Ретро картинки или интересная история. Пивным путчем в германии называют


Пивной Путч. - Ретро картинки или интересная история.

90 лет назад в Германии произошел "Пивной путч". В советской историографии было принято придавать ему некий налет бурлеска, однако последствия данного события были более чем серьезными... Итак: 9 ноября 1923 года Адольф Гитлер и его сторонники предприняли попытку переворота в Мюнхене. События начались в помещении огромного пивного зала - мюнхенского «Бюргербраукеллер», где проходило выступление члена правительства Баварии Густава фон Кара и собрались местные высшие чины. Поэтому это восстание вошло в историю «пивной путч».

Рурский кризис и унижение Германии, экономические трудности, гиперинфляция вызвали рост левых и праворадикальных настроений. Одновременно активизировались сепаратистские настроения. Сепаратисты рассчитывали, что отделение из земель от Веймарской республики поможет облегчить бремя репарационных выплат или вообще отказать от них, выйти из экономического кризиса. Так, правые сепаратисты-консерваторы, находившиеся у власти в Баварии, хотели отделить свою землю от республики и реставрировать дореволюционную баварскую монархию Виттельсбахов. Этот род правил Баварией с конца XII века и до конца Первой мировой войны. Лидер правых и глава правительства Баварии Густав фон Кар ввёл в Баварии чрезвычайное положение и отказался выполнить ряд предписаний социал-демократического правительства в Берлине.

Пивная «Бюргербраукеллер»

Нацисты пошли на тактический союз с баварскими сепаратистами. Они планировали воспользоваться сепаратистскими настроениями в Баварии, чтобы заявить о себе в общегерманском масштабе. Гитлера вдохновлял пример марша на Рим Муссолини 27-30 октября 1922 года, когда правящей партией стала Национальная фашистская партия, а Бенито Муссолини смог возглавить и сформировать правительство. Нацисты хотели использовать Баварию как плацдарм для похода на Берлин. Еще в начале сентября 1923 года в Нюрнберге при участии одного из героев Первой мировой войны, генерала Эриха Людендорфа учредили Немецкий союз борьбы, который возглавил Гитлер. Эта организация объединяла вокруг НСДАП ряд националистических и военизированных группировок, и нацелилась на создание сильного централизованного государства. Осенью 1923 года Национал-социалистическая немецкая рабочая партия насчитывала более 50 тыс. человек, большинство из которых проживало в Баварии. Поэтому в Баварии НСДАП представляла собой серьезную силу. Была у партии нацистов и собственная военная сила штурмовые отряды (нем. Sturmabteilung, сокращённо СА), состоящие в тот момент из 13 пехотных, а также охранной, мотоциклетной и велосипедной рот.

Тем временем конфликт между Берлином и Мюнхеном набирал обороты. Баварские власти отказались выполнять приказ о задержании трёх популярных лидеров вооружённых формирований и закрыть «Народный обозреватель» (орган НСДАП). 18 октября командующий Баварским военным округом генерал Отто фон Лоссов отказался выполнять приказы рейхсминистра обороны генерала Отто Гесслера. Его сняли с должности. После этого баварское правительство переподчинило себе дивизию рейхсвера, дислоцированную в Баварии. Фактически это был мятеж. Однако лидеры Баварии, натолкнувшись на твердую позицию берлинского Генштаба и начальника управления сухопутными силами рейхсвера Ханса фон Секта, сбавили обороты. Гитлеру сообщили, что пока против Берлина открыто выступать нельзя.

Гитлер решил, что пора инициативу брать в свои руки. Он хотел перехватить власть в Баварии в свои руки, воспользовавшись недовольством солдат рейхсвера сепаратизмом Мюнхена, общей слабостью баварской и общегерманской власти. Гитлер рассчитывал на массовую поддержку приверженцев «национальной идеи», особенно с учётом того, что на его стороне выступит генерал Эрих Людендорф. Генерал был героем захвата Льежа, занятие этой сильной крепости позволило германской армии развить наступление. Людендорф и Гинденбург провели успешную операцию по разгрому русских войск в Восточной Пруссии. В послевоенные годы генерал стал одним из основателей теории об «Ударе ножом в спину». Согласно этой теории германская армия вышла непобеждённой из войны, но получила «удар в спину» от социал-демократической оппозиции и еврейства. Людендорф обвинял политиков Веймарской республики в отсутствии национального духа и в итоге стал поддерживать НСДАП. Гитлер был одним из тех немногих политиков, которых генерал в этот период уважал.

Вечером 8 ноября 1923 года в помещении «Бюргербраукеллер» собралось большое количество людей – около 3 тыс. человек, здесь проходил митинг баварских консерваторов с участием Кара. Присутствовали и руководители местных военных сил - командующий вооруженными силами Баварии фон Лоссов, начальник баварской полиции, полковник Ханс фон Зайссер. По приказу Гитлера несколько сотен штурмовиков окружили здание, установили на улицe пулемёты, нацелив их на входные двери. Гитлер в 20:45 во главе отряда ворвался в здание, согнал со сцены Кара, выстрелил в потолок из пистолета и в наступившей тишине прокричал: «Национальная революция началась!» Затем произнес перед краткую речь, фактически шантажируя присутствующих. Фюрер сообщил, что здание окружено и пообещал установить пулемет и в зале, если его не будут слушать. Гитлер заявил, что баварское правительство и правительство республики низложены, учреждается временное правительство рейха, казармы рейхсвера и земельной полиции захвачены, рейхсвер и земельная полиция перешли на их сторону. Фон Кар, фон Лоссов и фон Зайссер были изолированы, и Гитлер с пистолетом убеждал их войти в новое правительство. Однако они сомневались. Только появление в пивной Людендорфа, который присоединился к путчу, заставило Лоссова и Зайссера дать согласие присоединиться к походу на Берлин. Фон Кар был провозглашен регентом Баварии. Людендорфа назначили главой вооруженных сил Германии, Гитлер должен был стать канцлером.

Первый этап путча прошел весьма успешно. Но затем Гитлер и Людендорф совершили большую ошибку. Они поверили, что Кар, Лоссов и Зайссер теперь их люди и они в одной лодке. Основная вина была на Людендорфе, который больше разбирался в военном деле, чем в политике. Кар, Лоссов и Зайссер и другие члены баварского правительства попросились домой, дав Людендорфу «честное офицерское слово», что они поддержат поход на Берлин. Во всеобщей победной эйфории им поверили и отпустили. Это привело к поражению, причем ещё до похода на Берлин. Причём Гитлер был более дальновидным и сразу понял, что Людендорф совершил грубую ошибку.

Кар немедленно перевёл правительство в Регенсбург и издал прокламацию, где отказывался от всех обещаний, сделанных «под дулами пистолетов», и объявил о роспуске Национал-социалистической партии и штурмовых отрядов. Главнокомандующий рейхсвером генерал Ганс фон Сект пообещал, что если баварцы не справятся с мятежом сами, то пообещал перебросить войска из других земель. Баварские руководители прибыли в казармы рейхсвера и войска заняли все стратегические пункты Мюнхена. Ночью штурмовики под командованием Эрнста Рёма заняли штаб-квартиру сухопутных сил, но были блокированы регулярными войсками.

Восставшие выпустили «Воззвание к германскому народу», где заявили о низложении режима «ноябрьских преступников» (в ноябре 1918 года Германия подписала Компьенское перемирие, которое привело к поражению империи в Первой мировой войне), и создании национального правительства. Но это уже не могло изменить ситуацию. Стратегическая инициатива была утрачена. Людендорф, пытаясь вернуть инициативу, предложил занять центр города, надеясь, что его авторитет поможет переманить на сторону нацистов представителей армии и полиции.

В 11 часов утра 9 ноября нацисты начали марш к центру города на Мариенплац. Во главе колонны Гитлер, Людендорф, Герман Геринг и главный редактор газеты «Штурмовик» Юлиус Штрайхер. У площади Одеон, около «Фельдхернхалле» («Зала героев») шествие встретил полицейский отряд. Гитлер призвал полицейских перейти на их сторон, но получил отказ. Раздались первые выстрелы, а затем дружный залп. Кто начал стрелять первым, неизвестно. Погибли и были ранены несколько полицейских. 16 путчистов были убиты на месте, десятки получили ранения. Геринг был тяжело ранен двумя пулями в верхнюю часть правого бедра. Он чуть не умер от этой раны, в неё попала грязь, вызвавшая заражение. Гитлера и Людендорфа спас фронтовой опыт, они бросились на землю. Охранник Людендорфа и многие соратники Гитлера, шедшие в этой группе, были убиты наповал или ранены. Соратники тут же вывели Гитлера из толпы и увезли. Нацисты не ожидали столь яростного отпора, и демонстрация была рассеяна. Вскоре капитулировал и окруженный Рём.

Это было поражение. Геринга и нескольких других активистов смогли вывезти в Австрию, а Гитлер и Гесс были арестованы. Людендорфа задержали сразу, он не пытался скрываться. Таким бесславным был итог «пивного путча». Руководители нацистов явно переоценили свое влияние на людей, и значение героя-генерала Людендорфа, рассчитывая, что одно имя популярного генерала привлечет на сторону восставших солдат и полицейских. Кроме того, Гитлер и Людендорф недооценили способностей баварского руководства - Кара, Лоссова и других, которые не желали отдавать власть. Однако путч привел к стратегическому выигрышу. Восстание стало грандиозной пиар-акцией НСДАП, о которой заговорила вся страны. Одни ненавидели нацистов, другие восхищались. Гитлеру повезло, он не получил пулю и за один день стал одним из политиков общенационального уровня.

С 26 февраля по 1 апреля 1924 года в Мюнхене шел судебный процесс. На нём Гитлер также получил возможность пропагандировать национал-социалистические идеи. Как говорил Адольф Гитлер впоследствии, «наши идеи разметало по всей Германии подобно взрыву». Популярность НСДА сильно выросла. На выборах в баварский ландтаг партия получила каждый шестой мандат. На выборах в германский рейхстаг в декабре 1924 года в парламент прошло 40 депутатов.

Приговор был удивительно мягким: четверо, включая Гитлера, получили 5 лет тюремного заключения «за государственную измену», ещё пятеро отделались 15-месечными сроками. Видимо, сыграл свою роль факт двусмысленного поведения баварского руководства во время путча, когда они в начале его фактически поддержали. Баварские судьи и прокурор старались не привлекать внимание к Кару, Лоссову и другим сепаратистам, которые до путча способствовали движению нацистов. Гитлер даже прямо и заявил во время судебного заседания: «Одно несомненно: если наше выступление действительно было государственной изменой, тогда все это время Лоссов, Кар и Зайссер совершали государственную измену вместе с нами». Кроме того, суд не мог отправить в тюрьму национального героя Германии – Людендорфа, его оправдали, а другие руководители восстания отделались мягким наказанием. Сам Людендорф отметил эти двойные стандарты, осудив свой оправдательный приговор, так как это было грубое нарушение закона, поскольку его товарищи были признаны виновными.

В тюрьме Ландсберг, где нацисты отбывали наказание, им были созданы тепличные условия. Заключенным даже позволяли собираться за общим столом и обсуждать текущую политическую ситуацию. Гитлер мог проводить большое количество времени за чтением книг и написал большую часть своей работы «Моя борьба». Уже в декабре 1924 года Гитлера освободили, и он смог вернуться к политической борьбе.

Почтовая марка Третьего рейха, выпущенная в честь путча

«Пивной путч» стал первым «героическим деянием» и частью «гражданской религии» нацистов. 16 погибших на Одеонплац были названы мучениками. Флаг, под которым они шли, стал священным. Им освещали партийные знамена на съездах в Нюрнберге. После прихода НСДАП к власти саркофаги с прахом «мучеников» были перенесены на мюнхенскую площадь Кёнигсплатц, где были построены два Храма почёта (северный и южный). В 1933-1939 гг. Национал-социалистическая немецкая рабочая партия ежегодно отмечала в зале «Бюргербраукеллер» годовщину путча с обязательным участием. Когда здание повредил террорист, годовщина отмечалась в пивном зале «Лёвенбраукеллер».

Административное здание НСДАП и южный Храм почёта

(С) Самсонов Александр, "Военное обозрение", humus, вики

picturehistory.livejournal.com

Пивной путч Гитлера - История и этнология. Факты. События. Вымысел.

В 1923 году недовольные настоящим положением вещей национал-социалисты объединили свои усилия с властями Баварии, которые были представлены консервативными сепаратистами. Целью такого союза было свержение режима, который установили социал-демократы по всей Германии. В то время Гитлер был буквально вдохновлен событиями в Италии, когда фашистам во главе с Муссолини в 1922 году удалось фактически захватить власть в результате Марша на Рим.

Марш на Рим проходил с 27 по 30 октября 1922 года в Королевстве Италия. В его ходе произошла насильственная смена руководства страной, что создало предпосылки для захвата власти в 1924 году Национальной фашистской партии Бенито Муссолини.

Однако две политические силы ставили перед собой абсолютно разные цели. Консерваторы-сепаратисты добивались провозглашения Баварии, как независимого государства, в котором планировалось восстановить монархическое правление Виттельсбахов. Гитлер же, напротив, после свержения оппонентов, стремился создать сильное единое государство с мощным стержнем центральной власти. Комиссар Баварии Густав фон Кар – лидер консервативных сепаратистов, имеющий практически неограниченную власть на своей территории, не стал выполнять требования Берлина, который призывал арестовать лидеров национал-социалистического движения и закрыть печатное издание Völkischer Beobachter («Народный обозреватель»), с 1921 года являющееся боевым органом национал-социалистической немецкой рабочей партии. Официальные власти Веймарской Республики решили уничтожить на корню все попытки национал-социалистической партии к захвату власти в Германии, ликвидировав одновременно и руководство, и рупор уже вооруженных на то время нацистов. Но, после отказа фон Кара выполнить требования властей, Генеральный штаб Германии, и в частности командующий сухопутными войсками рейхсвера, а на деле главнокомандующий, Ханс фон Сект выказал свою твердую позицию в отношении подавления мятежа силами армии Республики, если Баварское правительство не в силах сделать этого самостоятельно. После такого однозначного заявления политическое руководство Баварии сообщило Гитлеру, что не имеет пока ни возможности, ни желания в открытую выступать против Республиканского правительства. Но Адольф Гитлер не собирался отказываться от своих планов, он принял решение силой принудить баварскую верхушку выступить против социал-демократов в Берлине.

Густав фон Кар руководил правительством Баварии с 1917 по 1924 годы. Позже являлся председателем Баварского Верховного суда. Являясь ярым монархистом, ратовал за автономию Баварии и децентрализацию власти. Возглавлял ряд монархических группировок.

Вечером 8 ноября 1923 года в Мюнхене в пивном зале Bürgerbräukeller собралось около трех тысяч человек, для того чтобы послушать речь комиссара Баварии Густава фон Кара. Вместе с ним в зале находились и другие представители власти: генерал Отто фон Лоссов – командующий баварскими вооруженными силами и полковник Ханс фон Зайссер – начальник полиции Баварии. Во время речи представителей местного правительства штурмовики национал-социалистов в количестве шестисот человек незаметно окружили здание, которое фон Кар выбрал для своего обращения к народу. На улице были расставлены пулеметы, наведенные на входы и выходы из пивного зала. В дверях здания в тот момент стоял Адольф Гитлер, который держал кружку пива в поднятой руке. Примерно в девять часов вечера будущий фюрер разбил кружку об пол и во главе отряда из вооруженных соратников бросился между сидениями в центр помещения, где, запрыгнув на стол, выстрелил из пистолета в потолок и провозгласил собравшимся: «Национальная революция началась!». После этого Гитлер сообщил присутствующим жителям Мюнхена о том, что правительство Баварии и Республики с данного момента считаются низложенными, казармы вооруженных сил и земельной полиции захвачены, а солдаты рейхсвера и полицейские уже маршируют под национал-социалистическими знаменами со свастикой. Также Гитлер не забыл упомянуть о том, что зал окружен шестью сотнями боевиков, которые вооружены до самых зубов. Никто не имеет права покидать Bürgerbräukeller, а если собравшиеся не утихнут, то на галерее установят пулемет.

Начальник полиции и главнокомандующий вместе с фон Каром были заперты в комнатах, где Гитлер под угрозой физической расправы пытался заставить их выступить на Берлин. В это время в пивной зал вошел генерал-полковник Эрик Фридрих Вильгельм Людендорф, герой Первой Мировой Войны, в сопровождении одного из создателей национал-социалистической немецкой рабочей партии Шойбнера-Рихтера. До последнего момента Людендорфу ничего не было известно о планах Адольфа Гитлера, что он и высказал при всех с глубочайшим недоумением. Однако Гитлер, находившейся в тот момент в зале, не обратил никакого внимания на слова военного и вновь обратился к сидящим в зале баварцам. Было объявлено, что новое правительство будет сформировано в Мюнхене, генерал-полковник Эрик Людендорф был назначен тут же главнокомандующим, а сам Гитлер скромно провозгласил себя имперским канцлером. Все более распылявшийся лидер национал-социалистов потребовал признать свастику сегодня, в противном случае он обещал назавтра смерть сидящим в зале.

В это время фон Зайссер, фон Кар и фон Лоссов подтвердили свое участие в выступлении против правительства социал-демократов в Берлине. Около 22:00 Гитлер вышел на улицу, чтобы попытаться урегулировать конфликт, возникший между стянувшимися правительственными подразделениями армии и полиции с отрядами Гитлера. В это время штурмовики под командованием Рёма захватили штаб-квартиру сухопутных войск, но были окружены подразделениями регулярной армии, которая осталась верна правительству Германии. В этот момент Отто фон Лоссов сказал Людендорфу, что ему надо отлучиться в штаб сделать соответствующие распоряжения, при этом дав «слово офицера вермахта». Под разными предлогами удалось покинуть Bürgerbräukeller и Густаву фон Кару, и Хансу фон Зайссеру. После этого комиссар Баварии незамедлительно приказал перевести правительство в Регенсбург, а национал-социалистическую немецкую рабочую партию и штурмовые отряды Гитлера (СA) распустить и считать вне закона. Сам же Густав фон Кар отказался от своих заявлений, сделанных в пивном зале Мюнхена, и объявил их вынужденными, вытянутыми под дулом пистолета.

Одеонсплац (Фельдхеррнхалле) 9.11.1923

Гитлер прекрасно понял, что попытка захвата власти, которая осталась без какой-либо поддержки баварских властей, потерпела фиаско. Несостоявшийся главнокомандующий Людендорф в такой ситуации предложил лидеру национал-социалистов захватить центр Мюнхена. Герой Первой Мировой Войны надеялся, что под влиянием его заслуженного авторитета армия и полиция все же перейдут на сторону мятежников. И на следующий день 9 ноября в 11:00 колонна национал-социалистов под знаменами со свастикой тронулась к площади Марии (Marienplatz). Издатель антисемитской газеты «Дер Штюмер» Юлиус Штрейхер приехал из Нюрнберга, когда узнал про выступление национал-социалистической немецкой рабочей партии и присоединился к маршу уже непосредственно на площади Марии. Далее он писал, что в начале шествия полицейские патрули не препятствовали движению колонн. Но когда люди под знаменами партии Гитлера приблизились к штаб-квартире сухопутных войск, которую они хотели отбить у правительства, им преградил дорогу вооруженный отряд полицейских численностью около ста человек. Адольф Гитлер попытался заставить полицейских сложить оружие, в ответ получил лишь отказ. Через несколько мгновений загремели выстрелы. Доподлинно неизвестно кто выстрелил первым – либо штурмовики, либо полицейские. Началась стычка, в которой отряд боевиков Адольфа Гитлера, численностью в шесть раз больше кучки полицейских, был полностью разгромлен. Шестнадцать национал-социалистов было убито, в том числе и один из ближайших соратников бывшего ефрейтора Шойбнер-Рихтер. Герингу пуля попала в бедро. С противоположной стороны потери составили всего три человека. Многие из полицейских в той стычке были ранены.

Свидетели тех событий рассказывают, что когда зазвучали выстрелы, Людендорф и Гитлер, получившие опыт в боях Первой Мировой Войны, упали на землю, спасаясь от пуль. В дальнейшем лидер национал-социалистической партии попытался скрыться, соратники затолкнули его в машину и увезли прочь. Людендорф же двинулся на ряды полицейских, которые расступились в знак глубокого уважения к прославленному генералу. Вспоминая эти события много позже, Эрик Людендорф называл Гитлера трусом.

Бойцы отряда Рёма, захватившие здание военного министерства. Знаменосец — Гиммлер

Со временем многие участники путча были арестованы и получили различные сроки тюремного заключения. Однако наказание для заговорщиков оказалось весьма мягким. Например, Гитлер, как организатор вооруженного мятежа и попытки захвата власти в Веймарской Республике, получил всего пять лет тюрьмы. Гесс и Геринг бежали в соседнюю Австрию. Гесс позже вернулся в Германию, был арестован и осужден. В тюрьме к заключенным, приговоренным по делу мятежа, относились очень лояльно: разрешали собираться за столом и обсуждать политические вопросы. Гитлер во время пребывания за решеткой в Ландсберге успел написать большую часть своего труда Mein Kampf, в котором изложил основные принципы и идеи национал-социалистического движения.

Одно из знамен, под которым шагали штурмовики, впоследствии стало священным для фашистов, так как по легенде на него попала кровь убитых 9 ноября 1923 года членов национал-социалистической немецкой рабочей партии. Позже при проведении ритуала освящения знамен окровавленный стяг использовался Гитлером для идеологической пропаганды. А почести погибшим товарищам и отмечание дня «Пивного Путча» проводились в Германии каждый год, начиная с момента прихода его партии к власти и заканчивая 1945 годом.

Людендорф тоже был арестован, но суд ему вынес оправдательный приговор. Генерал-полковник стал депутатом в немецком парламенте, представляя национал-социалистическую партию. Также участвовал в выборах президента Германии, но проиграл, набрав всего лишь один процент голосов избирателей. Позднее, окончательно разочаровавшись в идеологии национал-социалистической немецкой рабочей партии, в том числе и в Адольфе Гитлере, ушел в религию, оставив политику. Гитлер же своего соратника не забывал и даже приглашал занять пост фельдмаршала вооруженных сил третьего Рейха, но получил отказ со словами: «Фельдмаршалами не становятся, ими рождаются». После смерти всеми уважаемого военачальника похоронили с должными почестями. Густав фон Кар был убит во время «Ночи длинных ножей» («операция «Колибри») по личному приказу Адольфа Гитлера.

В ходе «Пивного путча» никаких целей достигнуто не было. Хотя определенные политические дивиденды националисты все же получили. О партии и их движении, про которые практически никто не слышал в Германии до ноября 1923 года, узнали повсеместно. И число сторонников идей Адольфа Гитлера стало стремительно возрастать. К тому же будущий фюрер сделал выводы о том, что власть силой или путем вооруженного мятежа не заполучить. Для начала следует завоевать широкую поддержку у общества, и в первую очередь у людей, обладающих крупными капиталами…

Бюргербройкеллер в 1923 г.

hist-etnol.livejournal.com

Пивной путч Гитлера - Ретро картинки или интересная история.

В 1923 году Германия находилась в бедственном экономическом положении. Все чаще и чаще внутренняя государственная политика, проводимая в жизнь социал-демократами во главе с президентом Фридрихом Эбертом, подвергалась критике, как со стороны коммунистов, так и со стороны правых сил. В первую очередь такое положение дел сложилось из-за оккупации Францией промышленного района Германии – Рурских земель, из-за нежелания немецкого правительства выплачивать репарации. Несмотря на то, что власти призвали жителей оказывать всестороннее сопротивление французам, в конце концов, они согласились на выдвигаемые ими требования. Также правительство Германии, сформированное из представителей социал-демократической партии, не могло справиться с растущим уровнем инфляции. Это в дальнейшем послужило поводом к многочисленным забастовкам и демонстрациям, а также попытке государственного переворота, вошедшего в мировую историю как «Beer Hall Putsch». В России принято использовать термин «Пивной путч», хотя правильнее будет «Путч пивного зала». В некоторых источниках, события, произошедшие в Мюнхене в ноябре 1923 года, получили название Hitler-Ludendorff-Putsch (Путч Гитлера-Людендорфа). Именно с этого момента Национал-социалистическая партия, возглавляемая Адольфом Гитлером, начала свой путь к политическому главенству в Германии.Эрих Фридрих Вильгельм Людендорф генерал-полковник немецкой армии, разработавший теорию «тотальной войны» (концепция мобилизации всех ресурсов нации для победы). Прославился после победы под Танненбергом («операция Гинденбурга»). С середины 1916 года и до окончания войны фактически командовал всей германской армией.

В 1923 году недовольные настоящим положением вещей национал-социалисты объединили свои усилия с властями Баварии, которые были представлены консервативными сепаратистами. Целью такого союза было свержение режима, который установили социал-демократы по всей Германии. В то время Гитлер был буквально вдохновлен событиями в Италии, когда фашистам во главе с Муссолини в 1922 году удалось фактически захватить власть в результате Марша на Рим.

Марш на Рим проходил с 27 по 30 октября 1922 года в Королевстве Италия. В его ходе произошла насильственная смена руководства страной, что создало предпосылки для захвата власти в 1924 году Национальной фашистской партии Бенито Муссолини.

Однако две политические силы ставили перед собой абсолютно разные цели. Консерваторы-сепаратисты добивались провозглашения Баварии, как независимого государства, в котором планировалось восстановить монархическое правление Виттельсбахов. Гитлер же, напротив, после свержения оппонентов, стремился создать сильное единое государство с мощным стержнем центральной власти. Комиссар Баварии Густав фон Кар – лидер консервативных сепаратистов, имеющий практически неограниченную власть на своей территории, не стал выполнять требования Берлина, который призывал арестовать лидеров национал-социалистического движения и закрыть печатное издание Vцlkischer Beobachter («Народный обозреватель»), с 1921 года являющееся боевым органом национал-социалистической немецкой рабочей партии. Официальные власти Веймарской Республики решили уничтожить на корню все попытки национал-социалистической партии к захвату власти в Германии, ликвидировав одновременно и руководство, и рупор уже вооруженных на то время нацистов. Но, после отказа фон Кара выполнить требования властей, Генеральный штаб Германии, и в частности командующий сухопутными войсками рейхсвера, а на деле главнокомандующий, Ханс фон Сект выказал свою твердую позицию в отношении подавления мятежа силами армии Республики, если Баварское правительство не в силах сделать этого самостоятельно. После такого однозначного заявления политическое руководство Баварии сообщило Гитлеру, что не имеет пока ни возможности, ни желания в открытую выступать против Республиканского правительства. Но Адольф Гитлер не собирался отказываться от своих планов, он принял решение силой принудить баварскую верхушку выступить против социал-демократов в Берлине.

Густав фон Кар руководил правительством Баварии с 1917 по 1924 годы. Позже являлся председателем Баварского Верховного суда. Являясь ярым монархистом, ратовал за автономию Баварии и децентрализацию власти. Возглавлял ряд монархических группировок.

Вечером 8 ноября 1923 года в Мюнхене в пивном зале Bьrgerbrдukeller собралось около трех тысяч человек, для того чтобы послушать речь комиссара Баварии Густава фон Кара. Вместе с ним в зале находились и другие представители власти: генерал Отто фон Лоссов – командующий баварскими вооруженными силами и полковник Ханс фон Зайссер – начальник полиции Баварии. Во время речи представителей местного правительства штурмовики национал-социалистов в количестве шестисот человек незаметно окружили здание, которое фон Кар выбрал для своего обращения к народу. На улице были расставлены пулеметы, наведенные на входы и выходы из пивного зала. В дверях здания в тот момент стоял Адольф Гитлер, который держал кружку пива в поднятой руке. Примерно в девять часов вечера будущий фюрер разбил кружку об пол и во главе отряда из вооруженных соратников бросился между сидениями в центр помещения, где, запрыгнув на стол, выстрелил из пистолета в потолок и провозгласил собравшимся: «Национальная революция началась!». После этого Гитлер сообщил присутствующим жителям Мюнхена о том, что правительство Баварии и Республики с данного момента считаются низложенными, казармы вооруженных сил и земельной полиции захвачены, а солдаты рейхсвера и полицейские уже маршируют под национал-социалистическими знаменами со свастикой. Также Гитлер не забыл упомянуть о том, что зал окружен шестью сотнями боевиков, которые вооружены до самых зубов. Никто не имеет права покидать Bьrgerbrдukeller, а если собравшиеся не утихнут, то на галерее установят пулемет.

Начальник полиции и главнокомандующий вместе с фон Каром были заперты в комнатах, где Гитлер под угрозой физической расправы пытался заставить их выступить на Берлин. В это время в пивной зал вошел генерал-полковник Эрик Фридрих Вильгельм Людендорф, герой Первой Мировой Войны, в сопровождении одного из создателей национал-социалистической немецкой рабочей партии Шойбнера-Рихтера. До последнего момента Людендорфу ничего не было известно о планах Адольфа Гитлера, что он и высказал при всех с глубочайшим недоумением. Однако Гитлер, находившейся в тот момент в зале, не обратил никакого внимания на слова военного и вновь обратился к сидящим в зале баварцам. Было объявлено, что новое правительство будет сформировано в Мюнхене, генерал-полковник Эрик Людендорф был назначен тут же главнокомандующим, а сам Гитлер скромно провозгласил себя имперским канцлером. Все более распылявшийся лидер национал-социалистов потребовал признать свастику сегодня, в противном случае он обещал назавтра смерть сидящим в зале.

В это время фон Зайссер, фон Кар и фон Лоссов подтвердили свое участие в выступлении против правительства социал-демократов в Берлине. Около 22:00 Гитлер вышел на улицу, чтобы попытаться урегулировать конфликт, возникший между стянувшимися правительственными подразделениями армии и полиции с отрядами Гитлера. В это время штурмовики под командованием Рёма захватили штаб-квартиру сухопутных войск, но были окружены подразделениями регулярной армии, которая осталась верна правительству Германии. В этот момент Отто фон Лоссов сказал Людендорфу, что ему надо отлучиться в штаб сделать соответствующие распоряжения, при этом дав «слово офицера вермахта». Под разными предлогами удалось покинуть Bьrgerbrдukeller и Густаву фон Кару, и Хансу фон Зайссеру. После этого комиссар Баварии незамедлительно приказал перевести правительство в Регенсбург, а национал-социалистическую немецкую рабочую партию и штурмовые отряды Гитлера (СA) распустить и считать вне закона. Сам же Густав фон Кар отказался от своих заявлений, сделанных в пивном зале Мюнхена, и объявил их вынужденными, вытянутыми под дулом пистолета.

Одеонсплац (Фельдхеррнхалле) 9.11.1923

Гитлер прекрасно понял, что попытка захвата власти, которая осталась без какой-либо поддержки баварских властей, потерпела фиаско. Несостоявшийся главнокомандующий Людендорф в такой ситуации предложил лидеру национал-социалистов захватить центр Мюнхена. Герой Первой Мировой Войны надеялся, что под влиянием его заслуженного авторитета армия и полиция все же перейдут на сторону мятежников. И на следующий день 9 ноября в 11:00 колонна национал-социалистов под знаменами со свастикой тронулась к площади Марии (Marienplatz). Издатель антисемитской газеты «Дер Штюмер» Юлиус Штрейхер приехал из Нюрнберга, когда узнал про выступление национал-социалистической немецкой рабочей партии и присоединился к маршу уже непосредственно на площади Марии. Далее он писал, что в начале шествия полицейские патрули не препятствовали движению колонн. Но когда люди под знаменами партии Гитлера приблизились к штаб-квартире сухопутных войск, которую они хотели отбить у правительства, им преградил дорогу вооруженный отряд полицейских численностью около ста человек. Адольф Гитлер попытался заставить полицейских сложить оружие, в ответ получил лишь отказ. Через несколько мгновений загремели выстрелы. Доподлинно неизвестно кто выстрелил первым – либо штурмовики, либо полицейские. Началась стычка, в которой отряд боевиков Адольфа Гитлера, численностью в шесть раз больше кучки полицейских, был полностью разгромлен. Шестнадцать национал-социалистов было убито, в том числе и один из ближайших соратников бывшего ефрейтора Шойбнер-Рихтер. Герингу пуля попала в бедро. С противоположной стороны потери составили всего три человека. Многие из полицейских в той стычке были ранены.

Свидетели тех событий рассказывают, что когда зазвучали выстрелы, Людендорф и Гитлер, получившие опыт в боях Первой Мировой Войны, упали на землю, спасаясь от пуль. В дальнейшем лидер национал-социалистической партии попытался скрыться, соратники затолкнули его в машину и увезли прочь. Людендорф же двинулся на ряды полицейских, которые расступились в знак глубокого уважения к прославленному генералу. Вспоминая эти события много позже, Эрик Людендорф называл Гитлера трусом.

Бойцы отряда Рёма, захватившие здание военного министерства. Знаменосец — Гиммлер

Со временем многие участники путча были арестованы и получили различные сроки тюремного заключения. Однако наказание для заговорщиков оказалось весьма мягким. Например, Гитлер, как организатор вооруженного мятежа и попытки захвата власти в Веймарской Республике, получил всего пять лет тюрьмы. Гесс и Геринг бежали в соседнюю Австрию. Гесс позже вернулся в Германию, был арестован и осужден. В тюрьме к заключенным, приговоренным по делу мятежа, относились очень лояльно: разрешали собираться за столом и обсуждать политические вопросы. Гитлер во время пребывания за решеткой в Ландсберге успел написать большую часть своего труда Mein Kampf, в котором изложил основные принципы и идеи национал-социалистического движения.

Одно из знамен, под которым шагали штурмовики, впоследствии стало священным для фашистов, так как по легенде на него попала кровь убитых 9 ноября 1923 года членов национал-социалистической немецкой рабочей партии. Позже при проведении ритуала освящения знамен окровавленный стяг использовался Гитлером для идеологической пропаганды. А почести погибшим товарищам и отмечание дня «Пивного Путча» проводились в Германии каждый год, начиная с момента прихода его партии к власти и заканчивая 1945 годом.

Людендорф тоже был арестован, но суд ему вынес оправдательный приговор. Генерал-полковник стал депутатом в немецком парламенте, представляя национал-социалистическую партию. Также участвовал в выборах президента Германии, но проиграл, набрав всего лишь один процент голосов избирателей. Позднее, окончательно разочаровавшись в идеологии национал-социалистической немецкой рабочей партии, в том числе и в Адольфе Гитлере, ушел в религию, оставив политику. Гитлер же своего соратника не забывал и даже приглашал занять пост фельдмаршала вооруженных сил третьего Рейха, но получил отказ со словами: «Фельдмаршалами не становятся, ими рождаются». После смерти всеми уважаемого военачальника похоронили с должными почестями. Густав фон Кар был убит во время «Ночи длинных ножей» («операция «Колибри») по личному приказу Адольфа Гитлера.

В ходе «Пивного путча» никаких целей достигнуто не было. Хотя определенные политические дивиденды националисты все же получили. О партии и их движении, про которые практически никто не слышал в Германии до ноября 1923 года, узнали повсеместно. И число сторонников идей Адольфа Гитлера стало стремительно возрастать. К тому же будущий фюрер сделал выводы о том, что власть силой или путем вооруженного мятежа не заполучить. Для начала следует завоевать широкую поддержку у общества, и в первую очередь у людей, обладающих крупными капиталами…

Бюргербройкеллер в 1923 г.

Видео здесь

picturehistory.livejournal.com

Пивной Путч. - МОЙ БЛОГ

90 лет назад в Германии произошел "Пивной путч". В советской историографии было принято придавать ему некий налет бурлеска, однако последствия данного события были более чем серьезными... Итак: 9 ноября 1923 года Адольф Гитлер и его сторонники предприняли попытку переворота в Мюнхене. События начались в помещении огромного пивного зала - мюнхенского «Бюргербраукеллер», где проходило выступление члена правительства Баварии Густава фон Кара и собрались местные высшие чины. Поэтому это восстание вошло в историю «пивной путч».

Рурский кризис и унижение Германии, экономические трудности, гиперинфляция вызвали рост левых и праворадикальных настроений. Одновременно активизировались сепаратистские настроения. Сепаратисты рассчитывали, что отделение из земель от Веймарской республики поможет облегчить бремя репарационных выплат или вообще отказать от них, выйти из экономического кризиса. Так, правые сепаратисты-консерваторы, находившиеся у власти в Баварии, хотели отделить свою землю от республики и реставрировать дореволюционную баварскую монархию Виттельсбахов. Этот род правил Баварией с конца XII века и до конца Первой мировой войны. Лидер правых и глава правительства Баварии Густав фон Кар ввёл в Баварии чрезвычайное положение и отказался выполнить ряд предписаний социал-демократического правительства в Берлине.

Пивная «Бюргербраукеллер»

Нацисты пошли на тактический союз с баварскими сепаратистами. Они планировали воспользоваться сепаратистскими настроениями в Баварии, чтобы заявить о себе в общегерманском масштабе. Гитлера вдохновлял пример марша на Рим Муссолини 27-30 октября 1922 года, когда правящей партией стала Национальная фашистская партия, а Бенито Муссолини смог возглавить и сформировать правительство. Нацисты хотели использовать Баварию как плацдарм для похода на Берлин. Еще в начале сентября 1923 года в Нюрнберге при участии одного из героев Первой мировой войны, генерала Эриха Людендорфа учредили Немецкий союз борьбы, который возглавил Гитлер. Эта организация объединяла вокруг НСДАП ряд националистических и военизированных группировок, и нацелилась на создание сильного централизованного государства. Осенью 1923 года Национал-социалистическая немецкая рабочая партия насчитывала более 50 тыс. человек, большинство из которых проживало в Баварии. Поэтому в Баварии НСДАП представляла собой серьезную силу. Была у партии нацистов и собственная военная сила штурмовые отряды (нем. Sturmabteilung, сокращённо СА), состоящие в тот момент из 13 пехотных, а также охранной, мотоциклетной и велосипедной рот.

Тем временем конфликт между Берлином и Мюнхеном набирал обороты. Баварские власти отказались выполнять приказ о задержании трёх популярных лидеров вооружённых формирований и закрыть «Народный обозреватель» (орган НСДАП). 18 октября командующий Баварским военным округом генерал Отто фон Лоссов отказался выполнять приказы рейхсминистра обороны генерала Отто Гесслера. Его сняли с должности. После этого баварское правительство переподчинило себе дивизию рейхсвера, дислоцированную в Баварии. Фактически это был мятеж. Однако лидеры Баварии, натолкнувшись на твердую позицию берлинского Генштаба и начальника управления сухопутными силами рейхсвера Ханса фон Секта, сбавили обороты. Гитлеру сообщили, что пока против Берлина открыто выступать нельзя.

Гитлер решил, что пора инициативу брать в свои руки. Он хотел перехватить власть в Баварии в свои руки, воспользовавшись недовольством солдат рейхсвера сепаратизмом Мюнхена, общей слабостью баварской и общегерманской власти. Гитлер рассчитывал на массовую поддержку приверженцев «национальной идеи», особенно с учётом того, что на его стороне выступит генерал Эрих Людендорф. Генерал был героем захвата Льежа, занятие этой сильной крепости позволило германской армии развить наступление. Людендорф и Гинденбург провели успешную операцию по разгрому русских войск в Восточной Пруссии. В послевоенные годы генерал стал одним из основателей теории об «Ударе ножом в спину». Согласно этой теории германская армия вышла непобеждённой из войны, но получила «удар в спину» от социал-демократической оппозиции и еврейства. Людендорф обвинял политиков Веймарской республики в отсутствии национального духа и в итоге стал поддерживать НСДАП. Гитлер был одним из тех немногих политиков, которых генерал в этот период уважал.

Вечером 8 ноября 1923 года в помещении «Бюргербраукеллер» собралось большое количество людей – около 3 тыс. человек, здесь проходил митинг баварских консерваторов с участием Кара. Присутствовали и руководители местных военных сил - командующий вооруженными силами Баварии фон Лоссов, начальник баварской полиции, полковник Ханс фон Зайссер. По приказу Гитлера несколько сотен штурмовиков окружили здание, установили на улицe пулемёты, нацелив их на входные двери. Гитлер в 20:45 во главе отряда ворвался в здание, согнал со сцены Кара, выстрелил в потолок из пистолета и в наступившей тишине прокричал: «Национальная революция началась!» Затем произнес перед краткую речь, фактически шантажируя присутствующих. Фюрер сообщил, что здание окружено и пообещал установить пулемет и в зале, если его не будут слушать. Гитлер заявил, что баварское правительство и правительство республики низложены, учреждается временное правительство рейха, казармы рейхсвера и земельной полиции захвачены, рейхсвер и земельная полиция перешли на их сторону. Фон Кар, фон Лоссов и фон Зайссер были изолированы, и Гитлер с пистолетом убеждал их войти в новое правительство. Однако они сомневались. Только появление в пивной Людендорфа, который присоединился к путчу, заставило Лоссова и Зайссера дать согласие присоединиться к походу на Берлин. Фон Кар был провозглашен регентом Баварии. Людендорфа назначили главой вооруженных сил Германии, Гитлер должен был стать канцлером.

Первый этап путча прошел весьма успешно. Но затем Гитлер и Людендорф совершили большую ошибку. Они поверили, что Кар, Лоссов и Зайссер теперь их люди и они в одной лодке. Основная вина была на Людендорфе, который больше разбирался в военном деле, чем в политике. Кар, Лоссов и Зайссер и другие члены баварского правительства попросились домой, дав Людендорфу «честное офицерское слово», что они поддержат поход на Берлин. Во всеобщей победной эйфории им поверили и отпустили. Это привело к поражению, причем ещё до похода на Берлин. Причём Гитлер был более дальновидным и сразу понял, что Людендорф совершил грубую ошибку.

Кар немедленно перевёл правительство в Регенсбург и издал прокламацию, где отказывался от всех обещаний, сделанных «под дулами пистолетов», и объявил о роспуске Национал-социалистической партии и штурмовых отрядов. Главнокомандующий рейхсвером генерал Ганс фон Сект пообещал, что если баварцы не справятся с мятежом сами, то пообещал перебросить войска из других земель. Баварские руководители прибыли в казармы рейхсвера и войска заняли все стратегические пункты Мюнхена. Ночью штурмовики под командованием Эрнста Рёма заняли штаб-квартиру сухопутных сил, но были блокированы регулярными войсками.

Восставшие выпустили «Воззвание к германскому народу», где заявили о низложении режима «ноябрьских преступников» (в ноябре 1918 года Германия подписала Компьенское перемирие, которое привело к поражению империи в Первой мировой войне), и создании национального правительства. Но это уже не могло изменить ситуацию. Стратегическая инициатива была утрачена. Людендорф, пытаясь вернуть инициативу, предложил занять центр города, надеясь, что его авторитет поможет переманить на сторону нацистов представителей армии и полиции.

В 11 часов утра 9 ноября нацисты начали марш к центру города на Мариенплац. Во главе колонны Гитлер, Людендорф, Герман Геринг и главный редактор газеты «Штурмовик» Юлиус Штрайхер. У площади Одеон, около «Фельдхернхалле» («Зала героев») шествие встретил полицейский отряд. Гитлер призвал полицейских перейти на их сторон, но получил отказ. Раздались первые выстрелы, а затем дружный залп. Кто начал стрелять первым, неизвестно. Погибли и были ранены несколько полицейских. 16 путчистов были убиты на месте, десятки получили ранения. Геринг был тяжело ранен двумя пулями в верхнюю часть правого бедра. Он чуть не умер от этой раны, в неё попала грязь, вызвавшая заражение. Гитлера и Людендорфа спас фронтовой опыт, они бросились на землю. Охранник Людендорфа и многие соратники Гитлера, шедшие в этой группе, были убиты наповал или ранены. Соратники тут же вывели Гитлера из толпы и увезли. Нацисты не ожидали столь яростного отпора, и демонстрация была рассеяна. Вскоре капитулировал и окруженный Рём.

Это было поражение. Геринга и нескольких других активистов смогли вывезти в Австрию, а Гитлер и Гесс были арестованы. Людендорфа задержали сразу, он не пытался скрываться. Таким бесславным был итог «пивного путча». Руководители нацистов явно переоценили свое влияние на людей, и значение героя-генерала Людендорфа, рассчитывая, что одно имя популярного генерала привлечет на сторону восставших солдат и полицейских. Кроме того, Гитлер и Людендорф недооценили способностей баварского руководства - Кара, Лоссова и других, которые не желали отдавать власть. Однако путч привел к стратегическому выигрышу. Восстание стало грандиозной пиар-акцией НСДАП, о которой заговорила вся страны. Одни ненавидели нацистов, другие восхищались. Гитлеру повезло, он не получил пулю и за один день стал одним из политиков общенационального уровня.

С 26 февраля по 1 апреля 1924 года в Мюнхене шел судебный процесс. На нём Гитлер также получил возможность пропагандировать национал-социалистические идеи. Как говорил Адольф Гитлер впоследствии, «наши идеи разметало по всей Германии подобно взрыву». Популярность НСДА сильно выросла. На выборах в баварский ландтаг партия получила каждый шестой мандат. На выборах в германский рейхстаг в декабре 1924 года в парламент прошло 40 депутатов.

Приговор был удивительно мягким: четверо, включая Гитлера, получили 5 лет тюремного заключения «за государственную измену», ещё пятеро отделались 15-месечными сроками. Видимо, сыграл свою роль факт двусмысленного поведения баварского руководства во время путча, когда они в начале его фактически поддержали. Баварские судьи и прокурор старались не привлекать внимание к Кару, Лоссову и другим сепаратистам, которые до путча способствовали движению нацистов. Гитлер даже прямо и заявил во время судебного заседания: «Одно несомненно: если наше выступление действительно было государственной изменой, тогда все это время Лоссов, Кар и Зайссер совершали государственную измену вместе с нами». Кроме того, суд не мог отправить в тюрьму национального героя Германии – Людендорфа, его оправдали, а другие руководители восстания отделались мягким наказанием. Сам Людендорф отметил эти двойные стандарты, осудив свой оправдательный приговор, так как это было грубое нарушение закона, поскольку его товарищи были признаны виновными.

В тюрьме Ландсберг, где нацисты отбывали наказание, им были созданы тепличные условия. Заключенным даже позволяли собираться за общим столом и обсуждать текущую политическую ситуацию. Гитлер мог проводить большое количество времени за чтением книг и написал большую часть своей работы «Моя борьба». Уже в декабре 1924 года Гитлера освободили, и он смог вернуться к политической борьбе.

Почтовая марка Третьего рейха, выпущенная в честь путча

«Пивной путч» стал первым «героическим деянием» и частью «гражданской религии» нацистов. 16 погибших на Одеонплац были названы мучениками. Флаг, под которым они шли, стал священным. Им освещали партийные знамена на съездах в Нюрнберге. После прихода НСДАП к власти саркофаги с прахом «мучеников» были перенесены на мюнхенскую площадь Кёнигсплатц, где были построены два Храма почёта (северный и южный). В 1933-1939 гг. Национал-социалистическая немецкая рабочая партия ежегодно отмечала в зале «Бюргербраукеллер» годовщину путча с обязательным участием. Когда здание повредил террорист, годовщина отмечалась в пивном зале «Лёвенбраукеллер».

Административное здание НСДАП и южный Храм почёта

(С) Самсонов Александр, "Военное обозрение", humus, вики

matynin-denis.livejournal.com

90 лет Пивному путчу: tverdyi_znak

90 лет назад произошел «Пивной путч», известный также как путч Гитлера и Людендорфа (Hitler-Ludendorff-Putsch) — неудачная попытка захвата государственной власти, предпринятая ветеранской организацией «Kampfbund» во главе с национал-социалистом Гитлером и генералом Людендорфом 8-9 ноября 1923 года в Мюнхене. Всего 100 полицейских разогнали 3000 нациков. Позорный провал?Но спустя 10 лет Гитлер, считавшийся до того маргинальным политиканом и демагогом, что-то типа германского Жириновского и Навального, пришел к власти с помощью демократических выборов.

Спустя 15 лет прошел инициированный нацистами еврейский погром - так называемая "Хрустальная ночь".Будут и парады, факельные шествия в Нюрнберге.Правда, к 1945 году разбомбленная Германия лежала в руинах...

А спустя 90 лет - проходит так называемый "Русский марш". Дедушка Адик был бы доволен. Его идеи живут и побеждают в стране, "победившей фашизм"...

Но это всё будет позже. А пока что малоизвестный художник, бывший ефрейтор и политикан-популист пытался устроить путч, начало которому было положено в мюнхенской пивной...

1923 год запомнился Германии, как год кризисов. Это было обусловлено апатией из-за поражения в войне, кризисом в экономике и высоким уровнем инфляции. По стране прокатилась волна демонстраций и забастовок. Ситуация стала ещё хуже, после того, как французы оккупировали Рур. Социал-демократическое правительство, сначала призвавшее немцев к сопротивлению и ввергнувшее страну в экономический кризис, а затем принявшее все требования Франции, подвергалось нападкам и со стороны правых, и со стороны коммунистов.

В этих условиях Гитлер вступил в союз с правыми консерваторами-сепаратистами, находившимися у власти в Баварии, совместно готовя выступление против социал-демократического правительства в Берлине. Гитлер рассчитывал на бескровный захват власти, подобно тому, который произошёл в октябре 1922 года в Италии, когда фашистский лидер Бенито Муссолини легко захватил власть, объявив «поход на Рим». Гитлер надеялся на лёгкий захват власти, учитывая нестабильную ситуацию в Германии в 1923 году, кроме того на его стороне выступили герой Первой мировой войны генерал Эрих фон Людендорф и ветеранская организация «Кампфбунд». К тому же у Гитлера возникла иллюзия, что на его стороне – три высших руководителя Баварии: генеральный комиссар Густав фон Кар, начальник полиции Ганс фон Шайсер и командующий войсками Отто фон Лоссов.

Однако стратегические цели союзников резко разнились: первые стремились к отделению и реставрации дореволюционной баварской монархии Виттельсбахов, тогда как нацисты — к созданию сильного централизованного государства. Лидер баварских правых Густав фон Кар, провозглашённый комиссаром земли с диктаторскими полномочиями, ввёл в Баварии чрезвычайное положение; при этом он отказался исполнять ряд приказаний Берлина и в частности — арестовать трёх популярных лидеров вооружённых формирований и закрыть орган НСДАП «Фёлькишер беобахтер (народный обозреватель)». Однако, столкнувшись с твёрдой позицией берлинского Генерального штаба и начальника управления сухопутными силами рейхсвера фон Секта, лидеры Баварии заявили Гитлеру, что не намерены пока что открыто выступать против Берлина. Гитлер воспринял это как сигнал, что следует брать инициативу в свои руки. Он решил взять в заложники фон Кара и вынудить его поддержать поход.

Начало путча

Утвердившееся в российской историографии наименование «Пивной путч» - неловкий перевод с английского «Beer Hall Putsch» – «Путч пивного зала». Действительно, драматические события попытки государственного переворота, имевшего место 8 – 9 ноября 1923 года произошли в помещении пивного зала «Bürgerbräukeller». Однако едва ли участники переворота были в этот момент особо пьяны: просторный мюнхенский зал «Bürgerbräukeller» служил в то время площадкой для общественных выступлений, люди приходили слушать ораторов.

Бюргербройкеллер в 1923 г.

Вечером 8 ноября 1923 года около 3000 человек собрались в помещении мюнхенского «Бюргербройкеллер» (Bürgerbräukeller) — огромного пивного зала для того, чтобы послушать выступление фон Кара. Вместе с ним на трибуне находились местные высшие чины — генерал Отто фон Лоссов, командующий вооруженными силами Баварии, и полковник Ханс фон Зайссер, начальник баварской полиции. Пока фон Кар выступал перед собравшимися, около 600 штурмовиков незаметно оцепили зал. Члены СА установили на улицe пулемёты, нацелив их на входные двери.Лидер нацистов Адольф Гитлер стоял в дверях с кружкой пива в поднятой руке.

Примерно в 20:45 он бросил её наземь и, во главе вооружённого ударного отряда, бросился в середину зала, вскочил на стол, выстрелил в потолок из пистолета и в наступившей тишине прокричал: «Национальная революция началась!» Затем он обратился к изумлённой публике: «Зал окружён шестьюстами вооружёнными до зубов людьми. Никто не имеет права покидать зал. Если сейчас же не установится тишина, я прикажу установить на галерее пулемёт. Баварское правительство и правительство рейха низложены, образуется временное правительство рейха, казармы рейхсвера и земельной полиции захвачены, рейхсвер и земельная полиция уже выступают под знамёнами со свастикой!»

Фон Кар, фон Лоссов и фон Зайссер были заперты в одной из комнат. Гитлер с пистолетом убеждал их занять посты в новом правительстве, но безрезультатно. Не хотели, понимате ли...

Тем временем Шойбнер-Рихтер доставил в пивную генерала Людендорфа, героя Первой мировой войны, который до того ничего не знал о путче, но поддержал Гитлера. После приезда Людендорфа фон Кар, фон Лоссов и фон Зайссер объявили, что присоединяются к походу на Берлин. Гитлер провозгласил фон Кара регентом Баварии и заявил, что в тот же день в Мюнхене будет сформировано новое германское правительство, которое отстранит от власти президента Фридриха Эберта. Людендорфа Гитлер сразу же назначил главнокомандующим германской армией (рейхсвером), а себя самого — имперским канцлером.

Примерно в 22:30 Гитлер вышел из пивной, чтобы урегулировать стычку между штурмовиками и регулярными формированиями. В это время Лоссов попросился на улицу, дав Людендорфу «честное офицерское слово», что ему надо дать распоряжения в штабе, Кар и Зайссер также покинули пивную. Кар перевёл правительство в Регенсбург и издал прокламацию, в которой отказывался от всех заявлений, сделанных «под дулами пистолетов», и объявлял о роспуске НСДАП и штурмовых отрядов. К этому времени штурмовики под командованием Рёма заняли штаб-квартиру сухопутных сил в военном министерстве, но ночью здание осадили регулярные войска, верные правительству.

Бойцы отряда Рёма, захватившие здание военного министерства. Знаменосец — Гиммлер.

В этой ситуации Людендорф предложил Гитлеру занять центр города, рассчитывая, что его авторитет поможет переманить на сторону нацистов армию и полицию.

Марш по Мюнхену

В 11 часов утра 9 ноября собравшиеся нацисты под знамёнами со свастикой и военными штандартами колонной направились к центру города на Мариенплац, надеясь снять осаду с военного министерства. Во главе колонны шли Гитлер, Людендорф и Геринг, в составе марширующих было также несколько заложников. На Мариенплац к нацистам присоединился Юлиус Штрейхер, который узнал о путче и приехал из Нюрнберга.

Вначале немногочисленные полицейские патрули пропустили колонну, но когда демонстранты вышли на Одеонсплац неподалеку от Фельдхеррнхалле и министерства обороны, путь им преградили усиленные наряды полиции, вооружённые карабинами. Трём тысячам нацистов противостояло около 100 полицейских.

Одеонсплац (Фельдхеррнхалле) 9.11.1923

Гитлер призвал полицию сдаться, но получил отказ, после чего раздались выстрелы (данные о том, кто начал стрелять первым, противоречивы). В перестрелке погибло 16 нацистов, в том числе Шойбнер-Рихтер, и 3 полицейских, многие были ранены, в том числе и Геринг (по одним версиям - в бедро, по другим - в пах).

Геринг до того, как получил пулю кое-куда

Гитлер и другие путчисты бросились на мостовую, а затем пытались скрыться. Соратники посадили Гитлера в автомобиль, на котором он смылся с места перестрелки.

Людендорф остался стоять на Одеонплац и был арестован, позже он презирал Гитлера за трусость. Через два часа после этого сдался Рём.Непосредственный свидетель тех событий, и. о. генконсула США в Мюнхене в то время Роберт Мёрфи в своих мемуарах писал: «когда началась стрельба… и Людендорф и Гитлер вели себя совершенно одинаково, как и подобает двум закаленным в боях солдатам. Оба одновременно бросились плашмя на землю, чтобы избежать обрушившийся на них град пуль. При этом телохранитель Людендорфа, маршировавший с ним рядом, был убит наповал, как и многие из сподвижников Гитлера».

Последствия

Фотография с процесса по делу о "пивном путче"

Не получивший поддержки ни среди населения, ни среди военных (на что особенно рассчитывал Гитлер в связи с симпатиями к НСДАП видного военного, генерала Людендорфа), путч, таким образом, был подавлен. В течение нескольких дней после подавления путча были арестованы все его лидеры кроме Геринга и Гесса (они бежали в Австрию, Гесс позднее вернулся и тоже был осуждён). Участники шествия, в том числе и Гитлер, получили тюремные сроки различной длительности. Пятеро обвиняемых получили по 15 месяцев тюрьмы, еще четверо, включая Гитлера, были наказаны пятилетними тюремными сроками «за государственную измену». Сыграло свою роль то, что баварские судьи и прокурор старались не привлекать внимания к двусмысленному поведению Кара, Лоссова и других сепаратистов, во многом способствовавшему провокации путча. Гитлер так прямо и заявил на суде: «Одно несомненно: если наше выступление действительно было государственной изменой, тогда все это время Лоссов, Кар и Шайссер совершали государственную измену вместе с нами».

Кроме того, невозможно было отправить в тюрьму культового национального героя Людендорфа, игравшего в путче самую активную роль. Его суд предпочел оправдать. Поэтому и другие руководители мятежа отделались сравнительно мягким наказанием.

В тюрьме Ландсберг нацисты отбывали наказание в весьма мягких условиях — например, им позволялось собираться за общим столом и обсуждать политические вопросы. В Германии практически никт не сомневался, что путчистов выпустят. Спорили лишь о сроках... Но все-таки немножечко посидели, и в тюрьме Адольф Гитлер написал бо́льшую часть своей книги «Моя борьба». А уже в декабре 1924 года Гитлер был выпущен на свободу из Ландсбергской тюрьмы.

«Пивной путч», несмотря на его провал, прославил Гитлера. О нем написали все немецкие газеты, его портреты поместили еженедельники. Мюнхенский процесс способствовал росту популярности НСДАП. На выборах в баварский ландтаг нацисты получили каждый шестой мандат. А в германский рейхстаг на декабрьских выборах 1924 года прошло 40 депутатов от НСДАП. И уже в 1933 году Гитлер пришел к власти «демократическим» путем: его партия получила большинство голосов на выборах в рейхстаг, что дало ему право по конституции стать канцлером, то есть главой правительства Германии.

Погибшие в ходе путча национал-социалисты были позднее объявлены официальной пропагандой «мучениками». Флаг, под которым они шли (и на который, по официальной версии, попали капли крови мучеников), использовался в дальнейшем в качестве «священного» при «освящении» партийных знамен: на партийных съездах в Нюрнберге Адольф Гитлер прикладывал новые флаги к «священному» знамени, совершая, таким образом, ритуал «освящения» новых знамён. Нельзя не заметить кощунственной подмены нацистами христианского понятия мученичества в своих политических целях.

Парад на Кёнигсплац 1938 год. На заднем плане — Храмы почёта

9 ноября 1935 года саркофаги с прахом 16 нацистов, погибших во время пивного путча 1923 года, были перенесены на мюнхенскую площадь Кёнигсплатц. Здесь были построены два (северный и южный) Храма почёта (нем. Ehrentempel). Они располагались между Административным зданием НСДАП и Фюрербау. После Второй мировой войны американская оккупационная администрация расположилась в Фюрербау, а Храмы почёта были взорваны (в настоящее время сохранились их цоколи, заросшие плющом).

Административное здание НСДАП и южный Храм почёта

С 1933 по 1939 годы НСДАП ежегодно отмечала в зале Бюргербройкеллер годовщину путча с обязательным участием Гитлера. В последний раз, в 1939 году, зал был сильно повреждён взрывом бомбы, заложенной столяром Георгом Эльзером, пытавшимся совершить покушение на Гитлера.

С 1940 по 1943 годы, в связи с сильным разрушением Бюргербройкеллер, годовщина отмечалась в пивном зале «Лёвенбройкеллер» (сохранился до настоящего времени), а в 1944 году — в цирке «Кроне» (12 ноября 1944 года по случаю очередной годовщины в цирке «Кроне» выступил, по поручению Гитлера, не поехавшего в Мюнхен, рейхсфюрер СС Г. Гиммлер).

«Лёвенбройкеллер»

После 1945 года Германия получила хорошую прививку от нацизма. Но по злой иронии судьбы уроки истории так и не были усвоены в стране, "победившей фашизм".

И в 1993 году "красно-коричневые", пытавшиеся устроить мятеж в Москве, отделались легким испугом. А ведь тогда горстка бойцов "Витязя" тоже сумела разогнать толпу погромщиков, которые впоследствии обнаглели и стали считать себя "героями", а кое-кто из главарей неудавшегося путча потом даже занимал высокие должности.

А в наши дни наследнички штурмовиков из мюнхенских пивных устраивают погром в Бирюлеве, зигуют на "русских маршах", и призывают убивать "чурок". Но не слышно что-то о задержании убийц узбека, зарезанного во время бирюлевского погрома. И о задержании убийц азербайджанца, зарезанного в те же дни, что-то не слышно, и на вертолёте никого к министру МВД не доставляют...

Правда, под горячую руку "борцов за русский народ" попадаются... русские же люди, которых калечат, спутав с нерусскими... Что ж, лес рубят - щепки летят. Гитлер ведь во имя победы национал-социализма тоже особо не жалел немцев.

Об этом стоило бы почаще вспоминать и нашим согражданам.

ИсточникиПивной путчПивной путч в МюнхенеПивной путчПивной путч

tverdyi-znak.livejournal.com

Пивной путч — WiKi

Предпосылки

  Бойцы отряда Рёма, захватившие здание военного министерства. Знаменосец — Гиммлер.

В январе 1923 году в Германии разразился кризис, причиной которого являлась французская оккупация Рура. Правительство во главе с беспартийным рейхсканцлером Вильгельмом Куно призвало немцев к пассивному сопротивлению, приведшему к большому экономическому ущербу. Новое правительство во главе с рейхсканцлером Густавом Штреземаном 26 сентября 1923 года было вынуждено принять все требования Франции, и в результате подвергалось нападкам и со стороны правых, и со стороны коммунистов. Предвидя это, Штреземан добился введения президентом Эбертом чрезвычайного положения в стране с 26 сентября 1923 года, в связи с чем исключительными полномочиями были наделены министр обороны Отто Гесслер и начальник управления сухопутными силами рейхсвера фон Сект.

Консервативный баварский кабинет министров 26 сентября объявил о введении на территории земли чрезвычайного положения и назначил правого монархиста и бывшего премьер-министра Густава фон Кара комиссаром земли Бавария, наделив его диктаторскими полномочиями. Власть была сосредоточена в руках триумвирата: Кара, командующего силами рейхсвера в Баварии генерала Отто фон Лоссова и начальника баварской полиции Ханса фон Сейсера. Кар отказался признать, что введенное в Германии президентом чрезвычайное положение действительно в отношении Баварии и не стал исполнять ряд приказаний Берлина, в частности — арестовать трёх популярных лидеров вооружённых формирований и закрыть орган НСДАП Völkischer Beobachter. Сект приказал Лоссову закрыть нацистскую газету и арестовать трех лидеров военных отрядов. Однако генерал, будучи баварцем по рождению, под влиянием Кара заколебался. 24 октября Сект отстранил Лоссова от командования, однако Кар не захотел согласиться с подобным диктатом Берлина, объявил, что Лоссов останется командующим силами рейхсвера в Баварии и, пренебрегая положениями статей конституции, потребовал от офицеров и рядовых присяги на верность баварскому правительству. В Берлине это расценили как военный бунт, генерал фон Сект направил предупреждение баварскому триумвирату, Гитлеру и вооруженным отрядам, что любое их выступление будет подавлено силой.

Гитлера вдохновлял пример похода на Рим Муссолини, он надеялся повторить нечто подобное, организовав поход на Берлин и обратился к Кару и Лоссову с предложением предпринять марш на Берлин до того, как Берлин пойдет на Мюнхен. Кар, Лоссов и Сейсер не были заинтересованы в проведении бессмысленной акции и 6 ноября проинформировали «Немецкий союз борьбы», в котором Гитлер был ведущей политической фигурой, что не намерены втягиваться в поспешные действия и сами примут решение о своих действиях. Гитлер воспринял это как сигнал, что следует брать инициативу в свои руки. Он решил взять в заложники фон Кара и вынудить его поддержать поход[1].

Начало путча

Вечером 8 ноября 1923 года около 3000 человек собрались в помещении мюнхенского «Бюргербройкеллер» (Bürgerbräukeller) — огромного пивного зала для того, чтобы послушать выступление фон Кара. Вместе с ним на трибуне находились местные высшие чины — генерал Отто фон Лоссов, командующий вооруженными силами Баварии, и полковник Ханс фон Сейсер, начальник баварской полиции. Пока фон Кар выступал перед собравшимися, около 600 штурмовиков незаметно оцепили зал. Члены СА установили на улице пулемёты, нацелив их на входные двери. Лидер нацистов Адольф Гитлер стоял в дверях с кружкой пива в поднятой руке. Примерно в 20:45 он бросил её наземь и, во главе вооружённого ударного отряда, бросился в середину зала, вскочил на стол, выстрелил в потолок из пистолета и в наступившей тишине прокричал: «Национальная революция началась!» Затем он обратился к изумлённой публике: «Зал окружён шестьюстами вооружёнными до зубов людьми. Никто не имеет права покидать зал. Если сейчас же не установится тишина, я прикажу установить на галерее пулемёт. Баварское правительство и правительство рейха низложены, образуется временное правительство рейха, казармы рейхсвера и земельной полиции захвачены, рейхсвер и земельная полиция уже выступают под знамёнами со свастикой!»

Фон Кар, фон Лоссов и фон Сейсер были заперты в одной из комнат. Гитлер с пистолетом убеждал их занять посты в новом правительстве, но безрезультатно. Тем временем Шойбнер-Рихтер доставил в пивную генерала Людендорфа, героя Первой мировой войны, который до того ничего не знал о путче, но поддержал Гитлера. После приезда Людендорфа фон Кар, фон Лоссов и фон Сейсер объявили, что присоединяются к походу на Берлин. Гитлер провозгласил фон Кара регентом Баварии и заявил, что в тот же день в Мюнхене будет сформировано новое германское правительство, которое отстранит от власти президента Фридриха Эберта. Людендорфа Гитлер сразу же назначил главнокомандующим германской армией (рейхсвером), а себя самого — имперским канцлером. Примерно в 22:30 Гитлер вышел из пивной, чтобы урегулировать стычку между штурмовиками и регулярными формированиями.

Лоссов попросился на улицу, дав Людендорфу «честное офицерское слово», что ему надо дать распоряжения в штабе, Кар и Сейсер также покинули пивную. Кар перевёл правительство в Регенсбург и издал прокламацию, в которой отказывался от всех заявлений, сделанных «под дулами пистолетов», и объявлял о роспуске НСДАП и штурмовых отрядов. К этому времени штурмовики под командованием Рёма заняли штаб-квартиру сухопутных сил в военном министерстве, но ночью здание осадили регулярные войска, верные правительству.

В этой ситуации Людендорф предложил Гитлеру занять центр города, рассчитывая, что его авторитет поможет переманить на сторону нацистов армию и полицию.

Марш по Мюнхену

В 11 часов утра 9 ноября собравшиеся нацисты под знамёнами со свастикой и военными штандартами колонной направились к центру города на Мариенплац, надеясь снять осаду с военного министерства. Во главе колонны шли Гитлер, Людендорф и Геринг, в составе марширующих было также несколько заложников[2]. На Мариенплац к нацистам присоединился Юлиус Штрейхер, который узнал о путче и приехал из Нюрнберга.

Вначале немногочисленные полицейские патрули пропустили колонну, но когда демонстранты вышли на Одеонсплац неподалеку от Фельдхернхалле и министерства обороны, путь им преградили усиленные наряды полиции, вооружённые карабинами. Трём тысячам нацистов противостояло около 100 полицейских. Гитлер призвал полицию сдаться, но получил отказ, после чего раздались выстрелы (данные о том, кто начал стрелять первым, противоречивы[3]). В перестрелке погибло 16 нацистов, в том числе Шойбнер-Рихтер, и 3 полицейских, многие были ранены, в том числе и Геринг (в бедро или паховую область). Гитлер и другие путчисты бросились на мостовую, а затем пытались скрыться. Людендорф остался стоять на Одеонсплац и был арестован. Через два часа после этого сдался Рём.

Непосредственный свидетель тех событий, и. о. генконсула США в Мюнхене в то время Роберт Мёрфи в своих мемуарах писал: «когда началась стрельба… и Людендорф и Гитлер вели себя совершенно одинаково, как и подобает двум закалённым в боях солдатам. Оба одновременно бросились плашмя на землю, чтобы избежать обрушившегося на них града пуль. При этом телохранитель Людендорфа, маршировавший с ним рядом, был убит наповал, как и многие из сподвижников Гитлера»[4].

Список нацистов погибших 9 ноября 1923 года:

  1. Альфарт Феликс, купец, род. 5 июля 1901 г.
  2. Бауридль Андрей, шапочник, род. 4 мая 1879 г.
  3. Казелла Теодор, банковский служащий, род. 8 авг. 1900 г.
  4. Эрлих Вильгельм, банковский служащий, род. 27 янв. 1901 г.
  5. Фауст Мартин, банковский служащий, род. 19 авг. 1894 г.
  6. Рехенбергер Антон, слесарь, род. 28 сего. 1902 г.
  7. Кернер Оскар, купец, род. 4 янв. 1875 г.
  8. Кун Карл, обер-кельнер, род. 27 июля 1897 г.
  9. Лафорс Карл, студент, род. 28 окт. 1904 г.
  10. Нейбауэр Курц, служитель, род. 27 марта 1899 г.
  11. Папе Кляус, купец, род. 16 авг. 1904 г.
  12. Пфортен Теодор, судья, род. 14 мая 1873 г.
  13. Рикмерс Иоганн, военный, род. 7 мая 1881 г.
  14. Шейбнер-Рихтер Эрвин, инженер, род. 9 янв. 1884 г.
  15. Стронский Лоренц, инженер, род. 14 марта 1899 г.
  16. Вольф Вильгельм, купец, род. 19 окт. 1898 г.

Последствия

Не получивший поддержки ни среди населения, ни среди военных (на что особенно рассчитывал Гитлер в связи с симпатиями к НСДАП видного военного, генерала Людендорфа), путч, таким образом, был подавлен. В течение нескольких дней после подавления путча были арестованы все его лидеры кроме Геринга и Гесса (они бежали в Австрию, Гесс позднее вернулся и тоже был осуждён). Участники шествия, в том числе и Гитлер, получили тюремные сроки различной длительности.

В тюрьме Ландсберг, где они отбывали наказание (в весьма мягких условиях — например, им позволялось собираться за общим столом и обсуждать политические вопросы), Адольф Гитлер написал бо́льшую часть своей книги «Моя борьба».

Погибшие в ходе путча национал-социалисты были позднее объявлены официальной пропагандой «мучениками», а сами события Национальной революцией. Флаг, под которым они шли (и на который, по официальной версии, попали капли крови мучеников), использовался в дальнейшем в качестве «священного» при «освящении» партийных знамен: на партийных съездах в Нюрнберге Адольф Гитлер прикладывал новые флаги к «священному» знамени, совершая, таким образом, ритуал «освящения» новых знамён.

9 ноября 1935 года саркофаги с прахом 16 нацистов, погибших во время пивного путча 1923 года, были перенесены на мюнхенскую площадь Кёнигсплац. Здесь были построены два (северный и южный) Храма почёта. Они располагались между Административным зданием НСДАП и Фюрербау. После Второй мировой войны американская оккупационная администрация расположилась в Фюрербау, а Храмы почёта были взорваны (в настоящее время сохранились их цоколи, заросшие плющом).

С 1933 по 1939 годы НСДАП ежегодно отмечала в зале Бюргербройкеллер годовщину путча с обязательным участием Гитлера. В последний раз, в 1939 году, зал был сильно повреждён взрывом бомбы, заложенной столяром Георгом Эльзером, пытавшимся совершить покушение на Гитлера. С 1940 по 1943 годы, в связи с сильным разрушением Бюргербройкеллер, годовщина отмечалась в пивном зале «Лёвенбройкеллер» (сохранился до настоящего времени), а в 1944 году — в цирке «Кроне» (12 ноября 1944 года по случаю очередной годовщины в цирке «Кроне» выступил, по поручению Гитлера, не поехавшего в Мюнхен, рейхсфюрер СС Г. Гиммлер).

Примечания

Литература

  • Ширер, У. Взлёт и падение Третьего рейха = The Rise and Fall of the Third Reich. — М.: Захаров, 2009. — Т. 1. — С. 102—112. — ISBN 978-5-8159-1010-2.
  • Гейден К. История германского фашизма. — М. - Л.: Госсоцэкономиздат, 1935.
  • Петров, Игорь. Очерки истории Швейцарии = Екатеринбург. — Циркон, 2006. — С. 600—606.

ru-wiki.org

«Пивной» путч

Германия, Бавария. 8–9 ноября 1923 года

Весна 1923 года была отмечена в Германии тяжелыми кризисными явлениями. Уже в январе в Рур, важнейший промышленный район Германии, вошли французские войска. Обесценение денег достигло фантастических цифр. Людей охватывали апатия, отчаяние. Все чаще возникали забастовки, голодные и антивоенные демонстрации.

30 апреля лидер Национал‑социалистической рабочей партии Германии (НСДАП) Гитлер созывает митинг и заявляет, что нацисты готовы навести порядок в стране. Несмотря на запреты баварского правительства, вскоре нацистское войско собралось в предместье Мюнхена Обервизенфельде. Там были не только мюнхенцы, но и члены военизированных союзов, съехавшиеся из разных мест. Однако все они стояли в полном бездействии, хотя имели и винтовки и легкие пулеметы. Гитлер в солдатской каске и с Железным крестом на груди метался по полю, ожидая условного знака от Рема. С ним вместе были командиры военизированных отрядов Вебер, Грегор Штрассер, лейтенант Рос‑сбах, Крибель и многие другие. Но Рем знака так и не подал, его в это время распекал генерал Лоссов. Несмотря на советы Крибеля и Штрассера, Гитлер не решился сдвинуться с места, боясь регулярных частей рейхсвера.

Обескураженный баварский лидер нацистов исчез с политического горизонта на все лето. Появился он только осенью, когда власть в Баварии фактически сосредоточилась в руках триумвирата: Карра, командующего баварскими войсками генерала Лоссова и полковника Зайссера, полицай‑президента. Триумвират на первых порах был враждебно настроен к центральному правительству в Берлине.

В этой ситуации Гитлер и его сообщники вновь и вновь пытались прощупать, не согласятся ли генерал Лоссов, действующий из‑за кулис Карр, полковник Зайссер и такие могущественные персоны, как рурский промышленник Стиннес, лидер «пангерманцев» Класс, командующий рейхсвером генерал фон Сект, в случае провозглашенного правыми организациями «похода на Берлин» предоставить нацистам за их услуги по усмирению народных волнений положенную долю власти. Но ясного ответа они не получили.

В начале сентября, всего через три недели после падения правительства Куно, возникшее в январе 1923 года организационное сотрудничество баварских правых союзов, включая и НСДАП, оформилось в «Германский боевой союз». Политическим лидером этого союза стал Гитлер, военным руководителем подполковник в отставке Герман Крибель.

Гитлер и его ближайшие сообщники, которые уже неоднократно вселяли в своих унтер‑фюреров надежду на предстоящий путч против Веймарской республики, снова попытались использовать затруднительное положение общегерманского правительства для государственного переворота. Они наметили на 27 сентября 1923 года проведение в Мюнхене 14 крупных митингов, на которых, по информации властей, намеревались подать сигнал к «нанесению удара». Однако правительство земли упредило его, запретив эти сборища, а также назначив Карра генеральным комиссаром Баварии и передав ему исполнительную власть чрезвычайного характера.

Монархист Карр втайне, видимо, тоже мечтал свергнуть берлинских политиков и восстановить в Баварии монархию, то есть дом Вительсбахов, после чего и вовсе отделиться от Германии. Не случайно его заместитель Ауфзесс призвал 20 октября к «походу на Берлин» и подверг оскорблениям президента Эберта, по профессии шорника. Спустя четыре дня генерал Лоссов, который тоже принадлежал к числу ближайших доверенных Карра, заявил о необходимости вступления в Берлин и установления «национальной диктатуры».

Однако Карр и его приспешники ориентировались на совместные действия с генералом Сектом, который располагал внушительными средствами власти. 3 ноября Карр послал другого своего доверенного, начальника баварской полиции полковника Зайссера, в Берлин, поручив ему изложить командующему рейхсвером свой план установления «независимой от парламента, свободной национальной диктатуры», которая должна своими «решительными мерами» выступить «против социалистической нечисти». Сект по этому поводу заметил: «Это моя цель… Различие в темпе, а не в цели».

Твердо намереваясь подчинить все оппозиционные военизированные формирования командованию Лоссова и тем самым обеспечить себе в совместной с Сектом акции максимум самостоятельности, Карр 6 ноября созвал совещание представителей так называемых отечественных объединений для непосредственной подготовки решающего удара по Берлину. От «Германского боевого союза» в совещании участвовал только его военный руководитель Крибель. Политического руководителя этого союза Гитлера даже не пригласили.

Разумеется, Гитлер и его ближайшие сообщники были этим крайне обозлены. Они ни в коем случае не желали дать оттеснить себя теперь, когда для них на карту было поставлено решительно все. По настоянию Гитлера Людендорф во второй половине дня 8 ноября предстал перед триумвиратом Карр – Лос‑сов – Зайссер и потребовал включить «Германский боевой союз» в работу по политическому планированию заговора. Когда же это требование было отклонено, Гитлеру не осталось ничего иного, как ошеломляющим маневром заставить «взбунтовавшееся начальство» признать участие фашистов в задуманном государственном перевороте.

Подходящий случай представился в тот же самый вечер во время «митинга отечественных сил» в пивном зале «Бюргербройкеллер». На нем Карр, заранее оправдывая запланированную антиреспубликанскую акцию, выступал в связи с 5‑й годовщиной Ноябрьской революции перед министрами, чиновниками, военными и коммерсантами с докладом «От народа к нации».

Около 21 часа в дверях огромного зала возникла свалка, раздались громкие выкрики, с опрокинутых столов со звоном покатились по полу пивные кружки. Не успел Карр собрать свои бумаги, как в зал ворвалось несколько десятков человек в коричневой форме; на рукавах повязки со свастикой, на головах стальные каски. Сопровождаемый двумя охранниками, Гитлер устремился вперед. Добежав до сцены, он вскочил на стул и потребовал тишины. Гул голосов не смолк, и он приказал одному из телохранителей выстрелить в потолок. Выстрел заставил всех замолчать. Было слышно, как с потолка посыпалась штукатурка.

В воцарившейся тишине Гитлер прокричал, что «национальная революция» началась и зал оцеплен штурмовиками с тяжелым оружием. Потом он произнес несколько фраз о «величии момента». Сохранявший видимость спокойствия Карр и его свита удалились вместе с Гитлером в соседнюю комнату.

Лишь только дверь за ними закрылась, в зале раздался сдержанный смех, послышались возгласы: «Комедия!», «Театр!» Тогда штурмовики вывели из зала премьер‑министра Баварии Книллинга и еще двух‑трех видных лиц. Командовавший погромщиками Геринг, стоя на трибуне, еще раз выстрелил в потолок. Шум стал стихать. Тогда Геринг, как сообщает очевидец, «громким голосом, весьма жестко и энергично» заявил: удар направлен не против господина генерального комиссара, не против рейхсвера, а против «марксистско‑еврейского правительства» в Берлине.

После замешательства, во время которого Гитлер, то и дело выбегая из соседнего помещения, еще пару раз выстрелил из своего браунинга в воздух, было провозглашено, что три «сильных человека» Баварии Карр, Лоссов и Зайссер вступили в союз с нацистским фюрером и во главе с ним и вместе с генералом Людендорфом создали «национальное правительство» Германии. Новые министры, прежде всего объявленный «регентом» Баварии Карр, произнесли короткие, но воодушевившие присутствовавших речи и заверили «рейхсканцлера» Гитлера в своей верности. Свежеиспеченный «имперский военный министр» Лоссов произнес здравицу в честь появившегося в последнюю минуту «главнокомандующего» Людендорфа: «Желание вашего превосходительства для меня закон! Я соберу армию на борьбу!» Сам Гитлер говорил о «марше на Берлин» Он заявил, что «ноябрьские преступники» во главе с президентом Эбертом будут переданы суду «национального трибунала» и через три часа после вынесения приговора расстреляны.

На этом программа «национальной революции» на данный вечер закончилась. Гитлер поспешил удалиться, чтобы проинспектировать некоторые опорные пункты. Людендорф остался на сцене пивного зала как символ «национального мятежа». Непрерывно звучали восторженные тосты и выкрики «Хайль Гитлер!». Тем временем Карр, Лоссов и Зайссер почти незаметно исчезли и отправились в расположенную поблизости казарму 19‑го пехотного полка, чтобы обсудить возникшую ситуацию.

На следующее утро население Мюнхена узнало из газет, что Бавария освободилась от «ига берлинских евреев» и «глава правительства» Гитлер вскоре наведет порядок в германской столице. Когда же люди вышли на улицу поглядеть, как осуществляется «национальная революция», они увидели повсюду плакаты: Карр, Лоссов и Зайссер доводили до всеобщего сведения, что данное ими в «Бюргербройкеллере» Гитлеру слово вырвано у них силой и, следовательно, ничего не значит, они отмежевываются от Гитлера и Людендорфа.

Оказывается, во время ночного совещания триумвират пришел к выводу, что гитлеровский путч никаких шансов на успех не имеет. Когда к тому же из Берлина поступило сообщение, что Эберт ввиду мюнхенских событий наделил исполнительной властью (до сих пор принадлежавшей министру рейхсвера) не кого иного, как именно Секта, Карру и его партнерам стало ясно: из этой нацистской авантюры надо вылезать как можно скорее. Узнав об этом, Гитлер пришел в такую дикую ярость, что не смог преодолеть ее в течение целого десятилетия: «рассчитываясь» 30 июня 1934 года с Ремом, он приказал убить также Кара и Лоссова.

Гитлер попытался превратить намеченный на первую половину дня 9 ноября триумфальный марш по Мюнхену в демонстрацию протеста против трех «старых господ», которых он таким образом еще надеялся заставить встать под его знамя. Но Карр и его сообщники должны были принять серьезные меры. Регулярные части и полицейских мобилизовали на разгон беспорядков. Одним словом, подготовились к отпору нацистам.

Но Гитлер, к которому отовсюду стекались его молодчики, не мог дать обратный ход. Пришлось в 11 часов утра после долгих проволочек двинуться во главе колонны к центру города.

Когда колонна нацистов с Гитлером, Людендорфом (он был твердо уверен, что в него стрелять не будут!), Крибелем, Герингом и другими известными фашистами, шагавшими в первой шеренге, свернула с аристократической Рези‑денцштрассе и приблизилась к Галерее полководцев, путь ей преградила полицейская цепь. Незадолго до того нацистам удалось прорвать такое же заграждение на мосту через реку Изар, и поэтому они пренебрегли предупреждением остановиться и разойтись.

Полицейские были в явном меньшинстве, историки потом подсчитали, что пропорция была поразительной – 1 к 30! Колонна остановилась. И вдруг раздался выстрел. До сих пор неизвестно, кто выстрелил первым. После этого минуты две продолжалась перестрелка Упал Шейбнер‑Рихтер – он был убит. За ним – Гитлер, который повредил при падении руку. Всего со стороны полиции оказалось убитыми четыре человека, а со стороны нацистов 16 человек. И тут же все кончилось, заговорщики разбежались. Гитлера увез некий Вальтер Шульц, тогдашний врач нацистов, в поместье Ханфштенглей. Только Людендорф продолжал шагать вперед. Его арестовали на площади Одеонплац. Часа два спустя сдался Рем, который захватил казармы рейхсвера со своими штурмовиками.

Путч нацистов провалился Ликвидация нескольких еще продолжавших действовать гнезд штурмовиков вечером 9 ноября, во время которой схватили и Рема, прошла без всякого труда. Но фиаско Гитлера уменьшило и шансы Кар‑ра на установление своей диктатуры.

В дальнейшем же многие политики ретроспективно оценивали путч как событие, послужившее нацистам саморекламой и позволявшее им выдавать себя за «героев» Так, руководитель «Стального шлема» Теодор Дюстерберг писал в 1929 году, что пивной путч «на самом деле нисколько не повредил Гитлеру».

Судебный процесс по делу Гитлера начался 26 февраля 1924 года и закончился 1 апреля.

«Обвиняемые, – писал публицист Эрнст Юлиус Гумбель об этом процессе, – стали руководителями судопроизводства. Они сами определяют, когда выдворить публику из зала. Через своих доверенных лиц они организовали выдачу входных билетов, чтобы их рассчитанная на привлечение избирателей пропаганда получила нужный резонанс. Гитлер энергично подвергает свидетелей допросу, и публика награждает его громкими аплодисментами. Насколько уверенными чувствуют себя обвиняемые, видно из слов Крибеля: „Я заслужил свои лавры заговорщика против государства еще во время капповского путча“. А Пенер даже издевательски заявил: „Если совершенное мною вы называете государственной изменой, то этим делом я занимаюсь уже пять лет“. Гитлер и его друзья с полным правом утверждали, что они лишь продолжали начатое Карром и Лоссовом. Так обвиняемые сделались обвинителями. Официальный же обвинитель стал их защитником».

Гитлер стремился использовать процесс для саморекламы. В своем последнем слове глава нацистов не ограничился изложением фашистской программы «безудержной политики силы» и «разгрома марксизма», а поставил вопрос, кто же призван осуществить эту программу? Гитлер заявил, что только он один устремился на штурм республики. «Того, кто рожден быть диктатором, – выкрикнул он, указывая на себя, – того не отбросить назад, он не даст отбросить себя, он пробьется вперед!»

Суд приговорил Гитлера и двух его сообщников к пяти годам крепости с зачетом того времени, которое они уже просидели в тюрьме. Людендорфа и других участников кровавых событий вообще оправдали.

В крепости Ландсберг‑на‑Лехе Гитлеру предоставили апартаменты, где он поочередно принимал «для доклада» своих подручных. Хотя продолжительность посещений официально ограничивалась шестью часами в неделю, ему молчаливо позволяли принимать посетителей по шесть часов в день. Гитлер отсидел до и после суда в общей сложности 13 месяцев (по приговору за «государственную измену» всего девять месяцев1).

Вначале денщиком и одновременно секретарем Гитлера был Маурициус, но потом его сменил Рудольф Гесс, который добровольно (!) вернулся в Германию (после путча он бежал в Австрию) и добровольно же сел в тюрьму, дабы помогать своему фюреру.

Так крепость превратилась для Гитлера в подобие клуба. Со своими приближенными он обсуждал тактические вопросы восстановления запрещенной партии и отрядов штурмовиков, развертывания нацистской пропаганды, применения новых методов запугивания и насилия На этих беседах присутствовал и директор тюрьмы, симпатизировавший нацистам.

Находясь в заключении, Гитлер продиктовал большинство разделов книги «Майн кампф» («Моя борьба»), ставшей своеобразной библией германского фашизма.

studfiles.net


Смотрите также