О мигрантах в германии


О беженцах и мигрантах в Германии

В репортажах рассказывали о "сотнях изнасилований" на новогоднюю ночь в Кельне (на самом деле было одно, но произошли сотни домогательств) и об изнасилованной беженцами русской девочке в Берлине (на самом деле, гуляла со своим парнем-турком).

Впрочем, миграционная политика Германии направлена на привлечение все большего количества иностранцев со всего мира (в первую очередь высококвалифицированных). И мигрантов в немецких городах действительно много и становится все больше.

Сколько беженцев приехали из-за войны в Сирии?

Чуть более миллиона человек. При общем населении в более чем 82 миллиона это небольшое количество. Беженцев равномерно распределяют по всем городам Германии, поэтому вы не увидите здесь "толпы голодных агрессивных людей", как это может показаться из сообщений в СМИ. В редких случаях в некоторых городах были перекосы, когда количество переселенных беженцев занимало весомую долю от населения, вот там были социальные проблемы, поджигали общежития беженцев и ситуация накалялась.

Читайте также: Берлинцы начали пеший поход в Алеппо

В Германии появятся гетто, где лучше не появляться? Как в Брюсселе или Марселе?

Вероятно, нет. В Германии существуют масштабные программы по интеграции беженцев. Это и обучение немецкому, и профессиональная переквалификация, и помощь с трудоустройством. Масса добровольцев и оплачиваемых сотрудников ежедневно ходят в общежития и работают над интеграцией беженцев. Наиболее активно - с молодым поколением, есть примеры, когда дети быстро учат немецкий и потом помогают своим родителям. Есть уверенная надежда, что анклавов и гетто в Германии не будет. Во Франции и Бельгии интеграцию провалили (мигрантами, беженцами и их потомками просто не занимались), и там действительно есть районы, где лучше не появляться. Например, район Моленбек в Брюсселе.

Читайте также: Выборы в Берлине: русские немцы голосуют за правых?

Есть ли угроза терроризма?

Да. Увы, как выяснилось, вместе с беженцами из Сирии и Турции в Германию действительно проникли террористы и симпатизирующие "Исламскому государству". До теракта на рождественской ярмарке в Берлине казалось, что местные спецслужбы работают значительно лучше, чем во Франции и Бельгии. Был задержан террорист, который собирался устроить взрыв в аэропорте Берлина. Задержали его, кстати, сирийские беженцы, информация о преступнике активно распространялась через арабские ресурсы и арабоязычный сегмент Facebook в Германии.

После берлинского теракта многое изменилось. Немцы оказались просто не готовы к теракту, так же как французы и бельгийцы. К сожалению, это факт. Массовые мероприятия не охраняются должным образом. На огромных рождественских рынках ходит пара полицейских - и все. И больше всего всегда поражают вокзалы и аэропорты: внутрь зданий проход абсолютно свободный, нет никаких проверок или металлоискателей. Если сравнить с Россией, где все это есть не только в Москве, но и регионах (когда условную Масленицу в Рязани охраняет 1000 полицейских, все закрыто техникой и железными заграждениями и вход только через рамки металлоискателей), то в Германии безопасности просто нет.

Читайте также: Европа усиливает меры безопасности на рождественских ярмарках после трагедии в Берлине

Я не говорю, что, когда на каждом углу толпа полиции - это круто. Это вообще не круто. Но ситуация такова, что террористическая угроза в Германии сильно повысилась. Терактов ждали: вслед за Парижем и Брюсселем, миллионом прибывших в страну беженцев (среди которых были исламисты) их невозможно было не ждать. Надеялись, что службы безопасности в Германии работают лучше, не так, как их коллеги-раздолбаи во Франции и Бельгии. И до последнего времени действительно так и было.

Думаю, причина в том, что последний крупный теракт в Германии был на Олимпиаде в Мюнхене или по время террора группировки РАФ в 70-х и 80-х. Здесь просто никто не ждал этой новой реальности.

Много ли в Германии мигрантов?

Да, и с каждым днем становится все больше. Политика Германии направлена на привлечение высококвалифицированных специалистов со всего мира. Современная ФРГ - это как когда-то США, либеральная и открытая страна, в которую едут люди со всего мира. Это не хорошо и не плохо, просто это будущее, которое надо принять: это эпоха массового перемещения людей, которые ищут для себя более высокого уровня жизни. Но и требования, и контроль за этими людьми высокие.

Читайте также: Германия остро нуждается в иностранных специалистах

На улицах немецких городов обилие разных национальностей действительно заметно. Много турков, русских, арабов, азиатов, африканцев, восточных европейцев. Почти все молодое поколение мигрантов хорошо говорит по-немецки и интегрировано в жизнь общества. По статистике 21% жителей Германии - иностранцы по паспорту либо немцы с иностранными корнями. В возрасте до 18 лет (то есть будущее поколение), этот показатель составляет 33%. Бонн, где я живу - особенно интернациональный город из-за большого количества крупных международных компаний и организаций, где трудятся эти иностранцы. У нас каждый четвертый житель из 320 000 - иностранец, либо немец с иностранными корнями. А мэр у нас - наполовину индус. Но с идеальной биографией - образован, пол-жизни прожил в Бонне и любим жителями города.

tutitam.com

Страшная "правда" о мигрантах в Германии

Я ранее писал, о дневнике Галины Ивановой "Что еще придумала Меркель с меркелятами, или Сколько космических станций построила Германия",  которая написала о катастрофических последствиях в Германии с беженцами. После чего написал своей землячке, проживающей в Германии: "Привет, как дела? Как жизнь, прочел заметку, забеспокоился о вас о земляках". После чего получаю ответ: "Привет Иван! Спасибо за беспокойство, у меня всё нормально, приехала с курорта, работаю, с беженцами не сталкивалась, детей все родственники крестили,а мои в России крещённые. Всего хорошего тебе и твоим близким".

Сегодня же на глаза попалась заметка Григория Юдина   "Страшная "правда" о мигрантах в Германии" о дневнике Галины Ивановой. Она ниже, как и ссылки на заметки Дарьи Асламовой (КП), о беженцах в Европе. Кстати всегда с удовольствием читаю её заметки. Вот сижу и думаю, кому верить?

"Страшная "правда" о мигрантах в Германии"

Отлично, просто отлично. Смотрю – Скойбеда опубликовала в газете «Народный наблюдатель» дневник о том, как в Германии страшно жить. Думаю – что за хрень? Откуда Скойбеде знать про Германию? Начинаю смотреть – через три абзаца видно всё устройство их пропаганды и на чём она держится.Дневник принадлежит некой Галине Ивановой, которая переехала в Германию, но теперь бежит оттуда в ужасе от наплыва мигрантов и бездействия немцев. Поскольку текст выполнен в жанре «глазами очевидца», он сразу стал невероятно популярен. Для пущей убедительности Скойбеда снабжает записи дневника «ссылками на крупнейшие СМИ Германии и выступления официальных лиц». Мол, на каждый факт разложения Европы у нас есть ссылочка на чистом немецком. Это вам не распятые мальчики, не придерётесь.

Так вот что замечательно. Если пройти по этим ссылкам и начать читать, то выяснится, что почти все они – стопроцентное враньё. Причём враньё самого разного масштаба. Часть ссылок вообще ведёт на какие-то не имеющие отношения к теме материалы типа статистики бедности. Или, например, автор дневника гневно сообщает, что мусульмане до того надругаются над немцами, что «во многих школьных столовых запретили подавать свиные сосиски, колбасу и паштет». По ссылке же обнаруживается, что какая-то сумасшедшая египетская семья обратилась в суд с требованием запретить блюда из свинины. Дело было в Вене (это, если Скойбеда не в курсе, в Австрии) и вызвало хохот местной адвокатуры – но разве много надо, чтобы постращать русского читателя?

Или, например, трогающий до слёз рассказ о том, что нищие немецкие пенсионеры вынуждены копаться в мусорных урнах, собирая пустые бутылки. По ссылке на Die Republikaner висит заметка, в которой нет ни единого (!) упоминания пенсионеров. Сама заметка о том, что общество, в котором люди вынуждены собирать бутылки (вы, кстати, не встречали такого общества за пределами Германии?), должно с этим бороться вместо того, чтобы облегчать сбор бутылок.

И самый хит. Он, конечно, в том, что большая часть ссылок в тексте (в том числе ссылок на газеты, на официальных лиц и разные сенсационные новости), на самом ведёт на один и тот же сайт Netzplanet. Это такой коллективный ультраправый блог, возникший два года назад. Там они жалуются на мигрантов и пугают друг друга исламизацией. Их страницу в Facebook уже успели заблокировать из-за того, что её владельцы не желают предоставить необходимые данные о себе. Сам сайт зарегистрирован на фирму в Панаме. Дальше я не продолжаю.

Никакой «Галины Ивановой», разумеется, не существует (во всяком случае, не она писала этот текст – если только это не настоящее имя самой Скойбеды). Потому что в любой газете, даже в этой, есть фактчекинг, и если бы Скойбеде прислали невесть откуда «дневник со ссылками», она бы нашла людей со знанием немецкого и проверила информацию.Зато существуют убогие пиарщики и дегенераты из спецслужб, которым дали задание собрать факты по трудностям с мигрантами в Германии. И они даже его запороли. И теперь у Скойбеды висит статья с тысячей доказательств, каждое из которых доказывает, что она врёт.

Я всегда рекомендую студентам первым делом учить языки. Потому что вокруг вас куча людей, которые намерены трахать вам мозги, и прежде всего этим занимается родное государство. Манипулировать легко не теми, кто доверчив, а теми, кто не знает, как проверить. Языки – лучшая возможность ориентироваться в мире самостоятельно. Невозможно знать все языки, но если вы будете знать один язык, а ваш друг – другой, то государству будет гораздо труднее задурить вам голову. Именно поэтому наши депутаты так хотят запретить изучение языков в школе. Тогда Скойбеда сможет рассказывать, что в Европе живут люди с пёсьими головами.

UPD Я не собираюсь обсуждать здесь миграционную политику Германии. От российской она отличается тем, что она есть, но вообще это отдельный вопрос. Этот пост о наших бедах и скойбедах.

ivan-59.livejournal.com

Меркель: В ФРГ впервые примут закон об интеграции мигрантов | Новости из Германии о Германии | DW

Канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) заявила, что согласование правящей коалицией основных пунктов будущего закона об интеграции мигрантов является крупным прогрессом в дебатах вокруг беженцев. Впервые в истории Федеративной республики появится федеральный закон об интеграции, заявила она на пресс-конференции в Берлине в четверг, 14 апреля.

Глава германского правительства особо подчеркнула направленность будущего закона, который предусматривает не только государственные программы для иностранцев, но и обязанности мигрантов в деле интеграции. В ночь на 14 апреля правящая коалиция в составе ХДС/ХСС и СДПГ договорилась улучшить положение беженцев на рынке труда и в сфере образования, создать для них до 100 тысяч новых рабочих мест за счет государства и облегчить доступ мигрантов к интеграционным курсам.

При этом особо подчеркивается, что нежелание беженцев выполнять свои обязанности в деле интеграции повлечет за собой сокращение выплачиваемых им социальных пособий.

Интегрировать на рынке труда как можно больше мигрантов

Ангела Меркель указала, что запланированный закон об интеграции обеспечит "надежные предложения" для беженцев, которые будут классифицированы на лиц с хорошими и не очень хорошими шансами на получение вида на жительство в ФРГ. "Главное - это попытаться интегрировать на рынке труда как можно большее количество людей", - указала федеральный канцлер.

Решающее значение, по ее словам, имеют изучение немецкого языка и профессиональные квалификации. Мигрантам, у которых невысокие шансы остаться в Германии, будут предложены "ориентационные курсы". Ангела Меркель отметила, что не всем удастся остаться в Германии, однако будет хуже, "если мы даже ничего не предложим этим людям в предстоящие полтора года".

"Усердие окупится"

На время обучения мигранты получат отсрочку на высылку из страны. После успешного завершения обучения таким лицам будет предоставляться вид на жительство еще на полгода для поиска рабочего места. Если какая-либо компания примет такого мигранта на работу, то он получит вид на жительство в ФРГ сроком на два года.

Вице-канцлер ФРГ Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) назвал согласование закона об интеграции "историческим шагом". Он сказал, что смысл этого "прагматического" документа для иностранцев в Германии очевиден: "Усердие окупится".

Вице-канцлер подчеркнул, что Берлин не стремится к принудительной ассимиляции иностранцев. Он, однако, отметил, что если кто-то желает найти в ФРГ свое место, то должен что-то сделать для этого.

Смотрите также:

www.dw.com

Вся правда о мигрантах Германии

Это было 15.11.2015, в воскресенье, на одном из островов Восточного Фризланда. Только несколько отпускников, и то скорее всего по ошибке, оказались здесь: устойчивые к погоде пенсионеры и ещё пара человек, которые обязательно хотели коротко отдохнуть от своей полной стрессов работы.Как раз к такой категории относились двое мужчин, выбравшие в этот воскресный вечер уютный ресторанчик на берегу Северного моря, чтобы расслабиться. Они сидели в баре и всем своим видом показывали, что были не прочь завести контакте с кем-либо из немногих посетителей. Поскольку в этот час в ресторанчике обслуживалось всего шесть человек, хозяин решил уделить им внимание и завёл с ними лёгкую непринуждённую беседу, как он это обычно делал со всеми своими гостями. В этот момент он ещё не мог предположить, какой взрывной оборот примет этот незатейливый разговор.

Но на его первый вопрос: „Ну, и чем вы занимаетесь, парни?“, ему ответили, что они работают в учреждении по работе с иммигрантами в одном их городов Нижней Саксонии и хотели бы срочно отдохнуть и расслабиться. В безликих сообщениях конформистской прессы вот уже несколько месяцев можно прочесть только очень расплывчатую информацию о том, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО происходит в помещениях, где проживают беженцы. Многое умаляется и умалчивается, потому что служащим запрещено открывать рот, и даже полиция не слишком разговорчива на эту тему.

Кроме того, сотрудники общежитий „азюлянтов“ обязаны давать подписку о том, что они ничего из того, что там В САМОМ ДЕЛЕ ПРОИСХОДИТ, не имеют права разглашать. Хозяин ресторанчика был очень заинтригован тем, что оба его гостя профессионально каждый день имеют контакт с иммигрантами, начиная с 1993 года.

То, что он в следующие полчаса узнал о внутренних проблемах жизни соискателей статуса беженцев в местах их проживания и о тяготах работы в качестве „сотрудника по выдворению“ тех, кто этому статусу не соответствует, а также „служащего по выплате пособий иммигрантам“, настолько ошеломило его, что он в тот же вечер позвонил мне и, не в силах молчать, рассказал мне об этом сложном разговоре. Я сразу же сделала для себя детальные заметки и обобщила их вместе с хозяином ресторанчика в этот памятный протокол.

Тем, кто задаёт себе вопрос, почему этот человек позвонил именно мне, отвечу, что он знал о моей профессии журналистки, поскольку мы с ним уже двадцать лет состоим в очень дружескихх отношениях. Он пользуется моим абсолютным доверием. То есть, перед вами - неприукрашенный, правдивый рассказ о том, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО день за днём происходит в так называемых общежитиях для беженцев.

Один из двух гостей, назовём его Франк, рассказал о своём участке деятельности в таком общежитии. Он описал его повседневную жизнь. Сразу после прибытия мигранты в „более или менее соответствующим их числу количестве“ (об этом несколько позже) регистрируются, во второй день направляются на медицинский осмотр, на третий день происходит их заслушивание (из какой страны они прибыли), и на четвёртый день они уже могут получить у него (у Франка) положенные денежные пособия. На вопрос хозяина ресторана о величине этих пособий, Франк ответил: „Одинокие получают 143 евро в месяц, а супружеская пара - 286 евро. За каждого ребёнка выплачиваются дополнительно по 90 евро в месяц. И это только так называемые „карманные деньги“, для необходимых выплат. Кроме того, они получают крышу над головой, регулярное питание и полное медицинское обслуживанме. В мусульманских семьях обычно по четыре ребёнка, то есть, карманных денег только на детей они получают 360 евро. Вместе с деньгами родителей это составляет 646 евро каждый месяц. К тому же каждый человек получает ещё талон на одежду стоимостью 33 евро,- таким образом,сумма пособий на семью составляет 844 евро. Напомню, что это только чистые „карманные деньги“.

Таков был рассказ Франка. - Что?! И это вы рассказываете отцу семейства, который целыми днями должен надрываться, чтобы прокормить свою семью! Не говоря уже о получателях пособий „Харц-4“, которым на „отдых и развлечения“ выплачивают 40 евро. И, поскольку пожалованные им выплаты на расход энергии, ремонт и техническое обслуживание квартир в сумме 30 евро далеко не покрывают возросшие цены на услуги, получателям этих пособий не остаётся ни цента на карманные расходы.....Ничего!

В соответствии с сообщением в прессе от 23.11.2015 безработным хватает денег только на один горячий обед за два дня. и надо еще дополнительно платить за медикаменты. На одно мороженное или кофе вне дома не остаётся ничего. Так убивается всякое общение между людьми и всякое участие в общественной жизни. Эти немецкие граждане зачастую за свою жизнь десятки лет трудились на благо государства, платили налоги и, возможно, стали больными или просто были уволены.

А „азюлянты“? По какому праву, спрашиваю я, платят людям, которые не сделали ещё ничего для нашего государства и нашего общества, от 176 евро (одиноким) до 800 евро (семейным) чистых „карманных денег“? Пожилых „азюлянтов“ сразу отправляют на пенсию (базовое обеспечение). За какие заслуги перед немецким обществом они получают это обеспечение в старости?

В том, что немцы считаются гражданами 2-го сорта, можно было твёрдо убедиться за последние несколько месяцев. У нас нет денег на пенсии, нет денег на образование для молодёжи, нет денег для социальных квартир, нет денег для дорог и т. д....

Никогда прежде не были усердные немецкие граждане таким образом презираемы и оскорбляемы своим правительством, готовым с ложечки кормить беженцев и покровительствовать им. Как только произносится ключевое слово „беженцы“, выделяется миллиард за миллиардом. Сразу же штампуются огромные проекты по строительству, сооружаются здания для иммигрантов, а немецкие арендаторы жилья вышвыриваются из своих городских квартир.

Сотрудник учреждения по работе с иммигрантами с возмущением рассказывал своему собеседнику, что в общежитии для „азюлянтов“ звучат только эти предложения: „МЫ - КУЛЬТУРА ГОСТЕПРИИМСТВА“ и „ДЕНЬГИ НЕ ИГРАЮТ НИКАКОЙ РОЛИ!“ Это постоянные высказывания. Для „азюлянтов“ созданы условия, когда ВСЁ становится возможным.

Трудовой день Франка ежедневно начинается в 8 часов утра. Уже в это время перед дверью стоят 300 человек и нетерпеливо ждут возможности войти, и это каждое утро. И уже через несколько минут в толкучке и скученности возникает паника, и внутренней службе безопасности приходится наводить порядок. Для того, чтобы разряжать обстановку, в бюро запускаются всегда только 20 человек одновременно. Время от времени при такой нетерпеливости и недовольстве толпа выдавливает стёкла в дверях его бюро.

В случае, если не вовремя приходит почта или ожидаемые пособия, претенденты на статус беженцев немедленно возмущаются, проклинают, угрожают, - причины, способные вызвать их недовольство, очень незначительны. Агрессия буквально висит в воздухе. Франку кажется, что так называемые „беженцы“, предположительно покинувшие районы боевых действий, должны были бы быть рады предоставленной им крыше над головой, но они не замечают этого. Вместо этого они превращают его рабочее место в театр боевых действий. Они требуют, требуют, требуют, и если их требования немедленно не выполняются, это тотчас вызывает недовольство.

К выдаче еды стоят наготове 3.000 беженцев: на завтрак, обед и ужин. 3.000 людей, для которых нужно ежедневно готовить. Без персонала службы безопасности при этом вообще невозможно обойтись. Даже в супермарктах „Альди“, „Нетто“ и „Пенни“ вблизи общежитий беженцев привлекаются силы правопорядка, иначе претенденты на статус беженцев очистят и разворуют всё. И в магазинах время от времени возникают драки. Например, одна пожилая супружеская пара приехала к супермаркту с намерением закупиться. Но до этого дело не дошло: им пришлось забаррикадироваться в своём автомобиле, потому что один алжирец затеял драку с чёрным африканцем, причём прямо посреди автостоянки у „Альди“. Они дрались дубинками. Нередко случаются и массовые драки с участием 80-90 человек, о них периодически сообщается в прессе и по телевидению, сказал Франк.

Вечерами часто случаются ситуации, когда для разрешения спора требуется вмешательство сотен сотрудников правоохранительных органов. Основанием для жестоких эксцессов является теснота: множество людей размещены в тесных помещениях, рассказывает сотрудник. Азюлянтам нечем заняться и они слоняются без дела. При этом мелкие ссоры быстро перерастают в массовые драки. Отдельная проблема возникает, когда молодые иммигранты обнаруживают миловидную женщину, не имеющую сопровождения. Такая женщина наверняка будет преследуема и подвергнется сексуальным домогательствам. Мужчины, которые не могут добиться эту женщину, злятся на остальных, что опять проводит к дракам. Франк подчёркивает, что симпатичные женщины должны быть срочно убраны из пределов досягаемости иммигрантов, потому что вечером они могут быть с высокой степенью вероятности изнасилованы. Несколько изнасилований уже было совершено, что НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ не должно быть подвержено огласке!

Франк рассказал, что на своём рабочем месте он постоянно сталкивается с обманом, Имеются „азюлянты“, которые пытаются получить пособие дважды, а то и трижды. Такие, по его мнению, должны немедленно высылаться. Он рассказал, что часто речь идёт о пропусках в общежитие, которые выдаются жильцам. При этом происходит передача пропусков жильцу от “приятеля“, уже давно покинувшего жилище. Случается и такое, что они регистрируются по 2-3 раза без предварительного уведомления. Но этого можно просто изобежать путём сравнения фотографий.

Что? По телевизору постоянно показывают, как у „азюлянтов“ берут отпечатки пальцев. Это ведь компонент регистрации - не так ли? Франк объяснил ресторатору, что действительность, к сожалению, выглядит по-другому. Пока отсутствует технический материал для проведения регистрации в соответствии с установленными законом правилами. Число соискателей статуса беженцев настолько высоко, что нынешнее количество сотрудников не может их переработать. Кроме того, им не хватает технических средств для точного проведения сравнения отпечатков пальцев и сравнения фотографий в актах регистрации иммигрантов. Мы не имеем программы для сравнения снимков в компьютере, сказал Франк. Всё это должно быть вначале заказано и изготовлено. Необходимо также, чтобы наши работники были соответственно обучены представителями фирм, создающих оборудование и эти программы. И всё это было только в стадии подготовки? После того, как мы достигли интенсивности потока беженцев в 1 миллион только в последние месяцы? После годами длящемся притоке беженцев?

Так мог бы, например, один чёрный африканец появиться в бюро регистрации, которого служащие приняли и сфоторгафировали, а через день он мог бы снова предстать перед служащими под другим именем, и это не будет замечено. Ведь сравнение снимков невозможно. „Азюлянты“ обычно получают наличные деньги, а не чек. Каждую неделю служащие должны привозить из банков 60.000 евро наличными для выплат карманных денег, -- сказал Франк. Служащие говорят о том, что содержание помещений для размещения беженцев стоит четверть миллиона евро в месяц.

На вопрос хозяина ресторана о том, что говорят местные жители по поводу происходящего и о самих общежитиях для беженцев, Франк ответил, что все эти помещения были построены ими же. Они создали организацию по защите граждан , „Ангел-хранитель“. Заборы были увеличены по высоте, возведены непрозрачные щитовые ограждения домов, повсюду установлены камеры. „Азюлянты“ болтались по вечерам группами во улицам и брали на заметку, где и что можно прихватить, рассказывал Франк. Постепенно настроения по их поводу решительно поменялись, как у жителей, так и у сотрудников учреждения по приёму беженцев.

Хозяин ресторана повернулся в сторону Торстена, который по службе был ответственным за выселение тех, кому было отказано в статусе беженца. На вопрос о том, не создалось ли у него впечатления об эскалации ситуации в приёмном лагере, тот ответил, что раньше всё было намного спокойнее. Но вот уже два года, и особенно начиная с этой весны, всё там идёт кругом. Натиск постоянно прибывающей массы людей становится неудержимым и не поддаётся контролю.

80% претендентов на статус беженцев являются мужчинами, которые прибыли в связи с высокими выплатами социальных пособий или дизертировавшие из вооружённых сил. Они бегут из кризисных областей, оставляя матерей, сестёр и братьев, жён и детей. Что это за представление о Германии, к чему это может привести?

Труднее всего нам приходится с выходцами из Алжира, поскольку они постоянно пьяны. Они не знакомы с алкоголем: он запрещён в их стране. По выходным они после трёх стаканов вина теряют всякое представление о приличиях, и приходится снова вызывать охранников. Торстен сказал, что он не может понять, почему фрау Меркель не пересмотрит свою позицию о „культуре безграничного гостеприимства“.

По описанию хозяина ресторана, в голосе Торстена звучало отчаяние, когда он поведал об обращении к госпоже канцлеру с просьбой изменить её планы. “ Что же нам делать с этими миллионами людей? Они вытаскивают в обед свои одеяла и молятся в направлении Мекки. Так что же мы намерены делать с этими людьми? Как мы собираемся их интегрировать? Каким образом сможем создать им рабочие места? - Мы не осилим это“- глубоким вздохом сопроводил свои слова сотрудник учреждения по работе с иммигрантами. Все мои коллеги работают по 20 часов в сутки, находясь постоянно „под высоким напряжением“. Все раздражены, потому что при такой работе нужны нервы, подобные стальным тросам. Многие сотрудники страдают синдромом „Бёрн аут“ (нервное истощение), и большинство из них - хронически.

Торстен спросил собеседника, слышал ли он о балканских беженцах, которые получают вознаграждение за их возвращение на родину. Они прибывают осенью, а уже весной, в достаточной степени обеспеченные деньгами, позволяют вернуть себя в родные места. Следующей весной семьи приезжают снова. Только теперь уже берут с собой 16-летнюю беременную дочь и больного раком деда. Многие работники службы безопасности, побывавшие в общежитии беженцев, на следующий день уже не выходят на службу и вообще отказываются от профессии. Они чувствуют себя переутомлёнными. Многие не могут долго выдерживать чрезмерную нагрузку и ощущение постоянной подспудной агрессии. У охранных фирм возникает проблема постоянного набора и обучения свежего персонала.

Выдворение тех, кому отказали в приёме, также вызывает огромные проблемы, рассказывает Торстен. Из каждых 100 отвергнутых только 30 согласны с высылкой, остальные возражают, так что проходит не менее года, пока дело вообще доходит до выдворения. Они уже несколько лет должны были бы быть на родине, но оттягивают этот момент с помощью судебных процессов. Имеется постоянный контингент адвокатов, которых нанимают соискатели статуса беженцев, и которые в итоге зарабатывают на них. Имеется много так называемых „беженцев“, не согласных с негативным решением об их приёме.

В качестве государственного служащего нельзя ничего предпринять против всего этого, рассказывает Торстен. Можно только надеяться, что „азюлянты“ будут по-настоящему конструктивно сотрудничать с нами и не доведут нас до инфаркта или ещё до чего-нибудь подобного. С недавних пор получившие отказ претенденты без предупреждения забираются из мест проживания для доставки их в аэропорт Франкфурт и отправки на родину. Большинство из них не готово к выдворению и пытаются сопротивляться. Поэтому поездки постоянно проводятся в сопровождении полицейских. Использование принуждения не имеет никакого смысла, говорит Торстен. Если уже в аэропорту высылаемые начинают громко возмущаться и дебоширить, то капитан воздушного судна может отказаться взять их на борт под тем предлогом, что они станут мешать в полёте другим пассажирам.

Единственный шанс для успешного осуществления выдворения - это организация чартерных рейсов. Эти рейсы сопровождаются сотрудниками собственной службы безопасности и бортовым врачом. Они принимают также „особые случаи“ ( беременных женщин, кормящих матерей, инвалидов). Но их должны начать применять только сейчас, раньше это не считалось необходимым. Тогда всё совершалось на добровольной основе. Задуманы также лагеря для сбора беженцев с Западных Балкан. Специальные самолёты должны применяться только для людей из Западно-балканских стран. Они будут специально для них оплачены, и собранные со всей Нижней Саксонии отверженные „беженцы“ будут 50-ю партиями отправлены в аэропорт, сообщил Торстен.

Вывод: Вопреки иначе звучащим сообщениям политически корректных СМИ, в так называемых „общежитиях для беженцев“ ЕЖЕДНЕВНО происходят различные случаи насилия, вплоть до массовых драк и изнасилований. Персонал постоянно подвергается агрессии, запугиваниям и (часто необоснованным) претензиям. Если требования не исполняются немедленно, иммигранты угрожают голодовками или демонстративно (для прессы) зашивают себе рот.

А как реагируют так называемые „беженцы“, когда они узнают, что они не получат ни дома, ни автомобиля, ни пожизненного содержания без того, чтобы их заработать? Когда они узнают, что в и этой стране для того, чтобы получать доходы, необходимо работать? И когда до их сведения доведут, что в Германии нельзя приставать к любой женщине, которая тебе понравилась?

Однако не только беженцы зашивают себе рты. Собственно, весь немецкий народ позволил зашить себе рот, чтобы из него не вырывался никакой протест, - разрешается только согласно кивать. Если даже кто-то услышит или прочтёт в Интернете откровения этих двух сотрудников учреждения по работе с иностранцами, всё равно он сможет среагировать только внутренним ужасом. А что произойдёт, если двери этих убежищ для „беженцев“ вдруг распахнутся , и эти люди с абсолютно иной культурой, иным менталитетом и иной религией выплеснутся на улицы наших городов и деревень? - Если они поведут себя так же, как и общежитиях для иммигрантов, - а именно это и ожидается, - и тогда „СПОКОЙНОЙ НОЧИ, ГЕРМАНИЯ!“

Скандалом являются финансовые пособия, которые ожидают здесь людей, штурмующих наши границы, не шевельнувших даже пальцем для создания немецкого общественного благосостояния. А если задуматься о том, что среди них много совсем неграмотных и людей безо всякой профессиональной подготовки, то становится ясно, что они вряд ли смогут что-то привнести в общий национальный продукт.

Всё это проявление невероятного презрения к немецким гражданам, которые должны своими руками зарабатывать деньги для того, чтобы можно было осуществить выплаты взрослым претендентам на статус беженцев и так чрезмерно повышенных КАРМАННЫХ ДЕНЕГ и дополнительно талонов на одежду. Пользование большинством видов общественного транспорта для них тоже бесплатно.

Между тем резко возросли финансовые переводы на бывшую родину искателей убежища в Германии. В первые три квартала года они перевели сумму 440 миллиардов долларов (!) своим семьям и родственникам.

Сможет ли работающая часть здешнего населения обеспечить половину Африки, Сирию, Ирак и остальной мир? Прилагаемый протокол памяти показывает убедительно, что абсолютно отсутствуют даже соответствующее оборудование для регистрации прибывающих. То есть, каждый салафист или исламский воин может неопознанным прибыть в страну, и никто им даже не заинтересуется. Кто позволяет так называемым „беженцам“ незарегистрированным проникать в страну, нарушает свободу и безопасность Германии. Почему молодые дизертиры не высылаются обратно в Сирию, чтобы немедленно начать сражаться за свою свободу? Почему вместо этого в районы военных действий направляются немецкие солдаты? До каких пор это будет продолжаться? Обычно всё больше соискателей статуса беженца незарегистрированно исчезают где-то в Германии. И это безответственно в наше время террора!!

Как это может быть, что мы везде заявляем: „Мы справимся!“, а сами не в состоянии должным образом организовать выдворение тех, кому отказано в приёме. Вот уже год отсутствуют чартерные самолёты. Даже компьютерными программами для идентификации фотографий и отпечатков пальцевмы до сих пор не обеспечены. Согласно новейшим расчётам, наша сумасшедшая культура „безграничного гостеприимства“ может обойтись нам в сумму до 1,0 биллиона евро. Наши пенсионеры пойдут собирать бутылки, но много важнее, что так называемым „беженцам“ у нас живётся хорошо.

Как же сильно нужно ненавидеть Германию, чтобы так обращаться с её гражданами! Сотрудники службы приёма и размещения беженцев стоят перед тотальным разрушением физического и психического здоровья, резервы их сил на исходе.

НЕТ, ФРАУ МЕРКЕЛЬ, МЫ С ЭТИМ НЕ СПРАВИМСЯ!

Ренате Зандфосс

www.dal.by

Пост «Страшная "правда" о мигрантах в Германии» в блоге Григорий Юдин

Отлично, просто отлично. Смотрю – Скойбеда опубликовала в газете «Народный наблюдатель» дневник о том, как в Германии страшно жить. Думаю – что за хрень? Откуда Скойбеде знать про Германию? Начинаю смотреть – через три абзаца видно всё устройство их пропаганды и на чём она держится.

Дневник принадлежит некой Галине Ивановой, которая переехала в Германию, но теперь бежит оттуда в ужасе от наплыва мигрантов и бездействия немцев. Поскольку текст выполнен в жанре «глазами очевидца», он сразу стал невероятно популярен. Для пущей убедительности Скойбеда снабжает записи дневника «ссылками на крупнейшие СМИ Германии и выступления официальных лиц». Мол, на каждый факт разложения Европы у нас есть ссылочка на чистом немецком. Это вам не распятые мальчики, не придерётесь.

Так вот что замечательно. Если пройти по этим ссылкам и начать читать, то выяснится, что почти все они – стопроцентное враньё. Причём враньё самого разного масштаба. Часть ссылок вообще ведёт на какие-то не имеющие отношения к теме материалы типа статистики бедности. Или, например, автор дневника гневно сообщает, что мусульмане до того надругаются над немцами, что «во многих школьных столовых запретили подавать свиные сосиски, колбасу и паштет». По ссылке же обнаруживается, что какая-то сумасшедшая египетская семья обратилась в суд с требованием запретить блюда из свинины. Дело было в Вене (это, если Скойбеда не в курсе, в Австрии) и вызвало хохот местной адвокатуры – но разве много надо, чтобы постращать русского читателя?

Или, например, трогающий до слёз рассказ о том, что нищие немецкие пенсионеры вынуждены копаться в мусорных урнах, собирая пустые бутылки. По ссылке на Die Republikaner висит заметка, в которой нет ни единого (!) упоминания пенсионеров. Сама заметка о том, что общество, в котором люди вынуждены собирать бутылки (вы, кстати, не встречали такого общества за пределами Германии?), должно с этим бороться вместо того, чтобы облегчать сбор бутылок.

И самый хит. Он, конечно, в том, что большая часть ссылок в тексте (в том числе ссылок на газеты, на официальных лиц и разные сенсационные новости), на самом ведёт на один и тот же сайт Netzplanet. Это такой коллективный ультраправый блог, возникший два года назад. Там они жалуются на мигрантов и пугают друг друга исламизацией. Их страницу в Facebook уже успели заблокировать из-за того, что её владельцы не желают предоставить необходимые данные о себе. Сам сайт зарегистрирован на фирму в Панаме. Дальше я не продолжаю.

Никакой «Галины Ивановой», разумеется, не существует (во всяком случае, не она писала этот текст – если только это не настоящее имя самой Скойбеды). Потому что в любой газете, даже в этой, есть фактчекинг, и если бы Скойбеде прислали невесть откуда «дневник со ссылками», она бы нашла людей со знанием немецкого и проверила информацию. Зато существуют убогие пиарщики и дегенераты из спецслужб, которым дали задание собрать факты по трудностям с мигрантами в Германии. И они даже его запороли. И теперь у Скойбеды висит статья с тысячей доказательств, каждое из которых доказывает, что она врёт.

Я всегда рекомендую студентам первым делом учить языки. Потому что вокруг вас куча людей, которые намерены трахать вам мозги, и прежде всего этим занимается родное государство. Манипулировать легко не теми, кто доверчив, а теми, кто не знает, как проверить. Языки – лучшая возможность ориентироваться в мире самостоятельно. Невозможно знать все языки, но если вы будете знать один язык, а ваш друг – другой, то государству будет гораздо труднее задурить вам голову. Именно поэтому наши депутаты так хотят запретить изучение языков в школе. Тогда Скойбеда сможет рассказывать, что в Европе живут люди с пёсьими головами.

UPD Я не собираюсь обсуждать здесь миграционную политику Германии. От российской она отличается тем, что она есть, но вообще это отдельный вопрос. Этот пост о наших бедах и скойбедах.

gregudin.whotrades.com

Кто зарабатывает на притоке мигрантов в Германию?

Правообладатель иллюстрации EPA Image caption Этот надувной ангар размером с олимпийский бассейн - один из 15 мюнхенских приютов для беженцев, принадлежащих компании Рафаэля Хока

В прошлом году с заявлениями о получении права на убежище в Германии обратились 1,1 миллиона человек. И пока политики спорят о том, как лучше справиться с этим потоком мигрантов, деловые люди уже сейчас зарабатывают на нем деньги.

Рафаэль Хок - один из них. Это весьма оптимистически настроенный молодой человек. Для этого у него есть основания - ему 22 года, он здоров, имеет прекрасное образование, двуязычен, водит "умную" машину, только что вернулся с горнолыжного курорта в Альпах, а кроме того, является наследником многомиллионного семейного предприятия.

Хок везет меня мимо белоснежных особняков на южной окраине Мюнхена, по обсаженным березами улицам роскошного района Грюнвальд. Мы находимся в самом респектабельном районе одного из самых богатых городов мира. Эти особняки с бассейнами и террасами для барбекю принадлежат главам знаменитых промышленных компаний и футболистам клуба "Бавария".

Но даже здесь ощущаются признаки прибытия сотен тысяч бездомных мигрантов, у которых нет ни гроша.

Индустрия по обслуживанию мигрантов

Image caption В приютах Рафаэля Хока беженцы спят в теплых помещениях на многоярусных кроватях...

Мы только что побывали в так называемом приюте для беженцев, одном из 15 в Мюнхене, которые принадлежат компании Хока и сдаются в аренду местным властям. Он представляет собой надувной ангар размером с олимпийский плавательный бассейн. В приюте живут 300 мужчин из Сирии, Афганистана, Пакистана и стран западной Африки. Они спят в теплых помещениях на многоярусных кроватях, получают трехразовое бесплатное питание, играют в пинг-понг, им выдают небольшие деньги - всё это в ожидании рассмотрения их заявлений о предоставлении убежища.

Как вы уже поняли, Хок не является сотрудником благотворительной организации. Наряду с другими предпринимателями он является частью того, что немецкая пресса называет "индустрией по обслуживанию мигрантов". Раньше он занимался обслуживанием спортивных мероприятий, но в прошлом году поспешно перестроил свой бизнес и теперь получает барыши. По его словам, оборот его компании в ближайшие годы может составить 37 млн евро.

Подобно этому предпринимателю, который пользуется новыми возможностями, правительство Германии также видит в сложившейся ситуации выгоду для себя.

Я помню убогую комнату в приюте в Виттерберге в бывшей восточной Германии десять лет назад - и 90-летнюю старушку, которая пела печальную песню об умерших друзьях. Тогда я снимал документальный фильм о "демографической бомбе", заложенной под будущее Германии.

Image caption ...и получают бесплатное трехразовое питание

Я снимал интервью с политиками о стареющем населении, о страшном снижении уровня рождаемости и растущей угрозе нехватки молодых работников, которые так необходимы экономике.

В то время германская экономика еще не преодолела последствий объединения страны, а безработица была на самом высоком за 70 лет уровне. Любое предположение о том, что этот кризис можно разрешить за счет массовой иммиграции было бы встречено смехом и словами "Кто сюда поедет?".

Спасение для экономики?

Я ни разу не встречался с Ангелой Меркель, хотя не раз пытался, но она не производит впечатления человека, склонного к безрассудному альтруизму. Я полагаю, что ей известны прогнозы о том, что появление в стране миллиона потребителей приведет к скачку в экономике в размере не менее 2% в год. Думаю также, что она знакома с мнением многих экономистов о том, что прибытие в страну молодых мужчин, готовых обучаться новым профессиям, языку и браться за любую работу, станет спасением для страны.

Мужчина в костюме Hugo Boss объяснил мне, сидя в уютном офисе института в Берлине, что никаких финансовых аргументов против мигрантов просто не существует, есть только политические соображения.

Поэтому не стоит удивляться тому факту, что немецкая бульварная пресса, которая блюдет интересы среднего класса, в целом поддерживает идею массовой иммиграции, или что полиция в Кёльне, где в новогоднюю ночь произошли известные инциденты, не слишком стремилась обвинить в них мигрантов.

Не стоит также недооценивать необыкновенное радушие и щедрость, проявляемые немцами, которые по-прежнему тратят время и силы на то, чтобы продемонстрировать, что их страна является желанным убежищем для обездоленных и отчаявшихся людей. Я познакомился, среди прочих, с матерью-одиночкой, которая приглашает бездомных сирийцев на ночлег в своей квартире, или с пенсионером, бывшим учителем, который шесть дней в неделю обучает мигрантов немецкому языку.

Вполне возможно, что между этими добровольцами и Рафаэлем Хоком, который зарабатывает миллионы, продавая властям помещения для мигрантов, есть большая разница. Но он мне понравился еще до того, как я узнал, что он лично расписал цветами серые коридоры своих ангаров, и до того, как он упомянул, что его подруга - родом из Косова. Я наблюдал, как он выслушал двух афганцев, жаловавшихся на то, что их кормят одними макаронами, и как он обещал им сменить компанию-поставщика продуктов.

По словам Хока, Германии не только жизненно необходимы беженцы, но теперь стране предоставлен уникальный исторический шанс доказать всему миру, что она является гуманной и цивилизованной страной.

Не знаю, что именно олицетворяет собой этот излучающий энергию оптимист - присущий нынешним молодым немцам прагматизм или же гуманизм. Но думаю, что в современной Германии, открывшей в одночасье двери для миллиона страждущих, достаточно и того, и другого.

www.bbc.com

Миграция в Германию

Российская Академия Государственной службы при Президенте РФ

Воронеж, 2005 г.

Процессы резкого роста миграции характерны в настоящее время для всего человечества, в особенности для промышленно развитых стран, где демографический рост коренного населения заторможен, и прослеживается ощутимый спад рождаемости.

Тема миграции, легальной и нелегальной, и связанной с этим социальной напряженности, волнует не только граждан России, но и весь мир.

Крупнейшая западноевропейская страна – Германия, приняла в последние годы больше мигрантов, чем вся остальная Европа. Именно на Германию ложится наибольший груз идущего в основном с востока на запад потока континентальной, легальной и нелегальной, миграции.

В структуре населения этой самой крупной страны Европейского союза, достигшей после объединения страны 82млн.человек, почти каждый десятый – иностранец, не имеющий немецкого гражданства. Речь идет о легально проживающих в стране иммигрантах, основная масса которых, происходящая из стран восточной Европы, - особенно резкий прирост наблюдался с 1987г. Так, в одном только Берлине существует русскоязычная диаспора, которая насчитывает уже 300тыс. человек. 100тыс мигрантов составляет евреи.

Федеральная служба статистики ФРГ предсказывала в 2000г., что при отмеченных тенденциях численности населения Германии к 2050г. Составит лишь 64,9млн. человек, и это при условии, если сальдо миграции будет ежегодно равно 100тыс человек. Так же официальная статистика еще в конце 90-х гг. зафиксировала, что лишь 25% старых и новых иммигрантов в ФРГ происходят из стран ЕС (на первом месте итальянцы 600тыс.человек), остальные из-за рубежей. За сорок лет, с 1954-1995гг. на немецкую землю приехали 22,7млн.человек, и за теже годы покинули 16,2млн., тем самым прирост населения за счет миграции составил за те же годы 6,5млн.человек.

Среди последних, немало таких, которых относят к категории нелегалов. В стране насчитывается около 470тыс. подлежащих по закону высылке иммигрантов, половина из которых, используя существующие юридические зацепки, может оставаться в стране неограниченное число лет. Так, только в Гамбурге проживает от 15 до 20 тысяч ищущих убежища в ФРГ. Все они живут под Домокловым мечом высылки в страны их прежнего проживания, которое может случиться для беженца прямо сегодня.

Немецкие официальные службы занятые решением проблем миграции, лишь в самое последнее время озаботились тем, чтобы переселенцы приезжали в страну с должным знанием немецкого языка. Последовало множество отказов во въезде и поселение в стране по причине недостаточного знания языка, что естественно вызвало рост напряженности между уже поселившимися в ФРГ в основном в 90-е гг. новыми мигрантами, «русскими немцами», и властями, препятствующими, по мнению переселенцев, воссоединению семей. То же относится и к немалому потоку переселенцев из таких стран Центрально-восточной Европы, как, например, Польша и Румыния.

Благодаря очевидным затруднениям в адаптации новых жителей ФРГ в немецкое общество проблемы интеграции мигрантов все больше попадают под критический обстрел СМИ. Пресса, радио и телевидение бьют тревогу. наибольшее беспокойство, как уже отмечалось, вызывает быстро растущий мусульманский компонент мигрантов, прежде всего выходцы из Турции, этнические турки, а также курды. Последние проявляют удивительную способность к мобилизации, когда ощущают угрозу интересам своей общины в ФРГ.

Кроме того в стране немало беженцев из Ирана, прибывших после исламской революции 70-х гг., афганцев, прибывших в течении всего более чем двадцатилетнего периода военных действий в их стране, исповедующих ислам выходцев с африканского континента. Проблема выдворения и отправки домой подобного рода беженцев из отброшенных на иной, отсталый образ жизни, разрушенных войнами стран, тоже представляют собой немалую, вызывающую головную боль у местной и федеральной власти трудноразрешимую проблему.

Наиболее заметной добавкой к местному населению, не считая поздних переселенцев немецкой национальности, многие из них из стран бывшего СССР и восточной Европы, с превеликим трудом интегрируется в общество, являются турецкие «гастарбайтеры». Турецкая миграция самая мощная количественно. По официальной статистике еще к конце XXвв. число турок в Германии перевалило за 2млн. и в настоящее время равно 2,1млн. турецкая миграция, дебаты о вписанности которой в немецкое общество стали более актуальные в связи с тем, что Турция стучится в дверь ЕС, недавно был посвящен ряд статей под общим заголовком «Турки в Германии».

Наибольшие заботы «интеграторов» вызывают более сплоченные диаспоры, которые не хотят интегрировать в общество в соответствии с разработанной учеными теории мультикультурности. Но эта теория имеет мало общего с практикой, проблемами повседневной жизни иммигрантов и самих немцев. Лишь немногие из них считают, что живут в реально существующем многокультурном обществе. Хотя идея мультикультурного общества привлекательна для всех, кто осуждает ксенофобию, т.е. враждебное отношение к иностранцам.

Наиболее заметная среди всех иммигрантов крупная и все возрастающая турецкая диаспора «гастарбайтеров», многие из которых, прежде всего выучившиеся в немецких школах дети иммигрантов, по недавно принятому закону могут получить немецкие паспорта, но все же с трудом вписываются в европейско-немецкую культуру. Впрочем, равно, как и представители многих других диаспор, среди них растущие группы азиатского, африканского, латиноамериканского происхождения, в том числе даже выходцев из коммунистического Китая. Китайцы из КНР прибывают в составе туристических групп, а зтем стремяться правдами и неправдами обрести статус беженца и остаться в ФРГ. В начале XXIв. Эти и другие стремящиеся стать «гастрабайтерами» нежелательные мигранты доставляют все больше беспокойства. 93% беженцев – «туристов» из КНР, по оценкам властей, согласно закону подлежат немедленной высылке, но судебные разбирательства могут длиться годами, и китайские соискатели статуса беженца на все это время остаются в ФРГ.

В целом в стране живут 3,5млн. мусульман. Нелегальная же миграция, особенно донимающая власти и население стран ЕС, в т.ч. Германия, на то и нелегальная, чтобы не попадать в статистические отчеты и репортажи.

mirznanii.com


Смотрите также