Семья мартинсов из германии


Глава семьи «секс-беженцев» из Германии Мартенс осматривается в Ставрополе

История семьи Мартенс известна многим. С легкой руки газетчиков главу семейства окрестили «секс-беженцем». И теперь это определение, можно сказать, прилипло к нему, не отмоешь. Сегодня Евгений Мартенс находится в Ставрополе.

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Дом, в котором предложено жильё семье Евгения Мартенса Дом, в котором предложено жильё семье Евгения Мартенса

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе по приглашению Владимира Полубояренко (слева) Евгений Мартенс в Ставрополе по приглашению Владимира Полубояренко (слева)

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс Евгений Мартенс

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс Евгений Мартенс

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартинс и Владимир Полубояренко Евгений Мартинс и Владимир Полубояренко

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартинс сажает картошку в Ставрополе Евгений Мартинс сажает картошку в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартинс сажает картошку в Ставрополе Евгений Мартинс сажает картошку в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

А история такая. У Мартенсов десять детей. Это уже само по себе необычно для Германии, отметил глава семейства Евгений Мартенс в беседе с корреспондентом «СП». И отношение общества в связи с этим неоднозначное. Но главный вопрос не в этом даже. Мартенс категорически не согласен с системой сексуального воспитания в Германии. Так называемую сексуальную идентичность детям прививают начиная с детсадовского возраста. Такой подход Евгений оценивает как безнравственный. А если ребенок отказывается посещать занятия, родителей штрафуют. Это главная причина, которая привела его к решению уже во второй раз сделать попытку переехать в Россию, где он когда-то родился.

Первая попытка оказалась неудачной. В поселке Кыштовка Новосибирской области, где он поселился с семьей, были, мягко говоря, условия далеко не совместимые с понятием комфорта. Пришлось вернуться в Северную Вестфалию, где сегодня находятся его жена и дети.

В Ставрополь глава семейства, как он пояснил сам, прибыл «на разведку», чтобы на месте определиться, можно ли здесь жить и прокормить детей. Приехал Евгений Мартенс по приглашению ставропольского пенсионера Владимира Полубояренко, который в Ставрополе известен как человек, активно занимающийся правозащитной деятельностью. Дом, в котором В. Полубояренко предлагает поселиться семье Мартенс, пустует уже много лет. Слишком велик для него с женой. Для себя он построил на том же участке домик поменьше.

В. Полубояренко помог уладить разного рода формальности, для того чтобы сделать возможным приезд Евгения в Ставрополь, организовал прессу и пышную встречу на перроне железнодорожного вокзала Ставрополя.

Когда мы приехали к Полубояренко домой, Евгений Мартенс сажал картошку на приусадебном участке, что и запечатлел наш фотокорреспондент. Гость оказался общительным и рассказал свою историю подробно. Поэтому продолжение следует.

* * *

Также по теме:

Что привело главу семьи «секс-беженцев» Мартенса на Ставрополье?

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter

www.stapravda.ru

Что привело главу семьи «секс-беженцев» Мартенса на Ставрополье?

Евгений Мартенс, история которого обошла страницы многих зарубежных и отечественных СМИ, неделю провел в Ставрополе, чтобы осмотреться и решить, может ли он привезти сюда семью из Германии. На днях он отправился в обратный путь – к жене и детям.

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Дом, в котором предложено жильё семье Евгения Мартенса Дом, в котором предложено жильё семье Евгения Мартенса

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс Евгений Мартенс

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартинс в Ставрополе Евгений Мартинс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартинс и Владимир Полубояренко Евгений Мартинс и Владимир Полубояренко

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс Евгений Мартенс

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс Евгений Мартенс

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартенс в Ставрополе Евгений Мартенс в Ставрополе

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Евгений Мартинс в гостях у Владимира Полубояренко Евгений Мартинс в гостях у Владимира Полубояренко

Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Попытка номер один

Как уже сообщала «СП» (в номере за 16 июня), предыстория следующая. К главе семейства Мартенс с легкой руки журналистов прилипло определение «секс-беженец», поскольку Евгений категорически не согласен с системой сексуального воспитания в немецкой школе и против такого обучения для своих детей. Это и есть одна из главных причин его желания жить в России.

Первая попытка переезда оказалась неудачной. В поселке Кыштовка Новосибирской области в непростых бытовых условиях семья Мартенс продержалась чуть больше двух месяцев и в феврале 2017 года вернулась в Германию. В соцсетях бурно обсуждали эту тему. Главной версией столь поспешного отъезда называлась суровая сибирская зима.

Условия действительно были крайне не подходящие для семьи, в которой растет десять детей, подтвердил Евгений Мартенс. Хотя были и другие причины. Администрация области без особого понимания отнеслась к желанию 40-летнего многодетного отца заняться фермерством на сибирской земле. Словом, приняли беженцев из Германии не очень гостеприимно. Был и еще один момент, подтолкнувший Мартенсов к бегству. Как сообщил новосибирский портал VN.ru, случилось это после нескольких визитов участкового. Когда одна из дочерей Мартенсов при падении сломала ключицу, врачи сообщили об этом в полицию. Родители запаниковали, испугавшись, что у них могут отнять ребенка. А подобных страхов от ювенальной юстиции Мартенсы натерпелись еще в Германии. Там повод мог быть и более безобидный.

Всемогущий Интернет

В Ставрополь Евгений Мартенс приехал по приглашению пенсионера Владимира Полубояренко, который в краевой столице известен как человек, занимающийся в том числе и правозащитной деятельностью. Дом, в котором В. Полубояренко предложил поселиться Мартенсам, пустует уже несколько лет. Для себя и жены он построил домик поменьше на том же участке. А «свободное» трехэтажное строение с мансардой зимой, соответственно, не отапливается и ветшает. Площадь в 500 квадратных метров позволит разместиться с комфортом. И не только семье Мартенс. Как пояснил сам В. Полубояренко, еще несколько семей немцев русского происхождения изъявили желание приехать в южный город Ставрополь. Сам Е. Мартенс не возражает против такого соседства. Его семье хватит и нескольких комнат для комфортной жизни. Если здесь поселятся друзья по несчастью, которых также не устраивает по разным причинам жизнь в Германии, объединив усилия, проще будет строить жизнь.

Когда наша редакционная бригада приехала в дом В. Полубояренко, чтобы пообщаться с Евгением Мартенсом, настроение у того было хорошее. Заметно было, что ему здесь нравится. Дом находится в зеленой зоне Ставрополя, воздух чистейший, есть участок, на котором наш бывший соотечественник уже начал сажать картошку. И даже огромных размеров среднеазиатская овчарка Бася сразу признала Евгения за своего – между ними установился доверительный контакт.

И встретили его на Ставрополье весьма тепло, даже с помпой. На железнодорожном вокзале, куда он прибыл, были и казаки, и хлеб-соль, и рюмка водки, поднесенная гостю, из которой тот, впрочем, только чуть отпил.

Евгений родился в Казахстане времен СССР. Когда ему было пять месяцев, семья переехала в Омскую область, где он рос до 14 лет. На волне 90-х, когда русскоязычные немцы начали массово переселяться в Германию, его родители приняли аналогичное решение. И вот новая ситуация, когда стоит проблема выбора, от которого многое в его жизни будет зависеть.

– В материальном плане все нормально в Германии, жаловаться не на что, и пособие на детей получали весьма приличное. А вот что касается морали, то там культивируются совсем иные, чем в России, ценности, – говорит Евгений о наболевшем. – У меня семеро детей уже школьники. И я вижу, какие загруженные они возвращаются после учебы домой. В Северной Вестфалии (одна из земель ФРГ) осуществляется эксперимент в сфере образования – каждый год новая программа. Учителя не успевают перестроиться... Что касается основ сексуального воспитания, то есть своя программа даже для детского сада. Я ходил на так называемый информационный вечер, где родителей инструктировали, как поддерживать детей начиная с первого года жизни в плане сексуального воспитания. Идеология в двух словах такова: каждый ребенок имеет право на сексуальность, каждый ребенок рассматривается как сексуальный объект.

– Звучит двусмысленно. Так и до защиты педофилии можно договориться.

– Собственно, это сексуальное меньшинство, как именуют здесь педофилов, и стоит за подобными методиками. Я много изучал этот вопрос. С 70-80-х годов прошлого века появились в Европе, Германия не исключение, организации, защищающие сексуальные меньшинства, к которым, что особенно страшно, причисляют не только геев, лесбиянок, но и педофилов. Дело в том, что у нашей семьи свое представление о воспитании детей. И тем не менее отстоять право на освобождение детей от «секс-просвета» мы не можем. Несмотря на то что высшей европейской ценностью провозглашена свобода личности.

Когда старшая дочь отказалась идти на такой урок, родителей несколько раз штрафовали. И один день вместе с женой Луизой Евгений даже провел в «кутузке». Такое навязывание предмета, да еще с раннего возраста, он считает безнравственным.

Говорить на эту тему Мартенс может много – накипело.

Отъезд из Сибири он комментирует просто:

– Большую часть вины за отъезд я беру на себя. Неправильно выбрал место жительства, недостаточно времени уделил подготовке, прежде чем срывать семью с места. На этот раз я намерен более взвешенно подойти к принятию решения. Тщательно взвесить все «за» и «против».

А то, что намерения и в первый раз были серьезные, подтверждает тот факт, что дом, в котором жили в Германии, Мартенсы продали: значит, назад не собирались.

– Мне очень понравилось в Ставрополе. Люди здесь душевные. По крайней мере, пока я видел только таких. И Владимиру Михайловичу Полубояренко отдельное спасибо за приглашение. И за то, что взял кредит, чтобы вернуть администрации Новосибирской области 150 тысяч рублей подъемных, которые нам были выплачены как участникам программы переселения в Россию соотечественников. По этой причине прокуратура пыталась обвинить нас в мошенничестве. Однако никакого злого умысла не было. Владимир это понял и помог. Долг я ему уже вернул.

Познакомил гостя и хозяина всемогущий Интернет.

Между двумя цивилизациями

– Полубояренко нашел о нас информацию в соцсетях и был удивлен, сколько грязи стали лить на нашу семью, – уточнил гость. – Немецкие СМИ увидели в нашем решении политический аспект и не преминули этим воспользоваться. В местной газете на русском языке в Северной Вестфалии нас высмеивали просто за то, что в семье так много детей, называли асоциальной семьей. Но у нас все нормально. Живем мы дружно. Верим в Христа. И никакие мы не баптисты, как о нас пишут.

Кстати, во время пребывания в краевой столице Евгений Мартенс был принят в Ставропольской епархии, где ему обещали поддержку. Среди тех, кто готов помочь, уполномоченный по правам человека СК Алексей Селюков. О приезде Мартенса в Ставрополь знают и краевая, и городская власть.

Когда был опубликован первый небольшой материал о пребывании «секс-беженца» в краевой столице, мне позвонили несколько горожан, которые выразили соотечественнику из Германии слова поддержки и высказали желание оказать посильную материальную помощь многодетной семье. Несмотря на то, что сами люди не богатые. Это с лучшей стороны характеризует жителей нашего южного города. Один из собеседников сказал, что Россия – это и не Европа, и не Азия, мы находимся между двумя цивилизациями. И вряд ли в ближайшее время это изменится. Учить с детского сада сексуальной культуре – это, по его мнению, точно лишнее.

Жена Мартенса Луиза не на сто процентов разделяет решимость Евгения. Однако в семье давно договорились быть вместе, что бы ни случилось. При этом супруга согласна, что ситуация с воспитанием детей выходит из-под контроля.

Когда по телефону В. Полубояренко сообщил собеседнику, что Евгений уезжает домой, Мартенс возразил:

– Не домой, к семье, а родина моя здесь, в России.

А пока Владимир Полубояренко затевает ремонт в доме, чтобы подготовиться к приезду семьи Мартенс.

В состоянии аффекта

Владимир Полубояренко, умеющий организовать шум по серьезному поводу и без особого повода, безусловно, большой мастер самопиара, так что трудно найти в Ставрополе человека, который о нем совсем ничего не слышал бы, комментирует ситуацию со свойственной ему прямотой:

– Я был в состоянии аффекта, когда узнал подробности о семье Мартенс. Не понимаю, почему не отнестись с уважением к стремлению воспитывать детей так, как он это сам видит. Ведь самое интересное, что недовольные его поступком нашлись и в России, и в Германии. Не все политики понимают, что мы сегодня делаем большое дело, выступая, по сути, в роли народных дипломатов. А что касается дома, который я готов предоставить Мартенсу в безвозмездное пользование, то есть у меня и свой корыстный интерес: люди здесь будут жить, ухаживать за ним, сохранять, а то еще год-другой простоит пустой – и вовсе развалится. А продать я его не могу, слишком больших денег стоит, никто не дает. Когда строил, деньги были, однако дефолт 1998 года миллионы «растворил», и сегодня доход не так велик, чтобы даже содержание этого огромного дома оплачивать.

На вопрос, почему приют предоставляет немецкой семье, ведь достаточно в городе и русских многодетных семей, нуждающихся в помощи, отвечает просто: его устраивает, что семья религиозная, добропорядочная и непьющая. Кроме того, следует помнить, что Мартенс рожден в СССР. «И вообще, мой дом – кого хочу, того и приглашаю», – заявил Полубояренко.

Исход

О бедственном положении семьи Мартенс немало подробностей в свое время сообщил Владимиру Полубояренко известный в Европе правозащитник Гарри Мюррей, с которым корреспонденту «СП» удалось связаться по телефону.

Правозащитник отметил, что отъ-езд русских и русскоязычных немцев из Германии в последнее время становится чуть ли не массовым явлением: по некоторым данным, страну покидают ежегодно 3-4 тысячи человек. И семья Мартенс только подтверждение общей тенденции.

По его оценке, основная причина кроется в том, что меняется политическая ситуация в самой Германии, в частности повышается градус русофобии. «Русские уезжают не от экономики и финансов, не от ностальгии. Общество их не принимает. Я осознаю ответственность за то, что говорю, – сказал он. – Серьезным звонком для меня стало издание книги Адольфа Гитлера «Майн кампф», тираж которой разошелся по рукам в мгновение ока. Этот «бестселлер» даже, по моим данным, собираются сделать обязательным для курса школьной программы».

По оценке Г. Мюррея, немецкая сказка, которую нарисовали в России в 90-е и нулевые годы, постепенно разваливается. Государство все больше становится тоталитарным. А русских здесь якобы не считают за людей.

Правозащитник опасается за нашего героя, Евгения Мартенса, как бы не случилось преследований в связи с его новым намерением переехать в Россию, которое, правда, пока еще не окончательно оформилось.

Сам Евгений, об этом он говорил во время нашей беседы, надеется, что в его отсутствие семье ничего не угрожает, в частности, со стороны ювенальной юстиции, благодаря тому, что проблеме уже придана широкая гласность.

Политика политикой. А судьба человека всегда важнее. Главное, чтобы это понимание было и у германской стороны, и у российской, объявившей программу возвращения соотечественников домой.

Интрига сохраняется. Приедут ли Мартенсы в Ставрополь на постоянное место жительства? Поживем – увидим.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter

www.stapravda.ru

в какие условия попали немцы в Кыштовке

Семья Мартенс провела первую неделю на кыштовской земле. Мнения у местных жителей о них разные. Многие кыштовцы радушно предлагают немцам соленья и варенья, но есть и те, которые считают, что «им самим жрать нечего».

Многодетная семья из Германии проживает в Кыштовке в спартанских условиях. Прежде всего, немцы удивились сибирским морозам. В Германии сейчас 5-8 градусов тепла. Мартенсы и не предполагали, что где-то может быть минус 40 по Цельсию. Теплых вещей для такой стужи у них просто не оказалось. 

Пока семья поселилась в большом бревенчатом доме, в котором четыре комнаты по 25 квадратных метров каждая. Дом находится на самой дальней окраине Кыштовки. Когда-то здесь жил начальник «Заготзерна» Степанов. В 80-х годах начальник уехал, а от «Заготзерна» остались развалины: мог ли он предположить, что в его доме станут жить постояльцы из Северной Вестфалии?

Дом долгое годы стоял пустым. Мебели в нем нет.  К водоснабжению не подключен. Окна обледенели от холода. Живут немцы скромно – матрасы да пара разбитых диванов. Правда, печь оказалась вполне пригодной, в доме тепло – прогревать промерзший дом главе семьи пришлось пару дней.

Но Евгений Мартенс не теряет оптимизма: «у него доски есть», – кивает он на своего друга Василия, который столяр по профессии. «Основные проблемы с отоплением, – говорит Мартенс. – У нас там была маленькая печка, а тут все другое... Пока поймешь, что и как… Реалий я не знал».

Глава семьи Мартенс прогревал новый дом несколько дней. Фото Александра Крытцева

Житель Кыштовки и новый сосед немецкой семьи Василий помогает им во всем, включая оплату различных пошлин: Евгений подчас не знает, как и за что платить. Дети не знают русского языка, но надеются быстро освоить.

«Их обувь не годится для северного района. Посоветовал купить валенки, – говорит Василий. – Тем более все «удобства» у них во дворе. Дети шмыгают на улицу. Большинство вещей осталось в Германии – Евгению нужно будет за ними ехать».

Живут немцы скромно – матрасы да пара разбитых диванов. Фото Александра Крытцева

Пока у семьи Мартенс единственный «аусвайс» – это виза. Сейчас идет оформление разрешения на проживание по программе переселения соотечественников. До тех пор Евгений Мартенс и его семья остаются гражданами Германии. Сибиряками они надеются стать в течение ближайших пяти месяцев – столько займет процедура получения российского гражданства.  Евгений к бумажным боям готов – переезд в Россию стоил ему почти чемодана бумаг.

Весной глава немецкой семьи планирует начать «фермерскую карьеру».

– Стройка дома и хозяйство совместить будет трудно. Начнем со скота: поставим сарай, а там как размножится – можно будет подумать и о доме, – надеется Евгений.

Семья Мартенс вызвала к себе большой интерес со стороны СМИ. Фото Александра Крытцева

На север Новосибирской области супруги Евгений, Луиза и их десять детей приехали после скандала, озвученного по федеральным российским каналам. Глава семьи был подвергнут аресту за отказ разрешить дочери посещать уроки «сексуального просвещения». Как пояснил герр Мартенс, его десятилетняя дочь почувствовала себя плохо во время урока по сексуальному просвещению, так как преподаватели использовали чрезмерно откровенные иллюстрации и описания к ним. Она покинула урок и решительно отказалась возвращаться в класс, хотя другие занятия в этот день школьница посетила.

Руководство школы, где обучалась девочка, посчитало, что пропускать уроки по сексуальному просвещению, тем более по собственному желанию, ни в коем случае нельзя, поэтому родителям ребенка был выписан административный штраф за прогул. Когда же семья Мартенс отказалась его оплатить по принципиальным соображениям – тем самым они бы признали свою вину и вину своей дочери – и мать, и отец были приговорены к тюремному заключению на один день каждый.  

В Кыштовском районе Евгений Мартенс планирует стать фермером, здесь его привлекает наличие больших массивов свободной земли.

vn.ru

"Сплошь и рядом разруха"

Накануне Нового года в Кыштовку – село на севере Новосибирской области – по программе возвращения соотечественников в Россию переехала из Германии семья Мартенс, недовольная, прежде всего, сексуальным просвещением в немецких школах. Луиза и Ойген Мартенс были там активными участниками движения "обеспокоенных родителей", протестующих против сексуального воспитания, участвовали в митингах протеста и в конце концов решили вернуться в Россию, откуда уехали еще в начале 90-х годов. В Кыштовке им достался полуразрушенный дом и все проблемы нынешней российской глубинки.

​​

Старый бревенчатый дом с облупленными наличниками и проржавевшим почтовым ящиком на окраине районного центра Кыштовка Новосибирской области ожил месяц назад. Сюда перебралась из Германии семья Луизы и Ойгена Мартенс с десятью детьми.

– В этом доме уж два десятка лет никто не жил, как начальник хлебоприемного пункта уехал, – сетует Виктор Кузьмин, заместитель главы Кыштовского района по социальным вопросам. – Конечно, выстужено, дыры кругом. Эти Мартенсы хоть бы предупредили – может, подобрали бы что получше. Быстро же так не делается. А то друзья им какие-то подсказали, вселились сами с десятью-то ребятишками.

Ойген и Луиза Мартенс эмигрировали из Омской области в Германию в начале 90-х годов, там познакомились и поженились. А теперь вот решили вернуться из Северной Вестфалии в Сибирь. Друзья у 45-летнего Ойгена, который уже вновь называет себя Евгением, есть, похоже, везде. Улыбчивый, длинноногий, как мальчишка, говорящий с легким акцентом, он чувствует себя свободно и в разбитом доме: главное – в кругу семьи:

– Дети, – объясняет, – это как колчан со стрелами. Если стрел мало, то какой это воин? Мы с Луизой из семей баптистов, сами в общину не входим. Просто христиане, живем по Библии. Но даже если бы в бога не верили, все равно детей бы родили много.

– Много? – смеется Луиза. – Мы, когда вещи складывали, распределили обязанности. Каждый своим делом занят, а мне помощь нужна. Думаю: где все мои дети, почему их так мало, ведь не хватает? Это благословение, когда семья функционирует как единый организм. Если порознь – конечно, катастрофа.

Мелита что-то раскрашивает, трое мальчишек по главе со старшим, 15-летним Тимоном, уткнулись в ноутбук, Лукас орудует кочергой в печке. Самые младшие спят на матрасах, расстеленных прямо на полу. Комнат четыре – одинаково квадратных, с облупленными стенами и тусклыми лампочками под высокими потолками.

По углам стоят чемоданы, но кое-какая мебель уже появилась – из редакции местной районной газеты "Правда севера" по причине сокращения и переезда притащили лишние шкафы, стол и стулья, на которых, правда, сидеть надо осторожно: ветхие.

Вещей Мартенсы с собой не привезли, хотя приехали навсегда, продав коттедж в небольшом селе Северной Рейн-Вестфалии – решили для начала осмотреться. Много за него не выручили, отдав большую часть в счет кредита. Так что экономят. Но куртки и валенки купить пришлось: морозы в Новосибирской области стоят за 30 градусов.

Уже здесь начали осваивать нехитрую сельскую науку: как говорят соседи, каждый день дружно ходят с саночками за водой на колонку, разгребают снег, колют дрова, складывая их в сени, чтобы не отсырели. Только топи-не топи, а в доме прохладно – сквозит через щели в рассохшихся половицах, дует из-под крыши и окон, да и печка требует чистки. Но одалживаться у государства Евгений не хочет.

– Просить ничего сверх положенного не станем, а жилье и работу программа "Соотечественники", по которой мы приехали, не предусматривает. Сами себе дом построим.

Он по-прежнему чувствует себя "воином", как и в Германии, где по его инициативе были организованы митинги против уроков сексуального просвещения в Кельне, Дрездене и Гамбурге. Рассказывает:

Мы решили, что в России спокойнее, тем более что можно фермерством заняться, а в Германии земли мало

– Чем больше детей, тем более ощутимы проблемы воспитания. Мелита не хотела посещать уроки сексуального просвещения, потому что она христианка, и нам выписали штраф "за прогулы". Ребенок там уже с года рассматривается как сексуальный объект. В наш детсад собрали на информационный вечер родителей, чтобы рассказать им про детскую сексуальность. Придумывают специальные игры, например, в доктора, чтобы они могли трогаться! Устроены специальные уголки, чтобы никто этому не препятствовал. Поощряется, если девочку тянет к девочке, а мальчика – к мальчику, потому что каждый ребенок вправе сам выбрать гендерную идентичность.

Но у нас есть свой разум, чтобы отличать добро от зла, чтобы понимать, какие ценности вложить в наших детей. Мы тоже объясняем детям про секс, но когда чувствуем как родители, что пора. На окраине нашего села построили дом для двадцати беженцев, молодых мужчин. Работать им нельзя, а чем будут заниматься молодые амбалы от безделья? Как мы можем отпускать своих детей на улицу? Это все вместе, все неспроста. Мы решили, что в России спокойнее, тем более что можно фермерством заняться, а в Германии земли мало. Хотя думаю уже, что хорошо там, где нас нет…

Кыштовку, самый отдаленный район Новосибирской области, Мартенсы знали лишь по рассказам друзей, с которыми Евгений познакомился летом, навещая родных в Новосибирске. Солнцевку, самую, пожалуй, процветающую деревню Омской области, откуда он уехал с родителями в начале 90-х, помнит только по радужному детству. Луиза – тоже бывшая омичка, жила в пригороде, поселке городского типа Лузино, где был в то время крупный мясокомбинат, кормивший всю область. Теперь стало ясно, что рассказы мало похожи на реальность.

Люди ничего не могут сказать хорошего о власти, хотя голосуют за нее, потому что не видят альтернативы

– Я проехал по деревням, – Евгений округляет глаза, – сплошь и рядом разруха! Такое ощущение, что в райцентре стоят в ряд всякие администрации, где очень много начальников, а вокруг все разваливается. Ведь местные власти сидят на посту, чтобы делать все возможное для развития района, значит, и результаты такие же должны быть. Это в любой стране так! Но стоит войти в диалог с людьми, и картина проясняется: они мне, чужестранцу, жалуются, как им плохо, как самовольничает власть. Познакомился с человеком, который приехал из страны бывшего Союза по такой же программе. Но ему выплатили только часть денег, говорят, остальное кончилось. Это по государственной программе! Люди ничего не могут сказать хорошего о власти, хотя голосуют за нее, потому что не видят альтернативы. Но все равно ведь надо пытаться что-то изменить!

Как Мартенсы будут что-то изменять дальше, они теперь точно не знают. Даже не отчетливо представляют где. Получили "подъемные" – 20 тысяч рублей на участника программы и по 10 тысяч на каждого члена семьи, но тратить боятся: возможно, придется перебираться в другую область.

Кредиты в банках под 25 процентов – это невозможно! А земли много, бурьяном зарастает

– Мы сами-то морозов не боимся, – говорят. – Но как тут заниматься фермерством? Лето короткое, чтобы заготовить корма, требуется хорошая техника. Нам объяснили, что надо сначала иметь хотя бы 30 миллионов рублей на ее покупку. У нас столько нет, а кредиты в банках под 25 процентов – это невозможно! А земли много, бурьяном зарастает. В Краснодаре по два урожая снимают за год, но там, говорят, всю землю уже раскупили.

Единственное, что они знают точно, решив еще в Германии, – детей будут учить самостоятельно. Много "информировались" по этому поводу. В России такое обучение предусмотрено законом, но в Кыштовке подобного никогда не было, и местное управление образования в растерянности:

– Мы пытались ознакомиться с каким-то опытом, найти методики, но не сумели, –жалуется Татьяна Серебрякова, его начальник. – Считаем, что лучше бы детям в школу, хотя бы для того, чтобы русский изучить, ведь только двое из них более-менее его знают. Предложили все, что могли, – бесплатные учебники в школьной библиотеке, консультативную помощь, занятия в спортивной, музыкальной школах, дворце творчества. Для социальной адаптации это хорошо.

Мартенсы социальной адаптации не хотят, хотя соседей не сторонятся – у них все время гости. Иностранцы в Кыштовке, за 540 километров от областного центра – диковина, и местные жители, жалея "ненормальных, но добрых", несут им одежду, книжки, сало.

Луиза написала на большом листке бумаге русский алфавит, ребятишки дружно повторяют за ней: "Арбуз, ананас…" Ни арбузов, ни ананасов в Кыштовском районе, за которым сразу начинаются Васюганские болота, нет. Народ старается уехать из района, где плохо с работой, не развивается экономика, – это лидер области по убыли населения. Перед Великой Отечественной войной здесь было 250 населенных пунктов, в которых жили 58 тысяч человек. Теперь осталось 14 с половиной тысяч на 54 села.

Человек, который должен учить детей любить Родину, говорит, что русское авто – это плохо

– Они же сами это поощряют, – возмущается Евгений. – Чему могут научить детей в школах, если главная женщина, отвечающая за образование района, говорит, что надо ходить в туфельках по асфальту, а не месить грязь сапогами? Они, выходит, хотят, чтобы дети бросали родителей? Так удивлялась, что мы купили УАЗ, а не импортную машину. Я понимаю в автомобилях, сам свои авто ремонтировал. Для таких плохих дорог только такую и можно купить. Ведь ваше государство, которое, может быть, станет нашим, специально вводит большой налог на иномарки, чтобы развивалось свое производство. А человек, который должен учить детей любить Родину, говорит, что русское авто – это плохо.

Но мы хотим научить детей так, чтобы они умели учиться сами. Нас пригласили на встречу в управление образованием, на которой нас унизили! Я мастер-столяр, четыре года готовился в колледже и на курсах, могу брать учеников, у жены образование среднее, но она и воспитатель, и повар, и дипломат в одном лице. Этого, оказывается, мало, потому что у нее нет корочек и она не психолог! А они психологи? Нас позвала одна женщина, а там оказалось еще семь начальников. Это же непорядочно! Почему они ведут себя так, как будто выше людей?

Дети, услышав отцовское возмущение, подтягиваются поближе. Просыпается маленький Дан-Илья. Когда дверь открывается настежь, чтобы впустить очередных гостей с мороза, его тут же подхватывает на руки кто-то из старших девочек.

– Уважаю людей, идущих против системы, – жмет Евгению руку Ростислав Алиев, редактор местной газеты "Правда Севера".

В то, что немцы не сбегут из Кыштовки, ее "главный пропагандист и агитатор" не верит, поэтому привел с собой заведующую школьным музеем Прасковью Савинову и одиннадцатиклассника Толю Симакова: "Чтобы осталось хорошее впечатление от нас".

Толя тут же находит общий язык с Тимоном: оба, как выясняется, любят музыку, только один предпочитает скрипку, другой – гитару.

– Ничего! – хлопает русский мальчик по плечу немецкого. – У нас можно жить хорошо!

– Правда? – удивленно вскидывает брови Тимон.

Взрослые тем временем говорят за жизнь. Выясняется, что на фермерство, о котором поначалу мечтал, Евгений уже не слишком рассчитывает. Думает, не организовать ли ему столярное производство – ведь он мастер, работал в Германии столяром, может делать красивую мебель.

– Дело хорошее, – вздыхает заместитель главы Кыштовского района Виктор Кузьмин по социальным вопросам, – кому только сейчас эта красота нужна, денег-то у людей мало.

Тем не менее, документы на получение гражданства Мартенсы уже подали. Обычно этот процесс занимает около полугода, но местные власти обещают провести его в ускоренном ритме. Все-таки такие знаменитые уже на всю страну соотечественники в Кыштовку еще никогда не приезжали.​

www.svoboda.org


Смотрите также