Советско-нацистский парад 22 сентября 1939 г. в Бресте или Как Мединский отрицал очевидное. Парад в польше ссср и германии


Советско-нацистский парад 22 сентября 1939 г. в Бресте или Как Мединский отрицал очевидное: tverdyi_znak

В советской истории было много позорных и постыдных страниц, которые советские историки никогда не признавали официально. Одной из таких позорных страниц был советско-нацистский парад в Бресте после совместного захвата Польши. Когда наступает сентябрь, у совков начинается лютый батхерт, связанный с отрицанием неприятных для сталинолюбов фактов.22 сентября 1939 года состоялся совместный парад вермахта и РККА в Бресте (Deutsch-sowjetische Siegesparade in Brest-Litowsk) — прохождение торжественным маршем по центральной улице города подразделений XIX моторизованного корпуса вермахта (командир корпуса — генерал танковых войск Гейнц Гудериан) и 29-й отдельной танковой бригады РККА (командир — комбриг Семён Кривошеин) во время официальной процедуры передачи города Бреста и Брестской крепости советской стороне во время вторжения в Польшу войск Германии и СССР. Процедура завершилась торжественным спуском германского и поднятием советского флагов.

Нападение Германии на Польшу стало возможным только благодаря подписанию преступного пакта Молотова-Риббентропа. Весь план нападения был построен на поддержке СССР, иначе немцы просто завязли бы в войне на два фронта — давнем кошмаре германских генштабистов. Лишь заручившись поддержкой Сталина, 1 сентября 1939 г. Гитлер напал на Польшу. А 17 сентября во вторую мировую войну вступил СССР — на стороне Третьего рейха. При этом Германия всячески старалась показать Англии и Франции, что СССР —  её союзник, в то же время как в самом СССР всячески старались лицемерно показать свою «нейтральность». Тем не менее, "дружба, скрепленная кровью" (поляков), как выразился товарищ Сталин явно имела место. Свидетельством чему и были штурм Бреста, и совместный советско-нацистский парад в Бресте.

В ночь на 17 сентября польские военные уходили из крепости под артиллерийским огнем. Выносили раненых. Не бросали убитых. В крепости остались для прикрытия отхода добровольцы под командованием В. Радзишевского.Те, кто уцелел и добрался до Тересполя, похоронили погибших на местном кладбище. Там и сейчас в сохранности их могилы. А с востока навстречу войскам вермахта уже шли полки комкора Василия Чуйкова. В то самое время, когда поляки уходили из крепости, в Кремль был вызван посол Польши Вацлав Гжибовский...Советский Союз разорвал подписанный еще в 1932 году советско-польский договор о ненападении. Согласно этому договору запрещались помощь и любое содействие Советского Союза государству, которое нападет на Польшу, и наоборот. Но что там выполнение международного договора, если речь идет о дележе территорий! Советско-польский договор о ненападении был забыт в тот же момент, когда Германия предложила просто поделить Польшу.Кстати, Советский Союз нарушил договор с Польшей о ненападении еще до его одностороннего разрыва — до 17 сентября, когда послу зачитали советскую ноту. 8 сентября, спустя неделю после нападения Германии на Польшу, посла Гжибовского пригласил Молотов и сказал, что отныне транзит военных материалов в Польшу через территорию СССР запрещен. А с первого же дня войны Советский Союз любезно предоставил Германии минскую радиостанцию, чтобы немецкие войска могли использовать ее в качестве радиомаяка для наведения самолетов, бомбардирующих Польшу. За эту дружескую услугу Геринг лично поблагодарил наркома обороны Клима Ворошилова.Официально это называлось — защитить братские народы Украины и Белоруссии. Вначале "защитников" действительно встречали там радостно. Советская пропаганда трудилась не зря. Еще задолго до войны с той стороны через границу бежали иногда группы молодежи. Бежали, чтобы жить в свободной стране. Но здесь их хватали чекисты и старательно выбивали показания, будто все эти желторотые юнцы и ошалевшие от страха девчонки — польские шпионы. Тех, кто признавался, расстреливали. Тех, кто допросы выдерживал, отправляли на двадцать лет в лагеря.Поляки отчаянно сражались, но силы были неравны. К тому же к гитлеровцам присоединился СССР.

Передача Бреста происходила согласно советско-германскому протоколу об установлении демаркационной линии на территории бывшего Польского государства, подписанного 21 сентября 1939 года представителями советского и немецкого командования.

Советские и немецкие офицеры в Польше обсуждают на карте демаркационную линию.

Согласно воспоминаниям командира 29-й отдельной танковой бригады Семёна Кривошеина, его подразделение получило вечером 20 сентября приказ командующего 4-й aрмии В. И. Чуйкова о занятии города и крепости Брест. С этой целью бригаде предстояло совершить 120 км ночной марш из Пружан (имевшиеся в бригаде танки Т-26 имели практическую дальность на одной заправке 90 км и рекомендованную скорость марша 18-22 км/ч). К утру 21, передовые подразделения 29-й бригады приблизились к Бресту с северной стороны. Кривошеин в одиночку направился на переговоры с немецким командованием в отношении передачи города и крепости, отдав приказ о начале движения бригады в Брест в 14:00.

Немецкие генералы, в т.ч. Гейнц Гудериан, совещаются с батальонным комиссаром Боровенским в Бресте.

Переговоры с Гудерианом, которые велись на понятном обоим французском языке, затянулись до вечера. Кривошеин вспоминал, что Гудериан настаивал на проведении парада с предварительным построением частей обеих сторон на площади. Кривошеин попытался отказаться от проведения парада, ссылаясь на усталость и неподготовленность своих войск. Но Гудериан настаивал, указывая на пункт соглашения между вышестоящими командованиями, в котором оговаривался совместный парад. И Кривошеину пришлось согласиться, при этом он предложил следующую процедуру: в 16 часов части корпуса Гудериана в походной колонне, со штандартами впереди, покидают город, а части Кривошеина, также в походной колонне, вступают в город, останавливаются на улицах, где проходят немецкие полки, и своими знамёнами салютуют проходящим частям. Оркестры исполняют военные марши.Гудериан согласился на предложенный вариант, но отдельно оговорил, что будет присутствовать на трибуне вместе с Кривошеиным и приветствовать проходящие части.Окончив вечером переговоры, Кривошеин отдал уже вступившей в город бригаде указание подготовить к параду 4-й батальон и бригадный оркестр, а также блокировать железную дорогу.

Состоявшееся на следующий день прохождение подразделений Кривошеин описал так:«В 16.00 я и генерал Гудериан поднялись на невысокую трибуну. За пехотой пошла моторизованная артиллерия, потом танки. На бреющем полете пронеслось над трибуной десятка два самолетов. Гудериан, показывая на них, пытался перекричать шум моторов:

— Немецкие асы! Колоссаль! — кричал он. Я не удержался и тоже крикнул в ответ:— У нас есть лучше!— О, да! — ответил Гудериан без особой радости.Потом опять пошла пехота на машинах. Некоторые из них, как мне показалось, я уже видел. Очевидно, Гудериан, используя замкнутый круг близлежащих кварталов, приказал мотополкам демонстрировать свою мощь несколько раз … Наконец, парад окончился.Кривошеин. Междубурье, с. 261»

Генерал Гудериан так описывает события в своих мемуарах:«В качестве вестника приближения русских прибыл молодой русский офицер на бронеавтомобиле, сообщивший нам о подходе их танковой бригады. Затем мы получили известие о демаркационной линии, установленной министерством иностранных дел, которая, проходя по Бугу, оставляла за русскими крепость Брест; такое решение министерства мы считали невыгодным. Затем было установлено, что район восточнее демаркационной линии должен быть оставлен нами к 22 сентября. Этот срок был настолько коротким, что мы даже не могли эвакуировать наших раненых и подобрать поврежденные танки. По-видимому, к переговорам об установлении демаркационной линии и о прекращении военных действий вообще не был привлечен ни один военный.В день передачи Бреста русским в город прибыл комбриг Кривошеин, танкист, владевший французским языком; поэтому я смог легко с ним объясниться. Все вопросы, оставшиеся неразрешенными в положениях министерства иностранных дел, были удовлетворительно для обеих сторон разрешены непосредственно с русскими. Мы смогли забрать все, кроме захваченных у поляков запасов, которые оставались русским, поскольку их невозможно было эвакуировать за столь короткое время. Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией смены флагов в присутствии комбрига Кривошеина.Гудериан. Воспоминания солдата»

Советские и немецкие военнослужащие дружески общаются в Брест-Литовске.

Командиры 29-й танковой бригады Красной армии у бронеавтомобиля БА-20 в Брест-Литовске.На первом плане батальонный комиссар В. Ю. Боровицкий.

Батальонный комиссар 29-й танковой бригады Красной Армии В. Ю. Боровицкий с немецкими офицерами у бронеавтомобиля БА-20 в Брест-Литовске.

Солдаты вермахта с красноармейцем на советском бронеавтомобиле БА-20 из 29-й отдельной танковой бригады в городе Брест-Литовск. Bundesarchiv. "Bild 101I-121-0008-13"

Генерал Гудериан и комбриг Кривошеин во время передачи города Брест-Литовска Красной Армии.

В немецких документах это событие было отображено следующим образом.В Бресте, как следует из донесения командования группы армий «Север» 22 сентября 1939 «…состоялся торжественный марш одного русского и одного немецкого полков… Город и Цитадель переданы в праздничной форме русским».

В федеральном военном архиве в Германии, в документах высшего руководства второй танковой группы находится документ «Vereinbarung mit sowjetischen Offizieren über die Überlassung von Brest-Litowsk» («Договоренность с советскими офицерами о передаче Брест-Литовска») датированный 21.09.1939. В нём, в частности, указывается:14:00: Начало прохождения торжественным маршем (Vorbeimarsch) русских и немецких войск перед командующими обеих сторон с последующей сменой флагов. Во время смены флагов музыка исполняет национальные гимны.

В Бундесархиве (http://www.bild.bundesarchiv.de) можно найти и другую информацию о "Немецко-советском параде победы", как он именуется в архивных документах и историками. Заходим и вбиваем в поиск Deutsch-sowjetische Siegesparade.

До нас дошли свидетельства очевидцев парада:"Мы стояли в толпе на площади, примерно напротив костела. Брестчан собралось много. О параде никто официально не объявлял, но «каблучная почта» сработала безотказно: уже с утра все в городе знали, что по площади пойдут маршем войска. Видели, как немцы спешно сооружали у воеводства трибуну"."Сначала промаршировали немцы. Военный оркестр играл незнакомый мне марш. Затем в небе появились немецкие самолеты. Красноармейцы шли вслед за немцами. Они совершенно не были на них похожи: шли тише и не печатали шаг коваными сапогами, так как были обуты в брезентовые ботинки. Ремни у них были также брезентовые, а не кожаные, как у немцев. Кони, тянувшие советские орудия, были малорослы и неприглядны, упряжь лишь бы какая… За советской артиллерией ехали гусеничные тракторы, которые тянули орудия более крупного калибра, а за ними двигались три танка…"Видимо такие же, как на параде во Львове:

"С началом войны 1939-го с молодой женой и ребенком под бомбами на мотоцикле удирали из Кракова домой в Брест. В начале 20-х чисел сентября стал свидетелем совместного советско-германского парада. Народ собрался на площади напротив воеводства. Никого не трогали, только сгоняли тех, кто залез на крышу с фотоаппаратом".

Советско-нацистский парад в Бресте был заснят немецкой пропагандистской службой Die Deutsche Wochenschau.

Имеется также информация о том, что совместные парады РККА и вермахта проходили и в других городах Польши. Так, согласно исследованию российского историка М. Семиряги, в Гродно, Бресте, Пинске и в ряде других городов еще до капитуляции Варшавы состоялись совместные парады (немцы их называли «парадами победы») с участием войск обеих стран. Парад в Гродно, при этом, принимал командующий армейской группой В.И. Чуйков. Об этом есть свидетельства сталинского переводчика В.М. Бережкова.Историк А. Некрич пишет: Завершение военных операций против Польши было отмечено затем совместными парадами вооруженных сил Германии и Советского Союза в Бресте и во Львове в первых числах октября [1939]. По информации немецкого командования эти города немецкие части оставили 22 и 21 сентября соответственно.

Разумеется, совкам это было как серпом по яйцам. Сначала они просто пытались отрицать сам факт парада, но фотодокументов было слишком много, так что запели другую песню: это не парад, а "просто прохождение торжественным маршем и не более"!Просоветские историки Олег Вишлёв и Михаил Мельтюхов называли парады в других городах мифом. Вишлёв утверждал, что процедура торжественной передачи Бреста не была парадом, как его описывает строевой устав РККА 1938 г., а была «церемониальным выводом немецких войск под наблюдением советских представителей». Этого же мнения придерживается и просоветский пропагандист Александр Дюков.Однако "исторег" Вишлев изрядно облажался, написав, что якобы "при прохождении советских подразделений ни одного немецкого солдата и офицера на улицах Бреста уже не было".Ну-ну... Не было, говорите?

Красноармейцы наблюдают за торжественным парадом немецких войск в Бресте.

Советские танкисты на фоне немецкого военного оркестра. Советский танкист отдает честь — как и положено на параде.

А вот советская танковая колонна проходит мимо группы стоящих немецких мотоциклистов. На переднем плане «командирский» Т-26 образца 1933 года с поручневой антенной.

В общем, советские войска наблюдали за немецким парадом проходя по той же самой улице, в то же самое время и отдавая честь командирам на трибуне. :)))

Забавны потуги просоветских "поцреотов" выдать черное за белое и объявить бывшее - небывшим. Тогда получается, что в антисоветчики надо записать и Кривошеина - даже он пишет, что парад был, и все эти вопли о происках гнусных «антисоветчиков», «перестройщиков» и прочих подлых предателей Родины звучат особенно забавно в применении к комбригу Красной Армии 1939 года. ;)

Кривошеин (Междубурье): (с. 258, после разговора с Гудерианом, где была утверждена процедура проведения парада) "Итак, договорившись о параде,..."; (с 261) "Наконец, парад окончился."

Ну и свидетельство Гудериана:Гудериан (Воспоминания солдата): "Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией с обменом флагами в присутствии комбрига Кривошеина"

О совместном советско-фашистском параде свидетельствуют также Бундесархив, фотоматериалы "немецко-советского парада победы". Вот подписанные немцами фотографии: как видите, они пишут "парад":

А вот фото из фондов музея Бреста:

Факт проведения совместного парада доказывается документами, мемуарами, воспоминаниями очевидцев, фото и кинохроникой. А чем доказывается отсутствие совместного парада — непонятно."Аргументами" служат жалкие и неуклюжие отмазки: "По всем воинским канонам для нас это не могло быть парадом. Парад проводится в ознаменовании чего то. Немцы его могут провести в честь победы на Польшой, которая капитулировала именно перед одной Германией. А мы вошли 17 сентября когда Польше уже была взята. Немцы были хозяевами положения, которые передали СССР территории. То есть они на правах хозяев провели парад, а мы были лишь ГОСТЯМИ при этом. И в данном случае нет ничего СОВМЕСТНОГО."

На самом же деле: Польша была еще не взята, и если бы СССР не помог Третьему рейху, то Польша как минимум могла бы продержаться еще некоторое время до тех пор, пока Франция не успела бы провести мобилизацию. Впрочем, Гитлер и не напал бы на Польшу, не заручившись поддержкой СССР.Сухой исторический факт: 17 сентября 1939 года СССР вступил во Вторую Мировую на стороне III Рейха. Пропагандистским прикрытием этого факта служила демагогическая риторика об "освобождении-воссоединении с исконно братскими народами".

За полтора года до прихода немцев сотни тысяч "освобожденных" были репрессированы и сгинули в сталинских лагерях. Десятки тысяч расстреляны. Именно поэтому летом 1941 население "воссоединенных" территорий с неменьшим энтузиазмом и ликованием встречало очередных "освободителей" — солдат вермахта и ... SS.До 22 июня 1941г. СССР принимал участие во Второй мировой войне на стороне III Рейха. И старательно выполнял союзнический долг – снабжал III Рейх сырьем для промышленности, продовольствием, предоставлял свои ресурсы и территорию для помощи Германии. Что, впрочем, не мешало и Гитлеру и Сталину готовиться к нападению друг на друга летом 1941 г.

Что касается парада в Бресте. Начало прохождения торжественным маршем (или парада, Vorbeimarsch) советских и немецких войск перед командующими обеих сторон. Советские войска шли после немецких по той же самой улице, отдавая честь. В прохождении участвовала и пехота, и техника. Все это сопровождалось спуском одного флага и поднятием другого и исполнением двух государственных гимнов. Играли два оркестра, советский и немецкий. На трибуне стояли командиры обоих сторон. Выглядит как парад, но по мнению просоветских поцреотов это... не парад? :))Однако Vorbeimarsch переводится как парад.

Но совки и тут не успокаиваются и продолжают свое словоблудие, договариваясь до сущего вздора. Мол, "это просто ПАРАД. Да, для НЕМЦЕВ это был парад, но нет в документе слова "СОВМЕСТНЫЙ". Но так или иначе суть не в этом, главное было нормальное явление - СССР забрало у страны агрессора (Польша участвовала в дербане Чехословакии) свои земли, захваченные поляками у СССР в 1921 году. И территории эти ей позволили забрать немцы ранее оккупировавшие Польшу". И вообще, "исконные русские земли, захваченные поляками в 1921 году стали чужими. Мы забрали СВОЁ".

М-да, феерический бред. Чудовищное смешение СССР и Российской империи. Между тем, еще после гражданской войны русский философ Иван Ильин написал работу, где объяснил, почему "Советский Союз — не Россия".

К тому же совки упорно "забывают", что указанные территории поляки получили после поражения Германии в Первой мировой войне, а перед этим немцам большевики сами отдали российские территории по условиям позорного и предательского Брестского мира.Не говоря уж о том, что было бы очень интересно найти на карте Российской империи "возвращенный Сталиным" город Львов. :)))

Факт совместного советско-фашистского парада отрицают ныне разве что публицисты и чиновники Дюков, Мединский, и еще пара совковых "историков"-публицистов. В 2011 году доктор исторических наук Владимир Мединский в своей книге «Война. Мифы СССР. 1939—1945» заявил, что парад в Бресте — это «популярный миф» и «его попросту не было», но он «возник благодаря искусному киномонтажу», в котором есть «что-то от знаменитых кадров высадки американцев на Луну» (интересно, откуда Мединский берёт такую травку?). В 2012 году Мединский в прямом эфире на радио «Эхо Москвы» подтвердил свою точку зрения на то, что военного парада в Бресте «не было» и доказательства его проведения являются «фантасмагорической ложью, выдумкой и фотошопом того времени» (Геббельс обзавидовался бы Мединскому). Позднее, уже как министр культуры России, Мединский заявил в интервью Владимиру Познеру, что не было именно совместного парада, подтвердив при этом, согласно своему толкованию данного исторического факта, организованный одновременный вывод немецких и ввод советских войск в Брест, за которым на трибуне совместно следили немецкие и советские военачальники...

Спор вокруг парада носит идеологический характер, но на самом деле, если рассматривать его как чисто историческое событие, то конечно совместный советско-нацистский парад в Бресте был, как бы ни пытались отрицать очевидное просоветские пропагандисты.

Отсюда: Советско-нацистский парад в Бресте

tverdyi-znak.livejournal.com

Совместный парад РККА и вермахта в Бресте — мифы и правда. Расследование белорусского историка (11 фото + 1 видео)

Если обратить внимание на некоторые детали, то станет видно, что грузовики в киноленте есть только тогда, когда проходят немецкие части. Ни один кадр не запечатлел советские войска, двигающиеся на фоне грузовиков, стоящих на обочине. Также любопытен тот факт, что советские танкисты, которые должны проезжать мимо трибуны с командирами, по каким-то причинам отворачиваются от них и приветствуют скопившихся людей, которые находятся на противоположной от трибуны стороне.

Самый же последний кадр кинохроники тоже представляет интерес (после демонстрации приветствия Гудериана), так как съемка двигающегося советского танка ведется из такой точки (можно разглядеть это место на первой фотографии, оно находится у дальнего столба по правой стороне, рядом с кустом), как будто он хотел не допустить, чтобы в кадр не попали также и трибуны – площадка с флагштоком находится за его спиной, причем на большом удалении и по правой стороне. Это удивительно, ведь он бы сделал существенно более эффектный кадр, так как советский танк оказался бы на фоне трибуны с командующими парадом. Для этого ему необходимо было передвинуться ближе всего на пятьдесят метров, туда, где делались фотографии с мотоциклистами.

Подводя итоги, можно смело утверждать, что киносюжет из «Wochenschau» о «совместном параде» в Бресте не должен вводить никого в заблуждение, так как очевидно, что киноряд не является единым.

Все кадры, демонстрирующие советские вооруженные силы, и подающиеся так, как будто снимались непосредственно во время торжественного марша мимо трибуны с Гудерианом и Кривошеиным, судя по всему, были сняты действительно 22 сентября, но либо в другое время суток, либо вообще на других улицах. Несмотря на высокий уровень монтажа, особенно с учетом того времени, все вышеперечисленное служить доказательством «совместного парада» никак не может.

Видеосюжет из «Wochenschau» создавался, понятно, что не для советского народа, а для успокоения немцев касательно военных действий на два фронта и для того, чтобы попытаться оказать воздействие на правительство Англии и Франции.

Стоит обратить внимание, что немецкие пропагандисты оказались здесь явно неслучайно, так как настолько сильный сюжет у них не получилось бы сделать нигде в другом месте.

Также стоит отметить, что есть советско-германский протокол «О порядке отвода германских войск и продвижения советских войск на демаркационную линию в Польше», который датируется 21 сентября 1939 года. Там вполне отчетливо утверждается, что движение вооруженных сил надо организовать так, чтобы соблюдалась дистанция между передовой частью колонны Красной Армии и хвостом колонны армии Германии, не менее чем 25 км. Также в этом документе указывается, что войска СССР должны начать движение на рассвете 23 сентября, а немцы должны покинуть город 22 сентября.

Получается, что начало движения 29-ой танковой бригады в город Брест одновременно с началом процесса вывода немецких войск объясняется тем, что приказ не был доставлен Кривошееву, либо он по каким-то причинам его не исполнил.

Также интересны будут показания очевидцев того «совместного парада»:

fishki.net

Новые фотографии совместного парада Вермахта и РККА в Бресте 22 сентября 1939 года (ФОТО+ВИДЕО)

В интернетах появились новые фотографии советско-немецкого захвата Польши

Совместный парад вермахта и РККА в Бресте (нем. Deutsch-sowjetische Siegesparade in Brest-Litowsk) — прохождение торжественным маршем по центральной улице города подразделений XIX моторизованного корпуса вермахта (командир корпуса — генерал танковых войск Гейнц Гудериан) и 29-й отдельной танковой бригады РККА (командир — комбриг Семён Кривошеин), состоявшееся 22 сентября 1939 года во время официальной процедуры передачи города Бреста и Брестской крепости советской стороне во время вторжения в Польшу войск Германии и СССР. Процедура завершилась торжественным спуском германского и поднятием советского флагов.

Передача города происходила согласно советско-германскому протоколу об установлении демаркационной линии на территории бывшего Польского государства, подписанному 21 сентября 1939 года представителями советского и немецкого командований.

В ходе военных действий 14 сентября город Брест (а 17 сентября — Брестская крепость) были заняты XIX-м моторизованным корпусом вермахта под командованием генерала Гейнца Гудериана. По согласованной 20 сентября временной демаркационной линии между войсками СССР и Германии эта территория входила в советскую зону

В федеральном военном архиве в Германии, в документах высшего руководства второй танковой группы находится документ «Vereinbarung mit sowjetischen Offizieren über die Überlassung von Brest-Litowsk» («Договоренность с советскими офицерами о передаче Брест-Литовска») датированный 21.09.1939. В нём, в частности, указывается:

14:00: Начало прохождения торжественным маршем (Vorbeimarsch) русских и немецких войск перед командующими обеих сторон с последующей сменой флагов. Во время смены флагов музыка исполняет национальные гимны. Событие былo заснятo немецкой пропагандистской службой Die Deutsche Wochenschau. 

Ниже несколько известных исторических фотографий памятного немецко-русского парада:
Немецкие генералы, в т.ч. Гейнц Гудериан, совещаются с батальонным комиссаром Боровенским в Бресте.
Батальонный комиссар 29-й танковой бригады Красной Армии В. Ю. Боровицкий с немецкими офицерами у бронеавтомобиля БА-20 в Брест-Литовске.
  
"Сначала промаршировали немцы. Военный оркестр играл незнакомый мне марш. Затем в небе появились немецкие самолеты. Красноармейцы шли вслед за немцами. Они совершенно не были на них похожи: шли тише и не печатали шаг коваными сапогами, так как были обуты в брезентовые ботинки. Ремни у них были также брезентовые, а не кожаные, как у немцев. Кони, тянувшие советские орудия, были малорослы и неприглядны, упряжь лишь бы какая… За советской артиллерией ехали гусеничные тракторы, которые тянули орудия более крупного калибра, а за ними двигались три танка…"
Генерал Гейнц Гудериан (Heinz Guderian) и комбриг Семен Моисеевич Кривошеин во время передачи города Брест-Литовска частям Красной Армии. Слева — генерал Мориц фон Викторин (Mauritz von Wiktorin).

В 16 часов 22 сентября Гудериан и Кривошеин поднялись на невысокую трибуну. Перед ними строем с развернутыми знаменами прошла немецкая пехота, затем моторизованная артиллерия, потом танки. На бреющем полете пролетели около двух десятков самолетов.

Солдаты вермахта с красноармейцем на советском бронеавтомобиле БА-20 из 29-й отдельной танковой бригады в городе Брест-Литовск. Bundesarchiv. "Bild 101I-121-0008-13"
Советские и немецкие военнослужащие дружески общаются в Брест-Литовске.

very-useful-information.blogspot.com

Совместный парад Вермахта и Красной Армии в Бресте: как это было — Рамблер/новости

22 сентября 1939 года в польском Бресте встретились подразделения вермахта и РККА. Им предстояло участвовать в церемонии передачи города советскому командованию, которая по распространенной версии сопровождалась совместным военным парадом.

С двух сторон

Подписав «Пакт о ненападении», Германия обезопасила себя от непредсказуемой реакции со стороны СССР при вторжении в Польшу. Причем, Гитлер всячески старался афишировать, что СССР является его союзником, в то время как советское руководство держало нейтралитет. Тем не менее, «дружба, скрепленная кровью», как выразился Сталин, была налицо.

Перейдя польскую границу 1 сентября 1939 года, германские войска разделались с Польшей фактически за 20 дней. Сопротивление продолжали оказывать лишь Варшава, которая пала 28 сентября и крепость Модлин, сдавшаяся на день позже.

17 сентября в Польшу вошли части Красной Армии, чтобы выполнить свою часть договоренностей — освободить белорусов и украинцев, проживавших на восточных окраинах Польской Республики от «гнета местных панов и капиталистов» и обеспечить их безопасность. [С-BLOCK]

Брест немцы заняли 14 сентября, а 17-го овладели Брестской крепостью. В операции принимал участие 19-й моторизованный корпус вермахта под командованием генерала Хайнца Гудериана. 20 сентября к городу подошла 29-я танковая бригада РККА Семёна Кривошеина. В тот же день представители советской стороны прибыли в расположение немецкой части для согласования деталей, касающихся перехода Бреста и Брестской крепости под советскую юрисдикцию.

Переговоры продолжились на следующий день. Только 22 сентября в 10 утра флаг Германии, развевавшийся над крепостью ровно пять суток, был спущен: под звуки марша подразделения 76-го пехотного полка вермахта покинули крепость, оставшиеся немецкие части вышли из Бреста во второй половине дня.

В экспозиции музея «Брестская крепость» представлено донесение командования группы армий «Север» от 22 сентября 1939, в котором так описывается церемония передачи города: «Состоялся торжественный марш одного русского и одного немецкого полков. Город и Цитадель переданы в праздничной форме русским». В историографии событие запомнилось как «совместный советско-германский парад». Насколько это соответствует действительности?

Отметить парадом

Кривошеин вспоминал, что Гудериан действительно намеревался провести полноценный советско-германский парад, на что комбриг ответил отказом, сославшись на усталость и неподготовленность своих войск. Но Гудериан продолжал настаивать на своем, указывая на пункт соглашения между вышестоящими командованиями, в котором оговаривался именно совместный парад. Кривошеин предложил компромисс:

«В 16 часов части вашего корпуса в походной колонне, со штандартами впереди, покидают город, мои части, также в походной колонне, вступают в город, останавливаются на улицах, где проходят немецкие полки, и своими знаменами салютуют проходящим частям. Оркестры исполняют военные марши». [С-BLOCK]

На этом варианте и решили остановиться. Впрочем, после прошедшего мероприятия Гудериан записал: «Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией смены флагов в присутствии комбрига Кривошеина!».

Пройдет всего 5 дней, как в Германии выйдет очередной выпуск кинообозрения «Ton-Woche» («Нюансы недели»), в котором был показан сюжет о передаче Бреста. Как и любая немецкая пропаганда, сюжет создавался под бдительным оком любящего помпезность Геббельса: возможно поэтому Гудериан в переговорах с Кривошеиным так настаивал на проведении совместного парада.

В хронике показаны идущие мимо трибуны немецкие части, двигающиеся грузовики, мотоциклы и артиллерия. Дальше камера выхватывает Кривошеина и Гудериана, которые приветствуют марширующие войска. В кадр также попадают советские военнослужащие и перемещающиеся по улице танки Т-26. Все действительно выглядит как совместный парад.

Что это было?

Историк Олег Вишлёв считает, что процедура торжественной передачи Бреста была обычным «церемониальным выводом немецких войск под наблюдением советских представителей», а пропагандистский киносюжет о «совместном параде» ни что иное, как хорошо смонтированное видео, способное ввести в заблуждение.

И действительно, если внимательно изучить киноряд немецкого сюжета, то можно заметить, что все кадры перемещения немецких и советских войск даются раздельно, но в целом картинка выглядит так, словно торжественным маршем мимо трибун идут и германские, и советские части. Эксперты предполагают, что съемка советских войск производилась либо в другое время суток, либо на других улицах.

Следует обратить внимание и на советско-германский протокол «О порядке отвода германских войск и продвижения советских войск на демаркационную линию в Польше», составленный 21 сентября 1939 года. Там четко сказано, что движение вооруженных сил надо организовать так, чтобы соблюдалась дистанция между передовой частью колонны Красной Армии и хвостом колонны армии Германии, не менее чем 25 км. [С-BLOCK]

В документе отмечалось, что немцы должны были покинуть Брест 22 сентября, а части Красной Армии войти в город на рассвете 23 сентября. Почему две армии вошли в соприкосновение — неизвестно. Возможно, распоряжение так и не попало в руки Кривошеина, или план нарушили какие-то устные договоренности.

Также обращают на себя внимание показания свидетелей, которые описывали мероприятия по передаче города, как обычную церемонию, не употребляя слово «парад». Ни один из очевидцев не упоминает и о прохождении советских войск мимо трибуны с военачальниками.

Сам Кривошеин тоже оставил воспоминания о событии, однако он сообщает только о движении немецкой техники. Очевидно, если слово «парад» и применимо к церемонии передачи Бреста, то его участником был лишь 19-й моторизованный корпус вермахта.

news.rambler.ru

Совместный парад РККА и Вермахта в Бресте (23 фото)

совместный парад в Бресте

7 сентября 1945 года состоялся совместный Парад Победы союзников в Берлине. Подготовка и сам факт прохождения парада имели множество нюансов, но он все же был. А вот что происходило в Бресте после раздела Польши между СССР и Германией?..

Известно, что в 1945 от советских войск в параде участвовали сводный полк 248-й стрелковой дивизии 9-го стрелкового корпуса 5-й ударной армии (1000 человек) в составе четырех сводных рот 902-го, двух - 898-го, двух - 905-го стрелковых полков и учебного батальона, а также сводный армейский танковый полк 2-й гвардейской танковой армии (52 танка).

Американские войска представляли части 82-й авиадесантной дивизии (1000 человек) в составе двух рот 504-го парашютного полка, двух рот 505-го парашютного полка и двух рот 325-го парашютного полка и 705-й танковый батальон 16-й мотомеханизированной кавгруппы (32 танка и 16 бронемашин). Французы выделили для участия в параде части 2-й пехотной дивизии (1000 человек) в составе двух рот французских партизан, двух рот горных стрелков и батальона колониальных войск (африканские подразделения и зуавы) и мотомехчасти в составе подразделений 3-го егерского полка и 1-й бронетанковой дивизии (6 средних танков, 24 бронетранспортера и 24 бронемашины). Английские войска были представлены частями 131-й пехотной бригады 7-й танковой дивизии (1000 человек) в составе роты Дерхемского легкопехотного полка, роты пехотного полка королевы Великобритании, роты Девонширского пехотного полка и сводной роты британских ВВС, а также бронетанковыми подразделениями из состава 7-й танковой дивизии (24 танка и 30 бронемашин).

Что очень характерно - в наше время об этих парадах никто не вспоминает из официоза и масс-медиа. Ни у нас, ни у англо-саксов ни - тем более - французов.

совместный парад в Бресте

Зато все очень любят вспоминать чисто геббельсовскую пропаганду - например, еще довоенного разлива брехню про то, что РККА и Вермахт устроили совместный парад в Бресте.

совместный парад в Бресте

Это было в гитлеровской пропаганде, это старательно тянут поляки, это частенько бывает в американских и английских публикациях, ну и, разумеется - это тема очень любима нашими западенцами.

совместный парад в Бресте

Для чего врал Геббельс - отлично понятно, для чего врут наши и западные либералы - тем более ясно. Сейчас активнейшим образом строится постулат. что СССР был гораздо гаже Рейха и всякое лыко, которое хоть как-то пригодно для поддержки этого паскудства - старательно ставится в строку.

совместный парад в Бресте

Для чего - понятно тем более. Если СССР гаже Рейха, то:

Во-первых, преемница СССР - Россия должна всем заплатить компенсации - за оккупации, за Пражскую весну, за черта лысого и еще 500% за аморальные страдания всех пострадавших.

Во-вторых, преемница СССР - Россия, не имеет морального права напоминать всяким тварям про их преступления, ибо - сама хуже СС и даже форма у нее гаже, чем у хорошеньких СС.

В-третьих, у преемницы СССР - России - слишком до хрена всяких ресурсов и это несправедливо, как сказала прямо та же Мадлен Олбрайт. (Что у трезвого на уме, дура - баба хуже пьяного выболтает). Россия должна отдать свои ресурсы, потому как она гадкая преемница гадкого СССР.

То есть - платить и каяться. Перед всеми и всем. Вообще - отдать всем все и уйти нахер с поля. Ни о какой правде, ни о какой справделивости речи не идет. это старый тюремный прием - чтобы матерым ворам опустить и поиметь лоха - надо убедить его в том, что он - омерзительная сволочь и виноват во всем. После этого сломленный человек уже и сопротивляться не будет - он же виноват!

совместный парад в Бресте

И вот пожалте - "СССР и Рейх были союзниками и провели совместный парад в Бресте". Ату этих русских!!!

совместный парад в Бресте

Постоянно появляются такие публикации. Однако, если хоть немножко разобраться в теме, то оказывается, что утверждающие это - либо откровенные подлецы и, скажу мягко, лживые падшие женщины, либо идиоты, не разбирающиеся в военном деле в принципе.

совместный парад в Бресте

Мне довелось пару раз участвовать самому в военных парадах - потому постараюсь пояснить ситуацию.

Итак, для начала: Парад - это высшая форма рекламы того или иного коллектива. Неважно - армии в военном параде, цирка - в параде -алле, физкультурного клуба или гей-сообщества.

Парад - это показуха высшей марки, которая делается для того, чтобы привлечь публику - чтоб новобранцы ломились в армию, зрители - в цирк, новички - в спортивное общество и молодые задницы - в гей-клубы.

Именно потому перед парадом строго разрабатывается порядок прохождения, ритуальность соблюдается жестко, внешний вид приводится в абсолютный порядок и так далее.

совместный парад в Бресте

Военный парад - жестко структурированная процедура.

… приказом начальника гарнизона определяются: состав войск, время и место парада, форма одежды и маршруты следования частей, порядок их построения и прохождения, порядок проведения артиллерийского салюта, если он предусмотрен. Для командования войсками, выделенными на парад, назначается командующий парадам войск. В установленное время части (подразделения) выстраиваются для парада войск. Принимающий парад войск после рапорта командующего парадом объезжает войска, здоровается с ними и поздравляет их. Сводный оркестр исполняет «Встречный марш». На приветствия принимающего парад войск войска отвечают громким «Ура». При возвращении принимающего парад войск после объезда войск к месту приёма парада оркестр исполняет «Славься» (музыка М. И. Глинки). Затем фанфаристы (корнетисты и трубачи) оркестра исполняют сигнал «Слушайте все». Принимающий парад войск зачитывает приказ или произносит речь, оркестр исполняет государственный гимн Советского Союза, одновременно производится артиллерийский салют. По окончании исполнения гимна войска проходят торжественным маршем…

— Парад войск — статья из Большой советской энциклопедии.

И вот - будьте любезны глянуть - на параде союзников в Берлине все это отлично видно. Были приказы всех четырех комендантов оккупированных секторов, были выделены соответственно войска и линейные, определен порядок прохождения, все надраены и наскипидарены и на трибунах стоят все представители союзников и проходят перед трибунами войска от всех союзников.

совместный парад в Бресте

И вот вам фотодокументы, имеются приказы комендантов, имеется по каждой из участвующих сторон соответсвенные приказы и ты пы.

совместный парад в Бресте

Теперь смотрим. что в Бресте. И видим, что геббельсовская контора смонтировала "Ди Дойче Вохеншау" так, что на первый взгляд вроде и наши участвуют в процедуре. Ан внимательное рассмотрение показывает, что это - монтаж.

Нет ни одного снимка, где мимо трибуны с Гудерианом и Кривошеиным едут советские войска. Ни одного фото и ни одного кусочка киноленты.

Вот это фото очень любят либералы. Но на нем нет ни трибуны, ни Гудериана с Кривошеиным. И флаг немецкий показывает, что город - еще под немцем.

совместный парад в Бресте

То есть дохрена фото, где вперемешку наши и немецкие войска.

совместный парад в Бресте

Но повторю еще раз - ни одного фото, чтобы мимо трибуны с Гудерианом, Кривошеиным и нашим флагом шли наши части.

Только немцы.

совместный парад в Бресте

С какой бы точки зрения не снимали.

совместный парад в Бресте

И по процедуре - пост сдал - пост принял - сразу после спуска немецкого флага немцы город покинули.

совместный парад в Бресте

Наши там были - в зрителях.

совместный парад в Бресте

Для подъема нашего флага после снятия немецкого присутствовал наш оркестр.Но немцы уже этого не снимали - потому как убыли всем составом.

совместный парад в Бресте

Вид у наших после марша был совсем не парадный.

совместный парад в Бресте

Была процедура вывода из Бреста войск Германии и занятия Бреста нашими войсками. Не было момента, чтобы было два действующих коменданта от них и от нас - один ушел, другой пришел. Уже поэтому невозможно говорить про совместный парад.

совместный парад в Бресте

Наши войска тем не менее обязаны были:

1. Охранять Кривошеева и его штаб.

2. Принять от немцев ключевые объекты - например, к таким относятся военные склады, тюрьмы, объекты продовольственного и водного снабжения, органы управления с телефонной станцией и ты пы. Естественно, что это автоматом вызывало нахождение у ключевых пунктов и наших - принимающих и немецких - сдающих - сил. Вот эти-то снимки и выдаются за совместный парад.

совместный парад в Бресте

Потому если кто-то вам начнет заливать в очередной раз про совместный парад - плюньте ему в морду.

совместный парад в Брестесовместный парад в Бресте

Источник

ribalych.ru

В сентябре 1939 года Германия и СССР напали на Польшу. Совместный парад в Бресте (ФОТО)

Совместый парад германских и советских войск в оккупированной Польше. Сентябрь 1939Василий Сарычев: "Донесение командования немецкой группы армий "Север" от 23 сентября 1939 года Главному командованию о боевых действиях", свидетельствует о передаче германскими войсками города Бреста в праздничной форме частям Красной армии с проведением парада подразделений двух сторон. В донесении называется также число плененных польских солдат и офицеров, переданных немцами Красной армии – 7 тысяч в Бресте и 4 тысячи во Влодаве..."

 

 

21 сентября 1939 года вопрос передачи города обсудили с немецкой стороной прибывшие в штаб корпуса Гудериана представители танковой бригады Кривошеина капитан Губанов и комиссар батальона Панов, и была достигнута договоренность относительно действий следующего дня.

"1. Немецкие подразделения покидают Брест-Литовск до 14.00 22 сентября. Детальный расклад:

8.00 – прибытие советского батальона с целью принятия крепости и недвижимости г. Брест-Литовска.

10.00 – встреча смешанной комиссии: с советской стороны – капитан Губанов, батальонный комиссар Панов, с немецкой стороны – комендант города подполковник Холм, переводчик подполковник Соммер.

14.00 – начало совместного парада немецких и советских подразделений. Во время смены флага оркестры играют гимны обоих государств.

2. Неспособные к эвакуации раненые немецкие солдаты остаются под опекой Красной армии и по выздоровлении будут отправлены в свои подразделения…" – и т. д., всего 10 пунктов.

 

Совместый парад германских и советских войск в оккупированной Польше. Сентябрь 1939

 

Согласно военному дневнику 19-го корпуса вермахта, в 8.00 22 сентября из Бреста убыло германское командование. Для торжественной передачи города остались командир корпуса генерал Гудериан, начальник штаба, адъютант и несколько штабных офицеров.

21 сентября в 9.00 Брест покинули последние подразделения 3-й танковой дивизии, следом двинулась колонна подразделений 20-й пехотной моторизованной дивизии.

В 11.15 того же 21 сентября прибыл комбриг Кривошеин ("…танкист, владевший французским языком, – напишет в воспоминаниях Гудериан, – поэтому я смог легко с ним объясниться. Все вопросы, оставшиеся неразрешенными в положениях Министерства иностранных дел, были удовлетворительно для обеих сторон разрешены непосредственно с русскими…"), его приняли командир и начальник штаба немецкого корпуса.

Гудериан оговорил пункт, что они с Кривошеиным будут вместе стоять на трибуне и приветствовать проходящие части. По окончании беседы генерал пригласил гостя отобедать, оба произнесли тосты.

22 сентября парад открыли немецкие подразделения – два дивизиона артиллерии, усиленный полк 20-й моторизованной дивизии и в качестве замыкающего разведывательный батальон. Когда последний немецкий транспорт проехал перед трибуной, настало время речей. Генерал Гудериан объявил о передаче советской стороне "российской крепости Брест". В 16.45 под звуки государственного гимна Германии был спущен немецкий флаг. Затем речь произнес комбриг. Оркестр, в роли которого выступал обученный игре на духовых инструментах взвод регулировщиков, заиграл советский гимн, и на том же флагштоке был поднят красный флаг.

На этом парад завершился. Попрощавшись с советскими офицерами, командир корпуса генерал Гудериан и начальник штаба отбыли на запад. Для урегулирования деталей в Бресте остались сложивший полномочия немецкий комендант города и переводчик.

В тот же день комбриг Кривошеин издал приказ о "необходимости соблюдать в городе революционный порядок". Обязанности коменданта гарнизона были возложены на старшего лейтенанта Г.Бойко.

В день описываемого парада еще не пала Варшава. Остатки польской оперативной группы "Полесье" генерала Францишека Клеберга пытались прорваться на помощь оборонявшейся столице, но были окружены под Коцком...

hro.org

Парад вермахта и РККА в Бресте: как это было | Политика

СССР вступил во Вторую мировую войну, начав вторжение в Польшу. В этой войне было немало постыдных страниц, которые советские историки никогда не признавали официально. Одной из таких позорных страниц был советско-фашистский парад в Бресте после совместного захвата Польши.

Парад вермахта и РККА в Бресте: как это было

Еще весной 1939 года главное командование вермахта выпустило директиву «О единой подготовке вооруженных сил к войне», содержащую основные положения подготовки к предстоящий войне с Польшей. Главная задача сухопутных войск, наложенная в директиве, состояла в полном уничтожении вооруженных сил Польши до возможного вступления в войну третьей стороны. Для этого предписывалось готовиться к ведению "молниеносной войны" - нанесению внезапного массированного удара, который приведет к полному превосходству вермахта до завершения противником мобилизационных мероприятий. Директивой предусматривалась возможность начала операции с двадцатых чисел августа 1939 г.  

В географическом отношении у Германии имелись все предпосылки дли достижения быстрой победы над Польшей, которая находилась как бы в полуокружении, т.к. Восточная Пруссия нависала над ее территорией с северо-востока, а проведенная аннексия Чехословакии позволяла им использовать Словакию для массированного вторжения с юга. Такая конфигурация линии фронта давала возможность вермахту нанести мощный удар большими силами по сходящимся направлениям. 

Политические же предпосылки к победе дал пресловутый пакт Молотова-Риббентропа. Весь план нападения был построен на поддержке СССР, иначе немцы просто завязли бы в войне на два фронта - давнем кошмаре германских генштабистов. Лишь заручившись поддержкой Сталина, Гитлер смог напасть на Польшу. Интересно, что нападая на Польшу, Германия всячески старалась показать Англии и Франции, что СССР — её союзник, в то же время как в самом СССР всячески старались лицемерно показать свою «нейтральность». Тем не менее, "дружба, скрепленная кровью" (поляков), как выразился товарищ Сталин явно имела место.

1 сентября 1939 года, после продолжительного политического кризиса, Германия вторглась на территорию Польши. 

Германская атака началась в 4:45 утра, когда военный корабль "Schleswig-Holstein" отрыл огонь из своих орудий по Westeplatte. Часом позже первые германские подразделения пересекли границу с Польшей. 3 сентября 1939 года Великобритания и Франция объявили войну Германии. 

Силы вторжения были составлены из пяти армий и резерва (14 пехотных, 1 танковая и 2 горных дивизии) - все под командованием генерала фон Браухича. Немцы атаковали с трёх направлений: Силезия/Словакия, Западная Померания и Восточная Пруссия. 

Группа армий "Юг" состояла из 8-й, 10-й и 14-й армий (18 пехотных, 1 горная, 2 моторизованные, 4 легко-моторизованные и 4 танковые дивизии) и атаковала с направления Силезия/Словакия. 4-я армия, под командованием генерала фон Клюгге, входящая в состав группы армий "Север", под командованием генерал-полковника фон Бока, (8 пехотных, 2 моторизованные и 1 танковая дивизии), атаковала из Западной Померании. 3-я армия, также входящая в состав группы армий "Север", (11 пехотных и 1 танковая дивизии), атаковала из Восточной Пруссии. Все три направления атаки были нацелены на столицу Польши - Варшаву. 

Немецкая артиллерия. 

Польская армия насчитывала 39 пехотных, 11 кавалерийских, 3 горных бригады и 2 моторизованные бронебригады. Польская армия ещё не полностью провела мобилизацию и была не готова к войне, а значит и к плану обороны "Z" (Zachod - West). На всех фронтах завязались жестокие бои, в которых польская армия пыталась сдержать натиск вторгшихся войск, а временами и контратаковать.

Польские добровольцы.

Действия сухопутных войск, в соответствии с доктриной «молниеносной войны, развивались в строгом соответствии с заранее разработанным сценарием. Несмотря на авантюрность некоторых пунктов этого сценария, наступление немецких войск разворачивались, в общем, успешно. 

Группе армий «Север» потребовалось всего несколько дней, чтобы установить связь между Восточной Пруссией и Германией. После боев в Тухольской Пустоши с пытающимися контрнаступать и обороняться здесь двумя польскими пехотными дивизиями и кавалерийской бригадой, 4-я армия вышла 4 сентября в район Кульма и форсировала Вислу. В ходе проведенных боев было захвачено в плен более 16 тысяч чел при 100 орудиях. 

Немного портили впечатление неудачи с операцией по захвату моста в Диршау (полякам удалось взорвать мост, что ненадолго задержало наступающих) и действием десантной группы в Вестерплятте (неожиданно для себя немцы встретили здесь яростное сопротивление). 

Пленные немцы. 

Несмотря на гарантии союзников, только утром третьего дня боевых действий англичане и французы выдвинули немцам ультиматум, а к обеду - объявили войну. того — все страхи Гитлера, что союзники, даже не переходя границы, смогут ограничиться эффективными действиями собственной авиации и флотов против территории Германии, не оправдались. 

Немецкие солдаты отмечают победу.

Сбитый польский самолет.

Польская же пропаганда била в фанфары: «Налёт польской авиации на Берлин», Линия Зигфрида прорвана в 7 местах»…

Немецкая же пропаганда эксплуатировала "Погром в Бромберге": когда немцы вошли в Быгдощ (Бромберг) и Шулитце, выяснилось, что польские власти устроили резню живших в этих городах польских граждан немецкой национальности. 

5-6 сентября выяснилось, что расчет потребного количества боеприпасов и артиллерии на ведение боевых действий оказался, мягко говоря, недостаточным, а также тот факт, что немецкие самолеты и танки потребляют бензина несколько больше, чем то гарантировалось фирмами — изготовителями. Но если положение с бензином было пока терпимым, то катастрофически подходило к концу дизельное топливо. Чтобы позволить дизельным грузовикам перемещаться, 6 сентября было спешно разработано указание по замене дизельного топлива смесью синтетического бензина с сырой нефтью, Все чаще для снабжения войск применяли авиацию. 6-7 сентября 1939 г. стали критическими днями всей Польской кампании. 

Поляки сдаются в плен

К 7 сентября передовые части армии вышли к реке Нарев, по пути уничтожив большую группировку противника в районе севернее Млава. К этому времени войска прикрытия всех польских приграничных оборонительных районов были сбиты и уничтожены, либо осуществляли беспорядочный отход. Управление вооруженными силами Польши под ударами немецких войск стало невозможно, но несмотря на это, польские солдаты дрались повсюду с крайним ожесточением. 

Брошенный польский танк. 

6 сентября польское правительство спешно покинуло Варшаву и перебралось в Люблин, откуда 9 сентября выехало в Кременец, а 13 сентября - в Залещики. 16 сентября польское правительство перешло границу Румынии. Армия осталась без командования; страна была брошена на произвол судьбы. Армия стала массово сдаваться в плен.

В войне, длившейся всего 18 дней (осада Варшавы — не в счет), польская армия была полностью уничтожена. Примерно 695 тыс. человек попали в плен к немцам, до 217 тыс. человек – сдались СССР. Возможно, что до 100 тыс. человек спаслись бегством через границы Румынии, Венгрии и Литвы. Громадное число убитых польских солдат и воевавших бок о бок с ними мирных жителей, составляет по некоторым источникам, более полутора миллиона человек, и скорее всего, никогда не будет точно установлено. 

Польским пленным дают суп.

Битва закончилась 20 сентября полным уничтожением польских сил. Первая германская атака на Варшаву была предпринята 9 сентября, но, вплоть до 24 сентября, все немецкие атаки на столицу были успешно отражены. 

25 сентября Вермахт начал массированный артиллерийский обстрел и бомбардировку Варшавы, и с 25 по 27 сентября предпринимал безуспешные попытки штурма города. 

28 сентября Варшава капитулировала из-за безнадёжного положения и отсутствия снабжения. В то же время, с 10 по 29 сентября, Вермахт безуспешно штурмовал крепость Модлин, которая капитулировала только 29 сентября из-за отсутствия снабжения и капитуляции Варшавы. 

Польские парламентеры во время передачи крепости Модлин представителям немецкого командования. 

Потери немецкой армии были мизерными: 10 572 человека убитыми, 30 222 ранеными и 3 -109 пропавшими без вести.

Момент церемонии переговоров о капитуляции Польши 1939 г. 

Захваченные немцами польские самолеты.

17 сентября с востока в Польшу вторглась Красная Армия с целью "освободить" белорусов и украинцев, проживающих в Восточной Польше. Это стало неожиданностью для польского командования и сделало перегруппировку оставшихся польских сил невыполнимой задачей. Советские силы вторжения состояли из двух фронтов: Украинский, под командованием Тимошенко и Белорусский, под командованием Ковалёва. Всего оба фронта включали в себя 1,5 миллиона человек, 6191 танк, 1800 самолётов и 9140 артиллерийских орудий. 

Уже на следующий день Красная Армия захватила Вильно – современный Вильнюс. Затем были «освобождены» Гродно и Львов, а 23 сентября Красная Армия вышла на берега реки Буг. 

Встреча русских и немецких солдат на Буге. Интересно, как бы повернула мировая история, если бы русско-немецкий союз по оружию. существовавший в XIX веке, было бы восстановлен на десятилетия?   

Комиссар 29-й танковой бригады Красной армии В. Ю. Боровицкий с немецкими товарищами по оружию. 

Генерал Гудериан вспоминал: «В качестве вестника приближения русских прибыл молодой русский офицер на бронеавтомобиле, сообщивший нам о подходе их танковой бригады. Затем мы получили известие о демаркационной линии, установленной министерством иностранных дел, которая, проходя по Бугу, оставляла за русскими крепость Брест; такое решение министерства мы считали невыгодным. Затем было установлено, что район восточнее демаркационной линии должен быть оставлен нами к 22 сентября. Этот срок был настолько коротким, что мы даже не могли эвакуировать наших раненых и подобрать поврежденные танки. По-видимому, к переговорам об установлении демаркационной линии и о прекращении военных действий вообще не был привлечен ни один военный». 

22 сентября 1939 года во время официальной процедуры передачи города Бреста и Брестской крепости советской стороне прошел совместный парад сил вермахта и РККА. Участвовали: XIX моторизованный корпуса вермахта (командир корпуса — генерал танковых войск Гейнц Гудериан) и 29-й отдельная танковая бригада РККА (командир — комбриг Семён Кривошеин). 

Генерал Гудериан вспоминал: «В день передачи Бреста русским в город прибыл комбриг Кривошеин, танкист, владевший французским языком; поэтому я смог легко с ним объясниться. Все вопросы, оставшиеся неразрешенными в положениях министерства иностранных дел, были удовлетворительно для обеих сторон разрешены непосредственно с русскими. Мы смогли забрать все, кроме захваченных у поляков запасов, которые оставались русским, поскольку их невозможно было эвакуировать за столь короткое время. Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией смены флагов в присутствии комбрига Кривошеина». 

На трибуне — немецкий генерал Хайнц Гудериан и советский комбриг Семён Кривошеин. 

Позже Кривошеин так вспоминал парад: «В 16.00 я и генерал Гудериан поднялись на невысокую трибуну. За пехотой пошла моторизованная артиллерия, потом танки. На бреющем полете пронеслось над трибуной десятка два самолетов. Гудериан, показывая на них, пытался перекричать шум моторов: — Немецкие асы! Колоссаль! — кричал он. Я не удержался и тоже крикнул в ответ: — У нас есть лучше! — О, да! — ответил Гудериан без особой радости. Потом опять пошла пехота на машинах. Некоторые из них, как мне показалось, я уже видел. Очевидно, Гудериан, используя замкнутый круг близлежащих кварталов, приказал мотополкам демонстрировать свою мощь несколько раз … Наконец, парад закончился…» 

Советская танковая колонна проходит мимо группы стоящих немецких мотоциклистов. На переднем плане «командирский»Т-26 образца 1933 года с поручневой антенной.

Гитлер едет в покоренную Польшу в санитарном поезде, общается с раненными солдатами.  

Немецкие войска приветствуют прибывшего в войска Адольфа Гитлера.

Адольф Гитлер приветствует войска Вермахта в Варшаве 5 октября 1939 года.

"Историческая правда"

maxpark.com


Смотрите также