Памятник Гитлеру: действительность и фейк-новости. Памятники гитлеру в германии


Памятник Гитлеру: действительность и фейк-новости

Личность Адольфа Гитлера не нуждается в представлении – весь мир знает о несмываемом преступлении фашистского лидера. Однако естественен вопрос: «Осталось ли что-то, напоминающее о нем?»

Существовали ли памятники Гитлеру в Германии?

На сегодня памятников лидеру фашистского государства на территории Германии и Австрии не существует. Неверно предположить, что они все были разрушены – их просто не было. Адольф Гитлер не был озабочен личной славой – его больше беспокоила слава своей нации, во имя которой он и творил все свои бесчеловечные деяния.

Что касается малых скульптурных форм, то в свое время бюсты фашистского вождя украшали немецкие дома и госучреждения. Сейчас, конечно, они или утилизированы, или скрыты определенными ценителями от посторонних глаз. По старым фото можно сделать вывод о том, что Олимпийский имперский стадион во время расцвета фашизма украшала голова нацистского политика, выполненная скульптором Тораком, – тоже в какой-то мере памятник Адольфу Гитлеру.

Пивная в городе Мюнхене, где начался путч Гитлера и Людендорфа (известный как "пивной путч") в 1923 году также лишилась мемориальной доски, извещающей об этом событии. По словам туристов, даже гиды, рассказывая об этом месте, стараются не акцентировать на нем внимание.

Памятные места, связанные с Гитлером

Если общедоступный памятник Гитлеру невозможно сыскать, то места, про которые можно сказать: "здесь был Гитлер", остались, и большинство из них открыты для туристов. Надо отметить, что Австрия и Германия активно противодействуют тому, чтобы эти локации превратились в мемориалы памяти мирового преступника.

Итак, перечислим эти места:

  1. Австрийский город Браунау-на-Инне. Здесь сохранился дом, в котором родился Адольф Гитлер. Однако его семье здание не принадлежало – они только снимали там комнату. Сегодня здание находится в собственности наследников первоначальных владельцев, но пустует. Многим известно заявление депутата Госдумы Ф. Кунцевича, который хотел собрать 2,2 млн евро для покупки этого дома, дабы стереть его с лица земли впоследствии. Но член "Единой России" погорячился – со зданием нельзя поступить подобным образом, т. к. оно является памятником архитектуры XVII века. Перед домом стоит мемориальный камень с каменоломни концлагеря в Маутхаузене "Нет фашизму. В память о погибших".
  2. В городе Пассау находятся два дома, где жила семья Гитлеров. В одном из них в 1930-х годах был организован музей фюрера – на сегодня от него осталась лишь гостевая книга.
  3. Линц, Ламбах, Хафельд, Штайр – сохранился монастырь, где Гитлер, по легенде, впервые увидел свастику, дома, где он жил, его школа (Фишхалм) – возле нее установлена табличка, сообщающая, что в ней учился человек, который принес смерть миллионам безвинных жертв.
  4. Леондинг – могилы отца и матери нацистского вождя. С них сняты надгробия, дабы не допустить паломничества неонацистов, но останки умерших не эксгумированы.
  5. Вена – дома, в которых жил Гитлер, решивший попробовать себя в роли живописца, до сих пор целы и в них можно снять помещения. Но с нацистом сейчас их никто не связывает.
  6. Мюнхен – сохранились дома на Тирштрассе, Шляйсхаймерштрассе, 54, а также апартаменты на площади Принцрегентенплатц – по последнему адресу располагается сейчас отделение полиции.
  7. Баварские Альпы, резиденция Гитлера "Орлиное гнездо" ("Кельштайнхаус") – здание переделано под гостиницу. Именно там снимался российский фильм о злодеяниях фюрера "Молох".

Возведены ли памятники Гитлеру в современности?

В 2010 году в новостях промелькнула заметка, что активисты украинской организации ЕНОТ собираются установить в Запорожье первый памятник Гитлеру – единственному экологически сознательному лидеру (как известно, фюрер выступал за ЗОЖ). Адептам сообщества даже удалось собрать некоторую сумму для воплощения идеи, но на этом дело и закончилось.

В 2012 году была актуальна новость, что в Польше был возведен памятник Гитлеру. Фото и более конкретные свидетельства говорят о том, что покаянная коленопреклоненная фигура фюрера – это лишь часть экспозиции итальянского скульптора М. Кателлана. По замыслу автора, ее можно увидеть через дырку в стене – статуя при этом стоит спиной к зрителю.

Новости-фейки

На ресурсах альтернативной истории и новостей можно найти информацию про памятник Гитлеру, однако все они являются фейками:

  1. Ресурс альтернативной истории Fandom заявляет, что после смерти Гитлеру были установлены памятники в Рансхофене и Берлине, а один из них до сих пор можно увидеть на родине фюрера.
  2. Ресурс "Цензор.НЕТ" в 2016 году сообщал, что в Санкт-Петербурге на Малой Конюшенной улице намечается открытие памятника главному нацисту.

Памятник Гитлеру – это табу для современного мира. Установка каких-либо мемориалов, прославляющих человека, ставшего виной страшной гибели миллионов жертв, – это признак неминуемого разложения гуманного общества.

fb.ru

Зенитные башни Люфтваффе — несокрушимые «памятники» Гитлеру

Мы вот-вот отметим 67-летие Победы над нацизмом, а они еще век простоят и нас с вами переживут. Хотя назвать их существование жизнью — значит сильно польстить. Изначально возведенные ради севооборота смерти, жуткие зенитные башни Люфтваффе — мертвее своего создателя, в отличие от коего эти монструозные сооружения никак нельзя сжечь или взорвать, а пепел развеять по ветру… Но — давайте обо всем по порядку.

В 1940 году некто Адольф Гитлер был зол не на шутку. Фюрера чуть не разорвал от гнева на клочки тот факт, что британская военная авиация очень славно похулиганила в небе над Берлином. Гитлер решил, что неплохо было бы усилить мощь и защиту германской столицы при помощи трех гигантских башен для зенитных орудий, бьющих на 14 километров. И они были построены в считанные шесть месяцев. Другие города Рейха последовали столичной «моде», вот и получилось, что даже сегодня эти монстры из стали и бетона как бы разбавляют своей мрачностью мирные цветастые ландшафты Германии и Австрии. Стерегут небо от никого. И их почти никто не любит.

Ныне глядящему на эти необычные твердыни разрешается пожать плечами и спросить: «Зачем так серьезно?». Ответом будет то, что в свое время зенитные башни, построенные по приказу Гитлера, проектировались так, чтобы выдержать авианалет любой мощности. Не зря эти башни считались практически неуязвимыми и всего трех их было довольно, чтобы защитить от крылатого врага весь Берлин. А находиться внутри бетонного бункера означало чувствовать себя в полной безопасности. Тысячи немцев в часы авианалетов именно так и поступали.

Тем не менее, в финале Войны все три берлинские башни получили значительные повреждения. Та, что стояла в зоопарке столицы, была взорвана из-под земли, а затем методично демонтирована британскими оккупационными войсками. Вторая впоследствии получила фольклорное название «Гора мусора», третья — открыта в наши дни для посещения туристами.

С двумя зенитными башнями Гамбурга поступили мягче. В одной из них ныне расположен музыкальный концертный клуб, школа и магазин, в другой — проводится эксперимент по вертикальному озеленению и превращению в элемент живой природы.

Интересная судьба постигла одну из зенитных башен Люфтваффе на территории Вены. Сегодня в ней открыт городской аквариум, где живет и радует публику полтысячи видов водных животных, в том числе акулы, пираньи и крупные черепахи. На одном из этажей башни в условиях искусственного климата создан участок тропического леса с разноцветными птичками и свободно прыгающими с ветки на ветку обезьянами.

На крыше башни расположена смотровая площадка, откуда открывается чудесный вид на столицу Австрии.

Еще две венских башни используются для размещения антенн сотовой связи, а их помещения и фасады облюбовали тысячи помойных голубей.

И еще восемь зенитных башен Люфтваффе планировалось построить на родине режима, в Мюнхене, но гитлеровцы не успели это сделать. И за то слава богу, хотя он тут не при чем.

neobychno.com

Памятники Германии | Читальный зал | DW

Сегодня мы познакомим вас с книгой «Страна помнит», вышедшей в мюнхенском издательстве «C. H. Beck». Она рассказывает о памятникам, монументах, мемориальных комплексах Германии. Написал её историк и политолог Ульрих Шлие, который сейчас является профессором известного французского Института политических наук в Париже. Уже из одного этого факта можно легко догадаться, что книга «Страна вспоминает» – вовсе не путеводитель по немецким памятникам. Автор рассказывает о том, что собственно символизируют те или иные монументы (причём, не только широко известные), почему они были созданы, какое место занимают в сегодняшней Германии.

Но что такое вообще памятники? Ульрих Шлие приводит любопытное и остроумное определение, которое дал в одном из своих философских трактатов немецкий мыслитель 18–го века и предшественник Канта Йоганн Мартин Хладениус. «Памятник, – писал он, – есть вещь, каковая заставляет детей спрашивать родителей о причинных связях и значении исторических событий». Но именно потому, что памятники являются зримой, материализованной историей, её зеркалом, у немцев, по мнению Ульриха Шлие, столь неоднозначное отношение ко многим из них.

Если во Франции никто не сомневается в том, что нужно почитать Жанну Д’Арк и можно восхищаться Людовиком Четырнадцатым, а англичане спокойно празднуют разгром испанской Армады в 1588 году, то немцы бесконечно спорят чуть ли не о всех своих крупных исторических фигурах. Для протестантов Мартин Лютер – символ духовной свободы, борец против авторитарности и косности, для значительной части католиков – чуть ли не еретик, повинный в конфессиональном расколе страны, который позже привёл и к политическому её расколу. Для одних немцев Бисмарк – выдающийся политический деятель, мудрый державник и государственник, для других – ультра–консервативный милитарист и националист, душивший свободу в Европе. Прусский король Фридрих Великий – только для части немцев действительно «великий», а для других – воинственный деспот, насаждавший муштру и палочную дисциплину. Резкое различие в оценках было ещё больше усугублено разделом Германии после Второй мировой войны. Споры о том, следует ли сносить, например, многочисленные памятники Марксу и Энгельсу, не утихают до сих пор. «Если говорить об исторических фигурах, то немцы сходятся разве что в полном отрицании некоторых из них, – замечает Ульрих Шлие, – будь то Гитлер или Эрих Хонеккер». Какими же критериями руководствовался автор в выборе памятников, о которых пишет в своей книге?

«Разумеется, любые критерии можно оспорить. Однако если речь идёт о немецкой истории, то выбрать какие–то образцы достаточно просто. Есть определённые канонические памятники, которые известны каждому ребёнку: триумфальная колонна в Берлине, кёльнский собор, рейхстаг, Валгалла... Но моя книга – ни в коем случае не «хит–парад» монументов. Я рассказываю и о менее известных, и даже о тех, которые не сохранились, – о гитлеровской рейхсканцелярии, например. Главное – та символическая роль, которую эти памятники сыграли и отчасти играют до сих пор в немецкой истории».

А чем немецкие памятники отличаются, например, от французских?

«В характере немецких памятников особенно ярко проявились перипетии немецкой истории. Они рассказывают о взлётах и падениях, о трудностях на пути создания нации. Немецкое национальное государство было запоздавшим. Оно сформировалось поздно, лишь во второй половине 19–го века, и прожило немного: с 1871–го года до своего бесславного поражения в мае 45–го. История Германии – это история перепадов, переломов, история несбывшихся надежд, неисполненных ожиданий, хотя есть в ней и такие страницы, как подаренное воссоединение. Вот в чём особенность нашей истории (а следовательно, и наших памятников). Если сравнивать с Францией, с Великобританией, то там – более гомогенная картина. Они ровнее, последовательнее формировались как национальные государства и однозначнее оценивают свою историю».

Ну а о каких же конкретно памятниках рассказывает в своей книге Ульрих Шлие? О некоторых мы уже упомянули. Остановимся подробнее на Валгалле. Это – пантеон, выстроенный в 1830–42 годах на высоком берегу Дуная в Баварии, под городом Регенсбургом. В нордической мифологии Валгалла или Вальхалла – дворец бога Одина, в который попадают павшие в битве воины. Валгалла немецкая построена в виде дорического храма, почти в точности копирую Парфенон. В одном крыле представлена битва в Тевтонском лесу, где германский князь Арминиус разгромил в девятом веке римские легионы, в другом – эпизоды войны с Наполеоном. Внутри пантеона стоят несколько сотен бюстов выдающихся европейцев, которые, по замысла баварского короля Людвига, должны были представлять собою галерею духовных предтечей немецкой нации. Есть там, между прочим, и бюст русской императрицы Екатерины Второй.

К войне с Наполеоном имеет самое прямое отношение и другой известный немецкий монумент – так называемый «Памятник битве народов» в Лейпциге. Он поставлен в честь решающего сражения прусских, австрийских, российских и шведских войск с французами в октябре 1813–го года под Лейпцигом. В течение трёх дней здесь было убито более ста тысяч солдат. Потери русских – свыше 22 тысяч. Этот монумент вовсе не производит воинственного впечатления, скорее наоборот. Это – мемориал, посвящённый памяти павших. Триумфальная колонна (или, если переводить дословно её название, «Колонна победы») в Берлине – памятник совершенно другого рода. Он был построен в шестидесятых–семидесятых годах 19–го века в честь военных побед Пруссии, которые способствовали созданию национального немецкого государства. Колонна украшена пушками, захваченными у неприятеля, и поднимается на высоту почти семидесяти метров. Она увенчана фигурой богини Победы, которую острые на язык берлинцы называют «позолоченной Эльзой». Колонна пережила две мировые войны и две попытки террористов взорвать её (в 21–м и 91–м годах).

А вот новая рейхсканцелярия, которой так гордились в своё время нацисты, не сохранилась. Во времена Гитлера памятниками, которые должны были увековечить величие «тысячелетнего рейха», были, собственно, не памятники в первоначальном смысле, то есть не статуи или скульптурные группы, а архитектурные комплексы: дворцы, городские кварталы, стадионы… И даже целый город был в проекте: на месте прежнего Берлина (по крайней мере, его центра) должна была возникнуть новая столица под названием «Германия». Разумеется, статуи Гитлера в «третьем рейхе» тоже ставили, и пантеон «мучеников» нацистского движения построили, но всё же главными памятниками эпохе стали Дворец немецкого искусства в Мюнхене, олимпийский стадион и рейхсканцелярия в Берлине, центр проведения партийных съездов в Нюрнберге…

Почему именно архитектуре предназначалось стать материальным воплощением идей национал–социализма? Для Ленина «важнейшим из искусств» было кино. А вот вожди «третьего рейха» считали, что пропагандистские фильмы – дело второстепенное, и таковых в гитлеровской Германии действительно снимали очень мало: почти исключительно только развлекательные. Гитлер предпочитал архитектуру, точнее – монументальную архитектуру. Именно она должна была подчеркнуть грандиозность, величие и мощь «новой Германии». Была тут и субъективная причина. «Фюрер» был неудавшимся художником, не принятым когда–то из–за недостатка таланта в венскую Академию художеств. Сам он, разумеется, считал себя талантливым и кокетливо говорил иногда, что если бы жизнь сложилась по–другому, он бы, наверняка, стал хорошим и знаменитым архитектором. Гитлер лично рисовал эскизы рейхсканцелярии и будущей столицы для своего придворного архитектора и любимца Альберта Шпеера. Строительство нового Берлина должно было завершиться к 1950–му году. Чуть ли не весь центр города предполагалось снести, «прорубив» два широких проспекта, пересекавшие Берлин с севера на юг и с запада на восток. В планах было строительство двух огромных вокзалов, триумфальной арки 117–метровой высоты с высеченными на ней именами погибших во время первой мировой войны немцев, здания ратуши, фасад которой должен был протянуться на пол–километра, министерств, нового полицай–президиума, Генерального Штаба, Военной академии и так далее.

Всё это должен был венчать купол колоссального «Большого дворца», в несколько раз превышающего размерами собор Святого Петра в Риме. В этом дворце планировалось разместить оперный театр и три драматических, концертный зал, кинотеатр на две тысячи мест, варьете, отель, несколько ресторанов и кафе, а также крытый плавательный бассейн. Интересно, что в то же самое время в Москве проектировали строительство столь же несоразмерного Дворца Советов, который должна была венчать статуя Ленина. Шпеер вспоминает в своих мемуарах, что Гитлер был страшно раздражён, когда узнал об этом. В Сталине он видел конкурента. К счастью, всё это монументальное безумие – ни гитлеровское, ни сталинское – не удалось реализовать на практике. Но кое–что и в «третьем рейхе», и в СССР всё же построили. В 1938–39 годах в Берлине появилась новая рейсхканцелярия – неоклассический монстр, занимавший целый городской квартал, анфилада зданий и залов с высоченными потолками, мраморными колоннами, гранитными покоями, дубовой мебелью, бронзовыми скульптурами, тевтонской и нацистской символикой. Приходившим на приём к Гитлеру дипломатам приходилось пересекать внутренний двор, затем четыре огромных зала с высоченными потолками и имперскими орлами на стенах. Потом из мраморной галереи распахивались тяжёлые двери красного дерева, и посетитель попадал в кабинет «фюрера» с громадным письменным столом, инкрустированном полуобнажёнными шпагами. Это была подчёркнутая демонстрация силы.

Только руины остались от рейхсканцелярии после мая 45–го года. Но труд четырёх с половиной тысяч рабочих, когда–то возводивших её, всё же не пропал даром. Камни пошли на строительство знаменитого мемориала павшим советским солдатам в Трептов–парке. Конкурс на проект это мемориального комплекса, занимающего площадь в десять гектаров, был объявлен сразу после окончания войны. Его выиграла группа архитекторов, возглавляемая Яковом Белопольским. Он работал вместе со скульптором Вучетичем. Центральное место в их проекте занимает пантеон, увенчанный фигурой советского воина–освободителя с ребёнком, мечом и разбитой свастикой у ног. Гранитные знамёна, скульптура скорбящей матери, рельефные сцены сражений Второй мировой войны и цитаты Сталина на двух языках – русском и немецком – дополняют композицию.

Любопытно, что авторы получили задание возвести мемориальный комплекс к четырёхлетней годовщине Победы – к 9–му мая 49–го года. Сил и средств не жалели. В Трептов–парке работали одновременно до двухсот каменщиков и почти сотня скульпторов. Несмотря на камни рейхсканцелярии, гранита (а его требовалось более четырёх тысяч кубических метров) явно не хватало. Но указание вождя было выполнено, мемориал построили в срок, и авторы получили за него Государственную премию СССР.

В Берлине, кстати говоря, есть и другие памятники павшим советским воинам. Один стоит в Тиргартене (на него также пошёл гранит из разрушенной рейхсканцелярии). Другой – в парке «Шёнхёльцер хайде». Ухаживают за всеми памятниками немцы, их содержание и реставрацию оплачивают городские власти Берлина и правительство ФРГ. В прошлом году только на реконструкцию пантеона и приведение в порядок территорий мемориальных комплексов было выделено почти десять миллионов марок. А реставрация бронзовой фигуры воина–освободителя и других скульптур обойдётся немецкой казне в пятнадцать миллионов евро.

Напрашивается естественный вопрос: почему о мемориале в Трептов–парке столь подробно рассказывает в своей книге Ульрих Шлие? Ведь речь идёт не о немецких памятниках, а о советских…

«Действительно, этот памятник отличается от всех других, описанных в книге. И всё же я рассказал и о нём. Ведь этот мемориал напоминает о том, что Германию и Россию на протяжении многих лет связывали интенсивные, хотя и непростые отношения. Судьбы двух наших стран тесно переплетены, мы то восхищались друг другом, то всерьёз угрожали друг другу. Перипетии немецкой истории невозможно оценивать без истории России и истории Советского Союза. И, в первую очередь, это касается, конечно, Второй мировой войны, разгрома нацистов и особой роли разделённого позже Берлина. Так что мемориал в Трептов–парке, посвящённый погибшим при взятии Берлина советским солдатам, очень даже уместен в книге о немецких памятниках».

www.dw.com

Памятники Третьего рейха или место покаяния...

Этот материал появился на основе моих впечатлений от посещения двух, как мне кажется знаковых мест в окрестностях немецкого города Киль, расположенного на севере Германии. Это два мемориальных комплекса посвященных военным морякам Германии погибшим в Первой и Второй мировых войнах. Я давно задумал посещение этих мест, и так случилось быть здесь именно 8 и 9 мая, можно сказать в священный день для любого русского человека.Сначала о Киле. Этот город расположен по обеим сторонам в устье Кильского залива и является административным центром земли Шлезвиг-Гольштейн. На определённом этапе история позволяет относиться к этому городу как одному из символов военно-морского могущества Германии, которое потом унаследует Вильгельмсхафен. Киль по праву можно считать колыбелью немецкого флота. Именно здесь строились крупнейшие линкоры, крейсера и единственный авианосец Германии. Также в Киле была создана первая флотилия подводных лодок "Веддиген", командующим которой в 1935 году был назначен Карл Дёниц, будущий фюрер подводного флота Германии. Именно здесь К. Дёниц оттачивал мастерство экипажей подводных лодок, постоянно проводя обучение лично в море. Так же здесь будущий гросс-адмирал Кригсмарине разрабатывает групповую тактику применения подводных лодок в составе «волчьих стай», которые чуть позже нанесли катастрофические потери конвоям союзников в Атлантике. Germaniawerft – знаменитая судостроительная кильская верфь во время войны гигантскими темпами пополняет немецкий флот кораблями и лодками. За период с 1935 по 1945 г. со стапелей кильской верфи было спущено на воду 131 подводная лодка. За все это город расплатился сполна - 85% города было стерто с лица земли авиацией союзников. После войны город был отстроен заново, теперь это крупный морской транспортный узел западной Балтики.

Совсем недалеко от Киля, уже на выходе из залива расположен городок Лабое (Laboe). Именно здесь был возведен мемориал, который задумал возвести бывший морской унтер-офицер Wilhelm Lammertz в честь памяти погибших моряков в первой мировой войне, закончившейся для Германии унизительным Версальским миром.                                                                                                                                                                                                               

Идея создания такого памятника тут же была поддержана со стороны Германской военно-морской Ассоциации (Deutcher Marinebund), основанной в 1891 году и действующей по сей день. Мысль о создании мемориала была реализована немецким архитектором из Дюссельдорфа Густавом Августом Мюнцером. 85-и метровый монумент возвели на остатках уничтоженной береговой батареи. Многие считают, что это силуэт рубки подводной лодки, однако в мыслях автора было показать стилизованный язык пламени, соединяющий небо и землю. В 1936 году памятник был открыт. На церемонии открытия присутствовал Гитлер. Здесь он не выступал и впоследствии более не посещал это место, относясь к такому памятнику как элементу китча. Вместо Гитлера речь держал командующий флотом Эрих Редер, подчеркивая, что этот памятник не только о погибших моряках, одновременно это и символ новой возрождающейся и мощной нацисткой Германии.                                      Во время Второй мировой войны памятник уцелел и после подписания капитуляции попал в английскую зону оккупации. Изначально было принято решение уничтожить весь комплекс как элемент фашистской пропаганды, однако потом памятник был признан как не восхваляющим дух агрессии и войны и от этого отказались, решив оставить как мемориал памяти и скорби, погибшим немецким морякам. В 1954 году мемориал официально вернули Ассоциации (Deutcher Marinebund). На этой церемонии присутствовал Отто Кречмер, самый результативный немецкий офицер-подводник Второй мировой войны, будущий президент Германской военно-морской Ассоциации. На счету этого фашистского аса 47 потопленных и 5 поврежденных кораблей. По его инициативе мемориал обретает новое международное мирное значение как памятник не только немецким морякам, а всем погибшим морякам, участвующим в 2-ух мировых войнах, в том числе и союзникам. С 1996 года официальное значение мемориала по инициативе Ассоциации представляется как мемориал для всех кто погиб в море.

Теперь осмотрим залы мемориала. Попадая внутрь внимание сразу привлекает макет корабля «Вerlin». Его появление здесь можно объяснить с позиции несчастливой судьбы этого парохода. Построен он был в 1925 году и как океанский лайнер осуществлял перевозку пассажиров по маршруту Бремерхафен – Нью-Йорк. Время войны потребовало использовать корабль как плавучий госпиталь. В январе 1945 года при эвакуации частей окруженной курляндской группировки из Лиепаи корабль был торпедирован советскими катерами. Судно продолжило движение пока не подорвалось на собственном минном поле и затонуло в Померанской бухте на глубине 18 метров. В 1947 при первой попытке подъема судна опять прогремел взрыв послевоенного фугаса, море не отпускало корабль. Спустя восемь месяцев судно поднимают вторично и уже после этого отводят на капитально-восстановительный ремонт.             А с 1957 года этот корабль поступает в Черноморское морское пароходство под именем «Адмирал Нахимов» где 29 лет обслуживает пассажирские круизы Крымско-Кавказской линии. Что произошло с этим кораблем в 1986 году я, надеюсь, знают все. Если нет – краткое напоминание. 31 августа 1986 года выйдя из Новороссийска в Цемесской бухте в 4-х километрах от берега «Адмирал Нахимов» сталкивается с сухогрузом «Петр Васев». Через восемь минут после столкновения круизный пароход затонул, унеся с собой 423 пассажира. Страшная трагедия не унимается и уже 10 сентября в ходе выполнения работ по поиску и подъему тел погибших на затонувшем судне погибает военный водолаз, 19 сентября чуть не погиб второй. После этого работы были остановлены. На глубине 48 метров 64 человека навсегда остались с кораблем.

Зал памяти. На стенах этого помещения с немецкой педантичностью изображены силуэты всех до единого затонувших и пропавших без вести кораблей. Начиная от линкоров и крейсеров и заканчивая тральщиками и буксирами.                           Одна сторона зала посвящена периоду Первой мировой войны,                                                        противоположная показывает погибшие корабли во Второй мировой.

В этом зале собраны венки и вымпела из многих городов и стран мира. Даже ещё от СССР осталась память.                              

А это один из залов, в котором хранятся знамена военно-морских сил Германии разного периода. Начиная с Прусского флота и далее. Например Кригсмарине (Третий рейх), Бундесмарине (ФРГ) и Фольксмарине (ГДР).                                                                            

Один из экспонатов музея. Судовой колокол тяжелого немецкого крейсера «Адмирал Хиппер», уничтоженного 3 мая 1945 года в доке Киля во время налета британской авиации.                                                                                                                                    

Через длинный и мрачный коридор мы попадаем в нижний (подземный) зал, расположенный под площадью мемориала.                                    

В этом огромном траурном зале почти нет света. В тишине и полумраке на стенах висят памятные доски наиболее известным немецким кораблям, погибшим в морских сражениях - «Бисмарку», «Шарнхорсту», «Адмиралу Шееру».                                               По диаметру зала расположены памятные венки. Обнаружил здесь я и такой:                                                                              

Из этого зала мы попадаем в музей военно-морского флота, расположенный в здании напротив мемориала. Здесь находятся макеты наиболее известных кораблей. Некоторые как «Бисмарк» очень огромны и позволяют рассмотреть детально весь корабль.                                                                                                                         

Особого внимания заслуживает одно отдельное небольшое помещение морского музея, в котором установлен макет этого корабля. Это «Вильгельм Густлофф». Об этом корабле я хотел бы написать немного позднее, после посещения музея Маринеско А.И. в Санкт-Петербурге. Именно командир подводной лодки С 13 Маринеско Александр Иванович потопил этот корабль в январе 1945 года. В ходе этой атаки было уничтожено по одним источникам 5800 чел., по другим 9300 чел. Так или иначе, это 4 или 6 «Титаников». Позже с подачи западных журналистов эта торпедная атака получила прозвище «атака века». За все прошедшее время после войны эта величайшая катастрофа обросла мифами и легендами, в которых мы и попытаемся разобраться. Но об этом в другом материале.                                                                                                  

Завершая экскурсию по мемориалу можно подняться на смотровую площадку стелы, откуда открывается красивейшая панорама Кильской бухты.                                                                                                     

У подножия мемориала расположена подводная лодка U-995 7 серии, являющаяся частью всей экспозиции. Никогда больше в истории не было построено лодок одного типа как проект 7 серии (более 700 штук). Именно эти лодки были основным оружием немцев в битве за Атлантику.                                                                                                          

После капитуляции Германии U-995 была предана Норвегии, где под именем «Kaura» до 1962 года находилась в боевом составе флота. В середине 60-ых годов было принято решение о продаже этой лодки военно-морскому флоту Германии за символическую цену для использования ее в качестве музея. 13 марта 1972 году субмарина была установлена у подножия мемориала. Конечно же, одним из её первых посетителей был последний немецкий офицер в чине гросс-адмирала Карл Дёниц.                              О самой подводной лодке я расскажу в другом материале немного позднее.

                             

На этом мы покидаем Лабое и перемещаемся примерно на 12 км. в сторону Киля в населенный пункт Heikendorf. Здесь расположен более скромный, но не менее значимый памятник исключительно погибшим морякам – подводникам в двух мировых войнах.                                                                                                                                                                                         

Памятник принадлежит Немецкой комиссии по воинским могилам при посредничестве Ассоциации немецких подводников Киля. Мемориал находится в самом узком месте Кильского залива и представляет собой мощную фигуру орла (4,6м.) на 15 метрового столбе.                                                                                                                                                                                         

 

Внутренняя часть памятника представляет собой полукруг внутри которого установлены 117 бронзовых плит. На этих плитах указаны номер подводной лодки, дата рождения, причина и место гибели более 35000 подводников Кригсмарине.    

Впечатляющее зрелище. По информации мемориала за годы Первой мировой войны погибли 5249 подводников и 199 подводных лодок. За время Второй мировой войны погибло 30003 подводника и не вернулись домой 739 подводных лодок. За все войны в истории человечества ни один род войск никогда не понес таких потерь как немецкий подводный флот.                  

Также здесь расположена карта с указанием мест гибели немецких субмарин. Вот ее фрагмент.                                                        

Какую черту подвести под выше рассказанным? Я изложу сугубо свою точку зрения, не претендуя на её исключительность. У каждого может быть свое мнение, однако … После войны, а сейчас особенно многие пытаются представить немцев того времени этакими честными и порядочными только слегка попавшими под влияние или заблуждение национал-социалистической идеологии Гитлера и его банды. Я не разделяю эту точку зрения и твердо убежден, что абсолютное большинство прекрасно понимало и принимало идеи и цели Третьего рейха. И не какое-нибудь там прозрение или осознание над содеянным остановило фашистов. Нет. Только полный разгром Германии заставил многих немцев отказаться от идеи мирового господства (надеюсь навсегда). Я пересмотрел много немецкой кинохроники, из которой видно как гражданское население торжественно встречало экипажи подводных лодок при возвращении с боевого похода. Этих подводных асов, которые начиная с 1939 года, официально вели неограниченную подводную войну, а с 1942 года подчинялись приказу К. Дёница «Тритон ноль». Суть этого приказа заключалась в том, что капитанам субмарин запрещалось оказывать помощь экипажам потопленных кораблей. Текст приказа гласил:

1. Запрещается предпринимать любые попытки к спасению команд потопленных кораблей и судов, то есть вылавливать тонущих, передавать их на спасательные шлюпки, возвращать в нормальное положение перевернутые шлюпки, снабжать пострадавших провизией и водой. Спасение противоречит самому первому правилу ведения войны на море, требующему уничтожения судов противника и их команд.2. Приказы о захвате капитанов и главных механиков остаются в силе.3. Спасать людей только при наличии у них важной информации для лодки.4. Будьте непреклонны. Помните — враг не вспоминает о женщинах и детях, когда бомбит германские города.

Справедливости ради стоит напомнить о истории появление этого приказа. Он появился после случая, когда субмарина U-156 атаковала судно «Лакония». После атаки экипаж лодки оказал помощь выжившим членам экипажа и пассажирам корабля. Однако в ходе этой операции субмарина была атакована ВВС США и получила повреждения. Именно этот эпизод, как потом на Нюрнбергском процессе пояснял К.Дёниц, заставил его издать такой приказ. Вместе с тем подводники Дёница и до этого особым «джентельменством» не отличались, а теперь их оправдывало подчинение приказу. Я также не принадлежу к тем, кто сейчас пытается переписать историю по-новому и чуть ли не героическим ореолом окутывает подводников Дёница . Именно немецкие субмарины можно рассматривать как один из примеров олицетворения фашистского ужаса. Дело в том, что вот уже скоро как 70 лет подводные лодки, несмотря на все свои виды атакующего вооружения, выполняют роль сдерживания. Во время Второй мировой войны концепция применения лодок была совершенно иной. Подводная лодка рассматривалась только как оружие нападения и никак по-другому. Причем нападение самое страшное и коварное, из темноты ночи и глубины, без предупреждения и пощады, уничтожение полное и тайное. Отправляя в Атлантику «волчьи стаи» Карл Дённиц напутствовал своих подводников – «Атакуйте и атакуйте. Будьте бесстрашны и не теряйте мужества». Конечно, после осмотра этих мемориалов следует признать бережное отношение немцев к истории. Здесь не отнимешь. С другой стороны это память тем людям, которые во имя нацистских идей Гитлера несли смерть. Да, это их память и отношение к той войне. В наше время все больше появляются идеи о том, что можно все простить и забыть. И с этой мыслью вынужден не согласится. Люди моего поколения, которые воспитаны на таких понятиях как «Брестская крепость», «блокада Ленинграда», «Хатынь», «оборона Сталинграда» и т.д. может и могут простить, но забывать это никак нельзя. По крайней мере, даже с точки зрения истории это опасно. Идеи фашизма еще многим не дают покоя. Естественно у любого нормального человека смерть этих моряков вызывает сострадание, это адская участь быть погребенным в стальном гробу в ледяной океанской глубине. Вместе с тем именно экипажи этих лодок обрекали на такую же страшную смерть моряков атакованных кораблей. Как один из примеров уничтожение танкера с нефтью. В этом случае всех, кто оказывался за бортом, ждала страшная смерть. В северных водах Атлантики низкая температура воды не позволяла долго выживать, однако моряк попадал в нефтяную пленку, которая не давала быстро замерзнуть. Это было продолжение агонии с учетом того что нефть горела и дышать было не чем. Вот как одну из атак описывает в своей книге «U-boat 977» капитан немецкой субмарины Шаффер Хайнц – «Перед нами в море тонет прекрасный корабль. Нас переполняют эмоции. Нас охватывает демоническое безумие разрушения, ставшее законом войны. Сначала мы позволили себе немного расслабиться, если так можно сказать. Крейсируя на глубине 25 футов, мы поставили пластинки и слушали старые мелодии, напоминавшие нам о доме. Как особую награду мы получили по стакану бренди». Примечательно, что именно этот командир не подчинился требованиям о капитуляции Германии и увел свою подводную лодку в Аргентину, где экипаж сдался местным властям. В 1952г. он опубликовал свою книгу воспоминаний.

За время Второй мировой войны немецкий подводный флот потопил 175 военных и 2882 грузовых корабля.

Как к этому относиться? Наверно каждый решает сам.

Выдержка из официального сайта: «Администрация мемориала просит уважать этот памятник как место для размышлений и памяти …»                                                                                                                                                                                                    

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     

trukhan-a.livejournal.com


Смотрите также