Цена победы. СССР – Германия: подготовка к войне. Ссср подготовка к войне с германией


Россия. ВОВ. Подготовка СССР к войне

Россия. ВОВ. Подготовка СССР к войне

Подготовка Красной Армии к войне:

  1. С 1931 г. по инициативе Тухачевского были созданы механизированные корпуса, массовые воздушно-десантные силы. Общая численность Вооруженных сил СССР в 1938 г. достигла 1,5 млн. человек. Но в 1937-1938 гг. были репрессии на военную элиту страны. В 1940 г. 70 командиров и начальников штабов не имели базовой военной подготовки, окончили лишь краткосрочные курсы. У них не было боевого опыта.

  2. В 1940 г. Наркомом обороны назначен С.К. Тимошенко, начальником Генштаба назначен генерал армии Г.К. Жуков, проявивший себя на Халхин-Голе.

  3. Наращивание военно-экономического потенциала страны. В 3 пятилетке (1938-1942) основные средства направлялись на развитие тяжелой промышленности, особенно военной. На Урале и в Сибири строились предприятия-дублеры. Создавались склады. Формировались государственные резервы металла, нефти, угля, продовольствия. Прирост оборонной продукции составил в 1939-1840 гг. 39%.

  4. Шла милитаризация труда в 1940 г.: установлена 7-дневная рабочая неделя, введен 8-ми часовой рабочий день (до этого был 7-ми часовой), запрет под угрозой уголовного наказания увольнения по собственному желанию и переход с одного предприятия на другое без разрешения администрации. Было осуществлено официальное прикрепление рабочих и служащих к своим рабочим местам. Опоздания на работу наказывались по уголовному кодексу. Опоздания свыше 20 мин. приравнивались к прогулу. Выпуск недоброкачественной продукции считался «противогосударственным преступлением». Таким образом, в промышленности утвердился командный стиль руководства.

  5. В 1939 г. введена всеобщая воинская повинность. Численность Красной Армии была увеличена до 5.5 млн. человек. Призывной возраст снижен с 21 г. до 18 лет, срок службы увеличен до 3-5 лет, срок состояния в запасе увеличен с 40 до 50 лет.

  6. Некомплект командного состава. В 1937-1938 гг. было арестовано, исключено из партии и выбыло из армии 35 тыс. человек. Из 733 человек высшеего командного руководства погибли 579 человек. Из 16 командармов погибли 15.. Из 169 командиров дивизий – 136. Были арестованы и расстреляны тысячи командиров полков, батальонов, эскадронов. Дефицит командного состава частично был возмещен возвращением в армию части репрессированных офицеров (12 тыс.). В 1938 – 1940 гг. был приобретен боевой опыт на Халхин-Голе, Польше, Финляндии

  7. Началось перевооружение Красной Армией новой боевой техникой (с 1939-1940 гг.). Начался серийный выпуск самолетов (истребителей Як-1, Миг-3, штурмовиков Ил-2, бомбардировщиков Пе-20; танков (Т-34 и КВ), не уступавших немецким. Однако оснащение ими войск было неудовлетворительным.

  8. Разрабатывалась стратегия предстоящей войны. Сталин настаивал на наступательной стратегии, а оборонительные планы в серьез не рассматривал. Разрабатывались оперативные планы по нанесению упреждающего удара. Но они не были утверждены. Однако было допущены серьезные просчеты. Руководство считало, что А). война будет вестись на два фронта, против Германии и Японии. Б) Концепция ответного удара: предполагалось, что Красная Армия отразит нападение врага вблизи западной границы СССР, перенесет боевые действия на территорию врага. В). Основные сражения развернутся на границе. Не допускалась мысль о возможности отступления Красной Армии вглубь страны. Считалось, что война будет вестись на территории противника «малой кровью». Д), оборонительные сооружения на старой границе СССР демонтировались. Но на новых границах не успели построить оборонительные сооружения. Е). Предполагалось, что Германия попытается захватить земли и ресурсы Украины и нанесет свой главный удар на Юг. Поэтому основные силы Красной Армии были сосредоточены на Юго-Западном направлении. По свидетельству Жукова, к 22 июня 1941 г. не существовало утвержденных правительством оперативного и мобилизационного планов.

  9. В войсках не изучался опыт боев вермахта в европе в 1939-1940 гг.

  10. Идеологическая и моральная подготовка к войне. А) 1934 г. издана работа Сталина «Краткий курс истории ВКП (б). В нем развивалась идеи преемственности между Российской империей и СССР в противостоянии внешним врагам. Он был призван формировать патриотическое мировоззрение. В 1930-е гг. Сталин написал работу «Основы марксизма-ленинизма», создавая свой образ главного теоретика марксизма в СССР, продолжателя дела Маркса и Ленина. Б) Поднимался престиж Красной Армии (фильм «Трактористы»; песни, в которых утверждалось, что «броня крепка и танки наши быстры»). Люди были уверены, что если война начнется, она будет вестись на чужой территории и «малой кровью».

Однако, по свидетельству Жукова, накануне войны организация и вооружение наших войск были не на должной высоте, противовоздушная оборона оставалась на крайне низком уровне, практически отсутствовали механизированные соединения.

Советская авиация перед войной уступала немецкой, артиллерия была плохо обеспечена тягачами.

Просчеты Гитлера и его окружения (не сомневались в быстрой победе):

1. Недооценили силы Красной Армии, считая, что репрессии привели к потере ее боеспособности. Перевооружение армии только началось.

2. Недооценили экономический потенциал СССР.

3. Недооценили патриотизм народов, живших в СССР. Они надеялись на взрыв межнациональной розни в СССР.

4. Надеялись на поддержку колхозников, насильно загнанных в колхозы. Считали, что колхозники настроены против Советской власти

Перед вторжением германских войск

Сталин надеялся на возможность оттянуть войну хотя бы до 1942 г. Он сомневался в достоверности информации о подготовке Германии к вторжению в СССР. Он был уверен, что Германия нападет на СССР только после разгрома Англии и завоевания Ближнего Востока, т.е. в 1942 г. Сталин рассматривал сведения разведчиков (Рихард Зорге) как дезинформацию.

Сталин и его окружение допустили серьезные политические и военно-стратегические просчеты при анализе предвоенной ситуации. Страна готовилась к войне, но войне быстрой и победоносной. Эти просчеты обернулись громадными потерями. Подготовка к войне не была завершена.

Чтобы избежать войны на два фронта в 1941 г. был заключен пакт о нейтралитете между СССР и Японией.

Для усиления центрального руководства Сталин был назначен в мае 1941 г. Председателем Совета народных комиссаров СССР.

Соотношение сил в июне 1941 г. перед вторжением

Германия сосредоточила вдоль границ СССР

СССР

Дивизий

190

170

Численность войск

5,5 млн. человек

2,9 млн. человек

танки

4 тыс.

11 тыс. (большинство устаревшего типа)

самолеты

4,3 тыс.

1,5 тыс. новых самолетов

Орудия и минометы

47 тыс.

корабли

247

автомобили

500 тыс.

270 тыс.

Красная армия уступала противнику в численности, моторизации войск.

В первые дни войны советское руководство не понимало масштабов немецкого вторжения. Об этом свидетельствует директива, отправленная в 7 час. Утра 22 июня 1941 г.: «…войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу».

3

studfiles.net

Подготовка СССР к войне с Германией

Количество просмотров публикации Подготовка СССР к войне с Германией - 1718

К грядущей войне с Германией активно готовились, укрепляя военную промышленность. К 41 году в Красной армии было намного больше танков, чем у нацистского блока. Οʜᴎ были почти всœе легкие, очень похожие на современные бронетранспортёры, но и у немцев на момент войны были ненамного лучше. Самолетов у СССР было меньше, но сравнимое количество. Вооружения и припасов в целом на приемлемом уровне. Между тем, война застала СССР врасплох и сразу же началась для нас самым катастрофичным образом. Возникает вопрос почему? Тут причин несколько. Сталину из нескольких источников была доставлена агентурная информация о дате нападения 22 июня. Но почему же Сталин никому не поверил? В последние годы появилась версия, которая объясняет эту загадку. Военные специалисты заверяли Сталина, что сигналом к началу нападения на СССР должны служить 2 вещи. Заготовка интендантской службой утепленного зимнего обмундирования, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ может выдержать суровую зиму. Их стандартная зимняя форма одежды была рассчитана на мягкую европейскую зиму. Такую заготовку нужно делать заранее, успеть производить такое обмундирования после начала вторжения было совершенно невозможно. Воевать же зимой в России не подготовившись – чистое безумие. То же самое касалось зимней смазки на военной технике, ее тоже нужно было или поменять с летней заранее, или хотя бы иметь под рукой прямо в частях. Именно на эти данные Сталин, возможно, в первую очередь и опирался. Достоверно сейчас известно, что наши разведчики тщательно следили, когда в германской армии начнется упреждающая подготовка к зимней кампании. Сигналов не последовало. Сведения агентуры о начале войны 22 июня Сталин посчитал или дезинформацией, или началом не вторжения, а пограничного конфликта. В дезинформации была кровно заинтересована Великобритания, после поражения Франции оставшись с врагом один на один. Гитлер оказался бо’льшим авантюристом, чем можно было предположить. СССР рассчитывали разгромить за несколько месяцев. Даже в данном случае германские войска испытали бы проблемы в самом конце, но их надеялись решить в пожарном порядке. Как выяснилось, Гитлеру обращались высокопоставленные военные с настойчивым требованием и смазку на технике поменять, и к зиме готовиться. Гитлером было решено в целях дезинформации этого не делать. И план дезинформации Сталина удался как нельзя лучше!! Кстати, Рихард Зорге, наш разведчик в Японии, сделал верный вывод о нежелании Японии воевать против СССР в 1941 году на основании отсутствия в интендантской службе зимнего утепленного обмундирования и зимней смазки для техники!!!

Безусловно, усиленную концентрацию войск на всœей границе с СССР, их наступательную конфигурацию, в т.ч. и в странах союзниках, невозможно было не заметить. Но, с другой стороны, со стороны СССР также присутствовала подобная конфигурация, причем конфигурация не для оборонительной войны, а для войны наступательной!!! Об этом много данных. К примеру – основные склады советского военного снаряжения были не в глубоком тылу, а близко к границе. Близко к границе были и танковые соединœения. По последним данным, Сталин хотел оттянуть войну на 42 год и к этому сроку рассчитывал полностью подготовиться. Конфигурация наступательная была сделана заранее. Не исключено, что Сталин рассчитывал ударить в тот момент, когда немецкая армия высадится в Англии. Это был бы удобный момент. Достоверных данных на данный счёт не имеется, только догадки. Но даже если это и так, то осуждать такой вроде бы коварный план нельзя. Можно же только приветствовать. Против воплощения мирового зла – нацистов годился любой план, лишь бы только свернуть им шею.

Нужно отметить, что атакующая конфигурация войск не отличается от контратакующей. Устав и стратегия Красной Армии того периода отличались большим авантюризмом. Затяжные оборонительные действия не предусматривались. Только на неĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ время – потом переход в контрнаступление. Так что возможно, упреждающий удар вообще не планировался. Это еще хуже. В таком случае – контратакующая конфигурация армии - грандиознейшая глупость как сталинская, так и верхушки армии, которая дорого обошлась стране.

referatwork.ru

подвиг достойный титанов » Военное обозрение

Подготовка СССР к мировой войне была всесторонней: развивали народное хозяйство, повышали возможности Вооруженных сил, создавали новые образцы оружия, проводили массовую воспитательную патриотическую работу. Советское государство быстрыми темпами наращивало своё могущество. В причинах Победы нельзя недооценивать масштабность и огромное значение просто титанической работы, проделанной народами СССР в предвоенные годы. Первая (1929-1932 гг.) и вторая (1933-1937 гг.) пятилетки вывели страну в ряды мощнейших индустриальных держав планеты. Были построены гигантские предприятия черной и цветной металлургии, химической промышленности, машиностроения, энергетики, фактически созданы новые отрасли промышленности.

Взлёт был просто удивительным, в 20-е годы страна была отсталым государством, которое потеряло даже то, что было в 1913 году, преимущественно аграрного характера. То, на что другим странам потребовалось десятилетия и даже столетия, Советский Союз сделал за годы.

Сборочный цех танков КВ-1 Челябинского Кировского завода. Хорошо видно, что все корпуса уже «упрощенного» типа с прямым кормовым листом, а башни как сварные, так и литые. Весна 1942 года.

Так, по словам наркома вооружения Бориса Ванникова в «индустрии была поставлена глубоко продуманная и четкая мобилизационная задача. Она состояла в том, чтобы создать головные заводы, конструкторские бюро и научно-исследовательские институты, призванные конструировать, а затем осваивать в серийном или массовом производстве новые совершенные образцы вооружения; производить вооружение в размерах, необходимых для снабжения армии в мирное время; обеспечить запасы вооружения в количествах, соответствующих мобилизационным потребностям на случай войны и для восполнения потерь на начальных её этапах, и тем самым дать возможность в установленные по мобилизационному плану сроки обеспечить развертывание мощностей военной и гражданской промышленности до полного обеспечения вооружением потребности войны».

В 1930 году на XVI съезде партии было принято решение о создании новой металлургической базы на востоке страны, в недосягаемости от авиации противника, это решение фактически спасло наше государство от катастрофы – в начале войны почти вся металлургия Юга и Центра была или утеряна, или вывезена и ещё не приступила к работе на новых местах. Если бы не создали мощности на востоке страны в предвоенный период, для компенсации потерянных мощностей понадобилось бы несколько лет, война была бы ещё более длинной и кровопролитной.

XVIII съезд партии, прошедший в марте 1939 года, решил, что главным направлением развития экономики по-прежнему является рост тяжелой промышленности, большое внимание должно быть уделено созданию мощной промышленности на востоке СССР. В 1939 году было принято решение о строительстве и реконструкции в 1940-1941 гг. авиазаводов. После неё мощность советских авиационных заводов должна была примерно в полтора раза превзойти мощности германских авиазаводов. Кроме того, создавали новые истребители, бомбардировщики, штурмовики, не уступавшие мировым аналогам.

На прошедшей в феврале 1941 года XVIII партийной конференции председатель Госплана Н. А. Вознесенский верно отметил, что современная война «является войной моторов, … является также в значительной степени войной резервов, … требует огромных сырьевых, топливных, металлических и производительных резервов…».

Производство танков Т-34-76. На переднем плане 76,2-мм пушки Ф-34 образца 1940 года. Цех Челябинского Кировского завода, 1943 год.

Большая работа была проделана в танковой промышленности, к лету 1941 года её производственные мощности также должны были превзойти германские в полтора раза. Началось серийное производство новых танков КВ и Т-34, Германия ещё не имела подобных машин. Развивали артиллерийскую промышленность, с мая 1940 года к началу войны орудийный парк был увеличен в полтора раза. Созданы мобилизационные запасы всех видов. За годы третьей пятилетки рост военной продукции ежегодно составлял 39%, при росте всей промышленности в 13%. К началу войны фактически создана новая танковая промышленность, качественно перестроена авиационная отрасль. Созданы основы для качественного обновления и роста производства стрелкового вооружения, артиллерии. ВМФ регулярно пополнялся новыми боевыми кораблями и подлодками.

Подготовка Вооруженных сил: в 1939 году завершен переход на кадровую систему комплектования на основе всеобщей воинской повинности. С августа 1939 года по июнь 1941 года армия выросла более чем в два с половиной раза - до 5,4 млн. человек. В 1940 году создали 9 механизированных корпусов, проводилась реорганизация ВВС – к войне создали 75 дивизий и 5 бригад, из них 25 дивизий находились на стадии формирования. Армию быстро перевооружали.

В предвоенный период в государстве фактически уничтожили или разгромили «внутренних врагов», возможную «пятую колонну» врага. Общество было сплочено и едино. В настоящее время можно найти много литературы, которая говорит, что «внутренних врагов» Сталин не выдумал, они были. С самого начала в среде большевиков были «патриоты» и «интернационалисты» (или «троцкисты»), в итоге «государственники» во главе со Сталиным одержали верх, но «троцкисты» никуда не делись, они по-прежнему занимали многие важные посты. Поэтому ради спасения государства перед угрозой неминуемой мировой войны, спасения народа и социализма их надо было уничтожить. Понятно, что в процессе репрессий пострадали и невинные люди – даже в настоящее время, по разным оценкам, примерно каждый десятый сидит в тюрьме безвинно. Для этого провели и «чистку» командирских кадров в армии, были уволены пьяницы, политически неблагонадежные, кого-то арестовали и расстреляли. В итоге влияние «троцкистов» в армии было подорвано, боеспособность же армии не пострадала, наверх «пошли» те командиры, которые потом в войне покажут себя с лучшей стороны.

Советская военная мысль в предвоенные годы в целом верно оценивала изменения, происходящие в области ВС и в мире. В апреле 1940 года Генштабом был разработан оперативный план по отражению возможного нападения Германии. А.М.Василевский, бывший в то время первым заместителем начальника оперативного управления Генштаба, сообщил о том, что главным противником считали Германию, Италия также выступит на стороне Берлина, но её роль будет незначительной. Против СССР также выступят Финляндия, Румыния, Венгрия. Начальник Генштаба Б. М. Шапошников считал, что война ограничится западными границами СССР, поэтому здесь были сосредоточены основные силы, но для того чтобы полностью гарантировать безопасность на востоке государства, там были расположены силы, гарантировавшие там «устойчивое положение». Было верно определено, что будущая война будет носить маневренный характер, но станет затяжной и потребует максимального напряжения всех духовных и материальных сил государства и общества. Советская военная мысль разработала совершенно новую теорию глубокой операции.

Общество было подготовлено к войне – год за годом шла работа по патриотическому воспитанию детей, молодежи, всего населения в целом.

В итоге, можно сказать, что, несмотря на ряд ошибок, основы экономики, развития ВС, воспитания населения были заложены своевременно и правильно. И это в кратчайшие сроки. Это подтвердила и Великая Отечественная война, СССР и его народы с честью выдержали страшнейшую за всю историю человечества войну, не только победили, но стали ещё сильнее. А этого не ожидал никто, считалось, что если СССР и победит, то будет настолько ослабленным, что долгие десятилетия не сможет влиять на мировые процессы. СССР и его народы совершили три титанических подвига всего за два десятилетия: подготовились к мировой войне, смогли в ней победить и восстановили страну, став ещё сильнее. В мировой истории нет ничего подобного.

Цех по производству самолетов-штурмовиков Ил-2 на заводе №18 в городе Куйбышев

Источники:Вознесенский Н.А. Избранные произведения. М., 1979.Жуков Ю., Кожинов В., Мухин Ю. Загадка 37 года. М., 2010.Кожинов В. Правда сталинских репрессий. М., 2009.Смирнов Г. В. Очищение армии. М., 2007.http://militera.lib.ru/memo/russian/vannikov/index.htmlhttp://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000125/index.shtmlhttp://militera.lib.ru/memo/russian/vasilevsky/index.htmlhttp://waralbum.ru/

topwar.ru

Цена победы. СССР – Германия: подготовка к войне

Ведущий передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы» Дмитрий Захаров о соотношении вооруженных сил Германии и Советского Союза к 22 июня 1941 года. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Итак, что же происходило после того, как был подписан пакт Молотова — Риббентропа? Несмотря на великую дружбу, на совместный раздел Польши, на последующие действия Советского Союза в отношении Финляндии и Прибалтики было совершенно очевидно, что каждая из противостоящих сторон стремится использовать оставшееся время для наращивания материально-технической основы, военных мышц.

Стоит отметить, что это время Советский Союз использовал весьма и весьма эффективно. То есть за период с 1939 года — лето 1941 года по начало войны согласно советской историографии мы произвели около 18 тысяч боевых самолетов, не считая тех, которые были произведены до 1939 года. Цифры, касающиеся производства танков, впечатляют еще больше. Общее количество их приближалось к 26 тысячам, из которых Т-26 было 9998 единиц, БТ — 7519, Т-28 — 481, Т-35 — 59, Т-37 разных модификаций — около 6 тысяч, Т-40 — 132, Т-34 — 1225 штук и «Климентий Ворошилов» (КВ) — 636 машин. Таким был потенциал Советского Союза на 22 июня 1941 года.

На 1 июня 1941 года в Красной армии числилось около 26 тысяч танков

Для нанесения удара по Советскому Союзу вермахт сумел выделить 3932 танка и 266 штурмовых орудий. Причем, отметим, что в 1941 году немцы успели произвести только 3094 танка всех типов, включая 678 чешских легких танков.

Что же это было такое? Классическая формулировка, которая использовалась в советское время: все наши танки были безнадежно устаревшими, никуда не годились, кроме Т-34 и КВ. Однако здесь присутствует некая фигура лукавства, потому что если рассматривать то, чем были вооружены танковые части вермахта, картина вырисовывается весьма и весьма любопытная.

На вооружении вермахта в начале войны состояло значительное количество даже не танков, а танкеток Т-I, которые имели вес всего 5,5 тонн и были вооружены пулеметами; танки Т-II, которые весили 9 тонн и имели 20-мм автоматическую пушку и, как вспоминали наши ветераны, не выдерживали попадания пули крупнокалиберного пулемета. Речи о том, чтобы они выжили после попадания хотя бы 37-мм снаряда, просто быть не могло. Собственно говоря, эти танки создавались изначально как учебные. В дальнейшем, в ходе войны, они использовались в противопартизанских и патрульных операциях. И вот подобная техника составляла добрую половину того, чем располагал на момент начала войны вермахт.

ФОТО 1.jpgСолдат вермахта у сгоревшего советского танка Т-34, 1941 год

Кроме того, в составе вермахта было определенное количество чешских танков, которые немецкие танкисты очень любили, потому что они были лучше Т-I и Т-II. Это танки Skoda LT vz.35, которые имели вес 10 тонн, экипаж четыре человека и более или менее приличное бронирование. Этот танк выдерживал попадание 20-мм снаряда, но что-либо более крупное было для него уже смертельно опасно. Таких танков у немцев было 218 штук. Кроме того, были чешские танки LT vz.38, которые были более позднего выпуска, с весом около 10 тонн; броня у них была чуть-чуть побольше, но к 10 декабря 1941 года последний LT vz.38 был выведен из строя, и в дальнейшем все подобные танки (те, что уцелели) использовались немцами, как уже говорилось, в противопартизанских и патрульных целях.

Что касается приличной техники, которую можно было бы назвать танком, то это были Т-III, которые состояли на вооружении панцерваффе. Вес этого танка составлял 19,5 тонн, сначала его вооружали 37-мм пушкой, потом 50-мм короткоствольной.

Этот танк стал, если так можно выразиться, ломовой лошадью, которая на протяжении первых лет войны на своем хребте вывозила все и вся, что выпадало на долю панцерваффе, хотя с нашими более поздними танками эти машины ни в какое сравнение не шли. Таких танков в распоряжении вермахта было 1440 штук на начало войны. И, собственно, на советский фронт они сумели выделить 965 машин.

Ни одного французского трофейного танка на вооружении панцерваффе не было

Ну, и самая грозная машина, которая была легче Т-34 и которую у нас почему-то называют «тяжелым танком», был Т-IV. Т-IV появился в 1938 году, его вооружали короткой 75-мм пушкой, и это действительно была машина, способная оказывать некое более или менее серьезное сопротивление нашим танкам, хотя по своим параметрам она тоже уступала тому, чем мы располагали.

Конечно, можно бесконечно перечислять, какие танки достались немцам от французов в качестве трофеев, однако эти машины ни для каких целей, кроме как для учебных задач, просто-напросто не годились. Наблюдалась очень интересная тенденция в производстве вооружений в Германии после завершения «Странной войны». Как отмечал в своих мемуарах Гальдер, слово «невозможно» перестало существовать для верховного командования вермахта и, соответственно, политического руководства Германии вообще. То есть наступил период некой эйфории и шапкозакидательства, которое, в общем, потом приобрело достаточно выраженные последствия.

Что касается Советского Союза, то действия Германии в Польше и молниеносный разгром французской армии, которая на момент начала войны была не самой слабой, имея в своем распоряжении более 3 тысяч танков, показали, что противник-то весьма и весьма серьезный и относиться к нему нужно с определенным если не почтением, то с сознанием степени опасности, которую он представляет. Соответственно, в Советском Союзе в 1939 —1941 годах шли активные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы практически по всем направлениям создания техники и вооружений. Можно до бесконечности повторяться и петь дифирамбы танкам Т-34 и КВ, но, действительно, на период начала войны эти машины не имели себе равных ни в одной стране мира и до 1943 года были (бесспорно) вне конкуренции. И надо сказать, что если в 1941 году их было произведено не так уж много, где-то чуть больше 1,5 тысяч, то уже в 1942 году советская промышленность произвела 24718 танков, из которых Т-34 составляли 12,5 тысяч штук.

ФОТО 2.jpgСоветские истребители И-16, захваченные немцами на аэродроме, 1941 год

Работы действительно шли, как принято говорить, ударными темпами, и разработка танков, способных выдержать попадание снарядов противотанковых и танковых орудий, была достаточно успешной. Можно привести массу оговорок и определенное нежелание военных загружаться приемом на вооружение новой техники (довольно часто это сталкивалось с консервативным подходом), тем не менее эти танки стали поступать в военные части. Вопрос в том, как они использовались в 1941 году?..

Что касается авиации, то здесь тоже шла достаточно активная работа. Существовало несколько авиационных школ, создававших самолеты в Советском Союзе. Это школа Николая Поликарпова, «короля истребителей» 30-х годов, который построил И-15, И-16, И-153 (достаточно курьезную машину, биплан с убирающимися шасси, который изжил себя еще в тот момент, когда только появился на свет), И-180, И-185 (более поздние разработки). Во время испытания этих самолетов погиб Валерий Чкалов, что привело Николая Поликарпова к определенному карьерному закату. Косвенно это ему вменялось в вину, и работа над этими самолетами, к сожалению, была остановлена, хотя характеристики такой машины как И-185, надо сказать, были выдающимися.

Силы Советского Союза к лету 1941 года были крупнейшей армией мира

Группа молодых конструкторов: Яковлев, Лавочкин, Горбунов, Гудков и Микоян также создавали истребители. Безусловным лидером стал Яковлев, фаворит Сталина, который построил самолет Як-1. В своей книге «Время, люди, самолеты» летчик-испытатель Рабкин приводит документы о том, в каком состоянии Як-1, равно как и ЛАГ-1 (впоследствии ЛАГ-3), и МиГ-1 (МиГ-3) принимались на вооружение. Самая ужасающая, пожалуй, картина была с яковлевской машиной. Количество недоработок по самолету превышало 120 позиций, в том числе отказы карбюраторов, генератора, перегрев двигателя, недоработки системы охлаждения, масляной и водяной, и многое-многое другое. Собственно говоря, история появления на свет таких самолетов как Як-1 и ЛАГ-1 достаточно любопытна.

Дело в том, что и на том, и на другом самолете стояла одна и та же винтомоторная группа — мотор Испано-Сюиза французского производства, купленный по лицензии. Он находился у французов в производстве с 1936 года, и к моменту, когда лицензия была куплена, двигатель получил название М-105 (впоследствии была еще модификация М-107, суперфорсированная и нежизнеспособная). Собственно говоря, французы снимали этот двигатель с производства, заменяя его более эффективным. Одним словом, вот такой «новый» мотор стоял на самолетах Яковлева и на самолетах Лавочкина первого поколения.

Самолет Яковлева представлял собой конструкцию из металлических трубочек, обтянутую тканью, местами фанерой, и по своим характеристикам во многом был близок к спортивному самолету. Фактор живучести у него был относительно невелик, но за счет того, что использовалась ткань, он был достаточно легким.

Что же касается самолета Лавочкина, то он делался из дельта-древесины, фанеры, и обладал большей живучестью, но зато и большим весом, за что летчики во время войны прозвали ЛАГ-1 «летающим гарантированным гробом», потому что машина не обладала достаточной маневренностью. А если к этому добавить еще проблемы с карбюраторами и многие другие, которые встречались на этих самолетах, то, в общем, можно представить насколько непросто нашим летчикам было на них воевать.

ФОТО 3.jpgПодразделение вермахта на католическом богослужении перед вторжением в СССР, 1941 год. Автор фото: Алоиз Бек

Очень интересная машина была микояновская, МиГ-1, впоследствии МиГ-3, которая в 1941 году была снята с производства. Тоже туманная и непонятная история. Немецкий летчик-испытатель Ганс-Вернер Лерхе, который отвечал за испытания трофейных советских самолетов в Германии, отмечал очень высокие характеристики МиГ-3 на 1941 и даже 1942 год. Дело в том, что эта машина развивала порядка 640 км/ч, в то время как позднейшие модификации Messerschmitt Bf.109 развивали только 600. Тем не менее МиГ был снят с производства. Считалось, что эта машина достаточно строгая к пилотированию, что у нее недостаточно мощное вооружение, и главный тезис, который приводится в мемуарах Яковлева, — это то, что самолет имел двигатель для полетов на больших высотах. Тот же самый летчик-испытатель Рабкин опровергает Яковлева, говоря, что высотность самолета определяется тем, как настроена у него топливная система, карбюраторы и как обеспечивается обогащение или обеднение смеси. То есть МиГ-3 можно было сделать и самолетом для боев на средних и небольших высотах. И, кстати сказать, Александр Покрышкин, который начал войну именно на МиГ-3, несмотря на его декларированные высотные характеристики, вполне справлялся с этим самолетом и весьма эффективно им пользовался на небольших высотах в боях с Messerschmitt Bf.109.

Таким образом, общая численность нашей авиации на момент начала войны была весьма и весьма впечатляющей. Общее число самолетов в парке ВВС РККА приближалось к численности танков в танковых парках. Одновременно был разработан и доведен до производства самолет Ил-2 — машина весьма неоднозначная, самая массовая в нашей авиации. Почти 40% погибших во время войны летчиков — это пилоты Ил-2, у которых был самый горький хлеб: они перепахивали передний край и, соответственно, гибли чаще, чем все остальные асы. По статистике, стрелков Ил-2 убивали в семь раз чаще, чем пилотов. То есть, прежде чем погибал один летчик Ил-2, у него менялось семь стрелков.

Наша авиация к началу войны насчитывала где-то под 30 тысяч машин. Казалось бы, огромная масса техники и вооружений… В больших количествах строились торпедные катера, как дешевое, экономичное и при разумном использовании эффективное средство борьбы с морскими целями. Производились по немецкой лицензии 85-мм пушки (по сути аналог знаменитой 88-мм пушки), орудия других калибров. То есть ВПК Советского Союза работал на полных оборотах, и к моменту нападения Германии на нашу страну численный перевес в технике у нас был огромный. Мы многократно превосходили вермахт, панцерваффе и люфтваффе.

На стороне Германии было качество, на стороне СССР — количество

Что же касается использования этой техники, то это другая, обратная сторона вопроса. Дело в том, что мало произвести много оружия, надо еще уметь им пользоваться. Как писали в мемуарах многие наши летчики и танкисты, в частях велась борьба за экономию горюче-смазочных материалов, стрельбы проводились крайне редко, зато очень хорошо было поставлено дело с хозяйственными работами, с проведением всевозможных политзанятий, лекций, семинаров, маршировкой и другими совершенно «необходимыми» в подготовке вооруженных сил делами. На ум приходит цитата из Эйке Миттельдорфа, офицера Генштаба вермахта, который написал инструкцию по эксплуатации армии, где среди прочего сказано, что строевой подготовкой солдат должен заниматься минимально, чтобы уметь прилично ходить в строю. Из 16 часов ежедневных занятий в вермахте большая часть времени отводилась на отработку тактических приемов, стрельбу и прочие необходимые для выживания на поле боя мероприятия.

Такая картина складывалась к июню 1941 года. При этом, что интересно, у каждой из противостоящих сторон была своя эйфория: у наших, потому что мы обладали огромным техническим парком, у немцев — оттого, что малыми силами им удалось пройти пол-Европы и, казалось, что это будет продолжаться вечно. Однако события, которые начали происходить летом 1941 года и в последующие годы, показали, что количественный перевес далеко не всегда является гарантией успеха, в то время как и качественный перевес — не всегда залог победы.

'+$(this).find('.num-quest').html()+'. '+ $(this).find('.x_big-i').html() +'

diletant.media

Подготовка СССР к войне с Германией

Количество просмотров публикации Подготовка СССР к войне с Германией - 1334

К грядущей войне с Германией активно готовились, укрепляя военную промышленность. К 41 году в Красной армии было намного больше танков, чем у нацистского блока. Οʜᴎ были почти всœе легкие, очень похожие на современные бронетранспортёры, но и у немцев на момент войны были ненамного лучше. Самолетов у СССР было меньше, но сравнимое количество. Вооружения и припасов в целом на приемлемом уровне. Между тем, война застала СССР врасплох и сразу же началась для нас самым катастрофичным образом. Возникает вопрос почему? Тут причин несколько. Сталину из нескольких источников была доставлена агентурная информация о дате нападения 22 июня. Но почему же Сталин никому не поверил? В последние годы появилась версия, которая объясняет эту загадку. Военные специалисты заверяли Сталина, что сигналом к началу нападения на СССР должны служить 2 вещи. Заготовка интендантской службой утепленного зимнего обмундирования, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ может выдержать суровую зиму. Их стандартная зимняя форма одежды была рассчитана на мягкую европейскую зиму. Такую заготовку нужно делать заранее, успеть производить такое обмундирования после начала вторжения было совершенно невозможно. Воевать же зимой в России не подготовившись – чистое безумие. То же самое касалось зимней смазки на военной технике, ее тоже нужно было или поменять с летней заранее, или хотя бы иметь под рукой прямо в частях. Именно на эти данные Сталин, возможно, в первую очередь и опирался. Достоверно сейчас известно, что наши разведчики тщательно следили, когда в германской армии начнется упреждающая подготовка к зимней кампании. Сигналов не последовало. Сведения агентуры о начале войны 22 июня Сталин посчитал или дезинформацией, или началом не вторжения, а пограничного конфликта. В дезинформации была кровно заинтересована Великобритания, после поражения Франции оставшись с врагом один на один. Гитлер оказался бо’льшим авантюристом, чем можно было предположить. СССР рассчитывали разгромить за несколько месяцев. Даже в данном случае германские войска испытали бы проблемы в самом конце, но их надеялись решить в пожарном порядке. Как выяснилось, Гитлеру обращались высокопоставленные военные с настойчивым требованием и смазку на технике поменять, и к зиме готовиться. Гитлером было решено в целях дезинформации этого не делать. И план дезинформации Сталина удался как нельзя лучше!! Кстати, Рихард Зорге, наш разведчик в Японии, сделал верный вывод о нежелании Японии воевать против СССР в 1941 году на основании отсутствия в интендантской службе зимнего утепленного обмундирования и зимней смазки для техники!!!

Безусловно, усиленную концентрацию войск на всœей границе с СССР, их наступательную конфигурацию, в т.ч. и в странах союзниках, невозможно было не заметить. Но, с другой стороны, со стороны СССР также присутствовала подобная конфигурация, причем конфигурация не для оборонительной войны, а для войны наступательной!!! Об этом много данных. К примеру – основные склады советского военного снаряжения были не в глубоком тылу, а близко к границе. Близко к границе были и танковые соединœения. По последним данным, Сталин хотел оттянуть войну на 42 год и к этому сроку рассчитывал полностью подготовиться. Конфигурация наступательная была сделана заранее. Не исключено, что Сталин рассчитывал ударить в тот момент, когда немецкая армия высадится в Англии. Это был бы удобный момент. Достоверных данных на данный счёт не имеется, только догадки. Но даже если это и так, то осуждать такой вроде бы коварный план нельзя. Можно же только приветствовать. Против воплощения мирового зла – нацистов годился любой план, лишь бы только свернуть им шею.

Нужно отметить, что атакующая конфигурация войск не отличается от контратакующей. Устав и стратегия Красной Армии того периода отличались большим авантюризмом. Затяжные оборонительные действия не предусматривались. Только на неĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ время – потом переход в контрнаступление. Так что возможно, упреждающий удар вообще не планировался. Это еще хуже. В таком случае – контратакующая конфигурация армии - грандиознейшая глупость как сталинская, так и верхушки армии, которая дорого обошлась стране.

referatwork.ru

СТЕ́ПЕНЬ ГОТО́ВНОСТИ К ВОЙНЕ́ СССР В 1941 ГОДУ́

Это дискуссионный вопрос, по которому в исторической науке, околонаучной публицистике и массовом сознании существуют различные точки зрения. Тема недостаточной готовности СССР к войне, приведшей к катастрофе лета 1941 года и в дальнейшем к огромным потерям в Великой Отечественной войне, использовалась для критики как личных качеств и политики И.В. Сталина, так и всего режима в целом. Такого рода критика была характерна для диссидентского движения, а также для публицистического дискурса эпохи Перестройки. Тема готовности СССР к войне тесно переплетается с вопросом о внезапности нападения Германии на СССР.

Вопрос о готовности к войне СССР в 1941 г. в исторической литературе

Вопрос о достаточности готовности СССР к войне был затронут уже в 1941 году И.В. Сталиным, который в докладе на торжественном заседании Московского совета 6 ноября заявил, что «причина временных неудач нашей армии состоит в недостатке у нас танков и отчасти авиации». В дальнейшем тема о недостаточной оснащенности Красной Армии бронетанковой и авиационной техникой накануне войны стала одной из основных в исторических работах советского периода. Повышенное внимание к этому аспекту проблемы со стороны советской исторической науки отчасти может объясняться желанием советской военной и военно-промышленной элиты использовать тему недостаточной оснащенности Красной Армии накануне войны как аргумент в спорах о распределении ресурсов экономики между гражданскими и военными задачами.

После доклада Н.С. Хрущева на ХХ съезде в дополнение к ней появились две другие темы: падение качества командного состава Красной Армии в результате незаконных репрессий и несоответствие советской военной доктрины требованиям современной войны, которое также увязывалось с репрессиями против командного состава. Проблема приобрела новое политическое значение после состоявшейся 16 февраля 1966 года в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС открытой дискуссии о книге А.М. Некрича «1941. 22 июня», в которой принял участие ряд представителей диссидентского движения. Дискуссия показала, что критика И.В. Сталина в частном вопросе о готовности СССР к войне легко переходит в критику всей советской системы государственного управления, а затем и общества в целом. В дальнейшем аналогичный переход был широко использован в период Перестройки, когда вопрос о готовности СССР к войне стал на некоторое время острой политической темой, широко используемой не только в околоисторической публицистике, но и в выступлениях политических деятелей.

После распада СССР политическая актуальность этой тематики снижается. Одновременно начинается «архивная революция»: упрощается доступ исследователей в архивы, публикуются и вовлекаются в научный оборот новые документы. Все это создало предпосылки для более глубокого, учитывающего больше аспектов, чем раньше, взгляда на степень готовности СССР к войне. Выявились новые проблемы, стало возможно взглянуть на уже давно обсуждаемые под новым углом. В настоящий момент пока рано утверждать, что историческая наука пришла к полному и всестороннему пониманию проблемы, но есть несомненная позитивная динамика.

Понятие "Готовность к войне"

Готовность к войне является многоаспектным понятием и включает в себя: готовность вооруженных сил, экономики, системы государственного управления и общества. В рамках этих больших областей можно в свою очередь выделить составные части более низкого уровня, в рамках которых существуют отдельные проблемы. Спустившись на этот уровень, мы неизбежно получим противоречивую картину, так как в рамках такой сложной и многоаспектной деятельности, как подготовка к войне, неизбежно будут приниматься спорные или даже ошибочные решения, причем не только главой государства, но и большим числом других представителей политической, экономической и военной элиты.

Подготовка СССР к войне в предвоенный период

Оценивая ситуацию в целом, следует признать ряд бесспорных фактов. В предвоенный период руководство СССР уделяло огромное внимание подготовке страны к войне. На эту подготовку были затрачены огромные ресурсы, точный объем которых сейчас затруднительно определить. В рамках этой подготовки были созданы многочисленные вооруженные силы, оснащенные большим количеством оружия и военной техники (23 тыс. танков, 117,5 тыс. орудий и минометов всех систем, 18,7 тыс. боевых самолетов). В СССР сформировалась мощная оборонная промышленность, способная производить современную военную технику. В то же время реальное применение вооруженных сил показало их многочисленные недостатки и слабые места, часть которых связана с ошибочными решениями, принятыми в рамках подготовки к войне. Но необходимо учитывать, что противником, с которым пришлось воевать Красной Армии, была страна с сильной экономикой, крепкими военными традициями и мощной инженерной культурой. Поэтому в сравнении с созданной этой страной военной машиной подготовка СССР к войне неизбежно будет показывать какие-то слабые стороны.

Традиционно больше всего споров вызывает вопрос об оснащенности Красной Армии вооружением и военной техникой. В исторических исследованиях советского периода было принято противопоставлять две цифры: 4300 танков немцев и их союзников против 1861 танка современных типов (КВ и Т-34) на вооружении СССР. Про остальную бронетехнику утверждалось: «в советских войсках имелись еще танки устаревших систем, но сколько-нибудь существенной роли в предстоящих сражениях они играть не могли». Утверждалось, что танки старых типов находились в плохом техническом состоянии, большая часть из них требовала ремонта и не могла быть использована в боевых действиях. Отмечался низкий моторесурс этих танков, от 80 до 120 часов (эти показатели, действительно невысокие с точки зрения эксплуатации в мирное время, лучше, чем у танков, которые использовались в контрнаступлении под Сталинградом, и примерно соответствуют моторесурсу танков советского производства второй половины 1943 года). Общее число танков накануне войны первым попытался определить полковник В.В. Шлыков в статье «И танки наши быстры»(Международная жизнь, 1988, № 9) оценив её в 20,7 тысяч единиц (в своей оценке он ошибся в меньшую сторону). В рамках полемики вокруг этой статьи были названы окончательные цифры наличия бронетехники Красной Армии. Произошла переоценка технического состояния парка бронетанковой техники. В статье «Боеготовы были» П.Н. Золотова и С.И. Исаева (Военно-исторический журнал, 1993, № 11) было указано, что из 23 тысяч танков накануне войны 18691 относилось к 1-й и 2-й категориям готовности, 4415 требовали среднего или капитального ремонта. Проблема технической готовности существовала, т. к. имеющиеся танки было невозможно отремонтировать из-за прекращения производства запчастей к ним, но не носила такой катастрофический характер, как ранее представлялось.

В то же время развернулась продолжающаяся до сих пор в популярно-исторической литературе дискуссия о боевых качествах танков «устаревших типов». Подогрета она была провокационными сочинениями В.Б. Резуна. Ряд авторов отмечал, что по своим тактико-техническим характеристикам советские БТ и Т-26 не уступали легким танкам немецкого и чехословацкого производства (Pz-I, Pz-2, LT-35) и отчасти даже более тяжелым LT-38 и Pz-III(кроме последних модификаций с усиленным бронированием). В то же время нельзя забывать, что в 1930-е и 1940-е годы моральное устаревание военной техники происходило очень быстро. Фактически на 22 июня 1941 года вся бронетанковая и авиационная техника, произведенная до 1940 года, была морально устаревшей. Германская армия отказалась от использования значительной части бронетехники, произведенной до этого периода. В СССР культурная специфика военной среды (существование армии в условии бедности материальных средств) препятствовала таким радикальным решениям. Напротив, применение пытались найти даже абсолютно устаревшей военной технике, например, танкетке Т-27 и даже танку МС-1 (в укрепрайонах). Тем более было невозможно отказаться от применения имевших превосходные для 1930-х годов тактико-технические характеристики танков БТ-7 и пушечного варианта Т-26. В то же время противопульное бронирование этих танков не могло обеспечить их защиту в условиях массового применения легких противотанковых орудий. Такие танки могли успешно применяться только в условиях тесного взаимодействия с другими родами войск, в том числе массированной артиллерийской поддержке. В реальных боях 1941 года таких условий обеспечить не удалось.

Спорным вопросом стала и боевая ценность Т-34 и КВ. Документы свидетельствуют, что прежние представления об их полной неуязвимости были преувеличенными. Немецкие противотанковые пушки, в том числе даже 37-мм, могли при их подбивать при благоприятных условиях (стрельба в борт с близкой дистанции подкалиберным снарядом под удобным углом). Плохая обзорность из советского танка и совмещение командиром обязанностей наводчика (из-за чего он не мог наблюдать за обстановкой на поле боя) создавали возможности для возникновения таких ситуаций.

Хорошие показатели пушек новейших советских танков сложно было реализовать в танковых боях из-за нехватки бронебойных снарядов, производству которых промышленность не уделяла достаточного внимания. В мае 1941 года их имелось всего 132 тысячи, что позволяло распределять их только в расчете 10-20 штук на танк. Если в Приграничном сражении это не могло оказать существенного влияния (большинство современных танков было в нем потеряно, не выстрелив даже выделенной им «голодной нормы» снарядов), то в последующих операциях нехватка бронебойных снарядов существенно сказалась на боеспособности бронетанковых войск и противотанковой артиллерии.

Военно-воздушные силы

Похожая ситуация сложилась в ВВС. Имелся огромный парк самолетов выпуска 1930-х годов и значительно меньшее число более современных самолетов. В числе последних имелось 1385 истребителей (МиГ-1, МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1) и до 2 тысяч ударных самолетов (число может меняться в зависимости от того, какие типы советских ударных самолетов считать современными). Не для всех имеющихся самолетов, однако, имелись подготовленные летчики, только 800 летчиков было готово использовать современные истребители. Это, впрочем, достаточно большое число, для сравнения, немцы для нападения на СССР выделили 1026 истребителей Bf-109, из которых только 579 были новейшей модификации. Боевой подготовке пилотов мешала нехватка авиационного бензина, который  не могла обеспечить в достаточном числе советская промышленность.

Самый многочисленный из новых самолетов, МиГ-3, был сконструирован в расчете на бой на средних и больших высотах. Но на советско-германском фронте большая часть воздушных боев проходила на высотах ниже 4 километров, где МиГ-3 не мог реализовать свой потенциал. Нельзя не согласиться с рядом современных историков авиации, считающих, что превосходные характеристики МиГ-3 позволяли хорошо выполнять некоторые виды задач, например, вести т. н. «свободную охоту». Но МиГ-3 не мог нести на себе основную тяжесть войны в воздухе. В начале 1942 года его производство было прекращено. Помимо новых истребителей вести борьбу с немецкими самолетами (кроме Bf-109 новейших модификации) могли также И-16 последних выпусков, особенно тип 27 и тип 28, вооруженные 20-мм пушками. Истребители И-15бис, И-153, И-16 первых выпусков уже не могли выполнять свои задачи и были скорее обузой для ВВС, отвлекая средства на их материально-техническое снабжение. Эффективному применению авиации препятствовало недостаточное количество и низкое качество самолетных радиостанций (из-за чего летчики порой не пользовались радиосвязью даже тогда, когда радиостанция имелась на самолете). Советские ударные самолеты несли более слабую бомбовую нагрузку по сравнению с немецкими, что снижало их боевую ценность.

Артиллерия

Артиллерийское вооружение Красной Армии было многочисленным и разнообразным. Основой полевой артиллерии были 122-мм и 152-мм гаубицы, частично новой конструкции, частично — модернизированные системы времен Первой мировой войны. Имелась сильная тяжелая артиллерия на корпусном уровне, опирающаяся на превосходные 152-мм орудия МЛ-20, хорошо зарекомендовавшие себя во время войны. После того, как была уменьшена штатная численность 76-мм пушек в составе стрелковых дивизий, у ГАУ образовались значительные запасы этих орудий, что позволило летом 1941 года снабдить артиллерией вновь формируемые дивизии. Противотанковая артиллерия насчитывала 15,6 тысяч 45-мм орудий, способных при правильном применении успешно бороться с немецкими танками. В связи с  ошибочными данными разведки о начале производства тяжелых танков в Германии была принята на вооружение 57-мм противотанковая пушка конструкции В.Г. Грабина. Но в силу её технической сложности освоить её производство к началу войны промышленность не смогла, а после начала войны выяснилось, что у немцев нет танков с такой толщиной брони, для пробития которой требуется такое орудие. До 1940 года слабым местом советской системы артиллерийского вооружения было малое число минометов, но после Финской войны советская промышленность быстро наладила их массовое производство, в результате чего армия к началу войны имела 53 тысячи минометов. В их числе были уникальные для 1941 года 120-мм минометы, конструкция которых была после начала войны скопирована германской промышленностью. Минометы были интегрированы в штатную структуру пехоты на уровне рот, батальонов и полков. Не ясным остается, однако, насколько командиры готовы были использовать минометы, так как многие из них проходили обучение тогда, когда тактика Красной Армии не предполагала их массового применения.

Самым серьезным пробелом в артиллерийском вооружении была малочисленность малокалиберной зенитной артиллерии. Из-за этого сухопутные войска и аэродромы были беззащитны от ударов с воздуха, немецкие летчики бомбили, как на полигоне (зенитный огонь, даже если не повреждает самолет, приводит к значительному снижению точности бомбометания). Причиной проблемы была неправильная военно-техническая политика начала и середины 1930-х годов. В результате 37-мм зенитная пушка была принята на вооружение только в 1939 году, к началу войны в войска поступило только 1214 штук.

Стрелковое оружие

В области стрелкового вооружения СССР пошел на радикальное нововведение: принятие на вооружение самозарядной винтовки системы Ф.В. Токарева как основного оружия пехоты. Это оружие обладало серьезными преимуществами по сравнению с традиционно используемыми в этом качестве магазинными винтовками. К сожалению, СВТ были слишком требовательны к уходу за собой, а после массовой мобилизации средний солдат Красной Армии не мог обеспечить это обслуживание. Поэтому место СВТ вновь заняла проверенная временем винтовка Мосина. Пулеметное вооружение Красной Армии качественно уступало немецкому благодаря наличию у вермахта выдающегося по своим характеристикам пулемета МГ-34. Отдельно стоит отметить, что огневая мощь немецкой пехоты, нашедшая свое отражение в «мифе о  немецких автоматчиках», объясняется именно массированным применением МГ-34, а не использованием немцами пистолетов-пулеметов. Последние широко применялись в ходе войны именно советской пехотой.

Военно-морской флот

Военно-морской флот получил накануне войны ряд новых современных боевых кораблей класса эсминец и крейсер, а также подводных лодок. Но специфика войны на закрытых морских театрах требовала наличия кроме них ещё и других, менее крупных кораблей. Опыт войны показал, что на Балтийском море требовались в первую очередь сторожевые корабли и тральщики. На Черном море в силу его большей глубины тральщиков требовалось меньше, но нужны были десантные корабли. Кораблей этих классов накануне войны имелось недостаточно, а их замена мобилизованными гражданскими судами не была полноценной.

Проблемы в подготовке к войне

Организационная структура советских вооруженных сил в целом соответствовала требованиям Второй мировой войны. Их основой были стрелковые дивизии, в составе которых имелись пехота, полевая и противотанковая артиллерия, минометы, разведывательные и тыловые подразделения. В общих чертах структура советской стрелковой дивизии накануне войны была похожа на немецкую пехотную. Вместе с тем более детальный анализ показывает, что численность немецкой дивизии была выше, в основном за счет подразделений, обеспечивающих боевые действия. Меньшей частью армии были мобильные силы, ядром которых были танковые войска. Очень велико было число танковых (61) и моторизованных (31) дивизий. Как справедливо заметил А.В. Исаев, по своим штатам советская танковая дивизия имела значительно больше танков, чем немецкая, при меньшем количестве пехоты и артиллерии, и это снижало её боеспособность, так как соотношение родов войск в ней было не оптимальным.

Наибольшие упреки обычно вызывает организационная структура ВВС, разделившая их на три уровня: армейского подчинения, фронтового и РГК. Считается, что это деление препятствовало маневрированию авиации между разными участками фронта (что не вполне верно, так как такого рода маневрирование мало практиковалось и после перестройки системы управления ВВС на других принципах).

Ключевой организационной проблемой была несвоевременная реформа бронетанковых войск, предпринятая в мае 1941 года. Хотя в её основе лежали здравые идеи большей концентрации бронетанковых войск и унификации их организационно-штатной структуры, на практике она привела к появлению большого числа новых танковых и моторизованных дивизий, формирование которых началось буквально за считанные недели до начала войны. Некоторые из них вынуждены были вступить в бой в самые первые дни войны, с закономерно плачевными результатами. Расформированные в ходе реформы танковые бригады, несмотря на свою несовершенную организационную структуру, были бы более боеспособными единицами. Кроме того, для укомплектования новых формирований требовалось в полтора раза больше танков, чем имелось в наличии (или в два раза, если не учитывать небоеспособные машины). В результате между этими дивизиями распылялись и без того немногочисленные вспомогательные технические средства и кадры. Аналогичная ошибка в меньших масштабах была допущена в авиации, где поступление на вооружение новой техники привело к формированию новых авиационных частей, чтобы использовать высвободившуюся устаревшую материальную часть. Это усугубило другую проблему советских ВВС: малочисленность и низкую техническую оснащенность наземного персонала (именно это и было главным препятствием для маневрирования авиацией путем перебазирования аэродромов). Видимо, из-за неё же не были реализованы многочисленные приказы о маскировке аэродромов и постройке укрытий для самолетов, отданные накануне войны: эту работу просто было некому делать.

В настоящий момент сложно оценить, насколько высокой была боевая подготовка войск Красной Армии. Можно лишь сказать, что боевая подготовка шла регулярно, проводились маленькие и большие учения, на которых отрабатывались как наступательные, так и оборонительные действия (в боевой подготовке войск не прослеживается избыточного наступательного крена, о котором писали многие авторы). Командный состав слишком часто менялся в связи увеличением численности армии и её постоянными реорганизациями, его численность была недостаточной. Репрессии 1937-38 годов внесли в эту проблему не такой уж большой вклад, что доказывает в своих работах М.И. Мельтюхов. На смену репрессированной военной элите Красной Армии пришли более молодые и лучше образованные кадры (в том числе окончившие военные академии), хотя их опыт управления войсками был меньше, им не довелось командовать армиями и фронтами в период Гражданской войны. Некоторые мемуаристы и исследователи (например, генерал А.В. Горбатов, маршал А.М. Василевский, историк О.Ф. Сувениров) считали, что репрессии подорвали боеспособность армии, лишив её опытных военачальников. Но сейчас нет возможности доказать, что представители репрессированной военной элиты лучше командовали войсками, чем новое поколение командных кадров (впрочем, невозможно доказать и обратное). А.А. Смирнов в своих работах, анализируя документы о боевой подготовке войск Красной Армии, пришел к выводу, что она в результате репрессий не снизилась, а выявляемые проблемы с боевой подготовкой и боеготовностью были такими же, как и до репрессий.

В отличие от репрессий командного состава, проблема подготовки мобилизационного резерва для Красной Армии традиционно привлекала значительно меньше внимания историков. Некоторые из них обращали внимание на позднее введение всеобщей воинской повинности в СССР (в 1939 году). Но на практике эта мера не имела большого значения, так как до того воинская повинность не распространялась только на политически неблагонадежные группы — потомков эксплуататорских классов. Даже казаки, несмотря на крайне настороженное к ним отношение власти, призывались на военную службу. Военная подготовка и до 1939 года охватывала большую часть молодежи, но большим её недостатком были территориальные части, через которые проходила значительная часть военнообязанных. Уровень подготовки этих частей был исключительно низким, а прошедшие через них военнообязанные не могли быть использованы в армии без переподготовки. 

Не соответствует действительности утверждение, что репрессии командного состава привели к отказу от передовых военно-теоретических взглядов, проводниками которых были расстрелянные военачальники. За появлением этой концепции стоят не реальные факты, а справедливое отвращение к политике государственного террора. Тем не менее, военные доктрины не собственность отдельных лиц, а результат системной работы большого числа людей, которые не являются незаменимыми ни по отдельности, ни как группа (люди, взгляды которых легли в основу советской военной теории, В.К. Триандафиллов и К.Б. Калиновский, погибли в 1931 году). Доступные сейчас материалы, в частности, стенограммы совещания командного состава декабря 1940 года, полевой устав 1939 года и др. показывают, что доктринальные взгляды советской военной элиты накануне войны представляли собой результат развития взглядов предшествующего периода. В целом концепция «глубокой операции», которой придерживались советские военачальники, была современной и показала эффективность в ходе войны после того, как инициатива перешла в руки советского командования. Пожалуй, единственным недостатком в области военной теории была неправильная оценка идей Г.С. Иссерсона о характере операций в начальном периоде войны, высказанных им в работе «Новые формы борьбы». В результате военная элита оказалась не готова к событиям июня-июля 1941 года. Впрочем, и сам Иссерсон в своей работе только указал на проблему, но не предложил путей её решения.

Военная промышленность

Военная промышленность в предвоенное десятилетие достигла исключительных успехов. Если на начало 1930-х годов танкостроение и авиастроение в СССР были слабыми, только зарождающимися отраслями, то к началу войны они выросли и превратились в передовые современные отрасли, способные давать продукцию мирового класса. С 1932 по 1940 год танковая промышленность СССР дала 26,7 тыс. танков, авиапромышленность за тот же период произвела свыше 50 тысяч самолетов (из них примерно 70% были боевые самолеты). По производству танков и самолетов СССР в  1930-е годы находился на первом месте в мире. Значительных успехов достигла и артиллерийская промышленность, освоившая массовое производство новых артиллерийских систем. В целом советская военная промышленность располагала к началу войны рядом крупных центров производства, располагавших опытными кадрами и значительным парком оборудования. Однако большая часть этих центров располагалась в исторически сложившихся крупных промышленных районах в западной части страны (Харьков/Донецк/Луганск, Ленинград, Москва). В ходе войны этим предприятиям пришлось пережить эвакуацию. План по строительству заводов-дублеров на Урале и в Сибири не удалось реализовать. Помогло то, что в этих регионах имелось большое количество недостроенных или недавно вступивших в строй предприятий, имевших свободные производственные площади. На них и разместилось эвакуированное оборудование. Плана массовой эвакуации промышленности накануне войны не имелось, имелись только разработки плана частичной эвакуации промышленности из Ленинграда, которые и были реализованы сразу после начала войны.

Промышленность боеприпасов

Промышленность боеприпасов была развита сравнительно слабее. В результате к началу войны Красная Армия имела примерно в 1,5 раза меньший по весу запас боеприпасов, чем противник. Военные оценивали эти запасы как недостаточные, но по опыту Великой Отечественной войны их хватило бы на несколько месяцев наступательных операций. Значительная часть боеприпасов была потеряна в начальный период войны при захвате складов противником. Слабыми местами советской промышленности боеприпасов было производство взрывчатых веществ, особенно пороха. Новые пороховые заводы в 1930-е годы строились медленно. Завод № 98, строительство которого началось в 1929 году, начал производство только в 1941. Слабо развито было производство нитроглицериновых порохов, потребности в которых увеличились в связи с принятием на вооружение минометов и реактивной артиллерии.

Положение в других отраслях промышленности

Развитие в СССР в 1930-е годы таких отраслей, как станкостроение, энергетическое машиностроение, производство металлургического оборудования, тракторов, автомобилей создавало предпосылки для значительного увеличения военного производства, так как в этих отраслях был накоплен огромный парк разнообразного оборудования. Благодаря этому оборудованию удалось восполнить потери производственного потенциала военной промышленности в 1941-42 годах. В 1930-е годы разрабатывались мобилизационные планы, которые должны были обеспечить максимально быстрое переключение промышленности на военные нужды. Последний такой план был разработан и утвержден непосредственно накануне войны. Недостатком этих планов было то, что их создатели из Госплана и Генштаба пользовались ими как инструментом влияния на промышленное развитие страны, ориентируясь не на реально существующие мощности, а на свое представление о потребностях вооруженных сил. Одновременно с принятием мобплана на 1941 год был принят ряд постановлений правительства, которые предписывали меры, необходимые для обеспечения готовности промышленности его выполнить. Некоторые из запланированных в этих постановлениях промышленных объектов должны были вступить в строй только в 1943 году. Фактически это означало, что моблан в реальной ситуации 1941 года мог служить только общим ориентиром, но не руководством к действию.

Слабым местом советской экономики накануне войны были добыча ресурсов и их первый передел (кроме черной металлургии, которая в целом соответствовала потребностям экономики), а также производство электроэнергии. В ходе войны из-за потери Донбасса возник дефицит угля. В СССР не хватало алюминия, нефти, бензина, толуола, глицерина.  Поставки ленд-лиза по этим позициям имели для СССР критически важный характер. От этих проблем более всего пострадала промышленность боеприпасов, не имевшая достаточного сырья для производства взрывчатых веществ, авиационная промышленность, вынужденная использовать вместо алюминия другие материалы, и ВВС, испытывавшие постоянную нехватку качественного бензина.

Государственный аппарат

Государственный аппарат СССР был в целом готов к работе в условиях войны. Необходимая структура органов управления экономикой фактически была уже готова в виде сети промышленных наркоматов. Для контроля за их работой использовался партийный аппарат и спецслужбы. Хотя ряд историков считает, что в начале войны имел место управленческий кризис, убедительные доказательства в пользу этого ими не представлены (считать таковыми гипотетическое временное самоустранение И.В. Сталина от управления в начале войны нельзя, даже если оно и имело место, так как система управления и поведение отдельного человека — вещи, находящиеся в разных плоскостях). Создание Государственного Комитета Обороны можно рассматривать как завершение формирования системы органов управления страной в условиях войны, но не как свидетельство управленческого кризиса. ГКО легализовал уже сформировавшуюся ранее неформальную практику, в рамках которой Сталин, осуществляя высшее руководство, управлял страной через группу доверенных лиц (которые и составили затем ГКО), курировавших каждый определенную область деятельности. К представителям этой группы обращались за решением стоящих перед ними проблем остальные хозяйственные и партийные руководители СССР (напрямую к Сталину они обращались в исключительных случаях), через них шли к Сталину проекты решений высших органов партии и правительства.

Общество и подготовка к войне

Государство в СССР проводило планомерную подготовку общества к войне. Для этого  применялись разные методы: пропаганда в СМИ, через кинематограф (см. например фильм «Трактористы», представляющий собой пропаганду танковых войск), использование общественных структур (ОСАВИАХИМ), организация общественных кампаний, поощрение общефизической и военной подготовки гражданского населения (нормы ГТО, знак «Ворошиловский стрелок»). В области государственной пропаганды в предвоенный период происходит отказ от прежних принципов критики исторического прошлого России. Вместо этого образы из русской истории все больше начинают использоваться для милитаристической пропаганды, а идеи пролетарского интернационализма отходят на второй план. Ярким проявлением этой тенденции стал фильм С. Эйзенштейна «Александр Невский». В целом общество приняло этот поворот, хотя он неоднозначно был воспринят этнократической элитой в союзных и автономных республиках. Тем не менее предшествующая многолетняя пропаганда пролетарского интернационализма продолжала оказывать влияние на общественное сознание, и многие летом 1941 года даже ожидали восстания германских рабочих против фашизма. Общество все же не было полностью готово к тому, что война приобретет национальный характер и будет войной за выживание русского народа. Чтобы придать ей такой характер, потребовалось перейти в ходе войны к более жестким методам пропаганды, вплоть до выдвижения лозунга «Убей немца». 

w.histrf.ru

Подготовка Германии к войне с Советским Союзом

План

Подготовка Германии к войне с Советским Союзом

  1. Введение;

  2. Характерные черты деятельности правительства Германии в 30 годы;

  3. Политика восточных завоеваний – программная стратегическая задача плана «Барбароса»;

  4. Вывод.

Введение

Великая отечественная война 1941-1945 - справедливая, освободительная война советского народа за свободу и независимость социалистической родины против фашистской германии и ее союзников, важнейшая и решающая часть второй мировой войны 1939-1945.

Боевые действия продолжались 1418 дней. Тем не менее, приняв капитуляцию, Советский Союз не подписал мир с Германией, то есть формально остался с Германией в состоянии войны. Война с Германией была формально окончена 25 января 1955 г. изданием Президиумом Верховного Совета СССР указа «О прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией»

Великая Отечественная война отличалась ожесточенной вооруженной борьбой многомиллионных армий и решительным противоборством государств в экономической, дипломатической, идейно-политической, духовной и других сферах. В то время как для Советского Союза конечным ее результатом стала победа, для нацистской Германии это было сокрушительное поражение. Завершившаяся война предъявила каждой из сторон свой счет, цена которого была различной во всех отношениях, в том числе и в понимании ее итогов, последствий и уроков.

История не знает более чудовищных преступлений, чем те, которые совершили гитлеровцы. Фашистские орды превратили в руины десятки тысяч городов и деревень нашей страны. Они убивали и истязали советских людей, не щадя женщин, детей, стариков.

Война фашистской Германии и ее союзников против СССР носила особый характер. Германский фашизм стремился не только захватить территорию СССР, но и уничтожить первое в мире государство рабочих и крестьян, повергнуть социалистический общественный строй, т. е. преследовал классовые цели. В этом состояло существенное отличие войны фашистской Германии против СССР от войн, которые она вела против ' капиталистических стран.

1. Характерные черты деятельности правительства Германии в 30-е годы

В 1930-е годы Германия обладала наиболее внушительным в Европе экономическим и военно-политическим потенциалом. Центральная задача германской экономической политики заключалась в том, чтобы включить всех немцев в производственный процесс и обеспечить их всем необходимым. Милитаризация экономики и всей жизни Германии, захват промышленности и запасов стратегического сырья других стран, принудительное использование дешёвой рабочей силы оккупированных и союзных государств значительно повысили военно-экономическую мощь Германии.

В Берлине были уверены, что на пути к мировому господству Германии стоит Советский Союз. Военно-экономическая мощь СССР, повышение его влияния в международных делах препятствовали реализации захватнических планов Германии. Гитлер и его окружение были уверены, что только с ликвидацией СССР как государства Германия получит полную свободу действий. Поэтому военная доктрина Германии рассматривала СССР как вероятного противника. Германское политическое руководство понимало, что войну с СССР нельзя сравнить с боевыми действиями против Польши или Франции. Всё это заставляло вести самую серьёзную военную подготовку. И не были оставлены без внимания активизация дипломатической деятельности и усиление идеологической обработки населения.

В результате глобального экономического кризиса к власти в Германии в 1933 году пришла Националсоциалистическая немецкая рабочая партия, развернувшая интенсивную подготовку к реваншу за поражение в Первой мировой войне.

После прихода к власти в Германии национал-социалистов в 1933 году, в стране резко возросли антикоммунистические и антисоветские настроения.

Планируя нападение на Польшу с возможным вступлением в войну Великобритании и Франции, германское правительство решило обезопасить себя с востока — в августе 1939 между Германией и СССР был заключён Договор о ненападении, разделивший сферы обоюдных интересов в Восточной Европе. 1 сентября 1939 Германия напала на Польшу, в результате чего 3 сентября войну Германии объявили Великобритания и Франция. Во время Польского похода Советский Союз ввёл войска и аннексировал у Польши бывшие владения Российской империи: Западную Украину и Западную Белоруссию. Между Германией и СССР появилась общая граница.

В 1940 Германия захватила Данию и Норвегию, Бельгию, Нидерланды, Люксембург и Францию. К июню 1940 года Германии удалось кардинально изменить стратегическую ситуацию в Европе, вывести из войны Францию и изгнать с континента английскую армию. Победы вермахта породили в Берлине надежды на скорое завершение войны с Англией, что позволило бы Германии бросить все силы на разгром СССР. Однако Германии не удалось ни принудить Великобританию к заключению мира, ни победить её. Война продолжалась, боевые действия велись на море, в Северной Африке и на Балканах. В октябре 1940 года Германия предприняла попытки привлечь к союзу против Англии Испанию и Францию, а также инициировала переговоры с СССР.

Советско-германские переговоры в ноябре 1940 года показали, что СССР рассматривает возможность присоединения к Тройственному пакту, но выставленные им при этом условия были неприемлемы для Германии, поскольку требовали её отказа от вмешательства в Финляндии и закрывали ей возможность продвижения на Ближний Восток через Балканы. Однако, несмотря на эти события осени, на основании требований Гитлера, выдвинутых им в начале июня 1940 года, ОКХ составляет черновые намётки плана кампании против СССР, а 22 июля начата разработка плана нападения, получившего кодовое наименование «план Барбаросса». Решение о войне с СССР и общий план будущей кампании был оглашён Гитлером уже вскоре после победы над Францией — 31 июля 1940 года.

27 сентября 1940 Германия, Италия и Япония подписали Тройственный пакт: разграничение зон влияния при установлении нового порядка и военная взаимопомощь. На состоявшихся в ноябре 1940 года советско-германских переговорах немецкие дипломаты предложили СССР присоединиться к этому пакту. Советское правительство заявило, что согласится, если немцы дадут согласие на ввод советских войск в Румынию, Болгарию, Финляндию и Турцию. Немцы подобные условия не приняли.

После этого Гитлер утвердил план нападения на СССР. 18 декабря 1940 года верховное главнокомандование вооружённых сил отдало за подписью Гитлера директиву № 21, где были изложены основная идея и стратегический замысел предстоящей войны против СССР. План нападения на СССР предусматривал использование ресурсов захваченных территорий.

В конце 1940 года началась переброска немецких войск на территорию оккупированной Польши, к границам СССР. Одновременно проводилась кампания по дезинформации, направленная на то, чтобы убедить советское руководство в том, что переброска немецких войск на территорию Польши является отвлекающим манёвром, маскирующим подготовку к десантной операции по вторжению в Великобританию.

Планы войны с СССР постоянно усовершенствовались. Учитывалось всё большее количество факторов, которые могли бы повлиять на ход боевых действий. В августе 1940 г. Была принята новая программа производства вооружения и боеприпасов. Основная ставка делалась на достижение превосходство над СССР по качеству и эффективности вооружения. Была усовершенствована организационно-штатная структура войск и проведена переподготовка командного состава. Основу новых соединений составили формирования, имевшие боевой опыт, что обеспечивало высокий уровень их боеготовности.

2. Политика восточных завоеваний - программная стратегическая задача плана "Барбаросса".

Разработка плана «Барбаросса» началась 21 июля 1940 года. План, окончательно разработанный под руководством генерала Ф. Паулюса, был утверждён 18 декабря 1940 года директивой Верховного главнокомандующего вермахта № 21. Предусматривался молниеносный разгром основных сил Красной Армии западнее рек Днепр и Западная Двина, в дальнейшем намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс с последующим выходом на линию Архангельск — Волга — Астрахань.

Общая стратегическая задача плана «Барбаросса» — «нанести поражение Советской России в быстротечной кампании ещё до того, как будет закончена война против Англии». В основу замысла была положена идея «расколоть фронт главных сил русской армии, сосредоточенной в западной части страны, быстрыми и глубокими ударами мощных подвижных группировок севернее и южнее Припятских болот и, используя этот прорыв, уничтожить разобщённые группировки вражеских войск».

6 декабря 1940 года Гитлер поручил генералам Йодлю и Варлимонту разработку плана войны. В обязанности отдела входили все вопросы ве-дения войны, согласования пропагандистских мероприятий, сотрудничество вооруженных сил с гражданскими учреждениями. Кроме того отдел должен был участвовать в разработке директив фюрера высшим государственным органам. В. Варлимонт — один из главных разработчиков «Директивы 21», имевшей кодовое название «Фриц», а затем — «Барбаросса».

Планом предусматривалось уничтожение основной массы советских войск западнее рек Днепр и Западная Двина, не допустив их отхода вглубь страны. На восьмые сутки немецкие войска должны были выйти на рубеж Каунас, Барановичи, Львов, Могилев-Подольский. На двадцатые сутки войны они должны были захватить территорию и достигнуть рубежа: Днепр (до района южнее Киева), Мозырь, Рогачев, Орша, Витебск, Великие Луки, южнее Пскова, южнее Пярну. После этого следовала пауза продолжительностью двадцать дней, во время которой предполагалось сосредоточить и перегруппировать соединения, дать отдых войскам и подготовить новую базу снабжения. На сороковой день войны должна была начаться вторая фаза наступления. В ходе её намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс. В качестве окончательной была указана линия Архангельск − Волга – Астрахань.

Особое значение придавалось захвату Москвы: «Захват этого города означает как в политическом, так и в экономическом отношениях решающий успех, не говоря уже о том, что русские лишатся важнейшего железнодорожного узла». Командование вермахта считало, что на защиту столицы Красная Армия бросит последние оставшиеся силы, что даст возможность разгромить их в одной операции.

В плане «Барбаросса» подробно излагались задачи групп армий и армий, порядок взаимодействия между ними и с войсками союзников. В дополнение к директиве ОКХ был разработан ряд документов, в том числе оценка Советских Вооружённых сил, директива по дезинформации, расчёт времени на подготовку операции, специальные указания и пр.

В подписанной Гитлером директиве № 21 в качестве самого раннего срока нападения на СССР называлась дата 15 мая 1941 года. Позже из-за отвлечения части сил вермахта на Балканскую кампанию очередной датой нападения на СССР была названа 22 июня 1941 года. Окончательный приказ отдан 17 июня.

Советской разведке удалось получить сведения о том, что Гитлер при-нял какое-то решение, связанное с советско-германскими отношениями, но его точное содержание осталось неизвестным, как и кодовое слово «Барбаросса». А полученные сведения о возможном начале войны в марте 1941 года после вывода из войны Англии были безусловной дезинформацией, так как в директиве № 21 был указан примерный срок завершения военных приготовлений — 15 мая 1941 года и подчеркивалось, что СССР должен быть разгромлен «ещё до того, как будет закончена война против Англии».

В прошедшей в январе 1941 года оперативно-стратегической штабной игре вопрос отражения агрессии со стороны Германии даже не рассматривался. Тем не менее, советское руководство предпринимало определённые действия. В конце мая—начале июня 1941 года было произведено частичное отмобилизование войск под видом учебных сборов запаса, что позволило призвать свыше 800 тыс. человек, использованных для пополнения дивизий, расположенных в основном на Западе; с середины мая из внутренних военных округов началось выдвижение четырёх армий и одного стрелкового корпуса к рубежу рек Днепр и Западная Двина. С середины июня началась скрытая перегруппировка соединений самих западных приграничных округов: под видом выхода в лагеря было приве-дено в движение более половины дивизий, составляющих резерв этих округов. С 14 по 19 июня командования западных приграничных округов получили указания вывести фронтовые управления на полевые командные пункты. С середины июня были отменены отпуска личному составу.

При этом Генеральный штаб РКК армии категорически пресекал любые попытки командующих западными приграничными округами усилить оборону путём занятия предполья. Лишь в ночь на 22 июня советские военные округа получили директиву о переходе к боевой готовности, однако до многих штабов он дошёл уже после нападения.

Конечная цель операции «Барбаросса» осталась недостигнутой. Несмотря на впечатляющие успехи вермахта, попытка разгромить СССР в одной кампании провалилась.

Основные причины можно связать с общей недооценкой Красной ар-мии. Несмотря на то, что до войны общее количество и состав советских войск было определено немецким командованием достаточно верно, к круп-ным просчётам Абвера следует отнести неверную оценку советских бронетанковых войск.

Другой серьёзный просчёт состоял в недооценке мобилизационных возможностей СССР. К третьему месяцу войны ожидалось встретить не более 40 новых дивизий Красной армии. На самом деле советское руководство только летом на фронт направило 324 дивизии (с учётом развёрнутых ранее 222 дивизий), то есть, в этом вопросе немецкая разведка очень значительно ошиблась. Уже в ходе штабных игр, проводимых немецким Генеральным штабом, выяснилось, что наличных сил недостаточно. Особенно тяжёлая ситуация складывалась с резервами. Фактически, «Восточный поход» предстояло выигрывать одним эшелоном войск. Таким образом, было установлено, что при успешном развитии операций на театре военных действий, «который расширяется к востоку наподобие воронки», немецкие силы «окажутся недостаточными, если не удастся нанести решающее поражение русским до линии Киев—Минск—Чудское озеро».

Важным этапом в срыве плана «Барбаросса» стало Смоленское сражение, в котором советские войска, несмотря на тяжёлые потери, остановили продвижение противника на восток. Кроме того, взаимодействие между группами армий осложнялось тем, что они наносили удары по расходящимся направлениям — на Ленинград, Москву и Киев. Немецкому командованию пришлось проводить частные операции по защите флангов центральной наступающей группировки. Эти операции, хотя и были успешными, приводили к потере времени и трате ресурсов моторизованных войск. Уже в августе возник вопрос приоритета целей: Ленинград, Москва или Ростов-на-Дону. Когда эти цели вступили между собой в противоречие, возник кризис командования.

Осенью 1941 года немецкое командование попыталось найти выход из кризиса в операции «Тайфун».

Кампания 1941 года окончилась поражением немецких войск на цен-тральном участке советско-германского фронта под Москвой, под Тихвином на северном фланге и под Ростовом на южном фланге.

Выводы

Великая Отечественная война, навязанная Советскому Союзу германским фашизмом, была самым крупным военным столкновением социализма с ударными силами империализма. Одержав победу в тяжелой борьбе с агрессорами, советские люди не только отстояли честь, свободу и независимость первого в мире социалистического государства, но и спасли будущее всей мировой цивилизации.

Последствия войны оказались очень велики как для Советского Союза, так и для его союзников. Количество человеческих жертв оказалось очень большим, и численность населения была восстановлена и достигла такой же отметки, как и перед войной - 194 миллиона человек, только спустя целых 10 лет после окончания Великой Отечественной войны (1955 год).

Советский Союз выходил из войны с десятками тысяч разоренных городов и сел, с деформированной экономикой, с однобоким развитием военно-промышленного комплекса, с нарушенной социальной структурой общества, с еще более ущербной, чем до войны, социальной сферой.

Главный итог Великой Отечественной войны состоит в том, что совет-ский народ добился всемирно-исторической победы над блоком фашистских государств. Эта победа спасла народы всего человечества от угрозы фашистского порабощения. В ходе войны социально-политическая и экономическая система СССР выдержала тяжелейшие испытания, победоносно вышла из войны. Победа Советского Союза в войне открыла путь многим народам для демократического развития, что явилось проявлением интернациональной солидарности с трудящимися всех стран. Также победа значительно укрепила международное положение СССР, она привела к созданию нового соотношения и расстановки сил в Европе и во всем мире, обеспечила возрастающую роль Советского государства в демократическом разрешении международных проблем.

Список использованной литературы

1. Великая Отечественная война советского народа (в контексте Второй мировой войны) : учеб. пособие для студентов учреждений, обеспечивающих получение высш. Образования / А. А. Коваленя [и др.] ; под ред. А. А. Ковалени, Н. С. Сташкевича ; пер. с бел. Яз. А. В. Скорохода. – МН. : Изд. Центр БГУ, 2004.

2. Беларусь у гады Другой сусветнай вайны і Вялікай Айчыннай вайны (верасень 1939 г. – верасень 1945 г.) // Гісторыя Беларусі. У 2 ч. Мн., 2007. Ч.2.

3. Долготович Б.Д. Беларусь в годы Великой Отечественной войны. – Мн.: Полымя, 1994.

4. Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчи-ков: В трёх т. - Мн., 1983

5. Тимохович И.В. Битва за Белоруссию (1941–1944).–Мн.: Беларусь, 1994.

6. Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне 1941-1945 : Энцыклапедыя. Мн., 1990.

7. Зялінскі П.І., Котаў А.І. Гераічная Беларусь. – Мн.: Універсітэцкае, 1994.

studfiles.net


Смотрите также