Хотел ли Сталин напасть на Германию первым . Ссср напала на германию


Планы нападения СССР на Германию в 1941г

Александр Василевский

15 мая 1941 года в советском генштабе была завершена работа над документом настолько важным и секретным, что печатать его не доверили даже имевшим особый доступ машинисткам. 

Документ написал от руки в единственном экземпляре заместитель начальника оперативного управления генерал-майор Александр Василевский. Подписи под ним поставили Василевский и его непосредственный руководитель Николай Ватутин.

Официальное название документа было длинным: "Соображения по плану стратегического развертывания Вооруженных сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками". "Соображения" были впервые опубликованы в "Военно-историческом журнале" в 1992 году.

 

Историки ортодоксальной советской школы предпочитают уничижительно именовать документ "запиской Василевского". Однако косвенным подтверждением того, что "Соображения" лежали в русле тогдашней государственной политики, может служить головокружительная карьера их автора.

"Планы были"

Прежде считалось, что Красная Армия вступила в войну без планов, политическому и военному руководству с первых часов пришлось импровизировать, и этим, наряду с другими причинами, объясняется военная катастрофа лета 1941 года.

Между тем в статье, написанной к 20-летию Победы и, как и "Соображения", обнародованной лишь в 1992 году, маршал Василевский указывал: "Оперативный план войны против Германии существовал, и он был отработан не только в Генеральном штабе, но и детализирован командующими войсками и штабами западных приграничных военных округов. Беда заключалась не в отсутствии у нас планов - планы были! - а в том, что внезапно изменившаяся обстановка не позволила их выполнять".Сталин, обычно скорый на расправу, после начала войны не репрессировал руководство генштаба, очевидно считая, что в канун войны оно делало то, что требовалось.

Маршал Георгий Жуков, вступивший в должность начальника генштаба в январе 1941 года, писал в "Воспоминаниях и размышлениях", что с первых же дней он и его подчиненные трудились в режиме военного времени, по 14-16 часов в сутки, порой оставаясь ночевать на раскладушках в служебных кабинетах.Над чем же так интенсивно работал "мозг армии"? О чем говорилось в "Соображениях"?

"Упредить и атаковать"

В отличие от газетных статей и публичных выступлений того времени преамбула документа не содержала идеологических оговорок в духе: "если СССР подвергнется нападению". С первых же строк Василевский взял быка за рога:

"…Считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий Германскому командованию, упредить противника в развертывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронт и взаимодействие родов войск".

"Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить - разгром главных сил немецкой армии, развертываемых южнее Демблин, и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц [пункты в Южной Польше и Чехии в 300-350 км от советской границы]".

"Последующей стратегической целью иметь: наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить крупные силы Центра и Северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши в Восточной Пруссии…".

Заканчивались "Соображения" следующими словами:

"… Прошу:

  1. Утвердить представляемый план стратегического развертывания Вооруженных сил СССР и план боевых действий на случай войны с Германией.
  2. Своевременно разрешить последовательное проведение скрытого отмобилизования и скрытого сосредоточения, в первую очередь - всех армий резерва Главного Командования и авиации". 

"Соображения" стали венцом огромной работы. В настоящее время историкам известны еще четыре варианта документа, датированные 16 августа 1940-го, 18 сентября 1940-го, 5 октября 1940-го и 11 марта 1941 года.Наступательный характер планов оставался неизменным, но в них вносились важные изменения и дополнения.

На начальном этапе предполагалось наступать на Берлин кратчайшим путем, из Беларуси и Прибалтики. Затем было решено наносить главный удар с Украины с выходом в Венгрию, Чехию и Южную Польшу, чтобы овладеть румынской нефтью и выбить из войны союзников Германии. Немаловажную роль сыграло и то, что немецких войск на этом театре имелось меньше.

Окончательный выбор в пользу "южного варианта" был сделан в ходе большой штабной игры на картах в начале января 1941 года.

"Записка Василевского"

Историки ортодоксальной советской школы предпочитают уничижительно именовать документ "запиской Василевского": мало ли что сочинил от нечего делать какой-то генерал-майор! Может, внимание к себе привлечь хотел?

Их основной довод состоит в том, что хранящийся в архиве экземпляр "Соображений" от 15 мая, как и предыдущие варианты, не содержит ни даты начала боевых действий, ни утверждающей резолюции Сталина.

Однако руководители СССР по большевистской традиции, восходящей к эпохе Гражданской войны, предпочитали оставлять поменьше письменных следов. Тоталитарный и закрытый характер их власти позволял делать очень и очень многое на основании устных указаний.

Скажем, митинг на проспекте Руставели в Тбилиси 7 апреля 1989 года армия разогнала без письменного приказа. На совещаниях в Москве и Тбилиси никаких протоколов не велось, так что работавшей по горячим следам комиссии Собчака оказалось непросто установить даже состав их участников. А ведь время было уже не сталинское.

Косвенным подтверждением того, что "Соображения" лежали в русле государственной политики, может служить головокружительная карьера их автора. Очевидно, Сталин не находил, что Василевский занимался чепухой, поскольку тот вскоре после начала войны возглавил сначала ключевое оперативное управление, а затем весь генштаб, и примерно за год проделал путь от генерал-майора до маршала Советского Союза.

Главным же доказательством являются практические действия руководства СССР. Переброска войск с востока на запад, их размещение у границ и скрытая мобилизация, в ходе которой под видом больших учебных сборов в армию были дополнительно призваны 805 тысяч человек, шли до 22 июня 1941 года в полном соответствии с "Соображениями".

Секретные совещания

Как явствует из рассекреченного в 1990 году "Журнала посещений" кабинета Сталина, 19 мая 1941 года нарком обороны Семен Тимошенко и начальник генштаба Георгий Жуков провели в его обществе около полутора часов. Через 15 минут к ним присоединился соавтор "Соображений" Ватутин.

24 мая в кабинете Сталина состоялось многочасовое совещание с участием тех же Тимошенко, Жукова и Ватутина, а также начальника управления ВВС РККА Жигарева, командующих, членов военных советов и командующих авиацией пяти западных округов.

Из гражданских лиц на обеих встречах присутствовал только Вячеслав Молотов.

Документальные свидетельства о содержании бесед отсутствуют. Однако историки предполагают, что 19 мая "Соображения" были доложены Сталину, а 24 мая задачи довели до будущих исполнителей.Скрытая мобилизация и стратегическое развертывание требуют времени, которое при всем желании невозможно существенно сократить.

Гитлер сообщил дату нападения на СССР высшему генералитету 30 апреля 1941 года. От 30 апреля до 22 июня прошло 53 дня.Если взять 24 мая и отсчитать примерно такое же количество дней, мы попадаем в 15-20 июля - примерно месяц спустя после реального начала войны.

Три плана Сталина

Условия для ведения войны зимой в Европе немногим легче, чем в России. Уже в конце сентября - начале октября начинаются дожди и распутица.

Если Сталин действительно планировал "освободительный поход" на лето 1941 года, то почему собирался начать так поздно?Наличие у СССР наступательных планов сегодня является доказанным фактом. О дате "дня М" можно лишь строить логические догадки. Вокруг этого вопроса в основном и ломаются копья.

Виктор Суворов в "Ледоколе" утверждал, что на заседании политбюро 19 августа 1939 года, где Сталин объявил соратникам о своем решении пригласить в Москву Риббентропа, было не только принято принципиальное решение о войне с Германией, но и установлено время ее начала.

Большинство исследователей, однако, полагает, что на столь раннем этапе невозможно было обсуждать конкретные планы и сроки.В изложении сталинской речи, оказавшемся на Западе и в ноябре 1939 года опубликованном французским агентством "Гавас", ни о чем таком не говорилось.По мнению историка Марка Солонина, в предвоенный период планы СССР кардинально менялись, как минимум, дважды.

На первом этапе, вероятно, предполагалось дождаться взаимного ослабления Германии и Запада, а дальше действовать по обстоятельствам. Судя по выступлению Сталина 19 августа 1939 года, на том этапе его больше всего беспокоило, как бы Германия не потерпела поражение слишком быстро.

Солонин считает, что теоретически не исключалось и участие в войне против Британии вместе с рейхом. На это указывают интенсивные маневры Среднеазиатского и Закавказского военных округов зимой 1939-1940 годов и задание авиаконструкторам разработать дальний пикирующий бомбардировщик, несущий одну, зато сверхтяжелую бомбу. Единственной потенциальной мишенью для таких самолетов могли бы стать английские линкоры. Впоследствии работу свернули.

41-й или 42-й?

Вторая фаза наступила после разгрома Франции и, в частности, после визита Молотова в Берлин в ноябре 1940 года. Неизбежность войны с Германией сделалась очевидной.Есть основания предполагать, что тогда "освободительный поход" планировался на 1942 год или даже еще более поздний срок.

Тимошенко и Жуков - судя по всему, не позднее 10 февраля - направили Сталину "Мобилизационный план-41", представлявший собой грандиозную программу переоснащения Красной Армии, прежде всего, танковых войск и авиации. Планировалось, в частности, формирование 30 механизированных корпусов по 1031 танку в каждом. За несколько месяцев до войны капитальный ремонт Вооруженных сил не затевают.

Мартовский вариант "Соображений" содержит ставящую историков в тупик карандашную пометку на полях, сделанную рукой Ватутина: "Наступление начать 12.06". Поскольку 12 июня 1941 года Советский Союз ничего не "начал" и не завершил к этому моменту стратегического развертывания, остается предполагать, что речь шла о 1942 годе.

Вопрос о готовности или неготовности Красной Армии к войне в 1941 году, также вызывающий бурные споры, во многом является схоластическим. Степень готовности - вопрос субъективной оценки. Важно, что думали по этому поводу политические и военные руководители СССР.

По мнению Солонина, Тимошенко и Жуков считали Вооруженные силы не готовыми к большой войне и стремились ее оттянуть, тогда как Сталин, будучи гражданским человеком и свято веря во всемогущество марксизма-ленинизма, не сомневался в неограниченных возможностях Красной Армии и "упрямо требовал смелых наступательных действий".

На совещании с военными по итогам, мягко говоря, не самой удачной для СССР войны с Финляндией, вождь пребывал в отличном настроении: "Наша армия стала крепкими обеими ногами на рельсы новой, настоящей советской современной армии… Мы победили не только финнов, мы победили еще их европейских учителей…".

Третья фаза

Третий этап настал, когда агрессивные приготовления Берлина сделались достаточно очевидными.До этого предполагалось развернуть наступление в благоприятной ситуации, когда основные силы вермахта либо высадятся на Британских островах, либо уйдут на Ближний Восток.

Вероятно, во второй половине апреля пришлось, как минимум, допустить возможность того, что никакой высадки в Англии не будет и Гитлер может и сам назначить время начала войны.

Майский вариант "Соображений" впервые содержит тревожную фразу: "Германия имеет возможность предупредить нас в развертывании и нанести внезапный удар" и настоятельную рекомендацию незамедлительно провести необходимые мероприятия, "без которых невозможно нанесение внезапного удара по противнику, как в воздухе, так и на земле".

Точная дата, когда в Москве решили приблизить сроки нанесения удара, скорее всего, никогда не станет известна. Но можно с уверенностью утверждать, что это произошло не позднее 5 мая.В этот день Сталин принял на себя полномочия председателя Совнаркома СССР.К тому времени он уже 12 лет обладал абсолютной властью и не нуждался для ее закрепления в государственных постах. У решения могла быть только одна причина: желание оставить свою, а не Молотова, подпись на приказах, которые изменят ход истории.

"Тот обыватель или дурак"

В тот же день Сталин выступил со знаменитой речью на приеме в честь выпускников военных академий.

Она была впервые опубликована лишь в 1990 году, причем почему-то в журнале "Искусство кино", но ее содержание сделалось известно из многочисленных показаний участников приема, через два-три месяца оказавшихся в немецком плену. В основном оно сводилось к тому, что вермахт не так силен, как кажется, и Германию скоро может постигнуть судьба Франции.

"Мы до поры до времени проводили линию на оборону - до тех пор, пока не перевооружили нашу армию. А теперь, когда мы нашу армию реконструировали, насытили техникой для современного боя, когда мы стали сильны - теперь надо перейти от обороны к наступлению", - объявил советский лидер.

Во время банкета начальник Академии имени Фрунзе Михаил Хозин провозгласил тост "за мирную политику Советского Союза", Сталин отказался пить и отчитал генерала, заявив: "Пора кончать эти оборонительные призывы, ибо их время прошло. Отныне Красной Армии следует привыкать к мысли, что эпоха мирной политики завершилась и настала эпоха насильственного расширения социалистического фронта. Кто не признает необходимость наступательных действий, тот обыватель или дурак".

"Впереди - наш поход на Запад. Впереди - возможности, о которых мы мечтали давно", - записал в дневнике, вернувшись с приема, председатель Оборонной комиссии Союза писателей Всеволод Вишневский.В начале июня начальник Главного политуправления РККА Александр Щербаков направил в войска директиву "О состоянии военно-политической пропаганды", в которой так разъяснил текущий момент:

"Ленинизм учит, что страна социализма, используя благоприятно сложившуюся международную обстановку, должна и обязана будет взять на себя инициативу наступательных военных действий против капиталистического окружения. До поры до времени СССР не приступал к таким действиям ввиду военной слабости. Но теперь эта военная слабость отошла в прошлое… В этих условиях ленинский лозунг "на чужой земле защищать свою землю" может в любой момент [выделено автором статьи] обратиться в практические действия…".

Из многочисленных воспоминаний советских генералов, встретивших Великую Отечественную командирами взводов, рот и батальонов, видно: предчувствие скорой войны было в армии всеобщим. Но 22 июня началась совсем другая война. http://news.tut.by/kaleidoscope/226872.html

seraphimsky.livejournal.com

СОБИРАЛСЯ ЛИ СССР НАПАСТЬ НА ГЕРМАНИЮ В 1941 ГОДУ. . Чёрт побери

Последние 25 лет на Западе вовсю муссируется версия о том, что Сталин активно готовился к нападению на Германию. Якобы он ждал, пока Гитлер увязнет в войне с Францией и Англией, чтобы затем ворваться в ослабевшую Европу. В свое время много шума наделали сочинения перебежчика – пейсателя В. Суворова (Владимира Резуна) «Ледокол» и «День-М», где он на основании каких-то косвенных источников утверждает, будто советское нападение на Германию было запланировано на 6 июля 1941 г., причем даже не в связи с германским планом «Барбаросса».

Сам Резун уже не пишет, но вместо него творят другие «исследователи-историки».

Вот некоторые факты, выделяемые самим Суворовым.• Виктор Резун наблюдал в Карпатах горы солдатских кирзовых сапог на границе с Румынией.• Он ссылается на захваченный немцами наш железнодорожный состав, забитый новенькими картами Европы.• Наши танки проектировались с учётом быстрого переброса с гусеничного на колёсный ход. К западу от Бреста простирались великолепные асфальтированные трассы, и советским танкистам оставалось лишь снять свои шлемы, чтобы тугой ветер танкового прорыва освежал их лица…• В штабах военных округов, в секретных частях политотделов уже хранились горы плакатов “Родина-Мать зовёт!”.• Наконец, Виктор Резун “раскапывает”, что Генштаб СССР размножал воздушно-десантные дивизии с невероятной скоростью, в то самое время как школы и авиаклубы готовили армии парашютистов… И справедливо замечает, что воздушно-десантные войска нужны не в обороне, а в наступлении.Что ж, эти факты имели место. Товарищ Сталин любил говаривать: “Плохие факты — тоже факты!”.

В каких только грехах можно обвинить товарища Сталина (иногда — справедливо!), но нельзя обвинить его в одном: политическом недомыслии или глупости. Сталин прекрасно понимал, что СССР не был готов к войне с Германией, и делал все, чтобы оттянуть ее начало.

Одна из причин – готовность СССР начать войну:Во первых, СССР проводил перевооружение частей РККА, которое по планам должно было закончится только в 1942 году;Во вторых, СССР проводил масштабную реконструкцию приграничных аэродромов, разгар которой попал на лето 1941 года;А в третьих, СССР не имел отмобилизованной и сосредоточенной на границе с Германией армии. Без численного перевеса над противником в три и более раза о нападении не может быть и речи.Таким образом, Гитлер не мог упредить Сталина по очень простой причине – упреждать было некого. Даже если бы хотел (а он не хотел), Сталин технически не мог напасть на Германию. А вот Гитлер хотел и напал на СССР.

Давайте бросим внимательный взгляд на карту.На Западе у СССР находится мощный потенциальный противник. Фашистская Германия сформировала Тройственный военный союз, в составе которого, кроме мощнейшего вермахта, отмобилизованные армии Италии и Японии. На их войну работает промышленный потенциал всей оккупированной Европы.А на Востоке СССР, у дальневосточных границ, нависает императорская Япония, которая связана договорными обязательствами с Германией. У Германии и Японии был свой договор, в котором говорилось, что если Германия нападает на СССР, то Япония сама решает— нападать, или нет. А если на Германию нападёт «третья сторона», то Япония однозначно выступает на стороне немцев. Таким образом, Гитлер, железно прикрывался от возможного “превентивного” нападения со стороны СССР. В этом случае Япония, по договору с Германией, обязана будет напасть на СССР.А в Японии в это время, по данным Рихарда Зорге, борются две военно-политические силы: одна настаивает на броске на Дальний Восток и далее, не задерживаясь — в Сибирь; другая склоняет императора к освоению архипелагов Южной Азии и Полинезии. Кто победит? Ясно, что после нападения на Германию немедленно начинается наступление пятисоттысячной Квантунской армии на Запад. Сталин получает войну на два фронта! И вот уже советские войска увязли в Пруссии и Румынии, а японские самолёты с уральских аэродромов бомбят Москву!В то же время у СССР нет союзников, кроме… самой Германии! Где Франция, Англия, Америка? В тысяча девятьсот сорок первом их не видно!.. Если бы СССР напал первым, то, кроме звания “агрессор”, он получил бы войну без союзников, один против мощной Тройственной коалиции!

Не стоит забывать и Турции.Мало кто знает, что в 1941 году на границе с Турцией находилась группировка советских войск, очень боеспособная. И Черноморский флот был приведен в готовность еще в ночь на 22-е июня. Такой вариант (Турция за Германию) рассматривался и Турция, чтобы не накликать беды, очень быстро заявила о своем нейтралитете.В 1942 году у турков мелькнула мысль, а что если Сталинград падет? Они на всякий случай провели частичную мобилизацию. У них под ружьем было 50 дивизий. А Паулюс потерял под Сталинградом 22 дивизии. И турки передумали.Турки так и остались нейтральными – до конца февраля 1945 года, когда не объявить войну Германии считалось уже дурным тоном.

Сталин определённо не был шизофреником и самоубийцей. Он предоставил эту роль Гитлеру.

В возможность нападения СССР на Германию в 1940 или 1941 гг. не верили даже высшие круги немецкого военного руководства. 9 января 1941 г. на секретном совещании в штабе оперативного руководства вермахта Гитлер заявил: «Сталин умная голова, он не станет открыто выступать против Германии, но надо рассчитывать на то, что в тяжелых для Германии ситуациях он во все возрастающей степени будет создавать нам трудности». Адъютант Гитлера Николаус фон Белов также констатировал: «После визита Молотова в Берлин в ноябре 1940 г. СССР действительно стал готовиться к войне, но к войне оборонительной». Германское командование не разрабатывало ни одного плана, базирующегося на предпосылках превентивного наступления со стороны Красной Армии.Геббельс писал в мае 1941: Русские ещё ничего, кажется, не подозревают. Свои войска они развёртывают таким образом, что их положение отвечает нашим целям, лучшего мы не можем и желать…

Недавно Парламентская ассамблея ОБСЕ приравняла сталинизм к нацизму, практически возложив равную ответственность за развязывание войны на Германию и СССР. А остальная Европа выглядит белой и пушистой.Но на самом деле войну начал Гитлер со своими европейскими друзьями. Во Второй Мировой Войне против СССР воевала вся Европа.В результате «Мюнхенского сговора» Гитлер получил от Франции и Великобритании разрешение забрать себе Чехословакию — заводы которой произвели потом для нацистской армии огромное количество военной техники. Кстати, в нападении Гитлера на Чехословакию участвовала Польша — та самая Польша, которая сейчас изображает из себя жертву коммунизма.

Первое же стратегическое контрнаступление советских войск в Великой Отечественной войневыявило очень неприятное для СССР обстоятельство. Среди пленённых под Москвой войск противника оказалось немало воинских подразделений Франции, Польши, Голландии,Финляндии, Австрии, Норвегии и других стран. На трофейной боевой технике и снарядах были обнаружены выходные данные почти всех крупных европейских фирм.Французы не только передали немцам все свои танки, но и произвели для них огромное количество боевой техники – от автомобилей до оптических дальномеров.Чехи, у которых только одна фирма «Шкода» производила оружия больше, чем вся довоенная Великобритания, построили весь парк немецких бронетранспортёров, огромное количество танков, самолётов, стрелкового оружия, артиллерии и боеприпасов.Поляки строили самолёты, польские евреи в Освенциме производили для убийства советских граждан взрывчатку, синтетический бензин и каучук; шведы добывали руду и поставляли немцам комплектующие для боевой техники (к примеру, подшипники), норвежцы снабжали гитлеровцев морепродуктами, датчане – маслом… Короче, вся Европа старалась как могла.

И старалась она не только на трудовом фронте. Лишь элитные войска фашистской Германии – войска СС – приняли в свои ряды 400 тыс. «белокурых бестий» из других стран, а всего в гитлеровскую армию вступили со всей Европы 1800 тыс. добровольцев, сформировав 59 дивизий, 23 бригады и несколько национальных полков и легионов.Самые элитные из этих дивизий имели не номера, а собственные имена, указывающие на национальное происхождение: «Валония», «Галичина», «Богемия и Моравия», «Викинг», «Денемарк», «Гембез», «Лангемарк», «Нордланд», «Нидерланды», «Шарлемань» и др.Европейцы служили добровольцами не только в национальных, но и в немецких дивизиях. Так, скажем, элитная немецкая дивизия «Великая Германия». Казалось бы, хотя бы из-за названия она должна была комплектоваться только немцами. Тем не менее, служивший в ней француз Ги Сайер вспоминает, что накануне Курской битвы в его пехотном отделении из 11 человек немцев было 9, а кроме него, плохо понимал немецкий язык ещё и чех. И всё это помимо официальных союзников Германии, чьи армии плечом к плечу жгли и грабили Советский Союз, – итальянцев, румын, венгров, финнов, хорватов,словаков, помимо болгар, которые в это время жгли и грабили партизанскую Сербию. Даже официально нейтральные испанцы прислали под Ленинград свою «Голубую дивизию»!

Чрезвычайно много написано о дутом европейском «движении Сопротивления», якобы бы наносившем гигантский урон Германии и свидетельствовавшем, что Европа наотрез отвергала свое объединение под германским главенством. Но, за исключением Югославии, Албании, Греции и отчасти Польши ,масштабы Сопротивления — тот же идеологический миф. Несомненно, режим, устанавливаемый Германией в оккупированных странах, не устраивал широкие слои населения. В самой Германии тоже существовало сопротивление режиму, но ни в том, ни в другом случае это не являлось сопротивлением страны и нации в целом. Например, в движении Сопротивления во Франции за 5 лет погибли 20 тысяч человек; за те же 5 лет против нас сражалось 200 тысяч французов ,погибло из них около 50 тысяч , воевавших на стороне немцев, то есть в 2,5 раза больше!Мы также взяли в плен 60 тысяч поляков. За Гитлера против СССР сражалось 2 миллиона европейских добровольцев.По настоящему сопротивляется лишь Сербия ,она воюет с Германией целый месяц, а потом ещё и всю войну сербы держали связанными на Балканах около 20 немецких дивизий.

chert-poberi.ru

Хотел ли Сталин напасть на Германию первым — Рамблер/новости

В советских учебниках истории разгром Красной армии в первые месяцы войны объясняется тем, что Сталин доверял пакту Риббентропа-Молотова 1939 года и не верил, что Германия нападет на СССР.

Для полного понимания стратегических целей внешней политики и планов Сталина в 1939-1941 годах не хватает источников. Не все документы доступны, многие до сих пор засекречены. Есть данные, что в период с января 1939 года по июнь 1941 года вооруженные силы пополнились личным составом, выросло количество орудий, минометов, танков и боевых самолетов. Такое наращение военных сил свидетельствует, что СССР готовился к войне. Открытым остается вопрос: война наступательная или оборонительная?

«Тайная речь Сталина»

Существует полемика среди профессиональных историков о «тайной речи» Сталина 19 августа 1939 года. В этой речи Сталин якобы говорил о пользе пакта Риббентропа-Молотова, который убедит Гитлера в нейтральной позиции СССР, а потом втянет Германию в затяжную войну с англо-французским блоком. Борьба ослабит Европу, и тогда СССР сможет реализовать планы по советизации европейских стран. «Вопрос мира или войны вступает в критическую для нас фазу. Если мы заключим договор о взаимопомощи с Францией и Великобританией, Германия откажется от Польши и станет искать модус вивенди с западными державами. Война будет предотвращена, но в дальнейшем события могут принять опасный для СССР характер. Если мы примем предложение Германии, она, конечно, нападет на Польшу, и вмешательство Англии и Франции станет неизбежным. Мы сможем надеяться на наше выгодное вступление в войну. Опыт 20 последних лет показывает, что в мирное время невозможно иметь в Европе коммунистическое движение, сильное до такой степени, чтобы захватить власть. Диктатура партии становится возможной только в результате большой войны. Мы сделаем свой выбор, и он ясен. Критики „тайной речи Сталина“ утверждают, что никакой речи не было, а то, что называют „речью“, на деле выдернутые из контекста фразы.

Тем не менее, Германия настойчиво добивалась приема Риббентропа в Москве до начала вторжения в Польшу. 17 августа германский посол в СССР Вернер фон дер Шуленбург сообщил Молотову, что основной документ — секретный протокол, который будет прилагаться к пакту о ненападении. Молотов сдержанно ответил, что протокол необходимо обсудить.

Молотов и секретный протокол

Вернер фон дер Шуленбург 19 августа 1939 года настойчиво добивался встречи. Молотов не скрывал намерения вступить в диалог, но не называл даже приблизительного времени приема Риббентропа, делая акцент на том, что такая встреча требует тщательной подготовки. Молотов подчеркнул, что дипломаты работаю над секретным протоколом, который и будет главным документом. Создавалось впечатление, что Молотов тянет время, сохраняет неопределенность. Ситуация вызывала нервное напряжение у Гитлера, который собирался отдать приказ о нападении на Польшу, но без пакта о ненападении сделать этого не мог. [С-BLOCK]

В тот же день, 19 августа, Молотов сообщил германскому послу о том, что получил указание передать проект пакта о ненападении и назвал примерную дату приезда Риббентропа: 26-27 августа. Шуленбург в телеграмме №189 написал, что Молотов не объяснил причины резкого изменения позиции. Получается, что 19 августа все-таки состоялось важное совещание, после которого „туманная“ дата приезда Риббентропа превратилась во вполне реальную. 21 августа назначили окончательную дату визита немецкого дипломата: 23 августа. 22 августа Гитлер на совещании в Обрезальцберге отметил, что „путь солдатам открыт“. 31 августа 1939 года в Президиуме Верховного Совета Молотов выступал с докладом, на котором отметил, что »«Советско-германский договор о ненападении означает поворот в развитии Европы». 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война.

Советская «миролюбивая» политика

7 сентября 1939 года состоялась беседа Сталина с руководителями Коминтерна. По мнению советского руководителя, «нужно сталкивать страны Европы, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга». Эти слова соответствуют событиям 19 августа 1939 года. Для успешной наступательной операции нужна была неожиданность, танки и военно-воздушные силы, маскировка своих намерений на подготовительной стадии. 14 октября 1940 года Сталин утвердил «Соображения об основах развертывания». На основе этого документа велось военное планирование до июня 1941 года. Самая большая группировка войск была на Юго-Западном направлении. Маршал Конев, назначенный командующим Северо-Кавказским военным округом, вспоминал, как Семен Тимошенко, нарком обороны, на приветственной встрече говорил Коневу: «Мы рассчитываем на Вас. Будете представлять ударную группировку войск в случае необходимости нанесения удара». 1 мая 1941 года Тимошенко отдал приказ снабдить войска «смертными медальонами» с листками учета, как требует военное время. В этот же день генерал армии Дмитрий Павлов подписал директиву №008130, по которой было необходимо «привести к 15 июня войсковые части и учреждения в полную готовность». [С-BLOCK]

5 мая 1941 года в Кремле состоялся торжественный выпуск командиров, которые прошли подготовку в Военной академии имени Фрунзе. В числе приглашенных гостей был Василий Малышкин, офицер Красной армии, освобожденный в 1939 году во время «бериевской либерализации». По записям Малышкина, когда один из гостей предложил тост за миролюбивую сталинскую политику, Сталин ответил: «утверждение, что советское правительство успешно осуществляло мирную политику, является правильным, однако сейчас несвоевременно подчеркивать мирную политику советского правительства. Это значит неправильно ориентировать народ и направлять его мышление по такому пути, который более не соответствует современному этапу развития. Пришло время объяснить народу, что период мирной политики миновал. Нужно подготовить народ к мысли о необходимости войны, причем наступательной войны. Дальнейшие цели Советского Союза могут быть достигнуты только применением оружия».

План «Гром»

Так якобы называется операция, которую готовил Сталин. В 1965 году историк Анфилов задал прямой вопрос Жукову об агрессивных планах Сталина. Вот что ему ответил маршал: «идея предупредить нападение Германии появилась у нас с Тимошенко в связи с речью Сталина 5 мая 1941 года перед выпускниками военных академий, в которой он говорил о возможности действовать наступательным образом. Это выступление в обстановке, когда враг сосредоточивал силы у наших границ, убедило нас в необходимости разработать директиву, предусматривавшую предупредительный удар. Конкретная задача была поставлена А. М. Василевскому. 15 мая он доложил проект директивы наркому и мне. Однако мы этот документ не подписали, решили предварительно доложить его Сталину. Но он прямо-таки закипел, услышав о предупредительном ударе по немецким войскам. „Вы что, с ума сошли, немцев хотите спровоцировать?“ — раздраженно бросил Сталин. Мы сослались на складывающуюся у границ СССР обстановку, на идеи, содержавшиеся в его выступлении 5 мая… „Так я сказал это, что6ы подбодрить присутствующих, чтобы они думали о победе, а не о непобедимости немецкой армии, о чем трубят газеты всего мира, сказал Сталин. Так вот была похоронена наша идея о предупредительном ударе… Сейчас же я считаю: хорошо, что он не согласился тогда с нами. Иначе, при том состоянии наших войск, могла бы произойти катастрофа гораздо более крупная, чем та, которая постигла наши войска в мае 1942 под Харьковом…“

news.rambler.ru

Как выглядел план Сталина по нападению на Германию

Сталин еще до подписания пакта Молотова-Риббентропа в 1939 году стал готовить Красную Армию к захвату Европы.

Сталин готовился не к оборонительной, а к наступательной агрессивной войне. 14 февраля 1938 года Сталин написал в газете “Правда”: “Окончательная победа социализма в смысле полной гарантии от реставрации буржуазных отношений возможна только в международном масштабе”. В Директиве Главного управления политической пропаганды Красной Армии от 15 мая 1941 года было написано: “Ленинизм учит, что страна социализма, используя благоприятно сложившуюся международную обстановку, должна и обязана будет взять на себя инициативу наступательных военных действий против капиталистического окружения с целью расширения фронта социализма”.

14 декабря 1939 года, СССР был исключен из Лиги наций за нападение на Финляндию. Из 40 государств-членов Лиги Наций за проект резолюции Ассамблеи проголосовали 28 государств, 9 воздержались, 3 отсутствовали, в том числе СССР. Совет Лиги Наций ознакомился с принятой Ассамблеей резолюцией и вынес постановление об исключении Советского Союза из этой международной организации.

Оперативные планы Сталина по подготовке нападения на Германию до сих пор не рассекречены, но частично изложены в докладной записке Сталину от наркома обороны и начальника Генштаба Красной Армии “Об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР на Западе и на Востоке”, составленной не позднее 16 августа 1940 года. Эти планы советского Генштаба были рассекречены и опубликованы только в первой половине 1990-х годов.

В середине мая 1941 года появился очередной вариант «Соображений по плану стратегического развертывания» — пятый по счету (с августа 1940 г.) вариант плана войны против Германии. На приложенной к текстовому документу карте рукой первого заместителя начальника Оперативного управления Генштаба — Василевского отчетливо проставлена дата “15.5.41″

Планы Гитлера по нападению на СССР были изложены в плане “Барбаросса”, подписанном 18 декабря 1940 года. Этот план Гитлер начал разрабатывать вскоре после капитуляции Франции 1 июля 1940 года.

22 июня 1941 года у сотен тысяч офицеров и командиров Красной армии не было карт для обороны территории СССР. Были напечатаны 550 миллионов экземпляров карт территории не СССР, а Германии, Польши, Румынии… В декабре 1939 года начальник Генерального штаба Шапошников Борис Михайлович на рабочей карте Кудрявцева Марка Карповича, который многие годы возглавлял топографическую службу, синим карандашом отметил линии, на которых должен был создаваться запас топографических карт. И линии эти были таковы:– В глубину наших войск это были Мурманск, Петрозаводск, Ленинград, Минск, Киев, Молдавия.– А на запад это были Берлин, Прага, Будапешт, Бухарест.СССР готовился к победоносному наступлению вплоть до Берлина… Восточнее Минска и Киева карт в сражавшихся частях армии не было. Минск был взят немцами на 7-й день войны. Далее Красная армия отступала “вслепую”. В достаточном количестве карты появились только под Москвой.

Историк М. Мельтюхов указал на то, что план войны с Германией был утвержден 14 октября 1940 г. и его дальнейшее уточнение в документах от 11 марта и 15 мая 1941 г. ничего, по сути, не меняло. «Самое важное, — подчеркнул он, — и в Германии, и в СССР эти планы не остались на бумаге, а стали осуществляться. Сопоставительный анализ подготовки сторон к войне — еще одно из направлений дальнейших исследований кануна войны. Но даже на основе известных сегодня материалов можно утверждать, что этот процесс шел параллельно и с начала 1941 г. вступил в заключительную стадию и в Германии, и в СССР, что, кстати, еще раз подтверждает неизбежность начала войны именно в 1941 г., кто бы ни был её инициатором».

Поділитися цим:

Подобається це:

Подобається Завантаження…

surmasite.wordpress.com


Смотрите также