Немецкие потери во второй мировой войне. Потери во второй мировой германии


Немецкие потери во второй мировой войне

Настоящая статья представляет собой попытку осветить один из самых больших идеологических секретов современности, потери Германии в развязанной ею второй мировой войне.

Официальные итоговые цифры немецких военных потерь представлены в таблицах на странице 208 и 210 в [1] и в таблицах 86, 87, 88 в [2].

Сличение данных из разных источников выявляет небольшие расхождения между ними, но эти расхождения не принципиальны, хотя и показательны. В общем можно взять за основу для рассуждений и расчётов любую из этих таблиц. Приведём как пример часть таблицы 86 из [2].

Таблица 1:

 

Виды потерь до 31.12.44 г.Сухопутные силы и войска ССВВСВМФВсегоБезвозвратные всего Из них погибших Из них пропавших Санитарные ранеными Итого
3 425 877 319 138 159 088 3 904 103
1 779 561 163 006 58 832 2 001 399
1 646 316 156 132 100 256 1 902 704
4 188 037 216 579 25 259 4 429 875
7 613 914 535 717 184 347 8 333 978

 

Эту таблицу следует дополнить такой же таблицей 87 из [2], но уже за 1945 год.

Таблица 2:

Виды потерь за 1.1.45 - 30.4.45 г.Сухопутные силыи войска ССВВСВМФВсегоБезвозвратные Из них погибших Из них пропавших Санитарные ранеными Итого
1 250 000 17 000 10 000 1 277 000
250 000 10 000 5 000 265 000
1 000 000 7 000 5 000 1 012 000
750 000 30 000 15 000 795 000
2 000 000 47 000 25 000 2 072 000

Кроме того, интерес представляет справка отдела потерь вермахта от 22.05.1945 г. ([2], стр. 363), из неё следует, кроме тех цифр, которые уже были приведены ранее в таблицах, что раненых в рейхе на эту дату насчитывалось около 700 тысяч человек. Из них 70 тыс. раненых числятся у советских войск и 135 тыс. у англо-американцев, видимо попали в плен вместе с госпиталями.

Средний срок пребывания в госпитале для раненых советской армии составлял 76 суток, то есть 2,5 месяца ([2] таблица 25, стр. 58).

Следует предположить, что медицина рейха так же отвечала требованиям своего времени и во всяком случае была не много хуже советской. В этом случае, данные о количестве раненых приведённые в таблице 2 следует считать заниженными. Ведь раненые лежавшие в госпиталях 22 мая получили эти раны в течении марта и апреля месяца, а также в первую декаду мая.

А те, кто получил ранения в январе, декабре и феврале месяце уже выздоровели и выписались. Около 100 тыс. человек из числа раненых, по аналогии с Красной армией, можно считать больными, тогда раненых будет 600 тыс. человек за март и апрель 1945 года.

 

Среднемесячные потери ранеными в этом случае должны составлять около 300 тыс. человек, а убитыми соответственно не менее 111 тыс. человек исходя из обычного соотношения потерь. Для советской армии это соотношение 2,7 ([2] табл. 7 и 23 (примечание 3)), для американской армии 3 для сухопутных сил и 2,68 для всей армии ([1] стр. 451).

Кроме этого данные среднемесячных безвозвратных потерь даёт Кейтель в книге [3] на стр. 334. По его данным, а это и есть настоящие данные ОКВ, эти потери составляли 150-160 тыс. человек в месяц в сухопутных силах без войск СС, ВМС и ВВС, и без учёта периодов больших сражений. Потери пленными резко возрастали как раз в периоды больших сражений на окружение, а значит, приведённые Кейтелем цифры касаются в основном убитых. Умножая на 46 месяцев боевых действий можно получить величину потерь убитыми в первом приближении 6,9-7,4 млн. человек.

На восполнение потерь войск СС шло 16,4% призывных контингентов, а на восполнение потерь ВВС шло 5,5% мобилизованных ([3] стр. 334). Добавив эти 22%, получим 8,4-9 млн. человек потерянных убитыми без учёта ВМФ с 1941 по 1945 годы, не считая периодов больших сражений. Периоды больших сражений могли добавить к этой цифре ещё до 4 миллионов человек ([2] табл.31 по аналогии с советской армией, если исключить потери пленными, в периоды интенсивных сражений среднемесячные потери могут возрастать на 100% и более, можно принять увеличение потерь за счёт этих периодов на 50%).

Потери убитыми за 4 месяца 1945 года будут по Кейтелю 600-640 тыс. человек в сухопутных силах или 732-781 тыс. человек по всей армии без ВМФ, даже если поправку на величину сражения и не делать. Видно, что цифры Кейтеля значительно больше похожи на правду, так как ими значительно легче объяснить наличие 700 тысяч раненых, в немецких госпиталях, спустя 2 недели после капитуляции Германии.

А по фактическому числу раненых, исходя из среднемесячных потерь убитыми за март и апрель 1945 года в 111 тыс. человек, потери убитыми составят не менее 444 тыс. человек. Поскольку к концу войны немецкая армия значительно ослабла, размах сражений уменьшился, более верной следует считать цифру около 444 тыс. человек убитыми в немецкой армии за 1945 год. Тогда потери ранеными за этот срок составят 1198800 человек.

Если исходить из соотношения убитых и раненых 1 к 3 и принять 20% уволенных по здоровью от числа раненых, то данные Кейтеля можно трактовать как 9 млн. погибших, 27 млн. раненых и 5,4 млн. инвалидов и уволенных по здоровью из числа раненых. Конечно, эти значения приблизительны.

В 1951 году в ФРГ опубликовали данные немецкой медицинской статистики ([1] стр. 465). По этим данным общее число больных и раненых составляет 29,5 млн. человек. Из них, по уверениям немецких специалистов 20,8 млн. человек приходится именно на больных.

Но такое количество больных в армии середины 20 века возможно лишь при массовом применении биологического оружия. Разумнее предположить, исходя из советской медицинской статистики ([2] табл. 23), что количество заболевших составляло 7-8 млн. человек, при сравнимой численности армий. Тогда количество раненых составит 21-22 млн. человек. В любом случае, раненые вместе с заболевшими составляют санитарные потери армии и определённо видно, что эти потери у немцев больше, чем в советской армии.

Наиболее точные сведения о потерях немецких войск содержались в первичной отчётности войск, в донесениях полков и дивизий. К сожалению, эта документация фашистами быстро уничтожалась. Но часть документов дошли до нас в виде трофеев. Также прорываются на страницы книг отдельные признания немецких командиров.

Например, бывший начальник штаба 17-го армейского корпуса признал, что с 24.01.1943 года по 2.02.1943 года потери 6 армии в Сталинграде, в оборонительных боях на укреплённых и подготовленных позициях, более 100 000 человек убитыми и умершими ([1] стр. 196).

Из этих цифр явно видно, что среднемесячные потери убитыми указаны Кейтелем именно без периодов больших сражений, в больших сражениях такие потери достигались только за одну декаду и только на одном участке фронта. Можно предположить, что потери убитыми за январь 1943 года только в южной группе немецких войск превысили 300 000 человек и вдвое перевыполнили норму среднемесячных потерь всей немецкой сухопутной армии указанную Кейтелем.

Другим примером может служить трофейный документ, текст которого приводится в мемуарах В. И. Чуйкова «От Сталинграда до Берлина», Москва-1980 год, стр. 406. Это объяснительная написанная командиру 30АК Фреттер-Пико от командира 16 моторизованной дивизии графа фон Шверина.

Там сказано, что в оборонительных боях лета 1943 года от р. Миус до Запорожья, дивизия потеряла 19411 человек, почти три своих боевых состава за два месяца. За период с 10.10.1943 по 14.01.1944 года дивизия потеряла ещё 5120 человек.

Это общие потери, включая пропавших без вести и больных. Всего за 6 месяцев общих потерь 24531 человек. Количество убитых должно быть около 8000 человек. Среднемесячные безвозвратные потери 1333 человека, санитарные 2755 человек.

В процентном отношении потери от числа боевого состава пехоты озвучены в самом этом документе, 600% за 6 месяцев оборонительных боёв, это 100% в месяц. При этом численность боевого состава летом составляла 6-7 тыс. человек, а осенью 2000 человек. От общей численности дивизии потери, конечно, будут меньше.

При числе артиллерийских, транспортных и прочих частей и подразделений дивизии в 4-6 тыс. человек, можно оценить их в 50% с июля по сентябрь включительно и 30% с октября по декабрь включительно (от общей численности дивизии соответственно в 12-13 тыс. летом и 6-7 тыс. осенью).

При сравнении с аналогичными показателями для советских войск можно убедится, что это очень высокий уровень потерь. Такие потери несли далеко не все советские дивизии летом и осенью 1941 года. Среднемесячные общие потери советской пехоты за 28 месяцев войны (с 1.01.43 по 9.05.45) составили 19,5% к её численности ([2] табл. 40), а среднемесячные потери всей Красной армии за всю войну 10,49% от среднемесячной численности действующей армии ([2] табл. 31).

Советский Западный фронт терял в 1941 году (это тоже 6 месяцев оборонительных боёв) 41,1% ежемесячно общими потерями ([2] стр. 68), а по всей действующей Красной армии за этот период среднемесячные потери составили 22,61% ([2] табл. 31). Отчётливо видно, что ничего выдающегося по части сохранения личного состава немцы выдумать не смогли.

Ещё одним примером может быть сообщение Эйке Миддельдорфа в его книге «Русская кампания: тактика и вооружение.», ООО «Издательство АСТ», 2002 год, стр.10. Там приводится как типичный пример потери абстрактной пехотной роты за первые 3 года войны в России в 1500 человек при средней численности в 100 человек. Это означает, что первые 3 года войны боевой состав пехоты нёс общие потери в 41,7% ежемесячно. Если количество боевого состава считать в две трети всей немецкой армии, то среднемесячные потери всей армии за войну можно полагать около 20% убитыми и ранеными от её численности. Сам автор утверждает, что полевые армии на 80% состояли из пехоты (указ. соч. стр. 9).

Исходя из всех выше приведённых данных, можно признать, что официальные данные немецкого военного учёта потерь сильно занижены, приблизительные цифры немецких потерь можно получить расчётом. Наиболее достоверными являются расчёты на основе данных Кейтелем цифр среднемесячных потерь сухопутных сил. Исходя из средней численности немецких войск в действующей армии в 5-6 млн. человек, при числе убитых в сухопутных силах 150 тыс. в месяц.

Для учёта войск СС и ВВС 22% мобилизованных в эти силы из каждого призывного контингента применим и к структуре потерь, это 37 тысяч, получим 187 тыс. человек убитых за каждый месяц по всей армии без ВМФ. Следовательно, среднемесячные потери убитыми всей армии составят 3,1-3,7% от средней численности действующих на фронте сил без учёта потерь пленными.

Для сравнения с потерями советских войск можно обратиться к [2] табл. 31. Среднемесячные безвозвратные потери Красной армии вместе с пленными за всю войну 3,72% от среднемесячной списочной численности действующей армии. Если вычленить потери пленными, то средняя цифра за 1943-45 годы будет 2,33%. Это и есть потери от вражеского огня, обусловленные соотношением огневых возможностей в каждом конкретном боевом столкновении.

В 1941-42 годах эти потери если и были выше, то не намного, основные потери в это время понесены пленными, из-за преимущества немецкой армии в манёвре. В 1942 году пропавшие и пленные составляют половину безвозвратных потерь, а в 1941 году три четверти ([2] табл. 26). Немецкая армия потеряла пленными не менее 2,7 млн. в боях с Красной армией ([2] табл. 91). Это 59 тысяч в месяц потерь пленными за 46 месяцев войны.

Тогда безвозвратные среднемесячные потери будут 246 тыс. человек, а в процентном отношении к средней численности действовавших войск составят 4,1-4,91%. Можно сделать вывод, что среднемесячные потери убитыми немецкая армия имела большие в 1,5 и более раз.

Среднемесячные потери пленными немецкой стороны возможно меньше, но если учесть 0,6 млн. пленных отпущенных фронтами [2], тогда пленных немцев будет 3,3 млн. человек, среднемесячные безвозвратные потери немецкой армии составят 259 тыс. человек убитыми и пленными, а в процентах 4,3-5,18% от средней численности на фронте.

Такое различие в числах среднемесячных потерь обусловлено разницей в методах ведения боевых действий немецкой и советской армий. Немецкий метод ярко виден на примере действий 3-й танковой группы в пограничном сражении. Группа Гота, 22 июня сломив сопротивление 2-х стрелковых дивизий на границе, вошла в прорыв и преодолевая сопротивление советской 5-й танковой дивизии, через 5-6 дней дошла до Минска. С оперативной точки зрения – большой успех, приведший к окружению и сдаче в плен войск Западного фронта.

Но в течении этих 5-6 дней и более, это мощное войсковое объединение было выключено из сражения с основными силами Западного фронта. За это время пехота группы армий «Центр» понесла такие потери, что не смогла самостоятельно замкнуть внутреннее кольцо окружения, для этой цели пришлось привлекать часть сил 2-й танковой группы. Эффективность метода налицо, но также видна затратность метода.

Ведь этот метод обязывает войска искать возможности к манёвру и выключает из боя манёвренную группу войск, но сковывающая группа войск избегать боя не может и соотношение сил для неё может оказаться не выгодным. В результате этих танковых гонок, наступление немцев на западном направлении возобновилось только 10 июля. То есть ещё 10-12 дней 3ТГ, равная по силам танковой армии, сторожила северо-восточный фас внешнего кольца окружения.

Советская армия действовала другим способом. Советским полководцам удалось найти наилучшее соотношение между боем и манёвром в рамках операции. Красная армия, следуя теории глубокой операции, являвшейся развитием теории глубокого боя, стремилась организовать серию одновременных боёв на всю глубину оперативного боевого порядка, ввести в бой одновременно как можно больше сил и средств. Советские бойцы называли это – «Слоёный пирог».

Такой метод менее затратен для наступающего и даже в случае оперативной неудачи, по соотношению потерь может быть выгоден учитывая изначальный перевес в силах, специально создаваемый перед наступлением.

При этом правда, большая нагрузка ложится на полководца. Метод требует тщательного планирования, жёсткого централизованного руководства войсками от начала и до конца операции и при этом инициативы самих войск, войска должны искать боя. Также следует признать, что при таком методе добиться быстрого и глубокого продвижения намного сложнее, чем немецким способом, но и это удалось сделать, расчленяя боевой порядок на эшелоны по времени и глубине вступления в сражение.

Следя за тем, чтобы сила удара непрерывно возрастала и при этом силы, назначенные на развитие удара, не простаивали. Таким манером удавалось проводить целые серии наступлений. На карте это выглядит мешаниной стрелок, в отличии от немецких чётких схем, но вряд ли в военной истории есть что-нибудь сравнимое по искусству владения обстановкой.

Глава 2 Оценка немецких потерь по официальным заявлениям немецкой стороны времён войны, военным и послевоенным немецким документам.

В ходе войны немецкое руководство сделало несколько заявлений, позволяющих оценить динамику немецких потерь. Анализ этой динамики любопытен и может привести к определённым выводам. Особенно, если сравнить эти заявления с реальными мобилизационными мероприятиями, проводимыми немецким руководством, а также с оценками независимых наблюдателей или противников Германии.

По состоянию на 1 марта 1939 года в немецкой армии состояло 3,2 млн. человек ([2] табл. 89). К 1 сентября 1939 года численность вооружённых сил Германии была доведена до 4,6 млн. человек, из них 2,7 млн. служили в сухопутных войсках, 1 млн. в резервной армии, остальные в ВВС и ВМФ. Всего имелось к началу мировой войны 103 дивизии, то есть на обеспечение боевой деятельности одной дивизии задействовалось около 45 тыс. человек военнослужащих ([6] стр. 123, 143).

Такие скромные усилия сопровождались введением обязательной трудовой повинности для лиц от 18 до 25 лет ([5] стр. 30, 68). Число работающих женщин увеличено до 13,8 млн. человек, что составило треть всех рабочих и служащих. То есть в Германии того времени неработающая женщина была редкостью. С 1935 года до 2.02.39 года трудовая повинность была добровольной и рассматривалась как средство борьбы с безработицей.

Официально немцы называют свои потери убитыми в войне с Польшей 10572 человека, ранеными 30322 и пропавшими 3409 человек ([1] стр. 194). Хотя по сводке BA/MA RH 7/653 потери убитыми в Польше 16843, а пропавшими 320 человек. Число пропавших в 10 раз уменьшено, а количество убитых в 1,5 раза больше.

Уже 29.09.39 года трудовая повинность для женщин смягчается, к ней привлекаются только незамужние женщины от 17 (эта граница ужесточена) до 25 лет. Рабочий день для них устанавливается полдневный. То есть это скорее приучение к труду в запас рабочей силы, чем труд. Зато к труду привлекли 420 тыс. пленных поляков ([5] стр., 132, по [1] пленных поляков было 0,5 млн.). Кроме того, в октябре 1939 года установили трудовую повинность всего населения Польши от 18 до 60 лет обоего пола ([5] стр. 131, 132).

Потери в Норвегии обошлись в 1317 убитых и 2375 погибших в пути, бои в Греции 1484 убитыми и пропавшими ([1] стр. 194).

Перед наступлением во Франции немцы увеличили численность сухопутных сил до 3,3 млн. человек, то есть призвали 0,6 млн. и ещё какое-то количество для компенсации потерь в Польше. Было сформировано 40 дивизий, из них 9 охранных, остальные пехотные. Новые танковые дивизии переформировывались из лёгких ([6] стр. 154).

Потери во Франции составили 27074 убитых по [1] стр. 194. А по [5] стр. 154, ранено 111034, пропало без вести 18384 человека. В плен взято 1,8 млн. французов (по [6] 1,547 млн. стр.160), из них 0,8 млн. сразу вывезено в Германию на работы ([5] стр. 153, 292). Численность немецкой армии летом 1940 года была доведена до 5,6 млн. человек ([5] стр. 293).

Это значит, что мобилизовано ещё 0,4 млн. человек не считая компенсации потерянных убитыми, пропавшими и инвалидами. К 22.06.41 года численность армии возросла до 7,4 млн. человек, то есть ещё мобилизовано 1,8 млн. человек. Это как раз число захваченных французских пленных. Видно, что Германия мобилизовала более 10% населения, а это более половины её мобилизационного потенциала.

Однако трудовые ресурсы Германии не уменьшились, а увеличились. Строго говоря, и мобилизационный ресурс также увеличился. Население Германии вместе с Австрией весной 1941 года было 76 млн. человек, население оккупированных стран 129 млн. человек, население стран союзников Германии в Европе 78 млн. человек, а всего 283 млн. человек ([5] стр. 275).

Следует также учесть и население стран скрытых союзников, таких как Швеция, Швейцария, Испания и Португалия, Франция Виши, Турция. Вступление этих стран в войну зависело от ряда условий, например Швеция не могла не вступить в войну при устранении или усилении угрозы со стороны Англии (в любом из этих случаев Шведский нейтралитет оказывался без гарантий), иначе она автоматически выпадала из Европейской обоймы и лишалась будущего как суверенное государство.

Пример Норвегии и Дании у Шведов был перед глазами. Вступление в войну Испании, остатков Франции и Португалии обуславливалось переносом центра тяжести войны в Средиземноморский регион, и было делом недалёкого будущего, сразу после победы над СССР. Также необходимо вступала в войну и Турция, как только эта война затрагивала непосредственно районы Закавказья и Ближний восток.

Естественно, эти страны выступали в едином экономическом и политическом блоке с Германией, памятуя о том, что сторону в войне выбирают до начала военных действий. Значит, их вполне допустимо рассматривать как дополнительный трудовой, сырьевой, производственный, торговый, политический и военный ресурс Германии. Именно так Гитлер их и рассматривал, это следует, например, из записей Гальдера.

Операцию высадки на Британские острова Германия могла планировать, но осуществить не имела возможности по причинам, прежде всего, политическим. Это было не в интересах Германии. Ведь Английские доминионы, в этом случае, подпадали под влияние США. Также не в интересах Германии был протекторат США над Англией.

В интересах Германии было заключение мира, даже почётного для Англии. В интересах Германии было сохранить Британскую империю, разделив с ней сферы влияния и ограничив этим, влияние США, причём Британия ничего не теряла. Правда при таком развитии событий Британия с неизбежностью становилась частью общеевропейской общности (причём не доминирующей, а подчинённой) в отдалённом будущем, когда Германия окрепнет и сумеет переварить завоёванное в Европе.

Такое положение не устраивало Англичан ни при Наполеоне, ни при Гитлере. И Гитлер это понимал. Соответственно задача Германии в Европе была принудить Англию к миру путём постепенного завоевания регионов английского доминирования, Средиземноморья, Ближнего востока, Индии и так пока Англия не будет вынуждена признать Третью империю германской нации как свершившийся факт.

Задача завоевания мирового господства путём оккупации всего мира перед Гитлером тоже не стояла. Гитлер вполне понимал нереальность подобного акта.

Главной целью Гитлера на 1941 год была Россия. Организация немецкого государства на территориях СССР по спартанскому образцу. Для этого население оккупированных областей резко сокращалось в численности на, примерно, 50 млн. человек (Дюков А.Р. «За что сражались советские люди.», Москва, «Яуза», «Эксмо», 2007) и организовывалось в подобие коллективных рабов – илотов. Незаконченные дела с Англией не мешали осуществлению этого плана. Наоборот, осуществив этот план Германия, выходила на такие позиции, которые обеспечивали ей доминирующее положение во всех мировых вопросах и делали отношения с Англией уже не столь важными.

Таким образом, удар по СССР должен был стать венцом всех усилий Гитлера. Какими силами он для этого располагал? Кроме уже мобилизованных 7,4 млн. немцев можно было призвать ещё миллионов 8. Но миллиона 3-5 надо было оставить для работы в самой Германии и организации оккупационного порядка. Дело здесь не в нехватке рабочей силы, которой было в избытке, а в том, что именно немцы должны организовывать порядок в Рейхе, иначе Рейх перестанет быть немецким. Таким образом, резерв для мобилизации составлял в лучшем случае 3-5 млн. человек.

Однако при особом стечении обстоятельств можно было мобилизовать их все 7-8 млн., также при крайней нужде можно было заменить трудовые ресурсы женщинами, так как женщины для этой цели уже были подготовлены в рабочих лагерях имперской трудовой повинности. Кроме того, в Европе проживало большое количество фольксдойче, из их числа можно было мобилизовать 3-4 млн. человек. Кроме этого, подрастали призывные возраста, это давало 0,6 млн. человек ежегодно.

Также, немецкую армию можно было разбавить призывниками из числа покорённых народов на 10-20%, или даже до 30%, но не больше, поскольку иначе возникала опасность немецкому доминированию в Рейхе. Это ещё 2-3 млн. человек, а если война затянется, и мобилизационные ресурсы придётся использовать полностью, то и все 6 млн. человек. В порядке экономии мобилизационного ресурса и передачи боевого опыта мобилизация в 1939 году началась со старших возрастов, Гитлер сразу планировал войну на длительную перспективу.

Видно, что запас людей для армии при нормальном течении событий составлял 15-16 млн. человек, а при крайнем варианте около 25-30 млн. человек (за 6 лет войны подрастёт около 3,6 млн. призывников), трудовые ресурсы даже без женщин и военнопленных составляли 30-35 млн. человек. Кроме того, за время войны в немецкую армию призвали 0,5 млн. женщин (из книги «Вермахт за колючей проволокой.»), не считая вольнонаёмных. Такая подготовка обеспечивала возможность успеха при любом развитии событий, в том числе и при затягивании войны. Мы видим, что без особого напряжения Германия могла увеличить армию единовременно (без подрастающих за годы войны призывников) ещё на 9 млн. человек, а при некотором напряжении на 15-17 млн. человек.

По заявлениям немецкой стороны ([1] стр. 198), на 1.12.41 года, потери убитыми с 22.06.41 составили 162314, ранеными 571767, а пропавшими 33334 человека. При таком уровне потерь никаких трудностей с мобилизацией и восполнением потерь у немцев быть не должно, ведь эти цифры в сумме меньше чем численность резервной армии, на 22.06.41 года в ней состояло 1,2 миллиона человек.

Между тем, в дневнике Гальдера и в воспоминаниях немецких генералов, в ротах на фронте к концу 1941 года некомплект личного состава достигал 40-60%. Но для дальнейшего анализа требуются данные о численности немецкой армии более подробные, чем можно найти в популярной исторической литературе.

Сведём найденные в разных источниках данные о числе немецких войск в таблицу, а недостающие цифры интерполируем линейно. Для сравнения дадим данные для советских войск из [2] табл. 6.

Таблица 3:

Когда имелась такая численностьЧисленностьнемецких войск,млн. чел.Численность трудовых ресурсовв промыш-ленности Германии, млн. чел.Численность советских войск (на 1 января, 1 июля, 1 декабря),

млн. чел.

Соотношение силНачало 1941 года К летней кампании 1941 года Конец 1941 года Начало 1942 года К летней кампании 1942 года Конец 1942 года Начало 1943 года К летней кампании 1943 года Конец 1943 года Начало 1944 года К летней кампании 1944 года Конец 1944 года Начало 1945 года К моменту капитуляции 1945 года Конец 1945 года
7,2 ([4] стр. 467) - 3,9 1,85 к 1
7,4 ([5] стр. 293) - 4,7 1,57 к 1
8 - 7,7 1,04 к 1
8,6 ([4] стр. 467) 35,5 ([4] стр. 467) 8,5 1,01 к 1
9,4 (Пауль Карель) - 10,4 0,9 к 1
9,5 - 10,5 0,9 к 1
9,6 ([4] стр. 467) 36,6 (Пауль Карель) 10 0,96 к 1
11,2 (Пауль Карель) - 11,4 0,98 к 1
10,15 - 10,5 0,97 к 1
9,1 ([4] стр. 467) 36,1 ([4] стр. 467) 10,7 0,85 к 1
9,365 ([6] стр. 239) - 11 0,85 к 1
9,6 - 10,7 0,9 к 1
9,77 ([6] стр. 258) - 11,1 0,88 к 1
4,8 ([2] таб. 89) - 10,8 0,44 к 1
0 - 6,2 -

- Без учёта союзников с обеих сторон.

Анализируя таблицу 3 можно только удивляться, почему Германия допустила выравнивание соотношения сил к концу 1941 года, упустив тем самым явную свою победу? Удивительно, что ни к лету 1942 года, ни к лету 1943 года Германия не озаботилась созданием хотя бы небольшого перевеса в силах. Между тем за первый год войны с СССР потери немцев убитыми по их данным ([1] стр. 198) составили всего-то 271612 человек, пропавшими без вести 65730 человек.

К ноябрю 1942 года потери убитыми в России декларировались в 350 тыс. человек, а к марту 1943 года убитых за всё время войны насчитали 542 тысячи ([1] стр. 198), а это меньше предвоенной численности резервной армии более чем вдвое. Ну что стоило призвать к концу 1941 года или к весне 1942 года, или к лету 1943 года на 1-2 миллиона больше? Победа была бы обеспечена!

Конечно, были ещё войска немецких союзников. Но наступления 1941 года производились при более чем полуторном перевесе в силах с немецкой стороны. Создать такой перевес в 1942 или 1943 годах означало бы победить.

Значит, не смогли. Значит, потери были такие, что весь ресурс, прибывавший по мобилизации, тратился на восполнение потерь.

Уже осенью 1941 года в Германии был призван весь контингент 1922 года рождения и встал вопрос о призыве лиц 1923 года рождения. Этих призвали к лету 1942 года. В начале войны мобилизация началась со старших призывных возрастов, с контингента 1894-1906 годов рождения.

Значит, к осени 1941 года было призвано только за время войны уже не менее 16 возрастов, это около 8,8 млн. человек немцев границ Германии 1937 года, считая среднюю численность призывного возраста по Кейтелю в 550000 человек. Следовательно, в течении лета-осени 1941 года призвано не менее 1,4 млн. человек. Ведь численность армии на 22.06.41 была 7,2-7,4 млн. человек.

После поражения под Сталинградом в Германии объявили о тотальной мобилизации ([4] стр. 435). Была объявлена мобилизация мужчин от 16 до 65 лет и женщин от 17 до 45 лет. Конечно, не все попадали в войска, женщины и негодные к службе мужчины попадали в трудовую повинность или другие имперские службы. Кроме того, из заключения освобождались преступники со сроками наказания до 12 лет, если они соглашались служить на "Восточном фронте".

Если бы потери немцев убитыми к лету 1943 года составляли всего 542 тыс. человек, как они сообщают ([1] стр. 198), то это меньше половины предвоенной численности армии резерва. На 22.06.41 года армия резерва имела численность 1,2 млн. человек.

В этом случае не только тотальную, но и обычную мобилизацию объявлять было бы незачем. Если нет потерь, зачем мобилизация? Ведь эти потери легко восполнить призывом всего одного призывного возраста, средняя численность призывного возраста одного года в Германии границ 1937 года, как пишет Кейтель, была 550 тыс. человек. Это с учётом тех возрастов, которые пострадали от уменьшения числа рождений Первой мировой войны. А обычно численность призывного контингента одного года 700000 человек именно для возрастов 1920-24 годов рождения ([1] стр. 489).

В октябре 1944 года была объявлена "сверхтотальная" мобилизация ([4] стр. 467). Всех непригодных к службе мужчин от 16 до 65 лет собирали в батальоны "Фольксштурма". Это были крепостные войска, милиционного типа, для обороны "Фестунгов", опорных пунктов в городах Германии. Кроме того, была объявлена трудовая повинность мужчин старше 65 лет и женщин до 55 лет.

Более тотальную мобилизацию трудно представить. Между тем, все официальные потери немецкой армии от начала войны в этот период легко восполнялись призывом двух-трёх призывных возрастов одних только немцев Германии границ 1937 года.

Остаётся сделать вывод, что цифры немецких потерь занижены.

Порядок занижения можно получить, сравнивая эти цифры с данными советской стороны или с данными независимых наблюдателей. Например, наблюдатели США на 11 декабря 1941 года оценивали потери немцев убитыми в 1,3 млн. человек, что примерно в 8 раз больше немецкой цифры 167 тыс. человек на 1 декабря 1941 года ([1] стр. 198). По заявлениям Совинформбюро общие потери немцев за лето и осень 1941 года составили около 6 млн. человек, значит безвозвратные потери около 2 млн. человек. Это в 12 раз превышает заявления немецкой стороны.

Логично предположить, что для ведения согласованной дезинформации немцы ввели коэффициент 10 для озвучивания своих потерь, как для общественности, так и в пропагандистских документах. Этот коэффициент удобен тем, что им легко пользоваться. Тогда получится, что к марту 1943 года немецкая армия потеряла убитыми за время мировой войны 5,42 млн. человек.

Теперь мы легко поймём немецкие трудности с мобилизацией. Ведь уже к лету 1943 года в армию было призвано 11,2 (численность немецкой армии по Паулю Карелу) плюс 5,42 (потери убитыми от начала войны) плюс на замещение выбывших по инвалидности и пропавших без вести, всего более 16,62 млн. человек. Мобилизационные ресурсы были опустошены. Поражения 1943 года окончательно превратили поток мобилизации в ручеёк подрастающих возрастов.

Также законно предположение о том, что коэффициент 10 применялся и к числу раненых и к числу пропавших без вести. Однако практическое применение такого метода фальсификации своих потерь требует учёта некоторых тонкостей. Если просто применять такой коэффициент ко всем видам потерь и родам войск, то ложь станет очевидной.

Поэтому потери всей армии записывались в потери сухопутных войск и делились на 10, а отдельными строками, как потери ВВС и ВМФ выписывались потери соответственно лётного, лётно-технического и аэродромного персонала ВВС и потери плавсостава ВМФ.

А также потери этих ведомств в самостоятельных операциях, например потери десантников при захвате Крита входят в число потерь ВВС. Ведь потери лётного и плавсостава должны соответствовать количеству потерянных судов и самолётов, а их противник может посчитать и обязательно посчитает, хотя бы приблизительно, значит, эти потери на 10 делить нельзя и следует их представить как потери всех ВВС и ВМФ.

На коэффициент 10 не делились потери на западных фронтах. Это видно при сравнении оценок немецких потерь союзным командованием на западе и потерь по 10-ти дневным сводкам ОКХ, они отличаются не так значительно, как советские и немецкие оценки на советско-германском фронте. Конечно, и тут не обошлось без сглаживания потерь и записывания потерь убитыми в потери пропавшими. Но масштабы этих фальсификаций уже не столь наглые.

Это понятно, на западе масштабы боёв значительно меньше и столь серьёзную подтасовку легко раскрыть, а влияние средств массовой информации англо-американцев на европейское население было не меньшим, чем у ведомства Геббельса. Кроме того, и в 1941 и в 1944-45 годах немцы рассчитывали заключить договорённость с западными союзниками о мире и совместной войне против СССР, сильно подтасовывать потери на западе было им не удобно. И самое главное, отсутствие значительных фальсификаций на западе придавало достоверность фальсификациям на советско-германском фронте.

На сайте http://ww2stats.com/index.html опубликованы документы немецкой статистики потерь. И в их числе есть так называемые 10-ти дневные сводки ОКХ, в которых представлены потери немцев по декадам с 22.06.41 по 20.04.45 годов.

Анализ этих сводок показывает, что форма графика потерь вполне соответствует как основным событиям и ходу войны, так и форме графика потерь советских войск на основном фронте войны. Но значения потерь сильно занижены.

Они не соответствуют численно, для сухопутных войск, данным сводок подобным BA/MA RM 2/1355 или BA/MA RH 7/653, но соответствуют формой графика. Вероятно, что фальшивая отчётность составлялась на основе реальной, одновременно несколькими фальсификаторами, в разное время, на основе одинаковых и реальных исходных данных и по единой методике.

На графике потерь убитыми в подекадных сводках наблюдаются следы занижения их числа в 1943 году. Это от желания сгладить потери по отдельным периодам войны, по отдельным битвам. Например, в 10-ти дневных сводках ОКХ, потери убитыми 6 армии за январь и февраль 1943 года переходят из декады в декаду одной цифрой, а потери раненными и пропавшими меняются в первой декаде февраля, причём раненых становится меньше.

Хотя генерал Г. Дёрр в книге "Поход на Сталинград" М. 1957 стр.123. имел сведения о 100 тысячах убитых за последнюю неделю января 1943 года в 6 армии, и его данные подтверждаются количеством похороненных советскими войсками в Сталинграде 147,2 тыс. немецких трупов.

В июле 1943 года в подекадных сводках ОКХ даны те же данные, что и в июне. И таких моментов очень много в этих сводках. Какое отношение было бы к трудам Кривошеева и его команды, если бы в его работе [2] были бы такие несуразности?

А ведь и то и другое составлялось по реальным донесениям войск и настоящим штабным документам, разница лишь в том, что Кривошеев ничего не фальсифицировал, в отличии от немцев. Складывается устойчивое впечатление того, что писаря в ротах вели свою отчётность много тщательнее немецких штабных генералов.

И утверждать, что немцы подтасовывали свои потери не более чем в 2 раза, значит признавать, что эта отчётность показушная, а значит глупо было бы в ней мухлевать по мелочам. Наоборот, вся эта липовая документация и рассчитана на то, чтобы создать впечатление занижения потерь раза в 2, в то время как на самом деле они занижены в 10 раз.

Чтобы получить из подекадных сводок реальное число убитых и раненых, надо умножить эти потери на советско-германском фронте на 10 и прибавить к ним потери на западном фронте. Тогда потери убитыми немецкой армии составят на 31.12.44 года 9176685 человек, ранеными 35560794 человек, а на 20.04.45 года убитых будет 10259939, а раненых 40637535 человек. Конечно, число раненых здесь есть число случаев ранений и случаев заболеваний. Это видно из соотношения раненых и убитых, которое менялось по годам от 3,6 до 4,8, а в среднем составило 4. Число людей лечившихся в госпиталях будет примерно в 1,5 раза меньше ввиду случаев неоднократных ранений.

То есть те, кто был ранен несколько раз, в госпитальной статистике будет записан как один человек. Здесь следует вспомнить немецкую госпитальную статистику, опубликованную в 1951 году в ФРГ ([1] стр. 465). Если сообразуясь с здравым смыслом считать, что из 29,5 млн. человек прошедших через немецкие госпиталя 20,8 являются ранеными, а 8,7 больными, а вовсе не наоборот, как утверждают немцы, всё очень согласуется.

Сложнее обстоит дело с пропавшими без вести. График потерь пропавших согласуется с графиком числа попавших в советский плен по форме, кроме двух, явно искусственных пиков, в 1 квартале 1943 года и 3-4 квартале 1944 года. Но численно этот график существенно ниже графика поступления пленных в советский плен, начиная с 3 квартала 1942 года и до конца войны.

За исключением тех же двух искусственных пиков в 1 квартале 1943 года и 3-4 кварталах 1944 года. Количество попавших в плен, из числа пропавших, немцам было не известно. Для большего правдоподобия, в периоды особенно больших потерь пропавшими, их на 10 не делили, а оставляли, как есть. Так и образовались эти два пика. В 1 квартале 1943 года этот пик составил 227378 человек, а в 3 и 4 кварталах 1944 года 569946 человек. Всего 797324 человека пропавших на советско-германском фронте на 10 не делились и это надо учитывать при расшифровке немецких сводок.

Если учесть эти моменты в отношении пропавших без вести, то на 31.12.44 года их будет 4591511 человек, а на 20.04.45 года уже 7541401 человек. Общие безвозвратные потери составят на 31.12.44 года 13768196 человек, а на 20.04.45 года 17801340 человек по 10-ти дневным сводкам ОКХ. К концу 1944 года в советском плену оказалось около 1,8 млн. немцев и их союзников.

А в англо-американском около 0,6 млн. и ещё 0,4 взятых к тому времени во Франции. Тогда убитых из числа пропавших без вести к этому сроку было около 2 млн. человек, 43% от всех пропавших или 22% от учтённых убитых.

К концу апреля 1945 года советские войска взяли ещё 1,3 млн. пленных и англо-американцы около 2 млн., что соответствует числу пропавших без вести немцев за этот срок. Остальных пленных добрали уже в мае. При этом видно, что убитых в числе пропавших в 1945 году уже нет, все оказались в плену. Это может происходить от того, что у немцев имел место недоучёт пропавших не менее чем на 0,6 млн. человек (из них 0,3 млн. погибли) или от того, что англо-американцы переучли количество пленных, включив в них часть гражданских лиц. Возможно, оба фактора имели место одновременно.

Есть ещё нюанс, связанный с отношением раненых и убитых, это отношение в ходе войны у немцев росло. А должно было наоборот, падать, поскольку условия эвакуации раненых ухудшались.

Это может означать увеличение числа убитых в числе пропавших без вести, вероятно, искусственное. Либо просто занижение числа убитых. Для 1945 года, вероятно, имел место недоучёт числа убитых на 0,5-0,7 млн. человек, а для 1943-44 годов, возможно, около 1,5-2 млн. убитых были записаны в пропавшие. Тогда график изменения соотношения раненых и убитых будет похож на правду.

Подтасованные подекадные сводки ОКХ составлялись на основе реальных подекадных сводок ОКХ. В них входили потери армии, СС, наземных частей ВВС и ВМФ, вспомогательных формирований, фольксштурма оперативно подчинённых ОКХ с 22.06.41 по 20.04.45 годов. В этих сводках потери убитыми урезались в январе и феврале 1943 года, а также в июле и августе 1943 года в общей сложности на 300 тыс. человек по убитым без деления на 10. С делением на 10 соответственно 30 тыс. человек. В 1944 году уже около 1,1 млн. убитых было записано в пропавшие.

Причём эти сводки фальсифицировались, вероятно, уже Гальдером после войны во время, когда он возглавлял комиссию 300 немецких генералов по заданию военно-исторической службы армии США.

После чего часть итоговых данных из этих сводок, для большей достоверности и некоторые, не вошедшие в эти сводки данные за июнь 1941 года и уточняющие данные за август этого года, он включил в свой дневник вместе с некоторыми редкими связками с текстом и смыслом дневника. Комиссия работала с 1950 по 1961 год, а дневник он публиковал с 1962 по 1964 год. За эту работу Гальдера наградили орденом "За доблесть", высшей наградой США для иностранцев.

Документы подобные BA/MA RM 7/807 составлялись на основе реальных сводных штабных документов. Они включали в себя все потери на западе, включая погибших до 22.06.41 года и умерших от ран в госпиталях до 31.12.44 года, а также все потери ВВС и ВМФ, в том числе и лётного и плавсостава. В документе BA/MA RH 7/653 все умершие от ран записаны в потери на востоке. В помесячных потерях они ни как не выделены, это была бы слишком утомительная работа для фальсификаторов. В документе BA/MA RM 2/1355 вообще не упоминается, есть ли в составе потерь умершие от ран в госпиталях.

В документе BA/MA RM 7/807 их всё же выделили отдельной строкой, как и эрзацвойска, правда, там потеряли часть потерь на западе. К единому мнению так и не пришли и забросили составлять эти липовые сводки. Но после войны, уже по приказу своих американских хозяев снова вытащили свои недописанные подделки и легко выдали их за настоящую отчётность.

Конечно, такую фальсификацию могли проводить только военные специалисты. Этим занимались специальные люди, мне известен (из [1] стр. 207-208) генерал Рейнеке, глава департамента пропаганды германского высшего командования, в доме которого в июле 1945 года был обнаружен журналистами агентства Рейтер Фленсбургский архив, якобы совершенно секретный. Этому архиву принадлежит, очевидно, например документ BA/MA RM 2/1355 из числа документов опубликованных на сайте http://ww2stats.com/index.html.

Но, если данные BA/MA RM 2/1355 совпадают с данными документов Фленсбургского архива, то данные BA/MA RH 7/653 уже не очень совпадают.

В разделе распределения потерь по театрам действий в документе приведённом в [1] на стр. 210, сумма не сходится с итогом на 23 тыс. по убитым и на 93 тыс. по пропавшим. В документе BA/MA RH 7/653 итоговые цифры совпадают с Фленбургским документом, и сумма сходится, но за счёт странных манипуляций, потери в Польше и Норвегии выделены из потерь на западе до 30.05.44 года, а сами эти потери оставлены прежними. Потери пропавшими в войне против СССР просто увеличены на 90 тыс. человек.

Подобные документы легли в основу таблицы 86 в [2]. Известен профессор Шрам, состоявший при штабе верховного главнокомандования вермахта руководителем "военного дневника". В его данных из [1] стр. 208, цифра потерь пропавших без вести совпадает с данными сводки бюро учёта потерь ОКВ за 31.01.45 года, приведёнными в таблице 86 в [2], но цифры убитых очень сильно уменьшены.

Всё это чистой воды пропагандисты при званиях и учёных степенях. Довольно глупо утверждать, как это делают авторы [2], что до 1945 года учёт потерь вёлся у немцев правильно, а в 1945 году перестал вестись. Пока штабы работают и управляют войсками, учёт потерь, как необходимая часть управления будет вестись максимально точно.

Ошибки и неточности в немецких сводках потерь, поскольку это не первичная документация, а много раз обработанная в штабах разного уровня, прямо показывают, что имеющиеся сейчас в распоряжении историков документы являются специально изготовленными во время войны фальшивками, а не рабочими документами штабов.

Известны сводки за ноябрь 1944 и декабрь 1944 года, за январь 1945 года, причём они противоречат друг другу и, похоже, не являются частью регулярной отчётности, а это просто разные варианты подтасовок, черновики расчётов. Само количество разных вариантов по сути одного и того же документа уже свидетельствует об этом.

На это указывает факт нерегулярности составления этих бумаг и прекращения составления сводок, подобных BA/MA RH 7/653 в январе 1945 года, военного дневника в марте, 10-ти дневных сводок ОКХ после 20 апреля. И большие пробелы в этих сводках, в подекадных сводках пробелы как в 1945 году, так и в 1941 нет сведений за июнь. В BA/MA RM 7/807 в разделе потерь по театрам действий нет Польши, а общий итог не сходится с заявленным на 17051 человек по убитым и на 687 человек по пропавшим.

Сводка BA/MA RM 7/807 содержит ошибку в итоговых потерях ВВС в 100 тыс. человек вызвавшую занижение общих потерь убитыми. В сводке BA/MA RH 7/653 потери пропавшими всей армии в 1943 году, в январе 126108, в феврале 15548, а в подекадных сводках ОКХ потери только 6 армии с 20.01.43 по 10.02.43 пропавшими 199516. Сводка бюро учёта потерь ОКВ за 31.12.44 совпадает с BA/MA RM 7/807, но содержит на 838,4 тыс. человек раненых меньше, чем такая же сводка за 31.01.45 года.

В [2] таблица 86 количество раненых за январь 1945 года уменьшилось на 838,4 тыс. человек потому, вероятно, что манипуляции с числом убитых требовали менять и число раненых, чтобы соотношение потерь сделать более естественным. Вероятно, исключены случаи заболеваний в не фронтовых частях. Видимо фальсификатору казалось, что так будет правдоподобнее.

Такие ошибки в немецких документах о потерях можно перечислять ещё долго. А зачем аккуратность в сводках предназначенных для частичного оглашения по радио и в газетах в виде итоговых цифр?

То есть раньше, чем сдалась армия, постепенно прекратил работу её пропагандистский аппарат, но никак не штабы. Когда союзники после победы потребовали у немецкого командования дать им сведения о потерях за 1945 год, то немецкие генералы вычисляли эти потери расчётом по среднемесячным пропагандистским потерям последних месяцев 1944 года, то есть в мае 1945 года многие пропагандистские сводки за 1945 год ещё не были изготовлены.

Пропагандистские подтасовки в 1945 году следовало постепенно прекратить ещё и потому, что сведения сводок за последние декады могли быть проверены победителями допросом пленных. Но это не означает, что не вёлся настоящий учёт потерь. Обязательно вёлся. Но о нём ничего не известно, кроме того, что сказал Кейтель о 150-160 тыс. среднемесячных потерь в сухопутных силах в периоды затишья на фронтах.

Отсюда следует и такая тонкость, что количество раненых, находящихся в госпиталях в ноябре и декабре 1944 года, в BA/MA RM 2/1355 и в BA/MA RM 7/807 примерно равно количеству больных. Это сделано для приведения в соответствие госпитальной статистики с данными пропагандистских сводок. Сделано это, очевидно путём отнесения к числу больных всех раненых со сроками излечения в пределах одного месяца. Количество среднемесячных потерь больными в дневнике Гальдера летом 1941 года указано в 50 тыс. человек, а зимой 1942 года 60 тыс. человек.

Это примерно соответствует таким потерям Красной армии в 1942-43 годах. Нет оснований считать, что в 1944 и 45 годах в немецкой армии потери больными были существенно выше, чем в советской. То есть количество больных в госпиталях среднемесячно на 1945 год должно быть 80-90 тыс. человек, не более 100 тысяч, а никак не 300 тысяч.

Результатом этой фальсификации и стало то, что больных в госпиталях насчитали за войну 20,8 млн. человек, а раненых 8,7 млн. человек. Ведь средний срок излечения раненых 2,5 месяца. Соответственно, если записать все сроки излечения до 1 месяца в больные, то больных и будет в 2,5 раз больше, чем раненых. Хотя одновременно в госпиталях больных будет половина от числа лечившихся. Конечно, этот момент фальсификаторы видели, но исправить его им было сложно.

Однако, понятно, что такое соотношение больных и раненых в истории войн не случалось со времён средневековья, но и тогда оно было лишь при наличии серьёзных внешних причин, эпидемий холеры, дизентерии или чумы. К тому же, такое количество больных должно вызывать и повышенную смертность от болезней, но по документам BA/MA RM 2/1355 и BA/MA RM 7/807 этого не наблюдается. Смертность от болезней, несчастных случаев и самоубийств не выше, в процентном отношении к числу убитых от действий противника, чем в советской армии в 1943-45 годах.

В советской армии в 1941 и 42 годах по этой статье потери более высокие, но это объясняется не устоявшимися правилами учёта, кого считать погибшим от несчастного случая, а кого от действий противника. Это показывает, что число погибших от происшествий и болезней в немецких сводках так же делилось на 10.

Несколько более высокая доля не боевых потерь в советской армии в 1941-42 годах по сравнению с последующими периодами не должна удивлять, правила учёта в начале войны ещё не устоялись. От принятых правил учета, вероятно, зависит и повышенная доля потерь пропавшими без вести в немецкой отчётности.

Если сравнить соотношения потерь убитыми и пропавшими за 1944-45 годы советских войск по [2] и немецких по 10-ти дневным сводкам ОКХ за 1941-42 годы, когда потери пленными у сторон были минимальными, выяснится, что у советских войск пропадало около 10-12% от числа убитых, а у немецких более 20%.

Число погибших от ран показано в сводке BA/MA RM 7/807 в разделе потерь по театрам действий и равно 289938 человек на 31.12.44 года. Умножим это число на 10 и получим настоящую цифру умерших от ран к тому времени 2899380 человек. А поскольку немецкая медицинская статистика определяет летальность в 10% от числа лечившихся, то умножим ещё раз на 10.

Получим примерно ту цифру, которую статистики ФРГ озвучили в 1951 году как количество лечившихся в госпиталях 29,5 млн. человек ([1] стр. 465). Полмиллиона могли умереть в течении 1945 года, как видим все цифры сходятся довольно чётко, вот что означает хвалёная немецкая аккуратность.

Следует понимать, что 20,8 млн. раненых и больных со сроками излечения до 1 месяца и 8,7 млн. раненых и больных со сроками излечения более 1 месяца, это количество людей прошедших через госпиталя. Но поскольку многие болели и были ранены по нескольку раз, то общая цифра случаев ранений и заболеваний была существенно выше.

Рассмотрим этот момент в советской армии. По [2] стр. 55 и стр. 60 видно, что ранений на фронте 15,2 млн. случаев, заболеваний 3,1 млн. случаев вместе с обморожениями. Исходя из того, что треть из них являются повторными, получим 10 млн. раненых и 2 млн. заболевших. Тогда соотношение смертей на фронте к случаям ранений 1 к 3, к количеству раненых 1 к 2, а 1,1 млн. погибших от ран составят 10% к числу раненых, как и в немецкой армии.

Но количество госпитализированных составило за войну 22 млн. человек, на 10 млн. больше. Авторы [2] объясняют это поступлением в госпиталя заболевших и раненых из не фронтовых частей, маршевых и партизанских формирований, формирований гражданских ведомств. Отсюда видно, что в не фронтовых частях за год в среднем каждый второй военнослужащий хоть раз побывал в госпитале, а на фронте болезней вызывавших госпитализацию было крайне мало.

Как указывает в книге "Великая оболганная война", "Яуза", "Эксмо", 2005, на стр. 453, Игорь Пыхалов, в архиве ВММ МО СССР хранится свыше 20 млн. историй болезней и более 32 млн. карточек учёта поступивших в войну в госпиталя военнослужащих. То есть количество случаев ранений и заболеваний на треть превосходит число прошедших через госпиталя.

Из них 18,3 млн. случаев заболеваний и ранений произошли в действующей армии, а 14 млн. в других частях армии. Следовательно, и у немцев на 29,5 млн. человек прошедших через госпиталя должно приходится около 45 млн. случаев ранений и заболеваний. А это примерно в 10 раз больше цифр указанных в [2] таблица 86 для немецкой армии (5 млн. за 1944 год и 4,2 млн. за январь 1945 года нарастающим итогом) и во столько же больше данных 10-ти дневных сводок ОКХ, где раненых 4708977 человек до 20.04.45 года.

Поскольку в сводке BA/MA RM 7/807 число 289938 человек умерших от ран в госпиталях даётся отдельной строкой, то стоит рассмотреть её подробнее.

По сводке BA/MA RM 7/807 количество убитых в сухопутных силах на востоке 1094557 человек на 31.12.44 года, а в подекадных сводках ОКХ на эту дату 906901 человек убитых на советско-германском фронте. Разница 187656 человек.

Если прибавить потери группы "Норвегия", разница будет ещё больше и составит 204284. Эта разница, вероятно, должна представлять собой не боевые потери умершими от болезней, несчастных случаев, приговоров судов и прочих.

Но все не боевые потери сухопутных войск на западе и востоке равны 157482 человека. Явно 46802 приписаны из других статей или в сводках ОКХ вычищены из потерь убитыми. С учётом не боевых потерь на западе эта невязка составит около 60-70 тысяч.

Таким образом, чтобы из числа убитых в сухопутных силах 1592799 человек по сводке BA/MA RM 7/807 получить реальную цифру потерь убитыми на конец 1944 года, надо из него вычесть все потери на западе, включая туда и нераспределённые по ТВД 17051 убитых и эрзацвойска.

Это будет 191676 человек погибших на западе. Теперь надо умножить полученную цифру на 10. И опять прибавить потери на западе. Получится 14202906 человек. Вычитая погибших от ран с умножением его на 10, получим 11303526 человек. А по сводкам ОКХ должно быть 9176685 человек. Разница 2126841 человек. Эту разницу не объяснить потерями до 22.06.41 года.

По данным военного дневника профессора Шрама цифра убитых будет ближе к данным 10-ти дневных сводок ОКХ. Понятно, что эти документы фальсифицировались разными людьми и в разное время. Причины расхождения кроются в желании составителей сводки BA/MA RM 7/807 увеличить потери убитыми на советско-германском фронте, чтобы сделать их правдоподобнее. Гальдер, когда фальсифицировал сводки ОКХ, уже был уверен в поддержке американского и европейского аппаратов пропаганды и меньше заботился о таком увеличении. Поэтому, убитых Гальдер переводил в пропавшие.

Вместе с ВВС и ВМФ будет 14386996 человек убитых по сводке BA/MA RM 7/807.

Санитарные потери по таблице 86 в [2] можно определить аналогично. Вычтем из 5026404 ранений на 31.12.44 года в сухопутных силах потери на западе всего, примерно, в 600000 и умножим на 10, тогда ранений будет учтено 44264040 вместе с заболеваниями.

Это естественно больше числа лечившихся в госпиталях, поскольку многие попадали в госпиталь по два и более раз. Потери ранеными расшифрованные по 10-ти дневным сводкам ОКХ на этот период 35560794 случая. Здесь разница в 8703246 случаев может объясняться тем, что в подекадных сводках ОКХ из числа ранений исключены случаи заболеваний и ранений в не фронтовых частях, в армии резерва, внутренних районах и прочих гарнизонах.

Наибольшие трудности у фальсификаторов вызвали потери пропавшими без вести. Эти потери так же пришлось делить на 10, и пока немецкая армия не стала терять большое количество людей пленными, всё было хорошо. Но, начиная с 2 квартала 1942 года, количество пропавших на восточном фронте по 10-ти дневным сводкам ОКХ начинает катастрофически отставать от числа взятых Красной армией пленных. И продолжало отставать всё больше до самого конца войны. Немецкие фальсификаторы не могли знать, сколько пленных взяла Красная армия в то или другое время, могли только предполагать. И они сделали два таких предположения.

В 1 квартале 1943 года оставили неразделёнными на 10 пик на графике потерь пропавшими 227378 человек, а в 3 и 4 кварталах 1944 года 569946 человек. Всего 797324 человека.

Это по 10-ти дневным сводкам ОКХ. По другим документам эти пики могут слегка отличаться, а по BA/MA RH 7/653 отличаются довольно сильно, но тоже просматриваются, хоть их там постарались размазать по разным месяцам поравномернее. В сводке BA/MA RM 7/807 количество пропавших в сухопутных силах 1609698 человек, что на 102344 меньше, чем в подекадных сводках ОКХ. Фальсификаторы старались сохранить правдоподобность. Но не знали как, поскольку не знали количества попавших в плен немцев.

Таким образом, для определения потерь пропавшими на конец 1944 года по BA/MA RM 7/807 из итоговой цифры пропавших в сухопутной армии 1609698 человек, надо вычесть всех пропавших на западе примерно в 594558 человек.

Это сумма потерь на западе из того же документа с прибавлением недоучёта 687 человек. И вычесть 797324 человека не подвергавшихся делению на 10, определённых выше по сводкам ОКХ. Полученную цифру следует умножить на 10, а потом прибавить к ней потери пропавшими на западе и ещё 797324 человека. Получится 3558009 человек пропавших без вести в сухопутных силах к 31.12.44 года, что на 1033502 человека меньше, чем по 10-ти дневным сводкам ОКХ. А всего по армии, с учётом лётчиков 148450 и моряков 100256 человек, будет 3806715 человек пропавших.

Можно констатировать, что либо в сводке BA/MA RM 7/807 число пропавших занижено на 1 млн. человек, либо в сводках ОКХ завышено на столько же ещё до деления на 10. Выше я уже рассматривал, что количество пропавших без вести завышалось за счёт уменьшения убитых. В советский плен к тому моменту попало 1836996 человек военнослужащих стран оси по [2], таблица 90, а в англо-американский, вероятно, до 1 миллиона.

Число уволенных из армии тоже фальсифицировали. Ведь по книге [2], таблице 89, в промышленность направлено 2 млн. человек и инвалидов 2,5 млн. человек. Это вполне логично, ведь по количеству инвалидов можно примерно определить число раненых и убитых.

По BA/MA RM 7/807 применяя описанную мной методику, то есть, вычитая из 395357 уволенных в сухопутных силах потери на западе в 10% от числа раненых на западе, то есть 60000, и умножая на 10, а потом прибавляя вычтенное, получаем число 3413570 человек уволенных из сухопутных сил. Добавляя уволенных из ВВС и ВМФ, получим 3474949 человек уволенных по всей армии по здоровью. То есть 11,8% от числа побывавших в госпиталях. Или 7,9% от числа случаев ранений и заболеваний. Что примерно соответствует советской статистике потерь.

Число не боевых потерь, от несчастных случаев, самоубийств, приговоров судов, болезней и прочие, тоже фальсифицировали. Было бы странно, если бы не боевые потери сравнялись по величине с боевыми. Но для многомиллионной армии, активно воюющей несколько лет, не боевые потери не могут быть 157482 человека в сухопутных силах. В процентном отношении к числу убитых эти потери похожи на аналогичные потери советской армии.

Только эти потери потому и называются не боевыми, что зависят не столько от боёв, сколько от общего числа военнослужащих, условий жизни в поле, уровня медицины, количества и интенсивности использования опасных технических средств, соблюдения техники безопасности и подобных факторов. Здесь фальсификаторы не учли того, что при сравнимой численности армий и условий их жизни не боевые потери тоже должны быть сравнимы.

Поэтому эту цифру также надо высчитывать описанным выше способом. Из 157482 надо вычесть потери на западе, но я их не знаю. Исходя из процентных соотношений в 10% к числу убитых, определю их в 20000 человек. Затем надо умножить на 10. Потом прибавить потери на западе. Не боевые потери составят к 31.12.44 года 1394820 человек в сухопутных силах и 1425773 человека по всей армии.

Всего безвозвратные потери за время с 9.39 по 12.44 года по сводке BA/MA RM 7/807 составят 23094433 человека убитыми, умершими от ран, болезней, происшествий, пропавшими без вести и уволенными по здоровью. Из них около 3 млн. находились в плену, а ещё 3,5 млн. были уволены по здоровью. Погибших будет около 16,5 млн. человек.

По подекадным сводкам ОКХ безвозвратные потери 13794512 человек без умерших от ран и уволенных. А также без погибших до 22.06.41 года и без потерь лётного и аэродромного персонала ВВС и плавсостава ВМФ. Из них пропавших 4,6 млн. человек против 3,5 млн. пропавших по сводке BA/MA RM 7/807.

Конечно, фальшивки есть фальшивки, и никогда нет уверенности, что в них не приписана пара миллионов в ту или другую сторону.

В настоящее время пользуются популярностью исследования Оверманса. По его данным погибших немцев было 5,3 млн. человек. Таблица с распределением этих потерь по месяцам войны есть на сайте http://ww2stats.com/index.html.

Но, посмотрев на эту таблицу сразу можно сказать, что форма графика потерь не соответствует основным событиям войны и форме графика потерь советских войск тоже. Не соответствует динамике изменения соотношения сил на фронте, интенсивности боёв и вообще не соответствует физической сути описываемого процесса.

Дело в том, что потери войск характеризуют не их слабость, а их силу. Вернее затраченное ими усилие. На графике потерь убитыми для советских войск максимум приходится на 1943 год.

Именно тогда, в результате этого усилия, Красная армия закрепила за собой стратегическую инициативу, и советское руководство получило возможность не всё сразу направлять на фронт, а создавать крупные стратегические резервы в армии и народном хозяйстве. Например, в 1944 году стал строиться Владимирский тракторный завод, а решение о его строительстве принималось в 1943 году и ресурсы для этого выделялись тогда же. У немцев пик потерь по их фальсифицированным сводкам приходится на конец 1943 года, когда они предприняли самое своё мощное усилие по перехвату утраченной инициативы.

После этого график немецких потерь непрерывно падает и военное усилие тоже. Это закон природы, больше сила, больше сопротивление (если оно не сломлено), больше потери. После 1943 года немцы уже не могли создавать стратегические резервы способные повлиять на фронтовую ситуацию. Их возможности падали, а с ними падали и потери убитыми, хотя потери пропавшими и пленными нарастали. А график Оверманса непрерывно нарастает, чуть ли не по экспоненте. Нет, в 1945 потеряли на 300 тыс. меньше, чем в 1944, но ведь за 4 месяца. Получается, что военное усилие Германии асимптотически стремится к бесконечности вместе с эффективностью Красной армии. Поскольку Красная армия это усилие успешно блокировала, неся всё меньше потерь. Глупость полная.

Оверманс прекрасно видит это несоответствие, поэтому намекает на то, что в составе определённых им потерь есть погибшие в плену. Иными словами он предлагает считать его график потерь графиком расстрела немецких военнопленных. Нет предела фашистской наглости.

В лучшем случае этот график описывает степень сохранности немецкой учётной документации. Использование данных Оверманса не представляется возможным ввиду их сомнительности. Возможно, после объективной критики его исследования в нём и нашлось бы рациональное зерно, но такой критики, как всегда с работами зарубежного происхождения, не проводилось.

Сведём данные о немецких потерях из расшифрованных сводок ОКХ в таблицу.

Таблица 4:

Период войныПотери немцев убитымиПотери немцев раненымиПотери немцев пропав-шими и пленнымиПотери другой стороны убитымиПотери другой стороны раненымиПотери другой стороны пропав-шими и пленнымиСоотно-шение потерь убитымиСредне-суточные потери убитыми у немцевСредне-суточные потери убитыми у другой стороныПольша с 1.09.39 по 5.10.39, всего 35 суток Франция с 10.05.40 по 22.06.40 всего 42 суток СССР с 22.06.41 по 31.12.41 всего 190 суток СССР с 1.01.42 по 31.12.42 всего 365 суток СССР с 1.01.43 по 31.12.43 всего 365 суток СССР с 1.01.44 по 31.12.44 всего 365 суток СССР с 1.01.45 по 9.05.45 всего 99 суток Запад с 22.06.41 по 9.05.45 всего 1384 суток Всего потерь за 1461 суток
10572 [1] 30322 [1] 3409 [1] 66300 [1] 198000* 500000 [1] 0,16 302 1894
27074 [1] 111034 [5] 18384 [5] Франц. 84000 [6], англ. 10000 [1], всего 94000 Франц. 252000*, англ. 30000*, всего 282000 Франц. 1547000 [6], англ. 40000 [1], всего 1587000 0,29 645 2238
1737220 6213080 358730 465381 [2] 1336147 [2] 2335482 [2] 3,7 9143 2449
2261850 8400630 520870 1373616 [2] 4111062 [2] 1515221 [2] 1,6 6197 3763
2552570 9768270 1280088 1568708 [2] 5545074 [2] 367806 [2] 1,6 6993 4298
2517370 10816810 1863362 1212062 [2] 5114750 [2] 167563 [2] 2,1 6897 3321
985120 4721830 2519090 557645 [2] 2212690 [2] 68637 [2] 1,8 9951 5633
205809 716915 1025577 Англия 296984 США 192056 [1] всего 489040 Англия 281500 США 607468 [1] всего 888968 Англия 332468 США 167822 [1] всего 500290 0,42 149 353
10297585 40778891 7589510 5826752 16554998 7041999 1,8 7048 3988

*Цифра определена расчётом, для раненых соотношение 1 к 3.

- Для советских войск вместо потерь ранеными приведены санитарные потери фронтовых частей.

- Потери английских войск в [1], стр. 227 по ТВД не распределены.

- Убитые в войсках США в [1], стр. 230 по театрам распределены, а раненые и пропавшие нет.

Явно видно в числе пропавших без вести с советской стороны в 1941 году 0,5 млн. убитых. Тогда соотношение потерь убитыми за 1941 год будет 1,8.

Поскольку кроме потерь пленными должны быть и потери убитыми при не выясненных обстоятельствах, по расчетам, приведённым выше можно определить число таких потерь в 2 млн. человек. Данные немецкой статистики подтверждают эту цифру погибших в числе пропавших без вести ([1], стр. 200). Согласно послевоенному опросу, только на территории ФРГ таких погибших числилось 1,9 млн. человек.

Видно, что хотя безвозвратные потери (убитыми и пропавшими) примерно равны, но потери только убитыми у немцев более высокие. Становится понятным, почему Браухич и Гальдер оценивали боевые возможности немецкой пехоты по итогам польской кампании, как слабые по сравнению со стандартами 1918 года. Видимо, немецкие генералы понимали свою слабость. Причиной бед они считали недостаток артиллерии в войсках и неправильное её использование в соединениях.

Например, фон Бок в дневнике писал, на страницах посвящённых польской войне, что артиллерия должна двигаться не за дивизией, а впереди дивизии. Но он не написал о том, что артиллерия должна меньше двигаться и больше стрелять, ведь это вошло бы в противоречие с немецкой военной методикой. Количество артиллерии в войсках с сентября 1939 года по июнь 1941 года было увеличено более чем в три раза, с 19 тыс. до 61 тыс. стволов, в тоже время численность армии увеличилась всего в 2,5 раза.

То есть, артиллерии стало больше, армия стала тяжелее, но значительную часть времени эта артиллерия проводила на колёсах. Также, из-за приверженности к манёвренным способам войны, не получили должного развития идеи централизации управления артиллерией и массирования артиллерии.

А Красная армия, по довоенным представлениям, стремилась организовать удар накоротке, прежде всего артиллерийским наступлением, а при ударах в глубине недостаток артиллерии восполнить массированием бронетехники. Здесь тоже были свои изъяны, и в ходе войны обеим сторонам пришлось отказываться от простых схем и комбинировать сложные решения применительно к конкретным ситуациям. С этой работой советские военачальники справились лучше.

Понятно, почему Рокоссовский утверждал, что немцы играют на слабостях противника.

Понятно, почему Сталин говорил о том, что немецкая армия - лёгкая армия.

Как только немецкая армия теряет инициативу, её безвозвратные потери начинают резко превышать безвозвратные потери противника, поскольку пленные перестают поступать. Владение инициативой становится залогом успеха войны.

Теперь понятно, почему в дневнике фон Бока жалобы на выговоры Гитлера о малом количестве пленных в пограничном сражении, ведь именно количество пленных определяло быструю победу Германии. Гитлер это вполне понимал, а вот фон Бок, похоже, не понимал.

Понятно, почему в дневниках Гальдера сведения о потерях с июля 1941 года появляются по нескольку раз в месяц, видимо Гитлер стал часто требовать их для доклада. Картина войны проясняется. Проясняется, каким образом СССР сумел оправиться от поражений и переломить ход войны.

При анализе таблицы 4 получает подтверждение цифра среднемесячных безвозвратных потерь сухопутных сил Германии объявленная Кейтелем в 150-160 тыс. человек и вычисленная нами на её основе цифра таких потерь для всей немецкой армии в 187-246 тыс. человек. Ведь 7048 умножить на 30 дней, это будет 211440 человек, цифры согласуются между собой с хорошей точностью. Видно, что и соотношение потерь сторон убитыми по Кейтелю и из анализа официальных сообщений также совпало и равно 1,8 в пользу советских войск.

Теперь возможно составить вариант баланса подобный таблице 89 из книги [2].

Таблица 5, в тысячах человек:

 

Состояло на военной службе на 1.03.1939 года 3214
Мобилизовано с 1.06.1939 по 30.04.1945 года 30593
Всего призвано на службу 33807
Оставалось к моменту капитуляции 4800
Убитых, включая умерших от ран и болезней 15813
Пленных 7387
Инвалидов и уволенных в хозяйство 3807
Погибших в числе пропавших 2000

 

Количество призванных на службу в немецкую армию по оценкам таблицы 5 превышает данные книги [2] на 9 млн. человек.

Глава 3 Оценка немецких потерь по дневнику Гальдера.

Дневник начальника генерального штаба немецких сухопутных сил Гальдера признан ценным источником материала для историков войны. Нельзя сказать однозначно, что в этот документ не вносились исправления в послевоенное время. Наверное, вносились. Однако, безусловно, в основе документа лежат подлинные рабочие записи времён войны.

Нас интересуют в первую очередь данные о людских потерях. Соберём некоторые из этих данных в таблицу, умножая цифры убитых, раненых и пропавших без вести на коэффициент, определённый нами выше, на 10.

Таблица 6:

Дата записиДата расчётаСрок в сутках от 22.06.41УбитоРаненоПропалоСредне-суточные потери убитыми
3.07.41 30.06.41 9 88860 294940 - 9873
6.07.41 3.07.41 12 118220 388090 39610 9852
10.07.41 6.07.41 15 146980 443430 50910 9799
17.08.41 30.07.41 39 680700 2323280 179850 17454
4.08.41 31.07.41 40 464700 1550730 117580 11618
7.08.41 3.08.41 43 518250 1766590 125050 12052
10.08.41 6.08.41 46 570580 1947970 144970 12404
29.08.41 13.08.41 53 835170 2870880 193190 15758
10.09.41 26.08.41 66 942220 3256500 212280 14276
14.09.41 10.09.41 81 980210 3398380 216520 12101
4.10.41 30.09.41 101 1169080 4096470 244840 11575
10.11.41 6.11.41 138 1451810 5120760 288510 10520
30.11.41 26.11.41 158 1564750 5556850 309520 9903
14.12.41 10.12.41 172 1627990 5797950 324840 9465
5.01.42 31.12.41 193 1737220 6219380 358730 9001
14.01.42 10.01.42 203 1807920 6478890 392850 8906
25.01.42 20.01.42 213 1849840 6615190 401250 8685
4.02.42 31.01.42 224 1917960 6832410 429480 8562
15.02.42 10.02.42 234 1991480 7023660 444590 8511
24.02.42 20.02.42 244 2061240 7300100 457660 8448
5.03.42 28.02.42 252 2105720 7477610 473030 8356
14.03.42 10.03.42 262 2190510 7731850 487640 8361
25.03.42 20.03.42 272 2255590 7965160 509410 8293
6.04.42 31.03.42 283 2323800 8229300 525200 8211
25.04.42 20.04.42 303 2413130 8529800 606610 7964
5.05.42 30.04.42 313 2450600 8676820 550930 7829
16.05.42 10.05.42 323 2510220 8763130 554000 7772
25.05.42 20.05.42 333 2570200 9002410 575660 7718
14.06.42 10.06.42 354 2662170 9428570 593600 7520
25.06.42 20.06.42 364 2715110 9677490 605200 7459
5.07.42 30.06.42 374 2772960 9935510 616300 7414
14.07.42 10.07.42 384 2827740 10176850 623770 7364
25.07.42 20.07.42 394 2878820 10400530 632490 7307
5.08.42 31.07.42 405 2950780 10687900 649200 7286
16.08.42 10.08.42 415 3073390 10986140 668120 7406
25.08.42 20.08.42 425 3149980 11434820 695100 7412
4.09.42 31.08.42 436 3267910 11899280 723630 7495
15.09.42 10.09.42 446 3363490 12269410 759900 7541
расчетное 30.09.42 466 3554650 13009670 832440 7628

- Сведения за 30.09.42 года получены путём линейной экстраполяции данных за 31.08.42 и 15.09.42.

- По данным [2], таблица 90, до конца 1942 года советскими войсками было взято 189428 пленных. Следовательно, потери ненайденными и неопознанными убитыми составляют 643012 человек.

Среднесуточные потери убитыми в таблице 6 показывают силу огневого воздействия советских войск на немецкие войска. Видно, как огневая мощь Красной армии падала до августа 1942 года, а с августа опять стала расти. А вот потери без вести пропавшими у немцев не велики, они отражают трудности поиска и опознания трупов, не являясь в большинстве следствием пленений в результате окружения или преследования. Для сравнения возможностей советской и немецкой армий составим ещё одну таблицу.

Таблица 7:

ПериодУбито в РККАСредне-месячные потери убитыми в РККАПропало в РККАСредне-месячные потери пропавшими в РККАУбито у немцевСредне-месячные потери убитыми у немцевПропало у немцевСредне-месячные потери пропавшими у немцев3 квартал 1941 года 4 квартал 1941 года Итого 1 квартал 1942 года 2 квартал 1942 года 3 квартал 1942 года 4 квартал 1942 года Итого Всего
430578 143526 1699099 566366 1169080 389693 244840 81613
371613 123871 636383 212127 568140 189380 113890 37963
802191 133698 2335482 389247 1737220 289536 358730 59788
493660 164553 181655 60551 586580 195526 166470 55490
314443 104814 528455 176151 449160 149720 91100 30366
539728 179909 684767 228255 781690 260563 216140 72046
395164 131721 120344 40114 1114220* 371406 341180* 113726
1742995 145249 1515221 126268 2931650 244304 814890 67907
2545186 141399 3850703 213927 4668870 259381 1173620 65201

* Цифра получена путём линейной экстраполяции.

Потери немецкой армии за четвёртый квартал получены расчётным путём и отражают скорее тенденцию прошлого, третьего квартала, чем реальное положение дел. Дневник Гальдера данных на этот квартал не даёт. Однако, по данным [2], таблица 90, количество пленных захваченных до конца 1942 года Красной армией резко возрастает по сравнению с прошлыми периодами, что подтверждает расчёт на четвёртый квартал 1942 года в таблице 7.

Из таблицы 7 отчётливо видно, что Красная армия наносила немцам в 1,68 раз больше огневых поражений, чем получала сама. Сказывалось преимущество в огневых средствах и умение ими пользоваться. С другой стороны, в 1941 и 1942 годах Красная армия теряла пропавшими и пленными в 3,28 раза больше людей, чем немцы.

Здесь сказывалось преимущество немцев в подвижности. Заметно, что при стабилизации фронта потери пленными и пропавшими у советских войск сильно падают, а потери убитыми не возрастают. Потери советских войск убитыми несколько возрастают при нанесении крупных контрударов, но и у немцев потери убитыми также растут и в любом случае превышают советские потери убитыми.

Отчётливо видно снижение подвижности немецких войск в зимних условиях первого квартала 1942 года. Когда возможности передвижения основных сил ограничены немногими расчищенными от снега дорогами, наподобие Варшавского шоссе.

С другой стороны, простое установление позиционного фронта в четвёртом квартале 1942 года дало тот же результат. Возникает предположение, что важно не столько время года, сколько утрата инициативы немецкой стороной в результате потерь летнего периода. Видимо немцы этого недопоняли, отчего и решили взять реванш под Курском летом 1943 года.

Из таблицы 7 видно, что 30-60 тыс. человек в месяц пропавших без вести являются нормальным явлением той войны при относительно стабильном течении дел.

Эта цифра обусловлена убитыми, чья смерть не была зафиксирована, и чей труп не был найден или опознан. В меньшей степени здесь влияние окружений и уничтожения или пленения небольших вклинений войск, разведывательных или диверсионных групп, передовых или арьергардных отрядов. При превышении этих значений, отрезание и уничтожение более-менее крупных войск, гибель в окружениях и при преследованиях играют уже большую роль, чем просто незафиксированные потери.

Из таблицы 7 видно, что данные Кейтеля в 150-160 тыс. убитых в месяц в сухопутных силах и вычисленная на их основе цифра для всей немецкой армии в 187 тыс. человек убитых в месяц, для 1941-1942 годов будут несколько занижены, если считать, что Гальдер приводил потери только сухопутных сил.

Впрочем, если Гальдер приводил потери всей армии, а не только сухопутных сил, то данные Кейтеля также будут занижены. Если вспомнить официальное заявление Гитлера ([1], стр. 198) о потерях на 1.12.41 года, потери убитыми с 22.06.41 составили 162314, ранеными 571767, а пропавшими 33334 человека. И у Гальдера на 10.12.41 убитых числится 162799 человек, раненых 579795, пропавших 32484 человек. Логично предположить, что Гальдер в дневнике указывает потери всей армии, а не только сухопутных сил. Скажем, на 22.06.42 немцы опубликовали число убитых 271612 человек, а у Гальдера на 20.06.42 числится 266217 человек убитых.

Среднемесячные безвозвратные потери немецкой армии за 1941 -1942 годы можно с высокой точностью полагать равными 260 тыс. человек в месяц, без пропавших без вести, что значительно превышает потери советских войск. Цифры, приведённые Кейтелем, при сравнении их с данными таблицы 7, показывают, какие сражения Кейтель считал большими. Оказывается, что из 6 кварталов 1941-1942 годов войны, цифры Кейтеля соответствуют 3 кварталам и ещё для трёх кварталов сильно занижены.

Интересна запись о совещании у Гитлера от 6 декабря 1941 года. По какой-то причине, безвозвратные потери советских войск оценивались в 8-10 млн. человек. Это число в три раза больше реального. Вероятно, так проявлялись самостоятельность и инициатива немецких командиров, дезинформирующих собственные штабы. Убыль боевого состава каждой немецкой дивизии признаётся в 3-4 тыс. человек, с учётом приходивших пополнений.

Это оценивается, как убыль 25% боевого состава. То есть только убыль боевого состава составляет около 0,8 млн. человек, если считать боевой состав по Гальдеру в 3,2 млн. человек (запись 14.12.1941). Это подтверждает данные таблицы 7, так как потери всегда больше убыли, их компенсируют, как ротацией из тыловых подразделений, так и маршевыми пополнениями, чтобы уменьшить убыль и поднять боеспособность войск.

Число безвозвратных потерь у немцев превысило 2 млн. человек по таблице 7, на фоне приведённых рассуждений эта цифра выглядит очень достоверной. То, что Гитлер на этом совещании сравнивает убыль боевого состава своей армии с предполагаемыми им безвозвратными потерями советской армии, свидетельствует о его желании уязвить своих генералов, а не о том, что советские потери в 10 раз превосходят немецкие.

Более корректным было бы сравнение безвозвратных потерь, тогда преимущество немцев было бы в 5 раз, по их представлениям. На самом деле немецкое преимущество по безвозвратным потерям было в 1,5 раза, притом, что превосходство в численности войск на фронте летом 1941 года было в 1,5-1,8 раз, с учётом войск союзников Германии. Но это преимущество по безвозвратным потерям на две трети состояло из пленных, как только поток пленных иссякал, преимущество в 1,5-2 раза по огневым возможностям и безвозвратным потерям получали советские войска. Это и есть причина поражения немецкой армии.

Из сказанного видно, как неправильная оценка потерь противника может негативно повлиять на качество военного планирования. Некомпетентность немецких генералов, в этом вопросе, поражает всякое воображение.

В записи 6.07.41 количество больных 54000 человек. Это даёт возможность определить среднемесячные потери заболевшими в 54 тыс. человек в летнее время. Поскольку средний срок лечения заболеваний по данным [2] составляет один месяц. В записи 5.02.42 количество больных 60977 человек. Это показывает среднемесячное количество больных в зимнее время. В ходе войны эти цифры могли увеличиться до 100-150 тыс. в месяц, в связи с общим ухудшением здоровья людей в течении времени войны от военных условий.

 

Глава 4 Оценка немецких потерь по данным немецкой статистики.

Статистика ФРГ, конечно, обобщала данные, касающиеся потерь немецкого населения, и даже составляла балансы населения с целью определить потери Германии. Один из таких балансов приводится в [1], стр. 202.

Таблица 8, в тысячах человек:

Приход Итого в приходе Расход Итого в расходе Итог Баланс
1. Численность населения Германии в границах 31.12.1937 на 17.05.39 69310

 

 

2. Родившиеся немцы 18700
3. Немцы, переселённые из-за границы 4850
4.23550

 

 

5. Немцы умершие естественной смертью 14150
6. Погибшие от союзных бомбардировок 410
7. Погибшие в прифронтовой полосе 20
8. Убитые солдаты и офицеры 3760
9. Немцы оставшиеся в отошедших от Германии областях 1040
10. Погибшие от беженства и переселений 1260
11. Немцы, погибшие от нацистского террора 200
12. Эмигрировавшие 500
13. Прочие 160
14.21500

 

 

15.2050
16. Численность населения Германии на 31.12.1955 года 71360

Отдельные статьи этого баланса вызывают большие сомнения. Например, строка 6. Если в одном Дрездене погибло 300 тыс. человек после трёх налётов по 1000 самолётов в каждом, почему после сотен других таких же налётов на другие немецкие города погибло только 110 тыс. (по другим данным до 200 тыс.) человек? В Берлине было метро, которое использовалось как убежище, а в других городах? Непонятна строка 10. Простое увеличение смертности в результате ухудшения условий жизни в дороге дать такие потери не могло. Если беженцы гибли от бомбёжек или обстрелов в прифронтовой полосе, их надо внести в соответствующие строки баланса.

Распределение немецкого населения по зонам оккупации по переписи от 29.10.46 года ([1], стр. 204) показывает, что общее количество внутренних беженцев в Германии не превышало 3 млн. человек и гибель трети их дело нереальное. Они гибли от тех же факторов и в той же пропорции, что и остальное население Германии. Возникает впечатление, что этот баланс делался для запутывания демографической ситуации, а не для прояснения её.

Ведь, когда баланс делается честно, то он делается от общего к частному. То есть строки 6, 7, 10 и 13 объединяются в графу "Потери гражданского населения" и определяется убыль гражданского населения, которая затем уточняется постатейно. Данный баланс, совершенно очевидно, составлен от частного к общему, отдельные, заранее придуманные статьи просто подогнаны одна к одной. Это просто попытка утопить мир ещё и в немецких крокодиловых слезах, после утопления в крови безвинных советских людей.

Очень странная строка 3. В конце войны много немцев, постоянно проживающих за границами Германии, отступало с немецкой армией, много немцев было вынуждено переехать в Германию из европейских стран после войны. Ведь все немцы, проживавшие за пределами Германии, кроме СССР, являлись оккупантами или пособниками оккупантов. В СССР значительную часть советских немцев удалось вовремя депортировать на восток страны, и избавить от удовольствия сотрудничать с оккупационными властями.

Для анализа этой ситуации приведём сводную таблицу, из статьи Оверманса, относительно немцев изгнанных или сбежавших из освободившихся от фашистского гнёта стран, несмотря на то, что до войны эти немцы в этих странах проживали как их граждане. То есть это таблица о числе фольксдойче переселившихся в конце войны или после войны в Германию.

Таблица 9, в млн. человек:

ИсточникиПотери вермахта Гражданcкиепотери Количество немцев к концу войныОставшаяся часть населенияПотери среди изгнанныхКоличество выжившихФедеральное статистическое ведомство. Потери среди изгнанных Райхлинг. Бегство и изгнание Церковная служба разыскания

 

 

 

 

1,088 16,545 2,553 2,224 11,603
1,25 17,93 4,029 1,81 12,091
0,4854 15,231 1,318 2,383 11,530

Отсюда следует, что строка 3 таблицы 8 должна быть увеличена до 11-12 млн. человек. Соответственно строка 8 должна быть увеличена на 6,65-7,15 млн. человек, и составить 10,41-10,91 млн. человек. Кроме того, из таблицы 9 следует, что из числа фольксдойче в армию было призвано не менее 3 млн. человек и из них погибло более 1 млн. человек, по официальным немецким данным.

На это обратил внимание Владимир Литвиненко. Его статья была опубликована в газете "Дуэль" №17-18(417) от 3 мая 2005 года под заголовком "Были ли потери Красной армии чрезмерными?". Литвиненко утверждает, что официальная перепись 1950 года зафиксировала 8 млн. переселенцев на территории ФРГ. Действительно, такая перепись представлена на сайте http://ww2stats.com/index.html.

И там написано, что в западной Германии и западном Берлине в 1950 году зарегистрировано 4,5 млн. переселенцев из восточной Пруссии, восточной Померании, восточного Бранденбурга и Силезии. А всего в Германии их было 7,1 млн. человек. Ещё 1,1 млн. остались на прежних местах жительства и 33 тыс. числились в плену.

И ещё 3,1 млн. человек прибыло в ФРГ и западный Берлин из Прибалтики, Мемеля, Данцинга, Польши, Чехословакии и юго-восточной Европы. А всего в обе германии оттуда прибыло 4,9 млн. человек. Около 1,5 млн. немцев остались на прежних местах жительства и 39 тыс. ещё были в плену.

Предельно ясно написано, что всего прибыло 12 млн. вполне живых человек до 1950 года, из них 7,6 в западную Германию и 4,4 в восточную. И куда они делись в балансе 1956 года?

 

 

Глава 5 Оценка немецких потерь по данным советского военного учёта и военного учёта союзников СССР.

В советском союзе также вели учёт военных потерь Германии. Этим занимался советский Генеральный штаб, передавая иногда эти данные для печати и сообщений по радио. Например, в газете "Правда", от 22.06.44 года указываются потери Германии и её сателлитов за три года войны с СССР в 7,8 млн. человек убитыми и пленными ([1], стр. 223).

Оценки советского генштаба следует считать минимальными, так как его заботой было не допустить недооценки противника. К сожалению, авторы книги [2], приведя труды советского генштаба в плане потерь советских войск, в отношении потерь немецких войск эти труды публиковать не стали, а привели собственные, весьма странные для военных людей расчёты. Между тем, если за 3 года войны потери Германии и её союзников оцениваются в 7,8 млн. человек убитыми, то за оставшийся год войны они должны составить не менее 2,6 млн. человек, всего получится 10,4 млн. человек.

Союзники СССР также вели свои подсчёты, но они были заинтересованы в преуменьшении роли СССР в победе над Германией, поэтому занижали немецкие потери на советско-германском фронте. Это приводило к занижению потерь Германии за всю войну. Например, 11.10.45 года в английской палате общин была озвучена цифра немецких потерь убитыми и инвалидами за всё время мировой войны в 7,4 млн. человек ([1], стр. 223).

Но выше уже приводились сведения об оценке потерь убитыми немецкой армии за второе полугодие 1941 года американскими наблюдателями в 1,3 млн. человек. Получается что, отступая и проигрывая сражения, неразвёрнутая до полной численности, Красная армия уничтожала за полугодие больше врагов, чем в последующие 7 полугодий. Ведь по мысли британских парламентариев на каждые полгода войны приходится 0,925 млн. убитых и искалеченных немецких фашистов.

Урланис критикует цифру немецких потерь 8,4 млн. человек приведенную Соттилем в 1945 году ([1], стр. 207). Как аргумент выдвигает мнение, что потери немецкой армии не могут превышать численность немецкой армии в 8-9 млн. человек. Такой аргумент носит дилетантский характер. Война - конвейер смерти. Количество убитых не может превышать число мобилизованных в армию, а среднюю численность вооружённых сил ничто превысить не мешает. Более того, концепция тотальной войны на этом именно и основана. Ведь как иначе подключить к войне всё боеспособное население? Сразу всё его в армию не призовёшь. Только рядом последовательных наборов, с тем, чтобы поддержать плановую боевую численность вооружённых сил по мере их расходования.

Отсюда видно, что во время войны, представления о немецких потерях были совсем не такие, как в наше время. Но как раз во время войны эти представления были жизненно важны для ведения этой войны. И война была выиграна на основе этих представлений. Следовательно, они более правильны, чем нынешние, созданные по политическим мотивам.

 

 

Глава 6 Оценка немецких потерь прямым подсчётом.

Метод прямого подсчёта основан на исчислении разницы числа населения бывшего в наличии до войны и числа населения оставшегося после войны, с учётом естественного прироста и естественной смертности населения. Для начала сравним количество мужчин Германии на 1939 и 1950 годы. Данные взяты из [1], стр. 204, 206 и стр. 489.

Таблица 10, в тысячах человек:

Года рожденияВозрастные группы

на 1950 год

Мужчин

в 1939 году

Мужчин

в 1950 году

Разница1929-1925 1924-1920 1919-1915 1914-1910 1909-1905 1904-1900 1899-1895 Всего
21-25 3155* 1807 1348
26-30 3484 1942 1542
31-35 2243 1349 894
36-40 3528 2057 1471
41-45 3621 2358 1263
46-50 3390 2438 952
51-55 2668 2004 664
35 возрастов 22089 13955 8134

* Данные таблицы на странице 489 для 1925-1927 годов рождения 1895 тыс. человек дополнены данными таблицы на странице 206. Численность возрастов 1928 и 1929 годов рождения принята равной численности возраста 1926 года рождения.

Заметна убыль мужчин призывных возрастов за время войны в 8134000 человек. К этому времени основная масса военнопленных была освобождена. На эту цифру могли оказать влияние приехавшие из-за границ Германии в конце войны, и после войны, изгнанные фольксдойче и фольксдойче военнопленные пожелавшие жить после плена в Германии. Указанные причины вполне могли уменьшить убыль мужчин в Германии на 1-2 млн. человек. Ведь среди изгнанных фольксдойче мужчины военнообязанных возрастов также несли потери, они служили в армии и гибли. Эмигрантов согласно балансу 1956 года (таблица 8, строка 12) было 0,5 млн. человек, а в 1950 году их могло быть только меньше, даже если считать, что все они мужчины, они не могли увеличить убыль мужчин более чем на 0,5 млн. человек.

Можно учесть естественную смертность, которая за 10 лет составит 4% ([1], стр. 205). Тогда количество умерших естественной смертью составит 883560 человек, а убыль от военных причин будет 7250440 человек.

Надо заметить, что количество советских бойцов умерших естественной смертью в работе [2] не выделяется. Также надо заметить, что немцы умершие естественной смертью учтены в балансе 1956 года (таблица 8) в строке 5. Кроме этого выделять естественную смертность в потерях армии вообще бессмысленно, ведь основным фактором смерти являются причины военные, естественная смертность просто не успевает реализоваться.

Можно предполагать убыль немецких мужчин числом около 8 млн. человек призывных возрастов. Но ведь мобилизация в Германии носила даже не тотальный, а сверхтотальный характер. Тотальный характер носили мобилизации Румынии, Венгрии и Финляндии. А у немцев следует ожидать большую убыль мужчин и в старших возрастах тоже.

По половозрастной пирамиде в [1], стр. 213 можно определить, что мужчин 1890-1894 годов рождения на 1956 год имелось 1381817. А в 1939 году их было 2131000 человек. Убыль 749183 человек. Мужчин 1885-1889 годов имелось в 1939 году 2018000 по [1], стр. 490. А в 1956 году стало 1163637 человек. Убыль составила 854363 человека.

Конечно, для этих возрастов естественная смертность уже играет роль наравне с военными факторами. За 16 лет она могла составить по 20-30 тыс. человек в год, всего 320-480 тыс. стариков. Всё равно убитых будет 1283546-1123546 стариков.

Всего погибших около 9 млн. человек мужчин. Это только немцы Германии в границах 1937 года. Конечно, не все они погибли на фронте, часть мужчин погибла в тылу.

 

 

Глава 7 Оценка немецких потерь по женскому перевесу.

Метод расчёта на основании женского перевеса основан на том обстоятельстве, что количество мужчин и женщин без войны примерно равное, соответственно убыль мужчин во время войны приводит к диспропорции между числом мужчин и числом женщин.

Таблица 11, в тысячах человек:

Года рожденияВозрастные группы на 1950 годМужчин в 1950 годуЖенщин в 1950 годуРазница1929-192521-25 1924-192026-30 1919-191531-35 1914-191036-40 1909-190541-45 1904-190046-50 1899-189551-55 Всего35 возрастов
1807 1970 163
1942 2715 773
1349 1914 565
2057 2831 774
2358 2985 627
2438 2765 327
2004 2492 488
13955 17672 3717

Наблюдается несоответствие данных прямого расчёта и расчёта по женскому перевесу. Это несоответствие можно объяснить потерями гражданского населения в немецком тылу. По Урланису ([1], стр. 205) число погибших женщин возрастов указанных в таблице 11 может составлять 0,6-0,7 млн. человек. Но это никак не проясняет ситуации.

Для наглядного представления о том, что происходило с населением Германии, я составил математическую модель процесса в табличном процессоре "Excel".

Таблица 12, в тысячах человек:

Срезы немецкой истории (вариант), численность населения на 1939 год принята в границах 1937 года.
Год19391946**194619501956
Мужчин 1860 - 1894 годов 6800 5800 3600 7491 6491*
Женщин 1860 - 1894 годов 7289 6289 5000 9625 8625*
Мужчин 1895 - 1929 годов 22089* 21389 12727 13955* 13255*
Женщин 1895 - 1929 годов 22100 21600 17058 17672* 16756*
Мужчин 1930 - 1939 годов 5650 5600 4600 5550 5500*
Женщин 1930 - 1939 годов 5382 5332 4332 5282 5232*
Мужчин 1940 - 1944 годов 0 2451 2351 2431 2411*
Женщин 1940 - 1944 годов 0 2344 2144 2324 2304*
Мужчин 1945 - 1946 годов 0 1145 1145 1135 1125*
Женщин 1945 - 1946 годов 0 1074 1074 1064 1054*
Мужчин 1947 - 1950 годов 0 0 0 1824 1804*
Женщин 1947 - 1950 годов 0 0 0 1734 1714*
Мужчин 1951 - 1955 годов 0 0 0 0 2607*
Женщин 1951 - 1955 годов 0 0 0 0 2482*
[]
Мужчин всего 34539 36385 29323 32386 33193
Женщин всего 34771 36639 36608 37701 38167
Мужчин всего контрольно

 

 

29323*

 

 

Женщин всего контрольно

 

 

36608*

 

 

Мужчин 1895-1929 всего 22089 21389 12727 13955 13255
[]
Женский перевес всего 232 254 7285* 5315 4974
Женский перевес по 1895-1929 годам 11 211 4331 3717* 3501
Изгнанных и переселённых мужчин 0 0 5000 0 0
Изгнанных и переселённых женщин 0 0 7000 0 0
[]
Всего 69310 73024 65931 70087 71360
[]
Контрольная цифра 69310*

 

65931*

 

71360*

* Цифра является опорной для расчёта. Данные за 1956 год получены из графика половозрастной пирамиды приведённой в [1], стр. 213, могут отличаться от численных данных на величину погрешности измерения линейкой.

** Ожидаемые показатели на 1946 год, в случае отсутствия войны.

Следует пояснить, что под переселёнными понимаются те немцы, которые были переселены с территорий отошедших от Германии после войны. Под изгнанными понимаются немцы, которые сбежали из мест своего постоянного проживания за границами Германии и отступая вместе с немецкой армией переселились на историческую родину. Предполагается, что к концу 1946 года военнопленные из английского и американского плена были уже отпущены. Из советского плена до 1950 года было отпущено 1,9 млн. человек ([1], стр. 200), они уже включены в число мужчин по переписи 1950 года.

Из таблицы 12 следует, что за годы войны усилился женский перевес среди поколений 1860 - 1894 годов рождения с 489 тыс. до 1,4 млн. человек. Причём, среди изгнанных и переселившихся структура населения также имела дефицит мужчин. И после их прибытия в страну, женский перевес среди этих поколений усилился с 1,4 до 2 млн. человек. Потому что мужчины старших возрастов у этих категорий немцев остались в рядах фольксштурма оборонять свои фестунги, или просто были взяты в армию и погибли вместе с младшими возрастами.

Такое предположение пришлось сделать, чтобы объяснить женский перевес в 2 млн. человек среди возрастов 1860 - 1894 годов рождения после войны и при этом соблюсти пропорциональную убыль детей обоих полов. Потери среди фольксдойче составят тогда 1,4 млн. призывных возрастов и 0,6 млн. старших возрастов. А потери мужчин немцев Германии 1937 года составят 9 млн. призывных возрастов и 1 млн. старших возрастов. Всего будет 12 млн. человек потерь погибшими среди немецких мужчин. Но в призывных возрастах погибло около 5 млн. женщин Германии 1937 года.

Значит, на фронте из этих возрастов могло погибнуть от 4 до 9 млн. мужчин, в зависимости от того, сколько погибло в тылу, вместе с женщинами. Потери гражданских обоего пола среди изгнанных тогда будут около 1 млн. человек погибших в зоне боёв и во время бегства. Причём естественная убыль для фольксдойче учтена уже немецкими статистиками, данные которых приводятся в таблице 9.

Из таблицы 12 видно, что общая убыль населения Германии в границах 1937 года составила за время войны 22 млн. человек. Из них смерть 6 млн. человек можно списать на естественные факторы. Допустим, что 2 млн. мужчин и 2 млн. женщин в старших возрастах умерли своей смертью. Допустим, что 1 млн. мужчин и 1 млн. женщин в средних возрастах умерли своей смертью.

Остаются погибшими от военных факторов 2 млн. детей, 8 млн. мужчин и 4 млн. женщин средних возрастов и 1 млн. мужчин старших возрастов.

Основных военных факторов приводивших к гибели людей в Германии того времени было два. Это англо-американские бомбардировки и наземные бои.

Причинами больших потерь гражданского населения в тылу могут быть только воздушные бомбардировки Германии союзной авиацией с 1941 по 1945 год. Причём основные потери были до 1945 года, поскольку на изгнанных фольксдойче эти факторы отразились мало. Соответственно и число погибших в прифронтовой полосе гражданских лиц будет значительно меньше числа погибших от бомбардировок. Об этом также свидетельствует тот факт, что на изгнанных, начавших поступать в Германию с осени 1944 года практически из прифронтовой полосы, это мало отразилось.

Официальные немецкие данные говорят о гибели в результате бомбардировок англо-американской авиации 593 тысяч человек, однако только жертвы в Дрездене и Гамбурге в сумме практически равны этой цифре. Только на территории ФРГ было разбомблено 1042 города с населением от 3 тысяч человек и более. В книге Широкорада А. Б. "Германия под бомбами союзников", ООО "Издательский дом "Вече", 2008 г., на странице 175, приводятся сведения из допроса начальника берлинской полиции генерал-лейтенанта Герума.

Он утверждает, что хотя официальное число жертв бомбардировок в Берлине около 30 000 человек, в реальности число убитых не менее 300 000 человек, то есть в статистике гражданских потерь, также как и в статистике военных потерь, немцы применяли коэффициент 10. Значит, официальным числом жертв бомбардировок следует считать цифру в 5 930 000 человек по той же книге.

На сайте http://ww2stats.com/index.html есть таблица потерь от бомбардировок с немного другими данными. В ней записано 635 тыс. убитых от бомбардировок. Но из них в Германии границ 1937 года только 0,4 млн. человек, так же, как и в балансе 1956 года. Всё это вполне согласуется с составленной мной таблицей 12. По данным генерал-майора пожарной охраны Ганса Румпфа, потери женщин при этом на 40% больше потерь мужчин, а потери детей составляют 20% погибших. Кроме того, 22% погибших приходится на стариков обоего пола. Соответственно детей убито около 1 млн., женщин призывных возрастов 2 млн. и мужчин призывных возрастов около 1 млн. человек.

Ещё около 1 млн. детей и 2 млн. женщин были убиты в зоне боёв наземных войск. Из них 0,3 млн. детей могли погибнуть в составе Гитлерюгенда, Вервольфа, Фольксштурма, трудовой повинности и прочих подобных организаций. И 0,7 млн. женщин могли погибнуть в составе трудовой повинности, а также в качестве вольнонаёмных или военнослужащих вооружённых сил.

Среди мужчин призывных возрастов 1 млн. я уже определил в потери тыла от бомбардировок, на основании сообщения Ганса Румпфа, а ещё 7 млн. погибли на фронтах, как и 1 млн. мужчин в старших возрастах. Всего погибших на фронтах солдат и офицеров будет 8 млн. человек из числа немцев Германии границ 1937 года. Всего мобилизовано 19 млн. человек, это 27% населения. Погибло 42% от числа мобилизованных.

Потери фольксдойче определили сами немцы в 3 млн. человек. Таблица 12 показывает, что женский перевес у них составил 2 млн. человек, а значит, потери на фронтах составили 2 млн. человек. Ещё менее 1 млн. изгнанных обоего пола погибли при бегстве или в зоне боёв. Около 12 млн. переселились в Германию и более 2 млн. остались на прежних местах жительства. Всего из 17 млн. этих немцев было мобилизовано 5 млн. человек, это 29% от их численности. Погибших 40% от числа мобилизованных.

Для сравнения, в финскую армию, по признанию Маннергейма, было мобилизовано 28% населения.

Следует полагать из всего вышесказанного, что военные потери мужчин немецкой нации убитыми и умершими от ран составят около 10 млн. человек, из них Германии границ 1937 года 8 млн. человек.

 

 

Глава 8 Оценка немецких потерь балансовым методом.

Из таблицы 12 следует, что всякий баланс населения Германии составленный без учёта изменения структуры населения, является пропагандистской фикцией. Поэтому для составления правильного баланса надо воспользоваться таблицей 12. Теперь мы сможем составить свой баланс населения Германии с 1939 по 1956 год. Конечно, этот баланс отражает лишь версию немецкой истории того периода, но, во всяком случае, он не фиктивен, а опирается на цифры и расчёты приводимые выше.

Таблица 13, в млн. человек:

Численность населения Германии в границах 31.12.1937 на 17.05.39 Приход Родившиеся немцы Немцы, переселившиеся из-за границы Итого в приходе Расход Немцы умершие естественной смертью Погибшие от союзных бомбардировок и в прифронтовой полосе Убитые солдаты и офицеры Немцы оставшиеся в отошедших от Германии областях Эмигрировавшие Итого в расходе Итог Баланс Численность населения Германии на 31.12.1955 года
1.69,31

 

 

2.18,7
3.12
4.30,7

 

 

5.14,15
6.4,96
7.8
8.1,04
9.0,5
10.28,65

 

 

11.2,05
12.71,36

Я не ставлю себе задачу совершать открытия в немецкой демографии и истории, моя задача показать, что приводимые мной ранее рассуждения о количестве потерь немецкой армии не бессмысленны в свете демографической ситуации Германии 1939 - 1946 годов. Эту задачу я выполнил.

Относительно таблицы 13 следует сказать, что мужчины умершие от естественных причин учтены вместе с прочими в строке 5, ведь эта цифра определена немецкими статистиками как статистическая убыль населения в результате естественных причин. Но на самом деле, не все из них умерли от естественных причин, в условиях войны многие из тех, кто мог бы умереть естественной смертью, не успевают этого сделать и погибают от факторов военных. По этой причине умерших естественной смертью обычно не выделяют в общем числе военных потерь армии.

Например, потери гражданского населения Германии в строке 6 получились 4,96 млн. человек, хотя среди них не мало стариков обоего пола погибли от бомбардировок, а на самом деле должны были умереть естественной смертью, и записаны в строку 5.

В конце войны общественные и политические деятели запада стали забрасывать Красную армию письмами с призывами не мстить мирному немецкому населению.

Эти лицемерные послания, вероятно, готовили почву для того, чтобы свалить на Красную армию жертвы среди населения Германии от англо-американских бомбардировок. К тому же самому готовились и немцы, показательно вырезав население нескольких собственных деревень. Но безупречное поведение советских войск лишило этих деятелей такой возможности. Потери немецкого гражданского населения пришлось замалчивать, как и потери немецкой армии.

 

 

Глава 9 Оценка потерь немецкой армии по структуре пленных.

Оценить потери по структуре пленных возможно, если предположить, что структура пленных мало отличается от структуры убитых и структуры мобилизованных.

Структура военнослужащих немецкой армии попавших в советский плен приведена в таблице 91 работы [2]. Соотнеся количества пленных солдат разных национальностей с количеством пленных немцев можно оценить как общее число мобилизованных в немецкую армию, так и общее число погибших.

Структура пленных известна только для тех, кто был пленён советской армией. Это оказывает влияние на точность исследования.

Но большее влияние на точность оказывает неравномерность судеб национальных формирований. Например, австрийских пленных имеется 157 тыс. человек, а погибших на войне австрийцев 270-280 тыс. человек, как убедительно показано в работе [1], стр. 215-217, и по убыли мужчин и по женскому перевесу. Это означает, что австрийцев мобилизовывали значительно меньше, чем немцев. Также это означает, что австрийцев использовали чаще на главных направлениях в условиях нестабильного фронта. Поэтому австрийцы чаще оказывались в котлах и чаще попадали в плен. Отношение убитых к пленным для австрийцев 1 к 2. С другой стороны, испанцев в плену 452 человека. Всего через службу в "Голубой дивизии" прошло 47 тыс. испанцев ( [1], стр. 223). Дивизия потеряла убитыми не менее 10-15 тыс. человек, боевая стойкость получается выше 1 к 20. Но это объясняется тем, что испанцы использовались в позиционных боях, где пленных вообще мало. Основным поражающим средством в таких боях является артиллерия, сдаться в плен артиллерийскому снаряду проблематично. Такая же картина наблюдается в войне с финнами. Тяжёлая армия оказывается привязанной к немногочисленным дорогам и вынуждена пробивать себе путь огнём, избегая манёвра.

Финские лёгкие отряды могут маневрировать по бездорожью и, пользуясь этим, отрезали несколько советских соединений в войну 1939-1940 годов и летом 1941 года. Однако с общим наступлением советской армии ни в 1940, ни в 1944 году финны справиться не смогли. В результате потери финнов пленными не велики, а потери убитыми огромны.

Таким образом, разные судьбы разных национальных формирований внесут большую ошибку при применении данного метода к оценке потерь и числа мобилизованных для каждой конкретной национальности, но для всех национальностей в сумме разница в судьбах уравновесится. Тогда боевая стойкость как отношение числа убитых к числу пленных, и отношение числа мобилизованных к числу пленных, придут в соответствие с такими же показателями для немецкой национальности.

Структура пленных требует уточнения. Пленных отнесённых к немецкой армии насчитывается 2,7 млн. человек. Число погибших по пути в тыловые лагеря 57 тыс. и число военных преступников направленных в спецлагеря 14,1 тыс. можно не учитывать, их мало и их структура неизвестны. Известно, что из лагерей ГУПВИ в ходе войны было отпущено 1500 человек французов в армию Де Голля. Точность исследования позволяет такими малыми цифрами пренебречь.

Далее, 220 тыс. бывших советских граждан направлены в ГУЛАГ. Кроме того, неизвестна структура пленных отпущенных фронтами в числе 600 тыс. человек. Известно, что из них было 27800 румын и 14515 молдаван. Вероятно, они относились к румынской армии и туда же и были отпущены после перехода Румынии на сторону союзников по антигитлеровской коалиции.

Это небольшие числа и мы их проигнорируем. Но надо сделать предположение о составе этих 0,6 млн. отпущенных фронтами пленных. Я предполагаю, что 100 тыс. из них являлись чехами или словаками, 300 тыс. поляками, 200 тыс. бывшими советскими гражданами. Соответственно чехов и словаков освобождали для пополнения чехословацкого корпуса, поддержки словацкого национального восстания, организации гражданского порядка на освобождённых территориях Чехословакии. Поляков освобождали для пополнения двух польских армий и организации порядка на освобождённых польских территориях. Советских граждан освобождали для пополнения советской армии. Кроме того, числа пленных разных национальностей, если они меньше 20 тыс. мы суммируем и приведём одной строкой, как прочие национальности.

Таблица 14, в тысячах человек:

Национальность пленныхКоличество пленных в советском пленуОтношение погибших и пленных немцевКоличество погибших на советско-германском фронтеОтношение мобилизованных и пленных немцевКоличество мобилизованных в вооружённые силыНемцы Австрийцы Чехи и словаки Французы Югославы Поляки Бывшие советские граждане, националисты из СССР и белоэмигранты Прочие национальности Всего
2388 4,2 10000 10 24000
157

 

659

 

1570
170

 

714

 

1700
23

 

97

 

230
22

 

92

 

220
360

 

1512

 

3600
420

 

1764

 

4200
13

 

55

 

130
3553

 

14893

 

35650

Из таблицы 14 видно, что все предыдущие рассуждения относительно потерь немецкой армии подтверждаются.

 

 

Глава 10 Оценка потерь немецкой армии по таблице ротации соединений.

Ротация соединений немецкой армии представлена в таблице 49 книги [2]. Метод определения потерь по этой таблице основан на том факте, что понятие расчётной дивизии является устойчивым индикатором величины прилагаемых и расходуемых усилий для всей войны.

Метод использует понятие условной численности соединения, которая равна отношению всей численности вооружённых сил к количеству соединений.

Хотя условная численность в ходе войны меняется, но пределы этих изменений ограничены. Поскольку надёжных данных для определения средней численности вооружённых сил для Германии и её союзников найти сложно, можно воспользоваться значениями условной численности соединений этих стран на начало войны. Динамику численности вооружённых сил Германии, собранную из разных источников, я уже приводил в таблице 3. Но корректнее будет применить среднюю численность вооружённых сил за год, а как раз эти цифры для армий стран оси найти тяжело.

Таблица 15:

СтранаЧисленность армии на 22.06.41 годаКоличество расчётных дивизийУсловная численность дивизииГермания Италия Румыния Венгрия Финляндия
7234000 217,5 33260
1757000 64 27453
703000 28 25107
216000 17 12706
650000 17,5 37143

Из таблицы 15 следует, что армия Венгрии до 22.06.1941 года была не развёрнута до полной численности. Средней, для военных реалий тех лет в европейских странах, следует считать условную численность дивизии в 30000 человек. Однако для германской армии пик численности приходился на весну 1943 года, тогда численность армии была 11,2 млн. человек на 297,5 дивизий. Условная численность дивизии составляла тогда 37647 человек. Будет видимо правильно, для Германии и Финляндии применить среднюю численность 30000 человек, а для остальных стран оси 25000 человек.

Что меня не устраивает в существующих цифрах потерь?

Существующие величины потерь армий стран оси не согласуются с количеством потерянных этими странами на фронтах дивизий. Например, у СССР по таблице 51 в книге [2] на 700 разгромленных и расформированных дивизий пришлось по таблице 26 из той же книги 11273026 человек безвозвратных потерь. Это по 16104 человек на дивизию. В то время, как отношение численности вооружённых сил к общему количеству дивизий как раз и было в среднем 16000 человек. То есть произведение количества потерянных дивизий на их условную численность примерно равно величине безвозвратных потерь. Это логично, ведь дивизию нельзя считать потерянной, если потери в ней составили лишь треть или даже половину численности.

У стран оси статистика другая. У немцев потеряно 827 дивизий. Если считать действительной немецкую статистику потерь (табл. 86 и 87 в [2]), безвозвратные потери будут 5181103 млн. человек. Это 6265 человек на дивизию. По таблице 89 в [2] картина немного другая, безвозвратные потери там 11844000 человек. Это по 14322 человека на дивизию, что соответствует штатной численности дивизии, но вдвое меньше её условной численности. Вероятно, по аналогии с советской армией, при условной численности немецкой дивизии 30000 человек, безвозвратные потери Германии должны составлять около 24810000 человек. Из них пленных 7,3 млн. по книге [2], а убитых 17510000 человек.

Для Финляндии безвозвратные потери (табл. 93 в [2]) составили 84377 человек, а дивизий (табл. 50 в [2]) потеряно 30,5. Это 2766 человек потерь на каждую потерянную дивизию. Такую дивизию нельзя считать не только разгромленной, но и потрепанной. Не говоря о том, что эта цифра много меньше условной численности дивизии, она много меньше штатной численности дивизии. Вероятно, настоящая цифра безвозвратных потерь будет 915000 человек. Малое количество пленных объясняется особенностями хода боевых действий.

Для Венгрии потеряно дивизий 50, а безвозвратные потери 809066. Это 16181 человек на потерянную дивизию. Похоже на правду. Следует только уточнить изменение условной численности по годам войны. Правда, у Венгрии другая проблема. Соотношение убитых и пленных очень не характерное для тех условий, в которых венгры воевали. У их соседей по фронту это соотношение совсем другое. Между тем, нет сведений о том, что венгры особенно активно сдавались в плен. Это заставляет сделать предположение, что часть венгерских пленных попала в плен в составе не венгерской, а немецкой армии. Тогда отношение безвозвратных потерь к числу потерянных дивизий станет определённо меньше условной численности дивизии.

Для Румынии дивизий потеряно 73, а людей 475070. Это 6508 человек на дивизию. Это много меньше их штатной численности. Принимая условную численность румынских дивизий в среднем 25000 человек, получим 1825000 человек безвозвратных потерь для Румынии, из них 229682 человека пленных, значит 1595318 человек убитых.

Конечно, точность этих расчётов не велика, но примерные цифры они показывают верно.

Понятно из сказанного, что не следует доверять официальным цифрам потерь. Попробуем самостоятельно определить потери Германии по таблице ротации соединений.

Для определения средней условной численности дивизии Германии я воспользуюсь своей таблицей 3, определив по ней среднегодовую численность немецкой армии, а по ней найду условную численность дивизий.

Следует пояснить механизм образования потерь и пополнения армии того периода. Когда в результате интенсивных боевых действий соединение теряло более 60% своего состава, оно считалось не боеспособным и выводилось в резерв для переформирования. То есть в этом случае будет 66% безвозвратных потерь при убытии дивизии с фронта и 66% пополнения до прибытия снова на фронт.

Если соединение сформировано вновь, то оно на 66% составлено из новобранцев, а остальной состав взят из военнослужащих имеющих боевой опыт.

Кроме этого, находясь на фронте, соединения несут постоянные потери, которые также постоянно компенсируются маршевыми пополнениями. Но их придётся определять отдельно.

Таблица 16:

Для Германии22.06.41 года1942 год1943 год1944 год1945 годВсегоУсловная численность дивизии Дивизий на советско-германском фронте (на начало года) Людей в них Дивизий на западных ТВД (на начало года) Людей в них Всего дивизий (на начало года) Всего людей Прибыло дивизий на советско-германский фронт Людей в них мобилизовано (66%) Прибыло дивизий на западные ТВД Людей в них мобилизовано (66%) Разгромлено дивизий на советско-германском фронте Безвозвратные потери в них (66%) Разгромлено дивизий на западных ТВД Безвозвратные потери в них (66%) Капитулировало дивизий на советско-германском фронте Людей в них сдалось Капитулировало дивизий на западных ТВД Людей в них сдалось Всего мобилизовано Всего безвозвратных потерь
35402 40472 34679 29418 23924 -
153 158,5 209 201 179 -
5416506 6414812 7247911 5913018 4282396 -
64,5 68 88 117 125,5 -
2283429 2752096 3051752 3441906 3002462 -
217,5 226,5 297,5 318 304,5 -
7700000 9167000 10317000 9355000 7285000 -
19 94 61,5 149 126 449,5
448419 2536214 1421818,5 2922188 2009574 9338213,5
18,5 93,5 82 165,5 56,5 416
436618,5 2522723,5 1895758 3245786 901118,5 9002004,5
13,5 41 69,5 169,5 213 506,5
318613,5 1106221 1606770,5 3324234 3397137 9752976
0,5 4,5 11,5 72,5 90 179
11800,5 121414,5 265868,5 1421870 1435410 3256363,5
- - - - 91 91
- - - - 2177084 2177084
- - - - 50,5 50,5
- - - - 1208162 1208162
885037,5 5058937,5 3317576,5 6167974 2910692,5 18340218
330414 1227635,5 1872639 4746104 8217793 16394585,5

Таблица 16 показывает только потери от активных действий, постоянные потери требуется учесть дополнительно. Видно, что в 1941-42 годах значительная часть вооружённых сил Германии сосредотачивалась в корпусных и армейских отдельных частях, а также в частях резерва главного командования.

Для окончательной обработки данных таблицы 16 требуется определить величину постоянных безвозвратных потерь. Поскольку в 1941 году потери немцев от активных действий были не велики, то за величину постоянных потерь можно принять данные американских наблюдателей, о которых упоминалось выше, это 1,3 млн. человек безвозвратных потерь.

Но интереснее будет воспользоваться сообщениями Гальдера из таблицы 6.

Дата записиДата расчётаСрок в сутках от 22.06.41УбитоРаненоПропалоСреднесуточные потери убитыми
5.01.42 31.12.41 193 1737220 6219380 358730 9001

Здесь безвозвратные потери равны 2095950 человек убитыми и пленными. Вычитая из этой цифры потери от активных действий за 1941 год из таблицы 16, получим величину постоянных потерь 1765536 человек за 6 месяцев. Это 294256 человек в месяц. Теперь можно дополнить таблицу 16.

Таблица 17:

Для Германии1941 год1942 год1943 год1944 год1945 годВсегоСостояло в армии перед войной Всего мобилизовано за войну на компенсацию активных действий Всего безвозвратных потерь от активных  действий Всего мобилизовано за войну на компенсацию постоянных потерь Всего безвозвратных постоянных потерь в первом приближении Всего мобилизовано за войну в первом приближении Всего мобилизовано с учётом предвоенной численности в первом приближении Всего потеряно безвозвратно Из них пленными Из них капитулировавшими Из них инвалидами и уволенными Из них погибшими в числе пропавших Из них убитыми Поправка на уменьшение общего числа мобилизованных для компенсации постоянных безвозвратных потерь из-за уменьшениясил Германии в ходе войны Всего мобилизовано за войну на компенсацию постоянных потерь Всего мобилизовано за войну Всего мобилизовано с учётом предвоенной численности
- - - - - 7234000
885037,5 5058937,5 3317576,5 6167974 2910692,5 18340218
330414 1227635,5 1872639 4746104 8217793 16394585,5
1765536 3531072 3531072 3531072 1471280 13830032
1765536 3531072 3531072 3531072 1471280 13830032
- - - - - 32170250
- - - - - 39404250
- - - - - 30224617,5
- - - - - 7387000

 

 

 

 

 

4800000
- - - - - 3807000
- - - - - 2000000
- - - - - 12230617,5
- - - - - 9179632,5
- - - - - 4650399,5
- - - - - 22990617,5
- - - - - 30224617,5

Данные таблицы 17 расходятся с данными расшифрованных сводок ОКХ и ОКВ на 3 млн. человек по убитым и мобилизованным (см. табл. 5). Это оттого, что в численности армии не учтены численности военизированных формирований. В то же время в сводках ОКХ и ОКВ потери военизированных формирований оперативно подчинённых сухопутному командованию учтены.

Из таблицы 17 видно, что для сохранения прежнего военного усилия в течении всей войны, Германии не хватило около 9 млн. человек. Это есть величина поправки на компенсацию постоянных потерь. Из-за этого пришлось отказываться от той части структуры армии, которая в 1941 -1942 годах не входила в штатную численность дивизий.

Одновременно число дивизий пришлось увеличивать, чтобы сохранять свободу оперативного ответа на действия, в первую очередь советских войск, а потом и англо-американских. В результате численность армии ещё удавалось поддерживать некоторый срок, а вот качество армии падало непрерывно с 1942 года. Организационно и в плане оперативных, и тактических инноваций эту проблему решить не удалось. Стратегического и политического решения у немцев также не нашлось. Поиск в области создания чудо-оружия тоже дал слабые результаты. Кровавая немецкая авантюра провалилась.

Как же немцам не хватило людей для сохранения военного усилия? Ведь численность немецкой армии, несмотря на потери, почти не убывала до самого конца войны! А всё очень просто, Советский союз постоянно совершенствовал методы войны, методы уничтожения фашистской заразы. Эффективность советской армии, и без того высокая, непрерывно повышалась. В результате, для того чтобы сравняться в силах с советской армией, немцам требовалось мобилизовать дополнительно за войну 9 млн. человек.

Здесь надо понимать, что маршевые пополнения осуществляются из заранее подготовленных резервов, для компенсации плановых потерь армии, то есть потерь от тех действий, которые были запланированы заранее. В том числе собственных активных действий. У немцев в 1941 году эти потери компенсировались из армии резерва, в которой перед нападением на СССР состояло 1,2 млн. человек. И уже к осени 1941 года резерв оказался истощённым.

Потери от активных действий внеплановые, они понесены от действий противника. Разбитые дивизии отводят в тыл и там восстанавливают по мере возможности. Образовавшуюся на фронте нехватку дивизий компенсируют дивизиями из резерва и других участков, или сокращением линии фронта. Видят, что дивизий не хватает для решения всех поставленных противником задач. Поэтому вынужденно приступают и к формированию новых дивизий. Ведь соединения оставшиеся на фронте пополнять нечем, резервы идут на восстановление разбитых дивизий. Значит оставшиеся на фронте дивизии тоже вскоре будут разбиты, вот и приходится начинать формирование новых, им на смену.

Поэтому, если бы у немцев нашлось дополнительно за войну 9 млн. человек, или в 1943 году 5 млн. человек, или в 1942 году 3 млн. человек, или в 1941 году 1 млн. человек, то они смогли бы наносить успешные стратегические удары. В реальности ни один из стратегических ударов немецкой армии до конца доведён не был, поскольку на каждый немецкий удар Красная армия отвечала двойным ударом.

Возможно, немцы и смогли бы мобилизовать в 1941, 42 или 43 году дополнительно 2-3 млн. человек, поднапрягшись, ресурсы у них были, но они ещё не осознали тогда в полной мере свою отсталость в военном деле от Красной армии. А потом стало поздно.

 

 

Глава 11 Выводы.

Из выше изложенного следует сделать вывод об огневом превосходстве Красной армии над немецкой армией.

Причём это огневое превосходство не объяснить количественным превосходством по орудийным стволам.

Тем более что в результате слабой оснащённости транспортом, Красная армия мало использовала своё миномётное вооружение в батальонном и полковом звене. Ведь 82 мм мина весит 3 кг, а за минуту их выстреливается 30 штук. На 10 минут стрельбы надо 900 кг боеприпасов на миномёт. Конечно, транспортом обеспечивали в первую очередь артиллерию, а не миномёты.

Получалось, что манёвренное, лёгкое артиллерийское средство привязано к пунктам боепитания, и в интересах батальонов работать не может. Проблема решалась сведением миномётов в миномётные полки, где их можно было снабжать боепитанием централизованно. Но в результате, батальонное, полковое и даже дивизионное звено оказывалось слабее немецкого, ведь миномёты составляли половину стволов в дивизии по предвоенным штатам. Противотанковая артиллерия советских стрелковых дивизий была слабее немецкой. В результате на прямую наводку выкатывали трёхдюймовки лёгких артиллерийских полков.

Средств ПВО не хватало. Приходилось отвлекать на эти цели станковые пулеметы, и противотанковые ружья из первой линии. За счёт чего же было достигнуто огневое превосходство с первых дней войны? Огневое превосходство Красной армией достигнуто за счёт мастерства и мужества. Это подтверждается не только расчётами потерь личного состава, но и потерями военной техники, имущества, транспорта.

Вот запись Гальдера от 18.11.41 г. гласит, что из 0,5 млн. автомобилей, бывших в немецкой армии на 22.06.41 года, потеряно безвозвратно 150 тыс. и требуют ремонта 275 тыс., причём для этого ремонта надо 300 тыс. тонн запасных частей. То есть, для ремонта одного автомобиля надо около 1,1 тонны запчастей. В каком же состоянии эти автомобили? От них одни рамы остались!

Если прибавить к ним те машины, от которых не осталось даже рам, выяснится, что все выпускаемые автозаводами Германии за год автомобили сгорают в России менее чем за полгода. Вот Гитлер и обеспокоился этим обстоятельством, вот Гальдер и вынужден был обсуждать с генералом Буле эти вопросы.

А ведь автомобили воюют не в первой линии войск. Что же творилось в первой линии? Ад кромешный! Теперь надо сравнить всё это с потерями автотракторной техники в Красной армии. С началом войны выпуск автомобилей и тракторов был резко сокращён в пользу танков, выпуск артиллерийских тягачей вовсе прекратился. Тем не менее, Советский союз к осени 1942 года потерял только половину предвоенного парка артиллерийских тягачей, в основном в окружениях, а потом до самой победы пользовался оставшейся половиной, практически не неся в них потерь. Если немцы за первые полгода войны потеряли почти все автомобили, какие были у них в армии на начало войны, то советская армия за тот же срок потеряла 33% имевшихся и поступивших машин. А за весь 1942 год 14%. А к концу войны потери автомобилей сократились до 3-5%.

А ведь эти потери повторяют, по форме графика потерь, безвозвратные потери личного состава Красной армии, с той лишь разницей, что среднемесячные потери автомобилей в 10-15 раз меньше. Но ведь и число автомобилей на фронте было во столько же раз меньше.

Можно полагать, что потери автомобилей от огня противника были в 1941 году в Красной армии не более 5-10%, а 23-28% потерь приходилось на манёвренные действия немецких войск, окружения. То есть потери автомобилей могут служить и для характеристики потерь личного состава. Поскольку они также отражают возможности огня сторон. То есть, если фашистские войска теряют в 1941 году 90% автотранспорта, то почти все эти потери приходятся на потери от огня советских войск, а это 15% потерь в месяц. Видно, что советская армия минимум в 1,5-3 раза эффективнее немецкой армии.

В записи от 9.12.41 года Гальдер пишет о безвозвратных среднесуточных потерях конского состава в 1100 лошадей. Учитывая, что лошадей в боевую линию не ставили и, что лошадей на фронте раз в 10 меньше, чем людей, цифра в 9465 человек среднесуточных безвозвратных потерь на декабрь 1941 года из таблицы 6, получает дополнительное подтверждение.

Потери немцев в танках возможно оценить исходя из их наличия на начало и конец интересующего периода. На июнь 1941 года немцы имели около 5000 своих и чехословацких машин. Кроме того в записи Гальдера от 23 декабря 1940 года указана цифра 4930 трофейных машин, в основном французских.

Всего около 10000 машин. На конец 1941 года немецкие танковые войска были укомплектованы танками на 20-30%, то есть в наличии оставалось около 3000 машин, из них около 500-600 трофейных французских, которые тогда же перевели с фронта для охраны тыловых районов. Об этом так же пишет Гальдер. Даже без учёта выпущенных за полугодие немецкой промышленностью танков, без учёта советских трофейных танков использовавшихся немцами, советские войска уничтожили безвозвратно около 7000 немецких машин, не считая броневиков и бронетранспортёров, за 6 первых месяцев войны.

За четыре года это составит 56000 машин уничтоженных Красной армией. Если прибавить сюда 3800 танков выпущенных немецкой промышленностью в 1941 году и 1300 советских трофейных танков захваченных немцами на базах хранения, то получится более 12000 уничтоженных немецких машин за первые полгода войны. За годы войны Германия выпустила около 50000 машин, и 10000 машин имелось у немцев до войны, как мы вычислили. Союзники СССР могли уничтожить 4-5 тысяч танков или около того. Советские войска потеряли за войну примерно 100000 танков и САУ, но надо понимать, что и эксплуатационный ресурс советских танков был существенно меньше. Здесь имеет место разный подход к жизни, к технике, к войне. Разные способы применения танков.

Разная танковая идеология. Советские принципы танкостроения хорошо описаны в трилогии Михаила Свирина под общим названием "История советского танка 1919-1955 годы", Москва, "Яуза", "Эксмо", ("Броня крепка, 1919-1937", "Броневой щит Сталина, 1937-1943", "Стальной кулак Сталина, 1943-1955"). Советские танки военного времени рассчитывались на одну операцию, имели ресурс от 100-200 км пробега в начале войны, до 500 км к концу войны, что отражало взгляды на оперативное применение танков и военную экономику. После войны ресурс танков рядом мер пришлось увеличивать до 10-15 лет службы, исходя из потребностей экономики мирного времени и новой концепции накопления вооружений. Таким образом, танков изначально задумывалось не жалеть. Это оружие, зачем его жалеть, им воевать надо. То есть, потери в танках у СССР в 1,5-2 раза выше, а потери людей в 1,5-2 раза ниже.

При этом следует учитывать, что до 70% подбитых танков немцы могли восстановить в течении недели, по сведениям Гудериана. Это означает, что если из ста немецких танков вступивших в бой в начале месяца к концу месяца осталось 20 машин, то при безвозвратных потерях 80 машин число подбитий может превышать 250. И такая цифра будет фигурировать в донесениях советских войск. Однако советский генштаб, более или менее точно, корректировал донесения войск с учётом этого обстоятельства. Поэтому, в оперативной сводке за 16 декабря 1941 года, озвученной Совинформбюро, говорится о потерях немцами 15000 танков, 19000 орудий, около 13000 самолётов и 6000000 человек убитыми, ранеными и пленными за первые пять месяцев войны. Эти цифры вполне согласуются с моими расчётами и достаточно точно отражают реальные потери немецких войск. Если они и завышены, то очень не сильно, учитывая тогдашнюю ситуацию. Во всяком случае советский генштаб оценивал обстановку куда реальнее немецкого генштаба даже в 1941 году. В дальнейшем оценки становились ещё точнее.

Потери самолётов немецкой стороной рассмотрены в книге Корнюхина Г. В. "Воздушная война над СССР. 1941", ООО "Издательский дом "Вече", 2008. Там приведена таблица расчётов потерь немецкой авиации без учёта учебных машин.

Таблица 18:

 

Годы войны194019411942194319441945Количество произведённых в Германии самолётов То же без учёта учебных самолётов Количество самолётов на начало следующего года Теоретическая убыль Потери в боях с союзниками по их (союзников) данным Теоретические потери на «Восточном фронте» Потери на «Восточном фронте» по советским данным** То же по современным российским источникам***
10247 12401 15409 24807 40593 7539
8377 11280 14331 22533 36900 7221
4471 (30.9.40) 5178 (31.12.41) 6107 (30.3.43) 6642 (30.4.44) 8365 (1.2.45) 1000*
8056 10573 13402 21998 35177 14586
8056 1300 2100 6650 17050 5700
- 9273 11302 15348 18127 8886
- 4200 11550 15200 17500 4400
- 2213 4348 3940 4525 ****

* Количество самолётов сданных после капитуляции

** По справочнику "Советская авиация в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. в цифрах"

*** Попытка подсчёта по "выжимкам" из документов генерал-квартирмейстера люфтваффе, выполненная Р. Ларинцевым и А. Заболотским.

**** За 1945 год бумаг генерал-квартирмейстера найти не удалось, видимо устал готовить пропагандистские опусы. Вряд ли генерал-квартирмейстер бросил свою работу и уехал отдыхать, скорее он бросил второстепенную работу, которую ему поручило министерство пропаганды.

Из таблицы 18 видно, что современные представления о немецких потерях в авиации совершенно не соответствуют действительности. Также видно, что советские данные существенно расходятся с теоретически вычисленными значениями только в 1945 и 1941 годах. В 1945 году расхождения получаются оттого, что половина немецкой авиации отказалась летать, и была брошена немцами на аэродромах. В 1941 году расхождения образовалось от плохо поставленного советской стороной учёта сбитых немецких самолётов в первые два-три месяца войны. А в послевоенную историю оценочные цифры времён войны, озвученные Совинформбюро, внести постеснялись. Таким образом, отчётливо видно 62936 уничтоженных советской стороной немецких самолётов. Боевые потери советских ВВС составили за войну 43100 боевых машин. Однако небоевые потери боевых машин советских ВВС практически такие же, как и боевые. Здесь опять видна разница в качестве техники и отношении к ней. Эта разница вполне сознавалась советским руководством, конкурировать с объединённой Европой в объёмах выпуска военной продукции СССР мог только при условии совершенно другого взгляда на качество, характер и применение этой продукции. Советские машины, особенно истребители, очень быстро изнашивались в условиях военного времени. Тем не менее, фанерно-полотняные самолёты с ресурсом двигателей на несколько полётов, успешно противостояли цельнодюралевой авиации с двигателями немецкого качества.

Гитлер не даром полагал, что советская промышленность не сможет восполнить потери вооружений, и не смогла бы, если бы стремилась к симметричному ответу на немецкий вызов. Имея в 3-4 раза меньше рабочих, Советский союз и трудозатраты мог производить в 3-4 раза меньшие.

При этом не следует делать вывод о массовой гибели советских лётчиков или танкистов от несовершенства техники. Такой вывод не найдёт подтверждения ни в мемуарах, ни в донесениях, ни в статистических исследованиях. Поскольку он неверен. Просто в СССР имелась отличная от европейской техническая культура, другая техногенная цивилизация.

В книге [2] приводятся потери советской военной техники, включающие в себя и списанную технику, израсходовавшую ресурс, невосстановимую по причине недостатка запчастей и слабой ремонтной базы. Следует помнить, что в плане развития производства СССР имел базу всего двух пусть и героических пятилеток.

Поэтому ответ на европейскую техническую оснащённость был не симметричным. Советская техника рассчитывалась на более короткий, но и более интенсивный период эксплуатации. Скорее даже не рассчитывалась, а сама собой такой получалась. Лендлизовские машины в советских условиях тоже не долго жили. Плодить ремонтные силы - значит, отрывать людей от производства, от войны, а производить запчасти означает занимать те мощности, которые могут выпускать готовые машины.

Конечно, всё это нужно, вопрос в балансе возможностей и потребностей. С учётом того факта, что в бою весь этот труд может сгореть в минуту, и все произведённые запчасти и ремонтные мастерские останутся не у дел. Поэтому, когда, например, Широкорад в книге "Три войны Великой Финляндии" сетует на непригодность будёновки или на различия в качестве обмундирования бойцов и командиров РККА, напрашивается вопрос, хорошо ли он подумал?

Чтобы гнаться за европейским качеством, надо иметь европейскую промышленность, таковая была у Германии, а не у СССР. Будёновка или богатырка - это мобилизационный вариант головного убора, их придумали ещё в конце первой мировой войны, как раз потому, что производство было слабым. Как только появилась возможность, их заменили нормальными шапками. Кто же виноват, что такая возможность появилась только в 1940 году? Почётный святой и почётный папа римский, нашего королевства, царь Николай кровавый и его сатрапы. Демократы из банды Керенского.

А также воспеваемые ныне белобандиты. В это же время немцы носили зимние пилотки. Когда Широкорад в книге "Поход на Вену" сетует на то, что орудийные башни на бронекатера ставили от танков, а не проектировали специально, он не учитывает, что танковые башни производились массово на танковых заводах, а специально спроектированные башни следовало производить средней серией на заводах судостроительных.

Неужели специалист в истории техники не видит разницы? Скорее ищет дешёвых сенсаций там, где их нет. И так во всём. Самолёты производили на мебельных фабриках, а патроны на табачных. Броневики производили на заводе дробильного оборудования в Выксе, а ППС везде, где был пресс для холодной штамповки. Знаменитый в советское время анекдот про комбайн с вертикальным взлётом, скорее подходит к Сталинскому времени, чем к более поздним временам.

Решающую роль сыграл трудовой героизм советского народа, но нельзя забывать и о заслугах советского правительства, лично Сталина, правильно расставивших приоритеты в научно-технической, производственной и военной сферах. Сейчас модно сетовать, что было мало раций и много танков, но разве было бы лучше, если бы танков было меньше, а раций больше? Рации не стреляют. Хотя и они нужны, но где на всё средств набраться? Там, где надо были и рации.

В этой связи хочу заострить внимание на ключевом моменте истории войны, на подготовке предвоенной промышленности к мобилизации в военное время. Были разработаны специальные образцы и модификации всех вооружений для выпуска в военное время.

Были разработаны специальные технологии для внедрения на непрофильных производствах, подготовлены специалисты по внедрению этих технологий. С 1937 года в армию стали поступать современные, отечественные образцы вооружений, на замену переделкам и модификациям дореволюционных и лицензионных образцов. Первой внедрена была артиллерия и автоматические винтовки.

Затем приоритет был отдан танкам и боевым самолётам. Их производство начало разворачиваться только в 1940 году. Новые пулемёты и автоматические пушки внедрялись уже в ходе войны. Развить в нужной степени автомобильную и радиопромышленность до войны не удалось. Зато настроили много паровозов и вагонов, а это гораздо важнее. Мощности специализированных заводов катастрофически не хватало и мобилизация непрофильных предприятий, подготовленная ещё до войны, даёт право утверждать, что Сталин заслужил звание генералиссимуса ещё до войны, даже если бы больше ничего для победы не сделал. А он сделал ещё много чего!

Совинформбюро к годовщине начала войны публиковало оперативные сводки, обобщавшие результаты военных действий с начала войны нарастающим итогом. Эти данные интересно свести в таблицу, которая даст представление о взглядах советского командования, конечно с поправкой на некоторый, вынужденный, пропагандистский элемент в отношении собственных людских потерь. Но характер советской пропаганды того периода сам по себе интересен, ведь сейчас его можно сравнить с опубликованными данными работы [2].

Таблица 19:

Дата оперативной сводки СовинформбюроГермания (23.6.42)СССР (23.6.42)Германия (21.6.43)СССР (21.6.43)Германия (21.6.44)СССР (21.6.44)Людские потери с начала войны Потери орудий свыше 75 мм с начала войны Потери танков с начала войны Потери самолетов с начала войны
10000000 общих потерь (из них 3000000 убитыми) 4,5 млн. чел. общих потерь 6400000 убитыми и пленными 4200000 убитыми и пропавшими 7800000 убитыми и пленными 5300000 убитыми и пропавшими
30500 22000 56500 35000 90000 48000
24000 15000 42400 30000 70000 49000
20000 9000 43000 23000 60000 30128

Из таблицы 19 видно, что советское правительство скрывало от советского народа только одну цифру - потери без вести пропавшими в окружениях. За всю войну потери СССР пропавшими без вести и попавшими в плен составили около 4 миллионов человек, из них вернулись из плена после войны менее 2 миллионов человек.

Эти цифры скрывались, чтобы уменьшить страхи неустойчивой части населения перед немецким продвижением, уменьшить боязнь окружений у неустойчивой части военнослужащих. А после войны советское правительство полагало себя виноватым перед народом, за то, что не смогло предвидеть и избежать такого развития событий.

Поэтому и после войны эти цифры не афишировались, хотя уже и не скрывались. Ведь Конев вполне открыто заявил после войны о более чем 10000000 безвозвратных потерь советских войск. Один раз сказал, и не за чем больше было повторять, бередить раны.

Остальные цифры указаны в целом верно. За всю войну СССР потерял 61500 стволов полевой артиллерии, 96500 танков и САУ, но из них не более 65000 по боевым причинам, 88300 боевых самолётов, но из них только 43100 по боевым причинам. Погибло в боях (включая не боевые потери, но без учёта погибших в плену) за всю войну около 6,7 миллионов советских воинов.

Потери противника также указаны верно. Потери личного состава противника сильно занижались с 1942 года, а в 1941 указаны верно, в 6000000 человек общих потерь. Только потери немецких танков, возможно, слегка завышены, примерно в 1,5 раза. Это естественным образом связано с трудностью учёта числа отремонтированных и повторно использованных машин. Кроме того, в донесениях войск вместе с подбитыми танками и САУ могла указываться и другая бронетехника.

У немцев было очень много разных боевых машин и на полугусеничном, и на колёсном шасси, которые можно назвать САУ. Тогда потери немцев в бронетехнике указаны тоже верно. Небольшое завышение числа сбитых немецких самолётов не существенно. Потери орудий и миномётов всех калибров и назначений для Красной армии составили за войну 317500 штук, а для Германии и её союзников в работе [2] указаны потери 289200 штук.

Но в 12-м томе "Истории второй мировой войны", в таблице 11, сказано, что орудий одна только Германия произвела и потеряла 319900 штук, а миномётов та же Германия произвела и потеряла 78800 штук. Всего потери орудий и миномётов одной только Германии составят 398700 стволов и неизвестно, входят ли сюда реактивные системы, скорее всего не входят. Кроме того, в эту цифру точно не входят орудия и минометы, произведенные до 1939 года.

С лета 1942 года в советском генштабе намечается тенденция к занижению числа убитых немцев. Советские военачальники стали более осторожно оценивать обстановку, опасались недооценить противника на завершающем этапе войны. В любом случае, о специальных, пропагандистских цифрах потерь публикуемых Совинформбюро, можно говорить только применительно к количеству попавших в плен и пропавших без вести советских военнослужащих. В остальном публиковались те же цифры, которыми пользовался в своих расчётах советский Генштаб.

Ход и исход войны нельзя понять, если исключить из рассмотрения европейское фашистское зверство по отношению к мирному советскому населению и военнопленным. Эти зверства составляли цель и смысл войны для немецкой стороны и всех союзников Германии. Боевые действия были лишь инструментом, обеспечивавшим беспрепятственное осуществление этих зверств. Единственной целью объединённой фашистами Европы во второй мировой войне было завоевание всей европейской части СССР, и уничтожение максимально зверским способом большей части населения, с тем, чтобы оставшихся запугать и обратить в рабство.

Эти преступления описаны в книге Александра Дюкова "За что сражались советские люди", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2007. Жертвами этих зверств за всю войну стали 12-15 миллионов советских мирных граждан, включая военнопленных, но надо помнить, что только за первую военную зиму фашисты планировали убить более 30 миллионов мирных советских граждан на оккупированных территориях СССР.

Таким образом, можно говорить о спасении советской армией и партизанами, советским правительством и Сталиным более 15 миллионов жизней советских людей запланированных к уничтожению уже в первый год оккупации, и около 20 миллионов запланированных к уничтожению в дальнейшем, не считая спасённых от фашистского рабства, которое часто было хуже смерти.

Несмотря на многочисленные источники, этот момент крайне слабо освещён исторической наукой. Историки просто избегают этой темы, ограничиваясь редкими и общими фразами, а ведь эти преступления превышают по количеству жертв все остальные преступления в истории вместе взятые.

В записи от 24 ноября 1941 года Гальдер пишет о докладе генерал-полковника Фромма. Общее военно-экономическое положение представляется в виде падающей кривой. Фромм полагает, что необходимо перемирие. Мои выводы подтверждают выводы Фромма.

Там же указывается, что убыль личного состава на фронте составляет 180000 человек. Если это убыль боевого состава, то она легко покрывается за счёт отзыва из отпуска отпускников. Не говоря уже о призыве контингента 1922 года рождения.

Где же здесь падающая кривая? Почему тогда в записи от 30 ноября говорится, что в ротах осталось по 50-60 человек? Чтобы свести концы с концами Гальдер утверждает, что 340000 человек составляют половину боевого состава пехоты. Но это же смешно, боевой состав пехоты получается менее десятой части армии.

На самом деле следует читать, что убыль войск на фронте составляет 1,8 млн. человек на 24.11.41 в боевом составе и 3,4 млн. в общей численности войск "Восточного фронта" на 30.11.41 года, а штатная численность войск "Восточного фронта" 6,8 млн. человек. Вот так, наверное, будет правильно.

Возможно, кто-то не поверит моим расчётам о немецких потерях, особенно в 1941 году, когда по современным представлениям Красная армия была совершенно разбита и якобы немецкая армия неким хитрым способом не несла потерь. Это бред. Из поражений и потерь победы не выкуешь. Поражение терпела с самого начала немецкая армия, но руководство Рейха надеялось, что СССР приходится ещё хуже. Об этом прямо говорил Гитлер в том же дневнике Гальдера.

Обстановку пограничного сражения лучше всего передал Дмитрий Егоров в книге "Июнь 41-го. Разгром западного фронта.", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2008.

Конечно, лето 1941 года было страшно тяжёлым для советских войск. Бесконечные сражения без видимых позитивных результатов. Бесконечные окружения, в которых выбор часто был между смертью и пленом. И очень многие выбирали плен. Может быть даже большинство.

Но надо учитывать, что массовые сдачи в плен начинались после одной или двух недель напряжённой борьбы в окружении, когда у бойцов заканчивались боеприпасы даже к стрелковому оружию. Командиры, отчаявшись победить, бросали управление войсками, иногда даже во фронтовом масштабе, сбегали от своих бойцов и небольшими группами либо старались сдаться, либо пройти к своим на восток.

Бойцы сбегали из своих частей, переодевались в гражданскую одежду или, оставшись без руководства, сбивались в многотысячные толпы, надеясь сдаться немецким отрядам, зачищавшим местность.

И всё же немцев били. Были люди, которые выбирали себе позицию понадёжнее, запасались оружием и принимали свой последний бой, заранее зная, чем он кончится. Или организовывали беспорядочные толпы окруженцев в боевые отряды, атаковали немецкие кордоны и прорывались к своим. Иногда это удавалось.

Были командиры, сохранявшие управление своими войсками в самых тяжёлых ситуациях. Были дивизии, корпуса и целые армии, которые атаковали противника, наносили врагу поражения, стойко оборонялись, уходили от немецких ударов и били сами. Да так били, что получалось в 1,5-2 раза больнее. На каждый удар отвечали двойным ударом.

Это и стало причиной разгрома фашистских орд.

Безвозвратные демографические потери немецкой армии составили около 15 млн. человек. Безвозвратные демографические потери прочих армий оси составили до 4 млн. человек.

А всего для победы пришлось убить до 19 миллионов врагов разных национальностей и государств.

......

Еще раз напомню от себя в конце--РККА потеряла 11 млн чел безвозвратно, немцы и их союзники 19 млн безвозвратно

maxpark.com

Немецкие потери во второй мировой войне.

 Немецкие потери во второй мировой войне.

Глава 11

.............................................................ВЫВОДЫ                                                                                   Из выше изложенного следует сделать вывод об огневом превосходстве Красной армии над немецкой армией. Причём это огневое превосходство не объяснить количественным превосходством по орудийным стволам. Тем более что в результате слабой оснащённости транспортом, Красная армия мало использовала своё миномётное вооружение в батальонном и полковом звене. Ведь 82 мм мина весит 3 кг, а за минуту их выстреливается 30 штук. На 10 минут стрельбы надо 900 кг боеприпасов на миномёт. Конечно, транспортом обеспечивали в первую очередь артиллерию, а не миномёты. Получалось, что манёвренное, лёгкое артиллерийское средство привязано к пунктам боепитания, и в интересах батальонов работать не может. Проблема решалась сведением миномётов в миномётные полки, где их можно было снабжать боепитанием централизованно. Но в результате, батальонное, полковое и даже дивизионное звено оказывалось слабее немецкого, ведь миномёты составляли половину стволов в дивизии по предвоенным штатам. Противотанковая артиллерия советских стрелковых дивизий была слабее немецкой. В результате на прямую наводку выкатывали трёхдюймовки лёгких артиллерийских полков. Средств ПВО не хватало. Приходилось отвлекать на эти цели станковые пулеметы, и противотанковые ружья из первой линии. За счёт чего же было достигнуто огневое превосходство с первых дней войны? Огневое превосходство Красной армией достигнуто за счёт мастерства и мужества. Это подтверждается не только расчётами потерь личного состава, но и потерями военной техники, имущества, транспорта.

Вот запись Гальдера от 18.11.41 г. гласит, что из 0,5 млн. автомобилей, бывших в немецкой армии на 22.06.41 года, потеряно безвозвратно 150 тыс. и требуют ремонта 275 тыс., причём для этого ремонта надо 300 тыс. тонн запасных частей. То есть, для ремонта одного автомобиля надо около 1,1 тонны запчастей. В каком же состоянии эти автомобили? От них одни рамы остались! Если прибавить к ним те машины, от которых не осталось даже рам, выяснится, что все выпускаемые автозаводами Германии за год автомобили сгорают в России менее чем за полгода. Вот Гитлер и обеспокоился этим обстоятельством, вот Гальдер и вынужден был обсуждать с генералом Буле эти вопросы.

А ведь автомобили воюют не в первой линии войск. Что же творилось в первой линии? Ад кромешный! Теперь надо сравнить всё это с потерями автотракторной техники в Красной армии. С началом войны выпуск автомобилей и тракторов был резко сокращён в пользу танков, выпуск артиллерийских тягачей вовсе прекратился. Тем не менее, Советский союз к осени 1942 года потерял только половину предвоенного парка артиллерийских тягачей, в основном в окружениях, а потом до самой победы пользовался оставшейся половиной, практически не неся в них потерь. Если немцы за первые полгода войны потеряли почти все автомобили, какие были у них в армии на начало войны, то советская армия за тот же срок потеряла 33% имевшихся и поступивших машин. А за весь 1942 год 14%. А к концу войны потери автомобилей сократились до 3-5%.

А ведь эти потери повторяют, по форме графика потерь, безвозвратные потери личного состава Красной армии, с той лишь разницей, что среднемесячные потери автомобилей в 10-15 раз меньше. Но ведь и число автомобилей на фронте было во столько же раз меньше. Можно полагать, что потери автомобилей от огня противника были в 1941 году в Красной армии не более 5-10%, а 23-28% потерь приходилось на манёвренные действия немецких войск, окружения. То есть потери автомобилей могут служить и для характеристики потерь личного состава. Поскольку они также отражают возможности огня сторон. То есть, если фашистские войска теряют в 1941 году 90% автотранспорта, то почти все эти потери приходятся на потери от огня советских войск, а это 15% потерь в месяц. Видно, что советская армия минимум в 1,5-3 раза эффективнее немецкой армии.

В записи от 9.12.41 года Гальдер пишет о безвозвратных среднесуточных потерях конского состава в 1100 лошадей. Учитывая, что лошадей в боевую линию не ставили и, что лошадей на фронте раз в 10 меньше, чем людей, цифра в 9465 человек среднесуточных безвозвратных потерь на декабрь 1941 года из таблицы 6, получает дополнительное подтверждение.

Потери немцев в танках возможно оценить исходя из их наличия на начало и конец интересующего периода. На июнь 1941 года немцы имели около 5000 своих и чехословацких машин. Кроме того в записи Гальдера от 23 декабря 1940 года указана цифра 4930 трофейных машин, в основном французских. Всего около 10000 машин. На конец 1941 года немецкие танковые войска были укомплектованы танками на 20-30%, то есть в наличии оставалось около 3000 машин, из них около 500-600 трофейных французских, которые тогда же перевели с фронта для охраны тыловых районов. Об этом так же пишет Гальдер. Даже без учёта выпущенных за полугодие немецкой промышленностью танков, без учёта советских трофейных танков использовавшихся немцами, советские войска уничтожили безвозвратно около 7000 немецких машин, не считая броневиков и бронетранспортёров, за 6 первых месяцев войны. За четыре года это составит 56000 машин уничтоженных Красной армией. Если прибавить сюда 3800 танков выпущенных немецкой промышленностью в 1941 году и 1300 советских трофейных танков захваченных немцами на базах хранения, то получится более 12000 уничтоженных немецких машин за первые полгода войны. За годы войны Германия выпустила около 50000 машин, и 10000 машин имелось у немцев до войны, как мы вычислили. Союзники СССР могли уничтожить 4-5 тысяч танков или около того. Советские войска потеряли за войну примерно 100000 танков и САУ, но надо понимать, что и эксплуатационный ресурс советских танков был существенно меньше. Здесь имеет место разный подход к жизни, к технике, к войне. Разные способы применения танков. Разная танковая идеология. Советские принципы танкостроения хорошо описаны в трилогии Михаила Свирина под общим названием "История советского танка 1919-1955 годы", Москва, "Яуза", "Эксмо", ("Броня крепка, 1919-1937", "Броневой щит Сталина, 1937-1943", "Стальной кулак Сталина, 1943-1955"). Советские танки военного времени рассчитывались на одну операцию, имели ресурс от 100-200 км пробега в начале войны, до 500 км к концу войны, что отражало взгляды на оперативное применение танков и военную экономику. После войны ресурс танков рядом мер пришлось увеличивать до 10-15 лет службы, исходя из потребностей экономики мирного времени и новой концепции накопления вооружений. Таким образом, танков изначально задумывалось не жалеть. Это оружие, зачем его жалеть, им воевать надо. То есть, потери в танках у СССР в 1,5-2 раза выше, а потери людей в 1,5-2 раза ниже.

При этом следует учитывать, что до 70% подбитых танков немцы могли восстановить в течении недели, по сведениям Гудериана. Это означает, что если из ста немецких танков вступивших в бой в начале месяца к концу месяца осталось 20 машин, то при безвозвратных потерях 80 машин число подбитий может превышать 250. И такая цифра будет фигурировать в донесениях советских войск. Однако советский генштаб, более или менее точно, корректировал донесения войск с учётом этого обстоятельства. Поэтому, в оперативной сводке за 16 декабря 1941 года, озвученной Совинформбюро, говорится о потерях немцами 15000 танков, 19000 орудий, около 13000 самолётов и 6000000 человек убитыми, ранеными и пленными за первые пять месяцев войны. Эти цифры вполне согласуются с моими расчётами и достаточно точно отражают реальные потери немецких войск. Если они и завышены, то очень не сильно, учитывая тогдашнюю ситуацию. Во всяком случае советский генштаб оценивал обстановку куда реальнее немецкого генштаба даже в 1941 году. В дальнейшем оценки становились ещё точнее.

Потери самолётов немецкой стороной рассмотрены в книге Корнюхина Г. В. "Воздушная война над СССР. 1941", ООО "Издательский дом "Вече", 2008. Там приведена таблица расчётов потерь немецкой авиации без учёта учебных машин.

Таблица 18:

Годы войны194019411942194319441945Количество произведённых в Германии самолётов То же без учёта учебных самолётов Количество самолётов на начало следующего года Теоретическая убыль Потери в боях с союзниками по их (союзников) данным Теоретические потери на «Восточном фронте» Потери на «Восточном фронте» по советским данным** То же по современным российским источникам***
10247 12401 15409 24807 40593 7539
8377 11280 14331 22533 36900 7221
4471 (30.9.40) 5178 (31.12.41) 6107 (30.3.43) 6642 (30.4.44) 8365 (1.2.45) 1000*
8056 10573 13402 21998 35177 14586
8056 1300 2100 6650 17050 5700
- 9273 11302 15348 18127 8886
- 4200 11550 15200 17500 4400
- 2213 4348 3940 4525 ****

* Количество самолётов сданных после капитуляции ** По справочнику "Советская авиация в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. в цифрах" *** Попытка подсчёта по "выжимкам" из документов генерал-квартирмейстера люфтваффе, выполненная Р. Ларинцевым и А. Заболотским. **** За 1945 год бумаг генерал-квартирмейстера найти не удалось, видимо устал готовить пропагандистские опусы. Вряд ли генерал-квартирмейстер бросил свою работу и уехал отдыхать, скорее он бросил второстепенную работу, которую ему поручило министерство пропаганды.

Из таблицы 18 видно, что современные представления о немецких потерях в авиации совершенно не соответствуют действительности. Также видно, что советские данные существенно расходятся с теоретически вычисленными значениями только в 1945 и 1941 годах. В 1945 году расхождения получаются оттого, что половина немецкой авиации отказалась летать, и была брошена немцами на аэродромах. В 1941 году расхождения образовалось от плохо поставленного советской стороной учёта сбитых немецких самолётов в первые два-три месяца войны. А в послевоенную историю оценочные цифры времён войны, озвученные Совинформбюро, внести постеснялись. Таким образом, отчётливо видно 62936 уничтоженных советской стороной немецких самолётов. Боевые потери советских ВВС составили за войну 43100 боевых машин. Однако небоевые потери боевых машин советских ВВС практически такие же, как и боевые. Здесь опять видна разница в качестве техники и отношении к ней. Эта разница вполне сознавалась советским руководством, конкурировать с объединённой Европой в объёмах выпуска военной продукции СССР мог только при условии совершенно другого взгляда на качество, характер и применение этой продукции. Советские машины, особенно истребители, очень быстро изнашивались в условиях военного времени. Тем не менее, фанерно-полотняные самолёты с ресурсом двигателей на несколько полётов, успешно противостояли цельнодюралевой авиации с двигателями немецкого качества.

Гитлер не даром полагал, что советская промышленность не сможет восполнить потери вооружений, и не смогла бы, если бы стремилась к симметричному ответу на немецкий вызов. Имея в 3-4 раза меньше рабочих, Советский союз и трудозатраты мог производить в 3-4 раза меньшие.

При этом не следует делать вывод о массовой гибели советских лётчиков или танкистов от несовершенства техники. Такой вывод не найдёт подтверждения ни в мемуарах, ни в донесениях, ни в статистических исследованиях. Поскольку он неверен. Просто в СССР имелась отличная от европейской техническая культура, другая техногенная цивилизация. В книге [2] приводятся потери советской военной техники, включающие в себя и списанную технику, израсходовавшую ресурс, невосстановимую по причине недостатка запчастей и слабой ремонтной базы. Следует помнить, что в плане развития производства СССР имел базу всего двух пусть и героических пятилеток. Поэтому ответ на европейскую техническую оснащённость был не симметричным. Советская техника рассчитывалась на более короткий, но и более интенсивный период эксплуатации. Скорее даже не рассчитывалась, а сама собой такой получалась. Лендлизовские машины в советских условиях тоже не долго жили. Плодить ремонтные силы - значит, отрывать людей от производства, от войны, а производить запчасти означает занимать те мощности, которые могут выпускать готовые машины. Конечно, всё это нужно, вопрос в балансе возможностей и потребностей. С учётом того факта, что в бою весь этот труд может сгореть в минуту, и все произведённые запчасти и ремонтные мастерские останутся не у дел. Поэтому, когда, например, Широкорад в книге "Три войны Великой Финляндии" сетует на непригодность будёновки или на различия в качестве обмундирования бойцов и командиров РККА, напрашивается вопрос, хорошо ли он подумал? Чтобы гнаться за европейским качеством, надо иметь европейскую промышленность, таковая была у Германии, а не у СССР. Будёновка или богатырка - это мобилизационный вариант головного убора, их придумали ещё в конце первой мировой войны, как раз потому, что производство было слабым. Как только появилась возможность, их заменили нормальными шапками. Кто же виноват, что такая возможность появилась только в 1940 году? Почётный святой и почётный папа римский, нашего королевства, царь Николай кровавый и его сатрапы. Демократы из банды Керенского. А также воспеваемые ныне белобандиты. В это же время немцы носили зимние пилотки. Когда Широкорад в книге "Поход на Вену" сетует на то, что орудийные башни на бронекатера ставили от танков, а не проектировали специально, он не учитывает, что танковые башни производились массово на танковых заводах, а специально спроектированные башни следовало производить средней серией на заводах судостроительных. Неужели специалист в истории техники не видит разницы? Скорее ищет дешёвых сенсаций там, где их нет. И так во всём. Самолёты производили на мебельных фабриках, а патроны на табачных. Броневики производили на заводе дробильного оборудования в Выксе, а ППС везде, где был пресс для холодной штамповки. Знаменитый в советское время анекдот про комбайн с вертикальным взлётом, скорее подходит к Сталинскому времени, чем к более поздним временам.

Решающую роль сыграл трудовой героизм советского народа, но нельзя забывать и о заслугах советского правительства, лично Сталина, правильно расставивших приоритеты в научно-технической, производственной и военной сферах. Сейчас модно сетовать, что было мало раций и много танков, но разве было бы лучше, если бы танков было меньше, а раций больше? Рации не стреляют. Хотя и они нужны, но где на всё средств набраться? Там, где надо были и рации.

В этой связи хочу заострить внимание на ключевом моменте истории войны, на подготовке предвоенной промышленности к мобилизации в военное время. Были разработаны специальные образцы и модификации всех вооружений для выпуска в военное время. Были разработаны специальные технологии для внедрения на непрофильных производствах, подготовлены специалисты по внедрению этих технологий. С 1937 года в армию стали поступать современные, отечественные образцы вооружений, на замену переделкам и модификациям дореволюционных и лицензионных образцов. Первой внедрена была артиллерия и автоматические винтовки. Затем приоритет был отдан танкам и боевым самолётам. Их производство начало разворачиваться только в 1940 году. Новые пулемёты и автоматические пушки внедрялись уже в ходе войны. Развить в нужной степени автомобильную и радиопромышленность до войны не удалось. Зато настроили много паровозов и вагонов, а это гораздо важнее. Мощности специализированных заводов катастрофически не хватало и мобилизация непрофильных предприятий, подготовленная ещё до войны, даёт право утверждать, что Сталин заслужил звание генералиссимуса ещё до войны, даже если бы больше ничего для победы не сделал. А он сделал ещё много чего!

Совинформбюро к годовщине начала войны публиковало оперативные сводки, обобщавшие результаты военных действий с начала войны нарастающим итогом. Эти данные интересно свести в таблицу, которая даст представление о взглядах советского командования, конечно с поправкой на некоторый, вынужденный, пропагандистский элемент в отношении собственных людских потерь. Но характер советской пропаганды того периода сам по себе интересен, ведь сейчас его можно сравнить с опубликованными данными работы [2].

Таблица 19:

Дата оперативной сводки СовинформбюроГермания (23.6.42)СССР (23.6.42)Германия (21.6.43)СССР (21.6.43) Германия (21.6.44)СССР (21.6.44)Людские потери с начала войны Потери орудий свыше 75 мм с начала войны Потери танков с начала войны Потери самолетов с начала войны
10000000 общих потерь (из них 3000000 убитыми) 4,5 млн. чел. общих потерь 6400000 убитыми и пленными 4200000 убитыми и пропавшими 7800000 убитыми и пленными 5300000 убитыми и пропавшими
30500 22000 56500 35000 90000 48000
24000 15000 42400 30000 70000 49000
20000 9000 43000 23000 60000 30128

Из таблицы 19 видно, что советское правительство скрывало от советского народа только одну цифру - потери без вести пропавшими в окружениях. За всю войну потери СССР пропавшими без вести и попавшими в плен составили около 4 миллионов человек, из них вернулись из плена после войны менее 2 миллионов человек. Эти цифры скрывались, чтобы уменьшить страхи неустойчивой части населения перед немецким продвижением, уменьшить боязнь окружений у неустойчивой части военнослужащих. А после войны советское правительство полагало себя виноватым перед народом, за то, что не смогло предвидеть и избежать такого развития событий. Поэтому и после войны эти цифры не афишировались, хотя уже и не скрывались. Ведь Конев вполне открыто заявил после войны о более чем 10000000 безвозвратных потерь советских войск. Один раз сказал, и не за чем больше было повторять, бередить раны.

Остальные цифры указаны в целом верно. За всю войну СССР потерял 61500 стволов полевой артиллерии, 96500 танков и САУ, но из них не более 65000 по боевым причинам, 88300 боевых самолётов, но из них только 43100 по боевым причинам. Погибло в боях (включая не боевые потери, но без учёта погибших в плену) за всю войну около 6,7 миллионов советских воинов.

Потери противника также указаны верно. Потери личного состава противника сильно занижались с 1942 года, а в 1941 указаны верно, в 6000000 человек общих потерь. Только потери немецких танков, возможно, слегка завышены, примерно в 1,5 раза. Это естественным образом связано с трудностью учёта числа отремонтированных и повторно использованных машин. Кроме того, в донесениях войск вместе с подбитыми танками и САУ могла указываться и другая бронетехника. У немцев было очень много разных боевых машин и на полугусеничном, и на колёсном шасси, которые можно назвать САУ. Тогда потери немцев в бронетехнике указаны тоже верно. Небольшое завышение числа сбитых немецких самолётов не существенно. Потери орудий и миномётов всех калибров и назначений для Красной армии составили за войну 317500 штук, а для Германии и её союзников в работе [2] указаны потери 289200 штук. Но в 12-м томе "Истории второй мировой войны", в таблице 11, сказано, что орудий одна только Германия произвела и потеряла 319900 штук, а миномётов та же Германия произвела и потеряла 78800 штук. Всего потери орудий и миномётов одной только Германии составят 398700 стволов и неизвестно, входят ли сюда реактивные системы, скорее всего не входят. Кроме того, в эту цифру точно не входят орудия и минометы, произведенные до 1939 года.

С лета 1942 года в советском генштабе намечается тенденция к занижению числа убитых немцев. Советские военачальники стали более осторожно оценивать обстановку, опасались недооценить противника на завершающем этапе войны. В любом случае, о специальных, пропагандистских цифрах потерь публикуемых Совинформбюро, можно говорить только применительно к количеству попавших в плен и пропавших без вести советских военнослужащих. В остальном публиковались те же цифры, которыми пользовался в своих расчётах советский Генштаб.

Ход и исход войны нельзя понять, если исключить из рассмотрения европейское фашистское зверство по отношению к мирному советскому населению и военнопленным. Эти зверства составляли цель и смысл войны для немецкой стороны и всех союзников Германии. Боевые действия были лишь инструментом, обеспечивавшим беспрепятственное осуществление этих зверств. Единственной целью объединённой фашистами Европы во второй мировой войне было завоевание всей европейской части СССР, и уничтожение максимально зверским способом большей части населения, с тем, чтобы оставшихся запугать и обратить в рабство. Эти преступления описаны в книге Александра Дюкова "За что сражались советские люди", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2007. Жертвами этих зверств за всю войну стали 12-15 миллионов советских мирных граждан, включая военнопленных, но надо помнить, что только за первую военную зиму фашисты планировали убить более 30 миллионов мирных советских граждан на оккупированных территориях СССР. Таким образом, можно говорить о спасении советской армией и партизанами, советским правительством и Сталиным более 15 миллионов жизней советских людей запланированных к уничтожению уже в первый год оккупации, и около 20 миллионов запланированных к уничтожению в дальнейшем, не считая спасённых от фашистского рабства, которое часто было хуже смерти. Несмотря на многочисленные источники, этот момент крайне слабо освещён исторической наукой. Историки просто избегают этой темы, ограничиваясь редкими и общими фразами, а ведь эти преступления превышают по количеству жертв все остальные преступления в истории вместе взятые.

В записи от 24 ноября 1941 года Гальдер пишет о докладе генерал-полковника Фромма. Общее военно-экономическое положение представляется в виде падающей кривой. Фромм полагает, что необходимо перемирие. Мои выводы подтверждают выводы Фромма.

Там же указывается, что убыль личного состава на фронте составляет 180000 человек. Если это убыль боевого состава, то она легко покрывается за счёт отзыва из отпуска отпускников. Не говоря уже о призыве контингента 1922 года рождения. Где же здесь падающая кривая? Почему тогда в записи от 30 ноября говорится, что в ротах осталось по 50-60 человек? Чтобы свести концы с концами Гальдер утверждает, что 340000 человек составляют половину боевого состава пехоты. Но это же смешно, боевой состав пехоты получается менее десятой части армии. На самом деле следует читать, что убыль войск на фронте составляет 1,8 млн. человек на 24.11.41 в боевом составе и 3,4 млн. в общей численности войск "Восточного фронта" на 30.11.41 года, а штатная численность войск "Восточного фронта" 6,8 млн. человек. Вот так, наверное, будет правильно.

Возможно, кто-то не поверит моим расчётам о немецких потерях, особенно в 1941 году, когда по современным представлениям Красная армия была совершенно разбита и якобы немецкая армия неким хитрым способом не несла потерь. Это бред. Из поражений и потерь победы не выкуешь. Поражение терпела с самого начала немецкая армия, но руководство Рейха надеялось, что СССР приходится ещё хуже. Об этом прямо говорил Гитлер в том же дневнике Гальдера.

Обстановку пограничного сражения лучше всего передал Дмитрий Егоров в книге "Июнь 41-го. Разгром западного фронта.", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2008.

Конечно, лето 1941 года было страшно тяжёлым для советских войск. Бесконечные сражения без видимых позитивных результатов. Бесконечные окружения, в которых выбор часто был между смертью и пленом. И очень многие выбирали плен. Может быть даже большинство. Но надо учитывать, что массовые сдачи в плен начинались после одной или двух недель напряжённой борьбы в окружении, когда у бойцов заканчивались боеприпасы даже к стрелковому оружию. Командиры, отчаявшись победить, бросали управление войсками, иногда даже во фронтовом масштабе, сбегали от своих бойцов и небольшими группами либо старались сдаться, либо пройти к своим на восток. Бойцы сбегали из своих частей, переодевались в гражданскую одежду или, оставшись без руководства, сбивались в многотысячные толпы, надеясь сдаться немецким отрядам, зачищавшим местность. И всё же немцев били. Были люди, которые выбирали себе позицию понадёжнее, запасались оружием и принимали свой последний бой, заранее зная, чем он кончится. Или организовывали беспорядочные толпы окруженцев в боевые отряды, атаковали немецкие кордоны и прорывались к своим. Иногда это удавалось. Были командиры, сохранявшие управление своими войсками в самых тяжёлых ситуациях. Были дивизии, корпуса и целые армии, которые атаковали противника, наносили врагу поражения, стойко оборонялись, уходили от немецких ударов и били сами. Да так били, что получалось в 1,5-2 раза больнее. На каждый удар отвечали двойным ударом.                         Это и стало причиной разгрома фашистских орд. Безвозвратные демографические потери немецкой армии составили около 15 млн. человек. Безвозвратные демографические потери прочих армий оси составили до 4 млн. человек. А всего для победы пришлось убить до 19 миллионов врагов разных национальностей и государств.

www.poteryww2.narod.ru/glava11.html

cccp-2.su

Миф военных потерь Германии во Второй мировой войне

Миф военных потерь Германии во Второй мировой войне

Главный миф военных потерь Германии, культивировавшийся в советское время, заключался в утверждении, что потери Германии на советско-германском фронте были вполне сопоставимы с потерями Красной Армии. В связи с этим была запущена в оборот цифра германских потерь убитыми и пленными в 13,6 млн человек, из которых будто бы 10 млн человек погибли или были пленены на Восточном фронте.

На самом деле эти цифры никак не отражают как общие безвозвратные потери вермахта, так и потери на советско-германском фронте. Общие потери вермахта погибшими на поле боя и умершими от иных причин, согласно оценке, сделанной германским историком генералом Буркхартом Мюллером-Гиллебрандом (в годы войны он как раз ведал учетом личного состава), составили около 3,2 млн человек. Еще около 0,8 млн человек умерло в плену. Из них около полумиллиона не пережило плена на Востоке, где в общей сложности оказалось в плену около 3,15 млн германских военнослужащих. На Западе из примерно 8 млн пленных умерло около 300 тыс. Число погибших на Востоке германских военнослужащих на основе данных Мюллера-Гиллебранда мы оцениваем в 2,1 млн человек, а с учетом умерших в плену — 2,6 млн человек. Данные Мюллера-Гиллебранда основаны на централизованном учете германских потерь вплоть до ноября 1944 года и на оценке потерь за последние пол год а, сделанной германским Генштабом, проверенные по выборочному послевоенному обследованию населения в отдельных германских землях.

В СССР, где случаи голодной смерти были и в Красной Армии, а среди мирного населения восточных районов были даже случаи людоедства, в реальности не было необходимых ресурсов продовольствия для снабжения миллионов пленных. Не меньшую роль в отказе от исполнения соответствующего пункта Женевской конвенции сыграло то, что Сталин считал пленных в худшем случае предателями Родины, а в лучшем случае — солдатами, которых до конца войны использовать не удастся, а следовательно, для достижения победы они бесполезны. В результате пленные красноармейцы были лишены возможности получать помощь с Родины и были во многом обречены на голодную смерть.

Те же самые проблемы, что испытывала Германия с советскими пленными, испытывал Советский Союз с пленными немцами и их союзниками. Пока пленных было немного (до начала контрнаступления под Сталинградом — менее 20 тыс.), имелась возможность содержать их в полном соответствии с Женевской конвенцией и хвастаться этим на весь мир. Но когда советские войска в ходе контрнаступления и ликвидации окруженной в Сталинграде группировки захватили в течение двух с половиной месяцев более 150 тыс. пленных, в большинстве своем — обмороженных и истощенных, сразу возникли неразрешимые проблемы, прежде всего в плане обеспечения пленных продовольствием, теплой одеждой и медикаментами. В результате с начала войны к 1 мая 1943 года в лагерях и приемных пунктах НКВД из 292 630 учтенных пленных умерло 196 944 человек, или 67,3 %. Это было следствием того, что в стране царил голод и для пленных были установлены слишком низкие нормы питания. Калорийность суточного рациона военнопленных составляла 1750 килокалорий, а работающих пленных — 1945 ккал, что не покрывало энергетических затрат человека, даже находившегося в полном покое, особенно в зимних условиях. Недостаток пищи вел к дистрофии и авитаминозу. Эти заболевания составляли тогда 70 % среди других болезней и были причиной 80 % всех смертельных случаев. Калорийность пайка увеличилась до 2200 килокалорий только во второй половине 1943 года, что уже позволяло избежать голодной смерти. Например, домой вернулось чуть более 10 тыс. итальянских пленных из общего числа в 45 тыс. человек (по другим оценкам — даже 70 тыс.), причем половина пленных умерла от дистрофии, т. е. от недоедания. Даже в мае 1945 года из всех заболевших итальянцев дистрофией страдало 60 %.

СССР и Германия вели жесточайшую войну на пределе своих возможностей, и ни русские, ни немцы не могли выделить для больших масс пленных необходимого продовольствия — в ином случае голод грозил бы собственному населению и армиям обеих стран.

Оценка безвозвратных потерь вермахта, сделанная немецким военным историком Рюдигером Овермансом, в 5,3 млн человек представляется завышенной. Расчеты Оверманса основаны на данных централизованной картотеки учета погибших германских военнослужащих ФРГ. Здесь 3,1 млн человек — это люди, бесспорно погибшие на фронте или умершие в плену. О них есть данные донесений или свидетельства очевидцев. 2,2 млн же — это число военнослужащих, о которых на момент поступления запроса в службу розыска нельзя было достоверно установить, что они были живы. Однако некоторые из этих военнослужащих, особенно из числа раненых и инвалидов, вполне могли умереть уже после войны от естественных причин, а другие могли быть не разысканы по причине смены места жительства, особенно если они проживали в ГДР или Австрии, а также из-за эмиграции в другие страны. Некоторые из них могли появиться только благодаря искажению фамилии. Можно допустить, что выживших могло быть до половины из 2,2 млн неразысканных пропавших без вести. Поэтому наиболее вероятной величиной безвозвратных потерь вермахта во Второй мировой войне следует считать оценку в 4 млн погибших, данную Мюллером-Гиллебрандом.

Соотношение советских и германских потерь на Восточном фронте составляет, таким образом, примерно 10:1. Интересно, что оно оказывается лишь немногим больше соотношения безвозвратных потерь во второй половине 1916 года между царской армией и германскими войсками на Северном и Западном фронтах, где оно составляло 7:1.

Согласно подсчетам российского историка С. Г. Нелиповича, в период с 22 мая (4 июня) по 18 (31) декабря 1916 года войска Юго-Западного фронта потеряли убитыми 202,8 тыс. солдат и офицеров, ранеными — 1091 тыс. и пропавшими без вести (главным образом — пленными) — 152,7 тыс. Общие потери составили 1 446,3 тыс. человек. Австро-венгерские войска за тот же период в операциях против Юго-Западного фронта, а также в сражении под Барановичами с войсками Западного фронта и на Румынском фронте потеряли 45 тыс. солдат и офицеров убитыми, 216,5 тыс. ранеными и около 378 тыс. пленными. Потери германских войск, действовавших на Восточном фронте, достигли примерно 38 тыс. пленными и 29 тыс. убитыми и 195,5 тыс. ранеными. Турецкие войска, действовавшие против Юго-Западного фронта и на Румынском фронте, потеряли около 10 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Всего в полосе Юго-Западного фронта центральные державы потеряли 846 тыс. человек, в том числе 66,2 тыс. убитыми, 360 тыс. ранеными, и 409,8 тыс. пленными. Общее соотношение потерь было в пользу центральных держав — 1,7:1. Соотношение по пленным было в пользу русских войск — 2,7:1. Зато убитых в армиях центральных держав было в 3,3 раза меньше, чем в русской армии, а раненых — в 3,6 раза меньше. Зато на других фронтах соотношение потерь было еще хуже для России. Общие потери русских войск здесь составили 594 тыс. человек, включая 60 тыс. убитыми, 472 тыс. ранеными и 62 тыс. пропавшими без вести. Сюда надо добавить потери румынской армии 17 тыс. убитыми, 56 тыс. ранеными и 237 тыс. пропавшими без вести. Центральные державы потеряли 7,7 тыс. убитыми, 52 тыс. ранеными и 6,1 тыс. пропавшими без вести. Кроме того, германские и болгарские войска потеряли в Румынии 8 тыс. убитыми, 40 тыс. ранеными и 3 тыс. пропавшими без вести. Общее соотношение потерь выходит 7,5:1, а по убитым и пленным — 15,2:1. Даже если исключить потери Румынского фронта, то русские потери составят 54 тыс. убитыми, 443,6 тыс. ранеными и 42,4 тыс. пропавшими без вести. Тогда соотношение общих потерь будет 8,2:1, а по безвозвратным потерям — 7:1. Реальное соотношение было несколько благоприятнее для центральных держав, так как здесь не вычтены потери Австро-Венгрии на Румынском фронте. По оценкам того же Нелиповича, в ходе Горлицкого прорыва австро-венгерскими войсками русского Юго-Западного фронта в мае 1915 года соотношение безвозвратных потерь было еще менее благоприятным для российской стороны — 15:1.

В Первую мировую войну немецкие войска воевали против русских в несколько раз эффективнее, чем австро-венгерские. Боеспособность последних подрывалась нестойкостью и нежеланием воевать чешских, словацких, сербских и румынских полков. В борьбе же с германскими войсками русские войска так и не смогли осуществить ни одной успешной операции. Все сражения заканчивались либо победой немцев, либо вничью. Сказывалось как превосходство немцев в артиллерии, в том числе за счет гораздо более лучшей обеспеченности снарядами, так и превосходство немцев в подготовке бойцов и командиров. Русские офицеры, хорошо подготовленные теоретически, плохо владели практикой управления войсками в конкретных боевых условиях. Следует также отметить, что во Вторую мировую войну аналогом австро-венгерской армии на русском фронте являлись румынские войска. Потери румынской армии убитыми были примерно равны потерям противостоявших ей советских войск.

Можно также оценить соотношение советских и немецких потерь по потерям офицеров, которых всегда считают точнее, чем рядовых. Согласно данным, приведенным Мюллером-Гиллебрандом, сухопутная армия потеряла на Востоке с июня 41-го по ноябрь 44-го 65,2 тыс. офицеров погибшими и пропавшими без вести. Общие же безвозвратные потери вермахта составили за тот же период 2 417 тыс. человек. Таким образом, на одного убитого офицера приходилось 36 рядовых и унтер-офицеров. Доля офицеров в этих потерях составляет 2,7 %. Безвозвратные потери офицеров советских сухопутных войск, согласно подсчетам, завершенным только в 1963 году, составили 973 тыс. Если исключить из этой цифры сержантов и старшин, занимавших офицерские должности, а также потери 1945 года, то безвозвратные потери офицеров советских сухопутных сил за 1941–1944 годы, за вычетом политического состава, в вермахте отсутствующего, а также лиц административного (интендантского) и юридического состава, у немцев представленного чиновниками, составят около 784 тыс. Вот эти-то 784 тыс. и надо сопоставлять с 65,2 тыс. немецких потерь офицерами, приведенных у Мюллера-Гиллебранда. Получается соотношение 11,2:1. Оно близко к соотношению потерь погибшими армий СССР и Германии. В безвозвратных потерях отдельных частей Красной Армии соотношение солдат и офицеров было близко к тому, что существовало в вермахте. Например, за период 17–19 декабря 1941 года в 323-й стрелковой дивизии потери начальствующего состава среди убитых и пропавших без вести составили 3,36 %, что дает соотношение 28,8:1, а за вычетом политического и интендантского состава — 36:1. Для 48-го стрелкового корпуса 69-й армии в период с 1 по 16 июля 1943 года данные соотношения составят 17,2:1 и 19,9:1.

А 193-й гвардейский полк 66-й гвардейской дивизии с 10 июля по 9 октября 1943 года, без учета возможного пополнения, потерял убитыми и ранеными 56 офицеров и 1554 сержантов и рядовых, что дает соотношение между солдатами и офицерами 27,8:1. Между тем 10 июля, к моменту вступления полка в бой, на 197 офицеров приходилось 2022 сержанта и солдата, что дает соотношение 10,3:1. С учетом того, что к началу боев офицеров в полку было больше, чем требовалось по штату, в возможном пополнении доля офицеров наверняка была ниже, чем их доля в потерях, так что реальное соотношение солдат и офицеров в потерях могло быть больше, чем 28:1.

Поскольку в германской армии все санитары были мужчинами, а в Красной Армии — почти исключительно женщинами, у немецкого солдата, раненного на поле боя, было гораздо больше шансов, чем у красноармейца, что его эвакуируют с поля боя. Также и общее число пораженных в бою в Красной Армии было на порядок больше, чем в вермахте. Вследствие этого гораздо большая часть красноармейцев умирала на поле боя, не дождавшись помощи. Поэтому в Красной Армии в годы Великой Отечественной войны число погибших на поле боя было близко к числу раненых, тогда как в вермахте на одного убитого на поле боя приходилось в среднем 3–4 раненых.

Общие потери Германии погибшими в годы Второй мировой войны точно оценить не представляется возможным. Если потери вермахта можно приблизительно определить в 4 млн человек, включая сюда также австрийцев, эльзасцев, судетских немцев и других иностранцев, сражавшихся в составе вермахта, то потери гражданского населения не поддаются исчислению. Установлено только, что жертвами бомбардировок англо-американской авиации германских городов стало около 538 тыс. мирных жителей в границах Германии 1937 года, а в Австрии, Эльзас-Лотарингии и Судетской области — еще около 40 тыс. Общие же потери германского и австрийского мирного населения, включая жертвы репрессий со стороны нацистов, евреев, убитых в рамках «окончательного решения еврейского вопроса», жертв бомбардировок, а также тех, кто погиб во время боевых действий на территории Германии и Австрии в 1944–1945 годах или пал жертвой голода в последние месяцы войны, разными исследователями оцениваются от 2 до 3 млн человек. С учетом этого общие потери Германии и Австрии во Второй мировой войне можно оценить в 6–7 млн человек. Однако эти оценки крайне приблизительны. Демографически же баланс довоенного и послевоенного населения Германии и Австрии составить нельзя из-за перемещения в Германию почти 12 млн немцев из восточных германских земель, отторгнутых от нее в 1945 году, а также из государств Восточной Европы. В СССР было интернировано 272 тыс. немцев из числа бывших активистов нацистской партии, полицейских, представителей «эксплуататорских классов», которые трудились над восстановлением советской экономики. Из них погибло 66,5 тыс.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Немецкие потери во второй мировой войне

Посвящается 65-летию нашей Великой Победы.

Настоящая статья представляет собой попытку осветить один из самых больших идеологических секретов современности, потери Германии в развязанной ею второй мировой войне. Для достижения необходимой надёжности оценок сделаем это несколькими способами. При этом расчёты по одному способу могут подтвердить или опровергнуть результаты предыдущих расчётов или уточнить исходные данные для них. В последнем случае расчёты придётся повторить. Разумеется, я постараюсь подробно осветить ход своих рассуждений и вычислений.

Гарибян Игорь Людвигович. 17 сентября 2009 года. Вариант, исправленный по состоянию на 2.04.2010.

Глава 1 Оценка немецких потерь по данным немецкого военного учёта.

Официальные итоговые цифры немецких военных потерь представлены в таблицах на странице 208 и 210 в [1] и в таблицах 86, 87, 88 в [2]. Сличение данных из разных источников выявляет небольшие расхождения между ними, но эти расхождения не принципиальны, хотя и показательны. В общем можно взять за основу для рассуждений и расчётов любую из этих таблиц. Приведём как пример часть таблицы 86 из [2].

Таблица 1:

 

Виды потерь до 31.12.44 г. Сухопутные силы  и войска СС ВВС ВМФ Всего Безвозвратные всего Из них погибших Из них пропавших Санитарные ранеными Итого
3 425 877 319 138 159 088 3 904 103
1 779 561 163 006 58 832 2 001 399
1 646 316 156 132 100 256 1 902 704
4 188 037 216 579 25 259 4 429 875
7 613 914 535 717 184 347 8 333 978

 

Эту таблицу следует дополнить такой же таблицей 87 из [2], но уже за 1945 год.

Таблица 2:

Виды потерь за 1.1.45 - 30.4.45 г. Сухопутные силы и войска СС ВВС ВМФ Всего Безвозвратные Из них погибших Из них пропавших Санитарные ранеными Итого
1 250 000 17 000 10 000 1 277 000
250 000 10 000 5 000 265 000
1 000 000 7 000 5 000 1 012 000
750 000 30 000 15 000 795 000
2 000 000 47 000 25 000 2 072 000

Кроме того, интерес представляет справка отдела потерь вермахта от 22.05.1945 г. ([2], стр. 363), из неё следует, кроме тех цифр, которые уже были приведены ранее в таблицах, что раненых в рейхе на эту дату насчитывалось около 700 тысяч человек. Из них 70 тыс. раненых числятся у советских войск и 135 тыс. у англо-американцев, видимо попали в плен вместе с госпиталями.

Средний срок пребывания в госпитале для раненых советской армии составлял 76 суток, то есть 2,5 месяца ([2] таблица 25, стр. 58). Следует предположить, что медицина рейха так же отвечала требованиям своего времени и во всяком случае была не много хуже советской. В этом случае, данные о количестве раненых приведённые в таблице 2 следует считать заниженными. Ведь раненые лежавшие в госпиталях 22 мая получили эти раны в течении марта и апреля месяца, а также в первую декаду мая. А те, кто получил ранения в январе, декабре и феврале месяце уже выздоровели и выписались. Около 100 тыс. человек из числа раненых, по аналогии с Красной армией, можно считать больными, тогда раненых будет 600 тыс. человек за март и апрель 1945 года. Среднемесячные потери ранеными в этом случае должны составлять около 300 тыс. человек, а убитыми соответственно не менее 111 тыс. человек исходя из обычного соотношения потерь. Для советской армии это соотношение 2,7 ([2] табл. 7 и 23 (примечание 3)), для американской армии 3 для сухопутных сил и 2,68 для всей армии ([1] стр. 451).

Кроме этого данные среднемесячных безвозвратных потерь даёт Кейтель в книге [3] на стр. 334. По его данным, а это и есть настоящие данные ОКВ, эти потери составляли 150-160 тыс. человек в месяц в сухопутных силах без войск СС, ВМС и ВВС, и без учёта периодов больших сражений. Потери пленными резко возрастали как раз в периоды больших сражений на окружение, а значит, приведённые Кейтелем цифры касаются в основном убитых. Умножая на 46 месяцев боевых действий можно получить величину потерь убитыми в первом приближении 6,9-7,4 млн. человек. На восполнение потерь войск СС шло 16,4% призывных контингентов, а на восполнение потерь ВВС шло 5,5% мобилизованных ([3] стр. 334). Добавив эти 22%, получим 8,4-9 млн. человек потерянных убитыми без учёта ВМФ с 1941 по 1945 годы, не считая периодов больших сражений. Периоды больших сражений могли добавить к этой цифре ещё до 4 миллионов человек ([2] табл.31 по аналогии с советской армией, если исключить потери пленными, в периоды интенсивных сражений среднемесячные потери могут возрастать на 100% и более, можно принять увеличение потерь за счёт этих периодов на 50%).

Потери убитыми за 4 месяца 1945 года будут по Кейтелю 600-640 тыс. человек в сухопутных силах или 732-781 тыс. человек по всей армии без ВМФ, даже если поправку на величину сражения и не делать. Видно, что цифры Кейтеля значительно больше похожи на правду, так как ими значительно легче объяснить наличие 700 тысяч раненых, в немецких госпиталях, спустя 2 недели после капитуляции Германии. А по фактическому числу раненых, исходя из среднемесячных потерь убитыми за март и апрель 1945 года в 111 тыс. человек, потери убитыми составят не менее 444 тыс. человек. Поскольку к концу войны немецкая армия значительно ослабла, размах сражений уменьшился, более верной следует считать цифру около 444 тыс. человек убитыми в немецкой армии за 1945 год. Тогда потери ранеными за этот срок составят 1198800 человек.

Если исходить из соотношения убитых и раненых 1 к 3 и принять 20% уволенных по здоровью от числа раненых, то данные Кейтеля можно трактовать как 9 млн. погибших, 27 млн. раненых и 5,4 млн. инвалидов и уволенных по здоровью из числа раненых. Конечно, эти значения приблизительны.

В 1951 году в ФРГ опубликовали данные немецкой медицинской статистики ([1] стр. 465). По этим данным общее число больных и раненых составляет 29,5 млн. человек. Из них, по уверениям немецких специалистов 20,8 млн. человек приходится именно на больных. Но такое количество больных в армии середины 20 века возможно лишь при массовом применении биологического оружия. Разумнее предположить, исходя из советской медицинской статистики ([2] табл. 23), что количество заболевших составляло 7-8 млн. человек, при сравнимой численности армий. Тогда количество раненых составит 21-22 млн. человек. В любом случае, раненые вместе с заболевшими составляют санитарные потери армии и определённо видно, что эти потери у немцев больше, чем в советской армии.

Наиболее точные сведения о потерях немецких войск содержались в первичной отчётности войск, в донесениях полков и дивизий. К сожалению, эта документация фашистами быстро уничтожалась. Но часть документов дошли до нас в виде трофеев. Также прорываются на страницы книг отдельные признания немецких командиров.

Например, бывший начальник штаба 17-го армейского корпуса признал, что с 24.01.1943 года по 2.02.1943 года потери 6 армии в Сталинграде, в оборонительных боях на укреплённых и подготовленных позициях, более 100 000 человек убитыми и умершими ([1] стр. 196). Из этих цифр явно видно, что среднемесячные потери убитыми указаны Кейтелем именно без периодов больших сражений, в больших сражениях такие потери достигались только за одну декаду и только на одном участке фронта. Можно предположить, что потери убитыми за январь 1943 года только в южной группе немецких войск превысили 300 000 человек и вдвое перевыполнили норму среднемесячных потерь всей немецкой сухопутной армии указанную Кейтелем.

Другим примером может служить трофейный документ, текст которого приводится в мемуарах В. И. Чуйкова «От Сталинграда до Берлина», Москва-1980 год, стр. 406. Это объяснительная написанная командиру 30АК Фреттер-Пико от командира 16 моторизованной дивизии графа фон Шверина. Там сказано, что в оборонительных боях лета 1943 года от р. Миус до Запорожья, дивизия потеряла 19411 человек, почти три своих боевых состава за два месяца. За период с 10.10.1943 по 14.01.1944 года дивизия потеряла ещё 5120 человек. Это общие потери, включая пропавших без вести и больных. Всего за 6 месяцев общих потерь 24531 человек. Количество убитых должно быть около 8000 человек. Среднемесячные безвозвратные потери 1333 человека, санитарные 2755 человек. В процентном отношении потери от числа боевого состава пехоты озвучены в самом этом документе, 600% за 6 месяцев оборонительных боёв, это 100% в месяц. При этом численность боевого состава летом составляла 6-7 тыс. человек, а осенью 2000 человек. От общей численности дивизии потери, конечно, будут меньше. При числе артиллерийских, транспортных и прочих частей и подразделений дивизии в 4-6 тыс. человек, можно оценить их в 50% с июля по сентябрь включительно и 30% с октября по декабрь включительно (от общей численности дивизии соответственно в 12-13 тыс. летом и 6-7 тыс. осенью). При сравнении с аналогичными показателями для советских войск можно убедится, что это очень высокий уровень потерь. Такие потери несли далеко не все советские дивизии летом и осенью 1941 года. Среднемесячные общие потери советской пехоты за 28 месяцев войны (с 1.01.43 по 9.05.45) составили 19,5% к её численности ([2] табл. 40), а среднемесячные потери всей Красной армии за всю войну 10,49% от среднемесячной численности действующей армии ([2] табл. 31). Советский Западный фронт терял в 1941 году (это тоже 6 месяцев оборонительных боёв) 41,1% ежемесячно общими потерями ([2] стр. 68), а по всей действующей Красной армии за этот период среднемесячные потери составили 22,61% ([2] табл. 31). Отчётливо видно, что ничего выдающегося по части сохранения личного состава немцы выдумать не смогли.

Ещё одним примером может быть сообщение Эйке Миддельдорфа в его книге «Русская кампания: тактика и вооружение.», ООО «Издательство АСТ», 2002 год, стр.10. Там приводится как типичный пример потери абстрактной пехотной роты за первые 3 года войны в России в 1500 человек при средней численности в 100 человек. Это означает, что первые 3 года войны боевой состав пехоты нёс общие потери в 41,7% ежемесячно. Если количество боевого состава считать в две трети всей немецкой армии, то среднемесячные потери всей армии за войну можно полагать около 20% убитыми и ранеными от её численности. Сам автор утверждает, что полевые армии на 80% состояли из пехоты (указ. соч. стр. 9).

Исходя из всех выше приведённых данных, можно признать, что официальные данные немецкого военного учёта потерь сильно занижены, приблизительные цифры немецких потерь можно получить расчётом. Наиболее достоверными являются расчёты на основе данных Кейтелем цифр среднемесячных потерь сухопутных сил. Исходя из средней численности немецких войск в действующей армии в 5-6 млн. человек, при числе убитых в сухопутных силах 150 тыс. в месяц. Для учёта войск СС и ВВС 22% мобилизованных в эти силы из каждого призывного контингента применим и к структуре потерь, это 37 тысяч, получим 187 тыс. человек убитых за каждый месяц по всей армии без ВМФ. Следовательно, среднемесячные потери убитыми всей армии составят 3,1-3,7% от средней численности действующих на фронте сил без учёта потерь пленными.

Для сравнения с потерями советских войск можно обратиться к [2] табл. 31. Среднемесячные безвозвратные потери Красной армии вместе с пленными за всю войну 3,72% от среднемесячной списочной численности действующей армии. Если вычленить потери пленными, то средняя цифра за 1943-45 годы будет 2,33%. Это и есть потери от вражеского огня, обусловленные соотношением огневых возможностей в каждом конкретном боевом столкновении. В 1941-42 годах эти потери если и были выше, то не намного, основные потери в это время понесены пленными, из-за преимущества немецкой армии в манёвре. В 1942 году пропавшие и пленные составляют половину безвозвратных потерь, а в 1941 году три четверти ([2] табл. 26). Немецкая армия потеряла пленными не менее 2,7 млн. в боях с Красной армией ([2] табл. 91). Это 59 тысяч в месяц потерь пленными за 46 месяцев войны. Тогда безвозвратные среднемесячные потери будут 246 тыс. человек, а в процентном отношении к средней численности действовавших войск составят 4,1-4,91%. Можно сделать вывод, что среднемесячные потери убитыми немецкая армия имела большие в 1,5 и более раз. Среднемесячные потери пленными немецкой стороны возможно меньше, но если учесть 0,6 млн. пленных отпущенных фронтами [2], тогда пленных немцев будет 3,3 млн. человек, среднемесячные безвозвратные потери немецкой армии составят 259 тыс. человек убитыми и пленными, а в процентах 4,3-5,18% от средней численности на фронте.

Такое различие в числах среднемесячных потерь обусловлено разницей в методах ведения боевых действий немецкой и советской армий. Немецкий метод ярко виден на примере действий 3-й танковой группы в пограничном сражении. Группа Гота, 22 июня сломив сопротивление 2-х стрелковых дивизий на границе, вошла в прорыв и преодолевая сопротивление советской 5-й танковой дивизии, через 5-6 дней дошла до Минска. С оперативной точки зрения – большой успех, приведший к окружению и сдаче в плен войск Западного фронта. Но в течении этих 5-6 дней и более, это мощное войсковое объединение было выключено из сражения с основными силами Западного фронта. За это время пехота группы армий «Центр» понесла такие потери, что не смогла самостоятельно замкнуть внутреннее кольцо окружения, для этой цели пришлось привлекать часть сил 2-й танковой группы. Эффективность метода налицо, но также видна затратность метода. Ведь этот метод обязывает войска искать возможности к манёвру и выключает из боя манёвренную группу войск, но сковывающая группа войск избегать боя не может и соотношение сил для неё может оказаться не выгодным. В результате этих танковых гонок, наступление немцев на западном направлении возобновилось только 10 июля. То есть ещё 10-12 дней 3ТГ, равная по силам танковой армии, сторожила северо-восточный фас внешнего кольца окружения.

Советская армия действовала другим способом. Советским полководцам удалось найти наилучшее соотношение между боем и манёвром в рамках операции. Красная армия, следуя теории глубокой операции, являвшейся развитием теории глубокого боя, стремилась организовать серию одновременных боёв на всю глубину оперативного боевого порядка, ввести в бой одновременно как можно больше сил и средств. Советские бойцы называли это – «Слоёный пирог». Такой метод менее затратен для наступающего и даже в случае оперативной неудачи, по соотношению потерь может быть выгоден учитывая изначальный перевес в силах, специально создаваемый перед наступлением. При этом правда, большая нагрузка ложится на полководца. Метод требует тщательного планирования, жёсткого централизованного руководства войсками от начала и до конца операции и при этом инициативы самих войск, войска должны искать боя. Также следует признать, что при таком методе добиться быстрого и глубокого продвижения намного сложнее, чем немецким способом, но и это удалось сделать, расчленяя боевой порядок на эшелоны по времени и глубине вступления в сражение. Следя за тем, чтобы сила удара непрерывно возрастала и при этом силы, назначенные на развитие удара, не простаивали. Таким манером удавалось проводить целые серии наступлений. На карте это выглядит мешаниной стрелок, в отличии от немецких чётких схем, но вряд ли в военной истории есть что-нибудь сравнимое по искусству владения обстановкой.

Глава 2 Оценка немецких потерь по официальным заявлениям немецкой стороны времён войны, военным и послевоенным немецким документам.

В ходе войны немецкое руководство сделало несколько заявлений, позволяющих оценить динамику немецких потерь. Анализ этой динамики любопытен и может привести к определённым выводам. Особенно, если сравнить эти заявления с реальными мобилизационными мероприятиями, проводимыми немецким руководством, а также с оценками независимых наблюдателей или противников Германии.

По состоянию на 1 марта 1939 года в немецкой армии состояло 3,2 млн. человек ([2] табл. 89). К 1 сентября 1939 года численность вооружённых сил Германии была доведена до 4,6 млн. человек, из них 2,7 млн. служили в сухопутных войсках, 1 млн. в резервной армии, остальные в ВВС и ВМФ. Всего имелось к началу мировой войны 103 дивизии, то есть на обеспечение боевой деятельности одной дивизии задействовалось около 45 тыс. человек военнослужащих ([6] стр. 123, 143). Такие скромные усилия сопровождались введением обязательной трудовой повинности для лиц от 18 до 25 лет ([5] стр. 30, 68). Число работающих женщин увеличено до 13,8 млн. человек, что составило треть всех рабочих и служащих. То есть в Германии того времени неработающая женщина была редкостью. С 1935 года до 2.02.39 года трудовая повинность была добровольной и рассматривалась как средство борьбы с безработицей.

Официально немцы называют свои потери убитыми в войне с Польшей 10572 человека, ранеными 30322 и пропавшими 3409 человек ([1] стр. 194). Хотя по сводке BA/MA RH 7/653 потери убитыми в Польше 16843, а пропавшими 320 человек. Число пропавших в 10 раз уменьшено, а количество убитых в 1,5 раза больше.

Уже 29.09.39 года трудовая повинность для женщин смягчается, к ней привлекаются только незамужние женщины от 17 (эта граница ужесточена) до 25 лет. Рабочий день для них устанавливается полдневный. То есть это скорее приучение к труду в запас рабочей силы, чем труд. Зато к труду привлекли 420 тыс. пленных поляков ([5] стр., 132, по [1] пленных поляков было 0,5 млн.). Кроме того, в октябре 1939 года установили трудовую повинность всего населения Польши от 18 до 60 лет обоего пола ([5] стр. 131, 132).

Потери в Норвегии обошлись в 1317 убитых и 2375 погибших в пути, бои в Греции 1484 убитыми и пропавшими ([1] стр. 194).

Перед наступлением во Франции немцы увеличили численность сухопутных сил до 3,3 млн. человек, то есть призвали 0,6 млн. и ещё какое-то количество для компенсации потерь в Польше. Было сформировано 40 дивизий, из них 9 охранных, остальные пехотные. Новые танковые дивизии переформировывались из лёгких ([6] стр. 154).

Потери во Франции составили 27074 убитых по [1] стр. 194. А по [5] стр. 154, ранено 111034, пропало без вести 18384 человека. В плен взято 1,8 млн. французов (по [6] 1,547 млн. стр.160), из них 0,8 млн. сразу вывезено в Германию на работы ([5] стр. 153, 292). Численность немецкой армии летом 1940 года была доведена до 5,6 млн. человек ([5] стр. 293). Это значит, что мобилизовано ещё 0,4 млн. человек не считая компенсации потерянных убитыми, пропавшими и инвалидами. К 22.06.41 года численность армии возросла до 7,4 млн. человек, то есть ещё мобилизовано 1,8 млн. человек. Это как раз число захваченных французских пленных. Видно, что Германия мобилизовала более 10% населения, а это более половины её мобилизационного потенциала. Однако трудовые ресурсы Германии не уменьшились, а увеличились. Строго говоря, и мобилизационный ресурс также увеличился. Население Германии вместе с Австрией весной 1941 года было 76 млн. человек, население оккупированных стран 129 млн. человек, население стран союзников Германии в Европе 78 млн. человек, а всего 283 млн. человек ([5] стр. 275).

Следует также учесть и население стран скрытых союзников, таких как Швеция, Швейцария, Испания и Португалия, Франция Виши, Турция. Вступление этих стран в войну зависело от ряда условий, например Швеция не могла не вступить в войну при устранении или усилении угрозы со стороны Англии (в любом из этих случаев Шведский нейтралитет оказывался без гарантий), иначе она автоматически выпадала из Европейской обоймы и лишалась будущего как суверенное государство. Пример Норвегии и Дании у Шведов был перед глазами. Вступление в войну Испании, остатков Франции и Португалии обуславливалось переносом центра тяжести войны в Средиземноморский регион, и было делом недалёкого будущего, сразу после победы над СССР. Также необходимо вступала в войну и Турция, как только эта война затрагивала непосредственно районы Закавказья и Ближний восток. Естественно, эти страны выступали в едином экономическом и политическом блоке с Германией, памятуя о том, что сторону в войне выбирают до начала военных действий. Значит, их вполне допустимо рассматривать как дополнительный трудовой, сырьевой, производственный, торговый, политический и военный ресурс Германии. Именно так Гитлер их и рассматривал, это следует, например, из записей Гальдера.

Операцию высадки на Британские острова Германия могла планировать, но осуществить не имела возможности по причинам, прежде всего, политическим. Это было не в интересах Германии. Ведь Английские доминионы, в этом случае, подпадали под влияние США. Также не в интересах Германии был протекторат США над Англией. В интересах Германии было заключение мира, даже почётного для Англии. В интересах Германии было сохранить Британскую империю, разделив с ней сферы влияния и ограничив этим, влияние США, причём Британия ничего не теряла. Правда при таком развитии событий Британия с неизбежностью становилась частью общеевропейской общности (причём не доминирующей, а подчинённой) в отдалённом будущем, когда Германия окрепнет и сумеет переварить завоёванное в Европе. Такое положение не устраивало Англичан ни при Наполеоне, ни при Гитлере. И Гитлер это понимал. Соответственно задача Германии в Европе была принудить Англию к миру путём постепенного завоевания регионов английского доминирования, Средиземноморья, Ближнего востока, Индии и так пока Англия не будет вынуждена признать Третью империю германской нации как свершившийся факт.

Задача завоевания мирового господства путём оккупации всего мира перед Гитлером тоже не стояла. Гитлер вполне понимал нереальность подобного акта. Главной целью Гитлера на 1941 год была Россия. Организация немецкого государства на территориях СССР по спартанскому образцу. Для этого население оккупированных областей резко сокращалось в численности на, примерно, 50 млн. человек (Дюков А.Р. «За что сражались советские люди.», Москва, «Яуза», «Эксмо», 2007) и организовывалось в подобие коллективных рабов – илотов. Незаконченные дела с Англией не мешали осуществлению этого плана. Наоборот, осуществив этот план Германия, выходила на такие позиции, которые обеспечивали ей доминирующее положение во всех мировых вопросах и делали отношения с Англией уже не столь важными.

Таким образом, удар по СССР должен был стать венцом всех усилий Гитлера. Какими силами он для этого располагал? Кроме уже мобилизованных 7,4 млн. немцев можно было призвать ещё миллионов 8. Но миллиона 3-5 надо было оставить для работы в самой Германии и организации оккупационного порядка. Дело здесь не в нехватке рабочей силы, которой было в избытке, а в том, что именно немцы должны организовывать порядок в Рейхе, иначе Рейх перестанет быть немецким. Таким образом, резерв для мобилизации составлял в лучшем случае 3-5 млн. человек. Однако при особом стечении обстоятельств можно было мобилизовать их все 7-8 млн., также при крайней нужде можно было заменить трудовые ресурсы женщинами, так как женщины для этой цели уже были подготовлены в рабочих лагерях имперской трудовой повинности. Кроме того, в Европе проживало большое количество фольксдойче, из их числа можно было мобилизовать 3-4 млн. человек. Кроме этого, подрастали призывные возраста, это давало 0,6 млн. человек ежегодно. Также, немецкую армию можно было разбавить призывниками из числа покорённых народов на 10-20%, или даже до 30%, но не больше, поскольку иначе возникала опасность немецкому доминированию в Рейхе. Это ещё 2-3 млн. человек, а если война затянется, и мобилизационные ресурсы придётся использовать полностью, то и все 6 млн. человек. В порядке экономии мобилизационного ресурса и передачи боевого опыта мобилизация в 1939 году началась со старших возрастов, Гитлер сразу планировал войну на длительную перспективу. Видно, что запас людей для армии при нормальном течении событий составлял 15-16 млн. человек, а при крайнем варианте около 25-30 млн. человек (за 6 лет войны подрастёт около 3,6 млн. призывников), трудовые ресурсы даже без женщин и военнопленных составляли 30-35 млн. человек. Кроме того, за время войны в немецкую армию призвали 0,5 млн. женщин (из книги «Вермахт за колючей проволокой.»), не считая вольнонаёмных. Такая подготовка обеспечивала возможность успеха при любом развитии событий, в том числе и при затягивании войны. Мы видим, что без особого напряжения Германия могла увеличить армию единовременно (без подрастающих за годы войны призывников) ещё на 9 млн. человек, а при некотором напряжении на 15-17 млн. человек.

По заявлениям немецкой стороны ([1] стр. 198), на 1.12.41 года, потери убитыми с 22.06.41 составили 162314, ранеными 571767, а пропавшими 33334 человека. При таком уровне потерь никаких трудностей с мобилизацией и восполнением потерь у немцев быть не должно, ведь эти цифры в сумме меньше чем численность резервной армии, на 22.06.41 года в ней состояло 1,2 миллиона человек. Между тем, в дневнике Гальдера и в воспоминаниях немецких генералов, в ротах на фронте к концу 1941 года некомплект личного состава достигал 40-60%. Но для дальнейшего анализа требуются данные о численности немецкой армии более подробные, чем можно найти в популярной исторической литературе.

Сведём найденные в разных источниках данные о числе немецких войск в таблицу, а недостающие цифры интерполируем линейно. Для сравнения дадим данные для советских войск из [2] табл. 6.

Таблица 3: Когда имелась такая численность Численность немецких войск, млн. чел. Численность трудовых ресурсов в промыш- ленности Германии, млн. чел. Численность советских войск (на 1 января,  1 июля, 1 декабря),

млн. чел.

Соотношение сил Начало 1941 года К летней кампании 1941 года Конец 1941 года Начало 1942 года К летней кампании 1942 года Конец 1942 года Начало 1943 года К летней кампании  1943 года Конец 1943 года Начало 1944 года К летней кампании 1944 года Конец 1944 года Начало 1945 года К моменту капитуляции 1945 года Конец 1945 года
7,2 ([4]  стр. 467) - 3,9 1,85 к 1
7,4 ([5] стр. 293) - 4,7 1,57 к 1
8 - 7,7 1,04 к 1
8,6 ([4] стр. 467) 35,5 ([4] стр. 467) 8,5 1,01 к 1
9,4 (Пауль  Карель) - 10,4 0,9 к 1
9,5 - 10,5 0,9 к 1
9,6 ([4]  стр. 467) 36,6  (Пауль Карель) 10 0,96 к 1
11,2 (Пауль  Карель) - 11,4 0,98 к 1
10,15 - 10,5 0,97 к 1
9,1 ([4] стр. 467) 36,1 ([4]  стр. 467) 10,7 0,85 к 1
9,365 ([6]  стр. 239) - 11 0,85 к 1
9,6 - 10,7 0,9 к 1
9,77 ([6]  стр. 258) - 11,1 0,88 к 1
4,8 ([2]  таб. 89) - 10,8 0,44 к 1
0 - 6,2 -

- Без учёта союзников с обеих сторон.

Анализируя таблицу 3 можно только удивляться, почему Германия допустила выравнивание соотношения сил к концу 1941 года, упустив тем самым явную свою победу? Удивительно, что ни к лету 1942 года, ни к лету 1943 года Германия не озаботилась созданием хотя бы небольшого перевеса в силах. Между тем за первый год войны с СССР потери немцев убитыми по их данным ([1] стр. 198) составили всего-то 271612 человек, пропавшими без вести 65730 человек. К ноябрю 1942 года потери убитыми в России декларировались в 350 тыс. человек, а к марту 1943 года убитых за всё время войны насчитали 542 тысячи ([1] стр. 198), а это меньше предвоенной численности резервной армии более чем вдвое. Ну что стоило призвать к концу 1941 года или к весне 1942 года, или к лету 1943 года на 1-2 миллиона больше? Победа была бы обеспечена!

Конечно, были ещё войска немецких союзников. Но наступления 1941 года производились при более чем полуторном перевесе в силах с немецкой стороны. Создать такой перевес в 1942 или 1943 годах означало бы победить.

Значит, не смогли. Значит, потери были такие, что весь ресурс, прибывавший по мобилизации, тратился на восполнение потерь.

Уже осенью 1941 года в Германии был призван весь контингент 1922 года рождения и встал вопрос о призыве лиц 1923 года рождения. Этих призвали к лету 1942 года. В начале войны мобилизация началась со старших призывных возрастов, с контингента 1894-1906 годов рождения. Значит, к осени 1941 года было призвано только за время войны уже не менее 16 возрастов, это около 8,8 млн. человек немцев границ Германии 1937 года, считая среднюю численность призывного возраста по Кейтелю в 550000 человек. Следовательно, в течении лета-осени 1941 года призвано не менее 1,4 млн. человек. Ведь численность армии на 22.06.41 была 7,2-7,4 млн. человек.

После поражения под Сталинградом в Германии объявили о тотальной мобилизации ([4] стр. 435). Была объявлена мобилизация мужчин от 16 до 65 лет и женщин от 17 до 45 лет. Конечно, не все попадали в войска, женщины и негодные к службе мужчины попадали в трудовую повинность или другие имперские службы. Кроме того, из заключения освобождались преступники со сроками наказания до 12 лет, если они соглашались служить на "Восточном фронте". Если бы потери немцев убитыми к лету 1943 года составляли всего 542 тыс. человек, как они сообщают ([1] стр. 198), то это меньше половины предвоенной численности армии резерва. На 22.06.41 года армия резерва имела численность 1,2 млн. человек. В этом случае не только тотальную, но и обычную мобилизацию объявлять было бы незачем. Если нет потерь, зачем мобилизация? Ведь эти потери легко восполнить призывом всего одного призывного возраста, средняя численность призывного возраста одного года в Германии границ 1937 года, как пишет Кейтель, была 550 тыс. человек. Это с учётом тех возрастов, которые пострадали от уменьшения числа рождений Первой мировой войны. А обычно численность призывного контингента одного года 700000 человек именно для возрастов 1920-24 годов рождения ([1] стр. 489).

В октябре 1944 года была объявлена "сверхтотальная" мобилизация ([4] стр. 467). Всех непригодных к службе мужчин от 16 до 65 лет собирали в батальоны "Фольксштурма". Это были крепостные войска, милиционного типа, для обороны "Фестунгов", опорных пунктов в городах Германии. Кроме того, была объявлена трудовая повинность мужчин старше 65 лет и женщин до 55 лет. Более тотальную мобилизацию трудно представить. Между тем, все официальные потери немецкой армии от начала войны в этот период легко восполнялись призывом двух-трёх призывных возрастов одних только немцев Германии границ 1937 года.

Остаётся сделать вывод, что цифры немецких потерь занижены. Порядок занижения можно получить, сравнивая эти цифры с данными советской стороны или с данными независимых наблюдателей. Например, наблюдатели США на 11 декабря 1941 года оценивали потери немцев убитыми в 1,3 млн. человек, что примерно в 8 раз больше немецкой цифры 167 тыс. человек на 1 декабря 1941 года ([1] стр. 198). По заявлениям Совинформбюро общие потери немцев за лето и осень 1941 года составили около 6 млн. человек, значит безвозвратные потери около 2 млн. человек. Это в 12 раз превышает заявления немецкой стороны.

Логично предположить, что для ведения согласованной дезинформации немцы ввели коэффициент 10 для озвучивания своих потерь, как для общественности, так и в пропагандистских документах. Этот коэффициент удобен тем, что им легко пользоваться. Тогда получится, что к марту 1943 года немецкая армия потеряла убитыми за время мировой войны 5,42 млн. человек. Теперь мы легко поймём немецкие трудности с мобилизацией. Ведь уже к лету 1943 года в армию было призвано 11,2 (численность немецкой армии по Паулю Карелу) плюс 5,42 (потери убитыми от начала войны) плюс на замещение выбывших по инвалидности и пропавших без вести, всего более 16,62 млн. человек. Мобилизационные ресурсы были опустошены. Поражения 1943 года окончательно превратили поток мобилизации в ручеёк подрастающих возрастов.

Также законно предположение о том, что коэффициент 10 применялся и к числу раненых и к числу пропавших без вести. Однако практическое применение такого метода фальсификации своих потерь требует учёта некоторых тонкостей. Если просто применять такой коэффициент ко всем видам потерь и родам войск, то ложь станет очевидной. Поэтому потери всей армии записывались в потери сухопутных войск и делились на 10, а отдельными строками, как потери ВВС и ВМФ выписывались потери соответственно лётного, лётно-технического и аэродромного персонала ВВС и потери плавсостава ВМФ. А также потери этих ведомств в самостоятельных операциях, например потери десантников при захвате Крита входят в число потерь ВВС. Ведь потери лётного и плавсостава должны соответствовать количеству потерянных судов и самолётов, а их противник может посчитать и обязательно посчитает, хотя бы приблизительно, значит, эти потери на 10 делить нельзя и следует их представить как потери всех ВВС и ВМФ.

На коэффициент 10 не делились потери на западных фронтах. Это видно при сравнении оценок немецких потерь союзным командованием на западе и потерь по 10-ти дневным сводкам ОКХ, они отличаются не так значительно, как советские и немецкие оценки на советско-германском фронте. Конечно, и тут не обошлось без сглаживания потерь и записывания потерь убитыми в потери пропавшими. Но масштабы этих фальсификаций уже не столь наглые. Это понятно, на западе масштабы боёв значительно меньше и столь серьёзную подтасовку легко раскрыть, а влияние средств массовой информации англо-американцев на европейское население было не меньшим, чем у ведомства Геббельса. Кроме того, и в 1941 и в 1944-45 годах немцы рассчитывали заключить договорённость с западными союзниками о мире и совместной войне против СССР, сильно подтасовывать потери на западе было им не удобно. И самое главное, отсутствие значительных фальсификаций на западе придавало достоверность фальсификациям на советско-германском фронте.

На сайте http://ww2stats.com/index.html опубликованы документы немецкой статистики потерь. И в их числе есть так называемые 10-ти дневные сводки ОКХ, в которых представлены потери немцев по декадам с 22.06.41 по 20.04.45 годов.

Анализ этих сводок показывает, что форма графика потерь вполне соответствует как основным событиям и ходу войны, так и форме графика потерь советских войск на основном фронте войны. Но значения потерь сильно занижены. Они не соответствуют численно, для сухопутных войск, данным сводок подобным BA/MA RM 2/1355 или BA/MA RH 7/653, но соответствуют формой графика. Вероятно, что фальшивая отчётность составлялась на основе реальной, одновременно несколькими фальсификаторами, в разное время, на основе одинаковых и реальных исходных данных и по единой методике.

На графике потерь убитыми в подекадных сводках наблюдаются следы занижения их числа в 1943 году. Это от желания сгладить потери по отдельным периодам войны, по отдельным битвам. Например, в 10-ти дневных сводках ОКХ, потери убитыми 6 армии за январь и февраль 1943 года переходят из декады в декаду одной цифрой, а потери раненными и пропавшими меняются в первой декаде февраля, причём раненых становится меньше. Хотя генерал Г. Дёрр в книге "Поход на Сталинград" М. 1957 стр.123. имел сведения о 100 тысячах убитых за последнюю неделю января 1943 года в 6 армии, и его данные подтверждаются количеством похороненных советскими войсками в Сталинграде 147,2 тыс. немецких трупов. В июле 1943 года в подекадных сводках ОКХ даны те же данные, что и в июне. И таких моментов очень много в этих сводках. Какое отношение было бы к трудам Кривошеева и его команды, если бы в его работе [2] были бы такие несуразности? А ведь и то и другое составлялось по реальным донесениям войск и настоящим штабным документам, разница лишь в том, что Кривошеев ничего не фальсифицировал, в отличии от немцев. Складывается устойчивое впечатление того, что писаря в ротах вели свою отчётность много тщательнее немецких штабных генералов. И утверждать, что немцы подтасовывали свои потери не более чем в 2 раза, значит признавать, что эта отчётность показушная, а значит глупо было бы в ней мухлевать по мелочам. Наоборот, вся эта липовая документация и рассчитана на то, чтобы создать впечатление занижения потерь раза в 2, в то время как на самом деле они занижены в 10 раз.

Чтобы получить из подекадных сводок реальное число убитых и раненых, надо умножить эти потери на советско-германском фронте на 10 и прибавить к ним потери на западном фронте. Тогда потери убитыми немецкой армии составят на 31.12.44 года 9176685 человек, ранеными 35560794 человек, а на 20.04.45 года убитых будет 10259939, а раненых 40637535 человек. Конечно, число раненых здесь есть число случаев ранений и случаев заболеваний. Это видно из соотношения раненых и убитых, которое менялось по годам от 3,6 до 4,8, а в среднем составило 4. Число людей лечившихся в госпиталях будет примерно в 1,5 раза меньше ввиду случаев неоднократных ранений. То есть те, кто был ранен несколько раз, в госпитальной статистике будет записан как один человек. Здесь следует вспомнить немецкую госпитальную статистику, опубликованную в 1951 году в ФРГ ([1] стр. 465). Если сообразуясь с здравым смыслом считать, что из 29,5 млн. человек прошедших через немецкие госпиталя 20,8 являются ранеными, а 8,7 больными, а вовсе не наоборот, как утверждают немцы, всё очень согласуется.

Сложнее обстоит дело с пропавшими без вести. График потерь пропавших согласуется с графиком числа попавших в советский плен по форме, кроме двух, явно искусственных пиков, в 1 квартале 1943 года и 3-4 квартале 1944 года. Но численно этот график существенно ниже графика поступления пленных в советский плен, начиная с 3 квартала 1942 года и до конца войны. За исключением тех же двух искусственных пиков в 1 квартале 1943 года и 3-4 кварталах 1944 года. Количество попавших в плен, из числа пропавших, немцам было не известно. Для большего правдоподобия, в периоды особенно больших потерь пропавшими, их на 10 не делили, а оставляли, как есть. Так и образовались эти два пика. В 1 квартале 1943 года этот пик составил 227378 человек, а в 3 и 4 кварталах 1944 года 569946 человек. Всего 797324 человека пропавших на советско-германском фронте на 10 не делились и это надо учитывать при расшифровке немецких сводок.

Если учесть эти моменты в отношении пропавших без вести, то на 31.12.44 года их будет 4591511 человек, а на 20.04.45 года уже 7541401 человек. Общие безвозвратные потери составят на 31.12.44 года 13768196 человек, а на 20.04.45 года 17801340 человек по 10-ти дневным сводкам ОКХ. К концу 1944 года в советском плену оказалось около 1,8 млн. немцев и их союзников. А в англо-американском около 0,6 млн. и ещё 0,4 взятых к тому времени во Франции. Тогда убитых из числа пропавших без вести к этому сроку было около 2 млн. человек, 43% от всех пропавших или 22% от учтённых убитых. К концу апреля 1945 года советские войска взяли ещё 1,3 млн. пленных и англо-американцы около 2 млн., что соответствует числу пропавших без вести немцев за этот срок. Остальных пленных добрали уже в мае. При этом видно, что убитых в числе пропавших в 1945 году уже нет, все оказались в плену. Это может происходить от того, что у немцев имел место недоучёт пропавших не менее чем на 0,6 млн. человек (из них 0,3 млн. погибли) или от того, что англо-американцы переучли количество пленных, включив в них часть гражданских лиц. Возможно, оба фактора имели место одновременно.

Есть ещё нюанс, связанный с отношением раненых и убитых, это отношение в ходе войны у немцев росло. А должно было наоборот, падать, поскольку условия эвакуации раненых ухудшались. Это может означать увеличение числа убитых в числе пропавших без вести, вероятно, искусственное. Либо просто занижение числа убитых. Для 1945 года, вероятно, имел место недоучёт числа убитых на 0,5-0,7 млн. человек, а для 1943-44 годов, возможно, около 1,5-2 млн. убитых были записаны в пропавшие. Тогда график изменения соотношения раненых и убитых будет похож на правду.

Подтасованные подекадные сводки ОКХ составлялись на основе реальных подекадных сводок ОКХ. В них входили потери армии, СС, наземных частей ВВС и ВМФ, вспомогательных формирований, фольксштурма оперативно подчинённых ОКХ с 22.06.41 по 20.04.45 годов. В этих сводках потери убитыми урезались в январе и феврале 1943 года, а также в июле и августе 1943 года в общей сложности на 300 тыс. человек по убитым без деления на 10. С делением на 10 соответственно 30 тыс. человек. В 1944 году уже около 1,1 млн. убитых было записано в пропавшие. Причём эти сводки фальсифицировались, вероятно, уже Гальдером после войны во время, когда он возглавлял комиссию 300 немецких генералов по заданию военно-исторической службы армии США. После чего часть итоговых данных из этих сводок, для большей достоверности и некоторые, не вошедшие в эти сводки данные за июнь 1941 года и уточняющие данные за август этого года, он включил в свой дневник вместе с некоторыми редкими связками с текстом и смыслом дневника. Комиссия работала с 1950 по 1961 год, а дневник он публиковал с 1962 по 1964 год. За эту работу Гальдера наградили орденом "За доблесть", высшей наградой США для иностранцев.

Документы подобные BA/MA RM 7/807 составлялись на основе реальных сводных штабных документов. Они включали в себя все потери на западе, включая погибших до 22.06.41 года и умерших от ран в госпиталях до 31.12.44 года, а также все потери ВВС и ВМФ, в том числе и лётного и плавсостава. В документе BA/MA RH 7/653 все умершие от ран записаны в потери на востоке. В помесячных потерях они ни как не выделены, это была бы слишком утомительная работа для фальсификаторов. В документе BA/MA RM 2/1355 вообще не упоминается, есть ли в составе потерь умершие от ран в госпиталях. В документе BA/MA RM 7/807 их всё же выделили отдельной строкой, как и эрзацвойска, правда, там потеряли часть потерь на западе. К единому мнению так и не пришли и забросили составлять эти липовые сводки. Но после войны, уже по приказу своих американских хозяев снова вытащили свои недописанные подделки и легко выдали их за настоящую отчётность.

Конечно, такую фальсификацию могли проводить только военные специалисты. Этим занимались специальные люди, мне известен (из [1] стр. 207-208) генерал Рейнеке, глава департамента пропаганды германского высшего командования, в доме которого в июле 1945 года был обнаружен журналистами агентства Рейтер Фленсбургский архив, якобы совершенно секретный. Этому архиву принадлежит, очевидно, например документ BA/MA RM 2/1355 из числа документов опубликованных на сайте http://ww2stats.com/index.html.

Но, если данные BA/MA RM 2/1355 совпадают с данными документов Фленсбургского архива, то данные BA/MA RH 7/653 уже не очень совпадают. В разделе распределения потерь по театрам действий в документе приведённом в [1] на стр. 210, сумма не сходится с итогом на 23 тыс. по убитым и на 93 тыс. по пропавшим. В документе BA/MA RH 7/653 итоговые цифры совпадают с Фленбургским документом, и сумма сходится, но за счёт странных манипуляций, потери в Польше и Норвегии выделены из потерь на западе до 30.05.44 года, а сами эти потери оставлены прежними. Потери пропавшими в войне против СССР просто увеличены на 90 тыс. человек.

Подобные документы легли в основу таблицы 86 в [2]. Известен профессор Шрам, состоявший при штабе верховного главнокомандования вермахта руководителем "военного дневника". В его данных из [1] стр. 208, цифра потерь пропавших без вести совпадает с данными сводки бюро учёта потерь ОКВ за 31.01.45 года, приведёнными в таблице 86 в [2], но цифры убитых очень сильно уменьшены.

Всё это чистой воды пропагандисты при званиях и учёных степенях. Довольно глупо утверждать, как это делают авторы [2], что до 1945 года учёт потерь вёлся у немцев правильно, а в 1945 году перестал вестись. Пока штабы работают и управляют войсками, учёт потерь, как необходимая часть управления будет вестись максимально точно. Ошибки и неточности в немецких сводках потерь, поскольку это не первичная документация, а много раз обработанная в штабах разного уровня, прямо показывают, что имеющиеся сейчас в распоряжении историков документы являются специально изготовленными во время войны фальшивками, а не рабочими документами штабов. Известны сводки за ноябрь 1944 и декабрь 1944 года, за январь 1945 года, причём они противоречат друг другу и, похоже, не являются частью регулярной отчётности, а это просто разные варианты подтасовок, черновики расчётов. Само количество разных вариантов по сути одного и того же документа уже свидетельствует об этом. На это указывает факт нерегулярности составления этих бумаг и прекращения составления сводок, подобных BA/MA RH 7/653 в январе 1945 года, военного дневника в марте, 10-ти дневных сводок ОКХ после 20 апреля. И большие пробелы в этих сводках, в подекадных сводках пробелы как в 1945 году, так и в 1941 нет сведений за июнь. В BA/MA RM 7/807 в разделе потерь по театрам действий нет Польши, а общий итог не сходится с заявленным на 17051 человек по убитым и на 687 человек по пропавшим. Сводка BA/MA RM 7/807 содержит ошибку в итоговых потерях ВВС в 100 тыс. человек вызвавшую занижение общих потерь убитыми. В сводке BA/MA RH 7/653 потери пропавшими всей армии в 1943 году, в январе 126108, в феврале 15548, а в подекадных сводках ОКХ потери только 6 армии с 20.01.43 по 10.02.43 пропавшими 199516. Сводка бюро учёта потерь ОКВ за 31.12.44 совпадает с BA/MA RM 7/807, но содержит на 838,4 тыс. человек раненых меньше, чем такая же сводка за 31.01.45 года. В [2] таблица 86 количество раненых за январь 1945 года уменьшилось на 838,4 тыс. человек потому, вероятно, что манипуляции с числом убитых требовали менять и число раненых, чтобы соотношение потерь сделать более естественным. Вероятно, исключены случаи заболеваний в не фронтовых частях. Видимо фальсификатору казалось, что так будет правдоподобнее.

Такие ошибки в немецких документах о потерях можно перечислять ещё долго. А зачем аккуратность в сводках предназначенных для частичного оглашения по радио и в газетах в виде итоговых цифр?

То есть раньше, чем сдалась армия, постепенно прекратил работу её пропагандистский аппарат, но никак не штабы. Когда союзники после победы потребовали у немецкого командования дать им сведения о потерях за 1945 год, то немецкие генералы вычисляли эти потери расчётом по среднемесячным пропагандистским потерям последних месяцев 1944 года, то есть в мае 1945 года многие пропагандистские сводки за 1945 год ещё не были изготовлены. Пропагандистские подтасовки в 1945 году следовало постепенно прекратить ещё и потому, что сведения сводок за последние декады могли быть проверены победителями допросом пленных. Но это не означает, что не вёлся настоящий учёт потерь. Обязательно вёлся. Но о нём ничего не известно, кроме того, что сказал Кейтель о 150-160 тыс. среднемесячных потерь в сухопутных силах в периоды затишья на фронтах.

Отсюда следует и такая тонкость, что количество раненых, находящихся в госпиталях в ноябре и декабре 1944 года, в BA/MA RM 2/1355 и в BA/MA RM 7/807 примерно равно количеству больных. Это сделано для приведения в соответствие госпитальной статистики с данными пропагандистских сводок. Сделано это, очевидно путём отнесения к числу больных всех раненых со сроками излечения в пределах одного месяца. Количество среднемесячных потерь больными в дневнике Гальдера летом 1941 года указано в 50 тыс. человек, а зимой 1942 года 60 тыс. человек. Это примерно соответствует таким потерям Красной армии в 1942-43 годах. Нет оснований считать, что в 1944 и 45 годах в немецкой армии потери больными были существенно выше, чем в советской. То есть количество больных в госпиталях среднемесячно на 1945 год должно быть 80-90 тыс. человек, не более 100 тысяч, а никак не 300 тысяч. Результатом этой фальсификации и стало то, что больных в госпиталях насчитали за войну 20,8 млн. человек, а раненых 8,7 млн. человек. Ведь средний срок излечения раненых 2,5 месяца. Соответственно, если записать все сроки излечения до 1 месяца в больные, то больных и будет в 2,5 раз больше, чем раненых. Хотя одновременно в госпиталях больных будет половина от числа лечившихся. Конечно, этот момент фальсификаторы видели, но исправить его им было сложно.

Однако, понятно, что такое соотношение больных и раненых в истории войн не случалось со времён средневековья, но и тогда оно было лишь при наличии серьёзных внешних причин, эпидемий холеры, дизентерии или чумы. К тому же, такое количество больных должно вызывать и повышенную смертность от болезней, но по документам BA/MA RM 2/1355 и BA/MA RM 7/807 этого не наблюдается. Смертность от болезней, несчастных случаев и самоубийств не выше, в процентном отношении к числу убитых от действий противника, чем в советской армии в 1943-45 годах. В советской армии в 1941 и 42 годах по этой статье потери более высокие, но это объясняется не устоявшимися правилами учёта, кого считать погибшим от несчастного случая, а кого от действий противника. Это показывает, что число погибших от происшествий и болезней в немецких сводках так же делилось на 10.

Несколько более высокая доля не боевых потерь в советской армии в 1941-42 годах по сравнению с последующими периодами не должна удивлять, правила учёта в начале войны ещё не устоялись. От принятых правил учета, вероятно, зависит и повышенная доля потерь пропавшими без вести в немецкой отчётности. Если сравнить соотношения потерь убитыми и пропавшими за 1944-45 годы советских войск по [2] и немецких по 10-ти дневным сводкам ОКХ за 1941-42 годы, когда потери пленными у сторон были минимальными, выяснится, что у советских войск пропадало около 10-12% от числа убитых, а у немецких более 20%.

Число погибших от ран показано в сводке BA/MA RM 7/807 в разделе потерь по театрам действий и равно 289938 человек на 31.12.44 года. Умножим это число на 10 и получим настоящую цифру умерших от ран к тому времени 2899380 человек. А поскольку немецкая медицинская статистика определяет летальность в 10% от числа лечившихся, то умножим ещё раз на 10. Получим примерно ту цифру, которую статистики ФРГ озвучили в 1951 году как количество лечившихся в госпиталях 29,5 млн. человек ([1] стр. 465). Полмиллиона могли умереть в течении 1945 года, как видим все цифры сходятся довольно чётко, вот что означает хвалёная немецкая аккуратность.

Следует понимать, что 20,8 млн. раненых и больных со сроками излечения до 1 месяца и 8,7 млн. раненых и больных со сроками излечения более 1 месяца, это количество людей прошедших через госпиталя. Но поскольку многие болели и были ранены по нескольку раз, то общая цифра случаев ранений и заболеваний была существенно выше.

Рассмотрим этот момент в советской армии. По [2] стр. 55 и стр. 60 видно, что ранений на фронте 15,2 млн. случаев, заболеваний 3,1 млн. случаев вместе с обморожениями. Исходя из того, что треть из них являются повторными, получим 10 млн. раненых и 2 млн. заболевших. Тогда соотношение смертей на фронте к случаям ранений 1 к 3, к количеству раненых 1 к 2, а 1,1 млн. погибших от ран составят 10% к числу раненых, как и в немецкой армии. Но количество госпитализированных составило за войну 22 млн. человек, на 10 млн. больше. Авторы [2] объясняют это поступлением в госпиталя заболевших и раненых из не фронтовых частей, маршевых и партизанских формирований, формирований гражданских ведомств. Отсюда видно, что в не фронтовых частях за год в среднем каждый второй военнослужащий хоть раз побывал в госпитале, а на фронте болезней вызывавших госпитализацию было крайне мало. Как указывает в книге "Великая оболганная война", "Яуза", "Эксмо", 2005, на стр. 453, Игорь Пыхалов, в архиве ВММ МО СССР хранится свыше 20 млн. историй болезней и более 32 млн. карточек учёта поступивших в войну в госпиталя военнослужащих. То есть количество случаев ранений и заболеваний на треть превосходит число прошедших через госпиталя. Из них 18,3 млн. случаев заболеваний и ранений произошли в действующей армии, а 14 млн. в других частях армии. Следовательно, и у немцев на 29,5 млн. человек прошедших через госпиталя должно приходится около 45 млн. случаев ранений и заболеваний. А это примерно в 10 раз больше цифр указанных в [2] таблица 86 для немецкой армии (5 млн. за 1944 год и 4,2 млн. за январь 1945 года нарастающим итогом) и во столько же больше данных 10-ти дневных сводок ОКХ, где раненых 4708977 человек до 20.04.45 года.

Поскольку в сводке BA/MA RM 7/807 число 289938 человек умерших от ран в госпиталях даётся отдельной строкой, то стоит рассмотреть её подробнее.

По сводке BA/MA RM 7/807 количество убитых в сухопутных силах на востоке 1094557 человек на 31.12.44 года, а в подекадных сводках ОКХ на эту дату 906901 человек убитых на советско-германском фронте. Разница 187656 человек. Если прибавить потери группы "Норвегия", разница будет ещё больше и составит 204284. Эта разница, вероятно, должна представлять собой не боевые потери умершими от болезней, несчастных случаев, приговоров судов и прочих. Но все не боевые потери сухопутных войск на западе и востоке равны 157482 человека. Явно 46802 приписаны из других статей или в сводках ОКХ вычищены из потерь убитыми. С учётом не боевых потерь на западе эта невязка составит около 60-70 тысяч.

Таким образом, чтобы из числа убитых в сухопутных силах 1592799 человек по сводке BA/MA RM 7/807 получить реальную цифру потерь убитыми на конец 1944 года, надо из него вычесть все потери на западе, включая туда и нераспределённые по ТВД 17051 убитых и эрзацвойска. Это будет 191676 человек погибших на западе. Теперь надо умножить полученную цифру на 10. И опять прибавить потери на западе. Получится 14202906 человек. Вычитая погибших от ран с умножением его на 10, получим 11303526 человек. А по сводкам ОКХ должно быть 9176685 человек. Разница 2126841 человек. Эту разницу не объяснить потерями до 22.06.41 года. По данным военного дневника профессора Шрама цифра убитых будет ближе к данным 10-ти дневных сводок ОКХ. Понятно, что эти документы фальсифицировались разными людьми и в разное время. Причины расхождения кроются в желании составителей сводки BA/MA RM 7/807 увеличить потери убитыми на советско-германском фронте, чтобы сделать их правдоподобнее. Гальдер, когда фальсифицировал сводки ОКХ, уже был уверен в поддержке американского и европейского аппаратов пропаганды и меньше заботился о таком увеличении. Поэтому, убитых Гальдер переводил в пропавшие.

Вместе с ВВС и ВМФ будет 14386996 человек убитых по сводке BA/MA RM 7/807.

Санитарные потери по таблице 86 в [2] можно определить аналогично. Вычтем из 5026404 ранений на 31.12.44 года в сухопутных силах потери на западе всего, примерно, в 600000 и умножим на 10, тогда ранений будет учтено 44264040 вместе с заболеваниями. Это естественно больше числа лечившихся в госпиталях, поскольку многие попадали в госпиталь по два и более раз. Потери ранеными расшифрованные по 10-ти дневным сводкам ОКХ на этот период 35560794 случая. Здесь разница в 8703246 случаев может объясняться тем, что в подекадных сводках ОКХ из числа ранений исключены случаи заболеваний и ранений в не фронтовых частях, в армии резерва, внутренних районах и прочих гарнизонах.

Наибольшие трудности у фальсификаторов вызвали потери пропавшими без вести. Эти потери так же пришлось делить на 10, и пока немецкая армия не стала терять большое количество людей пленными, всё было хорошо. Но, начиная с 2 квартала 1942 года, количество пропавших на восточном фронте по 10-ти дневным сводкам ОКХ начинает катастрофически отставать от числа взятых Красной армией пленных. И продолжало отставать всё больше до самого конца войны. Немецкие фальсификаторы не могли знать, сколько пленных взяла Красная армия в то или другое время, могли только предполагать. И они сделали два таких предположения. В 1 квартале 1943 года оставили неразделёнными на 10 пик на графике потерь пропавшими 227378 человек, а в 3 и 4 кварталах 1944 года 569946 человек. Всего 797324 человека. Это по 10-ти дневным сводкам ОКХ. По другим документам эти пики могут слегка отличаться, а по BA/MA RH 7/653 отличаются довольно сильно, но тоже просматриваются, хоть их там постарались размазать по разным месяцам поравномернее. В сводке BA/MA RM 7/807 количество пропавших в сухопутных силах 1609698 человек, что на 102344 меньше, чем в подекадных сводках ОКХ. Фальсификаторы старались сохранить правдоподобность. Но не знали как, поскольку не знали количества попавших в плен немцев.

Таким образом, для определения потерь пропавшими на конец 1944 года по BA/MA RM 7/807 из итоговой цифры пропавших в сухопутной армии 1609698 человек, надо вычесть всех пропавших на западе примерно в 594558 человек. Это сумма потерь на западе из того же документа с прибавлением недоучёта 687 человек. И вычесть 797324 человека не подвергавшихся делению на 10, определённых выше по сводкам ОКХ. Полученную цифру следует умножить на 10, а потом прибавить к ней потери пропавшими на западе и ещё 797324 человека. Получится 3558009 человек пропавших без вести в сухопутных силах к 31.12.44 года, что на 1033502 человека меньше, чем по 10-ти дневным сводкам ОКХ. А всего по армии, с учётом лётчиков 148450 и моряков 100256 человек, будет 3806715 человек пропавших. Можно констатировать, что либо в сводке BA/MA RM 7/807 число пропавших занижено на 1 млн. человек, либо в сводках ОКХ завышено на столько же ещё до деления на 10. Выше я уже рассматривал, что количество пропавших без вести завышалось за счёт уменьшения убитых. В советский плен к тому моменту попало 1836996 человек военнослужащих стран оси по [2], таблица 90, а в англо-американский, вероятно, до 1 миллиона.

Число уволенных из армии тоже фальсифицировали. Ведь по книге [2], таблице 89, в промышленность направлено 2 млн. человек и инвалидов 2,5 млн. человек. Это вполне логично, ведь по количеству инвалидов можно примерно определить число раненых и убитых. По BA/MA RM 7/807 применяя описанную мной методику, то есть, вычитая из 395357 уволенных в сухопутных силах потери на западе в 10% от числа раненых на западе, то есть 60000, и умножая на 10, а потом прибавляя вычтенное, получаем число 3413570 человек уволенных из сухопутных сил. Добавляя уволенных из ВВС и ВМФ, получим 3474949 человек уволенных по всей армии по здоровью. То есть 11,8% от числа побывавших в госпиталях. Или 7,9% от числа случаев ранений и заболеваний. Что примерно соответствует советской статистике потерь.

Число не боевых потерь, от несчастных случаев, самоубийств, приговоров судов, болезней и прочие, тоже фальсифицировали. Было бы странно, если бы не боевые потери сравнялись по величине с боевыми. Но для многомиллионной армии, активно воюющей несколько лет, не боевые потери не могут быть 157482 человека в сухопутных силах. В процентном отношении к числу убитых эти потери похожи на аналогичные потери советской армии. Только эти потери потому и называются не боевыми, что зависят не столько от боёв, сколько от общего числа военнослужащих, условий жизни в поле, уровня медицины, количества и интенсивности использования опасных технических средств, соблюдения техники безопасности и подобных факторов. Здесь фальсификаторы не учли того, что при сравнимой численности армий и условий их жизни не боевые потери тоже должны быть сравнимы. Поэтому эту цифру также надо высчитывать описанным выше способом. Из 157482 надо вычесть потери на западе, но я их не знаю. Исходя из процентных соотношений в 10% к числу убитых, определю их в 20000 человек. Затем надо умножить на 10. Потом прибавить потери на западе. Не боевые потери составят к 31.12.44 года 1394820 человек в сухопутных силах и 1425773 человека по всей армии.

Всего безвозвратные потери за время с 9.39 по 12.44 года по сводке BA/MA RM 7/807 составят 23094433 человека убитыми, умершими от ран, болезней, происшествий, пропавшими без вести и уволенными по здоровью. Из них около 3 млн. находились в плену, а ещё 3,5 млн. были уволены по здоровью. Погибших будет около 16,5 млн. человек. По подекадным сводкам ОКХ безвозвратные потери 13794512 человек без умерших от ран и уволенных. А также без погибших до 22.06.41 года и без потерь лётного и аэродромного персонала ВВС и плавсостава ВМФ. Из них пропавших 4,6 млн. человек против 3,5 млн. пропавших по сводке BA/MA RM 7/807.

Конечно, фальшивки есть фальшивки, и никогда нет уверенности, что в них не приписана пара миллионов в ту или другую сторону.

В настоящее время пользуются популярностью исследования Оверманса. По его данным погибших немцев было 5,3 млн. человек. Таблица с распределением этих потерь по месяцам войны есть на сайте http://ww2stats.com/index.html. Но, посмотрев на эту таблицу сразу можно сказать, что форма графика потерь не соответствует основным событиям войны и форме графика потерь советских войск тоже. Не соответствует динамике изменения соотношения сил на фронте, интенсивности боёв и вообще не соответствует физической сути описываемого процесса. Дело в том, что потери войск характеризуют не их слабость, а их силу. Вернее затраченное ими усилие. На графике потерь убитыми для советских войск максимум приходится на 1943 год. Именно тогда, в результате этого усилия, Красная армия закрепила за собой стратегическую инициативу, и советское руководство получило возможность не всё сразу направлять на фронт, а создавать крупные стратегические резервы в армии и народном хозяйстве. Например, в 1944 году стал строиться Владимирский тракторный завод, а решение о его строительстве принималось в 1943 году и ресурсы для этого выделялись тогда же. У немцев пик потерь по их фальсифицированным сводкам приходится на конец 1943 года, когда они предприняли самое своё мощное усилие по перехвату утраченной инициативы. После этого график немецких потерь непрерывно падает и военное усилие тоже. Это закон природы, больше сила, больше сопротивление (если оно не сломлено), больше потери. После 1943 года немцы уже не могли создавать стратегические резервы способные повлиять на фронтовую ситуацию. Их возможности падали, а с ними падали и потери убитыми, хотя потери пропавшими и пленными нарастали. А график Оверманса непрерывно нарастает, чуть ли не по экспоненте. Нет, в 1945 потеряли на 300 тыс. меньше, чем в 1944, но ведь за 4 месяца. Получается, что военное усилие Германии асимптотически стремится к бесконечности вместе с эффективностью Красной армии. Поскольку Красная армия это усилие успешно блокировала, неся всё меньше потерь. Глупость полная.

Оверманс прекрасно видит это несоответствие, поэтому намекает на то, что в составе определённых им потерь есть погибшие в плену. Иными словами он предлагает считать его график потерь графиком расстрела немецких военнопленных. Нет предела фашистской наглости.

В лучшем случае этот график описывает степень сохранности немецкой учётной документации. Использование данных Оверманса не представляется возможным ввиду их сомнительности. Возможно, после объективной критики его исследования в нём и нашлось бы рациональное зерно, но такой критики, как всегда с работами зарубежного происхождения, не проводилось.

Сведём данные о немецких потерях из расшифрованных сводок ОКХ в таблицу.

Таблица 4: Период  войны Потери немцев убитыми Потери немцев  ранеными Потери немцев  пропав-шими  и  пленными Потери другой стороны убитыми Потери другой стороны  ранеными Потери  другой  стороны пропав-шими и пленными Соотно- шение потерь убитыми Средне- суточные  потери убитыми у немцев Средне- суточные потери убитыми у другой стороны Польша  с 1.09.39  по 5.10.39,  всего  35 суток Франция  с 10.05.40 по 22.06.40 всего 42 суток СССР  с 22.06.41 по 31.12.41 всего  190 суток СССР с 1.01.42  по 31.12.42 всего 365 суток СССР  с 1.01.43 по 31.12.43  всего 365 суток СССР  с 1.01.44 по 31.12.44  всего 365 суток СССР с 1.01.45  по 9.05.45 всего  99 суток Запад с 22.06.41 по 9.05.45  всего 1384 суток Всего потерь  за 1461 суток
10572 [1] 30322  [1] 3409 [1] 66300 [1] 198000* 500000  [1] 0,16 302 1894
27074 [1] 111034 [5] 18384  [5] Франц. 84000  [6],  англ.  10000 [1],  всего  94000 Франц. 252000*,  англ.  30000*,  всего 282000 Франц. 1547000  [6],  англ. 40000 [1], всего 1587000 0,29 645 2238
1737220 6213080 358730 465381  [2] 1336147 [2] 2335482  [2] 3,7 9143 2449
2261850 8400630 520870 1373616  [2] 4111062 [2] 1515221  [2] 1,6 6197 3763
2552570 9768270 1280088 1568708  [2] 5545074 [2] 367806  [2] 1,6 6993 4298
2517370 10816810 1863362 1212062 [2] 5114750 [2] 167563  [2] 2,1 6897 3321
985120 4721830 2519090 557645 [2] 2212690 [2] 68637 [2] 1,8 9951 5633
205809 716915 1025577 Англия  296984  США 192056 [1] всего  489040 Англия 281500 США 607468 [1] всего 888968 Англия 332468 США 167822  [1]  всего  500290 0,42 149 353
10297585 40778891 7589510 5826752 16554998 7041999 1,8 7048 3988

*Цифра определена расчётом, для раненых соотношение 1 к 3.

- Для советских войск вместо потерь ранеными приведены санитарные потери фронтовых частей.

- Потери английских войск в [1], стр. 227 по ТВД не распределены.

- Убитые в войсках США в [1], стр. 230 по театрам распределены, а раненые и пропавшие нет.

Явно видно в числе пропавших без вести с советской стороны в 1941 году 0,5 млн. убитых. Тогда соотношение потерь убитыми за 1941 год будет 1,8.

Поскольку кроме потерь пленными должны быть и потери убитыми при не выясненных обстоятельствах, по расчетам, приведённым выше можно определить число таких потерь в 2 млн. человек. Данные немецкой статистики подтверждают эту цифру погибших в числе пропавших без вести ([1], стр. 200). Согласно послевоенному опросу, только на территории ФРГ таких погибших числилось 1,9 млн. человек.

Видно, что хотя безвозвратные потери (убитыми и пропавшими) примерно равны, но потери только убитыми у немцев более высокие. Становится понятным, почему Браухич и Гальдер оценивали боевые возможности немецкой пехоты по итогам польской кампании, как слабые по сравнению со стандартами 1918 года. Видимо, немецкие генералы понимали свою слабость. Причиной бед они считали недостаток артиллерии в войсках и неправильное её использование в соединениях. Например, фон Бок в дневнике писал, на страницах посвящённых польской войне, что артиллерия должна двигаться не за дивизией, а впереди дивизии. Но он не написал о том, что артиллерия должна меньше двигаться и больше стрелять, ведь это вошло бы в противоречие с немецкой военной методикой. Количество артиллерии в войсках с сентября 1939 года по июнь 1941 года было увеличено более чем в три раза, с 19 тыс. до 61 тыс. стволов, в тоже время численность армии увеличилась всего в 2,5 раза. То есть, артиллерии стало больше, армия стала тяжелее, но значительную часть времени эта артиллерия проводила на колёсах. Также, из-за приверженности к манёвренным способам войны, не получили должного развития идеи централизации управления артиллерией и массирования артиллерии. А Красная армия, по довоенным представлениям, стремилась организовать удар накоротке, прежде всего артиллерийским наступлением, а при ударах в глубине недостаток артиллерии восполнить массированием бронетехники. Здесь тоже были свои изъяны, и в ходе войны обеим сторонам пришлось отказываться от простых схем и комбинировать сложные решения применительно к конкретным ситуациям. С этой работой советские военачальники справились лучше.

Понятно, почему Рокоссовский утверждал, что немцы играют на слабостях противника. Понятно, почему Сталин говорил о том, что немецкая армия - лёгкая армия. Как только немецкая армия теряет инициативу, её безвозвратные потери начинают резко превышать безвозвратные потери противника, поскольку пленные перестают поступать. Владение инициативой становится залогом успеха войны.

Теперь понятно, почему в дневнике фон Бока жалобы на выговоры Гитлера о малом количестве пленных в пограничном сражении, ведь именно количество пленных определяло быструю победу Германии. Гитлер это вполне понимал, а вот фон Бок, похоже, не понимал. Понятно, почему в дневниках Гальдера сведения о потерях с июля 1941 года появляются по нескольку раз в месяц, видимо Гитлер стал часто требовать их для доклада. Картина войны проясняется. Проясняется, каким образом СССР сумел оправиться от поражений и переломить ход войны.

При анализе таблицы 4 получает подтверждение цифра среднемесячных безвозвратных потерь сухопутных сил Германии объявленная Кейтелем в 150-160 тыс. человек и вычисленная нами на её основе цифра таких потерь для всей немецкой армии в 187-246 тыс. человек. Ведь 7048 умножить на 30 дней, это будет 211440 человек, цифры согласуются между собой с хорошей точностью. Видно, что и соотношение потерь сторон убитыми по Кейтелю и из анализа официальных сообщений также совпало и равно 1,8 в пользу советских войск.

Теперь возможно составить вариант баланса подобный таблице 89 из книги [2].

Таблица 5, в тысячах человек:

 

Состояло на военной службе на 1.03.1939 года 3214
Мобилизовано с 1.06.1939 по 30.04.1945 года 30593
Всего призвано на службу 33807
Оставалось к моменту капитуляции 4800
Убитых, включая умерших от ран и болезней 15813
Пленных 7387
Инвалидов и уволенных в хозяйство 3807
Погибших в числе пропавших 2000

 

Количество призванных на службу в немецкую армию по оценкам таблицы 5 превышает данные книги [2] на 9 млн. человек.

 

 

Глава 3 Оценка немецких потерь по дневнику Гальдера.

Дневник начальника генерального штаба немецких сухопутных сил Гальдера признан ценным источником материала для историков войны. Нельзя сказать однозначно, что в этот документ не вносились исправления в послевоенное время. Наверное, вносились. Однако, безусловно, в основе документа лежат подлинные рабочие записи времён войны.

Нас интересуют в первую очередь данные о людских потерях. Соберём некоторые из этих данных в таблицу, умножая цифры убитых, раненых и пропавших без вести на коэффициент, определённый нами выше, на 10.

Таблица 6:

Дата  записи Дата  расчёта Срок в сутках от 22.06.41 Убито Ранено Пропало Средне- суточные потери убитыми
3.07.41 30.06.41 9 88860 294940 - 9873
6.07.41 3.07.41 12 118220 388090 39610 9852
10.07.41 6.07.41 15 146980 443430 50910 9799
17.08.41 30.07.41 39 680700 2323280 179850 17454
4.08.41 31.07.41 40 464700 1550730 117580 11618
7.08.41 3.08.41 43 518250 1766590 125050 12052
10.08.41 6.08.41 46 570580 1947970 144970 12404
29.08.41 13.08.41 53 835170 2870880 193190 15758
10.09.41 26.08.41 66 942220 3256500 212280 14276
14.09.41 10.09.41 81 980210 3398380 216520 12101
4.10.41 30.09.41 101 1169080 4096470 244840 11575
10.11.41 6.11.41 138 1451810 5120760 288510 10520
30.11.41 26.11.41 158 1564750 5556850 309520 9903
14.12.41 10.12.41 172 1627990 5797950 324840 9465
5.01.42 31.12.41 193 1737220 6219380 358730 9001
14.01.42 10.01.42 203 1807920 6478890 392850 8906
25.01.42 20.01.42 213 1849840 6615190 401250 8685
4.02.42 31.01.42 224 1917960 6832410 429480 8562
15.02.42 10.02.42 234 1991480 7023660 444590 8511
24.02.42 20.02.42 244 2061240 7300100 457660 8448
5.03.42 28.02.42 252 2105720 7477610 473030 8356
14.03.42 10.03.42 262 2190510 7731850 487640 8361
25.03.42 20.03.42 272 2255590 7965160 509410 8293
6.04.42 31.03.42 283 2323800 8229300 525200 8211
25.04.42 20.04.42 303 2413130 8529800 606610 7964
5.05.42 30.04.42 313 2450600 8676820 550930 7829
16.05.42 10.05.42 323 2510220 8763130 554000 7772
25.05.42 20.05.42 333 2570200 9002410 575660 7718
14.06.42 10.06.42 354 2662170 9428570 593600 7520
25.06.42 20.06.42 364 2715110 9677490 605200 7459
5.07.42 30.06.42 374 2772960 9935510 616300 7414
14.07.42 10.07.42 384 2827740 10176850 623770 7364
25.07.42 20.07.42 394 2878820 10400530 632490 7307
5.08.42 31.07.42 405 2950780 10687900 649200 7286
16.08.42 10.08.42 415 3073390 10986140 668120 7406
25.08.42 20.08.42 425 3149980 11434820 695100 7412
4.09.42 31.08.42 436 3267910 11899280 723630 7495
15.09.42 10.09.42 446 3363490 12269410 759900 7541
расчетное 30.09.42 466 3554650 13009670 832440 7628

- Сведения за 30.09.42 года получены путём линейной экстраполяции данных за 31.08.42 и 15.09.42.

- По данным [2], таблица 90, до конца 1942 года советскими войсками было взято 189428 пленных. Следовательно, потери ненайденными и неопознанными убитыми составляют 643012 человек.

Среднесуточные потери убитыми в таблице 6 показывают силу огневого воздействия советских войск на немецкие войска. Видно, как огневая мощь Красной армии падала до августа 1942 года, а с августа опять стала расти. А вот потери без вести пропавшими у немцев не велики, они отражают трудности поиска и опознания трупов, не являясь в большинстве следствием пленений в результате окружения или преследования. Для сравнения возможностей советской и немецкой армий составим ещё одну таблицу.

Таблица 7:

Период Убито в РККА Средне- месячные  потери убитыми в РККА Пропало  в РККА Средне- месячные потери  пропавшими в РККА Убито у немцев Средне- месячные потери убитыми у немцев Пропало у немцев Средне- месячные  потери  пропавшими у немцев 3 квартал 1941 года 4 квартал 1941 года Итого 1 квартал  1942 года 2 квартал 1942 года 3 квартал  1942 года 4 квартал 1942 года Итого Всего
430578 143526 1699099 566366 1169080 389693 244840 81613
371613 123871 636383 212127 568140 189380 113890 37963
802191 133698 2335482 389247 1737220 289536 358730 59788
493660 164553 181655 60551 586580 195526 166470 55490
314443 104814 528455 176151 449160 149720 91100 30366
539728 179909 684767 228255 781690 260563 216140 72046
395164 131721 120344 40114 1114220* 371406 341180* 113726
1742995 145249 1515221 126268 2931650 244304 814890 67907
2545186 141399 3850703 213927 4668870 259381 1173620 65201

* Цифра получена путём линейной экстраполяции.

Потери немецкой армии за четвёртый квартал получены расчётным путём и отражают скорее тенденцию прошлого, третьего квартала, чем реальное положение дел. Дневник Гальдера данных на этот квартал не даёт. Однако, по данным [2], таблица 90, количество пленных захваченных до конца 1942 года Красной армией резко возрастает по сравнению с прошлыми периодами, что подтверждает расчёт на четвёртый квартал 1942 года в таблице 7.

Из таблицы 7 отчётливо видно, что Красная армия наносила немцам в 1,68 раз больше огневых поражений, чем получала сама. Сказывалось преимущество в огневых средствах и умение ими пользоваться. С другой стороны, в 1941 и 1942 годах Красная армия теряла пропавшими и пленными в 3,28 раза больше людей, чем немцы. Здесь сказывалось преимущество немцев в подвижности. Заметно, что при стабилизации фронта потери пленными и пропавшими у советских войск сильно падают, а потери убитыми не возрастают. Потери советских войск убитыми несколько возрастают при нанесении крупных контрударов, но и у немцев потери убитыми также растут и в любом случае превышают советские потери убитыми.

Отчётливо видно снижение подвижности немецких войск в зимних условиях первого квартала 1942 года. Когда возможности передвижения основных сил ограничены немногими расчищенными от снега дорогами, наподобие Варшавского шоссе. С другой стороны, простое установление позиционного фронта в четвёртом квартале 1942 года дало тот же результат. Возникает предположение, что важно не столько время года, сколько утрата инициативы немецкой стороной в результате потерь летнего периода. Видимо немцы этого недопоняли, отчего и решили взять реванш под Курском летом 1943 года.

Из таблицы 7 видно, что 30-60 тыс. человек в месяц пропавших без вести являются нормальным явлением той войны при относительно стабильном течении дел. Эта цифра обусловлена убитыми, чья смерть не была зафиксирована, и чей труп не был найден или опознан. В меньшей степени здесь влияние окружений и уничтожения или пленения небольших вклинений войск, разведывательных или диверсионных групп, передовых или арьергардных отрядов. При превышении этих значений, отрезание и уничтожение более-менее крупных войск, гибель в окружениях и при преследованиях играют уже большую роль, чем просто незафиксированные потери.

Из таблицы 7 видно, что данные Кейтеля в 150-160 тыс. убитых в месяц в сухопутных силах и вычисленная на их основе цифра для всей немецкой армии в 187 тыс. человек убитых в месяц, для 1941-1942 годов будут несколько занижены, если считать, что Гальдер приводил потери только сухопутных сил. Впрочем, если Гальдер приводил потери всей армии, а не только сухопутных сил, то данные Кейтеля также будут занижены. Если вспомнить официальное заявление Гитлера ([1], стр. 198) о потерях на 1.12.41 года, потери убитыми с 22.06.41 составили 162314, ранеными 571767, а пропавшими 33334 человека. И у Гальдера на 10.12.41 убитых числится 162799 человек, раненых 579795, пропавших 32484 человек. Логично предположить, что Гальдер в дневнике указывает потери всей армии, а не только сухопутных сил. Скажем, на 22.06.42 немцы опубликовали число убитых 271612 человек, а у Гальдера на 20.06.42 числится 266217 человек убитых. Среднемесячные безвозвратные потери немецкой армии за 1941 -1942 годы можно с высокой точностью полагать равными 260 тыс. человек в месяц, без пропавших без вести, что значительно превышает потери советских войск. Цифры, приведённые Кейтелем, при сравнении их с данными таблицы 7, показывают, какие сражения Кейтель считал большими. Оказывается, что из 6 кварталов 1941-1942 годов войны, цифры Кейтеля соответствуют 3 кварталам и ещё для трёх кварталов сильно занижены.

Интересна запись о совещании у Гитлера от 6 декабря 1941 года. По какой-то причине, безвозвратные потери советских войск оценивались в 8-10 млн. человек. Это число в три раза больше реального. Вероятно, так проявлялись самостоятельность и инициатива немецких командиров, дезинформирующих собственные штабы. Убыль боевого состава каждой немецкой дивизии признаётся в 3-4 тыс. человек, с учётом приходивших пополнений. Это оценивается, как убыль 25% боевого состава. То есть только убыль боевого состава составляет около 0,8 млн. человек, если считать боевой состав по Гальдеру в 3,2 млн. человек (запись 14.12.1941). Это подтверждает данные таблицы 7, так как потери всегда больше убыли, их компенсируют, как ротацией из тыловых подразделений, так и маршевыми пополнениями, чтобы уменьшить убыль и поднять боеспособность войск. Число безвозвратных потерь у немцев превысило 2 млн. человек по таблице 7, на фоне приведённых рассуждений эта цифра выглядит очень достоверной. То, что Гитлер на этом совещании сравнивает убыль боевого состава своей армии с предполагаемыми им безвозвратными потерями советской армии, свидетельствует о его желании уязвить своих генералов, а не о том, что советские потери в 10 раз превосходят немецкие. Более корректным было бы сравнение безвозвратных потерь, тогда преимущество немцев было бы в 5 раз, по их представлениям. На самом деле немецкое преимущество по безвозвратным потерям было в 1,5 раза, притом, что превосходство в численности войск на фронте летом 1941 года было в 1,5-1,8 раз, с учётом войск союзников Германии. Но это преимущество по безвозвратным потерям на две трети состояло из пленных, как только поток пленных иссякал, преимущество в 1,5-2 раза по огневым возможностям и безвозвратным потерям получали советские войска. Это и есть причина поражения немецкой армии. Из сказанного видно, как неправильная оценка потерь противника может негативно повлиять на качество военного планирования. Некомпетентность немецких генералов, в этом вопросе, поражает всякое воображение.

В записи 6.07.41 количество больных 54000 человек. Это даёт возможность определить среднемесячные потери заболевшими в 54 тыс. человек в летнее время. Поскольку средний срок лечения заболеваний по данным [2] составляет один месяц. В записи 5.02.42 количество больных 60977 человек. Это показывает среднемесячное количество больных в зимнее время. В ходе войны эти цифры могли увеличиться до 100-150 тыс. в месяц, в связи с общим ухудшением здоровья людей в течении времени войны от военных условий.

 

Глава 4 Оценка немецких потерь по данным немецкой статистики.

Статистика ФРГ, конечно, обобщала данные, касающиеся потерь немецкого населения, и даже составляла балансы населения с целью определить потери Германии. Один из таких балансов приводится в [1], стр. 202.

Таблица 8, в тысячах человек:

Приход Итого в приходе Расход Итого в расходе Итог Баланс
1. Численность населения Германии в границах 31.12.1937 на 17.05.39 69310

 

 

2. Родившиеся немцы 18700
3. Немцы, переселённые из-за границы 4850
4.23550

 

 

5. Немцы умершие естественной смертью 14150
6. Погибшие от союзных бомбардировок 410
7. Погибшие в прифронтовой полосе 20
8. Убитые солдаты и офицеры 3760
9. Немцы оставшиеся в отошедших от Германии областях 1040
10. Погибшие от беженства и переселений 1260
11. Немцы, погибшие от нацистского террора 200
12. Эмигрировавшие 500
13. Прочие 160
14.21500

 

 

15.2050
16. Численность населения Германии на 31.12.1955 года 71360

Отдельные статьи этого баланса вызывают большие сомнения. Например, строка 6. Если в одном Дрездене погибло 300 тыс. человек после трёх налётов по 1000 самолётов в каждом, почему после сотен других таких же налётов на другие немецкие города погибло только 110 тыс. (по другим данным до 200 тыс.) человек? В Берлине было метро, которое использовалось как убежище, а в других городах? Непонятна строка 10. Простое увеличение смертности в результате ухудшения условий жизни в дороге дать такие потери не могло. Если беженцы гибли от бомбёжек или обстрелов в прифронтовой полосе, их надо внести в соответствующие строки баланса. Распределение немецкого населения по зонам оккупации по переписи от 29.10.46 года ([1], стр. 204) показывает, что общее количество внутренних беженцев в Германии не превышало 3 млн. человек и гибель трети их дело нереальное. Они гибли от тех же факторов и в той же пропорции, что и остальное население Германии. Возникает впечатление, что этот баланс делался для запутывания демографической ситуации, а не для прояснения её. Ведь, когда баланс делается честно, то он делается от общего к частному. То есть строки 6, 7, 10 и 13 объединяются в графу "Потери гражданского населения" и определяется убыль гражданского населения, которая затем уточняется постатейно. Данный баланс, совершенно очевидно, составлен от частного к общему, отдельные, заранее придуманные статьи просто подогнаны одна к одной. Это просто попытка утопить мир ещё и в немецких крокодиловых слезах, после утопления в крови безвинных советских людей.

Очень странная строка 3. В конце войны много немцев, постоянно проживающих за границами Германии, отступало с немецкой армией, много немцев было вынуждено переехать в Германию из европейских стран после войны. Ведь все немцы, проживавшие за пределами Германии, кроме СССР, являлись оккупантами или пособниками оккупантов. В СССР значительную часть советских немцев удалось вовремя депортировать на восток страны, и избавить от удовольствия сотрудничать с оккупационными властями.

Для анализа этой ситуации приведём сводную таблицу, из статьи Оверманса, относительно немцев изгнанных или сбежавших из освободившихся от фашистского гнёта стран, несмотря на то, что до войны эти немцы в этих странах проживали как их граждане. То есть это таблица о числе фольксдойче переселившихся в конце войны или после войны в Германию.

Таблица 9, в млн. человек:

Источники Потери вермахта Гражданcкие потери Количество немцев  к концу войны Оставшаяся часть населения Потери среди изгнанных Количество выживших Федеральное статистическое ведомство.  Потери среди изгнанных Райхлинг. Бегство и изгнание Церковная служба разыскания

 

 

 

 

1,088 16,545 2,553 2,224 11,603
1,25 17,93 4,029 1,81 12,091
0,4854 15,231 1,318 2,383 11,530

Отсюда следует, что строка 3 таблицы 8 должна быть увеличена до 11-12 млн. человек. Соответственно строка 8 должна быть увеличена на 6,65-7,15 млн. человек, и составить 10,41-10,91 млн. человек. Кроме того, из таблицы 9 следует, что из числа фольксдойче в армию было призвано не менее 3 млн. человек и из них погибло более 1 млн. человек, по официальным немецким данным.

На это обратил внимание Владимир Литвиненко. Его статья была опубликована в газете "Дуэль" №17-18(417) от 3 мая 2005 года под заголовком "Были ли потери Красной армии чрезмерными?". Литвиненко утверждает, что официальная перепись 1950 года зафиксировала 8 млн. переселенцев на территории ФРГ. Действительно, такая перепись представлена на сайте http://ww2stats.com/index.html.

И там написано, что в западной Германии и западном Берлине в 1950 году зарегистрировано 4,5 млн. переселенцев из восточной Пруссии, восточной Померании, восточного Бранденбурга и Силезии. А всего в Германии их было 7,1 млн. человек. Ещё 1,1 млн. остались на прежних местах жительства и 33 тыс. числились в плену.

И ещё 3,1 млн. человек прибыло в ФРГ и западный Берлин из Прибалтики, Мемеля, Данцинга, Польши, Чехословакии и юго-восточной Европы. А всего в обе германии оттуда прибыло 4,9 млн. человек. Около 1,5 млн. немцев остались на прежних местах жительства и 39 тыс. ещё были в плену.

Предельно ясно написано, что всего прибыло 12 млн. вполне живых человек до 1950 года, из них 7,6 в западную Германию и 4,4 в восточную. И куда они делись в балансе 1956 года?

 

 

Глава 5 Оценка немецких потерь по данным советского военного учёта и военного учёта союзников СССР.

В советском союзе также вели учёт военных потерь Германии. Этим занимался советский Генеральный штаб, передавая иногда эти данные для печати и сообщений по радио. Например, в газете "Правда", от 22.06.44 года указываются потери Германии и её сателлитов за три года войны с СССР в 7,8 млн. человек убитыми и пленными ([1], стр. 223). Оценки советского генштаба следует считать минимальными, так как его заботой было не допустить недооценки противника. К сожалению, авторы книги [2], приведя труды советского генштаба в плане потерь советских войск, в отношении потерь немецких войск эти труды публиковать не стали, а привели собственные, весьма странные для военных людей расчёты. Между тем, если за 3 года войны потери Германии и её союзников оцениваются в 7,8 млн. человек убитыми, то за оставшийся год войны они должны составить не менее 2,6 млн. человек, всего получится 10,4 млн. человек.

Союзники СССР также вели свои подсчёты, но они были заинтересованы в преуменьшении роли СССР в победе над Германией, поэтому занижали немецкие потери на советско-германском фронте. Это приводило к занижению потерь Германии за всю войну. Например, 11.10.45 года в английской палате общин была озвучена цифра немецких потерь убитыми и инвалидами за всё время мировой войны в 7,4 млн. человек ([1], стр. 223). Но выше уже приводились сведения об оценке потерь убитыми немецкой армии за второе полугодие 1941 года американскими наблюдателями в 1,3 млн. человек. Получается что, отступая и проигрывая сражения, неразвёрнутая до полной численности, Красная армия уничтожала за полугодие больше врагов, чем в последующие 7 полугодий. Ведь по мысли британских парламентариев на каждые полгода войны приходится 0,925 млн. убитых и искалеченных немецких фашистов.

Урланис критикует цифру немецких потерь 8,4 млн. человек приведенную Соттилем в 1945 году ([1], стр. 207). Как аргумент выдвигает мнение, что потери немецкой армии не могут превышать численность немецкой армии в 8-9 млн. человек. Такой аргумент носит дилетантский характер. Война - конвейер смерти. Количество убитых не может превышать число мобилизованных в армию, а среднюю численность вооружённых сил ничто превысить не мешает. Более того, концепция тотальной войны на этом именно и основана. Ведь как иначе подключить к войне всё боеспособное население? Сразу всё его в армию не призовёшь. Только рядом последовательных наборов, с тем, чтобы поддержать плановую боевую численность вооружённых сил по мере их расходования.

Отсюда видно, что во время войны, представления о немецких потерях были совсем не такие, как в наше время. Но как раз во время войны эти представления были жизненно важны для ведения этой войны. И война была выиграна на основе этих представлений. Следовательно, они более правильны, чем нынешние, созданные по политическим мотивам.

 

 

Глава 6 Оценка немецких потерь прямым подсчётом.

Метод прямого подсчёта основан на исчислении разницы числа населения бывшего в наличии до войны и числа населения оставшегося после войны, с учётом естественного прироста и естественной смертности населения. Для начала сравним количество мужчин Германии на 1939 и 1950 годы. Данные взяты из [1], стр. 204, 206 и стр. 489.

Таблица 10, в тысячах человек:

Года рождения Возрастные группы

на 1950 год

Мужчин

в 1939 году

Мужчин

в 1950 году

Разница 1929-1925 1924-1920 1919-1915 1914-1910 1909-1905 1904-1900 1899-1895 Всего
21-25 3155* 1807 1348
26-30 3484 1942 1542
31-35 2243 1349 894
36-40 3528 2057 1471
41-45 3621 2358 1263
46-50 3390 2438 952
51-55 2668 2004 664
35 возрастов 22089 13955 8134

* Данные таблицы на странице 489 для 1925-1927 годов рождения 1895 тыс. человек дополнены данными таблицы на странице 206. Численность возрастов 1928 и 1929 годов рождения принята равной численности возраста 1926 года рождения.

Заметна убыль мужчин призывных возрастов за время войны в 8134000 человек. К этому времени основная масса военнопленных была освобождена. На эту цифру могли оказать влияние приехавшие из-за границ Германии в конце войны, и после войны, изгнанные фольксдойче и фольксдойче военнопленные пожелавшие жить после плена в Германии. Указанные причины вполне могли уменьшить убыль мужчин в Германии на 1-2 млн. человек. Ведь среди изгнанных фольксдойче мужчины военнообязанных возрастов также несли потери, они служили в армии и гибли. Эмигрантов согласно балансу 1956 года (таблица 8, строка 12) было 0,5 млн. человек, а в 1950 году их могло быть только меньше, даже если считать, что все они мужчины, они не могли увеличить убыль мужчин более чем на 0,5 млн. человек.

Можно учесть естественную смертность, которая за 10 лет составит 4% ([1], стр. 205). Тогда количество умерших естественной смертью составит 883560 человек, а убыль от военных причин будет 7250440 человек.

Надо заметить, что количество советских бойцов умерших естественной смертью в работе [2] не выделяется. Также надо заметить, что немцы умершие естественной смертью учтены в балансе 1956 года (таблица 8) в строке 5. Кроме этого выделять естественную смертность в потерях армии вообще бессмысленно, ведь основным фактором смерти являются причины военные, естественная смертность просто не успевает реализоваться.

Можно предполагать убыль немецких мужчин числом около 8 млн. человек призывных возрастов. Но ведь мобилизация в Германии носила даже не тотальный, а сверхтотальный характер. Тотальный характер носили мобилизации Румынии, Венгрии и Финляндии. А у немцев следует ожидать большую убыль мужчин и в старших возрастах тоже.

По половозрастной пирамиде в [1], стр. 213 можно определить, что мужчин 1890-1894 годов рождения на 1956 год имелось 1381817. А в 1939 году их было 2131000 человек. Убыль 749183 человек. Мужчин 1885-1889 годов имелось в 1939 году 2018000 по [1], стр. 490. А в 1956 году стало 1163637 человек. Убыль составила 854363 человека.

Конечно, для этих возрастов естественная смертность уже играет роль наравне с военными факторами. За 16 лет она могла составить по 20-30 тыс. человек в год, всего 320-480 тыс. стариков. Всё равно убитых будет 1283546-1123546 стариков.

Всего погибших около 9 млн. человек мужчин. Это только немцы Германии в границах 1937 года. Конечно, не все они погибли на фронте, часть мужчин погибла в тылу.

 

 

Глава 7 Оценка немецких потерь по женскому перевесу.

Метод расчёта на основании женского перевеса основан на том обстоятельстве, что количество мужчин и женщин без войны примерно равное, соответственно убыль мужчин во время войны приводит к диспропорции между числом мужчин и числом женщин.

Таблица 11, в тысячах человек:

Года рождения Возрастные группы на 1950 год Мужчин в 1950 году Женщин в 1950 году Разница 1929-1925 21-25 1924-1920 26-30 1919-1915 31-35 1914-1910 36-40 1909-1905 41-45 1904-1900 46-50 1899-1895 51-55 Всего 35 возрастов
1807 1970 163
1942 2715 773
1349 1914 565
2057 2831 774
2358 2985 627
2438 2765 327
2004 2492 488
13955 17672 3717

Наблюдается несоответствие данных прямого расчёта и расчёта по женскому перевесу. Это несоответствие можно объяснить потерями гражданского населения в немецком тылу. По Урланису ([1], стр. 205) число погибших женщин возрастов указанных в таблице 11 может составлять 0,6-0,7 млн. человек. Но это никак не проясняет ситуации.

Для наглядного представления о том, что происходило с населением Германии, я составил математическую модель процесса в табличном процессоре "Excel".

Таблица 12, в тысячах человек:

Срезы немецкой истории (вариант), численность населения  на 1939 год принята в границах 1937 года.
Год 1939 1946** 1946 1950 1956
Мужчин 1860 - 1894 годов 6800 5800 3600 7491 6491*
Женщин 1860 - 1894 годов 7289 6289 5000 9625 8625*
Мужчин 1895 - 1929 годов 22089* 21389 12727 13955* 13255*
Женщин 1895 - 1929 годов 22100 21600 17058 17672* 16756*
Мужчин 1930 - 1939 годов 5650 5600 4600 5550 5500*
Женщин 1930 - 1939 годов 5382 5332 4332 5282 5232*
Мужчин 1940 - 1944 годов 0 2451 2351 2431 2411*
Женщин 1940 - 1944 годов 0 2344 2144 2324 2304*
Мужчин 1945 - 1946 годов 0 1145 1145 1135 1125*
Женщин 1945 - 1946 годов 0 1074 1074 1064 1054*
Мужчин 1947 - 1950 годов 0 0 0 1824 1804*
Женщин 1947 - 1950 годов 0 0 0 1734 1714*
Мужчин 1951 - 1955 годов 0 0 0 0 2607*
Женщин 1951 - 1955 годов 0 0 0 0 2482*
[]
Мужчин всего 34539 36385 29323 32386 33193
Женщин всего 34771 36639 36608 37701 38167
Мужчин всего контрольно

 

 

29323*

 

 

Женщин всего контрольно

 

 

36608*

 

 

Мужчин 1895-1929 всего 22089 21389 12727 13955 13255
[]
Женский перевес всего 232 254 7285* 5315 4974
Женский перевес по 1895-1929 годам 11 211 4331 3717* 3501
Изгнанных и переселённых мужчин 0 0 5000 0 0
Изгнанных и переселённых женщин 0 0 7000 0 0
[]
Всего 69310 73024 65931 70087 71360
[]
Контрольная цифра 69310*

 

65931*

 

71360*

* Цифра является опорной для расчёта. Данные за 1956 год получены из графика половозрастной пирамиды приведённой в [1], стр. 213, могут отличаться от численных данных на величину погрешности измерения линейкой.

** Ожидаемые показатели на 1946 год, в случае отсутствия войны.

Следует пояснить, что под переселёнными понимаются те немцы, которые были переселены с территорий отошедших от Германии после войны. Под изгнанными понимаются немцы, которые сбежали из мест своего постоянного проживания за границами Германии и отступая вместе с немецкой армией переселились на историческую родину. Предполагается, что к концу 1946 года военнопленные из английского и американского плена были уже отпущены. Из советского плена до 1950 года было отпущено 1,9 млн. человек ([1], стр. 200), они уже включены в число мужчин по переписи 1950 года.

Из таблицы 12 следует, что за годы войны усилился женский перевес среди поколений 1860 - 1894 годов рождения с 489 тыс. до 1,4 млн. человек. Причём, среди изгнанных и переселившихся структура населения также имела дефицит мужчин. И после их прибытия в страну, женский перевес среди этих поколений усилился с 1,4 до 2 млн. человек. Потому что мужчины старших возрастов у этих категорий немцев остались в рядах фольксштурма оборонять свои фестунги, или просто были взяты в армию и погибли вместе с младшими возрастами. Такое предположение пришлось сделать, чтобы объяснить женский перевес в 2 млн. человек среди возрастов 1860 - 1894 годов рождения после войны и при этом соблюсти пропорциональную убыль детей обоих полов. Потери среди фольксдойче составят тогда 1,4 млн. призывных возрастов и 0,6 млн. старших возрастов. А потери мужчин немцев Германии 1937 года составят 9 млн. призывных возрастов и 1 млн. старших возрастов. Всего будет 12 млн. человек потерь погибшими среди немецких мужчин. Но в призывных возрастах погибло около 5 млн. женщин Германии 1937 года. Значит, на фронте из этих возрастов могло погибнуть от 4 до 9 млн. мужчин, в зависимости от того, сколько погибло в тылу, вместе с женщинами. Потери гражданских обоего пола среди изгнанных тогда будут около 1 млн. человек погибших в зоне боёв и во время бегства. Причём естественная убыль для фольксдойче учтена уже немецкими статистиками, данные которых приводятся в таблице 9.

Из таблицы 12 видно, что общая убыль населения Германии в границах 1937 года составила за время войны 22 млн. человек. Из них смерть 6 млн. человек можно списать на естественные факторы. Допустим, что 2 млн. мужчин и 2 млн. женщин в старших возрастах умерли своей смертью. Допустим, что 1 млн. мужчин и 1 млн. женщин в средних возрастах умерли своей смертью.

Остаются погибшими от военных факторов 2 млн. детей, 8 млн. мужчин и 4 млн. женщин средних возрастов и 1 млн. мужчин старших возрастов.

Основных военных факторов приводивших к гибели людей в Германии того времени было два. Это англо-американские бомбардировки и наземные бои.

Причинами больших потерь гражданского населения в тылу могут быть только воздушные бомбардировки Германии союзной авиацией с 1941 по 1945 год. Причём основные потери были до 1945 года, поскольку на изгнанных фольксдойче эти факторы отразились мало. Соответственно и число погибших в прифронтовой полосе гражданских лиц будет значительно меньше числа погибших от бомбардировок. Об этом также свидетельствует тот факт, что на изгнанных, начавших поступать в Германию с осени 1944 года практически из прифронтовой полосы, это мало отразилось. Официальные немецкие данные говорят о гибели в результате бомбардировок англо-американской авиации 593 тысяч человек, однако только жертвы в Дрездене и Гамбурге в сумме практически равны этой цифре. Только на территории ФРГ было разбомблено 1042 города с населением от 3 тысяч человек и более. В книге Широкорада А. Б. "Германия под бомбами союзников", ООО "Издательский дом "Вече", 2008 г., на странице 175, приводятся сведения из допроса начальника берлинской полиции генерал-лейтенанта Герума. Он утверждает, что хотя официальное число жертв бомбардировок в Берлине около 30 000 человек, в реальности число убитых не менее 300 000 человек, то есть в статистике гражданских потерь, также как и в статистике военных потерь, немцы применяли коэффициент 10. Значит, официальным числом жертв бомбардировок следует считать цифру в 5 930 000 человек по той же книге. На сайте http://ww2stats.com/index.html есть таблица потерь от бомбардировок с немного другими данными. В ней записано 635 тыс. убитых от бомбардировок. Но из них в Германии границ 1937 года только 0,4 млн. человек, так же, как и в балансе 1956 года. Всё это вполне согласуется с составленной мной таблицей 12. По данным генерал-майора пожарной охраны Ганса Румпфа, потери женщин при этом на 40% больше потерь мужчин, а потери детей составляют 20% погибших. Кроме того, 22% погибших приходится на стариков обоего пола. Соответственно детей убито около 1 млн., женщин призывных возрастов 2 млн. и мужчин призывных возрастов около 1 млн. человек.

Ещё около 1 млн. детей и 2 млн. женщин были убиты в зоне боёв наземных войск. Из них 0,3 млн. детей могли погибнуть в составе Гитлерюгенда, Вервольфа, Фольксштурма, трудовой повинности и прочих подобных организаций. И 0,7 млн. женщин могли погибнуть в составе трудовой повинности, а также в качестве вольнонаёмных или военнослужащих вооружённых сил.

Среди мужчин призывных возрастов 1 млн. я уже определил в потери тыла от бомбардировок, на основании сообщения Ганса Румпфа, а ещё 7 млн. погибли на фронтах, как и 1 млн. мужчин в старших возрастах. Всего погибших на фронтах солдат и офицеров будет 8 млн. человек из числа немцев Германии границ 1937 года. Всего мобилизовано 19 млн. человек, это 27% населения. Погибло 42% от числа мобилизованных.

Потери фольксдойче определили сами немцы в 3 млн. человек. Таблица 12 показывает, что женский перевес у них составил 2 млн. человек, а значит, потери на фронтах составили 2 млн. человек. Ещё менее 1 млн. изгнанных обоего пола погибли при бегстве или в зоне боёв. Около 12 млн. переселились в Германию и более 2 млн. остались на прежних местах жительства. Всего из 17 млн. этих немцев было мобилизовано 5 млн. человек, это 29% от их численности. Погибших 40% от числа мобилизованных.

Для сравнения, в финскую армию, по признанию Маннергейма, было мобилизовано 28% населения.

Следует полагать из всего вышесказанного, что военные потери мужчин немецкой нации убитыми и умершими от ран составят около 10 млн. человек, из них Германии границ 1937 года 8 млн. человек.

 

 

Глава 8 Оценка немецких потерь балансовым методом.

Из таблицы 12 следует, что всякий баланс населения Германии составленный без учёта изменения структуры населения, является пропагандистской фикцией. Поэтому для составления правильного баланса надо воспользоваться таблицей 12. Теперь мы сможем составить свой баланс населения Германии с 1939 по 1956 год. Конечно, этот баланс отражает лишь версию немецкой истории того периода, но, во всяком случае, он не фиктивен, а опирается на цифры и расчёты приводимые выше.

Таблица 13, в млн. человек:

Численность населения Германии в границах 31.12.1937 на 17.05.39 Приход Родившиеся немцы Немцы, переселившиеся из-за границы Итого в приходе Расход Немцы умершие естественной смертью Погибшие от союзных бомбардировок  и в прифронтовой полосе Убитые солдаты и офицеры Немцы оставшиеся в отошедших от Германии областях Эмигрировавшие Итого в расходе Итог Баланс Численность населения Германии на 31.12.1955 года
1.69,31

 

 

2.18,7
3.12
4.30,7

 

 

5.14,15
6.4,96
7.8
8.1,04
9.0,5
10.28,65

 

 

11.2,05
12.71,36

Я не ставлю себе задачу совершать открытия в немецкой демографии и истории, моя задача показать, что приводимые мной ранее рассуждения о количестве потерь немецкой армии не бессмысленны в свете демографической ситуации Германии 1939 - 1946 годов. Эту задачу я выполнил.

Относительно таблицы 13 следует сказать, что мужчины умершие от естественных причин учтены вместе с прочими в строке 5, ведь эта цифра определена немецкими статистиками как статистическая убыль населения в результате естественных причин. Но на самом деле, не все из них умерли от естественных причин, в условиях войны многие из тех, кто мог бы умереть естественной смертью, не успевают этого сделать и погибают от факторов военных. По этой причине умерших естественной смертью обычно не выделяют в общем числе военных потерь армии.

Например, потери гражданского населения Германии в строке 6 получились 4,96 млн. человек, хотя среди них не мало стариков обоего пола погибли от бомбардировок, а на самом деле должны были умереть естественной смертью, и записаны в строку 5.

В конце войны общественные и политические деятели запада стали забрасывать Красную армию письмами с призывами не мстить мирному немецкому населению. Эти лицемерные послания, вероятно, готовили почву для того, чтобы свалить на Красную армию жертвы среди населения Германии от англо-американских бомбардировок. К тому же самому готовились и немцы, показательно вырезав население нескольких собственных деревень. Но безупречное поведение советских войск лишило этих деятелей такой возможности. Потери немецкого гражданского населения пришлось замалчивать, как и потери немецкой армии.

 

 

Глава 9 Оценка потерь немецкой армии по структуре пленных.

Оценить потери по структуре пленных возможно, если предположить, что структура пленных мало отличается от структуры убитых и структуры мобилизованных. Структура военнослужащих немецкой армии попавших в советский плен приведена в таблице 91 работы [2]. Соотнеся количества пленных солдат разных национальностей с количеством пленных немцев можно оценить как общее число мобилизованных в немецкую армию, так и общее число погибших.

Структура пленных известна только для тех, кто был пленён советской армией. Это оказывает влияние на точность исследования. Но большее влияние на точность оказывает неравномерность судеб национальных формирований. Например, австрийских пленных имеется 157 тыс. человек, а погибших на войне австрийцев 270-280 тыс. человек, как убедительно показано в работе [1], стр. 215-217, и по убыли мужчин и по женскому перевесу. Это означает, что австрийцев мобилизовывали значительно меньше, чем немцев. Также это означает, что австрийцев использовали чаще на главных направлениях в условиях нестабильного фронта. Поэтому австрийцы чаще оказывались в котлах и чаще попадали в плен. Отношение убитых к пленным для австрийцев 1 к 2. С другой стороны, испанцев в плену 452 человека. Всего через службу в "Голубой дивизии" прошло 47 тыс. испанцев ( [1], стр. 223). Дивизия потеряла убитыми не менее 10-15 тыс. человек, боевая стойкость получается выше 1 к 20. Но это объясняется тем, что испанцы использовались в позиционных боях, где пленных вообще мало. Основным поражающим средством в таких боях является артиллерия, сдаться в плен артиллерийскому снаряду проблематично. Такая же картина наблюдается в войне с финнами. Тяжёлая армия оказывается привязанной к немногочисленным дорогам и вынуждена пробивать себе путь огнём, избегая манёвра. Финские лёгкие отряды могут маневрировать по бездорожью и, пользуясь этим, отрезали несколько советских соединений в войну 1939-1940 годов и летом 1941 года. Однако с общим наступлением советской армии ни в 1940, ни в 1944 году финны справиться не смогли. В результате потери финнов пленными не велики, а потери убитыми огромны.

Таким образом, разные судьбы разных национальных формирований внесут большую ошибку при применении данного метода к оценке потерь и числа мобилизованных для каждой конкретной национальности, но для всех национальностей в сумме разница в судьбах уравновесится. Тогда боевая стойкость как отношение числа убитых к числу пленных, и отношение числа мобилизованных к числу пленных, придут в соответствие с такими же показателями для немецкой национальности.

Структура пленных требует уточнения. Пленных отнесённых к немецкой армии насчитывается 2,7 млн. человек. Число погибших по пути в тыловые лагеря 57 тыс. и число военных преступников направленных в спецлагеря 14,1 тыс. можно не учитывать, их мало и их структура неизвестны. Известно, что из лагерей ГУПВИ в ходе войны было отпущено 1500 человек французов в армию Де Голля. Точность исследования позволяет такими малыми цифрами пренебречь. Далее, 220 тыс. бывших советских граждан направлены в ГУЛАГ. Кроме того, неизвестна структура пленных отпущенных фронтами в числе 600 тыс. человек. Известно, что из них было 27800 румын и 14515 молдаван. Вероятно, они относились к румынской армии и туда же и были отпущены после перехода Румынии на сторону союзников по антигитлеровской коалиции. Это небольшие числа и мы их проигнорируем. Но надо сделать предположение о составе этих 0,6 млн. отпущенных фронтами пленных. Я предполагаю, что 100 тыс. из них являлись чехами или словаками, 300 тыс. поляками, 200 тыс. бывшими советскими гражданами. Соответственно чехов и словаков освобождали для пополнения чехословацкого корпуса, поддержки словацкого национального восстания, организации гражданского порядка на освобождённых территориях Чехословакии. Поляков освобождали для пополнения двух польских армий и организации порядка на освобождённых польских территориях. Советских граждан освобождали для пополнения советской армии. Кроме того, числа пленных разных национальностей, если они меньше 20 тыс. мы суммируем и приведём одной строкой, как прочие национальности.

Таблица 14, в тысячах человек:

Национальность пленных Количество пленных в советском  плену Отношение погибших  и пленных  немцев Количество  погибших на советско- германском фронте Отношение мобилизованных и пленных немцев Количество мобилизованных  в вооружённые силы Немцы Австрийцы Чехи и словаки Французы Югославы Поляки Бывшие советские  граждане, националисты  из СССР  и белоэмигранты Прочие национальности Всего
2388 4,2 10000 10 24000
157

 

659

 

1570
170

 

714

 

1700
23

 

97

 

230
22

 

92

 

220
360

 

1512

 

3600
420

 

1764

 

4200
13

 

55

 

130
3553

 

14893

 

35650

Из таблицы 14 видно, что все предыдущие рассуждения относительно потерь немецкой армии подтверждаются.

 

 

Глава 10 Оценка потерь немецкой армии по таблице ротации соединений.

Ротация соединений немецкой армии представлена в таблице 49 книги [2]. Метод определения потерь по этой таблице основан на том факте, что понятие расчётной дивизии является устойчивым индикатором величины прилагаемых и расходуемых усилий для всей войны. Метод использует понятие условной численности соединения, которая равна отношению всей численности вооружённых сил к количеству соединений. Хотя условная численность в ходе войны меняется, но пределы этих изменений ограничены. Поскольку надёжных данных для определения средней численности вооружённых сил для Германии и её союзников найти сложно, можно воспользоваться значениями условной численности соединений этих стран на начало войны. Динамику численности вооружённых сил Германии, собранную из разных источников, я уже приводил в таблице 3. Но корректнее будет применить среднюю численность вооружённых сил за год, а как раз эти цифры для армий стран оси найти тяжело.

Таблица 15:

Страна Численность армии  на 22.06.41 года Количество расчётных дивизий Условная численность дивизии Германия Италия Румыния Венгрия Финляндия
7234000 217,5 33260
1757000 64 27453
703000 28 25107
216000 17 12706
650000 17,5 37143

Из таблицы 15 следует, что армия Венгрии до 22.06.1941 года была не развёрнута до полной численности. Средней, для военных реалий тех лет в европейских странах, следует считать условную численность дивизии в 30000 человек. Однако для германской армии пик численности приходился на весну 1943 года, тогда численность армии была 11,2 млн. человек на 297,5 дивизий. Условная численность дивизии составляла тогда 37647 человек. Будет видимо правильно, для Германии и Финляндии применить среднюю численность 30000 человек, а для остальных стран оси 25000 человек.

Что меня не устраивает в существующих цифрах потерь?

Существующие величины потерь армий стран оси не согласуются с количеством потерянных этими странами на фронтах дивизий. Например, у СССР по таблице 51 в книге [2] на 700 разгромленных и расформированных дивизий пришлось по таблице 26 из той же книги 11273026 человек безвозвратных потерь. Это по 16104 человек на дивизию. В то время, как отношение численности вооружённых сил к общему количеству дивизий как раз и было в среднем 16000 человек. То есть произведение количества потерянных дивизий на их условную численность примерно равно величине безвозвратных потерь. Это логично, ведь дивизию нельзя считать потерянной, если потери в ней составили лишь треть или даже половину численности.

У стран оси статистика другая. У немцев потеряно 827 дивизий. Если считать действительной немецкую статистику потерь (табл. 86 и 87 в [2]), безвозвратные потери будут 5181103 млн. человек. Это 6265 человек на дивизию. По таблице 89 в [2] картина немного другая, безвозвратные потери там 11844000 человек. Это по 14322 человека на дивизию, что соответствует штатной численности дивизии, но вдвое меньше её условной численности. Вероятно, по аналогии с советской армией, при условной численности немецкой дивизии 30000 человек, безвозвратные потери Германии должны составлять около 24810000 человек. Из них пленных 7,3 млн. по книге [2], а убитых 17510000 человек.

Для Финляндии безвозвратные потери (табл. 93 в [2]) составили 84377 человек, а дивизий (табл. 50 в [2]) потеряно 30,5. Это 2766 человек потерь на каждую потерянную дивизию. Такую дивизию нельзя считать не только разгромленной, но и потрепанной. Не говоря о том, что эта цифра много меньше условной численности дивизии, она много меньше штатной численности дивизии. Вероятно, настоящая цифра безвозвратных потерь будет 915000 человек. Малое количество пленных объясняется особенностями хода боевых действий.

Для Венгрии потеряно дивизий 50, а безвозвратные потери 809066. Это 16181 человек на потерянную дивизию. Похоже на правду. Следует только уточнить изменение условной численности по годам войны. Правда, у Венгрии другая проблема. Соотношение убитых и пленных очень не характерное для тех условий, в которых венгры воевали. У их соседей по фронту это соотношение совсем другое. Между тем, нет сведений о том, что венгры особенно активно сдавались в плен. Это заставляет сделать предположение, что часть венгерских пленных попала в плен в составе не венгерской, а немецкой армии. Тогда отношение безвозвратных потерь к числу потерянных дивизий станет определённо меньше условной численности дивизии.

Для Румынии дивизий потеряно 73, а людей 475070. Это 6508 человек на дивизию. Это много меньше их штатной численности. Принимая условную численность румынских дивизий в среднем 25000 человек, получим 1825000 человек безвозвратных потерь для Румынии, из них 229682 человека пленных, значит 1595318 человек убитых.

Конечно, точность этих расчётов не велика, но примерные цифры они показывают верно.

Понятно из сказанного, что не следует доверять официальным цифрам потерь. Попробуем самостоятельно определить потери Германии по таблице ротации соединений.

Для определения средней условной численности дивизии Германии я воспользуюсь своей таблицей 3, определив по ней среднегодовую численность немецкой армии, а по ней найду условную численность дивизий.

Следует пояснить механизм образования потерь и пополнения армии того периода. Когда в результате интенсивных боевых действий соединение теряло более 60% своего состава, оно считалось не боеспособным и выводилось в резерв для переформирования. То есть в этом случае будет 66% безвозвратных потерь при убытии дивизии с фронта и 66% пополнения до прибытия снова на фронт.

Если соединение сформировано вновь, то оно на 66% составлено из новобранцев, а остальной состав взят из военнослужащих имеющих боевой опыт.

Кроме этого, находясь на фронте, соединения несут постоянные потери, которые также постоянно компенсируются маршевыми пополнениями. Но их придётся определять отдельно.

Таблица 16:

Для Германии 22.06.41 года 1942 год 1943 год 1944 год 1945 год Всего Условная численность дивизии Дивизий на советско-германском фронте (на начало года) Людей в них Дивизий на западных ТВД (на начало года) Людей в них Всего дивизий (на начало года) Всего людей Прибыло дивизий на советско-германский фронт Людей в них  мобилизовано (66%) Прибыло дивизий  на западные ТВД Людей в них мобилизовано (66%) Разгромлено дивизий на советско-германском фронте Безвозвратные потери в них (66%) Разгромлено дивизий на западных ТВД Безвозвратные потери в них (66%) Капитулировало дивизий на советско-германском фронте Людей в них сдалось Капитулировало дивизий на западных ТВД Людей в них сдалось Всего мобилизовано Всего безвозвратных потерь
35402 40472 34679 29418 23924 -
153 158,5 209 201 179 -
5416506 6414812 7247911 5913018 4282396 -
64,5 68 88 117 125,5 -
2283429 2752096 3051752 3441906 3002462 -
217,5 226,5 297,5 318 304,5 -
7700000 9167000 10317000 9355000 7285000 -
19 94 61,5 149 126 449,5
448419 2536214 1421818,5 2922188 2009574 9338213,5
18,5 93,5 82 165,5 56,5 416
436618,5 2522723,5 1895758 3245786 901118,5 9002004,5
13,5 41 69,5 169,5 213 506,5
318613,5 1106221 1606770,5 3324234 3397137 9752976
0,5 4,5 11,5 72,5 90 179
11800,5 121414,5 265868,5 1421870 1435410 3256363,5
- - - - 91 91
- - - - 2177084 2177084
- - - - 50,5 50,5
- - - - 1208162 1208162
885037,5 5058937,5 3317576,5 6167974 2910692,5 18340218
330414 1227635,5 1872639 4746104 8217793 16394585,5

Таблица 16 показывает только потери от активных действий, постоянные потери требуется учесть дополнительно. Видно, что в 1941-42 годах значительная часть вооружённых сил Германии сосредотачивалась в корпусных и армейских отдельных частях, а также в частях резерва главного командования.

Для окончательной обработки данных таблицы 16 требуется определить величину постоянных безвозвратных потерь. Поскольку в 1941 году потери немцев от активных действий были не велики, то за величину постоянных потерь можно принять данные американских наблюдателей, о которых упоминалось выше, это 1,3 млн. человек безвозвратных потерь.

Но интереснее будет воспользоваться сообщениями Гальдера из таблицы 6.

Дата записи Дата расчёта Срок в сутках от 22.06.41 Убито Ранено Пропало Среднесуточные потери убитыми
5.01.42 31.12.41 193 1737220 6219380 358730 9001

Здесь безвозвратные потери равны 2095950 человек убитыми и пленными. Вычитая из этой цифры потери от активных действий за 1941 год из таблицы 16, получим величину постоянных потерь 1765536 человек за 6 месяцев. Это 294256 человек в месяц. Теперь можно дополнить таблицу 16.

Таблица 17:

Для Германии 1941 год 1942 год 1943 год 1944 год 1945 год Всего Состояло в армии перед войной Всего мобилизовано за войну на компенсацию активных действий Всего безвозвратных потерь  от активных  действий Всего мобилизовано  за войну на компенсацию постоянных потерь Всего безвозвратных  постоянных потерь в перв ом приближении Всего мобилизовано за войну в первом приближении Всего мобилизовано  с учётом предвоенной численности  в первом приближении Всего потеряно безвозвратно Из них пленными Из них капитулировавшими Из них инвалидами и уволенными Из них погибшими в числе пропавших Из них убитыми Поправка на уменьшение общего числа мобилизованных для компенсации постоянных безвозвратных потерь из-за уменьшения сил Германии в ходе войны Всего мобилизовано за войну на компенсацию  постоянных потерь Всего мобилизовано за войну Всего мобилизовано с учётом предвоенной численности
- - - - - 7234000
885037,5 5058937,5 3317576,5 6167974 2910692,5 18340218
330414 1227635,5 1872639 4746104 8217793 16394585,5
1765536 3531072 3531072 3531072 1471280 13830032
1765536 3531072 3531072 3531072 1471280 13830032
- - - - - 32170250
- - - - - 39404250
- - - - - 30224617,5
- - - - - 7387000

 

 

 

 

 

4800000
- - - - - 3807000
- - - - - 2000000
- - - - - 12230617,5
- - - - - 9179632,5
- - - - - 4650399,5
- - - - - 22990617,5
- - - - - 30224617,5

Данные таблицы 17 расходятся с данными расшифрованных сводок ОКХ и ОКВ на 3 млн. человек по убитым и мобилизованным (см. табл. 5). Это оттого, что в численности армии не учтены численности военизированных формирований. В то же время в сводках ОКХ и ОКВ потери военизированных формирований оперативно подчинённых сухопутному командованию учтены.

Из таблицы 17 видно, что для сохранения прежнего военного усилия в течении всей войны, Германии не хватило около 9 млн. человек. Это есть величина поправки на компенсацию постоянных потерь. Из-за этого пришлось отказываться от той части структуры армии, которая в 1941 -1942 годах не входила в штатную численность дивизий. Одновременно число дивизий пришлось увеличивать, чтобы сохранять свободу оперативного ответа на действия, в первую очередь советских войск, а потом и англо-американских. В результате численность армии ещё удавалось поддерживать некоторый срок, а вот качество армии падало непрерывно с 1942 года. Организационно и в плане оперативных, и тактических инноваций эту проблему решить не удалось. Стратегического и политического решения у немцев также не нашлось. Поиск в области создания чудо-оружия тоже дал слабые результаты. Кровавая немецкая авантюра провалилась.

Как же немцам не хватило людей для сохранения военного усилия? Ведь численность немецкой армии, несмотря на потери, почти не убывала до самого конца войны! А всё очень просто, Советский союз постоянно совершенствовал методы войны, методы уничтожения фашистской заразы. Эффективность советской армии, и без того высокая, непрерывно повышалась. В результате, для того чтобы сравняться в силах с советской армией, немцам требовалось мобилизовать дополнительно за войну 9 млн. человек.

Здесь надо понимать, что маршевые пополнения осуществляются из заранее подготовленных резервов, для компенсации плановых потерь армии, то есть потерь от тех действий, которые были запланированы заранее. В том числе собственных активных действий. У немцев в 1941 году эти потери компенсировались из армии резерва, в которой перед нападением на СССР состояло 1,2 млн. человек. И уже к осени 1941 года резерв оказался истощённым.

Потери от активных действий внеплановые, они понесены от действий противника. Разбитые дивизии отводят в тыл и там восстанавливают по мере возможности. Образовавшуюся на фронте нехватку дивизий компенсируют дивизиями из резерва и других участков, или сокращением линии фронта. Видят, что дивизий не хватает для решения всех поставленных противником задач. Поэтому вынужденно приступают и к формированию новых дивизий. Ведь соединения оставшиеся на фронте пополнять нечем, резервы идут на восстановление разбитых дивизий. Значит оставшиеся на фронте дивизии тоже вскоре будут разбиты, вот и приходится начинать формирование новых, им на смену.

Поэтому, если бы у немцев нашлось дополнительно за войну 9 млн. человек, или в 1943 году 5 млн. человек, или в 1942 году 3 млн. человек, или в 1941 году 1 млн. человек, то они смогли бы наносить успешные стратегические удары. В реальности ни один из стратегических ударов немецкой армии до конца доведён не был, поскольку на каждый немецкий удар Красная армия отвечала двойным ударом.

Возможно, немцы и смогли бы мобилизовать в 1941, 42 или 43 году дополнительно 2-3 млн. человек, поднапрягшись, ресурсы у них были, но они ещё не осознали тогда в полной мере свою отсталость в военном деле от Красной армии. А потом стало поздно.

 

 

Глава 11 Выводы.

Из выше изложенного следует сделать вывод об огневом превосходстве Красной армии над немецкой армией. Причём это огневое превосходство не объяснить количественным превосходством по орудийным стволам. Тем более что в результате слабой оснащённости транспортом, Красная армия мало использовала своё миномётное вооружение в батальонном и полковом звене. Ведь 82 мм мина весит 3 кг, а за минуту их выстреливается 30 штук. На 10 минут стрельбы надо 900 кг боеприпасов на миномёт. Конечно, транспортом обеспечивали в первую очередь артиллерию, а не миномёты. Получалось, что манёвренное, лёгкое артиллерийское средство привязано к пунктам боепитания, и в интересах батальонов работать не может. Проблема решалась сведением миномётов в миномётные полки, где их можно было снабжать боепитанием централизованно. Но в результате, батальонное, полковое и даже дивизионное звено оказывалось слабее немецкого, ведь миномёты составляли половину стволов в дивизии по предвоенным штатам. Противотанковая артиллерия советских стрелковых дивизий была слабее немецкой. В результате на прямую наводку выкатывали трёхдюймовки лёгких артиллерийских полков. Средств ПВО не хватало. Приходилось отвлекать на эти цели станковые пулеметы, и противотанковые ружья из первой линии. За счёт чего же было достигнуто огневое превосходство с первых дней войны? Огневое превосходство Красной армией достигнуто за счёт мастерства и мужества. Это подтверждается не только расчётами потерь личного состава, но и потерями военной техники, имущества, транспорта.

Вот запись Гальдера от 18.11.41 г. гласит, что из 0,5 млн. автомобилей, бывших в немецкой армии на 22.06.41 года, потеряно безвозвратно 150 тыс. и требуют ремонта 275 тыс., причём для этого ремонта надо 300 тыс. тонн запасных частей. То есть, для ремонта одного автомобиля надо около 1,1 тонны запчастей. В каком же состоянии эти автомобили? От них одни рамы остались! Если прибавить к ним те машины, от которых не осталось даже рам, выяснится, что все выпускаемые автозаводами Германии за год автомобили сгорают в России менее чем за полгода. Вот Гитлер и обеспокоился этим обстоятельством, вот Гальдер и вынужден был обсуждать с генералом Буле эти вопросы.

А ведь автомобили воюют не в первой линии войск. Что же творилось в первой линии? Ад кромешный! Теперь надо сравнить всё это с потерями автотракторной техники в Красной армии. С началом войны выпуск автомобилей и тракторов был резко сокращён в пользу танков, выпуск артиллерийских тягачей вовсе прекратился. Тем не менее, Советский союз к осени 1942 года потерял только половину предвоенного парка артиллерийских тягачей, в основном в окружениях, а потом до самой победы пользовался оставшейся половиной, практически не неся в них потерь. Если немцы за первые полгода войны потеряли почти все автомобили, какие были у них в армии на начало войны, то советская армия за тот же срок потеряла 33% имевшихся и поступивших машин. А за весь 1942 год 14%. А к концу войны потери автомобилей сократились до 3-5%.

А ведь эти потери повторяют, по форме графика потерь, безвозвратные потери личного состава Красной армии, с той лишь разницей, что среднемесячные потери автомобилей в 10-15 раз меньше. Но ведь и число автомобилей на фронте было во столько же раз меньше. Можно полагать, что потери автомобилей от огня противника были в 1941 году в Красной армии не более 5-10%, а 23-28% потерь приходилось на манёвренные действия немецких войск, окружения. То есть потери автомобилей могут служить и для характеристики потерь личного состава. Поскольку они также отражают возможности огня сторон. То есть, если фашистские войска теряют в 1941 году 90% автотранспорта, то почти все эти потери приходятся на потери от огня советских войск, а это 15% потерь в месяц. Видно, что советская армия минимум в 1,5-3 раза эффективнее немецкой армии.

В записи от 9.12.41 года Гальдер пишет о безвозвратных среднесуточных потерях конского состава в 1100 лошадей. Учитывая, что лошадей в боевую линию не ставили и, что лошадей на фронте раз в 10 меньше, чем людей, цифра в 9465 человек среднесуточных безвозвратных потерь на декабрь 1941 года из таблицы 6, получает дополнительное подтверждение.

Потери немцев в танках возможно оценить исходя из их наличия на начало и конец интересующего периода. На июнь 1941 года немцы имели около 5000 своих и чехословацких машин. Кроме того в записи Гальдера от 23 декабря 1940 года указана цифра 4930 трофейных машин, в основном французских. Всего около 10000 машин. На конец 1941 года немецкие танковые войска были укомплектованы танками на 20-30%, то есть в наличии оставалось около 3000 машин, из них около 500-600 трофейных французских, которые тогда же перевели с фронта для охраны тыловых районов. Об этом так же пишет Гальдер. Даже без учёта выпущенных за полугодие немецкой промышленностью танков, без учёта советских трофейных танков использовавшихся немцами, советские войска уничтожили безвозвратно около 7000 немецких машин, не считая броневиков и бронетранспортёров, за 6 первых месяцев войны. За четыре года это составит 56000 машин уничтоженных Красной армией. Если прибавить сюда 3800 танков выпущенных немецкой промышленностью в 1941 году и 1300 советских трофейных танков захваченных немцами на базах хранения, то получится более 12000 уничтоженных немецких машин за первые полгода войны. За годы войны Германия выпустила около 50000 машин, и 10000 машин имелось у немцев до войны, как мы вычислили. Союзники СССР могли уничтожить 4-5 тысяч танков или около того. Советские войска потеряли за войну примерно 100000 танков и САУ, но надо понимать, что и эксплуатационный ресурс советских танков был существенно меньше. Здесь имеет место разный подход к жизни, к технике, к войне. Разные способы применения танков. Разная танковая идеология. Советские принципы танкостроения хорошо описаны в трилогии Михаила Свирина под общим названием "История советского танка 1919-1955 годы", Москва, "Яуза", "Эксмо", ("Броня крепка, 1919-1937", "Броневой щит Сталина, 1937-1943", "Стальной кулак Сталина, 1943-1955"). Советские танки военного времени рассчитывались на одну операцию, имели ресурс от 100-200 км пробега в начале войны, до 500 км к концу войны, что отражало взгляды на оперативное применение танков и военную экономику. После войны ресурс танков рядом мер пришлось увеличивать до 10-15 лет службы, исходя из потребностей экономики мирного времени и новой концепции накопления вооружений. Таким образом, танков изначально задумывалось не жалеть. Это оружие, зачем его жалеть, им воевать надо. То есть, потери в танках у СССР в 1,5-2 раза выше, а потери людей в 1,5-2 раза ниже.

При этом следует учитывать, что до 70% подбитых танков немцы могли восстановить в течении недели, по сведениям Гудериана. Это означает, что если из ста немецких танков вступивших в бой в начале месяца к концу месяца осталось 20 машин, то при безвозвратных потерях 80 машин число подбитий может превышать 250. И такая цифра будет фигурировать в донесениях советских войск. Однако советский генштаб, более или менее точно, корректировал донесения войск с учётом этого обстоятельства. Поэтому, в оперативной сводке за 16 декабря 1941 года, озвученной Совинформбюро, говорится о потерях немцами 15000 танков, 19000 орудий, около 13000 самолётов и 6000000 человек убитыми, ранеными и пленными за первые пять месяцев войны. Эти цифры вполне согласуются с моими расчётами и достаточно точно отражают реальные потери немецких войск. Если они и завышены, то очень не сильно, учитывая тогдашнюю ситуацию. Во всяком случае советский генштаб оценивал обстановку куда реальнее немецкого генштаба даже в 1941 году. В дальнейшем оценки становились ещё точнее.

Потери самолётов немецкой стороной рассмотрены в книге Корнюхина Г. В. "Воздушная война над СССР. 1941", ООО "Издательский дом "Вече", 2008. Там приведена таблица расчётов потерь немецкой авиации без учёта учебных машин.

Таблица 18:

'> Годы войны 1940 1941 1942 1943 1944 1945 Количество произведённых в Германии самолётов То же без учёта учебных самолётов Количество самолётов на начало следующего года Теоретическая убыль Потери в боях  с союзниками по их (союзников) данным Теоретические потери на «Восточном фронте» Потери на «Восточном фронте» по советским данным** То же по современным российским источникам***
10247 12401 15409 24807 40593 7539
8377 11280 14331 22533 36900 7221
4471 (30.9.40) 5178 (31.12.41) 6107 (30.3.43) 6642  (30.4.44) 8365 ( 1.2.45) 1000*
8056 10573 13402 21998 35177 14586
8056 1300 2100 6650 17050 5700
- 9273 11302 15348 18127 8886
- 4200 11550 15200 17500 4400
- 2213 4348 3940 4525 ****

* Количество самолётов сданных после капитуляции

** По справочнику "Советская авиация в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. в цифрах"

*** Попытка подсчёта по "выжимкам" из документов генерал-квартирмейстера люфтваффе, выполненная Р. Ларинцевым и А. Заболотским.

**** За 1945 год бумаг генерал-квартирмейстера найти не удалось, видимо устал готовить пропагандистские опусы. Вряд ли генерал-квартирмейстер бросил свою работу и уехал отдыхать, скорее он бросил второстепенную работу, которую ему поручило министерство пропаганды.

Из таблицы 18 видно, что современные представления о немецких потерях в авиации совершенно не соответствуют действительности. Также видно, что советские данные существенно расходятся с теоретически вычисленными значениями только в 1945 и 1941 годах. В 1945 году расхождения получаются оттого, что половина немецкой авиации отказалась летать, и была брошена немцами на аэродромах. В 1941 году расхождения образовалось от плохо поставленного советской стороной учёта сбитых немецких самолётов в первые два-три месяца войны. А в послевоенную историю оценочные цифры времён войны, озвученные Совинформбюро, внести постеснялись. Таким образом, отчётливо видно 62936 уничтоженных советской стороной немецких самолётов. Боевые потери советских ВВС составили за войну 43100 боевых машин. Однако небоевые потери боевых машин советских ВВС практически такие же, как и боевые. Здесь опять видна разница в качестве техники и отношении к ней. Эта разница вполне сознавалась советским руководством, конкурировать с объединённой Европой в объёмах выпуска военной продукции СССР мог только при условии совершенно другого взгляда на качество, характер и применение этой продукции. Советские машины, особенно истребители, очень быстро изнашивались в условиях военного времени. Тем не менее, фанерно-полотняные самолёты с ресурсом двигателей на несколько полётов, успешно противостояли цельнодюралевой авиации с двигателями немецкого качества.

Гитлер не даром полагал, что советская промышленность не сможет восполнить потери вооружений, и не смогла бы, если бы стремилась к симметричному ответу на немецкий вызов. Имея в 3-4 раза меньше рабочих, Советский союз и трудозатраты мог производить в 3-4 раза меньшие.

При этом не следует делать вывод о массовой гибели советских лётчиков или танкистов от несовершенства техники. Такой вывод не найдёт подтверждения ни в мемуарах, ни в донесениях, ни в статистических исследованиях. Поскольку он неверен. Просто в СССР имелась отличная от европейской техническая культура, другая техногенная цивилизация. В книге [2] приводятся потери советской военной техники, включающие в себя и списанную технику, израсходовавшую ресурс, невосстановимую по причине недостатка запчастей и слабой ремонтной базы. Следует помнить, что в плане развития производства СССР имел базу всего двух пусть и героических пятилеток. Поэтому ответ на европейскую техническую оснащённость был не симметричным. Советская техника рассчитывалась на более короткий, но и более интенсивный период эксплуатации. Скорее даже не рассчитывалась, а сама собой такой получалась. Лендлизовские машины в советских условиях тоже не долго жили. Плодить ремонтные силы - значит, отрывать людей от производства, от войны, а производить запчасти означает занимать те мощности, которые могут выпускать готовые машины. Конечно, всё это нужно, вопрос в балансе возможностей и потребностей. С учётом того факта, что в бою весь этот труд может сгореть в минуту, и все произведённые запчасти и ремонтные мастерские останутся не у дел. Поэтому, когда, например, Широкорад в книге "Три войны Великой Финляндии" сетует на непригодность будёновки или на различия в качестве обмундирования бойцов и командиров РККА, напрашивается вопрос, хорошо ли он подумал? Чтобы гнаться за европейским качеством, надо иметь европейскую промышленность, таковая была у Германии, а не у СССР. Будёновка или богатырка - это мобилизационный вариант головного убора, их придумали ещё в конце первой мировой войны, как раз потому, что производство было слабым. Как только появилась возможность, их заменили нормальными шапками. Кто же виноват, что такая возможность появилась только в 1940 году? Почётный святой и почётный папа римский, нашего королевства, царь Николай кровавый и его сатрапы. Демократы из банды Керенского. А также воспеваемые ныне белобандиты. В это же время немцы носили зимние пилотки. Когда Широкорад в книге "Поход на Вену" сетует на то, что орудийные башни на бронекатера ставили от танков, а не проектировали специально, он не учитывает, что танковые башни производились массово на танковых заводах, а специально спроектированные башни следовало производить средней серией на заводах судостроительных. Неужели специалист в истории техники не видит разницы? Скорее ищет дешёвых сенсаций там, где их нет. И так во всём. Самолёты производили на мебельных фабриках, а патроны на табачных. Броневики производили на заводе дробильного оборудования в Выксе, а ППС везде, где был пресс для холодной штамповки. Знаменитый в советское время анекдот про комбайн с вертикальным взлётом, скорее подходит к Сталинскому времени, чем к более поздним временам.

Решающую роль сыграл трудовой героизм советского народа, но нельзя забывать и о заслугах советского правительства, лично Сталина, правильно расставивших приоритеты в научно-технической, производственной и военной сферах. Сейчас модно сетовать, что было мало раций и много танков, но разве было бы лучше, если бы танков было меньше, а раций больше? Рации не стреляют. Хотя и они нужны, но где на всё средств набраться? Там, где надо были и рации.

В этой связи хочу заострить внимание на ключевом моменте истории войны, на подготовке предвоенной промышленности к мобилизации в военное время. Были разработаны специальные образцы и модификации всех вооружений для выпуска в военное время. Были разработаны специальные технологии для внедрения на непрофильных производствах, подготовлены специалисты по внедрению этих технологий. С 1937 года в армию стали поступать современные, отечественные образцы вооружений, на замену переделкам и модификациям дореволюционных и лицензионных образцов. Первой внедрена была артиллерия и автоматические винтовки. Затем приоритет был отдан танкам и боевым самолётам. Их производство начало разворачиваться только в 1940 году. Новые пулемёты и автоматические пушки внедрялись уже в ходе войны. Развить в нужной степени автомобильную и радиопромышленность до войны не удалось. Зато настроили много паровозов и вагонов, а это гораздо важнее. Мощности специализированных заводов катастрофически не хватало и мобилизация непрофильных предприятий, подготовленная ещё до войны, даёт право утверждать, что Сталин заслужил звание генералиссимуса ещё до войны, даже если бы больше ничего для победы не сделал. А он сделал ещё много чего!

Совинформбюро к годовщине начала войны публиковало оперативные сводки, обобщавшие результаты военных действий с начала войны нарастающим итогом. Эти данные интересно свести в таблицу, которая даст представление о взглядах советского командования, конечно с поправкой на некоторый, вынужденный, пропагандистский элемент в отношении собственных людских потерь. Но характер советской пропаганды того периода сам по себе интересен, ведь сейчас его можно сравнить с опубликованными данными работы [2].

Таблица 19:

Дата оперативной сводки Совинформбюро Германия (23.6.42) СССР (23.6.42) Германия (21.6.43) СССР (21.6.43) Германия (21.6.44) СССР  (21.6.44) Людские потери с начала войны Потери орудий  свыше 75 мм  с начала войны Потери танков с начала войны Потери самолетов  с начала войны
10000000  общих потерь  (из них 3000000 убитыми) 4,5 млн. чел. общих потерь 6400000 убитыми  и пленными 4200000 убитыми  и пропавшими 7800000 убитыми и пленными 5300000 убитыми  и пропавшими
30500 22000 56500 35000 90000 48000
24000 15000 42400 30000 70000 49000
20000 9000 43000 23000 60000 30128

Из таблицы 19 видно, что советское правительство скрывало от советского народа только одну цифру - потери без вести пропавшими в окружениях. За всю войну потери СССР пропавшими без вести и попавшими в плен составили около 4 миллионов человек, из них вернулись из плена после войны менее 2 миллионов человек. Эти цифры скрывались, чтобы уменьшить страхи неустойчивой части населения перед немецким продвижением, уменьшить боязнь окружений у неустойчивой части военнослужащих. А после войны советское правительство полагало себя виноватым перед народом, за то, что не смогло предвидеть и избежать такого развития событий. Поэтому и после войны эти цифры не афишировались, хотя уже и не скрывались. Ведь Конев вполне открыто заявил после войны о более чем 10000000 безвозвратных потерь советских войск. Один раз сказал, и не за чем больше было повторять, бередить раны.

Остальные цифры указаны в целом верно. За всю войну СССР потерял 61500 стволов полевой артиллерии, 96500 танков и САУ, но из них не более 65000 по боевым причинам, 88300 боевых самолётов, но из них только 43100 по боевым причинам. Погибло в боях (включая не боевые потери, но без учёта погибших в плену) за всю войну около 6,7 миллионов советских воинов.

Потери противника также указаны верно. Потери личного состава противника сильно занижались с 1942 года, а в 1941 указаны верно, в 6000000 человек общих потерь. Только потери немецких танков, возможно, слегка завышены, примерно в 1,5 раза. Это естественным образом связано с трудностью учёта числа отремонтированных и повторно использованных машин. Кроме того, в донесениях войск вместе с подбитыми танками и САУ могла указываться и другая бронетехника. У немцев было очень много разных боевых машин и на полугусеничном, и на колёсном шасси, которые можно назвать САУ. Тогда потери немцев в бронетехнике указаны тоже верно. Небольшое завышение числа сбитых немецких самолётов не существенно. Потери орудий и миномётов всех калибров и назначений для Красной армии составили за войну 317500 штук, а для Германии и её союзников в работе [2] указаны потери 289200 штук. Но в 12-м томе "Истории второй мировой войны", в таблице 11, сказано, что орудий одна только Германия произвела и потеряла 319900 штук, а миномётов та же Германия произвела и потеряла 78800 штук. Всего потери орудий и миномётов одной только Германии составят 398700 стволов и неизвестно, входят ли сюда реактивные системы, скорее всего не входят. Кроме того, в эту цифру точно не входят орудия и минометы, произведенные до 1939 года.

С лета 1942 года в советском генштабе намечается тенденция к занижению числа убитых немцев. Советские военачальники стали более осторожно оценивать обстановку, опасались недооценить противника на завершающем этапе войны. В любом случае, о специальных, пропагандистских цифрах потерь публикуемых Совинформбюро, можно говорить только применительно к количеству попавших в плен и пропавших без вести советских военнослужащих. В остальном публиковались те же цифры, которыми пользовался в своих расчётах советский Генштаб.

Ход и исход войны нельзя понять, если исключить из рассмотрения европейское фашистское зверство по отношению к мирному советскому населению и военнопленным. Эти зверства составляли цель и смысл войны для немецкой стороны и всех союзников Германии. Боевые действия были лишь инструментом, обеспечивавшим беспрепятственное осуществление этих зверств. Единственной целью объединённой фашистами Европы во второй мировой войне было завоевание всей европейской части СССР, и уничтожение максимально зверским способом большей части населения, с тем, чтобы оставшихся запугать и обратить в рабство. Эти преступления описаны в книге Александра Дюкова "За что сражались советские люди", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2007. Жертвами этих зверств за всю войну стали 12-15 миллионов советских мирных граждан, включая военнопленных, но надо помнить, что только за первую военную зиму фашисты планировали убить более 30 миллионов мирных советских граждан на оккупированных территориях СССР. Таким образом, можно говорить о спасении советской армией и партизанами, советским правительством и Сталиным более 15 миллионов жизней советских людей запланированных к уничтожению уже в первый год оккупации, и около 20 миллионов запланированных к уничтожению в дальнейшем, не считая спасённых от фашистского рабства, которое часто было хуже смерти. Несмотря на многочисленные источники, этот момент крайне слабо освещён исторической наукой. Историки просто избегают этой темы, ограничиваясь редкими и общими фразами, а ведь эти преступления превышают по количеству жертв все остальные преступления в истории вместе взятые.

В записи от 24 ноября 1941 года Гальдер пишет о докладе генерал-полковника Фромма. Общее военно-экономическое положение представляется в виде падающей кривой. Фромм полагает, что необходимо перемирие. Мои выводы подтверждают выводы Фромма.

Там же указывается, что убыль личного состава на фронте составляет 180000 человек. Если это убыль боевого состава, то она легко покрывается за счёт отзыва из отпуска отпускников. Не говоря уже о призыве контингента 1922 года рождения. Где же здесь падающая кривая? Почему тогда в записи от 30 ноября говорится, что в ротах осталось по 50-60 человек? Чтобы свести концы с концами Гальдер утверждает, что 340000 человек составляют половину боевого состава пехоты. Но это же смешно, боевой состав пехоты получается менее десятой части армии. На самом деле следует читать, что убыль войск на фронте составляет 1,8 млн. человек на 24.11.41 в боевом составе и 3,4 млн. в общей численности войск "Восточного фронта" на 30.11.41 года, а штатная численность войск "Восточного фронта" 6,8 млн. человек. Вот так, наверное, будет правильно.

Возможно, кто-то не поверит моим расчётам о немецких потерях, особенно в 1941 году, когда по современным представлениям Красная армия была совершенно разбита и якобы немецкая армия неким хитрым способом не несла потерь. Это бред. Из поражений и потерь победы не выкуешь. Поражение терпела с самого начала немецкая армия, но руководство Рейха надеялось, что СССР приходится ещё хуже. Об этом прямо говорил Гитлер в том же дневнике Гальдера.

Обстановку пограничного сражения лучше всего передал Дмитрий Егоров в книге "Июнь 41-го. Разгром западного фронта.", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2008.

Конечно, лето 1941 года было страшно тяжёлым для советских войск. Бесконечные сражения без видимых позитивных результатов. Бесконечные окружения, в которых выбор часто был между смертью и пленом. И очень многие выбирали плен. Может быть даже большинство. Но надо учитывать, что массовые сдачи в плен начинались после одной или двух недель напряжённой борьбы в окружении, когда у бойцов заканчивались боеприпасы даже к стрелковому оружию. Командиры, отчаявшись победить, бросали управление войсками, иногда даже во фронтовом масштабе, сбегали от своих бойцов и небольшими группами либо старались сдаться, либо пройти к своим на восток. Бойцы сбегали из своих частей, переодевались в гражданскую одежду или, оставшись без руководства, сбивались в многотысячные толпы, надеясь сдаться немецким отрядам, зачищавшим местность. И всё же немцев били. Были люди, которые выбирали себе позицию понадёжнее, запасались оружием и принимали свой последний бой, заранее зная, чем он кончится. Или организовывали беспорядочные толпы окруженцев в боевые отряды, атаковали немецкие кордоны и прорывались к своим. Иногда это удавалось. Были командиры, сохранявшие управление своими войсками в самых тяжёлых ситуациях. Были дивизии, корпуса и целые армии, которые атаковали противника, наносили врагу поражения, стойко оборонялись, уходили от немецких ударов и били сами. Да так били, что получалось в 1,5-2 раза больнее. На каждый удар отвечали двойным ударом.

Это и стало причиной разгрома фашистских орд. Безвозвратные демографические потери немецкой армии составили около 15 млн. человек. Безвозвратные демографические потери прочих армий оси составили до 4 млн. человек. А всего для победы пришлось убить до 19 миллионов врагов разных национальностей и государств.

Литература.

  1. Урланис Б.Ц. "История военных потерь.", ПОЛИГОН, АСТ, Санкт-Петербург, Москва, 1998.
  2. Кривошеев Г.Ф., Андроников В.М., Буриков П.Д., Гуркин В.В. "Великая отечественная без грифа секретности. Книга потерь.", ООО "Издательский дом "Вече"", 2009.
  3. "Вильгельм Кейтель. Размышления перед казнью.", Смоленск, "Русич", 2000.
  4. Кульбакин В.Д. "Очерки новейшей истории Германии.", Издательство социально-экономической литературы, Москва, 1962.
  5. Фомин В.Т. "Фашистская Германия во второй мировой войне, сентябрь 1939 - июнь 1941.", Москва, "Наука", 1978.
  6. "История военного искусства." под ред. Жилина П.А., Москва, "Военное издательство", 1986.
  7. Сайт http://ww2stats.com/index.html.
Взято с сайта: http://www.poteryww2.narod.ru

liewar.ru

данные о потерях по странам

Содержание статьи:

Первое время после окончания второй мировой войны посчитать потери было невозможно. Ученые пытались вести точную статистику погибших второй мировой войны по национальностям, однако действительно доступной информация стала только после распада СССР. Многие считали, что победа над фашистами досталась благодаря большому количеству погибших. Статистика второй мировой войны никем серьезно не велась.

Советская власть намеренно манипулировала цифрами. Изначально количество погибших за время войны составляло около 50 млн. человек. Но под конец 90 годов цифра выросла до 72 млн. В таблице предоставлено сравнение потерь двух больших войн 20 столетия:

Войны 20 столетия 1 мировая война 2 мировая война
Длительность боевых действий 4,3 года 6 лет
Количество погибших Около 10 млн. человек 72 млн. человек
Численность раненых 20 млн. человек 35 млн. человек
Количество стран, на территории которых происходили бои 14 40
Количество людей, которые официально были призваны к военной службе 70 млн. человек 110 млн. человек

Кратко о начале военных действий

СССР вступало в войну без единого союзника (1941–1942 гг.). Изначально бои проходили с поражением. Статистика жертв второй мировой войны в те годы демонстрирует огромное количество безвозвратно утраченных солдат и военной техники. Основным разрушительным моментом являлся захват территорий врагом, богатых на оборонную промышленность.

Власти СС предполагали о возможном нападении на страну. Но, видимые подготовки к войне не вели. Эффект внезапного нападения сыграл на руку агрессору. Захват территорий СССР производился с огромной скоростью. Боевой техники и оружия в Германии было достаточно для масштабной военной кампании.

 

Количество погибших во времена ВОВ

Статистика потерь во второй мировой войне всего лишь приближенная. У каждого исследователя свои данные и расчеты. В этом сражении участвовало 61 государство, а военные действия происходили на территории 40 стран. Война коснулась около 1,7 млрд. человек. Основной удар принял на себя Советский Союз. По мнению историков потери СССР, составили около 26 млн. человек.

В начале войны Советский Союз был очень слаб в плане производства техники и боевого оружия. Однако статистика умерших во второй мировой войне показывает, что количество погибших по годам к концу сражения значительно уменьшилось. Причина – резкое развитие экономики. В стране научились производить качественные оборонительные средства против агрессора, а техника имела множественные преимущества перед фашистскими промышленными блоками.

Что касается военнопленных, то большая часть их была из СССР. В 1941 году лагеря для пленных были переполнены. Позже немцы стали отпускать их. В конце этого года было освобождено около 320 тыс. военнопленных. Основную часть их были украинцы, белорусы и прибалты.

Согласно исследованиям историков, официальная статистика погибших во второй мировой войне указывает на колоссальные потери среди украинцев. Их количество намного больше, чем французов, американцев и британцев вместе взятых. Как показывает, статистика второй мировой войны, Украина потеряла около 8–10 млн. человек. Сюда входят все участники боевых действий (убитые, умершие, пленные, эвакуированные).

Цена победы советских властей над агрессором могла быть намного меньше. Основной причиной является неподготовленность Сталина к внезапному вторжению немецких войск. По мнению вождя, виновны были все, кроме него. При этом СССР не было готово воевать. Запасы боеприпасов и техники не соответствовали масштабом развернутой войны.

Мужчин 1923 года рождения осталось в живых около 3%. Причиной является отсутствие военной подготовки. Парней забирали на фронт прямо со школьной скамьи. Лиц имеющих среднее образование отправляли на быстрые курсы летчиков или на обучение взводных командиров.

Потери Германии

Немцы очень тщательно скрывали статистику убитых во второй мировой войне. Как-то странно, что в сражении столетия количество потерянных агрессором военных единиц составляло всего лишь 4,5 млн. Статистика второй мировой войны относительно погибших, раненных или пленных, приуменьшена немцами в несколько раз. Останки погибших до сих пор раскапывают на территориях сражений.

Однако немецкая армия была сильна и настойчива. Гитлер в конце 1941 года готов был праздновать победу над советским народом. Благодаря союзникам, СС было подготовлено как в продуктовом плане, так и материально – техническом. Заводы СС выпускали много качественного оружия. Однако потери немцев стали значительно расти.

Спустя время запал их стал уменьшаться. Солдаты понимали, что не смогут выстоять против народной ярости. Советское командование начало правильно строить военные планы и тактику. Статистика второй мировой войны в плане погибших стала меняться.

В военное время по всему миру, население погибало не только от боевых действий со стороны врага, но и от распространения разного рода заболеваний, голода. Особенно ощутимы потери Китая во второй мировой войне. Статистика погибших на втором месте после СССР. Погибло более 11 млн. китайцев. Хотя у китайцев своя статистика погибших во второй мировой войне. Она не соответствует многочисленным мнениям историков.

Итоги второй мировой войны

Учитывая масштабы боевых действий, а также отсутствие желания уменьшить потери сказывалась на количестве жертв. Предотвратить потери стран во второй мировой войне, статистику которых изучали разные историки, не представлялось возможным.

Статистика второй мировой войны (инфографика) была бы другой, если бы не множество ошибок, допущенных главнокомандующими, которые изначально не придавали значения производству и подготовке военного оборудования и техники.

Итоги второй мировой войны по статистике более чем жестоки, не только в плане пролитой крови, но и в разрушительных масштабах городов и сел. Если рассматривать статистику второй мировой войны кратко и в цифрах, то человеческие потери можно распределить по странам следующим образом:

  1. Советский союз – около 26 млн. человек.
  2. Китай – более 11 млн.
  3. Германия – более 7 млн.
  4. Польша – около 7 млн.
  5. Япония – 1,8 млн.
  6. Югославия – 1,7 млн.
  7. Румыния – около 1 млн.
  8. Франция – более 800 тыс.
  9. Венгрия – 750 тыс.
  10. Австрия – более 500 тыс.

Некоторые страны или отдельные группы людей принципиально воевали на стороне немцев, так как им не нравилась советская политика и подход Сталина к руководству страной. Но, несмотря на это военная кампания окончилась победой советской власти над фашистами. Статистика смертей второй мировой войны послужила хорошим уроком для политиков того времени. Избежать таких жертв можно было бы при одном условии – подготовка к войне, независимо от того, грозит ли нападение стране.

Основной фактор, который способствовал победе СССР в борьбе против фашизма – сплоченность нации и желание отстаивать честь своей Родины.

Автор публикации

Комментарии: 49Публикации: 264Регистрация: 01-03-2017

vawilon.ru

Немецкие потери во второй мировой войне

Настоящая статья представляет собой попытку осветить один из самых больших идеологических секретов современности, потери Германии в развязанной ею второй мировой войне. Для достижения необходимой надёжности оценок сделаем это несколькими способами. При этом расчёты по одному способу могут подтвердить или опровергнуть результаты предыдущих расчётов или уточнить исходные данные для них. В последнем случае расчёты придётся повторить. Разумеется, я постараюсь подробно осветить ход своих рассуждений и вычислений. Глава 1Оценка немецких потерь по данным немецкого военного учёта.

Официальные итоговые цифры немецких военных потерь представлены в таблицах на странице 208 и 210 в [1] и в таблицах 86, 87, 88 в [2]. Сличение данных из разных источников выявляет небольшие расхождения между ними, но эти расхождения не принципиальны, хотя и показательны. В общем можно взять за основу для рассуждений и расчётов любую из этих таблиц. Приведём как пример часть таблицы 86 из [2].

Таблица 1:

 

Виды потерь до 31.12.44 г.

Сухопутные силы и войска СС

ВВС

ВМФ

Всего

Безвозвратные всего

3 425 877

319 138

159 088

3 904 103

Из них погибших

1 779 561

163 006

58 832

2 001 399

Из них пропавших

1 646 316

156 132

100 256

1 902 704

Санитарные ранеными

4 188 037

216 579

25 259

4 429 875

Итого

7 613 914

535 717

184 347

8 333 978

 

Эту таблицу следует дополнить такой же таблицей 87 из [2], но уже за 1945 год.

Таблица 2:

Виды потерь за 1.1.45 - 30.4.45 г.

Сухопутные силыи войска СС

ВВС

ВМФ

Всего

Безвозвратные

1 250 000

17 000

10 000

1 277 000

Из них погибших

250 000

10 000

5 000

265 000

Из них пропавших

1 000 000

7 000

5 000

1 012 000

Санитарные ранеными

750 000

30 000

15 000

795 000

Итого

2 000 000

47 000

25 000

2 072 000

Кроме того, интерес представляет справка отдела потерь вермахта от 22.05.1945 г. ([2], стр. 363), из неё следует, кроме тех цифр, которые уже были приведены ранее в таблицах, что раненых в рейхе на эту дату насчитывалось около 700 тысяч человек. Из них 70 тыс. раненых числятся у советских войск и 135 тыс. у англо-американцев, видимо попали в плен вместе с госпиталями.

Средний срок пребывания в госпитале для раненых советской армии составлял 76 суток, то есть 2,5 месяца ([2] таблица 25, стр. 58). Следует предположить, что медицина рейха так же отвечала требованиям своего времени и во всяком случае была не много хуже советской. В этом случае, данные о количестве раненых приведённые в таблице 2 следует считать заниженными. Ведь раненые лежавшие в госпиталях 22 мая получили эти раны в течении марта и апреля месяца, а также в первую декаду мая. А те, кто получил ранения в январе, декабре и феврале месяце уже выздоровели и выписались. Около 100 тыс. человек из числа раненых, по аналогии с Красной армией, можно считать больными, тогда раненых будет 600 тыс. человек за март и апрель 1945 года. Среднемесячные потери ранеными в этом случае должны составлять около 300 тыс. человек, а убитыми соответственно не менее 111 тыс. человек исходя из обычного соотношения потерь. Для советской армии это соотношение 2,7 ([2] табл. 7 и 23 (примечание 3)), для американской армии 3 для сухопутных сил и 2,68 для всей армии ([1] стр. 451).

Кроме этого данные среднемесячных безвозвратных потерь даёт Кейтель в книге [3] на стр. 334. По его данным, а это и есть настоящие данные ОКВ, эти потери составляли 150-160 тыс. человек в месяц в сухопутных силах без войск СС, ВМС и ВВС, и без учёта периодов больших сражений. Потери пленными резко возрастали как раз в периоды больших сражений на окружение, а значит, приведённые Кейтелем цифры касаются в основном убитых. Умножая на 46 месяцев боевых действий можно получить величину потерь убитыми в первом приближении 6,9-7,4 млн. человек. На восполнение потерь войск СС шло 16,4% призывных контингентов, а на восполнение потерь ВВС шло 5,5% мобилизованных ([3] стр. 334). Добавив эти 22%, получим 8,4-9 млн. человек потерянных убитыми без учёта ВМФ с 1941 по 1945 годы, не считая периодов больших сражений. Периоды больших сражений могли добавить к этой цифре ещё до 4 миллионов человек ([2] табл.31 по аналогии с советской армией, если исключить потери пленными, в периоды интенсивных сражений среднемесячные потери могут возрастать на 100% и более, можно принять увеличение потерь за счёт этих периодов на 50%).

Потери убитыми за 4 месяца 1945 года будут по Кейтелю 600-640 тыс. человек в сухопутных силах или 732-781 тыс. человек по всей армии без ВМФ, даже если поправку на величину сражения и не делать. Видно, что цифры Кейтеля значительно больше похожи на правду, так как ими значительно легче объяснить наличие 700 тысяч раненых, в немецких госпиталях, спустя 2 недели после капитуляции Германии. А по фактическому числу раненых, исходя из среднемесячных потерь убитыми за март и апрель 1945 года в 111 тыс. человек, потери убитыми составят не менее 444 тыс. человек. Поскольку к концу войны немецкая армия значительно ослабла, размах сражений уменьшился, более верной следует считать цифру около 444 тыс. человек убитыми в немецкой армии за 1945 год. Тогда потери ранеными за этот срок составят 1198800 человек.

Если исходить из соотношения убитых и раненых 1 к 3 и принять 20% уволенных по здоровью от числа раненых, то данные Кейтеля можно трактовать как 9 млн. погибших, 27 млн. раненых и 5,4 млн. инвалидов и уволенных по здоровью из числа раненых. Конечно, эти значения приблизительны.

В 1951 году в ФРГ опубликовали данные немецкой медицинской статистики ([1] стр. 465). По этим данным общее число больных и раненых составляет 29,5 млн. человек. Из них, по уверениям немецких специалистов 20,8 млн. человек приходится именно на больных. Но такое количество больных в армии середины 20 века возможно лишь при массовом применении биологического оружия. Разумнее предположить, исходя из советской медицинской статистики ([2] табл. 23), что количество заболевших составляло 7-8 млн. человек, при сравнимой численности армий. Тогда количество раненых составит 21-22 млн. человек. В любом случае, раненые вместе с заболевшими составляют санитарные потери армии и определённо видно, что эти потери у немцев больше, чем в советской армии.

Наиболее точные сведения о потерях немецких войск содержались в первичной отчётности войск, в донесениях полков и дивизий. К сожалению, эта документация фашистами быстро уничтожалась. Но часть документов дошли до нас в виде трофеев. Также прорываются на страницы книг отдельные признания немецких командиров.

Например, бывший начальник штаба 17-го армейского корпуса признал, что с 24.01.1943 года по 2.02.1943 года потери 6 армии в Сталинграде, в оборонительных боях на укреплённых и подготовленных позициях, более 100 000 человек убитыми и умершими ([1] стр. 196). Из этих цифр явно видно, что среднемесячные потери убитыми указаны Кейтелем именно без периодов больших сражений, в больших сражениях такие потери достигались только за одну декаду и только на одном участке фронта. Можно предположить, что потери убитыми за январь 1943 года только в южной группе немецких войск превысили 300 000 человек и вдвое перевыполнили норму среднемесячных потерь всей немецкой сухопутной армии указанную Кейтелем.

Другим примером может служить трофейный документ, текст которого приводится в мемуарах В. И. Чуйкова «От Сталинграда до Берлина», Москва-1980 год, стр. 406. Это объяснительная написанная командиру 30АК Фреттер-Пико от командира 16 моторизованной дивизии графа фон Шверина. Там сказано, что в оборонительных боях лета 1943 года от р. Миус до Запорожья, дивизия потеряла 19411 человек, почти три своих боевых состава за два месяца. За период с 10.10.1943 по 14.01.1944 года дивизия потеряла ещё 5120 человек. Это общие потери, включая пропавших без вести и больных. Всего за 6 месяцев общих потерь 24531 человек. Количество убитых должно быть около 8000 человек. Среднемесячные безвозвратные потери 1333 человека, санитарные 2755 человек. В процентном отношении потери от числа боевого состава пехоты озвучены в самом этом документе, 600% за 6 месяцев оборонительных боёв, это 100% в месяц. При этом численность боевого состава летом составляла 6-7 тыс. человек, а осенью 2000 человек. От общей численности дивизии потери, конечно, будут меньше. При числе артиллерийских, транспортных и прочих частей и подразделений дивизии в 4-6 тыс. человек, можно оценить их в 50% с июля по сентябрь включительно и 30% с октября по декабрь включительно (от общей численности дивизии соответственно в 12-13 тыс. летом и 6-7 тыс. осенью). При сравнении с аналогичными показателями для советских войск можно убедится, что это очень высокий уровень потерь. Такие потери несли далеко не все советские дивизии летом и осенью 1941 года. Среднемесячные общие потери советской пехоты за 28 месяцев войны (с 1.01.43 по 9.05.45) составили 19,5% к её численности ([2] табл. 40), а среднемесячные потери всей Красной армии за всю войну 10,49% от среднемесячной численности действующей армии ([2] табл. 31). Советский Западный фронт терял в 1941 году (это тоже 6 месяцев оборонительных боёв) 41,1% ежемесячно общими потерями ([2] стр. 68), а по всей действующей Красной армии за этот период среднемесячные потери составили 22,61% ([2] табл. 31). Отчётливо видно, что ничего выдающегося по части сохранения личного состава немцы выдумать не смогли.

Ещё одним примером может быть сообщение Эйке Миддельдорфа в его книге «Русская кампания: тактика и вооружение.», ООО «Издательство АСТ», 2002 год, стр.10. Там приводится как типичный пример потери абстрактной пехотной роты за первые 3 года войны в России в 1500 человек при средней численности в 100 человек. Это означает, что первые 3 года войны боевой состав пехоты нёс общие потери в 41,7% ежемесячно. Если количество боевого состава считать в две трети всей немецкой армии, то среднемесячные потери всей армии за войну можно полагать около 20% убитыми и ранеными от её численности. Сам автор утверждает, что полевые армии на 80% состояли из пехоты (указ. соч. стр. 9).

Исходя из всех выше приведённых данных, можно признать, что официальные данные немецкого военного учёта потерь сильно занижены, приблизительные цифры немецких потерь можно получить расчётом. Наиболее достоверными являются расчёты на основе данных Кейтелем цифр среднемесячных потерь сухопутных сил. Исходя из средней численности немецких войск в действующей армии в 5-6 млн. человек, при числе убитых в сухопутных силах 150 тыс. в месяц. Для учёта войск СС и ВВС 22% мобилизованных в эти силы из каждого призывного контингента применим и к структуре потерь, это 37 тысяч, получим 187 тыс. человек убитых за каждый месяц по всей армии без ВМФ. Следовательно, среднемесячные потери убитыми всей армии составят 3,1-3,7% от средней численности действующих на фронте сил без учёта потерь пленными.

Для сравнения с потерями советских войск можно обратиться к [2] табл. 31. Среднемесячные безвозвратные потери Красной армии вместе с пленными за всю войну 3,72% от среднемесячной списочной численности действующей армии. Если вычленить потери пленными, то средняя цифра за 1943-45 годы будет 2,33%. Это и есть потери от вражеского огня, обусловленные соотношением огневых возможностей в каждом конкретном боевом столкновении. В 1941-42 годах эти потери если и были выше, то не намного, основные потери в это время понесены пленными, из-за преимущества немецкой армии в манёвре. В 1942 году пропавшие и пленные составляют половину безвозвратных потерь, а в 1941 году три четверти ([2] табл. 26). Немецкая армия потеряла пленными не менее 2,7 млн. в боях с Красной армией ([2] табл. 91). Это 59 тысяч в месяц потерь пленными за 46 месяцев войны. Тогда безвозвратные среднемесячные потери будут 246 тыс. человек, а в процентном отношении к средней численности действовавших войск составят 4,1-4,91%. Можно сделать вывод, что среднемесячные потери убитыми немецкая армия имела большие в 1,5 и более раз. Среднемесячные потери пленными немецкой стороны возможно меньше, но если учесть 0,6 млн. пленных отпущенных фронтами [2], тогда пленных немцев будет 3,3 млн. человек, среднемесячные безвозвратные потери немецкой армии составят 259 тыс. человек убитыми и пленными, а в процентах 4,3-5,18% от средней численности на фронте.

Такое различие в числах среднемесячных потерь обусловлено разницей в методах ведения боевых действий немецкой и советской армий. Немецкий метод ярко виден на примере действий 3-й танковой группы в пограничном сражении. Группа Гота, 22 июня сломив сопротивление 2-х стрелковых дивизий на границе, вошла в прорыв и преодолевая сопротивление советской 5-й танковой дивизии, через 5-6 дней дошла до Минска. С оперативной точки зрения – большой успех, приведший к окружению и сдаче в плен войск Западного фронта. Но в течении этих 5-6 дней и более, это мощное войсковое объединение было выключено из сражения с основными силами Западного фронта. За это время пехота группы армий «Центр» понесла такие потери, что не смогла самостоятельно замкнуть внутреннее кольцо окружения, для этой цели пришлось привлекать часть сил 2-й танковой группы. Эффективность метода налицо, но также видна затратность метода. Ведь этот метод обязывает войска искать возможности к манёвру и выключает из боя манёвренную группу войск, но сковывающая группа войск избегать боя не может и соотношение сил для неё может оказаться не выгодным. В результате этих танковых гонок, наступление немцев на западном направлении возобновилось только 10 июля. То есть ещё 10-12 дней 3ТГ, равная по силам танковой армии, сторожила северо-восточный фас внешнего кольца окружения.

Советская армия действовала другим способом. Советским полководцам удалось найти наилучшее соотношение между боем и манёвром в рамках операции. Красная армия, следуя теории глубокой операции, являвшейся развитием теории глубокого боя, стремилась организовать серию одновременных боёв на всю глубину оперативного боевого порядка, ввести в бой одновременно как можно больше сил и средств. Советские бойцы называли это – «Слоёный пирог». Такой метод менее затратен для наступающего и даже в случае оперативной неудачи, по соотношению потерь может быть выгоден учитывая изначальный перевес в силах, специально создаваемый перед наступлением. При этом правда, большая нагрузка ложится на полководца. Метод требует тщательного планирования, жёсткого централизованного руководства войсками от начала и до конца операции и при этом инициативы самих войск, войска должны искать боя. Также следует признать, что при таком методе добиться быстрого и глубокого продвижения намного сложнее, чем немецким способом, но и это удалось сделать, расчленяя боевой порядок на эшелоны по времени и глубине вступления в сражение. Следя за тем, чтобы сила удара непрерывно возрастала и при этом силы, назначенные на развитие удара, не простаивали. Таким манером удавалось проводить целые серии наступлений. На карте это выглядит мешаниной стрелок, в отличии от немецких чётких схем, но вряд ли в военной истории есть что-нибудь сравнимое по искусству владения обстановкой.

Глава 2 Оценка немецких потерь по официальным заявлениям немецкой стороны времён войны, военным и послевоенным немецким документам.

В ходе войны немецкое руководство сделало несколько заявлений, позволяющих оценить динамику немецких потерь. Анализ этой динамики любопытен и может привести к определённым выводам. Особенно, если сравнить эти заявления с реальными мобилизационными мероприятиями, проводимыми немецким руководством, а также с оценками независимых наблюдателей или противников Германии.

По состоянию на 1 марта 1939 года в немецкой армии состояло 3,2 млн. человек ([2] табл. 89). К 1 сентября 1939 года численность вооружённых сил Германии была доведена до 4,6 млн. человек, из них 2,7 млн. служили в сухопутных войсках, 1 млн. в резервной армии, остальные в ВВС и ВМФ. Всего имелось к началу мировой войны 103 дивизии, то есть на обеспечение боевой деятельности одной дивизии задействовалось около 45 тыс. человек военнослужащих ([6] стр. 123, 143). Такие скромные усилия сопровождались введением обязательной трудовой повинности для лиц от 18 до 25 лет ([5] стр. 30, 68). Число работающих женщин увеличено до 13,8 млн. человек, что составило треть всех рабочих и служащих. То есть в Германии того времени неработающая женщина была редкостью. С 1935 года до 2.02.39 года трудовая повинность была добровольной и рассматривалась как средство борьбы с безработицей.

Официально немцы называют свои потери убитыми в войне с Польшей 10572 человека, ранеными 30322 и пропавшими 3409 человек ([1] стр. 194). Хотя по сводке BA/MA RH 7/653 потери убитыми в Польше 16843, а пропавшими 320 человек. Число пропавших в 10 раз уменьшено, а количество убитых в 1,5 раза больше.

Уже 29.09.39 года трудовая повинность для женщин смягчается, к ней привлекаются только незамужние женщины от 17 (эта граница ужесточена) до 25 лет. Рабочий день для них устанавливается полдневный. То есть это скорее приучение к труду в запас рабочей силы, чем труд. Зато к труду привлекли 420 тыс. пленных поляков ([5] стр., 132, по [1] пленных поляков было 0,5 млн.). Кроме того, в октябре 1939 года установили трудовую повинность всего населения Польши от 18 до 60 лет обоего пола ([5] стр. 131, 132).

Потери в Норвегии обошлись в 1317 убитых и 2375 погибших в пути, бои в Греции 1484 убитыми и пропавшими ([1] стр. 194).

Перед наступлением во Франции немцы увеличили численность сухопутных сил до 3,3 млн. человек, то есть призвали 0,6 млн. и ещё какое-то количество для компенсации потерь в Польше. Было сформировано 40 дивизий, из них 9 охранных, остальные пехотные. Новые танковые дивизии переформировывались из лёгких ([6] стр. 154).

Потери во Франции составили 27074 убитых по [1] стр. 194. А по [5] стр. 154, ранено 111034, пропало без вести 18384 человека. В плен взято 1,8 млн. французов (по [6] 1,547 млн. стр.160), из них 0,8 млн. сразу вывезено в Германию на работы ([5] стр. 153, 292). Численность немецкой армии летом 1940 года была доведена до 5,6 млн. человек ([5] стр. 293). Это значит, что мобилизовано ещё 0,4 млн. человек не считая компенсации потерянных убитыми, пропавшими и инвалидами. К 22.06.41 года численность армии возросла до 7,4 млн. человек, то есть ещё мобилизовано 1,8 млн. человек. Это как раз число захваченных французских пленных. Видно, что Германия мобилизовала более 10% населения, а это более половины её мобилизационного потенциала. Однако трудовые ресурсы Германии не уменьшились, а увеличились. Строго говоря, и мобилизационный ресурс также увеличился. Население Германии вместе с Австрией весной 1941 года было 76 млн. человек, население оккупированных стран 129 млн. человек, население стран союзников Германии в Европе 78 млн. человек, а всего 283 млн. человек ([5] стр. 275).

Следует также учесть и население стран скрытых союзников, таких как Швеция, Швейцария, Испания и Португалия, Франция Виши, Турция. Вступление этих стран в войну зависело от ряда условий, например Швеция не могла не вступить в войну при устранении или усилении угрозы со стороны Англии (в любом из этих случаев Шведский нейтралитет оказывался без гарантий), иначе она автоматически выпадала из Европейской обоймы и лишалась будущего как суверенное государство. Пример Норвегии и Дании у Шведов был перед глазами. Вступление в войну Испании, остатков Франции и Португалии обуславливалось переносом центра тяжести войны в Средиземноморский регион, и было делом недалёкого будущего, сразу после победы над СССР. Также необходимо вступала в войну и Турция, как только эта война затрагивала непосредственно районы Закавказья и Ближний восток. Естественно, эти страны выступали в едином экономическом и политическом блоке с Германией, памятуя о том, что сторону в войне выбирают до начала военных действий. Значит, их вполне допустимо рассматривать как дополнительный трудовой, сырьевой, производственный, торговый, политический и военный ресурс Германии. Именно так Гитлер их и рассматривал, это следует, например, из записей Гальдера.

Операцию высадки на Британские острова Германия могла планировать, но осуществить не имела возможности по причинам, прежде всего, политическим. Это было не в интересах Германии. Ведь Английские доминионы, в этом случае, подпадали под влияние США. Также не в интересах Германии был протекторат США над Англией. В интересах Германии было заключение мира, даже почётного для Англии. В интересах Германии было сохранить Британскую империю, разделив с ней сферы влияния и ограничив этим, влияние США, причём Британия ничего не теряла. Правда при таком развитии событий Британия с неизбежностью становилась частью общеевропейской общности (причём не доминирующей, а подчинённой) в отдалённом будущем, когда Германия окрепнет и сумеет переварить завоёванное в Европе. Такое положение не устраивало Англичан ни при Наполеоне, ни при Гитлере. И Гитлер это понимал. Соответственно задача Германии в Европе была принудить Англию к миру путём постепенного завоевания регионов английского доминирования, Средиземноморья, Ближнего востока, Индии и так пока Англия не будет вынуждена признать Третью империю германской нации как свершившийся факт.

Задача завоевания мирового господства путём оккупации всего мира перед Гитлером тоже не стояла. Гитлер вполне понимал нереальность подобного акта. Главной целью Гитлера на 1941 год была Россия. Организация немецкого государства на территориях СССР по спартанскому образцу. Для этого население оккупированных областей резко сокращалось в численности на, примерно, 50 млн. человек (Дюков А.Р. «За что сражались советские люди.», Москва, «Яуза», «Эксмо», 2007) и организовывалось в подобие коллективных рабов – илотов. Незаконченные дела с Англией не мешали осуществлению этого плана. Наоборот, осуществив этот план Германия, выходила на такие позиции, которые обеспечивали ей доминирующее положение во всех мировых вопросах и делали отношения с Англией уже не столь важными.

Таким образом, удар по СССР должен был стать венцом всех усилий Гитлера. Какими силами он для этого располагал? Кроме уже мобилизованных 7,4 млн. немцев можно было призвать ещё миллионов 8. Но миллиона 3-5 надо было оставить для работы в самой Германии и организации оккупационного порядка. Дело здесь не в нехватке рабочей силы, которой было в избытке, а в том, что именно немцы должны организовывать порядок в Рейхе, иначе Рейх перестанет быть немецким. Таким образом, резерв для мобилизации составлял в лучшем случае 3-5 млн. человек. Однако при особом стечении обстоятельств можно было мобилизовать их все 7-8 млн., также при крайней нужде можно было заменить трудовые ресурсы женщинами, так как женщины для этой цели уже были подготовлены в рабочих лагерях имперской трудовой повинности. Кроме того, в Европе проживало большое количество фольксдойче, из их числа можно было мобилизовать 3-4 млн. человек. Кроме этого, подрастали призывные возраста, это давало 0,6 млн. человек ежегодно. Также, немецкую армию можно было разбавить призывниками из числа покорённых народов на 10-20%, или даже до 30%, но не больше, поскольку иначе возникала опасность немецкому доминированию в Рейхе. Это ещё 2-3 млн. человек, а если война затянется, и мобилизационные ресурсы придётся использовать полностью, то и все 6 млн. человек. В порядке экономии мобилизационного ресурса и передачи боевого опыта мобилизация в 1939 году началась со старших возрастов, Гитлер сразу планировал войну на длительную перспективу. Видно, что запас людей для армии при нормальном течении событий составлял 15-16 млн. человек, а при крайнем варианте около 25-30 млн. человек (за 6 лет войны подрастёт около 3,6 млн. призывников), трудовые ресурсы даже без женщин и военнопленных составляли 30-35 млн. человек. Кроме того, за время войны в немецкую армию призвали 0,5 млн. женщин (из книги «Вермахт за колючей проволокой.»), не считая вольнонаёмных. Такая подготовка обеспечивала возможность успеха при любом развитии событий, в том числе и при затягивании войны. Мы видим, что без особого напряжения Германия могла увеличить армию единовременно (без подрастающих за годы войны призывников) ещё на 9 млн. человек, а при некотором напряжении на 15-17 млн. человек.

По заявлениям немецкой стороны ([1] стр. 198), на 1.12.41 года, потери убитыми с 22.06.41 составили 162314, ранеными 571767, а пропавшими 33334 человека. При таком уровне потерь никаких трудностей с мобилизацией и восполнением потерь у немцев быть не должно, ведь эти цифры в сумме меньше чем численность резервной армии, на 22.06.41 года в ней состояло 1,2 миллиона человек. Между тем, в дневнике Гальдера и в воспоминаниях немецких генералов, в ротах на фронте к концу 1941 года некомплект личного состава достигал 40-60%. Но для дальнейшего анализа требуются данные о численности немецкой армии более подробные, чем можно найти в популярной исторической литературе.

Сведём найденные в разных источниках данные о числе немецких войск в таблицу, а недостающие цифры интерполируем линейно. Для сравнения дадим данные для советских войск из [2] табл. 6.

Таблица 3:

Когда имелась такая численность

Численностьнемецких войск,млн. чел.

Численность трудовых ресурсовв промыш-ленности Германии, млн. чел.

Численность советских войск (на 1 января, 1 июля, 1 декабря),

млн. чел.

Соотношение сил

Начало 1941 года

7,2 ([4] стр. 467)

-

3,9

1,85 к 1

К летней кампании 1941 года

7,4 ([5] стр. 293)

-

4,7

1,57 к 1

Конец 1941 года

8

-

7,7

1,04 к 1

Начало 1942 года

8,6 ([4] стр. 467)

35,5 ([4] стр. 467)

8,5

1,01 к 1

К летней кампании 1942 года

9,4 (Пауль Карель)

-

10,4

0,9 к 1

Конец 1942 года

9,5

-

10,5

0,9 к 1

Начало 1943 года

9,6 ([4] стр. 467)

36,6 (Пауль Карель)

10

0,96 к 1

К летней кампании 1943 года

11,2 (Пауль Карель)

-

11,4

0,98 к 1

Конец 1943 года

10,15

-

10,5

0,97 к 1

Начало 1944 года

9,1 ([4] стр. 467)

36,1 ([4] стр. 467)

10,7

0,85 к 1

К летней кампании 1944 года

9,365 ([6] стр. 239)

-

11

0,85 к 1

Конец 1944 года

9,6

-

10,7

0,9 к 1

Начало 1945 года

9,77 ([6] стр. 258)

-

11,1

0,88 к 1

К моменту капитуляции 1945 года

4,8 ([2] таб. 89)

-

10,8

0,44 к 1

Конец 1945 года

0

-

6,2

-

- Без учёта союзников с обеих сторон.

Анализируя таблицу 3 можно только удивляться, почему Германия допустила выравнивание соотношения сил к концу 1941 года, упустив тем самым явную свою победу? Удивительно, что ни к лету 1942 года, ни к лету 1943 года Германия не озаботилась созданием хотя бы небольшого перевеса в силах. Между тем за первый год войны с СССР потери немцев убитыми по их данным ([1] стр. 198) составили всего-то 271612 человек, пропавшими без вести 65730 человек. К ноябрю 1942 года потери убитыми в России декларировались в 350 тыс. человек, а к марту 1943 года убитых за всё время войны насчитали 542 тысячи ([1] стр. 198), а это меньше предвоенной численности резервной армии более чем вдвое. Ну что стоило призвать к концу 1941 года или к весне 1942 года, или к лету 1943 года на 1-2 миллиона больше? Победа была бы обеспечена!

Конечно, были ещё войска немецких союзников. Но наступления 1941 года производились при более чем полуторном перевесе в силах с немецкой стороны. Создать такой перевес в 1942 или 1943 годах означало бы победить.

Значит, не смогли. Значит, потери были такие, что весь ресурс, прибывавший по мобилизации, тратился на восполнение потерь.

Уже осенью 1941 года в Германии был призван весь контингент 1922 года рождения и встал вопрос о призыве лиц 1923 года рождения. Этих призвали к лету 1942 года. В начале войны мобилизация началась со старших призывных возрастов, с контингента 1894-1906 годов рождения. Значит, к осени 1941 года было призвано только за время войны уже не менее 16 возрастов, это около 8,8 млн. человек немцев границ Германии 1937 года, считая среднюю численность призывного возраста по Кейтелю в 550000 человек. Следовательно, в течении лета-осени 1941 года призвано не менее 1,4 млн. человек. Ведь численность армии на 22.06.41 была 7,2-7,4 млн. человек.

После поражения под Сталинградом в Германии объявили о тотальной мобилизации ([4] стр. 435). Была объявлена мобилизация мужчин от 16 до 65 лет и женщин от 17 до 45 лет. Конечно, не все попадали в войска, женщины и негодные к службе мужчины попадали в трудовую повинность или другие имперские службы. Кроме того, из заключения освобождались преступники со сроками наказания до 12 лет, если они соглашались служить на "Восточном фронте". Если бы потери немцев убитыми к лету 1943 года составляли всего 542 тыс. человек, как они сообщают ([1] стр. 198), то это меньше половины предвоенной численности армии резерва. На 22.06.41 года армия резерва имела численность 1,2 млн. человек. В этом случае не только тотальную, но и обычную мобилизацию объявлять было бы незачем. Если нет потерь, зачем мобилизация? Ведь эти потери легко восполнить призывом всего одного призывного возраста, средняя численность призывного возраста одного года в Германии границ 1937 года, как пишет Кейтель, была 550 тыс. человек. Это с учётом тех возрастов, которые пострадали от уменьшения числа рождений Первой мировой войны. А обычно численность призывного контингента одного года 700000 человек именно для возрастов 1920-24 годов рождения ([1] стр. 489).

В октябре 1944 года была объявлена "сверхтотальная" мобилизация ([4] стр. 467). Всех непригодных к службе мужчин от 16 до 65 лет собирали в батальоны "Фольксштурма". Это были крепостные войска, милиционного типа, для обороны "Фестунгов", опорных пунктов в городах Германии. Кроме того, была объявлена трудовая повинность мужчин старше 65 лет и женщин до 55 лет. Более тотальную мобилизацию трудно представить. Между тем, все официальные потери немецкой армии от начала войны в этот период легко восполнялись призывом двух-трёх призывных возрастов одних только немцев Германии границ 1937 года.

Остаётся сделать вывод, что цифры немецких потерь занижены. Порядок занижения можно получить, сравнивая эти цифры с данными советской стороны или с данными независимых наблюдателей. Например, наблюдатели США на 11 декабря 1941 года оценивали потери немцев убитыми в 1,3 млн. человек, что примерно в 8 раз больше немецкой цифры 167 тыс. человек на 1 декабря 1941 года ([1] стр. 198). По заявлениям Совинформбюро общие потери немцев за лето и осень 1941 года составили около 6 млн. человек, значит безвозвратные потери около 2 млн. человек. Это в 12 раз превышает заявления немецкой стороны.

Логично предположить, что для ведения согласованной дезинформации немцы ввели коэффициент 10 для озвучивания своих потерь, как для общественности, так и в пропагандистских документах. Этот коэффициент удобен тем, что им легко пользоваться. Тогда получится, что к марту 1943 года немецкая армия потеряла убитыми за время мировой войны 5,42 млн. человек. Теперь мы легко поймём немецкие трудности с мобилизацией. Ведь уже к лету 1943 года в армию было призвано 11,2 (численность немецкой армии по Паулю Карелу) плюс 5,42 (потери убитыми от начала войны) плюс на замещение выбывших по инвалидности и пропавших без вести, всего более 16,62 млн. человек. Мобилизационные ресурсы были опустошены. Поражения 1943 года окончательно превратили поток мобилизации в ручеёк подрастающих возрастов.

Также законно предположение о том, что коэффициент 10 применялся и к числу раненых и к числу пропавших без вести. Однако практическое применение такого метода фальсификации своих потерь требует учёта некоторых тонкостей. Если просто применять такой коэффициент ко всем видам потерь и родам войск, то ложь станет очевидной. Поэтому потери всей армии записывались в потери сухопутных войск и делились на 10, а отдельными строками, как потери ВВС и ВМФ выписывались потери соответственно лётного, лётно-технического и аэродромного персонала ВВС и потери плавсостава ВМФ. А также потери этих ведомств в самостоятельных операциях, например потери десантников при захвате Крита входят в число потерь ВВС. Ведь потери лётного и плавсостава должны соответствовать количеству потерянных судов и самолётов, а их противник может посчитать и обязательно посчитает, хотя бы приблизительно, значит, эти потери на 10 делить нельзя и следует их представить как потери всех ВВС и ВМФ.

На коэффициент 10 не делились потери на западных фронтах. Это видно при сравнении оценок немецких потерь союзным командованием на западе и потерь по 10-ти дневным сводкам ОКХ, они отличаются не так значительно, как советские и немецкие оценки на советско-германском фронте. Конечно, и тут не обошлось без сглаживания потерь и записывания потерь убитыми в потери пропавшими. Но масштабы этих фальсификаций уже не столь наглые. Это понятно, на западе масштабы боёв значительно меньше и столь серьёзную подтасовку легко раскрыть, а влияние средств массовой информации англо-американцев на европейское население было не меньшим, чем у ведомства Геббельса. Кроме того, и в 1941 и в 1944-45 годах немцы рассчитывали заключить договорённость с западными союзниками о мире и совместной войне против СССР, сильно подтасовывать потери на западе было им не удобно. И самое главное, отсутствие значительных фальсификаций на западе придавало достоверность фальсификациям на советско-германском фронте.

На сайте http://ww2stats.com/index.html опубликованы документы немецкой статистики потерь. И в их числе есть так называемые 10-ти дневные сводки ОКХ, в которых представлены потери немцев по декадам с 22.06.41 по 20.04.45 годов.

Анализ этих сводок показывает, что форма графика потерь вполне соответствует как основным событиям и ходу войны, так и форме графика потерь советских войск на основном фронте войны. Но значения потерь сильно занижены. Они не соответствуют численно, для сухопутных войск, данным сводок подобным BA/MA RM 2/1355 или BA/MA RH 7/653, но соответствуют формой графика. Вероятно, что фальшивая отчётность составлялась на основе реальной, одновременно несколькими фальсификаторами, в разное время, на основе одинаковых и реальных исходных данных и по единой методике.

На графике потерь убитыми в подекадных сводках наблюдаются следы занижения их числа в 1943 году. Это от желания сгладить потери по отдельным периодам войны, по отдельным битвам. Например, в 10-ти дневных сводках ОКХ, потери убитыми 6 армии за январь и февраль 1943 года переходят из декады в декаду одной цифрой, а потери раненными и пропавшими меняются в первой декаде февраля, причём раненых становится меньше. Хотя генерал Г. Дёрр в книге "Поход на Сталинград" М. 1957 стр.123. имел сведения о 100 тысячах убитых за последнюю неделю января 1943 года в 6 армии, и его данные подтверждаются количеством похороненных советскими войсками в Сталинграде 147,2 тыс. немецких трупов. В июле 1943 года в подекадных сводках ОКХ даны те же данные, что и в июне. И таких моментов очень много в этих сводках. Какое отношение было бы к трудам Кривошеева и его команды, если бы в его работе [2] были бы такие несуразности? А ведь и то и другое составлялось по реальным донесениям войск и настоящим штабным документам, разница лишь в том, что Кривошеев ничего не фальсифицировал, в отличии от немцев. Складывается устойчивое впечатление того, что писаря в ротах вели свою отчётность много тщательнее немецких штабных генералов. И утверждать, что немцы подтасовывали свои потери не более чем в 2 раза, значит признавать, что эта отчётность показушная, а значит глупо было бы в ней мухлевать по мелочам. Наоборот, вся эта липовая документация и рассчитана на то, чтобы создать впечатление занижения потерь раза в 2, в то время как на самом деле они занижены в 10 раз.

Чтобы получить из подекадных сводок реальное число убитых и раненых, надо умножить эти потери на советско-германском фронте на 10 и прибавить к ним потери на западном фронте. Тогда потери убитыми немецкой армии составят на 31.12.44 года 9176685 человек, ранеными 35560794 человек, а на 20.04.45 года убитых будет 10259939, а раненых 40637535 человек. Конечно, число раненых здесь есть число случаев ранений и случаев заболеваний. Это видно из соотношения раненых и убитых, которое менялось по годам от 3,6 до 4,8, а в среднем составило 4. Число людей лечившихся в госпиталях будет примерно в 1,5 раза меньше ввиду случаев неоднократных ранений. То есть те, кто был ранен несколько раз, в госпитальной статистике будет записан как один человек. Здесь следует вспомнить немецкую госпитальную статистику, опубликованную в 1951 году в ФРГ ([1] стр. 465). Если сообразуясь с здравым смыслом считать, что из 29,5 млн. человек прошедших через немецкие госпиталя 20,8 являются ранеными, а 8,7 больными, а вовсе не наоборот, как утверждают немцы, всё очень согласуется.

Сложнее обстоит дело с пропавшими без вести. График потерь пропавших согласуется с графиком числа попавших в советский плен по форме, кроме двух, явно искусственных пиков, в 1 квартале 1943 года и 3-4 квартале 1944 года. Но численно этот график существенно ниже графика поступления пленных в советский плен, начиная с 3 квартала 1942 года и до конца войны. За исключением тех же двух искусственных пиков в 1 квартале 1943 года и 3-4 кварталах 1944 года. Количество попавших в плен, из числа пропавших, немцам было не известно. Для большего правдоподобия, в периоды особенно больших потерь пропавшими, их на 10 не делили, а оставляли, как есть. Так и образовались эти два пика. В 1 квартале 1943 года этот пик составил 227378 человек, а в 3 и 4 кварталах 1944 года 569946 человек. Всего 797324 человека пропавших на советско-германском фронте на 10 не делились и это надо учитывать при расшифровке немецких сводок.

Если учесть эти моменты в отношении пропавших без вести, то на 31.12.44 года их будет 4591511 человек, а на 20.04.45 года уже 7541401 человек. Общие безвозвратные потери составят на 31.12.44 года 13768196 человек, а на 20.04.45 года 17801340 человек по 10-ти дневным сводкам ОКХ. К концу 1944 года в советском плену оказалось около 1,8 млн. немцев и их союзников. А в англо-американском около 0,6 млн. и ещё 0,4 взятых к тому времени во Франции. Тогда убитых из числа пропавших без вести к этому сроку было около 2 млн. человек, 43% от всех пропавших или 22% от учтённых убитых. К концу апреля 1945 года советские войска взяли ещё 1,3 млн. пленных и англо-американцы около 2 млн., что соответствует числу пропавших без вести немцев за этот срок. Остальных пленных добрали уже в мае. При этом видно, что убитых в числе пропавших в 1945 году уже нет, все оказались в плену. Это может происходить от того, что у немцев имел место недоучёт пропавших не менее чем на 0,6 млн. человек (из них 0,3 млн. погибли) или от того, что англо-американцы переучли количество пленных, включив в них часть гражданских лиц. Возможно, оба фактора имели место одновременно.

Есть ещё нюанс, связанный с отношением раненых и убитых, это отношение в ходе войны у немцев росло. А должно было наоборот, падать, поскольку условия эвакуации раненых ухудшались. Это может означать увеличение числа убитых в числе пропавших без вести, вероятно, искусственное. Либо просто занижение числа убитых. Для 1945 года, вероятно, имел место недоучёт числа убитых на 0,5-0,7 млн. человек, а для 1943-44 годов, возможно, около 1,5-2 млн. убитых были записаны в пропавшие. Тогда график изменения соотношения раненых и убитых будет похож на правду.

Подтасованные подекадные сводки ОКХ составлялись на основе реальных подекадных сводок ОКХ. В них входили потери армии, СС, наземных частей ВВС и ВМФ, вспомогательных формирований, фольксштурма оперативно подчинённых ОКХ с 22.06.41 по 20.04.45 годов. В этих сводках потери убитыми урезались в январе и феврале 1943 года, а также в июле и августе 1943 года в общей сложности на 300 тыс. человек по убитым без деления на 10. С делением на 10 соответственно 30 тыс. человек. В 1944 году уже около 1,1 млн. убитых было записано в пропавшие. Причём эти сводки фальсифицировались, вероятно, уже Гальдером после войны во время, когда он возглавлял комиссию 300 немецких генералов по заданию военно-исторической службы армии США. После чего часть итоговых данных из этих сводок, для большей достоверности и некоторые, не вошедшие в эти сводки данные за июнь 1941 года и уточняющие данные за август этого года, он включил в свой дневник вместе с некоторыми редкими связками с текстом и смыслом дневника. Комиссия работала с 1950 по 1961 год, а дневник он публиковал с 1962 по 1964 год. За эту работу Гальдера наградили орденом "За доблесть", высшей наградой США для иностранцев.

Документы подобные BA/MA RM 7/807 составлялись на основе реальных сводных штабных документов. Они включали в себя все потери на западе, включая погибших до 22.06.41 года и умерших от ран в госпиталях до 31.12.44 года, а также все потери ВВС и ВМФ, в том числе и лётного и плавсостава. В документе BA/MA RH 7/653 все умершие от ран записаны в потери на востоке. В помесячных потерях они ни как не выделены, это была бы слишком утомительная работа для фальсификаторов. В документе BA/MA RM 2/1355 вообще не упоминается, есть ли в составе потерь умершие от ран в госпиталях. В документе BA/MA RM 7/807 их всё же выделили отдельной строкой, как и эрзацвойска, правда, там потеряли часть потерь на западе. К единому мнению так и не пришли и забросили составлять эти липовые сводки. Но после войны, уже по приказу своих американских хозяев снова вытащили свои недописанные подделки и легко выдали их за настоящую отчётность.

Конечно, такую фальсификацию могли проводить только военные специалисты. Этим занимались специальные люди, мне известен (из [1] стр. 207-208) генерал Рейнеке, глава департамента пропаганды германского высшего командования, в доме которого в июле 1945 года был обнаружен журналистами агентства Рейтер Фленсбургский архив, якобы совершенно секретный. Этому архиву принадлежит, очевидно, например документ BA/MA RM 2/1355 из числа документов опубликованных на сайте http://ww2stats.com/index.html.

Но, если данные BA/MA RM 2/1355 совпадают с данными документов Фленсбургского архива, то данные BA/MA RH 7/653 уже не очень совпадают. В разделе распределения потерь по театрам действий в документе приведённом в [1] на стр. 210, сумма не сходится с итогом на 23 тыс. по убитым и на 93 тыс. по пропавшим. В документе BA/MA RH 7/653 итоговые цифры совпадают с Фленбургским документом, и сумма сходится, но за счёт странных манипуляций, потери в Польше и Норвегии выделены из потерь на западе до 30.05.44 года, а сами эти потери оставлены прежними. Потери пропавшими в войне против СССР просто увеличены на 90 тыс. человек.

Подобные документы легли в основу таблицы 86 в [2]. Известен профессор Шрам, состоявший при штабе верховного главнокомандования вермахта руководителем "военного дневника". В его данных из [1] стр. 208, цифра потерь пропавших без вести совпадает с данными сводки бюро учёта потерь ОКВ за 31.01.45 года, приведёнными в таблице 86 в [2], но цифры убитых очень сильно уменьшены.

Всё это чистой воды пропагандисты при званиях и учёных степенях. Довольно глупо утверждать, как это делают авторы [2], что до 1945 года учёт потерь вёлся у немцев правильно, а в 1945 году перестал вестись. Пока штабы работают и управляют войсками, учёт потерь, как необходимая часть управления будет вестись максимально точно. Ошибки и неточности в немецких сводках потерь, поскольку это не первичная документация, а много раз обработанная в штабах разного уровня, прямо показывают, что имеющиеся сейчас в распоряжении историков документы являются специально изготовленными во время войны фальшивками, а не рабочими документами штабов. Известны сводки за ноябрь 1944 и декабрь 1944 года, за январь 1945 года, причём они противоречат друг другу и, похоже, не являются частью регулярной отчётности, а это просто разные варианты подтасовок, черновики расчётов. Само количество разных вариантов по сути одного и того же документа уже свидетельствует об этом. На это указывает факт нерегулярности составления этих бумаг и прекращения составления сводок, подобных BA/MA RH 7/653 в январе 1945 года, военного дневника в марте, 10-ти дневных сводок ОКХ после 20 апреля. И большие пробелы в этих сводках, в подекадных сводках пробелы как в 1945 году, так и в 1941 нет сведений за июнь. В BA/MA RM 7/807 в разделе потерь по театрам действий нет Польши, а общий итог не сходится с заявленным на 17051 человек по убитым и на 687 человек по пропавшим. Сводка BA/MA RM 7/807 содержит ошибку в итоговых потерях ВВС в 100 тыс. человек вызвавшую занижение общих потерь убитыми. В сводке BA/MA RH 7/653 потери пропавшими всей армии в 1943 году, в январе 126108, в феврале 15548, а в подекадных сводках ОКХ потери только 6 армии с 20.01.43 по 10.02.43 пропавшими 199516. Сводка бюро учёта потерь ОКВ за 31.12.44 совпадает с BA/MA RM 7/807, но содержит на 838,4 тыс. человек раненых меньше, чем такая же сводка за 31.01.45 года. В [2] таблица 86 количество раненых за январь 1945 года уменьшилось на 838,4 тыс. человек потому, вероятно, что манипуляции с числом убитых требовали менять и число раненых, чтобы соотношение потерь сделать более естественным. Вероятно, исключены случаи заболеваний в не фронтовых частях. Видимо фальсификатору казалось, что так будет правдоподобнее.

Такие ошибки в немецких документах о потерях можно перечислять ещё долго. А зачем аккуратность в сводках предназначенных для частичного оглашения по радио и в газетах в виде итоговых цифр?

То есть раньше, чем сдалась армия, постепенно прекратил работу её пропагандистский аппарат, но никак не штабы. Когда союзники после победы потребовали у немецкого командования дать им сведения о потерях за 1945 год, то немецкие генералы вычисляли эти потери расчётом по среднемесячным пропагандистским потерям последних месяцев 1944 года, то есть в мае 1945 года многие пропагандистские сводки за 1945 год ещё не были изготовлены. Пропагандистские подтасовки в 1945 году следовало постепенно прекратить ещё и потому, что сведения сводок за последние декады могли быть проверены победителями допросом пленных. Но это не означает, что не вёлся настоящий учёт потерь. Обязательно вёлся. Но о нём ничего не известно, кроме того, что сказал Кейтель о 150-160 тыс. среднемесячных потерь в сухопутных силах в периоды затишья на фронтах.

Отсюда следует и такая тонкость, что количество раненых, находящихся в госпиталях в ноябре и декабре 1944 года, в BA/MA RM 2/1355 и в BA/MA RM 7/807 примерно равно количеству больных. Это сделано для приведения в соответствие госпитальной статистики с данными пропагандистских сводок. Сделано это, очевидно путём отнесения к числу больных всех раненых со сроками излечения в пределах одного месяца. Количество среднемесячных потерь больными в дневнике Гальдера летом 1941 года указано в 50 тыс. человек, а зимой 1942 года 60 тыс. человек. Это примерно соответствует таким потерям Красной армии в 1942-43 годах. Нет оснований считать, что в 1944 и 45 годах в немецкой армии потери больными были существенно выше, чем в советской. То есть количество больных в госпиталях среднемесячно на 1945 год должно быть 80-90 тыс. человек, не более 100 тысяч, а никак не 300 тысяч. Результатом этой фальсификации и стало то, что больных в госпиталях насчитали за войну 20,8 млн. человек, а раненых 8,7 млн. человек. Ведь средний срок излечения раненых 2,5 месяца. Соответственно, если записать все сроки излечения до 1 месяца в больные, то больных и будет в 2,5 раз больше, чем раненых. Хотя одновременно в госпиталях больных будет половина от числа лечившихся. Конечно, этот момент фальсификаторы видели, но исправить его им было сложно.

Однако, понятно, что такое соотношение больных и раненых в истории войн не случалось со времён средневековья, но и тогда оно было лишь при наличии серьёзных внешних причин, эпидемий холеры, дизентерии или чумы. К тому же, такое количество больных должно вызывать и повышенную смертность от болезней, но по документам BA/MA RM 2/1355 и BA/MA RM 7/807 этого не наблюдается. Смертность от болезней, несчастных случаев и самоубийств не выше, в процентном отношении к числу убитых от действий противника, чем в советской армии в 1943-45 годах. В советской армии в 1941 и 42 годах по этой статье потери более высокие, но это объясняется не устоявшимися правилами учёта, кого считать погибшим от несчастного случая, а кого от действий противника. Это показывает, что число погибших от происшествий и болезней в немецких сводках так же делилось на 10.

Несколько более высокая доля не боевых потерь в советской армии в 1941-42 годах по сравнению с последующими периодами не должна удивлять, правила учёта в начале войны ещё не устоялись. От принятых правил учета, вероятно, зависит и повышенная доля потерь пропавшими без вести в немецкой отчётности. Если сравнить соотношения потерь убитыми и пропавшими за 1944-45 годы советских войск по [2] и немецких по 10-ти дневным сводкам ОКХ за 1941-42 годы, когда потери пленными у сторон были минимальными, выяснится, что у советских войск пропадало около 10-12% от числа убитых, а у немецких более 20%.

Число погибших от ран показано в сводке BA/MA RM 7/807 в разделе потерь по театрам действий и равно 289938 человек на 31.12.44 года. Умножим это число на 10 и получим настоящую цифру умерших от ран к тому времени 2899380 человек. А поскольку немецкая медицинская статистика определяет летальность в 10% от числа лечившихся, то умножим ещё раз на 10. Получим примерно ту цифру, которую статистики ФРГ озвучили в 1951 году как количество лечившихся в госпиталях 29,5 млн. человек ([1] стр. 465). Полмиллиона могли умереть в течении 1945 года, как видим все цифры сходятся довольно чётко, вот что означает хвалёная немецкая аккуратность.

Следует понимать, что 20,8 млн. раненых и больных со сроками излечения до 1 месяца и 8,7 млн. раненых и больных со сроками излечения более 1 месяца, это количество людей прошедших через госпиталя. Но поскольку многие болели и были ранены по нескольку раз, то общая цифра случаев ранений и заболеваний была существенно выше.

Рассмотрим этот момент в советской армии. По [2] стр. 55 и стр. 60 видно, что ранений на фронте 15,2 млн. случаев, заболеваний 3,1 млн. случаев вместе с обморожениями. Исходя из того, что треть из них являются повторными, получим 10 млн. раненых и 2 млн. заболевших. Тогда соотношение смертей на фронте к случаям ранений 1 к 3, к количеству раненых 1 к 2, а 1,1 млн. погибших от ран составят 10% к числу раненых, как и в немецкой армии. Но количество госпитализированных составило за войну 22 млн. человек, на 10 млн. больше. Авторы [2] объясняют это поступлением в госпиталя заболевших и раненых из не фронтовых частей, маршевых и партизанских формирований, формирований гражданских ведомств. Отсюда видно, что в не фронтовых частях за год в среднем каждый второй военнослужащий хоть раз побывал в госпитале, а на фронте болезней вызывавших госпитализацию было крайне мало. Как указывает в книге "Великая оболганная война", "Яуза", "Эксмо", 2005, на стр. 453, Игорь Пыхалов, в архиве ВММ МО СССР хранится свыше 20 млн. историй болезней и более 32 млн. карточек учёта поступивших в войну в госпиталя военнослужащих. То есть количество случаев ранений и заболеваний на треть превосходит число прошедших через госпиталя. Из них 18,3 млн. случаев заболеваний и ранений произошли в действующей армии, а 14 млн. в других частях армии. Следовательно, и у немцев на 29,5 млн. человек прошедших через госпиталя должно приходится около 45 млн. случаев ранений и заболеваний. А это примерно в 10 раз больше цифр указанных в [2] таблица 86 для немецкой армии (5 млн. за 1944 год и 4,2 млн. за январь 1945 года нарастающим итогом) и во столько же больше данных 10-ти дневных сводок ОКХ, где раненых 4708977 человек до 20.04.45 года.

Поскольку в сводке BA/MA RM 7/807 число 289938 человек умерших от ран в госпиталях даётся отдельной строкой, то стоит рассмотреть её подробнее.

По сводке BA/MA RM 7/807 количество убитых в сухопутных силах на востоке 1094557 человек на 31.12.44 года, а в подекадных сводках ОКХ на эту дату 906901 человек убитых на советско-германском фронте. Разница 187656 человек. Если прибавить потери группы "Норвегия", разница будет ещё больше и составит 204284. Эта разница, вероятно, должна представлять собой не боевые потери умершими от болезней, несчастных случаев, приговоров судов и прочих. Но все не боевые потери сухопутных войск на западе и востоке равны 157482 человека. Явно 46802 приписаны из других статей или в сводках ОКХ вычищены из потерь убитыми. С учётом не боевых потерь на западе эта невязка составит около 60-70 тысяч.

Таким образом, чтобы из числа убитых в сухопутных силах 1592799 человек по сводке BA/MA RM 7/807 получить реальную цифру потерь убитыми на конец 1944 года, надо из него вычесть все потери на западе, включая туда и нераспределённые по ТВД 17051 убитых и эрзацвойска. Это будет 191676 человек погибших на западе. Теперь надо умножить полученную цифру на 10. И опять прибавить потери на западе. Получится 14202906 человек. Вычитая погибших от ран с умножением его на 10, получим 11303526 человек. А по сводкам ОКХ должно быть 9176685 человек. Разница 2126841 человек. Эту разницу не объяснить потерями до 22.06.41 года. По данным военного дневника профессора Шрама цифра убитых будет ближе к данным 10-ти дневных сводок ОКХ. Понятно, что эти документы фальсифицировались разными людьми и в разное время. Причины расхождения кроются в желании составителей сводки BA/MA RM 7/807 увеличить потери убитыми на советско-германском фронте, чтобы сделать их правдоподобнее. Гальдер, когда фальсифицировал сводки ОКХ, уже был уверен в поддержке американского и европейского аппаратов пропаганды и меньше заботился о таком увеличении. Поэтому, убитых Гальдер переводил в пропавшие.

Вместе с ВВС и ВМФ будет 14386996 человек убитых по сводке BA/MA RM 7/807.

Санитарные потери по таблице 86 в [2] можно определить аналогично. Вычтем из 5026404 ранений на 31.12.44 года в сухопутных силах потери на западе всего, примерно, в 600000 и умножим на 10, тогда ранений будет учтено 44264040 вместе с заболеваниями. Это естественно больше числа лечившихся в госпиталях, поскольку многие попадали в госпиталь по два и более раз. Потери ранеными расшифрованные по 10-ти дневным сводкам ОКХ на этот период 35560794 случая. Здесь разница в 8703246 случаев может объясняться тем, что в подекадных сводках ОКХ из числа ранений исключены случаи заболеваний и ранений в не фронтовых частях, в армии резерва, внутренних районах и прочих гарнизонах.

Наибольшие трудности у фальсификаторов вызвали потери пропавшими без вести. Эти потери так же пришлось делить на 10, и пока немецкая армия не стала терять большое количество людей пленными, всё было хорошо. Но, начиная с 2 квартала 1942 года, количество пропавших на восточном фронте по 10-ти дневным сводкам ОКХ начинает катастрофически отставать от числа взятых Красной армией пленных. И продолжало отставать всё больше до самого конца войны. Немецкие фальсификаторы не могли знать, сколько пленных взяла Красная армия в то или другое время, могли только предполагать. И они сделали два таких предположения. В 1 квартале 1943 года оставили неразделёнными на 10 пик на графике потерь пропавшими 227378 человек, а в 3 и 4 кварталах 1944 года 569946 человек. Всего 797324 человека. Это по 10-ти дневным сводкам ОКХ. По другим документам эти пики могут слегка отличаться, а по BA/MA RH 7/653 отличаются довольно сильно, но тоже просматриваются, хоть их там постарались размазать по разным месяцам поравномернее. В сводке BA/MA RM 7/807 количество пропавших в сухопутных силах 1609698 человек, что на 102344 меньше, чем в подекадных сводках ОКХ. Фальсификаторы старались сохранить правдоподобность. Но не знали как, поскольку не знали количества попавших в плен немцев.

Таким образом, для определения потерь пропавшими на конец 1944 года по BA/MA RM 7/807 из итоговой цифры пропавших в сухопутной армии 1609698 человек, надо вычесть всех пропавших на западе примерно в 594558 человек. Это сумма потерь на западе из того же документа с прибавлением недоучёта 687 человек. И вычесть 797324 человека не подвергавшихся делению на 10, определённых выше по сводкам ОКХ. Полученную цифру следует умножить на 10, а потом прибавить к ней потери пропавшими на западе и ещё 797324 человека. Получится 3558009 человек пропавших без вести в сухопутных силах к 31.12.44 года, что на 1033502 человека меньше, чем по 10-ти дневным сводкам ОКХ. А всего по армии, с учётом лётчиков 148450 и моряков 100256 человек, будет 3806715 человек пропавших. Можно констатировать, что либо в сводке BA/MA RM 7/807 число пропавших занижено на 1 млн. человек, либо в сводках ОКХ завышено на столько же ещё до деления на 10. Выше я уже рассматривал, что количество пропавших без вести завышалось за счёт уменьшения убитых. В советский плен к тому моменту попало 1836996 человек военнослужащих стран оси по [2], таблица 90, а в англо-американский, вероятно, до 1 миллиона.

Число уволенных из армии тоже фальсифицировали. Ведь по книге [2], таблице 89, в промышленность направлено 2 млн. человек и инвалидов 2,5 млн. человек. Это вполне логично, ведь по количеству инвалидов можно примерно определить число раненых и убитых. По BA/MA RM 7/807 применяя описанную мной методику, то есть, вычитая из 395357 уволенных в сухопутных силах потери на западе в 10% от числа раненых на западе, то есть 60000, и умножая на 10, а потом прибавляя вычтенное, получаем число 3413570 человек уволенных из сухопутных сил. Добавляя уволенных из ВВС и ВМФ, получим 3474949 человек уволенных по всей армии по здоровью. То есть 11,8% от числа побывавших в госпиталях. Или 7,9% от числа случаев ранений и заболеваний. Что примерно соответствует советской статистике потерь.

Число не боевых потерь, от несчастных случаев, самоубийств, приговоров судов, болезней и прочие, тоже фальсифицировали. Было бы странно, если бы не боевые потери сравнялись по величине с боевыми. Но для многомиллионной армии, активно воюющей несколько лет, не боевые потери не могут быть 157482 человека в сухопутных силах. В процентном отношении к числу убитых эти потери похожи на аналогичные потери советской армии. Только эти потери потому и называются не боевыми, что зависят не столько от боёв, сколько от общего числа военнослужащих, условий жизни в поле, уровня медицины, количества и интенсивности использования опасных технических средств, соблюдения техники безопасности и подобных факторов. Здесь фальсификаторы не учли того, что при сравнимой численности армий и условий их жизни не боевые потери тоже должны быть сравнимы. Поэтому эту цифру также надо высчитывать описанным выше способом. Из 157482 надо вычесть потери на западе, но я их не знаю. Исходя из процентных соотношений в 10% к числу убитых, определю их в 20000 человек. Затем надо умножить на 10. Потом прибавить потери на западе. Не боевые потери составят к 31.12.44 года 1394820 человек в сухопутных силах и 1425773 человека по всей армии.

Всего безвозвратные потери за время с 9.39 по 12.44 года по сводке BA/MA RM 7/807 составят 23094433 человека убитыми, умершими от ран, болезней, происшествий, пропавшими без вести и уволенными по здоровью. Из них около 3 млн. находились в плену, а ещё 3,5 млн. были уволены по здоровью. Погибших будет около 16,5 млн. человек. По подекадным сводкам ОКХ безвозвратные потери 13794512 человек без умерших от ран и уволенных. А также без погибших до 22.06.41 года и без потерь лётного и аэродромного персонала ВВС и плавсостава ВМФ. Из них пропавших 4,6 млн. человек против 3,5 млн. пропавших по сводке BA/MA RM 7/807.

Конечно, фальшивки есть фальшивки, и никогда нет уверенности, что в них не приписана пара миллионов в ту или другую сторону.

В настоящее время пользуются популярностью исследования Оверманса. По его данным погибших немцев было 5,3 млн. человек. Таблица с распределением этих потерь по месяцам войны есть на сайте http://ww2stats.com/index.html. Но, посмотрев на эту таблицу сразу можно сказать, что форма графика потерь не соответствует основным событиям войны и форме графика потерь советских войск тоже. Не соответствует динамике изменения соотношения сил на фронте, интенсивности боёв и вообще не соответствует физической сути описываемого процесса. Дело в том, что потери войск характеризуют не их слабость, а их силу. Вернее затраченное ими усилие. На графике потерь убитыми для советских войск максимум приходится на 1943 год. Именно тогда, в результате этого усилия, Красная армия закрепила за собой стратегическую инициативу, и советское руководство получило возможность не всё сразу направлять на фронт, а создавать крупные стратегические резервы в армии и народном хозяйстве. Например, в 1944 году стал строиться Владимирский тракторный завод, а решение о его строительстве принималось в 1943 году и ресурсы для этого выделялись тогда же. У немцев пик потерь по их фальсифицированным сводкам приходится на конец 1943 года, когда они предприняли самое своё мощное усилие по перехвату утраченной инициативы. После этого график немецких потерь непрерывно падает и военное усилие тоже. Это закон природы, больше сила, больше сопротивление (если оно не сломлено), больше потери. После 1943 года немцы уже не могли создавать стратегические резервы способные повлиять на фронтовую ситуацию. Их возможности падали, а с ними падали и потери убитыми, хотя потери пропавшими и пленными нарастали. А график Оверманса непрерывно нарастает, чуть ли не по экспоненте. Нет, в 1945 потеряли на 300 тыс. меньше, чем в 1944, но ведь за 4 месяца. Получается, что военное усилие Германии асимптотически стремится к бесконечности вместе с эффективностью Красной армии. Поскольку Красная армия это усилие успешно блокировала, неся всё меньше потерь. Глупость полная.

Оверманс прекрасно видит это несоответствие, поэтому намекает на то, что в составе определённых им потерь есть погибшие в плену. Иными словами он предлагает считать его график потерь графиком расстрела немецких военнопленных. Нет предела фашистской наглости.

В лучшем случае этот график описывает степень сохранности немецкой учётной документации. Использование данных Оверманса не представляется возможным ввиду их сомнительности. Возможно, после объективной критики его исследования в нём и нашлось бы рациональное зерно, но такой критики, как всегда с работами зарубежного происхождения, не проводилось.

Сведём данные о немецких потерях из расшифрованных сводок ОКХ в таблицу.

Таблица 4:

Период войны

Потери немцев убитыми

Потери немцев ранеными

Потери немцев пропав-шими и пленными

Потери другой стороны убитыми

Потери другой стороны ранеными

Потери другой стороны пропав-шими и пленными

Соотно-шение потерь убитыми

Средне-суточные потери убитыми у немцев

Средне-суточные потери убитыми у другой стороны

Польша с 1.09.39 по 5.10.39, всего 35 суток

10572 [1]

30322 [1]

3409 [1]

66300 [1]

198000*

500000 [1]

0,16

302

1894

Франция с 10.05.40 по 22.06.40 всего 42 суток

27074 [1]

111034 [5]

18384 [5]

Франц. 84000 [6], англ. 10000 [1], всего 94000

Франц. 252000*, англ. 30000*, всего 282000

Франц. 1547000 [6], англ. 40000 [1], всего 1587000

0,29

645

2238

СССР с 22.06.41 по 31.12.41 всего 190 суток

1737220

6213080

358730

465381 [2]

1336147 [2]

2335482 [2]

3,7

9143

2449

СССР с 1.01.42 по 31.12.42 всего 365 суток

2261850

8400630

520870

1373616 [2]

4111062 [2]

1515221 [2]

1,6

6197

3763

СССР с 1.01.43 по 31.12.43 всего 365 суток

2552570

9768270

1280088

1568708 [2]

5545074 [2]

367806 [2]

1,6

6993

4298

СССР с 1.01.44 по 31.12.44 всего 365 суток

2517370

10816810

1863362

1212062 [2]

5114750 [2]

167563 [2]

2,1

6897

3321

СССР с 1.01.45 по 9.05.45 всего 99 суток

985120

4721830

2519090

557645 [2]

2212690 [2]

68637 [2]

1,8

9951

5633

Запад с 22.06.41 по 9.05.45 всего 1384 суток

205809

716915

1025577

Англия 296984 США 192056 [1] всего 489040

Англия 281500 США 607468 [1] всего 888968

Англия 332468 США 167822 [1] всего 500290

0,42

149

353

Всего потерь за 1461 суток

10297585

40778891

7589510

5826752

16554998

7041999

1,8

7048

3988

*Цифра определена расчётом, для раненых соотношение 1 к 3.

- Для советских войск вместо потерь ранеными приведены санитарные потери фронтовых частей.

- Потери английских войск в [1], стр. 227 по ТВД не распределены.

- Убитые в войсках США в [1], стр. 230 по театрам распределены, а раненые и пропавшие нет.

Явно видно в числе пропавших без вести с советской стороны в 1941 году 0,5 млн. убитых. Тогда соотношение потерь убитыми за 1941 год будет 1,8.

Поскольку кроме потерь пленными должны быть и потери убитыми при не выясненных обстоятельствах, по расчетам, приведённым выше можно определить число таких потерь в 2 млн. человек. Данные немецкой статистики подтверждают эту цифру погибших в числе пропавших без вести ([1], стр. 200). Согласно послевоенному опросу, только на территории ФРГ таких погибших числилось 1,9 млн. человек.

Видно, что хотя безвозвратные потери (убитыми и пропавшими) примерно равны, но потери только убитыми у немцев более высокие. Становится понятным, почему Браухич и Гальдер оценивали боевые возможности немецкой пехоты по итогам польской кампании, как слабые по сравнению со стандартами 1918 года. Видимо, немецкие генералы понимали свою слабость. Причиной бед они считали недостаток артиллерии в войсках и неправильное её использование в соединениях. Например, фон Бок в дневнике писал, на страницах посвящённых польской войне, что артиллерия должна двигаться не за дивизией, а впереди дивизии. Но он не написал о том, что артиллерия должна меньше двигаться и больше стрелять, ведь это вошло бы в противоречие с немецкой военной методикой. Количество артиллерии в войсках с сентября 1939 года по июнь 1941 года было увеличено более чем в три раза, с 19 тыс. до 61 тыс. стволов, в тоже время численность армии увеличилась всего в 2,5 раза. То есть, артиллерии стало больше, армия стала тяжелее, но значительную часть времени эта артиллерия проводила на колёсах. Также, из-за приверженности к манёвренным способам войны, не получили должного развития идеи централизации управления артиллерией и массирования артиллерии. А Красная армия, по довоенным представлениям, стремилась организовать удар накоротке, прежде всего артиллерийским наступлением, а при ударах в глубине недостаток артиллерии восполнить массированием бронетехники. Здесь тоже были свои изъяны, и в ходе войны обеим сторонам пришлось отказываться от простых схем и комбинировать сложные решения применительно к конкретным ситуациям. С этой работой советские военачальники справились лучше.

Понятно, почему Рокоссовский утверждал, что немцы играют на слабостях противника. Понятно, почему Сталин говорил о том, что немецкая армия - лёгкая армия. Как только немецкая армия теряет инициативу, её безвозвратные потери начинают резко превышать безвозвратные потери противника, поскольку пленные перестают поступать. Владение инициативой становится залогом успеха войны.

Теперь понятно, почему в дневнике фон Бока жалобы на выговоры Гитлера о малом количестве пленных в пограничном сражении, ведь именно количество пленных определяло быструю победу Германии. Гитлер это вполне понимал, а вот фон Бок, похоже, не понимал. Понятно, почему в дневниках Гальдера сведения о потерях с июля 1941 года появляются по нескольку раз в месяц, видимо Гитлер стал часто требовать их для доклада. Картина войны проясняется. Проясняется, каким образом СССР сумел оправиться от поражений и переломить ход войны.

При анализе таблицы 4 получает подтверждение цифра среднемесячных безвозвратных потерь сухопутных сил Германии объявленная Кейтелем в 150-160 тыс. человек и вычисленная нами на её основе цифра таких потерь для всей немецкой армии в 187-246 тыс. человек. Ведь 7048 умножить на 30 дней, это будет 211440 человек, цифры согласуются между собой с хорошей точностью. Видно, что и соотношение потерь сторон убитыми по Кейтелю и из анализа официальных сообщений также совпало и равно 1,8 в пользу советских войск.

Теперь возможно составить вариант баланса подобный таблице 89 из книги [2].

Таблица 5, в тысячах человек:

 

Состояло на военной службе на 1.03.1939 года

3214

Мобилизовано с 1.06.1939 по 30.04.1945 года

30593

Всего призвано на службу

33807

Оставалось к моменту капитуляции

4800

Убитых, включая умерших от ран и болезней

15813

Пленных

7387

Инвалидов и уволенных в хозяйство

3807

Погибших в числе пропавших

2000

 

Количество призванных на службу в немецкую армию по оценкам таблицы 5 превышает данные книги [2] на 9 млн. человек.

 

 

Глава 3 Оценка немецких потерь по дневнику Гальдера.

Дневник начальника генерального штаба немецких сухопутных сил Гальдера признан ценным источником материала для историков войны. Нельзя сказать однозначно, что в этот документ не вносились исправления в послевоенное время. Наверное, вносились. Однако, безусловно, в основе документа лежат подлинные рабочие записи времён войны.

Нас интересуют в первую очередь данные о людских потерях. Соберём некоторые из этих данных в таблицу, умножая цифры убитых, раненых и пропавших без вести на коэффициент, определённый нами выше, на 10.

Таблица 6:

Дата записи

Дата расчёта

Срок в сутках от 22.06.41

Убито

Ранено

Пропало

Средне-суточные потери убитыми

3.07.41

30.06.41

9

88860

294940

-

9873

6.07.41

3.07.41

12

118220

388090

39610

9852

10.07.41

6.07.41

15

146980

443430

50910

9799

17.08.41

30.07.41

39

680700

2323280

179850

17454

4.08.41

31.07.41

40

464700

1550730

117580

11618

7.08.41

3.08.41

43

518250

1766590

125050

12052

10.08.41

6.08.41

46

570580

1947970

144970

12404

29.08.41

13.08.41

53

835170

2870880

193190

15758

10.09.41

26.08.41

66

942220

3256500

212280

14276

14.09.41

10.09.41

81

980210

3398380

216520

12101

4.10.41

30.09.41

101

1169080

4096470

244840

11575

10.11.41

6.11.41

138

1451810

5120760

288510

10520

30.11.41

26.11.41

158

1564750

5556850

309520

9903

14.12.41

10.12.41

172

1627990

5797950

324840

9465

5.01.42

31.12.41

193

1737220

6219380

358730

9001

14.01.42

10.01.42

203

1807920

6478890

392850

8906

25.01.42

20.01.42

213

1849840

6615190

401250

8685

4.02.42

31.01.42

224

1917960

6832410

429480

8562

15.02.42

10.02.42

234

1991480

7023660

444590

8511

24.02.42

20.02.42

244

2061240

7300100

457660

8448

5.03.42

28.02.42

252

2105720

7477610

473030

8356

14.03.42

10.03.42

262

2190510

7731850

487640

8361

25.03.42

20.03.42

272

2255590

7965160

509410

8293

6.04.42

31.03.42

283

2323800

8229300

525200

8211

25.04.42

20.04.42

303

2413130

8529800

606610

7964

5.05.42

30.04.42

313

2450600

8676820

550930

7829

16.05.42

10.05.42

323

2510220

8763130

554000

7772

25.05.42

20.05.42

333

2570200

9002410

575660

7718

14.06.42

10.06.42

354

2662170

9428570

593600

7520

25.06.42

20.06.42

364

2715110

9677490

605200

7459

5.07.42

30.06.42

374

2772960

9935510

616300

7414

14.07.42

10.07.42

384

2827740

10176850

623770

7364

25.07.42

20.07.42

394

2878820

10400530

632490

7307

5.08.42

31.07.42

405

2950780

10687900

649200

7286

16.08.42

10.08.42

415

3073390

10986140

668120

7406

25.08.42

20.08.42

425

3149980

11434820

695100

7412

4.09.42

31.08.42

436

3267910

11899280

723630

7495

15.09.42

10.09.42

446

3363490

12269410

759900

7541

расчетное

30.09.42

466

3554650

13009670

832440

7628

- Сведения за 30.09.42 года получены путём линейной экстраполяции данных за 31.08.42 и 15.09.42.

- По данным [2], таблица 90, до конца 1942 года советскими войсками было взято 189428 пленных. Следовательно, потери ненайденными и неопознанными убитыми составляют 643012 человек.

Среднесуточные потери убитыми в таблице 6 показывают силу огневого воздействия советских войск на немецкие войска. Видно, как огневая мощь Красной армии падала до августа 1942 года, а с августа опять стала расти. А вот потери без вести пропавшими у немцев не велики, они отражают трудности поиска и опознания трупов, не являясь в большинстве следствием пленений в результате окружения или преследования. Для сравнения возможностей советской и немецкой армий составим ещё одну таблицу.

Таблица 7:

Период

Убито в РККА

Средне-месячные потери убитыми в РККА

Пропало в РККА

Средне-месячные потери пропавшими в РККА

Убито у немцев

Средне-месячные потери убитыми у немцев

Пропало у немцев

Средне-месячные потери пропавшими у немцев

3 квартал 1941 года

430578

143526

1699099

566366

1169080

389693

244840

81613

4 квартал 1941 года

371613

123871

636383

212127

568140

189380

113890

37963

Итого

802191

133698

2335482

389247

1737220

289536

358730

59788

1 квартал 1942 года

493660

164553

181655

60551

586580

195526

166470

55490

2 квартал 1942 года

314443

104814

528455

176151

449160

149720

91100

30366

3 квартал 1942 года

539728

179909

684767

228255

781690

260563

216140

72046

4 квартал 1942 года

395164

131721

120344

40114

1114220*

371406

341180*

113726

Итого

1742995

145249

1515221

126268

2931650

244304

814890

67907

Всего

2545186

141399

3850703

213927

4668870

259381

1173620

65201

* Цифра получена путём линейной экстраполяции.

Потери немецкой армии за четвёртый квартал получены расчётным путём и отражают скорее тенденцию прошлого, третьего квартала, чем реальное положение дел. Дневник Гальдера данных на этот квартал не даёт. Однако, по данным [2], таблица 90, количество пленных захваченных до конца 1942 года Красной армией резко возрастает по сравнению с прошлыми периодами, что подтверждает расчёт на четвёртый квартал 1942 года в таблице 7.

Из таблицы 7 отчётливо видно, что Красная армия наносила немцам в 1,68 раз больше огневых поражений, чем получала сама. Сказывалось преимущество в огневых средствах и умение ими пользоваться. С другой стороны, в 1941 и 1942 годах Красная армия теряла пропавшими и пленными в 3,28 раза больше людей, чем немцы. Здесь сказывалось преимущество немцев в подвижности. Заметно, что при стабилизации фронта потери пленными и пропавшими у советских войск сильно падают, а потери убитыми не возрастают. Потери советских войск убитыми несколько возрастают при нанесении крупных контрударов, но и у немцев потери убитыми также растут и в любом случае превышают советские потери убитыми.

Отчётливо видно снижение подвижности немецких войск в зимних условиях первого квартала 1942 года. Когда возможности передвижения основных сил ограничены немногими расчищенными от снега дорогами, наподобие Варшавского шоссе. С другой стороны, простое установление позиционного фронта в четвёртом квартале 1942 года дало тот же результат. Возникает предположение, что важно не столько время года, сколько утрата инициативы немецкой стороной в результате потерь летнего периода. Видимо немцы этого недопоняли, отчего и решили взять реванш под Курском летом 1943 года.

Из таблицы 7 видно, что 30-60 тыс. человек в месяц пропавших без вести являются нормальным явлением той войны при относительно стабильном течении дел. Эта цифра обусловлена убитыми, чья смерть не была зафиксирована, и чей труп не был найден или опознан. В меньшей степени здесь влияние окружений и уничтожения или пленения небольших вклинений войск, разведывательных или диверсионных групп, передовых или арьергардных отрядов. При превышении этих значений, отрезание и уничтожение более-менее крупных войск, гибель в окружениях и при преследованиях играют уже большую роль, чем просто незафиксированные потери.

Из таблицы 7 видно, что данные Кейтеля в 150-160 тыс. убитых в месяц в сухопутных силах и вычисленная на их основе цифра для всей немецкой армии в 187 тыс. человек убитых в месяц, для 1941-1942 годов будут несколько занижены, если считать, что Гальдер приводил потери только сухопутных сил. Впрочем, если Гальдер приводил потери всей армии, а не только сухопутных сил, то данные Кейтеля также будут занижены. Если вспомнить официальное заявление Гитлера ([1], стр. 198) о потерях на 1.12.41 года, потери убитыми с 22.06.41 составили 162314, ранеными 571767, а пропавшими 33334 человека. И у Гальдера на 10.12.41 убитых числится 162799 человек, раненых 579795, пропавших 32484 человек. Логично предположить, что Гальдер в дневнике указывает потери всей армии, а не только сухопутных сил. Скажем, на 22.06.42 немцы опубликовали число убитых 271612 человек, а у Гальдера на 20.06.42 числится 266217 человек убитых. Среднемесячные безвозвратные потери немецкой армии за 1941 -1942 годы можно с высокой точностью полагать равными 260 тыс. человек в месяц, без пропавших без вести, что значительно превышает потери советских войск. Цифры, приведённые Кейтелем, при сравнении их с данными таблицы 7, показывают, какие сражения Кейтель считал большими. Оказывается, что из 6 кварталов 1941-1942 годов войны, цифры Кейтеля соответствуют 3 кварталам и ещё для трёх кварталов сильно занижены.

Интересна запись о совещании у Гитлера от 6 декабря 1941 года. По какой-то причине, безвозвратные потери советских войск оценивались в 8-10 млн. человек. Это число в три раза больше реального. Вероятно, так проявлялись самостоятельность и инициатива немецких командиров, дезинформирующих собственные штабы. Убыль боевого состава каждой немецкой дивизии признаётся в 3-4 тыс. человек, с учётом приходивших пополнений. Это оценивается, как убыль 25% боевого состава. То есть только убыль боевого состава составляет около 0,8 млн. человек, если считать боевой состав по Гальдеру в 3,2 млн. человек (запись 14.12.1941). Это подтверждает данные таблицы 7, так как потери всегда больше убыли, их компенсируют, как ротацией из тыловых подразделений, так и маршевыми пополнениями, чтобы уменьшить убыль и поднять боеспособность войск. Число безвозвратных потерь у немцев превысило 2 млн. человек по таблице 7, на фоне приведённых рассуждений эта цифра выглядит очень достоверной. То, что Гитлер на этом совещании сравнивает убыль боевого состава своей армии с предполагаемыми им безвозвратными потерями советской армии, свидетельствует о его желании уязвить своих генералов, а не о том, что советские потери в 10 раз превосходят немецкие. Более корректным было бы сравнение безвозвратных потерь, тогда преимущество немцев было бы в 5 раз, по их представлениям. На самом деле немецкое преимущество по безвозвратным потерям было в 1,5 раза, притом, что превосходство в численности войск на фронте летом 1941 года было в 1,5-1,8 раз, с учётом войск союзников Германии. Но это преимущество по безвозвратным потерям на две трети состояло из пленных, как только поток пленных иссякал, преимущество в 1,5-2 раза по огневым возможностям и безвозвратным потерям получали советские войска. Это и есть причина поражения немецкой армии. Из сказанного видно, как неправильная оценка потерь противника может негативно повлиять на качество военного планирования. Некомпетентность немецких генералов, в этом вопросе, поражает всякое воображение.

В записи 6.07.41 количество больных 54000 человек. Это даёт возможность определить среднемесячные потери заболевшими в 54 тыс. человек в летнее время. Поскольку средний срок лечения заболеваний по данным [2] составляет один месяц. В записи 5.02.42 количество больных 60977 человек. Это показывает среднемесячное количество больных в зимнее время. В ходе войны эти цифры могли увеличиться до 100-150 тыс. в месяц, в связи с общим ухудшением здоровья людей в течении времени войны от военных условий.

 

Глава 4 Оценка немецких потерь по данным немецкой статистики.

Статистика ФРГ, конечно, обобщала данные, касающиеся потерь немецкого населения, и даже составляла балансы населения с целью определить потери Германии. Один из таких балансов приводится в [1], стр. 202.

Таблица 8, в тысячах человек:

1.

Численность населения Германии в границах 31.12.1937 на 17.05.39

69310

 

 

 

 

Приход

2.

Родившиеся немцы

18700

3.

Немцы, переселённые из-за границы

4850

4.

Итого в приходе

23550

 

 

 

 

Расход

5.

Немцы умершие естественной смертью

14150

6.

Погибшие от союзных бомбардировок

410

7.

Погибшие в прифронтовой полосе

20

8.

Убитые солдаты и офицеры

3760

9.

Немцы оставшиеся в отошедших от Германии областях

1040

10.

Погибшие от беженства и переселений

1260

11.

Немцы, погибшие от нацистского террора

200

12.

Эмигрировавшие

500

13.

Прочие

160

14.

Итого в расходе

21500

 

 

 

 

Итог

15.

Баланс

2050

16.

Численность населения Германии на 31.12.1955 года

71360

Отдельные статьи этого баланса вызывают большие сомнения. Например, строка 6. Если в одном Дрездене погибло 300 тыс. человек после трёх налётов по 1000 самолётов в каждом, почему после сотен других таких же налётов на другие немецкие города погибло только 110 тыс. (по другим данным до 200 тыс.) человек? В Берлине было метро, которое использовалось как убежище, а в других городах? Непонятна строка 10. Простое увеличение смертности в результате ухудшения условий жизни в дороге дать такие потери не могло. Если беженцы гибли от бомбёжек или обстрелов в прифронтовой полосе, их надо внести в соответствующие строки баланса. Распределение немецкого населения по зонам оккупации по переписи от 29.10.46 года ([1], стр. 204) показывает, что общее количество внутренних беженцев в Германии не превышало 3 млн. человек и гибель трети их дело нереальное. Они гибли от тех же факторов и в той же пропорции, что и остальное население Германии. Возникает впечатление, что этот баланс делался для запутывания демографической ситуации, а не для прояснения её. Ведь, когда баланс делается честно, то он делается от общего к частному. То есть строки 6, 7, 10 и 13 объединяются в графу "Потери гражданского населения" и определяется убыль гражданского населения, которая затем уточняется постатейно. Данный баланс, совершенно очевидно, составлен от частного к общему, отдельные, заранее придуманные статьи просто подогнаны одна к одной. Это просто попытка утопить мир ещё и в немецких крокодиловых слезах, после утопления в крови безвинных советских людей.

Очень странная строка 3. В конце войны много немцев, постоянно проживающих за границами Германии, отступало с немецкой армией, много немцев было вынуждено переехать в Германию из европейских стран после войны. Ведь все немцы, проживавшие за пределами Германии, кроме СССР, являлись оккупантами или пособниками оккупантов. В СССР значительную часть советских немцев удалось вовремя депортировать на восток страны, и избавить от удовольствия сотрудничать с оккупационными властями.

Для анализа этой ситуации приведём сводную таблицу, из статьи Оверманса, относительно немцев изгнанных или сбежавших из освободившихся от фашистского гнёта стран, несмотря на то, что до войны эти немцы в этих странах проживали как их граждане. То есть это таблица о числе фольксдойче переселившихся в конце войны или после войны в Германию.

Таблица 9, в млн. человек:

Источники

Потери вермахта

 

 

Гражданcкиепотери

 

 

 

 

 

 

Количество немцев к концу войны

Оставшаяся часть населения

Потери среди изгнанных

Количество выживших

Федеральное статистическое ведомство. Потери среди изгнанных

1,088

16,545

2,553

2,224

11,603

Райхлинг. Бегство и изгнание

1,25

17,93

4,029

1,81

12,091

Церковная служба разыскания

0,4854

15,231

1,318

2,383

11,530

Отсюда следует, что строка 3 таблицы 8 должна быть увеличена до 11-12 млн. человек. Соответственно строка 8 должна быть увеличена на 6,65-7,15 млн. человек, и составить 10,41-10,91 млн. человек. Кроме того, из таблицы 9 следует, что из числа фольксдойче в армию было призвано не менее 3 млн. человек и из них погибло более 1 млн. человек, по официальным немецким данным.

На это обратил внимание Владимир Литвиненко. Его статья была опубликована в газете "Дуэль" №17-18(417) от 3 мая 2005 года под заголовком "Были ли потери Красной армии чрезмерными?". Литвиненко утверждает, что официальная перепись 1950 года зафиксировала 8 млн. переселенцев на территории ФРГ. Действительно, такая перепись представлена на сайте http://ww2stats.com/index.html.

И там написано, что в западной Германии и западном Берлине в 1950 году зарегистрировано 4,5 млн. переселенцев из восточной Пруссии, восточной Померании, восточного Бранденбурга и Силезии. А всего в Германии их было 7,1 млн. человек. Ещё 1,1 млн. остались на прежних местах жительства и 33 тыс. числились в плену.

И ещё 3,1 млн. человек прибыло в ФРГ и западный Берлин из Прибалтики, Мемеля, Данцинга, Польши, Чехословакии и юго-восточной Европы. А всего в обе германии оттуда прибыло 4,9 млн. человек. Около 1,5 млн. немцев остались на прежних местах жительства и 39 тыс. ещё были в плену.

Предельно ясно написано, что всего прибыло 12 млн. вполне живых человек до 1950 года, из них 7,6 в западную Германию и 4,4 в восточную. И куда они делись в балансе 1956 года?

 

 

Глава 5 Оценка немецких потерь по данным советского военного учёта и военного учёта союзников СССР.

В советском союзе также вели учёт военных потерь Германии. Этим занимался советский Генеральный штаб, передавая иногда эти данные для печати и сообщений по радио. Например, в газете "Правда", от 22.06.44 года указываются потери Германии и её сателлитов за три года войны с СССР в 7,8 млн. человек убитыми и пленными ([1], стр. 223). Оценки советского генштаба следует считать минимальными, так как его заботой было не допустить недооценки противника. К сожалению, авторы книги [2], приведя труды советского генштаба в плане потерь советских войск, в отношении потерь немецких войск эти труды публиковать не стали, а привели собственные, весьма странные для военных людей расчёты. Между тем, если за 3 года войны потери Германии и её союзников оцениваются в 7,8 млн. человек убитыми, то за оставшийся год войны они должны составить не менее 2,6 млн. человек, всего получится 10,4 млн. человек.

Союзники СССР также вели свои подсчёты, но они были заинтересованы в преуменьшении роли СССР в победе над Германией, поэтому занижали немецкие потери на советско-германском фронте. Это приводило к занижению потерь Германии за всю войну. Например, 11.10.45 года в английской палате общин была озвучена цифра немецких потерь убитыми и инвалидами за всё время мировой войны в 7,4 млн. человек ([1], стр. 223). Но выше уже приводились сведения об оценке потерь убитыми немецкой армии за второе полугодие 1941 года американскими наблюдателями в 1,3 млн. человек. Получается что, отступая и проигрывая сражения, неразвёрнутая до полной численности, Красная армия уничтожала за полугодие больше врагов, чем в последующие 7 полугодий. Ведь по мысли британских парламентариев на каждые полгода войны приходится 0,925 млн. убитых и искалеченных немецких фашистов.

Урланис критикует цифру немецких потерь 8,4 млн. человек приведенную Соттилем в 1945 году ([1], стр. 207). Как аргумент выдвигает мнение, что потери немецкой армии не могут превышать численность немецкой армии в 8-9 млн. человек. Такой аргумент носит дилетантский характер. Война - конвейер смерти. Количество убитых не может превышать число мобилизованных в армию, а среднюю численность вооружённых сил ничто превысить не мешает. Более того, концепция тотальной войны на этом именно и основана. Ведь как иначе подключить к войне всё боеспособное население? Сразу всё его в армию не призовёшь. Только рядом последовательных наборов, с тем, чтобы поддержать плановую боевую численность вооружённых сил по мере их расходования.

Отсюда видно, что во время войны, представления о немецких потерях были совсем не такие, как в наше время. Но как раз во время войны эти представления были жизненно важны для ведения этой войны. И война была выиграна на основе этих представлений. Следовательно, они более правильны, чем нынешние, созданные по политическим мотивам.

 

 

Глава 6 Оценка немецких потерь прямым подсчётом.

Метод прямого подсчёта основан на исчислении разницы числа населения бывшего в наличии до войны и числа населения оставшегося после войны, с учётом естественного прироста и естественной смертности населения. Для начала сравним количество мужчин Германии на 1939 и 1950 годы. Данные взяты из [1], стр. 204, 206 и стр. 489.

Таблица 10, в тысячах человек:

Года рождения

Возрастные группы

на 1950 год

Мужчин

в 1939 году

Мужчин

в 1950 году

Разница

1929-1925

21-25

3155*

1807

1348

1924-1920

26-30

3484

1942

1542

1919-1915

31-35

2243

1349

894

1914-1910

36-40

3528

2057

1471

1909-1905

41-45

3621

2358

1263

1904-1900

46-50

3390

2438

952

1899-1895

51-55

2668

2004

664

Всего

35 возрастов

22089

13955

8134

* Данные таблицы на странице 489 для 1925-1927 годов рождения 1895 тыс. человек дополнены данными таблицы на странице 206. Численность возрастов 1928 и 1929 годов рождения принята равной численности возраста 1926 года рождения.

Заметна убыль мужчин призывных возрастов за время войны в 8134000 человек. К этому времени основная масса военнопленных была освобождена. На эту цифру могли оказать влияние приехавшие из-за границ Германии в конце войны, и после войны, изгнанные фольксдойче и фольксдойче военнопленные пожелавшие жить после плена в Германии. Указанные причины вполне могли уменьшить убыль мужчин в Германии на 1-2 млн. человек. Ведь среди изгнанных фольксдойче мужчины военнообязанных возрастов также несли потери, они служили в армии и гибли. Эмигрантов согласно балансу 1956 года (таблица 8, строка 12) было 0,5 млн. человек, а в 1950 году их могло быть только меньше, даже если считать, что все они мужчины, они не могли увеличить убыль мужчин более чем на 0,5 млн. человек.

Можно учесть естественную смертность, которая за 10 лет составит 4% ([1], стр. 205). Тогда количество умерших естественной смертью составит 883560 человек, а убыль от военных причин будет 7250440 человек.

Надо заметить, что количество советских бойцов умерших естественной смертью в работе [2] не выделяется. Также надо заметить, что немцы умершие естественной смертью учтены в балансе 1956 года (таблица 8) в строке 5. Кроме этого выделять естественную смертность в потерях армии вообще бессмысленно, ведь основным фактором смерти являются причины военные, естественная смертность просто не успевает реализоваться.

Можно предполагать убыль немецких мужчин числом около 8 млн. человек призывных возрастов. Но ведь мобилизация в Германии носила даже не тотальный, а сверхтотальный характер. Тотальный характер носили мобилизации Румынии, Венгрии и Финляндии. А у немцев следует ожидать большую убыль мужчин и в старших возрастах тоже.

По половозрастной пирамиде в [1], стр. 213 можно определить, что мужчин 1890-1894 годов рождения на 1956 год имелось 1381817. А в 1939 году их было 2131000 человек. Убыль 749183 человек. Мужчин 1885-1889 годов имелось в 1939 году 2018000 по [1], стр. 490. А в 1956 году стало 1163637 человек. Убыль составила 854363 человека.

Конечно, для этих возрастов естественная смертность уже играет роль наравне с военными факторами. За 16 лет она могла составить по 20-30 тыс. человек в год, всего 320-480 тыс. стариков. Всё равно убитых будет 1283546-1123546 стариков.

Всего погибших около 9 млн. человек мужчин. Это только немцы Германии в границах 1937 года. Конечно, не все они погибли на фронте, часть мужчин погибла в тылу.

 

 

Глава 7 Оценка немецких потерь по женскому перевесу.

Метод расчёта на основании женского перевеса основан на том обстоятельстве, что количество мужчин и женщин без войны примерно равное, соответственно убыль мужчин во время войны приводит к диспропорции между числом мужчин и числом женщин.

Таблица 11, в тысячах человек:

Года рождения

Возрастные группы на 1950 год

Мужчин в 1950 году

Женщин в 1950 году

Разница

1929-1925

21-25

1807

1970

163

1924-1920

26-30

1942

2715

773

1919-1915

31-35

1349

1914

565

1914-1910

36-40

2057

2831

774

1909-1905

41-45

2358

2985

627

1904-1900

46-50

2438

2765

327

1899-1895

51-55

2004

2492

488

Всего

35 возрастов

13955

17672

3717

Наблюдается несоответствие данных прямого расчёта и расчёта по женскому перевесу. Это несоответствие можно объяснить потерями гражданского населения в немецком тылу. По Урланису ([1], стр. 205) число погибших женщин возрастов указанных в таблице 11 может составлять 0,6-0,7 млн. человек. Но это никак не проясняет ситуации.

Для наглядного представления о том, что происходило с населением Германии, я составил математическую модель процесса в табличном процессоре "Excel".

Таблица 12, в тысячах человек:

Срезы немецкой истории (вариант), численность населения на 1939 год принята в границах 1937 года.

 

Год

1939

1946**

1946

1950

1956

Мужчин 1860 - 1894 годов

6800

5800

3600

7491

6491*

Женщин 1860 - 1894 годов

7289

6289

5000

9625

8625*

Мужчин 1895 - 1929 годов

22089*

21389

12727

13955*

13255*

Женщин 1895 - 1929 годов

22100

21600

17058

17672*

16756*

Мужчин 1930 - 1939 годов

5650

5600

4600

5550

5500*

Женщин 1930 - 1939 годов

5382

5332

4332

5282

5232*

Мужчин 1940 - 1944 годов

0

2451

2351

2431

2411*

Женщин 1940 - 1944 годов

0

2344

2144

2324

2304*

Мужчин 1945 - 1946 годов

0

1145

1145

1135

1125*

Женщин 1945 - 1946 годов

0

1074

1074

1064

1054*

Мужчин 1947 - 1950 годов

0

0

0

1824

1804*

Женщин 1947 - 1950 годов

0

0

0

1734

1714*

Мужчин 1951 - 1955 годов

0

0

0

0

2607*

Женщин 1951 - 1955 годов

0

0

0

0

2482*

[]

 

 

 

 

 

Мужчин всего

34539

36385

29323

32386

33193

Женщин всего

34771

36639

36608

37701

38167

Мужчин всего контрольно

 

 

 

 

29323*

 

 

 

 

Женщин всего контрольно

 

 

 

 

36608*

 

 

 

 

Мужчин 1895-1929 всего

22089

21389

12727

13955

13255

[]

 

 

 

 

 

Женский перевес всего

232

254

7285*

5315

4974

Женский перевес по 1895-1929 годам

11

211

4331

3717*

3501

Изгнанных и переселённых мужчин

0

0

5000

0

0

Изгнанных и переселённых женщин

0

0

7000

0

0

[]

 

 

 

 

 

Всего

69310

73024

65931

70087

71360

[]

 

 

 

 

 

Контрольная цифра

69310*

 

 

65931*

 

 

71360*

* Цифра является опорной для расчёта. Данные за 1956 год получены из графика половозрастной пирамиды приведённой в [1], стр. 213, могут отличаться от численных данных на величину погрешности измерения линейкой.

** Ожидаемые показатели на 1946 год, в случае отсутствия войны.

Следует пояснить, что под переселёнными понимаются те немцы, которые были переселены с территорий отошедших от Германии после войны. Под изгнанными понимаются немцы, которые сбежали из мест своего постоянного проживания за границами Германии и отступая вместе с немецкой армией переселились на историческую родину. Предполагается, что к концу 1946 года военнопленные из английского и американского плена были уже отпущены. Из советского плена до 1950 года было отпущено 1,9 млн. человек ([1], стр. 200), они уже включены в число мужчин по переписи 1950 года.

Из таблицы 12 следует, что за годы войны усилился женский перевес среди поколений 1860 - 1894 годов рождения с 489 тыс. до 1,4 млн. человек. Причём, среди изгнанных и переселившихся структура населения также имела дефицит мужчин. И после их прибытия в страну, женский перевес среди этих поколений усилился с 1,4 до 2 млн. человек. Потому что мужчины старших возрастов у этих категорий немцев остались в рядах фольксштурма оборонять свои фестунги, или просто были взяты в армию и погибли вместе с младшими возрастами. Такое предположение пришлось сделать, чтобы объяснить женский перевес в 2 млн. человек среди возрастов 1860 - 1894 годов рождения после войны и при этом соблюсти пропорциональную убыль детей обоих полов. Потери среди фольксдойче составят тогда 1,4 млн. призывных возрастов и 0,6 млн. старших возрастов. А потери мужчин немцев Германии 1937 года составят 9 млн. призывных возрастов и 1 млн. старших возрастов. Всего будет 12 млн. человек потерь погибшими среди немецких мужчин. Но в призывных возрастах погибло около 5 млн. женщин Германии 1937 года. Значит, на фронте из этих возрастов могло погибнуть от 4 до 9 млн. мужчин, в зависимости от того, сколько погибло в тылу, вместе с женщинами. Потери гражданских обоего пола среди изгнанных тогда будут около 1 млн. человек погибших в зоне боёв и во время бегства. Причём естественная убыль для фольксдойче учтена уже немецкими статистиками, данные которых приводятся в таблице 9.

Из таблицы 12 видно, что общая убыль населения Германии в границах 1937 года составила за время войны 22 млн. человек. Из них смерть 6 млн. человек можно списать на естественные факторы. Допустим, что 2 млн. мужчин и 2 млн. женщин в старших возрастах умерли своей смертью. Допустим, что 1 млн. мужчин и 1 млн. женщин в средних возрастах умерли своей смертью.

Остаются погибшими от военных факторов 2 млн. детей, 8 млн. мужчин и 4 млн. женщин средних возрастов и 1 млн. мужчин старших возрастов.

Основных военных факторов приводивших к гибели людей в Германии того времени было два. Это англо-американские бомбардировки и наземные бои.

Причинами больших потерь гражданского населения в тылу могут быть только воздушные бомбардировки Германии союзной авиацией с 1941 по 1945 год. Причём основные потери были до 1945 года, поскольку на изгнанных фольксдойче эти факторы отразились мало. Соответственно и число погибших в прифронтовой полосе гражданских лиц будет значительно меньше числа погибших от бомбардировок. Об этом также свидетельствует тот факт, что на изгнанных, начавших поступать в Германию с осени 1944 года практически из прифронтовой полосы, это мало отразилось. Официальные немецкие данные говорят о гибели в результате бомбардировок англо-американской авиации 593 тысяч человек, однако только жертвы в Дрездене и Гамбурге в сумме практически равны этой цифре. Только на территории ФРГ было разбомблено 1042 города с населением от 3 тысяч человек и более. В книге Широкорада А. Б. "Германия под бомбами союзников", ООО "Издательский дом "Вече", 2008 г., на странице 175, приводятся сведения из допроса начальника берлинской полиции генерал-лейтенанта Герума. Он утверждает, что хотя официальное число жертв бомбардировок в Берлине около 30 000 человек, в реальности число убитых не менее 300 000 человек, то есть в статистике гражданских потерь, также как и в статистике военных потерь, немцы применяли коэффициент 10. Значит, официальным числом жертв бомбардировок следует считать цифру в 5 930 000 человек по той же книге. На сайте http://ww2stats.com/index.html есть таблица потерь от бомбардировок с немного другими данными. В ней записано 635 тыс. убитых от бомбардировок. Но из них в Германии границ 1937 года только 0,4 млн. человек, так же, как и в балансе 1956 года. Всё это вполне согласуется с составленной мной таблицей 12. По данным генерал-майора пожарной охраны Ганса Румпфа, потери женщин при этом на 40% больше потерь мужчин, а потери детей составляют 20% погибших. Кроме того, 22% погибших приходится на стариков обоего пола. Соответственно детей убито около 1 млн., женщин призывных возрастов 2 млн. и мужчин призывных возрастов около 1 млн. человек.

Ещё около 1 млн. детей и 2 млн. женщин были убиты в зоне боёв наземных войск. Из них 0,3 млн. детей могли погибнуть в составе Гитлерюгенда, Вервольфа, Фольксштурма, трудовой повинности и прочих подобных организаций. И 0,7 млн. женщин могли погибнуть в составе трудовой повинности, а также в качестве вольнонаёмных или военнослужащих вооружённых сил.

Среди мужчин призывных возрастов 1 млн. я уже определил в потери тыла от бомбардировок, на основании сообщения Ганса Румпфа, а ещё 7 млн. погибли на фронтах, как и 1 млн. мужчин в старших возрастах. Всего погибших на фронтах солдат и офицеров будет 8 млн. человек из числа немцев Германии границ 1937 года. Всего мобилизовано 19 млн. человек, это 27% населения. Погибло 42% от числа мобилизованных.

Потери фольксдойче определили сами немцы в 3 млн. человек. Таблица 12 показывает, что женский перевес у них составил 2 млн. человек, а значит, потери на фронтах составили 2 млн. человек. Ещё менее 1 млн. изгнанных обоего пола погибли при бегстве или в зоне боёв. Около 12 млн. переселились в Германию и более 2 млн. остались на прежних местах жительства. Всего из 17 млн. этих немцев было мобилизовано 5 млн. человек, это 29% от их численности. Погибших 40% от числа мобилизованных.

Для сравнения, в финскую армию, по признанию Маннергейма, было мобилизовано 28% населения.

Следует полагать из всего вышесказанного, что военные потери мужчин немецкой нации убитыми и умершими от ран составят около 10 млн. человек, из них Германии границ 1937 года 8 млн. человек.

 

 

Глава 8 Оценка немецких потерь балансовым методом.

Из таблицы 12 следует, что всякий баланс населения Германии составленный без учёта изменения структуры населения, является пропагандистской фикцией. Поэтому для составления правильного баланса надо воспользоваться таблицей 12. Теперь мы сможем составить свой баланс населения Германии с 1939 по 1956 год. Конечно, этот баланс отражает лишь версию немецкой истории того периода, но, во всяком случае, он не фиктивен, а опирается на цифры и расчёты приводимые выше.

Таблица 13, в млн. человек:

1.

Численность населения Германии в границах 31.12.1937 на 17.05.39

69,31

 

 

 

 

Приход

2.

Родившиеся немцы

18,7

3.

Немцы, переселившиеся из-за границы

12

4.

Итого в приходе

30,7

 

 

 

 

Расход

5.

Немцы умершие естественной смертью

14,15

6.

Погибшие от союзных бомбардировок и в прифронтовой полосе

4,96

7.

Убитые солдаты и офицеры

8

8.

Немцы оставшиеся в отошедших от Германии областях

1,04

9.

Эмигрировавшие

0,5

10.

Итого в расходе

28,65

 

 

 

 

Итог

11.

Баланс

2,05

12.

Численность населения Германии на 31.12.1955 года

71,36

Я не ставлю себе задачу совершать открытия в немецкой демографии и истории, моя задача показать, что приводимые мной ранее рассуждения о количестве потерь немецкой армии не бессмысленны в свете демографической ситуации Германии 1939 - 1946 годов. Эту задачу я выполнил.

Относительно таблицы 13 следует сказать, что мужчины умершие от естественных причин учтены вместе с прочими в строке 5, ведь эта цифра определена немецкими статистиками как статистическая убыль населения в результате естественных причин. Но на самом деле, не все из них умерли от естественных причин, в условиях войны многие из тех, кто мог бы умереть естественной смертью, не успевают этого сделать и погибают от факторов военных. По этой причине умерших естественной смертью обычно не выделяют в общем числе военных потерь армии.

Например, потери гражданского населения Германии в строке 6 получились 4,96 млн. человек, хотя среди них не мало стариков обоего пола погибли от бомбардировок, а на самом деле должны были умереть естественной смертью, и записаны в строку 5.

В конце войны общественные и политические деятели запада стали забрасывать Красную армию письмами с призывами не мстить мирному немецкому населению. Эти лицемерные послания, вероятно, готовили почву для того, чтобы свалить на Красную армию жертвы среди населения Германии от англо-американских бомбардировок. К тому же самому готовились и немцы, показательно вырезав население нескольких собственных деревень. Но безупречное поведение советских войск лишило этих деятелей такой возможности. Потери немецкого гражданского населения пришлось замалчивать, как и потери немецкой армии.

 

 

Глава 9 Оценка потерь немецкой армии по структуре пленных.

Оценить потери по структуре пленных возможно, если предположить, что структура пленных мало отличается от структуры убитых и структуры мобилизованных. Структура военнослужащих немецкой армии попавших в советский плен приведена в таблице 91 работы [2]. Соотнеся количества пленных солдат разных национальностей с количеством пленных немцев можно оценить как общее число мобилизованных в немецкую армию, так и общее число погибших.

Структура пленных известна только для тех, кто был пленён советской армией. Это оказывает влияние на точность исследования. Но большее влияние на точность оказывает неравномерность судеб национальных формирований. Например, австрийских пленных имеется 157 тыс. человек, а погибших на войне австрийцев 270-280 тыс. человек, как убедительно показано в работе [1], стр. 215-217, и по убыли мужчин и по женскому перевесу. Это означает, что австрийцев мобилизовывали значительно меньше, чем немцев. Также это означает, что австрийцев использовали чаще на главных направлениях в условиях нестабильного фронта. Поэтому австрийцы чаще оказывались в котлах и чаще попадали в плен. Отношение убитых к пленным для австрийцев 1 к 2. С другой стороны, испанцев в плену 452 человека. Всего через службу в "Голубой дивизии" прошло 47 тыс. испанцев ( [1], стр. 223). Дивизия потеряла убитыми не менее 10-15 тыс. человек, боевая стойкость получается выше 1 к 20. Но это объясняется тем, что испанцы использовались в позиционных боях, где пленных вообще мало. Основным поражающим средством в таких боях является артиллерия, сдаться в плен артиллерийскому снаряду проблематично. Такая же картина наблюдается в войне с финнами. Тяжёлая армия оказывается привязанной к немногочисленным дорогам и вынуждена пробивать себе путь огнём, избегая манёвра. Финские лёгкие отряды могут маневрировать по бездорожью и, пользуясь этим, отрезали несколько советских соединений в войну 1939-1940 годов и летом 1941 года. Однако с общим наступлением советской армии ни в 1940, ни в 1944 году финны справиться не смогли. В результате потери финнов пленными не велики, а потери убитыми огромны.

Таким образом, разные судьбы разных национальных формирований внесут большую ошибку при применении данного метода к оценке потерь и числа мобилизованных для каждой конкретной национальности, но для всех национальностей в сумме разница в судьбах уравновесится. Тогда боевая стойкость как отношение числа убитых к числу пленных, и отношение числа мобилизованных к числу пленных, придут в соответствие с такими же показателями для немецкой национальности.

Структура пленных требует уточнения. Пленных отнесённых к немецкой армии насчитывается 2,7 млн. человек. Число погибших по пути в тыловые лагеря 57 тыс. и число военных преступников направленных в спецлагеря 14,1 тыс. можно не учитывать, их мало и их структура неизвестны. Известно, что из лагерей ГУПВИ в ходе войны было отпущено 1500 человек французов в армию Де Голля. Точность исследования позволяет такими малыми цифрами пренебречь. Далее, 220 тыс. бывших советских граждан направлены в ГУЛАГ. Кроме того, неизвестна структура пленных отпущенных фронтами в числе 600 тыс. человек. Известно, что из них было 27800 румын и 14515 молдаван. Вероятно, они относились к румынской армии и туда же и были отпущены после перехода Румынии на сторону союзников по антигитлеровской коалиции. Это небольшие числа и мы их проигнорируем. Но надо сделать предположение о составе этих 0,6 млн. отпущенных фронтами пленных. Я предполагаю, что 100 тыс. из них являлись чехами или словаками, 300 тыс. поляками, 200 тыс. бывшими советскими гражданами. Соответственно чехов и словаков освобождали для пополнения чехословацкого корпуса, поддержки словацкого национального восстания, организации гражданского порядка на освобождённых территориях Чехословакии. Поляков освобождали для пополнения двух польских армий и организации порядка на освобождённых польских территориях. Советских граждан освобождали для пополнения советской армии. Кроме того, числа пленных разных национальностей, если они меньше 20 тыс. мы суммируем и приведём одной строкой, как прочие национальности.

Таблица 14, в тысячах человек:

Национальность пленных

Количество пленных в советском плену

Отношение погибших и пленных немцев

Количество погибших на советско-германском фронте

Отношение мобилизованных и пленных немцев

Количество мобилизованных в вооружённые силы

Немцы

2388

4,2

10000

10

24000

Австрийцы

157

 

 

659

 

 

1570

Чехи и словаки

170

 

 

714

 

 

1700

Французы

23

 

 

97

 

 

230

Югославы

22

 

 

92

 

 

220

Поляки

360

 

 

1512

 

 

3600

Бывшие советские граждане, националисты из СССР и белоэмигранты

420

 

 

1764

 

 

4200

Прочие национальности

13

 

 

55

 

 

130

Всего

3553

 

 

14893

 

 

35650

Из таблицы 14 видно, что все предыдущие рассуждения относительно потерь немецкой армии подтверждаются.

 

 

Глава 10 Оценка потерь немецкой армии по таблице ротации соединений.

Ротация соединений немецкой армии представлена в таблице 49 книги [2]. Метод определения потерь по этой таблице основан на том факте, что понятие расчётной дивизии является устойчивым индикатором величины прилагаемых и расходуемых усилий для всей войны. Метод использует понятие условной численности соединения, которая равна отношению всей численности вооружённых сил к количеству соединений. Хотя условная численность в ходе войны меняется, но пределы этих изменений ограничены. Поскольку надёжных данных для определения средней численности вооружённых сил для Германии и её союзников найти сложно, можно воспользоваться значениями условной численности соединений этих стран на начало войны. Динамику численности вооружённых сил Германии, собранную из разных источников, я уже приводил в таблице 3. Но корректнее будет применить среднюю численность вооружённых сил за год, а как раз эти цифры для армий стран оси найти тяжело.

Таблица 15:

Страна

Численность армии на 22.06.41 года

Количество расчётных дивизий

Условная численность дивизии

Германия

7234000

217,5

33260

Италия

1757000

64

27453

Румыния

703000

28

25107

Венгрия

216000

17

12706

Финляндия

650000

17,5

37143

Из таблицы 15 следует, что армия Венгрии до 22.06.1941 года была не развёрнута до полной численности. Средней, для военных реалий тех лет в европейских странах, следует считать условную численность дивизии в 30000 человек. Однако для германской армии пик численности приходился на весну 1943 года, тогда численность армии была 11,2 млн. человек на 297,5 дивизий. Условная численность дивизии составляла тогда 37647 человек. Будет видимо правильно, для Германии и Финляндии применить среднюю численность 30000 человек, а для остальных стран оси 25000 человек.

Что меня не устраивает в существующих цифрах потерь?

Существующие величины потерь армий стран оси не согласуются с количеством потерянных этими странами на фронтах дивизий. Например, у СССР по таблице 51 в книге [2] на 700 разгромленных и расформированных дивизий пришлось по таблице 26 из той же книги 11273026 человек безвозвратных потерь. Это по 16104 человек на дивизию. В то время, как отношение численности вооружённых сил к общему количеству дивизий как раз и было в среднем 16000 человек. То есть произведение количества потерянных дивизий на их условную численность примерно равно величине безвозвратных потерь. Это логично, ведь дивизию нельзя считать потерянной, если потери в ней составили лишь треть или даже половину численности.

У стран оси статистика другая. У немцев потеряно 827 дивизий. Если считать действительной немецкую статистику потерь (табл. 86 и 87 в [2]), безвозвратные потери будут 5181103 млн. человек. Это 6265 человек на дивизию. По таблице 89 в [2] картина немного другая, безвозвратные потери там 11844000 человек. Это по 14322 человека на дивизию, что соответствует штатной численности дивизии, но вдвое меньше её условной численности. Вероятно, по аналогии с советской армией, при условной численности немецкой дивизии 30000 человек, безвозвратные потери Германии должны составлять около 24810000 человек. Из них пленных 7,3 млн. по книге [2], а убитых 17510000 человек.

Для Финляндии безвозвратные потери (табл. 93 в [2]) составили 84377 человек, а дивизий (табл. 50 в [2]) потеряно 30,5. Это 2766 человек потерь на каждую потерянную дивизию. Такую дивизию нельзя считать не только разгромленной, но и потрепанной. Не говоря о том, что эта цифра много меньше условной численности дивизии, она много меньше штатной численности дивизии. Вероятно, настоящая цифра безвозвратных потерь будет 915000 человек. Малое количество пленных объясняется особенностями хода боевых действий.

Для Венгрии потеряно дивизий 50, а безвозвратные потери 809066. Это 16181 человек на потерянную дивизию. Похоже на правду. Следует только уточнить изменение условной численности по годам войны. Правда, у Венгрии другая проблема. Соотношение убитых и пленных очень не характерное для тех условий, в которых венгры воевали. У их соседей по фронту это соотношение совсем другое. Между тем, нет сведений о том, что венгры особенно активно сдавались в плен. Это заставляет сделать предположение, что часть венгерских пленных попала в плен в составе не венгерской, а немецкой армии. Тогда отношение безвозвратных потерь к числу потерянных дивизий станет определённо меньше условной численности дивизии.

Для Румынии дивизий потеряно 73, а людей 475070. Это 6508 человек на дивизию. Это много меньше их штатной численности. Принимая условную численность румынских дивизий в среднем 25000 человек, получим 1825000 человек безвозвратных потерь для Румынии, из них 229682 человека пленных, значит 1595318 человек убитых.

Конечно, точность этих расчётов не велика, но примерные цифры они показывают верно.

Понятно из сказанного, что не следует доверять официальным цифрам потерь. Попробуем самостоятельно определить потери Германии по таблице ротации соединений.

Для определения средней условной численности дивизии Германии я воспользуюсь своей таблицей 3, определив по ней среднегодовую численность немецкой армии, а по ней найду условную численность дивизий.

Следует пояснить механизм образования потерь и пополнения армии того периода. Когда в результате интенсивных боевых действий соединение теряло более 60% своего состава, оно считалось не боеспособным и выводилось в резерв для переформирования. То есть в этом случае будет 66% безвозвратных потерь при убытии дивизии с фронта и 66% пополнения до прибытия снова на фронт.

Если соединение сформировано вновь, то оно на 66% составлено из новобранцев, а остальной состав взят из военнослужащих имеющих боевой опыт.

Кроме этого, находясь на фронте, соединения несут постоянные потери, которые также постоянно компенсируются маршевыми пополнениями. Но их придётся определять отдельно.

Таблица 16:

Для Германии

22.06.41 года

1942 год

1943 год

1944 год

1945 год

Всего

Условная численность дивизии

35402

40472

34679

29418

23924

-

Дивизий на советско-германском фронте (на начало года)

153

158,5

209

201

179

-

Людей в них

5416506

6414812

7247911

5913018

4282396

-

Дивизий на западных ТВД (на начало года)

64,5

68

88

117

125,5

-

Людей в них

2283429

2752096

3051752

3441906

3002462

-

Всего дивизий (на начало года)

217,5

226,5

297,5

318

304,5

-

Всего людей

7700000

9167000

10317000

9355000

7285000

-

Прибыло дивизий на советско-германский фронт

19

94

61,5

149

126

449,5

Людей в них мобилизовано (66%)

448419

2536214

1421818,5

2922188

2009574

9338213,5

Прибыло дивизий на западные ТВД

18,5

93,5

82

165,5

56,5

416

Людей в них мобилизовано (66%)

436618,5

2522723,5

1895758

3245786

901118,5

9002004,5

Разгромлено дивизий на советско-германском фронте

13,5

41

69,5

169,5

213

506,5

Безвозвратные потери в них (66%)

318613,5

1106221

1606770,5

3324234

3397137

9752976

Разгромлено дивизий на западных ТВД

0,5

4,5

11,5

72,5

90

179

Безвозвратные потери в них (66%)

11800,5

121414,5

265868,5

1421870

1435410

3256363,5

Капитулировало дивизий на советско-германском фронте

-

-

-

-

91

91

Людей в них сдалось

-

-

-

-

2177084

2177084

Капитулировало дивизий на западных ТВД

-

-

-

-

50,5

50,5

Людей в них сдалось

-

-

-

-

1208162

1208162

Всего мобилизовано

885037,5

5058937,5

3317576,5

6167974

2910692,5

18340218

Всего безвозвратных потерь

330414

1227635,5

1872639

4746104

8217793

16394585,5

Таблица 16 показывает только потери от активных действий, постоянные потери требуется учесть дополнительно. Видно, что в 1941-42 годах значительная часть вооружённых сил Германии сосредотачивалась в корпусных и армейских отдельных частях, а также в частях резерва главного командования.

Для окончательной обработки данных таблицы 16 требуется определить величину постоянных безвозвратных потерь. Поскольку в 1941 году потери немцев от активных действий были не велики, то за величину постоянных потерь можно принять данные американских наблюдателей, о которых упоминалось выше, это 1,3 млн. человек безвозвратных потерь.

Но интереснее будет воспользоваться сообщениями Гальдера из таблицы 6.

Дата записи

Дата расчёта

Срок в сутках от 22.06.41

Убито

Ранено

Пропало

Среднесуточные потери убитыми

5.01.42

31.12.41

193

1737220

6219380

358730

9001

Здесь безвозвратные потери равны 2095950 человек убитыми и пленными. Вычитая из этой цифры потери от активных действий за 1941 год из таблицы 16, получим величину постоянных потерь 1765536 человек за 6 месяцев. Это 294256 человек в месяц. Теперь можно дополнить таблицу 16.

Таблица 17:

Для Германии

1941 год

1942 год

1943 год

1944 год

1945 год

Всего

Состояло в армии перед войной

-

-

-

-

-

7234000

Всего мобилизовано за войну на компенсацию активных действий

885037,5

5058937,5

3317576,5

6167974

2910692,5

18340218

Всего безвозвратных потерь от активных  действий

330414

1227635,5

1872639

4746104

8217793

16394585,5

Всего мобилизовано за войну на компенсацию постоянных потерь

1765536

3531072

3531072

3531072

1471280

13830032

Всего безвозвратных постоянных потерь в первом приближении

1765536

3531072

3531072

3531072

1471280

13830032

Всего мобилизовано за войну в первом приближении

-

-

-

-

-

32170250

Всего мобилизовано с учётом предвоенной численности в первом приближении

-

-

-

-

-

39404250

Всего потеряно безвозвратно

-

-

-

-

-

30224617,5

Из них пленными

-

-

-

-

-

7387000

Из них капитулировавшими

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4800000

Из них инвалидами и уволенными

-

-

-

-

-

3807000

Из них погибшими в числе пропавших

-

-

-

-

-

2000000

Из них убитыми

-

-

-

-

-

12230617,5

Поправка на уменьшение общего числа мобилизованных для компенсации постоянных безвозвратных потерь из-за уменьшениясил Германии в ходе войны

-

-

-

-

-

9179632,5

Всего мобилизовано за войну на компенсацию постоянных потерь

-

-

-

-

-

4650399,5

Всего мобилизовано за войну

-

-

-

-

-

22990617,5

Всего мобилизовано с учётом предвоенной численности

-

-

-

-

-

30224617,5

Данные таблицы 17 расходятся с данными расшифрованных сводок ОКХ и ОКВ на 3 млн. человек по убитым и мобилизованным (см. табл. 5). Это оттого, что в численности армии не учтены численности военизированных формирований. В то же время в сводках ОКХ и ОКВ потери военизированных формирований оперативно подчинённых сухопутному командованию учтены.

Из таблицы 17 видно, что для сохранения прежнего военного усилия в течении всей войны, Германии не хватило около 9 млн. человек. Это есть величина поправки на компенсацию постоянных потерь. Из-за этого пришлось отказываться от той части структуры армии, которая в 1941 -1942 годах не входила в штатную численность дивизий. Одновременно число дивизий пришлось увеличивать, чтобы сохранять свободу оперативного ответа на действия, в первую очередь советских войск, а потом и англо-американских. В результате численность армии ещё удавалось поддерживать некоторый срок, а вот качество армии падало непрерывно с 1942 года. Организационно и в плане оперативных, и тактических инноваций эту проблему решить не удалось. Стратегического и политического решения у немцев также не нашлось. Поиск в области создания чудо-оружия тоже дал слабые результаты. Кровавая немецкая авантюра провалилась.

Как же немцам не хватило людей для сохранения военного усилия? Ведь численность немецкой армии, несмотря на потери, почти не убывала до самого конца войны! А всё очень просто, Советский союз постоянно совершенствовал методы войны, методы уничтожения фашистской заразы. Эффективность советской армии, и без того высокая, непрерывно повышалась. В результате, для того чтобы сравняться в силах с советской армией, немцам требовалось мобилизовать дополнительно за войну 9 млн. человек.

Здесь надо понимать, что маршевые пополнения осуществляются из заранее подготовленных резервов, для компенсации плановых потерь армии, то есть потерь от тех действий, которые были запланированы заранее. В том числе собственных активных действий. У немцев в 1941 году эти потери компенсировались из армии резерва, в которой перед нападением на СССР состояло 1,2 млн. человек. И уже к осени 1941 года резерв оказался истощённым.

Потери от активных действий внеплановые, они понесены от действий противника. Разбитые дивизии отводят в тыл и там восстанавливают по мере возможности. Образовавшуюся на фронте нехватку дивизий компенсируют дивизиями из резерва и других участков, или сокращением линии фронта. Видят, что дивизий не хватает для решения всех поставленных противником задач. Поэтому вынужденно приступают и к формированию новых дивизий. Ведь соединения оставшиеся на фронте пополнять нечем, резервы идут на восстановление разбитых дивизий. Значит оставшиеся на фронте дивизии тоже вскоре будут разбиты, вот и приходится начинать формирование новых, им на смену.

Поэтому, если бы у немцев нашлось дополнительно за войну 9 млн. человек, или в 1943 году 5 млн. человек, или в 1942 году 3 млн. человек, или в 1941 году 1 млн. человек, то они смогли бы наносить успешные стратегические удары. В реальности ни один из стратегических ударов немецкой армии до конца доведён не был, поскольку на каждый немецкий удар Красная армия отвечала двойным ударом.

Возможно, немцы и смогли бы мобилизовать в 1941, 42 или 43 году дополнительно 2-3 млн. человек, поднапрягшись, ресурсы у них были, но они ещё не осознали тогда в полной мере свою отсталость в военном деле от Красной армии. А потом стало поздно.

 

 

Глава 11 Выводы.

Из выше изложенного следует сделать вывод об огневом превосходстве Красной армии над немецкой армией. Причём это огневое превосходство не объяснить количественным превосходством по орудийным стволам. Тем более что в результате слабой оснащённости транспортом, Красная армия мало использовала своё миномётное вооружение в батальонном и полковом звене. Ведь 82 мм мина весит 3 кг, а за минуту их выстреливается 30 штук. На 10 минут стрельбы надо 900 кг боеприпасов на миномёт. Конечно, транспортом обеспечивали в первую очередь артиллерию, а не миномёты. Получалось, что манёвренное, лёгкое артиллерийское средство привязано к пунктам боепитания, и в интересах батальонов работать не может. Проблема решалась сведением миномётов в миномётные полки, где их можно было снабжать боепитанием централизованно. Но в результате, батальонное, полковое и даже дивизионное звено оказывалось слабее немецкого, ведь миномёты составляли половину стволов в дивизии по предвоенным штатам. Противотанковая артиллерия советских стрелковых дивизий была слабее немецкой. В результате на прямую наводку выкатывали трёхдюймовки лёгких артиллерийских полков. Средств ПВО не хватало. Приходилось отвлекать на эти цели станковые пулеметы, и противотанковые ружья из первой линии. За счёт чего же было достигнуто огневое превосходство с первых дней войны? Огневое превосходство Красной армией достигнуто за счёт мастерства и мужества. Это подтверждается не только расчётами потерь личного состава, но и потерями военной техники, имущества, транспорта.

Вот запись Гальдера от 18.11.41 г. гласит, что из 0,5 млн. автомобилей, бывших в немецкой армии на 22.06.41 года, потеряно безвозвратно 150 тыс. и требуют ремонта 275 тыс., причём для этого ремонта надо 300 тыс. тонн запасных частей. То есть, для ремонта одного автомобиля надо около 1,1 тонны запчастей. В каком же состоянии эти автомобили? От них одни рамы остались! Если прибавить к ним те машины, от которых не осталось даже рам, выяснится, что все выпускаемые автозаводами Германии за год автомобили сгорают в России менее чем за полгода. Вот Гитлер и обеспокоился этим обстоятельством, вот Гальдер и вынужден был обсуждать с генералом Буле эти вопросы.

А ведь автомобили воюют не в первой линии войск. Что же творилось в первой линии? Ад кромешный! Теперь надо сравнить всё это с потерями автотракторной техники в Красной армии. С началом войны выпуск автомобилей и тракторов был резко сокращён в пользу танков, выпуск артиллерийских тягачей вовсе прекратился. Тем не менее, Советский союз к осени 1942 года потерял только половину предвоенного парка артиллерийских тягачей, в основном в окружениях, а потом до самой победы пользовался оставшейся половиной, практически не неся в них потерь. Если немцы за первые полгода войны потеряли почти все автомобили, какие были у них в армии на начало войны, то советская армия за тот же срок потеряла 33% имевшихся и поступивших машин. А за весь 1942 год 14%. А к концу войны потери автомобилей сократились до 3-5%.

А ведь эти потери повторяют, по форме графика потерь, безвозвратные потери личного состава Красной армии, с той лишь разницей, что среднемесячные потери автомобилей в 10-15 раз меньше. Но ведь и число автомобилей на фронте было во столько же раз меньше. Можно полагать, что потери автомобилей от огня противника были в 1941 году в Красной армии не более 5-10%, а 23-28% потерь приходилось на манёвренные действия немецких войск, окружения. То есть потери автомобилей могут служить и для характеристики потерь личного состава. Поскольку они также отражают возможности огня сторон. То есть, если фашистские войска теряют в 1941 году 90% автотранспорта, то почти все эти потери приходятся на потери от огня советских войск, а это 15% потерь в месяц. Видно, что советская армия минимум в 1,5-3 раза эффективнее немецкой армии.

В записи от 9.12.41 года Гальдер пишет о безвозвратных среднесуточных потерях конского состава в 1100 лошадей. Учитывая, что лошадей в боевую линию не ставили и, что лошадей на фронте раз в 10 меньше, чем людей, цифра в 9465 человек среднесуточных безвозвратных потерь на декабрь 1941 года из таблицы 6, получает дополнительное подтверждение.

Потери немцев в танках возможно оценить исходя из их наличия на начало и конец интересующего периода. На июнь 1941 года немцы имели около 5000 своих и чехословацких машин. Кроме того в записи Гальдера от 23 декабря 1940 года указана цифра 4930 трофейных машин, в основном французских. Всего около 10000 машин. На конец 1941 года немецкие танковые войска были укомплектованы танками на 20-30%, то есть в наличии оставалось около 3000 машин, из них около 500-600 трофейных французских, которые тогда же перевели с фронта для охраны тыловых районов. Об этом так же пишет Гальдер. Даже без учёта выпущенных за полугодие немецкой промышленностью танков, без учёта советских трофейных танков использовавшихся немцами, советские войска уничтожили безвозвратно около 7000 немецких машин, не считая броневиков и бронетранспортёров, за 6 первых месяцев войны. За четыре года это составит 56000 машин уничтоженных Красной армией. Если прибавить сюда 3800 танков выпущенных немецкой промышленностью в 1941 году и 1300 советских трофейных танков захваченных немцами на базах хранения, то получится более 12000 уничтоженных немецких машин за первые полгода войны. За годы войны Германия выпустила около 50000 машин, и 10000 машин имелось у немцев до войны, как мы вычислили. Союзники СССР могли уничтожить 4-5 тысяч танков или около того. Советские войска потеряли за войну примерно 100000 танков и САУ, но надо понимать, что и эксплуатационный ресурс советских танков был существенно меньше. Здесь имеет место разный подход к жизни, к технике, к войне. Разные способы применения танков. Разная танковая идеология. Советские принципы танкостроения хорошо описаны в трилогии Михаила Свирина под общим названием "История советского танка 1919-1955 годы", Москва, "Яуза", "Эксмо", ("Броня крепка, 1919-1937", "Броневой щит Сталина, 1937-1943", "Стальной кулак Сталина, 1943-1955"). Советские танки военного времени рассчитывались на одну операцию, имели ресурс от 100-200 км пробега в начале войны, до 500 км к концу войны, что отражало взгляды на оперативное применение танков и военную экономику. После войны ресурс танков рядом мер пришлось увеличивать до 10-15 лет службы, исходя из потребностей экономики мирного времени и новой концепции накопления вооружений. Таким образом, танков изначально задумывалось не жалеть. Это оружие, зачем его жалеть, им воевать надо. То есть, потери в танках у СССР в 1,5-2 раза выше, а потери людей в 1,5-2 раза ниже.

При этом следует учитывать, что до 70% подбитых танков немцы могли восстановить в течении недели, по сведениям Гудериана. Это означает, что если из ста немецких танков вступивших в бой в начале месяца к концу месяца осталось 20 машин, то при безвозвратных потерях 80 машин число подбитий может превышать 250. И такая цифра будет фигурировать в донесениях советских войск. Однако советский генштаб, более или менее точно, корректировал донесения войск с учётом этого обстоятельства. Поэтому, в оперативной сводке за 16 декабря 1941 года, озвученной Совинформбюро, говорится о потерях немцами 15000 танков, 19000 орудий, около 13000 самолётов и 6000000 человек убитыми, ранеными и пленными за первые пять месяцев войны. Эти цифры вполне согласуются с моими расчётами и достаточно точно отражают реальные потери немецких войск. Если они и завышены, то очень не сильно, учитывая тогдашнюю ситуацию. Во всяком случае советский генштаб оценивал обстановку куда реальнее немецкого генштаба даже в 1941 году. В дальнейшем оценки становились ещё точнее.

Потери самолётов немецкой стороной рассмотрены в книге Корнюхина Г. В. "Воздушная война над СССР. 1941", ООО "Издательский дом "Вече", 2008. Там приведена таблица расчётов потерь немецкой авиации без учёта учебных машин.

Таблица 18:

Годы войны

1940

1941

1942

1943

1944

1945

Количество произведённых в Германии самолётов

10247

12401

15409

24807

40593

7539

То же без учёта учебных самолётов

8377

11280

14331

22533

36900

7221

Количество самолётов на начало следующего года

4471 (30.9.40)

5178 (31.12.41)

6107 (30.3.43)

6642 (30.4.44)

8365 (1.2.45)

1000*

Теоретическая убыль

8056

10573

13402

21998

35177

14586

Потери в боях с союзниками по их (союзников) данным

8056

1300

2100

6650

17050

5700

Теоретические потери на «Восточном фронте»

-

9273

11302

15348

18127

8886

Потери на «Восточном фронте» по советским данным**

-

4200

11550

15200

17500

4400

То же по современным российским источникам***

-

2213

4348

3940

4525

****

* Количество самолётов сданных после капитуляции

** По справочнику "Советская авиация в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. в цифрах"

*** Попытка подсчёта по "выжимкам" из документов генерал-квартирмейстера люфтваффе, выполненная Р. Ларинцевым и А. Заболотским.

**** За 1945 год бумаг генерал-квартирмейстера найти не удалось, видимо устал готовить пропагандистские опусы. Вряд ли генерал-квартирмейстер бросил свою работу и уехал отдыхать, скорее он бросил второстепенную работу, которую ему поручило министерство пропаганды.

Из таблицы 18 видно, что современные представления о немецких потерях в авиации совершенно не соответствуют действительности. Также видно, что советские данные существенно расходятся с теоретически вычисленными значениями только в 1945 и 1941 годах. В 1945 году расхождения получаются оттого, что половина немецкой авиации отказалась летать, и была брошена немцами на аэродромах. В 1941 году расхождения образовалось от плохо поставленного советской стороной учёта сбитых немецких самолётов в первые два-три месяца войны. А в послевоенную историю оценочные цифры времён войны, озвученные Совинформбюро, внести постеснялись. Таким образом, отчётливо видно 62936 уничтоженных советской стороной немецких самолётов. Боевые потери советских ВВС составили за войну 43100 боевых машин. Однако небоевые потери боевых машин советских ВВС практически такие же, как и боевые. Здесь опять видна разница в качестве техники и отношении к ней. Эта разница вполне сознавалась советским руководством, конкурировать с объединённой Европой в объёмах выпуска военной продукции СССР мог только при условии совершенно другого взгляда на качество, характер и применение этой продукции. Советские машины, особенно истребители, очень быстро изнашивались в условиях военного времени. Тем не менее, фанерно-полотняные самолёты с ресурсом двигателей на несколько полётов, успешно противостояли цельнодюралевой авиации с двигателями немецкого качества.

Гитлер не даром полагал, что советская промышленность не сможет восполнить потери вооружений, и не смогла бы, если бы стремилась к симметричному ответу на немецкий вызов. Имея в 3-4 раза меньше рабочих, Советский союз и трудозатраты мог производить в 3-4 раза меньшие.

При этом не следует делать вывод о массовой гибели советских лётчиков или танкистов от несовершенства техники. Такой вывод не найдёт подтверждения ни в мемуарах, ни в донесениях, ни в статистических исследованиях. Поскольку он неверен. Просто в СССР имелась отличная от европейской техническая культура, другая техногенная цивилизация. В книге [2] приводятся потери советской военной техники, включающие в себя и списанную технику, израсходовавшую ресурс, невосстановимую по причине недостатка запчастей и слабой ремонтной базы. Следует помнить, что в плане развития производства СССР имел базу всего двух пусть и героических пятилеток. Поэтому ответ на европейскую техническую оснащённость был не симметричным. Советская техника рассчитывалась на более короткий, но и более интенсивный период эксплуатации. Скорее даже не рассчитывалась, а сама собой такой получалась. Лендлизовские машины в советских условиях тоже не долго жили. Плодить ремонтные силы - значит, отрывать людей от производства, от войны, а производить запчасти означает занимать те мощности, которые могут выпускать готовые машины. Конечно, всё это нужно, вопрос в балансе возможностей и потребностей. С учётом того факта, что в бою весь этот труд может сгореть в минуту, и все произведённые запчасти и ремонтные мастерские останутся не у дел. Поэтому, когда, например, Широкорад в книге "Три войны Великой Финляндии" сетует на непригодность будёновки или на различия в качестве обмундирования бойцов и командиров РККА, напрашивается вопрос, хорошо ли он подумал? Чтобы гнаться за европейским качеством, надо иметь европейскую промышленность, таковая была у Германии, а не у СССР. Будёновка или богатырка - это мобилизационный вариант головного убора, их придумали ещё в конце первой мировой войны, как раз потому, что производство было слабым. Как только появилась возможность, их заменили нормальными шапками. Кто же виноват, что такая возможность появилась только в 1940 году? Почётный святой и почётный папа римский, нашего королевства, царь Николай кровавый и его сатрапы. Демократы из банды Керенского. А также воспеваемые ныне белобандиты. В это же время немцы носили зимние пилотки. Когда Широкорад в книге "Поход на Вену" сетует на то, что орудийные башни на бронекатера ставили от танков, а не проектировали специально, он не учитывает, что танковые башни производились массово на танковых заводах, а специально спроектированные башни следовало производить средней серией на заводах судостроительных. Неужели специалист в истории техники не видит разницы? Скорее ищет дешёвых сенсаций там, где их нет. И так во всём. Самолёты производили на мебельных фабриках, а патроны на табачных. Броневики производили на заводе дробильного оборудования в Выксе, а ППС везде, где был пресс для холодной штамповки. Знаменитый в советское время анекдот про комбайн с вертикальным взлётом, скорее подходит к Сталинскому времени, чем к более поздним временам.

Решающую роль сыграл трудовой героизм советского народа, но нельзя забывать и о заслугах советского правительства, лично Сталина, правильно расставивших приоритеты в научно-технической, производственной и военной сферах. Сейчас модно сетовать, что было мало раций и много танков, но разве было бы лучше, если бы танков было меньше, а раций больше? Рации не стреляют. Хотя и они нужны, но где на всё средств набраться? Там, где надо были и рации.

В этой связи хочу заострить внимание на ключевом моменте истории войны, на подготовке предвоенной промышленности к мобилизации в военное время. Были разработаны специальные образцы и модификации всех вооружений для выпуска в военное время. Были разработаны специальные технологии для внедрения на непрофильных производствах, подготовлены специалисты по внедрению этих технологий. С 1937 года в армию стали поступать современные, отечественные образцы вооружений, на замену переделкам и модификациям дореволюционных и лицензионных образцов. Первой внедрена была артиллерия и автоматические винтовки. Затем приоритет был отдан танкам и боевым самолётам. Их производство начало разворачиваться только в 1940 году. Новые пулемёты и автоматические пушки внедрялись уже в ходе войны. Развить в нужной степени автомобильную и радиопромышленность до войны не удалось. Зато настроили много паровозов и вагонов, а это гораздо важнее. Мощности специализированных заводов катастрофически не хватало и мобилизация непрофильных предприятий, подготовленная ещё до войны, даёт право утверждать, что Сталин заслужил звание генералиссимуса ещё до войны, даже если бы больше ничего для победы не сделал. А он сделал ещё много чего!

Совинформбюро к годовщине начала войны публиковало оперативные сводки, обобщавшие результаты военных действий с начала войны нарастающим итогом. Эти данные интересно свести в таблицу, которая даст представление о взглядах советского командования, конечно с поправкой на некоторый, вынужденный, пропагандистский элемент в отношении собственных людских потерь. Но характер советской пропаганды того периода сам по себе интересен, ведь сейчас его можно сравнить с опубликованными данными работы [2].

Таблица 19:

Дата оперативной сводки Совинформбюро

Германия (23.6.42)

СССР (23.6.42)

Германия (21.6.43)

СССР (21.6.43)

Германия (21.6.44)

СССР (21.6.44)

Людские потери с начала войны

10000000 общих потерь (из них 3000000 убитыми)

4,5 млн. чел. общих потерь

6400000 убитыми и пленными

4200000 убитыми и пропавшими

7800000 убитыми и пленными

5300000 убитыми и пропавшими

Потери орудий свыше 75 мм с начала войны

30500

22000

56500

35000

90000

48000

Потери танков с начала войны

24000

15000

42400

30000

70000

49000

Потери самолетов с начала войны

20000

9000

43000

23000

60000

30128

Из таблицы 19 видно, что советское правительство скрывало от советского народа только одну цифру - потери без вести пропавшими в окружениях. За всю войну потери СССР пропавшими без вести и попавшими в плен составили около 4 миллионов человек, из них вернулись из плена после войны менее 2 миллионов человек. Эти цифры скрывались, чтобы уменьшить страхи неустойчивой части населения перед немецким продвижением, уменьшить боязнь окружений у неустойчивой части военнослужащих. А после войны советское правительство полагало себя виноватым перед народом, за то, что не смогло предвидеть и избежать такого развития событий. Поэтому и после войны эти цифры не афишировались, хотя уже и не скрывались. Ведь Конев вполне открыто заявил после войны о более чем 10000000 безвозвратных потерь советских войск. Один раз сказал, и не за чем больше было повторять, бередить раны.

Остальные цифры указаны в целом верно. За всю войну СССР потерял 61500 стволов полевой артиллерии, 96500 танков и САУ, но из них не более 65000 по боевым причинам, 88300 боевых самолётов, но из них только 43100 по боевым причинам. Погибло в боях (включая не боевые потери, но без учёта погибших в плену) за всю войну около 6,7 миллионов советских воинов.

Потери противника также указаны верно. Потери личного состава противника сильно занижались с 1942 года, а в 1941 указаны верно, в 6000000 человек общих потерь. Только потери немецких танков, возможно, слегка завышены, примерно в 1,5 раза. Это естественным образом связано с трудностью учёта числа отремонтированных и повторно использованных машин. Кроме того, в донесениях войск вместе с подбитыми танками и САУ могла указываться и другая бронетехника. У немцев было очень много разных боевых машин и на полугусеничном, и на колёсном шасси, которые можно назвать САУ. Тогда потери немцев в бронетехнике указаны тоже верно. Небольшое завышение числа сбитых немецких самолётов не существенно. Потери орудий и миномётов всех калибров и назначений для Красной армии составили за войну 317500 штук, а для Германии и её союзников в работе [2] указаны потери 289200 штук. Но в 12-м томе "Истории второй мировой войны", в таблице 11, сказано, что орудий одна только Германия произвела и потеряла 319900 штук, а миномётов та же Германия произвела и потеряла 78800 штук. Всего потери орудий и миномётов одной только Германии составят 398700 стволов и неизвестно, входят ли сюда реактивные системы, скорее всего не входят. Кроме того, в эту цифру точно не входят орудия и минометы, произведенные до 1939 года.

С лета 1942 года в советском генштабе намечается тенденция к занижению числа убитых немцев. Советские военачальники стали более осторожно оценивать обстановку, опасались недооценить противника на завершающем этапе войны. В любом случае, о специальных, пропагандистских цифрах потерь публикуемых Совинформбюро, можно говорить только применительно к количеству попавших в плен и пропавших без вести советских военнослужащих. В остальном публиковались те же цифры, которыми пользовался в своих расчётах советский Генштаб.

Ход и исход войны нельзя понять, если исключить из рассмотрения европейское фашистское зверство по отношению к мирному советскому населению и военнопленным. Эти зверства составляли цель и смысл войны для немецкой стороны и всех союзников Германии. Боевые действия были лишь инструментом, обеспечивавшим беспрепятственное осуществление этих зверств. Единственной целью объединённой фашистами Европы во второй мировой войне было завоевание всей европейской части СССР, и уничтожение максимально зверским способом большей части населения, с тем, чтобы оставшихся запугать и обратить в рабство. Эти преступления описаны в книге Александра Дюкова "За что сражались советские люди", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2007. Жертвами этих зверств за всю войну стали 12-15 миллионов советских мирных граждан, включая военнопленных, но надо помнить, что только за первую военную зиму фашисты планировали убить более 30 миллионов мирных советских граждан на оккупированных территориях СССР. Таким образом, можно говорить о спасении советской армией и партизанами, советским правительством и Сталиным более 15 миллионов жизней советских людей запланированных к уничтожению уже в первый год оккупации, и около 20 миллионов запланированных к уничтожению в дальнейшем, не считая спасённых от фашистского рабства, которое часто было хуже смерти. Несмотря на многочисленные источники, этот момент крайне слабо освещён исторической наукой. Историки просто избегают этой темы, ограничиваясь редкими и общими фразами, а ведь эти преступления превышают по количеству жертв все остальные преступления в истории вместе взятые.

В записи от 24 ноября 1941 года Гальдер пишет о докладе генерал-полковника Фромма. Общее военно-экономическое положение представляется в виде падающей кривой. Фромм полагает, что необходимо перемирие. Мои выводы подтверждают выводы Фромма.

Там же указывается, что убыль личного состава на фронте составляет 180000 человек. Если это убыль боевого состава, то она легко покрывается за счёт отзыва из отпуска отпускников. Не говоря уже о призыве контингента 1922 года рождения. Где же здесь падающая кривая? Почему тогда в записи от 30 ноября говорится, что в ротах осталось по 50-60 человек? Чтобы свести концы с концами Гальдер утверждает, что 340000 человек составляют половину боевого состава пехоты. Но это же смешно, боевой состав пехоты получается менее десятой части армии. На самом деле следует читать, что убыль войск на фронте составляет 1,8 млн. человек на 24.11.41 в боевом составе и 3,4 млн. в общей численности войск "Восточного фронта" на 30.11.41 года, а штатная численность войск "Восточного фронта" 6,8 млн. человек. Вот так, наверное, будет правильно.

Возможно, кто-то не поверит моим расчётам о немецких потерях, особенно в 1941 году, когда по современным представлениям Красная армия была совершенно разбита и якобы немецкая армия неким хитрым способом не несла потерь. Это бред. Из поражений и потерь победы не выкуешь. Поражение терпела с самого начала немецкая армия, но руководство Рейха надеялось, что СССР приходится ещё хуже. Об этом прямо говорил Гитлер в том же дневнике Гальдера.

Обстановку пограничного сражения лучше всего передал Дмитрий Егоров в книге "Июнь 41-го. Разгром западного фронта.", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2008.

Конечно, лето 1941 года было страшно тяжёлым для советских войск. Бесконечные сражения без видимых позитивных результатов. Бесконечные окружения, в которых выбор часто был между смертью и пленом. И очень многие выбирали плен. Может быть даже большинство. Но надо учитывать, что массовые сдачи в плен начинались после одной или двух недель напряжённой борьбы в окружении, когда у бойцов заканчивались боеприпасы даже к стрелковому оружию. Командиры, отчаявшись победить, бросали управление войсками, иногда даже во фронтовом масштабе, сбегали от своих бойцов и небольшими группами либо старались сдаться, либо пройти к своим на восток. Бойцы сбегали из своих частей, переодевались в гражданскую одежду или, оставшись без руководства, сбивались в многотысячные толпы, надеясь сдаться немецким отрядам, зачищавшим местность. И всё же немцев били. Были люди, которые выбирали себе позицию понадёжнее, запасались оружием и принимали свой последний бой, заранее зная, чем он кончится. Или организовывали беспорядочные толпы окруженцев в боевые отряды, атаковали немецкие кордоны и прорывались к своим. Иногда это удавалось. Были командиры, сохранявшие управление своими войсками в самых тяжёлых ситуациях. Были дивизии, корпуса и целые армии, которые атаковали противника, наносили врагу поражения, стойко оборонялись, уходили от немецких ударов и били сами. Да так били, что получалось в 1,5-2 раза больнее. На каждый удар отвечали двойным ударом.

Это и стало причиной разгрома фашистских орд. Безвозвратные демографические потери немецкой армии составили около 15 млн. человек. Безвозвратные демографические потери прочих армий оси составили до 4 млн. человек. А всего для победы пришлось убить до 19 миллионов врагов разных национальностей и государств.

Литература.

  1. Урланис Б.Ц. "История военных потерь.", ПОЛИГОН, АСТ, Санкт-Петербург, Москва, 1998.
  2. Кривошеев Г.Ф., Андроников В.М., Буриков П.Д., Гуркин В.В. "Великая отечественная без грифа секретности. Книга потерь.", ООО "Издательский дом "Вече"", 2009.
  3. "Вильгельм Кейтель. Размышления перед казнью.", Смоленск, "Русич", 2000.
  4. Кульбакин В.Д. "Очерки новейшей истории Германии.", Издательство социально-экономической литературы, Москва, 1962.
  5. Фомин В.Т. "Фашистская Германия во второй мировой войне, сентябрь 1939 - июнь 1941.", Москва, "Наука", 1978.
  6. "История военного искусства." под ред. Жилина П.А., Москва, "Военное издательство", 1986.
  7. Сайт http://ww2stats.com/index.html.

poteryww2.narod.ru

xn--b1adccaencl0bewna2a.xn--p1ai

Потери Германии во Второй мировой войне - мифы и реальность

Военные потери в годы Второй мировой и Великой Отечественной войн уже многие годы являются предметами и споров, и спекуляций. Причем отношение к этим потерям меняется с точностью до наоборот. Так, в 70-е годы пропагандистский аппарат ЦК КПСС почему-то чуть ли не с гордостью вещал о тяжелых людских потерях СССР в годы войны. Причем не столько о жертвах нацистского геноцида, сколько о боевых потерях РККА. С совершенно непонятной гордостью муссировалась пропагандистская «утка» якобы всего о трех процентах фронтовиков 1923 года рождения, уцелевших в ходе войны. С упоением вещали о целых выпускных классах, где все юноши ушли на фронт и ни один не вернулся. Было развернуто чуть ли не социалистическое соревнование среди сельских районов, у кого больше деревень, где погибли все ушедшие на фронт мужчины. Хотя, согласно демографической статистике, накануне Великой Отечественной войны имелось 8,6 млн мужчин 1919-1923 гг. рождения, а в 1949 году, в ходе Всесоюзной переписи населения их имелось в живых 5,05 млн, то есть убыль мужского населения 1919-1923 гг. рождения за этот период составила 3,55 млн человек. Таким образом, если принять, что на каждый из возрастов 1919-1923 гг. приходится равная численность мужского населения, то мужчин каждого года рождения насчитывалось 1,72 млн человек. Тогда получается, что призывников 1923 г. рождения погибло 1,67 млн человек (97%), а призывников 1919-1922 гг. рождения - 1,88 млн чел., т.е. около 450 тыс. чел. из числа родившихся в каждом из этих четырех годов (около 27% от их общей численности). И это притом, что военнослужащие 1919-1922 гг. рождения составляли кадровую Красную Армию, принявшую на себя удар вермахта в июне 1941 года и почти полностью сгоревшую в боях лета и осени того же года. Уже это одно с легкостью опровергает все домыслы пресловутых «шестидесятников» о якобы трех процентах оставшихся в живых фронтовиков 1923 г. рождения.

В ходе «перестройки» и т.н. «реформ» маятник качнулся в другую сторону. С упоением приводились немыслимые цифры в 30 и 40 млн военнослужащих, погибших в ходе войны, особенно усердствует с методами статистики пресловутый Б.Соколов, доктор филологии, кстати, а не математик. Озвучивались абсурдные идеи, что Германия потеряла за всю войну всего лишь чуть ли не 100 тыс. человек убитыми, о чудовищном соотношении 1:14 погибших немецких и советских солдат, и т.д. Статистические данные о потерях Советских Вооруженных Сил, приведенные в справочнике «Гриф секретности снят», изданном в 1993 году, и в фундаментальном труде «Россия и СССР в войнах ХХ века (потери Вооруженных сил)», безапелляционно объявлялись фальсификацией. Причем по принципу: раз это не соответствует чей-то умозрительной концепции потерь РККА, значит, фальсификация. В то же время потери противника всячески занижались и занижаются. С телячьим восторгом объявляются цифры, которые ни в какие ворота не лезут. Так, например, потери 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» в ходе немецкого наступления под Курском в июле 1943 г. приводились в количестве всего 6900 убитых солдат и офицеров и 12 сгоревших танков. При этом изобретались убогие и смехотворные аргументы в объяснение того, почему практически сохранившая 100% боеспособности танковая армия вдруг попятилась назад: от высадки союзников в Италии, до нехватки топлива и запчастей или даже о начавшихся дождях.

Поэтому вопрос о людских потерях Германии в годы Второй мировой войны достаточно актуален. Причем, что интересно, в самой Германии до настоящего времени отсутствуют фундаментальные исследования по этому вопросу. Имеются лишь косвенные сведения. Большинство исследователей при анализе потерь Германии в годы Второй мировой войны в качестве основного первоисточника используют монографию германского исследователя Б.Мюллера-Гиллебрандта «Сухопутная армия Германии. 1933-1945». Однако данный историк прибегнул к откровенной фальсификации. Так, указывая число призванных в вермахт и войска СС, Мюллер-Гиллебранд дал сведения только за период с 01.06.1939 г. по 30.04.1945 г., скромно умолчав о ранее призванных на военную службу контингентах. А ведь к 1 июня 1939 года Германия уже четыре года развертывала свои вооруженные силы, и к 1 июня указанного года в вермахте насчитывалось 3214,0 тыс. человек! Поэтому мужчин число мобилизованных в вермахт и СС в 1935-1945 гг. приобретает иной вид (см. таблицу 1).

Таким образом, общее количество мобилизованных в вермахт и войска СС составляет не 17 893,2 тыс. человек, а порядка 21 107,2 тыс. человек, что сразу дает совершенно иную картину потерь Германии в годы Второй мировой войны.

Теперь обратимся собственно к потерям вермахта. В вермахте действовали три различные системы учета потерь:

1) по каналу «IIа» - войсковому служебному;2) по каналу медико-санитарной службы;3) по каналу персонального учета потерь в территориальных органах списочного учета военнослужащих Германии.

Но при этом существовала интересная особенность - потери частей и подразделений учитывались не суммарно, а по их боевому предназначению. Делалось это для того, чтобы Армия резерва имела исчерпывающие сведения о том, какие контингенты военнослужащих необходимо подать для пополнения в каждую конкретную дивизию. Достаточно разумный принцип, но сегодня этот метод учета убыли личного состава позволяет манипулировать цифрами немецких потерь.

Во-первых, раздельно велся учет потерь личного состава т.н. «боевой численности» - Kampfwstaerke - и частей обеспечения. Так, в немецкой пехотной дивизии штата 1944 г. «боевая численность» составляла 7160 чел., численность подразделений боевого обеспечения и тыла - 5609 чел., и общая численность - Tagesstaerke - 12 769 человек. В танковой дивизии по штату 1944 г. «боевая численность» составляла 9307 чел., численность подразделений боевого обеспечения и тыла - 5420 чел., и общая численность - 14 727 человек. «Боевая численность» действующей армии вермахта составляла примерно 40-45% от общей численности личного состава. Кстати, это позволяет очень лихо фальсифицировать ход войны, когда у советских войск на фронте указывается их общая численность, а у немецких - только боевая. Мол, связисты, саперы, ремонтники, они же в атаки не ходят...

Во-вторых, в самой «боевой численности» - Kampfwstaerke - отдельно выделялись подразделения «непосредственно ведущие бой» - Gefechtstaerke. Частями и подразделениями «непосредственно ведущими бой» в составе дивизий считались пехотные (мотострелковые, танково-гренадерские) полки, танковые полки и батальоны и разведывательные батальоны. Артиллерийские полки и дивизионы, противотанковые и зенитные дивизионы относились к частям боевой поддержки. В Военно-воздушных силах - люфтваффе - «подразделениями, непосредственно ведущими бой» считались летный состав, в Военно-морских силах - Кригсмарине - к этой категории относился плавсостав. И учет потерь личного состава «боевой численности» велся раздельно по личному составу «непосредственно ведущему бой» и по личному составу частей боевой поддержки.

Интересно также отметить, что в боевых потерях учитывались только убитые непосредственно на поле боя, а вот военнослужащие, умершие от тяжелых ранений на этапах эвакуации, уже относились к потерям Армии резерва и из общего числа безвозвратных потерь действующей армии исключались. То есть как только ранение определялось как требующее на излечение более 6 недель, военнослужащий вермахта сразу же перечислялся в Армию резерва. И даже если его не успевали вывезти в тыл и он умирал поблизости от передовой, все равно как безвозвратная потеря он учитывался уже в Армии резерва и из числа боевых безвозвратных потерь конкретного фронта (Восточного, Африканского, Западного и т.д.) этот военнослужащий исключался. Именно поэтому в учете потерь вермахта фигурируют практически только убитые и пропавшие без вести.

Имелась и еще одна специфическая черта учета потерь в вермахте. Чехи, призванные в вермахт из протектората Богемия и Моравия, поляки, призванные в вермахт из Познанского и Поморского краев Польши, а также эльзасцы и лотарингцы по каналу персонального учета потерь в территориальных органах списочного учета военнослужащих Германии не учитывались, поскольку не относились к т.н. «имперским немцам». Точно так же не учитывались по каналу персонального учета этнические немцы (фольксдойче), призванные в вермахт из оккупированных стран Европы. Иными словами, потери этих категорий военнослужащих из суммарного учета безвозвратных потерь вермахта исключались. Хотя с указанных территорий в вермахт и СС было призвано более 1200 тыс. человек, не считая этнических немцев - фольксдоче - оккупированных стран Европы. Только из этнических немцев Хорватии, Венгрии и Чехии были сформированы шесть дивизий СС, не считая большого количества военно-полицейских частей.

Не учитывались в вермахте и потери вспомогательных военизированных формирований: Национал-социалистского автомобильного корпуса, Транспортного корпуса Шпеера, Имперской трудовой службы и Организации Тодта. Хотя личный состав этих формирований принимал непосредственное участие в обеспечении боевых действий, а на заключительном этапе войны подразделения и части этих вспомогательных формирований бросались в бой против советских войск на территории Германии. Зачастую личный состав этих формирований вливался как пополнение в состав соединений вермахта прямо на фронте, но поскольку это не было пополнением, направленным через Армию резерва, то централизованный учет этого пополнения не велся, и по служебным каналам учета потерь боевая убыль этого личного состава не учитывалась.

Отдельно от вермахта велся и учет потерь фольксштурма и гитлерюгенда, которые широко привлекались к участию в боевых действиях в Восточной Пруссии, Восточной Померании, Силезии, Бранденбурге, Западной Померании, Саксонии и Берлине. Фольксшурм и гитлерюгенд находились в ведении НСДАП. Зачастую подразделения и фольксштурма, и гитлерюгенда также непосредственно на фронте вливались в состав частей и соединений вермахта как пополнение, но по той же причине, что и с другими военизированными формированиями, персональный именной учет этого пополнения не осуществлялся.

Также не учитывались в вермахте потери военно-полицейских частей СС (прежде всего фельджандармерии), которые вели борьбу с партизанским движением, а на заключительном этапе войны бросались в бой против частей Красной Армии.

Кроме того, в составе немецких войск в боевых действиях участвовали т.н. «добровольные помощники» - Hilfswillige («хиви», Hiwi), но потери данной категории личного состава в общих боевых потерях вермахта тоже не учитывались. На «добровольных помощниках» следует остановиться особо. Эти «помощники» набирались по всем странам Европы и оккупированной части СССР, всего в 1939-1945 гг. в качестве «добровольных помощников» в вермахт и СС вступили до 2 млн человек (в т.ч. ок. 500 тыс. чел. с оккупированных территорий СССР). И хотя большую часть Hiwi составлял обслуживающий персонал тыловых структур и комендатур вермахта на оккупированных территориях, значительная их часть входила непосредственно в состав боевых частей и соединений.

Таким образом, недобросовестными исследователями из общего числа безвозвратных потерь Германии исключалось большое число потерянного личного состава, непосредственно участвовавшего в боевых действиях, но формально не относящегося к вермахту. Хотя и вспомогательные военизированные формирования, и фольксштурм, и «добровольные помощники» в ходе боев несли потери, и эти потери с полным основанием можно отнести к боевым потерям Германии.

В приведенной здесь таблице 2 сделана попытка свести воедино численность и вермахта, и военизированных формирований Германии, и ориентировочно рассчитать убыль личного состава вооруженных сил нацистской Германии в ходе Второй мировой войны.

Могут вызвать удивление количество попавших в плен к союзникам и капитулировавших перед ними военнослужащих Германии, притом что 2/3 войск вермахта действовало на Восточном фронте. Суть в том, что в плену у союзников в общем котле учитывались как военнослужащие вермахта и ваффен-СС (обозначение полевых войск СС, действовавших на фронтах Второй мировой войны), так и личный состав всевозможных военизированных формирований, фольксштурма, функ­ционеры НСДАП, сотрудники территориальных подразделений РСХА и полицейских территориальных формирований, вплоть до пожарных. В результате союзники числили в качестве пленных до 4032,3 тыс. чел., хотя реальная численность военнопленных из состава вермахта и ваффен-СС была значительно ниже, чем указывали союзники в своих документах - порядка 3000,0 тыс. чел., однако в наших расчетах будем использовать официальные данные. Кроме того, в апреле-мае 1945 года немецкие войска, страшась возмездия за злодеяния, совершенные на территории СССР, стремительно откатывались на запад, стремясь сдаться англо-американским войскам. Также в конце апреля - начале мая 1945 г. в массовом порядке сдавались англо-американским войскам формирования Армии резерва вермахта и всевозможные военизированные формирования, а также полицейские части.

Таким образом, из таблицы явственно видно, что общие потери Третьего рейха на Восточном фронте убитыми и умершими от ран, пропавшими без вести, умершими в плену достигают 6071 тыс. человек.

Однако, как известно, на Восточном фронте против Советского Союза воевали не только германские войска, иностранные добровольцы и военизированные формирования Германии, но и войска их сателлитов. Так же необходимо учитывать потери и «добровольных помощников - «Hiwi». Поэтому с учетом потерь данных категорий личного состава, общая картина потерь Германии и ее сателлитов на Восточном фронте принимает картину, приведенную в таблице 3.

Таким образом, суммарные безвозвратные потери гитлеровской Германии и ее сателлитов на Восточном фронте в 1941-1945 гг. достигают 7 миллионов 625 тысяч человек. Если же брать потери только на поле боя, без учета умерших в плену и потерь «добровольных помощников», то потери составляют: для Германии - порядка 5620,4 тысячи человек и для стран-сателлитов - 959 тысяч человек, всего - около 6579,4 тысячи человек. Советские потери на поле боя составили 6885,1 тысячи человек. Таким образом, потери Германии и ее сателлитов на поле боя с учетом всех факторов лишь ненамного меньше боевых потерь Советских Вооруженных Сил на поле боя (порядка 5%), и ни о каком соотношении 1:8 или 1:14 боевых потерь Германии и ее сателлитов к потерям СССР  не может идти речи.

Цифры, приведенные выше в таблицах, конечно же, весьма ориентировочны и имеют серьезные погрешности, но дают, в определенном приближении, порядок потерь нацистской Германии и ее сателлитов на Восточном фронте и в годы войны в целом. При этом, безусловно, если бы не бесчеловечное обращение нацистов с советскими военнопленными общая численность потерь советских военнослужащих была бы значительно ниже. При соответствующем отношении к советским военнопленным не менее полутора-двух миллионов человек из числа умерших в немецком плену могли бы остаться в живых.

Тем не менее подробного и детального исследования реальных людских потерь Германии в годы Второй мировой войны до настоящего времени не существует, т.к. отсутствует политический заказ, а многие данные, касающиеся потерь Германии, до настоящего времени засекречены под предлогом, что могут нанести «моральные травмы» нынешнему германскому обществу (пусть лучше остаются в счастливом неведении, сколько немцев сгинуло в годы Второй мировой войны). Вопреки лубочной картинке отечественных СМИ в Германии, активно фальсифицирующих историю. Главной целью этих действий является внедрение в общественное мнение идеи, что в войне с СССР нацистская Германия была обороняющейся стороной, а вермахт - «передовым отрядом европейской цивилизации» в борьбе с «большевистским варварством». И там активно превозносят «блестящих» немецких генералов, четыре года сдерживавших «азиатские полчища большевиков», при минимальных потерях немецких войск, и только «двадцатикратное численное превосходство большевиков», заваливших вермахт трупами, сломило сопротивление «доблестных» солдат вермахта. И постоянно муссируется тезис, что «мирного» немецкого населения погибло больше, чем солдат на фронте, причем большая часть погибшего гражданского населения якобы приходится на восточную часть Германии, где якобы зверствовали советские войска.

В свете рассматриваемых выше проблем необходимо коснуться упорно навязываемых псевдоисториками клише о том, что СССР победил, «завалив немца трупами своих солдат». У СССР просто не было такого количества людских ресурсов. На 22.06.1941 г. население СССР составило порядка 190-194 млн человек. В том числе мужское население составляло около 48-49% - приблизительно 91-93 млн человек, из этого числа мужчины 1891-1927 гг. рождения составляли порядка 51-53 млн человек. Исключаем примерно 10% мужчин, негодных к военной службе даже в военное время, - это около 5 млн человек. Исключаем 18-20% «забронированных» - высококвалифицированных специалистов, не подлежащих призыву, - это еще около 10 млн человек. Таким образом, призывной ресурс СССР составлял порядка 36-38 млн человек. Что СССР и продемонстрировал на самом деле, призвав в Вооруженные Силы 34 476,7 тыс. человек. К тому же необходимо учитывать, что существенная часть призывного контингента осталась на оккупированных территориях. И многие из этих людей или были угнаны в Германию, или погибли, или встали на путь коллаборационизма, и после освобождения советскими войсками с территорий, подвергшихся оккупации, в армию было призвано намного меньше людей (на 40-45%), чем могло быть призвано до оккупации. К тому же экономика СССР просто не выдержала бы, если бы практически все мужчины, способные носить оружие - 48-49 млн человек - были призваны в армию. Некому тогда было бы плавить сталь, выпускать Т-34 и Ил-2, растить хлеб.

Чтобы иметь в мае 1945 г. Вооруженные Силы численностью 11 390,6 тыс. человек, иметь 1046 тыс. человек в на излечении в госпиталях, демобилизовать по ранениям и болезням 3798,2 тыс. человек, потерять 4600 тыс. чел. пленными и потерять убитыми 26400 тыс. человек, в Вооруженные Силы следовало мобилизовать как раз 48 632,3 тыс. человек. То есть, за исключением полностью негодных к военной службе калек, ни одного мужчины 1891-1927 гг. рождения в тылу не должно было оставаться! Более того, с учетом, что часть мужчин призывных возрастов оказались на оккупированных территориях, а часть работала на предприятиях промышленности, под мобилизацию неизбежно должны были попасть более старшие и более младшие возраста. Однако мобилизация мужчин старше 1891 г. рождения не проводилась, как и мобилизация призывников моложе 1927 г. рождения. В общем, занимался бы доктор филологии Б.Соколов анализом стихов или прозы, может быть, и не стал бы посмешищем.

Возвращаясь к потерям вермахта и Третьего рейха в целом, необходимо отметить, что вопрос учета потерь там достаточно интересен и специфичен. Так, весьма интересны и примечательны данные потерь бронетанковой техники, приводимые Б.Мюллером-Гиллебрандтом. Например, в апреле-июне 1943 года, когда на Восточном фронте стояло затишье, а бои шли только в Северной Африке, как безвозвратные потери были учтены 1019 танков и штурмовых орудий. Притом что к концу марта армия «Африка» имела едва 200 танков и штурмовых орудий, а в апреле и в мае в Тунис было доставлено от силы 100 единиц бронетанковой техники. Т.е. в Северной Африке в апреле и мае вермахт мог потерять, самое большее 300 танков и штурмовых орудий. Откуда же взялись еще 700-750 потерянных единиц бронетанковой техники? Неужели тайные танковые сражения на Восточном фронте шли? Или в Югославии танковая армия вермахта свой конец в эти дни нашла?

Аналогично потери бронетанковой техники в декабре 1942 года, когда шли жестокие танковые бои на Дону, или потери в январе 1943 года, когда немецкие войска откатывались с Кавказа, бросая технику, Мюллер-Гиллебранд приводит в количестве всего 184 и 446 танков и штурмовых орудий. Зато в феврале-марте 1943 года, когда вермахт перешел в контрнаступление в Донбассе, потери немецкой БТТ вдруг достигли 2069 единиц в феврале и 759 единиц в марте. Надо учитывать, что вермахт наступал, поле боя оставалось за немецкими войсками, и вся поврежденная в боях бронетанковая техника доставлялась в танкоремонтные подразделения вермахта. В Африке такие потери вермахт понести не мог, к началу февраля армия «Африка» насчитывала не более 350-400 танков и штурмовых орудий, и в феврале-марте получила на пополнение всего около 200 единиц бронетехники. Т.е. даже при условии уничтожения всех немецких танков в Африке потери армии «Африка» в феврале-марте не могли превысить 600 единиц, остальные 2228 танков и штурмовых орудий были потеряны на Восточном фронте. Как такое могло случиться? Почему в наступлении немцы потеряли в пять раз больше танков, чем при отступлении, хотя опыт войны показывает, что всегда происходит наоборот?

Ответ прост: в феврале 1943 г. в Сталинграде капитулировала 6-я немецкая армия фельдмаршала Паулюса. И вермахту пришлось перевести в список безвозвратных потерь всю бронетанковую технику, давно уже утраченную им в донских степях, но продолжавшую скромно числиться в среднесрочном и долгосрочном ремонте в 6-й армии.

Невозможно объяснить, почему, прогрызая глубоко эшелонированную, насыщенную противотанковой артиллерией и танками оборону советских войск под Курском в июле 1943 года, немецкие войска потеряли меньше танков, чем в феврале 1943 года, когда они наносили контрудары по растянутым в линию войскам Юго-Западного и Воронежского фронтов. Даже если предположить, что в феврале 1943 года германские войска 50% своих танков потеряли в Африке, трудно допустить, что в феврале 1943 г. в Донбассе малочисленные советские войска смогли выбить более 1000 танков, а в июле под Белгородом и Орлом - только 925.

Не случайно долгое время при захвате в «котлах» документов немецких «панцердивизий» вставали серьезные вопросы, куда девалась немецкая техника, если из кольца окружения никто не прорвался, а количество брошенной и разбитой техники никак не соответствует тому, что написано в документах. Всякий раз танков и штурмовых орудий у немцев оказывалось значительно меньше, чем числилось по документам. И лишь к середине 1944 года поняли, что реальный состав немецких танковых дивизий необходимо определять по графе «боеготовых». Зачастую возникали ситуации, когда в немецких танковых и танково-гренадерских дивизиях числилось «мертвых танковых душ» больше, чем реально имеющихся боеготовых танков и штурмовых орудий. А выгоревшие, со свернутыми на бок башнями, с зияющими проломами в броне танки стояли на дворах танкоремонтных предприятий, на бумаге переходя из машин одной ремонтной категории в другую, дожидаясь или отправки в переплавку, или же их захватывали советские войска. Зато немецкие промышленные корпорации в это время спокойно «пилили» финансы, отпущенные на проведение якобы долгосрочного ремонта или ремонта «с отправкой в Германию». Кроме того, если в советских документах сразу и четко указывалось, что безвозвратно потерянный танк сгорел или разбит так, что не подлежит восстановлению, то в немецких документах указывался только выведенный из строя узел или агрегат (двигатель, трансмиссия, ходовая часть), или же указывалось месторасположение боевого повреждения (корпус, башня, днище и т.д.). При этом даже полностью сгоревший от попадания снаряда в моторное отделение танк числился как имеющий повреждение двигателя.

Если проанализировать у того же Б.Мюллера-Гиллебрандта данные по потерям «Королевских тигров», то выясняется еще более поразительная картина. В начале февраля 1945 года в вермахте и ваффен-СС числилось 219 танков Pz. Kpfw. VI Ausf. B «Tiger II» («Королевский тигр»). Произведено к этому времени было 417 танков этого типа. А потеряно, по данным Мюллера-Гиллебрандта, - 57. Итого разница между произведенными и потерянными танками - 350 единиц. В наличии - 219. Куда подевалась 131 машина? И это еще не все. По данным того же отставного генерала в августе 1944 года потерянных «Королевских тигров» вообще не числилось. И многие другие исследователи истории панцерваффе так же оказываются в неловком положении, когда почти все указывают, что немецкие войска признали под Сандомиром потерю только 6 (шести) Pz. Kpfw. VI Ausf. B «Tiger II». Но как тогда быть с ситуацией, когда у местечка Шидлув и деревни Оглендув под Сандомиром советскими трофейными группами и спецгруппами из автобронетанкового управления 1-го Украинского фронта были детально изучены и описаны с указанием заводских номеров 10 подбитых и сгоревших и 3 полностью исправных  «Королевских тигра»? Остается только предполагать, что, стоявшие в пределах прямой видимости немецких войск, подбитые и сгоревшие «Королевские тигры», числились вермахтом у себя в долговременном ремонте под тем предлогом, что теоретически эти танки можно отбить в ходе контратаки и вернуть затем в строй. Оригинальная логика, но ничего иного на ум не приходит.

По данным Б.Мюллера-Гиллебрандта, к 1 февраля 1945 года было произведено 5840 тяжелых танков Pz. Kpfw. V «Panther» («Пантера»), потеряно - 3059 единиц, в наличии имелось 1964 единицы. Если брать разницу между произведенными «Пантерами» и их потерями, то остаток составляет 2781 единицу. Наличествовало же, как уже указывалось - 1964 единицы. При этом танки «Пантера» сателлитам Германии не передавались. Куда же подевались 817 единиц?

С танками Pz. Kpfw. IV точно такая же картина. Произведено к 1 февраля 1945 года этих машин, по данным Мюллера-Гиллебрандта, 8428 единиц, потеряно  -  6151, разница составляет 2277 единиц, наличествовало на 1 февраля 1945 г.  -  1517 единиц. Передано союзникам было не более 300 машин этого типа. Таким образом, неучтенными оказываются до 460 машин, подевавшихся неведомо куда.

Танки Pz. Kpfw. III. Произведено  - 5681 единица, потеряно к 1 февраля 1945 года - 4808 единиц, разница - 873 единиц, наличествовало на ту же дату - 534 танка. Передано сателлитам было не более 100 единиц, таким образом, неведомо куда из учета испарились около 250 танков.

Всего же исчезли из учета более 1700 танков «Королевский тигр», «Пантера», Pz. Kpfw. IV и Pz. Kpfw. III.

Парадоксально, но до настоящего времени ни одна из попыток разобраться с безвозвратными потерями вермахта в технике так и не увенчалась успехом. Никто так и не смог детально разложить по месяцам и годам, какие же реальные безвозвратные потери несли панцерваффе. И все по причине своеобразной методики «учета» потерь боевой техники в германском вермахте.

Точно так же в люфтваффе существовавшая методика учета потерь позволяла долгое время числить в графе «ремонт» сбитые, но упавшие на своей территории, самолеты. Порой даже разбитый вдребезги самолет, упавший в расположении немецких войск, не включался сразу в списки безвозвратных потерь, а числился поврежденным. Все это приводило к тому, что в эскадрах люфтваффе до 30-40%, и даже более, техники постоянно числилось не боеготовой, плавно переходя из категории поврежденных в категорию подлежащей списанию.

Один пример: когда в июле 1943 года на южном фасе Курской дуги летчик А.Горовец сбил в одном бою 9 пикировщиков Ju-87, советская пехота обследовала места падения «Юнкерсов» и сообщила подробные данные о сбитых самолетах: тактические и заводские номера, данные на погибших членов экипажей и т.д. Однако люфтваффе признало в тот день потерю только двух пикировщиков. Как такое могло случиться? Ответ прост: к вечеру дня воздушного боя территория, где упали бомбардировщики люфтваффе, была занята немецкими войсками. И сбитые самолеты оказались на территории, контролируемой немцами. А из девяти бомбардировщиков только два рассыпались в воздухе, остальные упали, но сохранили относительную целостность, хотя и были искорежены. И люфтваффе со спокойной душой отнесли сбитые самолеты к числу только получивших боевые повреждения. Удивительно, но это реальный факт.

И вообще, рассматривая вопрос потерь техники вермахта, надо учитывать, что на ремонте техники делались огромные деньги. А когда дело касалось финансовых интересов финансово-промышленной олигархии, весь репрессивный аппарат Третьего рейха вставал перед ней навытяжку. Интересы промышленных корпораций и банков блюлись свято. Тем более что у большинства нацистских бонз имелись в этом свои корыстные интересы.

Необходимо отметить и еще один специфический момент. Воп