Сколько в германии турков


Проблема турков в Германии - По статье Андрея Богена

По статье Андрея Богена Культуру какой Европы мы хотим защищать?

К величайшему сожалению, пока у власти сидят господа из CDU/CSU и FDP, никакие меры по "разумному" ужесточению политики по отношению к реально угрожающей культуре Германии той доли мусульманских эмигрантов и их потомков, которая не только не пытается хоть как-то интегрироваться именно в немецких социальных структурах, а, как верно заметил автор, даже приобрести элементарные языковые знания, необходимые для трудоустройства,невозможны... Если кто-то в России и сомневается в реальности деградации немецкой культуры, стоит обратить внимание на социальные процессы в немецких школах, в которых процент иностранных школьников растет постоянно и достигает иной раз 75%-80%. Учитывая очевидную при объективном наблюдении грубость и жестокость в общении, мусульманские дети, страдающие к тому же благодаря родителям комплексами неполноценности в немецкой среде, вынуждены бороться за признание в этом чужом обществе. И в отличии от славянских и дальневосточных народов, способных к мирной адаптации (и при этом пусть даже лишь частичной интеграции), мусульманские дети видят возможность достижения статуса, при котором они могут рассчитывать на уважение со стороны немецких отпрысков, лишь через силовые приемы, чаще всего ограничивающиеся моббингом, но в последнее время особенно в больших городах - физическим насилием. Так вот, результатом создаваемой мусульманскими детьми атмосферы напряженной необходимости защищать свое достоинство является кроме обычной вербальной мимикрии приобретение немецкими детьми акцента с искаженной грамматикой и употреблением уличной вплоть до тюремной лексики и подражанием мусульманским иностранцам в общении. Травля же школьников, не поддающихся моббингу проявляется намного сильнее и поддерживается даже немецкими детьми, принимающими сторону (в основном) турецких одноклассников. Но это частности.Книгу «Самоликвидации Германии» не читал, посему могу лишь высказать мое отношение к содержанию статьи. Герр Саррацин, если верить упомянутым тезисам, конечно, палку перегнул, спору нет. Никто не стал бы спорить к тому же, что в отдельных местах его настроение поддержали бы 85% немцев и 40% потомков тех же эмигрантов из не мусульманской среды. Но давайте по порядку.

О демографии.Проблема даже сугубо со статистической точки зрения реальна и обещает мягко нарастать из года в год. Если ограничиваться Германией, приток эмигрантов в страну более чем вдвое превышает рождаемость «этнических» немцев — не просто граждан, а потомков довоенных немцев... Ведь именно после Второй Мировой Германия пригласила и впустила первый поток гастарбайтеров. Пути эмиграции разнообразны, начиная с хорошо известной еврейской эмиграции, заканчивая беженцами как политическими, по гуманитарной линии (из стран, находящихся в продолжительном военном конфликте или пожинающих плоды природных катаклизм). Но среди них — самой яркой остается эмиграция «через рабочую визу». Схема ее проста и безупречна: вы получаете рабочую визу в Германии, прорабатываете определенное количество лет и становитесь счастливым обладателем постоянной визы, после которой молниеносно следует принятие гражданства. Исторически сложилось так, что на призыв Западной Германии после своего поражения именно из Турции прилетело основное ядро рабочей силы. Кроме того, любой китаец — как тогда, так и до недавнего времени — так и практически любой другой представитель стран дальнего востока занимал свою определенную нишу в сфере обслуживания, в основном в гастрономии и в экзотических лечебных «практиках», не претендуя на возможность зарегистрировать ни строительную фирму, ни страховое агентство, ни сеть гостиниц, ни уж тем более образовательные центры. К тому же в Германии ждал изначально весьма тяжелый труд, на который за предлагаемые молодым государством ФРГ не все были готовы. С Турцией же Германия еще до Первой Мировой бережно сохраняла стратегические и экономические связи, но никто не подозревал, что гастарбайтеры в основной своей массе не возвратятся после восстановления страны в Турцию. Однако они не только задержались, но и пустили богатые корни на плодородной немецкой почве. В первую очередь за редким исключениям только турецким иностранным рабочим позволяли регистрировать предприятия — в первую очередь строительные. Но восстанавливать пришлось не только разрушенные горда, но и всю индустрию и инфраструктуру. Я не помню точно цифр, но количество зарегистрированных турками предприятий за первые два года повергли бы в шок любого — русского, немца или американца. Турки оседали, привозили свои большие семьи, приглашали в свои фирмы друзей и родственников, которые в свою очередь приглашали уже своих захребетников. Кроме того, по немецким законам, любой ребенок, родившийся в Германии и родителей, самостоятельно обеспечивающих себе существование, получает немецкое гражданство. В настоящий момент из 8,1% иностранцев в Германии — 26,3% турков. К примеру, составляющая всего азиатского региона, включая Китай, Индонезию, Монголию, Вьетнам и обе Кореи не превышает 12,4%. И если взглянуть на динамику этого процесса, то количество турков и их детей, получивших немецкое гражданство, растет в соотношении с населением Германии немцами с каждым годом в геометрической прогрессии. Страшен он тем, что его не остановить в условиях Евросоюза: турки могут приехать в Германию из других его стран и получить рабочую визу, уже будучи, так сказать, на месте с подписанным работодателем договором на пять лет.

Об интеграции. Возникновение турецкого общества.Интеграция, которую ожидали наивные немцы, судя о представителях других народов по средней статистики, на турках не сработала. Можно взять к примеру русских, условно разделив для простоты эмигрантов на несколько категорий: обычные эмигранты, еврейские и переселенцы...Обычных переселенцев не так уж и много. Как правило, это либо люди, приезжающие со своим капиталом, либо получившие рабочую визу. И в том, и в другом случаи они стремятся остаться в Германии и рано или поздно приобретают знакомых в кругах иностранцев из других государств, общаясь с ними на общем — немецком языке. При этом поддерживается связь с земляками. Но интересно то, что их дети, оказываясь в немецкой среде и испытывая желание адаптироваться в ней, стать полноценными членами этого общества, копируют поведение, речь и даже от части образ мышления немцев. Доходит, конечно, часто до абсурда, когда — в основном подростки — прибегают к попыткам и в семье говорить на немецком языке, но решение этого вопроса уже зависит от того, как себя позиционируют родители. В любом случаи, и дети ходят к немецкому зубному врачу или на худой конец — к русскому с немецкими ассистентками, в немецкие театры, встречаются с немецкими студентами уже в институте или получают профессию в академиях, тяготясь к представителям страны, в которой родились. Заканчивается это тем, что родившийся русский ребенок уже с ошибками и акцентом говорит на языке родителей, а к студенческому возрасту и вовсе его забывает.С семьями, эмигрировавшими в Германию по еврейской линии — по приглашению Германии — картина очень напоминает первый вариант, отличаясь от него лишь тем, что связи между земляками намного крепче, и дети относятся к своей культуре немного более бережно.С переселенцами же ситуация обратная. Речь идет о немцах, эмигрировавших в Германию по «немецкой линии». Это немцы, «возвращающиеся» на Землю предков, отчего их рвение адаптироваться и занять место полноценных немцев не оставляет место русским корням.Турки, в отличии от тех же югославов, хорватов, молдаван, китайцев и русских, не стремятся к ассимиляции за счет тесных связей в своем герметичном обществе. Если любой поляк стал бы болезненно реагировать на замечание соседей в нечистоплотности на своем этаже, никакая немощь не остановила бы его перед необходимостью выкинуть мусор, промыть коврик у двери или освежить запыленные окна. У турков же, во-первых, совсем другие представления о чистоплотности, позволяющие им выставлять целые мешки грязи за дверь, чтобы лишь к утру по пути на работу захватить их в мусорный бак, довести состояние кухни до возникновения тараканов во всем доме и выкидывать содержание пепельниц из окна, не говоря о базарном галдеже на лестнице и с открытой в квартиру дверью до трех часов ночи. Во-вторых, турки не заинтересованы в интеграции, вполне полноценно существуя в статусе чуждых этому государству групп, несмотря на немецкое гражданство.

Об интеграции. Детство. Теперь взгляните, пожалуйста на турков. Они бывают разные: совсем не так уж много эмигрирует в наши дни, так что в основной своей массе речь идет об упомянутых в статье этнических турках — немецких гражданах турецкого происхождения. А это мусульмане, уже далекие от современной турецкой культуры. Представьте себе среднюю турецкую семью. В двух случаях трех мать сидит дома, бабушка с дедушкой наслаждаются воспитанием малюток, подростки ходят в школу, а отец работает, пропадая допоздна. И денно, и ночьно завывает турецкий шансон, стучат нарды, курится кальян и одни гости неторопливо сменяют других; благодаря несломленной традиции уважения к старшим, в их вездесущем присутствии говорят лишь на турецком, а оживленная телефонная и в наши дни сетевая связь с многочисленными родственниками в Турции, периодически навещающими семейство, привносит атмосферу особой близости семьи к исторической Родине; мамы обмениваются детьми, пока одна из них ходит в турецкие магазины за покупками, так что дети привыкают к турецкому окружению. Те же мамы лишь в определенных рамках владеют немецким языком, потому как при необходимости вести ребенка в детсад мама либо отказывается от него вовсе, пугаясь дурного влияния дикого запада, либо отдает его в турецкий садик, более похожий на дом хороших знакомых, у которых можно оставлять свое дитя, при необходимости отвести ребенка к врачу посещается турецкоязычный домашний врач. Дети взрослеют, поддерживая связь и выходя на улицу встречаются с враждебным миром. Никакой немец не хочет слышать постоянные громкие крики под окном на иностранном языке, тем более если эти крики иной раз несут в себе агрессивную, незнакомую немецким детям интонацию; отталкивает неряшливость турецких детей, необходимость сидеть на одной скамейке с закутанными в серые мешки мамашами, громко и весьма эмоционально что-то обсуждающими на непонятном языке, пока чадо играется в песочнице. Немцы нормально относятся к туристам, но не понимают пока, по какой такой причине они должны жить бок о бок с иностранцами, не желающими на их — немецкой — территории хотя бы соблюдая элементарную немецкую атмосферу. Их — немцев — можно обвинять в любых смертных грехах, включая неравнодушное отношение к правилам поведения в общественных местах, не подразумевающее базарный галдеж.Дети знакомятся с отношениям немцев к себе как к представителям турецкого меньшинства. Они знают, что они — немцы по гражданству, но привыкают к тому, что никогда не станут немцами из-за внешности, отличающейся за счет сохранения популяции в рамках одного генотипа, воспринятой в турецкой культурной среде форме провидения, отличающейся более яркой импульсивностью, эмоциональностью и более интенсивным различием в поведении мальчиков и девочек, чем у немцев, и языком, благодаря турецкому воспитанию на всю жизнь, который на всю жизнь приобрел не только характерный отталкивающий в глазах немцев акцент, но и форму выражения мысли, граничащую в глазах тех же немцев с варварской и выявляющей грубость и бескультурье, с одной стороны, и уродливо-ироничной — с другой. Конфликт кристаллизуется в точки удара осознания невозможности себя изменить, желания добиться признания и уважения со стороны немцев и невозможности поменять особенности своего характера и речи. Конфликт этот, как правило, становится результатом одновременно признания своей роли в обществе и противостояния этой роли. Интересно, что в отличии почти от всех представителей других народов турки и большинство мусульман не вступают в конфликт со своими родственниками.

Об интеграции. Юность. В школьные годы турецкие мальчики и турецкие девочки входят в отрезок жизни, в котором им придется еще более интенсивно взаимодействовать с немцами, чем не улице. Если до семи лет они могли выбирать себе друзей и избегать конфликтов с немецкой детворой, в школе от этот люксус приходится забыть. В учебных заведениях, в которых процент иностранцев невелик, приходится выносить насмешки и держаться друг за друга, отстраняясь от немецких сверстников. Те, кто находят контакт с немцами, жестко «критикуются» настоящими турками. Усугубляется это состояние тем, что, с одной стороны, за пределами школы необходимость ходить за ручку с немцами устраняется, а с другой, что в семье ждет турецкий образ жизни с турецкой кухней, турецкой музыкой и турецким телевидением.В школах с большим процентом иностранцев возникает конфликт прежде всего с представителями других наций, который за численным преимуществом всегда решается однозначно. После долгих лет терпения отношения к себе как ко второсортным членам общества турецкие школьники занимают позицию в немецких классах, не позволяющую более выносить такие страдания. Немцы в таких школах не только не подшучивают над турками, но и всячески копируют их поведение, коверкая свой язык, мимику, интонацию в разговоре и манеру одеваться, вызывая тем самым к себе более благосклонное отношение турецких школьников, способных на более жесткие меры для поддержание своего статуса в классе. Немцы уже привыкли к необходимости слушать постоянно турецкую попсу, абстрагироваться от весящего в воздухе турецкого гама в бесконечных спорах на повышенных тонах, сопровождаемых в оценке немцев какой-то первобытной жестикуляцией, но им приходится еще и слышать постоянно свой родной язык в искаженной, уродливой форме «Kanak Sprak». Это устоявшийся диалект, возникший в турецкоязычной среде в Германии.Культурный уровень турецких школьников много ниже немецких одноклассников. Причина тому не физиологическая, а, конечно, в воспитании: в то время как родители немцев водят детей в музеи, знакомят с культурой других стран, как правило имея знакомых из соседних европейских государств, с зарубежной литературой, выезжают за границу, благодаря дети не только не чувствуют себя изгоями в своей стране, но и воспринимают мир, как полный открытых связей. Турки же живут в герметичном, жестко патриархальном обществе, основой культуры которого остается религиозный и фольклорный элемент, обществе практически закрывшемся от основных жителей этой страны, обществе в котором практикуется отношение между мужчиной и женщиной, совершенно чуждое немцам. К тому же не только успеваемость, но и посещаемость школы турецкими детьми — не минимуме. Эта система рожает поколение за поколением деформированной, конфликтующей субкультуры. Основной характеристикой этой ее является низкая доля образованных представителей: всего четверть турков получают образование выше среднего.

Об отношении к субкультуре и национальных меньшинствах. Упомянутой турецкое общество довольно гомогенно, выносливо перед лицом негативного отношения к себе со стороны исконного населения Германии, не претерпевает видоизменения, склонно к неконтролируемой экспансии, зависящей от экономического состояния в стране, герметично для всех представителей не мусульманской культуры и, как уже писал, характерно низким уровнем культуры, образованности и чистоплотности. Именно благодаря всем этим качествам турецких юношей иной раз даже в глаза называют тараканами «Kanake» ( http://en.wikipedia.org/wiki/Kanake )Когда Саррацин от лица немцев вопиет, что «мы не желаем никаких национальных меньшинств», основывает он свою позицию на том, что в послевоенной Германии никогда их не было и немецкие граждане не заинтересованы в том, чтобы не адаптировавшиеся, размножившиеся, как это часто пишут, граждане турецкого происхождения создавали эти меньшинства. Речь не идет ведь об эмигрантах, не успевших за свою жизнь интегрироваться в чужом обществе, а о поколениях, не способных к интеграции и растущих в численности, становящейся опасной для немецкой культуры из-за влияния на нее.Вот пример. В Гамбурге, в одном доме открывается турецкий магазин, в противоположном — турецкий ресторан, вокруг магазина и ресторана постоянно толпятся галдящие бабы в серых мешках и молодежь с повадками американских негров из самых неблагоприятных районов. Периодически приезжает полиция, люди стараются обходить улицу, с первого этажа съезжает одна за другой семьи, куда тут же заезжают турки. Вскоре через дом открывается зубопротезная практика, с другой стороны — страховое агентство и религиозное общество. Учитывая своеобразный подход турков к гигиене, улица превращается в свалку, постепенно жильцы целого квартала съезжают, и квартал позорно называют турецким. Ни один немец не станет жить в одном из этих домов, разве что если он не наркоман и не страстный любитель турецкой кухни. Это процесс длится два десятка лет, но в конечно итоге рождает свой детский сад и постепенно захватывает две соседские школы, откуда неравнодушные мамы забирают детей.Второй пример. На границах маленьких городков скапливается по упомянутому примеру и благодаря приглашенным родственникам из захолустий Турции турецкие семьи. В немецких землях заправляют общины, в городах — мэрия. В общину входят все жильцы деревень и окрестностей миниатюрных городков, а любые решения принимаются на уровне голосования. Если большинство решает построить мечеть — она будет построена. Это упрощенный вариант, но в конечном итоге так и строятся мечети в Германии. Третий пример. Количество немецких турков возрастает до размера, позволяющего влиять на политические и социальные изменения в стране, влиять последовательно, настойчиво, иной раз жестко, пользуясь мягкостью и толерантностью немецких законов. С другой стороны, рассматривать приходится не небольшое количество эмигрантов, не способных к адаптации, как уже говорил, а о довольно большой социальной группе с ярко выраженными особенностями и вполне конкретными пожеланиями улучшить не качество своей жизни, а расширить свои права, ставя их в противовес правам другим гражданам, основывая раздуваемый конфликт на различии религиозном и национальном. Все чаще слышатся слова «национальное меньшинство», «ущемленные права», «неравноправие» и т. п..Немцы не понимают, как уже писал, как речь может идти о национальном меньшинстве в своей немецкой стране, тем более, если говорят не о швабах, не о славянах, а о мусульманском меньшинстве, которого никогда не было. Но ситуация выгладит так, что рождаемость со стороны немецких семей все еще падает, а со стороны турецких граждан германии не замедляется. Если смотреть не только в завтрашний день, но за десять лет вперед, то процентное составляющая этого турецкого общества позволит вполне говорить сперва о национальном меньшинстве, требующем свои права, а после — кто знает — и диалога на равных.

Об опасениях.Привести это может к тому, например, что ислам в школах будет преподаваться наравне с христианством, к тому что «национальное меньшинство» в определенной ситуации наберет достаточно сил, чтобы повлиять на решения, связанные с внешней политикой — на отношения с дружественной мусульманскому обществу страной или враждебному исламу обществу. Если сейчас протесты против строительства мечетей еще имеют некоторый результат, при признанном «национальном меньшинстве» пробивать последние будет много легче, пока они не сравняются по численности с христианскими — благо за последний век их было построено в Германии единицы, за исключением тех, что едва ли по внешнему виду напоминают дом Божий; если сейчас турецкие дети в школах не боятся коряво, пользуясь выражениями, схожими с нашими уголовными, общаться в обществе немецких одноклассников, через лет десять они вполне будут так же активно вести беседы на родном языке; если за «этническими турками» признают статус «национального меньшинства», откроют школы и другие национальные социальные институты, появится «этническая» литература и своя платформа внутриполитической жизни.Благодаря большему влиянию на политику в стране, не за горами и соответствующие пожеланиям «национального меньшинства» изменения в правилах миграции турецких граждан в Германию. Благодаря тому, что, с одной стороны, христианская церковь утратила сердца большинства немцев, и с другой стороны, особенно в годы тяжелых изменений человек склонен обращаться к вере, недалек и тот час, когда ислам в Германии сможет много больше предложить по сравнению с непосредственными оппонентами.Все это не произойдет со дня на день. Это процесс, но процесс, который, если не изменить отношение к этой проблеме, не остановить. Так что Саррацин просто навсего сформулировал страхи (вранье это все) — 95% немцев. А то, что он назвал их полуросликами в плане культуры и образования из-за генетических особенностей, так это он слегка ошибся. Но ошибся лишь в причинах столь низкого уровня, а не в самом факте.Что же касается типа граждан, гневающихся на Саррацина, так это, во-первых, довольно малое их число, склонных гневаться в равной степени и на политику США в Афганистане, и на политику Путина в Грузии, и на политику Китая в Тибете, и на нетолерантность по отношениям к гомосексуалистам, и на нетолерантность к мусульманским платочкам в школах.

О политиках.Светлая память правлению герра Шрёдера. Многие его бессовестно недооценивают. Я прекрасно помню времена, когда на попытку с моей стороны побеседовать с немцами разных социальных уровней, места рождения, рода занятий и возраста на темы, пикантно связанный со внешней политикой США и необходимости для немцев поддерживать друга всех времен и народов во всех его начинаниях, любой из них отводил взор, менял тему разговора и отшучивался, как если бы гипнотизер запретил ему говорить об этом: Америка — наш друг, даровавший нам свободу и поддержавший в трудную минуту. Такие вот мысли. И вот приходит Шрёдер и заявляет перед второй войной против Ирака свое несогласие с политикой США и отказывается в поддержке этих необоснованных военных действий. Казалось бы, тут же его должны были скинуть. Но во-первых, еще живы в (под)сознании немцев учения Мартина Лютера, завещавшему не спорить с власть держащими, данными Богом, а во-вторых, это пахло свободой. Кто был таков немец до Шрёдера — потомок военных преступников, агрессоров и убийц. Никто бы и подумать не смог поднять немецкий флаг у себя на балконе. А подростки виновато вспоминали и сами преступления войны, когда речь заходила о евреях. Но США — наши великие друзья — в отличии от СССР поверили в нас и освободили от контроля над нами, помогли восстановить страну. И Германия участвовала долгие десятилетия всех авантюрах США, включая даже предательскую, постыдную бомбардировку Сербии, и Германия полностью соглашала свою не только внешнюю, но и внутреннюю политику с большим другом, и согласилась искупить свою вину перед еврейским народом, и, между прочим, согласилась воспринять принципы терпимости и толерантности к другим народам, к другим меньшинствам, в том числе и сексуальным, к другим религиям. Это выгодно иметь Германию толерантную, мягкую, «соглашательную».Но Шрёдору не дали довести дело до конца. Когда на окнах немецких школ вешали детские плакаты с надписями «мы не хотим воевать в Ираком», «война — это всегда убийства», «мы против мировых полицейских», Меркель полетела в Вашингтон и на прессконференции после беседы с Райс и какими-то другими представителями кабинета заявила на все СШ о том, что немецкий народ полностью поддерживает своего большого друга, что в Германии грядут политические перемены, которые только еще более сблизят две страны. А потом ее — никому до селе не известную, в прошлом активистку СТАЗИ (Министерство государственной безопасности ГДР) выпихнули на макушку руководства страны.Германия захлебывается в проблемах, не контролирует бюджет, не находит способа контролировать эмигрантов и иностранцев, не знает, что сделать, чтобы сподвинуть граждан на повышение рождаемости, и не видит, как изменить систему образования. С одной стороны, настоящее правительство недееспособно и находится на кратчайшем американском поводке, с другой стороны оно катастрофически боится кризисов и конфликтов, подозревая о своей политической импотенции. Поэтому любой возглас, любой призыв к революционным изменениям, во-первых, с тревогой оценивается со стороны большого друга, а во-вторых, со страхом воспринимается Меркель и иже с ней. Призыв же принять меры по принудительной адаптации турецких граждан германии к ассимиляции опасен в глазах власть несущей дамы непредсказуемой внутриполитической конфронтацией, которую она не сможет контролировать. Как следствие — крика Саррацина и его книги. «Нельзя, нельзя допустить национального конфликта в Германии. У нас все живут мирно и все афигительно толерантный.»

О Мерах.То, что предлагает Саррацин — это жесткая программа. Она не отвечает нормам искусственной системы демократии, как ее знают в Европе, противоречит принципам толерантности, отбирает свободы. Но! На основе демократии, на принципах равноправия, уважения к свободе и толерантности эту проблему не решить — это очевидно. Что бы немцы не предпринимали, турков не изменить. Они будут множится, набирать политическую силу и изменять именно Германию. Во многих, очень во многих городах уже есть турецкие кварталы, с минимальным процентом немецкого населения, просыпающихся под молитвенный вой, а в некоторые заведения не наберется смелость войти полицейский — только спецназ. Школы не имеют правовых рычагов влияния на произвол со стороны турецких школьников. Только за это год в Берлине уволилось 17 педагогов, одна школа закрылась и четыре учительницы ложились в больницы с наживыми ранениями.Проблема нарастающего влияния не адаптирующихся турков очень остра. И хотя многим прозападным адептам свобод кажутся рекомендации Саррацина фашистскими, направлены они не против свобод граждан вообще, а на принудительную интеграцию турков.К сожалению, Саррацин — весьма грубый психолог и скорее встряхнул вонючее платье, чем постирал его, но внимание привлечь еще с одной точки зрения к существующей проблеме сумел.Когда изобретают инсектицид, задача у ученых встает нелегкая. Цель то ясна — спасти урожай, не отравив его и не побив безобидную фауну. Приходится изучать отдельный вид выводить тохин, разрушающий именно его, не задевая другие виды. Саррацин предложил залить все ДДТ. Это брутально, не экологично, небезопасно и в последнее время за счет приспосабливаем ости тараканов — не эффективно. Тот, кто будет разрабатывать программу по принудительной интеграции турецких граждан германии к немецкой культуре, должен будет позаботится о том, что эти меры не повредили другим гражданам и туркам, готовым к интеграции.Если возник бы вопрос о праве на насильственные методы в этой области, то любой современный западный толерантный и свободолюбивый бюргер, не столкнувшийся лицом к лицу с этой проблемой и не видящий опасности для своих детей и внуков, назвал бы их фашистскими, не демократическими и ущемляющими самое дорогое в человеке. Но право, если чужеродное тело в организме одного, отдельно взятого государства грозит выше упомянутыми процессами — государство это имеет ради своего выживания, своей культуры на защиту. В похожих обстоятельствах, если они не имеют настолько длительный и еле заметный характер, возникает выбор — выжить ценой выходящих за рамки морали мер или умереть, дать себя поглотить другой культуре.И еще. Не стоит путать агрессию, выражающуюся во вне, против других народов, с необходимыми мерами для сохранения своей культуры против враждебной, угрожающей кардинальными изменениями.

Что же касается параллелей с ситуацией гастарбайтеров в России, то тут моя душа спокойна, благо русские не столь долготерпимы.

В конце спешу добавить, что лишь немцы, которым хоть раз пришлось покинуть дом, заполненный турками, или родители, дети которых из-за турков боятся ходить в школу, или те студентки, чья вечерняя дорога домой из клиники или института лежит через одинокие улочки в турецких районах, не только понимают и знают проблему с турками в Германии, но поддержали бы даже столь радикальные меры в ущерб каких-то своих свобод.

manulkyan.livejournal.com

Турецкая Германия | Журнал ПАРТНЕР

«Партнер» №3 (162) 2011г.

Эта книга наверняка станет книгой года и по количеству читателей (по мнению экспертов – минимум 5 миллионов), и по тому резонансу, который она вызвала и в Германии, и далеко за ее пределами. В этой книге Тило Саррацин, опираясь на статистические данные, выставил интеграционной политике, проводимой правительством Германии в последние десятилетия, неудовлетворительную оценку, возложив также вину за сложившуюся ситуацию и на представителей турецкой общины. По его мнению, причины слабой интеграции турок, проживающих на территории Германии, лежат в их культурно-религиозном менталитете. Именно этим объясняет автор неудовлетворительные успехи их интеграции в современное европейское общество.

Тило Саррацин в своей книге сравнивает интеграционные успехи различных общин на протяжении последних двадцати лет и приходит к выводу, что представители многих из них добились значительных успехов. Например, молодые вьетнамцы имеют самую большую квоту среди тех, кто закончил гимназию (около 80%), далеко обогнав по этому показателю своих немецких сверстников. Юные турки занимают в этом списке одно из последних мест, зато лидируют в рейтинге тех, кто покинул школу без документа об ее окончании. Именно отсутствие необходимого образования делает невозможным интеграцию этих молодых людей в общество.

В этой статье я не ставлю перед собой цель еще раз обсуждать книгу Тило Сарацина и его позицию. Об этом уже немало писалось, в том числе и в журналe «Партнёр». Нашим читателям наверняка будет интересно познакомиться с историей появления и проживания турецких мигрантов в Германии.

Вспомним, что Германию и Турцию на протяжении последних 150 лет традиционно связывали добрые отношения, и они нередко выступали в качестве союзников. Германия еще со времен Османской империи занималась техническим перевооружением промышленности Турции. Особенно тесным это сотрудничество было в военной области. Сотни немецких военных советников на протяжении десятилетий служили в армии и на флоте султана. Германия поставляла Турции современное вооружение, активно модернизировала турецкую армию. И хотя во время Второй мировой войны Турция оставалась нейтральной, но при этом активно симпатизировала Третьему рейху и была не прочь поучаствовать при благоприятных, конечно, обстоятельствах, в территориальном переделе в своем регионе.

Именно из-за традиционных добрых отношений с немцами правительство Турции не было против приезда своих граждан на работу в Германию. Этому способствовала также высокая безработица и низкий технический уровень турецкой промышленности. Такое сотрудничество обещало принести Турции определенные дивиденды и в будущем. Кроме того, оно означало еще и приток в страну значительного объема немецкой валюты и повышение покупательной способности населения.

Договоренность о начале трудовой миграции турок была достигнута в 1957 году во время визита президента ФРГ Теодора Хойсса в Турцию. Потом эти турецкие граждане получили в Германии прозвище «турки Хойсса». В Германию тогда приехали первые 150 молодых турок, выпускников профессиональных школ страны. Их приезд считался производственной практикой, которую они должны были пройти в качестве учеников на автомобильных заводах Форда в Кёльне.

С 1970 года начался массовый приезд в Германию турецких рабочих и членов их семей. Основная масса турецких рабочих была занята в индустрии – машиностроении и металлургии. Часть турок планировала в течение нескольких лет поработать в Германии и, накопив денег, вернуться в Турцию. К 1973 году в Германии проживало уже около 900 тысяч турецких граждан, что объясняется приездом не только самих рабочих, но и членов их семей.

Вместе с этническими турками в Германию въехало большое количество курдов и турецких армян. Для этих групп мигрантов выезд из Турции означал конец притеснения со стороны турецких властей. Приезд в Германию турецких граждан различного этнического происхождения не означал их примирения. Конфликты между курдами и турками возникали в Германии постоянно, особенно во времена обострений ситуации с курдами в самой Турции.

К 1998 году уже четверть миллиона турецких граждан получили германское гражданство, а к 2002 году их количество превысило один миллион человек. На сегодняшний день в Германии проживает более 2,5 миллионов турок.

В большинстве случаев в Германию приезжали турецкие граждане из отсталых, в основном сельскохозяйственных областей Турции. Эти люди были негативно настроены по отношению к свободному германскому обществу, строго придерживались исламских традиций и взглядов. В Германии они не планировали оставаться навсегда, рассчитывая жить в этой стране согласно своим традициям и законам, по которым жили в Турции их предки, не собираясь адаптироваться к новым для себя обстоятельствам. В соответствующем духе происходило и воспитание подрастающего поколения в турецких семьях. Упор делался на традиционные семейные ценности и отрицание любых либеральных общественных идей. Будущие школьники из турецких семей, родившиеся в Германии, приходили в школу не зная немецкого языка, а их жизненные планы зачастую не выходили за рамки турецкой общины.

Следует отметить, что приезд рабочих из Турции был положительно оценен немецкой общественностью. После окончания Второй мировой войны Германия не досчиталась десятка миллиона своих сограждан, погибших в период 1939-1945 годов. Другие страны Европы (Италия, Португалия), несмотря на активную вербовочную кампанию немецкого правительства, не могли или не захотели помочь Германии работниками в том объеме, которого требовала немецкая индустрия. Страна испытывала громадные трудности с рабочей силой, производство задыхалось от ее недостатка, и приезд большого количества рабочих, пусть и не владеющих немецким языком, был глотком свежего воздуха для немецкой промышленности.

По большому счету, никто в Германии в то время серьезно не задавался вопросом: «А что будет с турецкими рабочими дальше? Какое будущее ожидает турецких мигрантов после окончания экономического бума в Германии?». Правительству страны было не до этого – оно решало другие, более важные для себя задачи: позиционирование страны в послевоенном мире, протестное движение молодежи в 70-х годах прошлого века, преодоление нацистского наследия, германо-германские проблемы. Видимо, тогда существовало мнение, что большая часть турок, когда в них отпадет надобность, вернутся на родину, заработав в Германии достаточно денег, а оставшиеся без особых проблем интегрируются в немецкое общество. Поэтому мало кто в то время занимался анализом социальныx процессов, протекающих в турецких общинах страны.

Проблемы начались в восьмидеcятые годы ХХ века, когда темпы роста германской экономики начали снижаться, а слово «безработица» обрело для немцев вполне конкретное содержание. Изменились и требования, предъявляемые немецкой индустрией к работникам. Производству требовалась уже не просто рабочая сила, а те, чья квалификация отвечала требованиям новых технологий. В Германии начали закрываться традиционные производства, в частности, металлургические заводы и угольные шахты, на которых было занято много турецких рабочих. Поэтому к концу восьмидесятых годов часть турецких рабочих потеряло работу и вынуждена была стать клиентами немецкой социальной системы.

Последним фактором стало объединения двух Германий, когда на немецком рынке труда появились миллионы граждан из бывшей ГДР. Эта рабочая сила, хорошо говорящая по-немецки и имеющая приличную профессиональную подготовку, активно потеснила турецких рабочих на рынке труда. В Германии всё сложнее было найти работу лицам, имеющим низкую профессиональную подготовку и недостаточные знания немецкого языка. Им оставалась лишь тяжелая и низкооплачиваемая работа, на которую отказывались идти коренные жители страны. К такому повороту событий представители турецкой общины не были готовы. Уехать в Турцию люди, выросшие или родившиеся здесь, по понятным причинам уже не могли, а те, кто проработал здесь всю жизнь и заработал немецкую пенсию, и не хотели.

Возросшая конкуренция на рынке труда обострила межнациональные трения. Многие немецкие рабочие считали турков своими конкурентами, готовыми работать за меньшую плату. Турки со своими традициями и культурой вызывали непонимание и насмешки, особенно среди тех, кто не оcобо «обременен» образованием и культурой. Ряд политических партий регулярно разыгрывали национальную карту, объявляя «крестовый» поход против преступников иностранного происхождения. Всё это также не способствовало социально-культурному обмену между немцами и турками.

Конечно, определенная часть турецкой общины начала понемногу перестраиваться, получая необходимое профессиональное образование. Благодаря этому они смогли приспособиться к новым условиям и найти свое место в немецком обществе. Эти люди постепенно отходят от архаичных представлений своих родителей и покидает «турецкие» райoны. Их дети получают в семьях другую мотивацию, направленную на интеграцию в немецкое общество. Определенная часть турок пытается реализовать себя в рамках турецкой общины, открывая свои предприятия: магазины, автомастерские, закусочные или рестораны, и работая в них. Такая деятельность, по мнению Тило Саррацина, никак не может считаться интеграцией, так как не предполагает активных социальных контактов с коренным населением. Кроме того, немало и тех, кто не может найти работу и живет на социальную помощь.

В последнее время в Германии начали происходить позитивные изменения по отношению к гражданам турецкого происхождения. Всё больше представителей турецкой общины вовлекаются в политическую жизнь Германии, занимая в ней активную позицию. В бундестаге и ландтагах земель появились народные избранники турецкого происхождения, представляющие не только позицию турецкой общины, но и интересы других граждан страны. Всё это не может не внушать оптимизм и надежду на то, что, турецкая община сможет в обозримом будущем интегрироваться в немецкое общество, жить его интересами и разделять его культурные ценности.

www.partner-inform.de

Турецкая политическая повестка в общественном сознании Германии

В минувшее воскресенье немцев возбудило массовое выступление жителей Германии турецкого происхождения в поддержку президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Основное мероприятие состоялось в Кёльне. Здесь, по разным оценкам, от 10 до 40 тысяч человек вышли на демонстрацию с турецкими флагами и призывами защитить турецкого президента и его политику. Наиболее часто на ярких транспарантах мелькал лозунг: «Да — демократии! Нет — государственному перевороту!»

Кто и кому преподал урок демократии?

Как и следовало ожидать, демонстрация сторонников президента Эрдогана стала центральной темой немецкой прессы. Крупнейшие издания страны опубликовали подробные обзоры с массового шествия турков в Кёльне и пришли к ожидаемому выводу: «Разрешение на проведение такой демонстрации в самом центре Германии — лучший урок демократии, который Европа может преподнести турецкому президенту».

Комментаторы в меньшей степени акцентировали внимание на тот факт, что настроение демонстрантов мало сочеталось с обструкцией, устроенной в последние месяцы германскими СМИ турецкому президенту. Как ни крути, демонстрация «в самом центре Германии» была «за», а не «против» Эрдогана. По этому поводу обозреватель выходящей в Майнце газеты Allgemeine Zeitung даже не сдержался и вполне демократически посоветовал: «Тому, кто использует в Германии свободу мнений для того, чтобы отстоять её уничтожение в Турции, лучше всего вернуться в Турцию».

Совет, впрочем, запоздалый. Сегодня в Германии живут порядка 5 миллионов турков. Здесь их дом, который они вряд ли теперь променяют на берег турецкий. Послевоенная диаспора турецких гастарбайтеров разрослась и закрепилась в Германии. Педантичные немцы сегодня говорят, что примерно у трёх миллионов граждан страны, по крайней мере, один родитель имеет турецкие корни. В такой оригинальной оценке есть свой резон. Статистика показывает: немецкое население стареет, четверть его составляют пожилые люди. В турецкой диаспоре этот показатель едва превышает пять процентов.

Германские турки молоды. Компанию им составляют почти два миллиона соплеменников, перебравшихся в Германию в поисках работы и лучшей доли. Эти люди сохранили турецкое гражданство и тесную связь с родиной. В 2012 году в Анкаре даже приняли специальный закон, разрешающий этой категории граждан принимать участие в общенациональных выборах. Для чего достаточно состоять на учёте в посольстве или консульстве по месту жительства.

Во время президентских выборов в Турции 2014 года в Германии зарегистрировались 1,7 млн. турецких избирателей. Они были активны. За Реджепа Тайипа Эрдогана тогда отдали голоса 69 процентов турков, пришедших к избирательным урнам на территории Германии.

Заметим, кстати, эти люди жили в немецком информационном поле. Здесь СМИ никогда не баловали Эрдогана, а чаще — демонизировали, порой, скатываясь к откровенному хамству. Так было, например, совсем недавно, в нынешнем марте. Тогда на телеканале компании ZDF сатирик Ян Бёмерман позволил себе в адрес Эрдогана оскорбительные, нецензурные стихи, сопровождённые подстрочным переводом на турецком языке.

Тем не менее, диаспора отдала свои голоса Эрдогану, лишний раз продемонстрировав свою более тесную связь с отечественными источниками информации, чем с германскими. И дело тут не только в турецких телеканалах или печатных изданиях, доступных жителям Германии. Эксперты считают: разоблачительные сообщения многочисленных демократических германских СМИ легко разбиваются негромкими проповедями 1000 турецких имамов в 900 турецких мечетях, расположенных главным образом в западных и южных федеральных землях Германии. Есть ещё разбросанные по всей стране шесть тысяч молельных комнат. А всё это вместе — рупор турецкой власти, своеобразный канал связи с соотечественниками в Германии.

Рупор, надо признать, надёжный. Через него в своё время Эрдоган обратился к туркам Германии с призывом: «Интегрируйтесь, но не ассимилируйтесь!». Немцы тогда не придали большого значения этому обращению ведущего турецкого политика. Они были уверены в себе и своей политике мультикультурализма и как-то не обратили внимания на культурные и религиозные особенности турецкой общины.

А задуматься было над чем. Согласно последним исследованиям, порядка 15 процентов живущих в Германии турков относят себя к исламским фундаменталистам. Ещё более распространён в диаспоре религиозный радикализм. Опросы показали, что треть немецких турков «считает возможным построить общество, основанное на принципах времен пророка Мухаммеда».

Такой они видят перспективу для Германии, и уже нет ничего удивительного в массовом шествии в Кёльне с лозунгами в поддержку президента Эрдогана. Турецкая община этого города превышает 100 тысяч человек. В минувшее воскресенье она публично продемонстрировала своё политическое предпочтение.

Между собором и мечетью…

В нынешнем ноябре исполнится 55 лет германо-турецкому соглашению о приёме гастарбайтеров из Турции. Юбилейных торжеств по этому поводу не намечается. Не располагают к празднику кризис с мигрантами и сложные отношения властей Германии и Турции. Впрочем, пять лет назад (когда политическая ситуация была поспокойнее, и Ангела Меркель вместе с Реджепом Эрдоганом даже провели торжественную встречу в германском МИДе, посвящённую юбилею соглашения о найме турецких рабочих) тогдашний госуполномоченный ФРГ по делам переселенцев Кристоф Бергнер резко раскритиковал германские власти.

В интервью газете Mitteldeutsche Zeitung Бергнер заявил: «История трудовой эмиграции турецких рабочих в ФРГ не является историей успеха и поводом для праздника». Уполномоченный по делам переселенцев был, что называется, в теме и прекрасно знал: идиллия трудового партнёрства закончилась ещё в семидесятые годы прошлого века.

Есть свидетельства, что уже в 1982 году на встрече с премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер тогдашний канцлер ФРГ Гельмут Коль делился планами вдвое сократить число турецких граждан в Германии. Турецкая община к тому времени разрослась до 1,5 миллиона человек. Она плохо интегрировалась в немецкое общество. Усугубляла ситуацию возрастающая безработица, вызванная экономическим кризисом и новыми экономическими условиями, требовавшими высокой квалификации персонала.

С той поры мало что изменилось. Турков в Германии стало втрое больше, а проблемы остались прежними. Современная экономика стала ещё более требовательной к высококвалифицированному труду. Не все вписались в эти условия, особенно те, кто приехал из отсталых сельскохозяйственных районов Турции. Многие теперь довольствуются социальными пособиями, зависая в соответствующих слоях общества.

Турки, которые смогли получить конкурентное образование, подняться по социальной лестнице, включиться в политические процессы Германии, съезжают из мест компактного проживания национальной общины, тем самым ещё больше ограничивая её интеграционные возможности.

Своё слово сказали и власти Германии, сдерживая амбиции переселенцев. Канцлер Меркель, например, запретила строить в немецких городах мечети, минареты которых превышали в высоту колокольни и башни традиционных соборов и костёлов. По этой причине, кстати, с 2011 года заморожено строительство крупной мечети в Кёльне, рассчитанной на 4500 молящихся.

Весной генсек входящего в правящую коалицию Христианско-социального союза Андрес Шойер через газету Die Welt потребовал перевести все мечети Германии на немецкий язык. «Финансирование мечетей, а также исламских детских садов из-за рубежа, например, из Турции или Саудовской Аравии, должно быть остановлено, — заявил в газете Шойер. — Все имамы должны быть обучены в Германии и должны разделять наши ценности и приоритеты. Немецкий должен стать языком самой мечети».

В этой связи нет ничего удивительного, что почти 60% турков (как стабильно показывают опросы) чувствуют себя «нежелательными» на немецкой земле, а две трети турецкой общины не ждут для себя перемен от правительства канцлера Ангелы Меркель.

Меж тем, те же самые опросы (в частности, исследовательской группы TNS Emid) в последнее время показывали, что разогретые русофобией местных СМИ немцы к туркам относились лучше, чем к русским. Это изрядно нервировало наших соотечественников. После кельнской демонстрации выпали из доверия и турки.

По мнению обозревателя газеты Tagesspiegel Клаудиа Келлер, воскресная демонстрация усилила раскол между немцами и турками. Теперь всё, что связано с Анкарой и Стамбулом, «инфицировано вирусом Эрдогана, а значит подозрительно». Даже соседи с турецкими корнями теперь не вызывают прежнего доверия. В отношения людей и в их сознание грубо вторглась политика.

К этому можно по-разному относиться. Очевидно одно: в общественных отношениях Германии обострился «турецкий вопрос», и теперь её внутреннее благополучие будет зависеть от политического согласия в межгосударственных контактах Анкары и Берлина. Глобализация показала миру свою новую гримасу…

topwar.ru

Турки в Германии - hm.....

В 2003 году все гадали будет ли играть Германия с Турцией, любой исход привёл бы к разрушительным погромам и побоищам. К счастью, людей далёких от футбола и несчастью фанатов, игры не было, Германия не прошла в полуфинал, а Турция выиграла 2 место. У меня ещё хранятся фотографии с гамбурских поездок, когда на Репербане толпа турецких болельщиков маршировала в сопровождении полиции. Немцы турков не любят, но никогда не высказываются – они их боятся! Хотя многие мягко замечают – «Уважаем».В 1960 году правительство ФРГ запросило помощи у близлежащих стран. Требовалась дешёвая рабочая сила на восстановление Германии и поднятия экономики. ГДР и весь советский блок отказались сразу, а также другие бедные, но гордые соседи, как Греция и Испания. А вот Турция приняла крик о помощи, так как у самой была высокая безработица и очень низкий уровень жизни. В Истамбуле создалась комиссия по отбору рабочих для Германии: нужны были физически крепкие, без образования, в возрасте до 30 лет или же с образованием до 40 лет. Мужская рабочая сила требовалась на шахтах, при строительстве домов и возведении дорог. В течении последующих 10 лет мужчины пополняли своё одиночество в Германии привезёнными жёнами и, не без того, обзаводились детьми.

В 1973 проект по набору иностранных рабочих остановили. Но в 1980 году, в связи с осложнившейся политической ситуацией в Турции - новый поток беженцев. На сей раз приехали высокообразованные люди и всякие культурные деятели.

Неоднократно вставал вопрос о выселении турков на их родину, но погромы и баррикады с транспарантами: «Мы тут уже третье поколение вырастили!» - этот вопрос порешили. Первые мысли по сему стали посещать немцев, когда пособие на детей урезали из-за растущего приплода у турецких мигрантов. Но Германия до сих пор стоит на коленях перед миром за содеянное во ВМВ и потому никаких, будоражащих мировую общественность, указов и реформ не принимает.

Турки привезли с собой их менталитет, их культуру и их религию. Учитывая тот факт, что большинство мигрантов были из бедных и глубоковерующих семей спустившихся с гор, в немецкую культуру интегрируют они с трудом. Женщины живущие здесь 30 лет не знают ни одного слова по-немецки. Существуют турецкие ТВ и радио -каналы, магазины, бани, мечети и многое другое, что позволяет им жить в Германии, как в Турции. Многих турков хоронят на их родине, существуют специальные службы по вывозу тел в Турцию.

Они живут по своим законам, их обижает не приятие, они становятся враждебными на этой почве и в Германии с турками уже, как в Америке с неграми, пардон, афроамериканцами.С волной терактов, немцев просто трясёт при виде женщин в платках, они боятся давать разрешения на постройку мечетей, так как этот район после постройки покинут все немцы. Они не знают, что делать с агрессивными школьниками, мальчики турки унижают девочек. Они завидуют их умению вести дела, и приходят в бешенство, когда видят турков, за рулём Мерсов и БМВ. Но они любят отдыхать в Турции. Они благодарны за помощь в восстановлении, но они не хотят платить социальную помощь ленивому подрастающему поколению турков.

Мои наблюдения:Разборки группы турецких мам в садике: «Почему наши дети кушают за другим столом?» Им деликатно объясняют: «Но ведь на общем столе стоит свинина, не хотим этим злоупотреблять.» Мамы: «Это нечестно, запретите всем есть свинину!»

Сложности в роддоме:«Найдите переводчицу, прошу мужчин не задерживаться долго в палате (в ней ещё 2 роженицы), почему она это не ест, ей нужно!»

В магазине:«Ну не копайтесь в этих вещах, как на базаре. Ну конечно же мы принимаем обратно.»

На дороге:«Почему вас в 5-ти местной машине сидит 9 человек?»

На дискотеке:«Не приставайте к нему, он наверняка вооружён!»

В школе:«Почему пришла опять твоя мама, я же не смогу ей ничего объяснить!»

За что я "уважаю" турков:1. У них вкусная шаверма / шаурма / дёнер2. У них исключительно свежие продукты в магазинах3. С ними можно мило торговаться4. Они красивые5. Их дети очень талантливые6. Плевали они на всех7. Они очень дружные, и за своих стоят горой!

tess-garbo.livejournal.com

Турки в Германии — Википедия

Турки в Германии (нем. Türken in Deutschland, тур. Almanya Türkleri) — граждане или постоянные жители ФРГ, родившиеся в Германии, являющиеся этническими турками и/или имеющие полное или частичное турецкое, а также турецко-курдское происхождение. После русскоязычной общины из стран бывшего СССР, турки в Германии являются одной из наименее интегрированных общин страны и в значительной степени сохраняют родной — турецкий язык, религию (ислам), приверженность родным традициям, музыке и культуре. При этом, естественный прирост населения в турецкой диаспоре (1,2-1,5 % в год) остаётся значительным.

Ранние поселения[править]

Германские государства контактировали с турками с XVII и XVIII веков, когда Оттоманская империя пыталась расширить свои территории за пределами северных Балкан. Две осады Вены были предприняты турками в 1529 и 1683 годах[6]. После отступления армии Османской империи осталось большое количество турок, которые впервые стали постоянно жить в Германии[7].

Новый этап начался с экспансией Пруссии в середине XVIII века. В 1731 году герцог Курляндии представил 20 турецких гвардейцев королю Фридриху Вильгельму I, также в одно время, как утверждается, 1000 мусульманских солдат служили в прусской кавалерии[7]. Увлечение прусского короля Просвещением нашло отражение во внимании к религиозным потребностям его мусульманских солдат.

В 1740 году Фридрих Великий заявил (в контексте подтверждения терпимости католиков): «Все религии равны и хороши, если их приверженцы являются честными людьми. И если бы турки и язычники прибыли и захотели бы жить в нашей стране, мы бы и им построили мечети и молельни»[8][9]

На практике, уже первому контингенту турецких гвардейцев была дана возможность использовать молельные комнаты по воскресеньям. Вскоре возникла необходимость создания турецкого мусульманского кладбища в Берлине, на котором мечеть была окончательно достроена в 1866 году[7].

Дипломатические отношения между Берлином и Константинополем (современный Стамбул) были установлены в XVIII веке, и к XIX веку были подписаны торговые договоры между двумя городами. Эти события вызвали взаимную миграцию граждан между Османской империей и немецкими государствами[10]. В результате турецкая диаспора в Германии, а особенно в Берлине, существенно выросла в годы перед Первой мировой войной[11].

Турецкое население Берлина до соглашений о найме рабочей силы[12] Год Количество
1878 1893 1917 1925 1933 1938 1945
41 198 2,046 1,164 585 3,310 79

Иммиграция в Германию[править]

Крупномасштабная иммиграция турецких рабочих с начала 1960-х годов была вызвана, с одной стороны, высоким ростом населения и массовой безработицей в Турции, а с другой, потребностью в рабочих в северо-западной Европе[13]. Западная Германия, как и остальные страны Западной Европы, начала испытывать дефицит рабочей силы с начала 1950-х[14]. Наем рабочих из средиземноморских стран был простым способом решения этой проблемы[15]. В 1961 году строительство Берлинской стены усугубляет дефицит, ограничив приток иммигрантов из ГДР. Турция в это же время сталкивается с высоким уровнем безработицы. Турецкое правительство предложило Германии нанимать турецких гастарбайтеров. Министр труда и общественных дел Теодор Бланк выступал против таких соглашений. Он считал, что культурный разрыв между Германией и Турцией слишком велик, кроме того Германия не нуждается в новых рабочих, потому что в бедных районах Германии достаточно безработных, которые могут занять эти рабочие места. Однако США оказали определённое политическое давление на Германию. Это было необходимо для стабилизации ситуации в Турции. Немецкое министерство иностранных дел после этого начало переговоры и в 1961 году соглашения были подписаны[16][17]. Давление со стороны немецких работодателей в 1962 и 1963 годах сыграло ключевую роль в отмене двухлетнего лимита на пребывание турецких рабочих в Западной Германии[18].

В 1961 году всего 7 116 турецких рабочих иммигрировали в Германию[19]. Договоры о найме в 1961 году сделали Германию основной принимающей страной для турецких гастарбайтеров, и к 1973 году около 80 % турок в Западной Европе жили в Германии, и хотя эта цифра уменьшилась до 70 % к 1990 году, Германия остаётся основной страной поселения турецких иммигрантов[20]. Большинство турок были убеждены, что они находятся в Германии временно и наступит такой день, когда они вернутся в Турцию для начала новой жизни, используя заработанные деньги. Во время рецессии 1966—1967 годов количество турок, уезжающих из Германии, существенно выросло, как и во время первого нефтяного кризиса 1973 года[21]. Последний рост количества уезжающих в 1981—1984 годах был вызван массовой безработицей в Германии и политикой материального поощрения реэмиграции турок. Но в итоге число иммигрантов, которые вернулись в Турцию, оставалось относительно небольшим, и их отъёзд не остановил быстрый рост турецкого населения Германии[22].

Воссоединение семей[править]

В 1970-е годы примерно 400 000 турецких рабочих вернулось в Турцию, а остальные воспользовались правом на воссоединение семьи, чтобы их семьи переехали к ним в Германию[23]. Как результат, между 1974 и 1988 годами количество турок в Германии практически удвоилось, нормализовалось соотношение полов, а возрастная структура стала существенно моложе, чем у немецкого населения, из-за большего числа детей на семью. К 1987 году 21 % этнических немцев были моложе 21 года, тогда как среди турок в Германии эта цифра составляла 42 %[24]. Рецессия 1967 года временно приостановила процесс найма новых работников, когда же он возобновился, то их состав сильно изменился, так как BfA (Bundesversicherungsanstalt für Angestellte) предоставлял рабочие визы преимущественно женщинам. Это было отчасти связано с продолжающимся дефицитом рабочей силы в низкооплачиваемых малопрестижных областях сферы услуг; а отчасти с процессом воссоединения семей[25]. Воссоединение семей было решением предполагаемой социальной угрозы со стороны иностранных рабочих, одиноких мужчин, живущих в общежитиях и имеющих лишние средства. Многие жёны переезжали к своим мужьям, но также приезжали женщины, которые надеялись в дальнейшем перевести своих мужей и детей в Германию. Кроме того, турецкие рабочие имели возможность заработать достаточно средств для того, чтобы вернуться домой, жениться и перевезти своих жён в Германию, особенно после того, как закон 1974 года об объединении семей существенно облегчил этот процесс. К 1976 году 27 % турок в Германии составляли женщины[26].

Падение Берлинской стены[править]

Падение Берлинской стены в 1989 году и объединение Западной и Восточной Германии вызвало широкие общественные дебаты о проблемах национальной идентичности и гражданства, включая место турецкого меньшинства в будущем объединённой Германии. Эти дебаты сопровождались проявлением ксенофобии и насилия на национальной почве по отношению к турецкому населению[27]. Антииммигрантские настроения были особенно сильны на территориях бывшей Восточной Германии, которые претерпели существенные социальные и экономические преобразования в процессе объединения. Турецкая диаспора опасалась за свою безопасность на территории Германии, так как было зарегистрировано около 1 500 случаев насилия на национальной почве[28]. Политическая риторика, призывающая к созданию зон, свободных от иммигрантов (Ausländer-freie Zonen), и подъём неонацистского движения вызвал широкую поддержку среди либеральных немцев противоположной идеи Германии как ‘мультикультурного’ общества. Законы о гражданстве по месту рождения, а не происхождению, были приняты только в 2000 году, а ограничения на двойное гражданство действуют до сих пор. Однако число турок второго поколения, сделавших выбор в пользу немецкого гражданства, увеличивается, и они всё активнее участвуют в политической жизни[29].

Степень ассимиляции турецких иммигрантов в Германии различается в зависимости от таких факторов, как возраст, уровень образования, религиозность, место рождения и т. д. Так как основную массу турецких иммигрантов в течение многих лет составляли не городские жители, а выходцы из сёл Анатолии, их ассимиляция происходила особенно трудно и длительно. Малообразованные, очень религиозные и не склонные к социальным контактам с немцами люди старшего поколения в основном жили внутри своих довольно изолированных общин и соприкасались с немцами преимущественно только во время работы. Их дети и, особенно, внуки, в гораздо большей степени ассимилированы и нередко чувствуют себя полноценными гражданами Германии. Типичным представителем молодого поколения иммигрантов, например, является 23-летний Мете Каан Яаман (Mete Kaan Yaman), ставший победителем конкурса красоты Мистер Германия в 2009/2010 году[30]. Говорящий по-немецки без малейшего акцента и по своему менталитету не отличающийся от молодых немцев, Мете Каан Яман представляет собой пример успешной ассимиляции. Примером успешной ассимиляции турецкого иммигранта среднего возраста можно назвать немецкого государственного и политического деятеля, сопредседателя партии Зелёных Джема Оздемира. Тем не менее, в целом, турецкая община Германии пока сделала лишь первые шаги в сторону полной интеграции.

Турецкие граждане в Германии:[31][32] Год Количество Год Количество
1961 7 116 1986 1 425 721
1962 15 300 1987 1 481 369
1963 27 100 1988 1 523 678
1964 85 200 1989 1 612 632
1965 132 800 1990 1 694 649
1966 161 000 1991 1 779 586
1967 172 400 1992 1 854 945
1968 205 400 1993 1 918 395
1969 322 400 1994 1 965 577
1970 469 200 1995 2 014 320
1971 652 800 1996 2 049 060
1972 712 300 1997 2 107 426
1973 910 500 1998 2 110 223
1974 910 500 1999 2 053 564
1975 1 077 100 2000 1 998 536
1976 1 079 300 2001 1 998 534
1977 1 118 000 2004 1 764 318
1978 1 165 100 2006 1 738 831
1979 1 268 300 2007 1 713 551
1980 1 462 400 2008 1 688 370
1981 1 546 300 2009 1 658 083
1982 1 580 700 2010 1 629 480
1983 1 552 300 2011 1 607 161
1984 1 425 800
1985 1 400 400

На 31 декабря 2009 года в Германии находилось 1 658 083 турецких граждан (870 472 мужчины и 787 611 женщин), что составляет 24,8 % всех иностранцев, таким образом являясь крупнейшим национальным меньшинством Германии[1]. Официальное число турок в Германии, имеющих турецкое гражданство, снижается, в основном из-за того, что многие берут немецкое гражданство, а с 2000 года дети, рождённые в Германии, имеют право на получение немецкого гражданства[33].

В 2005 году насчитывалось 840 000 немецких граждан турецкого происхождения[34]. Общее же число жителей Германии, имеющих турецкие корни, составляло в 2009 году примерно 2 812 000 человек или 3,4 % населения Германии[35]. Другие оценки показывают, что в настоящий момент в Германии живут более 4 миллионов людей турецкого происхождения[2].

Территориальное распределение[править]

Турки в Германии преимущественно проживают в крупных городских агломерациях. Около 60 % турецких иммигрантов живёт в крупных городах, ещё примерно четверть в небольших[36]. Подавляющее большинство живут на территории бывшей Западной Германии. Большинство живёт в индустриальных регионах, таких как Северный Рейн-Вестфалия и Баден-Вюртемберг, в рабочих окраинах таких крупных городов, как Берлин (особенно в Кройцберге, который известен как Маленький Стамбул, и Нойкёльне), Кёльн, Дуйсбург, Дюссельдорф, Франкфурт, Маннгейм, Майнц, Мюнхен и Штутгарт[37][38].

Структура[править]

Возрастной состав турок в Германии принципиально отличается от немецкого населения. В то время, как четверть немцев составляют люди старше 60 лет, среди турок таких только 5 %[39]. 1973 год является важной вехой в связи с историческим развитием и изменениями, которые произошли в социальной структуре турецких мигрантов. Это связано в первую очередь с процессом воссоединения семей. Примерно 53 % иммигрировали в Германию через воссоединение семьи и уже 17 % проживающих в Германии турок родились в стране[40].

Доля мужчин и женщин сбалансировалась примерно в 1960-х. 54,2 % турок в Германии составляют мужчины, 45,8 % — женщины. 50,5 % — люди в возрасте от 14 до 29 лет, тогда как среди немцев таких только 25 %. 33,8 % — в возрасте от 33 до 49, среди немецкого населения таких 32 %. Только 15,7 % турок старше 50 лет, тогда как среди немцев таких 43 %. Таким образом турки в Германии в среднем существенно моложе немцев[41].

Характеристики[править]

Власти Германии не ведут статистику по этническому признаку, а классифицируют этнические группы выходцев из Турции, как имеющих турецкое национальное происхождение. Это приводит к тому, что этнические меньшинства из Турции также называются «турками». Тем не менее, от одной четвёртой[42][43] до одной пятой части[44][45] турок в Германии, являются этническими курдами (приблизительно 750 000 человек)[46]. Кроме того, количество этнических турок, иммигрировавших в Германию из Болгарии, Кипра, Греции, Македонии, Румынии и других традиционных регионов проживания турок, которые были часть Оттоманской империи, неизвестно, так как такие иммигранты учитываются по их гражданству, а не по турецкому этническому происхождению.

Турецкий детский фестиваль 2007 года в Итерзене

В связи с географической близостью Германии и Турции, культурный обмен и влияние страны происхождения по-прежнему остаются значительными среди турецкого меньшинства. Кроме того, большинство турок второго поколения имеют культурные и эмоциональные связи как со страной происхождения родителей, так и со страной, где они проживают и в которой собираются остаться[47]. Большинство турок живут в двух конфликтующих культурах с различными моделями поведения. На работе или в школе, как правило, доминирует немецкая культура, тогда как в свободное время социальные связи происходят в рамках этнических групп турецкой культуры. В первом поколении мигрантов социальные связи были практически полностью турецкими, и сейчас для второго и третьего поколения это разделение остаётся не менее значимым[48].

Язык[править]

Турецкий язык — второй язык Германии[49][50][51]. Второе и третье поколения турок обычно говорят по-турецки с немецким акцентом и даже с влиянием немецких диалектов. Некоторые меняют свой турецких язык добавлением немецких грамматических и синтаксических конструкций. Большинство учит турецкий язык дома, в общении с соседями и в турецкой диаспоре. Некоторые посещают турецкие занятия в местных школах, тогда как остальные учат турецкий язык как иностранный, такая возможность сейчас предоставляется во многих немецких школах[52]. В некоторых землях Германии турецкий даже официально утверждён в списке предметов для сдачи при окончании школы (en:Abitur)[53]. По данным на 2010 год, каждый пятый турок в германии плохо или никак не владел немецким языком[54].

Ввиду компактного проживания турецкой диаспоры во многих крупных городах германии процесс интеграции может происходить слабо, особенно среди турецкой молодёжи, из неблагополучных социальных слоёв. В результате чего вместо немецкого языка значительная часть молодёжи использует для общения искажённую речь, в которой выделяются заметный турецкий акцент, упрощённая грамматика (в речи полностью отсутствуют все артикли и почти все предлоги. Многие немецкие слова заменяются аналогами из турецкого или арабского языка (исламские термины) или же используются уникальные неологизмы, свойственные лишь для данной речи. Речь не имеет официального названия, но в народе известна, как Deutsch-Kanakisch, (образовано от ругательного слова лиц южной национальности)[55]. При этом общение на канакише в некоторой степени считается модным среди турецкой молодёжи, таким образом они подчёркивают своё национальное самосознание и противопоставляют себя «большой немецкой культуре». Поэтому канакиш пользуется большой популярностью в современном немецком репе, так как многие её исполнители имеют турецкое происхождение и подражают «черному сленгу», распространённому среди чёрного населения в США[56]. При этом в последние годы элементы канакиша можно встретить в разговоре немецкой молодёжи[56].

Религия[править]

Турки — основная мусульманская этническая группа в Германии. Фактически, в 1960-е годы турок было синонимом слова мусульманин[57]. По данным на 2009 год, турки составляли 63,2 % мусульманского населения Германии[58] Таким образом, ислам в Германии в основном представлен турками[59]. Религия для турок в Германии имеет особенно важное значение по причинам, более связанным с национальной самоидентификацией, чем с собственно верой[60]. Более чем другие проявления их культуры, ислам рассматривается как та особенность, которая наиболее сильно отличает турок от большинства немецкого населения[61].

Интеграция и адаптация[править]

Натурализация турецких граждан:[62][63][64] </small> Год Количество Год Количество
1982 580 1996 46 294
1983 853 1997 42 420
1984 1 053 1998 59 664
1985 1 310 1999 103 900
1986 1 492 2000 82 861
1987 1 184 2001 76 573
1988 1 243 2002 64 631
1989 1 713 2003 56 244
1990 2 034 2004 44 465
1991 3 529 2005 32 661
1992 7 377 2006 33 388
1993 12 915 2007 28 861
1994 19 590 2008 25 230
1995 31 578 2009 24 647
Демонстрация турок и немцев перед домом в Золингене, сгоревшем в результате поджога неонацистами в 1993 году, который стал одним из наиболее жестоких случаев насилия по отношению к иммигрантам в современной Германии.

Интеграционные процессы в турецкой среде проходят крайне медленно в силу ряда причин, среди которых главными являются:

  • 1) устойчивость немецкой культуры и национальной идентичности; большая разница в менталитете между коренным населением и турецкой диаспорой;
  • 2) замедленная социальная мобильность в немецком обществе в целом, отсутствие перспективы быстрого повышения социального статуса;
  • 3) социальная политика немецких властей, гарантирующая сносное существование слабоинтегрированным в немецкое общество группам населения;
  • 4) унаследованная от трудовой миграции система отношений между «добытчиками» и «иждивенцами» в рамках турецкой диаспоры. В результате этого, «иждивенцы» (преимущественно женщины) часто не имеют работы и, следовательно, возможности интегрироваться в немецкоязычную среду;
  • 5) малое количество смешанных браков. Следствие пп. 1 и 4. Турецкие мигранты предпочитают жениться на вывозимых из Турции турчанках, что позволяет им сохранять традиционную систему семейных отношений. Учитывая большую занятость мигрантов, воспитанием детей в таких семьях в основном занимаются жёны. Как результат, мигранты во втором поколении ещё меньше адаптированы к жизни в Германии, чем их отцы;
  • 6) родившиеся в Германии турки (см. выше) имеют больше шансов на получение гражданства и, соответственно, на больший объём социальных выплат. Это не стимулирует турецкую молодёжь интегрироваться в немецкое общество.
  • 7) существование оптимальных возможностей для культурной самоизоляции турецких иммигрантов: турки Германии могут ежедневно смотреть турецкое телевидение, слушать турецкое радио, читать турецкие газеты, использовать турецкие интернет-ресурсы и т. д. Например, согласно исследованиям немецких социологов, более 50 процентов турецких иммигрантов предпочитают смотреть турецкие телепрограммы нежели немецкие[65].

Дискриминация[править]

Модель дискриминации турок в немецком обществе заключается в поддержании их низкого экономического и социального статуса, а также ограничении их социального развития. Несмотря на долговременное пребывание в Германии, турки продолжают сталкиваться с враждебностью, которая усилилась с середины 1970-х годов. В Германии сегодня существует скрытая ксенофобия в общественном мнении и её открытое выражение в ультраправых и неонацистских организациях. Волна насилия на почве ксенофобии, которая достигла своего максимума между 1991 и 1993 годами, показала, как неинтегрированы и уязвимы остаются национальные меньшинства в немецком обществе[66].

Число актов насилия со стороны правых экстремистов в Германии резко возросло в период между 1990 и 1992 годах[67]. 25 ноября 1992 года трое турок были убиты в результате поджога в Мёльне (Западная Германия)[68]. Это нападение вызвало серьёзное недоумение, так как жертвы не являлись беженцами и не проживали в общежитии[69]. Аналогичный случай произошёл 29 мая 1993 года в городе Золинген в земле Северный Рейн-Вестфалия, где в результате поджога пять членов семьи, которая проживала в Германии в течение 23 лет, сгорели заживо[70]. Некоторый соседи слышали, как кто-то прокричал Хайль Гитлер! перед тем, как облить крыльцо и дверь бензином и поджечь дом[71]. Однако большинство немцев осудили эти нападения на иммигрантов и участвовали в шествия со свечами в память о жертвах[72].

Грег Нис в своей работе о Германии, написанной в 2000 году, заявил, что «Консервативные немцы принципиально против предоставления туркам гражданства из-за того, что они мусульмане и имеют более тёмный цвет кожи»[73].

В 2013 году из архивов британского правительства стало известно, что в 1982 году тогдашний канцлер Германии Гельмут Коль поделился с тогдашней премьер-министром ВБ Маргарет Тэтчер своими планами за четыре года вдвое сократить долю турецких граждан в Германии, численность которых тогда составляла 1.5 млн человек, поскольку они не слишком хорошо вливались в немецкое общество[74].

Гражданство[править]

Согласно предыдущей версии немецкого законодательства, дети, рождённые от иностранцев в Германии, не имели право на немецкое гражданство, так как законодательство базировалось на jus sanguinis (право крови). Но это было изменено в 1991 году и с 1999 года немецкий закон о гражданстве признает jus soli (право почвы), то есть люди, рождённые в Германии, теперь могут претендовать на гражданство[75]. В 2000 году было принято законодательство, которое даёт немецкое гражданство всем детям иностранцев, рождённым после 1990 года в Германии, и был облегчён процесс натурализации. Но двойное гражданство разрешено только для граждан Евросоюза и Швейцарии, а остальные (включая граждан Турции) должны в возрасте от 18 до 23 лет выбрать, какое гражданство они хотят сохранить, и отказаться от других паспортов[76]. Если один из родителей является гражданином Германии, то законодательство не требует отказа от немецкого гражданства в случае сохранения гражданства иных государств. Это положение сильно критикуется либеральными партиями Германии и множеством институтов, занимающихся германо-турецкими отношениями, называя его неправильным, так как даже второе поколение турецких иммигрантов, родившихся в Германии, рассматриваются как граждане второго сорта, несмотря на значительный вклад их родственников в немецкое экономическое чудо и восстановление Германии после Второй мировой войны.

Политическое поведение[править]

Турки были слабо вовлечены в немецкую политику, так как первое поколение турецких иммигрантов рассматривали своё пребывание в Германии как временное. Кроме того, лишь немногие турки имеют немецкое гражданство и внимание большинства турок сосредоточено на турецкой, а не на немецкой политике. Однако в последние годы наблюдается значительный рост участия турок в политической жизни Германии, даже тех, кто не имеет немецкого гражданства. Из-за позиции в поддержку иммиграции и натурализации множество турок поддерживают Социал-демократическую партию Германии (СДПГ)[46]. После выборов в бундестаг 2005 года опрос показал, что почти 90 % из них проголосовали за альянс СДПГ во главе с Герхардом Шрёдером и Партии зелёных. В настоящее время множество парламентариев — как на местном, так и на федеральном уровнях — имеют турецкое происхождение. В 2008 году рождённый в Германии турок второго поколения Джем Оздемир стал сопредседателем Партии зелёных Германии.

Освещение в кинематографе[править]

Жизнь турок в Германии показана во многих фильмах, в частности немецкого режиссёра турецкого происхождения Фатиха Акына («Головой о стену», 2004; «На краю рая», 2007). Также в немецком сериале «Турецкий для начинающих»

Дата Событие
1961 Двусторонние соглашения о найме рабочей силы с Турцией. Центральный офис по найму открывается в Стамбуле, и к концу года уже 7 000 турецких рабочих проживают в Германии.
1962 Основание в Кёльне Союза турецких рабочих, первой турецкой социальной и политической организации в Германии .
Март 1962 Противоречивая информация о ставках налогообложения зарплаты приводит к забастовке турецких шахтёров в Эссене и Гамбурге. 26 рабочих уволены и депортированы.
15 июня 1963 Основание ежемесячной газеты Anadolu для турок, проживающих в Германии.
1964 Западногерманское радио начинает трансляции на турецком языке под названием Köln Radyosu на всей территории Западной Германии.
30 сентября 1964 Продление соглашений о найме рабочей силы между Западной Германией и Турцией.
1965 WDR и ZDF начинают производство телесериалов Соседи, Наша Родина/Ваша Родина, а затем Вавилон, предназначенных для турецкой аудитории.
1965 2 700 турок проживают в Западном Берлине. Иностранные рабочие, которые проработали в Западной Германии в течение пяти лет теперь могут автоматически продлить разрешение на работу, независимо от того, являются ли они гражданами европейских стран.
1967 Основание Турецкого Союза (Türk Federasyonu).
1971 Три ежедневных турецких газеты: Aksam (Вечер), Tercüman (Переводчик) и Hürriyet (Свобода) издают версии для мигрантов в Германии.
21 июля 1972 Турецкий генконсул Метин Кусдалоглу в аэропорте Мюнхена приветствует Некати Гювена, пятисоттысячного рабочего, нанятого в Стамбульском офисе по найму.
1973 Турки составляют 23 % всех иностранцев, проживающих в Германии. Забастовка на заводе компании Ford в Кёльне приводит к дебатам в прессе о «политизации иностранных рабочих».
30 июля 1973 Журнал Шпигель выходит с заголовком на обложке «Гетто в Германии — 1 миллион турок»
23 ноября 1973 Западная Германии останавливает наем иностранных рабочих. Многие гастарбайтеры, опасаясь неизбежных антииммиграционных законов, перевозят свои семьи в Германию, что приводит к увеличению численности иммигрантов, а не уменьшению, к которому стремилось немецкое правительство.
1975 Правительство Западной Германии принимает указ, запрещающий иностранцам селиться в районах и областях, где количество иностранцев превышает 12 % от всего населения.
8 декабря 1981 Законодательство Западной Германии запрещает детям старше 16 лет переезжать к своим родителям в Германию. Детям младше этого возраста также не разрешается иммиграция в Германию, если в их родной стране проживает хотя бы один из родителей.
26 мая 1982 Семра Эртан поджигает себя на рыночной площади Гамбурга в знак протеста против роста ксенофобии.
28 Ноября 1983 Новый закон о поощрении желания вернуться (Das Gesetz zur Förderung der Rückkehrbereitschaft) предлагает безработным гастарбайтерам 10 500 немецких марок для возврата в страну происхождения. Только 13 000 человек воспользовались этой возможностью.
Дата Событие
9 ноября 1989 Падение Берлинской стены
1990 Турецкая телерадиокомпания начинает ежедневные трансляции в Германии.
1991 Эмине Зевги Оздамар, актриса и писательница турецкого происхождения, проживающая в Берлине, получает премию в области немецкой литературы Ingeborg Bachmann Prize. Это вызывает значительные споры о состоянии «немецкой» литературы.
22 ноября 1992 Поджог в Мёльне (Шлезвиг-Гольштейн), в результате которого погибает три турецких женщины.
29 мая 1993 Поджог в Золингене, в результате которого погибает пять членов турецкой семьи, которая прожила в Германии 23 года. Данное нападение привело к множеству протурецких демонстраций против ксенофобии и к публичному дискуссии о ультраправом экстремизме и скинхедах в Германии.
30 июня 1993 Натурализация иностранцев регулируется законом о гражданстве 1913 года и рядом специальных актов. В целях содействия интеграции иностранцев, которые родились в Германии, выросли там или жили по крайней мере 15 лет, они имеют юридическое право на натурализацию согласно разделу 85ff закона об иностранцах с поправками, внесёнными в этот день.
1993 Команды Немецкой футбольной лиги приняли участи в проекте «В мире друг с другом», одев униформу со слоганом 'Мой друг — иностранец'.
1994 Лейла Онур и Джем Оздемир стали первыми избранными депутатами Бундестага турецкого происхождения.
Январь 1998 По данным Министерства внутренних дел в Германии проживает 9,37 млн иностранцев, в том числе 2,11 млн турок.
Июль 1998 Избирательная платформа ХДС направлена на сокращение иммиграции с помощью сокращения субсидируемого государством жилья для иностранцев и запрещения возможности двойного гражданства. В земле Баден-Вюртемберг введён запрет на преподавание мусульманским женщинам, пока они покрывают голову платком.
Ноябрь 1998 Вновь назначенная комиссаром по делам иностранцев Марилуизе Бек (Партия Зелёных) планирует разработать образ Германии как «страны иммиграции». После судебного конфликта в Берлине между школьным округом и Исламской федерацией, берлинские школы могут легально предоставлять исламское образование для учащихся. Попытки через Федеральный конституционный суд запретить Баварии депортировать в Турцию 14-летнего правонарушителя, который родился в Германии, потерпели неудачу .
2000 7,3 миллиона иностранцев легально проживают в Германии; 2 миллиона из них являются турецкими гражданами, из которых 750 тыс. родились в Германии.
2000 Новый закон о гражданстве вступает в силу. Дети иностранцев, рождённые в Германии, автоматически получают немецкое гражданство, в случае если один из родителей легально проживал в Германии как минимум восемь лет. Дети также могут иметь гражданство страны происхождения родителей, но должны к 23 годам отказаться от двойного гражданства в пользу одной из стран.
2010 Канцлер Ангела Меркель заявила, что последние годы продемонстрировали полный провал концепции мультикультурализма в Германии[77].
  1. ↑ 1,01,1 Statistisches Bundesamt 2009, 51.
  2. ↑ 2,02,1 Zouboulis 2003, 55.
  3. ↑ European Recruitment Agency. Turkish delight at William Hague's statement. Проверено 4 июля 2010. Архивировано из первоисточника 3 марта 2012.
  4. ↑ Radio Free Europe. Germany's Merkel On Delicate Visit To Turkey. Проверено 4 июля 2010. Архивировано из первоисточника 3 марта 2012.
  5. ↑ Todays Zaman. What Germany hopes contradicts what it does. Проверено 28 октября 2010. Архивировано из первоисточника 3 марта 2012.
  6. ↑ Jaques 2006, 1073.
  7. ↑ 7,07,17,2 Nielsen 2004, 2.
  8. ↑ В защиту толерантности
  9. ↑ Otto Bardon (ed.), Friedrich der Grosse (Darmstadt, 1982) p. 542. Blanning, «Frederick The Great» in Scott (ed.) Enlightment Absolutism pp. 265—288. Christopher Clark, The Iron Kingdom (London 2006), p. 252-3.
  10. ↑ Esposito & Burgat 2003, 232.
  11. ↑ Nielsen 1999, 3.
  12. ↑ Böer et al. 2002, 349.
  13. ↑ Eryılmaz 2002, 62.
  14. ↑ Schissler 2000, 188.
  15. ↑ Schönwälder, Ohliger & Triadafilopoulos 2003, 168.
  16. ↑ Heike Knortz: Diplomatische Tauschgeschäfte. «Gastarbeiter» in der westdeutschen Diplomatie und Beschäftigungspolitik 1953—1973. Böhlau Verlag, Köln 2008
  17. ↑ Cook 2001, 985.
  18. ↑ Nathans 2004, 242.
  19. ↑ Şen 2002, 31.
  20. ↑ Lucassen 2005, 147.
  21. ↑ Barbieri 1998, 29.
  22. ↑ Lucassen 2005, 148-149.
  23. ↑ Findley 2005, 220.
  24. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 89.
  25. ↑ Moch 2003, 187.
  26. ↑ Findley 2005, 221.
  27. ↑ Legge 2003, 30.
  28. ↑ Mitchell 2000, 263.
  29. ↑ Inda & Rosaldo 2008, 188.
  30. ↑ Almanya’nın en yakışıklısı bir Türk 21 декабря 2009  (тур.)
  31. ↑ Данная таблица представляет информацию о численности турецких мигрантов в Германии на основе данных Федерального бюро статистики Германии
  32. ↑ Al-Shahi & Lawless 2005, 111.
  33. ↑ Observatory of European Foreign Policy. Turkish Migrants in Germany, Prospects of Integration. Проверено 23 декабря 2010. Архивировано из первоисточника 3 марта 2012.
  34. ↑ Turkey in the EU Becomes German Election Issue, Spiegel Online, 15 сентября 2005 года.
  35. ↑ Berlin-Institut 2009, 26.
  36. ↑ Lucassen 2005, 159.
  37. ↑ Kastoryano & Harshav 2002, 71.
  38. ↑ Heine & Syed 2005, 280.
  39. ↑ Erdem 2007, 17.
  40. ↑ Al-Shahi & Lawless 2005, 116.
  41. ↑ Dettke 2003, 134.
  42. ↑ Friedmann 2002, 45.
  43. ↑ Faist 2000, 89.
  44. ↑ Jerome & Kimmel 2001, 290.
  45. ↑ Migration News. Kohl Calls for Expulsion of Violent Kurds. Проверено 23 декабря 2010. Архивировано из первоисточника 3 марта 2012.
  46. ↑ 46,046,1 Cook 2001, 987.
  47. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 116.
  48. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 117.
  49. ↑ O'Reilly 2001, 152.
  50. ↑ Hancock et al. 2006, 128.
  51. ↑ Katzner 2002, 348.
  52. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 144.
  53. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 145.
  54. ↑ Türken ohne Schulabschluss. In: Die Zeit, 27. Januar 2009
  55. ↑ Deutsch-Kanakisch Wörterbuch Übersetzung Online
  56. ↑ 56,056,1 Deutsche Sprache driftet ins Türkische ab
  57. ↑ Byrnes & Katzenstein 2006, 211.
  58. ↑ Studie: Deutlich mehr Muslime in Deutschland (нем.). Deutsche Welle (23 июня 2009). Проверено 22 апреля 2010. Архивировано из первоисточника 3 марта 2012.
  59. ↑ Hunter 2002, 29.
  60. ↑ Jerome & Kimmel 2001, 292.
  61. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 157.
  62. ↑ Nathans 2004, 250.
  63. ↑ Organisation for Economic Co-operation and Development 2008, 358.
  64. ↑ Statistisches Bundesamt Deutschland. Foreign Population - Naturlisations. Проверено 19 января 2011. Архивировано из первоисточника 3 марта 2012.
  65. ↑ Warum guckst du nicht ARD? 13 августа 2009  (нем.)
  66. ↑ Horrocks & Kolinsky 1996, 131.
  67. ↑ Ramet 1999, 72.
  68. ↑ Solsten 1999, 406.
  69. ↑ Staab 1998, 144.
  70. ↑ Dummett 2001, 142.
  71. ↑ Lee 1999, 331.
  72. ↑ Cornelius, Martin & Hollifield 1994, 213.
  73. ↑ Nees 2000, 155.
  74. ↑ Германия сильна, но недостаточно | FOREXPF.RU
  75. ↑ Anderson 2000, 60.
  76. ↑ Gülalp 2006, 31.
  77. ↑ Меркель заявила о провале мультикультурализма. www.bbc.co.uk. Проверено 22 января 2011. Архивировано из первоисточника 3 марта 2012.
  • Al-Shahi, Ahmed & Lawless, Richard (2005), Middle East and North African immigrants in Europe, Routledge, ISBN 0415348307 .
  • Anderson, Malcolm (2000), States and Nationalism in Europe Since 1945, Routledge, ISBN 0415195586 .
  • ATCA News (2010), Press statement by ATCA’s UK arm on an article written in The Guardian by Mr. Robert Ellis on the 3rd March 2010, http://www.atcanews.org/ 
  • Barbieri, William (1998), Ethics of Citizenship: Immigration and Group Rights in Germany, Duke University Press, ISBN 0822320711 .
  • Berlin-Institut (2009), Zur Lage der Integration in Deutschland, http://www.berlin-institut.org: Retrieved on July 3rd 2009 
  • Bernstein, Eckhard (2004), Culture and Customs of Germany, Greenwood Publishing Group, ISBN 0313322031 .
  • Bade, Klaus & Brown, Allison (2003), Migration in European History, Wiley-Blackwell, ISBN 0631189394 .
  • Böer, Ingeborg; Haerkötter, Ruth; Kappert, Petra & Adatepe, Sabine (2002), Türken in Berlin 1871-1945: eine Metropole in den Erinnerungen osmanischer und türkischer Zeitzeugen, Walter de Gruyter, ISBN 3110174650 .
  • Byrnes, Timothy & Katzenstein, Peter (2006), Religion in an Expanding Europe, Cambridge University Press, ISBN 0521859263 .
  • Clogg, Richard (2002), Minorities in Greece: Aspects of a Plural Society, C. Hurst & Co. Publishers, ISBN 185065705X .
  • Clutterbuck, Richard (1990), Terrorism, Drugs, and Crime in Europe: After 1992, Routledge, ISBN 0415054435 .
  • Cook, Bernard (2001), Europe since 1945: An Encyclopedia, Garland, ISBN 0815340583 .
  • Cornelius, Wayne; Martin, Philip & Hollifield, James (1994), Controlling Immigration: A Global Perspective, Stanford University Press, ISBN 0804724989 .
  • Council of Europe: Parliamentary Assembly (2007), Parliamentary Assembly: Working Papers 2007 Ordinary Session 22–26 January 2007, Council of Europe, ISBN 9287161917 .
  • Dettke, Dieter (2003), The Spirit of the Berlin Republic, Berghahn Books, ISBN 1571813438 .
  • Dummett, Michael (2001), On Immigration and Refugees, Routledge, ISBN 0415227070 .
  • Duvier, Janine (2009), Immigration and Integration in Germany and England(недоступная ссылка), http://www.lse.ac.uk/: London School of Economics 
  • Erdem, Kutay (2007), Ethnic Marketing for Turks in Germany - Influences on the Attitude Towards Ethnic Marketing, GRIN Verlag, ISBN 3638711439 .
  • Eryılmaz, Aytaç (2002), 40 years in Germany: At Home Abroad, http://www.tusiad.us: Retrieved on June 5th 2009 
  • Esposito, John & Burgat, François (2003), Modernizing Islam: Religion in the Public Sphere in the Middle East and Europe, C. Hurst & Co. Publishers, ISBN 1850656789 .
  • Faist, Thomas (2000), The Volume and Dynamics of International Migration and Transnational Social Spaces, Oxford University Press, ISBN 0198297262 .
  • Findley, Carter (2005), The Turks in World History, Oxford University Press US, ISBN 0195177266 .
  • Friedmann, John (2002), The Prospect of Cities, University of Minnesota Press, ISBN 0816638845 .
  • Gogolin, Ingrid (2002), Linguistic Diversity and New Minorities in Europe, Retrieved on July 29th 2009 .
  • Gülalp, Haldun (2006), Citizenship and Ethnic Conflict: Challenging the Nation-State, Taylor & Francis, ISBN 0415368979 .
  • Gülçiçek, Ali Riza (2006), The Turkish presence in Europe: Migrant Workers and New European Citizens, http://assembly.coe.int/: Parliamentary Assembly 
  • Hancock, Andrew; Hermeling, Susanne; Landon, John & Young, Andrea (2006), Building on Language Diversity with Young Children: Teacher Education for the Support of Second Language Acquisition, LIT Verlag Berlin-Hamburg-Münster, ISBN 3825897869 .
  • Heine, Peter & Syed, Aslam (2005), Muslimische Philanthropie und bürgerschaftliches Engagement, Maecenata Verlag, ISBN 3935975406 .
  • Horrocks, David & Kolinsky, Eva (1996), Turkish Culture in German Society Today (Culture & Society in Germany), Berghahn Books, ISBN 1571810471 .
  • Hunter, Shireen (2002), Islam, Europe's Second Religion: The New Social, Cultural, and Political Landscape, Greenwood Publishing Group, ISBN 0275976084 .
  • Inda, Jonathan & Rosaldo, Renato (2008), The Anthropology of Globalization: A Reader, Wiley-Blackwell, ISBN 140513612X .
  • Jaques, Tony (2006), Dictionary of Battles and Sieges [Three Volumes]: A Guide to 8,500 Battles from Antiquity Through the Twenty-First Century, Greenwood Publishing Group, ISBN 0313335362 .
  • Jenkins, Philip (2007), God's Continent: Christianity, Islam, and Europe's Religious Crisis, Oxford University Press US, ISBN 019531395X .
  • Jerome, Roy & Kimmel, Michael (2001), Conceptions of Postwar German Masculinity, State University of New York Press, ISBN 0791449378 .
  • Kastoryano, Riva & Harshav, Barbara (2002), Negotiating Identities: States and Immigrants in France and Germany, Princeton University Press, ISBN 0691010153 .
  • Katzner, Kenneth (2002), The Languages of the World, Routledge, ISBN 041525003X .
  • Lee, Martin (1999), The Beast Reawakens, Taylor & Francis, ISBN 0415925460 .
  • Legge, Jerome (2003), Jews, Turks, and other Strangers: The Roots of Prejudice in Modern Germany, University of Wisconsin Press, ISBN 0299184005 .
  • Levinson, David (1998), Ethnic Groups Worldwide: A Ready Reference Handbook, Greenwood Publishing Group, ISBN 1573560197 .
  • Lewis, Rand (1996), The Neo-Nazis and German Unification, Greenwood Publishing, ISBN 0275956385 .
  • Lucassen, Leo (2005), The Immigrant Threat: The Integration of Old and New Migrants in Western Europe Since 1850, University of Illinois Press, ISBN 025203046X .
  • Migdal, Joel S. (2004), Boundaries and belonging: states and societies in the struggle to shape identities and local practices, Cambridge University Press, ISBN 0521835666 .
  • Mitchell, Don (2000), Cultural Geography: A Critical Introduction, Wiley-Blackwell, ISBN 1557868921 .
  • Moch, Leslie (2003), Moving Europeans: Migration in Western Europe Since 1650, Indiana University Press, ISBN 0253215951 .
  • Nathans, Eli (2004), The Politics of Citizenship in Germany: Ethnicity, Utility and Nationalism, Berg Publishers, ISBN 1859737811 .
  • Nees, Greg (2000), Germany: Unraveling an Enigma, Intercultural Press, ISBN 1877864757 .
  • Nielsen, Jørgen (1999), Towards a European Islam, Palgrave Macmillan, ISBN 0312221436 .
  • Nielsen, Jørgen (2004), Muslims in Western Europe, Edinburgh University Press, ISBN 0748618449 .
  • O'Reilly, Camille (2001), Language, Ethnicity and the State: Minority languages in the European Union, Palgrave Macmillan, ISBN 033392925X .
  • Organisation for Economic Co-operation and Development (2008), International Migration Outlook: SOPEMI 2008, OECD Publishing, ISBN 9264045651 .
  • Østergaard-Nielsen, Eva (2003), Transnational politics: Turks and Kurds in Germany, Routledge, ISBN 041526586X .
  • Ramet, Sabrina (1999), The Radical Right in Central and Eastern Europe Since 1989, Penn State Press, ISBN 0271018119 .
  • Ramm, Christoph (2005), Construction of Identity beyond Recognized Borders: The Turkish Cypriot Community between Cyprus, Turkey and the European Union, http://www.sant.ox.ac.uk/ 
  • Schissler, Hanna (2000), The Miracle Years: A Cultural History of West Germany, 1949-1968, Princeton University Press, ISBN 0691058202 .
  • Schönwälder, Karen; Ohliger, Rainer & Triadafilopoulos, Triadafilos (2003), European Encounters: Migrants, Migration, and European Societies Since 1945, Ashgate Publishing, ISBN 0754630862 .
  • Schulte-Peevers, Andrea; Haywood, Anthony; Johnstone, Sarah & Gray, Jeremy (2007), Germany, Lonely Planet, ISBN 1740599888 .
  • Şen, Faruk (2002), Forty years Later: Turkish Immigrants in Germany, http://www.tusiad.us: Retrieved on June 5th 2009 
  • Shadid, W.A.R & van Koningsveld, P.S (1996), Political Participation and Identities of Muslims in non-Muslim States, Peeters Publishers, ISBN 9039006113 .
  • Smith, Michael & Eade, John (2008), Transnational Ties: Cities, Migrations, and Identities, Transaction Publishers, ISBN 1412808065 .
  • Solsten, Eric (1999), Germany: A Country Study, DIANE Publishing, ISBN 0788181793 .
  • Staab, Andreas (1998), National Identity in Eastern Germany: Inner Unification or Continued Separation?, Greenwood Publishing Group, ISBN 027596177X .
  • Statistisches Bundesamt (2010), Statistical Yearbook 2010 For the Federal Republic of Germany, http://www.destatis.de/: Statistisches Bundesamt, Wiesbaden, ISBN 978-3-8246-0897-3 
  • Westerlund, David & Svanberg, Ingvar (1999), Islam Outside the Arab World, Palgrave Macmillan, ISBN 0312226918 .
  • Zouboulis, Christos (2003), Adamantiades-Behçet's Disease, Springer, ISBN 0306477572 .
  • Green, Simon, "The Legal Status of Turks in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 228–246, DOI 10.1080/0261928042000244844 
  • Pécoud, Antoine, "Self-Employment and Immigrants' Incorporation: The Case of Turks in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 247–261, DOI 10.1080/0261928042000244853 
  • Şen, Faruk, "The Historical Situation of Turkish Migrants in Germany", Immigrants and Minorities Т. 22 (2-3): 208–227, DOI 10.1080/0261928042000244835 
  • Söhn, Janina, "The Educational Attainment of Turkish Migrants in Germany", Turkish Studies Т. 7 (1): 101–124, DOI 10.1080/14683840500520626 
  • Watzinger-Tharp, Johanna, "Turkish-German language: an innovative style of communication and its implications for citizenship and identity", Journal of Muslim Minority Affairs Т. 24 (2): 285–294, DOI 10.1080/1360200042000296663 

wp.wiki-wiki.ru

Проживающие в Германии турки cтремятся вернуться на родину - Газета

5 процентов респондентов намерены осуществить свою мечту в течение ближайших пяти лет, 12 процентов в течение десяти лет. «Эти результаты соответствуют нашему опыту и опросам», — заявил руководитель турецкой общины Германии Кенан Колан газете Tagesspiegel. «Больше всего мечтают о возвращении молодые квалифицированные немецкие турки, поскольку они видят в Турции широкие возможности для своей карьеры».

Крепкая турецкая экономика привлекает немецкие фирмы и это видят проживающие в Германии турки. Примерно 5000 из 30 000 действующих в Турции фирм принадлежит немцам.

В то же самое время, когда еврозона мучается в тисках долгового кризиса, ВВП Турции в течение последних десяти лет увеличивался в среднем по 5,4 процента в год. Внешняя задолженность публичного сектора страны упала ниже 40 процентов, инфляцию в стране удалось обуздать. По данным Целевого учреждения инвестиций и торговли Германии, главным торговым партнером Турции является Германия.

Турки не ладят с немцами

10,3 процента всего турецкого экспорта отправляется в Германию, а немецкие товары составляют 9,5 процента турецкого импорта. По словам заместителя руководителя Германо-Турецкой торговой палаты Ральфа Йегера, немецкие фирмы вербуют в Германии представителей молодого поколения турецкой общины, которые свободно говорят на обоих языках и знакомы с обеими культурами.

Согласно исследованию трехлетней давности, только 21 процент опрошенных немецких турок считал своей родиной Германию. По данным последнего опроса их доля снизилась до 15 процентов. Несколько респондентов ответили, что из-за их происхождения они подвергались вербальным и физическим нападкам. Причем 29 процентов из них подвергались вербальным нападкам, а 16 процентов физическому нападению.

Десятая часть турок заявила, что они не ладят с немцами и чувствуют себя отверженными. Одной из причин этого стали преступления нео­нацистов. С 2000 по 2007 год представители группировки NSU (Национал-социалистические подпольщики. — Нем.) убили десять человек, в основном из числа турецких владельцев небольших магазинов.

В поисках толерантности

Общественности стало известно об этих преступлениях только потому, что два члена NSU совершили самоубийство, а третий сдался полиции. Во время следствия полиция считала, что убийства были связаны с выяснениями отношений между турецкими торговцами.

Власти были подвергнуты критике. Из-за этого скандала пришлось уйти в отставку руководителю Ведомства по защите конституции. «Многие турки разочарованы тем, что аппарат внутренней безопасности в Германии не работает», — заявила представительница жертв нападений неонацистов Барбара Йон Tagesspiegel.

Хотя точные данные о количестве вернувшихся на родину турок отсутствуют, руководитель Целевого агентства германо-турецких исследований в области образования и науки Фарук Шен в прошлом году утверждал, что все больше турок переезжает жить из Германии в Турцию.

По словам Шена, турки возвращаются на родину из-за рас­тущего расизма и безработицы. «Вместе с этими проблемами росту числа переезжающих жить на родину способствует также и рост экономики Турции», — заявил Шен газете Radikal. В 2008 году 260 000 немецких турок владело в Германии домами, к настоящему времени их число сократилось до 200 000 домов, поскольку 60 000 продали свои дома в Германии, чтобы приобрести недвижимость в Турции.

Кроме того, подчеркивает Шен, работающие за границей турки все чаще стали посещать родину. Ежегодно в Турцию приезжает около двух миллионов турок, работающих за границей. Примерно полмиллиона из них приезжают не только увидеться с родными, но и проводить отпуск в одном из туристических центров страны.

Большинство из опрошенных немецких турок считают, что их решение переселиться в Германию было правильным. Респонденты отмечали при этом хорошую систему образования, высокое качество жизни и намного лучшее, чем в Турции, соблюдение законов в Германии. Турцию они видят как привлекательную, толерантную и симпатичную страну. В ЕС проживает примерно 5,3 миллиона лиц турецкого происхождения, 3,5 миллиона из них в Германии.

rus.postimees.ee


Смотрите также