Power to Gas: немцы делают газ из ветра. Откуда газ в германии


В Нидерландах кончился газ. Германия переключается на российский?

Полный вариант этой статьи со всеми ссылками опубликован здесь.

Германия является крупнейшим потребителем природного газ в ЕС. Потребление страны более чем на 90% обеспечивается импортом «голубого топлива» из России, Норвегии и Голландии. Вот так выглядит структура происхождения природного газа на немецком рынке (не все владеют немецким, поэтому прошу обратить внимание на нижнюю часть таблицы, где указаны процентные доли. Нидерланды выделены цветом, Россия смешным образом вынесена в «прочие», а в примечании названа её доля в 2015 г – 39% немецкого импорта):

В структуре немецкого потребления первичной энергии природный газ занимает 22,6% и делит второе-третье место с углем после нефти (на нижеприведенном графике каменный и бурый уголь приведены отдельно).

При этом в производстве электроэнергии доля природного газанезначительна, стабильно не превышает 10%. Вот и в 2016 г, несмотря на почти 50%-рост газовой генерации, она чуть ли не в 2 раза уступает ветроэнергетике по выработке.

Природный газ потребляется в Германии главным образом для производства тепла (в домашних хозяйствах, промышленности, торговли и сфере услуг). Примерно 85% (!) немецкого потребления газа – тепло и лишь 10% - электроэнергия, в том числе комбинированная (совместно с теплом) генерация.

Что такое сектор тепла в Германии? Это в значительной степени индивидуальные тепловые пункты (котлы в жилых домах, небольшие котельные). Централизованное производство тепла, комбинированная генерация, доставка тепла на расстояние – это приоритеты развития, но пока развиты слабо. К привычному у нас центральному отоплению в Германии подключено 5,2% домов и 13,5% жилищных единиц (квартир). «Оптовое» производство тепла относительно широко развито в восточных землях еще с советских времен.

То есть потребление природного газа в Германии – это в первую очередь десятки миллионов мелких потребителей. Этот факт очень важен для оценки перспектив тех или иных изменений на энергетическом рынке страны. Почти половина всех немецких жилищ отапливается природным газом (см. график). Эта доля будет со временем сокращаться (ниже объясним, почему), но, понятно, изменения будут происходить постепенно.

Перейдем в Голландию.

Крупное газовое месторождение в голландском Гронингене было открыто в 1959 году. Бизнесмены поначалу были разочарованы, поскольку искали нефть, а коммерческая ценность природного газа в те времена была под вопросом. Считалось, что Европа перешагнет из века каменного угля сразу в эпоху «мирного атома», и газ будет не нужен.

Все оказалось не так. Нидерланды настолько крепко подсели на природный газ, что экономисты даже придумали термин «голландская болезнь», который иногда применяют и по отношению к России (словосочетанием «голландская болезнь», впервые использованным в журнале Economist в 1977, описывают деградацию одних отраслей экономики в результате укрепления реального курса национальной валюты, вызванного бурным ростом в других отраслях, в первую очередь, сырьевых).

В Голландии даже продается книга, повествующая о проблемах газовой зависимости и роли нефтегазового гиганта местного происхождения Shell в их создании, с красноречивым названием «Gaskolonie» («Газовая колония»).

Сегодня 98% домохозяйств Голландии использует природный газ для обогрева и приготовления пищи.

И вот запасы стали подходить к концу, в Гронингене начались землетрясения, разрушающие соседние жилые дома. Правительство ограничило добычу газа, снизив её объемы до 24 млрд кубометров, почти в два раза по сравнению с пиком 2014 г. С 2016 г новые здания в стране перестали подключать к газовым сетям. Не исключено, что к 2050 году Голландия станет «gas-free». Нидерланды исторически отставали в развитии ВИЭ от своих европейских соседей, в том числе по причине своего сырьевого богатства. Но сегодня происходит (отчасти принудительная) трансформация страны в сторону чистой энергетики.

Для Германии это имеет очевидные последствия: использование голландского газа будет сокращаться «до конца», то есть до 2030 года, когда нидерландский экспортер под названием «Gasunie» официально прекратит поставки в ФРГ.

Вернемся в Германию.

Европейцы не настолько беспечны, чтобы затухание добычи газа в Голландии стало для них неожиданностью. Еще с 2013 года в Германии проводится кампания по переключению потребителей северо-западных регионов на другой тип газа.

Её масштабы впечатляют. Это крупнейший инфраструктурный проект, который затрагивает порядка пяти миллионов потребителей (восьмую часть немецких домохозяйств). Для его реализации даже задействована полиция, которая ходит по домам и предупреждает, чтобы не впускали жуликов. В Бремене, где около 35% жителей говорят на иностранных языках, информация о проекте приводится на английском, турецком, русском, арабском, польском, французском языках.

Порядка 30% единиц работающего в Германии газового оборудования требует переналадки или замены.

Дело в том, что газовые котлы работают на определенном виде топлива. Голландский газ – топливо посредственного качества, точнее, с низким содержанием метана. Это так называемый L-gas (low calorific gas). Российский или норвежский природный газ – это H-gas (high calorific gas) с более высоким удельным содержанием метана и энергии. Соответственно, нужно провести определённые технико-наладочные работы, например, заменить форсунки…

Итак, голландского газа все меньше и скоро не будет, собственная немецкая добыча – это крохи, и иссякнет, по оптимистичным оценкам, через 10 лет. Вот так выглядит её динамика:

Что делать? Откуда брать газ?

Для начала посмотрим на динамику спроса на газ в стране.

Как мы видим, потребление не растет, хотя по итогам 2016 скакнуло до 930 млрд кВт*ч (см. первую таблицу в начале статьи). Скачок объясняется, среди прочего, тем, что газовая генерация электроэнергии выросла за прошлый год почти на 50% (цены были крайне благоприятными для роста потребления). При этом Газпром поставил немцам рекордный объем: 49,8 млрд кубометров (правда, выручив меньше денег).

В дальнейшем динамика потребления природного газа в Германии будет определяться двумя основными факторами.

1) Доля газа в производстве электроэнергии может вырасти в кратко- среднесрочной перспективе в связи с отказом страны от атомной энергетики и необходимостью сокращения выбросов от угольной генерации. В то же время в физических величинах это будут незначительные дополнительные объемы сырья (масштабно строить новые газовые электростанции не будут).

В немецком Законе о возобновляемых источниках энергии (EEG) § 1(2) установлена цель: повысить «долю электричества, производимого на основе ВИЭ, в общем потреблении электроэнергии до: 40-45% к 2025 г; 55-60% к 2035 г; минимум 80% к 2050 г». Оставшиеся 20% будут производиться в режиме комбинированной генерации на основе природного газа и (не исключено) угля. С учетом прогнозов развития потребления энергии объемы газа, сжигаемого в электроэнергетике к 2050 г будут меньше, чем сегодня (<10 bcm).2) В производстве тепла объем используемого природного газа будет медленно, но верно снижаться.

Падает роль природного газа в отоплении новых жилищ:

Да, мы видим, что растет не только доля тепловых насосов (зеленый цвет), но и центрального отопления (синий цвет), где также частично используется природный газ. Но, поскольку при централизованном производстве тепла в большинстве случаев используют режим комбинированной генерации, удельный расход топлива все равно снижается.

При этом основным здесь является не столько количество новых объектов, сколько их качество, энергетические характеристики. Вводимые сегодня дома потребляют в несколько раз меньше энергии на единицу площади, чем, скажем, в 2000 г.

В Европе действует Директива об энергетической эффективности зданий № 2010/31/EU (EPBD), в соответствии с которой с 2021 г все новые здания (административные – с 2019) должны быть постройками с «почти нулевым потреблением энергии» (nearly zero energy buildings). На сегодняшний день создано уже множество примеров подобного жилья, которому, разумеется, никакой газ не нужен.

К 2050 году весь фонд недвижимости Германии должен стать «почти климатически нейтральным». Это означает, что нынешние основные потребители природного газа (домашние хозяйства) перестанут быть таковыми.

Следует также напомнить, что в Германии зафиксирована еще одна официальная цель: снизить выбросы парниковых газов на 80-95% к 2050 г.Craig Morris, автор замечательного блога, посвященного немецкому энергетическому повороту, приводит график-расчет потребления энергии в Германии для случая снижения выбросов на 85%:Здесь видно, что доля угля и «мирного атома» падает до нуля, а потребление природного газа – до 1616 петаджоулей, что чуть больше половины потребления 2016 г.

Подведем итоги..

altyn73.livejournal.com

битва за газ в Европе

Премьер-министр Италии Маттео Ренци не раз довольно резко высказывался относительно европейской экономической политики канцлера Германии Ангелы Меркель.

Гибкость, объединение банков и управление еврозоной – это основные вопросы, по которым возникает несогласие между лидерами двух стран.

Ренци заявляет, что Европе необходимо отойти от мер жесткой экономии и сосредоточиться на экономическом росте. А Меркель продолжает настаивать на том, что бюджетная дисциплина – это ключ к восстановлению.

Среди инструментов, которыми пользуется Ренци, чтобы продавить свою позицию, вопрос о строительстве газопровода "Северный поток-2", по которому российский газ должен поставляться из России по дну Балтийского моря в Германию. Этот вопрос все больше привлекает внимание журналистов из разных стран.

Италия выступает против реализации этого проекта, в то время как Москва и Берлин поддерживают его строительство. Однако возражения Ренци направлены скорее на Германию, чем на Россию.

Скрытые амбиции Италии

С точки зрения итальянского премьера, "Северный поток-2" несовместим с нормами Третьего энергопакета ЕС, который регулирует энергетический рынок и конкуренцию в Европе.

Новый газопровод идет вразрез с правилами, установленными в Брюсселе, однако итальянская критика проекта также связана с национальными интересами страны.

"Италия стремится стать большим европейским газораспределительным хабом, поэтому она боится, что из-за строительства "Северного потока-2" Германия перехватит эту роль у Италии", - говорит Николо Россетто, эксперт по вопросам энергетики в Институте международных политических исследований (Institute for International Political Studies, ISPI).

Если говорить об импорте газа, то в Италии очень разветвленная система. Власти страны инвестируют много средств, чтобы построить точки входа для газа, который будет импортироваться из России, Нидерландов, Алжира и Ливии, а затем перенаправляться в Центральную и Северную Европу.

Среди этих интерконнекторов – хаб в Тарвизио, куда поступает российский газ по трубопроводу, который идет по территории Украины и нарастил мощности и свою стратегическую роль за последние несколько лет.

Это было связано со снижением поставок из Ливии, на территории которой идет гражданская война, и Алжира, которому необходима модернизация инфраструктуры.

В период с 2013 по 2016 гг. Италия импортировала через хаб в Тарвизио от 26 млрд до 30 млрд куб. м газа в год из всего объема импорта в 55–61 млрд куб. м в год за тот же период.

Так как "Северный поток" и "Северный поток-2" снижают роль Украины как транзитера, который традиционно связывал Россию с европейскими потребителями, то Италия рассматривает эти проекты как факторы, которые препятствуют стране стать европейским газораспределительным хабом.

Италия и страны V4

Италия и страны V4 (Венгрия, Польша, Словакия, Чехия) разделяют аналогичные взгляды на "Северный поток-2".

Эти страны выступают против проекта, который, по их мнению, не соответствует правилам Третьего энергопакета.

В середине декабря 2015 г. страны V4 выразили свою единую позицию по проекту, потребовав от Еврокомиссии обеспечения полного соответствия новой инфраструктуры с законодательством ЕС.

Эти страны в своей критике проекта указывают на его бесполезность.

"Учитывая текущий спрос на природный газ в Европе, который снизился во время экономического кризиса, нет необходимости строить новую инфраструктуру в дополнение к уже существующей", - подчеркивает Россетто.

Тем не менее российский "Газпром" отмечает, что строительство "Северного потока-2" необходимо, в связи с тем что в Северной Европе снижается добыча природного газа.

Как и в случае с Италией, "Северный поток-2" идет вразрез с национальными интересами стран V4.

Венгрия и Словакия, например, не хотят терять преимущества, которые связаны с газопроводами, проходящими через территорию Украины.

А для Варшавы "Северный поток-2" – это мощный удар по стратегической роли Украины, который делает Центральную Европу зависимой от России.

Если говорить об Италии, то ее возражения скорее направлены на Германию, а не на Россию.

В этом отношении Ренци также высказывает критику в адрес канцлера Германии, что ведение бизнеса с Москвой в настоящий момент нечестно. Ренци отмечает, что это связано с тем, что многие европейские страны испытали негативный эффект от санкций против России, которые негативно сказались на сельскохозяйственном секторе Европы.

Другими словами, Италия рассматривает балтийский газопровод как возможность для Германии обойти европейское эмбарго, которое Италия хотела бы отменить.

Итальянское бизнес-сообщество оказывает давление по этому вопросу, жалуясь на падение экспорта в Россию (по сравнению с 2013 г. 10 млрд евро были потеряны в объеме товарообмена между Россией и Италией).

Несмотря на то что Ренци понимает, что этого невозможно добиться сейчас, он по-прежнему просит Брюссель провести серьезную политическую дискуссию по этому вопросу.

Позицию Италии могут поддержать две страны – Венгрия и Словакия, которые не уверены относительно ситуации, в которой оказался бизнес, который не имеет возможности работать с Москвой.

Однако не согласна с Италией Польша, которая готова принять экономические последствия эмбарго против России, лишь бы заблокировать любое влияние России.

В Италии же Россию воспринимают как важного стратегического партнера, а не стратегическую угрозу.

Если суммировать все вышесказанное, то можно отметить тот факт, что Италия и страны V4 едины в своей позиции по отношению к проекту "Северный поток-2" на техническом и юридическом уровнях, однако если говорить о политической ситуации, которая затрагивает Украину, то здесь есть некоторые расхождения.

За и против: на чьей стороне Италия?

Аналитики полагают, что Италия хочет заблокировать "Северный поток-2" в отместку за экономические последствия, с которыми она столкнулась в связи с отменой "Южного потока", по которому предполагалось транспортировать российский газ в Вену через Черное море и Балканы.

Eni, крупнейшая итальянская энергетическая компания, была одним из партнеров консорциума, созданного для строительства газопровода.

После отмены этого проекта многие сделки были отменены, среди них - контракты Saipem, компании, владельцем которой является Eni и которая специализируется на строительстве инфраструктуры. В настоящий момент компания переживает серьезный финансовый кризис.

Итальянская пресса сообщала о телефонном разговоре Ренци с Путиным, в котором российский президент предложил Saipem некоторые контракты в рамках проекта "Северный поток-2" в качестве некой формы компенсации.

В целом Италия постоянно подчеркивает, что "Северный поток-2" противоречит Третьему энергопакету и, следовательно, общеевропейскому благу, однако совершенно очевидно, что страна прежде всего преследует свои национальные интересы.

Рим поддерживал проект "Южный поток", который противоречил Третьему энергопакету.

В то же самое время страна в настоящий момент вовлечена в разработку Трансатлантического газопровода (TAP), по которому газ будет поставляться из Азербайджана в Италию и который включен в план Брюсселя по диверсификации импорта газа в Европу.

В целом Италия продолжает поддерживать политику Брюсселя по диверсификации импорта газа и созданию европейского энергетического рынка. При этом Ренци не забывает и о национальных интересах.

Поэтому Ренци выражает несогласие с лидерами других стран по ряду вопросов, таких как кризис мигрантов или "Северный поток-2". При этом у Италии и Германии похожий подход к России, несмотря на то что Ренци не поддерживает санкции, в отличие от Меркель.

Если говорить о Германии, то Меркель не видит противоречия между эмбарго против России и строительством "Северного потока-2", так как она смотрит на этот проект как на частный проект, а не как что-то, что продвигается правительством Германии.

"Северный поток-2" и Третий энергопакет

"Северный поток-2" как таковой не противоречит нормам Третьего энергопакета, - отмечает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов. - Споры скорее ведутся по поводу газотранспортной инфраструктуры, которая встретит газ на территории ЕС".

Действующий "Северный поток" доходит по дну Балтийского моря до немецкого города Грайсфальд, откуда газ поступает в газопроводы OPAL и NEL.

NEL получил исключение из норм Третьего энергопакета, а OPAL – нет, напоминает аналитик.

Поэтом 18 млрд куб. м из 36 млрд куб. м в нем резервируются для неких иных поставщиков, которым могут понадобиться эти газотранспортные мощности.

На практике, полагает аналитик, никаких других поставщиков в регионе нет, и быть их не может:

"Хотя, как я понимаю, благодаря развитию биржевой торговли газом "Газпрому" с 2015 г. удается обходить эти ограничения, так как часть поставляемого по "Северному потоку" голубого топлива покупается на бирже и формально уже не является газпромовской".

Фролов также считает, что Италии следовало бы активнее лоббировать "Южный поток", тогда не возникло бы нынешней ситуации:

"Нужно понимать, что "Газпром" и его европейские партнеры вынуждены строить обходные газотранспортные маршруты, так как техническая и политическая надежность (точнее ее отсутствие) украинского коридора уже ни у кого не вызывает никаких сомнений. "Северный поток", "Южный поток" и другие проекты - это не прихоть, а необходимость".

Сегодня России и европейскому бизнесу дешевле и проще построить новую трубу, чем дождаться ремонта и модернизации украинской газотранспортной системы, считает аналитик. Если бы "Южный поток" был реализован, то Италия стала бы мощным газовым хабом, отмечает он.

"С другой стороны, если у Италии не хватило политической воли и влияния отстоять свои интересы при реализации "Южного потока", какие могут быть у нее шансы противостоять "Северному потоку-2"? - считает он.

Источник

nk.org.ua

Power to Gas: немцы делают газ из ветра | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW

Бизнес-идея гениально проста: с помощью давно известной технологии направлять излишки электричества на производство газа, а затем закачивать его в уже имеющуюся разветвленную систему трубопроводов и подземных хранилищ. Родилась эта идея, получившая название Power to Gas, в 2008-2009 годах в Германии и пока практически только здесь и реализуется.

На пути к промышленному применению

На то имеются две причины. С одной стороны, именно Германия уже сейчас регулярно сталкивается с проблемой перепроизводства электроэнергии. Ведь число ветрогенераторов и солнечных батарей благодаря активной господдержке стремительно увеличивается, а ветер дует и солнце светит даже тогда, когда потребление электроэнергии низкое, например, по выходным. Поэтому растет спрос на технологии накопления "зеленого электричества". С другой стороны, мало у кого в Европе так развита газовая инфраструктура, как у немцев.

Отправной точкой бизнес-концепции является описанный в любом учебнике метод электролиза. В лабораторных условиях его использование позволяет без большого труда получать из обычной воды водород, который затем можно превращать в метан. Проблема только в том, что применять эту простую схему в промышленных масштабах из-за низкого коэффициента полезного действия (КПД) пока не выгодно. Пока.

Схема превращения ветряной и солнечной энергии в природный газ

Однако над решением проблемы в разных уголках Германии вместе с учеными крупных вузов ФРГ уже трудятся эксперты ведущих немецких энергетических и технологических компаний. 18 июня представители этого нового направления возобновляемой энергетики участвовали в Берлине в своей второй общегерманской конференции. Она прошла под весьма показательным девизом "Системное решение на пути к промышленному применению".

Два десятка проектов

Конференция была организована полугосударственным Немецким энергетическим агентством (DENA), глава которого Штефан Колер (Stephan Kohler) охарактеризовал Power to Gas так: "Это инновационное системное решение, в котором мы в данный момент пока экономически особо не нуждаемся, но которое должно быть готово к тому времени, когда оно реально понадобится".

На второй годовой конференции Power to Gas в Берлине шла оживленная дискуссия

Указав на планы правительства Германии по ускоренному развитию возобновляемой энергетики, Штефан Колер высказал предположение, что потребность в такой системе накопления энергии возникнет уже в начале следующего десятилетия. Поэтому он выдвинул цель: к 2022 году довести мощность установок, работающих по принципу Power to Gas, до 1000 мегаватт (МВт). Это сопоставимо с мощностью атомной электростанции.

В настоящее время, сообщил Колер, в Германии уже действуют 9 установок, 3 строятся, еще 10 - проектируются. Мощность этих промышленных или опытно-промышленных установок составляет от 100 КВт до 6 МВт. Старейшая в Германии и, соответственно, в мире находится в местечке Пренцлау, что к северу от Берлина, и вошла она в строй осенью 2011 года.

Первая в мире "гибридная электростанция"

"Гибридная электростанция" фирмы ENERTRAG состоит из трех ветрогенераторов мощностью по 2 МВт, которые поставляют электроэнергию в обычную сеть, и биогазовой установки. На излишках, возникающих при сильном ветре, работает электролизер. Получаемый с его помощью водород частично идет в Берлин на заправочную станцию для водородных автомобилей, а частично накапливается. При необходимости его смешивают с биогазом и направляют в две собственные ТЭЦ, которые производят как электричество, так и тепло для окрестных населенных пунктов.

Вернер Дивальд рассказывает об опыте первой в мире "гибридной электростанции"

"Философия нашей компании, созданной в 1998 году, состоит в том, чтобы генерировать электроэнергию исключительно из возобновляемых источников", - пояснил корреспонденту DW Вернер Дивальд (Werner Diwald), член правления ENERTRAG. В ближайших планах этой средней по немецким меркам фирмы - установить ветряки рядом с новым берлинским аэропортом и открыть там заправочную станцию для автомобилей, работающих на электричестве или водороде. Иными словами, на подходе - новый проект по схеме Power to Gas.

Однако этой бизнес-идеей заинтересовались в Германии не только молодые фирмы, вдохновленные экологической тематикой, но и такой гигант, как E.on. Крупнейшая энергетическая компания страны за несколько дней до конференции, 13 июня, объявила, что ее опытно-промышленная установка в Фалькенхагене, городке между Берлином и Гамбургом, впервые закачала в газотранспортную сеть полученный методом электролиза водород.

Пилотные установки E.on

"Действующие в Германии нормы разрешают примешивать к природному газу до 10 процентов водорода. Мы решили начать с 2 процентов", - пояснил DW руководитель проекта Рене Шооф (René Schoof). По его словам, в данный момент установку мощностью в 2 Мвт тестируют и отлаживают, чтобы в конце августа официально сдать в эксплуатацию.

Понятно, что компания с годовым оборотом в 132 миллиарда евро соорудила эту установку не в расчете на быструю финансовую отдачу. "Об экономическом эффекте я пока ничего сказать не могу. Задача нашего трехлетнего пилотного проекта в том и состоит, чтобы в условиях реального производства на практике изучить всевозможные технические, рыночные и правовые аспекты", - рассказал Рене Шооф.

Одновременно E.onзапускает еще один проект. 24 июня под Гамбургом начнется строительство установки, на которой с лета 2014 года будет отрабатываться принципиально новое, куда более компактное оборудование для электролиза.

На вопрос, не пытается ли тем самым E.onосвоить новый источник газа в качестве альтернативы, к примеру, поставкам из России, Рене Шооф ответил решительным "нет": "Мы рассматриваем эту технологию как способ накапливания избыточной электроэнергии, полученной из возобновляемых источников, а не как часть нашего газового бизнеса. Это не конкуренция классическому природному газу".

Действительно, ни о каком импортозамещении на конференции в Берлине и речи не было. Power to Gas воспринимается всеми (во всяком случае, в данный момент) исключительно как составная часть "зеленой энергетики". Но что будет, если бизнес-идея оправдает связанные с ней ожидания? С одной стороны, вся газовая отрасль в Германии наверняка получит дополнительный импульс для своего развития. С другой стороны, немцы обретут новый собственный источник газа. Причем "месторождение" это окажется возобновляемым.

www.dw.com

Сколько газа нужно Германии? - iv_g

«Expert Online» / 26 июл 2011Позволим себе утверждать, что в период до 2020–2022 годов потребление газа в Германии просто не может не вырасти, и объясним, по каким причинам.

Причина первая вполне естественно касается закрытия в Германии атомных станций. Немецкое правительство пытается делать вид, что планировало такую стратегию заранее, вот только закрыть АЭС предполагалось чуть позже — к 2025 году, а не до 2022-го. Возьмем данные по производству электроэнергии в Германии в 2010 году: объем производства электроэнергии на атомных станциях сегодня примерно равен объему электроэнергии, произведенной из 35 млрд кубометров газа. Значит, именно такой объем генерации сейчас выбывает. Какая разница, планировали вы это или не планировали, — этот объем вам все равно придется как-то компенсировать. Иными словами, Германии потребуется найти альтернативный объем энергии, равный потреблению 35 млрд кубов газа. И где же Берлин найдет этот объем? Допустим, на помощь придет уголь. Но сейчас в Европе еще громче стали голоса сторонников теории глобального потепления, поборников ограничения выбросов парниковых газов, поэтому уголь с точки зрения экологии как альтернатива не годится.

Можно попытаться заместить выбывающий объем ветряной энергетикой. Это вариант интересный. В Германии производство альтернативной энергетики без гидроэнергетики растет и так очень приличными темпами. В 2010 году производство возобновляемой энергетики выросло в Германии на 10%. В газовом эквиваленте современные мощности ветряков, солнечных батарей и прочих «зеленых» станций равны примерно 21 млрд кубометров газа. Это приличный объем!

Но возникает вопрос: способна ли Германия расти на 10% в год по возобновляемой энергетике? Думаю, что не способна, потому что альтернативная энергетика до сих пор остается дотационной, убыточной. Пока она не выдерживает конкуренции с ископаемым топливом. В ситуации, когда спасение Греции, а в перспективе и Испании, возложено на экономический локомотив Европейского союза — Германию, — способна ли она будет столь же большие деньги субсидировать на возобновляемую энергетику? Скорее всего, вопрос будет примерно так и звучать: ветряные станции или Греция? Если у вас ограниченные ресурсы, вы не сможете сделать несколько дел разом. А Грецию, видимо, придется спасать именно Германии, хочется этого Берлину или нет.

Конечно же, ветряная энергетика будет расти и впредь, но если вы не хотите атомную энергетику переводить на газ, значит, где-то вам надо найти альтернативу 35 млрд кубометрам газа. Ветряная энергетика сегодня производит альтернативу 21 млрд, но надо еще 35! Значит, за десять лет предстоит фактически в 2,5 раза увеличить производство энергии на ветряных станциях. Хорошо, когда вы растете с нуля, а когда вы уже достигли какой-то серьезной величины, дальше прирост будет не такой существенный — это что касаемо идеи Меркель о том, что Германия будет заниматься энергоэффективностью. В Германии уже фантастические успехи по энергоэффективности, и понятно, что дальше прирост будет крайне невысокий.

К тому же собственная добыча газа в Германии составила в 2010 году 10,6 млрд кубов, причем этот показатель постоянно падает (так, в 2000 году в Германии добывали 16,9 млрд кубов). Значит, даже при сохранении уровня потребления импорт будет расти — потому что добыча будет и дальше сокращаться.

В итоге при любом раскладе спрос на газ в Германии будет расти, других вариантов нет. Вопрос в том, на чей газ он будет расти.

Давайте посмотрим на структуру импорта в 2010 году. По данным ВР, из России, от своего ведущего поставщика, Германия получила чуть менее 35 млрд кубов, из Норвегии — чуть более 30. На третьем месте по поставкам газа в Германию находятся Нидерланды с объемом чуть менее 25 млрд кубов. Норвегия и Голландия — это очень интересный момент, потому что в Голландии будет с газом происходить то же самое, что в Великобритании. Кстати, Британия — четвертый поставщик по размерам поставок: чуть менее 3 млрд кубов. Так вот в Великобритании мы наблюдали, что из-за нехватки запасов добыча начала обваливаться очень резко. Вот то же самое будет в Нидерландах в ближайшие годы, и 25 млрд кубов поставок окажутся под вопросом. Не исключено, что в Норвегии, в стране, которая очень быстро наращивает производство газа, как раз к концу следующего десятилетия начнется падение производства. Поэтому даже сохранение нынешних почти 60 млрд кубов поставок (Норвегия + Нидерланды + Великобритания) окажется к 2020 году под большим вопросом.(падение добычи в Норвегии весьма сомнительно - iv_g)

Ясно совершенно, что традиционные поставщики газа в Германию справляться с этим объемом уже не будут. Может быть, Ангеле Меркель по политическим причинам не хотелось говорить о росте кооперации с Россией, понятно, что она пытается определенным образом ориентироваться на США, что, в общем-то, вполне понятно. Но цифры говорят о том, что, хочешь ты этого или не хочешь, объективно и спрос на газ в Германии растет и расти будет, да и найти дополнительный нероссийский газ Берлину сегодня будет очень сложно.

Ситуация для Германии не такая уж и благополучная, и здесь обойтись ветряками, солнечными батареями и энергоэффективностью будет очень сложно.http://expert.ru/2011/07/26/tak-skolko-gaza-nuzhno-germanii/

iv-g.livejournal.com


Смотрите также