«Взгляд»: Требованием к Германии Польша ставит под сомнение собственные границы. Претензии польши к германии


Претензии Польши к Германии по итогам Второй мировой войны работают на усиление США

Требования Польши к Германии возместить ущерб, нанесенный в годы Второй мировой войны, могут быть вызваны желанием ослабить позиции ФРГ в Евросоюзе, что спровоцирует усиление США. Только зачем все это нужно Польше, не совсем понятно.

Очередной выпад министра обороны Польши Антония Мачеревича внезапно поддержала премьер-министр Польши Беата Шидло. Речь идет об идее потребовать от Берлина репарации. "Мы являемся жертвами Второй мировой войны. Мы являемся жертвами, которым ущерб никак еще не был возмещен", — заявила Беата Шидло.

И среди специалистов, и в соцсетях подобные заявления вызвали волну критики, мол, чего это Польша очнулась через 70 лет. Все вопросы поляки с немцами уладили еще в середине XX века. Вопрос обсуждался в 1945 году на Ялтинской и Потсдамской конференциях. В счет репарационных выплат СССР вывез из оккупированной зоны три тысячи заводов и некоторые другие объекты и технику. Польша получила 1,1 тысячи демонтированных немецких предприятий.

Особенно странно, что сильно пострадавшая во время Второй мировой войны Польша буквально вчера в некотором смысле протянула руку врагу. Польские военные приняли участие в параде в честь Дня независимости Украины в центре Киева. При том, что Украина сейчас открыто восхваляет запрещенную в России террористическую организацию УПА, от рук участников которой погибли многие поляки в годы Второй мировой войны.

Еще недавно Польша критиковала Киев за восхваление экстремизма, но на днях в официозной польской газете Rzeczpospolita была изложена противоположная точка зрения, в материале говорилось, что "польза государства велит молчать и строить как можно более близкие отношения с Киевом, несмотря на глорификацию им... УПА".

При этом Польша говорит о претензиях к Германии, которая является сейчас сильнейшей и самой влиятельной страной Евросоюза. Зачем Польша строит отношения с ослабленной внутренними проблемами и вооруженным конфликтом в Донбассе Украиной, но при этом напрашивается на ссору с сильным ближайшим соседом Германией? Политологи считают, что провокация конфликта с Германией со стороны Польши ослабит позиции ФРГ в Евросоюзе, но при этом поспособствует усилению США. Внезапная дружба Польши с Украиной тоже на руку США. Но не совсем понятно, как же помощь США соотносится с интересами самой Польши.

Рассуждая об этом, политологи обращают внимание на то, что мир сегодня переживает необычный момент, в разгаре масштабные геополитические трансформации. Возможно, Польша почувствовала, что сейчас сложилась ситуация, когда возможно перераспределение ресурсов и статусов, поэтому решила заявить о своих амбициях.

Автор: Таисия Григорьева

Читайте нас в Telegram

Читать

nation-news.ru

Хотят ли польские войны

Польша после массированной подготовки общественного мнения внутри страны и за рубежом насчет неизбежного выдвижения военных репараций к Германии, наконец, озвучила сумму, которую хотела бы получить от Берлина как главная "жертва" Второй мировой войны.

Экспертная комиссия сейма, изучив вопрос, пришла к выводу, что имеются основания требовать от Германии 48,8 миллиарда долларов – за ущерб, нанесенный ей военными действиями, немецкую оккупацию и эксплуатацию польского народа – "целенаправленное и организованное истребление населения, а также принудительные работы и намеренное уничтожение имущества". 

В Варшаве плохо считают

В Варшаве опять повторили, что Польша понесла во Второй мировой войне самые тяжелые человеческие и материальные потери, хотя на самом деле она находится в списке наиболее пострадавших стран на четвертом месте – после СССР, Китая и Германии. Польские потери убитыми составляют 6 миллионов 200 тысяч человек, значительная часть из которых приходится на евреев. Согласно международно признанным данным, потери убитыми СССР составляют 27 миллионов человек, потери Китая – 15 миллионов (на самом деле наверняка больше), Германии – свыше 7 миллионов человек. Что же касается руин и экономического ущерба, то и тут поляки проигрывают при сравнении с вышеуказанными странами.

И, тем не менее, польские власти упорно гнут линию, что именно поляки - главные жертвы Второй мировой войны. Между тем по ее итогам, утратив слаборазвитые восточные районы, где поляки составляли меньшинство, Польша получила за них при содействии СССР компенсацию за счет Германии. Так что ее территория после войны практически не уменьшилась по сравнению с довоенной.

Варшаву при этом совершенно не смущает, что репарации от ФРГ Польша исправно получала до 1953 года, пока добровольно не отказалась от них. И что после того, как ФРГ протолкнула Польшу в Евросоюз, Варшава получила от ЕС, главным донором которого является та же Германия, десятки миллиардов евро на различные нужды. Кстати, и до сих пор исправно их получает – 14 миллиардов евро ежегодно, несмотря на то, что конфликтует с Брюсселем и Берлином и ведет подрывную деятельность против ЕС в интересах США. 

Позиция Германии 

С учетом наглости польских притязаний на военные репарации от ФРГ через 72 года после окончания Второй мировой войны позиция Берлина в этом вопросе является совершенно предсказуемой. Моральную ответственность немцы признают (как проигравшие войну вынуждены признавать, хотя с этим вопросом не все так просто, как кажется на первый взгляд), но не более того.

Согласно экспертному заключению, подготовленному аналитической службой бундестага, у Польши нет никаких правовых оснований для получения репараций. Право на них Варшава потеряла, во-первых, после заключения в 1990 году Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии (Договор "2+4"), не предъявив в ходе подготовки этого документа требований о репарациях. Во-вторых, по причине истечения срока давности для предъявления подобных требований, который составляет 50 лет. Лишь один Договор "2+4, считают немецкие эксперты, "по настоящее время блокирует любые требования репараций".

В бундестаге существует межпартийный консенсус, что Польша не имеет никаких прав на немецкие репарации, этот вопрос решен давно и навсегда. Фото: www.globallookpress.com

В Берлине, согласно Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ), не забыли упомянуть также "потерю территорий и имущества", которые поляки отобрали у немцев в отошедших к Польше по итогам войны районах Германии. Юристы бундестага подчеркнули, что позиция ФРГ в данном вопросе "должна соответствовать действующему международному праву касательно отсутствия государственных претензий на репарации в отношениях между Польшей и Германией". Мало этого, польские граждане не могут предъявлять и индивидуальные иски против Германии, так как подобной практики в международном праве не существует.

В бундестаге действует общепартийный консенсус насчет того, что вопрос о репарациях с Варшавой урегулирован еще в 1953 году раз и навсегда. Современная Польша является правопреемницей ПНР, и от того, что в Польше поменялась конституция и государственный строй, Договор "2+4" не утрачивает юридической силы. И уже этим все сказано. 

Вначале претензии к Германии, потом…

Как все это контрастирует с заявлениями польских политиков о том, что поляки "являются жертвами, которым ущерб никак еще не был возмещен" (премьер Беата Шидло). Или что "с юридической точки зрения Германия, бесспорно, несет ответственность за репарации, поскольку Польша-де никогда "не отказывалась от своих прав на получение компенсации за ущерб, нанесенный во время войны" (министр обороны Антоний Мачеревич).

Последний деятель также утверждал: "Это неправда, что польское государство отказалось от причитавшихся ему немецких военных репараций. Это советская колония, именуемая Польской Народной Республикой, отказалась от части репараций, связанных с опять же марионеточным государством под названием Германская Демократическая Республика". По его мнению, отказ Польши от репараций не был юридически оформлен, и это дает Варшаве основания вернуться к данному вопросу.  

Министр обороны Польши Антоний Мачеревич не скрывает, что за выдвижением требований о военных репарациях к Германии последуют аналогичные претензии к России. Фото: Czarek Sokolowski/AP/TASS 

Глава польского военного ведомства, собственно, не скрывает, что выдвижение репарационных претензий к Германии - это только начало, дальше последуют требования репараций со стороны… России. Как будто он не знает, что это она обеспечила новой Польше ее самые развитые и благоустроенные территории (отторгнутые у Германии, миллионы немецких жителей которых были ограблены, некоторые – убиты, а остальные - изгнаны восвояси) и заплатила за это жизнями свыше 600 тысяч советских солдат.

"История последних 80 лет выглядела бы по-другому, если бы это небывалое поколение независимой Польши не было так ужасно истреблено, как это произошло из-за преступной немецкой и советской махины", - заявил недавно Мачеревич. По его словам, "эта часть истории началась с заключения пакта Молотова-Риббентропа", следующим этапом которой была "красная зараза и советские войска, ждущие, пока Варшава будет истреблена немецкими палачами, пока не будет совершена Волынская резня".  

Чем это грозит Польше? 

В общем, все переврано и передернуто Мачеревичем, да как лихо! Доктор Геббельс отдыхает. А напоминание о Волынской резне? Не сигнал ли это Украине, что и от нее поляки тоже потребуют репараций, как и от России? Кто знает, гонора на это у панов хватит.

Проблема в том, что нынешним польским властям не хватает ума понять, что, бередя раны прошлого ради совершенно иллюзорных целей получения сегодня от кого бы то ни было военных репараций, Варшава открывает исторический "ящик Пандоры". Ведь соседи в ответ на польские финансовые претензии к ФРГ и уже озвученные территориальные претензии к Литве и Украине тоже могут потребовать у поляков "компенсации". Немцы, например, – две трети отошедшей к Польше бывшей Восточной Пруссии, всю Силезия и другие свои отторгнутые после войны восточные территории, Белоруссия – вернуть подаренную Сталиным зачем-то полякам Белостокскую область. Да и вконец обнищавшая и дышащая на ладан Украина тоже может выставить финансовые претензии Польше. Раз сами поляки не признают в подобном случае срока давности, почему бы не вспомнить времена, когда малороссы в течение веков были рабами польских панов и подвергались жесточайшему угнетению? В Западной Украине это происходило даже какое-то время после минувшей войны, когда гуцулы по старой и еще не изжитой традиции должны были уступать на улицах полякам дорогу, снимать шляпу и низко кланяться? Или потребовать возмещение за армейскую "операцию Висла" – переселение в 1947 году со своей малой родины под дулами автоматов польских солдат почти 140 тысяч украинских жителей Прикарпатья в западные, отторгнутые у Германии районы Польши? 

Всем этим только и может обернуться самоубийственный курс Варшавы, польские притязания на чужие кошельки и территории. Никаких земель и денег ни от кого поляки, конечно, не получат - лишь окончательно испортят отношения со всеми своими соседями. Увы, это тоже не ново. Самоубийственные наклонности всегда были присущи польской политике, ничего не меняется. Вот только в роли доброго самаритянина Россия уже выступать не будет. Много шишек она себе на этом набила, да и не тот у нее уже возраст. Полякам придется выкручиваться самим. 

Читайте также по теме: 

Польша объявила себя "жертвой" и требует от Германии денег 

Исторические претензии Варшавы к России нацелены в будущее 

Егор Холмогоров: Германия не станет терпеть американского агента Польшу

tsargrad.tv

Требованием к Германии Польша ставит под сомнение собственные границы

Польша на самом высоком уровне потребовала от Германии репараций за ущерб, нанесенный стране во время Второй мировой

Это заявление прямо противоречит соглашениям, подписанным Польшей еще в 1953 году, а значит, Варшава не признает себя правопреемницей Польской Народной Республики. И это может иметь весьма неприятные последствия для самой Польши.

В четверг премьер-министр Польши Беата Шидло заявила, что Польша, являясь жертвой Второй мировой войны, имеет право на репарации со стороны Германии. «Польша говорит о справедливости. Польша говорит о том, что должно быть выполнено», — заявила она.

Шидло добавила, что ущерб Польше до сих пор «никоим образом» не возмещен. Репарации, по ее мнению, это «напоминание о справедливости, о том, что Польше принадлежит». Критикам этой позиции она предложила «посмотреть на историю и вспомнить», что было в Польше во время войны.

Это заявление прозвучало спустя несколько дней после того, как депутаты Сейма от правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) заявили о намерении требовать «военных репараций» еще и с России.

Еще в начале августа стало известно, что МИД Польши и другие госинституты изучают вопрос о претензиях к Берлину за ущерб от войны. Правда, представитель президентской канцелярии Кшиштоф Щерский тотчас оговорился, что этот вопрос «требует сильных юридических аргументов», предположив «серьезный спор на основе международного права».

Однако министр обороны Антоний Мачеревич без обиняков потребовал, чтобы Германия расплатилась за причиненный полякам материальный ущерб и преступления против народа в 1939-1945 годах. По его словам, Варшава де-факто никогда не отказывалась от претензий:

«Это неправда, что польское государство отказалось от причитавшихся ему немецких военных репараций. Это советская колония, именуемая Польской Народной Республикой, отказалась от части репараций, связанных с тоже марионеточным государством под названием Германская Демократическая Республика».

В ПиС обещали вскоре подготовить доклад с международно-правовыми обоснованиями возможных претензий к Германии.

Сколько хотят получить от немцев

Точные цифры пока не названы. Лидер ПиС Ярослав Качиньский лишь упоминал «огромные суммы». А зампред Европарламента Рышард Чарнецкий напомнил: в 2004 году, когда Польша вступала в Евросоюз, этот вопрос тоже обсуждали — в Сейме даже создали специальную комиссию, которая решила, что немцы должны заплатить 18,2 млрд злотых (около 5 млрд долларов по нынешнему курсу). Еще же называли и другую сумму — в 45 млрд долларов. Депутат Сейма Марек Якубяк подсчитал, что Германия должна 1,5 трлн злотых (порядка 350 млрд евро). Но никакого официального решения комиссия не приняла. Наоборот, Варшава при вступлении в ЕС еще раз официально подтвердила отказ от претензий к Берлину.

На польские претензии жестко ранее уже ответила заместитель представителя правительства ФРГ Ульрике Деммер. Она подчеркивала, что «вопрос репараций Польше был с правовой и политической точек зрения полностью урегулирован». По ее словам, Варшава еще в августе 1953 года отказалась от дальнейших репараций из Германии и впоследствии неоднократно это подтверждала.

«Германия осознает всю ответственность за события Второй мировой войны с политической, моральной и финансовой точек зрения. ФРГ выплатила в большом объеме репарации, в том числе Польше, в качестве компенсации за нанесенный ущерб и осуществляет многие выплаты до сих пор», — говорила Деммер.

Депутат бундестага от правящего ХДС Карл-Георг Велльман отмечал, что договоренности 1953 года имеют обязывающий характер с точки зрения международного права. Кроме того, напомнил он, ежегодно Германия вносит солидную сумму в бюджет Евросоюза, из которого Польша получает дотации. «Польша получает из кассы ЕС 14 млрд евро в год», — говорил Велльман.

По его словам, Германия всегда была на стороне Польши, активно добивалась ее членства не только в НАТО, но и в Евросоюзе — и Польша извлекла из этого колоссальную выгоду. Действительно, в рамках ЕС Польша уже получила не менее 100 млрд евро.

Историческое соглашение ПНР и ГДР

Напомним, в постановлении Совета министров ПНР во главе с Болеславом Берутом от 23 августа 1953 года говорилось: «Принимая во внимание факт, что Германия в значительной степени выполнила свои обязательства по вопросу компенсаций, а также то, что улучшение экономической ситуации Германии послужит делу ее мирного развития, правительство ПНР, стремясь внести свой очередной вклад в дело урегулирования немецкого вопроса, в духе мира и демократии, а также в соответствии с интересами польского народа и всех миролюбивых народов, приняло решение об отречении начиная с 1 января 1954 года от получения компенсаций в пользу Польши».

Еще в 1945 году на Потсдамской конференции стороны договорились о том, что репарационные претензии Польши удовлетворит СССР из своей доли, которую он получит от Германии. В частности, репарации Советского Союза были удовлетворены за счет восточной зоны Германии и за счет германских активов в Болгарии, Финляндии, Венгрии, Румынии и Восточной Австрии. Это касалось различного оборудования, материалов, продуктов и прочих материальных ценностей.

В 1970 году, напомним, был подписан договор о нормализации отношений между ПНР и ФРГ, в котором Бонн вслед за восточным Берлином подтвердил нерушимость новых западных границ Польши.

Отметим, что в новейшей истории первой вопрос о выплате Германией репараций подняла несколько лет назад Греция, чей премьер-министр Алексис Ципрас заговорил о сумме 270 млрд евро. Требования Афин подстегнули теперь и дискуссии в Польше.

Польша была жертвой

Бывший советник президента России по политическим вопросам, долго проживший в Польше, Сергей Станкевич напоминает, что Польша действительно была одной из жертв войны: «Ее статус в этом качестве был подтвержден державами-победительницами последовательно на Ялтинской и Потсдамской конференциях. При этом не предусматривалось материальных репараций, зато была произведена значительная территориальная компенсация».

«В частности, в Потсдаме восточные границы Германии были перенесены на запад, что сократило ее территорию на 25% по сравнению с 1937 годом. Основная часть территорий, отторгнутых от Германии, вошла в состав Польши», — напомнил Станкевич газете ВЗГЛЯД. Кроме того, Польше было (по настоянию СССР) предоставлено право подписать решения Сан-Францисской конференции, которая подвела итоги Второй мировой войны. Таким образом, указал Станкевич, подписав решения конференции, Варшава тоже фактически отказалась от права требовать репарации.

Уже в начале этого века Германия создала специальный фонд «Память, ответственность и будущее», из которого осуществлялись выплаты компенсаций за рабский труд в немецком плену гражданам всех пострадавших стран, включая Польшу.

Поскольку в Польше сразу после войны не было сформировано международно признанное правительство, СССР принял решение удовлетворить требования Польши по репарациям из своей доли. Поэтому часть германских активов, изъятых СССР в качестве репараций, была направлена в Польшу — 15%, напоминает Станкевич. В частности, это касалось многочисленного промышленного оборудования.

Сами польские эксперты недоумевают, как может нынешнее правительство отрекаться от преемственности по отношению к ПНР, ведь такой шаг сразу ставит под сомнение юридический статус самой нынешней Польши, в том числе и договор между ФРГ и ПНР о нерушимости границ.

Бывший зампред международного комитета Сейма профессор политологии Ольштынского университета Тадеуш Ивиньский напомнил газете ВЗГЛЯД, что в следующем году «будет отмечаться 100-летие независимости Польши — после 123 лет, когда Польша не существовала и была разделена между Пруссией, Россией и Австрией».

«Можно заметить, что половина от этих 100 лет — период ПНР. Конечно, Польша не являлась абсолютно суверенным государством, в соответствии с решением Ялтинской конференции страна относилась к зоне политического влияния Советского Союза. Хотя степень свободы страны наряду с Югославией в рамках соцлагеря была здесь самой высокой. Но другой Польши не было. И отказ от этого факта открывает ящик Пандоры. Мы отдали восточные районы, но получили от Германии территории намного большие и богатые: Щецин, Вроцлав и так далее», — напомнил политолог.

Правда, Ивиньский не думает, что Берлин начнет играть в ту же игру, что и Варшава, и потребует, например, от Варшавы взамен вернуть отторгнутые Щецин, Вроцлав или Ольштын. «Не могу себе вообразить, что нынешняя Германия предъявит какие-либо территориальные претензии Польше», — считает политолог.

Рассчитывать Польше на репарации бессмысленно

«Понятно, что никакие материальные выплаты не в состоянии реально компенсировать ни страдания мирного населения, ни безвозвратные потери в ходе самой опустошительной войны в истории человечества. Но у польского государства нет каких-либо отдельных или особенных правовых оснований принудительно требовать финансовых выплат от нынешней Германии. Это вопрос исключительно доброй воли, а ее проявлению совершенно не способствует ультимативный тон, который демонстрируют отдельные официальные лица», — считает Станкевич.

По его словам, шансы на удовлетворение таких требований минимальны, а «вот отношения Варшавы с Берлином, и без того далеко не безоблачные, могут быть окончательно испорчены».

Ивиньский заявление Варшавы описал фразой «угроза сильнее хода». «Официально правительство не выступало с таким предложением, потому как это не имеет никаких шансов на воплощение в жизнь. Сейчас польские политики обращаются к Германии, чтобы просто посмотреть на реакцию», — подытожил он.

Андрей Резчиков, Диана Донич

pravdanews.info

«Взгляд»: Требованием к Германии Польша ставит под сомнение собственные границы - 25.08.2017

Это заявление прямо противоречит соглашениям, подписанным Польшей еще в 1953 году, а значит, Варшава не признает себя правопреемницей Польской Народной Республики. И это может иметь весьма неприятные последствия для самой Польши.

В четверг премьер-министр Польши Беата Шидло заявила, что Польша, являясь жертвой Второй мировой войны, имеет право на репарации со стороны Германии. «Польша говорит о справедливости. Польша говорит о том, что должно быть выполнено», — заявила она.

Шидло добавила, что ущерб Польше до сих пор «никоим образом» не возмещен. Репарации, по ее мнению, это «напоминание о справедливости, о том, что Польше принадлежит». Критикам этой позиции она предложила «посмотреть на историю и вспомнить», что было в Польше во время войны.

Это заявление прозвучало спустя несколько дней после того, как депутаты Сейма от правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) заявили о намерении требовать «военных репараций» еще и с России.

Еще в начале августа стало известно, что МИД Польши и другие госинституты изучают вопрос о претензиях к Берлину за ущерб от войны. Правда, представитель президентской канцелярии Кшиштоф Щерский тотчас оговорился, что этот вопрос «требует сильных юридических аргументов», предположив «серьезный спор на основе международного права».

Однако министр обороны Антоний Мачеревич без обиняков потребовал, чтобы Германия расплатилась за причиненный полякам материальный ущерб и преступления против народа в 1939-1945 годах. По его словам, Варшава де-факто никогда не отказывалась от претензий:

«Это неправда, что польское государство отказалось от причитавшихся ему немецких военных репараций. Это советская колония, именуемая Польской Народной Республикой, отказалась от части репараций, связанных с тоже марионеточным государством под названием Германская Демократическая Республика».

В ПиС обещали вскоре подготовить доклад с международно-правовыми обоснованиями возможных претензий к Германии.

Сколько хотят получить от немцев

Точные цифры пока не названы. Лидер ПиС Ярослав Качиньский лишь упоминал «огромные суммы». А зампред Европарламента Рышард Чарнецкий напомнил: в 2004 году, когда Польша вступала в Евросоюз, этот вопрос тоже обсуждали — в Сейме даже создали специальную комиссию, которая решила, что немцы должны заплатить 18,2 млрд злотых (около 5 млрд долларов по нынешнему курсу). Еще же называли и другую сумму — в 45 млрд долларов. Депутат Сейма Марек Якубяк подсчитал, что Германия должна 1,5 трлн злотых (порядка 350 млрд евро). Но никакого официального решения комиссия не приняла. Наоборот, Варшава при вступлении в ЕС еще раз официально подтвердила отказ от претензий к Берлину.

На польские претензии жестко ранее уже ответила заместитель представителя правительства ФРГ Ульрике Деммер. Она подчеркивала, что «вопрос репараций Польше был с правовой и политической точек зрения полностью урегулирован». По ее словам, Варшава еще в августе 1953 года отказалась от дальнейших репараций из Германии и впоследствии неоднократно это подтверждала.

«Германия осознает всю ответственность за события Второй мировой войны с политической, моральной и финансовой точек зрения. ФРГ выплатила в большом объеме репарации, в том числе Польше, в качестве компенсации за нанесенный ущерб и осуществляет многие выплаты до сих пор», — говорила Деммер.

Депутат бундестага от правящего ХДС Карл-Георг Велльман отмечал, что договоренности 1953 года имеют обязывающий характер с точки зрения международного права. Кроме того, напомнил он, ежегодно Германия вносит солидную сумму в бюджет Евросоюза, из которого Польша получает дотации. «Польша получает из кассы ЕС 14 млрд евро в год», — говорил Велльман.

По его словам, Германия всегда была на стороне Польши, активно добивалась ее членства не только в НАТО, но и в Евросоюзе — и Польша извлекла из этого колоссальную выгоду. Действительно, в рамках ЕС Польша уже получила не менее 100 млрд евро.

Историческое соглашение ПНР и ГДР

Напомним, в постановлении Совета министров ПНР во главе с Болеславом Берутом от 23 августа 1953 года говорилось: «Принимая во внимание факт, что Германия в значительной степени выполнила свои обязательства по вопросу компенсаций, а также то, что улучшение экономической ситуации Германии послужит делу ее мирного развития, правительство ПНР, стремясь внести свой очередной вклад в дело урегулирования немецкого вопроса, в духе мира и демократии, а также в соответствии с интересами польского народа и всех миролюбивых народов, приняло решение об отречении начиная с 1 января 1954 года от получения компенсаций в пользу Польши».

Еще в 1945 году на Потсдамской конференции стороны договорились о том, что репарационные претензии Польши удовлетворит СССР из своей доли, которую он получит от Германии. В частности, репарации Советского Союза были удовлетворены за счет восточной зоны Германии и за счет германских активов в Болгарии, Финляндии, Венгрии, Румынии и Восточной Австрии. Это касалось различного оборудования, материалов, продуктов и прочих материальных ценностей.

В 1970 году, напомним, был подписан договор о нормализации отношений между ПНР и ФРГ, в котором Бонн вслед за восточным Берлином подтвердил нерушимость новых западных границ Польши.

Отметим, что в новейшей истории первой вопрос о выплате Германией репараций подняла несколько лет назад Греция, чей премьер-министр Алексис Ципрас заговорил о сумме 270 млрд евро. Требования Афин подстегнули теперь и дискуссии в Польше.

Польша была жертвой

Бывший советник президента России по политическим вопросам, долго проживший в Польше, Сергей Станкевич напоминает, что Польша действительно была одной из жертв войны: «Ее статус в этом качестве был подтвержден державами-победительницами последовательно на Ялтинской и Потсдамской конференциях. При этом не предусматривалось материальных репараций, зато была произведена значительная территориальная компенсация».

«В частности, в Потсдаме восточные границы Германии были перенесены на запад, что сократило ее территорию на 25% по сравнению с 1937 годом. Основная часть территорий, отторгнутых от Германии, вошла в состав Польши», — напомнил Станкевич газете ВЗГЛЯД. Кроме того, Польше было (по настоянию СССР) предоставлено право подписать решения Сан-Францисской конференции, которая подвела итоги Второй мировой войны. Таким образом, указал Станкевич, подписав решения конференции, Варшава тоже фактически отказалась от права требовать репарации.

Уже в начале этого века Германия создала специальный фонд «Память, ответственность и будущее», из которого осуществлялись выплаты компенсаций за рабский труд в немецком плену гражданам всех пострадавших стран, включая Польшу.

Поскольку в Польше сразу после войны не было сформировано международно признанное правительство, СССР принял решение удовлетворить требования Польши по репарациям из своей доли. Поэтому часть германских активов, изъятых СССР в качестве репараций, была направлена в Польшу — 15%, напоминает Станкевич. В частности, это касалось многочисленного промышленного оборудования.

Сами польские эксперты недоумевают, как может нынешнее правительство отрекаться от преемственности по отношению к ПНР, ведь такой шаг сразу ставит под сомнение юридический статус самой нынешней Польши, в том числе и договор между ФРГ и ПНР о нерушимости границ.

Бывший зампред международного комитета Сейма профессор политологии Ольштынского университета Тадеуш Ивиньский напомнил газете ВЗГЛЯД, что в следующем году «будет отмечаться 100-летие независимости Польши — после 123 лет, когда Польша не существовала и была разделена между Пруссией, Россией и Австрией».

«Можно заметить, что половина от этих 100 лет — период ПНР. Конечно, Польша не являлась абсолютно суверенным государством, в соответствии с решением Ялтинской конференции страна относилась к зоне политического влияния Советского Союза. Хотя степень свободы страны наряду с Югославией в рамках соцлагеря была здесь самой высокой. Но другой Польши не было. И отказ от этого факта открывает ящик Пандоры. Мы отдали восточные районы, но получили от Германии территории намного большие и богатые: Щецин, Вроцлав и так далее», — напомнил политолог.

Правда, Ивиньский не думает, что Берлин начнет играть в ту же игру, что и Варшава, и потребует, например, от Варшавы взамен вернуть отторгнутые Щецин, Вроцлав или Ольштын. «Не могу себе вообразить, что нынешняя Германия предъявит какие-либо территориальные претензии Польше», — считает политолог.

Рассчитывать Польше на репарации бессмысленно

«Понятно, что никакие материальные выплаты не в состоянии реально компенсировать ни страдания мирного населения, ни безвозвратные потери в ходе самой опустошительной войны в истории человечества. Но у польского государства нет каких-либо отдельных или особенных правовых оснований принудительно требовать финансовых выплат от нынешней Германии. Это вопрос исключительно доброй воли, а ее проявлению совершенно не способствует ультимативный тон, который демонстрируют отдельные официальные лица», — считает Станкевич.

По его словам, шансы на удовлетворение таких требований минимальны, а «вот отношения Варшавы с Берлином, и без того далеко не безоблачные, могут быть окончательно испорчены».

Ивиньский заявление Варшавы описал фразой «угроза сильнее хода». «Официально правительство не выступало с таким предложением, потому как это не имеет никаких шансов на воплощение в жизнь. Сейчас польские политики обращаются к Германии, чтобы просто посмотреть на реакцию», — подытожил он.

Андрей Резчиков, Диана Донич

Источник публикации

ukraina.ru

Требованием к Германии Польша ставит под сомнение собственные границы

Польша на самом высоком уровне потребовала от Германии репараций за ущерб, нанесенный стране во время Второй мировой. Это заявление прямо противоречит соглашениям, подписанным Польшей еще в 1953-м году — а значит, Варшава не признает себя правопреемницей Польской народной республики. И это может иметь весьма неприятные последствия для самой Польши.

В четверг премьер-министр Польши Беата Шидло заявила, что Польша, являясь жертвой Второй мировой войны, имеет право на репарации со стороны Германии. «Польша говорит о справедливости. Польша говорит о том, что должно быть выполнено», — заявила она.

Шидло добавила, что ущерб Польше до сих пор «никоим образом» не возмещен. Репарации, по ее мнению, это «напоминание о справедливости, о том, что Польше принадлежит». Критикам этой позиции она предложила «посмотреть на историю и вспомнить», что было в Польше во время войны.

Это заявление прозвучало спустя несколько дней после того, как депутаты сейма от правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) заявили о намерении требовать «военных репараций» еще и с России.

Еще в начале августа стало известно, что МИД Польши и другие госинституты изучают вопрос о претензиях к Берлину за ущерб от войны. Правда, представитель президентской канцелярии Кшиштоф Щерский тотчас оговорился, что этот вопрос «требует сильных юридических аргументов», предположив «серьезный спор на основе международного права».

Однако министр обороны Антоний Мачеревич без обиняков потребовал, чтобы Германия расплатилась за причиненный полякам материальный ущерб и преступления против народа в 1939-1945 годах. По его словам, Варшава де-факто никогда не отказывалась от претензий:

«Это неправда, что польское государство отказалось от причитавшихся ему немецких военных репараций. Это советская колония, именуемая Польской Народной Республикой, отказалась от части репараций, связанных с тоже марионеточным государством под названием Германская Демократическая Республика».

В ПиС обещали вскоре подготовить доклад с международно-правовыми обоснованиями возможных претензий к Германии.

Сколько хотят получить от немцев

Точные цифры пока не названы. Лидер ПиС Ярослав Качиньский лишь упоминал «огромные суммы». А зампред Европарламента Рышард Чарнецкий напомнил, в 2004 году, когда Польша вступала в Евросоюз, этот вопрос тоже обсуждали — в сейме даже создали специальную комиссию, которая решила, немцы должны заплатить 18,2 млрд злотых  (около 5 млрд долларов по нынешнему курсу). Еще же называли и другую сумму — в 45 млрд долларов. Депутат сейма Марек Якубяк подсчитал, что Германия должна 1,5 триллиона злотых (порядка 350 млрд евро). Но никакого официального решения комиссия не приняла. Наоборот, Варшава при вступлении в ЕС еще раз официально подтвердила отказ от претензий к Берлину.

На польские претензии жестко ранее уже ответила заместитель представителя правительства ФРГ Ульрике Деммер. Она подчеркивала, что «вопрос репараций Польше был с правовой и политической точек зрения полностью урегулирован». По его словам, Варшава еще в августе 1953 года отказалась от дальнейших репараций из Германии и впоследствии неоднократно это подтверждала.

«Германия осознает всю ответственность за события Второй мировой войны с политической, моральной и финансовой точек зрения. ФРГ выплатила в большом объеме репарации, в том числе Польше, в качестве компенсации за нанесенный ущерб, и осуществляет многие выплаты до сих пор»,- говорила Деммер.

Депутат бундестага от правящего ХДС Карл-Георг Велльман отмечал, что договоренности 1953 года имеют обязывающий характер с точки зрения международного права. Кроме того, напомнил он, ежегодно Германия вносит солидную сумму в бюджет Евросоюза, из которого Польша получает дотации. «Польша получает из кассы ЕС 14 миллиардов евро в год», — говорил Велльман.

По его словам, Германия всегда была на стороне Польши, активно добивалась ее членства не только в НАТО, но и в Евросоюзе — и Польша извлекла из этого колоссальную выгоду. Действительно, в рамках ЕС Польша уже получила не менее 100 млрд евро.

Историческое соглашение ПНР и ГДР

Напомним, в постановлении Совета министров ПНР во главе с Болеславом Берутом от 23 августа 1953 года говорилось: «Принимая во внимание факт, что Германия в значительной степени выполнила свои обязательства по вопросу компенсаций, а также то, что улучшение экономической ситуации Германии послужит делу ее мирного развития, правительство ПНР – стремясь внести свой очередной вклад в дело урегулирования немецкого вопроса, в духе мира и демократии, а также в соответствии с интересами польского народа и всех миролюбивых народов – приняло решение об отречении, начиная с 1 января 1954 года, от получения компенсаций в пользу Польши».

Еще в 1945 году на Потсдамской конференции году стороны договорились о том, что репарационные претензии Польши удовлетворит СССР из своей доли, которую он получит от Германии. В частности, репарации Советского Cоюза были удовлетворены за счет восточной зоны Германии и за счет германских активов в Болгарии, Финляндии, Венгрии, Румынии и Восточной Австрии. Это касалось различного оборудования, материалов, продуктов и прочих материальных ценностей.

В 1970 году, напомним, был подписан договор о нормализации отношений между ПНР и ФРГ, в котором Бонн, вслед за восточным Берлином, подтвердил нерушимость новых западных границ Польши.

Отметим, что в новейшей истории первой вопрос о выплате Германией репарациях подняла несколько лет назад Греция, чей премьер-министр Алексис Ципрас заговорил о сумме 270 млрд евро. Требования Афин подстегнули теперь и дискуссии в Польше.

Польша была жертвой

Бывший советник президента России по политическим вопросам, долго проживший в Польше Сергей Станкевич напоминает, что Польша действительно была одной из жертв войны. «Ее статус в этом качестве был подтвержден державами-победительницами последовательно на Ялтинской и Потсдамской конференциях. При этом не предусматривалось материальных репараций, зато была произведена значительная территориальная компенсация.

В частности, в Потсдаме восточные границы Германии были перенесены на запад, что сократило ее территорию на 25% по сравнению с 1937 годом. Основная часть территорий, отторгнутых от Германии, вошла в состав Польши»,- напомнил Станкевич. Кроме того, Польше было (по настоянию СССР) предоставлено право подписать решения Сан-Францисской конференции, которая подвела итоги Второй мировой войны. Таким образом, указал Станкевич, подписав решения конференции, Варшава тоже фактически отказалась от права требовать репарации.

Уже в начале этого века Германия создала специальный фонд «Память, ответственность и будущее», из которого осуществлялись выплаты компенсаций за рабский труд в немецком плену гражданам всех пострадавших стран, включая Польшу.

Поскольку в Польше сразу после войны не было сформировано международно признанное правительство, СССР принял решение удовлетворить требования Польши по репарациям из своей доли. Поэтому часть германских активов, изъятых СССР в качестве репараций, была направлена в Польшу — 15 процентов, напоминает Станкевич. В частности, это касалось многочисленного промышленного оборудования.

Сами польские эксперты недоумевает, как может нынешнее правительство отрекаться от преемственности по отношению к ПНР, ведь такой шаг сразу ставит под сомнение юридический статус самой нынешней Польши, в том числе и договор между ФРГ и ПНР о нерушимости границ.

Бывший зампред международного комитета сейма, профессор политологии Ольштынского университета Тадеуш Ивиньский напомнил, что в следующем году «будет отмечаться 100-летие независимости Польши — после 123 лет, когда Польша не существовала и была разделена между Пруссией, Россией и Австрией».

«Можно заметить, что половина от этих ста лет – период ПНР. Конечно, Польша не являлась абсолютно суверенным государством, в соответствии с решением Ялтинской конференции страна относилась к зоне политического влияния Советского Союза. Хотя степень свободы страны, наряду с Югославией, в рамках соцлагеря была здесь самой высокой. Но другой Польши не было. И отказ от этого факта открывает ящик Пандоры. Мы отдали восточные районы, но получили от Германии территории намного большие и богатые – Щецин, Вроцлав и так далее», — напомнил политолог.

Правда, Ивиньский не думает, что Берлин начнет играть в ту же игру, что и Варшава, и потребует, например, от Варшавы взамен вернуть отторгнутые Щецин, Вроцлав или Ольштын. «Не могу себе вообразить, что нынешняя Германия предъявит какие-либо территориальные претензии Польше», — считает политолог.

Рассчитывать Польше на репарации бессмысленно

«Понятно, что никакие материальные выплаты не в состоянии реально компенсировать ни страдания мирного населения, ни безвозвратные потери в ходе самой опустошительной войны в истории человечества. Но у польского государства нет каких-либо отдельных или особенных правовых оснований принудительно требовать финансовых выплат от нынешней Германии. Это вопрос исключительно доброй воли, а ее проявлению совершенно не способствует ультимативный тон, который демонстрируют отдельные официальные лица», — считает Станкевич.

По его словам, шансы на удовлетворение таких требований минимальны, а «вот отношения Варшавы с Берлином, и без того далеко не безоблачные, могут быть окончательно испорчены».

Ивиньский заявление Варшавы описал фразой «угроза сильнее хода». «Официально правительство не выступало с таким предложением, потому как это не имеет никаких шансов на воплощение в жизнь. Сейчас польские политики обращаются к Германии, чтобы просто посмотреть на реакцию», — подытожил он.

vz.ru

www.discred.ru

Поляки решили добавить себе «скорости» за счёт Германии » Военное обозрение

Длящееся больше года противостояние Варшавы и Берлина на неделе получило новое измерение. Министр национальной обороны Польши Антоний Мачеревич заявил в эфире польского телевидения, что Германия должна выплатить Польше военные репарации за нанесенный ущерб и совершенные в годы второй мировой войны преступления. Министр Мачеревич — фигура в европейской политике достаточно одиозная. За два года во главе польского военного ведомства он отметился многими громкими заявлениями, которые экс-президент Польши Бронислав Коморовский назвал простенько — «бреднями».

«Бредни» Мачеревича и скудеющая польская казна

Строго говоря, Комаровский так оценил только высказывание Мачеревича о том, что крушение президентского Ту-154М под Смоленском в апреле 2010 года было покушением на лидера Польши Леха Качиньского. Однако такую оценку можно дать многим заявлениям польского военного министра. Например, его «обличению», что «Россия поддерживает и является создателем радикального исламского терроризма».

Таких «перлов» в активе Мачеревича много. Иногда они приводили к тяжёлым скандалам в польском политикуме и даже отставке правительства, как это было в 1992 году с кабинетом премьера Яна Ольшевского. Однако одиозному политику всё сходит с рук, потому что за ним закрепилась многолетняя репутация ярого антикоммуниста и противника России.

Лучшую рекомендацию для карьеры в нынешней Польше трудно придумать. Дело в том, что сегодня властные кабинеты Варшавы заняла публика, унаследовавшая идеологию и политику эмигрантского польского правительства и её военной производной — Армии Краёвой. Нередко это проявляется в семейной наследственности, как, например, у лидера правящей партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского (его родители входили в состав Армии Краёвой).

В любом случае, нынешняя власть в Варшаве — это наследники той части поляков, что проиграли во второй мировой войне. Теперь они пришли за реваншем. Нечто подобное происходит сейчас в соседней Украине. Только в Польше эти настроения правящей элиты менее брутальны. Там больше политеса, но суть дела он не меняет.

Нынешние хозяева Варшавы пытаются вернуть себе власть не только в Польше, но и в регионе. Претензии к немцам вполне укладываются в логику этого польского реванша. Они проявились сразу после того, как Польша перешла под власть однопартийного правительства, парламента и президента из национал-консервативной партии «Право и справедливость».

Большей уверенности польским политикам придал американский «зонтик». В последние годы Вашингтон демонстрирует особое покровительство Польше. Старательно лепит из неё ещё один центр силы в Европе. Эта политика не изменилась с приходом к власти президента Дональда Трампа.

Такая поддержка американцев только раззадоривает поляков. Подвигает их, в том числе, и на необдуманные поступки, к которым, по мнению экспертов, относится заявление министра Мачеревича о военных репарациях Германии. Эксперты уже разложили его на «составляющие» и нашли сразу несколько мотивов.

Прежде всего, отмечается, что претензия по репарациям — это своеобразная месть Варшавы Берлину за то, что он переводит развитие Евросоюза в режим «двух скоростей». Польше, которая по сравнению с другими младоевропейцами получила от ЕС больше преференций, субсидий и грантов, теперь отведена роль страны второго плана. Это больно ударило по амбициям гонористых польских политиков.

Другой, не мене важный вопрос, — сокращение финансирования Варшавы из Брюсселя. Оно случится не завтра. Бюджет Евросоюза сформирован по 2020 год. Но уже сейчас экономисты вполне открыто говорят о том, что финансовая поддержка слабых стран ЕС резко сократится. Одно из объяснений предстоящих перемен — выход из европейского содружества такого крупного финансового донора, как Великобритания.

Есть и другие резоны сокращения финансовой помощи из Европы (например, замедление темпов роста экономики в странах еврозоны.) О них в Варшаве знают. Не исключено, что именно поэтому недалёкий министр Мачеревич решил пополнить польскую казну германскими репарациями.

Репарации в обмен на территории?

В Берлине заявление Антония Мачеревича услышали и откомментировали незамедлительно. Как отметила заместитель официального представителя правительства ФРГ Ульрика Деммер, кабинет министров Германии считает вопрос выплаты репараций Польше окончательно закрытым. Деммер особо подчеркнула, что в адрес немецкого правительства «не поступало запроса, на который мы могли бы отреагировать».

Позиция Германии понятна международным юристам. Польская Народная Республика вскоре после войны отказалась от германских репараций. Здесь было несколько причин. Во-первых, ПНР вслед за Советским Союзом отказалась от репараций Германской Демократической Республики. (СССР освободил от репараций также Румынию, Болгарию и Венгрию.) Во-вторых, Польша после войны серьёзно приросла германскими территориями.

Кстати, Германия в середине 1950-х годов, ссылаясь на финансовые трудности, вообще отказалась от выплаты репараций. Об этом в новом веке вспомнили греки. Они тоже хотели немецкими деньгами поддержать свою экономику. В 2013 году правительство Антониса Самараса насчитало 162 миллиарда евро компенсаций за ущерб, причинённый Германией Греции в годы второй мировой войны.

Позднее, правительство Алексиса Ципраса увеличило свои претензии к Германии до 279 миллиардов евро. Немцы спорами о цифрах сильно не заморачивались. В 2016 году представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт ответил грекам, что «вопрос с выплатой репараций Греции был окончательно решен — как с юридической, так и с политической точки зрения».

Нечто подобное ждёт и Польшу. Хотя министр Мачеревич попытался найти юридическую подоплёку своим претензиям. Он придумал понятный только ему «ход», что отказ от репараций «никогда не был закреплен с формально-правовой точки зрения, а носил лишь характер политического публицистического акта». Для большей убедительности министр добавил, что от репараций отказалась не Польша, а «советская колония под названием ПНР (Польская Народная Республика)».

Вряд ли кто-то всерьёз будет искать логику в заявлении польского министра. Зато все сразу вспомнили, как Польша после войны приросла германскими территориями сразу на 100 тысяч квадратных километров — примерно на Исландию или Болгарию. Новые границы Польши по инициативе Советского Союза обсуждались на ряде конференций руководства трёх крупнейших держав антигитлеровской коалиции.

Окончательное решение приняли уже после Победы, в Потсдаме. Площадь Польши за счёт западной части Восточной Пруссии, Померании, Нижней Силезии и Восточного Бранденбурга увеличили с 212 до 313 тысяч квадратных километров. Польскими стали, в частности, портовые города Данциг (нынешний Гданьск), Штеттин (нынешний Щецин).

Кстати, в соседнем с Шецином Свиноуйсьце теперь обустроен терминал по приёму сжиженного природного газа. Прежде это был германский берег. До войны Польша имела выход к балтийскому побережью протяжённостью только в 71 километр. Страны-победители добавили полякам разом ещё 455 километров побережья.

И это ещё не вся история. Как оценили немецкие экономисты, за счёт добычи полезных ископаемых на бывших германских землях польский бюджет за послевоенное время получил более 130 млрд. долларов США. Другой болезненный для Германии вопрос — депортация этнических немцев со ставшей теперь польской территории.

Согласие на их переселение дали Варшаве участники Потсдамской конференции. Пользуясь этим разрешением, польские власти создали местным немцам невыносимые условия для проживания, лишили элементарных гражданских прав, превратили в беззащитных людей «второго сорта». В итоге — 4 миллиона человек вынудили выехать в Германию.

В послевоенную пору все эти действия не вызвали каких-то протестов. Германия принесла миру беду, и теперь расплачивалась за это. Сейчас иное время. Берлин стал главной столицей европейского сообщества и главным же его донором. Это на немецкие деньги приподнялась экономика Польши. Германия при случае обязательно напомнит об этом полякам, как уже показала им место в Евросоюзе, — страны «второй скорости». И уж точно Берлин не позволит Варшаве добавить «скорости» за счёт германских репараций.

Всё это прекрасно понимают в Европе, как понимают и то, что многие политики в Варшаве сегодня оторвались от действительности и явно переоценивают свои силы, возможности и вес самой Польши в европейском сообществе. Министр Мачеревич дал ещё один яркий пример такой неадекватности.

topwar.ru

Требованием к Германии Польша ставит под сомнение собственные границы

Шидло добавила, что ущерб Польше до сих пор «никоим образом» не возмещен. Репарации, по ее мнению, это «напоминание о справедливости, о том, что Польше принадлежит». Критикам этой позиции она предложила «посмотреть на историю и вспомнить», что было в Польше во время войны.

Это заявление прозвучало спустя несколько дней после того, как депутаты Сейма от правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) заявили о намерении требовать «военных репараций» еще и с России.

Еще в начале августа стало известно, что МИД Польши и другие госинституты изучают вопрос о претензиях к Берлину за ущерб от войны. Правда, представитель президентской канцелярии Кшиштоф Щерский тотчас оговорился, что этот вопрос «требует сильных юридических аргументов», предположив «серьезный спор на основе международного права».

Однако министр обороны Антоний Мачеревич без обиняков потребовал, чтобы Германия расплатилась за причиненный полякам материальный ущерб и преступления против народа в 1939–1945 годах. По его словам, Варшава де-факто никогда не отказывалась от претензий:

«Это неправда, что польское государство отказалось от причитавшихся ему немецких военных репараций. Это советская колония, именуемая Польской Народной Республикой, отказалась от части репараций, связанных с тоже марионеточным государством под названием Германская Демократическая Республика».

В ПиС обещали вскоре подготовить доклад с международно-правовыми обоснованиями возможных претензий к Германии.

Сколько хотят получить от немцев

Точные цифры пока не названы. Лидер ПиС Ярослав Качиньский лишь упоминал «огромные суммы». А зампред Европарламента Рышард Чарнецкий напомнил: в 2004 году, когда Польша вступала в Евросоюз, этот вопрос тоже обсуждали – в Сейме даже создали специальную комиссию, которая решила, что немцы должны заплатить 18,2 млрд злотых (около 5 млрд долларов по нынешнему курсу). Еще же называли и другую сумму – в 45 млрд долларов. Депутат Сейма Марек Якубяк подсчитал, что Германия должна 1,5 трлн злотых (порядка 350 млрд евро). Но никакого официального решения комиссия не приняла. Наоборот, Варшава при вступлении в ЕС еще раз официально подтвердила отказ от претензий к Берлину.

На польские претензии жестко ранее уже ответила заместитель представителя правительства ФРГ Ульрике Деммер. Она подчеркивала, что «вопрос репараций Польше был с правовой и политической точек зрения полностью урегулирован». По ее словам, Варшава еще в августе 1953 года отказалась от дальнейших репараций из Германии и впоследствии неоднократно это подтверждала.

«Германия осознает всю ответственность за события Второй мировой войны с политической, моральной и финансовой точек зрения. ФРГ выплатила в большом объеме репарации, в том числе Польше, в качестве компенсации за нанесенный ущерб и осуществляет многие выплаты до сих пор»,

– говорила Деммер.

Депутат бундестага от правящего ХДС Карл-Георг Велльман отмечал, что договоренности 1953 года имеют обязывающий характер с точки зрения международного права. Кроме того, напомнил он, ежегодно Германия вносит солидную сумму в бюджет Евросоюза, из которого Польша получает дотации. «Польша получает из кассы ЕС 14 млрд евро в год», – говорил Велльман.

По его словам, Германия всегда была на стороне Польши, активно добивалась ее членства не только в НАТО, но и в Евросоюзе – и Польша извлекла из этого колоссальную выгоду. Действительно, в рамках ЕС Польша уже получила не менее 100 млрд евро.

Историческое соглашение ПНР и ГДР

Напомним, в постановлении Совета министров ПНР во главе с Болеславом Берутом от 23 августа 1953 года говорилось: «Принимая во внимание факт, что Германия в значительной степени выполнила свои обязательства по вопросу компенсаций, а также то, что улучшение экономической ситуации Германии послужит делу ее мирного развития, правительство ПНР, стремясь внести свой очередной вклад в дело урегулирования немецкого вопроса, в духе мира и демократии, а также в соответствии с интересами польского народа и всех миролюбивых народов, приняло решение об отречении начиная с 1 января 1954 года от получения компенсаций в пользу Польши».

Еще в 1945 году на Потсдамской конференции стороны договорились о том, что репарационные претензии Польши удовлетворит СССР из своей доли, которую он получит от Германии. В частности, репарации Советского Союза были удовлетворены за счет восточной зоны Германии и за счет германских активов в Болгарии, Финляндии, Венгрии, Румынии и Восточной Австрии. Это касалось различного оборудования, материалов, продуктов и прочих материальных ценностей.

В 1970 году, напомним, был подписан договор о нормализации отношений между ПНР и ФРГ, в котором Бонн вслед за восточным Берлином подтвердил нерушимость новых западных границ Польши.

Отметим, что в новейшей истории первой вопрос о выплате Германией репараций подняла несколько лет назад Греция, чей премьер-министр Алексис Ципрас заговорил о сумме 270 млрд евро. Требования Афин подстегнули теперь и дискуссии в Польше.

Польша была жертвой

Бывший советник президента России по политическим вопросам, долго проживший в Польше, Сергей Станкевич напоминает, что Польша действительно была одной из жертв войны: «Ее статус в этом качестве был подтвержден державами-победительницами последовательно на Ялтинской и Потсдамской конференциях. При этом не предусматривалось материальных репараций, зато была произведена значительная территориальная компенсация».

«В частности, в Потсдаме восточные границы Германии были перенесены на запад, что сократило ее территорию на 25% по сравнению с 1937 годом. Основная часть территорий, отторгнутых от Германии, вошла в состав Польши»,

– напомнил Станкевич газете ВЗГЛЯД. Кроме того, Польше было (по настоянию СССР) предоставлено право подписать решения Сан-Францисской конференции, которая подвела итоги Второй мировой войны. Таким образом, указал Станкевич, подписав решения конференции, Варшава тоже фактически отказалась от права требовать репарации.

Уже в начале этого века Германия создала специальный фонд «Память, ответственность и будущее», из которого осуществлялись выплаты компенсаций за рабский труд в немецком плену гражданам всех пострадавших стран, включая Польшу.

Поскольку в Польше сразу после войны не было сформировано международно признанное правительство, СССР принял решение удовлетворить требования Польши по репарациям из своей доли. Поэтому часть германских активов, изъятых СССР в качестве репараций, была направлена в Польшу – 15%, напоминает Станкевич. В частности, это касалось многочисленного промышленного оборудования.

Сами польские эксперты недоумевают, как может нынешнее правительство отрекаться от преемственности по отношению к ПНР, ведь такой шаг сразу ставит под сомнение юридический статус самой нынешней Польши, в том числе и договор между ФРГ и ПНР о нерушимости границ.

Бывший зампред международного комитета Сейма профессор политологии Ольштынского университета Тадеуш Ивиньский напомнил газете ВЗГЛЯД, что в следующем году «будет отмечаться 100-летие независимости Польши – после 123 лет, когда Польша не существовала и была разделена между Пруссией, Россией и Австрией».

«Можно заметить, что половина от этих 100 лет – период ПНР. Конечно, Польша не являлась абсолютно суверенным государством, в соответствии с решением Ялтинской конференции страна относилась к зоне политического влияния Советского Союза. Хотя степень свободы страны наряду с Югославией в рамках соцлагеря была здесь самой высокой. Но другой Польши не было. И отказ от этого факта открывает ящик Пандоры. Мы отдали восточные районы, но получили от Германии территории намного большие и богатые: Щецин, Вроцлав и так далее», – напомнил политолог.

Правда, Ивиньский не думает, что Берлин начнет играть в ту же игру, что и Варшава, и потребует, например, от Варшавы взамен вернуть отторгнутые Щецин, Вроцлав или Ольштын. «Не могу себе вообразить, что нынешняя Германия предъявит какие-либо территориальные претензии Польше», – считает политолог.

Рассчитывать Польше на репарации бессмысленно

«Понятно, что никакие материальные выплаты не в состоянии реально компенсировать ни страдания мирного населения, ни безвозвратные потери в ходе самой опустошительной войны в истории человечества. Но у польского государства нет каких-либо отдельных или особенных правовых оснований принудительно требовать финансовых выплат от нынешней Германии. Это вопрос исключительно доброй воли, а ее проявлению совершенно не способствует ультимативный тон, который демонстрируют отдельные официальные лица», – считает Станкевич.

По его словам, шансы на удовлетворение таких требований минимальны, а «вот отношения Варшавы с Берлином, и без того далеко не безоблачные, могут быть окончательно испорчены».

Ивиньский заявление Варшавы описал фразой «угроза сильнее хода». «Официально правительство не выступало с таким предложением, потому как это не имеет никаких шансов на воплощение в жизнь. Сейчас польские политики обращаются к Германии, чтобы просто посмотреть на реакцию», – подытожил он.

Источник

balalaika24.ru


Смотрите также