Латыш и его господин. Остзее германия что это


Ostland. Экскурс в историю. Umsiedlung.

   Ныекшняя Литва не имеет совершенно никакого отношения к Великому Княжеству Литовскому, но хоть название такое существовало. А вот сверх-националисты из Латвии и Эстонии очень не любят вспоминать,что названиям их "древних" стран нет и ста лет.   75 лет назад этнические немцы уехали из Прибалтики. Но. как оказалось, не навсегда.   Немного истории. Даже сами прибалты зачастую путаются в названиях земель, которые носила современная Прибалтика. Ранее эти территории именовались Эстляндской, Курляндской и Лифляндской губерниями Российской империи, а также Остзейским краем. Название происходило от немецкого названия Балтийского моря, которое немцы называли Восточным морем (Остзее).   Остзейские немцы поселились в этих краях в XIII веке, когда псы-рыцари завоевали и обратили фактически в рабское состояние аборигенные народы края — финно-угорские племена, потомки которых стали впоследствии называться эстонцы, а также близкие славянам племена балтов, предков латышей. После Ливонской войны Орден распался, но завладевшие прибалтийскими землями Швеция и Польша сохранили в незыблемости все права и привилегии немецких баронов...

   Прибалтика, состоящая из Эстляндии, Курляндии и Лифляндии, была присоединена к России в ходе Северной войны (1700-1721), которую Россия выиграла у Швеции.   В результате победы России, по Ништадтскому мирному договору 1721 г., в состав Империи вошли Эстония и северная часть Латвии — Видземе с городом Ригой. Остальная территория Латвии была разделена между соседними государствами: Латгалия принадлежала Польскому государству, в Курземе существовало зависевшее от Польши Курляндское герцогство; Пилтенская область принадлежала Дании, Гробиньская область (ныне - Лиепая) была отдана герцогу Пруссии.   В 1772 году по первому разделу Польши к России отошла Латгалия, в 1795 году по третьему разделу — присоединены Курляндское герцогство и Пилтенская область..

.   В период шведского господства Прибалтика делилась на две губернии: Эстляндскую и Лифляндскую, которые управлялись губернаторами, подчиненными генерал-губернаторам.   До Октября 1917 года Прибалтикой, Прибалтийскими или Остзейскими губерниями . назывались территории современной Латвии и Эстонии. Литва и Белоруссия именовались Северо-Западным краем (Западными губерниями). как-то вот так. Без бутылки и не разобраться.   Присоединив к России Лифляндию и Эстляндию, Петр Первый сохранил за местными немецкими баронами и бюргерством все старые привилегии, в том числе и сословную систему дворянского управления и суда. Курляндия, присоединенная к России в 1795 году, также сохранила старую систему управления, неизменную со времен Курляндского герцогства. Остзейские немцы и под российской властью управляли Прибалтикой точно так же, как в XIII веке.   В этом крае существовал особый правовой режим, отличный от системы общероссийской государственности и характеризовавшийся господством немецкого языка, лютеранства, особым сводом законов (остзейским правом), судопроизводством, управлением и т.д. Функции внутреннего управления краем осуществлялись органами немецкого дворянства.   Реально немцы владели гораздо бóльшей собственностью, однако из-за дискриминационных законов вынуждены были переписывать ее на имена зиц- председателей Фунтов из местных. Коренные националы были в основном крестьянами- хуторянами, и (после 1919 года) чиновниками. Но осень 1939 года стала для остзейцев роковой: 6 октября 1939 года, выступая в рейхстаге Адольф Гитлер заявил, что залогом стабильности устройства мира должно стать соответствие государственных и этнографических границ. Немцев, живущих вне Рейха, в том числе и в Прибалтике, «позвали домой». И буквально в тот же день в Ригу и Таллин стали прибывать транспортные пароходы. Выезд остзейских немцев получил название Umsiedlung...   Уехали практически все. Выезжали немецкие школы со всеми преподавателями и учениками. Заводы и предприятия выезжали в полном составе. Немецкие театры уехали со всеми реквизитами (занавесом, кулисами, мебелью). Выехали немецкие больницы со всем оборудованием, врачами и пациентами. Отправились в Германию в полном составе церковные приходы. Впрочем, выезжали также и связанные родством с немцами русские (например, женатый на немке художник Кайгородов). Работу прекратили немецкие церковные приходы, гимназии, культурные общества, закрылись немецкие газеты, театры, предприятия и магазины...  Власти так называемых Эстонии и Латвии очень радовались. Этнические немцы Латвии должны были в течение двух месяцев покинуть территорию республик на совершенно грабительских условиях. До отъезда они должны были распродать свое движимое и недвижимое имущество. Немцам было запрещено увозить фамильные драгоценности, произведения искусства, старинные манускрипты. Им было запрещено вывозить любую валюту. При этом государство в это же время ввело запрет на продажу ювелирных изделий, так что конвертировать местные дензнаки в золото и драгоценности у немцев также не получалось. Много имущества немцы были вынуждены просто бросить. За оставленное немцами имущество Латвия осталась должна Германии 91,6 миллиона тогдашних латов. В брошенные немцами квартиры вселялись коренные "националы", мебель и бытовые предметы продавались вполцены. Эстонцы и латыши ликовали. Они вдруг почувствовали себя господами. «Auf niewiedersehen!» («До несвидания!») — Кричал, провожая пароходы с немцами диктатор Латвии Карлис Ульманис, не зная что и ему, и эстонскому коллеге Контантину Пятсу осталось править меньше года — в Москве и Берлине вопрос восстановлении в Прибалтике статус-кво был уже решён.   Тупым дуракам надо было думать о будущем...   И немцы вернулись.   И опять вернулся Остланд - созданное 1 сентября 1941 года административно-территориальное образование в составе нацистской Германии в Восточной Европе, включающая страны Прибалтики и Белоруссию (кроме гродненского региона), частично отдельные территории Украины, России и Восточной Польши. Столица — Рига. Руководитель — рейхскомиссар Генрих Лозе, в 1944 короткое время — Эрих Кох...   Кстати говоря, разрушение памятников Ленину началось именно тогда... А это наши белорусские "друзья" маршируют в 1943.....   Но вот прибалтийские «маленькие, но гордые» нации не должны забывать про остзейцев по двум причинам. Постоянно требуя от России выплатить деньги за «оккупацию», прибалты не понимают, что по европейским законам им самим придется осуществить реституцию, вернув потомкам остзейцев все, что было присвоено в 1939-40 гг. Кроме того, социальная структура современных Латвии и Эстонии поразительно напоминает ситуацию в Прибалтийских губерниях в позапрошлом веке. Разница только в том, что в роли остзейских баронов выступают коренные националы, а в роли латышей и эстонцев — «русскоязычные». Разумеется, из эстонцев и латышей плохо получаются бароны.   Не случайно говорится, что если еврея можно вытащить из гетто, то гетто никогда не вытащить из еврея. Аналогичным образом, хуторяне и батраки всегда останутся хуторянами и батраками, какие бы чиновные кабинеты они не занимали. Только вот остзейские немцы могли уехать на «историческую родину», то куда деваться эстонцам и латышам?   И так, личное. Как выяснилось, мои предки по одной из линий как раз из немцев Остланда. Жаль, что наш нынешний родственник, историк и писатель, не публикует свои работы в Сети.

cczy.livejournal.com

Путешествие к Остзее, ч.1: Белосток

дек. 12, 2015 02:59 pm Путешествие к Остзее, ч.1: Белосток

Серая погода за окном - хороший повод вспомнить о лете. Попробую постить здесь фотографии из нашего путешествия к Балтийскому морю. Остзее - так оно называется в Германии, куда мы отправились. Германия - странное место для курортного отдыха, но может быть, тем интереснее для кого-то окажется этот отчет. Тем более, что по дороге нам встретилось несколько интересных мест.

Белосток, находящийся не так далеко от границы с Белоруссией, мне всегда был интересен. В июне 41-го года там стояла советская 49-я Краснознамённая стрелковая дивизия, в составе которой, в составе командира батальона, служил мой дед. Сегодня, конечно, в Белостоке ничего не напоминает о том времени.

Утренний старт из Минска, обед в уже знакомом и почти родном Гродно, совсем недолгое прохождение границы, и мы в Польше. До Белостока от границы - чуть более часа дороги. По пути - куча рекламных щитов на русском на тему запчастей, обуви, одежды, мебели и прочих распродаж. Как нам рассказали, белорусы активно ездят Белосток на шоп-туры. Вселяемся в гостиницу на окраине, и сразу двигаем в центр. А там уже народные гуляния в самом разгаре - лето, теплый вечер субботы, чего еще хотеть?

Это, конечно, костёл. Он построен в начале XX века.

Главная пешеходная часть называется площадь Костюшко. А в центре - ратуша.

Есть и старые дома, хотя, возможно, восстановленные - город сильно пострадал во время войны.

На асфальте выставлены свечки.

Я так понимаю, что это означает Rzeczpospolita Polska.

Повсюду - столики открытых кафе. Народ сидит, распивает напитки. Кажется, мы не видели никаких магазинов с сувенирами - город не воспринимается как туристический объект.

Если говорить о туризме, то главная местная достопримечательность - дворец Браницких. Его гордо называют "подляшский Версаль". Браницкий был гетманом, который много сделал для строительства и обустройства города. Это его резиденция.

А позади дворца находится симпатичный парк.

Белосток порадовал спокойной атмосферой, отсутствием толкотни и суматохи. Но на следующее утро нужно было выдвигаться и ехать дальше.

Продолжение следует...

Хроника:31.07.2015.9:20 - Выехали из Москвы.14:10 - Приехали в Ярцево15:10 - Выехали из Ярцево.16:45 - Проехали границу с РБ.19:40 - Приехали в Лидо, Минск.21:00 - Вселились в отель на МКАД

01.08.2015.11:25 - Выехали из Минска.14:30 - Приехали в Гродно.17:10 (местное) - Приехали в Белосток.

6 комментариев - Оставить комментарий

the-slider04.livejournal.com

Остзейские губернии - это... Что такое Остзейские губернии?

Остзе́йские губе́рнии, прибалти́йские губе́рнии — административно-территориальные единицы Российской империи, созданные, начиная с 1713 года, в Прибалтике в результате победы над Швецией в Северной войне, закреплённой Ништадтским миром и в результате третьего раздела Польши (Курляндская губерния).

До середины XIX века губернии обладали значительной автономией и до конца своего существования сохраняли часть отдельной от общеимперской правовой системы. В 1915—1918 гг. губернии были заняты немецкими войсками; на их бывшей территории возникли независимые латвийское и эстонское государства, а небольшая часть Курляндской губернии (крайний юго-запад её территории с городом Паланга) отошла к Литве.

Предыстория

С XIII по XVI век территория будущих остзейских губерний входила в состав созданной в ходе крестовых походов Ливонской конфедерации. В этот период в регионе сформировались такие особенности, как доминирование в обществе западного христианства (изначально католицизма, затем лютеранства) и балтийских немцев. После Ливонской войны Эстляндия принадлежала Швеции (Шведская Эстляндия; Эзель кратковременно относился к Дании), Курляндия — Речи Посполитой, Лифляндия — изначально Польше (как часть Задвинского герцогства), но в XVII веке была завоёвана Швецией (Шведская Ливония).

Северная война

В условиях капитуляции перед русскими войсками Риги, Пернова и Ревеля, а также жалованной лифляндскому дворянству грамоте 30 сентября 1710 года, оговаривалось сохранение ряда привилегий местных жителей[1]. Права городов, магистратов, цехов и цунфтов Эстляндии и Лифляндии также были закреплены в статье 9 Ништадтского мира[2].

Петровские губернии

Рижская губерния Ревельская губерния

Екатерининские губернии

Курляндская губерния Императорский манифест 15 (27) апреля 1795 года закреплял сохранение местных привилегий[3]

Лифляндские Правила 1804 г. отменяли прежнее крепостное право, заменяя его системой подчинения крестьян помещикам по прусскому образцу

Отмена крепостного права в остзейских губерниях произошла раньше, чем в великорусских — при Александре Первом (1816 материковая Эстляндия 1817 Курляндия 1818 Эзель 1819 Лифляндия), но крестьяне были освобождены без земли.

Особенности управления

В составе Российской империи остзейские губернии обладали особым статусом. В основе управления ими лежало местное законодательство («Свод местных узаконений губерний Остзейских») по которому внутреннее управление краем осуществлялись органами дворянства наряду с правительственными учреждениями. Хотя сфера компетенции последних с конца XVIII века расширялась, вплоть до начала Первой мировой войны, губернатор как представитель центральной власти, был вынужден строить свою служебную деятельность так, чтобы не нарушать привилегий остзейского дворянства[4].

Вопрос о соотношении общеимперского и местного законодательства в остзейских губерниях активно обсуждалась юристами России в 1830-1890-е годы. Местные (остзейские) правоведы, представлявшие школу видного представителя прибалтийско-немецкой юридической школы Ф. фон Бунге[5], настаивали, что в крае могли иметь силу только законы, специально для него изданные, а из русских — лишь те, распространение которых на Прибалтику особо оговаривалось. Школа Бунге допускала применение общеимперского законодательства только при условии соответствия применявшихся норм основам местного правопорядка, и только тогда, когда в остзейском имелся пробел.

Оппонентом школы Бунге выступил в конце 1890 годов П. И. Беляев. По его мнению, в крае действовало общеимперское право, и остзейские законы он рассматривал как часть русского законодательства. Данная концепция оправдывала вмешательство правительства социальные и экономические отношения в Прибалтике[6].

См. также

Литература

Примечания

dic.academic.ru

Латыш и его господин: varandej

Сразу оговорюсь, что заглавие поста - не моё изобретение: так называется довольно известная в Латвии выставка, названная в свою очередь по одноимённому латышскому роману. Ещё вспоминается фраза Раскольникова: "...скорее подастся в негры к плантатору или в латыши к остзейскому немцу". В прошлой части я рассказывал о трёх исторических областях прибалтийской страны, ну а теперь - о том, как Остзейский край превратился в Латвию.

О Латвии я не стал делать традиционного "сельского" поста, как о Литве, Молдавии, Западной Украине - её деревня не столь колоритна и вообще как-то не очень заметна. Всё же на мой взгляд, в первую очередь Латвия - это маленькие городки и местечки. Вдоль дорог в основном глухие леса, которые, расступаясь, открывают взгляду примерно такие картины:

2.

3.

В первые дни поездки я почему-то почти не видел аистов. В последующие - понял, что такой их концентрации мне видеть не доводилось ещё нигде:

4.

Совершенно непуганные, они вполне могут вальяжно перейти дорогу пешком перед несущейся машиной и ладно что не угрожают жалобой в Страсбургский суд - весьма вероятно, что через некоторое время вся нижеописанная история будет повторена аистами:

5.

Аисты в майской Латгалии:

6.

И ещё одна примета сельской Латвии - такие вот водонапорки, ещё более необычные, чем литовские "причалы для НЛО". Первый раз такую башню-с-гроздью я увидел на Псковщине, и что это водонапорка - просто не подумал. В Латвии же они на каждом шагу. А "совхозная" малоэтажка - в сельской глубинке едва ли не более характерная вещь, чем деревянный дом:

7.

А среди всего этого тут и там мелькают давно оставленные хозяевами усадьбы тех самых господ - остзейских баронов, во многих из которых угадываются очертания перестроенных замков:

8. Сунтажи (конец 18 века, и вроде бы на самом деле как раз тут средневековой основы нет).

Остзее (Восточное море) - немецкое название Балтики, а Остзейский край - соответственно, немецкий Дальний Восток. Предками остзейских баронов были крестоносцы Ливонского ордена, о котором я рассказывал в прошлой части, с его секуляризацией превратившиеся в обычных дворян. Но - сколько остзейских фамилий стали неотъемлемой частью русской истории! Барклай-де-Толли, Бекендорф, Бирон, Бистром, Бэр, Витте, Врангель, Дельвиг, Дибич, Канкрин, Клодт, Корф, Коцебу, Крузенштерн, Медем, Миних, Пистолькорс, Ридигер, Сиверс, Тотлебен, Унгерн фон Штернберг... не все они были связаны с Латвией (всё же Эстония - тоже остзейский регион), но в 18-19 веках немцы составляли около четверти российской элиты, и в первую очередь - остзейские немцы.

9. Замок Бэров в Эдоле. Впрочем, самый известный представитель этой фамилии, учёный Карл Бэр, был из другой ветви этого рода и родился в нынешней Эстонии.

При этом, как я понимаю, если всякие инженеры и экспаты были в основном приглашёнными из собственно германских земель, то остзейцы более прославились как политики и полководцы. Много их было, само собой, в Петербурге. И на своих местах остзейские бароны сидели крепко - и под Швецией, и под Речью Посполитой, и под Российской империей. Даже в Литве русское дворянство укоренилось гораздо заметнее, чем в Латвии... хотя единичные примеры были и здесь.

10. Сигулда, дворец Кропоткиных. Вид с ливонскокго замка.

Но в отличие от Пруссии, которую быстро заселили немецкие крестьяне, ассимилировавшие пруссов без остатка, Остзейский край был немецким лишь в городах - бароны, купцы, ремесленники, мещане... но все эти века в провинции тихонько пахали поля да пасли коров те же самые латгалы, земгалы, селоны и курши, в 16-17 веках сложившиеся на разделенной границами территории в единый народ латышей.

11. Деревянная усадьба 18 века в Унгурмуйжа. Кстати, латышское "муйжа" тут почти никогда не переводят на русский как "мыза" - это термин эстонский и ингерманландский.

Примерно шестьсот лет, с 14 по 18 века включительно, они были почти незаметны - живут себе, пашут землю да ловят рыбу, что-то празднуют иногда, говорят на каком-то непонятном языке, который, впрочем, были обязаны знать сельские пасторы, но даже вероисповедание латыша определялось вероисповеданием господина - так в Курляндии, во владениях католиков Шверин (1623-1728) сложилась народность суйтов, католический анклав в лютеранском регионе.

12. Суйтские кресты в их "столице" Алсунге.

Первый шаг к Пробуждению был сделан в 1683 году в Мариенбурге (ныне Алуксне), где пастор Эрнст Глюк взял - да перевёл Библию на латышский язык. Собственная Библия в те времена была для любого народа негласным признанием того, что они тоже люди. В Алуксне сохранилась два дуба, по преданию посаженных Глюком - считается, что он сажал по дереву после перевода каждой библейской книги.

13.

Но до самого Пробуждения было ещё далеко. Вид у латвийской глубинки совершенно немецкий, на Пруссию она похожа куда больше, чем на соседние Литву или Псковщину. Вплоть до характерных дорог-галерей, которые тут никому и в голову не придёт называть "последней армией вермахта":

14.

Остов каменной мельницы:

15.

Придорожная корчма на псковской трассе:

16.

Какой-то мелкий заводик, скорее всего паровая мельница - причём для остзейской глубинки очень характерны квадратные трубы:

17.

И вот такие вот каменные амбары, которые в Латвии на каждом шагу:

18.

Но в том-то и дело, что немцы и латыши образовали прекрасный симбиоз, и именно это спасло латышей от ассимиляции в составе Российской империи: остзейскому барону были не нужны ни вредные русские мужики, ни требовательные немцы, он привык владеть тихими и работящими латышами, и покуда существовало остзейское дворянство - русификация или германизация Прибалтики была невозможна. Так и стояло это равновесие до 19 века, но нищие деревни тех латышей можно видеть теперь только в музеях.

19.

Впрочем, так как это - собственно латышская история, со скансенами в Латвии всё хорошо: во-первых, Рижский этнографический музей в принципе старейший в бывшем СССР - основан в 1924 году, и потому в нём немало построек 18 века, которые до 1960-х годов (когда скансены начали массово создаваться по всему Союзу) бы просто не дожили. А во-вторых, менее крупные скансены есть ещё в Екабпилсе ("двор селов" - при этом в Риге селонского сектора нет), Вентспилсе (курши и ливы), Юрмале (рыбацкий быт), а может быть и где-то ещё.

20. Характерная для зажиточных куршских крестьян печь - вставки играль роль обогревателей-"пушек":

Один из латышских символов - "лиелвардский пояс" с характерным геометрическим орнаментом. Орнаментов таких известны сотни, и каждый имеет свой смысл - полноценный лиелвардский пояс представляет собой настоящую космогонию. Орнамент действительно завораживает:

21а.

А вот чего в Латвии очень мало - это деревянных церквей, что особенно бросается в глаза после Литвы. Откровенно говоря, деревянные кирхи тут наперечёт - как например вот эта в Турайде:

21.

Переломным моментом в истории латышей стали 1816-19 годы, когда Александр I отменил в трёх Остзейских губерниях крепостное право. В учебниках пишут, что в его планы входила отмена крепостничества во всей империи, но мне кажется логичным вариант, что он таким способом пытался ослабить остзейских дворян. И хотя фраза о "в латыши к остзейскому барону" была написана в 1866 году, когда и русские крестьяне уже были свободны, всё же "процесс пошёл" - и путь, проделанный латышами за последующие 100 лет, впечатляет.

22. Коттедж "нового латыша" наччала ХХ века в рижском скансене.

Как я понимаю, эволюция латышей в 19 веке шла по двум направлениям - во-первых, появился класс собственно латышских фермеров, усвоивших за века крепостничества немецкую хозяйственность, но при этом сохранивших латышскую идентичность, и потому понимавших - они пашут СВОЮ землю.

23. Характерная мельница на каменном подклете. Скансен в Вентспилсе.

С другой - всё больше латышей стало переселяться в города, чему способствовал и рост промышленности в остзейских губерниях: всё же самым распространённым путём в город в те времена была работа на фабрике. К началу ХХ века латыши составляли 45% уже населения Риги - примерно столько же, сколько сейчас (а немцы - лишь 25%).

24. Завод в Лиепае - для Риги характернее жёлтый кирпич.

А в городах стала формироваться и своя интеллигенция. Этот период - 1850-80-е годы - в истории Латвии известен как Атмода, то есть Пробуждение. Его первыми лидерами были фольклористы Кришьянис Барон и Кришьянис Валдемар, как бы построившие мост между деревней и городом, открывшие латышской культуре городские ворота. Поэт Юрис Алунан стал основоположником письмемнной поэзии на латышском и ввёл в язык около 500 слов... хотя "аналогом Пушкина" в Латвии считается более поздний Янис Райнис.

25.

А в 1873-1888 годах ещё один поэт-фольклорист и отставной офицер Андрей Пумпур создал на основе отдельных сказаний латышский национальный эпос "Лачплесис" - уникальный случай для Нового времени!

26.

Лачплесис - мифический богатырь, рождённый медведицей и носящий медвежьи уши, наделяющие его огромной силой... последнее уже напоминает волосы Самсона, вот только пасть порвал Лачплесис не льву, а более логичному здесь медведю. Там вообще много всего - красивая и властная ведьма Спидола, которая полюбила Лачплесиса и потому то пыталась его сгубить, то спасала; был великан Калапуисис, в котором многие усматривают эстонского "коллегу" Калевипоэга, которого Лачплесис одолел в бою и сделал своим союзником; был, наконец, Чёрный Рыцарь, аллегория всех угнетателей - в финале оба они в схватке падают в воду Даугавы, но с намёком, что они не погибли - а ушли в другой мир, где будут биться до скончания веков. Лачплесис изображён на Монументе Свободы:

27.

Но в целом этот образ есть уже на дореволюционных зданиях Риги, где сложился национальный латышский вид югендстиля - как "украинский модерн" или "гуцульская сецессия":

28.

Вообще, как мне показалось, в Латвии настоящий культ народного фольклора - всех этих песен, танцев, образов, музеев. Знаменитый Праздник Песни и сейчас процветает - я, оказывается, приехал буквально через неделю после его окончания, а следующий лишь через 5 лет... но одних только выступающих было около 40 тысяч. В Мазстраупе (Видземе) я случайно попал на небольшой фольклорный праздник:

29.

30.

31.

В прошлой части я показывал реплики древнелатышских замков и селений. А это художник Агрис Лиепиньш, лично построивший по всем правилам военного дела тысячелетней давности "замок Улдевена" в Лиелварде. Он же встречает там посетителей и проводит им экскурсии:

32.

А кое-где в Латвии попадаются рудименты альтернативных путей, которые так и не получили продолжения. Вот например в том же Лиелварде православная латышская церковь 1930-х годов, совершенно нехарактерного для русских церквей вида. Нигде не нашёл точных цифр, но православных латышей было довольно немало.

33.

Однако одного взгляда на сегодняшнюю Латвию хватает, чтобы понять - история действительно не терпит сослагательного наклонения, и даже если бы на её месте возникли после Первой Мировой независимые Курляндия и Латгалия - они бы не сильно отличались от того, что есть.

34.

Довольно неожиданно, но едва ли не в каждом латвийском городе (опять Лиелварде!) можно увидеть советские памятники революции 1905 года. В переполенной промышленностью Остзейском краю и рабочее движение было сильным (так, в Риге было первое в империи пролетарское восстание 1899 года),  но что ещё важнее - латыши тогда впервые со времён своего завоевания крестоносцами боролись за свою свободу с оружием в руках. Именно тогда, в 1905-06 годах, впервые появились "лесные братья", особенно активные в Курляндии. В основном латыши тогда воевали против немцев, и в итоге те события прекрасно вписались в идеологию и СССР, и независимой Латвии.

35.

Ну а в Первой Мировой как одной из целей России было собирание последних древнерусских земель (Галиция), так и одной из целей Германии было собирание последних немецких владений - Остзейского края, хотя имело ли это смысл - не знаю: ведь и русским вторжением в Пруссию в 1914 году руководил генерал с характерной фамилией Ранненкампф. Тем не менее - революция, поражение России (а под Ригой велись тяжелейшие позиционные бои), хаос Гражданской войны... честно говоря, я так и не разобрался, сколько на территории Латвии тогда было режимов и в каком порядке. Была красная республика Исколата, было Балтийское герцогство - провозглашённое остзейской верхушкой государство в личной унии с Пруссией (то есть кайзер германский и король прусский становился также герцогом остзейским). Был прибалтийский ландесвер (формирования местных немцев, воевавшие и после поражение Германии)...

36 Могила немецких солдат в Лиепае.

Были Латышские стрелки - причём как красные, так и белые, и сами они по сей день считаются в Латвии героями, а соцреалистический памятник как стоял, так и стоит в самом сердце Риги - только музей на заднем плане теперь не революции, а оккупации.

37.

В ту войну выделился и лидер нации "Великий сеятель" Карлис Ульманис, сторонники которого воевали с красными сначала в союзе с немецкой армией. К тому времени почти вся Латвия, кроме окрестностей Лиепаи, была занята Красной Армией, а немцы вдобавок обвинили Ульманиса в сотрудничестве с Антантой и свергли. Последующие два месяца в распоряжении его "временного правительства" был лишь теплоход "Саратов" в Балтийском море. Однако на помощь латышам пришли эстонцы, поляки, силы Антанты - к концу 1919 года из Латвии были выбиты и немцы, и большевики, и в 1920 году, подписав Рижский мирный договор, РСФСР первой признала независимость Латвийской республики.

38. Памятник польским солдатам в Даугавпилсе.

Нынешние латвийцы - и латыши, и русские - не раз при мне вздыхали о том, что "Первая республика была не то что нынешняя". И хотя за 20 лет в ней демократически сменилось 4 президента, с 1934 года действовала диктатура Карлиса Ульманиса, распустившего Сейм и запретившего иные партии, и мне её описывали как что-то вроде современной Белоруссии - авторитарное государство с высокой долей государственного сектора и планомерным развитием национальной промышленности. Как и любая известная мне межвоенка, архитектура I Латвийской республики очень узнаваемая:

39.

Самое запомнившееся мне здание - типография "Rota" (1939), натуральный небоскрёб, фактически Дом Печати, так как в ней находилось и большинство важнейших редакций:

40.

В принципе, латвийская межвоенка гораздо грубее и провинциальнее литовской (см. Каунас), и почему-то на фотографиях впечатляет намного больше, чем своими глазами. Но всё же вот ещё несколько образцов:

41. Отель "Резекне" в Резекне.

Народный дом в Екабпилсе:

42.

Самое крупное здание - санаторий в Кемери (самый дальний район Юрмалы):

43.

Много и более тривиальных домиков, которые легко принять за новоделы. А вот церквей - почти нет.

44.

Зато действительно интересных вокзалов - немерено:

45.

Но самое интересное - не архитектура: Первая республика очень успешно для маленького государства на краю Европы развивала промышленность. Конечно, в Риге как центре самых современных производств Российской империи, не могло не остаться сильной базы - как инженеров и рабочих, так и площадок. Вот например главный корпус крупнейшего в Российской империи электрозавода завода "ЮНИОН" (в Первую Мировую эвакуирован в Москву), где в 1927 году разместился завод "ВЭФ" (по-нашему было бы "ГЭЗ" - "Государственный электротехнический завод"):

46.

А многие заводы были построены с нуля, и их корпуса размерами не уступают иным современникам в СССР - это, скажем, бывший резинотехнический завод "Красный Квадрат" (привет "Красному Треугольнику"!) на окраине Риги:

47.

Здесь собирали по лицензии "Форды", к концу 1930-х выпустили опытные экземпляры собственного самолёта:

48.

"ВЭФ" экспортировал свою продукцию в Европу - в первую очередь радиоприёмники и самый маленький в мире на тот момент фотоаппарат "Minox":

49.

И всё это при сильнейшей государственной поддержке - так, на иностранную радиоаппаратуру были введены высокие пошлины. Созданные Первой республикой, большинство из этих заводов прекратили своё существование при Второй. Но по сей день даёт ток Кегумская ГЭС на Даугаве, построенная в 1938-40 годах:

50.

...Про войну и "оккупацию" я не хочу рассказывать, все и так всё знают, а кто не знает - кругом полно источников, содержащих 100500 разных видов правды. Именно тогда, в 1939-40 годах, немцы покинули Остзейский край после 800 лет господства. Но и Великая Отечественная закончилась не в Берлине, не в Праге и даже не на Балканах - а именно здесь: Красная Армия в 1945 году так и не сумела захватить "Курляндский котёл" - немцы, видимо при поддержке населения, в Курляндии продержались вплоть до падения Третьего Рейха, последние выстрелы здесь прозвучали 15 мая 1945 года - и вот подумать только, каково это: умирать от пули уже побеждённого врага?

51.

Советская Латвия, оставшаяся центром точного машиностроения, была едва ли не самой развитой из 15 ССР - уровень производства на душу населения в ней был на 1985 год самым высоким (на втором месте была Белоруссия, на третьем Эстония, на четвёртом Россия)... правда, всё равно оставаясь рецепиентом, так как вкладывалось в неё (на душу населения) ещё больше (четвёртое место после Грузии, Эстонии и Литвы) - а в совокупности это делало её едва ли не самым комфортным местом Советского Союза... что едва не кончилось той самой русификацией: на 1989 год латыши составляли лишь 52% населения, меньше доля титульной нации была только в Казахстане (около 40%). Ну а что Юрмала была одним из популярнейших курортов, что Рига была на слуху не меньше, чем Киев, Одесса или Новосибирск, что с ЛатССР было связано очень много в русскоязычной культурной жизни, что многие советские люди мечтали туда переехать - вы знаете лучше меня. И не случайно именно под Тукумсом, а не под Кретингой или Нарвой, возвращаясь с отдыха разбился Виктор Цой... хотя в Лиепае, прямо как во всех российских городах, знают - он жив.

52.

В майской поездке по Литве папа вспоминал, что после насквозь чуждой Литвы Латвия воспринималась почти родной и ему нравилось из Зарасая выбираться в Даугавпилс. Мне вообще говорили по секрету, что латыши сохранили навык улыбаться господину - но за независимость в Перестройку боролись не менее яро, чем литовцы и эстонцы.На переломанных кустах - клочья флагов,На перебитых фонарях - обрывки петель,На обесцвеченных глазах - мутные стёкла,На обмороженной земле - белые камни! - и хотя более чем уверен, что Янка назвала эту песню "Рижской" примерно так же, как альбом "Красногвардейский" - по станции московского метро, близ которой он был записан, в Риге мне часто вспоминались эти строчки.

53. В рижском парке рядышком фрагменты баррикад и Берлинской стены.

Впрочем, Перестройка и Вторая республика уже за рамками темы данного поста - о людях и реалиях современной Латвии я ещё напишу отдельно.

ЛАТВИЯ-2013Латвийские ветры. Обзор.Латвия в общем.Три истории Латвии. Латгалия, Видземе и Курляндия.Атмода, или "Латыш и его господин".Люди и реалии.Транспорт Латвии.

varandej.livejournal.com


Смотрите также