Девочка Лиза и “беженец” с пилой. Преступления мигрантов в Германии. Преступления мигрантов в германии


В Германии мигранты массово насилуют женщин. В Германии нет мужчин?: marc_aureli

Мигранты насилуют немецких девушекОпубликовано: 17 янв. 2016 г.

http://www.newsinfo.ru/news/2017-01-01/germany/780645/"Особый путь" изнасиловал Германию01.01.2017

Только в период с 1 по 31 июля текущего года беженцами в Германии было совершено 131 изнасилование и 72 покушения на изнасилование, ещё 175 женщин подверглись грубым сексуальным домогательствам в виде ощупываний за интимные места, срывания одежды и т. п.

Преступления совершались, главным образом, в общественных местах — в плавательных бассейнах, на улицах, в парках, в поездах, даже во время таких массовых мероприятий, как музыкальные фестивали, традиционно проводящиеся в Германии именно в июле.

В одном случае (в городе Трир) насильник напал на свою жертву в церкви, в другом (в рейнвестфальском городке Иббенбюрен) на кладбище, куда старушка пришла на могилу сестры.

Младшей из потерпевших было 9 лет, старшей (в Иббенбюрене) 79. В двух случаях жертвами насильников стали представители мужского пола — 68-летний пенсионер и 10-летний мальчик.

Все преступники — мигранты из Афганистана, Ирака, Марокко, Сирии, Судана, Эритреи, других стран Ближнего Востока и Африки. В большинстве случаев полиции не удаётся найти виновных, а тех, кого находят, после допроса, как правило, отпускают.

Эту убийственную статистику с перечислением мест совершения этих преступлений, возраста жертв, описаний насильников и мер, предпринятых в их отношении полицией, 9 августа опубликовал на своём сайте нью-йоркский аналитический исследовательский центр Gatestone Institute.

В предваряющей статистику статье, озаглавленной Germany’s Migrant Rape Crisis Spirals out of Control («Германский кризис изнасилований мигрантами выходит из-под контроля»), её автор — старший научный сотрудник Gatestone Institute, профессор Сёрен Керн пишет следующее:

«В Германии кризис изнасилований, совершённых мигрантами, охватил все 16 федеральных земель. Германия вошла в порочный круг: большинство преступников так и не найдены, а те немногие, которых нашли, получают мягкие приговоры. Общественности сообщается только об одном из десяти изнасилований и, по словам министра юстиции ФРГ Хайко Мааса, только 8% процессов по делам об изнасилованиях заканчиваются обвинительным приговором. По данным председателя правления Ассоциации сотрудников криминальной полиции (BDK) Андрэ Шульца, до 90% сексуальных преступлений, совершённых в Германии в 2014 году, не значатся в официальной статистике. Как пишет газета Bild со ссылкой на высокопоставленного сотрудника полиции во Франкфурте-на-Майне, «существуют строгие инструкции сверху не сообщать СМИ о преступлениях, совершённых беженцами. Ответы могут быть даны только на прямые запросы со стороны представителей прессы. Удивительно, но о некоторых таких преступниках не сообщается намеренно, а информация о них классифицируется как конфиденциальная (Nicht pressefrei)».

Сексуальное насилие в Германии достигло масштабов эпидемии, поскольку канцлер Ангела Меркель пустила в страну более одного миллиона мигрантов — в основном, мужчин из Африки, Азии и Ближнего Востока. Сейчас Германия фактически находится в осаде; общественные места становятся всё более опасными.

В июле 2016 года сотни немецких женщин и детей подверглись сексуальному насилию со стороны мигрантов. Нападения происходили на пляжах и велосипедных дорожках, кладбищах и дискотеках, продуктовых магазинах и на музыкальных фестивалях, в гаражах и детских площадках, школах и торговых центрах, такси и общественном транспорте (автобусах, трамваях, междугородных поездах и метро), общественных парках и скверах, общественных бассейнах и общественных туалетах. Насильники шныряют повсюду; безопасности нет нигде. Большинство преступлений замалчиваются немецкими властями во избежание эскалации антимигрантских настроений. Почти всегда о таких преступлениях сообщают, как об «отдельных случаях» (Einzelfälle), а не как о части общенациональной проблемы. Сообщения о сексуальных домогательствах обычно можно найти только в отчётах местной полиции. Изнасилования рассматриваются как события локального характера и сообщают о них местные или региональные издания. Только самые вопиющие случаи изнасилования и сексуальных домогательств освещаются в общенациональной прессе. Так, из всех июльских случаев изнасилования в общенациональные СМИ попали лишь три.

Ещё 24 января газета Die Welt сообщила, что сокрытие данных о преступности мигрантов является «всегерманским явлением». По словам председателя Профсоюза немецкой полиции (DpolG) Райнера Вендта, «каждый сотрудник полиции знает, что он должен соответствовать определённым политическим ожиданиям. Лучше промолчать о преступлениях, совершаемых мигрантами — и вы не ошибётесь». А 25 февраля та же Die Welt сообщила, что власти федеральной земли Гессен скрывали от общественности информацию о преступности мигрантов, объясняя это «отсутствием общественного интереса».

Политический журнал Focus писал о том, что Федеральное антидискриминационное агентство (Antidiskriminierungsstelle des Bundes, ADS) направило правительству земли Северный Рейн-Вестфалия меморандум, в котором содержалась «настоятельная рекомендация» убрать из официальных документов упоминания о «североафриканских криминальных группах». Как писал далее Focus, в меморандуме АDS сообщалось:

«Существует опасность того, что под общее подозрение попадут все люди, происходящие из этого региона». И тогда земельная полиция убрала из своего пресс-релиза это «оскорбительное» определение, заявив, что «нельзя исключить того, что наша формулировка может быть неверно истолкована в качестве дискриминирующего заявления».

Но уже вскоре оригинал статьи Focus был удалён с веб-страницы журнала.

Зато теперь немецкая полиция и СМИ, описывая насильников-мигрантов, используют такие политкорректные эвфемизмы, как «южанин» (Südländer), «мужчина с тёмной кожей» (dunkelhäutig, dunklere Gesichtsfarbe, dunklem Hauttyp) или комбинацию из двух признаков — «мужчина с южным цветом кожи» (südländische Hautfarbe). 7 июля парламент Германии одобрил внесение в Уголовный кодекс изменений, расширяющих определение изнасилования и облегчающих депортацию мигрантов, совершивших сексуальные преступления. Однако эта реформа, призванная облегчить процесс возбуждения уголовного дела по жалобам жертв сексуального насилия, вряд ли положит конец эпидемии изнасилований, совершаемых мигрантами в Германии. Объясняется это тем, что политически корректная система правосудия в Германии, как известно, становится мягкой, когда дело доходит до уголовного преследования, вынесения приговоров и депортации преступников-иностранцев", — завершает свою статью профессор Сёрен Керн.

Феномен этой «эпидемии изнасилований» объясняет авторитетный в Германии политолог, эксперт по исламскому миру, исламовед, профессор кафедры международных отношений университета им. Георга-Августа в Геттингене 73-летний Бассам Тиби — как он себя называет, «сириец с немецким паспортом» (по его словам, «в Германии проводится различие между гражданами и немцами»). В интервью швейцарской газете Basler Zeitung он, в частности сказал:

«Это (сексуальные нападения беженцев-мусульман на немок. — С.Д.) происходит по двум причинам. Во-первых, потому, что Германия, вопреки их ожиданиям, не может удовлетворить все их запросы (а запросы изрядные: дом, машина). Во-вторых, потому что эти беженцы имеют систему ценностей, которая несовместима с европейской современностью. Патриархально настроенные люди из женоненавистнический культур не могут быть интегрированы в современное европейское общество. Эти люди всех немок воспринимают, как шлюх. Сирийцы, с которыми я говорю, заявляют: «Немцы не имеют ни чести, ни совести, потому что их жёны спят со всеми». Но при том эти люди знают, что они совершают преступление. Они знают, что это запрещено законом. Но они также думают, что немецкие женщины — шлюхи («Diese Männer denken: Deutsche Frauen sind Schlampen»). И кроме того, они хорошо знают, что их действия не будут иметь каких-либо последствий. Немецкая полиция в борьбе с беженцами крайне боязлива. Но они не беженцев боятся — они боятся, что их назовут расистами, если они станут обвинять беженцев.

В Сирии изнасилование женщин является оружием войны. Все воюющие стороны делают это. Беженцы, которые приходят сюда, приходят из той культуры и не все они являются жертвами. Если такие люди не получают то, что они ожидают, они злятся. На Востоке, чтобы унизить мужчину, изнасилованием унижают его жену. Я думаю, что молодые мусульманские мужчины хотели в Кёльне унизить немецких мужчин через унижение их женщин. Женщина является только инструментом для этого.

Если мы добьёмся успеха в интеграции беженцев в немецкое общество, то нет никаких проблем. Но я не вижу ни малейшего намёка ни на интеграцию, ни на иммиграционную политику — я вижу только хаос. Как немцы хотят интегрировать полтора миллиона мусульман, если они не могли интегрировать меня, написавшего на немецком тридцать научных трудов?.."

По словам Тиби, он в ужасе от «культуры гостеприимства», усиленно пропагандируемой канцлером Меркель и её правительством.

«По моим наблюдениям, немцы не сбалансированы, — говорит он. — Либо они за что-то (в данном случае, за приём беженцев), или против чего-то (соответственно, против такого приёма). Середины не существует.

Ещё мой учитель Адорно (Теодор Адорно, 1903−1969, выдающийся немецкий философ и социолог, один из основоположников Франкфуртской критической школы. — С.Д.) говорил о немецкой болезни, которую он называл «пафос абсолютного». Такой дисбаланс — чисто немецкий феномен, причина которого в особенностях исторического развития Германии. Когда Франция и Британия шли своей дорогой к национальному государству, немцы ещё были совершенно раздроблены — у них не было никакой политической культуры. Тот способ, которым Германия была объединена в 1871 году, был неестественным. Проблема с германской идентичностью существует с XIX века. Ведь и Гитлер не был просто «несчастной случайностью» — Гитлер был запрограммирован. Как писал Адорно, «если бы Гитлер всплыл во Франции или в Англии, там бы только посмеялись над ним. Но в Германии ему поклонялись. Гитлер — один из «особых путей» Германии.

Миграционная политика Германии — тоже один из этих «особых путей». Французский президент сказал: «Мы примем 30 тысяч сирийских беженцев — и на этом всё заканчивается». Канцлер Германии получила полтора миллиона — но даже после этого отказывается установить лимит иммиграции. Это — «особый путь», так характерный для немцев".

Берлин  Мигранты насилуют девочекОпубликовано: 16 янв. 2016 г.

marc-aureli.livejournal.com

Немецкая полиция и СМИ замалчивают преступления мигрантов | Политика | ИноСМИ

В последние два года резко выросло число преступлений, совершаемых в Германии иностранцами, в первую очередь нелегальными мигрантами. По данным Федерального ведомства уголовной полиции Германии (BKA), только в 2015 году мигранты совершили более 200 тысяч правонарушений. Это на 80% превышает показатель предыдущего года. На самом деле, считают специалисты, правонарушений гораздо больше, так как речь идет о раскрытых случаях, а уровень раскрываемости в Германии не достигает 50%. Многие преступления сознательно замалчиваются, так как есть политическая установка — не предавать огласке преступления, совершенные беженцами, чтобы не разжигать антимигрантские настроения.

В большинстве случаев речь идет о кражах, подделке документов и других «легких» преступлениях. Однако также имели место свыше 36 тысяч «тяжелых» преступлений — телесных повреждений, грабежей и грубого вымогательства. В немецкую полицию также поступило свыше полутора тысяч заявлений в связи с попытками изнасилования — по мнению криминалистов, это лишь ничтожная часть такого рода преступлений. Председатель союза сотрудников немецких уголовных ведомств Андре Шульц заявляет, что до 90% совершаемых в Германии сексуальных преступлений вообще не включается в официальную статистику. Особенно эта практика замалчивания очевидна в отношении мигрантов. Отдельно отмечены свыше 260 случаев, когда просочившиеся в Европу джихадисты выдавали себя за беженцев.Русская служба RFI24.10.2016Русская служба RFI24.10.2016Все эти данные, отмечают авторы доклада, далеко не полные, поскольку в них не включена статистика из ряда немецких земель, а также не учитываются выходцы из стран Магриба. Однако даже в этом «смягченном» варианте выходит, что 20% прибывших в 2015 году мигрантов (свыше одного миллиона человек) совершали те или иные преступления.

Сокрытие истинных масштабов преступности — излюбленная практика немецких властей. Наглядный пример — уже вошедшая в историю современной Европы новогодняя ночь в Кельне, когда сотни молодых мигрантов терроризировали немецких женщин. Полиция и СМИ замалчивали это происшествие несколько дней. В частности, второй канал ZDF из редакционных соображений не стал размещать информацию о нападениях на женщин в Кельне. Бывший министр внутренних дел Ханс-Петер Фридрих назвал произошедшее «заговором молчания».

Волну возмущения в социальных сетях Германии вызвал недавний отказ первого канала немецкого телевидения ARD передавать новость о совершенном во Фрайбурге преступлении, когда молодой беженец из Афганистана изнасиловал и утопил немецкую студентку — дочь крупных чиновников Еврокомиссии. Руководство канала сочло эту новость «незначительной», представляющей лишь «региональный интерес». На самом деле, редакция следовала официальной политической установке «не провоцировать ксенофобские настроения». Канцлер Ангела Меркель и вице-канцлер Зигмар Габриэль призвали в этой связи не делать «преждевременных выводов» и не «разжигать народное недовольство». Тем не менее, этот случай вновь затронул вопрос о цензуре в немецкой прессе, которая официально считается свободной, но на самом деле следует четким правилам «что можно и что нельзя». Главным элементом цензуры в таких случаях является директива 12.1 кодекса немецкой прессы. Этот пункт обязывает журналистов следовать правилам самоцензуры и, в частности, не называть национальности лиц, подозреваемых в преступлениях «без очень серьезных оснований». Эта статья весьма расплывчата, и пропитанные политкорректностью журналы доводят ее до абсурда в своей редакционной политике.

Почти два месяца немецкие власти держали засекреченной информацию об инциденте в берлинской подземке. Видеокамера показала, как в переходе человек ближневосточной наружности ударом ноги столкнул женщину вниз по ступеням, она получила серьезные травмы. И лишь недавно стало известно, что хулиган и сопровождавшие его подвыпившие приятели — выходцы из Болгарии, преступника задержали.

Таких случаев — бессчетное количество. Либеральная немецкая пресса считает «неудобным» указывать национальность и происхождение преступников. Впрочем, делаются исключения, когда речь идет о так называемой «русской мафии». В нее записывают всех преступников из бывшего СССР, в том числе грузинских «домушников», на которых в Германии приходится почти половина квартирных краж.

В январе этого года немецкие власти обвинили Россию во вмешательстве во внутренние дела в связи с «делом Лизы». Тогда российские СМИ сообщили о похищении и изнасиловании мигрантами русскоязычной девочки Лизы в Берлине. Позднее эта история не подтвердилась, но дипломатический скандал имел место. Действительно, произошла ошибка, но кому можно верить, когда немецкая полиция и пресса принципиально замалчивают информацию о преступлениях, совершенных иностранцами, прежде всего мигрантами из стран Ближнего Востока.

Сергей Лавров заявил недавно в Гамбурге, что немецкие СМИ — самые русофобские на планете. И он прав: немецкие СМИ бьют рекорд не только по числу русофобских публикаций, но также по уровню поддержки национальных и сексуальных меньшинств. Такого неолиберального единомыслия не увидишь даже в прессе Франции, Италии и Великобритании.Bild09.12.2016В этом смысле Германия — особый случай в Евросоюзе. После войны западные оккупационные власти поставили эксперимент — полностью вытравить из немцев дух нацизма, а заодно — и все, что связано с немецкой национальной идентичностью и консервативной традицией. Этот эксперимент в значительной степени удался: новая политическая культура политкорректности, гедонизма и левого либерализма, привитая немцам в западных зонах оккупации, стала нормой в ФРГ. Примечательно, что в советской зоне (ГДР) менталитет немцев не был так сильно переформатирован. И западногерманская пресса удивляется, почему у восточных немцев, или «оссиз» сохраняется такой анахронизм, как «национальное самосознание» и стойкое нежелание принимать тысячи мигрантов из мусульманских стран. Западные немцы и восточные немцы — во многом разные люди по психологическим и мировоззренческим характеристикам, хотя формально и говорят на одном языке.

Однако не «оссиз» определяют политику ФРГ, которая на фоне «великой консервативной революции», разворачивающейся сейчас на Западе, остается последним бастионом либеральных и глобалистских ценностей. Но если глобализм объясняется интересами Германии как ведущей экспортной державы мира, то «идейно упертый» либерализм — последствие социально-психологического эксперимента, поставленного над побежденными немцами после войны.

inosmi.ru

Девочка Лиза и “беженец” с пилой. Преступления мигрантов в Германии

Тема о мигрантах-насильниках, наводнивших Европу, стала одной из самых злободневных за последние два года. Особенно “горячие” истории раз за разом приходят из Германии - экономического лидера Евросоюза и главного вдохновителя приёма беженцев из неблагополучных стран мира.

“Умный журнал” предлагает вам познакомиться с несколькими подобными историями, позволяющими оценить происходящее с разных углов и разобраться, как обстоит ситуация в действительности.

Насильник с пилой. Типичная история

Один из последних таких случаев получил широкую огласку в конце сентября 2017 года, когда в суде города Бонна начался процесс над обвиняемым в изнасиловании и грабеже мигрантом из Ганы. В целях соблюдения немецких законов о конфиденциальности в прессе его назвали “Эриком Икс”.

Преступление было совершено ещё в апреле. Человек, вооружённый садовой пилой, проник в палатку молодой немецкой пары, наслаждавшейся отдыхом в одном из природных заповедников. К этому времени 23-летняя женщина и её 26-летний бойфренд уже улеглись спать, однако злоумышленник разбудил их, и, забрав пять евро наличными, а также аудиоколонку стоимостью в 120 евро, потребовал удовлетворения своих сексуальных нужд.

Садовая пила

​Для этого он заставил женщину лечь на принесённый им с собой коврик, заботливо расстеленный в десяти метрах от её спутника, который был вынужден наблюдать за последовавшим преступным деянием.

Сообщается, что в процессе бойфренд всё-таки сумел позвонить в полицию, но звонок посчитали шуткой.

Полиция обыскивает место преступления

32-летнего подозреваемого задержали вскоре в близлежащем городе Зигбург, где его опознал один из прохожих по распространённому полицией фотороботу. При себе у Эрика Икс была похищенная колонка. Кроме того, его виновность подтвердил ДНК-тест.

Фоторобот Эрика Икс

При задержании ганский насильник сопротивлялся полиции, поэтому в суде он появился скованным по рукам и ногам. В процессе слушаний его настолько возмутили доводы, приводимые обвинением, что он начал громко выражать это вслух, несмотря на советы своих адвокатов молчать.

Самым ярким перлом стало высказывание, что, если его ДНК обнаружили на теле пострадавшей, то, выходит, она проститутка.

Эрик Икс

В Германию Эрик Икс попал из Италии и Австрии. На Аппенины ганец прибыл в поисках политического убежища, в чём ему было отказано. Не дожидаясь депортации, он продолжил путешествие по Европе. Немецкие власти решили выдать его обратно Италии для дальнейшего выдворения на родину, но, пока рассматривалась поданная им апелляция, он и успел нанести свой удар по жителям столь безразличной к нему Европы.

Из Ганы же мужчина, как сообщается, сбежал после того, как убил там своего родственника.

Приговор по делу Эрика Икс должен быть вынесен 19 октября.

Новогодние нападения

Одиночные случаи, подобные истории с Эриком Икс, происходят в Германии регулярно. В сентябре появилась информация об изнасиловании 16-летней девочки двумя афганцами в Баварии (третьего спугнул случайный прохожий).

В июне начался процесс над тремя эфиопами, изнасиловавшими 28-летнюю немку “по три раза каждый”. Фигуранты этих историй также являлись претендентами на получение убежища в Германии.

Канцлер Германии Ангела Меркель в виде мусульманки на плакате участника антимигрантского протеста

Однако самым громким случаем сексуальных преступлений в Европе стали, пожалуй, массовые домогательства в канун Нового 2016 года, произошедшие сразу в нескольких городах Германии. Всего в течение двух дней (31 декабря и 1 января) 1200 женщин стали жертвой нападений со стороны более чем 2000 мужчин, действовавших в группах. А главным местом событий стал центр города Кёльн, где была совершена почти половина преступлений.

Привокзальная площадь Кёльна - основное место совершения нападений

​Нападения совершались по одной и той же схеме: группа мужчин окружала одинокую женщину, проходившую мимо, после чего преступники начинали трогать её в интимных местах. Иногда это сопровождалось порванной одеждой и пальцами, засунутыми во влагалище (что по немецким законам считается изнасилованием). Зачастую жертва параллельно лишалась и материальных ценностей.

Улица в Гамбурге, где тоже было совершено множество аналогичных нападений

Поначалу события не получили освещения в национальной прессе. Это случилось только после того, как волна народного возмущения, поднявшаяся в соцсетях, сделала дальнейшее молчание невозможным. Подобная реакция медиа и властей, также не спешивших выступить с заявлениями, убедила многих в том, что они намеренно скрывали произошедшее.

Мэр Кёльна Генриетта Рекер и шеф городской полиции Вольфганг Альберс подверглись особой критике за свою реакцию на нападения

В итоге чиновники всё-таки вынуждены были реагировать. В полиции заявили, что подобных случаев сексуального насилия в истории страны ещё не случалось. Также выяснилось, что большинство нападавших были выходцами из Северной Африки и приехали в Германию в поисках политического убежища.

Кроме того, благодаря этим случаям многие европейцы узнали о существовании целой традиции групповых сексуальных домогательств в арабских странах, известной как “тахарруш гамаи”.

Вычислить удалось только незначительную часть нападавших. Спустя полгода лишь четверо из них были осуждены. При этом разразившийся скандал повлиял на немецкое законодательство: в результате принятых поправок сексуальным домогательством стало любое действие сексуального характера, встречающее словесное или физическое сопротивление жертвы (до этого для квалификации данного преступления обязательно требовалось физическое сопротивление).

Бедная Лиза

На фоне новогодной волны насилия в Германии произошла ещё одна история, высвечивающая несколько другой аспект проблемы. А именно - влияние массовой истерии и политических трений на формирование общественного мнения.

В том же январе в Берлине домой из школы не вернулась 13-летняя девочка Лиза Фисенко - дочь семьи немцев, эмигрировавших из России. Родители заявили в полицию и начались поиски, но на следующий день пропавшая нашлась. Дома девочка рассказала родным, что её похитили трое неизвестных мужчин “южной или арабской наружности, плохо говорившие по-немецки”. По словам Лизы, её отвезли на некую квартиру и там подвергали физическому и сексуальному насилию.

Фото Лизы с объявления о её пропаже

Подобное заявление в самый разгар скандала, связанного с новогодними случаями в Кёльне и других городах, не могло не вызвать бурную реакцию. Однако многие в Германии считают, что она была бы не такой бурной, если бы активное участие в происходящем не начали принимать официальные лица из руководства России, а также российские СМИ. Это вмешательство, однако, отчасти объясняется тем фактом, что, помимо гражданства Германии, Лиза имела и российское.

Вскоре на основании слов ребёнка, а также закрытости расследования, проводимого берлинской полицией, в российских государственных СМИ появились материалы с шокирующими заголовками, вроде этого:

Подключились к волне негодования и оппозиционные немецкие политические партии, выступающие за ограничение миграции. В результате во многих городах Германии состоялись митинги, посвящённые инциденту с Лизой. Активное участие в них приняли организации русскоязычных граждан страны, которых в ней насчитывают до нескольких миллионов.

Плакаты “Лиза, мы с тобой!”

и “Мы живём в стране, где монстры гуляют на свободе”

Что касается российских официальных лиц, то инцидент упомянул министр иностранных дел России Сергей Лавров, использовав его для критики немецких органов власти. Впоследствии из-за этого, а также из-за обвинений России в пропаганде, рассчитанной на дестабилизацию обстановки в Германии, между двумя странами состоялась настоящая перепалка.

Пришлось выступить на эту тему и пресс-секретарю президента РФ Дмитрию Пескову, заявившему, что Россия руководствовалась исключительно заботой о своих гражданах.

Дело Лизы, между тем, завершилось довольно прозаически. Оказалось, что девочка просто испугалась идти в школу, где у неё возникли проблемы, и отправилась к своему другу, где и провела всё время своего “похищения”. Никакого изнасилования в отношении неё также не было.

Фотография 12-летней Лизы, найденная пользователями интернета в её соцсетях

Правда, без секса и людей с “южной внешностью” всё же не обошлось. Другом, у которого оставалась Лиза, оказался немец турецкого происхождения Исмет С. Выяснилось, что за несколько месяцев до этого он и ещё один совершеннолетний гражданин Германии с турецкими корнями всё-таки занимались с Лизой сексом. Правда, по обоюдному согласию. Но только в случае с 13-летними девочками это не освобождает от ответственности, поэтому Исмет С. в итоге был приговорён к году и девяти месяцам лишения свободы условно, а также штрафу в 3 тысячи евро.

Исмет С. в зале суда

24-летний молодой человек был осуждён не только за растление малолетней, но и за изготовление детской порнографии, так как снимал акт орального секса на телефон. Второй же подозреваемый ушёл от ответственности, заявив, что не знал о возрасте Лизы и думал, что ей 16. Доказать обратное полиции не удалось.

www.anews.com

Очередное изнасилование мигрантами в Германии. Растет угроза расовой войны | Политика | ИноСМИ

По мере того как множатся сообщения о преступлениях на сексуальной почве, совершенных мигрантами, резко растет вероятность того, что в какой-нибудь стране, куда прибыло много новых иммигрантов, граждане захотят сами вершить правосудие и мстить. Сексуальные преступления бьют по нашему подсознанию больше, чем убийства или террористические акты. Поэтому я опасаюсь, как бы многочисленные мигранты не напросились на расовую войну.

 

Внимание: прочтение этого текста может вызвать у противников учения Зигмунда Фрейда желудочные колики и диарею, так что читайте с осторожностью! Для всех остальных: растущее число изнасилований, совершенных иммигрантами по всей Европе, где они решили обосноваться, вероятно, является большей угрозой для мира и безопасности на нашем континенте, чем убийства и террористические акты новых иммигрантов или иммигрантов второго или третьего поколения. Изнасилование наших женщин — это преступление, которое рождает в нашем подсознании больше ярости, чем террористический акт.

 

Изнасилования мигрантами европейских женщин все учащаются. И это совершенно понятно: во-первых, с 2015 года иммигранты, прибывшие в Европу, уже освоились, а во-вторых, у большинства из них много месяцев не было женщины. И, наконец, в-третьих, в Европе им легко доступен алкоголь, который вызывает в том числе и сексуальную агрессию, сметает все преграды, да и вообще молодые мусульмане не умеют пить.

 

В пятницу стало известно о новом отвратительном инциденте. Произошло групповое изнасилование. В баварском городе Хеэнкирхен-Зигертсбрунн в 20 километрах от Мюнхена в пятницу вечером три мужчины напали на 16-летнюю девушку, которая шла мимо общежития для мигрантов.

 

Двое ее изнасиловали, а третьему помешал случайный прохожий. Однако двое сделали свое дело, и шрамы на душе девушки останутся на всю жизнь. Двойное изнасилование в 16 лет может навсегда лишить девушку радости от физической любви и полностью изуродовать ее психику. Вскоре после содеянного трех насильников задержала полиция, которая воспользовалась инфракрасными камерами и вертолетом. Все они — беженцы из Афганистана.

 

Süddeutsche Zeitung16.08.2017Le Figaro15.09.2017SwissInfo22.07.2016

Подобных трагедий становится все больше, как грибов после дождя, и по мере их учащения растет вероятность того, что члены мажоритарного общества начнут сводить счеты с «милыми» иммигрантами, пустив в ход физическую силу. Ведь изнасилование женщин является для нас, нашей глубинной сути, непростительным преступлением, которое можно искупить только смертью или хотя бы кастрацией насильника.

 

Изнасилование наших женщин чужаками угрожает собственно выживанию наших генов: на нашей территории с нашими женщинами хотим размножаться мы сами, и поэтому неприемлемо, чтобы их насиловали пришлые варвары. Все это голос подсознания, который слышен в душе каждого, пусть даже самого цивилизованного и образованнейшего мужчины. Речь идет о чрезвычайно сильных базальных инстинктах, определяющих естественный отбор, и никакая культура, гуманизм и этика на них не могут повлиять. С этими инстинктами не поспоришь.

 

Поэтому я уверен, что если правительства Германии, Франции и Швеции (стран, где больше всего мигрантов) не предотвратят дальнейший рост числа сексуальных преступлений, совершаемых мигрантами, то в течение нескольких лет в странах с большим количеством мигрантов коренные жители начнут собираться в группы и мстить за изнасилованных европейских женщин, убивая мигрантов.

 

Если правительства не начнут проводить политику чрезвычайно суровых наказаний за сексуальное насилие и сочетать ее с интенсивным просвещением, объясняя, что в Европе изнасилование — это преступление, то вскоре в районах мигрантов прольется кровь, и насильственный белый экстремизм станет общепринятым мейнстримом. Поясню, что не предвкушаю подобную ситуацию. Но если мигранты не прекратят насиловать европейских женщин, то стоит ожидать, что белое население в ближайшее время начнет отвечать на сексуальные нападения со стороны беженцев, применяя насилие к иммигрантам и совершая погромы.

inosmi.ru

Почему наплыв мигрантов привел к росту преступности в Германии

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Неженатые мужчины младше 30 лет, по статистике, более склонны к совершению преступлений независимо от национальности

Исследование, проведенное по заказу правительства Германии, показало, что преступления, совершаемые мигрантами, приехавшими в страну в 2014 - 2016 годах, связаны с незнанием ими немецкого языка, плохой интеграцией в общество и демографическим составом приезжих.

К таким выводам пришли ученые Цюрихского университета прикладных наук. По заказу федерального министерства ФРГ по делам семьи они провели анализ криминальной статистики в федеральной земле Нижняя Саксония.

Согласно исследованию, с 2014 по 2016 год в Нижней Саксонии количество насильственных преступлений выросло на 10,4%. Более 92% этого роста преступлений приходятся за счет мигрантов.

Авторы исследования предупредили, что одна из причин высоких показателей преступности среди мигрантов в том, что совершенные ими преступления регистрируются в полиции примерно в два раза чаще, чем такие же нарушения закона, допущенные немецкими гражданами.

Ученые определили и основные причины, толкающие мигрантов на преступления. Одна из главных - незнание немецкого языка, что приводит к непониманию принципов общежития, основ права и к огромным сложностям в налаживании социальных связей.

Среди других важных факторов исследователи назвали возраст преступников. Одинокие мужчины в возрасте до 30 лет независимо от национальности более склонны к нарушениям закона. Среди беженцев, прибывших в Нижнюю Саксонию, таких большинство.

Женщины составляют лишь четверть мигрантов, в результате молодые люди, лишенные семей, материнского влияния и оказавшиеся на обочине общества, тяготеют к нормам поведения, оправдывающим насилие и нарушения закона.

Кроме того, исследование показало, что уровень насильственной преступности сильно зависит от региона, из которого прибыли мигранты. В частности, беженцы из Сирии, Ирака и Афганистана совершают преступления реже, чем мигранты из Северной Африки.

Истоки миграционного кризиса

С 2015 года в Германию прибыло более миллиона мигрантов, большинство из них - из стран Ближнего Востока, Азии и Африки.

Поток мигрантов увеличился после того, как Ангела Меркель объявила политику открытых дверей, прежде всего направленную на прием сирийских беженцев.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Канцлер Германии отказалась отменить политику открытых дверей после нападений на местных жителей

В конце 2014 года "Исламское государство" (запрещенная в России организация) усилило свои позиции на севере Сирии. Из-за этого из страны, где к тому моменту уже три года шла гражданская война, бежали более 300 тыс. человек.

К этому потоку присоединились беженцы из Ирака, Афганистана, Сомали, Нигера и Косова, которые также обратились за убежищем в Германии.

Политика в отношении мигрантов не раз подвергалась критике со стороны политических противников Меркель.

Дискуссии усилились после того, как два года назад женщины в нескольких немецких городах пострадали от сексуальных посягательств со стороны мужчин, предположительно, мигрантов.

На днях сразу два лидера крайне правой партии "Альтернатива для Германии" (АдГ) оказались в центре внимания из-за оскорбительных антимусульманских твитов.

В ответ на поздравительный твит полиции Кельна на четырех языках, в том числе и арабском, вице-президент АдГ Беатрис фон Шторх обвинила полицейских в потакании "варварским мусульманским оравам групповых насильников".

Другой лидер партии Алис Вайдель написала в "Фейсбуке", что власти "прогибаются под завезенную мародерствующую, распускающую руки, наглую, склонную к поножовщине бандитскую шайку мигрантов".

Сейчас оба политика находятся под следствием.

www.bbc.com

в Германии выросло число преступлений на национальной почве

В Германии выросло число преступлений, совершаемых на почве нацизма и расизма. Такие данные приводят немецкие власти. По словам полицейских и чиновников, большинство подобных преступлений совершается на территории Восточной Германии — более бедной части страны. В пресс-службе правительства ФРГ RT заявили, что одним из факторов роста преступности стал наплыв в страну мигрантов.

Немецкая полиция опубликовала отчёт, согласно которому за 2016 год число преступлений на почве межнациональной вражды существенно выросло. 

«Было совершено 23 500 преступлений подобного рода, что на 14,3% больше, чем за аналогичный период 2015 года», — сообщили в МВД Германии.

На днях немецкое правительство также представило доклад на основе данных полиции. Особенное внимание в нём уделяется тому, что подобные преступления чаще всего совершаются на территории Восточной Германии — более бедной части страны.

«Исследования показали, что большинство людей на востоке не являются расистами. Однако значительная их часть воспринимают правый экстремизм слишком спокойно. Уровень насилия со стороны ультраправых заметно вырос за последние два года в трёх населённых пунктах: Хайденау, Фрайталь, Херренберг, при этом инциденты в первых двух (оба — пригороды Дрездена) попали в общенациональные газеты. Херренберг, район города Эрфурт, являющегося административным центром земли Тюрингия, тоже стал оплотом ультраправых», — отмечается в документе.

В пресс-службе правительства Германии заявили RT, что одной из причин роста числа преступлений на национальной почве стало появление в стране огромного количества мигрантов. Не все жители ФРГ настроены к ним доброжелательно. Например, некоторые восточные немцы считают, что государство о них забыло, но при этом финансирует беженцев. Именно это приводит к всплескам ненависти и преступлениям в отношении мигрантов.

«Люди там были склонны видеть себя в роли жертв: с одной стороны, они — обитатели маргинальных районов, живущих в тени больших городов, с другой — восточные немцы, презираемые Западом. Жертвами они ощущают себя и в связи с привилегированным, как предполагают некоторые, положением, которое стали занимать в стране мигранты», — сообщили в правительстве.

Квоты на беженцев

Для распределения мигрантов, в том числе беженцев, в Германии введена система квот по землям — согласно определённому алгоритму, учитываются налоговые поступления и численность населения. В соответствии с этой схемой больше всего переселенцев приняла самая густонаселённая земля Северный Рейн — Вестфалия. Однако территории, где, по статистике, происходит больше всего преступлений на почве национальной вражды, также среди лидеров по приёму беженцев.

Так, Саксония (там расположены города Хайденау и Фрайталь) принимает 5,08%, а Баден-Вюртемберг (город Херренберг) — 12,8% вынужденных переселенцев. По данным Евростата, в 2016 году ФРГ зарегистрировала 722 265 соискателей убежища. 

По информации правительства Германии, рост насилия напрямую связан с тем, что эти небогатые регионы принимают в последние годы много мигрантов, хотя ранее, в частности, будучи территориями ГДР, эти земли с таким явлением не сталкивались.

Наследие Меркель

Напомним, как писал RT, в 10—15% случаев иммиграционные чиновники Германии допускают ошибки при принятии решений о предоставлении убежища. Об этом стало известно в ходе проверки 2 тыс. дел беженцев из Сирии и Афганистана. Расследование началось в связи с задержанием старшего лейтенанта бундесвера, выдававшего себя за сирийца. Новость спровоцировала недовольство немцев количеством мигрантов и общей политикой в отношении принятия беженцев.

Председатель союза молодёжи при Левой партии Германии Юлиус Жуковски считает, что в сложившейся ситуации есть вина блока партий ХДС/ХСС во главе с Ангелой Меркель.

«Мало внимания уделяется социальным программам для самих немцев, уровень жизни не во всех землях является высоким, и нужно в первую очередь обратить внимание на это», — заявил он RT.

pravdoryb.info

«Особый путь» изнасиловал Германию | Политика, экономика, общество (без банов)

Власти ФРГ скрывают от общественности ужасающие цифры преступлений, совершенных мигрантами

Только в период с 1 по 31 июля текущего года беженцами в Германии было совершено 131 изнасилование и 72 покушения на изнасилование, ещё 175 женщин подверглись грубым сексуальным домогательствам в виде ощупываний за интимные места, срывания одежды и т. п.

Преступления совершались, главным образом, в общественных местах — в плавательных бассейнах, на улицах, в парках, в поездах, даже во время таких массовых мероприятий, как музыкальные фестивали, традиционно проводящиеся в Германии именно в июле.

В одном случае (в городе Трир) насильник напал на свою жертву в церкви, в другом (в рейнвестфальском городке Иббенбюрен) на кладбище, куда старушка пришла на могилу сестры.

Младшей из потерпевших было 9 лет, старшей (в Иббенбюрене) 79. В двух случаях жертвами насильников стали представители мужского пола — 68-летний пенсионер и 10-летний мальчик.

Все преступники — мигранты из Афганистана, Ирака, Марокко, Сирии, Судана, Эритреи, других стран Ближнего Востока и Африки. В большинстве случаев полиции не удаётся найти виновных, а тех, кого находят, после допроса, как правило, отпускают.

Эту убийственную статистику с перечислением мест совершения этих преступлений, возраста жертв, описаний насильников и мер, предпринятых в их отношении полицией, 9 августа опубликовал на своём сайте нью-йоркский аналитический исследовательский центр Gatestone Institute.

В предваряющей статистику статье, озаглавленной Germany’s Migrant Rape Crisis Spirals out of Control («Германский кризис изнасилований мигрантами выходит из-под контроля»), её автор — старший научный сотрудник Gatestone Institute, профессор Сёрен Керн пишет следующее:

«В Германии кризис изнасилований, совершённых мигрантами, охватил все 16 федеральных земель. Германия вошла в порочный круг: большинство преступников так и не найдены, а те немногие, которых нашли, получают мягкие приговоры. Общественности сообщается только об одном из десяти изнасилований и, по словам министра юстиции ФРГ Хайко Мааса, только 8% процессов по делам об изнасилованиях заканчиваются обвинительным приговором.

По данным председателя правления Ассоциации сотрудников криминальной полиции (BDK) Андрэ Шульца, до 90% сексуальных преступлений, совершённых в Германии в 2014 году, не значатся в официальной статистике.

Как пишет газета Bild со ссылкой на высокопоставленного сотрудника полиции во Франкфурте-на-Майне, «существуют строгие инструкции сверху не сообщать СМИ о преступлениях, совершённых беженцами. Ответы могут быть даны только на прямые запросы со стороны представителей прессы. Удивительно, но о некоторых таких преступниках не сообщается намеренно, а информация о них классифицируется как конфиденциальная (Nicht pressefrei)».

Сексуальное насилие в Германии достигло масштабов эпидемии, поскольку канцлер Ангела Меркель пустила в страну более одного миллиона мигрантов — в основном, мужчин из Африки, Азии и Ближнего Востока. Сейчас Германия фактически находится в осаде; общественные места становятся всё более опасными.

В июле 2016 года сотни немецких женщин и детей подверглись сексуальному насилию со стороны мигрантов. Нападения происходили на пляжах и велосипедных дорожках, кладбищах и дискотеках, продуктовых магазинах и на музыкальных фестивалях, в гаражах и детских площадках, школах и торговых центрах, такси и общественном транспорте (автобусах, трамваях, междугородных поездах и метро), общественных парках и скверах, общественных бассейнах и общественных туалетах. Насильники шныряют повсюду; безопасности нет нигде.

Большинство преступлений замалчиваются немецкими властями во избежание эскалации антимигрантских настроений. Почти всегда о таких преступлениях сообщают, как об «отдельных случаях» (Einzelfälle), а не как о части общенациональной проблемы. Сообщения о сексуальных домогательствах обычно можно найти только в отчётах местной полиции. Изнасилования рассматриваются как события локального характера и сообщают о них местные или региональные издания. Только самые вопиющие случаи изнасилования и сексуальных домогательств освещаются в общенациональной прессе. Так, из всех июльских случаев изнасилования в общенациональные СМИ попали лишь три.

Ещё 24 января газета Die Welt сообщила, что сокрытие данных о преступности мигрантов является «всегерманским явлением». По словам председателя Профсоюза немецкой полиции (DpolG) Райнера Вендта, «каждый сотрудник полиции знает, что он должен соответствовать определённым политическим ожиданиям. Лучше промолчать о преступлениях, совершаемых мигрантами — и вы не ошибётесь». А 25 февраля та же Die Welt сообщила, что власти федеральной земли Гессен скрывали от общественности информацию о преступности мигрантов, объясняя это «отсутствием общественного интереса».

Политический журнал Focus писал о том, что Федеральное антидискриминационное агентство (Antidiskriminierungsstelle des Bundes, ADS) направило правительству земли Северный Рейн-Вестфалия меморандум, в котором содержалась «настоятельная рекомендация» убрать из официальных документов упоминания о «североафриканских криминальных группах». Как писал далее Focus, в меморандуме АDS сообщалось:

«Существует опасность того, что под общее подозрение попадут все люди, происходящие из этого региона». И тогда земельная полиция убрала из своего пресс-релиза это «оскорбительное» определение, заявив, что «нельзя исключить того, что наша формулировка может быть неверно истолкована в качестве дискриминирующего заявления».

Но уже вскоре оригинал статьи Focus был удалён с веб-страницы журнала.

Зато теперь немецкая полиция и СМИ, описывая насильников-мигрантов, используют такие политкорректные эвфемизмы, как «южанин» (Südländer), «мужчина с тёмной кожей» (dunkelhäutig, dunklere Gesichtsfarbe, dunklem Hauttyp) или комбинацию из двух признаков — «мужчина с южным цветом кожи» (südländische Hautfarbe).

7 июля парламент Германии одобрил внесение в Уголовный кодекс изменений, расширяющих определение изнасилования и облегчающих депортацию мигрантов, совершивших сексуальные преступления. Однако эта реформа, призванная облегчить процесс возбуждения уголовного дела по жалобам жертв сексуального насилия, вряд ли положит конец эпидемии изнасилований, совершаемых мигрантами в Германии. Объясняется это тем, что политически корректная система правосудия в Германии, как известно, становится мягкой, когда дело доходит до уголовного преследования, вынесения приговоров и депортации преступников-иностранцев", — завершает свою статью профессор Сёрен Керн.

Феномен этой «эпидемии изнасилований» объясняет авторитетный в Германии политолог, эксперт по исламскому миру, исламовед, профессор кафедры международных отношений университета им. Георга-Августа в Геттингене 73-летний Бассам Тиби — как он себя называет, «сириец с немецким паспортом» (по его словам, «в Германии проводится различие между гражданами и немцами»). В интервью швейцарской газете Basler Zeitung он, в частности сказал:

«Это (сексуальные нападения беженцев-мусульман на немок. — С.Д.) происходит по двум причинам. Во-первых, потому, что Германия, вопреки их ожиданиям, не может удовлетворить все их запросы (а запросы изрядные: дом, машина). Во-вторых, потому что эти беженцы имеют систему ценностей, которая несовместима с европейской современностью. Патриархально настроенные люди из женоненавистнический культур не могут быть интегрированы в современное европейское общество. Эти люди всех немок воспринимают, как шлюх. Сирийцы, с которыми я говорю, заявляют: «Немцы не имеют ни чести, ни совести, потому что их жёны спят со всеми». Но при том эти люди знают, что они совершают преступление. Они знают, что это запрещено законом. Но они также думают, что немецкие женщины — шлюхи («Diese Männer denken: Deutsche Frauen sind Schlampen»). И кроме того, они хорошо знают, что их действия не будут иметь каких-либо последствий. Немецкая полиция в борьбе с беженцами крайне боязлива. Но они не беженцев боятся — они боятся, что их назовут расистами, если они станут обвинять беженцев.

В Сирии изнасилование женщин является оружием войны. Все воюющие стороны делают это. Беженцы, которые приходят сюда, приходят из той культуры и не все они являются жертвами. Если такие люди не получают то, что они ожидают, они злятся. На Востоке, чтобы унизить мужчину, изнасилованием унижают его жену. Я думаю, что молодые мусульманские мужчины хотели в Кёльне унизить немецких мужчин через унижение их женщин. Женщина является только инструментом для этого.

Если мы добьёмся успеха в интеграции беженцев в немецкое общество, то нет никаких проблем. Но я не вижу ни малейшего намёка ни на интеграцию, ни на иммиграционную политику — я вижу только хаос. Как немцы хотят интегрировать полтора миллиона мусульман, если они не могли интегрировать меня, написавшего на немецком тридцать научных трудов?..»

По словам Тиби, он в ужасе от «культуры гостеприимства», усиленно пропагандируемой канцлером Меркель и её правительством.

«По моим наблюдениям, немцы не сбалансированы, — говорит он. — Либо они за что-то (в данном случае, за приём беженцев), или против чего-то (соответственно, против такого приёма). Середины не существует.

Ещё мой учитель Адорно (Теодор Адорно, 1903−1969, выдающийся немецкий философ и социолог, один из основоположников Франкфуртской критической школы. — С.Д.) говорил о немецкой болезни, которую он называл «пафос абсолютного». Такой дисбаланс — чисто немецкий феномен, причина которого в особенностях исторического развития Германии. Когда Франция и Британия шли своей дорогой к национальному государству, немцы ещё были совершенно раздроблены — у них не было никакой политической культуры. Тот способ, которым Германия была объединена в 1871 году, был неестественным. Проблема с германской идентичностью существует с XIX века. Ведь и Гитлер не был просто «несчастной случайностью» — Гитлер был запрограммирован. Как писал Адорно, «если бы Гитлер всплыл во Франции или в Англии, там бы только посмеялись над ним. Но в Германии ему поклонялись. Гитлер — один из «особых путей» Германии.

Миграционная политика Германии — тоже один из этих «особых путей». Французский президент сказал: «Мы примем 30 тысяч сирийских беженцев — и на этом всё заканчивается». Канцлер Германии получила полтора миллиона — но даже после этого отказывается установить лимит иммиграции. Это — «особый путь», так характерный для немцев».

maxpark.com


Смотрите также