Работа врачом в германии


Работа врачом в Германии. Взгляд изнутри « Трудоустройство врачей

Итак, как я пришел к такой идее, работать в Германии? Я закончил вуз в 2009 году и вышел на интернатуру. Специальность – терапия. Мои ужасные опасения по поводу украинской медицины оправдались. У меня был уже сын, на интернатуре родился еще один. Вопрос- а можно ли как то работать, зарабатывая честно, без того чтоб лезть в карман к пациентам – или работать продавцом (медпредставителем) – да, этот вопрос стоял открыто без ответа. Все в один голос говорили – скорее нет. Но жить то дальше надо. Натыкался случайным образом на обьявления в интернете, в поисках подработки, что в Германии требуются врачи, даже из СНГ.  Сначала не поверил. Ну очень уж заманчиво и просто. Узнал по больше информации, почитал, погуглил. Да, действительно, острая нехватка врачей в Германии, правительство  упростило систему трудоустройста. Сейчас для всего этого нужно знание немецкого ( ну и сертификата) на уровне не меньше В2, и собственно диплом и сертификат врача, что мол врач полностью закончил интернатуру и имеется право неограниченно работать врачом. Все остальные документы можно достать/купить )))

Потом нашел вот этот прекрасный сайт, неоднократно переписывался с Михаилом, он еще раз подробно мне все прям таки разжевывал. Самое прекрасное на этом сайте – никто с нас не требует гонорара по трудоустройству, гонорар оплачивает клиника, которая тебя взяла на работу. Это просто замечательно, иначе я б не смог вообще стартонуть. Таких фирм всего 2 я в интернете нашел тогда. Другая похожая, больше уклон на изучение языка делает, и зарабатывает на этом. Я тоже с ней переговаривал, когда сдал В2 уровень. Мне сказали, надо дальше доучивать, с немцами репетиторами, по скайпу, это денег стоит, иначе собеседование делать нет смысла. При этом разговор с г-ном Керченком тогда же не вызвал у него такой реакции.

Вообщем немного про мой путь изучения языка. Около 4 месяцев я пытался сам, не сдвинулся даже на см, потом поменял 2 реппетиторов, и только с третьей нашел общий язык, доверие и дошел до цели. Может кому курсы удобней посещать. Там где я жил, был филиал от института Гетте Киева, были курсы , но уровень А1 – подготовка – по плану длилась один год, а тебе еще надо А2, В1, В2. Итого вцелом 4 года. Для меня это была вечность. Тем более интернатура шла полным ходом, еще год и все, на работу,  а там рутина, времени не будет, семья…, жена постоянно говорила – не поеду потом никуда, сколько можно ждать, всю жизнь ждем ждем и что? И что, жили мы очень туго по финансам, на реппетитора чтоб темп держать денег не хватало катастрофально. Пришлось папы старый гараж продать, это к слову – маленькое вложение сделал. Реппетиторы стоят по разному – молодые девочки берут не дорого, я занимался по 3 евро за 60 мин, это просто копейки. При этом я занимался по 120 мин 3 раза в неделю, ну и дома до 2-5 часов сам каждый день. Для сравнения были люди, которые брали по 4-6 евро за 45 мин урока. По европейским меркам это еще оочень дешево. Тут 45 мин стоит минимум 12 евро. А в среднем 15-20 евро. Правда реппетитор сам на машине к тебе домой приедет.  Так что расчитывайте свои силы и финансы.

Я в таком темпе замучал семью, но начиная с октября 2010 до мая 2011 с уровня А1 (его я уже тогда более менее знал) я догнался до В1. А потом я сделал ход конем. Экзамены В2 бывают только 3 раза в год. Тогда в 2011  это был март, потом июнь, и ноябрь. Март я уже пропустил, до ноября ждать было ооочень долго, и я с мая полтора месяца просто тупо готовился с реппетитором по книгам для подготовки к В2. Впринципе материла экзамена В1 и В2 отличаются не сильно, и если вы освоили В1, то подняпрягитесь, почитайте эти подготовительные книги В2, поймите, проникнитесь, что от вас хотят, и вы тоже сможете сдать В2. Книжки для подготовки я покупал в Киеве на Петровке, их даже там онлайн можно заказать, надо погуглить. Они стоили тогда порядка 14 евро за штуку, туда еще диски входили в комплект. Вообщем в июне 2011 я сдал В2 в Киеве. И тогда же закончилась моя интернатура.

Кстати, если вы думаете , как и я думал, что В2 это вершина совершенства, и что сдав экзамен, ты познаешь глубину и истину, и весь Немецкий ляжет у твоих ног, и содрогнутся небеса, и я смогу без запинки тароторить на немецком самыми высокопарными правильно построенными предложениями, абсолютно не задумываясь над тем, а… как же это его то сказать блин, забыл … – то вы ошибаетесь. В2 это такой уровень, которого едва хватает, чтобы ваша речь хоть как то отличалась от мычания с короткими вставками из отдельных существительных или глаголов. В2 – это тот уровень, которого едва хватает, чтоб хоть как то поговорить с немецким посредником, например г-ном Керченком, с работадателем, отделом кадров, пациентом в конце концов. При этом никто вас поправлять не будет, не смотря на всю нелепость ваших начальных высказываний. т.к. это не красиво, поправлять я имею ввиду. С нашими немецкими шефами и оберарцтами у нас договор  - они нас поправляют )))

Вообщем по началу язык очень сырой будет, скудный словарный запас, трудности в понимании т.к. люди по разному произносят, мозгу нужно будет время минимум научится вычленять из потока звуков отдельные слова, а потом уже дело второе – их узнавать по закаченному в голову словарю (без этого никак). По началу у меня была вообще борода, я понимал достаточно плохо, лексикон был очень скуден, часто использовал хорошо заученные выражения (их было не много, 10-15). Часто попадал в нелепые ситуации из-за непонимания. При всем при этом мне нередко делали комплименты немецкие коллеги, шеф, в разных инстанциях, что я мол уже неплохо говорю, меня даже можно понять ))) Я конечно  к себе весьма самокритичный. Но им видимо приходилось и с куда более скудным В2-уровнем дело иметь.

Сейчас я живу в Германии 10 месяцев. В семье мы говорим на русском. Но я почти каждый день разговариваю с коллегами на немецком, читаю на немецком, звоню в инстанции на немецком, слушаю детские мультики (моих детей) на немецком. И я еще далек от свободного владения языком. Надо больше читать художественной литературы (времени не всегда хватает мягко говоря), больше общаться. Придет со временем. Ну это так, короткий экскурс, как оно по началу. Не знаю, может кому знакомо это уже, кто учил другие иностранные языки и жил в среде, но для меня и моей семьи это первый раз, поэтому очень эмоционально окрашено.

Вобщем , сначала я Михаилу в июне 2011 как только сдал В2 и закончил интернатуру отправил автобиографию и копию сертификата В2. Он договорился о разговоре по скайпу с г-ном Керченком. Буквально через пару дней состоялся разговор, это как бы тоже отборочный этап своего рода на знание языка . Г-н Керченк обьяснил , что я имею право работать только как врач асисстент поначалу. И только со временем получу врача специалиста (для этого кстати надо  отработать минимум 5 -7 лет, закончить достаточно курсов, набрать 250 балов и сдать экзамен). Но это потом. Было еще уточнено, что моя супруга имеет право приехать со мной только , если она сдаст экзамен языковой на уровень минимум А1 (т.к. у некоторых семей это вызывало определенные проблемы ).

Фирма достаточно быстро нашла мне место сначала в Тюрингие, потом в другом маленьком городке севера Германии. Я был в обоих клиниках.  До того , как получить короткую шенгенскую визу мне заморочили голову в посольстве в Киеве, это длилось 2 месяца.

Вообще на собеседование я оплачиваю дорогу в Германию и обратно,  питание, ну и саму визу, а фирма – все остальное (отель, перевозку по германии).

в тюрингии мне отказали, там крупная клиника где-то на 600 коек, сам город побольше (25 тыс население). на севере  мне сразу предложили работу , там маленькая клиника на 64 койки, и городок очень маленький (7,5 тыс население, 20 % русские) . Г-н Керченк говорил, что отказывают очень редко, и это не хорошо для клиники, т.к. они тогда будут очень долго искать кандидата. На собеседовании на севере  было очень свободно , атмосфера была дружелюбная, мы мило побеседовали с Шефарцтом (моим будущим шефом) , немного посмеялись. В Тюрингии атмосфера была более напряженная, разговор был суховат. В обоих клиниках мне показали все отделения, оборудование, возможности так сказать. На собеседованиях спрашивали о моих продвижениях – что я умею , какой опыт работы , прицельно спрашивали могу ли я УЗИ, Доплер Дуплекс, ЭХО КГ. Никто не устраивал экзамена на проверку знаний. на севере шеф правда вскольз так показал мне ЭКГ, спросил что я там вижу, показал на экстрасистолы, ненавязчиво спросил что это, какие – суправентикулярные или вентрикулярные. Ну так, вскольз. Я не растерялся.

Вообщем, был сентябрь 2011, когда я вернулся с собеседования и ломал голову, как бы собрать все эти документы в этом чек-листе (Checkliste) для получения Berufserlaubnis. Кстати, по окончании интернатуры я ушел в декрет и на работу не вышел.

Но ничего, в Украине все возможно, где то официально все можно, а вот например этот сертификат оф гут стендинг мне пришлось купить за несколько сотен убитых енотов, иначе все только руками разводили (мол не имеем понятия о чем вы говорите) и спрашивали – а зачем это вам? вы же в декрете сидите? Вам еще 3 года у нас работать, вы ж на бюджете учились. Есть правда фирма в Украине , тут на сайте есть ссылка на нее, брала тогда 500 у.е . за это, но расспросив дотошно о методике, по которой я  его должен получить, я понял, что мой облздрав на это не пойдет.  Второй вопрос – по опыту других людей, этот сертификат не возможно аппостилизировать, а значит выброшенные 500 у.е., и проходилось извиваться, включать фантазию, писать импровизацию на обычном листе , получалась форма в виде справки, о том, где я учился и работал, и в последнем предложении – что я ничего не нарушил в профессиональной сфере. Пункт. Это последнее предложение и стоило мне конечно дешевле чем 500 у.е. но только чуть-чуть дешевле. В других «нормальных» облздравах он подписывался без вручения убитых енотов. Этот сертификат хорошего поведения нужен не во всех землях, но  в моей  он нужен.  Если кому форма нужна, пишите, вышлю на ящик. С этой формой совсем нормально, оффициально надо идти в облздрав, и если вас на родине ничего не держит, говорить честно о намерениях, и просить по человечески подписать. Пункт.

В ноябре 2011 я отправил все доки переводчику в Германии, а он – г-ну Керченку, а потом уже они были высланы во врачебную палату (Ärztekammer). Там их месяц смотрели. Потом еще нужно  было разрешение на работу получить (Arbeitserlaubnis), это г-н Керчене без меня еще сделал. Короче, приехал я в конце декабря 2011 в Германию. Меня встретил мой будущий «руководитель», шеф этой маленькой клиники  , и отвез в отель на машине. Очень приятный человек. Человечный такой. Он еще на собеседовании выделил мне больше часа своего времени, чтобы повозить меня по городку, показать инфраструктуру (т.к. у меня была паника, я жил в крупном городе, несколько сотен тысяч население, а тут 7,5 тыс. ). Успокаивал, что садики есть, школы есть, спокойно, магазины есть. Ит.п. И он был прав, даже в маленьких городках почти все есть, очень развитая инфраструктура.  Везде чистенько, уютненько.

Г-н Керченк сначала забронировал мне отель на две недели, за это время я нашел квартиру. Первый месяц после приезда пришлось еще месяц побегать кучу документов местных пособирать, подождать, пока я эту Berufserlaubnis получил. Т.е. приехал я 18.12.11, а начал оффициально работать с 23.01.12. Семью я забрал в феврале 2012.

Сейчас нюансы после получения Berufserlaubnis появились. Оно , временное разрешение на работу врачем – т.н. Berufserlaubnis,  выдается на 1,5 года теперь только, и сразу надо подавать документы на получениe Апробации ( Это разрешение на неограниченную работу врачом в любом месте Германии).  С  Berufserlaubnis ты имеешь право работать только в той больнице, где ты стартуешь, если ты бросаешь работу – ты должен покинуть страну (но можно попробовать найти еще в другой земле работу). За 1,5 года врач обязан в этой больнице получить апробацию, и потом он имеет право поменять место работы. Чтоб получить апробацию – во врачебной палате (Ärztekammer) будут проверять часы которые были пройдены в вузе, сравнивать по всем предметам с немецким количеством необходимых часов, будет учитываться стаж работы там, тут (в германии), наличие курсов, ученых степеней, даже водительских прав. Если будет сказано, что чегото не хватает, надо будет сзавать экзамен такой как сдают выпускники вузов Германии для получения апробации. Я вот такой должен буду наверное в  2014 сдавать. А если повезет, то апробация будет выдана автоматически.. Экзамен по рассказам – сдать можно, но надо почитать, подготовиться все таки, немного пошевелить извилины.

Работа т.н. «терапевтом» стационара тут (по местному врач-интернист, Arzt für Innere Medizin) радикально отличается от привычной в Украине. Коллектив у нас почти русский – все врачи ассистенты знают русский. Только шефы и оберарцты немцы. Больничка у нас небольшая, скажем так оочень маленькая ( по всем тутешним меркам – деревня).  Нас всего 6 врачей ассистентов, 2 оберарцта, 2 шефарцта (на иннере и гериатрии). Всего 64 Койки на 3 отделения – иннере медицин (терапия), гериартрия, и противоболевое отделение ( там больше психологии , реабилитации, я туда не касаюсь, там всего 8 коек).  В основном – если в день – я работаю в иннере медицин. Дежурства – ответственен за всю больницу. На всю больницу есть у нас 4 койки IMC Station , это как бы палаты интенсивной терапии. (2 палаты по 2 койки).

Какие у нас есть ресурсы – можно конечно на сайте почитать. Но в общем: компьютерный томограф круглосуточно, рентген, 3 узи аппарата с 3 датчиками каждый (есть так сказать маленький УЗИ для например ЦВК, плевральной пункции на IMC, он очень «слабенький», потом средненький – в т.к. приемной комнате, и самый мощьный – в УЗИ комнате, шеф говорит, тот что средний стоит около 40 тыс евро, тот что большой 90-100 тыс евро), велоэргометр, кабина для плятизмометрии, холтер с давлением 2 аппарата, один аппарат для трансэзофагеальной эхокардиографии, 2 или 3 гарстроскопа, 2 колоноскопа, бронхоскоп один, есть фозможность РХПГ делать. Ну и лаборатория неограниченная. Все что мы захотим, все что считаем нужным – делаем (все что в книгах написано). Для стандартного т.н. Notaufnahme (приема больного ) есть в распоряжении 40 стандартных показателей – это печеночные, кардиальные ферменты, почечные, липиды, СРП, электролиты, общий крови, Квик, МНО, щитовидки, СОЭ по желанию , еще парочку, ну к этим еще можно дозаказать еще штук 20 сходу сразу ( в том числе сразу диагностика анемии если надо с ферретином, железом, трансферином, ретикулоцитами, уровнем вит. В12 и фолиевой, и наши любимые онкомаркеры – очень часто используем). Эти дозаказанные мы получим частично позже – на следующий день. А Стандарт уже через 2-4 часа (если очень срочно – через 45 мин). Сюда же идут все культуры (крови, мочи…). Если чегото мы не находим в нашем стандартном наборе, безем толстую книжечку, ищем там номер и название параметра и на отдельном бланке заказываем.

Мы работаем в основном на компьютере. Все наши мысли и обследования мы диктуем на диктофоне за компом, это печатается потом. Пишем мы очень мало, ну очень мало. Но времени все равно уходит на всякие мелочи. Тут двойное ведение документации – бумажное и электронное. По двум больницам  есть единая сеть. В ней вся инфо. Каждый врач имеет свой персональный доступ в сеть. при этом с любого компьютера – будь то в нашей комнате, в приемной, в отделении, на рецепшене, в кабинете шефа, в рентгенотделении. Электронное получается путем диктатов и последующего печатания (печатают в основном наемные работники, удаленно имеют доступ, мы может тоже печатать если чтото срочное, ну или если диктаты после набора корректируем). Лаборатория тоже вся в сети. Бумажная документация – это то, что распечатывается с сети и «подшивается » в историю болезни. Есть тут еще т.н. кадексы – типа листы назначений. В них мы пишем каждый день т.н. дневнички (там места для этого 3 на 6 см), т.е. самое важное, без философии, так же медсестры ведут свою документацию, там же мы делаем назначения. Это единственная часть документации, которой нет в сети, и которая частенько ходит по рукам и которую надо хм, иногда искать.

Как мы работаем и с чего все начинается. Любой больной поступает в Notaufnahme, это так называемый прием больного, он происходит в  Schockraum, это комната, оснащена всем необходимым для приема больного – монитор, ИВЛ, кислород (он вообще в каждой палате), балон с кислородом, дефибрилятор, все возможные медикаменты, наборы для интубации и т.п. Там же УЗИ аппарат. К приему больного принадлежит  понятно поболтать, чего приехал, если т.н. » скорая » привезла – чего и почему. Ставим сходу браунюлю на периферии (это делает всегда только врач), берем кровь. Ну и желательно если есть показания – узи (живот в основном). Там же можно больного если надо реанимировать, заинтубировать, стабилизировать и отправить в отделение интенсивной терапии там где наш главный корпус. После диагностики пациент если надо идет на рентген (тоже надо назначение на компе сделать в сеть),  а потом в отделение. Часто , если нет противопоказаний, при поступлении мы вешаем Стерофундин 500мл , электролитный раствор, это всегда хорошу, тут так делают.  После того, как больной пошел в направлении отделения, мы отдиктовываем сразу все наши мысли – диагнозы печатаем сами, часто копируем с предыдущих выписок, а дальше – анамнез, жалобы, соц сем анамнез, медикация, анамнез жизни. данные осмотра, экг, узи – мы диктуем.

Я по началу узи не умел делать, почитал немного, начал сначала вслепую тыкать, спрашивать, щас более менее наловчился. Курс начальный по животу у меня аж на конец 2012 запланирован, т.е. почти через 9 мес, как я начал его делать. Потом желательно научится потихоньку доплер и дуплекс делать (т.к. часто приходится тромбозы нижних конечностей дифференцировать), Эхо кг тоже надо будет учится делать.

И вообще, по началу надо минимум самому уметь читать экг, потихоньку делать узи живота, уметь понимать ретнген живота и грудной клетки, ложить браунюли, пунктировать периферические артерии для забора крови для газового анализа, пунктировать паховые сосуды опять таки – если кровь очень нужна , а вен нет, мочевой катетер (делают в основном медсестры, но иногда не получается, зовут нас в надежде на лучшее) и желудочный зонд (у нас медсестры боятся, в других больницах слышал делают аж бегом), пунктировать плевральную полость и живот, основы реанимации, интубация с помощью Laringstubus, переливание крови.   Из этого всего когда я приехал, я умел только приблизительно экг и рентген грудной клетки тоже приблизительно. Потихоньку в дружелюбной рабочей атмосфере я учился всему этому. Конечно, чтото ты делаешь часто, чтото достаточно редко. А к т.н. Weiterbildung т.е. что вообще должен уметь врач специалист в иннере медицин – это доплер с дуплексом, эхо кг, трансэзофагеальную эхо, читать холтер , длительное АД-мониторирование, платизмографию, основы компьютерной томографии, все возможные эндоскопии (гастро, коло, бронхо) с биопсиями, РХПГ, накладывание PEG-Sonde (перкутанная гастростомия под эндоскопией с накладыванием зонда желудчного), узи щитовидной, все возможные пункции (костного мозга, тут кстати крыло повздошной кости пунктируют, щитовидной, печени), надлобковый катетер, ЦВК ( V.Jugularis тут пунктируется), периферический артериальный доступ,  и там дальше много чего еще . Есть целый план , список т.к. чего надо уметь и сколько раз это надо минимум сделать , без этого врача специалиста не получишь. Да, это меня порадовало, у врача полностью развязаны руки, все что надо – делай, было б желание. Ты не оторван от больного, как в Украине например –  кто то смотрит экг, кто то делает узи, кто то берет кровь (непонятно у кого и как), кто то смотрит рентген, ктото делает гастроскопию, а лечащий врач только смотрит заключения и ставит диагноз. Тут в Германии Ты можешь сам все делать, если умеешь. И если конечно ты уже научился быстро решать дела по своим больным в отделении. Пока нас подстаховывает оберарцт , он делает основную часть функц. диагностики, а шефэрцте делают все эндоскопии. Мы не успеваем еще так быстро вести больных, поэтому времени на функциональную диагностику днем не всегда есть.

Кстати, многие инвазивные вмешательства – пункция костного могза, все эндоскопии – мы делаем под вв коротким наркозом с пулсоксиметром. Это стандарт.

Вообщем, как приходится понять – маленькая «сельская больница» по функционалу пожет посоперничать минимум с привычными районными центрами привычного нам СНГ (за исключением хирургии, ее у нас закрыли за нерентабельностью, теперь все хирурги у нас работают в главном корпусе, у нас днем один хирург , в основном травматолог, остался, он все мелкие травмы смотрит, как травмпункт. Но и палатных больных если надо – посмотрит. Если вечером или ночью – мы сами смотрим, и звоним тогда хирургам в главный корпус в «райцентр», они могут видеть снимки на ПК. т.н. телемедицина).

Да, за рентген отвечают рентгенологи – они сидят тоже в «райцентре», смотрят наши снимки и описывают. У нас только рентгенлаборанты есть. Описания появляются автоматически в сети , обычно через день. Нам самим тоже надо уметь читать рентген минимум, т.к. в острых ситуациях нам нет времени ждать описания, мы принимаем решение сразу – толи пневмония, отек легких, кишечная непроходимость, свободный воздух в животе и т.д. решение за нами. Конечно, за томографию отвечают рентгенологи 24 часа в сутки, т.е. после того как сделали – мы получаем минимум телефонное описание. По поводу рентгена еще , базовый и специальный курс рентгена должен пройти каждый прач после окончания вуза или (как с нами ) после начала работы. Без этого мы не имеем права делать назначения по рентгендиагностике.  Практически – я его еще не прошел, но в ближайшие 2 месяца – уже записался и будет готово.  Каждый день , в обед, 30 мин в день, мы собираемся в рентгенкомнате и на специальных мониторах смотрим снимки наших больных ( актуальные снимки), которые были сделаный вчера- сегодня , сюда же относятся КТ. Это тоже своего рода часть дальнейшего образования.

Как уже понятно, терапия тут очень широка. Сюда относится – гематология (в основном диагностика, лечение если не лейкозы), эндокринология, ревматология, пульмо, кардио (коронарографию делают только в главном корпусе) , у нас нет, но мы можем электрокардиоверсию сделать, перспективных больных с инфарктами перекладываем в главный корпус), гастро (конек нашего шефа, он больных любит вдоль и в поперек от рта до ануса скопировать ))), ангиология (венозные тромбозы мы лечим, консервативно конечно), основы неврологии (бесперспективных пациентов с инсультами мы оставляем у себя), нефрология (диализ тоже в «райцентре», мы не касаемся), инфекционные болезни ( в основном кишечные инфекции).  Кишечную непроходимость например ( часто очень т.к. контингент пожилой в основном) лечим консервативно и перекладываем в хирургию очень редко, острые панкреатиты тоже осторожно сами ведем. И вообще острый живот мы не боимся, ставим диагнозы , потом решаем – есть там чтото для хирургов или сами справимся (поэтому УЗИ живота очень важно уметь, незаменимо на дежурствах). Очень много интенсивной медицини или если можно так назвать – неотложки . На нашем маленьком 4 коечном неотложном отделении – у нас есть все для интубации, ивл (только для неотложки и стабилизации , мы не держим дольше 24 часов заинтубированных пациентов, должны перекладывать в главный корпусом ), дефибрилятор, все для наложения ЦВК, артериального доступа, мониторы понятно, куча перфузоров, даже газоанализатор у нас свой есть – можем артериальную, венозную или капилярную кровь посмотреть  - с pH, газами, электролитами. креатинином, Hb, лактатом, буферами, сахаром, фракциями Hb. Такие уж совсем тажелые больные , с реанимацией или интубацией бывают относительно редко у нас, пару раз в месяц, но если случается, надо среагировать правильно.

Да, я вот с конца января 2012 до марта поработал в день, а в конце марта мне уже впихнули ночные, т.к. некому работать было, штат был неукомплектован, мы и отделение вели и Notaufnahme т.е. прием больных, сложновато конечно было. Бывает на выходных или ночью приходят всякие амбулаторные пациенты, и с ушибами, переломами, ранами. Мы тоже активно смотрим, конечно с хирургами советуемся в главном корпусе Клиники, зашить небольшие кожные можем. Если не уверены – все, отправляем. Мы вообще не обязаны хирургических смотреть, мы ж интернисты, но раз уж больной пришел, минимум глянуть, диагноз предположительный, может и стабилизировать надо гемодинамически (с переломами бедра например), обезболить, кровь взять, рентген сделать. Медсестры на небольшие переломы без смещения , или на растяжения гипс сами ложат, мы гипса вообще не касаемся, это медсестринское дело.

По поводу всевозможных вопросов на дежурстве, или по поводу ведения пациента в отделении – всегда говорить с шефом или оберарцтом. На дужурсвте это т.н. Hintergrund  т.е. ктото из старших , кто всегда доступен по телефону (где бы он не был), кто несет собстсвенно ответственность (врачи ассистенты не несут ответственности), с ним мы обязаны решать все непонятные вопросы . Если очень надо – реанимация или еще чтото – Хинтегрунд обязан даже приехать в больницу и помочь.

Сейчас штат у нас считается укомплектован. Есть отдельный врач в день в приемке. На гериартрии 20 плановых гериартрических пациентов, которые лежат 2-3 недели, ведет 1 врач. А в иннере отделении текучка по интенсивней, там работают 2 врача, по 7 палат т.е. до 14 пациентов (в палатах по 2 человека, в каждой палате есть душ, туалет, у каждого больного над койкой висит датчик если нужна срочно медсестра, просто нажать, у каждого больного есть свой жк телевизор над койкой, у каждого больного (кроме дементных) спрашивают что он будет на завртак – обед – ужин. т.е. персональное меню).  В Иннере отделении средняя продолжит пребывания на койке 5 – 7 дней, редко когда две , и нонсенс когда 3 недели, очень часто 3 дня, один день тоже не редкость.

Кстати, у каждого врача у нас есть свой личный радиотелефон на работе, который мы носим с собой, и у дежурного врача главный телефон, по которому хотябы один врач в клинике 24 часа в сутки доступен.  Вот по нашим телефонам теребят нас наши медсестры по всяким мелочам целый день!

Кроме визитов, микродневнечков и назначений, у нас есть еще задания – поговорить с родными, договориться о всяких терминах для больных (во многих больницах это делают секретарши), решить социалные вопросы – это кстати очень важно. Т.е. может ли больной вообще сам жить дома, или ему сейчас временно или постоянно место в хайме бронировать. Может ли больной вообще есть, пить, есть ли у него опекун, дементный ли больной, отвечает ли он за свои действия, может ли принимать решение, есть ли у него т.н. Patientenverfügung (т.е. что хотел бы больной, когда он не в совтоянии принимать решения , – реанимаци, или нет, питание через зонд или нет и т.д. ). Многие инвазивные обследования имеешь права проводить только при наличии подписи и согласия больного, вот с этими бамажками тоже бегаешь бывает , обьясняешь, ищешь того опекуна, или даже срочно назначаешь через суд , если такового нет.  Много юридических вопросов – если больной в делирии, надо фиксировать – тоже в суд отправляешь бамажку, потом судья приходит, смотрит, ага, не буйный, чего фиксируете? и начинаешь извиваться. Потом кровь перелить своим больным (кому надо конечно, это кстати очень часто), браунюли положить, у кого поломалась или слетела, кровь взять экстенно, или если утром медсестра не справилась. Потом короче кому то плохо, начинаешь его крутить, то рентген то узи, то еще раз кровь, то опять родные пришли, то кричат -выписку ждут, и так целый день. потом приходит время выписок. ..

Выписки – это отдельная тема. Тут это называется Entlassungsbericht.  Там самая последняя часть – это короткое или не очень заключение или сочинение о том, как больной у нас провел время. Это действительно сочинение, т.к. чтоб его написать – ты должен еще раз перелапатить все обследования, которые есть у больного, всю лабораторию, все диагнозы подкоректировать, и потом все это лаконично но четко структурировано описать (опять таки надиктовать, а когда напечатается, подкорректировать). Только на подготовку у меня уходит 20 -50 минут. А больные разные бывают, бывают и не твои, или только пришел в день работать после недели ночных, а у тебя сегодня 3-5 выписок требуют уже ,  и не всегда понятные., и диагноз бывает надо такой придумать, чтот отмазаться, т.к. не всегда понятно а что собственно было у больного.  (Шеф разрешает до 3 раз в год писать диагнозы – типа непонятные боли в животе).  Вообщем не всегда получатеся писать брифы красиво. Но с каждым разом лучше.  Шеф все равно брифы все корректирует через месяц другой. И отправляются они по факсу семейному врачу уже красивые, т.сказать окончательные выписки.

И вообще диагнозы тут – часто не такие ,  а такие какие есть в МКБ. В украине я никогда не видел чтоб писали – гипонатриэмия, экзикоз, неясные боли в животе. Причем это окончательные диагнозы!  Или например социальные диагнозы – снижение мобильности, нарушения пищевого поведения, деменция, снижение повседневной компетенции,  дефицит самообслуживания.  Как вам? Звучит мягко говоря необычно.

Тут еще кстати очень много уделяется уходу и мобилизации больных – с всякими вспомогательными Ролляторами,  очень много уделяется питанию  и питью. Т.е. не важно как, не важно куда, но пища и вода должны поступать в больного. Не хочет больной, дементный, не может глотать – не беда. PEG-Sonde засунули в желудок, цак цак – fertig, больной получает через пумпу (специальную капельницу) космическую еду ( т.е. жидкую) в течении 24 часов, и может дальше целыми днями лежать и смотреть в потолок. Все довольные.

Препараты мы назначаем только те, что есть в отделении, их не мало, но и не много. Но тут с препаратами очень осторожно, сильно много не назначают без повода. А повод бывает не часто.  Т.н. метаболической терапии – типа милдроната, пирацетама, тиотриазолина, предуктала и тд тут не признают и ее просто нет.  Например лежит у нас бабушка дементная с инсультом , если ишемический, что мы делаем – да ничего, дали аспирин 100мг в день, если еще не было в схеме, даем жидкость, смотрим, может еще кушать или уже зонд надо в живот крутить, и мобилизацию. Если из хайма – смотрим, гемодинамика нормальная – назад в хайм, если дома жила – место в хайме бронируем -и выписываем в хайм. Все. Полечили.

пришли с тромбозом венозным бедра. Дали клексан. Все . Пункт. Полечили

Если вдруг у нас подозрение, что у него на фоне тромбоза ТЭЛА  развилась. Сделали КТ с контрастом.  Диагноз подтвердился. Но пациент стабильный, асимптоматический скажем, дышит )) – положили на пару дней на IMC. Клексаны дальше. Так. надо в сторону непрямых антикоагулянтов идти – маркумар тут ( вместо варфарина). Так, гастро коло- нет причин для ЖКК – дали маркумар на год. Пункт.  За одно и посмотрели – нет ли у него опухолей в ЖКТ, метастазов в легких, печени (по КТ) .  Все.

Вот такое тут лечение.

Очень много внимание уделяется противоболевой терапии, т.е. паллиативу. Раковым больным, даже нераковым ( с остеопорозом и хр. болевым с-ромом, с т.н. остеохондрозом и хр. болевым с-ромом, с полинейропатией и хр. болевым с-ромом) уже семейный врач дает опиаты, мы тоже может назначать и выписывать с начальной схемой.

Тут упрощена с другой стороны документация по переливанию крови, например. Для этого мы заполняем всего 1 листик, где мы пишем 3 раза дату переливания крови, 2 раза отмечаем галочкой – без осложнений, 1 раз пишем букву группу крови – которую мы определили по тесту (целиклоны т.н. в СНГ). и 3 раза подпись . Все, подключили кровь . fertig. Медсестра снимит потом. Наклейку с пакетика с кровью в кадекс приклеить.

Или часто наркотики надо прокапать подколоть больным с выраженым болевым – долантин, морфин. Вообще без проблем. Я даже по телефону могу сказать, и медсестра сделает. Может потом попросит подпись поставить, может нет.  Никто не трясется за эти ампулы морфина, никто не избегает его применения из-за бюрократического страха. конечно, это препарат сейфа, там тоже есть документация, но все намного проще.

Вообщем весело тут. Зарплаты на жизнь хватает, как специалист растешь. Я доволен.

Хочу еще раз поблагодарить команду сайта medikjob.de/ за их слаженную работу.

Надеюсь, мой опыт трудоустройства поможет кому-то определится  и принять решение.

Если есть вопросы, обращайтесь. arzt83@gmail.com

Владимир

Помечено: работа в Германии врачом, работа врачам в Германии, работа врачом в Германии, трудоустройство врачей в Германии

www.medikjob.de

О врачах в Германии « Трудоустройство врачей

В течении почти пяти лет мы предоставляли наши услуги для врачей из СНГ бесплатно. За это время нам удалось трудоустроить почти 50 врачей различных специальностей (хирургия, анестезиология, гинекология, неврология, кардиология, гастроэнтерология, психиатрия, общая терапия, ортопедия и травматология). Это были врачи из России, Украины, Армении, Узбекистана, Белоруссии, Азербайджана и Киргизии. Нами накоплен огромный и бесценный опыт, позволяющий решать множество проблем, возникающих при трудоустройстве врачей из СНГ. Мы зарекомендовали себя как надежные партнеры и имеем серьезную репутацию как у клиник, так и у наших кандидатов. К сожалению, в последнее время произошли серьезные изменения на рынке рабочей силы в Германии. В частности, это относится к рынку трудоустройства врачей. С одной стороны, многие клиники находятся в очень непростой финансовой ситуации; с другой стороны, клиники все больше предпочитают врачей из стран ЕС. Все это значительно усложняет процесс трудоустойства врачей из стран, не относящихся к ЕС. В связи с этим уходит намного больше времени и сил, чтобы суметь найти подходящую клинику для «наших» врачей. Все вышеуказанное вынудило нас ввести оплату за наши услуги по трудоустройству врачей из стран, не относящихся к ЕС.

Оплата услуг состоит из двух частей:

  1. Сбор за поиск клиники. Размер оплаты – 150 евро. Срок оплаты – после того, как найдется заинтересованная клиника, которая приглашает кандидата на собеседование.
  2. Оплата за сопровождение на всех этапах подготовки и обработки документов для получения разрешения на работу в Германии. Размер оплаты – 1200 евро. Срок оплаты – в течении двух-трех месяцев после начала работы в Германии.

Наши услуги:

Мы стремимся к тому, чтобы при получении документов соискателя главный врач клиники автоматически отделял резюме «наших» кандидатов от всех других, поступивших к нему. В связи с этим мы уделяем большое внимание первоначальному этапу подготовки резюме и прилагающихся к нему документов. Резюме каждого «нашего» кандидата должно быть индивидуальным и нести в себе максимум информации о враче, его навыках и накопленном за время работы опыте. Образец резюме можно скачать здесь: http://www.medikjob.de/download/). Необходимо помнить о том, что главный врач клиники после прочтения резюме должен иметь наиболее полное представление о кандидате и его специальных навыках и умениях, чтобы иметь возможность принять решение о том, имеется ли в данном кандидате необходимость и стоит ли предпочесть его другому кандидату из ЕС. Помимо резюме и списка операций/списка навыков соискателю необходимо составить так называемый Bewerbungsanschreiben – мотивационное письмо работодателю с кратким изложением информации о себе, своем образовании, специальных навыках, мотивации и своих ожиданиях от работы в Германии. Естественно, мы помогаем нашим кандидатам в данном процессе. Небольшой образец подобного письма можно скачать здесь: Einschreiben Muster

Итого, для запуска процесса трудоустройства нам необходимо получить от кандидата:

  1. Резюме по нашему образцу и список операций/список навыков http://www.medikjob.de/download/
  2. Мотивационное письмо работодателю Einschreiben Muster

www.medikjob.de

На работу в Германию: какие врачи нужны | Карьера | DW

По программе

German Doctor Exchange

молодые врачи из России и СНГ с опытом работы могут трудоустроиться в одной из больниц Германии. Этому предшествует примерно год интенсивной подготовки по обиходному и медицинскому немецкому языку - после того, как кандидаты пройдут серьезный конкурсный отбор. Один из этапов - собеседование с двумя немецкими профессорами. Осенью 2015 года в Санкт-Петербурге была набрана уже четвертая группа. Херберт Нойман (Herbert Neumann), профессор медицинского факультета Бохумского университета и главврач отделения внутренней медицины клиники Святых Иосифа и Елизаветы при Бохумском университете, помогал определить кандидатов. В интервью DW он поделился своими впечатлениями и рассказал, к чему в целом нужно быть готовым тому, кто хочет быть врачом в Германии.

DW: Вы участвовали в отборе кандидатов в Санкт-Петербурге. Какое впечатление они на вас произвели?

Херберт Нойман: Среди тех, кто проходил собеседование, были совершенно разные люди. Но большинство произвели впечатление очень приятных, заинтересованных, компетентных людей. Это молодые специалисты с четкими целями в жизни и очень хорошими знаниями в своей области. Они увлечены своим делом. Конечно, я не знаю подробностей о работе в российской больнице, но теоретическая подготовка у кандидатов хорошая.

Херберт Нойман

- На что вы обращали особое внимание на собеседовании?

- Опыт работы, профессиональная биография и знания - это одно. Но важно и то, умеют ли кандидаты общаться. Насколько они открыты, смотрят ли в глаза собеседнику, могут ли ясно и самостоятельно излагать свои мысли. В случае некоторых мы были уверены, что они могут работать с людьми, но были и кандидаты, которым этих навыков недоставало.

- На что нужно заранее настроиться тому, кто хочет работать врачом в Германии?

- Человек должен знать, на какой позиции он находится. Новичок должен уметь держать при себе свое мнение, внимательно слушать других, делать, что ему говорят. И дело здесь вовсе не в авторитарной модели. В немецких больницах существует своего рода иерархия компетенции, основанная на накопленном опыте. Тот, кто только пришел, должен уметь учиться от других и задавать вопросы.

Больницы нуждаются в коллегах из России и СНГ, поэтому их очень быстро включают в рабочие процессы. Наряду с практикой также надо быть готовым к бюрократии, ведению документации, среди прочего и документации оказанных медицинских услуг для их оплаты. Разумеется, главное - работа с пациентами, но врачи много времени проводят за компьютером.

- Врач в Германии десять лет назад и сегодня - изменились ли представления о профессии?

- Они изменились в том смысле, что молодые коллеги хотят иметь жизнь за пределами клиники, если говорить упрощенно. Раньше врачи проводили большую часть своего времени на работе. Сегодня подход другой. Для нового поколения врачей важно иметь больше свободного времени, и такую возможность им дают. И в этом нет ничего плохого. Нам раньше приходилось жертвовать, но тогда по-другому нельзя было.

- Какая репутация у врачей из СНГ в Германии?

- Думаю, о них недостаточно знают. Но когда они начинают увлеченно работать, то зарабатывают симпатии и хорошую репутацию. В общем, могу сказать, что в немецком обществе врачи ценятся гораздо выше, чем в России.

- Есть ли области, в которых врачи из СНГ превосходят немецких врачей?

- Не могу сказать. Медицина, которую мы изучаем по учебникам, на курсах повышения квалификации является довольно-таки гомогенной. Превосходство знаний за счет современных средств коммуникации нивелировано. Различия есть скорее в подходах к оперативному лечению.

Русские врачи примерно на одинаковом уровне с их немецкими коллегами и очень быстро приспосабливаются к немецкой системе здравоохранения за счет хорошего образования, полученного в университете.

- В завершение - ваш совет будущим участникам.

- Тот кто открыт, общителен, интеллигентен, гибок и обладает социальными компетенциями, у того проблем вообще не возникнет. Если коллега-иностранец работает с усердием и знает немецкий язык, то его хорошо принимают в коллективе. Немецким клиникам такие специалисты нужны. Главное - не бояться вопросов и знать, где вы находитесь в иерархии. Дальнейшее развитие приходит с опытом работы. Если человек старается, то будет и признание.

www.dw.com

Работа в Германии для врачей из Беларуси и других стран СНГ

Выучить немецкий с нуля, признать квалификацию и получить трудовой договор в немецкой больнице - программа German Doctor Exchange помогает за год успешно пройти все этапы.   Поработать в Германии врачом с дипломом медицинского вуза, полученным в стране СНГ, и профессиональным опытом - перспектива заманчивая. Однако многих останавливает отсутствие знаний немецкого языка и необходимость проверки квалификации на соответствие принятым в Германии стандартам. В то же время, ввиду нехватки кадров немецким больницам нужны иностранные специалисты. Свести вместе работодателей и претендентов взялись организаторы программы German Doctor Exchange (GDE).

"Я приступил к работе в больнице города Нойсса", - рассказывает невролог Алексей Саранов из Волгограда. Он попал в первый поток участников программы GDE. Проект осуществляется при поддержке Фонда имени Отто Бенеке (Otto-Benecke-Stiftung). После строгого конкурсного отбора врачей (даже без знаний немецкого) приглашают в Дуйсбург (Северный Рейн-Вестфалия), где они проходят интенсивный языковой тренинг и готовятся к экзамену по медицине (Kenntnisstandprüfung). Тот, кто его сдал, получает разрешение на работу врачом в Германии и конкретные предложения по трудоустройству в немецкой больнице.

Первая группа была набрана в 2014 году. "Мы начали с России. Во второй и третьей группах есть участники из России, Казахстана и Беларуси. В четвертой группе, которая начнет обучение в феврале 2016 года, - и участники из Украины", - поясняет в интервью DW инициатор программы Святослав Аксамитовский. В будущем планируется расширить географию и набирать участников со всего мира.

К выбору стран организаторы относятся очень серьезно: чтобы избежать острой нехватки кадров в том или ином регионе, они учитывают соотношение численности населения и количества врачей. Важен также и уровень профессионального образования. "Известно, что бывшая советская система подготовки врачей относится к лучшим в мире, - подчеркивает Аксамитовский. Как на такую утечку кадров реагируют сами страны? "От трансфера знаний они только выигрывают. Многие участники планируют вернуться обратно и применять полученное ноу-хау", - убежден руководитель программы.

Каждый раз в новую группу набирают примерно по 50 человек. Возрастной предел - 35 лет. "Чем старше, тем тяжелее дается изучение иностранных языков", - поясняет менеджер. Организаторы берут на себя все расходы. "Мы предоставляем полностью оборудованную квартиру, ноутбук, мобильный телефон, оплачиваем проездной, страховку и даем деньги на карманные расходы: 375 евро в месяц", - перечисляет Святослав Аксамитовский. Однако это следует рассматривать скорее как ссуду. После трудоустройства врач ежемесячно выплачивает GDE определенный процент от зарплаты. "Это предмет индивидуальных переговоров. Период выплат можно растянуть максимум на 72 месяца", - добавляет инициатор программы. Именно за этот срок (пять-шесть лет в зависимости от специальности) выпускник программы, работая в больнице на должности врача-ассистента (Assistenzarzt), повышает свою квалификацию, что позволяет получить звание врача-специалиста (Facharzt) в выбранном медицинском направлении.

Постдипломное обучение, и в частности, отношение в коллективе во время него, - еще одна причина ограничения возраста для кандидатов. "Если ты, являясь врачом-ассистентом, скажем, в возрасте 45 лет, проходишь повышение квалификации, то в команде 30-летних тебя уже не будут воспринимать всерьез", - уверен Святослав Аксамитовский.

Всего за четыре набора, по его словам, было подано более четырех тысяч заявок. Сначала требуется загрузить на сайте программы пакет документов. После этого предстоит пройти IQ-тест в режиме онлайн. "Для меня самым сложным был именно этот тест. На каждое задание дается примерно по минуте. Всего - 30 минут", - вспоминает Леонид Белон, специалист в области сосудистой хирургии из города Чайковский на Урале.

По результатам его пригласили в Assessment Center (англ. "центр оценки") в Санкт-Петербурге, где предстояло пройти ряд других тестов на проверку интеллекта и способностей к изучению иностранных языков. Кроме того, психологи анализировали и умение кандидатов работать в команде. "Надо было представить, что нас отправили в субтропическую страну, где произошло землетрясение, и мы должны были развернуть полевой госпиталь, решив за полчаса, кто за что отвечает", - рассказывает Леонид Белон.

"Но самый ответственный этап, к которому надо быть психологически готовым, - это индивидуальное собеседование с двумя немецкими профессорами, - добавляет его одногруппница по программе GDE, врач-офтальмолог  Екатерина Гребенюк. Мировоззрение, увлечения, причины по которым выбрали медицину, опыт работы - беседа помогает понять, насколько серьезно кандидат настроен на участие в программе и сможет ли работать в немецкой системе здравоохранения. "О результатах собеседования я узнала 1 апреля, - смеется Екатерина. - Первая реакция - все, нужно собираться. Для меня это очень хорошая возможность".

Теперь Леонид и Екатерина готовятся к финальному экзамену на подтверждение квалификации. Позади - месяцы интенсивных занятий. В академии в Дуйсбурге участники изучают обиходный и медицинский немецкий. "По сути приходится учить два языка - для общения с пациентами и коллегами-врачами", - поясняет россиянка. Занятия проходят в группах по 10-15 человек. Активно применяется и индивидуальный подход. Шесть часов в день, пять дней в неделю плюс ежедневно несколько часов самостоятельной работы дома - график не позволяет расслабиться. "В фокусе программы - именно языковая подготовка, - подчеркивает руководитель академии Тино Кесслер-Тёнес (Tino Kessler-Thönes) в интервью DW. - На собеседовании в больнице первое впечатление о кандидате будет зависеть от знаний языка".

Языковые курсы длятся в среднем семь месяцев. Конечная цель - уровень C1. Далее следуют два месяца лекций и индивидуальных занятий по подготовке к квалификационному экзамену, на который дается три попытки. По словам Тино Кесслера-Тёнеса, с первого раза этот экзамен не сдают примерно 5 процентов участников программы, зато со второй попытки справляются все.

После сдачи экзамена три месяца врачей знакомят с особенностями организации здравоохранения в Германии, экономическими и правовыми аспектами, а также компьютерными программами, которые применяются в немецкой больнице.

За работой - в провинцию

В общей сложности примерно через год кандидат готов приступить к работе. Сотрудничая с больницами по всей стране, организаторы программы отслеживают ситуацию на рынке труда и предлагают на выбор несколько вакансий. В первую очередь - в провинции. "Уровень подготовки и отношение везде одинаковые. Маленькие больницы предпочтительнее, - говорит Святослав Аксамитовский. - Там есть возможность скорее начать работать с пациентами и таким образом приобрести необходимые знания".

Алексей Саранов, врач теперь уже в Нойссе, это может подтвердить. "На таком уровне, как я работаю здесь, в провинциальной больнице, мне кажется, у нас не работают даже в Москве", - считает специалист с семилетним стажем. Сложности вызывала только документация, работа с электронной системой. "Что касается общения с больными, то здесь как-то даже легче. Несмотря на то, что ты иностранец, они смотрят на врачей с большим уважением, чем это сейчас происходит в России, - сравнивает невролог. - Да и в коллективе отношение очень доброжелательное. Даже если и возникают трудности, то завотделением проявляет терпение".

По словам организаторов, немецкие больницы охотно трудоустраивают у себя иностранных врачей. "В сельских регионах есть больницы, где доля иностранных врачей составляет 80 процентов", - отмечает руководитель академии Тино Кесслер-Тёнес. В то время как немецкие выпускники устремляются в мегаполисы, избегая провинции, участники программы GDE горят желанием работать в любом регионе Германии.

"Смысл есть"

Высокий заработок тоже служит хорошей мотивацией. "Меня зарплата в нашей больнице очень устраивает, даже учитывая, что я только начал. Переехать в Германию и работать врачом - в этом точно есть смысл", - резюмирует Алексей Саранов.   Для тех, кто сам в этом хочет убедиться: прием заявок на участие в конкурсе открыт. Необходимо зарегистрироваться на сайте программы: www.germandoc.com/ru

DW

www.lastrada.by


Смотрите также