Что пишут партии ФРГ о России в своих предвыборных программах? Политические партии германии 2017


На пути в Бундестаг: позиции партий и предвыборный расклад в Германии - Международная панорама

Здание бундестага

© EPA/OLIVER WEIKEN

Ведущие политические партии Германии готовятся к выборам в Бундестаг, которые состоятся 24 сентября. Именно на них будет решено, останется ли канцлер Ангела Меркель и ее партия у руля еще на 4 года, или же, впервые с 2002 года, победу одержат социал-демократы. ТАСС рассказывает о семи ведущих партиях Германии, их политических взглядах и шансах на выборах.

Блок ХДС/ХСС

  • Объединение двух партий — Христианско-демократического союза Германии (ХДС) и Христианско-социального союза в Баварии (ХСС) — поведет на выборы уже в четвертый раз канцлер ФРГ Ангела Меркель. Еще в 2005 году представляемый ею блок сумел заполучить на выборах чуть более трети мест в Бундестаге. С тех пор ХДС/ХСС ни разу не уступал свой статус ведущей политструктуры.
  • На выборы две партии "ходят вместе" с 1949 года, при этом ХСС выставляет своих кандидатов только в одной федеральной земле (какой — понятно из названия политструктуры), а ХДС — в остальных 15. Лидер ХДС — Ангела Меркель, глава ХСС — премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер.
  • Обе партии разделяют правоцентристские, консервативные и христианско-демократические (основанные на решении внутриполитических проблем и соблюдении христианских принципов) взгляды.
  • ХДС является сторонником большей евроинтеграции и традиционно считается проевропейской, как, впрочем, и большинство немецких политических партий. Лидер христианских демократов Меркель также известна своей жесткой позицией в отношении России и поддержкой санкционного режима.
  • В 18-м по счету Бундестаге из 630 мест 254 занимают члены ХДС, а 56 — ХСС. Для сравнения: на выборах 2005 года партия канцлера заполучила лишь 180 мест, а партия из Баварии — 46.
  • Согласно данным опроса немецкого исследовательского института INSA от 13 марта, двухпартийный блок сможет заручиться поддержкой 31% избирателей.

СДПГ

  • Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) — единственная за всю историю ФРГ партия (помимо ХДС), представитель которой становился канцлером. По большому счету вся история парламентской борьбы Западной Германии после Второй мировой войны — противостояние ХДС/ХСС и СДПГ. Последний канцлер от социал-демократов Герхард Шрёдер был предшественником Меркель и являлся председателем правительства вплоть до 21 ноября 2005 года.
  • На выборы 2017 года СДПГ поведет экс-президент Европарламента Мартин Шульц. Лидер партии — министр иностранных дел и бывший вице-канцлер Зигмар Габриэль. В отличие от ХДС и ХСС, образовавшихся сразу после падения Третьего рейха, партия социал-демократов была основана еще в 1875 году путем объединения двух противоборствующих политорганизаций социалистического толка.
  • Будучи левыми центристами, социал-демократы выступают за повышение социальных расходов, построение государства всеобщего благосостояния и проведение сбалансированной фискальной политики. СДПГ является членом Социалистического интернационала (из российских партий туда входит "Справедливая Россия").
  • Социал-демократы — такие же сторонники евроинтеграции, как и их соперники из блока Меркель. Однако в отношении России партия занимает более уравновешенную и даже дружественную позицию.
  • Бундестаг 18-го созыва "вместил" в себя 193 социал-демократа. И этот результат оказался намного лучше 2009 года, когда СДПГ удалось заполучить лишь 146 мест. Для сравнения: на выборах 1998 года партия получила 298 кресел.
  • В начале марта 31% немцев готов был проголосовать за СДПГ — ровно столько же, сколько и за ХДС/ХСС. В последние месяцы, особенно в январе, рейтинг социал-демократов рос уверенными темпами и впервые сравнялся с блоком Меркель в феврале.

Левая партия

  • Правопреемница бывшей правящей партии ГДР марксистско-ленинского толка, партия "Линке" (нем. Die Linke) сумела выйти на третье место на прошлых выборах в Бундестаг. Такого успеха у "Левой" не было за всю историю воссоединившейся Германии.
  • Представлять партию на выборах будут либо вице-лидер Сара Вагенкнехт, известная своей жесткой (по меркам левых) позицией по отношению к мигрантам, либо умеренный реформист Дитмар Барч. Сама партия отличается отсутствием однозначного лидера: помимо Вагенкнехт и Барча, ключевыми фигурами также являются сопредседатели партии Катя Киппинг и Бернд Риксингер.
  • Название партии максимально четко и коротко отражает ее идеологию. Стоит на стыке крайне левого и левого движения. Левые выступают за построение демократического социализма и проведение кейнсианской экономической политики, повышение государственных расходов на "социалку" и, конечно же, повышение налогов для крупного бизнеса.
  • Левая партия предлагает один из самых пацифистских подходов к внешней политике. По мнению левых, силы Бундесвера не должны покидать территорию Германии. Они также выступают за отход от системы НАТО и реформирование ООН. Весьма неоднозначен подход политструктуры к России и Украине. С одной стороны, значительная часть членов партии симпатизирует Москве, а власти в Киеве называла "фашистскими", с другой — наряду с большинством политорганизаций Германии осуждает присоединение Крыма к России, расценивая процесс как "аннексацию".
  • Исторический максимум "Левой" — 76 мест в Бундестаге, полученные в 2009 году. Минимум — 2 места в 2002 году (тогда партия носила название ПДС — Партия демократического социализма).
  • За Die Linke пока что готово проголосовать не более 8,5% граждан. Если партия не сможет повысить свою привлекательность для избирателей за ближайшие полгода, третьего места на выборах в Бундестаг ей не заполучить.

"Альтернатива для Германии"

  • "Альтернатива для Германии" (Die Alternative für Deutschland, AfD) — самая молодая и самая правая из всех партий, имеющих шанс на вхождение в состав Бундестага 19-го созыва. Участвовала в выборах AfD всего один раз, получив 4,7% голосов избирателей и не войдя в парламент.
  • Отец-основатель партии — немецкий экономист и бывший член ХДС Бернд Лукке. Он создал AfD, будучи несогласным с политикой Меркель по отношению к ЕС и мигрантам. Сейчас во главе политструктуры сместившая Лукке в 2015 году Фрауке Петри. Она же и возглавит список вместе со своим сопредседателем Йоргом Мойтеном.
  • К AfD у западных СМИ наиболее предвзятое отношение: ее не раз называли как правопопулистской, так и антифеминистической и антиисламской. "Альтернатива для Германии", помимо своего жесткого подхода к вопросам мигрантов, также выступает за христианские ценности.
  • AfD — партия евроскептиков. Члены партии убеждены в том, что налогоплательщики Германии не должны "вытаскивать" на себе страны юга Европы с проблемными экономиками. Партия также выступает за скорейшее снятие санкций против России как негативно влияющих на экономику страны.
  • Несмотря на то, что AfD еще ни разу не была представлена в Бундестаге, партия может сильно удивить на предстоящих выборах в силу роста ее популярности на фоне недовольства проводимой Меркель миграционной политики.
  • Партия, согласно соцопросам, занимает стабильное третье место по популярности после ХДС/ХСС и СДПГ. За "Альтернативу" готово проголосовать 11,5% немцев.

СвДП

  • Свободная демократическая партия (СвДП) — одна из старых либеральных партий Германии. Ее самым известным членом был первый президент ФРГ Теодор Хойс, занимавший пост с 1949 по 1959 год. Партия потерпела сокрушительное поражение на выборах 18-го созыва Бундестага, потеряв все 93 места и набрав лишь на 0,1% голосов больше, чем AfD.
  • Председатель партии — молодой политик Кристиан Линднер, ни разу не занимавший ответственных государственных постов. Он же и поведет СвДП на выборы. Наибольшего успеха на выборах партия достигла в 2009 году, когда ее представлял экс-министр иностранных дел Гидо Вестервелле.
  • Партия классического либерализма и член Либерального интернационала (из российских партий туда входит "Яблоко"), СвДП поддерживает сексуальные меньшинства (Вестервелле — открытый гомосексуалист) и выступает за введение плоской шкалы налогообложения.
  • Внешнеполитические взгляды СвДП сугубо проевропейские. Россию же партия считает частью общего "европейского дома".
  • У партии очень богатая история участия в выборах. Уже в 1960-х годах за ней закрепилось прозвище "делатель королей" из-за того, что СвДП присоединялась то к ХДС/ХСС, то к СДПГ, чтобы создать правительство большинства. Стабильно занимая третье место на выборах с 1949 по 1987 год, СвДП начала постепенно сдавать позиции после объединения Германии.
  • Соцопросы пророчат партии пятое место на выборах 19-го созыва. Пока что за нее готово проголосовать около 7% граждан.

"Зеленые"

  • Официальное название партии — "Союз 90/Зеленые". Эта классическая зеленая партия пользуется большой популярностью в Германии (по сравнению с партиями инвайроменталистского толка в других странах Европы) и занимает 63 места в Бундестаге.
  • На выборы 2017 года "зеленых" поведет одна из бывших вице-президентов Бундестага Катрин Гёринг-Эккардт и сопредседатель партии Джем Оздемир, сын турецкого гастарбайтера черкесского происхождения.
  • Как и в случае с Левой партией, идеология "зеленых" отражена в названии партии. Члены политструктуры приобрели широкую известность в Европе благодаря своим протестным акциям против использования АЭС на территории Германии. Партия выступает за декриминализацию употребления марихуаны, увеличение доли электромобилей на дорогах страны и, подобно СвДП, активно поддерживает секс-меньшинства.
  • Несмотря на внутриполитическую направленность партии, "зеленые" занимают активную позицию по ряду внешнеполитических вопросов. Партия поддерживает ХДС в вопросе санкционной политики в отношении России. В 2016 году "зеленые" инициировали законопроект о признании геноцида армян в Османской империи, который был принят в том же году.
  • Выборы в Бундестаг 2009 года принесли партии 68 мест. При этом в 1980 году, когда "зеленые" впервые пошли на выборы, им не удалось получить ни единого места.
  • За "Союз 90/Зеленые" готово проголосовать 6,5% электората.

Александр Мосесов

Новости smi2.ru

Новости smi2.ru

Загрузка...

tass.ru

Выборы в парламент Германии: как это работает | Главные события в политике и обществе Германии | DW

Пожалуй, самый цитируемый фрагмент, посвященный выборам в Германии, звучит следующим образом: депутаты избираются путем "всеобщих, свободных, равных и тайных выборов". Так записано в параграфе 1 статьи 38 Основного закона ФРГ. Это означает, что право голоса имеют все совершеннолетние (от 18 лет и старше) граждане Германии независимо от их имущественного положения, образования и политических взглядов. У каждого избирателя два голоса: первый - за конкретного кандидата, второй - за список той или иной партии.

Германия - представительcкая демократия

Немецкая избирательная система отличается от американской, британской или швейцарской. Самое важное отличие: политическая форма правления в Германии не прямая, а представительская. Центральную роль в ней играют избранные депутаты, которые являются выразителями воли народа.

В Швейцарии законы принимаются также и на референдумах

Швейцария - яркий пример прямой демократии. Швейцарцы, помимо парламента, принимают законы также и на референдумах. В Германии же законодательные решения оформляются только через народных представителей - депутатов. Это означает, что существенная доля ответственности лежит на каждом из них.

Конституция ФРГ особо подчеркивает их роль, формулируя ее так: "Они (депутаты. - Ред.) являются представителями всего народа, не связаны наказами или указаниями и подчиняются лишь своей совести". При этом конституция наделяет рядовых избирателей контрольными функциями. Те из них, кто считают, что при голосовании была нарушена процедура, могут оспорить выборы.

Важная роль бундестага

С 2002 года немецкий бундестаг насчитывает не менее 598 депутатов. Формируется он по смешанной системе - половина мест (299) отводится кандидатам, которые были избраны в 299 одномандатных округах простым большинством голосов, то есть по мажоритарной системе.

Ангела Меркель поведет ХДС на выборы уже в четвертый раз

Вторая половина мандатов распределяется между кандидатами, прошедшими в бундестаг по партийным спискам в зависимости от того, сколько голосов получила та или иная партия. Партии для выборов в бундестаг составляют из своих кандидатов земельные партийные списки: каждое из 16 земельных партийных отделений готовит свой список.

В соответствии с размером федеральных земель их партийные списки включаются в федеральный, возглавляемый партийным кандидатом в канцлеры. В 2017 году на первом месте в списке Христианско-демократического союза (ХДС) вновь нынешний канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel). У социал-демократов лидирующую позицию впервые занимает Мартин Шульц (Martin Schulz). Крайне важно: федерального канцлера в конце концов избирают именно депутаты бундестага, а не рядовые избиратели прямым голосованием.

Первый и второй голоса

Из двух голосов, которые может отдать в ходе выборов каждый немецкий избиратель, более важным является второй. Он определяет расстановку сил в бундестаге. Например, если какая-то партия получила в итоге 35 процентов вторых голосов, то это значит, что в новом федеральном парламенте у нее будет 35 процентов мест. Посредством второго голоса избиратели в конечном счете решают вопрос большинства в бундестаге. Когда выясняется, сколько мест завоевала партия благодаря отданным за нее вторым голосам, депутатские мандаты распределяются с учетом партийных списков.

Зал пленарных заседаний бундестага

Немецкие избиратели могут разделить первый и второй голос - поддержать в одномандатном округе кандидата от одной партии и одновременно проголосовать за партийный список другой. Места в бундестаге получают партии, которые набрали не менее 5 процентов голосов, отданных за них. Количество мест, получаемых прошедшей в бундестаг партией, пропорционально количеству отданных за нее вторых голосов.

Эти места заполняются теми кандидатами от партии, которые одержали победу в одномандатных округах. Если таких кандидатов меньше, чем полученных партией мандатов, то оставшиеся парламентские места заполняются согласно партийному списку. Если же кандидатов от партии, победивших в одномандатных округах, больше, чем общее количество мандатов, полученных партией, то для таких кандидатов создаются дополнительные места.

Мандаты на переуступку мест в парламенте

Такая ситуация складывается регулярно, что сказывается на численности парламента. Общее число депутатов увеличивается. Ведь чтобы сохранить соотношение сил в бундестаге распределяются так называемые мандаты на переуступку мест в парламенте. Они выдаются другим партиям.

Об этой процедуре договорились правительство и оппозиция в 2012 году. Недостаток договоренности состоит в том, что она ведет к значительному увеличению числа депутатов. По предварительным рассчетам, численность депутатов бундестага нового созыва превысит 700 человек. Поэтому сейчас обсуждается механизм сокращения дополнительных мандатов.

Пятипроцентный барьер

Особенность немецкого права представляет пятипроцентный избирательный барьер, который партии необходимо преодолеть для того, чтобы быть представленной в бундестаге. Такая норма есть в законодательстве других стран: в Израиле планка, например, установлена на уровне 3,25 процента, в Турции - 10 процентов. Появление пятипроцентного барьера в Германии во многом обусловлено исторически.

Его цель - предотвратить раздробленность партийно-политического ландшафта, как это было в 20-е годы прошлого века. Такая раздробленность усложняла формирование стабильного правительства, располагающего большинством в парламенте. Критики этой нормы указывают на то, что многие голоса, отданные за партии, которые не попали в парламент, как бы пропадают. На выборах в 2013 году таких голосов было почти 7 миллионов. Дискуссии о целесообразности пятипроцентного барьера не утихают, однако на выборах 24 сентября 2017 года он, как и прежде, будет действовать.

Еще больше информации о выборах в бундестаг 24 сентября 2017 г. – в нашей специальной рубрике Выборы в Германии.

Смотрите также:

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    Близятся выборы в бундестаг

    24 сентября 2017 года состоятся выборы в бундестаг - немецкий парламент. Всего в выборах участвуют 34 партии. А как ведут агитацию главные "игроки"?

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    ХДС: Патриотизм в тренде

    22 тысячи плакатов и 20 млн евро: таков размах кампании ХДС. А с учетом партнерской баварской партии ХСС на поддержку кандидатуры Ангелы Меркель потратят около 30 млн. Агитация ведется на фоне цветов национального флага. Среди тем, затрагиваемых партией - безопасность, семья и создание рабочих мест. Главный лозунг кампании (на фото) - "За Германию, в которой мы живем хорошо и с удовольствием".

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    СДПГ: В фокусе - простые граждане

    СДПГ ведет агитацию при помощи плакатов, на которых поднимаются темы образования, семьи, пенсий и неравенства при оплате труда. Кандитат в канцлеры Мартин Шульц (Martin Schulz) появился на билбордах только во второй половине кампании. Она обойдется партии в 24 миллиона евро. Перевод слогана на фото: "Будущему нужны новые идеи. И тот, кто их осуществит".

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    СвДП: Главное - Линднер

    Свободной демократической партии предвыборная кампания будет стоить более 5 миллионов евро, которые в первую очередь направлены на раскрутку ее лидера - Кристиана Линднера (Christian Lindner). "Давайте думать по-новому!" - под таким лозунгом партия, скорее всего, пройдет в бундестаг. Перевод надписи на плакате: "Нетерпеливость - это тоже добродетель".

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    "Поэтому - зеленые"

    "Союз-90"/"зеленые" в этот раз рекламирует себя, используя длинные афористичные фразы, написанные большими буквами (пример на фото: "Окружающая среда - это еще не всё. Но без окружающей среды всё - это ничто"). По затрагиваемым темам партия остается верной себе. "Поэтому - зеленые", - примерно так можно перевести ее главный слоган.

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    АдГ: Противоречиво и скандально

    Основные дискуссии вызывают агитплакаты "Альтернативы для Германии". Эта партия ведет кампанию под лозунгом "Поверь в себя, Германия!" А еще она верит в себя - и тексты на плакатах правопопулистской АдГ призывают к размежеванию, особенно в случае ислама. Надпись на плакате: "Бурка? Мы - за бикини".

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    Левая партия: Без лиц

    В этой превыборной кампании Левая партия отказалась от использования фотографий своих лидеров. Под лозунгом "Так мы больше не хотим" она говорит о доступных ценах на аренду жилья, более справедливых пенсиях и остановке экспорта оружия. Надпись на плакате: "Обложить миллионеров налогом; больше денег детсадам и школам".

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    "Партия": Как важно быть несерьезным

    Среди предвыборных требований партии под названием "Партия" - такие "важные" вещи, как остановка роста цен на пиво. Плакаты "Партии", в первую очередь, сатира. Ее кандидат на пост канцлера - шоумен Сердар Сомунджу (Serdar Somuncu). Облагороженная в переводе, но все равно не очень корректная надпись на фото: "Не делай глупостей со своим крестом [в бюллетене]!"

    Автор: Янина Семенова, Григорий Аросев

www.dw.com

смена ролей или стратегии? — Politanalitika

Сергей Бирюков

Что происходит сегодня с политическими партиями Германии?

В своем роде рубежными для развития партийной системы страны стали результаты последних выборов в Бундестаг в сентябре 2017 года, принесшие разочарование союзу ХДС и ХСС (32,9% против прежних 41,5%), социал-демократам (20,5 % вместо 25,7 %), но явившиеся моментом торжества для оказавшейся по итогам третьей партией страны «Альтернативы для Германии» (12,6 % против прошлых 4,7 %) и для вернувшихся после четырехлетнего отсутствия в Бундестаг «Свободных демократов» (10,7 % вместо предшествующих провальных 4,8 %). Оставшиеся на прежнем уровне электоральной поддержки «Зеленые» (8,9 % против 8,4 %) и Левая партия (9,2% вместо последних 8,6%) получили серьезный повод для размышления.

Так или иначе, прошедшие выборы создали весьма неопределенную ситуацию. Прежняя модель «большой коалиции» – с доминированием ХДС и под фигуру Ангелы Меркель – оказалась ныне неработоспособной. Однако, вопреки многочисленным прогнозам о неизбежном распаде «большой коалиции», после долгих переговоров между партийными лидерами в итоге удалось прийти к казавшемуся недостижимым компромиссу: было достигнуто принципиальное соглашение о создание модифицированной версии «большой коалиции», пусть и с измененной идеологической и программной повесткой. Последнее по праву считается заслугой действующего федерального президента Франца-Вальтера Штайнмайера, убедившего своих (формально теперь уже бывших) однопартийцев пойти на компромисс с ХДС.

При этом достигнутый компромисс не позволил снять с повестки дня многие актуальные партийные и общеполитические вопросы. Выдвижение по итогам консультаций на пост канцлера от «большой коалиции» формального неудачника последних выборов социал-демократа Мартина Шульца изменяет не только соотношение сил внутри партийного истеблишмента, но и конфигурацию партийно-политических сил Германии.

Более серьезный вопрос – какую же модель партийной системы имеет сегодня Германия? Очевидно, что речь уже давно не идет о системе «двух с половиной» партий времен прежней ФРГ, импортировавшей демократические институты под влиянием западной части «коалиции победителей».

После объединения двух Германий сложилась качественно новая партийная система, поскольку политическая система бывшей Западной Германии не смогла в полной мере ассимилировать наследие политической системы бывшей ГДР и безальтернативно продиктовать востоку страны свою политическую и идеологическую повестку – несмотря на изначальное доминирование. Во многом благодаря этому спрос на политическую и идеологическую альтернативу в стране сохранился.

При этом следует помнить, что немецкая политическая культура (характерными чертами которой, несмотря на произошедшие глубокие трансформации, остались лояльность, правовой формализм, сдержанный этатизм, дисциплина) затрудняет появление в стране партий «вождистского» типа и так называемых «catch all party» (что существенно отличает Германию от той же Италии). Поэтому основные изменения в структуре и характере партийной системы происходят путем достижения определенного консенсуса в публичном пространстве, а «прорывы» в парламент бросающих вызов устоявшейся системе политических сил сравнительно редки.

За время, прошедшее после объединения, произошли значительные изменения, существенно преобразившие модель политического порядка и систему взаимоотношений между партиями. Германский политолог Ульрих фон Aлеманн в своей работе «Немецкие партии с 1945 года» выделяет следующие ключевые стадии трансформации германской партийной системы:

  • «Новое начало» в 1945 году, когда после демонтажа нацистской системы были восстановлены политические партии Веймарской республики, за исключением Коммунистической партии Германии (КПГ).
  • Консолидация (с 1953) – на базе нескольких представленных в Бундестаге партий.
  • Концентрация (1961–1963) – когда в Бундестаге сформировались три партийных фракции (христианские демократы, социал-демократы и либералы), представлявшие соответствующие «партийные семьи».
  • Сближение идеологических «флангов» (после принятия СДПГ в 1959 году Годесбергской программы, предполагавшей отказ от революционного марксизма и переход на последовательные социал-реформистские позиции с принятием институтов и ценностей парламентской демократии).
  • Плюрализация – начиная с 1983 года, когда произошел «прорыв» в Бундестаг по итогам выборов считавшейся леворадикальной партии «Зеленых», получившей 5,6 % голосов.
  • Объединение (не переформатирование!) после 1992 года – вследствие появления Партии демократического социализма (ПДС) как наследницы правившей в ГДР Социалистической единой партии Германии (СЕПГ).
  • Разделение среди германских «левых» после 2005 года – когда социал-либеральной по своему духу «Повестке дня-2010» («Agenda 2010») Герхарда Шредера была противопоставлена платформа «Труд и социальная справедливость – Избирательная альтернатива») (Arbeit und soziale Gerechtigkeit – Die Wahlalternative, WASG) резко выступившего против этой ревизии бывшего председателя партии социал-демократов и главы правительства Саара Оскара Лафонтена; в результате — члены новой политической платформы покидают СДПГ и объединяются с ПДС в Левую партию.
  • «Поворот» 1998 г. – коалиция СДПГ с умеренным крылом «Зеленых» (реалисты (Realos) Йошки Фишера, возглавившего затем германский МИД.
  • Феномен «правого» популизма и успехи на парламентских выборах «протестных» партий — в том числе потерявших затем политическое представительство «Пиратов» и «Альтернативы для Германии».

Претерпев перечисленные выше трансформации, партийная система Германии по сей день не обрела устойчивый формат. Так, фрагментация партийной системы Германии продолжается. Асимметрия в ресурсах и возможностях между партиями сохраняется, несмотря на очевидное снижение показателей электоральной поддержки традиционных партий (демохристиан и социал-демократов), составляющих «ядро» партийной системы. Рамки «конституционного патриотизма», утвердившегося в Западной Германии и предполагавшего купирование идеологических «крайностей», были в итоге размыты. Имеет место и поляризация внутри партийной системы (в связи с активизацией идеологических партий), которая выражается в дистанцировании постепенно деидеологизирующего «ядра» в лице традиционных партий от идеологически альтернативных и активных «полюсов» партийной системы («левого» в лице Левой партии и «правого» в лице «Альтернативы для Германии»).

При этом консенсус между традиционными партиями, к которому их периодически вынуждает существующая партийная система, приводит к постепенному «размыванию» (своеобразной конвергенции) партийных программ. В результате идеологическое «предложение» уменьшается, а манипулирование электоратом неизбежно усиливается.

На сегодняшний день в рамках партийного спектра Германии выделяются следующие основные партийные объединения:

1) Общенациональные картельные партии, регулярно ведущие «торги» за перераспределение власти, формирующие повестку дня (ХДС и CДПГ) и периодически приглашающие к коалиционным «торгам» в роли «младших» партнеров другие прошедшие в Бундестаг партии, исключая «Левых» и «Альтернативу».

2) Региональный «реликт», существующий на клиентарной основе в своем регионе и являющийся партнером идеологически близких партий федерального уровня (Христианско-социальный союз в Баварии).

3) Правая «идеологическая» партия, отстаивающая идентитарную проблематику («Альтернатива для Германии»).

4) Идеологическая партия «левого» толка, фактически являющаяся коалицией фракционных групп, приверженных различным «левым» течениям (троцкизм, еврокоммунизм, феминизм и др.) (Левая партия).

5) Протестная партия, претендовавшая на роль «надклассовой» партии постмодернистского типа и бросившая вызов традиционным партиям и партийному истеблишменту (лишившиеся электоральной поддержки «Пираты»).

6) Культурологическая и экологическая партия постмодернистского толка («Зеленые»).

Последовательная защита партийным истеблишментом Германии своей политической и идеологической гегемонии не исчезла, но лишь приняла сегодня новые формы. Истеблишмент проводит последовательную политику воспроизводства («переиздания») либерального консенсуса, несмотря на постепенно уменьшающуюся поддержку в германском обществе данной идеологии. Представители основных политических партий страны, участвующие в «торгах» по поводу распределения власти после очередных парламентских выборов, образуют своеобразный коалиционный «пул». Именно наличие последнего обеспечивает политическое «выживание» партийного истеблишмента, имеющего доступ к рычагам управления и обладающего возможностью для принятия ключевых политических решений. Идеологическая, идентитарная и даже социально-экономическая проблематика для этих партий уже не столь значима.

В результате происходящей фрагментации партийной системы формирование правительственных коалиций по результатам очередных парламентских выборов, несмотря на наработанные за много лет механизмы, на сегодняшний день затруднено. И пока что не найден баланс между партийно-идеологическим плюрализмом и стабильностью партийной системы.

Среди факторов формирования и развития партийной системы Германии постепенно утрачивает свое значение разделение страны по линии «запад-восток» (хотя различия между регионами, с точки зрения политической культуры, сохраняются), равно как и идеологическое разделение на «правых» и «левых» в политике. При этом восток страны по-прежнему остается своеобразной «кузницей» политических и идеологических альтернатив, которые далее распространяются и на западную часть страны.

При этом всё более очевидным становится спрос на общегерманскую партию среднего класса (вследствие перехода на более либеральные и проевропейско-глобалистские позиции ХДС), и на партию, защищающую интересы лиц наемного труда – равно как и на партию, представляющую интересы новых социальных и культурных (субкультурных) групп. Особое значение приобретают различия между культурными ценностями национального, с одной стороны, и общеевропейского и глобального уровней – с другой. При этом религиозный фактор партогенеза и акцентуации партийных различий не столь актуален – особенно в контексте всё более очевидного протестантского доминирования в ХДС (при этом опорой католицизма остается баварский ХСС).

В свою очередь, существование в германской политике в течение ряда лет такого феномена, как «большая коалиция» приводит к постепенному «стиранию» различий между двумя крупнейшими «системными» партиями страны. Благодаря этому образовалось устойчивое «ядро» партийной системы, которое пока не смогли поколебать последние электоральные неудачи демохристиан и социал-демократов. На основе этого «ядра» в Германии сложилась система управляемого многопартийного плюрализма с очевидно выделяющимися идеологическими «полюсами» в лице упоминавшихся Левой партии и «Альтернативы», которые сегодня последовательно «нерукопожатны» в глазах партийного истеблишмента, хотя и способны к наращиванию своего электората.

В свою очередь, «системные» вызовы в отношении дуумвирата ХДС-СДПГ сегодня существуют со стороны баварской ХСС, «возрожденной» СвДП (сдвинувшейся от первоначального либерализма «вправо») и «Зеленых» (которые сегодня являются бóльшими либералами, нежели СвДП). В то же время, ни одному из устоявшихся либо сравнительно новых партийных проектов в Германии не удалось пока поколебать позиции партийной олигархии, — несмотря на то, что оставаться картельными партиями для ХДС и СДПГ сегодня весьма непросто.

Таким образом, в современной Германии сложились управляемая многопартийность сегментированного толка и система управляемого партийно-идеологического плюрализма. Прогнозировать преобразование последней в сбалансированную классическую многопартийность, существовавшую до конца 1980-х годов, пока сложно. Сложившийся партийный истеблишмент в течение нескольких ближайших электоральных циклов, скорее всего, сохранит свои доминирующие позиции, не подпуская к «ядру» протестные партии, подобные Левой или «Альтернативе для Германии».

При этом маргинализировать утвердившиеся в последние десятилетия протестные партии данному истеблишменту едва ли удастся. В ближайшее время, по всей видимости, продолжится ожесточенная борьба «старых» и «новых» партий за право формировать общеполитическую «повестку дня» — включая сюда не только внутригерманские, но и общеевропейские и «глобальные» проблемы. Успех тех или иных партийно-политических сил в решающей степени будет зависеть от способности вести диалог с различными социальными слоями и стрататами, гибко и адекватно выражая их интересы и запросы.

 

 

www.politanalitika.ru

Правящие партии Германии: уверенный марш к катастрофе

Максим Соколов, для РИА Новости

Во второй половине 1944 года, на фоне неумолимого наступления Красной армии и тотальных бомбардировок англо-американской авиации, в Германии пробудилось гражданское общество: на заборах стали появляться рифмованные надписи "Hitler, du volle Affe, wo ist deine geheime Waffe?". То есть "Сумасшедшая обезьяна, где твое тайное оружие?".

Анонимные хулители фюрера полагали, что если тайное оружие (чудо-оружие, оружие возмездия), которым он неоднократно похвалялся, действительно существует, то пора бы его использовать и произвести чудо, если же такого оружия нет — то сами понимаете.

Сомнительная победа: Ангеле Меркель готовят альтернативу?Конечно, неуместно сравнивать тоталитарного герра рейхскацлера и либеральную фрау бундесканцлерин, однако известное сходство в реакции гражданского общества на тотально провалившиеся обещания все же имеется.

Ангела Меркель два года назад решительно пустила в ход чудо-оружие либерализма и гуманизма, открыв границы для беженцев из Сирии, Ливии, а равно из других стран — в общем переселении народов разобраться, кто там и откуда, было затруднительно. Она предполагала — по крайней мере, таковы были ее объяснения, — что беженцы оценят великодушное гостеприимство немцев, станут лояльными и полезными гражданами Германии и отдадутся работе в немецком народном хозяйстве. Поскольку рождаемость автохтонных немцев невелика, пришельцы обеспечат нужный прирост рабочих рук и вскоре сами станут превосходными немцами. А в качестве примера указывалось на послевоенное экономическое чудо, когда приток турок, итальянцев, югославов и других так поспособствовал подъему хозяйства ФРГ. Тогда сработало — сработает и теперь.

Беженцы с Ближнего Востока на железнодорожном вокзале в Мюнхене

Но на сей раз не сработало. Из полутора миллионов пришельцев мирному труду отдалось менее 10%, остальные же предпочитали жить на пособия. При этом уровень законопослушности кандидатов в новые немцы оказался ниже всякой критики. Кривая насильственных преступлений резко пошла вверх, причем и в таких местах, где раньше о них даже и не слыхали. Как все это понравилось старым немцам, принужденным за свой счет оплачивать гуманитарный банкет, нетрудно представить.

Эксперт о выборах в Германии: немцы устали от старых лиц

И только фрау канцлерин даже в ходе предвыборной кампании продолжала настаивать на том, что два года назад все было сделано правильно. Благодарные избиратели в ответ свистели и кидались помидорами — хотя раньше плодоовощные аргументы в ФРГ не имели широкого хождения.

После всего этого странно было бы удивляться тому, что "черные", то есть ХДС/ХСС во главе с Меркель, потеряли по сравнению с предыдущими выборами 8,5% избирателей (33% вместо 41,5% в 2013 году), а AfD ("Альтернатива для Германии"), наиболее резко критиковавшая правительство в мигрантском вопросе, приобрела 7,9% (12,6% против 4,7% в 2013 году) — и не просто перешла пятипроцентный барьер, а сразу сделалась третьей по численности партией в бундестаге. С другой стороны, еще удивительно, что так мало. Когда ХДС/ХСС сама сдавала AfD все козыри, "Альтернатива для Германии" могла бы сыграть даже и лучше.

Выборы в Германии показали сдвиг в сторону альтернативы, считает ПушковПо итогам выборов Меркель, конечно, заявила, что "очень рада" тому, что ХДС/ХСС является самой большой силой в бундестаге, но это скорее из той серии, когда надо же что-нибудь сказать.

Номер два на выборах — лидер СДПГ Мартин Шульц — тоже сообщил: "Мы будем самой большой оппозиционной силой в немецком бундестаге". Пока он не хочет большой коалиции с "черными", но желание Шульца сохранить хорошую мину при плохой игре выглядит еще более натужным.

Старейшая партия Германии, существующая с 1863 года, знавала за свою более чем полуторавековую историю всякое, но такого провала (20,5% для еще недавно системообразующей партии есть нонсенс) с ней никогда не случалось. Равно как и такого бессмысленного лидера.

Кандидат на пост канцлера Германии, глава Социал-демократической партии Германии Мартин Шульц во время предвыборного выступления

Партия, имевшая в своем послужном списке ряд несомненно крупных фигур — от Бебеля и Лассаля до Брандта и Шредера, — спешно вытащила в начале этого года фигуру Шульца, который до этого двадцать лет подвизался в брюссельских евроструктурах. Что, с одной стороны, давало ему соответственное понимание проблем и болевых точек, волнующих немецкого избирателя, с другой — служило вообще не самой лучшей рекомендацией на выборах, ибо любовь рядовых европейских обывателей к Брюсселю общеизвестна.

Беспрецедентные итоги выборов в Германии меняют политический ландшафтВ немецком политическом лексиконе есть термин "народные партии", то есть ХДС/ХСС и СДПГ, до недавнего времени совокупно контролировавшие бундестаг, — в других странах такие партии называются "системообразующими". Конечно, партии не вечны. "Все великое земное разлетается, как дым" — и партии тоже. Обратите внимание хотя бы на соседнюю Францию, где две системообразующие партии — голлисты и социалисты — в одночасье схлопнулись.

Однако немецкие народные партии подошли к своей, быть может, неизбежной судьбе с редкостной решимостью, схлопнувшись ярко и выпукло.

ria.ru

Что пишут партии ФРГ о России в своих предвыборных программах? | Главные события в политике и обществе Германии | DW

В воскресенье, 24 сентября, в Германии выбрали новый федеральный парламент. На депутатские мандаты могут рассчитывать представители семи партий. Это Христианско-демократический Союз канцлера ФРГ Ангелы Меркель (Angela Merkel) и Христианско-социальный союз, выступающие единым блоком и формирующие в бундестаге объединенную фракцию, социал-демократы Мартина Шульца (Martin Schulz), посткоммунисты из Левой партии и "Союз-90"/"зеленые". В парламент вернулись либералы из Свободной демократической партии, и впервые в нем оказались правые популисты из "Альтернативы для Германии".

Россия, германо-российские отношения, санкции и российско-украинский конфликт не играли заметной роли в избирательных кампаниях этих партий, но каждая из них сочла необходимым высказаться на эти темы в своих весьма пространных предвыборных программах.

ХДС/ХСС

В совместной предвыборной программе ХДС/ХСС ставится неважный диагноз положению в мире, во многих частях которого, как сказано, ситуация грозит выйти из-под контроля. "Даже непосредственно по соседству с нами, - говорится в главе, посвященной ситуации в Европе, - вследствие российской агрессии поставлена под вопрос территориальная целостность Украины".

Лидеры ХДС и ХСС - Ангела Меркель и Хорст Зеехофер вместе представили предвыборную программу

Далее указывается на изменения в подходе новой администрации США ко многим вопросам внешней политики и делается вывод, что европейцам необходимо более последовательно брать в руки собственную судьбу, отстаивать свои интересы и обеспечивать обороноспособность.

В разделе о внутренней и внешней безопасности консерваторы призывают Россию "строго соблюдать минские договоренности и воплощать их в жизнь" и подчеркивают свою готовность вести с Москвой диалог на эту тему.

"Баварский план"

ХСС, хоть и выступает единым блоком с ХДС, принял в дополнение к совместной еще и свою предвыборную программу, назвав ее "Баварским планом" (ХСС действует только в федеральной земле Бавария).

У Хорста Зеехофера особое отношение к России

Эта партия считает, что режим санкций против Москвы не должен становиться постоянным, что Германии выпадает особая роль как стране, способной "наводить мосты в Россию". "Даже если диалог с Россией труден, - говорится в "Баварском плане", - его, согласовывая с нашими партнерами, надо поддерживать". Ведь многие конфликты в мире можно решить "только вместе, а не вопреки России".

ХСС считает необходимым выработать план постепенной отмены санкций и поддерживает идею их поэтапной либерализации по мере реализации минских договоренностей.

Социал-демократы

В социал-демократической предвыборной программе тезисы, имеющие отношение к российской тематике, разбросаны по нескольким главам. В одной из них, как и у консерваторов, речь идет о необходимости укреплять обороноспособность ЕС, о создании европейского оборонного союза, о шагах в направлении к европейской армии - не в виде конкурента, а в дополнение к НАТО. Этот альянс же, с точки зрения социал-демократов, "был и остается несущей основой трансатлантического партнерства", незаменимой для поддержания мира и безопасности.

Так ведет свою предвыборную кампанию Мартин Шульц

Что же касается непосредственно отношений Германии с Россией, то они, пишут социал-демократы, "омрачены действиями российского правительства на востоке Украины и нарушением международного права, которым была аннексия Крыма". Партия Мартина Шульца вместе с тем уверена, что "мир и безопасность в Европе возможно обеспечить только вместе, а не без и уж, тем более, не против России". А для этого нужна разрядка напряженности, возращение к политическому диалогу и, как сказано, "дифференцированное применение механизма санкций".

Как в ХСС, так и в СДПГ считают, что "существенный прогресс в реализации минских договоренностей" должен вести за собой поэтапную отмену санкций. При этом, однако, социал-демократы констатируют, что в настоящий момент "политический процесс на востоке Украины, который успешно предотвратил начало открытой войны, остановился".

Левая партия

Посткоммунисты, в отличие от консерваторов и социал-демократов, о НАТО невысокого мнения. Они выступают за роспуск этого блока и его замену системой коллективной безопасности с участием России.

На маневрах НАТО в Латвии в июне 2017 года

"Передвижения войск ЕС и НАТО у границ России ставят мир под угрозу, - отмечается в предвыборной программе Левой партии. - Многие люди встревожены … грозящей военной конфронтацией между государствами НАТО или США и Россией". Прием же в НАТО новых членов, в частности Грузии, Украины или Македонии, с точки зрения посткоммунистов, приведет к дальнейшему росту напряженности в отношениях с Россией.

В конфликте на территории Украины Левая партия не принимает ту или иную сторону, но констатирует, что "в центре Европы, на Украине, идет горячая война". Отношения же между ЕС и Россией омрачены санкциями и ответными санкциями, причем "с обеих сторон доминируют вербальные атаки и наращивание военных потенциалов". Такую политику конфронтации Левая партия считает фатальной.

Либералы

Либеральная СвДП требует от правительства РФ "незамедлительно прекратить противоречащую международному праву оккупацию Крыма и войну на востоке Украины". Кроме того, в ее предвыборной программе обращается внимание на "растущее подавление оппозиции и гражданского общества в России", что вызывает у немецких либералов большое беспокойство и осуждение. Они призывают Россию соблюдать принципы европейского миропорядка, такие как суверенное равенство государств, нерушимость границ, мирное урегулирование конфликтов, свобода присоединяться к тем или иным союзам, демократия и соблюдение прав человека.

В телевизионной студии DW побывали и лидер СвДП Кристиан Линднер ...

К санкциям у СвДП отношение однозначное. "Пока президент Путин будет продолжать свою интервенционистскую политику, - записано в программе, - до тех пор санкции против России должны оставаться в силе, а возвращение России в G8 исключено". В случае дальнейшей военной эскалации либералы настаивают на введении дополнительных санкций, а если правительство РФ будет идти на "существенные уступки", предлагают ограничительные меры смягчать или вовсе отменять.

Как и все другие партии, СвДП выступает за диалог с Москвой, "будь то на политическом уровне, как, например, в ОБСЕ или Совете НАТО-Россия, или путем контактов между представителями гражданского общества". Целью такой политики, с точки зрения либералов, должно быть восстановление в среднесрочной перспективе надежного партнерства с Россией.

"Союз-90"/"зеленые"

"Зеленые" считают, что на России лежит значительная доля ответственности за возникновение очагов конфликтов в мире.

... и сопредседатель партии "Союз-90"/"зеленые" Джем Оздемир

"Под руководством президента Путина, - пишут они в своей предвыборной программе, - Россия в нарушение международного права аннексировала Крым, осуществила военные действия на востоке Украины, пошла на жестокое военное вмешательство на стороне Асада в Сирии и тем самым способствовала значительному росту международной напряженности".

Внешнюю политику Кремля "зеленые" называют "агрессивной" и "великодержавной", серьезно относятся к новым страхам восточноевропейских стран за свою безопасность, призывают учитывать их интересы, например, при обсуждении проекта "Северный поток-2". Урегулирование конфликта на востоке Украины может быть только политическим и дипломатическим. При этом "целенаправленные санкции против ответственных персон, публичные или частные институты" они считают "действенным средством внешней политики" и ратуют за их сохранение в отношении России.

"Альтернатива для Германии"

Правопопулистская АдГ - единственная из партий, имеющих шансы преодолеть на выборах 24 сентября пятипроцентный барьер, - выступает за отмену санкций без каких-либо предварительных условий и одновременно за расширение экономического сотрудничества с Россией. Конфликт на востоке Украины в ее предвыборной программе вообще не упоминается.

"Разрядка в отношениях с Россией является для АдГ предпосылкой прочного мира в Европе, - говорится в этом документе. - В интересах Германии вовлечь Россию в общую структуру безопасности, не упуская из виду собственные интересы, а также интересы наших союзников".

Следует заметить, что АдГ имеет шанс не только пройти в бундестаг, но получить в нем даже третью по величине - после ХДС/ХСС и СДПГ - парламентскую фракцию. Но ни одна из других шести партий не готова иметь дело с правыми популистами, не говоря уже о том, чтобы привлекать их к работе в правительстве, каким бы ни оказался расклад в следующем составе бундестага.

Еще больше информации о выборах в бундестаг 24 сентября 2017 г. - в нашей специальной рубрике Выборы в Германии.

Смотрите также:

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    Близятся выборы в бундестаг

    24 сентября 2017 года состоятся выборы в бундестаг - немецкий парламент. Всего в выборах участвуют 34 партии. А как ведут агитацию главные "игроки"?

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    ХДС: Патриотизм в тренде

    22 тысячи плакатов и 20 млн евро: таков размах кампании ХДС. А с учетом партнерской баварской партии ХСС на поддержку кандидатуры Ангелы Меркель потратят около 30 млн. Агитация ведется на фоне цветов национального флага. Среди тем, затрагиваемых партией - безопасность, семья и создание рабочих мест. Главный лозунг кампании (на фото) - "За Германию, в которой мы живем хорошо и с удовольствием".

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    СДПГ: В фокусе - простые граждане

    СДПГ ведет агитацию при помощи плакатов, на которых поднимаются темы образования, семьи, пенсий и неравенства при оплате труда. Кандитат в канцлеры Мартин Шульц (Martin Schulz) появился на билбордах только во второй половине кампании. Она обойдется партии в 24 миллиона евро. Перевод слогана на фото: "Будущему нужны новые идеи. И тот, кто их осуществит".

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    СвДП: Главное - Линднер

    Свободной демократической партии предвыборная кампания будет стоить более 5 миллионов евро, которые в первую очередь направлены на раскрутку ее лидера - Кристиана Линднера (Christian Lindner). "Давайте думать по-новому!" - под таким лозунгом партия, скорее всего, пройдет в бундестаг. Перевод надписи на плакате: "Нетерпеливость - это тоже добродетель".

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    "Поэтому - зеленые"

    "Союз-90"/"зеленые" в этот раз рекламирует себя, используя длинные афористичные фразы, написанные большими буквами (пример на фото: "Окружающая среда - это еще не всё. Но без окружающей среды всё - это ничто"). По затрагиваемым темам партия остается верной себе. "Поэтому - зеленые", - примерно так можно перевести ее главный слоган.

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    АдГ: Противоречиво и скандально

    Основные дискуссии вызывают агитплакаты "Альтернативы для Германии". Эта партия ведет кампанию под лозунгом "Поверь в себя, Германия!" А еще она верит в себя - и тексты на плакатах правопопулистской АдГ призывают к размежеванию, особенно в случае ислама. Надпись на плакате: "Бурка? Мы - за бикини".

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    Левая партия: Без лиц

    В этой превыборной кампании Левая партия отказалась от использования фотографий своих лидеров. Под лозунгом "Так мы больше не хотим" она говорит о доступных ценах на аренду жилья, более справедливых пенсиях и остановке экспорта оружия. Надпись на плакате: "Обложить миллионеров налогом; больше денег детсадам и школам".

  • Германия перед выборами: как агитировали партии

    "Партия": Как важно быть несерьезным

    Среди предвыборных требований партии под названием "Партия" - такие "важные" вещи, как остановка роста цен на пиво. Плакаты "Партии", в первую очередь, сатира. Ее кандидат на пост канцлера - шоумен Сердар Сомунджу (Serdar Somuncu). Облагороженная в переводе, но все равно не очень корректная надпись на фото: "Не делай глупостей со своим крестом [в бюллетене]!"

    Автор: Янина Семенова, Григорий Аросев

www.dw.com


Смотрите также