Нсдап в германии расшифровка


НСДАП и национал-социализм Гитлера - Русская историческая библиотека

Часть II. «В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО»

Глава 4. РОЖДЕНИЕ ПАРТИИ (1919–1922 гг.)

Германская рабочая партия, эта малочисленная группа недовольных, дала Гитлеру платформу для осуществления собственных идей, дала ему мощный жизненный стимул. Первой его задачей было превратить этот в основном дискуссионный клуб в политическую организацию.

В партийной кассе обычно насчитывалось не больше пяти марок, лишь однажды эта сумма увеличилась втрое. Гитлер сумел убедить комитет привлекать новых членов путем проведения более крупных собраний. В казарме он собственноручно напечатал на машинке приглашения на первое публичное собрание, другие написал от руки. Вечером перед собранием комитетчики «ждали прихода масс». Прошел час, но их как было семеро, так и осталось.

В следующий раз приглашения были отпечатаны на ротаторе. Явилось еще несколько человек. Численность партии постепенно возрастала – с одиннадцати до тринадцати и, наконец, до тридцати четырех. Сумма, собранная на этих сходках, была потрачена на объявление в антисемитской газете «Мюнхенер беобахтер» о массовом собрании в пивной 16 октября 1919 года.

К семи вечера в накуренном зале собралось семьдесят человек. Как только Адольф Гитлер поднялся и начал говорить, аудитория «наэлектризовалась». Он должен был выступать двадцать минут, но ораторствовал полчаса. Отбросив сдержанность, Гитлер дал волю эмоциям, и когда под громкие аплодисменты иссяк поток упреков, угроз и обещаний, по его лицу струился пот. Он едва держался на ногах, но был воодушевлен успехом.

Это собрание стало поворотным пунктом не только в карьере Гитлера, но и в деятельности Германской рабочей партии. Восторженные слушатели пожертвовали на ее нужды триста марок – теперь организация имела средства на рекламу и листовки. 13 ноября было проведено второе крупное собрание, на этот раз в другой пивной. Более 130 человек (в основном студенты, лавочники и офицеры) платили входную плату в пятьдесят пфеннигов (это было новинкой), чтобы послушать четырех ораторов, главным из которых считался Гитлер. Когда во время его выступления прозвучали враждебные выкрики, он кивнул своим людям с военной выправкой, и через несколько минут оппоненты «были спущены вниз по лестнице с разбитыми черепами». Это вмешательство вознесло Гитлера на новые риторические высоты, и он закончил речь призывом к борьбе: «Беды Германии должны быть устранены железом Германии! Это время придет!»

Гитлер снова увлек аудиторию. Говорил он просто и эмоционально, что выгодно отличало его от интеллектуалов, апеллировавших к разуму. Наблюдатель из полиции докладывал начальству, что Гитлер «выступал великолепно» и что он может стать «профессиональным пропагандистом и оратором».

Растущая популярность Гитлера беспокоила некоторых членов партии, которым не нравилась истерическая манера его выступлений. Кроме того, он менял лицо организации, привлекая армейских друзей с грубыми манерами, и появились опасения, что дело кончится крахом. Антон Дрекслер разделял эти опасения, но был настолько убежден, что Гитлер является надеждой партии, что добился назначения его ответственным за пропаганду.

Это повышение лишь усилило недовольство Гитлера организационными недостатками. Как можно работать без помещения и техники? Гитлер сам нашел подходящую комнату за небольшую арендную плату, добился за счет партийной казны и средств, выделяемых капитаном Майером, установки телефона, приобретения кое-какой мебели. Затем он потребовал нанять на полную ставку управляющего делами и нашел в казармах подходящую кандидатуру – «абсолютно честного» унтер-офицера, который принес и небольшую пишущую машинку.

В декабре Гитлер выступил за радикальную реформу организационной работы партии. Большинство членов комитета выступили против. В отличие от Гитлера они не понимали, что пропаганда – не самоцель, асредство свержения правительства Веймарской республики. Снова Дрекслер поддержал Гитлера, и они часами обсуждали свои планы и программы. Их объединяла ненависть к евреям,

К концу года был составлен проект партийной программы из двадцати пунктов. Гитлер хотел зачитать его на публичном митинге. Члены комитета возражали как по ряду существенных вопросов, так и в отношении оглашения документа на митинге. Но Дрекслер поддержал Гитлера и на этот раз. Была назначена дата митинга – 24 февраля 1920 года.

По всему Мюнхену были расклеены красочно оформленные объявления и листовки, но ближе к назначенной дате Гитлер забеспокоился, как бы не пришлось выступать в пустом зале. Мероприятие должно было начаться в семь тридцать вечера в одной из крупнейших пивных города. Когда Гитлер вошел, зал был полон – собралось около двух тысяч человек. Его сердце «разрывалось от радости». Особенно он был доволен тем, что большую часть публики составляли коммунисты и левые социалисты, многих из которых он надеялся обратить в свою веру.

 

Гитлер в 1920-е

 

Митинг открыл опытный оратор по имени Дингфельдер. Он ругал евреев, цитировал Шекспира и Шиллера, но в общем выступление оказалось таким невыразительным, что даже коммунисты не проявили беспокойства. Потом поднялся Гитлер, выглядевший далеко не презентабельно в поношенном старомодном синем костюме. Начал он очень сдержанно, сделав исторический обзор последних десяти лет. Но когда Гитлер заговорил о революционных потрясениях, прокатившихся по Германии, в его голосе появились истерические нотки, он начал жестикулировать, глаза сверкали. Со всех концов зала послышались враждебные выкрики, застучали по столам пивные кружки. Тогда вмешались «блюстители порядка» с резиновыми дубинками и плетками. Возмутители спокойствия были выброшены на улицу, после чего Гитлер возобновил речь, игнорируя слабые возражения. Еще в венском приюте он привык к таким эксцессам, они его даже вдохновляли. Вскоре слушатели заразились духом оратора, и их аплодисменты стали заглушать недружелюбные выкрики.

Гитлер не привык выступать перед большими аудиториями – голос его то срывался на крик, то затихал. Но такая неопытность многим даже нравилась. Двадцатилетний студент-юрист Ганс Франк был поражен его искренностью. «Гитлер производил впечатление человека, честно говорящего о том, что он чувствует, и убежденного в своей правоте. После банальных фраз предыдущего оратора его слова производили взрывной эффект. Они были часто грубыми, но всегда выразительными. Даже те, кто пришел его освистывать, вынуждены были слушать... Он мог раскрыть суть вещей даже самому заскорузлому тугодуму». 

Наконец Гитлер перешел к изложению двадцати пяти пунктов своей программы, предложив аудитории выразить свое отношение к каждому из них. Для патриотов – союз всех немцев в великом рейхе, колонии для излишка населения, равноправие Германии в ее отношениях с другими странами, аннулирование Версальского договора, создание народной армии и беспощадная борьба с преступностью. Для рабочих – борьба с нетрудовыми доходами, конфискация военных прибылей, экспроприация для общественных целей земли без компенсации ее бывшим владельцам и участие в распределении прибылей крупных промышленных предприятий. Для среднего класса – немедленное обобществление крупных универмагов и их передача в аренду за низкую плату мелким торговцам, общественные программы здравоохранения для престарелых. Для истинных немцев – обращение с евреями как с инородцами, лишение их права занимать государственные посты, депортация тех, кого государство не может кормить, и немедленное изгнание тех, кто иммигрировал в Германию после 2 августа 1914 года.

Изложив очередной пункт своей программы, Гитлер делал паузу. Большинство присутствующих встречало ее возгласами одобрения, но были и возражения – некоторые даже вскакивали на стулья и столы. Снова шли в ход дубинки и плетки, и к концу выступления продолжительностью в два с половиной часа каждое слово Гитлера получало почти единодушную поддержку. Когда оратор покинул трибуну, последовала бурная овация, и молодой Франк уже не сомневался, что «если кто и может решить судьбу Германии, то это Гитлер».

 

Программа НСДАП

 

Пока толпа выходила из зала, Гитлер почувствовал, что наконец перед ним открылась дверь в будущее. «Когда закончился митинг, не я один думал, что теперь родился волк, призвание которого – ринуться на стадо обманщиков народа». Это новое призвание Гитлера полностью соответствовало его имени Адольф, которое в переводе с древнегерманского языка означало «счастливый волк». С этого момента слово «волк» будет иметь для Гитлера особое значение – как прозвище среди близких друзей, как псевдоним и как название большинства его военных резиденций.

Мюнхенские газеты почти не заметили восхождения Гитлера, но митинг означал первый крупный шаг вперед для Германской рабочей партии. Она приобрела сто новых членов. Чтобы создать впечатление о большем количестве людей, первый партбилет начинался с цифры 501. Гитлер по алфавитному порядку получил билет № 555.

Он начал новую жизнь, общаясь со многими колоритными личностями, объединенными любовью ко всему немецкому и ненавистью к марксизму. Среди них был, например, врач из Мюнхена, приверженец теории звездного маятника, который, по его словам, давал ему силу обнаруживать присутствие еврея в любой группе людей. В ближайшем окружении Гитлера выделялся ротный командир, гомосексуалист Эрнст Рем, низенький и тучный, с коротко остриженными волосами и приятной улыбкой. Он был образцовым служакой, боевым товарищем, на которого всегда можно положиться. Рем представлял собой ходячий памятник войны: его лицо было обезображено глубокими шрамами. Будучи офицером в новом рейхсвере, он однажды заметил: «Так как я грешен и недостаточно развит, война и бурная жизнь нравятся мне больше, чем размеренное существование респектабельного бюргера». С момента первой встречи с Гитлером Рем был убежден, что именно этот ефрейтор должен возглавить Германскую рабочую партию. Рем уже изменил рабочий характер организации Дрекслера, пополнив ее множеством солдат. Именно они поддерживали порядок на бурных собраниях. Гитлера и Рема связывали узы совместно пролитой крови и страданий окопников, и хотя Рем недавно заменил капитана Майера в качестве начальника Гитлера, он настоял, чтобы его подчиненный обращался к нему на «ты», и другие офицеры следовали его примеру.

Сблизился Гитлер и с писателем Дитрихом Экартом. Они стали друзьями не только в политическом отношении, несмотря на разницу в возрасте (двадцать один год) и образовании (Экарт окончил университет).

Экарт, пьяница и наркоман, прирожденный революционер-романтик, был мастером полемики. Гитлеру нравилась компания этого шумного интеллектуала, ставшего его ментором. Экарт подарил молодому другу плащ, исправлял его грамматические ошибки, водил в первоклассные рестораны и знакомил с влиятельными людьми. («Это человек, который однажды спасет Германию».) Оба часами говорили об искусстве, архитектуре и политике. Дружба с неистовым писателем заметно повлияла на Гитлера.

Через несколько недель после памятного февральского митинга Гитлер и Экарт собрались в Берлин, который недавно взяли под контроль фрайкоровцы, поставив у власти своего канцлера – мелкого правительственного чиновника по фамилии Капп. Гитлер и Экарт усмотрели в этом возможность для захвата власти и вызвались скоординировать такие же действия в Баварии. Отправились они на легком самолете. Это был первый полет Гитлера. Молодой пилот лейтенант Риттер фон Грайм, в будущем последний командующий люфтваффе, был мастером своего дела. Однако погода была неустойчивой, и Гитлера всю дорогу рвало. После приземления в Берлине он поклялся, что никогда больше не будет летать.

В столице Гитлер и Экарт встретились с обожаемым ими генералом Людендорфом, готовившимся бежать на юг, и с рядом представителей северных районов Германии, которые разделяли их взгляды, – в частности, с членами ультранационалистической организации ветеранов войны «Стальной шлем».

Гитлер вернулся в Мюнхен 31 марта. В тот же день он демобилизовался из армии, неясно только, как это произошло,– добровольно или по приказу. Адольф собрал свои вещи, получил пятьдесят марок демобилизационного пособия и перебрался на частную квартиру, снятую неподалеку от центра города. Комната была маленькая и очень холодная (ранее она использовалась хозяином под кладовку).

Очевидно, Гитлер выбрал это жилье не случайно: рядом находилась редакция газеты «Мюнхенер беобахтер», переименованной теперь в «Фелькишер беобахтер», но продолжавшей оставаться рупором антисемитских и антимарксистских сил. Гитлер публиковал в ней свои статьи. По-прежнему главными объектами его нападок были евреи и марксисты, хотя идейные вожди национал-патриотов в какой-то мере восхищались коммунистами за их преданность своим идеалам и стремились привлечь их на свою сторону.

В это время Гитлер познакомился с ярым антисемитом, выходцем из Эстонии, архитектором Альфредом Розенбергом. Особое впечатление произвели на него статьи Розенберга, в которых тот писал, что большевизм – это лишь первый шаг на пути к захвату мира евреями. В доказательство приводился текст «Протоколов сионских мудрецов», которые якобы были протокольной записью двадцати четырех секретных заседаний сионистских руководителей в Базеле (Швейцария), посвященных обсуждению мер по установлению мирового господства сионистов. (Эта фальшивка была составлена в конце XIX века агентами царской охранки во Франции и впервые опубликована в России. В Германии она появилась в 1919 году в одном русском эмигрантском журнале.) Ознакомившись с «Протоколами», Гитлер еще более сблизился с Розенбергом.

13 августа 1920 года в одной из мюнхенских пивных он произнес двухчасовую речь на тему «Почему мы против евреев». Впервые Гитлер публично заявил, что еврейский заговор носит международный характер и что выступления евреев за равноправие всех народов и международную солидарность являются прикрытием заговора, направленного на лишение других народов отечества. Теперь в его глазах еврей стал разрушителем, грабителем, чумой, способной «погубить целые нации». Нет никакой разницы, утверждал Гитлер, между восточными и западными евреями, хорошими и плохими, богатыми и бедными, надо бороться против всей еврейской расы. Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» он предложил заменить лозунгом «Антисемиты всех стран, соединяйтесь!». В заключение Гитлер туманно, но зловеще определил «полное» решение проблемы как «устранение евреев из среды нашего народа».

Он апеллировал не просто к расистам. Его призыв к активному антисемитизму находил отклик и у тех, кто мечтал о великом рейхе,– у респектабельных бюргеров, которые подписывались под словами президента Пангерманской лиги Генриха Класса, сказанными в 1913 году: «Еврейская раса – источник всех опасностей. Еврей и немец – это как огонь и вода. В свое время поднимется человек, который поведет нас на борьбу против еврейства. Мы ждем фюрера! Терпение, терпение – и он придет!»

Адольф Гитлер стремительно продвигался в области практической политики. Он расширил социальную базу своей партии, которая теперь стала называться Национал-социалистской рабочей партией Германии (НСДАП). Это название, надеялся он, вдохновит людей, отпугнет робких и привлечет тех, кто хочет сражаться за свои идеалы.

Гитлер настаивал также на создании партийного флага, который смог бы конкурировать с красным коммунистическим знаменем. Рассматривались различные проекты. Наконец один зубной врач из Штарнберга предложил флаг сделать красным, а в его центре, в белом круге, поместить черную свастику. Свастика – санскритское слово, означающее «все есть все»,– в течение длительного времени была символом тевтонских рыцарей и использовалась в этом качестве некоторыми отрядами «Фрайкора». На протяжении многих веков не только у европейцев, но и у североамериканских индейских племен она олицетворяла колесо солнца (или цикл жизни). С этого времени и, возможно, навсегда свастика будет иметь иной, самый зловещий смысл.

В начале осени 1920 года Независимая социалистическая партия, разделившаяся на прокоммунистов и антикоммунистов, собралась на съезде в Галле для определения своего будущего курса по отношению к III Интернационалу. Из Москвы прибыл великолепный оратор, председатель исполкома Интернационала Григорий Зиновьев. Советы прислали его, чтобы привлечь социалистов на сторону крайних левых. Многочасовую речь Зиновьева на ломаном немецком языке восторженно восприняли прокоммунисты. Последовали бурные дебаты между правыми и левыми: 237 делегатов проголосовали за присоединение к III Интернационалу на условиях, выработанных Лениным, 156 – в знак протеста покинули зал. Большинство оставшихся перешли в лагерь коммунистов.

Один из делегатов, покинувших Галле,– Отто Штрассер – был возмущен и встревожен. Он слушал Зиновьева с растущим раздражением и озабоченностью. Речь советского оратора прозвучала «как мессианская доктрина». Москва, по его мнению, стремилась господствовать над Германией. Отто и его старший брат Грегор давно были преданы социалистической идее. Оба выступали за радикальные реформы, но не под диктовку иностранной державы. Они стремились к германскому социализму, и Отто считал, что найдет опору среди революционных независимых социалистов.

После Галле Отто Штрассер остался человеком без партии. Удрученный, он поехал к брату Грегору в Ландсхут посоветоваться. Грегор же, считая, что русские представляют большую опасность, еще ранее организовал по типу «Фрайкора» независимую армию с пехотой, артиллерийскими батареями и пулеметной ротой. Он сообщил брату, что ожидает прибытия двух важных гостей, чтобы обсудить эту проблему.

Как вспоминал Отто Штрассер, на следующее утро к аптеке его брата подъехала большая машина, из которой вышли два человека. Одного Отто узнал сразу: это был кумир всех националистов генерал Людендорф. За ним на почтительном расстоянии, «как батальонный ординарец», следовал бледнолицый молодой человек с усиками, в мешковатом синем костюме. Это был Гитлер. «Мы должны объединить все патриотические группы»,– заявил генерал.

Разъяснительную политическую работу он поручил герру Гитлеру, сам же взял на себя военное руководство этими группами. Людендорф предложил Грегору присоединиться к партии герра Гитлера.

После этого состоялась дискуссия. Отто не понравилось утверждение Гитлера, что главное – это власть, а программа не имеет особого значения. Они начали пререкаться по поводу капповского путча: Отто его осуждал, Гитлер – защищал. Вмешался Людендорф. Он сказал, что политика национал-патриотов не должна быть ни коммунистической, ни капиталистической. С этим согласились все, и совещание закончилось на дружественной ноте. Правда, старший Штрассер не сразу принял решение. Только к вечеру он сообщил брату, что готов объединить силы с Людендорфом и Гитлером, хотя последний не слишком ему понравился. Но он верит генералу, к тому же они с Гитлером – фронтовики, патриоты, противники марксизма, капитализма и еврейства.

Привлечение на свою сторону Грегора Штрассера было лишь одним из достижений Гитлера за последний год. Он не только изменил характер партии, но и увеличил число ее членов до трех тысяч. Партии Гитлер уделял все свое время: много ездил, выступал на собраниях, в частности, на международном конгрессе национал-социалистов в Зальцбурге.

 

Символ НСДАП

 

Тем не менее успехи на трибуне не вскружили Гитлеру голову. Наоборот, он часто не был удовлетворен своими выступлениями и стремился их совершенствовать. С этой целью Гитлер посещал митинги оппонентов, учитывал их слабые и сильные стороны. Его не устраивал «стиль газетного фельетона или научного трактата», ему претило стремление иных либеральных ораторов избегать крепких выражений. Свои митинги Гитлер старался сделать живыми и непринужденными, с бесплатным пивом, сосисками и даже, если это позволяли средства партии, концертами народной музыки. Выбрав психологически подходящий момент, Гитлер вставал и начинал свою речь спокойно, затем, чувствуя настроение аудитории, как актер, подстраивался под нее и накалял страсти, доводя публику до исступления.

Однако успех на митингах уже не удовлетворял Гитлера. Ему нужен был размах, для этого требовалась газета. Помог случай. Газета «Фелькишер беобахтер» оказалась на грани банкротства из-за больших расходов на выплату штрафов по делам о клевете. 18 декабря, собрав необходимые средства, в основном пожертвованные фрайкоровцами и антисемитами, нацистская партия сделала газету своим органом. Гитлер и его сподвижники готовились к следующему прыжку.

Месяц спустя, 22 января 1921 года, в Мюнхене состоялся первый всегерманский съезд нацистов. За год партия стала заметной силой в правом политическом движении Баварии, в значительной мере благодаря магнетической личности Гитлера. Его ораторские способности позволили превратить организацию из дискуссионного клуба в партию действия. Это не нравилось ее основателям, в том числе Дрексле-ру. Их коробила привнесенная сторонниками Гитлера склонность к насилию, раздражали его тесные связи с банкирами и промышленниками, что, по их мнению, было недостойно подлинного социалиста.

Казалось бы, первый нацистский съезд Гитлер мог использовать для захвата единоличной власти в партии. Но он не сделал этого, считая, что подходящий момент еще не наступил. К тому же о растущих разногласиях в руководстве по вопросам политики и тактики не знали рядовые члены партии. Внешне она была единой, и все приложили усилия к тому, чтобы выступление Гитлера через двенадцать дней в цирке Кроне было успешным.

Эта зима оказалась очень суровой. Будучи на грани банкротства, Германия должна была заплатить по репарациям 134 миллиарда марок. Значительная часть населения была вынуждена жить в неотапливаемых квартирах, люди голодными ложились спать. Возмущение было настолько сильным, что все крупные политические партии рассматривали вопрос о проведении общей демонстрации протеста на центральной площади Мюнхена, однако отложили ее, опасаясь выступлений красных. Гитлер негодовал. Он решил организовать митинг в одиночку. Управляющий цирком был членом его партии, и они быстро договорились о проведении этого мероприятия вечером 3 февраля.

Цирк вмещал 6 тысяч человек. Когда Гитлер появился в зале, он был переполнен.

Через полчаса Гитлер убедился, что контакт с аудиторией установлен – его выступление (на тему «Будущее или гибель») часто прерывалось аплодисментами. Когда оратор закончил речь, публика устроила овацию и стихийно запела гимн «Германия превыше всего».

Реакция мюнхенской прессы на это представление была противоречивой: одни хвалили Гитлера, другие поносили. Но руганью в газетах он был даже доволен: значит, задел многих за живое. Гитлер стал любимцем многочисленных националистических групп Мюнхена. Его тайно поддерживали местные полицейские власти. Они делали все, чтобы не дать ходу жалобам о нарушении нацистами общественного порядка, а в случае стычек с оппонентами обычно брали под защиту сторонников Гитлера.

Более того, Гитлер и другие руководители партии получили своего рода официальное признание земельного правительства Баварии: их принял премьер-министр Риттер фон Кар. Этот дружеский прием показал, что отныне Гитлер – политическая сила. Для него это было особенно важно в период, когда разногласия со старой партийной гвардией дошли до предела. Противники Гитлера, недовольные его растущим авторитетом и стремлением установить единоличный контроль над партией, воспользовались его отъездом в Берлин для переговоров с правыми радикалами и заключили союз с группой социалистов из Аугсбурга. Узнав об этом по возвращении в Мюнхен, Гитлер сразу перешел в контратаку. 11 июля он заявил о выходе из партии, а три дня спустя изложил свою позицию в ультиматуме, доведенном до сведения всех ее членов. В нем Гитлер требовал назначить его главой партийного руководства с чрезвычайными полномочиями. «Я выдвигаю эти требования,– подчеркнул он,– не потому, что жажду власти, а потому, что последние события убедили меня в следующем: без железного руководства партия очень скоро перестанет быть тем, чем она должна быть – Национал-социалистской рабочей партией Германии».

Гитлер дал комитету восемь дней на обдумывание. Дрекслер был возмущен и ни за что не хотел идти на компромисс. Ситуация усугубилась распространением среди членов партии анонимной брошюры, озаглавленной «Адольф Гитлер – предатель?». В этой брошюре Гитлеру предъявлялись самые невероятные обвинения: якобы он называет себя «королем Мюнхена», тратит партийные деньги на женщин и является платным агентом евреев.

Восьмидневный срок заканчивался. Казалось, демарш Гитлера провалился. Но в последний момент Экарт убедил Дрекслера пойти на компромисс, и тот уговорил остальных членов комитета принять условия Гитлера, без которого, дескать, партия превратится в «аморфную организацию пигмеев». И комитет сдался, согласившись поддержать кандидатуру единоличного лидера.

29 июля на внеочередном съезде Гитлера избрали председателем партии. Став единоличным лидером, он издал распоряжение о создании военизированных формирований «самообороны» («штурмабтайлунген» (СА) – штурмовые отряды, штурмовики) и значительно расширил партийный аппарат. Теперь Гитлер готов был направить партию по новому, более радикальному пути. В последующие месяцы он инспирировал серию публичных провокаций. Эта кампания началась с внешне случайных актов – нападений на евреев на улице, незаконного поднятия флагов, распространения листовок, небольших потасовок. Но 14 сентября 1921 года произошел более серьезный эксцесс. В этот день в пивной собрались члены Баварской лиги, выступавшей против центристских положений Веймарской конституции. Когда ее руководитель, инженер Баллерштедт, собрался выступать, в зал вошел Гитлер, считавший лидера лиги своим «самым опасным оппонентом». Штурмовики в штатском, заранее рассаженные в разных местах зала, тут же вскочили, приветствуя своего лидера. К ним присоединились сотни других партийных активистов, которые также были подготовлены к провокации. Потом баварский левый, ставший одним из ближайших советников Гитлера,– Герман Эссер вскочил на стул и закричал, что в нынешнем бедственном положении Баварии повинны евреи. Послышались требования дать слово Гитлеру. Кто-то выключил свет в попытке предотвратить драку, но это лишь усугубило ситуацию. В темноте на сцену бросились штурмовики, которые избили Баллерштедта и столкнули его в зал.

При рассмотрении этого инцидента в полицейском комиссариате Гитлер не выразил никакого сожаления. «Все было правильно,– упрямо заявлял он.– Мы добились своего. Баллерштедт не выступил». Но расследование на этом не закончилось. Гитлер и Эссер были извещены, что будут преданы суду за нарушение общественного порядка. Предстоящий суд еще больше распалил нацистов, которые устроили еще более крупную потасовку вечером 4 ноября во время выступления Гитлера в пивной. Когда он вошел в вестибюль, зал был переполнен. Женщин попросили занять места подальше от дверей. Это предупреждение не остановило фрау Магдалену Швайер, хозяйку овощной лавки напротив дома, где жил Гитлер: она была его страстной поклонницей.

В зале собралось очень много противников нацистов, особенно рабочих. Кроме того, партия Гитлера теперь не имела тайной поддержки баварского правительства, так как премьер-министр фон Кар вынужден был уйти в отставку, уступив место более умеренному правительству. Увидев, что социал-демократы пришли раньше и заняли большую часть зала, Гитлер велел закрыть двери. Он сказал своим телохранителям-штурмовикам, что у них есть шанс доказать свою преданность движению и что никто из красных не должен покинуть этот зал живым. В ответ молодчики трижды хором крикнули «хайль!».

Когда Гитлер направился к сцене, с мест, где сидели рабочие, послышались выкрики в его адрес. Эссер, вскочив на стол, призывал публику к порядку. Затем он спрыгнул, и его место занял Гитлер. Сначала раздался свист, но вскоре даже те, кто пришел его освистать, были увлечены эмоциональным выступлением оратора. Гитлер говорил в течение часа. Но его оппоненты просто дожидались подходящего момента. Выпивая кружку за кружкой, они прятали посуду под столами в расчете использовать ее как оружие.

Кто-то перебил Гитлера, и он ответил издевательской репликой. По залу прокатился угрожающий гул. На стул вскочил мужчина и крикнул: «Свобода!» В Гитлера полетела пивная кружка, потом еще несколько. «Женщины, все под столы!» – скомандовал кто-то. Фрау Швайер ничего не оставалось, как последовать этому совету. Позднее она вспоминала: «Ничего не было слышно, кроме крика, звона разбитых кружек и топота ног. Многие дрались, переворачивались тяжелые дубовые столы, трещали деревянные стулья, в зале шел настоящий бой». Из любопытства фрау Швайер приподнялась и увидела, что Гитлер по-прежнему стоит на столе, пытаясь увернуться от летящих в него пивных кружек. Кучка штурмовиков дралась так свирепо, что через полчаса противник был оттеснен к лестнице. Зал выглядел так, будто в нем взорвалась бомба. Вдруг, перекрывая весь этот грохот, послышался голос Эссера: «Митинг продолжается! Слово главному оратору!»

Гитлер продолжил свое выступление, а его телохранители тем временем делали друг другу перевязки. Он закончил речь под громкие аплодисменты, после чего вбежал полицейский и крикнул: «Расходитесь по домам!»

Драка в пивной убедила Гитлера, что успех приходит к тому, кто не боится применять силу. Победа в тот вечер сделала ему и его партии скандальную рекламу, численность партии увеличилась, но в то же время усилились и требования положить конец подобным актам насилия. Новое баварское правительство жаждало обуздать Гитлера, но, видимо, посчитав спровоцированный им дебош недостаточным поводом для судебного преследования лидера нацистов, выдало ему разрешение на право ношения оружия.

Демонстрация силы нацистов была симптомом усиления «ационалистических настроений в стране. Союзники в ультимативной форме потребовали от Германии выплаты по репарациям двух миллиардов марок ежегодно, а также двадцати пяти процентов стоимости германского экспорта. В противном случае они угрожали оккупировать Рур. Правительство согласилось выполнить эти требования, что привело в ярость националистов типа Гитлера. Они провели серию насильственных операций, включая убийство лидера «центристов» Матиаса Эрцбергера, который в их глазах был «преступником», заключившим перемирие с «врагами Германии».

К концу 1921 года нацисты нашли новый повод для того, чтобы в очередной раз «показать зубы». Лига Наций объявила, что Польша должна получить часть Верхней Силезии. В апреле 1922 года негодование сторонников Гитлера достигло предела: министр иностранных дел Вальтер Ратенау подписал в Рапалло договор с советским правительством. Нацисты не видели в этом никакой выгоды для достижения собственной цели – возрождения рейха. Они игнорировали тот факт, что выход Германии из политической изоляции был серьезным ударом по союзным державам, навязавшим побежденному рейху позорный Версальский договор.

Германия и Россия согласились возобновить дипломатические отношения и торговлю, а также отказаться от всех претензий друг к другу. Россия нуждалась в современной технологии. Ленин просил немцев помочь в реорганизации Красной Армии. Командующий рейхсвером генерал фон Сект с готовностью согласился, и военные обеих стран установили тесные контакты. Немецкие военные специалисты начали обучать русских, одновременно перенимая их опыт в применении специальных видов оружия.

Масштабы и значение этого сотрудничества не были осознаны критиками Ратенау. Хотя этот договор дал огромный стимул перевооружению Германии, те же немцы, которые мечтали о сильной армии, обзывали министра «красным» за сговор с Советами. Кроме того, Ратенау был богатым евреем. 4 июня он был зверски убит двумя бывшими членами «Фрайкора».

По иронии судьбы в тот же день Гитлер был посажен в тюрьму в Мюнхене за призывы к бунту. Он не очень обрадовался новости об убийстве Ратенау. Такие отдельные акты мести казались ему мелкими. Но эт/pо убийство дало Гитлеру урок по обеспечению мер безопасности: он после этого установил на машине прожектор, чтобы ослеплять водителя преследующей машины.

После убийства Ратенау веймарское правительство поспешно приняло закон о защите республики. Эта драконовская мера была вызвана необходимостью остановить терроризм правых. Закон резко осудили все баварские националистические группировки. В разгар кампании протеста Гитлер, просидевший в тюрьме пять недель, был выпущен на свободу и активно включился в борьбу. В день своего освобождения он произнес речь. Как всегда, главным объектом нападок стали евреи с их «коварными планами завоевания мира».

Они стремятся, утверждал Гитлер, сделать нацию беззащитной как перед оружием врагов Германии, так и в духовном отношении. Евреи приняли закон о защите республики, чтобы заткнуть рот тем, кто протестует против развала государства. Но национал-социалистов не заставят замолчать, и Гитлер призвал бороться против этого закона, не останавливаясь перед физическим насилием.

В последующие дни лидер нацистов продолжал выступать с резкими нападками на новый закон. 16 августа он был главным оратором на массовой демонстрации, организованной различными националистическими организациями Мюнхена. На площадь Гитлер вступил под звуки марша, исполняемого двумя духовыми оркестрами. За ним шли, выстроившись в шесть колонн, члены его партии со свастикой на нарукавных повязках и флагами в руках.

 

Значок НСДАП

 

Гитлер поднялся на трибуну и начал говорить, сначала спокойно, затем все громче и вдохновеннее. Один из присутствующих, Карл Людеке, внимал оратору как загипнотизированный. Гитлер в его глазах из фанатика превратился в народного героя, нового Лютера.

Вечером Людеке слушал Гитлера еще раз и снова был в подобном состоянии. Позже его представили этому растрепанному и обливающемуся потом человеку. На плече у него висел небрежно сложенный, грязный плащ. Но для Людеке он был человеком сильной воли и мужества. На следующий день новоиспеченный нацист «отдал Гитлеру свою душу». Используя недовольство законом о защите республики и растущий раскол между Веймаром и Баварией, нацисты стали готовить очередной путч. Вдохновителем оказался малоизвестный чиновник Мюнхенского отдела здравоохранения Отто Питтингер, который замыслил свергнуть баварское правительство при поддержке нацистов и других националистических организаций и установить диктатуру бывшего премьер-министра фон Кара.

Новый приверженец Гитлера Карл Людеке получил задание передать инструкции возможным сообщникам в районе Берлина. Людеке разъезжал по Северной Германии, обрабатывая националистов, пока не узнал, что в самой Баварии ничего не вышло. Он вернулся в Мюнхен в конце сентября 1922 года и сразу направился к Питтингеру. «И это называется путч?» – укоризненно заявил Людеке. Главный же заговорщик ничего не ответил, сел в свой «мерседес» и отправился в отпуск в Альпы. Заговор выдохся. А Гитлер вынужден был на время уйти в подполье.

При встрече с Людеке он разразился гневной тирадой: «Я Сил готов, мои люди были готовы! Отныне я буду действовать один, если даже ни одна душа не последует за мной. К черту этих Питтингеров! Эти господа, эти графы и генералы – они ничего не сделают. А я сделаю. Один!»

Из позорного провала путча Питтингера Гитлер извлек урок: он должен действовать один – как фюрер. Людеке горячо его поддержал и высказал мысль, что партия должна перенять опыт Бенито Муссолини, готовящегося к захвату власти в Италии. Его чернорубашечники недавно захватили Равенну и другие итальянские города. Людеке вызвался поехать в Италию в качестве представителя Гитлера и попробовать заручиться поддержкой Муссолини.

В Милане дуче любезно принял Людеке, хотя никогда и не слышал о Гитлере. Он согласился с мнением Гитлера о Версальском договоре и продиктованной им международной политике экономического удушения Германии, но ушел от ответа на вопрос о мерах против евреев. Больше всего поразила Людеке реакция Муссолини, когда он спросил дуче, прибегнет ли тот к силе, если итальянское правительство не уступит его требованиям. «Мы сами будем государством, потому что это наша воля»,– заявил Муссолини с уверенностью короля.

Людеке с восторгом докладывал Гитлеру, что Муссолини, вероятно, захватит власть в Италии в ближайшие месяцы. Он также подтвердил, что между фашизмом и национал-социализмом есть много общего.

Гитлера особенно заинтересовал рассказ Людеке о том, что Муссолини готов применить грубую силу в борьбе за власть: чернорубашечники вступают в большевизированные города, захватывают их, а армия сохраняет благожелательный нейтралитет, иногда даже оказывая им услуги.

Вдохновленный успехами Муссолини и уверенный в широкой поддержке всей Баварии, Гитлер решил устроить демонстрацию силы. Для этого он выбрал городок Кобург в двухстах пятидесяти километрах от Мюнхена. Группа патриотических организаций запланировала устроить там празднества по случаю «немецкого дня». Гитлер получил приглашение «приехать с группой товарищей». Он истолковал приглашение в самом широком смысле и 14 октября 1922 года выехал из Мюнхена на специальном поезде, прихватив с собой 600 штурмовиков и духовой оркестр.

 

Золотой партийный знак НСДАП

 

В купе Гитлера царило веселье. С ним находилось семь человек – мозг и мускулы близкого окружения: бывший унтер-офицер Макс Аманн, борец-телохранитель Граф, торговец лошадьми и бывший вышибала в баре Кристиан Вебер, публицист и бывший коммунист Эссер, архитектор Розенберг, писатель Экарт и просто искушенный в жизни человек Людеке. Всю дорогу блистал остроумием и эрудицией Экарт.

В Нюрнберге в поезд подсели еще сотни две сторонников. Когда он остановился у платформы Кобургского вокзала, Гитлер с мрачным видом вышел из вагона. Он выбрал Кобург как поле битвы из-за преобладания там социалистов и коммунистов. По примеру Муссолини он захватит их оплот. Жители Кобурга с удивлением и интересом смотрели на шумную группу, высыпавшую вслед за Гитлером на платформу. Духовой оркестр заиграл марш, штурмовики по-военному строем двинулись в город. Возглавляли шествие восемь дюжих баварцев в кожаных шортах, с альпенштоками на плече. За ними следовал ряд знаменосцев, держа красные флаги с черной свастикой в белом круге. Потом шел Гитлер со своей «семеркой» и, наконец, колонна штурмовиков, вооруженных резиновыми дубинками и ножами. Одни надели поношенные серые полевые мундиры, другие – свои лучшие костюмы, но у всех красовались нарукавные повязки со свастикой. Сам Гитлер был одет просто – в плаще, поношенной шляпе с опущенными полями и в сапогах.

Толпа местных жителей встретила незваных гостей выкриками: «Убийцы! Бандиты! Грабители! Преступники!» Нацисты, игнорируя протесты, шли вперед в сопровождении блюстителей порядка, которые собирались предоставить в их распоряжение пивную в центре города, но Гитлер потребовал разместить его людей в стрелковом тире. Под барабанный бой штурмовики повернули обратно через враждебную толпу к городской окраине. Когда в них полетели булыжники, Гитлер взмахнул рукой, и его свора с дубинками набросилась на бросавших камни. Толпа отступила, и штурмовики все тем же сомкнутым строем двинулись дальше.

На следующее утро, в воскресенье, левые призвали к массовой демонстрации, чтобы «выбросить нацистов». Ожидалось, что на центральной площади соберется десять тысяч демонстрантов. Такой поворот событий укрепил боевой дух Гитлера. Преисполненный решимости «разделаться с красным террором навсегда», он приказал отряду СА пройти маршем через площадь к зданию Кобургской крепости. В полдень штурмовики, число которых возросло почти до 1500, во главе с Гитлером вступили в центр города, но на площади собралось лишь несколько сотен демонстрантов. Вчера бюргеры смотрели на боевиков СА с молчаливым неодобрением – сегодня же из окон свисали сотни имперских флагов и вдоль улиц стояло множество людей, приветствовавших нацистов. Сегодня они были героями – они покончили с господством красных на улицах города. «Это типично для психологии трусливого бюргера,– заметил Гитлер своим соратникам, шагающим рядом.– Трусы в момент опасности – хвастуны потом».

Кобург убедил Гитлера, что он со своими штурмовиками вполне может последовать примеру Муссолини. Через две недели последний подал еще один пример. 28 октября его чернорубашечники вступили в Рим и захватили власть в Италии. Четыре дня спустя, представляя фюрера в очередной пивной, Эссер торжественно объявил: «Гитлер – Муссолини Германии!»

rushist.com

90 лет назад была создана НСДАП: tverdyi_znak

90 лет назад была основана партия, название которой до сих пор вызывает самые негативные эмоции  у миллионов людей.  24 февраля 1920 года  на собрании в пивной «Хофбройхаус» (Мюнхен) была образована НСДАП.

Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (Национал-социалистическая рабочая партия Германии) (нем. Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei; сокр. НСДАП, нем. NSDAP) — политическая партия в Германии, существовавшая с 1919 по 1945 год, с 1933 года до мая 1945 года — правящая и единственная партия в Германии. После поражения Германии в войне в 1945 году по решению созданного союзниками по антигитлеровской коалиции оккупационного Контрольного совета была распущена. На Нюрнбергском процессе руководящий состав партии был объявлен преступным, а идеология НСДАП называлась одной из главных причин Второй мировой войны.НСДАП была создана 5 января 1919 года путем объединения Комитета независимых рабочих Антона Дрекслера (учрежденного 7 марта 1918 года в качестве филиала Северогерманской ассоциации содействия миру) и Политического рабочего союза Карл Харрер (созданного в 1918 году) в Немецкую рабочую партию («Deutsche Arbeiterpartei»; DAP). 20 февраля 1920 года к старому наименованию было прибавлено «Национал-социалистическая», и под таким названием она просуществовала до 1945 года.

Сам Гитлер так объяснял название своей партии:    «Социализм, — это учение о том, как следует заботиться об общем благе. Коммунизм — это не социализм. Марксизм — это не социализм. Марксисты украли это понятие и исказили его смысл. Я вырву социализм из рук «социалистов». Социализм — древняя арийская, германская традиция».

Одно время Гитлер даже хотел называть свою партию "национал-большевистской"...

Датой образования НСДАП считается 24 февраля 1920 года, когда на собрании в пивной «Хофбройхаус» Адольфом Гитлером была впервые оглашена программа «25 пунктов» (с 1 апреля 1920 года — официальная программа НСДАП). В 1926 году ее положения объявлены «незыблемыми».

    1) Мы требуем объединения всех немцев на основе права самоопределения народов в Великую Германию.    2) Мы требуем равноправия для немецкого народа наравне с другими нациями и отмены положений Версальского и Сен-Жерменского мирных договоров.    3)  Мы требуем жизненного пространства: территорий и земель (колоний), необходимых для пропитания германского народа и для расселения избыточного германского населения.    4) Гражданином Германии может быть только тот, кто принадлежит к германской нации, в чьих жилах течет немецкая кровь, независимо религиозной принадлежности. Ни один еврей не может быть отнесен к германской нации и являться гражданином Германии.    5) Тот, кто не является гражданином Германии, может проживать в ней как гость, на правах иностранца.    6) Право избирать и быть избранным должно принадлежать исключительно гражданам Германии. Поэтому мы требуем, чтобы все должности любого уровня — имперские, областные или муниципальные занимали только граждане Германии. Мы боремся против разлагающей парламентской практики занятия должностей только в зависимости от партийной принадлежности без учета характера и способностей.    7) Мы требуем, чтобы государство обязалось в первую очередь заботиться о возможностях для работы и жизни граждан Германии. Если невозможно прокормить все население государства, то лица чуждых наций (не граждане государства) должны быть высланы из страны.    8) Вся дальнейшая иммиграция в Германию лиц негерманской расы должна быть приостановлена. Мы требуем, чтобы все лица негерманской расы, которые иммигрировали в Германию после 2 августа 1914 года, немедленно покинули рейх.    9) Все граждане государства должны обладать равными правами и обязанностями.    10) Первейшей обязанностью каждого гражданина Германии будет выполнение работы, умственной или физической. Деятельность каждого гражданина не должна расходиться с интересами общества в целом, должна протекать в рамках общества и, следовательно, быть направлена для общей пользы.    11) Мы требуем объявления безжалостной войны тем, чья деятельность вредит общим интересам. Преступления против нации, совершенные ростовщиками, спекулянтами и т. д. должны наказываться смертной казнью, несмотря на расу и убеждения. Мы требуем уничтожения нетрудовых доходов и процентного рабства.    12) Ввиду огромных человеческих жертв и имущественных убытков, требуемых от нации каждой войной, личное обогащение во время войны должно рассматриваться как преступление против нации. Мы требуем, следовательно, безжалостной конфискации военных прибылей.    13)  Мы требуем национализации промышленных трестов.    14) Мы требуем участия рабочих и служащих в прибылях крупных коммерческих предприятий.    15) Мы требуем значительного увеличения пенсионного обеспечения для стариков.    16) Мы требуем создания здорового среднего сословия и его сохранения, немедленного изъятия из частной собственности крупных магазинов и сдачи их в наем по низким ценам мелким производителям, самого строго учета за тем, чтобы мелкие производители получали бы общественную поддержку всюду — на государственном уровне, в землях или общинах.    17) Мы требуем проведения земельной реформы в соответствии с интересами германской нации, принятия закона о безвозмездной конфискации земли для общественных нужд, аннулирования процентов по закладным, запрещение спекуляций землей.    18) Мы требуем объявить безжалостную борьбу с преступностью. Мы требуем ввести смертную казнь для преступников против германского народа, ростовщиков, спекулянтов и .др., вне зависимости от общественного положения, религиозной и национальной принадлежности.    19) Мы требуем замены римского права, служащего интересам материалистического мирового порядка, немецким народным правом.    20) Чтобы обеспечить каждому способному и старательному немцу возможность получить высшее образование и занять руководящее положение, государство должно заботиться о всестороннем широком развитии всей нашей системы народного образования. Программы всех учебных заведений должны быть приведены в соответствие с требованиями практической жизни. С самого начала развития сознания ребенка школа должна целенаправленно обучать учащихся пониманию идеи государства. Мы требуем, чтобы особо талантливые дети бедных родителей, несмотря на их положение в обществе и род занятий, получали бы образование за счет государства.    21) Государство должно направить все усилия на оздоровление нации: обеспечить защиту материнства и детства, запретить детский труд, улучшить физическое состояние населения путем введения обязательных игр и физических упражнений, поддержки клубов, занимающихся физическим развитием молодежи.   22) Мы требуем ликвидации наемного войска и создания народной армии.   23) Мы требуем открытой политической борьбы против заведомой политической лжи и её распространения в прессе. С целью создания германской национальной прессы мы требуем, чтобы:          - все редакторы и издатели германских газет были бы гражданами Германии;          - не германские газеты должны получать специальное разрешение государства на издание. При этом они не могут издаваться на немецком языке;          - негражданам Германии запрещалось бы по закону иметь любой финансовый интерес или влияние на германские газеты. В наказание за нарушения данного закона такая газета будет запрещена, а иностранцы немедленно депортированы. Мы требуем объявления непримиримой борьбы против литературных и культурных течений, оказывающих разлагающее влияние на наш народ, а также запрещения всех мероприятий направленных на это.   24) Мы требуем свободы всем религиозным вероисповеданиям в государстве до тех пор, пока они не представляют угрозы для него и не выступают против морали и чувств германской расы. Партия как таковая стоит на позициях позитивного христианства, но при этом не связана убеждениями с какой-либо конфессией. Она борется с еврейско-материалистическим духом внутри и вне нас и убеждена, что германская нация может достигнуть постоянного оздоровления внутри себя только на принципах приоритета общих интересов над частными.   25) Для осуществления всего этого мы требуем: создания сильной централизованной имперской власти. Непререкаемый авторитет центрального политического парламента на территории всей империи во всех её организациях. Создание сословных палат и палат по профессиям для осуществления принятых империей общих законов в отдельных федеральных землях. Лидеры партии берут на себя обеспечение выполнения вышеуказанных пунктов любой ценой, даже жертвуя, в случае необходимости, своими жизнями.

Национал-социалистическая рабочая партия строилась по территориальному принципу и имела ярко выраженную иерархическую структуру. На вершине пирамиды партийной власти стоял Председатель партии, который обладал абсолютной властью и неограниченными полномочиями.

Вожди НСДАП:    - Карл Харрер 1919—1920    - Антон Дрекслер, с 24 февраля 1920 года по 29 июля 1921 года, затем почётный председатель;    - Адольф Гитлер, с 29 июля 1921 года по 30 апреля 1945 года.

Непосредственное руководство партаппаратом осуществлял заместитель фюрера по партии. С 21 апреля 1933 года до 10 мая 1941 года им был Рудольф Гесс (с 22 сентября 1933 года — просто «заместитель фюрера»). При нём для руководства текущей партийной жизнью в июне-июле 1933 года был создан Штаб заместителя фюрера, который возглавлял Мартин Борман). 12-13 мая 1941 года Штаб заместителя фюрера был преобразован в Партийную канцелярию во главе с Мартином Борманом. После того, как 10 мая 1941 года Рудольф Гесс улетел в Великобританию, новый заместитель назначен не был, но фактически им стал Мартин Борман, назначенный 12 апреля 1942 года особым приказом Гитлера «секретарём фюрера».

Для обеспечения деятельности Гитлера как вождя партии в 1934 году под руководством рейхсляйтера Филиппа Боулера была создана личная Канцелярия руководителя партии (Kanzlei des Führers der NSDAP).

Текущее руководство партийной работой по различным направлениям осуществлял т. н. «Рейхсляйтунг» — Имперское руководство Национал-социалистической немецкой рабочей партии (Reichsleitung der NSDAP), состоявший из главных управлений НСДАП и партийных служб. Во главе такого управления, как правило, стоял рейхсляйтер НСДАП (нем. Reichsleiter — имперский руководитель). В своей области рейхсляйтеры обладали властью не меньшей, чем министры. Многие рейхсляйтеры одновременно являлись ещё и рейхсминистрами.

В состав НСДАП к 1944 году входили 9 присоединенных союза (Angeschlossene Verbände), 7 подразделений партии (Gliederungen der Partei) и 4 организации:

    - Присоединенные союзы (самостоятельные организации, обладающие правами юридических лиц и собственным имуществом):          - Национал-социалистический союз юристов (NS-Juristenbund)          - Имперский союз немецких служащих (Reichsbund der Deutschen Beamten)          - Национал-социалистический союз учителей (NS-Lehrerbund)          - Национал-социалистическое общество помощи жертвам войны (NS-Kriegsopferversorgung)          - Национал-социалистический союз немецких врачей (NSD-Ärztebund)          - Национал-социалистический союз немецких техников (NS-Bund Deutscher Technik)          - Национал-социалистическое общественное благосостояние (NS-Volkswohlfahrt)          - Германский трудовой фронт (die Deutsche Arbeitsfront (DAF))          - Имперский союз противовоздушной обороны (Reichsluftschutzbund)

    - Подразделения партии:          - Гитлерюгенд (Hitlerjugend (HJ))         - Союз немецких девушек (Bund Deutscher Mädel (BDM))          - Национал-социалистический союз преподавателей высшей школы (NS-Deutscher Dozentenbund (NSDD))          - Национал-социалистический студенческий союз (NS-Deutscher Studentenbund (NSDStB))          - Национал-социалистический женский союз (NS-Frauenschaft (NSF))          - Национал-социалистический автокорпус (Nationalsozialistisches Kraftfahrerkorps (NSKK))          - охранные отряды, СС (Schutzstaffel (SS))          - штурмовые отряды (Sturmabteilung (SA))

    - Организации:          - Национал-социалистическое общество культуры (NS-Kulturgemeinde)          - Имперский союз многодетных семей Германии по защите семьи (Reichsbund der Kinderreichen Deutschlands zum Schütze der Familie)          - Общество немецких общин (Deutscher Gemeindetag)          - «Труд немецких женщин» (Das Deutsche Frauenwerk)

Кроме этого многие общественные организации созданные до основания НСДАП и не имевшие к ней отношения были переименованы, подчинены партийному влиянию, подчинялись соответствующему рейхсляйтеру или соответствующей организации партии.

Вся территория Германии первоначально была разделена на 33 партийные области (Gaue), которые совпадали с избирательными округами в рейхстаг. Впоследствии число гау было увеличено, и в 1941 году насчитывалось 43 гау. плюс Зарубежная организация НСДАП (NSDAP-Auslandsorganisation; AO), приравненная по правам и обязанностям к гау.

В свою очередь гау делились на округа (Kreise), далее местные отделения (нем. Ortsgruppen — дословно «местная группа»), ячейки (Zellen), и так называемые блоки (Blocks). Блок объединял от 40 до 60 домохозяйств. В соответствии с принципом вождизма во главе каждой организационной единицы стоял руководитель — гауляйтер, крайсляйтер и т. д. (Gauleiter, Kreisleiter).

Для ведения работы на местах создавались соответствующие партийные аппараты. Партийные чиновники имели собственную форму, звания и знаки различия.

В 1945 году, после капитуляции Германии, НСДАП была объявлена преступной организацией, запрещена и распущена, её имущество — конфисковано, руководители — осуждены, некоторые — казнены.По решению руководителей ведущих стран антифашистской коалиции в Германии была проведена денацификация, в ходе которой большинство бывших активных членов НСДАП подверглись особой проверке. Многие были уволены с руководящих постов или из социально значимых организаций, таких, как, например, учебные заведения.

Да, НСДАП получила свое по заслугам...А ведь эта партия в Третьем рейхе очень напоминала сами-знаете-какую партию в СССР...

Ах, какая была держава!Ах, какие в ней люди были!Как торжественно - величавоЗвуки гимна над миром плыли!Ах, как были открыты лица,Как наполнены светом взгляды!Как красива была столица!Как величественны парады!Проходя триумфальным маршем,Безупречно красивым строем,Молодежь присягала старшим,Закаленным в боях героям -Не деляги и прохиндеиПопадали у нас в кумиры...Ибо в людях жила - идея!Жажда быть в авангарде мира!Что же было такого злогоВ том, что мы понимали твердо,Что "товарищ" - не просто слово,И звучит это слово гордо?В том, что были одним народом,Крепко спаянным общей верой,Что достоинства - не доходом,А иной измеряли мерой?В том, что пошлости на потребуНе топили в грязи искусство?Что мальчишек манило небо?Что у девушек были чувства?Ах, насколько все нынче гаже,Хуже, ниже и даже реже:Пусть мелодия гимна - та же,Но порыв и идея - где же?И всего нестерпимей гореВ невозможности примиренийНе с утратою территорий,Но с потерею поколений!Как ни пыжатся эти рожи,Разве место при них надежде?Ах, как все это непохожеНа страну, что мы знали прежде!Что была молода, крылата,Силы множила год за годом,Где народ уважал солдатаИ гордился солдат народом.Ту, где светлыми были дали,Ту, где были чисты просторы...А какое кино снималиНаши лучшие режиссеры!А какие звенели песни!Как от них расправлялись плечи!Как под них мы шагали вместеРанним утром заре навстречу!Эти песни - о главном в жизни:О свободе, мечте, полете,О любви к дорогой отчизне,О труде, что всегда в почете,И о девушках, что цветамиРасцветают под солнцем мая,И о ждущей нас дома маме,И о с детства знакомом крае,И о чести, и об отваге,И о верном, надежном друге...И алели над нами флагиС черной свастикой в белом круге.

Юрий Нестеренко

***Хофбройхаус (нем. Hofbräuhaus) — самый известный во всём мире пивной зал Мюнхена. Расположен на площади Плацл (Platzl), недалеко от центральной площади города — Мариенплац.

Первое здание было построено в 1607 г. баварским герцогом Максимилианом I, для расширения придворной пивоварни. Для свободного посещения здание было открыто в 1828 году королем Людвигом I. Старое здание было полностью перестроено в 1897 году, когда пивоварня переехала в пригороды (Хофбройкеллер). В результате повреждений, полученных во время Второй мировой войны, здание сильно пострадало (целым остался только первый этаж). Здание было полностью восстановлено только в 1958 году.

Пивной зал Хофбройхаус посещали многие исторические личности, среди которых Ленин и Гитлер. В частности, 24 февраля 1920 года Адольф Гитлер организовал в Хофбройхаусе первый из многих больших публичных мероприятий нацистской партии, которые в нем проходили. В ходе своего выступления он провозгласил двадцать пять пунктов, которые стали программой нацистской партии. Эта дата считается датой образования НСДАП и ежегодно отмечалась, начиная с 1933 года в Хофбройхаус.

Хофбройхаус включает в себя большой зал на первом этаже, в котором по вечерам играет духовой оркестр (в основном традиционную баварскую музыку), несколько залов поменьше на втором и третьем этажах, а также пивной сад. Меню включает баварские блюда, такие как жаркое из свинины, свиное колено и мюнхенские белые колбаски. Пиво (хеллес) подается в литровых кружках (Массах). Хофбройхаус пользуется популярностью как среди иностранцев, так и среди местных жителей. В 1935 г. был сочинен гимн Хофбройхауса: «In München steht ein Hofbräuhaus, oans, zwoa, g’suffa!» («Это Хофбройхаус в Мюнхене — раз, два, пей!»).

tverdyi-znak.livejournal.com

Приход к власти НСДАП в Германии, падение Веймарской республики

Введение

     Последние годы существования Веймарской республики являлись объектом исследований многих авторов. До сих пор продолжаются споры среди исследователей относительно того были ли перспективы дальнейшего  существования республики или же «фашизация» Германии была необратимым явлением. По-разному оценивается роль различных политических сил в развитии парламентаризма в Германии. Большой интерес представляет собой история формирования НСДАП как политической сил, организационно не имевшей аналогов с другими политическими партиями.

     Предметом данного исследования являются особенности  развития НСДАП, общая картина политической борьбы 1929 – 1933гг. и участие НСДАП  в ней. Основная цель моей работы: показать картину политического противостояния в Германии 1929 – 1933гг., раскрыть значение НСДАП в политической жизни Веймарской республики. Для этого необходимо решение следующих задач:

  1. осветить историю НСДАП от момента возникновения до установления нацистской диктатуры в 1933г.
  2. осветить сущность государственного кризиса Германии 1929-1933гг.
  3. раскрыть противоречия между основными политическими силами Веймарской республики.

     В основном, в  работе использованы монографии и статьи советских историков-германистов.     

Глава 1. Возникновение и особенности развития национал-социализма в 20-е – 1933 году

1.1 Возникновение национал-социализма 

       Для того, чтобы понять, почему же национал – социалисты оказались у власти, необходимо в общих чертах проследить историю развития НСДАП.

       Нацистская  партия возникла в 1919 г., местом её рождения был город Мюнхен (до 1920 г. название партии  - Немецкая рабочая партия). Вскоре после во главе партии становится талантливый демагог, австриец по национальности Адольф Гитлер. С самого начала своей деятельности партия делает ставку на безудержную социальную демагогию, что находит своё отражение в официальном названии организации – национал-социалистическая рабочая партия (НСДАП) [1]. Это название, безусловно свидетельствовало о широкой популярности социалистических идей, о стремлении Гитлера и его единомышленников приобрести широкую социальную базу. Как правило привлечь на свою сторону пролетариат не удавалось, за национал-социалистами шли представители мелкой буржуазии, в основном, городской, бывшие офицеры и унтер-офицеры кайзеровской армии. 24 февраля 1920 Гитлер представил партийную программу, состоявшую из 25 пунктов [3].

       Программа НСДАП не отличалась от постулатов большинства немецких партий. В ней  провозглашалась необходимость  аннулирования Версальского договора, возвращение "потерянных" земель, объединение "всех немцев", т. е. узурпация права на вмешательство во внутренние дела других государств, где проживали этнические немцы, противодействие международной еврейской финансовой верхушке, отказ от выплаты репараций, требование "борьбы против политики лжи и ее реализации через печать", закрытие газет, выступавших против НСДАП, создание "национальной армии", что означало возрождение военной мощи Германии [8].

       Накануне 1921 в НСДАП насчитывалось около 3 тыс. членов, однако уже через два  года ее численность возросла в 10 раз, был принят новый устав НСДАП, в котором утверждался "принцип фюрерства", т. е. безоговорочное подчинение фюреру. На волне острого экономического кризиса в стране и растущего недовольства, идей милитаризма и национализма, провозглашения "исторической миссии немцев как расы господ", стремительно расширялась общественная база НСДАП, привлекавшая к себе тысячи молодых людей из разных сословий и классов своим динамизмом и популизмом. Кроме того, кадровый резерв НСДАП составляли распущенные правительственным декретом всевозможные военизированные объединения и ветеранские союзы, например, Немецкий народный союз обороны и наступления, Пангерманский союз [5].                

       1.2 Развитие НСДАП в 1923-1929 гг. 

       В 1923 году экономическое и политическое положение Германии было крайне тяжёлым, франко-бельгийскими войсками была оккупирован Рур, существовала реальная возможность отделения Баварии от рейха. Можно сказать, что Гитлер уверовал в то, что обстановка хаоса, имевшая место в 1923 году, предоставила неповторимую возможность свергнуть республику, осуществив переворот, подобно Муссолини, победоносно вошедшему в Рим в 1922 г. Однако возможностей у НСДАП для таких действий фактически не было, партия ещё была слабо известна за пределами Баварии. Попытка Гитлера захватить власть в Мюнхене в ноябре 1923 г. окончилась провалом. НСДАП была на время запрещена, её лидер был осуждён на тюремное заключение. Гитлеру после выхода из тюрьмы на два года были запрещены публичные выступления [6].

       26 февраля февраля 1925 года вышел первый после снятия запрета номер "Фелькишер беобахтер" (партийной газетой НСДАП) с редакционной статьей (автором ее был Гитлер) "Новое начало". На следующий день фюрер выступил на собрании возрожденной после запрета нацистской партии, основной тезис его выступление – превращение НСДАП в политическую организацию, которая могла бы осуществлять борьбу конституционными методами. Происходит реорганизация НСДАП, качестве первоочередной задачи выдвигалась вербовка новых членов, которые платили бы взносы. В конце 1925 года в партии насчитывалось всего 27 тысяч членов, но в 1926 году в ней уже насчитывалось 49 тысяч членов, в 1927 - 72 тысячи, в 1928 - 108 тысяч, в 1929 - 178 тысяч [9].

       Была  создана разветвлённая организационная  структура: по аналогии с существующей системой государственной власти и общественными институтами. Страна была поделена на области, или "гау", приблизительно соответствовавшие 34 избирательным округам по выборам в рейхстаг, во главе которых стояли назначенные Гитлером гауляйтеры. Было учреждено также семь дополнительных "гау" за пределами Германии: в Австрии, Данциге, Саарской и Судетской областях. "Гау" в свою очередь были поделены на "крайсы" (округа) во главе с крайслейтерами. В округа входили "ортсгруппы", то есть местные организации, которые делились на уличные ячейки, а последние - на квартальные блоки. Были сформированы боевые отряды СА, призванные охранять нацистские собрания, разгонять рабочие митинги и вообще терроризировать тех, кто выступал против Гитлера. Однако на деле, как пишет У. Ширер: «СА, как была, так и осталась сбродом крикунов и громил», поэтому желая иметь в своем распоряжении более надежную опору, Гитлер создал военизированное формирование СС, которое присягало лично ему [5].

       Член  НСДАП Грегор Штрассер в блоке с Людендорфом и Розенбергом создёт "народное движение" с целью баллотироваться на предстоящих весной 1924 года земельных и общегерманских выборах. В Баварии этот блок набрал достаточно голосов, чтобы стать второй по влиятельности партией; В Германии, как мы уже знаем, эта партия набрала два миллиона голосов и получила 32 места в рейхстаге. Гитлер понимал, что подлинно общегерманский размах его движение сможет обрести лишь в том случае, если найдет опору в Северной Германии, то есть в Пруссии, и прежде всего в цитадели врага - Берлине. На выборах 1924 года Штрассер баллотировался на севере и заключил союз с местными крайне националистическими группами во главе с Альбрехтом фон Графе и графом Эрнстом фон Ревентлов. Это помогло ему завязать личные знакомства и заручиться поддержкой региона; кроме него, ни один нацистский лидер такой поддержкой в тех краях не пользовался. Своим секретарем и редактором "Национал-социалистише брифе" Грегор Штрассер назначил двадцативосьмилетнего уроженца Рейнской области Пауля Йозефа Геббельса, страстного организатора и фанатичного националиста. Оба они хотели построить партию пролетарского типа. В дневниках Геббельса много говорилось о его тогдашних симпатиях к коммунизму. Между пролетарским крылом партии (Штрассер, Геббельс) и Гитлером в конце 1925 – начале 1926 г. происходит конфронтация, которая была разрешена в пользу антикоммунистической позиции Гитлера [10].

       В 1927-1928 гг. популярность партии возрастает, На выборах в рейхстаг в мае 1928 года нацистская партия набрала всего 810 тысяч голосов из 31 миллиона и получила в рейхстаге около десятка мест из общего числа 491 [6].      

       .  

             

       

1.3. Крупный капитал и национал-социализм в 1920-е годы 

       Важным  представляется аспект взаимоотношений  представителей крупного немецкого  капитала и НСДАП, поскольку именно поддержка крупного капитала способствовала развитию НСДАП и приходу к власти.

       Расширение  связей с крупным капиталом, причем в важнейших центрах его сосредоточения — Рурской области, Берлине, Гамбурге  - руководители НСДАП считали своей основной, центральной задачей, без чего существование нацистской партии вообще лишалось смысла. С этой целью Гитлер с весны 1926 г. предпринял серию поездок в крупнейшие центры страны, где выступал (несмотря на запрет вести политическую пропаганду) перед обширными аудиториями владельцев колоссальных предприятий, генеральных директоров концернов, членов наблюдательных советов и других представителей «делового мира» [4]. Многие представители крупного капитала боялись, что методы нацистов могут повлечь за собой нежелательную реакцию со стороны организованного рабочего класса.

 Ловким ходом со стороны Гитлера была игра на страхе монополистов перед единым фронтом пролетариата — ведь события происходили в разгар кампании за отчуждение княжеских имуществ, в ходе которой КПГ и СДПГ выступали совместно[12].

       Заслуживает упоминания, что Гитлер разъяснял  представителям крупного капитала необходимость идти на временные социальные уступки, чтобы спасти главное. Это едва ли не самая ранняя формулировка идеи социального маневрирования фашизма. В 1926 г. Гитлер изложил свою программу борьбы за «жизненное пространство», ликвидации буржуазной демократии и пацифистских настроений в самом оплоте тяжелой промышленности Рура — Эссене. Проводя эту кампанию, нацистская верхушка оказалась, однако, перед серьезной опасностью [6].

       В марте следующего года Гесс (партийный функционер НСДАП) в письме к немцу-единомышленнику, обосновавшемуся в Англии сообщал о предстоявшем, третьем по счету, выступлении Гитлера в Эссене 50 (оно состоялось 27 апреля 1927 г., но было отнюдь не последним). Из дневника Геббельса известно, что, проживая тогда на промышленном западе Германии, он действовал в том же направлении. Так, еще в августе 1925 г. он записал, что крупный промышленник Арнольд (г. Хаттинген) во всем согласен с ним. Побывав там вновь в январе 1926 г., Геббельс отметил: «Возможно, мы получим деньги»; источник этих средств очевиден. В записи от 3 февраля говорится о встрече с промышленником фон Бруком: «Наконец, столп экономики. С этим человеком можно сотрудничать» [8].

       Публично  же нацисты яростно отрицали свои теснейшие связи, с крупным капиталом и свою всестороннюю зависимость от него. Они для маскировки распространяли лживую версию, будто все расходы покрываются ежемесячными взносами и дополнительными сборами с членов партии ,  но очевидно было, что средства требовались очень большие: ведь помимо издания газет, брошюр и листовок, фашисты тратили огромные суммы на проведение массовых собраний, митингов и походов, транспортировку штурмовых отрядов, перевозку своих приверженцев на съезды партии, проводившиеся с 1926 г. более или менее регулярно [2].

       Нацистская  партия прилагала все новые усилия, чтобы «завербовать» крупнейших представителей монополистического капитала. Наиболее важное значение в этом смысле имело вступление в НСДАП Кирдорфа, возглавлявшего Союз горнодобывающей промышленности Рура и распоряжавшегося обширными фондами этого союза (а также Объединения металлургической промышленности Северо-Запада). Он впервые встретился с Гитлером летом 1927 г. Гитлер подчёркивал необходимость завоевания «жизненного пространства». Для достижения этой цели, говорилось в брошюре, «новое движение категорически отвергает любое деление на сословия или классы и провозглашает... безусловный авторитет личности» [3]. Монополиям гарантировались свобода развития и защита со стороны национал-социалистского государства. Нацисты добивались также поддержки со стороны реакционных элементов за пределами Германии. Наиболее известным из их зарубежных покровителей был англо-голландский нефтяной король Детердинг. В немецкой печати вновь и вновь появлялись сведения о том, что нацисты получают финансовую поддержку из фашистской Италии. Есть документы, свидетельствующие о серьезной заинтересованности германских фашистов в помощи из-за рубежа. Такова, например, доверенность, выданная Гитлером К. Людеке в январе 1924 г. (когда он находился в тюрьме) на предмет агитации в пользу нацизма в США [1].

       В целом можно сказать, что еще  до того, как социальная борьба в Германии вновь резко обострилась в связи с последствиями мирового экономического кризиса 1929— 1933 гг., нацисты, несмотря на отсутствие в тот момент непосредственной заинтересованности монополистов в их услугах, сумели убедить некоторых ведущих магнатов капитала в том, что только нацистская партия способна выполнить их предначертания. А о том, к чему они сводились, наглядно свидетельствует, например, высказывание одного из влиятельных деятелей рурской промышленности, Генрихсбауэра: «Я глубоко убежден, что нынешняя система анонимного демократического парламентаризма со временем уступит место новой системе, которая будет основана на ответственности вождя и преданности ему свиты и будет обладать существенным родством с итальянским фашизмом» [4].     

stud24.ru

Краткая информация - NaziReich.net

Краткая информация

29.09.2007 23:59

Национал-социалистическая рабочая партия Германии (National-Sozialistische Deutsche Arbeiterpartei), НСДАП, созданная в 1920 Гитлером реакционная партия, правившая в Германии до разгрома в 1945 Третьего рейха. В октябре 1918 руководство "Общества Туле" поручило двум своим членам - журналисту Карлу Харреру и слесарю Антону Дрекслеру создать политический рабочий кружок, задачей которого было бы расширение сферы влияния этого общества на рабочих. Одновременно с созданием кружка Антон Дрекслер восстановил Немецкую рабочую партию (ДАП), на одно из собраний которой 12 сентября 1919 был направлен в качестве осведомителя Адольф Гитлер, которому пришлись по душе постулаты и лозунги партии. Ознакомившийся с отчетом Гитлера об этом собрании капитан Эрнст Рём, выполнявший в штабе Франца фон Эппа обязанности политического советника, поручил Гитлеру вступить в ДАП и взять на себя руководство ею. С первым своим докладом Гитлер выступил 16 октября 1919 перед аудиторией в 111 человек. Сначала он изложил свое видение "Великой Германии", затем пустил в ход свой коронный прием - объявил марксистов, евреев и других "врагов" Германии виновными в ее поражении. "Мы не прощаем, мы хотим мести", - заявил он. На следующем выступлении 13 ноября 1919 Гитлер подчеркнул, что "нищету немцев следует устранить немецким оружием. Это время должно наступить". Он потребовал возвращения колоний, утраченных Германией по условиям Версальского договора 1919, назвав этот договор "варварским". Во время этого и последующих выступлений Гитлер не ограничивался требованием возврата довоенных территорий, а настаивал на присоединении новых. 20 февраля 1920 Немецкая рабочая партия была переименована в Национал- социалистическую рабочую партию Германии. Первое ее публичное собрание состоялось четыре дня спустя в мюнхенском пивном зале. 24 февраля 1920 Гитлер представил партийную программу, состоявшую из 25 пунктов. Программа НСДАП не отличалась от постулатов большинства немецких партий. В ней провозглашалась необходимость аннулирования Версальского договора, возвращение "потерянных" земель, объединение "всех немцев", т. е. узурпация права на вмешательство во внутренние дела других государств, где проживали этнические немцы, противодействие международной еврейской финансовой верхушке, отказ от выплаты репараций, требование "борьбы против политики лжи и ее реализации через печать", закрытие газет, выступавших против НСДАП, создание "национальной армии", что означало возрождение военной мощи Германии и др. Накануне 1921 в НСДАП насчитывалось около 3 тыс. членов, однако уже через два года ее численность возросла в 10 раз. 21 июля 1921 Гитлер в ультимативной форме потребовал для себя пост председателя партии с неограниченными правами, пригрозив, в случае отказа, выйти из ее рядов. 29 июля 1921 он был избран первым председателем НСДАП. Антону Дрекслеру достался пост почетного председателя. Был принят новый устав НСДАП, в котором утверждался "принцип фюрерства", т. е. безоговорочное подчинение фюреру. На волне острого экономического кризиса в стране и растущего недовольства, идей милитаризма и национализма, провозглашения "исторической миссии немцев как расы господ", стремительно расширялась общественная база НСДАП, привлекавшая к себе тысячи молодых людей из разных сословий и классов своим динамизмом и популизмом. Кроме того, кадровый резерв НСДАП составляли распущенные правительственным декретом всевозможные военизированные объединения и ветеранские союзы, например, Немецкий народный союз обороны и наступления, Пангерманский союз и др. 27-29 января 1923 в Мюнхене состоялся первый съезд НСДАП. Кульминационным моментом его стало освящение Гитлером знамени НСДАП и шествие 6 тыс. боевиков СА. К осени 1923 НСДАП насчитывала свыше 55 тыс. членов. После предпринятой нацистами попытки государственного переворота в Мюнхене генеральный комиссар Баварии Густав фон Кар подписал декрет о запрещении НСДАП. Тем не менее популярность партии продолжала расти, и на декабрьских выборах 1924 в рейхстаге заседали уже 40 депутатов от НСДАП. Кроме того, под измененными названиями создавались новые нацистские организации: Великогерманское народное сообщество (созданное Юлиусом Штрайхером), Народный блок, Национал-социалистическое освободительное движение и др. В феврале 1925 деятельность НСДАП вновь была легализована, однако в руководстве партии произошел раскол по вопросам тактики - о степени национализма и социализма в нацистском движении. На конференции руководителей нацистских организаций Германии, состоявшейся в Бамберге 14 февраля 1926 (Бамбергская партийная конференция), разгорелась ожесточенная борьба между левым и правым крылом НСДАП. Хотя внутрипартийные противоречия так и не были устранены, однако общее собрание Мюнхенского округа НСДАП 22 мая 1926 единогласно избрало Гитлера своим руководителем. 26 февраля 1925 возобновился выход печатного органа НСДАП - газеты "Фёлькишер беобахтер". В это же время Геббельс, перешедший на сторону Гитлера, основал журнал "Ангриф". Начал выходить теоретический орган НСДАП - "Национал- социалистический ежемесячник". 3 июля 1926 состоялся съезд НСДАП в Веймаре, на котором Гитлер заявил об изменении партийной тактики: в противовес мнению "старых борцов", предпочитавших террористические методы борьбы с политическими противниками, он рекомендовал членам партии участвовать в выборах и входить в состав рейхстага и ландтагов (земельных парламентов). Однако он по-прежнему основными задачами своей партии считал борьбу с коммунизмом и критику Версальского договора. Одновременно Гитлер всячески стремился привлечь к своей партии внимание крупных промышленных и финансовых деятелей Германии. Выражением доверия к ней со стороны представителей деловых кругов явилось вступление в НСДАП известных предпринимателей Вильгельма Капплера, Эмиля Кирдорфа, редактора влиятельной "Берлинской биржевой газеты" Вальтера Функа, председателя рейхсбанка Ялмара Шахта и многих других, которые помимо прочего вносили огромные суммы денег в партийный фонд. В обстановке углубляющегося экономического кризиса, стремительно растущей безработицы (в октябре 1932 насчитывалось 7 млн. 300 тыс. безработных) в стране росло недовольство политикой социал-демократов. Над многими социальными группами нависла угроза потери основ существования. Отчаявшиеся мелкие производители все больше винили в своих бедах парламентскую демократию и верили, что выход из кризиса - в укреплении государственной власти и создании однопартийного правительства. Эти требования поддерживали и крупные предприниматели и банкиры, субсидировавшие предвыборные кампании НСДАП и связывавшие с Гитлером и его партией личные и общегосударственные устремления, видя в нацистском движении прежде всего надежный заслон против коммунизма. В обращении НСДАП от 1 марта 1932 говорилось: "Гитлер - это девиз для всех, кто верит в возрождение Германии... Гитлер победит, ибо народ желает его победы..." 31 июля 1932 на очередных выборах в рейхстаг НСДАП получила 230 мандатов (социал-демократы - 133, коммунисты - 89 мандатов), став самой крупной фракцией в парламенте. К 30 января 1933, когда Гитлер был провозглашен канцлером Германии, НСДАП насчитывала около 850 тыс. человек. В основном это были выходцы из мещанской среды. Рабочие составляли одну треть от общего числа, около половины из них - безработные. В течение пяти следующих месяцев численность партии возросла в три раза и достигла 2,5 миллиона. Расширялся аппарат НСДАП. Осенью 1938 в рейхе действовали 41 гауляйтер, 808 крайсляйтеров, 28376 ортсгруппенляйтеров, 89378 целленляйтеров и 463048 блокляйтеров. Всего партийный аппарат составлял к этому времени свыше 580 тыс. штатных руководителей всех уровней. С этого момента началась нацификация государственного аппарата, которая продолжалась все годы существования Третьего рейха. Она проводилась двумя путями: члены НСДАП назначались на руководящие посты в администрации различных уровней, в полиции, в армии или НСДАП брала на себя функции государственных органов либо устанавливала над ними контроль и надзор. Формальной основой для этого явился принятый 1 декабря 1933 "Закон об обеспечении единства партии и государства". Кроме того осуществлялся прямой политический контроль внутри самой партии и в подконтрольных ей организациях (например, "Гитлерюгенд", СА, СС, Объединение студентов и т.д.). Исключавший коллегиальность "принцип фюрерства" проявился в том, что с 1921 и вплоть до последних дней существования НСДАП не проводились заседания руководства даже в узком кругу. Собирались, и то нерегулярно, лишь совещания рейхсляйтеров и гауляйтеров, на которых Гитлер передавал им решения для исполнения. Положение гауляйтеров зависело непосредственно от доверия фюрера, ибо только он имел право назначать и снимать их (с 1933 по 1945 были сняты со своих постов лишь 6 гауляйтеров, по разным причинам впавшие в немилость фюрера). "Воля фюрера для партии - высший закон", - констатировалось в официальной публикации НСДАП (1940). На основании "Закона о чрезвычайных полномочиях" была запрещена деятельность профсоюзов (вместо них был создан Германский трудовой фронт), арестованы многие профсоюзные активисты, закрыты газеты и журналы демократической ориентации, запрещена деятельность большинства политических партий, в том числе СДПГ, КПГ, Немецкой партии центра, Католической народной партии, Немецкой национальной народной партии и др. НСДАП стала единственной политической силой в Германии, что нашло отражение в заявлении правительства от 14 июля 1933, где говорилось, что попытки сохранения прежних политических партий или создания новых будут караться тюремным заключением или заключением в лагеря принудительного труда. События "Ночи длинных ножей", когда были физически устранены многие руководители и рядовые члены СА, требовавшие обещанного ранее второго этапа социальных перемен, "продолжения революции", завершили борьбу внутри НСДАП и стали фактором, облегчающим Гитлеру реализацию его далеко идущих экспансионистских планов. Экономика рейха начала переводиться на военные рельсы. В целях пропаганды нацистских идей среди населения и демонстрации общенационального единства НСДАП постоянно организовывала пышные и многолюдные торжества и празднества, например, День героя (1 марта), День национального труда (1 мая), Праздник сбора урожая и др. Этим же целям были подчинены и Нюрнбергские партийные съезды, проходившие в 1933-38 в первой декаде сентября в Нюрнберге, не оказывавшие никакого влияния на генеральную линию партии, а являвшиеся лишь эффектным пропагандистским мероприятием. После начала 2-й мировой войны партийная работа получила широкое распространение в вооруженных силах, в частности, был создан институт нацистских комиссаров в войсках. На Нюрнбергском процессе руководящий состав НСДАП и многие ее службы были признаны преступными, а их деятельность запрещалась. Программа Национал-социалистической рабочей партии Германии ("25 пунктов"). Утверждена 24 февраля 1920. (В изложении.) 1. Объединение всех немцев в границах Великой Германии. 2. Отказ от условий Версальского договора и подтверждение права Германии самостоятельно строить отношения с другими нациями. 3. Требование дополнительных территорий для производства продуктов питания и расселения увеличивающегося немецкого населения ("Лебенсраум"). 4. Предоставление гражданства по расовому признаку; евреи не могут быть гражданами Германии. 5. Не-немцы в Германии являются лишь гостями и субъектами соответствующих законов. 6. Назначение на официальные посты не может происходить по принципу кумовства, а лишь в соответствии со способностями и квалификацией. 7. Обеспечение условий существования граждан - первейшая обязанность государства. При недостатке государственных ресурсов, не-граждане должны быть исключены из числа пользующихся льготами. 8. Въезд в страну не-немцев должен быть прекращен. 9. Участие в выборах - право и обязанность всех граждан. 10. Каждый гражданин обязан трудиться на общее благо. 11. Незаконно полученная прибыль подлежит конфискации. 12. Все прибыли, полученные за счет войны, подлежат конфискации. 13. Все крупные предприятия должны быть национализированы. 14. Участие рабочих и служащих в прибылях на всех крупных производствах. 15. Достойная пенсия по старости. 16. Необходимо поддерживать мелких производителей и торговцев; крупные магазиныдолжны быть переданы им. 17. Реформа землевладения и прекращение спекуляции землей. 18. Безжалостное уголовное наказание за преступления и введение смертной казни за спекуляцию. 19. Обычное римское право должно быть заменено на "германское право". 20. Полная реорганизация национальной образовательной системы. 21. Государство обязано поддерживать материнство и поощрять развитие молодежи. 22. Замена наемной профессиональной армии на национальную армию; введение всеобщей воинской повинности. 23. Средствами массовой информации могут владеть только немцы; не-немцам запрещается работать в них. 24. Свобода вероисповедания, за исключением религий, опасных для германской расы; партия не связывает себя каким-либо исключительным вероучением, но борется с еврейским материализмом. 25. Сильная центральная власть, способная эффективно осуществлять законодательство. Использован материал Энциклопедии Третьего рейха - www.fact400.ru/mif/reich/titul.htm

www.nazireich.net

Иерархия и знаки различия НСДАП - Форменные мундиры Третьего Рейха - читальный зал

Рейхсляйтер

Рейхсляйтеры составляли высшее партий­ное звено. Одновременно многие из них зани­мали ответственные посты в государстве. 17 рейхсляйтеров являлись министрами. Они, помимо всего прочего, контролировали:

Полицию и министерство внутренних дел Пропаганду

Министерство вооружений и военной про­мышленности Прессу Финансы Юстицию

Государственную службу труда

Образование

Сельское хозяйство

Каждый рейхсляйтер отчитывался в своей работе перед Гитлером, занимавшим пост пре­зидента страны, канцлера и бывшим в то же время лидером нацистской партии.

За рейхсляйтерами в партийной иерархии следовали гауляйтеры, затем крайсляйтеры, ортсгруппенляйтеры, целленляйтеры и блок- ляйтеры.

Структура Национал-социалистской партии включала 42 Gau (региона), из которых 32 нахо­дились собственно в Германии, и 10  на аннек­сированных и оккупированных территориях. Дополнительный 43-й регион был создан для охвата и сплочения немецких националистов, живших далеко за рубежом. Этот регион полу­чил название Auslandsorganisation (заграничная организация) или АО.

 

Гауляйтер

«Гау» (Gau) или регион был основной пар­тийной единицей в географической структуре НСДАП и одновременно самой крупной из всех местных структур.

Каждый «гау» возглавлял гауляйтер, кото­рый назначался и при необходимости снимал­ся со своего поста лично Гитлером. Gau или регионы были созданы в ранний период ста­новления НСДАП. Они приблизительно соот­ветствовали избирательным округам, выстав­лявшим кандидатов на выборах в рейхстаг (германский парламент). Таким образом, ре­гион имел для нацистов принципиальное зна­чение. Оно еще более увеличилось после при­нятия законов военного времени, когда гауляй­теры получили, прежде всего, право (гаранти­рованное центральным правительством) ре­шать все вопросы, связанные с трудовой моби­лизацией. Впоследствии Gau превратились в округа гражданской обороны, а гауляйтеры получили еще более широкие полномочия .

Помимо предоставленной власти гауляйтер обладал высоким партийным званием и обыч­но был рейхсштатхальтером одной из земель Германии, а также контролировал деятельность Gau-Wirtschaftskammer (гау-виртшафтскаммер, экономической палаты), которая в свою оче­редь координировала и осуществляла надзор за всеми видами промышленной и торговой деятельности в регионе. Эти дополнительные обязанности, возложенные на гауляйтеров в соответствии с законодательством, усилили власть партии, вследствие чего впоследствии гауляйтеры стали понемногу узурпировать функции земельных администраций или, точ­нее, подменять их.

Дочерние формирования и организации НСДАП, такие, как СА, СС, движение «Гитлерюгенд» и т.д., также имели свои региональные отделения и своих представителей рангом не ниже гауляйтеров. Все они действовали в тесном контакте друг с другом.

Руководство действиями каждого из соро­ка двух гауляйтеров осуществляли десять зе­мельных инспекторов (Landesinspekteure), де­вять из которых находились в Германии, а один — в Австрии. Каждый из инспекторов был обязан проводить политику партии в ре­гионе, а также осуществлять наблюдение за тем, как работают представители партии в городских и провинциальных законодательных ор­ганах. Иначе говоря, земельные инспектора осу­ществляли связь между центральным аппара­том Рейхсинспекции, которому непосредствен­но подчинялись, и регионами.

 

Крайсляйтер

 

Каждый Gau (регион) был поделен на мно­жество Kreise (округов), во главе которых стоя­ли крайсляйтеры. Крайсляйтеры составляли самое низовое звено, оплачиваемое НСДАП. Подчинялись они гауляйтеру и по его же ре­комендации также назначались на свои посты самим Гитлером. Канцелярия крайсляйтера действовала автономно от администрации, а сами крайсляйтеры не имели права напрямую контролировать ни ландратов (префектов рай­онов), ни обербургомистров крупных городов, ни бюргермайстеров более мелких населенных пунктов.

 

Ортсгруппенляйтеры

 

Ниже крайсляйтеров на иерархической пар­тийной лестнице стояли ортсгруппенляйтеры — руководители местных ячеек НСДАП. Работа этих лиц из партийной кассы уже не оплачива­лась. На свои посты они назначались гауляйтерами по представлению крайсляйтеров.

Каждый округ состоял из нескольких ортсгрупп, каждая из которых охватывала не­сколько мелких населенных пунктов, районов города или общин. Численность населения в ортсгруппе составляла приблизительно 40 ООО чел. Ортсгруппенляйтеры контролировали дея­тельность своей ортсгруппы, в которой, как правило, было около 3000 членов НСДАП. Структуры НСДАП специально дробились на такие мелкие единицы с той целью, чтобы ру­ководитель каждой из них имел возможность лично знать всех своих подчиненных.

Большинство дочерних организаций НСДАП, о которых говорилось выше, также имели свои низовые представительства, свои ортсгруппы. Зачастую они располагались в том же помещении, где находился ортсгруппенляйтер. Предполагалось, что, формально друг дру­гу, не подчиняясь, они будут действовать рука об руку.

Ортсгруппы были самыми мелкими едини­цами в структуре нацистской партии, но в круп­ных городах они также были разбиты на еще более мелкие подразделения: уличные и квар­тальные ячейки, соответственно Zellen и Blocke.

 

Целленляйтеры и блокляйтеры

 

Целленляйтеры и блокляйтеры занимали низшие ступени на иерархической лестнице НСДАП, но, несмотря на это, и они имели серь­езную власть. В сферу действия блокляйтеров входило от сорока до шестидесяти квартир или домов, независимо от того, жили в них члены партии или нет. Целленляйтеры с помощью чиновников из службы социального обеспече­ния (NS-Volkswohlfahrt — NSV) и Германского трудового фронта контролировали четыре-пять кварталов.

Все текущие вопросы жители кварталов и улиц решали со своими целленляйтерами и блокляйтерами. Последние не спускали глаз со своих подопечных, постоянно выясняя их личные и политические пристрастия. Они вели досье на всех жителей своего участка (так на­зываемые Haushaltskarten), куда заносили всю известную им информацию. Блокляйтеры ре­гулярно отсылали отчеты своим начальникам — целленляйтерам, которые в свою очередь отчи­тывались перед ортсгруппенляйтерами, а те пересылали бумаги еще дальше наверх. Несмот­ря на внешнюю громоздкость, бюрократическая машина НСДАП действовала быстро: любое проявление нелояльности к партии решительно и немедленно пресекалось. Строго говоря, блокляйтеры и целленляйтеры играли роль добровольных и бесплатных шпионов.

Невозможно сказать точно, сколько в Герма­нии было членов нацистской партии. К декаб­рю 1943 г., по источникам НСДАП, в партии состояло около шести с половиной миллионов мужчин. Только оплачиваемых чиновников насчитывалось 85 800. Однако было бы пра­вильней считать, что к концу Второй мировой войны в рядах НСДАП состояло около семи миллионов мужчин. Многочисленность НСДАП вполне объяснима: членство в партии, хотя и не было обязательным, давало некоторые пре­имущества. Для тех немцев, кто хотел сделать карьеру в государственных учреждениях или просто получить более высокую квалификацию в своей профессии, а с ней и прибавку к зарпла­те, членство в НСДАП было не просто жела­тельным, а необходимым.

 Знаки различия на петлицах.

Низшим партийным званием для всех уровней было звание кандидата(Unanwärter), высшее звание зависело от места службы партийного функционера, от этого же зависел цвет петлиц и канта:

 -Местные организации (Ortsgruppenleitung), светло-коричневые петлицы с голубым кантом, возможное высшее звание Oberabschnittsleiter.

 -Окружные управления (Kreisleitung), темно-коричневые петлицы с чёрным (после 1938-го белым) кантом, возможное высшее звание Dienstleiter.

 -Областные управления (Gauleitung), алые петлицы с темно-красным кантом, возможное высшее звание Gauleiter.

 -Имперское управление (Reichsleitung), красные петлицы с золотым кантом, возможное высшее звание Reichsleiter.

ellis.ucoz.ru

Партия НСДАП - Период 1919-1933 - История III Рейха - Каталог статей

Партия НСДАП

 

 

В конце 1898 года немецкая буржуазная газета "Берлинер иллюстрирте цайтунг" провела среди своих читателей опрос - возможно, первый в истории масштабный социологический опрос. Свыше 6000 читателей газеты ответили на 27 вопросов предложенной им анкеты. Издатели газеты хотели узнать, как немцы оценивают уходящий XIX век в области науки, культуры, политики и чего они ожидают от приближающегося XX-го. Величайшим мыслителем столетия был назван прусский фельдмаршал Гельмут фон Мольтке (1800-91), с 1857 года бывшим начальником прусского Генерального штаба и первым оценившим колоссальную роль железной дороги в войнах будущего (следующими в этом "хит-параде" шли: Кант, Дарвин, Шопенгауэр). Героем столетия был назван кайзер Вильгельм I (1797-1888), с 1871 года германский император, командовавший прусской армией в войне с Наполеоном III и принявшим его капитуляцию под Седаном. Но одна анкета настолько поразила редактора, что он написал: "Есть среди нас злые люди". Автор этой анкеты желал покорить Англию и Францию, а также Австрию и Россию, не допустить еще большего расширения Америки и установить мировое господство Германии, а попутно еще уничтожить социал-демократию. Эта анкета была однозначно заклеймена как проявление экстремизма. Пройдет всего 35 лет и те идеи, которые тогда казались вздорным бредом какого-то спятившего отщепенца, стали основой мировоззрения миллионов и миллионов немцев и, в конечном итоге, привели к назначению стареющим президентом Германии Гинденбургом 30 января 19933 года канцлером Германии Адольфа Гитлера - лидера национал-социалистической рабочей партии Германии. Сегодня те события вызывают все больший и больший интерес в России. Уже в открытую раздаются голоса (испуганные или полные энтузиазма) о том, что грядет новый Гитлер. Кто-то даже утверждает о неизбежности повторения в нынешней России тех германских событий 70-летней давности. Многие - даже трезвые аналитики - находят все больше и больше аналогий и совпадений между ситуацией сегодняшней России и ситуацией в Германии 20-х - 30-х годов XX века. Насколько такие настроения имеют под собой основание? Для ответа на этот вопрос необходимо как можно объективнее рассмотреть процесс зарождения и прихода к власти германского национал-социализма, а - может быть - и попытаться ответить: был ли национал-социализм абсолютно демоническим, людоедским учением или же, подобно атомной энергии, в зависимости от рук, в которых он находился, мог служить на благо людям, а мог и усеять не одну страну кучами дымящихся трупов. Ведь известна сентенция о том, что если бы Гитлер умер до сентября 1939 года, то он остался бы в памяти всех немцев, да и, пожалуй, всего мира, как один из самых выдающихся политиков в истории человечества. Однако история прихода национал-социалистов ко власти в Германии не может быть правильно понята без ознакомления основными вехами становления НСДАП с одной стороны и, с тем политическим фоном, на котором разыгралась эта историческая драма, с другой. 7 марта 1918 года мюнхенский слесарь-инструментальщик Антон Дрекслер учредил Комитет независимых рабочих, ставший филиалом Северогерманской ассоциации содействия миру. В 1919 году Дрекслер объединил свою группу с Политическим рабочим союзом Карла Харера. Новое объединение получило название Германская рабочая партия (Deutsche Arbeite Partei - DAP). И Дрекслер, и Харер - оба состояли в т.н Обществе Туле - полумистической консервативной организации. Общество Туле, насчитывающее в Баварии 220 членов, представляло из себя ширму созданного в 1912 году Германского ордена - закрытой мистической организации, члены которого поклонялись древнегерманскому богу войны и смерти Вотану. Баварское отделение ордена - общество Туле, чье название было взято по названию острова Туле из германских и скандинавских мифов - прародины древних ариев, было создано летом 1918 года бароном Рудольфом фон Зеботтендорфом (настоящее имя: Адам Альфред Рудольф Глауэр). В его программе было недвусмысленно сказано: "… Сегодня мы заявляем, что еврей - наш смертельный враг и что с сегодняшнего дня мы начинаем действовать". Сила общества Туле в Мюнхене в 1919 году бал такой, что Зеботтендорф даже направил полицай-президенту Мюнхена письмо, в котором заявил, что Туле развяжет открытый террор, если полиция арестует хотя бы одного ее члена. Вот, что пишет об обществе Туле биограф Гитлера Вернер Мазер: "здесь было заново основана национал-либеральная партия под руководством Генса Дана, здесь проводили свои съезды пангерманисты под предводительством издателя Лемана, Германское школьное объединение во главе с Ромедером, Путешествующие подмастерья, Союз молота <…>. Короче говоря, не было в Мюнхене ни одного объединения, имевшего национальную окраску, которое не нашло бы себе пристанища в Туле. <…> Общество Туле не только предоставляло националистическим кругам свой отель "Четыре времени года", но и руководило организацией многочисленных политических союзов под безобидными названиями, маскирующими их сущность, поддерживало антисемитские и антикоммунистические публикации. <…> Здесь Дитрих Эккарт - друг и учитель Гитлера - распространял 7 декабря 1918 года первый номер своего антисемитского журнала "Auf Gut Deutsche". Фон Зеботтендорф и Туле стояли у истоков "Гражданской обороны" (в конце 1918 г.), используемой в рамках действовавшей в обществе Туле службы саботажа и разведки". При финансовой помощи мюнхенского бумажного фабриканта Теодора Хойсса Зеботтендорф создал фрайкор (добровольческий корпус) "Оберланд", имевший важное политическое и военное значение. В сентябре 1919 года Адольф Гитлер, который в тот момент служит офицером пропаганды в армейском отделе Ib/P (отдел информации, печати и пропаганды), по приказу своего командования отправляется на один из митингов ДАП, чтобы ознакомиться с ее деятельностью. 12 сентября 1919 года Гитлер идет в ресторан "Штернэккерброй", где собрались 45 человек на собрание ДАП (среди собравшихся: 2 врача, 1 химик, 2 владельца фирм, 2 торговца, 2 банковских служащих, 1 художник, 2 инженера, 1 писатель, 1 дочка судьи, 16 ремесленников, 6 солдат, 5 студентов и 5 человек, не указавших своей профессии). Гитлер слушает речи выступающих, а затем, неожиданно для самого себя, берет слово и полемизирует с предыдущим оратором, предлагавшим отделить Баварию от рейха и вступить в союз с Австрией. 16 сентября Гитлер получает от руководства ДАП приглашение на новое собрание и уведомление, что он принят в Германскую рабочую партию. После некоторого колебания, Гитлер решает примкнуть к этой партии, которая вместе с ним стала насчитывать 55 членов. Первоначально в ДАП Гитлер занял должность ответственного за пропаганду. В 1919 по 1921 год Гитлер усиленно штудирует национал-социалистическую литературу известного мюнхенского национал-социалиста доктора Фридриха Крона. В январе 1920 года Гитлер, спровоцировав конфликт с Карлолм Харером по вопросу об отношении к евреям (Харер опасался, что чрезмерный антисемитизм оттолкнет от ДАП рабочих), добился, чтобы тот ушел с поста "имперского председателя партии" (более чем пышный титул для партии в несколько сотен человек). 24 февраля 1920 года в мюнхенской пивной "Хофбройхаусе" Гитлер провозгласил разработанную им официальную программу партии, которая вошла в историю под названием "25 пунктов". Вскоре после этого ДАП была переименована в НСДАП - национал-социалистическую рабочую партию Германии (National-Sozialistische Deutsche Arbeite Partei - NSDAP). 31 марта 1920 года Гитлер уволился из рейхсвера и полностью отдался политической борьбе. В августе 1920 г. он выступил в Зальцбурге на межгосударственном совещании национал-социалистов немецкоязычных территорий. Тут надо сделать отступление и заметить, что хотя термин "национал-социализм" и связывают с именем Гитлера, однако появился он вовсе не в Германии, а в Австрии - среди чешских социалистов. В начале Первой мировой войны в Австрийском парламенте даже был один депутат национал-социалист - некто Клофач. Идеи национал-демократов и национал-социалистов были довольно популярными среди жаждущих независимости чехов от дряхлой австро-венгерской монархии Габсбургов. С началом Первой мировой войны чехи в массово порядке - порой даже целыми частями - сдавались в русский плен. Из этих сдавшихся чехов позднее в России был сформирован Чешский легион, который должен был воевать уже против австрияков. После Октябрьской революции чешские части решили возвращаться на родину, но по ряду причин был выбран самый длинный маршрут - через Дальний Восток. В Сибири чехи попали в водоворот Гражданской войны и воевали преимущественно на стороне Колчака. Одним из лучших колчаковских военачальников был чех Радол Гайда. Политическое мировоззрение Гайды кратко можно охарактеризовать, как национал-социалистическое. Позднее - уже после 1928 года - у себя на родине Гайда стал лидером чешских национал-социалистов. Вместе с чехами идеи национал-социализма попали в Россию. Многие офицеры частей атамана Семенова, уйдя после разгрома Колчака в Китай и осев в Харбине, исповедовали идеи национал-социализма, ставшие им доступными именно от чешских легионеров, когда о Гитлере еще никто не слышал, да и сам Гитлер еще только определялся со своим политическим выбором. Позднее многие русские эмигранты из Китая перебрались в Европу, осев в том числе в Мюнхене - городе, в котором, собственно, и появилась НСДАП. И еще одно существенное замечание. В советское время из-за политических соображений почти всегда вместо термина "национал-социализм" использовался термин "фашизм". Даже собственно гитлеровскую партию в учебниках именовали "немецкими фашистами". Поэтому постоянно возникала терминологическая путаница. Термин "фашизм" появился в Италии. Известный террорист эсер Борис Савинков - бывший во Временном правительстве военным министром - встречался в 20-х годах с Муссолини и высоко оценил как его самого, так и фашистское движение, как альтернативу коммунистам, с которыми Савинков вел войну не на жизнь, а на смерть. Но в целом термин "фашисты" использовала в основном только советская пропаганда. Даже Сталин в своей речи 6 ноября 1941 года, критикуя Гитлера, как империалиста, доказывает, что Гитлер, по мнению Сталина, не является ни националистом, ни социалистом, т.е. используя термин национал-социалист обманывает массы. Иначе говоря, Сталин ничего плохого в национал-социализме, как в политической доктрине, не видел, в отличие от фашизма, который рассматривался как измена социализму. Однако это все было задолго до того, как в результате разгрома Германии во Второй мировой войне мир узнал о тех невероятных жестокостях, которые устраивали немецкие национал-социалисты на оккупированных территориях. После Нюрнбергского процесса между термином национал-социализм с одной стороны и "концлагеря" с другой, был поставлен как бы знак равенства. Но это все было позднее. А пока национал-социализм был динамично развивающимся политическим учением, делающим упор не только на социальные, но и на национальные ценности. Летом 1921 года Гитлер, который на тот момент был членом руководящего комитета НСДАП и отвечал за вербовку новых членов, решил, что вполне пришло время отодвинуть довольно посредственного идеолога и оратора Дрекслера. Тем более, что Дрекслер предлагал объединиться с аналогично настроенными группами Германии (например с социалистами). Воспользовавшись отъездом Гитлера в Берлин, сторонники Дрекслера решили избавиться от Гитлера. Гитлер поспешил вернуться в Мюнхен и 11 июля 1921 года ультимативно вышел из НСДАП и передал дело на суд партийных членов. К такому повороту событий Дрекслер оказался не готов и снял свои обвинения против Гитлера (которого обвинял в демагогии). 26 июля Гитлер повторно вступил в НСДАП (членский билет №3680), а 29 июля 1921 года на чрезвычайном собрании руководства НСДАП был избран председателем партии а Дрекслера отстранили от всех дел, наградив ничего не значащим постом почетного председателя партии (в 1923 году Дрекслер вышел из партии). На этом же собрании был принят новый устав НСДАП, в котором утверждался "принцип фюрерства", т. е. безоговорочное подчинение партии Гитлеру. 20 октября 1922 года в НСДАП вступил славящийся своим грубым антисемитизмом Юлиус Штрайхер. Вместе с ним вступил и весь его Германский профсоюз заводских рабочих, что сильно увеличило число членов партии. 13 декабря 1922 года НСДАП проводит сразу 10 массовых митингов в Мюнхене. К этому времени в партии уже состояло 22 тысячи человек. С 27 по 29 января 1923 года в Мюнхене прошел Первый всеобщий съезд НСДАП. Кульминационным моментом съезда стало освящение Гитлером знамени НСДАП и шествие 6 тысяч штурмовиков. К ноябрю 1923 года НСДАП насчитывала уже свыше 55 тыс. членов. 1 мая 1923 года вооруженные штурмовики НСДАП собираются на мюнхенском поле Обервизенфельд. Однако капитан Рем - командир радикальной организации "Имперский стяг", которая позднее вольется в НСДАП, объясняет Гитлеру, что время для мятежа еще не настало. Штурмовики возвращаются в свои казармы. С 1 по 2 сентября 1923 года в Нюрнберге прошел "Немецкий день" с участием генерала Людендорфа. Там же был основан Немецкий союз борьбы, который собрал вместе все праворадикальные партии. 25 сентября 1923 года Гитлер становится политическим руководителем немецкого союза борьбы. 26 сентября в Баварии объявляется чрезвычайное положение. Густав фон Кар - глава баварских сепаратистов - становится генеральным государственным комиссаром с подчинением ему исполнительной власти в Баварии. На следующий день баварское правительство запрещает 14 массовых манифестаций НСДАП. Весь следующий месяц Гитлер ведет переговоры с баварскими сепаратистами. Вместе с ним в переговорах участвует генерал Людендорф, которого Гитлер предлагает сделать руководителем правительства Баварии. Сепаратисты намечают путч на 11 ноября 1923 года, однако 8 ноября Гитлер случайно узнает, что члены баварского кабинета собрались в самой большой мюнхенской пивной "Бюргербаукелер" и выступают перед аудиторией в 2000 человек. Опасаясь, что сепаратисты начнут путч без него, Гитлер помчался в пивную. Позднее события того дня назовут "Пивным путчем".

 

drittereich.do.am

Захват власти Гитлером и НСДАП, 1929–1933 гг.

15 Января 2013

Экономический кризис 1929–1933 гг. охватил весь капиталистический мир, особенно США и Германию. В Германии кризис достигает кульминации к 1932 г.: 68 тыс. предприятий терпят крах. Более 6 млн. промышленных рабочих – без работы. Массовые стачки охватывают страну. Повсюду нарастает политическая напряженность. Немецкая национал-социалистическая рабочая партия (НСДАП), как ее для обмана масс именовали фашисты, не делала никаких серьезных попыток для того, чтобы скрыть тот факт, что единственной целью ее участия в политической жизни Германии являлась ликвидация демократического строя Веймарской республики и замена его нацистским тоталитарным режимом, который позволил бы руководителям НСДАП открыто проводить свою политику, не встречая оппозиции.

Готовясь к тому дню, когда он намеревался захватить власть в Германии, Гитлер в январе 1929 г. назначил Генриха Гиммлера рейхсфюрером СС (СС – “шутцштаффельн” – охранные отряды нацистской партии, созданные в 1925 г.), возложив на него специальную задачу превращения СС в мощную, отборную группу, на которую можно было бы рассчитывать при любых обстоятельствах.

11 октября 1931 г. представители монополий, высшего генералитета и финансовых кругов договорились с Гитлером о создании единого блока для борьбы за установление диктатуры. 27 января 1932 г. на совещании Гитлера с промышленниками в Дюссельдорфе нацистская партия получила одобрение своей программы: уничтожение демократии, “искоренение марксизма” в Германии, подготовка к войне за “жизнен-ное пространство”.

Курт Бахман пишет: “В конце мирового экономического кризиса нацистская партия наилучшим образом отвечала стремлениям реакционных сил германского финансового и монополистического капитала подавить с помощью террора революционное рабочее движение, равно как и их стремление к вооруженной экспансии, стремление к господству в Европе” [1]. Глава концерна “Тиссен АГ” финансировал Гитлера уже 1923 г. Геббельс в 1925 г. устанавливает контакты с рурскими магнатами. В 1931 г. связь с нацистской партией установил директор рейхсбанка Шахт. Среди американских покровителей нацистской партии значились имена Рокфеллера, Моргана, Ламонта, Кун Леба и других лидеров финансового капитала.

1 июня 1932 г. рейхсканцлером был назначен фон Папен. 14 июня он отменил декрет кабинета Брюннинга от 13 апреля 1932 г., которым распускались нацистские полувоенные организации, в том числе СА (СА – “штурмабтейлунг” – штурмовые отряды нацистской партии, созданные в 1921 г., полувоенная организация гитлеровцев) и СС. Это было сделано по соглашению между Гитлером и фон Папеном.

Выборы в рейхстаг 31 июля 1932 г. имели своим результатом огромный рост силы НСДАП, и фон Папен предложил Гитлеру пост вице-канцлера, от которого тот отказался, настаивая на предоставлении ему поста канцлера.

В ноябре 1932 г. руководящими промышленниками и финансистами была подписана и представлена президенту фон Гинденбургу петиция, призывавшая его доверить канцлерство Гитлеру.

Выборы 6 ноября, которые последовали за поражением правительства, сократили число членов НСДАП, но фон Папен прилагал дальнейшие усилия к тому, чтобы склонить Гитлера войти в состав правительства, однако безуспешно. После того, как 16 ноября Гитлер отказался от поста, фон Папен ушел в отставку, но все еще продолжал свою деятельность.

30 января 1933 г. Гитлеру удалось добиться назначения его президентом фон Гинденбургом на пост канцлера империи.

28 февраля 1933 г. было подожжено здание рейхстага в Берлине. Этот поджег был использован Гитлером и его кабинетом для издания декрета, отменявшего конституционные гарантии свободы. Декрет был подписан президентом Гинденбургом и скреплен подписью Гитлера и Фрика, занимавшего тогда пост имперского министра внутренних дел.

5 марта произошли выборы в рейхстаг, на которых НСДАП получила 288 мест из общего количества 647 мест. Кабинет Гитлера стремился провести “Закон о защите народа и империи”, который дал бы ему полную законодательную власть, включая полномочия на отход от принципов конституции. Однако Гитлер и его клика не имели необходимого большинства в рейхстаге для того, чтобы осуществить это конституционным путем. Поэтому они воспользовались декретом об отмене гарантии свободы и подвергли так называемому “превентивному заключению” большое число коммунистов – депутатов и партийных работников.

Таким образом, коммунисты находились в тюрьмах и лагерях, туда же отправилась и часть социал-демократов. Остальные замолкли. Берлин наполняли слухи. Рассказывали о бесчинствах и пытках, творимых штурмовиками в казармах и подвалах над арестованными. Смутный страх охватывал людей. В средних и малых городах нацисты проводили массовые митинги и парады. Создавали все новые местные организации своей партии [2].

Сделав это, Гитлер внес “Закон о защите народа и империи” на рассмотрение рейхстага, и, после того, как он ясно показал, что в случае, если закон не пройдет, будут приняты дальнейшие насильственные меры, этот закон был принят 24 марта 1933 г.

Достигнув таким образом власти, НСДАП стала забирать в свои руки все области германской жизни. Другие политические партии преследовались, их собственность и имущество конфисковывались, и многие их члены были направлены в концентрационные лагеря. В апреле 1933 г. Гитлер приказал Лею “взять на себя руководство профессиональными союзами”. 21 апреля 1933 г. Лей издал директиву НСДАП, объявлявшую о назначенной на 2 мая “акции по координации” против свободных профсоюзов. Директива предусматривала участие членов СА и СС в запланированном “захвате собственности профессиональных союзов и в помещение в превентивное заключение работников профсоюзов”. По завершении этого мероприятия официальное пресс-бюро НСДАП сообщало, что национал-социалистические ячейки на предприятиях “устранили прежнее руководство свободными профсоюзами” и взяли руководство ими в свои руки.

Подобным же образом 3 мая 1933 г. пресс-бюро НСДАП объявило, что “христианские профсоюзы безоговорочно отдали себя под руководство Адольфа Гитлера”. Вместо профсоюзов нацистское правительство создало “германский трудовой фронт”, в который практически были обязаны вступать все рабочие Германии. Председатели союзов были взяты под стражу и подверглись жестокому обращению, которое включало все, начиная от физического насилия и побоев и кончая убийством...” [3]

Подлежали роспуску все юношеские и детские организации, а также различные союзы, примыкавшие к буржуазным партиям. Буржуазные органы печати ликвидировались или включались в систему фашистской пропаганды. 14 июля 1933 г. последовал закон, вообще запрещавший в Германии политические партии, кроме нацистской. Государственный аппарат подвергся кардинальной чистке: сотни тысяч служащих заменили “партайгеноссе” [4].

Экономический кризис порождал и усиливал тягу к переменам. Многолетняя безработица, охватывавшая почти 50 % трудоспособного населения, приводила миллионы немцев на грань отчаяния. И они хватались за последнюю надежду: быть может, с Гитлером что-то изменится. И многие из отчаявшихся людей с надеждой смотрели на лозунг “Боже, благослови Адольфа Гитлера, нашего фюрера” [5].

В бесчисленных статьях, меморандумах, обращенных к промышленникам, фюрер обещал ликвидировать рабочее движение и привлекать рабочие массы к нацизму. И эти планы были одновременно планами крупного капитала.

Таким образом, история 1929–1933 гг. снова продемонстрировала, что усиление правой реакции, тоталитаризм, милитаризация и военная угроза – спутники кризисов. Всесокрушающий кризис на рубеже 20-х–30-х годов вызвал к власти крайнее порождение реакции – германский фашизм.

[1] Бахман К. Кем был Гитлер в действительности? – М., 1981. С. 44.

[2] Самсонов А. М. Вторая мировая война. – М., 1985. С. 16-17.

[3] Нюрнбергский процесс над главными военными немецкими преступниками. В 3-х т. Т. 1. – М.: Юридическая литература, 1965. С. 67-70.

[4] Проэктор Д. М. Фашизм: путь агрессии и гибели. – М.: Наука, 1989. С. 77.

istoriirossii.ru


Смотрите также