Среди них были и польки, а также молодые русские, украинки и белоруски, оказавшиеся в Германии в качестве перемещенной рабочей силы. Он отмечал: "Освобожденные советские женщины часто жалуются, что наши солдаты их насилуют. Одна девушка сказала мне в слезах: "Это был старик, старше моего отца".

Изнасилования советских женщин сводят на нет попытки объяснить поведение Красной Армии местью за немецкие бесчинства на территории Советского Союза. 29 марта 1945 года ЦК Комсомола уведомил Маленкова о докладе с 1-го Украинского Фронта. Генерал Цыганков сообщал: "В ночь 24 февраля группа из 35 солдат и командир их батальона проникли в женское общежитие в деревне Грютенберг и изнасиловали всех".

В Берлине, несмотря на геббельсовскую пропаганду, многие женщины были попросту не готовы к ужасам русской мести. Многие пытались убедить себя, что, хотя опасность и должна быть велика в деревне, массовые изнасилования не могут происходить в городе на виду у всех.

В Дахлеме (Dahlem) советские офицеры посетили сестру Кунигунду, настоятельницу женского монастыря, в котором находились приют и родильный дом. Офицеры и солдаты вели себя безупречно. Они даже предупредили о том, что за ними следуют подкрепления. Их предсказание сбылось: монахини, девушки, старухи, беременные и только что родившие были все изнасилованы без жалости.

Уже через несколько дней среди солдат возникло обыкновение выбирать своих жертв, светя им в лицо факелами. Сам процесс выбора, вместо насилия без разбора, свидетельствует об определенной перемене. К этому времени советские солдаты начали рассматривать немецких женщин не как ответственных за преступления Вермахта, а как на военную добычу.

Изнасилование часто определяют как насилие, мало связанное с собственно сексуальным влечением. Но это определение с точки зрения жертв. Чтобы понять преступление, нужно увидеть его с точки зрения агрессора, особенно на поздних стадиях, когда "просто" изнасилования сменили беспредельный разгул января и февраля.

Многие женщины были вынуждены "отдаться" одному солдату в надежде, что он защитит их от других. Магда Виланд (Magda Wieland), 24-летняя актриса, пыталась спрятаться в шкафу, но ее оттуда вытащил молодой солдат из Средней Азии. Он был так возбужден возможностью заняться любовью с красивой молодой блондинкой, что кончил раньше времени. Магда попыталась объяснить ему, что согласна стать его подружкой, если он защитит ее от других русских солдат, но он рассказал о ней своим товарищам, и один солдат изнасиловал ее. Эллен Гетц (Ellen Goetz), еврейская подруга Магды, была тоже изнасилована. Когда немцы пытались объяснить русским, что она еврейка и, что ее преследовали, они получили в ответ: "Frau ist Frau" (Женщина есть женщина — прим. пер.).

Вскоре женщины научились прятаться во время вечерних "часов охоты". Молоденьких дочерей прятали на чердаках по несколько дней. Матери выходили за водой только ранним утром, чтобы не попасться под руку советским солдатам, отсыпающимся после попоек. Иногда наибольшая опасность исходила от соседей, которые выдавали места, где прячутся девушки, пытаясь таким образом спасти своих собственных дочерей. Старые берлинцы все еще помнят крики по ночам. Их нельзя было не слышать, так как все окна были выбиты.

Согласно данным двух городских больниц, жертвами изнасилований стали 95000-130000 женщин. Один доктор подсчитал, что из 100000 изнасилованных, около 10000 потом умерли, в основном — покончив с собой. Смертность среди 1.4 миллиона изнасилованных в Восточной Пруссии, Померании и Силезии была еще выше. Хотя как минимум 2 миллиона немок были изнасилованы, значительная их часть, если не большинство, стали жертвами групповых изнасилований.

Если кто-то и пытался защитить женщину от советского насильника, то это был или отец, пытающийся защитить дочь, или сын, пытающийся защитить мать. "13-летний Дитер Саль (Dieter Sahl), — писали соседи в письме вскоре после события. — бросился с кулаками на русского, который насиловал его мать прямо у него на глазах. Он добился только того, что его застрелили".

После второй стадии, когда женщины предлагали себя одному солдату, чтобы защититься от остальных, наступала следующая стадия — послевоенный голод — как отмечала Сюзан Браунмиллер, "тонкая линия отделяющая военные изнасилования от военной проституции". Урсула фон Кардорф (Ursula von Kardorf) отмечает, что вскоре после сдачи Берлина, город был наполнен женщинами, торгующими собой за еду или альтернативную валюту — сигареты. Хельке Сандер (Helke Sander), немецкий кинорежиссер, досконально изучивший этот вопрос, пишет о "смеси прямого насилия, шантажа, расчета и настоящей привязанности".

Четвертой стадией была странная форма сожительства офицеров Красной Армии с немецкими "оккупационными женами". Советские чиновники пришли в бешенство, когда несколько советских офицеров дезертировали из армии, когда пришло время возвращаться домой, чтобы остаться со своими немецкими любовницами.

Даже если феминистическое определение изнасилования как исключительно акта насилия и кажется упрощенным, мужскому самодовольству нет оправдания. События 1945 года ясно показывают нам, каким тонким может быть налет цивилизованности, если нет боязни ответных действий. Они также напоминают, что у мужской сексуальности есть темная сторона, о существовании которой мы предпочитаем не вспоминать.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Войска Красной Армии насиловали даже русских женщин, которых они освобождали из лагерей ("The Daily Telegraph", Великобритания)

Ложь и инсинуации в статье, опубликованной в 'The Daily Telegraph' ("The Daily Telegraph", Великобритания)

Россияне возмущены обвинениями в изнасилованиях во время второй мировой войны ("The Daily Telegraph", Великобритания)

inosmi.ru

Были ли массовые изнасилования в Восточной Пруссии в 44-45 годах? : verola

В 1944 Советская армия пересекла границу с Германией, как происходило общение бойцов с немецкими женщинами? Послушаем ветеранов. Начав с того, кто смог написать про ту войну книгу. А потом перейдём к тем, кто книг не написал.

...Теперь война повернулась ко мне еще одной неожиданной стороной. Казалось, все испытано: смерть, голод, обстрелы, непосильная работа, холод. Так ведь нет! Было еще нечто очень страшное, почти раздавившее меня. Накануне перехода на территорию Рейха, в войска приехали агитаторы. Некоторые в больших чинах.

— Смерть за смерть!!! Кровь за кровь!!! Не забудем!!! Не простим!!! Отомстим!!! — и так далее...До этого основательно постарался Эренбург, чьи трескучие, хлесткие статьи все читали: «Папа, убей немца!» И получился нацизм наоборот. Правда, те безобразничали по плану: сеть гетто, сеть лагерей. Учет и составление списков награбленного. Реестр наказаний, плановые расстрелы и т. д. У нас все пошло стихийно, по-славянски. Бей, ребята, жги, глуши! Порти ихних баб!

Да еще перед наступлением обильно снабдили войска водкой. И пошло, и пошло! Пострадали, как всегда, невинные. Бонзы, как всегда, удрали... Без разбору жгли дома, убивали каких-то случайных старух, бесцельно расстреливали стада коров. Очень популярна была выдуманная кем-то шутка: «Сидит Иван около горящего дома. "Что ты делаешь?"- спрашивают его. "Да вот, портяночки надо было просушить, костерок развел"»...

Трупы, трупы, трупы. Немцы, конечно, подонки, но зачем же уподобляться им? Армия унизила себя. Нация унизила себя. Это было самое страшное на войне. Трупы, трупы... На вокзал города Алленштайн, который доблестная конница генерала Осликовского захватила неожиданно для противника, прибыло несколько эшелонов с немецкими беженцами. Они думали, что едут в свой тыл, а попали... Я видел результаты приема, который им оказали. Перроны вокзала были покрыты кучами распотрошенных чемоданов, узлов, баулов. Повсюду одежонка, детские вещи, распоротые подушки. Все это в лужах крови...

Ведь очевидно, что это написана просто правда. Может быть не вся правда, может быть немного приглаженная, но это правда.

А вот другой фрагмент через страницу, который показывает насколько это было не тривиально. Насколько массовое или не массовое изнасилование — сами судите:

Восточная Пруссия поражала, наоборот, зажиточностью, довольством и порядком, благоустроенные хутора с сельскохозяйственными машинами, все электрифицировано, богатые дома бауэров, где обязательно имелись пианино и хорошая мебель, а рядом сарай с клетушками и нарами для восточных рабочих. В свинарниках и коровниках полно упитанного скота. Да, жили здесь, не тужили... И города богаты, чисты, добротно построены. В Алленштайне мы нашли массу барахла и продовольствия, вывезенного из СССР, положенного в склады про запас. На другом складе лежали консервы из Голландии, Бельгии и Франции. Они, правда, немного обгорели при пожаре, но есть было можно. Солдаты повадились пить спирт, запивая его сгущеными сливками... Помню, в одном пустом доме, на подоконнике лежало десятка полтора золотых монет кайзеровской чеканки. Долгое время их никто не брал; солдаты не рассчитывали дожить до конца войны и не хотели обременять себя лишним грузом.

Во многих домах мы находили всяческие военные регалии: ордена, мундиры, эсэсовские кинжалы с надписью: «кровь и честь», погоны, аксельбанты и другую мишуру. Действительно, Восточная Пруссия была гнездом милитаризма. Но военные, фашистские активисты и другое начальство успели удрать.

Остались главным образом обыватели — женщины, старики, дети. Им предстояло расхлебывать последствия поражения. Вскоре их стали выстраивать в колонны и отправлять на железнодорожный вокзал, — как говорили, в Сибирь.

В нашем доме, на самом верху, в мансарде, жила женщина лет тридцати пяти с двумя детьми. Муж ее сгинул на фронте, бежать ей было трудно — с грудным младенцем далеко не убежишь, и она осталась. Солдаты узнали, что она хорошая портниха, тащили материал и заставляли ее шить галифе. Многим хотелось помодничать, да и обносились за зиму основательно. С утра и до вечера строчила немка на машинке. За это ей давали обеды, хлеб, иногда сахар. Ночью же многие солдаты поднимались в мансарду, чтобы заниматься любовью. И в этом немка боялась отказать, трудилась до рассвета, не смыкая глаз... Куда же денешься? У дверей в мансарду всегда стояла очередь, разогнать которую не было никакой возможности.

Позже в Берлине:

В эти дни здесь, в Берлине, я совершил поступок, которым горжусь до сих пор, но удивляюсь собственному авантюризму... Дождливым вечером меня куда-то послали. Я укрылся от дождя прорезиненной и блестящей трофейной офицерской накидкой. Она закрывала голову капюшоном, а все тело — до пят; солдат выглядел в ней как генерал. Прихватив автомат, я отправился в путь. Около соседнего дома меня остановили отчаянные женские вопли: какой-то старший лейтенант, судя по цвету погон — интендант, тащил молодую смазливую немку в подъезд. Он стянул с нее кофточку, разорвал белье. Я немедленно подбежал поближе, лязгнул затвором автомата и громко рявкнул командирским голосом (откуда что взялось): «Смир-р-р-на!!! — и представился. — Командир подразделения СМЕРШ, номер 12-13, майор Потапов!!! Приказываю, немедленно явитесь в штаб и доложите начальству о вашем безобразном поведении!.. Я проверю!.. Кр-р-р-угом!.. Марш!.. Бегом!..О, это роковое слово СМЕРШ. Оно действовало безотказно. Мы все замирали от страха, услышав его.Интендант сбежал, обдав меня отвратительной вонью винного перегара...

Но бывали и ошибки:

"Развлекались и более культурно. В театре начались постановки. Я был на «Мадам Баттерфляй», но исполнение и декорации оказались провинциально заурядными. Ползала заполнили наши солдаты. Они ржали в самых неподходящих местах. Трагическая сцена самоубийства героини почему-то прошла под дружный хохот... После спектакля, проходя по партеру, я заметил, что немцы старательно обходят одно место, отводя глаза в сторону. Там сидел мертвецки пьяный майор, положив голову на спинку переднего кресла. Под ногами у него расползлась громадная лужа блевотины.

Военные девочки набросились на заграничное барахло. Форму носить надоело, а кругом такие красивые вещи! Но не всегда безопасно было наряжаться. Однажды связистки надели яркие платья, туфельки на высоких каблуках и счастливые, сияющие пошли по улице. Навстречу — группа пьяных солдат:— Ага! Фравы!! Ком! — и потащили девчат в подворотню.— Да мы русские, свои, ай! Ай!— А нам начхать! фравы!!!Солдаты так и не поняли, с кем имеют дело, а девочки испили чашу, которая выпала многим немецким женщинам."

Семен Исакович Симкин:

Цивильных немцев убивали крайне редко, хотя если вспомнить, пару раз видел страшную картину... После пехоты идешь, а там немцы, целыми семьями убитые лежат, у женщины подол заголен и туда вилы воткнуты. Даже у нас, артиллеристов, был случай, когда было убито несколько мирных жителей, без причин и разбирательств. (...)

И если кто-то из фронтовиков, служивший на передовой в пехоте или в танковых подразделениях, говорит, что в его части, в Германии не было случаев насилия и мародерства, тот просто: или не договаривает, или скрывает истину. Хоть «по мелочам», или «по -крупному», - все это случалось. Одно скажу, весь этот бардак прекратился в мае сорок пятого. Еще одна больная тема - насилие над женщинами... Насиловали и молодых девок и теток пятидесятилетних. Все наши животные инстинкты в Германии вылезли наружу. И дело даже не в нашей низкой культуре. Психология солдата -победителя плюс лютая ненависть к немцам. Это потом мы стали великодушны и снисходительны...

Я говорил по-немецки, поэтому был «делегатом» от взвода для мирных переговоров с немецкими девушками. Подойдешь к немке, говоришь - «Ком шпацирен», и она уже знает о чем речь. Некоторые из них приходили к солдатам сами! Но я был и свидетелем диких групповых изнасилований. Брезговал вставать десятым в очередь, но видел все. Никто никого не выдавал, была групповая порука. Командиры ничего не могли с нами поделать, да и сами «имели» немок без зазрения совести. Что было, то было.

Изнасилования в Германии и Польше к эпидемии венерических заболеваний, с которыми удалось только справится к концу 40х годов. Из книги Никулина:

Столкнувшись с эпидемией венерических заболеваний, медики сперва растерялись. Лекарств мало, специалистов и того меньше. Триппер лечили варварским способом: впрыскивали в ягодицу больного несколько кубиков молока, образовывался нарыв, температура поднималась выше сорока градусов. Бацилла, как известно, такого жара не выносит. Затем лечили нарыв. Иногда это помогало. С сифилитиками было хуже. Мне рассказывали, что их собрали в городе Нейрупин в специальном лагере и некоторое время держали за колючей проволокой, в ожидании медикаментов, которых еще не было.

Забегая вперед, следует сказать, что наша медицина через два-три года блестяще справилась с этой неожиданной и трудной задачей. К концу сороковых годов венерические болезни практически исчезли, искалечив, конечно, тело и душу тем, кто через них прошел, а часто и их домашним... Я видел своеобразное начало борьбы медиков против этой напасти на территории Германии.

Однажды на рассвете в окрестностях Шверина я встретил огромную колонну молодых женщин. Плач и стенания раздавались в воздухе. На лицах немок было отчаяние. Звучали слова:

— Нах Зибир! Нах Зибир!

Равнодушные солдаты подгоняли отстающих.— Что это? — в ужасе спросил я старичка-конвоира. — Куда их, бедолаг?— Чего зря орут, дуры, им же польза! Ведем по приказу коменданта — на профилактический осмотр!..Я был восхищен нашим гуманизмом! Солдаты распевали:

Варум ты не пришла, дер абенд былИ с неба мелкий вассер моросил...

Романов Ефим Михайлович:

Г.К. – Отношения с местным населением в Восточной Европе не всегда были добрыми?Е.Р. – Серьезные проблемы с местным населением были только в Венгрии.Мадьяры нас ненавидели, и, если говорить честно, иногда было за что.

И наши, кстати, им «отвечали взаимностью». Я сам пару раз слышал от пехотинцев, «истории», как наши бойцы насилуют мадьярок. Рассказывали, например, такое. Выставят «на атасе», так сказать, «боевое охранение», и вперед всем взводом, а одиночный офицер с пьяной толпой не станет связываться и не полезет с пистолетом в руке на «защиту местного населения», так как его запросто пристрелят в спину свои же.

Федотов Николай Степанович:

- Вы встречались с ветеранами вермахта. Расскажите, как проходило общение?- Первая крупная встреча с немцами произошла 1993 году, их приехало в Волгоград около ста человек. (...)И на встрече немцы сказали, что наши солдаты насиловали их женщин, их жен. Я им ответил, и не только я, еще говорили те кто был в Германии: «Вот взять нашего солдата у которого повешена, сожжена, вся семья, как он должен к вам относиться?» Я говорил, что знал таких ребят, они не брали пленных, они не жалели мирных, единственное что на детей рука не поднималась. «И что нам честь ваших баб беречь что ли?» Немцу говорю: «Поставь себя на его место, что бы ты делал?» - «Яволь, ферштейн». Вот на таких примерах.(…) Я был на конференции в Москве, и там один немец сказал, что в Германии было изнасиловано 100 000 немок. А у нас кто-нибудь такую цифру считал? Это конечно было, что греха таить, и если говорить, то может быть эта цифра занижена.

Был у нас случай во время боев в Берлине. У высотного здания внизу подвал, и там все прятались. Мы никогда не расстреливали гражданских, за исключением тех кто мстил, в том подвале был госпиталь. Мы ворвались туда дали очередь из автомата в потолок, раненые, кто руку поднял, кто ногу. Следом за нами забежали из пехоты, а там была медсестра, немка, в белом халате и колпачке, с красным крестом. Пехотинец ее за руку, в другой руке автомат, утащил ее куда-то в угол и изнасиловал, прям там.На пол пути до Берлина стали зачитывать приказы, за мародерство, за изнасилование – трибунал. Начали расстреливать, разжаловать, снимали ордена, даже Золотые звезды. Но все равно за всеми не уследишь.

Бараков Василий Александрович:

- В чем заключалось хулиганство?- (смеется) Немок насиловали. Конечно. Нас ведь предупреждали, чтоб этого не было. А как удержишь солдат? Но все бегом. Мимоходом. Они чистоплотные. Наши ведь «торфушки». В фуфайках, в платках и прочее. А немки барышни. Аккуратные. А ведь там как было. Не по одному.

XIII. Про пистолетную рукоятку.Мы ворвались в Южный Вокзал. А из города мимо вокзала в разрыв между нами и немцами бежало население. И вот мы бродим по вокзалу. Кто-то пиво в подвале нашел. Там ведь ресторан был. Камеры хранения разбиты. Барахло всякое валяется. Чемоданы вывернутые. Солдаты ходят, их подкидывают, бросают. И тут вбегает пара. Немцы. Мужчина и женщина. А тут и разведка и всякие-прочие. Все рыскают. Да подвыпившие. Сначала все застыли. Пришли в себя, хвать за эту немку. Муж вступился: «Майн фрау, майн фрау». Один офицер ему рукояткой в лоб. Бах. Потекла кровь. Оторвали ее от него, уволокли в помещение. Закрылись. Остальная братия стоит в очереди. Народу набежало. Ну. Война! Прикатил парторг какой-то. Как начал шуровать. Все разбежались. Парторг ушел. Все опять встали в очередь. Как крысы из нор. Немка плачет.

Однажды моя дочь после войны прочитала статью немецкого офицера в журнале. Он описывал, как бесчинствовали солдаты при штурме Кенигсберга. Тогда в прессе такого не было. Она спросила: "Пап, это правда?" - Правда.

Но ведь они, приходя к нам, они тоже такого натворили. Ну. Да еще и похлеще. Бывали зверства, чего говорить. Во время штурма бежим мимо магазина с начальником штаба дивизиона. Витрины разбиты, дверь выбита. Кто-то кричит оттуда. Мы тут же внутрь. Там солдаты немку прихватили. Одежду рвут. Она в очках. Высокая такая. Глаза вытаращила. Злобная. Мы подошли. Она начштаба увидела и заорала: «Швайнэ. Руссише швайнэ». (Свиньи. Русские свиньи. - Нем. Прим. С.С.). Он пистолет вынул и пристрелил. Эти все отпрыгнули. Человек в войну делается чёрствым, жестоким, безжалостным.

Или вот Пиллау штурмовали. Поймали немку в подвале. Она извивается, верещит чего-то. Я говорю: "Спроси хоть, что она верещит". Он спросил. "Десять человек уж прошло. Сколько можно?" Отпустили.

Полубанов Геннадий Борисович

Г.К. - Местному немецкому гражданскому населению тоже доставалось?Г.П. - Только на первых порах… Когда был захвачен город Глейвиц, то нам предоставили отдых на три дня, другими словами - делай что хочешь. А в городе на каждой улице полные неразбитые войной магазины, заставленные едой и спиртным.Так те, у кого не было каких-либо "моральных тормозов", стали грабить и насиловать немок. Был у нас такой ст.сержант, командир отделения связи Богачев, так он в каждом захваченном нами городе насиловал женщин. Замполит, на глазах у которого сержант насиловал очередную немку, решил вмешаться и сказал Богачеву: "Прекрати!", но командир дивизиона Хлопов остановил замполита: "Ты, капитан, не лезь не в свое дело. Это его заслуженный трофей!"…

Корякин Юрий Иванович

Перед переходом границы с Германией в районе Бромберга (Bydgoszcz) политрук роты пришел на собрание и сообщил следующее: "Мы вступаем на территорию Германии. Мы знаем, что немцы принесли неисчислимые беды на нашу землю, поэтому мы вступаем на их территорию, что бы наказать немцев. Я вас прошу не вступать в контакты с местным населением, что бы у вас не было неприятностей и не ходить по одному. Ну, а что касается женского вопроса, то вы можете обращаться с немками достаточно свободно, но что бы это не выглядело организованно. Пошли 1-2 человека, сделали что надо (он так и сказал: "Что надо."), вернулись и все. Всякое беспричинное нанесение ущерба немцам и немкам недопустимы и будут наказываться." По этому разговору мы чувствовали, что он и сам не знает точно каких норм поведения следует придерживаться.

Конечно мы все находились под влиянием пропаганды, не различавшей в то время немцев и гитлеровцев.. Отношение к немкам (мужчин немцев мы почти не видели) было свободное, даже скорее мстительное. Я знаю массу случаев, когда немок насиловали, но не убивали. В нашем полку старшина хозроты завел чуть ли не целый гарем. Он имел продовольственные возможности. Вот у него и жили немки, которыми он пользовался, ну и других угощал. Пару раз, заходя в дома я видел убитых стариков. Один раз, зайдя в дом, на кровати мы увидели, что под одеялом кто-то лежит. Откинув одеяло я увидел немку со штыком в груди.

Леонид Николаевич Рабичев Из книги "Война все спишет. Воспоминания офицера-связиста 31 армии. 1941–1945"

Размечтался, и вдруг в распахнутые ворота входят две шестнадцатилетние девочки-немки. В глазах никакого страха, но жуткое беспокойство. Увидели меня, подбежали и, перебивая друг друга, на немецком языке пытаются мне объяснить что-то. Хотя языка я не знаю, но слышу слова «мутер», «фатер», «брудер»....

На ступеньках дома стоит майор А., а два сержанта вывернули руки, согнули в три погибели тех самых двух девочек, а напротив – вся штабармейская обслуга – шофера, ординарцы, писари, посыльные.– Николаев, Сидоров, Харитонов, Пименов… – командует майор А. – Взять девочек за руки и ноги, юбки и блузки долой! В две шеренги становись! Ремни расстегнуть, штаны и кальсоны спустить! Справа и слева, по одному, начинай!

А. командует, а по лестнице из дома бегут и подстраиваются в шеренги мои связисты, мой взвод. А две «спасенные» мной девочки лежат на древних каменных плитах, руки в тисках, рты забиты косынками, ноги раздвинуты – они уже не пытаются вырываться из рук четырех сержантов, а пятый срывает и рвет на части их блузочки, лифчики, юбки, штанишки. Выбежали из дома мои телефонистки – смех и мат.

А шеренги не уменьшаются, поднимаются одни, спускаются другие, а вокруг мучениц уже лужи крови, а шеренгам, гоготу и мату нет конца. Девчонки уже без сознания, а оргия продолжается.

Гордо подбоченясь, командует майор А. Но вот поднимается последний, и на два полутрупа набрасываются палачи-сержанты.Майор А. вытаскивает из кобуры наган и стреляет в окровавленные рты мучениц, и сержанты тащат их изуродованные тела в свинарник, и голодные свиньи начинают отрывать у них уши, носы, груди, и через несколько минут от них остаются только два черепа, кости, позвонки. Мне страшно, отвратительно.

А вот результаты немецких расследований:

Советская 91-я гвардейская стрелковая дивизия, прорвавшаяся через Тиренберг в район Краттлау — Гермау, 7 февраля 1945 г. была окружена и частично разбита в тяжелых боях. В захваченных ею населенных пунктах были установлены грубые нарушения международного права. В Тиренберге был убит 21 немецкий солдат, согнанные туда из приюта для военных инвалидов под Зоргенау.

Элизабет Хомфельд была изнасилована и вместе со своим зятем убита выстрелами в голову — так же, как Минна Коттке, пытавшаяся воспротивиться изнасилованию, и сын арендатора имения священника Эрнст Трунц. Брошенной в сарай гранатой были убиты трое запертых там женщин и мужчина, а несколько человек тяжело ранены.

В то же время советские офицеры и солдаты позднее признали в плену, что беспрерывно и «зверски» насиловали женщин и даже малолетних девочек. В Краттлау военнослужащие 275-го гвардейского стрелкового полка 91-й гвардейской стрелковой дивизии убили 6 мужчин и двух немецких солдат ударами штыка или выстрелами в голову. Всех женщин и девушек, включая 13-летних, беспрерывно насиловали, некоторых женщин «подвергали половому насилию по 6-8 солдат 5-8 раз в день». 3-4 самые молодые женщины были оставлены офицерам, которые после завершения преступного насилия передали их своим подчиненным. В Аннентале немецкие освободители нашли трупы двух женщин, которых осквернили (одну — на навозной куче) и затем задушили.

Детальные расследования удалось провести в Гермау, где как-никак располагались штаб 91-й гвардейской стрелковой дивизии и штаб с частями 275-го гвардейского стрелкового полка. В Гермау были обнаружены трупы 21 убитого — мужчин, женщин и детей. 11 человек не вынесли чудовищных пыток и сами покончили с собой. 15 немецких раненых убили, разбив им головы, а одному из них насильно затолкали в рот губную гармошку. Согласно заключению капитана медицинской службы д-ра Тольциена, одно женское тело имело следующие ранения: сквозной выстрел в голову, размозжение левой голени, широкая открытая резаная рана на внутренней стороне левой голени, большая открытая рана на внешней стороне левого бедра, нанесенные ножом. У другой женщины, как и у раздетой молодой девушки, был размозжен затылок. Убитыми были найдены супружеская пара Ретковских, супружеская чета Шпренгелей с 3 детьми, молодая женщина с 2 детьми и неизвестный поляк. В общей могиле лежали тела неизвестной беженки, Розы Тиль, урожденной Витте, и 21-летней польской девушки - все трое были жестоко убиты после изнасилования, далее тела двух местных кустарей, один из которых, мельник Магун, был застрелен, поскольку он пытался защитить от изнасилования свою малолетнюю дочь.

У дороги Гермау — Пальмниккен [ныне Янтарный, Россия], возле 5-километрового указателя, были найдены две девочки. Обеим с близкого расстояния выстрелили в голову, у одной были выколоты глаза. Женское население Гермау, около 400 женщин и девушек, по приказу командира 91-й гвардейской стрелковой дивизии полковника Кошанова было заперто в церкви, якобы (так, во всяком случае, утверждал военнопленный майор Костиков) чтобы уберечь их от бесчинств. Тем не менее, советские офицеры и солдаты ворвались в церковь и на хорах вели "массовые изнасилования". И в окружающих домах в последующие дни женщин беспрерывно насиловали, в основном офицеры, молодых девушек - до 22 раз за ночь; офицер и несколько красноармейцев 8 раз изнасиловали в церковной колокольне 13-летнюю Еву Линк на глазах отчаявшейся матери, которую затем постигла та же участь.

*  *  *  *

Зачем сейчас рассказывается, что ничего этого не было? Хотя очевидно, что было, что никак по-другому и быть не могло?

Потому что наша страна с тех пор стала святой. Пробило нас на массовую святость, на всемирно историческое значение именно по святости.

У нас даже когда бомбы падают на Сирию — не гибнет ни одного гражданского лица. У всех остальных стран гибнут гражданские лица, хотя они наносят удары с дронов и прицельно. А наши валят фугасные бомбы с 6000 метров высоты ковровой бомбардировкой по городам, и хоть бы одно гражданское лицо хоть раз пострадало.

У нас даже не угощают никого полонием-210, хотя и очень радуются, что предатель умер такой мучительной смертью. Сам умер, конечно, без нашей помощи. Сам себе, наверное, предатель полония-210 в чай налил.

Наша Святая Страна, возглавляемая Святым, Его преосвященством, образцом святости из малышевской ОПГ. Никогда ни одного преступления, с 1917 по 2016 год. Все идеалы человечности, целомудренности, и гуманизма.

Какие могут быть изнасилования в 44-45? Нам и слово-то такое "изнасилование" незнакомо. Так же, впрочем, как и слово "воровство".

*Воспоминания ветеранов отсюда

verola.livejournal.com

Германия: эпидемия изнасилований мигрантами: holicin

В то же время растет число немецких женщин в городах по всей Германии, изнасилованных беженцами из Африки, Азии и Ближнего Востока. Германские власти и национальные средства массовой информации преуменьшают многие из этих преступлений, предположительно чтобы избежать разжигания антииммигрантских настроений.

18 августа коалиция четырех организаций социальных работников и группы по защите прав женщин направила письмо лидерам политических партий в парламенте земли Гессен, предупреждая их об ухудшении положения женщин и детей в центрах для беженцев. В письме говорится:

"Постоянно растущий приток беженцев осложнил положение женщин и девочек в центре приема иммигрантов земли Гессен (HEAE) и его отделениях.

Практика предоставления жилья в больших палатках, без разделения санитарных помещений для людей разного пола, отсутствие возможности закрыться в этих помещениях, отсутствие безопасного приюта для женщин и девочек – и это только несколько из целого ряда факторов - увеличивают уязвимость женщин и детей в HEAE. Такая ситуация является удобной для людей, которые приписывают женщинам подчиненную роль и используют женщин, путешествующих в одиночку, как "легкую добычу".

Результатом этого являются изнасилования и сексуальные нападения. Мы также получили большое количество информации о принуждениях к проституции. Следует подчеркнуть, что это не единичные случаи.

Женщины сообщают, что и они, и их дети подверглись насилию или были объектами сексуальных нападений. В результате многие женщины спят в своей повседневной одежде. Женщины постоянно жалуются на то, что они не пользуются туалетами ночью из-за опасности быть изнасилованной и ограбленной по пути к уборной. Даже проход через лагерь в дневное время опасен для многих женщин.

Многие из этих женщин, бежавших из зоны боев и гражданских войн, бежали также от угроз принудительного брака или увечья половых органов. Они в большей степени подвержены риску, особенно если бежали в одиночку или с детьми. Даже если их сопровождает родственник мужского пола или знакомый, это не всегда обеспечивает защиту от насилия, так как это может привести к определенной зависимости и сексуальной эксплуатации.

Большинство этих женщин испытали множество травмирующих переживаний в своей стране и во время побега. Они являются жертвами насилия, похищений, пыток, изнасилования и вымогательств - иногда на протяжении нескольких лет.

Ощущение, что прибыв сюда, они находятся в безопасности и могут передвигаться без страха, для многих женщин - подарок ... Вот почему мы просим вас ... присоединяйтесь к нашему призыву немедленно предоставить безопасное жилье (запирающиеся квартиры или дома) для женщин и детей, которые путешествуют в одиночку ...

Помещения должны быть оборудованы так, чтобы мужчины не имели доступа к жилью для женщин, за исключением аварийно-спасательных служб и работников безопасности. Кроме того, спальни, гостиная, кухня и санузлы должны быть соединены и образовывать автономное целое, чтобы таким образом контролируемый доступ в квартиру или дом был возможен только через запирающиеся двери ".

После того, как несколько блоггеров обратили внимание на это письмо, Совет женщин земли Гессен (LandesFrauenRat), опубликовавший этот политически некорректный документ на своем сайте, убрал его 14 сентября, без каких-либо объяснений.

Проблема изнасилований и покушений сексуального характера в центрах для беженцев Германии является общегосударственной проблемой.

В Баварии женщин и девочек, размещенных в приюте для беженцев в Bayernkaserne, бывшей военной базе в Мюнхене, ежедневно насилуют и заставляют заниматься проституцией ( согласно донесениям групп по защите прав женщин). Хотя здесь есть отдельные общежития для мужчин и женщин, но двери нельзя закрыть, а мужчины контролируют доступ в туалет.

Мужчины составляют около 80% беженцев / мигрантов в приютах, согласно баварскому радио (Баварское радиовещание), цена за секс с женщиной, ищущей защиты, - десять евро. Социальный работник описывает эту ситуацию таким образом: "Мы являемся крупнейшим борделем в Мюнхене".

Полиция утверждает, что нет никаких доказательств изнасилований, хотя полицейский рейд на этом объекте показал, что охранники, нанятые для обеспечения безопасности, продавали наркотики и оружие и закрывали глаза на проституцию.

В баварском городе Хохштадт 28 августа 22-летний беженец из Эритреи был приговорен к одному году и восьми месяцам тюремного заключения за покушение на изнасилование 30-летней женщины из иракского Курдистана. Он получил легкое наказание благодаря усилиям своего адвоката, который убедил судью, что обвиняемый в безнадежном положении : "Уже год как он сидит в приюте и размышляет о небытии".

26 августа беженец 34-х лет пытался изнасиловать 34-летнюю женщину в прачечной лагеря для беженцев в Штральзунд, город на берегу Балтийского моря.

6 августа полиция сообщила, что девочка-мусульманка 13-ти лет была изнасилована в центре для беженцев в Детмольд ( центр Западной Германии). Девушка и ее мать покинули свою страну, чтобы избежать сексуального насилия; выяснилось, что насильник является выходцем из той же страны.

Хотя это изнасилование имело место в июле, полиция молчала в течение почти трех месяцев, пока местные СМИ опубликовали сообщение о преступлении. Согласно комментарию в редакционной статье газеты "Вестфалия-Блат", полиция отказалась информировать общественность о преступлениях, совершенных беженцами и мигрантами, потому что они не хотят дать аргументы критикам массовой иммиграции.

Начальник полиции Бернд Флаке сказал, что целью замалчивания была защита жертвы. "Мы будем продолжать эту политику [не информировать общественность], когда преступления совершаются в центрах для беженцев", - сказал он.

В выходные дни 12-14 июня 15-летняя девочка, проживающих в центре содержания в Habenhausen (северный район Бремена), неоднократно изнасилована двумя мужчинами беженцами. Этот приют был назван на сайте газеты “Бильд” "домом ужасов" из-за роста насилия со стороны соперничающих молодежных банд из Африки и Косово. Здесь находится 247 лиц, ищущих убежища, хотя приют расчитан на 180, а столовая – на 53 человека.

Между тем становятся все более распространенными случаи изнасилования просителями убежища в Германии немецких женщин. Вот несколько отдельных случаев только с 2015 года:

11 сентября около лагеря беженцев в баварском городе Меринг неопознанный "темнокожий человек, говорящий на ломаном немецком," изнасиловал 16-летнюю девочку. Он напал на нее, когда она шла домой с железнодорожной станции.

13 августа полиция арестовала двух беженцев из Ирака в возрасте 23 и 19 лет за изнасилование немецкой 18-летней девочки на школьном дворе в Хамм (Северная Рейн-Вестфалия).

26 июля 14-летний мальчик подвергся сексуальному насилию в туалете местного поезда в Хайльбронне (юго-запад Германии). Полиция ищет "темнокожего" парня 30 или 40 лет “с арабской внешностью". Также 26 июля мужчина 21 года из Туниса, который просит убежища, изнасиловал 20-летнюю женщину в районе Dornwaldsiedlung в Карлсруэ. Полиция хранила преступление в тайне до 14 августа, когда местная газета опубликовала эту историю.

(Далее автор перечисляет случаи изнасилования немок с февраля по сентябрь этого года, совершенные выходцами из Туниса, Ирака, Сомали, Марокко, Сенегала, Афганистана, Эритреи – перев.)

Десятки других случаев изнасилования и покушения на изнасилование, в которых полиция ищет преступников-иностранцев (немецкая полиция часто называет их “зюдлендер” – т.е. «южанин») - остаются нераскрытами. Ниже приведен неполный список на август 2015 года:

(приводится список преступлений, совершенных “южанами” в Дортмунде, Ансбахе, Ханау, Ганновере, Касселе, Мюнхенгладбах, Ринтельне, Зиген, Хемнице, Штутгарте, Меринг, Мюнхене –перев.).

Между тем, родителей предупреждают о необходимости охранять своих дочерей. Полиция в баварском городе Меринг, где 11 сентября была изнасилована 16-летняя девочка, предупреждает родителей не позволять детям выходить на улицу без сопровождения и советует женщинам не ходить в одиночку на железнодорожную станцию или со станции из-за приюта для беженцев, расположенного поблизости.

В баварском городе Pocking, администрация гимназии Вильгельм-Дисс предупредила родителей, не позволять дочерям носить открытую одежду, чтобы избежать “недоразумений " с 200-ми мусульманскими беженцами, проживающими временно в здании рядом со школой. В письме говорилось:

"Граждане Сирии, в основном, мусульмане, говорят на арабском языке. Беженцы имеют свою культуру. Так как наша школа находится в непосредственной близости к месту их проживания, скромная одежда необходима для избежания разногласий. Платье или блузка с декольте, короткие шорты или мини-юбки могут привести к недоразумениям ".

Местный политик был процитирован в газете "Die Welt", он сказал:

"Когда мусульманские мальчики-подростки приходят купаться в открытые бассейны, они ошеломлены при виде девушек в бикини. Эти ребята, которые приходят из культур, где неодобрительно относятся к женщинам , обнажающим неприкрытую голую кожу, будут неосознанно следовать за девушками и беспокоить их. Естественно, это порождает страх” ".

Преобладание мужчин-мусульман среди беженцев / мигрантов, приезжающих в Германию, является топливом роста количества сексуальных преступлений в этой стране.

12 сентября 2015 года. Беженцы на вокзале Мюнхена.

В августе в Германию прибыли рекордные 104 460 беженцев, увеличив количество прибывших за первые восемь месяцев 2015 года до 413 535. Ожидается, что Германия примет в общей сложности 800 000 беженцев и мигрантов в этом году, это четырехкратное увеличение по сравнению с 2014 годом.

По крайней мере, 80% из прибывших беженцев / мигрантов составляют мусульмане( по недавней оценке Центрального совета мусульман в Германии (ZMD), головной мусульманской организации, обосновавшейся в Кельне).

Люди, ищущие убежища, в подавляющем большинстве - мужчины. Из 411 567 беженцев / мигрантов, прибывших в Европейский союз в этом году морем, 72% составляют мужчины, 13% женщины и 15% дети ( согласно подсчетам Агенства по делам беженцев при ООН). Гендерная информация о прибывших по суше остается недоступной.

Среди лиц, ищущих убежища, прибывших в Германию в 2014 году, 71,5% людей в возрасте от 16 до 18 лет - мужчины; 77,5% - в возрастной группе 18-25 лет; а 73,5% в возрасте от 25 до 30 лет ( немецкая статистика миграции). Данные на 2015 год недоступны.

holicin.livejournal.com


Смотрите также