Германия разрешила строительство «Северного потока — 2». Северный поток 2 и германия


«Северный поток-2» рвёт Германию пополам

Американцы снова выступили против нового российского газопровода
Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что строительство газопровода «Северный поток-2» якобы подрывает стабильность и безопасность Европейского союза. Такое заявление Тиллерсон сделал 27 января в Давосе, где прошла его встреча с премьер-министром Польши Матеушем Моравецким.

«Мы видим, что этот проект подрывает европейскую стабильность и безопасность… очередной инструмент России, чтобы использовать энергию для политического влияния», — заявил глава Государственного департамента США.

В свою очередь, польский премьер-министр Моравецкий заявил, что Варшава также рассматривает «Северный поток-2» как инструмент политического давления.

«Мы будем просить партнёров в США о поддержке нашей политики в этой сфере», — подчеркнул Моравецкий.

В этой ситуации единственным реальным противовесом США в Европе в вопросе «Северного потока-2» остаётся Германия. А позиция её в отношении, как нового трубопровода, как и вообще антироссийских санкций крайне противоречивая. С одной стороны, немцы в лице Ангелы Меркель крайне не хотели бы ссориться с США, с которыми при Трампе у них и так напряженные отношения, с другой — не хотели бы нести убытки из-за разрыва экономических отношений с Россией.

— Что касается Польши, то с ней всё понятно, — рассуждает германовед, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Александр Камкин. — Её антироссийские заявления продиктованы не какими-то практическими соображениями, а той русофобией польской элиты, которая вызвана противоречиями в истории взаимоотношений русских и поляков, начиная с 17-го века. В этом смысле, я бы не стал говорить, что поляки отражают мнение большинства стран Евросоюза. Это их личная позиция, ситуативно совпавшая с интересами США, которые хотят потеснить или вообще вытеснить Россию с европейского газового рынка, чтобы дороже и больше продавать собственный сжиженный природный газ (СПГ).

В самой Германии нет единства по поводу того, нужен ли стране «Северный поток-2». С одной стороны, не только бизнесмены, но и политики прекрасно понимают, что от превращения в крупнейший европейский газовый хаб Германия только выиграет.

С другой стороны, общество и политический класс в Германии всё больше поляризируются. Разные слои общества всё больше левеют или правеют. Поэтому и в политической элите в отношении «Северного потока-2», как и отношения к России в целом, имеет место политический раскол.

«СП»: — И какой расклад сил?

— Атлантисты в лице Ангелы Меркель и авторитетного политика Мартина Шульца настроены на жёсткую линию отношений с Россией. Ведущая Социал-демократическая партия Германии неоднородна. Есть люди, которые выступают за сотрудничество с Россией. Тот же министр иностранных дел Зигмар Габриэль, который является связующим звеном между бизнес-элитой и политиками. В целом всё же «большая коалиция», которую пытается сформировать Меркель для того, чтобы иметь большинство в парламенте, будет настроена, видимо, проатлантистки, проамерикански. Но на неё сильное давление будет оказывать немецкое бизнес-сообщество. Ему выгодно превратить Германию в крупнейший газовый хаб. Тем более с учётом тренда на отказ от ядерной энергетики, который Ангела Меркель сама обозначила после аварии на японской «Фукусиме».

Кроме того, «зелёные» настаивают на отказе и от каменного угля в экономике Германии. А если учитывать политическую мимикрию Меркель и её постоянные попытки играть на чужих электоральных полях, нельзя исключать, что для привлечения голосов избирателей она заявит о постепенном отказе и от каменного угля. Что тут же повысит роль природного газа в экономике, поскольку газ это «не только мясо, но и ценный мех» — его широко используют в химической промышленности при изготовлении множества полимеров.

«СП»: — Какие у американцев рычаги для давления на Евросоюз в вопросе «Северного потока-2»?

— Ясно, что американцы собираются побороться за европейский рынок со своим СПГ. Использование своих восточных сателлитов — Румынии, Польши Болгарии — будет носить открытый, и даже оголтелый характер. В этой связи можно вспомнить другой пример — практически похороненный проект нефтепровода «Бургас-Александруполис». Он был крайне выгоден Болгарии. Но американцы сумели фактически торпедировать данное соглашение. С «Северным потоком-2» наши «заокеанские партнёры» будут использовать уже отработанную методологию. Впрочем, «Северный поток-1» тоже все согласования проходил крайне сложно. Но был всё же построен. Тогда к трубопроводу пытались всячески придраться в плане экологии. Американцы действовали руками Польши, Дании и Швеции. Поэтому мы ничего принципиально нового не наблюдаем. Антироссийских санкций тогда не было. Но по факту действия наших «партнёров» абсолютно не поменялись. Просто раньше противодействие было в стилистике мелких пакостников, а сейчас оно приняло более откровенные формы.

«СП»: — В такой ситуации Соединённые Штаты могут поставить вопрос ребром: или — или?

— Дональд Трамп всё же больше настроен на внутриамериканские дела. Не стоит забывать, что фактически провалились переговоры по созданию «экономического НАТО» — зоны трансатлантической свободной торговли. Ход и итоги переговоров до сих пор засекречены. А тут ещё и сама фигура Трампа воспринимается европейцами далеко не однозначно. Нагло ставить ультиматум американцам сейчас сложно. Особенно в области экономики.

Я думаю, что в долгосрочной перспективе «Северный поток-2» реализован будет, но пободаться придётся сильно. Американцы давить будут на экологию, на Третий энергетический пакет, усиливающий требования в децентрализации газового снабжения ЕС. Возможны также политические риски — изменение законодательства ЕС не в пользу наших компаний.

«СП»: — «Бунт» сразу двух федеральных немецких земель — это признак того, что борьба за отмену антироссийских санкций может быть усилена «снизу», из регионов?

— Решения по поводу антироссийских санкций и таких проектов, как «Северный поток-2», принимаются не в региональных парламентах и даже не в национальных столицах, а в Брюсселе. Да, со временем позиция регионов может оказать влияние на общеевропейский тренд, но для этого необходима смена депутатов во фракциях Бундестага, на лидерских позициях в политических партиях. По факту это будет означать новую восточную политику. Но пока Ангела Меркель будет оставаться на посту канцлера Германии, я бы не ждал серьёзной смены курса страны и ЕС в целом.

Алексей Полубота

nk.org.ua

«Северный поток — 2» вредит Европе

Без солидарности Европа не сможет двигаться вперед. С этим не поспорит ни один реалист. И все же у призыва к европейской солидарности — не только хорошая репутация. Если этот призыв исходит из Южной Европы и касается экономической политики еврозоны, то многие немцы начинают опасаться за свои кошельки. Если же из Германии раздаются голоса, требующие от Польши, Венгрии или Чехии внести свой вклад в дело облегчения участи беженцев, то эти страны отвечают яростным возмущением. А в вопросе возможной солидарности в политике безопасности по отношению к балтийским странам, которые нервничают из-за восточного соседа, результаты опросов в Западной Европе оказываются крайне позорными. Солидарность нужна, но должны ли мы за это действительно что-то платить?

В европейской энергетической политике тоже идет речь о солидарности, и особенно наглядны споры вокруг проекта «Северный поток — 2». План прокладки второго российского газопровода по дну Балтийского моря в Германию раскалывает ЕС политически и ставит под вопрос нашу солидарность с Польшей, нашими балтийскими соседями, Словакией, Украиной, а также с Данией и Швецией. Эти страны видят в российском проекте прямую или косвенную угрозу своей энергетической безопасности. В Германии уже много спорили по поводу «Северного потока — 2». Но сейчас, когда этот проект вступает в решающую фазу, немецкая политика должна принять решение. Чего нам стоит это проект? Насколько важны для нас проблемы наших соседей?

После изначальных колебаний Еврокомиссия заняла четкую позицию. «Северный поток — 2» противоречит целям европейского энергетического союза. Этот союз стремится сделать Европу независимой в плане энергетической политики, в то время как «Северный поток — 2» значительно увеличит зависимость от одной страны-поставщика, России, и от одного маршрута поставки — через Балтийское море. Можно поспорить и о том, будет ли у Европы в будущем вообще потребность в таком крупном импорте газа, если она, как было запланировано, сделает ставку на возобновляемые источники энергии и большую эффективность энергетики.

И, напротив, бесспорно, что Россия благодаря «Северному потоку — 2» могла бы полностью или частично отказаться от использования прежних газопроводов, особенно тех, которые проходят через Украину и Польшу. Критические наблюдатели видят в этом прямой мотив для инвестиций в балтийский трубопровод. Украина в настоящее время получает за транзит газа примерно два миллиарда евро ежегодно. Отказаться от этого означало бы нанести тяжелый удар по экономике Украины, это был бы шаг в направлении дестабилизации страны. Так Украина окажется под еще большим давлением со стороны России. Из-за ослабления Украины и более сильной прямой привязки Германии к России Польша и балтийские страны считают, что задеты их интересы в области безопасности. Понять это нетрудно. Озабоченность в связи с российской политикой в Балтийском регионе выражают также Швеция и Дания. Поэтому Дания недавно приняла новый закон, по которому правительство из соображений безопасности может запретить строительство трубопровода в датских водах. Закон однозначно подразумевает «Северный поток — 2», и консорциуму-оператору этого трубопровода, вероятно, придется искать новый маршрут.

В Германии есть как сторонники, так и противники «Северного потока — 2». В прошлом правительстве ФРГ этот конфликт прикрывали словесными оправданиями, что «Северный поток — 2» является якобы не политическим, а коммерческим проектом. Это может устроить некоторых лоббистов «Северного потока — 2», но проект все же политический. Так считают и большинство государств-членов ЕС, и Еврокомиссия, вернее, они называют его политически вредным. Сейчас Еврокомиссия проверяет руководящие принципы энергетической политики ЕС, пытаясь повлиять на дальнейший ход этого предприятия. В Европарламенте у нее для этого имеется подавляющее большинство.

Сотрудничество с Россией важно, и это касается именно совместных экономических проектов, которые связывают Россию и ЕС. Однако при настоящем сотрудничестве немцы и русские не договариваются через головы партнеров по ЕС. Это раскалывает ЕС, и утрачивается доверие. Тот, кто действительно серьезно относится к совместной энергетической политике Евросоюза, должен с самого начала включать партнеров по ЕС в развитие проекта и лишь потом вместе, в один голос, вести переговоры с Россией.

Новому правительству Германии следует открыто заявить о своем отношении к проекту. Европейская энергетическая политика и солидарность с нашими соседями говорят против «Северного потока — 2». Это сказано в первую очередь для СДПГ, которая не перестает риторически прославлять Европу, но, как только дело доходит до конкретики, отказывается от европейской солидарности. Никто не поверит, что все обойдется без последствий. Тому, кто сам не проявляет европейскую солидарность, будет трудно ожидать ее в другой ситуации. А без солидарности Европа не может продвигаться вперед.

Манфред Вебер (ХСС), Райнхард Бютикофер (Союз 90/Зеленые), Надя Хирш (СвДП) и Эльмар Брок, члены Европейского парламента, а также Норберт Рёттген (ХДС), Оливер Кришер (Союз 90/Зеленые) и Михаэль Линк (СвДП) — депутаты Бундестага.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

735

Похожие новости

Новости партнеров

Новости партнеров

 

geo-politica.info

Почему Россия не оставляет попыток довести «Северный поток-2» до Германии: irwi99

Новый год предсказуемо начался с газовой атаки, предпринятой Россией и Германией по поводу «Северного потока-2». Пока мы в Украине праздновали в целом положительное решение Стокгольмского арбитража по встречным искам «Нафтогаза» и «Газпрома», а теперь отмечаем 777 дней без закупок российского газа, наш агрессивный сосед вовсе не оставил попыток довести безумный «Северный поток-2» до конца, то есть до Германии. Для начала «Газпром» обошел санкции и через зарегистрированную в Швейцарии компанию «NordStream 2 AG» подписал контракт с норвежской компанией «Kvaerner LLC» на строительство элементов наземной инфраструктуры газопровода возле Санкт-Петербурга. Тем самым были убиты сразу два зайца — во-первых, «Газпром» продемонстрировал уверенность, что все разрешения будут получены (а до этого еще далековато), и во-вторых — строить будут норвежцы (на самом деле российская дочка норвежской компании). Контракт небольшой, около $ 80 млн, но крайне любопытный. Эти работы могли бы выполнить и другие партнеры «Газпрома», те же немцы. Но наняты норвежцы — представители той самой страны, которая в 2017 году поставила рекордные объемы газа в Европу за последние 40 лет.

На протяжении нескольких лет россияне утверждали, что добыча в Северном море падает и именно поэтому совершенно необходимо увеличивать и наращивать экспорт российского газа. И тут — такая статистика: в 2017 году норвежцы поставили в Западную Европу на 8% газа больше, чем в 2016-м, заняв 25% рынка газа в ЕС. Это, конечно, меньше 40% российских, но вовсе не свидетельство истощения норвежских месторождений.

С окончанием рождественских и новогодних каникул необыкновенную активность в продвижении «Северного потока-2» развил министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. Не помог и его визит в Киев. По мнению немецкого министра, «решение, у кого покупать газ, должны принимать в Европе фирмы с учетом надежности поставок и рыночных условий». Германия, по его словам, выступает «против попыток политического влияния на принятие таких решений». Он же в резкой форме раскритиковал возможные санкции по этому проекту со стороны США. Господин Габриэль, конечно, не забыл и про Украину.

По информации Deutsche Welle, министр заявил, что «неоднократно говорил российской стороне, что предпосылка для „Северного потока-2“ — это сохранение и действие газопровода в Европу через Украину».

Можно было бы, при определенных условиях, поверить в искренность немецкого политика, который не обязан знать, что в случае запуска «Турецкого потока» и «Северного потока-2» у России просто не останется газа на транзит через Украину. Однако крайне интересную информацию в декабре минувшего года опубликовала немецкая же газета Die Welt. В ее распоряжении оказался календарь встреч высокопоставленных немецких политиков за последние два года с представителями участвующих в «Северном потоке-2» компаний. Там упоминается множество крайне интересных имен с обеих сторон. Критики правящей коалиции в Бундестаге уже высказали свое возмущение по этому поводу, подчеркивая, что подобные встречи являются свидетельством намерений бизнеса организовать политическую поддержку этому крайне спорному проекту (то есть сделать именно то, против чего так яростно выступает господин Габриэль). Именно он, по данным газеты, будучи еще министром экономики, провел минимум 16 личных встреч с Алексеем Миллером, главой «Газпрома». Само собой, что офисы всей немецкой элиты посетил Матиас Варниг, управляющий директор «NordStream 2 AG». Бывший агент Штази, долгое время работавший в России, он является еще и близким соратником главного лоббиста «Газпрома» — бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шредера. В целом документ, на который ссылается газета, содержит упоминания о 62 встречах по вопросам «европейской энергетической политики». Зигмар Габриэль считает, что если Россия пойдет на уступки на Донбассе, в частности согласится на ввод «голубых касок», то «ее надо чем-то вознаградить». Теперь становится ясно, чем именно.

Финский берег по маршруту газопровода "Северный поток-2"Финский берег по маршруту газопровода "Северный поток-2"Тем временем против «Северного потока-2» выступили немецкие «зеленые», которые потенциально могут войти в новую правительственную коалицию Ангелы Меркель. Природозащитные организации обратились с открытым письмом к немецким властям с требованием прекратить строительство, справедливо полагая, что этот проект «несет угрозу уязвимой экологической системе Балтийского моря и вбивает клин между солидарностью и доверием внутри ЕС». Еще раньше об экологической угрозе окружающей среде заявили датчане, и даже экологи в самой России. Разумеется, «Газпром» начисто отвергает обеспокоенность экологов, утверждая, что «Северный поток-2» прошел все необходимые экспертизы (что, конечно же, не соответствует действительности). В Российской Федерации вообще весьма гибко подходят к вопросам экологии, когда речь идет о нефти и газе. «Независимая» компания «Новатек» без проблем получила разрешения на строительство практически в Арктике — на Ямале — огромного завода по сжижению природного газа стоимостью $ 27 млрд. Любопытно, с учетом режима санкций, что 20% этого проекта принадлежит французской компании «Тоталь», а первый танкер с этого завода, на открытие которого приезжал не только Путин, но и министр энергетики Саудовской Аравии, отправился в порт вблизи Лондона. Два китайских государственных банка финансировали проект на сумму $ 12 млрд. Путин и Миллер, как и руководство «Новатека», не скрывали, что реализация этого проекта была принципиально важной, чтобы продемонстрировать сомневающимся в Европе, что и в условиях санкций Россия способна осуществлять масштабные проекты, в том числе «Северный поток-2». Дополнительным фактором, свидетельствующим о необходимости его строительства, по версии «Газпрома», стала декабрьская авария на газопроводе, ведущем в европейский газовый хаб Баумгартен. В результате взрыва был остановлен транзит по одному из маршрутов, вследствие чего цена на газ в течение дня поднялась на 46%, однако, к счастью, аварию быстро ликвидировали.

Заместитель Миллера Медведев высоко оценил мобильность европейской газовой инфраструктуры, однако подчеркнул необходимость наличия альтернативных маршрутов поставок газа.

Активность немецких социал-демократов вполне объяснима: в самом разгаре сложные коалиционные переговоры, и они стремятся через формирование общественного мнения добиться поддержки проекту, очень выгодному для немецкого бизнеса, но крайне вредному для дюжины стран Центральной и Северной Европы, не говоря уже об Украине. Существуют только две реальные силы, способные его остановить — это США и ЕС. По поводу «Северного потока-2» в Вашингтоне отмечают необыкновенное единство Администрации и Конгресса. Накануне Нового года Рекс Тиллерсон в нескольких выступлениях подчеркнул политическую подоплеку проекта, который усилит зависимость ЕС от России. По его мнению, «Газпром» уже неоднократно использовал «энергетическое оружие» в политических целях, и реализация «немудрого» проекта в северных морях нанесет крайне болезненный удар по украинской экономике, которая лишится транзита. В декабре в американском Конгрессе по этому поводу даже прошли слушания, вывод которых является очевидным — ожидаемая новая волна санкций против России должна положить конец «Северному потоку-2». Именно поэтому Зигмар Габриэль так резко критикует позицию США, а в Москве не устают обвинять Вашингтон в лоббировании собственных интересов, заключающихся в поставках LNG на европейский континент. На самом деле нельзя, конечно же, отрицать, что в США существует заинтересованность в таких поставках, однако на ближайшую перспективу говорить об их ощутимых объемах несерьезно — в США просто нет соответствующих мощностей по производству сжиженного газа. Да и цена на LNG, даже сланцевый, является более высокой, чем на трубопроводный газ.

Стальные трубы "Северного потока-2" перед нанесением утяжеляющего бетонного покрытияСтальные трубы "Северного потока-2" перед нанесением утяжеляющего бетонного покрытияРоссия яростно и настойчиво сражается за европейский рынок как по политическим, так и экономическим мотивам. Нефть и газ были и остаются основными статьями экспорта, а энергетика — бюджетно-образующей отраслью. В Москве отлично понимают, что именно от Брюсселя (и Берлина) в итоге будет зависеть энергетическая политика Евросоюза. Однако вопреки всем мантрам «Газпрома» о срочной необходимости увеличивать поставки газа в ЕС, сухие факты говорят об обратном. Технический прогресс и последовательная политика энергосбережения позволили обеспечить экономический рост практически при стабильном энергопотреблении. Взаимосвязь между темпами развития экономики и ростом энергопотребления, характерная для развивающихся стран, в постиндустриальную эру уже отсутствует. За период 1995—2006 годов на 1% роста ВВП приходилось 0,4% роста энергопотребления. В 2010—2015 годах рост ВВП на 1% происходил при сокращении потребления энергии на 0,4%. Поэтому ныне Евросоюз потребляет энергии как в 1995-м, хотя ВВП, в сопоставимых ценах, вырос в 1,5 раза. При этом потребление газа находится на уровне 2000 года, а нефти — на уровне конца 90-х. Меняется и структура энергопотребления — все большая часть приходится на возобновляемую энергетику (до 17% в энергобалансе ЕС). Кроме того, после «газовой войны» 2008−2009 годов в ЕС создана разветвленная сеть интерконнекторов, позволяющих диверсифицировать поставки газа практически в любую страну Европы. В Брюсселе достаточно отчетливо, наконец, понимают, что политический фактор энергетического взаимодействия с Россией является не менее важным, чем выгодные цены. Инициированное в свое время расследование крайне сомнительных практик «Газпрома» при подписании контрактов с отдельными потребителями уже привело к тому, что российский монополист был вынужден согласиться с правилами Третьего энергопакета, изменить формулу ценообразования и пойти на другие уступки. В конце прошлого года Еврокомиссия инициировала также регуляторные изменения, которые позволили бы поставить под контроль рыночных правил и норм ЕС «Северный поток-2», что является неприемлемым для «Газпрома». Однако следует признать, что в рядах ЕС по поводу «Северного потока-2» нет единства, и не исключено, что дальнейшее продвижение в этом вопросе будет зависеть как от итогов коалиционных переговоров в Германии, так и от результатов выборов в Италии. В любом случае очевидно, что борьба за украинский транзит на европейском театре «военных действий» еще предстоит нешуточная, и «второй фронт», который вполне могут открыть американцы, будет очень важным фактором. Остается ожидать высадки союзников в Нормандии.

https://realist.online/article/v-vozduhe-zapahlo-gazom

2. «Северный поток-2": судьба газопровода в руках Меркель -https://www.pravda.ru/news/week/30-01-2018/1368177-0/

"На минувшей неделе США и Польша совместно выступили против реализации проекта строительства газопровода «Северный поток-2». Газопровод представляет собой «угрозу общей безопасности и стабильности Европы в энергетической политике» и является частью «плана России по политизации поставок энергоносителей», заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон в ходе официального визита в Польшу.Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий и министр иностранных дел страны Яцек Чапутович поддержали требование Тиллерсона и также потребовали остановить реализацию проекта. Позиция США понятна: Вашингтон надеется за счет уменьшения зависимости Европы от российского газа увеличить свой экспорт сжиженного газа в страны Старого Континента. Вместе с тем недавно 10 стран в Совете ЕС выступили за принятие директивы, которая может заблокировать строительство российского газпровода «Северный поток - 2». За продолжение строительства магистрали выступают Бельгия, Австрия, Голландия и Германия.

Между тем в Германии после встречи лидеров блока ХДС/ХСС Ангелы Меркель, Хорста Зеехофера и председателя СДПГ Мартина Шульца начались переговоры о создании правящей коалиции. Как ни странно, от будущего состава этой коалиции зависит судьба «Северного потока-2». Германия - это локомотив Евросоюза, и ее позиция может оказаться решающей для судьбы «Северного потока-2».

До недавних парламентских выборов в ФРГ Ангела Меркель могла единолично одобрить «Северный поток-2». После создания коалиции ей придется считаться с голосами СДПГ. А Мартин Шульц далеко не ярый сторонник реализации «Северного потока-2».Тем более что две крупные экологические организации ФРГ на днях призвали официальный Берлин остановить строительство газопровода «Северный поток-2». Экологи утверждают, что новый газопровод угрожает экологической системе Балтийского моря и намерены добиваться запрета на прокладку трубопровода в судебном порядке. ..."

3. Германия разрешила строительство «Северного потока-2» в своих территориальных водах - https://rns.online/energy/Germaniya-razreshila-stroitelstvo-Severnogo-potoka-2-v-svoih-territorialnih-vodah-2018-01-31/

4. Ещё по теме:о двуличной Меркель  - https://irwi99.livejournal.com/tag/Ангела%20Меркель об агентах и подельниках Кремлёвско-Лубянковской ОПГ - https://irwi99.livejournal.com/tag/агенты%20и%20подельники%20Кремля

5. Die Welt: роль «газовой колонки Путина» загонит Германию в изоляцию -https://russian.rt.com/inotv/2018-01-03/Die-Welt-rol-gazovoj-kolonki

irwi99.livejournal.com

Германия разрешила строительство «Северного потока — 2»

Оператор проекта «Северный поток — 2» получил разрешение на строительство газопровода в территориальных водах Германии. Процедуры получения разрешений на строительство в других четырех странах по маршруту газопровода идут по графику. В Киеве признают, что у них осталось очень мало времени на противодействие строительству трубопровода, а в «Газпроме» заявляют, что многие европейские покупатели газа хотят получать российскую продукцию по новым маршрутам. Попытки США, Прибалтики и других борцов с российским газопроводом помешать строительству «Северного потока» оказались безрезультатны.

«Горное ведомство Штральзунда выдало официальное разрешение на строительство 55‑километрового участка газопровода в соответствии с законом об энергетической промышленности», — говорится на официальном сайте проекта Nord Stream 2. Строительство газопровода в немецких территориальных водах одобрено Германией, равно как и прокладка сухопутной части газопровода в районе Лубмина вблизи Грайфсвальда.

Для начала строительства «Северного потока — 2» нужны также разрешения других четырех стран, вдоль которых проходит маршрут трубопровода: России, Финляндии, Швеции, Дании. Процедуры получения разрешений в этих странах идут по графику. Финансовый директор Nord Stream 2 AG Пол Коркоран сообщил 30 января, что компания рассчитывает получить все необходимые разрешения в феврале и приступить к строительству второй ветки «Северного потока» летом 2018 года.

Все попытки заблокировать выполнение стратегического энергопроекта, которые предпринимали в последние годы США, Украина, Румыния, Польша и страны Прибалтики, оказываются безрезультатны.

Этот факт признают и в Киеве. «Очередной звоночек для всех нас (включая специалистов конвейерного создания рабочих групп). Он еще не последний, но времени для действий с украинской стороны осталось очень мало», — прокомментировал на своей странице в Facebook выдачу Германией разрешения на строительство «Северного потока — 2» глава украинского «Нафтогаза» Андрей Коболев.

Киев выступает против «Северного потока — 2», поскольку опасается, что российские газопроводы, проложенные в обход Украины, лишат «Незалежную» доходов от транзита российского газа. В «Газпроме» на это много лет отвечали, что цель «Потоков» не в этом, а в диверсификации маршрутов доставки российского газа европейским покупателям и минимизации рисков, связанных с изношенностью газотранспортной системы Украины, которая никак не пройдет модернизацию. Тем не менее у Киева в самом деле есть причины для беспокойства. Только исходят эти причины с запада, а не с востока. Не из России, а из стран ЕС.

В руководстве «Газпрома» заявляют, что многие европейские потребители российского газа хотят отказаться от его транзита через Украину и получать газ по альтернативным маршрутам.

«Я не раскрою имена, но многим партнерам была предложена возможность сохранить транзит через Украину после 2019 года, но они сказали: нет, спасибо, мы хотим получать газ в новом пункте», — заявил заместитель председателя правления компании «Газпром» Александр Медведев, выступая на Европейской газовой конференции. Медведев подчеркнул, что объемы поставок российского газа по украинскому маршруту будут определяться условиями транзита и спросом европейских партнеров.

Контракт «Газпрома» и «Нафтогаза» о транзите российского газа через Украину истекает в 2019 году. Новый контракт по транзиту пока не подписан; будет ли подписан, непонятно; каким он будет (если будет) — тем более. В Киеве хоть сейчас готовы объявить даже малейшее сокращение транзитных объемов «энергетическим шантажом» и актом гибридной войны. Но это если сокращение транзита предложит Россия. А если о своем желании получать газ по «Северному потоку» заявит Германия, Дания, Австрия, Чехия или Швеция? Их что, объявлять агентами Кремля и утверждать, что Путин держит револьвер у виска каждого европейского лидера, который говорит, что его стране выгоднее получать газ по Nord Stream, а не через Украину?

«Северный поток — 2» — это редкий для сегодняшних международных отношений случай, когда экономика оказывается сильнее политики: прагматические резоны участия в проекте газопровода перевешивают политические мотивы, а инструменты политического давления оказываются бессильны.

В случае Nord Stream в прошлом десятилетии и его второй ветки в нынешнем не сработала кампания европейской солидарности с Украиной, затеянная странами Восточной Европы. Оказалась на поверку «белым шумом» трескучая риторика об «энергетическом пакте Молотова — Риббентропа». Не возымело ожидаемых последствий введение Третьего энергопакета ЕС. Пропали втуне увещевания стран Прибалтики о «русской угрозе» на европейском энергорынке.

Наконец, не смогла остановить реализацию проекта Nord Stream 2 «тяжелая артиллерия» в лице Соединенных Штатов Америки, которые пригрозили ввести санкции против европейских энергокомпаний, сотрудничающих с Россией.

Американцами в данном случае двигали не идеалистические мотивы солидарности с Украиной, а свои шкурные интересы: навязать европейцам вместо российского газа из «трубы» по дну Балтийского моря свой сжиженный природный газ, поставляемый из Америки на СПГ‑терминалы. Американских союзников поддержали только верные прибалтийские сателлиты, зато Западная Европа во главе с Германией выступила резко против и отстояла-таки свое право получать дешевый газ из российской «трубы».

Коалиция борцов с «недемократическим» газом из России, похоже, почти смирилась со своим поражением. Первыми на смягчение своей позиции по «Северному потоку — 2» пошли страны Балтии, борьба которых с российским газопроводом вовсе не имела под собой рациональных оснований: старая газотранспортная система проходит через Украину и Польшу, а не через Прибалтику, которая, наоборот, могла бы заработать на участии в строительстве газопровода по дну Балтийского моря.

Вместо этого прибалтийские лидеры больше десяти лет выступали категорически против «Северного потока» и его второй ветки. Однако в конце 2017 года их позиция странным образом изменилась.

Вместо потока сознания на тему «русской угрозы» и попадания Европы в газовую кабалу к Кремлю главы правительств Литвы, Латвии и Эстонии фактически одобрили строительство газопровода в обход Украины. В своем традиционном коммюнике по итогам года они ограничились фразой: «Отмечаем, что проект “Северного потока — 2” в случае его реализации должен соответствовать законам ЕС и принципам Энергетического союза». Видимо, даже до прибалтийских политиков дошло, что с Nord Stream уже ничего не поделаешь. А международная солидарность с Украиной? Ну что же, вовремя предать — это не предать. Это предвидеть.

pravdanews.info


Смотрите также