Семья мартенс из германии


Тайна бегства семьи Мартенс из Кыштовки раскрыта

Осенью прошлого года Евгений и Луиза Мартенсы с десятью детьми покинули Германию в рамках программы добровольного переселения соотечественников в Россию. В детстве Евгений с родителями переехал из Сибири на родину предков, и поэтому имел право на участие в программе переселения. В Германии Мартенсов не устроили уроки секс-просвещения в школе: они баптисты, у этой веры свои особенности.

Однако, прожив почти три морозных месяца на севере Новосибирской области в старом большом доме, немцы неожиданно исчезли из России. Австрийский правозащитник Гарри Мурей, представляющий интересы семьи, раскрыл тайну бегства Мартенсов.

— Гарри, почему Мартенсы вернулись в Германию?

— Что бы там ни говорили, но Евгений — хороший отец. Да, он не очень разговорчивый и не любит жаловаться. Причина бегства Мартенсов из России — дети. В феврале одна из его дочерей случайно упала с кровати и сломала ключицу. Родители отвезли девочку в районную больницу, где ей наложили гипс. Бытовой случай. Но ваши медики, и я их понимаю, сообщили о нем в правоохранительные органы. Они обязаны были так поступить. Вскоре к Мартенсам пришли сотрудники полиции и стали выяснять обстоятельства получения травмы. Евгений запаниковал - это тоже понятно. Пришли раз, другой. Поймите, он уже проходил через это в Германии. Визиты русских полицейских - всего лишь административная функция, за ними ничего не последует. Ну, пожурили бы их с Луизой из-за недосмотра за ребенком, провели бы профилактическую беседу. А Евгений испугался, что у него могут отнять дочь. Для него это было неприемлемо. Вот почему он в одночасье собрал семью и уехал из Сибири назад в Германию.

— Это единственная причина?

— По сути, да. И, согласитесь, веская. Была еще одна, но она решаемая. Местные чиновники обязали детей Евгения и Луизы ходить в школу. По российским законам, каждый ребенок должен учиться в школе. Немцы понимали, что их детям, которые по-русски не знали ни слова, в русской школе пока делать нечего. Они хотели сами обучить ребят русскому языку, а уж затем отправить их в школу. И это логично. Но ваши законы не позволяют детям домашнее обучение, если они здоровы.

Детей в семье учили русскому алфавиту.  Фото Александра Крытцева

По словам Гарри Мурея, супруги Мартенсы с десятью детьми вернулись в Германию и в настоящее время проживают в трехкомнатной квартире, принадлежащей родителям Луизы Мартенс.

- Бытовые условия, конечно, оставляют желать лучшего, — говорит Гарри Мурей. — В разговорах Евгений Мартенс часто вспоминает Кыштовку. Говорит, что там ему и детям было гораздо лучше. Он с большой теплотой отзывается о жителях Кыштовки и передает им большой привет.

Напомним, что в Кыштовке (680 км от Новосибирска) немецкую религиозную семью поселили в пустовавшем доме. Конечно, жилье требовалось приводить в порядок. Отопление печное, удобства во дворе. Кыштовцы помогали приезжим, чем могли. Евгений Мартенс планировал заняться фермерством, подыскивал трактор. Однако в феврале глава семьи неожиданно собрал жену, детей, вещи и уехал назад в Германию. Разразился скандал. Российские и иностранные журналисты пытались отыскать следы беглецов, но тщетно.

Фото Кыштовки предоставлено редакцией газеты «Правда Севера»

Основная версия бегства Мартенсов из сибирской глубинки — тяжелые климатические и бытовые условия. Однако многие недоумевали. Ведь немцы прожили в Кыштовке два самых холодных месяца, а с потеплением вдруг уехали.

- В Германии Мартенсы были не самой бедной семьей. Они жили в хорошем трехэтажном доме, который бы в Новосибирской области смело назвали особняком, — продолжает юрист Гарри Мурей. — Уверяю вас, Евгений Мартенс далеко не dummkopf! Он отлично знал, куда едет, на что может надеяться. Женя - отличный отец и понимал, что в Германии семья больше жить не может: Мартенсов начали травить.

Некоторые люди думают, что русских немцев в Германии ждет рай. Увы. Здесь жесткий режим, который в России и не снился. За любое инакомыслие вас могут уволить, а ребенка отчислить из школы. Вернувшись в феврале в Германию, Мартенсы встретились с резким осуждением местной прессы. Они опасаются выходить из дома и вновь подумывают о переезде в Россию.

— Гарри, уточните, пожалуйста, останутся ли Мартенсы в Германии?

— Я предлагал Евгению помощь в оформлении российской визы, но он заявил, что хочет сделать это сам. В основном немецкие баптисты уезжают в Канаду или США. Там бы Мартенсов носили на руках. Но они не хотят в Америку - они хотят в Россию. Еще раз подчеркну: в Германии они не останутся. В апреле Евгений планирует приехать в Новосибирск и вернуть злополучные 150 тысяч рублей, которые ему выдали в качестве подъемных. Ведь некоторые СМИ, в том числе, и в Германии, обвинили Мартенсов чуть ли не в воровстве. Евгений, уезжая из Германии, продал дом и хозяйство за копейки, но, поверьте, он не бедный человек. Все-таки копейки в Германии и в России разные. И, по вашим меркам, это вполне обеспеченные люди. Но он реально опасается, что, вернувшись в Новосибирск, окажется в центре политического скандала. Он боится, что в аэропорту Толмачево его закуют в наручники, обвинят в воровстве федеральных денег. Но Евгений в любом случае вернет полученные им средства, не сомневайтесь. Он найдет способ.

По словам юриста, представляющего интересы Мартенсов, они обязательно уедут из Германии; куда именно, пока не решили. Скорее всего, немцы вновь вернутся в Россию, но это будет уже не Новосибирская область, а Ставропольский край или другое место на юге России, где есть баптистская община.

Сейчас Евгения с семьей активно зовут перебраться в Ставропольский край. Там ему обещают основательный дом. Скорее всего, после визита в Новосибирск Женя поедет на Ставрополье и изучит условия проживания. Затем, если ему понравится, перевезет Луизу и детей. Вроде бы есть распоряжение из Москвы уладить ситуацию с Мартенсами. Если им не понравится на юге России, им подыщут квартиру в Подмосковье. Мартенсы не единственные русские немцы, сбежавшие из Германии. Таких много, и с каждым днем становится больше. Сейчас это пока ручеек, но скоро будет река. Русские живут в Германии обособленно и тесно общаются между собой. Селят их обычно рядом с беженцами из Сирии, Ирана, Ирака и африканских стран. Они чувствуют негативное отношение властей и все чаще посматривают на восток — в сторону России.

СПРАВКА В 2015 году тысячи немцев протестовали против принудительного секспросвета в начальных классах. Поводом для протестов послужило судебное решение в отношении Евгения и Луизы Мартенс, которых обязали оплатить штраф и приговорили к одному дню тюремного заключения из-за того, что они не захотели, чтобы их дочь ходила на школьные уроки по сексуальному просвещению.

Как пояснил Евгений Мартенс, его десятилетняя дочь почувствовала себя плохо во время такого урока, так как преподаватели использовали чрезмерно откровенные иллюстрации и описания к ним. Руководство школы выписало родителям ребенка штраф за прогул. Когда же семья Мартенс отказалась его оплатить, и мать, и отец были приговорены к тюремному заключению на один день каждый. 

По словам президента Европейского информационного центра прав человека в Вене Гарри Мурея, в ближайшее время в Новосибирск приедет еще одна семья из Германии.

- У них пятеро детей, и двое чуть было не стали жертвами немецкой ювенальной юстиции, — говорит юрист. — Эти русские немцы жили в Германии далеко не бедно. К сожалению, в этой семье действительно случалось рукоприкладство со стороны отца. Но это ведь не повод отбирать детей у родителей. В итоге они бросили все и сбежали в Киргизию. А там тоже ничего не получилось. Сейчас они побираются в Москве – буквально нищенствуют. Российские власти решили им помочь и предложили переехать в Новосибирск.

vn.ru

Главу семьи секс-беженцев из Германии в Ставрополе встретили казаки с шашками

Глава семейства секс-беженцев из Германии Евгений Мартенс, как и обещал, посетил Ставрополь. Напомним, русский немец Евгений с супругой и десятью детьми больше не хочет оставаться жить в ФРГ. Он, как верующий баптист, категорически не согласен с тем, чтоб его дети посещали уроки секс-просвещения в школе.

Мартенсы уже однажды пытались перебраться в Россию. Первоначально семья обосновалась в глубинке Новосибирской области. Там им выделили старый ветхий дом в деревне Кыштовка, малопригодный для жилья. Мартенсы приняли решение возвращаться в Германию. На решение о бегстве повлияло и то, что, как им показалось, органы опеки хотят забрать у семьи дочь. Та повредила ногу при падении с кровати и после этого случая в дом к Мартенсам приходили с проверкой чиновники. Поэтому семья в спешке вновь вернулась в Германию.

Семья Мартенсов планирует перебираться на Ставрополье. Фото: Ростислав Алиев

О судьбе немецких беженцев узнал ставропольский правозащитник Владимир Полубояренко. Он пригласил Мартенсов приехать на Ставрополье и поселиться в его огромном четырехэтажном доме в пригороде краевого центра. И вот Евгений Мартенс приехал посмотреть на Ставрополь и на свой возможный будущий дом. Глава большого семейства дал в краевом центре пресс-конференцию для местной, федеральной и иностранной прессы - встречу с Евгением посетил даже представитель известного немецкого журнала «Шпигель».

- Я приехал сюда на поезде из Москвы. Пока приехал один. Меня встретили казаки, подали по местному обычаю хлеб-соль на шашке, - рассказал Евгений Мартенс. - Я в восторге от мест, которые увидел, я в восторге от Ставрополя, это чистый и ухоженный зеленый город.

Уже на вокзале Евгений Мартенс столкнулся со ставропольским колоритом. Фото: Facebook Владимира Полубояренко

Евгений рассказал, что увиденное на Кавказе заметно отличается от того, с чем ему довелось столкнуться в Новосибирской области.

- Там все было неподготовлено, все было не так, как мы себе представляли. Надо было печку дровами топить, например. Семья очень мерзла, - поделился Евгений. - Мы с женой были недовольны жизнью там, дети тоже. Настроение родителей ведь всегда передается детям.

Евгений признается, что в последние годы не раз бывал в России - стране, где родился и жил до того, как его в 14 лет мать и отец увезли в Германию.

- На Ставрополье я ощутил себя на родине, почувствовал, что меня сюда тянет, - пояснил Мартенс. - Конечно, про Кавказ мне говорили многое, в том числе, нелестное и неприятное, но я Кавказа не боюсь. Добрые люди ведь везде есть.

По признанию Евгения, предложения обосноваться в России ему поступали из разных концов страны. Но Ставрополье он предпочел еще и потому что здесь, как он полагает, весьма слабы позиции ювенальной юстиции и изъятие детей государством не грозит.

- Чума ювенальной юстиции не должна укорениться в России. Я каждого из своих десяти детей ценю как единственного. И не хочу, чтоб государство у меня забирало кого-то из сыновей или дочерей, - рассказал Евгений. - Органы опеки в Германии могут зайти в дом, посмотреть, что в холодильнике нет йогурта, и на этом основании изъять ребенка из семьи! Я за себя в таком случае не ручаюсь. Представьте, что будет, если вы пытаетесь забрать у медведицы медвежат, что будет в таком случае?

Не хочет Евгений, конечно же, и чтоб его дети в школе ходили на уроки секс-просвещения.

- В Германии с этим школьники сталкиваются уже с 4-го класса. Двух моих дочерей заставляли ходить на уроки секс-просвещения, - вспоминает Мартенс. - Когда одна отказывалась, ее насильно пытались отвести на это занятие, а потом заперли в учительской и засчитали прогул урока. Меня из-за этого потом арестовали дома на глазах детей и соседей. Мою жену и меня наказали штрафом. Мне говорили: «Уезжай из Рейн-Вестфалии в другой регион Германии, например, в бывшую ГДР». Но какая разница? Ювенальная юстиция в Германии есть или будет повсюду.

Евгений уверен, что родители должны сами решать, когда рассказывать детям о сексе. Оптимальным возрастом для подобных бесед он считает 13-14 лет. Да и подходить к теме нужно деликатно.

- А в Германии бывают случаи, что школьники возвращаются домой и спрашивают у матерей: "Какой секс предпочитает папа, оральный или анальный, нам в школе учителя задали узнать", - поделился Евгений.

На Ставрополье Евгений Мартенс планирует работать по профессии - он искусный столяр, делал в Германии элитную мебель для дорогих яхт. А вот супруга его домохозяйка, специальности у нее нет.

- Над моей женой в Новосибирской области чиновники смеялись: как это так, у нее нет профессии? - поделился Евгений. - А я отвечал: а вы попробуйте родить и воспитать десять детей! Думаете, это не профессия? Вообще в Новосибирской области многое нам не нравилось. Например, ко мне там в дом заходили алкоголики, просили дать пятьдесять-сто рублей на водку, меня это очень раздражало.

Сразу после пресс-конференции Мартенс отправился осматривать свое возможное жилище в Ставрополе. Огромный дом в четыре этажа с лоджиями, несколькими санузлами, каминами, гаражом на шесть машин и садом произвел на гостя из Германии хорошее впечатление. Хотя в жилище еще идут полным ходом ремонтные работы.

- Дом хорош, по размеру подходит для нашей многодетной семьи. Мне нравится его местоположение в тихом пригороде, куры кудахчут, петухи поют. Этот дом намного лучше, чем та небольшая старинная постройка, в которой мы сейчас ютимся в Германии. Мы, кстати, просили у немецких властей дом побольше и поновее, есть такой в нашем городе. Но нам ответили, что он оставлен для сирийских беженцев, - объяснил Евгений Мартенс. - В ставропольском доме, конечно, работы еще предстоит много сделать. Для меня, трудового человека, это не проблема. Я могу даже мебель сам сделать для семьи, кровати и стулья, дайте только доски.

Но окончательного решения по поводу переезда Евгений все равно еще не принял.

- В нашей семье все решается на семейном совете. Я вернусь в Германию, мы с женой и детьми обсудим все плюсы и минусы, все взвесим и только тогда дадим окончательный ответ, переезжаем ли мы на Ставрополье, - сказал на прощание Мартенс-старший.

Фоторепортаж, как Евгений Мартенс побывал в Ставрополе, смотрите по ссылке.

Поделиться видео </>

Глава семьи секс-беженцев из Германии Евгений Мартенс приехал в Ставрополь.Он побывал в доме, который ему хотят подаритьАлексей ДРОБОТОВ

www.stav.kp.ru

Немцев Мартенсов снова зовут в Россию: глава семьи дал интервью после встречи с казаками

Немцев Мартенсов снова зовут в Россию: глава семьи дал интервью после встречи с казаками

Семья Мартенс // Фото: Соцсети

В декабре 2016 года Ойген Мартенс и его жена Луиза решили переехать в Россию из Германии, поскольку их не устраивала местная образовательная система. Дело в том, что в немецких школах уроки сексуального просвещения начинают преподавать с четвертого класса. На одном из таких занятий его дочери Мелите стало плохо, в связи с чем заботливые родители решили сменить место жительства. 

«Мы переехали с родителями в Германию в 1990 году, мне было 13 лет. До этого мы жили в сибирской деревне, в Омской области. Жена Луиза тоже русская немка, родилась в Челябинске и переехала в Германию немного раньше нас», - так Ойген объясняет причину переезда именно в Россию.

В своем интервью многодетный отец подчеркивает, что у него остались хорошие воспоминания о Сибири, но условия жизни в деревне Кыштовка оказались намного суровее, чем он мог предположить. 

«Все оказалось не так, как представлял себе европеец, который 27 лет провел в Германии. Климат был очень суровый, а мы приехали в середине декабря. Семья была не подготовлена к такой холодной зиме. Дети не ходили в школу. У нас была мечта о домашнем образовании, что в России предусмотрено законом. Но на этой почве с местными властями у нас были разногласия. Также я хотел заниматься фермерским хозяйством, но там условий для этого просто не было», - продолжает рассказывать Мартенс.

Ойген Мартенс родился и вырос в России // Фото: Соцсети

В общей сложности, немецкая семья прожила в деревне Кыштовка около трех месяцев, после чего они внезапно вернулись в Германию. Ойген объясняет это тем, что им с женой понадобилось время, чтобы все обдумать и принять правильное решение.

Неоправданные надежды: почему семья Ойгена Мартенса вернулась в Германию.

Также мужчина сообщает, что он устроился на прежнюю работу и получил повышение. В Ставрополь он прибыл для того, чтобы решить финансовые вопросы. Мартенсы перебрались в Россию по условиям программы переселения соотечественников, которая подразумевала определенные обязательства для обеих сторон.

«Там есть условие, что если ты участвуешь в программе, то должен прожить два года на выбранном месте. А если ты меняешь место жительства. То обязан вернуть государству деньги, которые оно выплатило. У нас это было 150 тысяч рублей», - откровенно рассказывает Ойген.

Бывший помощник уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Владимир Полубояренко поддерживал связь с главой семейства Мартенсов. По словам Ойгена, Владимир Михайлович даже взял кредит на 150 тысяч рублей, чтобы выплатить эту сумму государству за долг иммигрантов. В Ставрополь мужчина прибыл, чтобы продать машину и вернуть денежные средства своему другу.  «Меня встретили символически с хлебом и солью. Казаки принесли на оголенной шашке чарочку. После торжественно встречи на вокзале мы поехали в Архыз смотреть дачу, которую предлагает безвозмездно моей семье один из местных чиновников», - поделился Мартенс.

Многодетная семья Мартенсов избегает людей после отъезда из России.

После возвращения в Германию дети семьи Мартенс снова пошли в школу // Фото: Соцсети

Олнако теперь у Ойгена и Луизы есть выбор жилья, поскольку свой дом им на безвозмездной основе предлагает и Полубояренко. Владимир Михайлович договорился, что дети Мартенсов смогут учиться на дому, а после поступят на бюджет в местные институты. По словам многодетного отца, это возможно из-за того, губернатор Ставропольского края поощряют переселение граждан из Германии.

Однако в своем интервью для портала Meduza Ойген подчеркнул, что пока обдумывает предложение принимающей стороны.

«Я решение буду принимать только с семьей в Германии. Не буду делать поспешных, необдуманных шагов как раньше. А пока на днях отправляюсь поездом в Москву, а там дальше в Германию. Там с женой мы все решим. В России очень хорошо, но после зимнего неудачного переезда надо лучше все обдумать», - рассказывает о своих сомнениях Ойген Мартенс.

Новости онлайн-проекта StarHit.ru

slyxi.com

Что оставила семья Мартенс в Кыштовке после побега в Германию

Новость об отъезде немецкой семьи Мартенс, которая, напомним, 25 февраля внезапно улетела обратно в Германию, как ни странно, не стала для кыштовчан столь потрясающей, как их приезд. И если декабрьское появление семьи в Германии стало в райцентре сенсацией, то отъезд был воспринят как само собой разумеющееся событие. Селян скорее удивило то, что Мартенсы продержались здесь целых три месяца.

«Я, если честно, так и не понял, зачем они вообще сюда приехали, — поделился с VN.ru муниципальный служащий Олег.  —  Что вообще это было? Какое-то реалити-шоу! Я сразу сказал, что они уедут, да в этом и не сомневался никто. Какой-то у них был хитрый план, пропиариться, наверное, хотели. Жить здесь вряд ли бы они смогли. Да и зима суровая нынче была, даже для Кыштовки. Морозы не только их напугали. Снег не успеваем чистить».

Мартенсы чертили план будущего дома

«Жалко, что уехали, конечно, —   сожалеет теперь уже бывшая соседка Мартенс по имени Галина.  — Наша зима не для них! Дети очень культурные были, всегда здоровались, как по улице пройдешь».

Запасы дров ждут новых хозяев

«Я ожидала, что они уедут. Видела, какие у них бытовые трудности, —  вспоминает еще одна жительница Кыштовки Марина. —  А самое главное — у них все время плакала девочка и просилась обратно домой. Маленькие дети были растеряны, старшие сопели, но терпели. Я бы не выдержала, если бы была на их месте, поэтому их отъезд — закономерность».

Детские рисунки - на память об этой истории

«Наконец-то вся эта история кончилась, — не скрывает своего удовлетворения кыштовский водитель Виталий. — А почему такое внимание прессы ко всему этому было? Если бы вот русский сюда приехал, или, скажем, казах, никто бы и не заметил. Другое отношение было бы».

Здесь были спальные места

«Мы их провожали со слезами, — вспоминают соседи, которые более тесно общались с Мартенсами. — Все ж два месяца с лишим жили рядом, дети каждый день к нам бегали. И Женя, и Луиза — очень хорошие люди, очень они нам понравились».

Список вещей для последней поездки по России в Омск, оттуда – домой в Германию

Сейчас большой бревенчатый дом, в котором четыре комнаты по 25 квадратных метров, расположенный на окраине Кыштовки, снова пустует. Когда-то здесь жил начальник «Заготзерна» Степанов. В 80-х годах начальник уехал, а от самого «Заготзерна» остались лишь развалины. Дом долгие годы стоял пустым. Семья Мартенс прожила в нем почти три зимних месяца. Сбегая из России, они забрали все свои вещи. Сейчас о пребывании немцев здесь напоминают лишь стены, украшенные детскими рисунками. Тут же русский алфавит, по которому ребятишки пытались учиться. А еще остались дрова, которые рубил лично глава семьи. Немцам они сейчас уже не понадобятся.

- Статус участника программы переселения соотечественников закрепляет за гражданами определенные права и обязанности, и семья Мартенс – не исключение, — сообщила VN.ru начальник пресс-службы министерства труда, занятости и трудовых ресурсов Новосибирской области Наталья Медведева. — Свидетельство участника программы Евгений Мартенс получил в конце 2016 года. Тогда же вместе со своей семьей он переехал в Кыштовский район – именно данный населенный пункт был указан в заявлении на участие в Программе добровольного переселения соотечественников, проживающих за рубежом. Переехавшие соотечественники нередко совершают поездки на прежнее место жительства для решения бытовых или личных проблем. Это обыденная ситуация. 25 февраля 2017 года семьей Мартенс по каким-то причинам было принято решение о поездке в Германию. Возможно, это временная поездка. Но, независимо ни от чего, за Евгением Мартенсом сохраняется статус участника программы – свидетельство действует три года. Именно этот временной интервал определен как обязательный срок проживания на территории вселения. В случае досрочного выезда участники программы должны возместить государству все произведенные выплаты.

Семья Мартенс в декабре 2016 года получила единовременную финансовую помощь на каждого прибывшего несовершеннолетнего ребенка в возрасте до 18 лет в размере 15 тысяч рублей. Итого: 150 тысяч рублей. За получением федеральной помощи переселенцам – компенсационными выплатами за проезд, за провоз багажа, оплату различных пошлин и так называемыми «подъемными», Евгений Мартенс в управление по вопросам миграции ГУ МВД России не обращался.

vn.ru

Семья Мартенс из Кыштовки "теперь прячется от всех" в Германии

Спасавшаяся в России от «секс-просвета» семья немцев теперь прячется ото всех в Германии. Репортаж Sobesednik.ru.

Герои прессы ушли в подполье

Мартенсы прославились на весь мир после того, как их дочь Мелитта отказалась посещать уроки сексуального просвещения, обязательные для всех немецких школьников. За прогулы родителей оштрафовали, но платить Ойген принципиально отказался.

Освоение Сибири Мартенсами было нелегким. Деревня, куда их распределили по программе переселения соотечественников, оказалась местом для немецких иммигрантов экзотическим: кругом болота, бездорожье, заброшенные полуразвалившиеся дома и сорокоградусные морозы.

Но отец семейства, родившийся в Омской области, говорил журналистам, что его ничто не пугает — ни туалет во дворе, ни вода из колодца, ни пьяные подростки, выкрикивающие под их окнами фашистские приветствия. Он обещал купить трактор, заняться животноводством, отремонтировать жилище и забыть Германию как страшный сон...

Но однажды утром в конце февраля жители деревни Кыштовка, помогавшие новоселам всем, чем могли, обнаружили, что дом их новых соседей пуст. Вероятно, жизнь на селе оказалось не такой радужной, как представлялось немцам. Поэтому Мартенсы — Евгений (Ойген) и Луиза вместе с десятью детьми — и вернулись в Германию, оставив мечту о фермерстве в России.

Как приняла возвращенцев Германия? Чтобы узнать это, я отправилась по месту их предполагаемого местонахождения в земле Северный Рейн-Вестфалия.

Благодаря медийной раскрученности семьи Ойгена Мартенса не только в России, но и в Германии удалось без труда найти город, где семья проживала до отъезда в Россию, и потому легко отсечь остальных Ойгенов Мартенсов, чьи адреса и телефоны выдал поисковик. Однако телефон искомого Ойгена отвечал голосом автоответчика и, как и следовало ожидать, на мою просьбу перезвонить не откликался.

Ранним утром добравшись на поездах и автобусе до Эслое, я зашла в кафе, чтобы выпить чашечку кофе. На столике лежал свежий номер «районки» Westfalenpost. Первое, что увидела, был броский заголовок большой статьи: «Короткое интермеццо в качестве эмигранта». Публикация рассказывала о том, как прожив в Сибири два месяца с туалетом во дворе, но зато без уроков секс-просвещения, прославившаяся на весь мир семья вернулась в Германию «в полной тишине». И сейчас проживает на северной окраине города Мешеде.

«С головой не все в порядке»

Мешеде, хоть и находится в той же земле, но расположен километрах в двадцати от городка Эслое, куда я поначалу приехала. Сажусь в рейсовый автобус, следующий в нужном направлении. В ожидании отправления разговариваю с водителем, показываю ему статью в их газете и наудачу спрашиваю, не подскажет ли он, как можно попытаться найти героев публикации.

— Да я хорошо знаю этого Мартенса, — говорит мне водитель по-русски.

Вот это, думаю, повезло.

— С головой у него точно не все в порядке. С четырнадцати лет жил в Германии. Хорошо на ногах стоял: дом собственный построил, грузовик купил, и специальность была, и работа хорошая. Детей десять человек нарожал, и вдруг обиделся на Германию за то, что в четвертом классе его дочке собирались рассказать, как и почему рождаются дети. И от такой обиды рванул в Сибирь, даже не прихватив теплой одежды не только себе, но и детям. Это в декабре-то! Теперь вот прячется ото всех. Стыдно небось, сколько он на немцев грязи вылил. Если ты такой борец, так и живи там, где детей плохому не научат. Хотя и в школу, насколько мне известно, они там не ходили.

А вот где Мартенса искать, водитель, назвавшийся Сашей, не знал. Сказал, что прячется сейчас Ойген ото всех:

— С ним многие хотят поговорить, потому что среди российских немцев большая агитация через русские газеты и телевидение проводится. Вроде как землю дают, дома... Никаких тебе сирийских беженцев, живи и радуйся! Кое— кто и начинает сначала бухтеть, как здесь все плохо, а там «Россия с колен поднялась», а потом и чемоданы собирать. Особенного риска тут нет, ведь у них немецкие паспорта никто не отбирает: не понравится — вернутся.

Пророссийская церковь

Приехав в Мешеде, я отправилась к коллегам из «Westfalenpost». Журналист Юрген Кортманн, автор материала о Мартенсах, понял мою проблему с полуслова, но так же молниеносно объяснил мне, что шансов найти героев публикации у меня почти что нет. Возвращенцы пока нигде не встали на учет, не прописались, поэтому все его собственные усилия разыскать их и поговорить лично потерпели фиаско.

Внезапно коллеге Юргену пришла в голову одна идея:

— А ведь вам можно зайти в их церковь! Там могут быть люди, которые знают, где он прячется. Ведь вы говорите по-русски, а там все без исключения прихожане — российские немцы. Могут пойти навстречу.

Их церковь называется «Organischen Christus-Generation» (если переводить дословно — «Органическое Христово поколение»). Жена руководителя церкви Анни Зазек — большой друг российского ТВ, не раз обрушивалась с критикой на противников Владимира Путина.

В церкви состоят приблизительно две тысячи человек, в основном российские немцы, проживающие в Германии, и немного швейцарцев. Основано течение было в 1956 году, но расцвет популярности пришелся на семидесятые, когда во главе секты встал автомеханик из Швейцарии Иво Зазек, почувствовавший в себе призвание проповедника Те, кто не подчиняется мне, внушает своим адептам Зазек, те не подчиняются Богу.

Церковь OCG располагается в большом новом здании на окраине города. Дверь мне открыла симпатичная светловолосая девушка, дочка старосты церкви. Про то, где я могла бы найти Мартенса, она говорить не хотела, пожимала плечами и таинственно улыбалась.

Я уже было попрощалась с собеседницей и хотела ее сфотографировать, но девушка не только не согласилась, но даже попросила меня стереть фотографию, сделанную в церкви. Подобная секретность меня удивила, но возражать я не стала.

И тут из магазина вернулась мама девушки Лиля. Она и сказала, что знает, где Мартенсов искать. Родной брат Ойгена живет в трех минутах ходьбы от их церкви, над русским магазином. Но он часто выпивает, может и не открыть. А мать Луизы живет по такому-то адресу в большом доме, фамилия Бошман. Это километра полтора-два от церкви.

Закрылись от русского мира

Как и предполагалось, брат Мартенса дверь не открыл. Дальше я отправилась к Розенштрассе, где живет теща Евгения и, как выяснилось, обретается сейчас вся его семья. Подбегая к дому, спросила у соседа-немца, который колол дрова, в этом ли большом доме живет семья Бошман.

— Русский? Да-да, здесь они живут, — отвечает.

Захожу на крыльцо, подхожу к двери, однако звонок наглухо заклеен клейкой пленкой, поверх которой написано неожиданное предостережение: «Не звонить!»

Но эту надпись я на радостях не заметила — на нее мне указала открывшая дверь злая как фурия девица. Возможно, это была родственница Луизы.

Я не скрывала цели своего прихода, сказала, что я российский журналист и хотела бы поговорить с Ойгеном или его тещей.

— Я не собираюсь с вами говорить по-русски, — ответили мне по-русски.

«Кайн проблем» — перехожу на немецкий. На котором мне в не самых вежливых выражениях говорят, чтобы духу моего здесь не было, а если я или еще какой-нибудь журналист приблизится к их дому на расстояние ближе двадцати метров, то соотечественница тут же вызовет полицию.

Ухожу. И хотя на большое радушие по поводу своего визита я и не рассчитывала, но и к такой нескрываемой злобе и враждебности тоже была не вполне готова.

Ну что же, отрицательный результат — тоже результат, а несостоявшееся интервью — лаконичный, но емкий ответ почти на все имевшиеся у редакции вопросы.

Калиниченко Адель,Северный Рейн— Вестфалия

sobesednik.ru

Семья Мартенсов бежала из путинской России, назад к западному «сексуальному просвещению»: vitalidrobishev

Семья Мартенсов прославилась демонстративным протестом против принудительного «сексуального просвещения» детей в начальных классах Германии. В октябре 2016 года они написали заявление на участие в Программе добровольного переселения соотечественников, проживающих за рубежом, и 18 декабря переехали на постоянное место жительства в Сибирь.

Об этом случае подробно трубили путинские СМИ, зомбоящик и продажные блогеры...

Многодетная семья в середине декабря прошлого года приехала в Кыштовский район Новосибирской области с намерением получить гражданство России по программе переселения соотечественников. Местные власти выделили им единовременную помощь в размере 150 тысяч рублей.

Сообщалось, что немцы переехали в Сибирь из-за уроков секс-просвещения в Германии. Родители не пускали детей в школу на эти занятия, после чего у них произошёл конфликт с местными органами образования.

Семья Евгения и Луизы Мартенсов с десятью детьми, в декабре 2016 года уехавшая из Германии от уроков сексуального просвещения в Россию, на север Новосибирской области, вернулась — или, точнее, сбежала - назад в Северную Вестфалию,сообщает сетевое издание VN.ru. История, о которой говорили в духе «российские скрепы крепче западных», закончилась совсем не так, как хотели бы путинские охранители.Почему же Мартенсы покинули нашу страну?

Местные жители делились с переселенцами всем, что у них было. А сегодня утром обнаружили дом, где жили Мартенсы, пустым. Ни с кем не попрощавшись, они покинули село Кыштовку.

Односельчане рассказали, почему «секс-беженцы» вернулись обратно в Германию

- Дом, где жил Евгений Мартенс с семьей, сейчас стоит пустой. Утром от людей, которые с ними плотно общались, я узнал, что они уехали в Германию, - говорит главный редактор местной газеты «Правда Севера» Ростислав Алиев. - Я бы сказал, что это был не отъезд, а бегство.

По рассказам Ростислава Владимировича, который помогал немецкой семье обосноваться в сибирской глубинке, Евгений Мартенс 10 дней назад улетел в Германию, чтобы подготовить к отправке контейнер с вещами. Ранее деревенским жителям он рассказывал, что их зовут поселиться в различных уголках России, в том числе и на юге, в Белгородской области.

- Евгений уехал в Германию, чтобы собрать вещи, различные справки и должен был вернуться только через три недели, - рассказывает Ростислав Алиев. - А тут вдруг появился в Кыштовке спустя неделю. Я узнал, что он приехал, забрал семью, они срочно выехали в Новосибирск, а оттуда улетели в Германию.

- Чем можно объяснить это решение?

- Дело, скорее всего, в женщинах. Жене Евгения, Луизе, и их старшей дочери, на которых были все младшие дети, пришлось здесь, конечно, не сладко. Луизу понять можно, мать прежде всего думает о детях. Что мы будем лицемерить? С материальной точки зрения в Германии, конечно же, жить лучше. Там зарплаты и детские пособия гораздо выше наших. Здесь на их долю выпали сильные морозы, разбитый дом, еще и пьяные подростки, которые ходили мимо дома и кричали, чтобы оскорбить Мартенсов, нацистские приветствия. Все это могло ускорить их отъезд.

Семья Мартенсов протестует в Германии против секспросвещения

Сам же глава семьи, Евгений, был очень идеологически мотивирован. Я думаю, что он бы справился со всеми трудностями...Большинство односельчан к Мартенсам, впрочем, отнеслись очень хорошо.

- Самой светлой страницей во всей этой истории был сбор помощи Мартенсам, - говорит Ростислав Алиев. - Для меня было открытием, насколько наши люди бескорыстные и отзывчивые, немецким переселенцам они готовы были отдать последнее, что у них было. Евгению, Луизе и их детям деревенские жители несли теплые вещи, валенки, кроличьи шапки. Деревенские женщины специально для них вязали носки, шарфы и варежки. Мартенсам несли в дом картошку, соленья, варенье, кедровые орехи, мясо диких зверей, которое добывали в тайге местные охотники. Я отдал им из редакции несколько шкафов, стулья и письменный стол своей матери. На адрес редакции приходили посылки из Москвы и Магадана. Я тут же отвозил их Евгению и Луизе. Там были и продукты, и книжки.

В Кыштовке признаются, что никто не ожидал столь быстрого отъезда немецкой семьи из села. Их считали политическими беженцами, которые выбрали свободу.

- После благополучной Германии наше село с пустующими, разваливающимися дамами стало для них шоком, - говорит местный житель Андрей Павлович. - У нас ведь нет ни коммуникаций, ни культбыта, ни дорог. Туалет на улице, за водой надо ходить с ведрами к колонке, баня — у соседей. А у них дети - от полутора до пятнадцати лет. В доме, куда они заселились, двадцать лет никто не жил. Детям пришлось спать на матрасах, которые были расстелены прямо на полу.

Мы сначала думали, что они выбрали столь глухой угол намеренно, чтобы проверить себя. Мартенсы были настроены оптимистично настроены, говорили: «Надо развивать район, приложим все усилия». А тут как раз морозы грянули под 40, лишний раз на улицу не выйдешь. Дети язык плохо знают, в школу не ходят, родители ратуют за домашнее обучение. А в доме облупленные стены, в полу — дыры, неустроенность, постоянно надо печь топить...

По рассказам деревенских, сначала Евгений Мартенс, которого в Германии звали Ойгеном, хотел обустроить фермерское хозяйство и купить трактор. Потом у него стали постепенно открываться глаза. Он осознал, что землю арендовать не так-то просто, летний сезон в Сибири короткий, кредиты в банках под 25 процентов - грабительские. Потом Евгений решил открыть столярное производство, так как в Германии работал столяром. Но не учел, какие проблемы могут возникнуть со сбытом, от Кыштовки до железной дороги - 160 километров, кругом - Васюганские болота.

- Очень неожиданный конец у всей этой истории, - признается Ростислав Алиев. - У меня осталась не обида, не досада, а недоумение... Через знакомых Евгений передал, что позже свяжется со мной и все объяснит. Я не могу понять одного, почему они вернулись в Германию, а не, скажем, в Белгородскую область или Краснодарский край, о которых говорили? Я могу предположить, что на Женю надавили родственники, которые остались жить в Германии. Знаю, что Женя у брата оставил свой грузовик. Сейчас, наверное, ему предложили хорошую работу.

По материалам прессы

vitalidrobishev.livejournal.com

Односельчане рассказали, почему «секс-беженцы» вернулись обратно в Германию - Общество

«В доме дыры, кредит не возьмешь»

27 февраля 2017 в 18:38, просмотров: 339342

Семья Евгения и Луизы Мартенсов с десятью детьми, в декабре 2016 года уехавшая из Германии от уроков сексуального просвещения в Россию, на север Новосибирской области, вернулась — или, точнее, сбежала - назад в Северную Вестфалию. История, о которой говорили в духе «российские скрепы крепче западных», закончилась совсем не так, как хотели бы охранители. Мы выяснили, почему Мартенсы покинули нашу страну.

Местные жители делились с переселенцами всем, что у них было. А сегодня утром обнаружили дом, где жили Мартенсы, пустым. Ни с кем не попрощавшись, они покинули село Кыштовку.

.

фото: youtube.com

Предыстория событий - в нашем материале «Семья «секс-беженцев» эвакуировалась в Россию из Германии».

О том, как немцы пытались приспособиться к сибирскому климату, деревенскому быту и что из этого вышло, рассказали «МК» жители Кыштовки.

- Дом, где жил Евгений Мартенс с семьей, сейчас стоит пустой. Утром от людей, которые с ними плотно общались, я узнал, что они уехали в Германию, - говорит главный редактор местной газеты «Правда Севера» Ростислав Алиев. - Я бы сказал, что это был не отъезд, а бегство.

По рассказам Ростислава Владимировича, который помогал немецкой семье обосноваться в сибирской глубинке, Евгений Мартенс 10 дней назад улетел в Германию, чтобы подготовить к отправке контейнер с вещами. Ранее деревенским жителям он рассказывал, что их зовут поселиться в различных уголках России, в том числе и на юге, в Белгородской области.

- Евгений уехал в Германию, чтобы собрать вещи, различные справки и должен был вернуться только через три недели, - рассказывает Ростислав Алиев. - А тут вдруг появился в Кыштовке спустя неделю. Я узнал, что он приехал, забрал семью, они срочно выехали в Новосибирск, а оттуда улетели в Германию.

- Чем можно объяснить это решение?

- Дело, скорее всего, в женщинах. Жене Евгения, Луизе, и их старшей дочери, на которых были все младшие дети, пришлось здесь, конечно, не сладко. Луизу понять можно, мать прежде всего думает о детях. Что мы будем лицемерить? С материальной точки зрения в Германии, конечно же, жить лучше. Там зарплаты и детские пособия гораздо выше наших. Здесь на их долю выпали сильные морозы, разбитый дом, еще и пьяные подростки, которые ходили мимо дома и кричали, чтобы оскорбить Мартенсов, нацистские приветствия. Все это могло ускорить их отъезд.

Сам же глава семьи, Евгений, был очень идеологически мотивирован. Я думаю, что он бы справился со всеми трудностями...

Фото из личного архива

Большинство односельчан к Мартенсам, впрочем, отнеслись очень хорошо.

- Самой светлой страницей во всей этой истории был сбор помощи Мартенсам, - говорит Ростислав Алиев. - Для меня было открытием, насколько наши люди бескорыстные и отзывчивые, немецким переселенцам они готовы были отдать последнее, что у них было. Евгению, Луизе и их детям деревенские жители несли теплые вещи, валенки, кроличьи шапки. Деревенские женщины специально для них вязали носки, шарфы и варежки. Мартенсам несли в дом картошку, соленья, варенье, кедровые орехи, мясо диких зверей, которое добывали в тайге местные охотники. Я отдал им из редакции несколько шкафов, стулья и письменный стол своей матери. На адрес редакции приходили посылки из Москвы и Магадана. Я тут же отвозил их Евгению и Луизе. Там были и продукты, и книжки.

В Кыштовке признаются, что никто не ожидал столь быстрого отъезда немецкой семьи из села. Их считали политическими беженцами, которые выбрали свободу.

- После благополучной Германии наше село с пустующими, разваливающимися домами стало для них шоком, - говорит местный житель Андрей Павлович. - У нас ведь нет ни коммуникаций, ни культбыта, ни дорог. Туалет на улице, за водой надо ходить с ведрами к колонке, баня — у соседей. А у них дети - от полутора до пятнадцати лет. В доме, куда они заселились, двадцать лет никто не жил. Детям пришлось спать на матрасах, которые были расстелены прямо на полу.

Мы сначала думали, что они выбрали столь глухой угол намеренно, чтобы проверить себя. Мартенсы были настроены оптимистично, говорили: «Надо развивать район, приложим все усилия». А тут как раз морозы грянули под 40, лишний раз на улицу не выйдешь. Дети язык плохо знают, в школу не ходят, родители ратуют за домашнее обучение. А в доме облупленные стены, в полу — дыры, неустроенность, постоянно надо печь топить...

По рассказам деревенских, сначала Евгений Мартенс, которого в Германии звали Ойгеном, хотел обустроить фермерское хозяйство и купить трактор. Потом у него стали постепенно открываться глаза. Он осознал, что землю арендовать не так-то просто, летний сезон в Сибири короткий, кредиты в банках под 25 процентов - грабительские. Потом Евгений решил открыть столярное производство, так как в Германии работал столяром. Но не учел, какие проблемы могут возникнуть со сбытом, от Кыштовки до железной дороги - 160 километров, кругом - Васюганские болота.

- Очень неожиданный конец у всей этой истории, - признается Ростислав Алиев. - У меня осталась не обида, не досада, а недоумение... Через знакомых Евгений передал, что позже свяжется со мной и все объяснит. Я не могу понять одного, почему они вернулись в Германию, а не, скажем, в Белгородскую область или Краснодарский край, о которых говорили? Я могу предположить, что на Женю надавили родственники, которые остались жить в Германии. Знаю, что Женя у брата оставил свой грузовик. Сейчас, наверное, ему предложили хорошую работу.

Справка «МК»: Семья Мартенсов прославилась демонстративным протестом против принудительного «сексуального просвещения» детей в начальных классах Германии. В октябре 2016 года они написали заявление на участие в Программе добровольного переселения соотечественников, проживающих за рубежом, и 18 декабря переехали на постоянное место жительства в Сибирь.

Продолжение темы  - в материале "Вернувшиеся в Германию "секс-беженцы" задолжали РФ 150 000 рублей".

www.mk.ru


Смотрите также