Сколько турок в германии


Турецкое население Германии: этническая бомба замедленного действия

Обнаружила в своих "архивах" ссылку статьи Сергея Сумленного о турецком факторе в жизни Германии. Статья старая, но актуальности своей не утратила.

Сергей СумленныйТУРЕЦКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ГЕРМАНИИ: ЭТНИЧЕСКАЯ БОМБА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

40 лет назад из Турции приехали первые "гастарбайтеры". Берлинская стена стояла уже четыре с половиной месяца. Без переселенцев из ГДР положение на рынке труда в западной Германии становилось критическим. Поэтому 30 октября 1961 года Германия и Турция подписали соглашение о вербовке в Турции так называемых "гастарбайтеров"...

В сопровождении духовых оркестров и окруженные цветами, они должны были спасти немецкое экономическое чудо - а затем незамедлительно вернуться назад. Это не только надежды, которые лелеялись немецкими политиками, сами турки тоже не грезили о том, чтобы подписывать договоры о кредитах на строительство жилья или обеспечивать себе места в домах престарелых. Между тем, на сегодняшний момент в Германии проживают более двух с половиной миллионов турок, и за 40-летнюю историю их миграционной истории было немало заблуждений, болезненных открытий и противоречий.

Турки были не первыми "гостями" на заводах "Ауди" и "БМВ", но со своим языком, со своей религией, со своими обычаями они оказались для немцев значительно более чужими, чем, к примеру, итальянцы. Сегодня у 29 процентов немцев есть соседи турецкого происхождения, но, несмотря на это, у большинства из них осталось чувство отчужденности по отношению к туркам", - утверждают исследователи из Алленсбаха, изучающие общественное мнение.

Сейчас, после 40 лет, много спорят об обязательных языковых курсах. Эксперты по вопросам миграции заявляют, что особенную выгоду такое принудительное обучение могло бы принести женщинам. Когда-нибудь интеграция затронет женщин, и это знают консервативные отцы турецких семей. Поэтому они и привозят с родины молодых невест для своих сыновей, в надежде, что они не "испортятся" под влиянием эмансипационных течений. В Стамбуле, где женщины-брокеры уже составляют большинство на бирже, искателям невест уже практически нечего делать. Для этого в большей степени подходят восточные провинции, где, напротив, большинство девочек никогда не видели школу изнутри. Этот брачный туризм является существенным стопором для интеграции турок в европейское общество.

Однако, есть и достижения. 55 тысяч турок на данный момент можно назвать хорошо устроенными. В 1970 году таких было только 3300. Турки создали 293000 рабочих мест. В парламентах разного уровня есть даже депутаты турецкого происхождения, а артисты эстрады, исполняющие свои произведения на турецком языке, покорили дружеские компании немцев, собирающиеся в лучших заведениях Нижней Баварии...

Но в Берлине лишь каждый двенадцатый из турецких школьников сдает экзамены за полный курс средней школы, хотя из немцев их сдает каждый третий. Безработица затрагивает молодых турок в значительно большей степени, чем их немецких сверстников. Отсутствуют программы по поддержке детей мигрантов, как впрочем, отсутствуют турецкие врачи и адвокаты. "Предложение о введении в немецкие школы курса по изучению исламской религии вызвало три года назад шквал негодования", - писала недавно бывшая уполномоченная по делам иностранных граждан Корнелия Шмальц-Якобсен. Но многие немцы все больше склоняются к той точке зрения, что это может в значительной мере способствовать интеграции. Ведь неподконтрольные никому частные школы по изучению Корана являются для фундаменталистов идеальным местом для вербовки сторонников.

После произошедшего 11 сентября, мусульмане стали опять ощущать все большее недоверие со стороны своей новой родины. Но, несмотря на это, у большинства из них нет мыслей о том, чтобы покинуть Германию и вернуться на родину: Турция переживает самый глубокий за 78-летнюю историю республики экономический кризис..

В Германии проживает не меньше трех миллионов турок, и это число будет только увеличиваться. Турецкие общины создают в немецких городах настоящие «параллельные сообщества», в которых не действуют законы Германии, в которых женщину могут убить за ненадетый платок, а дети часто вырастают, не зная ни слова по-немецки. Полное отсутствие желания у турецкой общины интегрироваться в немецкое общество, агрессивность по отношению к стране пребывания, крайне низкий образовательный уровень членов общины – вот те проблемы, которые безуспешно пытаются решить немецкие власти, внезапно осознавшие, что мирное мультикультурное общество существует только в мечтах.

Современная Европа переживает период подъема национального сознания и роста антиисламских настроений. Даже в самых толерантных и открытых странах, годами служивших образцами создания успешных мультикультурных обществ – таких, как Голландия и Дания – к власти приходят праворадикальные партии, а внутреннюю политику начинают определять националистические настроения. Жесткое антииммиграционное законодательство спешно создается и в Германии, где на протяжении всех послевоенных лет высказывания по национальным вопросам были строго табуированы, а политика превращения ФРГ в страну иммигрантов практически стала официальной доктриной. Причина такой резкой перемены настроений проста: доля иммигрантов (в первую очередь, из исламских стран), активно не принимающих европейские правила игры и открыто противопоставляющих себя европейской культуре, увеличивается с каждым годом, и проблему существования культурно-религиозных гетто, на территории которых не действуют никакие европейские законы, больше не замечать нельзя.

Постоянное же нарастание в Европе с 2001г. уровня террористической угрозы, наглядно продемонстрированное взрывами в Мадриде и Лондоне, заставляет сегодня даже самых благодушных европейцев с опаской глядеть на своихсоседей-мусульман, даже если в повседневной жизни те выглядят обычными приветливыми студентами или продавцами кебабов.

Одна за другой европейские страны резко ужесточают свои миграционные законодательства. Вскоре после шокировавших датчан исламистских демонстраций, ставших результатом публикации карикатур на пророка Мухаммеда, министр труда Дании Клаус Хьорт Фредериксен заявил журналистам: «Собирающиеся приехать к нам иностранцы должны знать, что здесь не текут молочные реки. Условие пребывания в Дании – это работа, и никаких других условий быть не должно».

Еще более резко высказался бывший министр по делам беженцев, гражданства и интеграции Бертель Хаардер: «Иностранцы – это обуза для нашего общества. Мы тратим на них больше, чем они приносят нам. Мы должны с этим покончить».

Впрочем, эксперты отмечают, что последние пять лет Дания и так последовательно проводила политику сокращения числа иммигрантов, хотя и без громких заявлений политиков. Так, если в 2001г. статус беженца получили более 6 тысяч человек, то в 2005г. – лишь полторы тысячи. В первую очередь, это вызвано тем, что в автоматической въездной визе теперь отказывают родственникам иностранцев, получивших в стране политическое убежище.

В начале 2006г. голландский министр по делам иностранцев Рита Фердонк выступила с предложением обязательного тестирования мигрантов, желающих поселиться в стране, на знание голландского языка. По мнению министра, тестирование должно проводиться еще на родине иностранца – сотрудниками голландского консульства. Идеальный образец для подражания, по мнению министра Фердонк, решение магистрата города Роттердам, где в прошлом году жителям было официально предписано общаться в школе, на работе, в магазинах и с соседями только по-голландски. Все голландцы должны брать пример с жителей Роттердама, заявила министр и потребовала объявить голландский единственным языком, допустимым в общественной сфере. Это не самая лучшая новость для расположенных в Голландии головных офисов таких международных корпораций, как Shell, Philips и Unilever, но спасение национальной культуры, по мнению министра, важнее, чем репутация в глазах крупных фирм.

Уже через месяц предложения министра Фердонк, представляющей в коалиционном правительстве праворадикальную «Народную партию свободы», получили новое развитие: в качестве «теста на иммиграцию» желающим въехать в страну будут демонстрировать фильм, знакомящий мигрантов с основами голландской культуры. Особый акцент в фильме сделан на роль женщин в голландском обществе: мигрантам будут продемонстрированы сцены обыска подозреваемого-мужчины полицейскими-женщинами, кадры с главой государства – королевой Нидерландов, а также сцена купания голландки топлесс. По реакции мигрантов на эти кадры чиновникам предстоит решить, стоит ли пускать их в страну.

Очевидно, что голландское тестирование направлено, в первую очередь, на выявление в среде иммигрантов агрессивно настроенных исламистов. Тем же самым целям служит и тестирование, предложенное рядом федеральных земель Германии. В преддверии региональных выборов, проходивших в марте 2006г. сразу в трех немецких землях – Бадене-Вюртемберге, Гессене и Райнланд-Пфальце, правящий во всех этих землях Христианско-демократический союз (ХДС) объявил одной из главных своих задач борьбу с исламской (читай – турецкой) иммиграцией. Для решения этой проблемы правительство земли Баден-Вюртемберг разработало специальную «антиисламистскую» анкету, содержащую около полусотни вопросов относительно самых разных жизненных ситуаций. Желающим получить немецкое гражданство предлагается честно ответить, что они думают о равноправии женщин, о заключении принудительных браков, о многоженстве, о кровной мести, о мировом сионистском заговоре, о всеобщем школьном образовании, о публикациях карикатур на религиозные темы и о многих других вещах.

После этого чиновники собираются анализировать ответы на их соответствие демократическим стандартам и на этой основе принимать решение о выдаче гражданства. Анкета, созданная в земле Гессен, содержит больше вопросов общеобразовательного характера, направленных на выяснение знаний мигранта о географии, культуре, политическом строе и истории страны, однако и она затрагивает целый ряд тем, призванных выявить среди тестируемых иностранцев радикальных исламистов. Например, экзаменуемому предлагается назвать определенное количество рек, горных массивов и городов Германии; описать принципы формирования немецкого парламента; объяснить причины Реформации; рассказать о послевоенном разделении Германии, а также вспомнить имена известных немецких философов и композиторов.

Такая предвыборная программа ХДС была весьма благодушно встречена избирателями: во всех трех землях христианские демократы получили достаточное для начала формирования правительства число голосов. Это и неудивительно. Согласно социологическому опросу, проведенному в конце прошлого года университетом города Билефельд, 66% немцев считают, что Германия страдает от засилия иностранцев. Почти 40% граждан ФРГ уверены, что для спасения экономики страны правительство должно начать выдворять избыточную рабочую силу. 30% немцев признались, что чувствуют себя иностранцами в собственной стране. В целом, по мнению социологов, уровень ксенофобии в немецком обществе вырос за последние пять лет на 15-20%.

Голоса, призывающие ограничить миграцию, все чаще раздаются на самых разных уровнях – от разговоров на улицах до дискуссий в парламенте. Большинство немцев признает: национальный ландшафт Германии стремительно претерпевает фундаментальные изменения. В стране, которая еще двадцать лет назад была практически однородна в этническом плане, сегодня стремительно возникают настоящие национальные анклавы. Пока что они существуют лишь на уровне городских районов, но имеют все шансы расти и дальше. В авангарде этнической перестройки Германии стоят иммигранты турецкого происхождения.

Сегодня из почти семи миллионов иностранцев, проживающих на территории ФРГ, около одной четверти, или 1 700 000 человек, – граждане Турции. С большим отрывом от них находятся граждане стран бывшей Югославии (950 тысяч человек) и Италии (578 тысяч человек). Что еще более важно, турецкие мигранты являются носителями куда более чуждой немцам культуры, чем успешно ассимилировавшиеся за последние десятилетия (хотя часто и сохранившие свое изначальное гражданство) итальянцы или югославы. Фактически, ближайшей в списке иммигрантов этнической группой, с которой можно было бы сравнивать турок, являются располагающиеся соответственно на 23-м и 24-м местах марокканцы и иранцы, численность которых составляет соответственно 65 и 57 тысяч человек. Разумеется, в глазах немцев именно турки олицетворяют собой исламскую миграцию.

Еще более прочно турки занимают первое место в списке иностранцев, получающих немецкое гражданство. В последние 3 года от 35 до 40 процентов всех выданных иностранцам немецких паспортов доставалось именно туркам. Учитывая, что в общем количестве иностранцев, проживающих в ФРГ, доля турок составляет лишь 25%, можно сказать, что вероятность получения немецкого гражданства для граждан Турции выше, чем для граждан других стран на 40-60%, хотя и стабильно сокращается с 2001г.

Отдельно необходимо уточнить, что эти цифры не дают реального представления ни о количестве этнических турок, проживающих в Германии, ни об их концентрации в отдельных городах страны. Дело в том, что, с одной стороны, официальному учету в органах внутренних дел подлежат лишь иностранцы, не имеющие немецкого гражданства, и гражданин Турции, получающий немецкий паспорт, сразу же исчезает из поля зрения статистики, проходя по ней как «немец». Количество таких «немцев» можно проследить, только изучая данные относительно выдачи немецких паспортов, однако сведений о количестве детей граждан Германии турецкого происхождения найти уже невозможно. Между тем, хотя дети в таких семьях и считаются «немцами» с самого момента рождения, часто они, как и их родители, практически не говорят по-немецки и воспитываются в исключительно турецких традициях. Не в силах ответить немецкие чиновники и на вопросы граждан, сколько в стране действует религиозных и национальных союзов турок: ни те, ни другие организации не обязаны, согласно немецкому законодательству, регистрироваться в органах правопорядка. Что же касается концентрации турецкого населения, то западные и восточные земли Германии представляют собой прямо противоположные ситуации. На депрессивных территориях бывшей ГДР, где мигранты из других стран составляют не больше 2-5% населения (по сравнению с 25-30% населения в развитых городах бывшей ФРГ), турки являются меньшинством и среди мигрантов, занимая в списке некоренных национальностей лишь десятое-пятнадцатое места. Между тем, в отдельных экономически развитых и потому привлекательных для мигрантов городах страны, например, в Мюнхене, существуют целые турецкие кварталы, в которых с трудом можно найти вывеску на немецком языке.

Уже поэтому неудивительно, что проблема интеграции турок в немецкое общество вышла в последние годы на первый план. Первой ласточкой антииммигрантских, антиисламских и, в значительной степени, антитурецких настроений в Германии стала вышедшая в 2000г. в еженедельнике Die Zeit статья бывшего федерального канцлера Германии Гельмута Шмидта с красноречивым названием «Не часть Европы», в которой экс-канцлер отстраненно и хладнокровно рассматривал проблему иммиграции турок в Германию и мотивы вступления Турции в Евросоюз. В частности, в статье Шмидт рассказал о своем разговоре с неназванным турецким премьер-министром (судя по контексту статьи, этим премьером был Бюлент Улусу), в котором тот якобы заявил, что для решения проблемы избыточной рождаемости и растущей безработицы Турции жизненно необходима ежегодная эмиграция из страны как минимум одного миллиона турок – желательно в Германию.

Однако если в 2000г. статья бывшего федерального канцлера вызвала скорее неприятие у публики, которая сочла ее проявлением нетолерантности и болезненного алармизма, то сегодня печатными высказываниями на острую тему исламско-турецкой иммиграции в Германии мало кого удивишь. В стране регулярно издаются книги, посвященные весьма критическому анализу сложившейся ситуации, содержание которых ясно уже из названий: «Смертельная толерантность. Мусульмане и наше открытое общество» или «Лодка переполнена. Европа между любовью к ближнему и самосохранением». В редакциях даже самых консервативных и взвешенных немецких газет можно услышать, как сторонников открытого для всех культур общества открыто называют Gutmenschen, или «добрячками» – еще пару лет назад это слово, лучше всего переводимое на русский популярным среди российских националистов выражением «общечеловеки», входило исключительно в лексикон праворадикальных политиков.

Перемены, произошедшие с восприятием немцами вопросов иммиграции, просто стремительны. «Еще несколько лет назад в стране царила убежденность, что единственная работающая концепция интеграции меньшинств - это концепция мультикультурного общества. Мы должны радоваться, что все эти люди приехали к нам и принесли свой образ жизни», – говорит Вернер д’Инка, издатель самой уважаемой и консервативной газеты Германии Frankfurter Allgemeine Zeitung. – Сегодня число сторонников этой концепции стремительно убывает. Немцы устали нести бремя ответственности за преступления Второй мировой войны. Немцы устали стыдиться своей национальности. Немцы устали определять свою национальность «от противного» – то есть постоянно помнить, чем немцы не должны быть. Немцы хотят, чтобы иммигранты наконец стали соблюдать немецкие правила игры – или отправлялись домой. Эти перемены в массовом сознании произошли всего за несколько лет. Я сам вряд ли сказал бы вам что-то подобное пять лет назад. А если бы я услышал от кого-то такие слова десять лет назад, то был бы уверен, что передо мной сидит самый настоящий правый реакционер».

Впрочем, такой перемене настроений в немецком обществе весьма поспособствовали сами турецкие иммигранты. Например, именно они привнесли в немецкий язык один из самых отвратительных из существующих в сухом языке криминальных сводок терминов – Ehrenmord, или «убийство чести». Так теперь обозначается убийство женщины, совершенное ее родственниками-мужчинами для «спасения чести семьи». Жертвами «убийств чести» обычно становятся турчанки, решившиеся на развод (даже в том случае, когда брак был заключен насильно), однако иногда для убийства хватает куда более скромного повода, вплоть до простого отказа девушки носить платок. По данным исследования независимого центра поддержки турецких женщин Papatya, выходцами из мусульманских стран с 1996г. по 2005г. на территории Германии было совершено как минимум 50 таких убийств, причем на долю турок пришлось 77% преступлений, что более чем в 3 раза превышает долю турок в среде иммигрантов (следом за турками идут ливанцы с 10% от числа подобных преступлений и выходцы из стран бывшей Югославии – 7%). Отдельно необходимо заметить, что «убийства чести» совершаются, в основном, очень молодыми турками, часто родившимися в Германии и прожившими здесь всю свою жизнь – парадоксальным образом эти молодые люди, имеющие лишь самое поверхностное знакомство с Турцией, тем не менее, активно воспроизводят самые варварские и архаичные модели социальных взаимоотношений.

Половина из 400 турчанок различных возрастов, опрошенных в 2005 году чиновниками федерального министерства по делам семьи, женщин, преста- релых и юношества, призналась, что регулярно страдает от физического насилия в семье.

К этому следует добавить еще одну серьезнейшую проблему: насильно заключаемые браки. По данным исследовательницы проблемы насилия над женщинами в среде иммигрантов, турчанки по происхождению Неклы Келек, каждый второй брак, заключаемый в среде турецких мигрантов, является браком по принуждению. Часто невеста, всю жизнь прожившая в Турции и отправленная в Германию почти как товар, вообще не знает, за кого ее выдают замуж. В свой книге «Невеста из-за границы. Подноготная жизни турок в Германии» Келек так описывает классическую ситуацию брака по принуждению: «Типичной невесте «на импорт» – 18 лет, она выросла в небольшой турецкой деревне и едва умеет читать и писать. Ее родители решают выдать ее замуж за проживающего в Германии турка – чаще всего ей совершенно незнакомого, иногда – связанного с ее семьей родственными узами. После свадьбы она переезжает в Германию, в новую турецкую семью.

Она живет только и исключительно в этой семье, ей не дают контактировать ни с кем, кроме представителей турецкой общины. Она не знает ни города, ни страны, в которой живет. Она не говорит ни слова по-немецки, не знает своих прав, не знает, к кому обратиться за помощью. Если она не слушается своего мужа, то ее без разговоров отправляют к родственникам на родину – и это означает для нее социальную, а часто и физическую смерть. Вскоре она рожает двух-трех детей, потому что без этого она вообще никто. Тем не менее, рождение детей привязывает ее на долгие годы к новому дому. Поскольку она ничего не знает о Германии, а родственники не рассказывают ей ничего о стране, то своих детей она воспитывает так, как будто бы они росли в Турции. Она говорит с детьми по-турецки, она воспитывает их в исламских традициях. Хотя формально она живет в Германии, фактически она в нее никогда не приезжала».

Особая проблема заключается в том, что немецкие чиновники располагают весьма скудным набором инструментов не только для того, чтобы влиять на эту ситуацию, но даже для того, чтобы отслеживать ее текущее состояние. Значительное количество турок, проживающих на территории ФРГ, не имеют немецкого гражданства, и формально никаких причин для запрета, например, возвращения на родину турчанки, находящейся в браке с немецким турком, у властей ФРГ нет. То, что на родине женщину может ожидать расправа со стороны родственников за «ненадлежащее» исполнение супружеских обязанностей, не может служить причиной задержания ее в аэропорту. Еще меньше причин есть у чиновников для запрета поездок несовершеннолетних турецких девушек «на каникулы к бабушке» – несмотря на то, что, по оценкам независимых экспертов, значительная таких «каникул» заканчивается принудительным браком, заключенным в какой-нибудь турецкой деревне и противоречащим всем европейским нормам.

Серьезную озабоченность у немецкого населения также вызывает тот факт, что подобные преступления все чаще выходят за рамки турецкой общины и начинают затрагивать и собственно немцев. В декабре 2005г. в Мюнхене турецкий подросток избил беременную от него одноклассницу немецкого происхождения – по собственному признанию, чтобы вызвать выкидыш. В январе точно такая же история повторилась во Франкфурте, причем 17-летний турок признался, что главной причиной его нападения на девушку стало то, что его отец заявил, что «не потерпит ребенка от христианки». В обоих случаях пострадавшие девушки, подавшие заявления в полицию, подвергались угрозам со стороны своих бывших бойфрендов, а также их друзей – те требовали немедленно отозвать заявление. Фактически, немецкая система работы с подростковой преступностью, главный акцент которой сделан на увещевание подростков и их родителей, показывает свою полную неспособность справиться с ситуацией в иммигрантских кварталах, когда преступное поведение подростков прямо или косвенно поощряется их родителями, а сами подростки не считают своей целью успешную интеграцию в немецкое общество.

Ежегодно в Германии тратится до трехсот миллионов евро только на образовательно-интеграционные программы для иммигрантов, однако успеха эти программы приносят мало. Вся немецкая иммиграционная политика последних десятилетий строилась на убежденности, что иностранцы, поселившиеся в Германии, будут перенимать немецкие правила игры, уважать демократические традиции и культуру страны. Однако все оказалось совсем по-другому. Иммигранты образуют параллельные сообщества, в которых не действуют немецкие законы, которые неподконтрольны полиции и совершенно непрозрачны для постороннего наблюдения. Вдобавок ко всему, процедура получения немецкого гражданства в последние годы превратилась в простую формальность, для которой надо было лишь прожить на территории страны не меньше 8 лет, и даже незнание языка в большинстве случаев не являлось препятствием для получения немецкого паспорта.

Парадоксально, но в большинстве случаев граждане Турции сами решали не получать немецкое гражданство – дело в том, что Германия не признает двойного гражданства и получение немецкого паспорта было связано с отказом от гражданства турецкого, что в свою очередь, по турецким законам, означало отказ от собственности на недвижимость, находящуюся на территории Турции. Между тем, значительному количеству граждан Турции в последние годы удалось восстановить свое турецкое гражданство уже после получения гражданства немецкого, что, хотя и является нарушением законодательства ФРГ, практически невозможно установить, используя набор законных средств, которыми располагают немецкие чиновники.

Еще меньше возможностей осуществлять контроль за турецким населением будет у немецких чиновников после вероятного вступления Турции в Евросоюз. Идея присоединения Турции к ЕС горячо поддерживалась коалиционным правительством социал-демократов и зеленых, объявившим ее единственным шансом «привязать» Турцию к европейским ценностям и окончательно похоронить идеи радикальных исламистов превратить Турцию в религиозное государство. После парламентских выборов, прошедших в сентябре 2005г. и приведших к власти более консервативно настроенный Христианско-демократический союз, риторика официальных лиц, высказывающихся по данному вопросу, стала более сдержанной, однако никто не сомневается в том, что курс федерального правительства остался прежним, лишь темпы воплощения этих планов в жизнь, возможно, несколько замедлились.

Кроме того, чиновники Еврокомиссии, непосредственно ответственные за воплощение этого проекта в жизнь, весьма положительно относятся к перспективе присоединения к сфере своего влияния новой страны с почти 70-миллионным населением. Самой большой проблемой, мешающей на сегодня вступлению Турции в ЕС, является членство в ЕС Кипра, который Турция так до сих пор официально и не признала. Между тем, мало кто всерьез считает, что турецко-киприотский конфликт может стать причиной, которая закроет для Турции путь в ЕС. В полемике же, публикуемой в немецких СМИ, самые радикальные высказывания против вступления Турции в ЕС, как это ни парадоксально звучит, принадлежат турецким диссидентам, выехавшим в Германию из-за преследований, которым они подвергались у себя на родине за попытки начать общественную дискуссию по вопросам Геноцида армян.

В целом для Германии, в которой проживает самая большая в Европе турецкая община, вступление Турции в ЕС будет означать катастрофическое усиление позиций мигрантов. Во-первых, присоединение снимет барьеры, которые немецкое правительство еще пока может воздвигать на пути мигрантов – после включения страны в ЕС любой желающий турок сможет свободно приехать в Германию, не спрашивая для этого разрешения немецких властей.

Во-вторых, постоянно проживающие на территории Германии граждане Турции, как новые граждане Евросоюза, автоматически приобретут право голосовать на немецких выборах в местные органы власти (то есть выбирать администрации городов и парламенты федеральных земель), а также отдавать свои голоса на немецких выборах в Европарламент. При том, что уже сегодня во время выборов в местные органы власти немецкие партии ведут активную избирательную кампанию среди этнических турок, обладающих немецким гражданством, и уже сегодня в местных парламентах есть даже лидеры фракций – этнические турки, а в федеральном парламенте – депутаты-турки, после наделения избирательными правами всех граждан Турции, проживающих на территории Германии, политическое давление турецкой общины, несомненно, еще более усилится.

Постоянно обостряется в немецком обществе и проблема адаптации турецкой молодежи. Из-за того, что турецкие семьи традиционно характеризуются более высоким количеством детей, нежели семьи немецкие, многие школы, особенно находящиеся в районах с высокой концентрацией турецкого населения, фактически превращаются в школы этнические. Например, если доля турецкого населения в берлинском районе Моабит составляет чуть меньше 25%, то доля турецких учащихся в школах этого района колеблется по разным школам от 70% до 90%. Такая фантастическая концентрация иностранцев в общеобразовательных школах сводит на нет все попытки учителей интегрировать детей в немецкое общество: в условиях, когда для девяти из десяти школьников родным языком является турецкий, вероятность того, что 10% немцев заговорят по-турецки, гораздо выше, чем возможность научить турецких школьников немецкому языку.

Языковой конфликт в немецких школах достиг своего апогея в конце прошлого года, когда в берлинской школе имени Герберта Гувера администрация запретила школьникам говорить на любом языке, кроме немецкого - в том числе и во время перемен, и даже на школьном дворе. Немецкое общество сразу же раскололось на два непримиримых лагеря. Консервативные немцы, часто ощущающие себя иностранцами в собственной стране, вздохнули с облегчением. Союз немецких турок обвинил власти в дискриминации по национальному признаку. Между тем, по мнению представителей крупнейшего в Германии частного благотворительного фонда Hertie, занимающегося, в числе прочего, интеграционными программами, нацеленными на помощь турецким подросткам, подобные запреты должны пойти на пользу турецкой молодежи. Дополнительные стимулы к изучению языка страны проживания лишь повышают шансы подростков успешно закончить школьное обучение и получить достойную работу.

На сегодня же ситуация с образовательным уровнем турецкой молодежи просто ужасающа. 25% турецких детей бросают школу после девяти классов, то есть ограничиваются лишь тем минимумом, который необходим для приема на низкооплачиваемую неквалифицированную работу. Еще 25% бросают школу, не закончив и девяти классов, то есть, по формальным немецким меркам, не имеют вообще никакого образования. В вузы поступают лишь 6% детей из турецкой общины (среди этнических немцев этот уровень достигает 23%). Учитывая, что доля турецкого населения становится все больше, это означает и то, что образовательный уровень всего немецкого общества неуклонно снижается.

Подводя итоги сказанному, можно выделить основные проблемы, которые стоят сегодня перед немецким обществом, столкнувшимся с явлением массовых турецких общин. Во-первых, это крайне низкая степень интеграции в общество членов турецких общин, и главное молодежи, что приводит к созданию и устойчивому сохранению изолированных, агрессивно настроенных к окружающему миру, асоциальных и часто криминально ориентированных сообществ, не признающих ни культурное наследие, ни нормы повседневного поведения, существующие в немецком обществе.

Во-вторых, это отсутствие легальных методов контроля за жизнью таких общин, что существенно затрудняет как выявление угроз немецкому обществу, так и своевременное и эффективное реагирование на них.

В-третьих, это изолированность и сплоченность турецких общин, позволяющая их членам при желании сколь угодно длительное время избегать контактов любого уровня с «внешней средой». Все эти факторы многократно усиливаются вследствие массовости присутствия этнических турок на территории Германии, что не только делает их наиболее значимой силой среди иммигрантов, но и позволяет создавать свои анклавы в большинстве городов страны. Уровень конфликтов между турецкими мигрантами и местным населением с течением времени будет только нарастать, поскольку крайне высокий уровень рождаемости среди турецкого населения при вступлении в брак и рождение первого ребенка в очень раннем возрасте обеспечивают турецкой общине Германии по сравнению с другими социально-этническими группами гораздо более высокие темпы прироста.

Наконец, после вступления Турции в ЕС влияние турецкой общины может многократно усилиться: как вследствие еще более массовой иммиграции турок в Германию, так и из-за наделения турок, не являющихся гражданами Германии, избирательными правами на местных и европейских выборах. Ни одна из этих проблем в настоящее время и в существующей политической системе ФРГ не может быть решена коренным образом (а некоторые не могут быть решены даже частично). Максимум, на что может рассчитывать сегодняшняя Германия, – это сохранение существующего нестабильного статус-кво, характеризующегося наличием глубоких межнациональных, религиозно-культурных и социально-экономических противоречий, готовых обостриться в любой момент.отсюдаи в pdf формате здесь: http://noravank.am/upload/pdf/140_ru.pdf (спасибо epistolane)

mar-amirchanyan.livejournal.com

Турки в Германии - Википедия

Турки в Германии (нем. Türken in Deutschland, тур. Almanya Türkleri) — граждане или постоянные жители ФРГ, родившиеся в Германии, являющиеся этническими турками и/или имеющие полное или частичное турецкое, а также турецко-курдское происхождение.

История[ | ]

Ранние поселения[ | ]

Германские государства контактировали с турками с XVII и XVIII веков, когда Оттоманская империя пыталась расширить свои территории за пределами северных Балкан. Две осады Вены были предприняты турками в 1529 и 1683 годах[6]. После отступления армии Османской империи осталось большое количество турок, которые впервые стали постоянно жить в Германии[7].

Новый этап начался с экспансией Пруссии в середине XVIII века. В 1731 году герцог Курляндии представил 20 турецких гвардейцев королю Фридриху Вильгельму I, также в одно время, как утверждается, 1000 мусульманских солдат служили в прусской кавалерии[7]. Увлечение прусского короля Просвещением нашло отражение во внимании к религиозным потребностям его мусульманских солдат.

В 1740 году Фридрих Великий заявил (в контексте подтверждения терпимости католиков): «Все религии равны и хороши, если их приверженцы являются честными людьми. И если бы турки и язычники прибыли и захотели бы жить в нашей стране, мы бы и им построили мечети и молельни»[8][9]

На практике, уже первому контингенту турецких гвардейцев была дана возможность использовать молельные комнаты по воскресеньям. Вскоре возникла необходимость создания турецкого мусульманского кладбища в Берлине, на котором мечеть была окончательно достроена в 1866 году[7].

Дипломатические отношения между Берлином и Стамбулом были установлены в XVIII веке, и к XIX веку были подписаны торговые договоры между двумя городами. Эти события вызвали взаимную миграцию граждан между Османской империей и немецкими государствами[10]. В результате турецкая диаспора в Германии, а особенно в Берлине, существенно выросла в годы перед Первой мировой войной[11].

Турецкое население Берлина до соглашений о найме рабочей силы[12] Год Количество
1878 1893 1917 1925 1933 1938 1945
41 198 2,046 1,164 585 3,310 79

Иммиграция в Германию[ | ]

Крупномасштабная иммиграция турецких рабочих с начала 1960-х годов была вызвана, с одной стороны, высоким ростом населения и массовой безработицей в Турции, а с другой, потребностью в рабочих в северо-западной Европе[13]. Западная Германия, как и остальные страны Западной Европы, начала испытывать дефицит рабочей силы с начала 1950-х[14]. Наем рабочих из средиземноморских стран был простым способом решения этой проблемы[15]. В 1961 году строительство Берлинской стены усугубляет дефицит, ограничив приток иммигрантов из ГДР. Турция в это же время сталкивается с высоким уровнем безработицы. Турецкое правительство предложило Германии нанимать турецких гастарбайтеров. Министр труда и общественных дел Теодор Бланк выступал против таких соглашений. Он считал, что культурный разрыв между Германией и Турцией слишком велик, кроме того Германия не нуждается в новых рабочих, потому что в бедных районах Германии достаточно безработных, которые могут занять эти рабочие места. Однако США оказали определённое политическое давление на Германию. Это было необходимо для стабилизации ситуации в Турции. Немецкое министерство иностранных дел после этого начало переговоры и в 1961 году соглашения были подписаны[16][17]. Давление со стороны немецких работодателей в 1962 и 1963 годах сыграло ключевую роль в отмене двухлетнего лимита на пребывание турецких рабочих в Западной Германии[18].

В 1961 году всего 7 116 турецких рабочих иммигрировали в Германию[19]. Договоры о найме в 1961 году сделали Германию основной принимающей страной для турецких гастарбайтеров, и к 1973 году около 80 % турок в Западной Европе жили в Германии, и хотя эта цифра уменьшилась до 70 % к 1990 году, Германия остаётся основной страной поселения турецких иммигрантов[20]. Большинство турок были убеждены, что они находятся в Германии временно и наступит такой день, когда они вернутся в Турцию для начала новой жизни, используя заработанные деньги. Во время рецессии 1966—1967 годов количество турок, уезжающих из Германии, существенно выросло, как и во время первого нефтяного кризиса 1973 года[21]. Последний рост количества уезжающих в 1981—1984 годах был вызван массовой безработицей в Германии и политикой материального поощрения реэмиграции турок. Но в итоге число иммигрантов, которые вернулись в Турцию, оставалось относительно небольшим, и их отъёзд не остановил быстрый рост турецкого населения Германии[22].

Воссоединение семей[ | ]

В 1970-е годы примерно 400 000 турецких рабочих вернулось в Турцию, а остальные воспользовались правом на воссоединение семьи, чтобы их семьи переехали к ним в Германию[23]. Как результат, между 1974 и 1988 годами количество турок в Германии практически удвоилось, нормализовалось соотношение полов, а возрастная структура стала существенно моложе, чем у немецкого населения, из-за большего числа детей на семью. К 1987 году 21 % этнических немцев были моложе 21 года, тогда как среди турок в Германии эта цифра составляла 42 %[24]. Рецессия 1967 года временно приостановила процесс найма новых работников, когда же он возобновился, то их состав сильно изменился, так как BfA (Bundesversicherungsanstalt für Angestellte) предоставлял рабочие визы преимущественно женщинам. Это было отчасти связано с продолжающимся дефицитом рабочей силы в низкооплачиваемых малопрестижных областях сферы услуг; а отчасти с процессом воссоединения семей[25]. Воссоединение семей было решением предполагаемой социальной угрозы со стороны иностранных рабочих, одиноких мужчин, живущих в общежитиях и имеющих лишние средства. Многие жёны переезжали к своим мужьям, но также приезжали женщины, которые надеялись в дальнейшем перевести своих мужей и детей в Германию. Кроме того, турецкие рабочие имели возможность заработать достаточно средств для того, чтобы вернуться домой, жениться и перевезти своих жён в Германию, особенно после того, как закон 1974 года об объединении семей существенно облегчил этот процесс. К 1976 году 27 % турок в Германии составляли женщины[26].

Падение Берлинской стены[ | ]

Падение Берлинской стены в 1989 году и объединение Западной и Восточной Германии вызвало широкие общественные дебаты о проблемах национальной идентичности и гражданства, включая место турецкого меньшинства в будущем объединённой Германии. Эти дебаты сопровождались проявлением ксенофобии и насилия на национальной почве по отношению к турецкому населению[27]. Антииммигрантские настроения были особенно сильны на территориях бывшей Восточной Германии, которые претерпели существенные социальные и экономические преобразования в процессе объединения. Турецкая диаспора опасалась за свою безопасность на территории Германии, так как было зарегистрировано около 1 500 случаев насилия на национальной почве[28]. Политическая риторика, призывающая к созданию зон, свободных от иммигрантов (Ausländer-freie Zonen), и подъём неонацистского движения вызвал широкую поддержку среди либеральных немцев противоположной идеи Германии как ‘мультикультурного’ общества. Законы о гражданстве по месту рождения, а не происхождению, были приняты только в 2000 году, а ограничения на двойное гражданство действуют до сих пор. Однако число турок второго поколения, сделавших выбор в пользу немецкого гражданства, увеличивается, и они всё активнее участвуют в политической жизни[29].

Степень ассимиляции турецких иммигрантов в Германии различается в зависимости от таких факторов, как возраст, уровень образования, религиозность, место рождения и т. д. Так как основную массу турецких иммигрантов в течение многих лет составляли не городские жители, а выходцы из сёл Анатолии, их ассимиляция происходила особенно трудно и длительно. Малообразованные, очень религиозные и не склонные к социальным контактам с немцами люди старшего поколения в основном жили внутри своих довольно изолированных общин и соприкасались с немцами преимущественно только во время работы. Их дети и, особенно, внуки, в гораздо большей степени ассимилированы и нередко чувствуют себя полноценными гражданами Германии. Типичным представителем молодого поколения иммигрантов, например, является 23-летний Мете Каан Яаман (Mete Kaan Yaman), ставший победителем конкурса красоты Мистер Германия в 2009/2010 году[30]. Говорящий по-немецки без малейшего акцента и по своему менталитету не отличающийся от молодых немцев, Мете Каан Яман представляет собой пример успешной ассимиляции. Примером успешной ассимиляции турецкого иммигранта среднего возраста можно назвать немецкого государственного и политического деятеля, сопредседателя партии Зелёных Джема Оздемира. Тем не менее, в целом, турецкая община Германии пока сделала лишь первые шаги в сторону полной интеграции.

Демография[ | ]

Турецкие граждане в Германии:[31][32] Год Количество Год Количество
1961 7 116 1986 1 425 721
1962 15 300 1987 1 481 369
1963 27 100 1988 1 523 678
1964 85 200 1989 1 612 632
1965 132 800 1990 1 694 649
1966 161 000 1991 1 779 586
1967 172 400 1992 1 854 945
1968 205 400 1993 1 918 395
1969 322 400 1994 1 965 577
1970 469 200 1995 2 014 320
1971 652 800 1996 2 049 060
1972 712 300 1997 2 107 426
1973 910 500 1998 2 110 223
1974 910 500 1999 2 053 564
1975 1 077 100 2000 1 998 536
1976 1 079 300 2001 1 998 534
1977 1 118 000 2004 1 764 318
1978 1 165 100 2006 1 738 831
1979 1 268 300 2007 1 713 551
1980 1 462 400 2008 1 688 370
1981 1 546 300 2009 1 658 083
1982 1 580 700 2010 1 629 480
1983 1 552 300 2011 1 607 161
1984 1 425 800
1985 1 400 400

На 31 декабря 2009 года в Германии находилось 1 658 083 турецких граждан (870 472 мужчины и 787 611 женщин), что составляет 24,8 % всех иностранцев, таким образом являясь крупнейшим национальным меньшинством Германии[1]. Официальное число турок в Германии, имеющих турецкое гражданство, снижается, в основном из-за того, что многие берут немецкое гражданство, а с 2000 года дети, рождённые в Германии, имеют право на получение немецкого гражданства[33].

В 2005 году насчитывалось 840 000 немецких граждан турецкого происхождения[34]. Общее же число жителей Германии, имеющих турецкие корни, составляло в 2009 году примерно 2 812 000 человек или 3,4 % населения Германии[35]. Другие оценки показывают, что в настоящий момент в Германии живут более 4 миллионов людей турецкого происхождения[2].

Территориальное распределение[ | ]

Турки в Германии преимущественно проживают в крупных городских агломерациях. Около 60 % турецких иммигрантов живёт в крупных городах, ещё примерно четверть в небольших[36]. Подавляющее большинство живут на территории бывшей Западной Германии. Большинство живёт в индустриальных регионах, таких как Северный Рейн-Вестфалия и Баден-Вюртемберг, в рабочих окраинах таких крупных городов, как Берлин (особенно в Кройцберге, который известен как Маленький Стамбул, и Нойкёльне), Кёльн, Дуйсбург, Дюссельдорф, Франкфурт, Маннгейм, Майнц, Мюнхен и Штутгарт[37][38].

Структура[ | ]

Возрастной состав турок в Германии принципиально отличается от немецкого населения. В то время, как четверть немцев составляют люди старше 60 лет, среди турок таких только 5 %[39]. 1973 год является важной вехой в связи с историческим развитием и изменениями, которые произошли в социальной структуре турецких мигрантов. Это связано в первую очередь с процессом воссоединения семей. Примерно 53 % иммигрировали в Германию через воссоединение семьи и уже 17 % проживающих в Германии турок родились в стране[40].

Доля мужчин и женщин сбалансировалась примерно в 1960-х. 54,2 % турок в Германии составляют мужчины, 45,8 % — женщины. 50,5 % — люди в возрасте от 14 до 29 лет, тогда как среди немцев таких только 25 %. 33,8 % — в возрасте от 33 до 49, среди немецкого населения таких 32 %. Только 15,7 % турок старше 50 лет, тогда как среди немцев таких 43 %. Таким образом турки в Германии в среднем существенно моложе немцев[41].

Характеристики[ | ]

Власти Германии не ведут статистику по этническому признаку, а классифицируют этнические группы выходцев из Турции, как имеющих турецкое национальное происхождение. Это приводит к тому, что этнические меньшинства из Турции также называются «турками». Тем не менее, от одной четвёртой[42][43] до одной пятой части[44][45] турок в Германии, являются этническими курдами (приблизительно 750 000 человек)[46]. Кроме того, количество этнических турок, иммигрировавших в Германию из Болгарии, Кипра, Греции, Македонии, Румынии и других традиционных регионов проживания турок, которые были часть Оттоманской империи, неизвестно, так как такие иммигранты учитываются по их гражданству, а не по турецкому этническому происхождению.

Культура[ | ]

Турецкий детский фестиваль 2007 года в Итерзене

В связи с географической близостью Германии и Турции, культурный обмен и влияние страны происхождения по-прежнему остаются значительными среди турецкого меньшинства. Кроме того, большинство турок второго поколения имеют культурные и эмоциональные связи как со страной происхождения родителей, так и со страной, где они проживают и в которой собираются остаться[47]. Большинство турок живут в двух конфликтующих культурах с различными моделями поведения. На работе или в школе, как правило, доминирует немецкая культура, тогда как в свободное время социальные связи происходят в рамках этнических групп . В первом поколении мигрантов социальные связи были практически полностью турецкими, и сейчас для второго и третьего поколения это разделение остаётся не менее значимым[48].

Язык[ | ]

Турецкий язык — второй язык Германии[49][50][51]. Второе и третье поколения турок обычно говорят по-турецки с немецким акцентом и даже с влиянием немецких диалектов. Некоторые меняют свой турецких язык добавлением немецких грамматических и синтаксических конструкций. Большинство учит турецкий язык дома, в общении с соседями и в турецкой диаспоре. Некоторые посещают турецкие занятия в местных школах, тогда как остальные учат турецкий язык как иностранный, такая возможность сейчас предоставляется во многих немецких школах[52]. В некоторых землях Германии турецкий даже официально утверждён в списке предметов для сдачи при окончании школы (en:Abitur)[53]. По данным на 2010 год, каждый пятый турок в Германии плохо или никак не владел немецким языком[54].

Ввиду компактного проживания турецкой диаспоры во многих крупных городах германии процесс интеграции может происходить слабо, особенно среди турецкой молодёжи, из неблагополучных социальных слоёв. В результате чего вместо немецкого языка значительная часть молодёжи использует для общения искажённую речь, в которой выделяются заметный турецкий акцент, упрощённая грамматика (в речи полностью отсутствуют все артикли и почти все предлоги. Многие немецкие слова заменяются аналогами из турецкого или арабского языка (исламские термины) или же используются уникальные неологизмы, свойственные лишь для данной речи. Речь не имеет официального названия, но в народе известна, как Deutsch-Kanakisch, (образовано от ругательного слова лиц южной национальности)[55]. При этом общение на канакише в некоторой степени считается модным среди турецкой молодёжи, таким образом они подчёркивают своё национальное самосознание и противопоставляют себя «большой немецкой культуре». Поэтому канакиш пользуется большой популярностью в современном немецком репе, так как многие её исполнители имеют турецкое происхождение и подражают «черному сленгу», распространённому среди чёрного населения в США[56]. При этом в последние годы элементы канакиша можно встретить в разговоре немецкой молодёжи[56].

Религия[ | ]

Турки — основная мусульманская этническая группа в Германии. Фактически, в 1960-е годы турок было синонимом слова мусульманин[57]. По данным на 2009 год, турки составляли 63,2 % мусульманского населения Германии[58] Таким образом, ислам в Германии в основном представлен турками[59]. Религия для турок в Германии имеет особенно важное значение по причинам, более связанным с национальной самоидентификацией, чем с собственно верой[60]. Более чем другие проявления их культуры, ислам рассматривается как та особенность, которая наиболее сильно отличает турок от большинства немецкого населения[61].

Интеграция и адаптация[ | ]

Натурализация турецких граждан:[62][63][64] Год Количество Год Количество
1982 580 1996 46 294
1983 853 1997 42 420
1984 1 053 1998 59 664
1985 1 310 1999 103 900
1986 1 492 2000 82 861
1987 1 184 2001 76 573
1988 1 243 2002 64 631
1989 1 713 2003 56 244
1990 2 034 2004 44 465
1991 3 529 2005 32 661
1992 7 377 2006 33 388
1993 12 915 2007 28 861
1994 19 590 2008 25 230
1995 31 578 2009 24 647
Демонстрация турок и немцев перед домом в Золингене, сгоревшем в результате поджога неонацистами в 1993 году, который стал одним из наиболее жестоких случаев насилия по отношению к иммигрантам в современной Германии.

Интеграционные процессы в турецкой среде проходят крайне медленно в силу ряда причин, среди которых главными являются:

  • 1) устойчивость немецкой культуры и национальной идентичности; большая разница в менталитете между коренным населением и турецкой диаспорой;
  • 2) замедленная социальная мобильность в немецком обществе в целом, отсутствие перспективы быстрого повышения социального статуса;
  • 3) социальная политика немецких властей, гарантирующая сносное существование слабоинтегрированным в немецкое общество группам населения;
  • 4) унаследованная от трудовой миграции система отношений между «добытчиками» и «иждивенцами» в рамках турецкой диаспоры. В результате этого, «иждивенцы» (преимущественно женщины) часто не имеют работы и, следовательно, возможности интегрироваться в немецкоязычную среду;
  • 5) малое количество смешанных браков. Следствие пп. 1 и 4. Турецкие мигранты предпочитают жениться на вывозимых из Турции турчанках, что позволяет им сохранять традиционную систему семейных отношений. Учитывая большую занятость мигрантов, воспитанием детей в таких семьях в основном занимаются жёны. Как результат, мигранты во втором поколении ещё меньше адаптированы к жизни в Германии, чем их отцы;
  • 6) родившиеся в Германии турки (см. выше) имеют больше шансов на получение гражданства и, соответственно, на больший объём социальных выплат. Это не стимулирует турецкую молодёжь интегрироваться в немецкое общество.
  • 7) существование оптимальных возможностей для культурной самоизоляции турецких иммигрантов: турки Германии могут ежедневно смотреть турецкое телевидение, слушать турецкое радио, читать турецкие газеты, использовать турецкие интернет-ресурсы и т. д. Например, согласно исследованиям немецких социологов, более 50 процентов турецких иммигрантов предпочитают смотреть турецкие телепрограммы нежели немецкие[65].

Дискриминация[ | ]

Модель дискриминации турок в немецком обществе заключается в поддержании их низкого экономического и социального статуса, а также ограничении их социального развития. Несмотря на долговременное пребывание в Германии, турки продолжают сталкиваться с враждебностью, которая усилилась с середины 1970-х годов. Волна насилия на национальной почве, которая достигла своего максимума между 1991 и 1993 годами, показала, как не интегрированы и уязвимы остаются национальные меньшинства в немецком обществе[66].

Число актов насилия со стороны немцев в Германии резко возросло в период между 1990 и 1992 годах[67]. 25 ноября 1992 года трое турок были убиты в результате поджога в Мёльне (Западная Германия)[68]. Это нападение вызвало серьёзное недоумение, так как жертвы не являлись беженцами и не проживали в общежитии[69]. Аналогичный случай произошёл 29 мая 1993 года в городе Золинген в земле Северный Рейн-Вестфалия, где в результате поджога пять членов семьи, которая проживала в Германии в течение 23 лет, сгорели заживо[70]. Однако часть немцев осудили эти нападения на иммигрантов и участвовали в шествия со свечами в память о жертвах[71].

Грег Нис в своей работе о Германии, написанной в 2000 году, заявил, что «Консервативные немцы принципиально против предоставления туркам гражданства из-за того, что они мусульмане и имеют более тёмный цвет кожи»[72].

В 2013 году из архивов британского правительства стало известно, что в 1982 году тогдашний канцлер Германии Гельмут Коль поделился с тогдашней премьер-министром ВБ Маргарет Тэтчер своими планами за четыре года вдвое сократить долю турецких граждан в Германии, численность которых тогда составляла 1.5 млн человек, поскольку они не слишком хорошо вливались в немецкое общество[73].

Гражданство[ | ]

Согласно предыдущей версии немецкого законодательства, дети, рождённые от иностранцев в Германии, не имели право на немецкое гражданство, так как законодательство базировалось на jus sanguinis (право крови). Но это было изменено в 1991 году и с 1999 года немецкий закон о гражданстве признает jus soli (право почвы), то есть люди, рождённые в Германии, теперь могут претендовать на гражданство[74]. В 2000 году было принято законодательство, которое даёт немецкое гражданство всем детям иностранцев, рождённым после 1990 года в Германии, и был облегчён процесс натурализации. Но двойное гражданство разрешено только для граждан Евросоюза и Швейцарии, а остальные (включая граждан Турции) должны в возрасте от 18 до 23 лет выбрать, какое гражданство они хотят сохранить, и отказаться от других паспортов[75]. Если один из родителей является гражданином Германии, то законодательство не требует отказа от немецкого гражданства в случае сохранения гражданства иных государств. Это положение сильно критикуется либеральными партиями Германии и множеством институтов, занимающихся германо-турецкими отношениями, называя его неправильным, так как даже второе поколение турецких иммигрантов, родившихся в Германии, рассматриваются как граждане второго сорта, несмотря на значительный вклад их родственников в немецкое экономическое чудо и восстановление Германии после Второй мировой войны.

Политическое поведение[ | ]

Турки были слабо вовлечены в немецкую политику, так как первое поколение турецких иммигрантов рассматривали своё пребывание в Германии как временное. Кроме того, лишь немногие турки имеют немецкое гражданство и внимание большинства турок сосредоточено на турецкой, а не на немецкой политике. Однако в последние годы наблюдается значительный рост участия турок в политической жизни Германии, даже тех, кто не имеет немецкого гражданства. Из-за позиции в поддержку иммиграции и натурализации множество турок поддерживают Социал-демократическую партию Германии (СДПГ)[46]. После выборов в бундестаг 2005 года опрос показал, что почти 90 % из них проголосовали за альянс СДПГ во главе с Герхардом Шрёдером и Партии зелёных. В настоящее время множество парламентариев — как на местном, так и на федеральном уровнях — имеют турецкое происхождение. В 2008 году рождённый в Германии турок второго поколения Джем Оздемир стал сопредседателем Партии зелёных Германии.

Освещение в кинематографе[ | ]

Жизнь турок в Германии показана во многих фильмах, в частности немецкого режиссёра турецкого происхождения Фатиха Акына («Головой о стену», 2004; «На краю рая», 2007). Также в немецком сериале «Турецкий для начинающих»

Хронология[ | ]

Дата Событие
1961 Двусторонние соглашения о найме рабочей силы с Турцией. Центральный офис по найму открывается в Стамбуле, и к концу года уже 7 000 турецких рабочих проживают в .
1962 Основание в Кёльне Союза турецких рабочих, первой турецкой социальной и политической организации в Германии .
Март 1962 Противоречивая информация о ставках налогообложения зарплаты приводит к забастовке турецких шахтёров в Эссене и Гамбурге. 26 рабочих уволены и депортированы.
15 июня 1963 Основание ежемесячной газеты Anadolu для турок, проживающих в Германии.
1964 начинает трансляции на турецком языке под названием Köln Radyosu на всей территории Западной Германии.
30 сентября 1964 Продление соглашений о найме рабочей силы между Западной Германией и Турцией.
1965 WDR и ZDF начинают производство телесериалов Соседи, Наша Родина/Ваша Родина, а затем Вавилон, предназначенных для турецкой аудитории.
1965 2 700 турок проживают в Западном Берлине. Иностранные рабочие, которые проработали в Западной Германии в течение пяти лет теперь могут автоматически продлить разрешение на работу, независимо от того, являются ли они гражданами европейских стран.
1967 Основание Турецкого Союза (Türk Federasyonu).
1971 Три ежедневных турецких газеты: Aksam (Вечер), Tercüman (Переводчик) и Hürriyet (Свобода) издают версии для мигрантов в Германии.
21 июля 1972 Турецкий генконсул Метин Кусдалоглу в аэропорте Мюнхена приветствует Некати Гювена, пятисоттысячного рабочего, нанятого в Стамбульском офисе по найму.
1973 Турки составляют 23 % всех иностранцев, проживающих в Германии. Забастовка на заводе компании Ford в Кёльне приводит к дебатам в прессе о «политизации иностранных рабочих».
30 июля 1973 Журнал Шпигель выходит с заголовком на обложке «Гетто в Германии — 1 миллион турок»
23 ноября 1973 Западная Германии останавливает наем иностранных рабочих. Многие гастарбайтеры, опасаясь неизбежных антииммиграционных законов, перевозят свои семьи в Германию, что приводит к увеличению численности иммигрантов, а не уменьшению, к которому стремилось немецкое правительство.
1975 Правительство Западной Германии принимает указ, запрещающий иностранцам селиться в районах и областях, где количество иностранцев превышает 12 % от всего населения.
8 декабря 1981 Законодательство Западной Германии запрещает детям старше 16 лет переезжать к своим родителям в Германию. Детям младше этого возраста также не разрешается иммиграция в Германию, если в их родной стране проживает хотя бы один из родителей.
26 мая 1982 Семра Эртан поджигает себя на рыночной площади Гамбурга в знак протеста против роста ксенофобии.
28 Ноября 1983 Новый закон о поощрении желания вернуться (Das Gesetz zur Förderung der Rückkehrbereitschaft) предлагает безработным гастарбайтерам 10 500 немецких марок для возврата в страну происхождения. Только 13 000 человек воспользовались этой возможностью.
Дата Событие
9 ноября 1989 Падение Берлинской стены
1990 Турецкая телерадиокомпания начинает ежедневные трансляции в Германии.
1991 Эмине Зевги Оздамар, актриса и писательница турецкого происхождения, проживающая в Берлине, получает премию в области немецкой литературы . Это вызывает значительные споры о состоянии «немецкой» литературы.
22 ноября 1992 Поджог в Мёльне (Шлезвиг-Гольштейн), в результате которого погибает три турецких женщины.
29 мая 1993 Поджог в Золингене, в результате которого погибает пять членов турецкой семьи, которая прожила в Германии 23 года. Данное нападение привело к множеству протурецких демонстраций против ксенофобии и к публичному дискуссии о ультраправом экстремизме и скинхедах в Германии.
30 июня 1993 Натурализация иностранцев регулируется законом о гражданстве 1913 года и рядом специальных актов. В целях содействия интеграции иностранцев, которые родились в Германии, выросли там или жили по крайней мере 15 лет, они имеют юридическое право на натурализацию согласно разделу 85ff закона об иностранцах с поправками, внесёнными в этот день.
1993 Команды Немецкой футбольной лиги приняли участи в проекте «В мире друг с другом», одев униформу со слоганом 'Мой друг — иностранец'.
1994 и Джем Оздемир стали первыми избранными депутатами Бундестага турецкого происхождения.
Январь 1998 По данным Министерства внутренних дел в Германии проживает 9,37 млн иностранцев, в том числе 2,11 млн турок.
Июль 1998 Избирательная платформа ХДС направлена на сокращение иммиграции с помощью сокращения субсидируемого государством жилья для иностранцев и запрещения возможности двойного гражданства. В земле Баден-Вюртемберг введён запрет на преподавание мусульманским женщинам, пока они покрывают голову платком.
Ноябрь 1998 Вновь назначенная комиссаром по делам иностранцев Марилуизе Бек (Партия Зелёных) планирует разработать образ Германии как «страны иммиграции». После судебного конфликта в Берлине между школьным округом и Исламской федерацией, берлинские школы могут легально предоставлять исламское образование для учащихся. Попытки через Федеральный конституционный суд запретить Баварии депортировать в Турцию 14-летнего правонарушителя, который родился в Германии, потерпели неудачу .
2000 7,3 миллиона иностранцев легально проживают в Германии; 2 миллиона из них являются турецкими гражданами, из которых 750 тыс. родились в Германии.
2000 Новый закон о гражданстве вступает в силу. Дети иностранцев, рождённые в Германии, автоматически получают немецкое гражданство, в случае если один из родителей легально проживал в Германии как минимум восемь лет. Дети также могут иметь гражданство страны происхождения родителей, но должны к 23 годам отказаться от двойного гражданства в пользу одной из стран.
2010 Канцлер Ангела Меркель заявила, что последние годы продемонстрировали полный провал концепции мультикультурализма в Германии[76].

Примечания[ | ]

  1. ↑ 1 2 Statistisches Bundesamt 2009, 51.
  2. ↑ 1 2 Zouboulis 2003, 55.
  3. ↑ European Recruitment Agency. Turkish delight at William Hague's statement. Проверено 4 июля 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  4. ↑ Radio Free Europe. Germany's Merkel On Delicate Visit To Turkey. Проверено 4 июля 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  5. ↑ Todays Zaman. What Germany hopes contradicts what it does. Проверено 28 октября 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  6. ↑ Jaques 2006, 1073.
  7. ↑ 1 2 3 Nielsen 2004, 2.
  8. ↑ В защиту толерантности
  9. ↑ Otto Bardon (ed.), Friedrich der Grosse (Darmstadt, 1982) p. 542. Blanning, «Frederick The Great» in Scott (ed.) Enlightment Absolutism pp. 265—288. Christopher Clark, The Iron Kingdom (London 2006), p. 252-3.
  10. ↑ Esposito & Burgat 2003, 232.
  11. ↑ Nielsen 1999, 3.
  12. ↑ Böer et al. 2002, 349.
  13. ↑ Eryılmaz 2002, 62.
  14. ↑ Schissler 2000, 188.
  15. ↑ Schönwälder, Ohliger & Triadafilopoulos 2003, 168.
  16. ↑ Heike Knortz: Diplomatische Tauschgeschäfte. «Gastarbeiter» in der westdeutschen Diplomatie und Beschäftigungspolitik 1953—1973. Böhlau Verlag, Köln 2008
  17. ↑ Cook 2001, 985.
  18. ↑ Nathans 2004, 242.
  19. ↑ Şen 2002, 31.
  20. ↑ Lucassen 2005, 147.
  21. ↑ Barbieri 1998, 29.
  22. ↑ Lucassen 2005, 148-149.
  23. ↑ Findley 2005, 220.
  24. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 89.
  25. ↑ Moch 2003, 187.
  26. ↑ Findley 2005, 221.
  27. ↑ Legge 2003, 30.
  28. ↑ Mitchell 2000, 263.
  29. ↑ Inda & Rosaldo 2008, 188.
  30. ↑ Almanya’nın en yakışıklısı bir Türk 21 декабря 2009 (тур.)
  31. ↑ Данная таблица представляет информацию о численности турецких мигрантов в Германии на основе данных Федерального бюро статистики Германии
  32. ↑ Al-Shahi & Lawless 2005, 111.
  33. ↑ Observatory of European Foreign Policy. Turkish Migrants in Germany, Prospects of Integration. Проверено 23 декабря 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  34. ↑ Turkey in the EU Becomes German Election Issue, Spiegel Online, 15 сентября 2005 года.
  35. ↑ Berlin-Institut 2009, 26.
  36. ↑ Lucassen 2005, 159.
  37. ↑ Kastoryano & Harshav 2002, 71.
  38. ↑ Heine & Syed 2005, 280.
  39. ↑ Erdem 2007, 17.
  40. ↑ Al-Shahi & Lawless 2005, 116.
  41. ↑ Dettke 2003, 134.
  42. ↑ Friedmann 2002, 45.
  43. ↑ Faist 2000, 89.
  44. ↑ Jerome & Kimmel 2001, 290.
  45. ↑ Migration News. Kohl Calls for Expulsion of Violent Kurds. Проверено 23 декабря 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  46. ↑ 1 2 Cook 2001, 987.
  47. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 116.
  48. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 117.
  49. ↑ O'Reilly 2001, 152.
  50. ↑ Hancock et al. 2006, 128.
  51. ↑ Katzner 2002, 348.
  52. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 144.
  53. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 145.
  54. ↑ Türken ohne Schulabschluss. In: Die Zeit, 27. Januar 2009
  55. ↑ Deutsch-Kanakisch Wörterbuch Übersetzung Online
  56. ↑ 1 2 Deutsche Sprache driftet ins Türkische ab
  57. ↑ Byrnes & Katzenstein 2006, 211.
  58. ↑ Studie: Deutlich mehr Muslime in Deutschland (нем.). Deutsche Welle (23 июня 2009). Проверено 22 апреля 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  59. ↑ Hunter 2002, 29.
  60. ↑ Jerome & Kimmel 2001, 292.
  61. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 157.
  62. ↑ Nathans 2004, 250.
  63. ↑ Organisation for Economic Co-operation and Development 2008, 358.
  64. ↑ Statistisches Bundesamt Deutschland. Foreign Population - Naturlisations. Проверено 19 января 2011. Архивировано 3 марта 2012 года.
  65. ↑ Warum guckst du nicht ARD? 13 августа 2009 (нем.)
  66. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 131.
  67. ↑ Ramet 1999, 72.
  68. ↑ Solsten 1999, 406.
  69. ↑ Staab 1998, 144.
  70. ↑ Dummett 2001, 142.
  71. ↑ Cornelius, Martin & Hollifield 1994, 213.
  72. ↑ Nees 2000, 155.
  73. ↑ Германия сильна, но недостаточно | FOREXPF.RU
  74. ↑ Anderson 2000, 60.
  75. ↑ Gülalp 2006, 31.
  76. ↑ Меркель заявила о провале мультикультурализма. www.bbc.co.uk. Проверено 22 января 2011. Архивировано 3 марта 2012 года.

Литература[ | ]

  • Al-Shahi, Ahmed & Lawless, Richard (2005), Middle East and North African immigrants in Europe, Routledge, ISBN 0415348307 .
  • Anderson, Malcolm (2000), States and Nationalism in Europe Since 1945, Routledge, ISBN 0415195586 .
  • ATCA News (2010), Press statement by ATCA’s UK arm on an article written in The Guardian by Mr. Robert Ellis on the 3rd March 2010, http://www.atcanews.org/ 
  • Barbieri, William (1998), Ethics of Citizenship: Immigration and Group Rights in Germany, Duke University Press, ISBN 0822320711 .
  • Berlin-Institut (2009), Zur Lage der Integration in Deutschland, http://www.berlin-institut.org: Retrieved on July 3rd 2009 
  • Bernstein, Eckhard (2004), Culture and Customs of Germany, Greenwood Publishing Group, ISBN 0313322031 .
  • Bade, Klaus & Brown, Allison (2003), Migration in European History, Wiley-Blackwell, ISBN 0631189394 .
  • Böer, Ingeborg; Haerkötter, Ruth; Kappert, Petra & Adatepe, Sabine (2002), Türken in Berlin 1871-1945: eine Metropole in den Erinnerungen osmanischer und türkischer Zeitzeugen, Walter de Gruyter, ISBN 3110174650 .
  • Byrnes, Timothy & Katzenstein, Peter (2006), Religion in an Expanding Europe, Cambridge University Press, ISBN 0521859263 .
  • Clogg, Richard (2002), Minorities in Greece: Aspects of a Plural Society, C. Hurst & Co. Publishers, ISBN 185065705X .
  • Clutterbuck, Richard (1990), Terrorism, Drugs, and Crime in Europe: After 1992, Routledge, ISBN 0415054435 .
  • Cook, Bernard (2001), Europe since 1945: An Encyclopedia, Garland, ISBN 0815340583 .
  • Cornelius, Wayne; Martin, Philip & Hollifield, James (1994), Controlling Immigration: A Global Perspective, Stanford University Press, ISBN 0804724989 .
  • Council of Europe: Parliamentary Assembly (2007), Parliamentary Assembly: Working Papers 2007 Ordinary Session 22–26 January 2007, Council of Europe, ISBN 9287161917 .
  • Dettke, Dieter (2003), The Spirit of the Berlin Republic, Berghahn Books, ISBN 1571813438 .
  • Dummett, Michael (2001), On Immigration and Refugees, Routledge, ISBN 0415227070 .
  • Duvier, Janine (2009), Immigration and Integration in Germany and England(недоступная ссылка), http://www.lse.ac.uk/: London School of Economics 
  • Erdem, Kutay (2007), Ethnic Marketing for Turks in Germany - Influences on the Attitude Towards Ethnic Marketing, GRIN Verlag, ISBN 3638711439 .
  • Eryılmaz, Aytaç (2002), 40 years in Germany: At Home Abroad, http://www.tusiad.us: Retrieved on June 5th 2009 
  • Esposito, John & Burgat, François (2003), Modernizing Islam: Religion in the Public Sphere in the Middle East and Europe, C. Hurst & Co. Publishers, ISBN 1850656789 .
  • Faist, Thomas (2000), The Volume and Dynamics of International Migration and Transnational Social Spaces, Oxford University Press, ISBN 0198297262 .
  • Findley, Carter (2005), The Turks in World History, Oxford University Press US, ISBN 0195177266 .
  • Friedmann, John (2002), The Prospect of Cities, University of Minnesota Press, ISBN 0816638845 .
  • Gogolin, Ingrid (2002), Linguistic Diversity and New Minorities in Europe, Retrieved on July 29th 2009 .
  • Gülalp, Haldun (2006), Citizenship and Ethnic Conflict: Challenging the Nation-State, Taylor & Francis, ISBN 0415368979 .
  • Gülçiçek, Ali Riza (2006), The Turkish presence in Europe: Migrant Workers and New European Citizens, http://assembly.coe.int/: Parliamentary Assembly 
  • Hancock, Andrew; Hermeling, Susanne; Landon, John & Young, Andrea (2006), Building on Language Diversity with Young Children: Teacher Education for the Support of Second Language Acquisition, LIT Verlag Berlin-Hamburg-Münster, ISBN 3825897869 .
  • Heine, Peter & Syed, Aslam (2005), Muslimische Philanthropie und bürgerschaftliches Engagement, Maecenata Verlag, ISBN 3935975406 .
  • Horrocks, David & Kolinsky, Eva (1996), Turkish Culture in German Society Today (Culture & Society in Germany), Berghahn Books, ISBN 1571810471 .
  • Hunter, Shireen (2002), Islam, Europe's Second Religion: The New Social, Cultural, and Political Landscape, Greenwood Publishing Group, ISBN 0275976084 .
  • Inda, Jonathan & Rosaldo, Renato (2008), The Anthropology of Globalization: A Reader, Wiley-Blackwell, ISBN 140513612X .
  • Jaques, Tony (2006), Dictionary of Battles and Sieges [Three Volumes]: A Guide to 8,500 Battles from Antiquity Through the Twenty-First Century, Greenwood Publishing Group, ISBN 0313335362 .
  • Jenkins, Philip (2007), God's Continent: Christianity, Islam, and Europe's Religious Crisis, Oxford University Press US, ISBN 019531395X .
  • Jerome, Roy & Kimmel, Michael (2001), Conceptions of Postwar German Masculinity, State University of New York Press, ISBN 0791449378 .
  • Kastoryano, Riva & Harshav, Barbara (2002), Negotiating Identities: States and Immigrants in France and Germany, Princeton University Press, ISBN 0691010153 .
  • Katzner, Kenneth (2002), The Languages of the World, Routledge, ISBN 041525003X .
  • Lee, Martin (1999), The Beast Reawakens, Taylor & Francis, ISBN 0415925460 .
  • Legge, Jerome (2003), Jews, Turks, and other Strangers: The Roots of Prejudice in Modern Germany, University of Wisconsin Press, ISBN 0299184005 .
  • Levinson, David (1998), Ethnic Groups Worldwide: A Ready Reference Handbook, Greenwood Publishing Group, ISBN 1573560197 .
  • Lewis, Rand (1996), The Neo-Nazis and German Unification, Greenwood Publishing, ISBN 0275956385 .
  • Lucassen, Leo (2005), The Immigrant Threat: The Integration of Old and New Migrants in Western Europe Since 1850, University of Illinois Press, ISBN 025203046X .
  • Migdal, Joel S. (2004), Boundaries and belonging: states and societies in the struggle to shape identities and local practices, Cambridge University Press, ISBN 0521835666 .
  • Mitchell, Don (2000), Cultural Geography: A Critical Introduction, Wiley-Blackwell, ISBN 1557868921 .
  • Moch, Leslie (2003), Moving Europeans: Migration in Western Europe Since 1650, Indiana University Press, ISBN 0253215951 .
  • Nathans, Eli (2004), The Politics of Citizenship in Germany: Ethnicity, Utility and Nationalism, Berg Publishers, ISBN 1859737811 .
  • Nees, Greg (2000), Germany: Unraveling an Enigma, Intercultural Press, ISBN 1877864757 .
  • Nielsen, Jørgen (1999), Towards a European Islam, Palgrave Macmillan, ISBN 0312221436 .
  • Nielsen, Jørgen (2004), Muslims in Western Europe, Edinburgh University Press, ISBN 0748618449 .
  • O'Reilly, Camille (2001), Language, Ethnicity and the State: Minority languages in the European Union, Palgrave Macmillan, ISBN 033392925X .
  • Organisation for Economic Co-operation and Development (2008), International Migration Outlook: SOPEMI 2008, OECD Publishing, ISBN 9264045651 .
  • Østergaard-Nielsen, Eva (2003), Transnational politics: Turks and Kurds in Germany, Routledge, ISBN 041526586X .
  • Ramet, Sabrina (1999), The Radical Right in Central and Eastern Europe Since 1989, Penn State Press, ISBN 0271018119 .
  • Ramm, Christoph (2005), Construction of Identity beyond Recognized Borders: The Turkish Cypriot Community between Cyprus, Turkey and the European Union, http://www.sant.ox.ac.uk/ 
  • Schissler, Hanna (2000), The Miracle Years: A Cultural History of West Germany, 1949-1968, Princeton University Press, ISBN 0691058202 .
  • Schönwälder, Karen; Ohliger, Rainer & Triadafilopoulos, Triadafilos (2003), European Encounters: Migrants, Migration, and European Societies Since 1945, Ashgate Publishing, ISBN 0754630862 .
  • Schulte-Peevers, Andrea; Haywood, Anthony; Johnstone, Sarah & Gray, Jeremy (2007), Germany, Lonely Planet, ISBN 1740599888 .
  • Şen, Faruk (2002), Forty years Later: Turkish Immigrants in Germany, http://www.tusiad.us: Retrieved on June 5th 2009 
  • Shadid, W.A.R & van Koningsveld, P.S (1996), Political Participation and Identities of Muslims in non-Muslim States, Peeters Publishers, ISBN 9039006113 .
  • Smith, Michael & Eade, John (2008), Transnational Ties: Cities, Migrations, and Identities, Transaction Publishers, ISBN 1412808065 .
  • Solsten, Eric (1999), Germany: A Country Study, DIANE Publishing, ISBN 0788181793 .
  • Staab, Andreas (1998), National Identity in Eastern Germany: Inner Unification or Continued Separation?, Greenwood Publishing Group, ISBN 027596177X .
  • Statistisches Bundesamt (2010), Statistical Yearbook 2010 For the Federal Republic of Germany, http://www.destatis.de/: Statistisches Bundesamt, Wiesbaden, ISBN 978-3-8246-0897-3 
  • Westerlund, David & Svanberg, Ingvar (1999), Islam Outside the Arab World, Palgrave Macmillan, ISBN 0312226918 .
  • Zouboulis, Christos (2003), Adamantiades-Behçet's Disease, Springer, ISBN 0306477572 .
  • Green, Simon, "The Legal Status of Turks in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 228–246, DOI 10.1080/0261928042000244844 
  • Pécoud, Antoine, "Self-Employment and Immigrants' Incorporation: The Case of Turks in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 247–261, DOI 10.1080/0261928042000244853 
  • Şen, Faruk, "The Historical Situation of Turkish Migrants in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 208–227, DOI 10.1080/0261928042000244835 
  • Söhn, Janina, "The Educational Attainment of Turkish Migrants in Germany", Turkish Studies Т. 7 (1): 101–124, DOI 10.1080/14683840500520626 
  • Watzinger-Tharp, Johanna, "Turkish-German language: an innovative style of communication and its implications for citizenship and identity", Journal of Muslim Minority Affairs Т. 24 (2): 285–294, DOI 10.1080/1360200042000296663 

Ссылки[ | ]

encyclopaedia.bid

Трудная интеграция турок в Германии | Политика | ИноСМИ

Резкое обострение отношений между Берлином и Анкарой в последнее время привлекло внимание немецкой общественности к турецкой общине Германии, которая поддерживает националистический курс авторитарного президента Турции Реджепа Эрдогана. Социологические исследования подтвердили, что даже по прошествии десятилетий эмигранты из Турции не желают принимать «западные ценности». Это опровергает утверждения немецких властей, что интеграция турок-мусульман в Германии протекает успешно. Более того, все большее число «немецких турок» тяготеет к исламскому фундаментализму.

Le Figaro15.09.2017Aftenposten21.08.2017Süddeutsche Zeitung16.08.2017

 

Определить точную численность проживающих в Германии турок довольно сложно, поскольку в официальных немецких переписях не указывается этническая принадлежность граждан. МИД ФРГ приводит явно заниженные цифры — это три миллиона выходцев из Турции, половина из которых имеет немецкое гражданство и может голосовать на выборах в Бундестаг. Однако в последние годы демографы приходят к точке зрения, что в Германии проживают 4,1 миллиона лиц турецкого происхождения. Это 5% населения страны, которая насчитывает 82 миллиона. Вместе с тем, ряд специалистов оценивает число выходцев из Турции, включая курдов, в 5,6 миллиона человек. Еще более высокая оценка дается во внутренних документах Еврокомиссии, согласно которым в Германии проживает 7 миллинов турок — с учетом представителей второго и третьего поколений эмиграции.

Понятие «турок» — условное, ведь в самой Турции проживает до 30 разных национальностей, в том числе курды, черкесы, лазы и даже армяне. Крупнейшее меньшинство — курды, немецкая статистика не отделяет их от турок, однако, по имеющимся оценкам, их в Германии насчитывается от 500 до 800 тысяч человек. Они составляли примерно треть от турецких гастарбайтеров во второй половине 20 века, однако в результате наплыва мигрантов с Ближнего Востока сейчас их доля значительно выросла. У немецких курдов непростые отношения с турецкой общиной, многие являются сторонниками Рабочей партии Курдистана, которая борется за независимость от Турции. Нередки уличные стычки и антитурецкие демонстрации, которые проводят курды.

«Турецкое нашествие» началось в условиях послевоенного подъема немецкой экономики, когда Германии катастрофически не хватало рабочих рук. В октябре 1961 года ФРГ и Турция подписали в Бад Годесберге соглашение по приему турецких гастарбайтеров, десять лет спустя их насчитывалось в Германии 650 тысяч. Самой большой ошибкой немецких властей, считают аналитики, был тот факт, что они не смогли оговорить временный статус пребывания турок в Германии. В результате, никто не уехал, более того, в порядке «воссоединения семей» в Германию прибыли их родственники.

Основные районы компактного проживания турок в Германии — крупные и богатые города Западной Германии (Дюссельдорф, Штутгарт, Мюнхен, Франкфурт и т.д.), на востоке страны их гораздо меньше, за исключением западного Берлина. Турки привезли в Германию свою религию (Ислам), язык, гастрономию и ближневосточный менталитет. Интеграция турок в немецком обществе протекает чрезвычайно медленно, среди турецкой молодежи гораздо выше уровень безработицы. В Германии из трех тысяч действующих мечетей две тысячи — турецкие, причем 900 напрямую финансируются турецким государством. Можно даже говорить о появлении «турецкого гетто» в Германии, которая до середины 20 века была моноэтническим государством.

Каково реальное положение турок в Германии, каковы их умонастроения? Проведенные в последние годы немецкими министерствами и университетами социологические исследования дали сенсационные результаты. Они опровергают утверждения немецких властей, что интеграция турок-мусульман в Германии протекает «легко». По официальным данным, турки проявили себя в учебном, профессиональном и экономическом плане хуже других этнических меньшинств, проживающих в Германии. 36% немецких турок живут ниже уровня бедности, у турецких детей хуже успеваемость в школах, лишь 60% заканчивают среднюю школу. Недостаточное образование — решающий фактор высокой безработицы среди молодых турок. Но особенно разительно нежелание эмигрантов из Турции даже по прошествии десятилетий принять «западные ценности». Вот некоторые выдержки из докладов:

— 47% опрошенных турок считают, что законы Ислама для них важнее, чем немецкие законы. Этой точки зрения придерживаются 57% турок первого поколения эмигрантов и 36% лиц второго и третьего поколения, то есть уже родившихся в Германии.

— 36% турок первого поколения и 27% — второго и третьего поколений хотели бы вернуться к законам раннего Ислама, когда проповедовал пророк Мухаммед.

— 54% турецких эмигрантов первого поколения и 46% второго и третьего поколений считают, что Ислам — единственная истинная религия.

— 36% считают, что только Ислам может решить проблемы нашего времени.

— 20% уверены, что Запад представляет угрозу для Ислама, и это оправдывает насилие.

— 7% немецких турок считают, что вооруженный джихад допустим с целью распространения Ислама. Доля казалось бы незначительная, но в абсолютных цифрах это около 300 тысяч человек.

— 33% опрошенных считают, что женщины должны носить хиджаб. И, действительно, треть турчанок в Германии покрывает голову.

— 23% уверены, что мусульмане не должны пожимать руку лицам противоположного пола.

— 83% крайне возмущаются, когда ответственность за участившиеся в Европе теракты возлагается на мусульман. При этом 61% опрошенных турок считает, что Ислам «превосходно вписывается в западное общество».

— 54% уверены, что, несмотря на все усилия, они никогда не станут полноценными членами немецкого общества. И, что особенно важно, 95% считают абсолютно необходимым сохранить свою турецкую идентичность.

Социологические исследования показывают, что турки и немцы диаметрально расходятся по важнейшим вопросам — роли Ислама в обществе, отношению к женщинам и демократии. При этом 13% турок стоит на позициях исламского фундаментализма, это около полумиллиона человек. 55% турок считают, что Германия должна строить больше мечетей. Со своей стороны, 50% немцев негативно относятся к турецко-мусульманской иммиграции, а 79% считают, то мусульмане прилагают недостаточно усилий, чтобы интегрироваться в немецком обществе. Голландский социолог Рууд Коопманс отмечает, то аналогичная ситуация складывается с представителями мусульманской общины во всех странах Западной Европы: они значительно отстают от других групп иммигрантов в процессе интеграции. Это связано с тремя главными факторами: языком (они продолжают говорить в семьях на родном языке, недостаточно знают язык титульной нации), семейным укладом (браки заключаются внутри своей этнорелигиозной группы) и религией, которая противоречит западным нормам, прежде всего в вопросе женского равноправия.

Показательно, что большинство немецких турок поддерживает националистический курс президента Турции Реджепа Эрдогана. В ходе апрельского референдума о конституционной реформе за расширение его авторитарных полномочий проголосовали 51,4% избирателей в самой Турции и 63% турок в Германии. Как отмечает Frankfurter Allgemeine Zeitung, этот результат показывает, насколько трудно интегрировать турецких мигрантов.

inosmi.ru

Этническая Бомба Замедленного Действия в Германии :: Article :: Популярные Ссылки и Статьи

 

40 лет назад из Турции приехали первые "гастарбайтеры". Берлинская стена стояла уже четыре с половиной месяца. Без переселенцев из ГДР положение на рынке труда в западной Германии становилось критическим. Поэтому 30 октября 1961 года Германия и Турция подписали соглашение о вербовке в Турции так называемых "гастарбайтеров".

В сопровождении духовых оркестров и окруженные цветами, они должны были спасти немецкое экономическое чудо - а затем незамедлительно вернуться назад. Это не только надежды, которые лелеялись немецкими политиками, сами турки тоже не грезили о том, чтобы подписывать договоры о кредитах на строительство жилья или обеспечивать себе места в домах престарелых. Между тем, на сегодняшний момент в Германии проживают более двух с половиной миллионов турок, и за 40-летнюю историю их миграционной истории было немало заблуждений, болезненных открытий и противоречий.

Турки были не первыми "гостями" на заводах "Ауди" и "БМВ", но со своим языком, со своей религией, со своими обычаями они оказались для немцев значительно более чужими, чем, к примеру, итальянцы. Сегодня у 29 процентов немцев есть соседи турецкого происхождения, но, несмотря на это, у большинства из них осталось чувство отчужденности по отношению к туркам", - утверждают исследователи из Алленсбаха, изучающие общественное мнение.

Сейчас, после 40 лет, много спорят об обязательных языковых курсах. Эксперты по вопросам миграции заявляют, что особенную выгоду такое принудительное обучение могло бы принести женщинам. Когда-нибудь интеграция затронет женщин, и это знают консервативные отцы турецких семей. Поэтому они и привозят с родины молодых невест для своих сыновей, в надежде, что они не "испортятся" под влиянием эмансипационных течений. В Стамбуле, где женщины-брокеры уже составляют большинство на бирже, искателям невест уже практически нечего делать. Для этого в большей степени подходят восточные провинции, где, напротив, большинство девочек никогда не видели школу изнутри. Этот брачный туризм является существенным стопором для интеграции турок в европейское общество.

Однако, есть и достижения. 55 тысяч турок на данный момент можно назвать хорошо устроенными. В 1970 году таких было только 3300. Турки создали 293000 рабочих мест. В парламентах разного уровня есть даже депутаты турецкого происхождения, а артисты эстрады, исполняющие свои произведения на турецком языке, покорили дружеские компании немцев, собирающиеся в лучших заведениях Нижней Баварии...

Но в Берлине лишь каждый двенадцатый из турецких школьников сдает экзамены за полный курс средней школы, хотя из немцев их сдает каждый третий. Безработица затрагивает молодых турок в значительно большей степени, чем их немецких сверстников. Отсутствуют программы по поддержке детей мигрантов, как впрочем, отсутствуют турецкие врачи и адвокаты. "Предложение о введении в немецкие школы курса по изучению исламской религии вызвало три года назад шквал негодования", - писала недавно бывшая уполномоченная по делам иностранных граждан Корнелия Шмальц-Якобсен. Но многие немцы все больше склоняются к той точке зрения, что это может в значительной мере способствовать интеграции. Ведь неподконтрольные никому частные школы по изучению Корана являются для фундаменталистов идеальным местом для вербовки сторонников.

После произошедшего 11 сентября, мусульмане стали опять ощущать все большее недоверие со стороны своей новой родины. Но, несмотря на это, у большинства из них нет мыслей о том, чтобы покинуть Германию и вернуться на родину: Турция переживает самый глубокий за 78-летнюю историю республики экономический кризис..

 

В Германии проживает не меньше трех миллионов турок, и это число будет только увеличиваться. Турецкие общины создают в немецких городах настоящие «параллельные сообщества», в которых не действуют законы Германии, в которых женщину могут убить за ненадетый платок, а дети часто вырастают, не зная ни слова по-немецки. Полное отсутствие желания у турецкой общины интегрироваться в немецкое общество, агрессивность по отношению к стране пребывания, крайне низкий образовательный уровень членов общины – вот те проблемы, которые безуспешно пытаются решить немецкие власти, внезапно осознавшие, что мирное мультикультурное общество существует только в мечтах.

Современная Европа переживает период подъема национального сознания и роста антиисламских настроений. Даже в самых толерантных и открытых странах, годами служивших образцами создания успешных мультикультурных обществ – таких, как Голландия и Дания – к власти приходят праворадикальные партии, а внутреннюю политику начинают определять националистические настроения. Жесткое антииммиграционное законодательство спешно создается и в Германии, где на протяжении всех послевоенных лет высказывания по национальным вопросам были строго табуированы, а политика превращения ФРГ в страну иммигрантов практически стала официальной доктриной. Причина такой резкой перемены настроений проста: доля иммигрантов (в первую очередь, из исламских стран), активно не принимающих европейские правила игры и открыто противопоставляющих себя европейской культуре, увеличивается с каждым годом, и проблему существования культурно-религиозных гетто, на территории которых не действуют никакие европейские законы, больше не замечать нельзя.

Постоянное же нарастание в Европе с 2001г. уровня террористической угрозы, наглядно продемонстрированное взрывами в Мадриде и Лондоне, заставляет сегодня даже самых благодушных европейцев с опаской глядеть на своихсоседей-мусульман, даже если в повседневной жизни те выглядят обычными приветливыми студентами или продавцами кебабов.

Одна за другой европейские страны резко ужесточают свои миграционные законодательства. Вскоре после шокировавших датчан исламистских демонстраций, ставших результатом публикации карикатур на пророка Мухаммеда, министр труда Дании Клаус Хьорт Фредериксен заявил журналистам: «Собирающиеся приехать к нам иностранцы должны знать, что здесь не текут молочные реки. Условие пребывания в Дании – это работа, и никаких других условий быть не должно».

Еще более резко высказался бывший министр по делам беженцев, гражданства и интеграции Бертель Хаардер: «Иностранцы – это обуза для нашего общества. Мы тратим на них больше, чем они приносят нам. Мы должны с этим покончить».

Впрочем, эксперты отмечают, что последние пять лет Дания и так последовательно проводила политику сокращения числа иммигрантов, хотя и без громких заявлений политиков. Так, если в 2001г. статус беженца получили более 6 тысяч человек, то в 2005г. – лишь полторы тысячи. В первую очередь, это вызвано тем, что в автоматической въездной визе теперь отказывают родственникам иностранцев, получивших в стране политическое убежище.

В начале 2006г. голландский министр по делам иностранцев Рита Фердонк выступила с предложением обязательного тестирования мигрантов, желающих поселиться в стране, на знание голландского языка. По мнению министра, тестирование должно проводиться еще на родине иностранца – сотрудниками голландского консульства. Идеальный образец для подражания, по мнению министра Фердонк, решение магистрата города Роттердам, где в прошлом году жителям было официально предписано общаться в школе, на работе, в магазинах и с соседями только по-голландски. Все голландцы должны брать пример с жителей Роттердама, заявила министр и потребовала объявить голландский единственным языком, допустимым в общественной сфере. Это не самая лучшая новость для расположенных в Голландии головных офисов таких международных корпораций, как Shell, Philips и Unilever, но спасение национальной культуры, по мнению министра, важнее, чем репутация в глазах крупных фирм.

Уже через месяц предложения министра Фердонк, представляющей в коалиционном правительстве праворадикальную «Народную партию свободы», получили новое развитие: в качестве «теста на иммиграцию» желающим въехать в страну будут демонстрировать фильм, знакомящий мигрантов с основами голландской культуры. Особый акцент в фильме сделан на роль женщин в голландском обществе: мигрантам будут продемонстрированы сцены обыска подозреваемого-мужчины полицейскими-женщинами, кадры с главой государства – королевой Нидерландов, а также сцена купания голландки топлесс. По реакции мигрантов на эти кадры чиновникам предстоит решить, стоит ли пускать их в страну.

Очевидно, что голландское тестирование направлено, в первую очередь, на выявление в среде иммигрантов агрессивно настроенных исламистов. Тем же самым целям служит и тестирование, предложенное рядом федеральных земель Германии. В преддверии региональных выборов, проходивших в марте 2006г. сразу в трех немецких землях – Бадене-Вюртемберге, Гессене и Райнланд-Пфальце, правящий во всех этих землях Христианско-демократический союз (ХДС) объявил одной из главных своих задач борьбу с исламской (читай – турецкой) иммиграцией. Для решения этой проблемы правительство земли Баден-Вюртемберг разработало специальную «антиисламистскую» анкету, содержащую около полусотни вопросов относительно самых разных жизненных ситуаций. Желающим получить немецкое гражданство предлагается честно ответить, что они думают о равноправии женщин, о заключении принудительных браков, о многоженстве, о кровной мести, о мировом сионистском заговоре, о всеобщем школьном образовании, о публикациях карикатур на религиозные темы и о многих других вещах.

После этого чиновники собираются анализировать ответы на их соответствие демократическим стандартам и на этой основе принимать решение о выдаче гражданства. Анкета, созданная в земле Гессен, содержит больше вопросов общеобразовательного характера, направленных на выяснение знаний мигранта о географии, культуре, политическом строе и истории страны, однако и она затрагивает целый ряд тем, призванных выявить среди тестируемых иностранцев радикальных исламистов. Например, экзаменуемому предлагается назвать определенное количество рек, горных массивов и городов Германии; описать принципы формирования немецкого парламента; объяснить причины Реформации; рассказать о послевоенном разделении Германии, а также вспомнить имена известных немецких философов и композиторов.

Такая предвыборная программа ХДС была весьма благодушно встречена избирателями: во всех трех землях христианские демократы получили достаточное для начала формирования правительства число голосов. Это и неудивительно. Согласно социологическому опросу, проведенному в конце прошлого года университетом города Билефельд, 66% немцев считают, что Германия страдает от засилия иностранцев. Почти 40% граждан ФРГ уверены, что для спасения экономики страны правительство должно начать выдворять избыточную рабочую силу. 30% немцев признались, что чувствуют себя иностранцами в собственной стране. В целом, по мнению социологов, уровень ксенофобии в немецком обществе вырос за последние пять лет на 15-20%.

Голоса, призывающие ограничить миграцию, все чаще раздаются на самых разных уровнях – от разговоров на улицах до дискуссий в парламенте. Большинство немцев признает: национальный ландшафт Германии стремительно претерпевает фундаментальные изменения. В стране, которая еще двадцать лет назад была практически однородна в этническом плане, сегодня стремительно возникают настоящие национальные анклавы. Пока что они существуют лишь на уровне городских районов, но имеют все шансы расти и дальше. В авангарде этнической перестройки Германии стоят иммигранты турецкого происхождения.

Сегодня из почти семи миллионов иностранцев, проживающих на территории ФРГ, около одной четверти, или 1 700 000 человек, – граждане Турции. С большим отрывом от них находятся граждане стран бывшей Югославии (950 тысяч человек) и Италии (578 тысяч человек). Что еще более важно, турецкие мигранты являются носителями куда более чуждой немцам культуры, чем успешно ассимилировавшиеся за последние десятилетия (хотя часто и сохранившие свое изначальное гражданство) итальянцы или югославы. Фактически, ближайшей в списке иммигрантов этнической группой, с которой можно было бы сравнивать турок, являются располагающиеся соответственно на 23-м и 24-м местах марокканцы и иранцы, численность которых составляет соответственно 65 и 57 тысяч человек. Разумеется, в глазах немцев именно турки олицетворяют собой исламскую миграцию.

Еще более прочно турки занимают первое место в списке иностранцев, получающих немецкое гражданство. В последние 3 года от 35 до 40 процентов всех выданных иностранцам немецких паспортов доставалось именно туркам. Учитывая, что в общем количестве иностранцев, проживающих в ФРГ, доля турок составляет лишь 25%, можно сказать, что вероятность получения немецкого гражданства для граждан Турции выше, чем для граждан других стран на 40-60%, хотя и стабильно сокращается с 2001г.

Отдельно необходимо уточнить, что эти цифры не дают реального представления ни о количестве этнических турок, проживающих в Германии, ни об их концентрации в отдельных городах страны. Дело в том, что, с одной стороны, официальному учету в органах внутренних дел подлежат лишь иностранцы, не имеющие немецкого гражданства, и гражданин Турции, получающий немецкий паспорт, сразу же исчезает из поля зрения статистики, проходя по ней как «немец». Количество таких «немцев» можно проследить, только изучая данные относительно выдачи немецких паспортов, однако сведений о количестве детей граждан Германии турецкого происхождения найти уже невозможно. Между тем, хотя дети в таких семьях и считаются «немцами» с самого момента рождения, часто они, как и их родители, практически не говорят по-немецки и воспитываются в исключительно турецких традициях. Не в силах ответить немецкие чиновники и на вопросы граждан, сколько в стране действует религиозных и национальных союзов турок: ни те, ни другие организации не обязаны, согласно немецкому законодательству, регистрироваться в органах правопорядка. Что же касается концентрации турецкого населения, то западные и восточные земли Германии представляют собой прямо противоположные ситуации. На депрессивных территориях бывшей ГДР, где мигранты из других стран составляют не больше 2-5% населения (по сравнению с 25-30% населения в развитых городах бывшей ФРГ), турки являются меньшинством и среди мигрантов, занимая в списке некоренных национальностей лишь десятое-пятнадцатое места. Между тем, в отдельных экономически развитых и потому привлекательных для мигрантов городах страны, например, в Мюнхене, существуют целые турецкие кварталы, в которых с трудом можно найти вывеску на немецком языке.

Уже поэтому неудивительно, что проблема интеграции турок в немецкое общество вышла в последние годы на первый план. Первой ласточкой антииммигрантских, антиисламских и, в значительной степени, антитурецких настроений в Германии стала вышедшая в 2000г. в еженедельнике Die Zeit статья бывшего федерального канцлера Германии Гельмута Шмидта с красноречивым названием «Не часть Европы», в которой экс-канцлер отстраненно и хладнокровно рассматривал проблему иммиграции турок в Германию и мотивы вступления Турции в Евросоюз. В частности, в статье Шмидт рассказал о своем разговоре с неназванным турецким премьер-министром (судя по контексту статьи, этим премьером был Бюлент Улусу), в котором тот якобы заявил, что для решения проблемы избыточной рождаемости и растущей безработицы Турции жизненно необходима ежегодная эмиграция из страны как минимум одного миллиона турок – желательно в Германию.

Однако если в 2000г. статья бывшего федерального канцлера вызвала скорее неприятие у публики, которая сочла ее проявлением нетолерантности и болезненного алармизма, то сегодня печатными высказываниями на острую тему исламско-турецкой иммиграции в Германии мало кого удивишь. В стране регулярно издаются книги, посвященные весьма критическому анализу сложившейся ситуации, содержание которых ясно уже из названий: «Смертельная толерантность. Мусульмане и наше открытое общество» или «Лодка переполнена. Европа между любовью к ближнему и самосохранением». В редакциях даже самых консервативных и взвешенных немецких газет можно услышать, как сторонников открытого для всех культур общества открыто называют Gutmenschen, или «добрячками» – еще пару лет назад это слово, лучше всего переводимое на русский популярным среди российских националистов выражением «общечеловеки», входило исключительно в лексикон праворадикальных политиков.

Перемены, произошедшие с восприятием немцами вопросов иммиграции, просто стремительны. «Еще несколько лет назад в стране царила убежденность, что единственная работающая концепция интеграции меньшинств - это концепция мультикультурного общества. Мы должны радоваться, что все эти люди приехали к нам и принесли свой образ жизни», – говорит Вернер д’Инка, издатель самой уважаемой и консервативной газеты Германии Frankfurter Allgemeine Zeitung. – Сегодня число сторонников этой концепции стремительно убывает. Немцы устали нести бремя ответственности за преступления Второй мировой войны. Немцы устали стыдиться своей национальности. Немцы устали определять свою национальность «от противного» – то есть постоянно помнить, чем немцы не должны быть. Немцы хотят, чтобы иммигранты наконец стали соблюдать немецкие правила игры – или отправлялись домой. Эти перемены в массовом сознании произошли всего за несколько лет. Я сам вряд ли сказал бы вам что-то подобное пять лет назад. А если бы я услышал от кого-то такие слова десять лет назад, то был бы уверен, что передо мной сидит самый настоящий правый реакционер».

Впрочем, такой перемене настроений в немецком обществе весьма поспособствовали сами турецкие иммигранты. Например, именно они привнесли в немецкий язык один из самых отвратительных из существующих в сухом языке криминальных сводок терминов – Ehrenmord, или «убийство чести». Так теперь обозначается убийство женщины, совершенное ее родственниками-мужчинами для «спасения чести семьи». Жертвами «убийств чести» обычно становятся турчанки, решившиеся на развод (даже в том случае, когда брак был заключен насильно), однако иногда для убийства хватает куда более скромного повода, вплоть до простого отказа девушки носить платок. По данным исследования независимого центра поддержки турецких женщин Papatya, выходцами из мусульманских стран с 1996г. по 2005г. на территории Германии было совершено как минимум 50 таких убийств, причем на долю турок пришлось 77% преступлений, что более чем в 3 раза превышает долю турок в среде иммигрантов (следом за турками идут ливанцы с 10% от числа подобных преступлений и выходцы из стран бывшей Югославии – 7%). Отдельно необходимо заметить, что «убийства чести» совершаются, в основном, очень молодыми турками, часто родившимися в Германии и прожившими здесь всю свою жизнь – парадоксальным образом эти молодые люди, имеющие лишь самое поверхностное знакомство с Турцией, тем не менее, активно воспроизводят самые варварские и архаичные модели социальных взаимоотношений.

Половина из 400 турчанок различных возрастов, опрошенных в 2005 году чиновниками федерального министерства по делам семьи, женщин, преста- релых и юношества, призналась, что регулярно страдает от физического насилия в семье.

К этому следует добавить еще одну серьезнейшую проблему: насильно заключаемые браки. По данным исследовательницы проблемы насилия над женщинами в среде иммигрантов, турчанки по происхождению Неклы Келек, каждый второй брак, заключаемый в среде турецких мигрантов, является браком по принуждению. Часто невеста, всю жизнь прожившая в Турции и отправленная в Германию почти как товар, вообще не знает, за кого ее выдают замуж. В свой книге «Невеста из-за границы. Подноготная жизни турок в Германии» Келек так описывает классическую ситуацию брака по принуждению: «Типичной невесте «на импорт» – 18 лет, она выросла в небольшой турецкой деревне и едва умеет читать и писать. Ее родители решают выдать ее замуж за проживающего в Германии турка – чаще всего ей совершенно незнакомого, иногда – связанного с ее семьей родственными узами. После свадьбы она переезжает в Германию, в новую турецкую семью.

Она живет только и исключительно в этой семье, ей не дают контактировать ни с кем, кроме представителей турецкой общины. Она не знает ни города, ни страны, в которой живет. Она не говорит ни слова по-немецки, не знает своих прав, не знает, к кому обратиться за помощью. Если она не слушается своего мужа, то ее без разговоров отправляют к родственникам на родину – и это означает для нее социальную, а часто и физическую смерть. Вскоре она рожает двух-трех детей, потому что без этого она вообще никто. Тем не менее, рождение детей привязывает ее на долгие годы к новому дому. Поскольку она ничего не знает о Германии, а родственники не рассказывают ей ничего о стране, то своих детей она воспитывает так, как будто бы они росли в Турции. Она говорит с детьми по-турецки, она воспитывает их в исламских традициях. Хотя формально она живет в Германии, фактически она в нее никогда не приезжала».

Особая проблема заключается в том, что немецкие чиновники располагают весьма скудным набором инструментов не только для того, чтобы влиять на эту ситуацию, но даже для того, чтобы отслеживать ее текущее состояние. Значительное количество турок, проживающих на территории ФРГ, не имеют немецкого гражданства, и формально никаких причин для запрета, например, возвращения на родину турчанки, находящейся в браке с немецким турком, у властей ФРГ нет. То, что на родине женщину может ожидать расправа со стороны родственников за «ненадлежащее» исполнение супружеских обязанностей, не может служить причиной задержания ее в аэропорту. Еще меньше причин есть у чиновников для запрета поездок несовершеннолетних турецких девушек «на каникулы к бабушке» – несмотря на то, что, по оценкам независимых экспертов, значительная таких «каникул» заканчивается принудительным браком, заключенным в какой-нибудь турецкой деревне и противоречащим всем европейским нормам.

Серьезную озабоченность у немецкого населения также вызывает тот факт, что подобные преступления все чаще выходят за рамки турецкой общины и начинают затрагивать и собственно немцев. В декабре 2005г. в Мюнхене турецкий подросток избил беременную от него одноклассницу немецкого происхождения – по собственному признанию, чтобы вызвать выкидыш. В январе точно такая же история повторилась во Франкфурте, причем 17-летний турок признался, что главной причиной его нападения на девушку стало то, что его отец заявил, что «не потерпит ребенка от христианки». В обоих случаях пострадавшие девушки, подавшие заявления в полицию, подвергались угрозам со стороны своих бывших бойфрендов, а также их друзей – те требовали немедленно отозвать заявление. Фактически, немецкая система работы с подростковой преступностью, главный акцент которой сделан на увещевание подростков и их родителей, показывает свою полную неспособность справиться с ситуацией в иммигрантских кварталах, когда преступное поведение подростков прямо или косвенно поощряется их родителями, а сами подростки не считают своей целью успешную интеграцию в немецкое общество.

Ежегодно в Германии тратится до трехсот миллионов евро только на образовательно-интеграционные программы для иммигрантов, однако успеха эти программы приносят мало. Вся немецкая иммиграционная политика последних десятилетий строилась на убежденности, что иностранцы, поселившиеся в Германии, будут перенимать немецкие правила игры, уважать демократические традиции и культуру страны. Однако все оказалось совсем по-другому. Иммигранты образуют параллельные сообщества, в которых не действуют немецкие законы, которые неподконтрольны полиции и совершенно непрозрачны для постороннего наблюдения. Вдобавок ко всему, процедура получения немецкого гражданства в последние годы превратилась в простую формальность, для которой надо было лишь прожить на территории страны не меньше 8 лет, и даже незнание языка в большинстве случаев не являлось препятствием для получения немецкого паспорта.

Парадоксально, но в большинстве случаев граждане Турции сами решали не получать немецкое гражданство – дело в том, что Германия не признает двойного гражданства и получение немецкого паспорта было связано с отказом от гражданства турецкого, что в свою очередь, по турецким законам, означало отказ от собственности на недвижимость, находящуюся на территории Турции. Между тем, значительному количеству граждан Турции в последние годы удалось восстановить свое турецкое гражданство уже после получения гражданства немецкого, что, хотя и является нарушением законодательства ФРГ, практически невозможно установить, используя набор законных средств, которыми располагают немецкие чиновники.

Еще меньше возможностей осуществлять контроль за турецким населением будет у немецких чиновников после вероятного вступления Турции в Евросоюз. Идея присоединения Турции к ЕС горячо поддерживалась коалиционным правительством социал-демократов и зеленых, объявившим ее единственным шансом «привязать» Турцию к европейским ценностям и окончательно похоронить идеи радикальных исламистов превратить Турцию в религиозное государство. После парламентских выборов, прошедших в сентябре 2005г. и приведших к власти более консервативно настроенный Христианско-демократический союз, риторика официальных лиц, высказывающихся по данному вопросу, стала более сдержанной, однако никто не сомневается в том, что курс федерального правительства остался прежним, лишь темпы воплощения этих планов в жизнь, возможно, несколько замедлились.

Кроме того, чиновники Еврокомиссии, непосредственно ответственные за воплощение этого проекта в жизнь, весьма положительно относятся к перспективе присоединения к сфере своего влияния новой страны с почти 70-миллионным населением. Самой большой проблемой, мешающей на сегодня вступлению Турции в ЕС, является членство в ЕС Кипра, который Турция так до сих пор официально и не признала. Между тем, мало кто всерьез считает, что турецко-киприотский конфликт может стать причиной, которая закроет для Турции путь в ЕС. В полемике же, публикуемой в немецких СМИ, самые радикальные высказывания против вступления Турции в ЕС, как это ни парадоксально звучит, принадлежат турецким диссидентам, выехавшим в Германию из-за преследований, которым они подвергались у себя на родине за попытки начать общественную дискуссию по вопросам Геноцида армян.

В целом для Германии, в которой проживает самая большая в Европе турецкая община, вступление Турции в ЕС будет означать катастрофическое усиление позиций мигрантов. Во-первых, присоединение снимет барьеры, которые немецкое правительство еще пока может воздвигать на пути мигрантов – после включения страны в ЕС любой желающий турок сможет свободно приехать в Германию, не спрашивая для этого разрешения немецких властей.

Во-вторых, постоянно проживающие на территории Германии граждане Турции, как новые граждане Евросоюза, автоматически приобретут право голосовать на немецких выборах в местные органы власти (то есть выбирать администрации городов и парламенты федеральных земель), а также отдавать свои голоса на немецких выборах в Европарламент. При том, что уже сегодня во время выборов в местные органы власти немецкие партии ведут активную избирательную кампанию среди этнических турок, обладающих немецким гражданством, и уже сегодня в местных парламентах есть даже лидеры фракций – этнические турки, а в федеральном парламенте – депутаты-турки, после наделения избирательными правами всех граждан Турции, проживающих на территории Германии, политическое давление турецкой общины, несомненно, еще более усилится.

Постоянно обостряется в немецком обществе и проблема адаптации турецкой молодежи. Из-за того, что турецкие семьи традиционно характеризуются более высоким количеством детей, нежели семьи немецкие, многие школы, особенно находящиеся в районах с высокой концентрацией турецкого населения, фактически превращаются в школы этнические. Например, если доля турецкого населения в берлинском районе Моабит составляет чуть меньше 25%, то доля турецких учащихся в школах этого района колеблется по разным школам от 70% до 90%. Такая фантастическая концентрация иностранцев в общеобразовательных школах сводит на нет все попытки учителей интегрировать детей в немецкое общество: в условиях, когда для девяти из десяти школьников родным языком является турецкий, вероятность того, что 10% немцев заговорят по-турецки, гораздо выше, чем возможность научить турецких школьников немецкому языку.

Языковой конфликт в немецких школах достиг своего апогея в конце прошлого года, когда в берлинской школе имени Герберта Гувера администрация запретила школьникам говорить на любом языке, кроме немецкого - в том числе и во время перемен, и даже на школьном дворе. Немецкое общество сразу же раскололось на два непримиримых лагеря. Консервативные немцы, часто ощущающие себя иностранцами в собственной стране, вздохнули с облегчением. Союз немецких турок обвинил власти в дискриминации по национальному признаку. Между тем, по мнению представителей крупнейшего в Германии частного благотворительного фонда Hertie, занимающегося, в числе прочего, интеграционными программами, нацеленными на помощь турецким подросткам, подобные запреты должны пойти на пользу турецкой молодежи. Дополнительные стимулы к изучению языка страны проживания лишь повышают шансы подростков успешно закончить школьное обучение и получить достойную работу.

На сегодня же ситуация с образовательным уровнем турецкой молодежи просто ужасающа. 25% турецких детей бросают школу после девяти классов, то есть ограничиваются лишь тем минимумом, который необходим для приема на низкооплачиваемую неквалифицированную работу. Еще 25% бросают школу, не закончив и девяти классов, то есть, по формальным немецким меркам, не имеют вообще никакого образования. В вузы поступают лишь 6% детей из турецкой общины (среди этнических немцев этот уровень достигает 23%). Учитывая, что доля турецкого населения становится все больше, это означает и то, что образовательный уровень всего немецкого общества неуклонно снижается.

Подводя итоги сказанному, можно выделить основные проблемы, которые стоят сегодня перед немецким обществом, столкнувшимся с явлением массовых турецких общин. Во-первых, это крайне низкая степень интеграции в общество членов турецких общин, и главное молодежи, что приводит к созданию и устойчивому сохранению изолированных, агрессивно настроенных к окружающему миру, асоциальных и часто криминально ориентированных сообществ, не признающих ни культурное наследие, ни нормы повседневного поведения, существующие в немецком обществе.

Во-вторых, это отсутствие легальных методов контроля за жизнью таких общин, что существенно затрудняет как выявление угроз немецкому обществу, так и своевременное и эффективное реагирование на них.

В-третьих, это изолированность и сплоченность турецких общин, позволяющая их членам при желании сколь угодно длительное время избегать контактов любого уровня с «внешней средой». Все эти факторы многократно усиливаются вследствие массовости присутствия этнических турок на территории Германии, что не только делает их наиболее значимой силой среди иммигрантов, но и позволяет создавать свои анклавы в большинстве городов страны. Уровень конфликтов между турецкими мигрантами и местным населением с течением времени будет только нарастать, поскольку крайне высокий уровень рождаемости среди турецкого населения при вступлении в брак и рождение первого ребенка в очень раннем возрасте обеспечивают турецкой общине Германии по сравнению с другими социально-этническими группами гораздо более высокие темпы прироста.

Наконец, после вступления Турции в ЕС влияние турецкой общины может многократно усилиться: как вследствие еще более массовой иммиграции турок в Германию, так и из-за наделения турок, не являющихся гражданами Германии, избирательными правами на местных и европейских выборах. Ни одна из этих проблем в настоящее время и в существующей политической системе ФРГ не может быть решена коренным образом (а некоторые не могут быть решены даже частично). Максимум, на что может рассчитывать сегодняшняя Германия, – это сохранение существующего нестабильного статус-кво, характеризующегося наличием глубоких межнациональных, религиозно-культурных и социально-экономических противоречий, готовых обостриться в любой момент.

С. Сумленный

www.arminter.net

Турки в Германии — Википедия

Турки в Германии (нем. Türken in Deutschland, тур. Almanya Türkleri) — граждане или постоянные жители ФРГ, родившиеся в Германии, являющиеся этническими турками и/или имеющие полное или частичное турецкое, а также турецко-курдское происхождение. Турки являются самой многочисленной группой иностранцев в Германии (17,1% из всех иностранцев, по данным 2015 г.)[6]. В значительной степени сохраняют родной — турецкий язык, религию (ислам), приверженность родным традициям, музыке и культуре. При этом, естественный прирост населения в турецкой диаспоре (1,2-1,5 % в год) остаётся значительным[источник не указан 149 дней].

Содержание

Ранние поселенияПравить

Германские государства контактировали с турками с XVII и XVIII веков, когда Оттоманская империя пыталась расширить свои территории за пределами северных Балкан. Две осады Вены были предприняты турками в 1529 и 1683 годах[7]. После отступления армии Османской империи осталось большое количество турок, которые впервые стали постоянно жить в Германии[8].

Новый этап начался с экспансией Пруссии в середине XVIII века. В 1731 году герцог Курляндии представил 20 турецких гвардейцев королю Фридриху Вильгельму I, также в одно время, как утверждается, 1000 мусульманских солдат служили в прусской кавалерии[8]. Увлечение прусского короля Просвещением нашло отражение во внимании к религиозным потребностям его мусульманских солдат.

В 1740 году Фридрих Великий заявил (в контексте подтверждения терпимости католиков): «Все религии равны и хороши, если их приверженцы являются честными людьми. И если бы турки и язычники прибыли и захотели бы жить в нашей стране, мы бы и им построили мечети и молельни»[9][10]

На практике, уже первому контингенту турецких гвардейцев была дана возможность использовать молельные комнаты по воскресеньям. Вскоре возникла необходимость создания турецкого мусульманского кладбища в Берлине, на котором мечеть была окончательно достроена в 1866 году[8].

Дипломатические отношения между Берлином и Константинополем (современный Стамбул) были установлены в XVIII веке, и к XIX веку были подписаны торговые договоры между двумя городами. Эти события вызвали взаимную миграцию граждан между Османской империей и немецкими государствами[11]. В результате турецкая диаспора в Германии, а особенно в Берлине, существенно выросла в годы перед Первой мировой войной[12].

Турецкое население Берлина до соглашений о найме рабочей силы[13] Год Количество
1878 1893 1917 1925 1933 1938 1945
41 198 2,046 1,164 585 3,310 79

Иммиграция в ГерманиюПравить

Крупномасштабная иммиграция турецких рабочих с начала 1960-х годов была вызвана, с одной стороны, высоким ростом населения и массовой безработицей в Турции, а с другой, потребностью в рабочих в северо-западной Европе[14]. Западная Германия, как и остальные страны Западной Европы, начала испытывать дефицит рабочей силы с начала 1950-х[15]. Наем рабочих из средиземноморских стран был простым способом решения этой проблемы[16]. В 1961 году строительство Берлинской стены усугубляет дефицит, ограничив приток иммигрантов из ГДР. Турция в это же время сталкивается с высоким уровнем безработицы. Турецкое правительство предложило Германии нанимать турецких гастарбайтеров. Министр труда и общественных дел Теодор Бланк выступал против таких соглашений. Он считал, что культурный разрыв между Германией и Турцией слишком велик, кроме того Германия не нуждается в новых рабочих, потому что в бедных районах Германии достаточно безработных, которые могут занять эти рабочие места. Однако США оказали определённое политическое давление на Германию. Это было необходимо для стабилизации ситуации в Турции. Немецкое министерство иностранных дел после этого начало переговоры и в 1961 году соглашения были подписаны[17][18]. Давление со стороны немецких работодателей в 1962 и 1963 годах сыграло ключевую роль в отмене двухлетнего лимита на пребывание турецких рабочих в Западной Германии[19].

В 1961 году всего 7 116 турецких рабочих иммигрировали в Германию[20]. Договоры о найме в 1961 году сделали Германию основной принимающей страной для турецких гастарбайтеров, и к 1973 году около 80 % турок в Западной Европе жили в Германии, и хотя эта цифра уменьшилась до 70 % к 1990 году, Германия остаётся основной страной поселения турецких иммигрантов[21]. Большинство турок были убеждены, что они находятся в Германии временно и наступит такой день, когда они вернутся в Турцию для начала новой жизни, используя заработанные деньги. Во время рецессии 1966—1967 годов количество турок, уезжающих из Германии, существенно выросло, как и во время первого нефтяного кризиса 1973 года[22]. Последний рост количества уезжающих в 1981—1984 годах был вызван массовой безработицей в Германии и политикой материального поощрения реэмиграции турок. Но в итоге число иммигрантов, которые вернулись в Турцию, оставалось относительно небольшим, и их отъёзд не остановил быстрый рост турецкого населения Германии[23].

Воссоединение семейПравить

В 1970-е годы примерно 400 000 турецких рабочих вернулось в Турцию, а остальные воспользовались правом на воссоединение семьи, чтобы их семьи переехали к ним в Германию[24]. Как результат, между 1974 и 1988 годами количество турок в Германии практически удвоилось, нормализовалось соотношение полов, а возрастная структура стала существенно моложе, чем у немецкого населения, из-за большего числа детей на семью. К 1987 году 21 % этнических немцев были моложе 21 года, тогда как среди турок в Германии эта цифра составляла 42 %[25]. Рецессия 1967 года временно приостановила процесс найма новых работников, когда же он возобновился, то их состав сильно изменился, так как BfA (Bundesversicherungsanstalt für Angestellte) предоставлял рабочие визы преимущественно женщинам. Это было отчасти связано с продолжающимся дефицитом рабочей силы в низкооплачиваемых малопрестижных областях сферы услуг; а отчасти с процессом воссоединения семей[26]. Воссоединение семей было решением предполагаемой социальной угрозы со стороны иностранных рабочих, одиноких мужчин, живущих в общежитиях и имеющих лишние средства. Многие жёны переезжали к своим мужьям, но также приезжали женщины, которые надеялись в дальнейшем перевести своих мужей и детей в Германию. Кроме того, турецкие рабочие имели возможность заработать достаточно средств для того, чтобы вернуться домой, жениться и перевезти своих жён в Германию, особенно после того, как закон 1974 года об объединении семей существенно облегчил этот процесс. К 1976 году 27 % турок в Германии составляли женщины[27].

Падение Берлинской стеныПравить

Падение Берлинской стены в 1989 году и объединение Западной и Восточной Германии вызвало широкие общественные дебаты о проблемах национальной идентичности и гражданства, включая место турецкого меньшинства в будущем объединённой Германии. Эти дебаты сопровождались проявлением ксенофобии и насилия на национальной почве по отношению к турецкому населению[28]. Антииммигрантские настроения были особенно сильны на территориях бывшей Восточной Германии, которые претерпели существенные социальные и экономические преобразования в процессе объединения. Турецкая диаспора опасалась за свою безопасность на территории Германии, так как было зарегистрировано около 1 500 случаев насилия на национальной почве[29]. Политическая риторика, призывающая к созданию зон, свободных от иммигрантов (Ausländer-freie Zonen), и подъём неонацистского движения вызвал широкую поддержку среди либеральных немцев противоположной идеи Германии как ‘мультикультурного’ общества. Законы о гражданстве по месту рождения, а не происхождению, были приняты только в 2000 году, а ограничения на двойное гражданство действуют до сих пор. Однако число турок второго поколения, сделавших выбор в пользу немецкого гражданства, увеличивается, и они всё активнее участвуют в политической жизни[30].

Степень ассимиляции турецких иммигрантов в Германии различается в зависимости от таких факторов, как возраст, уровень образования, религиозность, место рождения и т. д. Так как основную массу турецких иммигрантов в течение многих лет составляли не городские жители, а выходцы из сёл Анатолии, их ассимиляция происходила особенно трудно и длительно. Малообразованные, очень религиозные и не склонные к социальным контактам с немцами люди старшего поколения в основном жили внутри своих довольно изолированных общин и соприкасались с немцами преимущественно только во время работы. Их дети и, особенно, внуки, в гораздо большей степени ассимилированы и нередко чувствуют себя полноценными гражданами Германии. Типичным представителем молодого поколения иммигрантов, например, является 23-летний Мете Каан Яаман (Mete Kaan Yaman), ставший победителем конкурса красоты Мистер Германия в 2009/2010 году[31]. Говорящий по-немецки без малейшего акцента и по своему менталитету не отличающийся от молодых немцев, Мете Каан Яман представляет собой пример успешной ассимиляции. Примером успешной ассимиляции турецкого иммигранта среднего возраста можно назвать немецкого государственного и политического деятеля, сопредседателя партии Зелёных Джема Оздемира. Тем не менее, в целом, турецкая община Германии пока сделала лишь первые шаги в сторону полной интеграции.

Турецкие граждане в Германии:[32][33] Год Количество Год Количество
1961 7 116 1986 1 425 721
1962 15 300 1987 1 481 369
1963 27 100 1988 1 523 678
1964 85 200 1989 1 612 632
1965 132 800 1990 1 694 649
1966 161 000 1991 1 779 586
1967 172 400 1992 1 854 945
1968 205 400 1993 1 918 395
1969 322 400 1994 1 965 577
1970 469 200 1995 2 014 320
1971 652 800 1996 2 049 060
1972 712 300 1997 2 107 426
1973 910 500 1998 2 110 223
1974 910 500 1999 2 053 564
1975 1 077 100 2000 1 998 536
1976 1 079 300 2001 1 998 534
1977 1 118 000 2004 1 764 318
1978 1 165 100 2006 1 738 831
1979 1 268 300 2007 1 713 551
1980 1 462 400 2008 1 688 370
1981 1 546 300 2009 1 658 083
1982 1 580 700 2010 1 629 480
1983 1 552 300 2011 1 607 161
1984 1 425 800
1985 1 400 400

На 31 декабря 2009 года в Германии находилось 1 658 083 турецких граждан (870 472 мужчины и 787 611 женщин), что составляет 24,8 % всех иностранцев, таким образом являясь крупнейшим национальным меньшинством Германии[1]. Официальное число турок в Германии, имеющих турецкое гражданство, снижается, в основном из-за того, что многие берут немецкое гражданство, а с 2000 года дети, рождённые в Германии, имеют право на получение немецкого гражданства[34].

В 2005 году насчитывалось 840 000 немецких граждан турецкого происхождения[35]. Общее же число жителей Германии, имеющих турецкие корни, составляло в 2009 году примерно 2 812 000 человек или 3,4 % населения Германии[36]. Другие оценки показывают, что в настоящий момент в Германии живут более 4 миллионов людей турецкого происхождения[2].

Территориальное распределениеПравить

Турки в Германии преимущественно проживают в крупных городских агломерациях. Около 60 % турецких иммигрантов живёт в крупных городах, ещё примерно четверть в небольших[37]. Подавляющее большинство живут на территории бывшей Западной Германии. Большинство живёт в индустриальных регионах, таких как Северный Рейн-Вестфалия и Баден-Вюртемберг, в рабочих окраинах таких крупных городов, как Берлин (особенно в Кройцберге, который известен как Маленький Стамбул, и Нойкёльне), Кёльн, Дуйсбург, Дюссельдорф, Франкфурт, Маннгейм, Майнц, Мюнхен и Штутгарт[38][39].

СтруктураПравить

Возрастной состав турок в Германии принципиально отличается от немецкого населения. В то время, как четверть немцев составляют люди старше 60 лет, среди турок таких только 5 %[40]. 1973 год является важной вехой в связи с историческим развитием и изменениями, которые произошли в социальной структуре турецких мигрантов. Это связано в первую очередь с процессом воссоединения семей. Примерно 53 % иммигрировали в Германию через воссоединение семьи и уже 17 % проживающих в Германии турок родились в стране[41].

Доля мужчин и женщин сбалансировалась примерно в 1960-х. 54,2 % турок в Германии составляют мужчины, 45,8 % — женщины. 50,5 % — люди в возрасте от 14 до 29 лет, тогда как среди немцев таких только 25 %. 33,8 % — в возрасте от 33 до 49, среди немецкого населения таких 32 %. Только 15,7 % турок старше 50 лет, тогда как среди немцев таких 43 %. Таким образом турки в Германии в среднем существенно моложе немцев[42].

ХарактеристикиПравить

Власти Германии не ведут статистику по этническому признаку, а классифицируют этнические группы выходцев из Турции, как имеющих турецкое национальное происхождение. Это приводит к тому, что этнические меньшинства из Турции также называются «турками». Тем не менее, от одной четвёртой[43][44] до одной пятой части[45][46] турок в Германии, являются этническими курдами (приблизительно 750 000 человек)[47]. Кроме того, количество этнических турок, иммигрировавших в Германию из Болгарии, Кипра, Греции, Македонии, Румынии и других традиционных регионов проживания турок, которые были часть Оттоманской империи, неизвестно, так как такие иммигранты учитываются по их гражданству, а не по турецкому этническому происхождению.

В связи с географической близостью Германии и Турции, культурный обмен и влияние страны происхождения по-прежнему остаются значительными среди турецкого меньшинства. Кроме того, большинство турок второго поколения имеют культурные и эмоциональные связи как со страной происхождения родителей, так и со страной, где они проживают и в которой собираются остаться[48]. Большинство турок живут в двух конфликтующих культурах с различными моделями поведения. На работе или в школе, как правило, доминирует немецкая культура, тогда как в свободное время социальные связи происходят в рамках этнических групп турецкой культуры. В первом поколении мигрантов социальные связи были практически полностью турецкими, и сейчас для второго и третьего поколения это разделение остаётся не менее значимым[49].

ЯзыкПравить

Турецкий язык — второй язык Германии[50][51][52]. Второе и третье поколения турок обычно говорят по-турецки с немецким акцентом и даже с влиянием немецких диалектов. Некоторые меняют свой турецких язык добавлением немецких грамматических и синтаксических конструкций. Большинство учит турецкий язык дома, в общении с соседями и в турецкой диаспоре. Некоторые посещают турецкие занятия в местных школах, тогда как остальные учат турецкий язык как иностранный, такая возможность сейчас предоставляется во многих немецких школах[53]. В некоторых землях Германии турецкий даже официально утверждён в списке предметов для сдачи при окончании школы (en:Abitur)[54]. По данным на 2010 год, каждый пятый турок в Германии плохо или никак не владел немецким языком[55].

Ввиду компактного проживания турецкой диаспоры во многих крупных городах германии процесс интеграции может происходить слабо, особенно среди турецкой молодёжи, из неблагополучных социальных слоёв. В результате чего вместо немецкого языка значительная часть молодёжи использует для общения искажённую речь, в которой выделяются заметный турецкий акцент, упрощённая грамматика (в речи полностью отсутствуют все артикли и почти все предлоги. Многие немецкие слова заменяются аналогами из турецкого или арабского языка (исламские термины) или же используются уникальные неологизмы, свойственные лишь для данной речи. Речь не имеет официального названия, но в народе известна, как Deutsch-Kanakisch, (образовано от ругательного слова лиц южной национальности)[56]. При этом общение на канакише в некоторой степени считается модным среди турецкой молодёжи, таким образом они подчёркивают своё национальное самосознание и противопоставляют себя «большой немецкой культуре». Поэтому канакиш пользуется большой популярностью в современном немецком репе, так как многие её исполнители имеют турецкое происхождение и подражают «черному сленгу», распространённому среди чёрного населения в США[57]. При этом в последние годы элементы канакиша можно встретить в разговоре немецкой молодёжи[57].

РелигияПравить

Турки — основная мусульманская этническая группа в Германии. Фактически, в 1960-е годы турок было синонимом слова мусульманин[58]. По данным на 2009 год, турки составляли 63,2 % мусульманского населения Германии[59] Таким образом, ислам в Германии в основном представлен турками[60]. Религия для турок в Германии имеет особенно важное значение по причинам, более связанным с национальной самоидентификацией, чем с собственно верой[61]. Более чем другие проявления их культуры, ислам рассматривается как та особенность, которая наиболее сильно отличает турок от большинства немецкого населения[62].

Интеграция и адаптацияПравить

Натурализация турецких граждан:[63][64][65] Год Количество Год Количество
1982 580 1996 46 294
1983 853 1997 42 420
1984 1 053 1998 59 664
1985 1 310 1999 103 900
1986 1 492 2000 82 861
1987 1 184 2001 76 573
1988 1 243 2002 64 631
1989 1 713 2003 56 244
1990 2 034 2004 44 465
1991 3 529 2005 32 661
1992 7 377 2006 33 388
1993 12 915 2007 28 861
1994 19 590 2008 25 230
1995 31 578 2009 24 647
  Демонстрация турок и немцев перед домом в Золингене, сгоревшем в результате поджога неонацистами в 1993 году, который стал одним из наиболее жестоких случаев насилия по отношению к иммигрантам в современной Германии.

Интеграционные процессы в турецкой среде проходят крайне медленно в силу ряда причин, среди которых главными являются:

  • 1) устойчивость немецкой культуры и национальной идентичности; большая разница в менталитете между коренным населением и турецкой диаспорой;
  • 2) замедленная социальная мобильность в немецком обществе в целом, отсутствие перспективы быстрого повышения социального статуса;
  • 3) социальная политика немецких властей, гарантирующая сносное существование слабоинтегрированным в немецкое общество группам населения;
  • 4) унаследованная от трудовой миграции система отношений между «добытчиками» и «иждивенцами» в рамках турецкой диаспоры. В результате этого, «иждивенцы» (преимущественно женщины) часто не имеют работы и, следовательно, возможности интегрироваться в немецкоязычную среду;
  • 5) малое количество смешанных браков. Следствие пп. 1 и 4. Турецкие мигранты предпочитают жениться на вывозимых из Турции турчанках, что позволяет им сохранять традиционную систему семейных отношений. Учитывая большую занятость мигрантов, воспитанием детей в таких семьях в основном занимаются жёны. Как результат, мигранты во втором поколении ещё меньше адаптированы к жизни в Германии, чем их отцы;
  • 6) родившиеся в Германии турки (см. выше) имеют больше шансов на получение гражданства и, соответственно, на больший объём социальных выплат. Это не стимулирует турецкую молодёжь интегрироваться в немецкое общество.
  • 7) существование оптимальных возможностей для культурной самоизоляции турецких иммигрантов: турки Германии могут ежедневно смотреть турецкое телевидение, слушать турецкое радио, читать турецкие газеты, использовать турецкие интернет-ресурсы и т. д. Например, согласно исследованиям немецких социологов, более 50 процентов турецких иммигрантов предпочитают смотреть турецкие телепрограммы нежели немецкие[66].

ДискриминацияПравить

Модель дискриминации турок в немецком обществе заключается в поддержании их низкого экономического и социального статуса, а также ограничении их социального развития. Несмотря на долговременное пребывание в Германии, турки продолжают сталкиваться с враждебностью, которая усилилась с середины 1970-х годов. Волна насилия на национальной почве, которая достигла своего максимума между 1991 и 1993 годами, показала, как не интегрированы и уязвимы остаются национальные меньшинства в немецком обществе[67].

Число актов насилия со стороны немцев в Германии резко возросло в период между 1990 и 1992 годах[68]. 25 ноября 1992 года трое турок были убиты в результате поджога в Мёльне (Западная Германия)[69]. Это нападение вызвало серьёзное недоумение, так как жертвы не являлись беженцами и не проживали в общежитии[70]. Аналогичный случай произошёл 29 мая 1993 года в городе Золинген в земле Северный Рейн-Вестфалия, где в результате поджога пять членов семьи, которая проживала в Германии в течение 23 лет, сгорели заживо[71]. Однако часть немцев осудили эти нападения на иммигрантов и участвовали в шествия со свечами в память о жертвах[72].

Грег Нис в своей работе о Германии, написанной в 2000 году, заявил, что «Консервативные немцы принципиально против предоставления туркам гражданства из-за того, что они мусульмане и имеют более тёмный цвет кожи»[73].

В 2013 году из архивов британского правительства стало известно, что в 1982 году тогдашний канцлер Германии Гельмут Коль поделился с тогдашней премьер-министром ВБ Маргарет Тэтчер своими планами за четыре года вдвое сократить долю турецких граждан в Германии, численность которых тогда составляла 1.5 млн человек, поскольку они не слишком хорошо вливались в немецкое общество[74].

ГражданствоПравить

Согласно предыдущей версии немецкого законодательства, дети, рождённые от иностранцев в Германии, не имели право на немецкое гражданство, так как законодательство базировалось на jus sanguinis (право крови). Но это было изменено в 1991 году и с 1999 года немецкий закон о гражданстве признает jus soli (право почвы), то есть люди, рождённые в Германии, теперь могут претендовать на гражданство[75]. В 2000 году было принято законодательство, которое даёт немецкое гражданство всем детям иностранцев, рождённым после 1990 года в Германии, и был облегчён процесс натурализации. Но двойное гражданство разрешено только для граждан Евросоюза и Швейцарии, а остальные (включая граждан Турции) должны в возрасте от 18 до 23 лет выбрать, какое гражданство они хотят сохранить, и отказаться от других паспортов[76]. Если один из родителей является гражданином Германии, то законодательство не требует отказа от немецкого гражданства в случае сохранения гражданства иных государств. Это положение сильно критикуется либеральными партиями Германии и множеством институтов, занимающихся германо-турецкими отношениями, называя его неправильным, так как даже второе поколение турецких иммигрантов, родившихся в Германии, рассматриваются как граждане второго сорта, несмотря на значительный вклад их родственников в немецкое экономическое чудо и восстановление Германии после Второй мировой войны.

Политическое поведениеПравить

Турки были слабо вовлечены в немецкую политику, так как первое поколение турецких иммигрантов рассматривали своё пребывание в Германии как временное. Кроме того, лишь немногие турки имеют немецкое гражданство и внимание большинства турок сосредоточено на турецкой, а не на немецкой политике. Однако в последние годы наблюдается значительный рост участия турок в политической жизни Германии, даже тех, кто не имеет немецкого гражданства. Из-за позиции в поддержку иммиграции и натурализации множество турок поддерживают Социал-демократическую партию Германии (СДПГ)[47]. После выборов в бундестаг 2005 года опрос показал, что почти 90 % из них проголосовали за альянс СДПГ во главе с Герхардом Шрёдером и Партии зелёных. В настоящее время множество парламентариев — как на местном, так и на федеральном уровнях — имеют турецкое происхождение. В 2008 году рождённый в Германии турок второго поколения Джем Оздемир стал сопредседателем Партии зелёных Германии.

Освещение в кинематографеПравить

Дата Событие
1961 Двусторонние соглашения о найме рабочей силы с Турцией. Центральный офис по найму открывается в Стамбуле, и к концу года уже 7 000 турецких рабочих проживают в Германии.
1962 Основание в Кёльне Союза турецких рабочих, первой турецкой социальной и политической организации в Германии.
Март 1962 Противоречивая информация о ставках налогообложения зарплаты приводит к забастовке турецких шахтёров в Эссене и Гамбурге. 26 рабочих уволены и депортированы.
15 июня 1963 Основание ежемесячной газеты Anadolu для турок, проживающих в Германии.
1964 Западногерманское радио начинает трансляции на турецком языке под названием Köln Radyosu на всей территории Западной Германии.
30 сентября 1964 Продление соглашений о найме рабочей силы между Западной Германией и Турцией.
1965 WDR и ZDF начинают производство телесериалов Соседи, Наша Родина/Ваша Родина, а затем Вавилон, предназначенных для турецкой аудитории.
1965 2 700 турок проживают в Западном Берлине. Иностранные рабочие, которые проработали в Западной Германии в течение пяти лет теперь могут автоматически продлить разрешение на работу, независимо от того, являются ли они гражданами европейских стран.
1967 Основание Турецкого Союза (Türk Federasyonu).
1971 Три ежедневных турецких газеты: Aksam (Вечер), Tercüman (Переводчик) и Hürriyet (Свобода) издают версии для мигрантов в Германии.
21 июля 1972 Турецкий генконсул Метин Кусдалоглу в аэропорте Мюнхена приветствует Некати Гювена, пятисоттысячного рабочего, нанятого в Стамбульском офисе по найму.
1973 Турки составляют 23 % всех иностранцев, проживающих в Германии. Забастовка на заводе компании Ford в Кёльне приводит к дебатам в прессе о «политизации иностранных рабочих».
30 июля 1973 Журнал Шпигель выходит с заголовком на обложке «Гетто в Германии — 1 миллион турок»
23 ноября 1973 Западная Германии останавливает наем иностранных рабочих. Многие гастарбайтеры, опасаясь неизбежных антииммиграционных законов, перевозят свои семьи в Германию, что приводит к увеличению численности иммигрантов, а не уменьшению, к которому стремилось немецкое правительство.
1975 Правительство Западной Германии принимает указ, запрещающий иностранцам селиться в районах и областях, где количество иностранцев превышает 12 % от всего населения.
8 декабря 1981 Законодательство Западной Германии запрещает детям старше 16 лет переезжать к своим родителям в Германию. Детям младше этого возраста также не разрешается иммиграция в Германию, если в их родной стране проживает хотя бы один из родителей.
26 мая 1982 Семра Эртан поджигает себя на рыночной площади Гамбурга в знак протеста против роста ксенофобии.
28 Ноября 1983 Новый закон о поощрении желания вернуться (Das Gesetz zur Förderung der Rückkehrbereitschaft) предлагает безработным гастарбайтерам 10 500 немецких марок для возврата в страну происхождения. Только 13 000 человек воспользовались этой возможностью.
Дата Событие
9 ноября 1989 Падение Берлинской стены
1990 Турецкая телерадиокомпания начинает ежедневные трансляции в Германии.
1991 Эмине Зевги Оздамар, актриса и писательница турецкого происхождения, проживающая в Берлине, получает премию в области немецкой литературы Ingeborg Bachmann Prize. Это вызывает значительные споры о состоянии «немецкой» литературы.
22 ноября 1992 Поджог в Мёльне (Шлезвиг-Гольштейн), в результате которого погибает три турецких женщины.
29 мая 1993 Поджог в Золингене, в результате которого погибает пять членов турецкой семьи, которая прожила в Германии 23 года. Данное нападение привело к множеству протурецких демонстраций против ксенофобии и к публичному дискуссии о ультраправом экстремизме и скинхедах в Германии.
30 июня 1993 Натурализация иностранцев регулируется законом о гражданстве 1913 года и рядом специальных актов. В целях содействия интеграции иностранцев, которые родились в Германии, выросли там или жили по крайней мере 15 лет, они имеют юридическое право на натурализацию согласно разделу 85ff закона об иностранцах с поправками, внесёнными в этот день.
1993 Команды Немецкой футбольной лиги приняли участи в проекте «В мире друг с другом», одев униформу со слоганом 'Мой друг — иностранец'.
1994 Лейла Онур и Джем Оздемир стали первыми избранными депутатами Бундестага турецкого происхождения.
Январь 1998 По данным Министерства внутренних дел в Германии проживает 9,37 млн иностранцев, в том числе 2,11 млн турок.
Июль 1998 Избирательная платформа ХДС направлена на сокращение иммиграции с помощью сокращения субсидируемого государством жилья для иностранцев и запрещения возможности двойного гражданства. В земле Баден-Вюртемберг введён запрет на преподавание мусульманским женщинам, пока они покрывают голову платком.
Ноябрь 1998 Вновь назначенная комиссаром по делам иностранцев Марилуизе Бек (Партия Зелёных) планирует разработать образ Германии как «страны иммиграции». После судебного конфликта в Берлине между школьным округом и Исламской федерацией, берлинские школы могут легально предоставлять исламское образование для учащихся. Попытки через Федеральный конституционный суд запретить Баварии депортировать в Турцию 14-летнего правонарушителя, который родился в Германии, потерпели неудачу .
2000 7,3 миллиона иностранцев легально проживают в Германии; 2 миллиона из них являются турецкими гражданами, из которых 750 тыс. родились в Германии.
2000 Новый закон о гражданстве вступает в силу. Дети иностранцев, рождённые в Германии, автоматически получают немецкое гражданство, в случае если один из родителей легально проживал в Германии как минимум восемь лет. Дети также могут иметь гражданство страны происхождения родителей, но должны к 23 годам отказаться от двойного гражданства в пользу одной из стран.
2010 Канцлер Ангела Меркель заявила, что последние годы продемонстрировали полный провал концепции мультикультурализма в Германии[77].
  1. ↑ 1 2 Statistisches Bundesamt 2009, 51.
  2. ↑ 1 2 Zouboulis 2003, 55.
  3. ↑ European Recruitment Agency. Turkish delight at William Hague's statement. Проверено 4 июля 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  4. ↑ Radio Free Europe. Germany's Merkel On Delicate Visit To Turkey. Проверено 4 июля 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  5. ↑ Todays Zaman. What Germany hopes contradicts what it does. Проверено 28 октября 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  6. ↑ Bevölkerung mit Migrationshintergrund I (нем.). Bundeszentrale für politische Bildung (01.11.2016). Проверено 2017-18-09.
  7. ↑ Jaques 2006, 1073.
  8. ↑ 1 2 3 Nielsen 2004, 2.
  9. ↑ В защиту толерантности
  10. ↑ Otto Bardon (ed.), Friedrich der Grosse (Darmstadt, 1982) p. 542. Blanning, «Frederick The Great» in Scott (ed.) Enlightment Absolutism pp. 265—288. Christopher Clark, The Iron Kingdom (London 2006), p. 252-3.
  11. ↑ Esposito & Burgat 2003, 232.
  12. ↑ Nielsen 1999, 3.
  13. ↑ Böer et al. 2002, 349.
  14. ↑ Eryılmaz 2002, 62.
  15. ↑ Schissler 2000, 188.
  16. ↑ Schönwälder, Ohliger & Triadafilopoulos 2003, 168.
  17. ↑ Heike Knortz: Diplomatische Tauschgeschäfte. «Gastarbeiter» in der westdeutschen Diplomatie und Beschäftigungspolitik 1953—1973. Böhlau Verlag, Köln 2008
  18. ↑ Cook 2001, 985.
  19. ↑ Nathans 2004, 242.
  20. ↑ Şen 2002, 31.
  21. ↑ Lucassen 2005, 147.
  22. ↑ Barbieri 1998, 29.
  23. ↑ Lucassen 2005, 148-149.
  24. ↑ Findley 2005, 220.
  25. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 89.
  26. ↑ Moch 2003, 187.
  27. ↑ Findley 2005, 221.
  28. ↑ Legge 2003, 30.
  29. ↑ Mitchell 2000, 263.
  30. ↑ Inda & Rosaldo 2008, 188.
  31. ↑ Almanya’nın en yakışıklısı bir Türk 21 декабря 2009 (тур.)
  32. ↑ Данная таблица представляет информацию о численности турецких мигрантов в Германии на основе данных Федерального бюро статистики Германии
  33. ↑ Al-Shahi & Lawless 2005, 111.
  34. ↑ Observatory of European Foreign Policy. Turkish Migrants in Germany, Prospects of Integration. Проверено 23 декабря 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  35. ↑ Turkey in the EU Becomes German Election Issue, Spiegel Online, 15 сентября 2005 года.
  36. ↑ Berlin-Institut 2009, 26.
  37. ↑ Lucassen 2005, 159.
  38. ↑ Kastoryano & Harshav 2002, 71.
  39. ↑ Heine & Syed 2005, 280.
  40. ↑ Erdem 2007, 17.
  41. ↑ Al-Shahi & Lawless 2005, 116.
  42. ↑ Dettke 2003, 134.
  43. ↑ Friedmann 2002, 45.
  44. ↑ Faist 2000, 89.
  45. ↑ Jerome & Kimmel 2001, 290.
  46. ↑ Migration News. Kohl Calls for Expulsion of Violent Kurds. Проверено 23 декабря 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  47. ↑ 1 2 Cook 2001, 987.
  48. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 116.
  49. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 117.
  50. ↑ O'Reilly 2001, 152.
  51. ↑ Hancock et al. 2006, 128.
  52. ↑ Katzner 2002, 348.
  53. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 144.
  54. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 145.
  55. ↑ Türken ohne Schulabschluss. In: Die Zeit, 27. Januar 2009
  56. ↑ Deutsch-Kanakisch Wörterbuch Übersetzung Online
  57. ↑ 1 2 Deutsche Sprache driftet ins Türkische ab
  58. ↑ Byrnes & Katzenstein 2006, 211.
  59. ↑ Studie: Deutlich mehr Muslime in Deutschland (нем.). Deutsche Welle (23 июня 2009). Проверено 22 апреля 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  60. ↑ Hunter 2002, 29.
  61. ↑ Jerome & Kimmel 2001, 292.
  62. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 157.
  63. ↑ Nathans 2004, 250.
  64. ↑ Organisation for Economic Co-operation and Development 2008, 358.
  65. ↑ Statistisches Bundesamt Deutschland. Foreign Population - Naturlisations. Проверено 19 января 2011. Архивировано 3 марта 2012 года.
  66. ↑ Warum guckst du nicht ARD? 13 августа 2009 (нем.)
  67. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 131.
  68. ↑ Ramet 1999, 72.
  69. ↑ Solsten 1999, 406.
  70. ↑ Staab 1998, 144.
  71. ↑ Dummett 2001, 142.
  72. ↑ Cornelius, Martin & Hollifield 1994, 213.
  73. ↑ Nees 2000, 155.
  74. ↑ Германия сильна, но недостаточно | FOREXPF.RU
  75. ↑ Anderson 2000, 60.
  76. ↑ Gülalp 2006, 31.
  77. ↑ Меркель заявила о провале мультикультурализма. www.bbc.co.uk. Проверено 22 января 2011. Архивировано 3 марта 2012 года.
  • Al-Shahi, Ahmed & Lawless, Richard (2005), Middle East and North African immigrants in Europe, Routledge, ISBN 0415348307 .
  • Anderson, Malcolm (2000), States and Nationalism in Europe Since 1945, Routledge, ISBN 0415195586 .
  • ATCA News (2010), Press statement by ATCA’s UK arm on an article written in The Guardian by Mr. Robert Ellis on the 3rd March 2010, http://www.atcanews.org/ 
  • Barbieri, William (1998), Ethics of Citizenship: Immigration and Group Rights in Germany, Duke University Press, ISBN 0822320711 .
  • Berlin-Institut (2009), Zur Lage der Integration in Deutschland, http://www.berlin-institut.org: Retrieved on July 3rd 2009 
  • Bernstein, Eckhard (2004), Culture and Customs of Germany, Greenwood Publishing Group, ISBN 0313322031 .
  • Bade, Klaus & Brown, Allison (2003), Migration in European History, Wiley-Blackwell, ISBN 0631189394 .
  • Böer, Ingeborg; Haerkötter, Ruth; Kappert, Petra & Adatepe, Sabine (2002), Türken in Berlin 1871-1945: eine Metropole in den Erinnerungen osmanischer und türkischer Zeitzeugen, Walter de Gruyter, ISBN 3110174650 .
  • Byrnes, Timothy & Katzenstein, Peter (2006), Religion in an Expanding Europe, Cambridge University Press, ISBN 0521859263 .
  • Clogg, Richard (2002), Minorities in Greece: Aspects of a Plural Society, C. Hurst & Co. Publishers, ISBN 185065705X .
  • Clutterbuck, Richard (1990), Terrorism, Drugs, and Crime in Europe: After 1992, Routledge, ISBN 0415054435 .
  • Cook, Bernard (2001), Europe since 1945: An Encyclopedia, Garland, ISBN 0815340583 .
  • Cornelius, Wayne; Martin, Philip & Hollifield, James (1994), Controlling Immigration: A Global Perspective, Stanford University Press, ISBN 0804724989 .
  • Council of Europe: Parliamentary Assembly (2007), Parliamentary Assembly: Working Papers 2007 Ordinary Session 22–26 January 2007, Council of Europe, ISBN 9287161917 .
  • Dettke, Dieter (2003), The Spirit of the Berlin Republic, Berghahn Books, ISBN 1571813438 .
  • Dummett, Michael (2001), On Immigration and Refugees, Routledge, ISBN 0415227070 .
  • Duvier, Janine (2009), Immigration and Integration in Germany and England (недоступная ссылка), http://www.lse.ac.uk/: London School of Economics 
  • Erdem, Kutay (2007), Ethnic Marketing for Turks in Germany - Influences on the Attitude Towards Ethnic Marketing, GRIN Verlag, ISBN 3638711439 .
  • Eryılmaz, Aytaç (2002), 40 years in Germany: At Home Abroad, http://www.tusiad.us: Retrieved on June 5th 2009 
  • Esposito, John & Burgat, François (2003), Modernizing Islam: Religion in the Public Sphere in the Middle East and Europe, C. Hurst & Co. Publishers, ISBN 1850656789 .
  • Faist, Thomas (2000), The Volume and Dynamics of International Migration and Transnational Social Spaces, Oxford University Press, ISBN 0198297262 .
  • Findley, Carter (2005), The Turks in World History, Oxford University Press US, ISBN 0195177266 .
  • Friedmann, John (2002), The Prospect of Cities, University of Minnesota Press, ISBN 0816638845 .
  • Gogolin, Ingrid (2002), Linguistic Diversity and New Minorities in Europe, Retrieved on July 29th 2009 .
  • Gülalp, Haldun (2006), Citizenship and Ethnic Conflict: Challenging the Nation-State, Taylor & Francis, ISBN 0415368979 .
  • Gülçiçek, Ali Riza (2006), The Turkish presence in Europe: Migrant Workers and New European Citizens, http://assembly.coe.int/: Parliamentary Assembly 
  • Hancock, Andrew; Hermeling, Susanne; Landon, John & Young, Andrea (2006), Building on Language Diversity with Young Children: Teacher Education for the Support of Second Language Acquisition, LIT Verlag Berlin-Hamburg-Münster, ISBN 3825897869 .
  • Heine, Peter & Syed, Aslam (2005), Muslimische Philanthropie und bürgerschaftliches Engagement, Maecenata Verlag, ISBN 3935975406 .
  • Horrocks, David & Kolinsky, Eva (1996), Turkish Culture in German Society Today (Culture & Society in Germany), Berghahn Books, ISBN 1571810471 .
  • Hunter, Shireen (2002), Islam, Europe's Second Religion: The New Social, Cultural, and Political Landscape, Greenwood Publishing Group, ISBN 0275976084 .
  • Inda, Jonathan & Rosaldo, Renato (2008), The Anthropology of Globalization: A Reader, Wiley-Blackwell, ISBN 140513612X .
  • Jaques, Tony (2006), Dictionary of Battles and Sieges [Three Volumes]: A Guide to 8,500 Battles from Antiquity Through the Twenty-First Century, Greenwood Publishing Group, ISBN 0313335362 .
  • Jenkins, Philip (2007), God's Continent: Christianity, Islam, and Europe's Religious Crisis, Oxford University Press US, ISBN 019531395X .
  • Jerome, Roy & Kimmel, Michael (2001), Conceptions of Postwar German Masculinity, State University of New York Press, ISBN 0791449378 .
  • Kastoryano, Riva & Harshav, Barbara (2002), Negotiating Identities: States and Immigrants in France and Germany, Princeton University Press, ISBN 0691010153 .
  • Katzner, Kenneth (2002), The Languages of the World, Routledge, ISBN 041525003X .
  • Lee, Martin (1999), The Beast Reawakens, Taylor & Francis, ISBN 0415925460 .
  • Legge, Jerome (2003), Jews, Turks, and other Strangers: The Roots of Prejudice in Modern Germany, University of Wisconsin Press, ISBN 0299184005 .
  • Levinson, David (1998), Ethnic Groups Worldwide: A Ready Reference Handbook, Greenwood Publishing Group, ISBN 1573560197 .
  • Lewis, Rand (1996), The Neo-Nazis and German Unification, Greenwood Publishing, ISBN 0275956385 .
  • Lucassen, Leo (2005), The Immigrant Threat: The Integration of Old and New Migrants in Western Europe Since 1850, University of Illinois Press, ISBN 025203046X .
  • Migdal, Joel S. (2004), Boundaries and belonging: states and societies in the struggle to shape identities and local practices, Cambridge University Press, ISBN 0521835666 .
  • Mitchell, Don (2000), Cultural Geography: A Critical Introduction, Wiley-Blackwell, ISBN 1557868921 .
  • Moch, Leslie (2003), Moving Europeans: Migration in Western Europe Since 1650, Indiana University Press, ISBN 0253215951 .
  • Nathans, Eli (2004), The Politics of Citizenship in Germany: Ethnicity, Utility and Nationalism, Berg Publishers, ISBN 1859737811 .
  • Nees, Greg (2000), Germany: Unraveling an Enigma, Intercultural Press, ISBN 1877864757 .
  • Nielsen, Jørgen (1999), Towards a European Islam, Palgrave Macmillan, ISBN 0312221436 .
  • Nielsen, Jørgen (2004), Muslims in Western Europe, Edinburgh University Press, ISBN 0748618449 .
  • O'Reilly, Camille (2001), Language, Ethnicity and the State: Minority languages in the European Union, Palgrave Macmillan, ISBN 033392925X .
  • Organisation for Economic Co-operation and Development (2008), International Migration Outlook: SOPEMI 2008, OECD Publishing, ISBN 9264045651 .
  • Østergaard-Nielsen, Eva (2003), Transnational politics: Turks and Kurds in Germany, Routledge, ISBN 041526586X .
  • Ramet, Sabrina (1999), The Radical Right in Central and Eastern Europe Since 1989, Penn State Press, ISBN 0271018119 .
  • Ramm, Christoph (2005), Construction of Identity beyond Recognized Borders: The Turkish Cypriot Community between Cyprus, Turkey and the European Union, http://www.sant.ox.ac.uk/ 
  • Schissler, Hanna (2000), The Miracle Years: A Cultural History of West Germany, 1949-1968, Princeton University Press, ISBN 0691058202 .
  • Schönwälder, Karen; Ohliger, Rainer & Triadafilopoulos, Triadafilos (2003), European Encounters: Migrants, Migration, and European Societies Since 1945, Ashgate Publishing, ISBN 0754630862 .
  • Schulte-Peevers, Andrea; Haywood, Anthony; Johnstone, Sarah & Gray, Jeremy (2007), Germany, Lonely Planet, ISBN 1740599888 .
  • Şen, Faruk (2002), Forty years Later: Turkish Immigrants in Germany, http://www.tusiad.us: Retrieved on June 5th 2009 
  • Shadid, W.A.R & van Koningsveld, P.S (1996), Political Participation and Identities of Muslims in non-Muslim States, Peeters Publishers, ISBN 9039006113 .
  • Smith, Michael & Eade, John (2008), Transnational Ties: Cities, Migrations, and Identities, Transaction Publishers, ISBN 1412808065 .
  • Solsten, Eric (1999), Germany: A Country Study, DIANE Publishing, ISBN 0788181793 .
  • Staab, Andreas (1998), National Identity in Eastern Germany: Inner Unification or Continued Separation?, Greenwood Publishing Group, ISBN 027596177X .
  • Statistisches Bundesamt (2010), Statistical Yearbook 2010 For the Federal Republic of Germany, http://www.destatis.de/: Statistisches Bundesamt, Wiesbaden, ISBN 978-3-8246-0897-3 
  • Westerlund, David & Svanberg, Ingvar (1999), Islam Outside the Arab World, Palgrave Macmillan, ISBN 0312226918 .
  • Zouboulis, Christos (2003), Adamantiades-Behçet's Disease, Springer, ISBN 0306477572 .
  • Green, Simon, "The Legal Status of Turks in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 228–246, DOI 10.1080/0261928042000244844 
  • Pécoud, Antoine, "Self-Employment and Immigrants' Incorporation: The Case of Turks in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 247–261, DOI 10.1080/0261928042000244853 
  • Şen, Faruk, "The Historical Situation of Turkish Migrants in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 208–227, DOI 10.1080/0261928042000244835 
  • Söhn, Janina, "The Educational Attainment of Turkish Migrants in Germany", Turkish Studies Т. 7 (1): 101–124, DOI 10.1080/14683840500520626 
  • Watzinger-Tharp, Johanna, "Turkish-German language: an innovative style of communication and its implications for citizenship and identity", Journal of Muslim Minority Affairs Т. 24 (2): 285–294, DOI 10.1080/1360200042000296663 

ru-m.wiki.ng

Турки в Германии | Блог gennadysubov

Первая встреча

Первая встреча с турком в Германии была такая. На языковх курсах среди нас русаков (так в Германии называют сами себя русскоязычные, немцы нас называют русские немцы, russische-deutsche) был один лишь турок, молодой человек лет 30. Он пробыл на курсах недолго – несколько недель, а потом исчез. Руководитель курса Сабина стала рассуждать о том, как в Германии притесняют женщин – любят немецкие женщины эту тему, даже если нет для этого никаких поводов. Мол, на женских плечах все домашнее хозяйство, а мужчина в любом случае... отправляется ремонтировать машину. Наш турок перебил ее: «А вы умеете ремонтировать машину?» Сабина растеренно: «Я... нет». Вопрос турка мне понравился, а я еще тогда заметил, что между местными немцами и турками, которые в Германии живут уже более 50 лет, какой-то культорологический конфликт.

Первые месяцы в Германии много бюрократических хлопот, но первым делом – получить водительские права. Влад, мой сокурсник, бывший военный ракетчик, кстати, с Украины, рассказал, что получил права в школе вождения, где инструктор турок (теперь есть и русскоязычные школы вождения). Мы с турками лучше понимаем друг друга, разговаривая на плохом немецком языке. Я пошутил: турок мы уже понимаем – поехали жить в Турцию. Шутка Владу понравилась.

Первое время пребывания в Германии у нас велись споры: кому предоставлены лучшие условия, тем, кто приехал по немецкой линии, или кто - по еврейской . А вот по поводу турок споров никаких не было. Мы, русскоязычные, живем с ними, так скажем, параллельно, редко соприкасаясь. Главное - не лезем друг к другу в постороннюю чужую для нас жизнь. Это позволяет нам сосуществовать бесконфликтно. С немцами у них по-другому.

Несколько лет назад для Меркель организовали встречу с представителями национальных диаспор, постоянно проживающих в Германии. Наши русскоязычные журналисты были подобострастно воодушевлены той встречей: мы лучше всех интегрировались в Германии! Турки на встречу с Меркель свою делегацию не послали, в качестве протеста. У них были требования к правительству. Они требовали начальных школ с параллельным преподаванием немецкого и турецкого языков, и по поводу открытия мечетей в городах Германии. Турецкая интеллигенция объясняла, что в турецкой семье традиционно детей воспитывает мама, в садик детей не отдают. Поэтому, приходя в школу с плохим немецким, дети заведома становятся отстающими, а потом забивают хаупшуле (Нauptschule) – низшая школа в немекой системе образования. В школах туркам отказали, мечети строятся, а еще в школах начинают преподавать ислам...

Протестом турок Меркель была разочарована и заявили буквально следующее: мы думали, что вы приедете, поработаете в Германии (на Германию!), потом вернетесь в Турцию. Да, да... это говорила та самая Меркель, которая сегодня открыла Германию для всех желающих и обвиняет немцев в безнравственности.

Турки с Меркель не согласились: мы такие же граждане Германии, как и Меркель, и имеем право голоса. На пике этих культорологических противоречий в Германию несколько раз приезжал Эрдоган: здесь по отношению турков происходит не интеграция, а ассимиляция, - обращался он к своим соплеменникам, но камень был брошен в немецких политиков. Мол, культура, язык, вера у турок, живущих в Германии, должны быть сохранены. Слова Эрдогана мне понравились.

Турецкий лабаз

Не сталкиваемся мы в противоречии с турками и в профессиональной области. Турки – природные лавочники, мелкие торговцы. Овощная лавка, закусочная, маленькая мастерская – это их стихия. Мы – как правило на больших производствах, фирмах, где трудовые – не трудовые (склочные, особенно среди своих) отношения. Турецкие блюда в Германии воспринимают в Германии уже как национальные.

Турки не только тароваты, но и мастеровиты. Мелкие кустарные мастерские, где чинится старая бытовая техника и электроника – это они. Немцы не будут ремонтировать старую технику, выбросят и купят новую. В таких мастерских мы часто с турками сталкиваемся, тут у нас как у людей бережливых полное взаимопонимание. Полное взаимопонимание еще у нас и на такой почве.

Если мы сталкиваемся с государевым человеком или ответственным лицом, у нас безусловный рефлекс, смотрим понимающе в глаза друг другу: мол, давай без церемоний, как на самом деле, словом, будем договариваться. С немцами такое подмигивание не проходит: у него официальная точка зрения с внутренней установкой полностью совпадает. Наше подмигивание они не понимают. Турки понимают – и мы без дураков переходим на деловой и в какой-то степени душевный разговор.

Как-то я стоял напротив турецкой лавки с овощами, рядом было кафе, где истинный ариец вопил: Германия для немцев, всех ауссидлеров (переселенцев) вон их страны. Турок, такой крупный парень, вышел из-за прилавка внимательно посмотрел на оратора. Мы переглянулись: вот она, пьянь и рвань, основа экономического могущества Германии.

Еду как-то в автобусе, слева от меня турецкая семейка. Две девочки, лет по 15, и их мамаши. Ну ничего не скажешь: готовые модели, хоть сейчас на подиум. Одеты стильно по-европески, почти профессионально накрашены – турецкие девушки рано взрослеют. Модели не модели, но готовые невесты. В руках смартфоны последней модели, щебечут, не останавливаясь, как чижики на солнечной поляне. Мамаши не хуже дочерей – остаются и хотят быть привлекательными.

Напротив – немецкая пожилая супружеская пара. Оба в одинаковых куртках, ни женского, ни мужского, а среднего покроя. Лица настолько серьезные и озадаченные, что выглядят несколько дебиловатыми. Если первые в своем счастливом щебетании и забыли, где находятся, то вторые – сосредоточены и целеустремлены... хотя утренним автобусом едут скорее всего на прием к врачу. Вот тут мы говорим, немцы создали в стране благополучную сытую жизнь, но пользуются ее дарами эмигранты, приезжие.

Еще о турецких женщинах. Они одеваются всегда ярко и красиво, особенно молодые, даже если носят хиджаб. Женщина в хиджабе ведет машину – обычное дело. Турецкие девушки, закончившие в Германии школу, ничем не отличаются от местных – делают карьеру, не пропускают тусовки, но, выйдя замуж, оставляют работу, рожают и занимаются детьми, или помогают мужу в семейном бизнесе.

Турки мужчины успешно делают здесь карьеру, в том числе и политичекую. Сопредседателем партии Зеленых Германии является политик турецкого происхождения — Джема Оздемира. Но на защите турецких интересов это никак не отражается – оказавшись в партии, становишься защитником ее принципов. Турчанки делают успешную карьеру в шоу-бизнесе.

Мне приходилось общаться с чиновниками немецами и турками. Сравнение не в пользу немцев. Оба молодых человека: немец – деловит, образован, требователен, справедлив, но в каждом движении, жесте, интонации – надменность. Турок тоже образован, ему образование и карьера дались труднее, чем немцу, казалось, какой соблазн (это у поляков, если есть у него хоть малая административная должность, у него на лбу написано: я здесь главный.) Ничего подобного у моего турка. Я замечаю, он сдерживает в себе такое нехорошее поползновение, не позволяет ее себе. И это, как я вижу, результат воспитания. Я сам был удивлен – может быть это есть продукт той самой культуры, которую отстаивал Эрдоган?

Напоследок о моих соседях по лестничной клетке. Это пожилая турецкая пара, скромная, тихая, о их существовании я узнаю лишь по случайным встречам в подъезде или в лифте. Они всегда всегда приветливы и улыбаются, как-то простосердечно и искренне. Вот наверное с таких Гоголь писал своих «Старосветских помещиков». 

У меня, как и у многих, есть предубеждение к туркам, особенно в свете последних событий. Но вот я перебрал в памяти все мои встречи с турками, и я не могу ничего плохого вспомнить об этом народе. И мне все время кажется, что к этому восточному народу, да и к востоку вообще, мы ближе, чем к европейцам. Во всяком случае мы понимает друг друга гораздо лучше.

Послевловие

Из тех высотных домов, куда вселяются турки, немцы как правило съезжают: из-за шума, суеты и из-за детей, этого беспокойного непоседливого народа. Прохожу как-то вечером мимо такого высотного дома и вижу: с 4-го этажа на 3-й на веревке спускается ведро. Видимо турок решил поделится ужином с соседом снизу... Веселый, думаю, этот народ турки, чем-то на нас похожий.

×

cont.ws

Турки в Германии — Википедия

Турки в Германии (нем. Türken in Deutschland, тур. Almanya Türkleri) — граждане или постоянные жители ФРГ, родившиеся в Германии, являющиеся этническими турками и/или имеющие полное или частичное турецкое, а также турецко-курдское происхождение. Турки являются самой многочисленной группой иностранцев в Германии (17,1% из всех иностранцев, по данным 2015 г.)[6]. В значительной степени сохраняют родной — турецкий язык, религию (ислам), приверженность родным традициям, музыке и культуре. При этом, естественный прирост населения в турецкой диаспоре (1,2-1,5 % в год) остаётся значительным[источник не указан 149 дней].

Ранние поселения[править | править код]

Германские государства контактировали с турками с XVII и XVIII веков, когда Оттоманская империя пыталась расширить свои территории за пределами северных Балкан. Две осады Вены были предприняты турками в 1529 и 1683 годах[7]. После отступления армии Османской империи осталось большое количество турок, которые впервые стали постоянно жить в Германии[8].

Новый этап начался с экспансией Пруссии в середине XVIII века. В 1731 году герцог Курляндии представил 20 турецких гвардейцев королю Фридриху Вильгельму I, также в одно время, как утверждается, 1000 мусульманских солдат служили в прусской кавалерии[8]. Увлечение прусского короля Просвещением нашло отражение во внимании к религиозным потребностям его мусульманских солдат.

В 1740 году Фридрих Великий заявил (в контексте подтверждения терпимости католиков): «Все религии равны и хороши, если их приверженцы являются честными людьми. И если бы турки и язычники прибыли и захотели бы жить в нашей стране, мы бы и им построили мечети и молельни»[9][10]

На практике, уже первому контингенту турецких гвардейцев была дана возможность использовать молельные комнаты по воскресеньям. Вскоре возникла необходимость создания турецкого мусульманского кладбища в Берлине, на котором мечеть была окончательно достроена в 1866 году[8].

Дипломатические отношения между Берлином и Константинополем (современный Стамбул) были установлены в XVIII веке, и к XIX веку были подписаны торговые договоры между двумя городами. Эти события вызвали взаимную миграцию граждан между Османской империей и немецкими государствами[11]. В результате турецкая диаспора в Германии, а особенно в Берлине, существенно выросла в годы перед Первой мировой войной[12].

Турецкое население Берлина до соглашений о найме рабочей силы[13] Год Количество
1878 1893 1917 1925 1933 1938 1945
41 198 2,046 1,164 585 3,310 79

Иммиграция в Германию[править | править код]

Крупномасштабная иммиграция турецких рабочих с начала 1960-х годов была вызвана, с одной стороны, высоким ростом населения и массовой безработицей в Турции, а с другой, потребностью в рабочих в северо-западной Европе[14]. Западная Германия, как и остальные страны Западной Европы, начала испытывать дефицит рабочей силы с начала 1950-х[15]. Наем рабочих из средиземноморских стран был простым способом решения этой проблемы[16]. В 1961 году строительство Берлинской стены усугубляет дефицит, ограничив приток иммигрантов из ГДР. Турция в это же время сталкивается с высоким уровнем безработицы. Турецкое правительство предложило Германии нанимать турецких гастарбайтеров. Министр труда и общественных дел Теодор Бланк выступал против таких соглашений. Он считал, что культурный разрыв между Германией и Турцией слишком велик, кроме того Германия не нуждается в новых рабочих, потому что в бедных районах Германии достаточно безработных, которые могут занять эти рабочие места. Однако США оказали определённое политическое давление на Германию. Это было необходимо для стабилизации ситуации в Турции. Немецкое министерство иностранных дел после этого начало переговоры и в 1961 году соглашения были подписаны[17][18]. Давление со стороны немецких работодателей в 1962 и 1963 годах сыграло ключевую роль в отмене двухлетнего лимита на пребывание турецких рабочих в Западной Германии[19].

В 1961 году всего 7 116 турецких рабочих иммигрировали в Германию[20]. Договоры о найме в 1961 году сделали Германию основной принимающей страной для турецких гастарбайтеров, и к 1973 году около 80 % турок в Западной Европе жили в Германии, и хотя эта цифра уменьшилась до 70 % к 1990 году, Германия остаётся основной страной поселения турецких иммигрантов[21]. Большинство турок были убеждены, что они находятся в Германии временно и наступит такой день, когда они вернутся в Турцию для начала новой жизни, используя заработанные деньги. Во время рецессии 1966—1967 годов количество турок, уезжающих из Германии, существенно выросло, как и во время первого нефтяного кризиса 1973 года[22]. Последний рост количества уезжающих в 1981—1984 годах был вызван массовой безработицей в Германии и политикой материального поощрения реэмиграции турок. Но в итоге число иммигрантов, которые вернулись в Турцию, оставалось относительно небольшим, и их отъёзд не остановил быстрый рост турецкого населения Германии[23].

Воссоединение семей[править | править код]

В 1970-е годы примерно 400 000 турецких рабочих вернулось в Турцию, а остальные воспользовались правом на воссоединение семьи, чтобы их семьи переехали к ним в Германию[24]. Как результат, между 1974 и 1988 годами количество турок в Германии практически удвоилось, нормализовалось соотношение полов, а возрастная структура стала существенно моложе, чем у немецкого населения, из-за большего числа детей на семью. К 1987 году 21 % этнических немцев были моложе 21 года, тогда как среди турок в Германии эта цифра составляла 42 %[25]. Рецессия 1967 года временно приостановила процесс найма новых работников, когда же он возобновился, то их состав сильно изменился, так как BfA (Bundesversicherungsanstalt für Angestellte) предоставлял рабочие визы преимущественно женщинам. Это было отчасти связано с продолжающимся дефицитом рабочей силы в низкооплачиваемых малопрестижных областях сферы услуг; а отчасти с процессом воссоединения семей[26]. Воссоединение семей было решением предполагаемой социальной угрозы со стороны иностранных рабочих, одиноких мужчин, живущих в общежитиях и имеющих лишние средства. Многие жёны переезжали к своим мужьям, но также приезжали женщины, которые надеялись в дальнейшем перевести своих мужей и детей в Германию. Кроме того, турецкие рабочие имели возможность заработать достаточно средств для того, чтобы вернуться домой, жениться и перевезти своих жён в Германию, особенно после того, как закон 1974 года об объединении семей существенно облегчил этот процесс. К 1976 году 27 % турок в Германии составляли женщины[27].

Падение Берлинской стены[править | править код]

Падение Берлинской стены в 1989 году и объединение Западной и Восточной Германии вызвало широкие общественные дебаты о проблемах национальной идентичности и гражданства, включая место турецкого меньшинства в будущем объединённой Германии. Эти дебаты сопровождались проявлением ксенофобии и насилия на национальной почве по отношению к турецкому населению[28]. Антииммигрантские настроения были особенно сильны на территориях бывшей Восточной Германии, которые претерпели существенные социальные и экономические преобразования в процессе объединения. Турецкая диаспора опасалась за свою безопасность на территории Германии, так как было зарегистрировано около 1 500 случаев насилия на национальной почве[29]. Политическая риторика, призывающая к созданию зон, свободных от иммигрантов (Ausländer-freie Zonen), и подъём неонацистского движения вызвал широкую поддержку среди либеральных немцев противоположной идеи Германии как ‘мультикультурного’ общества. Законы о гражданстве по месту рождения, а не происхождению, были приняты только в 2000 году, а ограничения на двойное гражданство действуют до сих пор. Однако число турок второго поколения, сделавших выбор в пользу немецкого гражданства, увеличивается, и они всё активнее участвуют в политической жизни[30].

Степень ассимиляции турецких иммигрантов в Германии различается в зависимости от таких факторов, как возраст, уровень образования, религиозность, место рождения и т. д. Так как основную массу турецких иммигрантов в течение многих лет составляли не городские жители, а выходцы из сёл Анатолии, их ассимиляция происходила особенно трудно и длительно. Малообразованные, очень религиозные и не склонные к социальным контактам с немцами люди старшего поколения в основном жили внутри своих довольно изолированных общин и соприкасались с немцами преимущественно только во время работы. Их дети и, особенно, внуки, в гораздо большей степени ассимилированы и нередко чувствуют себя полноценными гражданами Германии. Типичным представителем молодого поколения иммигрантов, например, является 23-летний Мете Каан Яаман (Mete Kaan Yaman), ставший победителем конкурса красоты Мистер Германия в 2009/2010 году[31]. Говорящий по-немецки без малейшего акцента и по своему менталитету не отличающийся от молодых немцев, Мете Каан Яман представляет собой пример успешной ассимиляции. Примером успешной ассимиляции турецкого иммигранта среднего возраста можно назвать немецкого государственного и политического деятеля, сопредседателя партии Зелёных Джема Оздемира. Тем не менее, в целом, турецкая община Германии пока сделала лишь первые шаги в сторону полной интеграции.

Турецкие граждане в Германии:[32][33] Год Количество Год Количество
1961 7 116 1986 1 425 721
1962 15 300 1987 1 481 369
1963 27 100 1988 1 523 678
1964 85 200 1989 1 612 632
1965 132 800 1990 1 694 649
1966 161 000 1991 1 779 586
1967 172 400 1992 1 854 945
1968 205 400 1993 1 918 395
1969 322 400 1994 1 965 577
1970 469 200 1995 2 014 320
1971 652 800 1996 2 049 060
1972 712 300 1997 2 107 426
1973 910 500 1998 2 110 223
1974 910 500 1999 2 053 564
1975 1 077 100 2000 1 998 536
1976 1 079 300 2001 1 998 534
1977 1 118 000 2004 1 764 318
1978 1 165 100 2006 1 738 831
1979 1 268 300 2007 1 713 551
1980 1 462 400 2008 1 688 370
1981 1 546 300 2009 1 658 083
1982 1 580 700 2010 1 629 480
1983 1 552 300 2011 1 607 161
1984 1 425 800
1985 1 400 400

На 31 декабря 2009 года в Германии находилось 1 658 083 турецких граждан (870 472 мужчины и 787 611 женщин), что составляет 24,8 % всех иностранцев, таким образом являясь крупнейшим национальным меньшинством Германии[1]. Официальное число турок в Германии, имеющих турецкое гражданство, снижается, в основном из-за того, что многие берут немецкое гражданство, а с 2000 года дети, рождённые в Германии, имеют право на получение немецкого гражданства[34].

В 2005 году насчитывалось 840 000 немецких граждан турецкого происхождения[35]. Общее же число жителей Германии, имеющих турецкие корни, составляло в 2009 году примерно 2 812 000 человек или 3,4 % населения Германии[36]. Другие оценки показывают, что в настоящий момент в Германии живут более 4 миллионов людей турецкого происхождения[2].

Территориальное распределение[править | править код]

Турки в Германии преимущественно проживают в крупных городских агломерациях. Около 60 % турецких иммигрантов живёт в крупных городах, ещё примерно четверть в небольших[37]. Подавляющее большинство живут на территории бывшей Западной Германии. Большинство живёт в индустриальных регионах, таких как Северный Рейн-Вестфалия и Баден-Вюртемберг, в рабочих окраинах таких крупных городов, как Берлин (особенно в Кройцберге, который известен как Маленький Стамбул, и Нойкёльне), Кёльн, Дуйсбург, Дюссельдорф, Франкфурт, Маннгейм, Майнц, Мюнхен и Штутгарт[38][39].

Структура[править | править код]

Возрастной состав турок в Германии принципиально отличается от немецкого населения. В то время, как четверть немцев составляют люди старше 60 лет, среди турок таких только 5 %[40]. 1973 год является важной вехой в связи с историческим развитием и изменениями, которые произошли в социальной структуре турецких мигрантов. Это связано в первую очередь с процессом воссоединения семей. Примерно 53 % иммигрировали в Германию через воссоединение семьи и уже 17 % проживающих в Германии турок родились в стране[41].

Доля мужчин и женщин сбалансировалась примерно в 1960-х. 54,2 % турок в Германии составляют мужчины, 45,8 % — женщины. 50,5 % — люди в возрасте от 14 до 29 лет, тогда как среди немцев таких только 25 %. 33,8 % — в возрасте от 33 до 49, среди немецкого населения таких 32 %. Только 15,7 % турок старше 50 лет, тогда как среди немцев таких 43 %. Таким образом турки в Германии в среднем существенно моложе немцев[42].

Характеристики[править | править код]

Власти Германии не ведут статистику по этническому признаку, а классифицируют этнические группы выходцев из Турции, как имеющих турецкое национальное происхождение. Это приводит к тому, что этнические меньшинства из Турции также называются «турками». Тем не менее, от одной четвёртой[43][44] до одной пятой части[45][46] турок в Германии, являются этническими курдами (приблизительно 750 000 человек)[47]. Кроме того, количество этнических турок, иммигрировавших в Германию из Болгарии, Кипра, Греции, Македонии, Румынии и других традиционных регионов проживания турок, которые были часть Оттоманской империи, неизвестно, так как такие иммигранты учитываются по их гражданству, а не по турецкому этническому происхождению.

Турецкий детский фестиваль 2007 года в Итерзене

В связи с географической близостью Германии и Турции, культурный обмен и влияние страны происхождения по-прежнему остаются значительными среди турецкого меньшинства. Кроме того, большинство турок второго поколения имеют культурные и эмоциональные связи как со страной происхождения родителей, так и со страной, где они проживают и в которой собираются остаться[48]. Большинство турок живут в двух конфликтующих культурах с различными моделями поведения. На работе или в школе, как правило, доминирует немецкая культура, тогда как в свободное время социальные связи происходят в рамках этнических групп турецкой культуры. В первом поколении мигрантов социальные связи были практически полностью турецкими, и сейчас для второго и третьего поколения это разделение остаётся не менее значимым[49].

Язык[править | править код]

Турецкий язык — второй язык Германии[50][51][52]. Второе и третье поколения турок обычно говорят по-турецки с немецким акцентом и даже с влиянием немецких диалектов. Некоторые меняют свой турецких язык добавлением немецких грамматических и синтаксических конструкций. Большинство учит турецкий язык дома, в общении с соседями и в турецкой диаспоре. Некоторые посещают турецкие занятия в местных школах, тогда как остальные учат турецкий язык как иностранный, такая возможность сейчас предоставляется во многих немецких школах[53]. В некоторых землях Германии турецкий даже официально утверждён в списке предметов для сдачи при окончании школы (en:Abitur)[54]. По данным на 2010 год, каждый пятый турок в Германии плохо или никак не владел немецким языком[55].

Ввиду компактного проживания турецкой диаспоры во многих крупных городах германии процесс интеграции может происходить слабо, особенно среди турецкой молодёжи, из неблагополучных социальных слоёв. В результате чего вместо немецкого языка значительная часть молодёжи использует для общения искажённую речь, в которой выделяются заметный турецкий акцент, упрощённая грамматика (в речи полностью отсутствуют все артикли и почти все предлоги. Многие немецкие слова заменяются аналогами из турецкого или арабского языка (исламские термины) или же используются уникальные неологизмы, свойственные лишь для данной речи. Речь не имеет официального названия, но в народе известна, как Deutsch-Kanakisch, (образовано от ругательного слова лиц южной национальности)[56]. При этом общение на канакише в некоторой степени считается модным среди турецкой молодёжи, таким образом они подчёркивают своё национальное самосознание и противопоставляют себя «большой немецкой культуре». Поэтому канакиш пользуется большой популярностью в современном немецком репе, так как многие её исполнители имеют турецкое происхождение и подражают «черному сленгу», распространённому среди чёрного населения в США[57]. При этом в последние годы элементы канакиша можно встретить в разговоре немецкой молодёжи[57].

Религия[править | править код]

Турки — основная мусульманская этническая группа в Германии. Фактически, в 1960-е годы турок было синонимом слова мусульманин[58]. По данным на 2009 год, турки составляли 63,2 % мусульманского населения Германии[59] Таким образом, ислам в Германии в основном представлен турками[60]. Религия для турок в Германии имеет особенно важное значение по причинам, более связанным с национальной самоидентификацией, чем с собственно верой[61]. Более чем другие проявления их культуры, ислам рассматривается как та особенность, которая наиболее сильно отличает турок от большинства немецкого населения[62].

Натурализация турецких граждан:[63][64][65] Год Количество Год Количество
1982 580 1996 46 294
1983 853 1997 42 420
1984 1 053 1998 59 664
1985 1 310 1999 103 900
1986 1 492 2000 82 861
1987 1 184 2001 76 573
1988 1 243 2002 64 631
1989 1 713 2003 56 244
1990 2 034 2004 44 465
1991 3 529 2005 32 661
1992 7 377 2006 33 388
1993 12 915 2007 28 861
1994 19 590 2008 25 230
1995 31 578 2009 24 647
Демонстрация турок и немцев перед домом в Золингене, сгоревшем в результате поджога неонацистами в 1993 году, который стал одним из наиболее жестоких случаев насилия по отношению к иммигрантам в современной Германии.

Интеграционные процессы в турецкой среде проходят крайне медленно в силу ряда причин, среди которых главными являются:

  • 1) устойчивость немецкой культуры и национальной идентичности; большая разница в менталитете между коренным населением и турецкой диаспорой;
  • 2) замедленная социальная мобильность в немецком обществе в целом, отсутствие перспективы быстрого повышения социального статуса;
  • 3) социальная политика немецких властей, гарантирующая сносное существование слабоинтегрированным в немецкое общество группам населения;
  • 4) унаследованная от трудовой миграции система отношений между «добытчиками» и «иждивенцами» в рамках турецкой диаспоры. В результате этого, «иждивенцы» (преимущественно женщины) часто не имеют работы и, следовательно, возможности интегрироваться в немецкоязычную среду;
  • 5) малое количество смешанных браков. Следствие пп. 1 и 4. Турецкие мигранты предпочитают жениться на вывозимых из Турции турчанках, что позволяет им сохранять традиционную систему семейных отношений. Учитывая большую занятость мигрантов, воспитанием детей в таких семьях в основном занимаются жёны. Как результат, мигранты во втором поколении ещё меньше адаптированы к жизни в Германии, чем их отцы;
  • 6) родившиеся в Германии турки (см. выше) имеют больше шансов на получение гражданства и, соответственно, на больший объём социальных выплат. Это не стимулирует турецкую молодёжь интегрироваться в немецкое общество.
  • 7) существование оптимальных возможностей для культурной самоизоляции турецких иммигрантов: турки Германии могут ежедневно смотреть турецкое телевидение, слушать турецкое радио, читать турецкие газеты, использовать турецкие интернет-ресурсы и т. д. Например, согласно исследованиям немецких социологов, более 50 процентов турецких иммигрантов предпочитают смотреть турецкие телепрограммы нежели немецкие[66].

Дискриминация[править | править код]

Модель дискриминации турок в немецком обществе заключается в поддержании их низкого экономического и социального статуса, а также ограничении их социального развития. Несмотря на долговременное пребывание в Германии, турки продолжают сталкиваться с враждебностью, которая усилилась с середины 1970-х годов. Волна насилия на национальной почве, которая достигла своего максимума между 1991 и 1993 годами, показала, как не интегрированы и уязвимы остаются национальные меньшинства в немецком обществе[67].

Число актов насилия со стороны немцев в Германии резко возросло в период между 1990 и 1992 годах[68]. 25 ноября 1992 года трое турок были убиты в результате поджога в Мёльне (Западная Германия)[69]. Это нападение вызвало серьёзное недоумение, так как жертвы не являлись беженцами и не проживали в общежитии[70]. Аналогичный случай произошёл 29 мая 1993 года в городе Золинген в земле Северный Рейн-Вестфалия, где в результате поджога пять членов семьи, которая проживала в Германии в течение 23 лет, сгорели заживо[71]. Однако часть немцев осудили эти нападения на иммигрантов и участвовали в шествия со свечами в память о жертвах[72].

Грег Нис в своей работе о Германии, написанной в 2000 году, заявил, что «Консервативные немцы принципиально против предоставления туркам гражданства из-за того, что они мусульмане и имеют более тёмный цвет кожи»[73].

В 2013 году из архивов британского правительства стало известно, что в 1982 году тогдашний канцлер Германии Гельмут Коль поделился с тогдашней премьер-министром ВБ Маргарет Тэтчер своими планами за четыре года вдвое сократить долю турецких граждан в Германии, численность которых тогда составляла 1.5 млн человек, поскольку они не слишком хорошо вливались в немецкое общество[74].

Гражданство[править | править код]

Согласно предыдущей версии немецкого законодательства, дети, рождённые от иностранцев в Германии, не имели право на немецкое гражданство, так как законодательство базировалось на jus sanguinis (право крови). Но это было изменено в 1991 году и с 1999 года немецкий закон о гражданстве признает jus soli (право почвы), то есть люди, рождённые в Германии, теперь могут претендовать на гражданство[75]. В 2000 году было принято законодательство, которое даёт немецкое гражданство всем детям иностранцев, рождённым после 1990 года в Германии, и был облегчён процесс натурализации. Но двойное гражданство разрешено только для граждан Евросоюза и Швейцарии, а остальные (включая граждан Турции) должны в возрасте от 18 до 23 лет выбрать, какое гражданство они хотят сохранить, и отказаться от других паспортов[76]. Если один из родителей является гражданином Германии, то законодательство не требует отказа от немецкого гражданства в случае сохранения гражданства иных государств. Это положение сильно критикуется либеральными партиями Германии и множеством институтов, занимающихся германо-турецкими отношениями, называя его неправильным, так как даже второе поколение турецких иммигрантов, родившихся в Германии, рассматриваются как граждане второго сорта, несмотря на значительный вклад их родственников в немецкое экономическое чудо и восстановление Германии после Второй мировой войны.

Турки были слабо вовлечены в немецкую политику, так как первое поколение турецких иммигрантов рассматривали своё пребывание в Германии как временное. Кроме того, лишь немногие турки имеют немецкое гражданство и внимание большинства турок сосредоточено на турецкой, а не на немецкой политике. Однако в последние годы наблюдается значительный рост участия турок в политической жизни Германии, даже тех, кто не имеет немецкого гражданства. Из-за позиции в поддержку иммиграции и натурализации множество турок поддерживают Социал-демократическую партию Германии (СДПГ)[47]. После выборов в бундестаг 2005 года опрос показал, что почти 90 % из них проголосовали за альянс СДПГ во главе с Герхардом Шрёдером и Партии зелёных. В настоящее время множество парламентариев — как на местном, так и на федеральном уровнях — имеют турецкое происхождение. В 2008 году рождённый в Германии турок второго поколения Джем Оздемир стал сопредседателем Партии зелёных Германии.

Жизнь турок в Германии показана во многих фильмах, в частности немецкого режиссёра турецкого происхождения Фатиха Акына («Головой о стену», 2004; «На краю рая», 2007). Также в немецком сериале «Турецкий для начинающих»

Дата Событие
1961 Двусторонние соглашения о найме рабочей силы с Турцией. Центральный офис по найму открывается в Стамбуле, и к концу года уже 7 000 турецких рабочих проживают в Германии.
1962 Основание в Кёльне Союза турецких рабочих, первой турецкой социальной и политической организации в Германии.
Март 1962 Противоречивая информация о ставках налогообложения зарплаты приводит к забастовке турецких шахтёров в Эссене и Гамбурге. 26 рабочих уволены и депортированы.
15 июня 1963 Основание ежемесячной газеты Anadolu для турок, проживающих в Германии.
1964 Западногерманское радио начинает трансляции на турецком языке под названием Köln Radyosu на всей территории Западной Германии.
30 сентября 1964 Продление соглашений о найме рабочей силы между Западной Германией и Турцией.
1965 WDR и ZDF начинают производство телесериалов Соседи, Наша Родина/Ваша Родина, а затем Вавилон, предназначенных для турецкой аудитории.
1965 2 700 турок проживают в Западном Берлине. Иностранные рабочие, которые проработали в Западной Германии в течение пяти лет теперь могут автоматически продлить разрешение на работу, независимо от того, являются ли они гражданами европейских стран.
1967 Основание Турецкого Союза (Türk Federasyonu).
1971 Три ежедневных турецких газеты: Aksam (Вечер), Tercüman (Переводчик) и Hürriyet (Свобода) издают версии для мигрантов в Германии.
21 июля 1972 Турецкий генконсул Метин Кусдалоглу в аэропорте Мюнхена приветствует Некати Гювена, пятисоттысячного рабочего, нанятого в Стамбульском офисе по найму.
1973 Турки составляют 23 % всех иностранцев, проживающих в Германии. Забастовка на заводе компании Ford в Кёльне приводит к дебатам в прессе о «политизации иностранных рабочих».
30 июля 1973 Журнал Шпигель выходит с заголовком на обложке «Гетто в Германии — 1 миллион турок»
23 ноября 1973 Западная Германии останавливает наем иностранных рабочих. Многие гастарбайтеры, опасаясь неизбежных антииммиграционных законов, перевозят свои семьи в Германию, что приводит к увеличению численности иммигрантов, а не уменьшению, к которому стремилось немецкое правительство.
1975 Правительство Западной Германии принимает указ, запрещающий иностранцам селиться в районах и областях, где количество иностранцев превышает 12 % от всего населения.
8 декабря 1981 Законодательство Западной Германии запрещает детям старше 16 лет переезжать к своим родителям в Германию. Детям младше этого возраста также не разрешается иммиграция в Германию, если в их родной стране проживает хотя бы один из родителей.
26 мая 1982 Семра Эртан поджигает себя на рыночной площади Гамбурга в знак протеста против роста ксенофобии.
28 Ноября 1983 Новый закон о поощрении желания вернуться (Das Gesetz zur Förderung der Rückkehrbereitschaft) предлагает безработным гастарбайтерам 10 500 немецких марок для возврата в страну происхождения. Только 13 000 человек воспользовались этой возможностью.
Дата Событие
9 ноября 1989 Падение Берлинской стены
1990 Турецкая телерадиокомпания начинает ежедневные трансляции в Германии.
1991 Эмине Зевги Оздамар, актриса и писательница турецкого происхождения, проживающая в Берлине, получает премию в области немецкой литературы Ingeborg Bachmann Prize. Это вызывает значительные споры о состоянии «немецкой» литературы.
22 ноября 1992 Поджог в Мёльне (Шлезвиг-Гольштейн), в результате которого погибает три турецких женщины.
29 мая 1993 Поджог в Золингене, в результате которого погибает пять членов турецкой семьи, которая прожила в Германии 23 года. Данное нападение привело к множеству протурецких демонстраций против ксенофобии и к публичному дискуссии о ультраправом экстремизме и скинхедах в Германии.
30 июня 1993 Натурализация иностранцев регулируется законом о гражданстве 1913 года и рядом специальных актов. В целях содействия интеграции иностранцев, которые родились в Германии, выросли там или жили по крайней мере 15 лет, они имеют юридическое право на натурализацию согласно разделу 85ff закона об иностранцах с поправками, внесёнными в этот день.
1993 Команды Немецкой футбольной лиги приняли участи в проекте «В мире друг с другом», одев униформу со слоганом 'Мой друг — иностранец'.
1994 Лейла Онур и Джем Оздемир стали первыми избранными депутатами Бундестага турецкого происхождения.
Январь 1998 По данным Министерства внутренних дел в Германии проживает 9,37 млн иностранцев, в том числе 2,11 млн турок.
Июль 1998 Избирательная платформа ХДС направлена на сокращение иммиграции с помощью сокращения субсидируемого государством жилья для иностранцев и запрещения возможности двойного гражданства. В земле Баден-Вюртемберг введён запрет на преподавание мусульманским женщинам, пока они покрывают голову платком.
Ноябрь 1998 Вновь назначенная комиссаром по делам иностранцев Марилуизе Бек (Партия Зелёных) планирует разработать образ Германии как «страны иммиграции». После судебного конфликта в Берлине между школьным округом и Исламской федерацией, берлинские школы могут легально предоставлять исламское образование для учащихся. Попытки через Федеральный конституционный суд запретить Баварии депортировать в Турцию 14-летнего правонарушителя, который родился в Германии, потерпели неудачу .
2000 7,3 миллиона иностранцев легально проживают в Германии; 2 миллиона из них являются турецкими гражданами, из которых 750 тыс. родились в Германии.
2000 Новый закон о гражданстве вступает в силу. Дети иностранцев, рождённые в Германии, автоматически получают немецкое гражданство, в случае если один из родителей легально проживал в Германии как минимум восемь лет. Дети также могут иметь гражданство страны происхождения родителей, но должны к 23 годам отказаться от двойного гражданства в пользу одной из стран.
2010 Канцлер Ангела Меркель заявила, что последние годы продемонстрировали полный провал концепции мультикультурализма в Германии[77].
  1. ↑ 1 2 Statistisches Bundesamt 2009, 51.
  2. ↑ 1 2 Zouboulis 2003, 55.
  3. ↑ European Recruitment Agency. Turkish delight at William Hague's statement. Проверено 4 июля 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  4. ↑ Radio Free Europe. Germany's Merkel On Delicate Visit To Turkey. Проверено 4 июля 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  5. ↑ Todays Zaman. What Germany hopes contradicts what it does. Проверено 28 октября 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  6. ↑ Bevölkerung mit Migrationshintergrund I (нем.). Bundeszentrale für politische Bildung (01.11.2016). Проверено 2017-18-09.
  7. ↑ Jaques 2006, 1073.
  8. ↑ 1 2 3 Nielsen 2004, 2.
  9. ↑ В защиту толерантности
  10. ↑ Otto Bardon (ed.), Friedrich der Grosse (Darmstadt, 1982) p. 542. Blanning, «Frederick The Great» in Scott (ed.) Enlightment Absolutism pp. 265—288. Christopher Clark, The Iron Kingdom (London 2006), p. 252-3.
  11. ↑ Esposito & Burgat 2003, 232.
  12. ↑ Nielsen 1999, 3.
  13. ↑ Böer et al. 2002, 349.
  14. ↑ Eryılmaz 2002, 62.
  15. ↑ Schissler 2000, 188.
  16. ↑ Schönwälder, Ohliger & Triadafilopoulos 2003, 168.
  17. ↑ Heike Knortz: Diplomatische Tauschgeschäfte. «Gastarbeiter» in der westdeutschen Diplomatie und Beschäftigungspolitik 1953—1973. Böhlau Verlag, Köln 2008
  18. ↑ Cook 2001, 985.
  19. ↑ Nathans 2004, 242.
  20. ↑ Şen 2002, 31.
  21. ↑ Lucassen 2005, 147.
  22. ↑ Barbieri 1998, 29.
  23. ↑ Lucassen 2005, 148-149.
  24. ↑ Findley 2005, 220.
  25. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 89.
  26. ↑ Moch 2003, 187.
  27. ↑ Findley 2005, 221.
  28. ↑ Legge 2003, 30.
  29. ↑ Mitchell 2000, 263.
  30. ↑ Inda & Rosaldo 2008, 188.
  31. ↑ Almanya’nın en yakışıklısı bir Türk 21 декабря 2009 (тур.)
  32. ↑ Данная таблица представляет информацию о численности турецких мигрантов в Германии на основе данных Федерального бюро статистики Германии
  33. ↑ Al-Shahi & Lawless 2005, 111.
  34. ↑ Observatory of European Foreign Policy. Turkish Migrants in Germany, Prospects of Integration. Проверено 23 декабря 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  35. ↑ Turkey in the EU Becomes German Election Issue, Spiegel Online, 15 сентября 2005 года.
  36. ↑ Berlin-Institut 2009, 26.
  37. ↑ Lucassen 2005, 159.
  38. ↑ Kastoryano & Harshav 2002, 71.
  39. ↑ Heine & Syed 2005, 280.
  40. ↑ Erdem 2007, 17.
  41. ↑ Al-Shahi & Lawless 2005, 116.
  42. ↑ Dettke 2003, 134.
  43. ↑ Friedmann 2002, 45.
  44. ↑ Faist 2000, 89.
  45. ↑ Jerome & Kimmel 2001, 290.
  46. ↑ Migration News. Kohl Calls for Expulsion of Violent Kurds. Проверено 23 декабря 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  47. ↑ 1 2 Cook 2001, 987.
  48. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 116.
  49. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 117.
  50. ↑ O'Reilly 2001, 152.
  51. ↑ Hancock et al. 2006, 128.
  52. ↑ Katzner 2002, 348.
  53. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 144.
  54. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 145.
  55. ↑ Türken ohne Schulabschluss. In: Die Zeit, 27. Januar 2009
  56. ↑ Deutsch-Kanakisch Wörterbuch Übersetzung Online
  57. ↑ 1 2 Deutsche Sprache driftet ins Türkische ab
  58. ↑ Byrnes & Katzenstein 2006, 211.
  59. ↑ Studie: Deutlich mehr Muslime in Deutschland (нем.). Deutsche Welle (23 июня 2009). Проверено 22 апреля 2010. Архивировано 3 марта 2012 года.
  60. ↑ Hunter 2002, 29.
  61. ↑ Jerome & Kimmel 2001, 292.
  62. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 157.
  63. ↑ Nathans 2004, 250.
  64. ↑ Organisation for Economic Co-operation and Development 2008, 358.
  65. ↑ Statistisches Bundesamt Deutschland. Foreign Population - Naturlisations. Проверено 19 января 2011. Архивировано 3 марта 2012 года.
  66. ↑ Warum guckst du nicht ARD? 13 августа 2009 (нем.)
  67. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 131.
  68. ↑ Ramet 1999, 72.
  69. ↑ Solsten 1999, 406.
  70. ↑ Staab 1998, 144.
  71. ↑ Dummett 2001, 142.
  72. ↑ Cornelius, Martin & Hollifield 1994, 213.
  73. ↑ Nees 2000, 155.
  74. ↑ Германия сильна, но недостаточно | FOREXPF.RU
  75. ↑ Anderson 2000, 60.
  76. ↑ Gülalp 2006, 31.
  77. ↑ Меркель заявила о провале мультикультурализма. www.bbc.co.uk. Проверено 22 января 2011. Архивировано 3 марта 2012 года.
  • Al-Shahi, Ahmed & Lawless, Richard (2005), Middle East and North African immigrants in Europe, Routledge, ISBN 0415348307 .
  • Anderson, Malcolm (2000), States and Nationalism in Europe Since 1945, Routledge, ISBN 0415195586 .
  • ATCA News (2010), Press statement by ATCA’s UK arm on an article written in The Guardian by Mr. Robert Ellis on the 3rd March 2010, http://www.atcanews.org/ 
  • Barbieri, William (1998), Ethics of Citizenship: Immigration and Group Rights in Germany, Duke University Press, ISBN 0822320711 .
  • Berlin-Institut (2009), Zur Lage der Integration in Deutschland, http://www.berlin-institut.org: Retrieved on July 3rd 2009 
  • Bernstein, Eckhard (2004), Culture and Customs of Germany, Greenwood Publishing Group, ISBN 0313322031 .
  • Bade, Klaus & Brown, Allison (2003), Migration in European History, Wiley-Blackwell, ISBN 0631189394 .
  • Böer, Ingeborg; Haerkötter, Ruth; Kappert, Petra & Adatepe, Sabine (2002), Türken in Berlin 1871-1945: eine Metropole in den Erinnerungen osmanischer und türkischer Zeitzeugen, Walter de Gruyter, ISBN 3110174650 .
  • Byrnes, Timothy & Katzenstein, Peter (2006), Religion in an Expanding Europe, Cambridge University Press, ISBN 0521859263 .
  • Clogg, Richard (2002), Minorities in Greece: Aspects of a Plural Society, C. Hurst & Co. Publishers, ISBN 185065705X .
  • Clutterbuck, Richard (1990), Terrorism, Drugs, and Crime in Europe: After 1992, Routledge, ISBN 0415054435 .
  • Cook, Bernard (2001), Europe since 1945: An Encyclopedia, Garland, ISBN 0815340583 .
  • Cornelius, Wayne; Martin, Philip & Hollifield, James (1994), Controlling Immigration: A Global Perspective, Stanford University Press, ISBN 0804724989 .
  • Council of Europe: Parliamentary Assembly (2007), Parliamentary Assembly: Working Papers 2007 Ordinary Session 22–26 January 2007, Council of Europe, ISBN 9287161917 .
  • Dettke, Dieter (2003), The Spirit of the Berlin Republic, Berghahn Books, ISBN 1571813438 .
  • Dummett, Michael (2001), On Immigration and Refugees, Routledge, ISBN 0415227070 .
  • Duvier, Janine (2009), Immigration and Integration in Germany and England (недоступная ссылка), http://www.lse.ac.uk/: London School of Economics 
  • Erdem, Kutay (2007), Ethnic Marketing for Turks in Germany - Influences on the Attitude Towards Ethnic Marketing, GRIN Verlag, ISBN 3638711439 .
  • Eryılmaz, Aytaç (2002), 40 years in Germany: At Home Abroad, http://www.tusiad.us: Retrieved on June 5th 2009 
  • Esposito, John & Burgat, François (2003), Modernizing Islam: Religion in the Public Sphere in the Middle East and Europe, C. Hurst & Co. Publishers, ISBN 1850656789 .
  • Faist, Thomas (2000), The Volume and Dynamics of International Migration and Transnational Social Spaces, Oxford University Press, ISBN 0198297262 .
  • Findley, Carter (2005), The Turks in World History, Oxford University Press US, ISBN 0195177266 .
  • Friedmann, John (2002), The Prospect of Cities, University of Minnesota Press, ISBN 0816638845 .
  • Gogolin, Ingrid (2002), Linguistic Diversity and New Minorities in Europe, Retrieved on July 29th 2009 .
  • Gülalp, Haldun (2006), Citizenship and Ethnic Conflict: Challenging the Nation-State, Taylor & Francis, ISBN 0415368979 .
  • Gülçiçek, Ali Riza (2006), The Turkish presence in Europe: Migrant Workers and New European Citizens, http://assembly.coe.int/: Parliamentary Assembly 
  • Hancock, Andrew; Hermeling, Susanne; Landon, John & Young, Andrea (2006), Building on Language Diversity with Young Children: Teacher Education for the Support of Second Language Acquisition, LIT Verlag Berlin-Hamburg-Münster, ISBN 3825897869 .
  • Heine, Peter & Syed, Aslam (2005), Muslimische Philanthropie und bürgerschaftliches Engagement, Maecenata Verlag, ISBN 3935975406 .
  • Horrocks, David & Kolinsky, Eva (1996), Turkish Culture in German Society Today (Culture & Society in Germany), Berghahn Books, ISBN 1571810471 .
  • Hunter, Shireen (2002), Islam, Europe's Second Religion: The New Social, Cultural, and Political Landscape, Greenwood Publishing Group, ISBN 0275976084 .
  • Inda, Jonathan & Rosaldo, Renato (2008), The Anthropology of Globalization: A Reader, Wiley-Blackwell, ISBN 140513612X .
  • Jaques, Tony (2006), Dictionary of Battles and Sieges [Three Volumes]: A Guide to 8,500 Battles from Antiquity Through the Twenty-First Century, Greenwood Publishing Group, ISBN 0313335362 .
  • Jenkins, Philip (2007), God's Continent: Christianity, Islam, and Europe's Religious Crisis, Oxford University Press US, ISBN 019531395X .
  • Jerome, Roy & Kimmel, Michael (2001), Conceptions of Postwar German Masculinity, State University of New York Press, ISBN 0791449378 .
  • Kastoryano, Riva & Harshav, Barbara (2002), Negotiating Identities: States and Immigrants in France and Germany, Princeton University Press, ISBN 0691010153 .
  • Katzner, Kenneth (2002), The Languages of the World, Routledge, ISBN 041525003X .
  • Lee, Martin (1999), The Beast Reawakens, Taylor & Francis, ISBN 0415925460 .
  • Legge, Jerome (2003), Jews, Turks, and other Strangers: The Roots of Prejudice in Modern Germany, University of Wisconsin Press, ISBN 0299184005 .
  • Levinson, David (1998), Ethnic Groups Worldwide: A Ready Reference Handbook, Greenwood Publishing Group, ISBN 1573560197 .
  • Lewis, Rand (1996), The Neo-Nazis and German Unification, Greenwood Publishing, ISBN 0275956385 .
  • Lucassen, Leo (2005), The Immigrant Threat: The Integration of Old and New Migrants in Western Europe Since 1850, University of Illinois Press, ISBN 025203046X .
  • Migdal, Joel S. (2004), Boundaries and belonging: states and societies in the struggle to shape identities and local practices, Cambridge University Press, ISBN 0521835666 .
  • Mitchell, Don (2000), Cultural Geography: A Critical Introduction, Wiley-Blackwell, ISBN 1557868921 .
  • Moch, Leslie (2003), Moving Europeans: Migration in Western Europe Since 1650, Indiana University Press, ISBN 0253215951 .
  • Nathans, Eli (2004), The Politics of Citizenship in Germany: Ethnicity, Utility and Nationalism, Berg Publishers, ISBN 1859737811 .
  • Nees, Greg (2000), Germany: Unraveling an Enigma, Intercultural Press, ISBN 1877864757 .
  • Nielsen, Jørgen (1999), Towards a European Islam, Palgrave Macmillan, ISBN 0312221436 .
  • Nielsen, Jørgen (2004), Muslims in Western Europe, Edinburgh University Press, ISBN 0748618449 .
  • O'Reilly, Camille (2001), Language, Ethnicity and the State: Minority languages in the European Union, Palgrave Macmillan, ISBN 033392925X .
  • Organisation for Economic Co-operation and Development (2008), International Migration Outlook: SOPEMI 2008, OECD Publishing, ISBN 9264045651 .
  • Østergaard-Nielsen, Eva (2003), Transnational politics: Turks and Kurds in Germany, Routledge, ISBN 041526586X .
  • Ramet, Sabrina (1999), The Radical Right in Central and Eastern Europe Since 1989, Penn State Press, ISBN 0271018119 .
  • Ramm, Christoph (2005), Construction of Identity beyond Recognized Borders: The Turkish Cypriot Community between Cyprus, Turkey and the European Union, http://www.sant.ox.ac.uk/ 
  • Schissler, Hanna (2000), The Miracle Years: A Cultural History of West Germany, 1949-1968, Princeton University Press, ISBN 0691058202 .
  • Schönwälder, Karen; Ohliger, Rainer & Triadafilopoulos, Triadafilos (2003), European Encounters: Migrants, Migration, and European Societies Since 1945, Ashgate Publishing, ISBN 0754630862 .
  • Schulte-Peevers, Andrea; Haywood, Anthony; Johnstone, Sarah & Gray, Jeremy (2007), Germany, Lonely Planet, ISBN 1740599888 .
  • Şen, Faruk (2002), Forty years Later: Turkish Immigrants in Germany, http://www.tusiad.us: Retrieved on June 5th 2009 
  • Shadid, W.A.R & van Koningsveld, P.S (1996), Political Participation and Identities of Muslims in non-Muslim States, Peeters Publishers, ISBN 9039006113 .
  • Smith, Michael & Eade, John (2008), Transnational Ties: Cities, Migrations, and Identities, Transaction Publishers, ISBN 1412808065 .
  • Solsten, Eric (1999), Germany: A Country Study, DIANE Publishing, ISBN 0788181793 .
  • Staab, Andreas (1998), National Identity in Eastern Germany: Inner Unification or Continued Separation?, Greenwood Publishing Group, ISBN 027596177X .
  • Statistisches Bundesamt (2010), Statistical Yearbook 2010 For the Federal Republic of Germany, http://www.destatis.de/: Statistisches Bundesamt, Wiesbaden, ISBN 978-3-8246-0897-3 
  • Westerlund, David & Svanberg, Ingvar (1999), Islam Outside the Arab World, Palgrave Macmillan, ISBN 0312226918 .
  • Zouboulis, Christos (2003), Adamantiades-Behçet's Disease, Springer, ISBN 0306477572 .
  • Green, Simon, "The Legal Status of Turks in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 228–246, DOI 10.1080/0261928042000244844 
  • Pécoud, Antoine, "Self-Employment and Immigrants' Incorporation: The Case of Turks in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 247–261, DOI 10.1080/0261928042000244853 
  • Şen, Faruk, "The Historical Situation of Turkish Migrants in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 208–227, DOI 10.1080/0261928042000244835 
  • Söhn, Janina, "The Educational Attainment of Turkish Migrants in Germany", Turkish Studies Т. 7 (1): 101–124, DOI 10.1080/14683840500520626 
  • Watzinger-Tharp, Johanna, "Turkish-German language: an innovative style of communication and its implications for citizenship and identity", Journal of Muslim Minority Affairs Т. 24 (2): 285–294, DOI 10.1080/1360200042000296663 

ru.bywiki.com


Смотрите также