Берлинская стена. Стена в германии история


Берлинская стена — Lurkmore

Achtung! Русскоязычному читателю на заметку:Ввиду засилья в статье das Deutsche сознательные и педантичные немцы für alle Fälle снабдили фразы на немецком русским переводом.Для отображения поместите курсор мыши на непонятное, и тайна тевтонских рун откроется вам через полсекунды.

Берлинская стена — массивное сооружение из камня и бетона с мощной охраной, минами, датчиками передвижения, колючей проволокой и прочими средствами защиты от человека, почти тридцать лет не дававшее немцам перейти улицу Фридрихштрассе. Одна из самых известных стен, наряду с Великой Китайской и Плача. Являлась реальным воплощением Железного занавеса в отдельно взятой стране, пока в один прекрасный день не была разобрана на сувениры.

Ну вот, еще один убежал!

[править] Отчёт об одной стройке

[править] Предисловие

«

Этот народ не останется поверженным. Он соберется с силами и примется за работу. И снова заставит о себе заговорить. И знаете, кто ему поможет? Мы, американцы, расчет чрезвычайно прост. Нам нужна Германия против России, ибо теперешний союз с Россией напоминает попытку двух гомосексуалистов родить ребенка, что противоестественно. Мне говорил об этом один высокопоставленный человек в правительстве. Когда нацистам придет конец, мы будем поддерживать Германию.

»
— Ремарк, «Тени в раю»
«

Niemand hat die Absicht eine Mauer zu errichten.

»
— Вальтер Ульбрихт. Ген. Сек. КПГДР. 16.июня 1961 г. Полтора месяца до строительства.

Одна из мистерий великого и ужасного XX века — Холодная война — вещь поистине интересная. К каким только глупостям и безумствам она не приводила своих участников! Так, ярким примером несуразности сего противостояния стала практика разделения стран между двумя кланами, находившимся по разные стороны от «водораздела», на две половинки. Каждому по одной — чтоб никому обидно не было. Этой участи были подвергнуты Корея (из этого состояния так и не вышла), Вьетнам, Йемен (о котором никто не помнит) и, конечно же, Германия, о которой и пойдёт речь.

Случилось это, когда Тысячелетний рейх на двенадцатом году жизни скоропостижно скончался от передозировки советскими танками. Дабы не повторить ошибок Версальского договора и не дать немцам взрастить еще одного монстра, новые хозяева (СССР, США, Англия, и примкнувшая к ним Франция) решили не только демилитаризировать страну, но и пару лет подержать под совместной оккупацией. Собравшись вместе и встав около карты Германии, три победителя разрезали её на три половинки, как торт, а потом западные друзья выделили из своих кусков место порезвиться французам. Вишенку, то есть Берлин, несмотря на однозначную локацию на красном поле, тоже разделили на четыре части. Сама идея изначально была, мягко говоря, не очень, но так как в будущем страну всё же собирались восстановить, решили не заморачиваться

Минуло три года, а Германии всё нет. Есть некая Тризония (англо-франко-американская администрация) и восточная часть с советской администрацией, внутри которой то, что когда-то было Берлином — особое политическое образование. Холодная война расставила новые приоритеты, теперь, если Германия объединится, то ей придётся решать, на чью сторону встать — Добра или Зла.

[править] Blokaden Berlingraden

До строительства стены появилась эстафета с игрою в догонялки

Всего за пару лет оба куска когда-то единого государства кардинально изменились, и стали представлять собой модели США и СССР в миниатюре, со всеми плюсами и минусами обоих режимов. Так, в советской зоне с трудоустройством было не очень: работа хотя и была, но платили тут по госплану, то есть копейки. Зато проживание стоило дешевле. На западе же всё было с точностью до наоборот: квалифицированных специалистов тут ждали не только с распростёртыми объятиями, но и с приличной суммой денег.

Немцы сразу же расставили приоритеты, справедливо решив, что жить надо на Востоке, а работать на Западе. Понятное дело, восточная зона, экономика которой от такого голосования ногами потеряла не один миллиард марок, была в глубоком минусе и всячески пыталась остановить утечку мозгов.

Кроме того, через Западный Берлин в советский блок проникало такое количество шпионов, что контрразведка просто вешалась. И Отцу стало ясно, что дырку следует залепить и чем скорее, тем лучше. Самым простым и приятным для советов вариантом было просто оттяпать Западный Берлин себе, но было ясно, что союзники столь жирный кусок просто так не отдадут.

Хорошая возможность для подобных манёвров возникла летом 1948 года, когда западная администрация провела денежную реформу. Формально это являлось нарушением решений Потсдамской конференции и усугублением разногласий между блоками, но бывшим союзникам было похуй: на то они и бывшие. Причём её проводили по хитрой схеме — одну часть денег меняли как 1:1, другую часть как 1:10, а то и как 1:20. Что произошло, совершенно понятно: немцы ломанулись туда, где старые деньги ещё ходили, то есть в советскую зону, где на полках магазинов моментально закончилось всё, то есть вообще ВСЁ, плюс мгновенно началась гиперинфляция. Советская администрация отреагировала моментально — срочно появилась необходимость отремонтировать железную дорогу, и в Западный Берлин перестали ходить поезда; реку и каналы тоже надо было подшаманить — закрыли речное сообщение, а до кучи отключили газ электричество. Через 4 дня блокада стала тотальной. Официально сделано это было, дабы новые деньги не попали в совзону и не обрушили там всю экономику, но мы-то знаем истинные причины — сделать им подобие Сталинградского котла, а затем стереть гидру с лица земли.

Однако пиндосы тоже не растерялись и организовали воздушный мост, по которому худо-бедно снабжали Западный Берлин нямкой и памперсами почти год. Благодарные немцы прозвали эти эскадрильи «изюмными бомбардировщиками», памятуя о дивном случае, когда им на парашютиках сбросили сладости. В мае 1949 года блокаду сняли: свою денежную реформу в восточной части к тому времени уже провели, а дальше держать блокаду смысла не было, ибо выживаемость Западного Берлина за счёт воздушного моста была доказана. Репутация СССР была серьёзно подмочена. Чувствуя на себе рассерженный взгляд мировой общественности, Сталин решил больше не затягивать и в ответ на запиливание Западом ФРГ запилил у себя ГДР. С Берлином проблема так и не была решена, но уже ясно вырисовывался единственный выход из этой ситуации — стена.

[править] The Wall

«

Два мальчика переговариваются через берлинскую стену. — А у меня апельсин! — хвастает западный берлинец.— А у нас социализм!— Подумаешь! Мы, если захотим, тоже сделаем социализм!— А тогда у тебя апельсина не будет!

»
— Старый анекдот.

В 1958 году Хрущёв еще не окончательно похоронил культ Сталина, но уже решил разгрести наследие Кобы в международных делах. Никита Сергеевич объявил англо-американцам ультиматум: или признаём Западный Берлин вольным городом по типу Данцига в 1920 году, или передаём контроль над ним ГДР, в чём СССР поспособствует. Но пинать мёртвого Сталина и пугать ежа голым задом — это таки две большие разницы. Тёрки на повышенных тонах продолжались до 1960 года, и вроде даже забили стрелку, но тут очень некстати сбили Пауэрса, и стрелка отменилась. В мае 1961 года Хрущ выдвинул очередной ультиматум по Западному Берлину, но суть требований была какой-то мутной: опять вольный город или дарим ГДР, с которой заключаем мирный договор. И это при том, что де-факто Восточный Берлин был столицей ГДР, а сама ГДР входила в Организацию Варшавского Договора с 1955 года. Америкосы ультиматум не поняли, но на всякий случай увеличили контингент в ФРГ, а силы в Западном Берлине привели в боевую готовность.

Вот здесь могла начаться ядерная война

В конце концов Хрущёв задолбался и постановил — стене быть. А немецкие коммунисты и рады стараться — 12 августа 1961 года было запрещено свободное передвижение между Западным и Восточным Берлинами, коммунисты все как один вышли на улицы и организовали живую цепь вокруг западной части. А 13 августа 1961 года оперативная бригада каменщиков стала возводить железный занавес холодной войны из бетона.

Построение стены вокруг Западного Берлина, конечно, нарушало Потсдамские договорённости. Хотя они всем уже давно были похуй, тем не менее, 26 октября к КПП «Чарли» на Фридрихштрассе прибыли бойкие ребятки на джипах и в американской военной форме, намереваясь снести пограничные укрепления. За джипами ехали бульдозеры, за бульдозерами — танки. Оперативно выехала рота советских танков с Восточной стороны. Хотя стену возвели и не очень по правилам, но на территории Восточного Берлина, а потому пересечение невидимой линии означало только одно — агрессия против ГДР, которая в ОВД, эрго неминуемый тотальный ядерный пиздец. Стояние танков на Угре продолжалось один день, после чего разъехались. Что примечательно, во время данного Берлинского кризиса де Голль пригласил советского посла и сообщил, что США готовы нажать красную кнопку, на что советский посол меланхолично заметил: «Тогда мы умрём вместе».

[править] Архитектурное безумие

Главная достопримечательность города обнесена забором, дабы всякие любопытные не прикасались к музейной ценности.

Законопаченные окна.

Счастливые обитатели Кляйн-Глинике…

Стена была возведена настолько скоро и решительно, что на следующий день жители Берлина были в глубоком ахуе. А вы представьте себя на их месте: встаёшь утром, никого не трогаешь, идёшь себе на работу/в школу/институт — и тут прямо перед носом такая вот ХРЕНЬ! Тысячи берлинцев собрались рядом с Бранденбургскими воротами (главная достопримечательность города, что-то вроде нашего Кремля), которые, дабы никому не было обидно, оставили гнить в мёртвой зоне. Люди толкались, кричали и требовали их пропустить, пока не приняли холодный освежающий душ из брандспойтов. Больше подобных выступлений не было, а стена как-то прижилась…

После первого шока у немцев наступил второй, когда открылся истинный масштаб бедствия. Из-за спешки границу стены проводили довольно условно (по картам двадцатилетней давности), пограничная линия пересекала системы канализации, дороги, метро и тупо дома. Бывало, что вход в дом располагался с востока, а сами жильцы — на западе. Можно было, конечно, эту линию пересмотреть, но то ли строители поторопились, то ли кто-то сверху решил, что дома и фабрики тоже можно считать заграждениями, но стену возвели точно по этой линии, ни на сантиметр не изменив её маршрут. После таких логических косяков, позднее стали либо замуровывать дома с восточной стороны, либо разрушать.

Строение стены в некоторых пунктах просто поражало воображение. Так, крохотную потсдамскую деревушку Кляйн-Глинике петлеобразно окружили бетоном, да так что проезд внутрь кое-где составлял в ширину всего три метра — со зловещими тенями Стены по бокам. Рядом с деревней находится ещё одна достопримечательность — Глиникский мост, в народе известный как «Шпионский». Именно на нём происходило большинство обменов разведчиков между СССР и США. Среди прогулявшихся по этому мосту числятся Пауэрс и Рудольф Абель, Конон Молодый и Гревилл Винн, диссидент Щаранский и чешский разведчик Карл Кёхер. Очень живописно сцена обмена показана в советском боевике «Мёртвый сезон».

Отдельные лулзы доставляли несколько деревень, которые формально относились к западному Берлину, но находились ровно на границе. Их стена окружала вообще с четырёх сторон, и продовольствие доставляли туда вертолётами на протяжении 30 (sic!) лет.

[править] Зубастая и клыкастая

Несмотря на то, что официальным днём рождения стены считается 13 августа 1961 года, в своем каноничном виде она предстала только к 1975 году. За это время стена раза четыре перестраивалась, а усовершенствовалась чуть ли не каждый месяц. То же, что построили тогда, в ночь с субботы на воскресенье ударным стахановским методом, представляло собой метровый заборчик, заграждение, колючую проволоку или вообще ничего, пусть и с надлежащей охраной.

После целой серии побегов сей заборчик проапгрейдили, обвешали вундервафлями и с виду он стал напоминать вывернутый наизнанку концлагерь. Для всех желающих заняться берлинстенингом представляем подробное описание спортивных снарядов на стометровой мёртвой полосе.

Итак, каждый желавший опробовать Берлинскую стену на вкус сначала должен столкнуться с группой людей в военной форме и автоматами наперевес. Встреча с ними не сулит ничего хорошего: если повезёт, отделаетесь неприятным разговором и проверкой документов, если нет — до тех пор, пока не приедет пативэн, вас будут бить, и скорее всего, ногами, а то и просто пристрелят. После них вы упрётесь в особо крепкую модификацию сетки Рабица (3), которую при должном упорстве можно одолеть кусачками. За ней следует другой заборчик, и, хоть и выглядит попроще (всего лишь полоски колючей проволоки), именно он и сгубил многих бегунов, не знавших о существовании электрической сигнализации, приводящей в действие сирену (4). После этого препятствия вас могут ожидать или противотанковые ежи, или полоса песка (5), на которой очень хорошо видны следы всяких мимопроходящих. Ну и как маленький довесок, под песком в хаотичном порядке разбросаны мины-ногоотрывашки. За всем этим следят вертухаи с вышек (6), на каждой из которых — по мощному прожектору и пулемётному гнезду. Чуть дальше — фонари (7), между которыми с 80-х годов стали носиться овчарки (примерно 3000 особей), готовые рвать мясо с любого, кого заметят.

Почувствуй разницу

Стена с Востока…

..и стена с Запада

Для машин, грузовиков и прочей бронетехники тоже приготовлены сюрпризы: полуметровые жестяные штыри, тянущиеся из-под земли («трава Сталина», как прозвали её немцы), а также бетонный ров (10). И, собственно, сама стена (11): трёхметровые бетонные блоки, раскрашенные ярко-белой краской и кое-где украшенные бантиком из колючей проволоки или скользкой трубой — лишь малая часть великолепия заграждений. Всё это безумие подкреплено другими весёлыми приспособлениями вроде датчиков движения, самострелов и маленьких миномётов.

Что примечательно, на этой схеме явственно видно, где живётся лучше и куда хотели убежать. НИ ОДНОГО препятствия с Запада и куча тормозов с Востока. Стена даже внешне выглядела по-разному: мрачная бетонная хреновина с одной стороны и огромный мольберт для тысяч граффити-рисунков с другой. Причем так она выглядела не только в Берлине, но и на большинстве участков германо-германской границы.

[править] Транспорт

Основным транспортом в Берлине были U-Bahn и S-Bahn. Так как граница проходила фактически по линейке, некоторые линии как метрополитена, так и электрички (подземные) оказались ею «порублены кусками». Например, поезд мог выехать с одной станции на западе и приехать на другую, попутно миновав парочку станций-призраков, на которых под тусклыми лампами сидела парочка погранцов и провожала пассажиров таинственно-мрачными взглядами под заунывный аккомпанемент губной гармошки. Входы на станции не имели визуальных опознавательных знаков, были закупорены и внутри походили на ДОТы. Сами же платформы законсервировали, и вплоть до падения стены там сохранялась реклама тридцатилетней давности. Куски же линий, оказавшихся на востоке, тупо сделали как бы тупиковыми в районе границы, в результате чего на западе остались куски восточных линий, а на востоке появилось несколько мёртвых станций. Это позднее породило отдельный лулз, ибо незадолго до объединения в западной части города, у границы, запилили первый берлинский M-Bahn аккурат над таким участком. После разрушения стены монорельс пришлось срочно выпилить.

C электричкой было веселее. Так случилось, что большая часть городской электрички оказалась на восточной территории, ибо использовала она в основном инфраструктуру железной дороги, которая была в основном на восточной стороне, ибо Германия до войны была гораздо больше ориентирована на восток, чем сейчас, ну и форсированное строительство для военных нужд тоже сыграло свою роль. Так как соглашения держав-победительниц, заключённые после войны, не предусматривали длительного разделения Германии и Берлина, «Deutsche Reichsbahn» как бы временно обслуживала всю железнодорожную сеть восточного и западного Берлина в течение всего времени существования двух германских государств вплоть до слияния с Deutsche Bundesbahn (западная) в январе 1994 г. В связи с этим на железной дороге в Западном Берлине того времени известны разные лулзовые ситуации. К примеру, порядок на станциях поддерживали патрули Народной полиции ГДР, но так как запад ГДР несколько не признавал, то помимо восточных полицаев, порядок обеспечивали ещё и западноберлинские. Поэтому восточники зачастую занимались любимыми делами, вроде игры в карты\шахматы\шашки\на губной гармошке, а западники получали пиздюлей от всяких наркоманов. Также большинство крупных вокзалов, обслуживаемых DR на западе, постепенно превратились в крайне интересные места, похожие на притоны жриц любви возрастом от 12 лет до бесконечности, хронических синяков, психов и педофилов, залитые блевотиной и мусором. По линиям катались составы времён аккурат постройки стены, вплоть до 1989 года использовалась механическая система сигнализации[1]. К 80-м вследствие нескольких бойкотов на электричке пассажиропоток резко упал, и электричка превратилась в игрушечную железную дорогу большого масштаба, перевозящую воздух. В итоге на западе предпочли нарыть побольше метрополитена, а на востоке — электрички, ибо ДЁШЕГО (метрополитен рыть всё же накладно), надёжно и практично.

Основными «порталами» между мирами-антиподами являлись три чекпойнта: Чарли, Альфа и Браво. Сейчас на месте Чарли находится знаменитый музей Берлинской стены. На деле всяких КПП было больше, но остальные совсем не примечательны и упоминания не заслуживают.

[править] Убежать за 60 секунд (Берлинстенинг)

А можно было просто подождать…

Вся вышеперечисленная система охраны остужала пыл многих, но не всех. За всё время существования стены было совершено около 5000 побегов. Правда, часть из них закончились не совсем удачно, но это так, мелочи. В конце концов, каждый погибший впоследствии был чуть ли не канонизирован. «Видеть цель, верить в себя, не замечать препятствий» — одним словом, пока в НУИНУ разрабатывали теорию прохождения сквозь стены, немцы занимались практикой.

[править] Иностранцы о стене

Всякий иностранный лидер, посетивший в годы Холодной войны Берлин, просто обязан был что-нибудь да ляпнуть такое, что потом ещё долго будут поминать хомячки. Наиболее запоминающимися были высказывания двух примечательных американцев, о которых ниже. Практической пользы от их разглагольствований не было никакой, но политические очки себе они понабирали.

[править] Я — Берлинец™

Вскоре после постройки стены, летом 1963 года, тогда ещё недозастреленный Джон Кеннеди, выступая в Западном Берлине перед толпой фрустрирующих от раздела страны немцев, решил блеснуть лингвистическими познаниями и в своей речи ввернул фразу «Ich bin ein Berliner!»™. Всё бы благополучно забылось, если бы не журналисты, которые в приступе петросянства двадцать лет спустя запустили легенду о том, что произнеся в своей речи «Ich bin ein Berliner», то есть использовав не к месту неопределённый артикль (ибо в английской версии фразы («I am a berliner») оный артикль таки нужен), Джон Фрицгеральд сравнил себя с берлинером, который «берлинское пирожное», чем якобы сильно позабавил толпу голодных немцев.

Хотя Википедия считает случившееся двойной уткой, фраза пришлась по нраву политиканам, и стала своего рода историческим мемом, которую носители бремени Белого Человека™ произносят, желая хотя бы на словах выразить свою поддержку всяким угнетаемым папуасам и иным неграм.

[править] Снесите эту стену™

Другой ястребок, Рональд Рейган, также решил потроллить Союз в лице Горбачёва на тему стены. 12 июня 1987 года, произнося речь у Бранденбургских ворот в честь 750-летия Берлина, Рейган призвал Горби снести Стену. Само же словосочетание «Снесите эту стену!»™ в результате превратилось в мем.

«

Господин Генеральный секретарь Горбачев, если вы ищете мира, если вы ищете процветания для Советского Союза и Восточной Европы, если вы ищете либерализации, приезжайте сюда к этим воротам, господин Горбачев, откройте эти ворота. Господин Горбачев, снесите эту стену!

»
— Рональд Рейган

Конечно же, эти слова никоим образом не повлияли на cоветское руководство. Искать взаимосвязи между событиями, произошедшими с разностью более чем в два года, могут разве что больные ФГМ или особо упоротые тролли. Кстати, именно Рейган первым офицально поздравил немецкий народ с падением стены.

«

Это был конец холодной войны

»
— Горбачев о проделанной работе
«

Все обнимались, плакали, у нас с собой была бутылка шампанского и мы ее тут же с кем-то распили. Все только и повторяли на разные лады «с ума сойти, просто с ума сойти!»

»
— Исчерпывающее описание событий из уст одного из участников

Итак, с момента постройки стены прошло почти тридцать лет. Несмотря на внутреннее возмущение, жители ГДР уже давно смирились с фактом своего нахождения im tiefen Arsch, а ФРГ, трижды чертыхнувшись и перекрестившись по-католически, подписала Московский договор, чем подтвердила легитимность существования своего соседа. Казалось бы, мечты о единой и неделимой Дойчляндии давно закопаны на кладбище истории, но тут случилось чудо, причём с самой неожиданной стороны. Называлось оно Перестройка.

С того самого момента, как в СССР начались гласность и ускорение, по всему соцлагерю стали происходить необратимые процессы. Как только страны, связанные по руками и ногам Варшавским договором, ощутили ослабление хватки красного спрута, отточенная до мелочей и подкреплённая танковыми дивизиями коммунистическая машина стала разваливаться на глазах.

Понемногу лавина перестройки вплотную подкатилась и к ГДР. Однако её шибко самоуверенное правительство, во главе которого гнил Эрих Хонеккер, мастодонт и геронтократ сталинской закваски, сидевший еще при нацистах, решило, что Перестройка их не касается, разорвало отношения с СССР и объявило о строительстве своего собственного коммунизма… да-да, как раз с ними. Шаг довольно-таки опрометчивый, особенно если считать, что вся эта вакханалия «социализма в национальных цветах» только силами СССР и поддерживалась. Проигрывающая ФРГ по всем статьям, кроме разве что спорта, ГДР этим решением подписала себе смертный приговор.

А тем временем Венгрию, первую ласточку развала соцлагеря, задолбал весь этот цирк с железным занавесом. Желая как можно скорее загнать сраный режим в гроб, в мае 1989 года мадьярское руководство начало уничтожать укрепления на границе с Австрией. Результат очевиден — по маршруту Венгрия (с которой у ГДР никаких ограничений не было) — Австрия — ФРГ через границу нелегально ломанулись тысячи немцев. Градус неадеквата всё нарастал: в августе границу официально открыли на три часа, чем не преминули воспользоваться более 600 человек, а в сентябре ее вообще уничтожили. Берлинская стена явно превращалась в бестолковый и на хрен никому не нужный забор.

Хонеккер же упорно не замечал кардинальные перемены вокруг, в то время как даже последний лох в правительстве понимал: если решительно не урегулировать эту проблему — наступит крах. Но время безнадёжно просрано, и даже последующее выпинывание Эриха на мороз ситуацию не спасло. Народ, словно вампир, почувствовавший запах крови, уже потерял контроль. По всей ГДР — стотысячные демонстрации, забастовки, митинги. Люди в предвкушении и ожидании. Каждый отчетливо понимает: до гибели Стены остались даже не дни, а считанные часы и скоро настанут большие перемены. Не хватает только толчка, который запустит весь этот людской механизм и направит его в нужное русло.

Все точки над ü расставило занесённое в учебники истории и запечатлённое в прямом эфире от 9 ноября 1989 года выступление представителя гэдеэровского Политбюро, Гюнтера Шабовски, на пресс-конференции, собранной для разъяснения дальнейшей судьбы страны. Заседание шло целый час, и когда все понемногу начали клевать носом, Шабовски, которому пришлось разгребать всю эту кучу говна, берёт бумажку и читает следующее:

Согласно данному решению, вступает в действие положение, в соответствии с которым каждый гражданин ГДР имеет возможность выезжать из страны во всех местах пересечения границы, без предъявления оснований для поездки

Журналисты мигом поскакали со своих мест и с криками «Когда? Где?» осадили трибуну. Шабовски растерялся, запутался в своих бумагах, где было чёрным по белому написано, что решение должно вступить в силу 10 ноября, и чуть подумав, промолвил: «Насколько я понимаю, это положение вступает в силу прямо с этого момента. Безотлагательно.»

Этого было достаточно. Сотни тысяч немцев двинулись на все мыслимые и немыслимые КПП. Толпа смеялась, плакала, кричала, веселилась и проявляла все признаки безумия. Пограничники, не ожидавшие такого поворота и не проинформированные о решении сверху, пытались задержать, остановить берлинцев, кое-где были даже применены водомёты, но люди всё прибывали и прибывали. Настроена толпа была довольно миролюбиво, на солдат не кричали, ботинками не кидали, а наоборот, вежливо и ласково просили пропустить. Красивые девушки совали обескураженным и пристыженным погранцам цветочки и бутылки с шампанским. Офицеры, растерявшиеся куда больше солдат, оставив безрезультатные попытки связаться с начальством, заперлись в будках и решали сложную дилемму: пустить или не пустить.

Настоящий беспредел творился на самом большом КПП на Борнхольмер Штрассе, где уже начали пропускать машины. Неудивительно, что именно там и прорвало весь этот людской поток. Последней каплей стал листок с текстом нового закона, который передали начальнику КПП из толпы. Тот, уже вконец офигевший, махнул рукой и отдал приказ: «Открыть шлюзы». И понеслось говно по трубам… Двадцать тысяч человек ринулись через КПП, затем по мосту и по нему на Запад. Вслед за ними стали открываться и другие чекпойнты. Навстречу вышли толпы западных берлинцев. Все они начали плясать, петь, распивать спиртные напитки и откалывать от стены кусочки на память. Где-то среди толпы металась тогда еще студентка Ангела Меркель[2] и отбивал кувалдой кирпичи Николя Саркози. В течение недели, месяца в Германии встало все, начался праздник, дискотека… А смотревшие на всё это по телевизору советские партийные бонзы плакали, понимая, что скоро в этой стране начнётся то же самое.

[править] Суд

Забавно, что, когда в 1992 настало время судить Хонеккера, как и в случае с ГКЧП, судить его оказалось не за что. Сначала его попытались осудить как высокопоставленного коррупционера: государственная измена, злоупотребление властью, хищение социалистической собственности и коррупция — но зафейлили за отсутствием состава преступления. Тогда вспомнили про аномальную смертность около стены и тех, чьи подписи стояли под приказом о стрельбе на поражение.

Преступления инкриминировались Хонеккеру и еще пяти лицам из высшего руководства окружным судом Берлина, поскольку происходили на территории ГДР и по логике юриспруденции подпадали под законы ГДР. А в ГДР за попытку нелегального пересечения границы изнутри давали не премию, а 10 лет тюрьмы. Тогда демократическая общественность обратилась к международному праву, в частности к Хельсинкскому акту, и… внезапно не нашла там норм как-либо осуждающих создание препятствий по выезду для своих граждан, причем с четким указанием на уважение и приоритет национального законодательства.

Дальнейшие намеки на создание чрезвычайного трибунала со своим особым процессуальным статусом и особой процедурой по аналогу Нюрнбергского сразу же натолкнулись на то, что судить Хонеккера и компанию каким-либо особенным международным трибуналом было не по чину, поскольку войны, геноцида и прочих преступления против человечности власти ГДР в лице Хонеккера и компании не сотворили, о чем он сам и сказал в лицо молодой демократии.

Судебный процесс рассыпался на глазах, и хейтеры соснули — сначала Мильке и Штофа выделили в отдельное производство, мол, судим уже не преступный режим, а отдельных лиц, нарушивших закон, а потом и вовсе отпустили Хонеккера по здоровью и закрыли политический процесс к удовольствию обеих сторон. За 68 трупов по версии обвинения (ныне доказано 125 трупов) сроки получили министр и замминистр обороны, то есть исполнители, а не законодатели! Министру гэбни Мильке за 20 лет его деятельности, которую иначе как тотальной слежкой тогда не называли, вообще не смогли вменить что-либо внятное и приговорили к 6 годам за убийство двух полицейских в 1931 году. Маркус Вольф, руководивший службой внешней разведки гэбни, и вовсе провернет несколько попыток призвать его к ответу на мозолистом хую.

Общая же причина фейлов юридических правопреемников Третьего Рейха заключалась в том, что чисто юридически в законодательстве любой цивилизованной страны были и остаются нормы, по которым некоторые категории граждан ограничены в праве покинуть страну. Например, спецслужбисты, носители военной тайны и прочих сакральных знаний. Но в политическом блоке с тяжелой историей и превозмоганием из руин получилась диаметрально противоположная ситуация — выехать могли только избранные, исключительные категории граждан. Власти ГДР (и не только ГДР) рассматривали всех эмигрантов подобным образом, затыкали утечку специалистов юридически безупречно и вроде бы даже рационально-моральное обоснование для этого имели, не растрачивая общий бюджет на сугубо частные интересы, но… сама проблема от этого никуда не исчезала, поскольку отдельно взятых потребителей интересовали именно они — частные интересы. На словах потребители все как один были патриоты своих стран, но де факто их интересовал только личный профит, и никак не интерес общества — то есть государства, которое фундаментально огораживало не только западный рынок от восточных немцев, но и немцев от руки рыночка. Берлинская стена вызывала ненависть оттого, что запрещала получать личный профит. А изначальный вопрос: «Как может страна стать на один уровень с развитыми, если из нее рабочие уезжают работать на развитые страны?» — из-за которого стену и построили, никого не смущал.

[править] Последствия, или от чего защищала Берлинская стена

Как выяснилось, от тотального распила. «Объединение Германии» это не больше, чем агитка для дебилов, за которой скрывается чоткое и жосское поглощение одной страны другой страной.

3 октября 1990 года ГДР перестала существовать. ФРГ создала «Управление по опеке над <отсталыми и неразумными детьми из> ГДР». За первый год в лучшей экономике соцлагеря, которую ну никак нельзя было назвать неконкурентоспособной, 2,500,000 человек потеряли работу при общей численности работающих в 8,3 миллиона.

Первыми ПРОСТО уволили всех чиновников, дипломатов и офицеров. Оставили только технических спецов, ибо советское оружие еще предстояло куда-то продать. С Запада прибыли господа администраторы с целями «реформировать». Первым делом составили черные списки неугодных\подозрительных и произвели зачистки. Специальные «квалификационные комиссии» выявляли всех идеологически неправильных работников: номинально для коммунистов, реально для всех несогласных с реформами. 1 января 1991 года были уволены все сотрудники берлинских юридических служб, как непригодные. С Запада тут же понаехли весси уровня Саакашвили, которые немедленно получили все высокооплачиваемые посты в бывшей ГДР. Не за ум — за благонадежность. И до сих пор в Лейпциге 70 процентов администрации составляют «вэсси». Чем не контроль колониальной администрации? Для старорежимных работников и неблагонадежных категорий в ГДР случился Большой пиздец. Всех подозревали в связях со «Штази», а про «Штази» создали такую легенду, что западногерманская разведка смеялась, нарушая правила конспирации, и немного завидовала. Для тех, кто не в теме: спецслужбисты ФРГ это дети от анального секса ЦРУ и Гестапо, а сама ФРГ это страна стукачей с первых и до последних дней своего существования, по уровню паранойи никогда не уступавшая ГДР, как это бывает в абсолютно всех случаях разделенных народов.

Благодаря таким демократичным чисткам осси с университетским образованием могли найти себя в счастливом капиталистическом будущем без стены почтальонами и уборщицами, как это было после люстраций коммунистов в самой ФРГ на 30 лет раньше. В Университете им. Гумбольдта ликвидировали исторический, юридический, философский и педагогический факультеты и выгнали всех профессоров и преподавателей без сохранения стажа. А всем учителям, профессорам, научным, техническим и административным сотрудникам в учебных заведениях бывшей ГДР велели заполнить анкеты и демократично сообщить о своих политических взглядах и партийной принадлежности. В случае отказа они подлежали увольнению. Дальше прошли чистки в школах, после чего одна из лучших систем образования (если, конечно, не лучшая) ПРОСТО перестала существовать. Ее современная умеренная копия — финская система образования. Коллеги стали прямыми онкурентами, а безработные пошли по наклонной.

Немало людей натурально лишились своих домов. Многие восточные немцы жили в частных домах, причем сильно разрушенных во время войны. За сорок лет хозяева их собрали буквально по камешку, но после падения стены явились их любимые родственники, и предъявили, что имеют долю в этих домах. Давай, осси, выплачивай! Ах, нету денег? Ну, продавай свой дом и выплачивай нашу долю. Аналогично — с бывшими эсесовцами, у которых по законам ФРГ в ГДР осталась собственность. Вернулись — и получили. Итог: от власти местных отодвинули, унизили, а всех несогласных отдавать нажитое весси заклеймили тоталитаризмом. После чего западные колонизаторы приступили к приватизации государственных активов.

Для начала установили обменный курс восточной марки на западную 1:1. Обменять было можно только 4000 марок. А свыше курс становился 2 восточных марки на 1 западную. Все государственные предприятия ГДР и малый бизнес ГДР мгновенно потеряли половину каптала и накрылись медным тазом, поскольку долги пересчитывали по курсу 1:1. Уже осенью 1990 объем производства упал в два раза, после чего приезжие саакашвили во власти стали снисходительно жалеть местных: какая все-таки неэффективная экономика им досталась! Оставалось неясным, зачем они хотят приватизировать все эти неэффективные предприятия.

Дальше началась не(!)медленная приватизация «на честных и открытых условиях», до боли напоминающие честную ваучеризацию в отдельно взятой стране. На честных и открытых условиях западные немцы честно и открыто получили 85% обесценившихся как минимум вдвое предприятий, ибо капиталов у восточных немцев не было вообще, и еще 10% получили иностранцы. После этого большую часть предприятий просто зарезали, ибо покупались они прямыми конкурентами, а конкуренты в рыночных условиях не коллеги. Однако, чуть позже западные специалисты по пересчету денег в чужих карманах поняли, что если продолжать уничтожать рабочие места, то покупать их собственные товары будет некому. После приватизации аналогичным образом зарезали лучшую в мире социальную сферу, вообще не спрашивая мнения местных. Родил ребенка? Тебе же хуже, осси.

Как итог всему, сегодня главным правом и главным поводом для гордости во ВСЕХ странах бывшего соцлагеря является сама возможность уехать подальше из своего капиталистического failed state в закат, чему и мешала Берлинская Стена.

ЕВРОньювс как всегда вовремя Чекпойнт Чарли

В первые же дни стену начали ломать — сначала допотопными орудиями труда, а затем уже и тяжёлой техникой. Ломали, ломали, да не доломали. Более того, уже через некоторое время берлинцы образумились и в некоторых местах даже начали ее восстанавливать. В основном это были блоки разрисованные различными граффити и которых было просто жалко. Уцелевшие блоки отшлифовали и перенесли на новое место, рисунки скопировали и покрыли лаком; поломанные переделали заново. Теперь это целый мемориальный комплекс «East Side Gallery» длиной 1,3 км — так сказать, музей под открытым небом. Правда, отдельные блоки стены в Берлине можно встретить и в других местах — глухих и забытых богом, где она никому особо не мешала и не мешает до сих пор.

После разрушения стены многие её фрагменты были проданы любителям современного искусства. Их можно найти в офисе корпорации Microsoft, штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли и, конечно же, в музее Рональда Рейгана — куда ж без него! Кроме того, крошечные бетонные кирпичики ещё долго будут лежать в личных коллекциях немцев как семейная реликвия или средство для обогащения в будущем. Ведь через пару сотню лет их можно будет продать за внушительную сумму (пример — обломки Бастилии). Сегодня же их можно купить за несколько евро в любом туристическом магазине Берлина.

Наконец, пару слов надо сказать и о современных «стенах»:

В нулевые две стенки появились вокруг Пакистана: по границе с Индией (550 км) и Ираном (700 км). С 2002 медленно строят свою демократическую стенку в Израиле (850 км), а в 2008 было завершено строительство великой демократической стены между Мексикой и США длиной в 3141 км, что на 260 км меньше пути от Москвы до Новосибирска. Что интересно, причина её постройки совершенно та же, что и у Берлинской. Цены в США и Мексике одинаковые, а зарплаты разные, поэтому зона свободного передвижения товаров делает маленькое исключение для «товара товаров» — рабочей силы. В противном случае из-за гастр будет невозможно уберечь американский уровень жизни. Но есть и два очевидных различия. Первое — Берлинская стена не выпускала из страны, а мексиканская в страну не впускает. Естественно, для огороженной экономики и тем более для огороженных людей разницы никакой, им точно так же запрещено получать за свой труд больше. Второе различие — бичевателей тоталитарной Берлинской стены это не ебёт.
«Стена граффити»
13yesПоказатьСкрыть
  • Легендарный поцелуй Брежнева и Хонеккера.

  • «Es gilt, viele Mauern abzubauen» — Стена перестройки

  • Du hast gelernt, was die Freiheit heißt und das vergesse nie mehr!

  • Надпись по-татарски символизирует

  • Бранденбургские ворота

  • Майкснер засветился

  • Поцелуй+трабант=винрар

Те же места, где стояла сама стена, сейчас отмечены символическим следом в виде двух рядов брусчатки. Каждый год на этой полосе креативные берлинцы что-нибудь да проводят. То проложат полосу из свечей, то митинг соберут, то Ростропович с оркестром сыграют, то ещё чего. С наибольшим же размахом была отмечена в 2009 году 20-я годовщина падения стены. Тогда на торжественную церемонию символического демонтажа съехались десятки президентов и президентиков, в том числе и наш. Кульминацией праздника стало торжественное обрушение по принципу домино двухкилометровой линии пенопластовых блоков, символизировавших стену.

Чекпойнт Чарли также стал пунктом в туристическом справочнике. Сегодня там музей Берлинской стены. Прямо перед входом стоят два солдата, американский и советский, которые выполняют те же функции, что и раньше, но только для тех, у кого нет билета. Одним словом, побывайте в Берлине, и всё увидите сами.

Весси и осси в мире авто («Жук» и «Трабант»). Западная шютка по поводу немцев

Не прошло и года после падения стены, как обе Германии объединились. Тем не менее, почти 40 лет раздельной жизни наложили определённый отпечаток на умы немцев — именно на этой почве и возник новый мем: «осси» и «весси». Согласно этой безусловно прогрессивной теории, слоупочные, эмоциональные восточные немцы привыкли жить по команде, боялись любых изменений и трудностей, за что справедливо и получили название «осси» (алсо «нытик осси»). В то же время «весси», жители бывшей ФРГ, не умеют показывать свои чувства, высокомерны, склонны к преувеличениям; наконец, осси очень часто любят вменять им в вину, что интересуют «западников» исключительно деньги. Помимо вышеописанных, существует такой зверь, как восси — переселенцы в другую часть после объединения.

Различия видны даже при знакомстве. На западе распространены статусофаги, сначала указывающие собеседнику на свой статус, на основании чего уже принимается решение, стоит ли продолжать разговор. На востоке знакомство начинается на личном уровне, что уже намекает нам на тонкую душевную организацию жителей. И уже после выяснения личной совместимости собеседники переходят к вопросам статуса. Надо отметить, что не стоит щеголять своими глубокими познаниями перед самими немцами: оба термина считаются грубыми. Вежливый способ вопросить для половозрелых людей, изложенный на одном англоязычном форуме:

A (knowing B well enough): Na, wo kommst du denn her?B (usually older than 16): Aus der DDR.

Корни данного противостояния логично искать в том, что пока западные немцы вкушали все радости Плана Мáршалла, восточные, чья инфраструктура, к слову, пострадала от войны гораздо больше, трудолюбиво строили светлое коммунистическое, да ещё и платили репарации Совку — правда, после восстаний в 1953 году СССР наоборот стал оказывать немчикам экономическую помощь. Несмотря на самый лучший уровень жизни осси на фоне Восточной Европы (а значит, и всех государств соцлагеря), темпы роста экономики были бледными по сравнению с другими странами — участницами ОВД. И тут ГДР безнадёжно отстала от ФРГ, в 1950—60-х гг. испытавшей небывалый подъём, который даже окрестили немецким экономическим чудом (Wirtschaftswunder).

Про масштабное финансирование восточных земель — так называемый «налог солидарности» (5,5% от подоходного налога) — и то, что об этом думают все немцы, про любовь молодёжи к массовым миграциям угадайте-в-какую-сторону и столь же массовую безработицу из-за этого, про «ностальгические рынки» на территории бывшей ГДР и многое другое можно подробнее прочитать здесь. Или загуглить. Или просто поверить на слово — далеко не все современные немцы писают кипятком от воссоединения. И по сей день ещё весси зачастую смотрят на осси, как на младших неразумных братьев, и порою даже любят назидательно поучать последних экономической политике, что породило такой неологизм, как Besserwessi (на базе Besserwissender, ну и собственно Wessi).

Тем не менее, рано или поздно различия между немцами улетучатся — впрочем, экономическая база для этого будет готова в лучшем случае лет через 20. Но вообще Германии не привыкать объединяться: ведь когда-то она состояла из 350 мелких княжеств, герцогств, вольных городов, земель и т. д.. И ничего, за какие-то 50 лет из всего этого сброда смогла сформироваться одна мощная и целостная нация, которая ещё долго снилась в кошмарах французам, англичанам и, в особенности, евреям. Так и сейчас — пройдёт немного лет, и вырастет поколение немцев, никогда не видевших стену вживую. Забудутся и безумства мелких политиканов, и постсоветское наследство, а такие архаизмы, как штази, ГДР, карточки и генплан навсегда канут в Лету (так же, как и в этой стране). Но Стену не забудут, как не забудут ни Гитлера, ни советские танки на улицах Берлина, ни позор Третьего рейха. Amen.

[править] Культурное влияние

[править] Кино

Будучи событием совсем недавним, да еще таким мощным и спорным, стена тут же стала лепиться чуть ли не на каждом втором немецком фильме.

  • Гуд бай, Ленин! — терзаемые ностальгией по светлому коммунистическому прошлому немцы сняли фильм о событиях времен падения стены. Особо доставляет отсутствием какой бы то ни было клюквы (сразу видно непосредственное знакомство), лёгкой атмосферой, песнями Агузаровой по радио, музыкой француза Яна Тьерсена и футболкой весси Денниса с узором из «Матрицы». В ролях замечены Даниэль Брюль, что в 2009 сыграл у самого Тарантино, и Чулпан Хаматова в роли русской практикантки.
  • Похороны в Берлине — с некоторой художественной гротескностью, но весьма наглядно показаны трудности переправки желающих через Берлинскую стену.
  • Жизнь других — замечательный фильм, причём без «развесистой клюквы». События разворачиваются в Восточном Берлине за 5 лет до падения стены и немножко после. Присутствуют тотальный контроль спецслужб, несгибаемые писатели-диссиденты, открывший в себе хорошее агент Stasi, внезапное падение стены и лирическая нотка в конце.

[править] Музыка

  • На следующий год после падения на Потсдамской площади, которая была разделена сабжем, Роджер Уотерс, пославший к тому моменту Pink Floyd нахуй, организовал концерт, на котором исполнялся пинкфлойдовский сами-поняли-какой альбом. В самом концерте, помимо Уотерса, принимали участие Scorpions, Брайан Адамс, Шинейд О'Коннор и другие официальные лица исполнители, которых школота не знает. А Гилмор, Райт и Мейсон в 1994 году выпустили «The Division Bell» с пафосной песней «A Great Day For Freedom», в которой радость от падения стены и мнимой свободы сменяется горьким осадком, потому что жить стало не лучше, а совсем наоборот.
  • Группа Feeling B, половина участников которой в 93-м году успешно свалила в Rammstein, выпустила в альбоме Wir Kriegen Euch Alle песню Ich such die DDR, наполненную тоской по былым ГДРовским временам, где они играли полулегальные концерты, состояли на учете в Штази и, конечно, бухали.
  • Примерно через год после разрушения сабжа прозвучала знаменитая на весь мир рок-баллада «Wind Of Change» группы Scorpions (поклонником которой был аж сам Mr. Gorby). И данная песня стала своеобразным гимном перестройки, гласности, объединения Германии и прочая… Ну а также, до кучи, заняла первые места в чартах многих европейских стран.
Из серии: «А что же там за стеной?»
13yesПоказатьСкрыть
  • Западные берлинцы уже неделю как в ахуе

  • Хождение «по головам»

Из серии: «А теперь ломаем!»
13yesПоказатьСкрыть
  • Неблагодарные потомки ломают возведённое отцами

  • Саркози включается в процесс

Видео
13yesПоказатьСкрыть
  1. ↑ это когда специально обученный человек дёргает рычаг, чтобы переключить стрелку и светофор
  2. ↑ Сама фрау Меркель в 2010 году отнекивалась — мол, в тот день занималась обычными немецкими вещами: выпила вечером пива с подругой, а затем пошла в сауну
Берлинская стена входит в уроки истории на Уютненьком. Луркмор образовательный.
Берлинская стена — всего лишь страница тотальной войны.

lurkmore.to

Берлинская стена - это... Что такое Берлинская стена?

Берлинская стена

Берлинская стена (Berliner Mauer) - комплекс инженерно-технических сооружений, существовавших с 13 августа 1961 года по 9 ноября 1989 года на границе восточной части территории Берлина - столицы Германской Демократической Республики (ГДР) и западной части города - Западного Берлина, который имел, как политическая единица, особый международный статус.

После окончания Второй мировой войны Германия была разделена странами антигитлеровской коалиции на четыре оккупационные зоны. Таким же образом была разделена столица Германии - Берлин. Из трех зон в 1949 году была создана Федеративная Республика Германия со столицей в Бонне; на территории советской зоны оккупации – Германская Демократическая Республика.

Восточная часть Берлина стала столицей ГДР. Западный Берлин имел, как политическая единица, особый международный статус, определявшийся совокупностью четырехсторонних договоров СССР, Великобритании, США и Франции.

Восточный Берлин занимал площадь 403 квадратных километра и был самым большим по численности населения городом Восточной Германии.

Западный Берлин занимал площадь 480 квадратных километров.

Поначалу граница между западной и восточной частью Берлина была открыта. Разделительная линия протяженностью 44,8 километров (общая протяженность границы Западного Берлина с ГДР составляла 164 километра) проходила прямо по улицам и домам, реке Шпрее, каналам.

Официально действовали 81 уличный пропускной пункт, 13 переходов в метро и на городской железной дороге.

В 1958 году между СССР и Западом произошла конфронтация из-за разногласий по поводу будущего статуса Западного Берлина.

В августе 1960 года правительство ГДР ввело в действие ограничения на посещения гражданами ФРГ Восточного Берлина. В ответ Западная Германия отказалась от торгового соглашения между обеими частями страны, что ГДР расценила как "экономическую войну".

Ситуация усугубилась летом 1961 года. Экономическая политика ГДР, направленная на то, чтобы "догнать и перегнать ФРГ", и соответствующее увеличение производственных норм, хозяйственные трудности, насильственная коллективизация 1957-1960 годов, более высокий уровень оплаты труда в Западном Берлине побуждали тысячи граждан ГДР уезжать на Запад.

В 1949-1961 годах ГДР и Восточный Берлин покинуло более 2,7 миллиона человек. Поток беженцев почти наполовину состоял из молодежи в возрасте до 25 лет. Ежедневно границы берлинских секторов пересекало в обоих направлениях около полумиллиона человек, которые могли сравнивать условия жизни тут и там. Только за один 1960 год на Запад переселилось около 200 тысяч человек.

7 августа 1961 года на заседании политбюро Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) было принято решение о закрытии границы ГДР с Западным Берлином и ФРГ. 12 августа соответствующее постановление было принято правительством ГДР.

Ранним утром 13 августа 1961 года на границе с Западным Берлином были установлены временные заграждения, а на улицах, соединяющих Восточный Берлин с Западным, разрыта булыжная мостовая. Силами подразделений народной и транспортной полиции, а также боевых рабочих дружин было прервано все транспортное сообщение на границах между секторами. Под строгой охраной пограничников ГДР восточноберлинские строители приступили к замене пограничных ограждений из колючей проволоки бетонными плитами и пустотелыми кирпичами.

В комплекс пограничных укреплений были также включены и жилые здания на улице Бернауэр-штрассе (Bernauer Strasse), где тротуары стали теперь относиться к западноберлинскому району Веддинг (Wedding), а дома на южной стороне улицы – к восточноберлинскому району Миттэ (Mitte). Тогда правительство ГДР велело замуровать двери домов и окна нижних этажей – попадать в свои квартиры жильцы могли только через вход со двора, который относился к Восточному Берлину. Началась волна принудительного выселения людей из квартир не только на улице Бернауэр-штрассе, но и в других пограничных зонах.

Строительство стены было завершено практически в течение десяти дней. Одновременно с возведением стены были оборваны коммуникации, линии метро и других транспортных средств. Пограничники ГДР получили приказ, разрешающий применение оружия на поражение.

Для жителей Западного Берлина, граждан ФРГ и иностранных граждан министерство внутренних дел ГДР установило семь уличных и один железнодорожный пункт для перехода через границу. Жителям Восточного Берлина и гражданам ГДР пересечение границы запрещалось.

С 1961 года по 1989 год на многих отрезках границы Берлинская стена несколько раз перестраивалась. Сначала она была построена каменной, а потом была заменена железобетонной. Из простого заграждения стена превратилась в настоящее оборонительное укрепление.

К 1989 году внешняя стена состояла из бетонных блоков высотой 3,6 метра. За ней следовал забор из металлической сетки, контрольная полоса и линия освещения. За линией освещения был ров, призванный предотвратить проезд автомобилей, затем – дорога для военных колонн.

Сразу за ней была протянута проволока, к которой были привязаны поводки для собак, затем сигнальное заграждение и наблюдательные вышки.

За вышками следовало контактное заграждение. В некоторых местах были установлены две бетонные стены по обе стороны гигантского заграждения, или бетон с западной стороны заменял металлический забор.

По состоянию на июнь 1989 года, общая протяженность Берлинской стены составляла 155 километров, внутригородская граница между Восточным и Западным Берлином – 43 километра, граница между Западным Берлином и ГДР (внешнее кольцо) – 112 километров. Количество наблюдательных вышек – 302; бункеров – 20; приспособлений для сторожевых собак – 259.

Несмотря на жесткие меры против попыток "незаконного пересечения границы", люди продолжали бежать "через стену", используя канализационные трубы, технические средства, сооружая подкопы.

С 1961 года по 1989 год у Берлинской стены не менее 136 человек были убиты или погибли в непосредственной связи с пограничным режимом ГДР: при попытке преодолеть пограничные укрепления были застрелены 98 человек из числа беглецов; 30 человек, не имевших намерения бежать, были застрелены или погибли в результате несчастного случая; во время несения службы погибли восемь пограничников ГДР. Кроме того, 251 человек, как с Востока, так и с Запада, погиб при пересечении границы до, во время или после проверки на берлинских пограничных переходах.

Как союзники разделили поверженную Германию. Кадры из архива

9 ноября 1989 года новое правительство ГДР объявило о беспрепятственном переходе из Восточного Берлина в Западный и свободном возвращении обратно. Около 2 миллионов жителей ГДР побывало в течение 10-12 ноября в Западном Берлине. Тут же началась стихийная разборка стены. Официальный демонтаж был произведен в январе 1990 года, часть стены была оставлена как памятник истории.

22 июня 1990 года закрылся самый известный пограничный контрольно-пропускной пункт "Чекпойнт Чарли" (Checkpoint Charlie), который находился в самом центре Берлина, на южном конце Фридрихштрассе, недалеко от Бранденбургских ворот. Этот переход был единственным в центральной части города, и работал только в одном направлении – для перехода из Западного Берлина в Восточный. Начиная с 22 сентября 1961 года эти "ворота" открывались только представителям американских, британских и французских войск, а также дипломатам и иностранным туристам.

Осенью 1961 года он стал ареной так называемого "танкового противостояния" – одного из самых напряженных эпизодов "холодной войны", вызванного строительством Берлинской стены. 27 октября, чтобы разрушить разделявшие Берлин пограничные заграждения, к КПП "Чекпойнт Чарли" в направлении советского сектора двинулась колонна американской военной техники: три джипа, бульдозеры и десять танков. Но после того как джипы беспрепятственно проехали КПП, на Фридрихштрассе выехали советские танки, заблокировав проезд. Танки простояли с наведенными стволами всю ночь, пока стороны вели переговоры. Утром 28 октября советские войска вернулись в прилегающие улицы, а через полчаса отступили американцы.

В настоящее время о бывшем пограничном пункте напоминает инсталляция художника Франка Тиля (Frank Thiel): портреты американского и советского солдата, которые смотрят друг на друга, обозначая линию раздела между бывшими зонами влияния мировых держав, и стенд "Мили истории Берлинской стены". Рядом находится Музей Стены – "Дом на Чекпойнт Чарли", который установил на Фридрихштрассе реконструкцию первой караульной будки для часовых союзников.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Фрагмент Берлинской стены на Потсдамской площади. Архивное фото

Жители Восточного и Западного Берлина на Берлинской стене. Архивное фото

Энциклопедия ньюсмейкеров. 2012.

news_enc.academic.ru

13 августа 1961 года началось строительство Берлинской стены

Берлинская стена (Berliner Mauer,) — инженерно-оборудованная и укреплённая государственная граница Германской Демократической Республики с Западным Берлином протяжённостью 155 км (из них 43 км в черте Берлина).

Исторические предпосылки

До строительства стены граница между западной и восточной частью Берлина была открыта. Разделительная линия протяжённостью 44,75 км (общая протяжённость границы Западного Берлина с ГДР составляла 164 км) проходила прямо по улицам и домам, каналам и водным путям. Официально действовал 81 уличный пропускной пункт, 13 переходов в метро и на городской железной дороге. Кроме того, существовали сотни нелегальных путей. Ежедневно границу между обеими частями города пересекали по различным причинам от 300 до 500 тысяч человек.

Отсутствие чёткой физической границы между зонами приводило к частым конфликтам и массовой утечке специалистов в ФРГ. Восточные немцы предпочитали получать образование в ГДР, где оно было бесплатно, а работать - в ФРГ.

Сооружению Берлинской стены предшествовало серьёзное обострение политической обстановки вокруг Берлина.

Оба военно-политических блока - НАТО и Организация Варшавского договора (ОВД) подтвердили непримиримость своих позиций в «Германском вопросе». Правительство Западной Германии во главе с Конрадом Аденауэром ввело в действие в 1957 году «доктрину Хальштайна», которая предусматривала автоматический разрыв дипломатических отношений с любой страной, признавшей ГДР. Оно категорически отвергло предложения восточногерманской стороны о создании конфедерации германских государств, настаивая вместо этого на проведении общегерманских выборов. В свою очередь, власти ГДР заявили в 1958 г. о своих притязаниях на суверенитет над Западным Берлином на том основании, что он находится на территории ГДР.

В ноябре 1958 г. глава советского правительства Никита Хрущёв обвинил западные державы в нарушении Потсдамских соглашений 1945 года. Он объявил об отмене Советским Союзом международного статуса Берлина и охарактеризовал весь город (включая его западные секторы) как «столицу ГДР». Советское правительство предложило превратить Западный Берлин в «демилитаризованный вольный город» и в ультимативном тоне потребовало от США, Великобритании и Франции провести переговоры на эту тему в течение шести месяцев (Берлинский ультиматум (1958). Это требование было отвергнуто западными державами. Переговоры их министров иностранных дел с главой МИД СССР в Женеве весной и летом 1959 г. закончились безрезультатно.

После визита Н. Хрущёва в США в сентябре 1959 г. советский ультиматум был отложен. Но стороны упорно придерживались своих прежних позиций. В августе 1960 г. правительство ГДР ввело в действие ограничения на посещения гражданами ФРГ Восточного Берлина, ссылаясь на необходимость пресечь ведение ими «реваншистской пропаганды». В ответ Западная Германия отказалась от торгового соглашения между обеими частями страны, что ГДР расценила как «экономическую войну». После длительных и трудных переговоров соглашение было всё же введено в действие с 1 января 1961 г. Но кризис этим не разрешился. Лидеры ОВД продолжали требовать нейтрализации и демилитаризации Западного Берлина. В свою очередь, министры иностранных дел стран НАТО подтвердили в мае 1961 г. намерение гарантировать пребывание вооружённых сил западных держав в западной части города и её «жизнеспособность». Лидеры Запада заявили о том, что будут всеми силами защищать «свободу Западного Берлина».

Оба блока и оба германских государства наращивали свои вооружённые силы и активизировали пропаганду против противника. Власти ГДР жаловались на западные угрозы и маневры, «провокационные» нарушения границы страны (137 за май - июль 1961 г.), деятельность антикоммунистических групп. Они обвиняли «агентов ФРГ» в организации десятков актов саботажа и поджогах. Большое недовольство руководства и полиции Восточной Германии вызывала невозможность контролировать потоки людей, перемещавшихся через границу.

Ситуация усугубилась летом 1961 г. - жёсткий курс 1-го Председателя Госсовета ГДР Вальтера Ульбрихта, экономическая политика, направленная на то, чтобы «догнать и перегнать ФРГ», и соответствующее увеличение производственных норм, хозяйственные трудности, насильственная коллективизация 1957—1960 гг., внешнеполитическая напряжённость и более высокий уровень оплаты труда в Западном Берлине побуждали тысячи граждан ГДР уезжать на Запад. 

 

Всего за 1961 г. ГДР покинули более 207 тысяч человек.

 

Только за июль 1961 г. более 30 тыс. восточных немцев бежали из страны. Это были преимущественно молодые и квалифицированные специалисты. Возмущённые власти Восточной Германии обвиняли Западный Берлин и ФРГ в «торговле людьми», «переманивании» кадров и попытках сорвать их экономические планы. Они уверяли, что хозяйство Восточного Берлина ежегодно теряет из-за этого 2,5 млрд. марок.

В условиях обострения обстановки вокруг Берлина руководители стран ОВД приняли решение закрыть границу. Слухи о подобных планах носились в воздухе ещё в июне 1961 г., но лидер ГДР Вальтер Ульбрихт тогда отрицал подобные намерения. В действительности, тогда они ещё не получили окончательного согласия со стороны СССР и других участников Восточного блока. С 3 по 5 августа 1961 г. в Москве было проведено совещание первых секретарей правящих коммунистических партий государств ОВД, на котором Ульбрихт настаивал на закрытии границы в Берлине. На сей раз он получил поддержку со стороны союзников. 7 августа на заседании политбюро Социалистической единой партии Германии (СЕПГ - восточногерманская компартия) было принято решение о закрытии границы ГДР с Западным Берлином и ФРГ. 12 августа соответствующее постановление принял Совет министров ГДР. Полиция Восточного Берлина была приведена в состояние полной готовности. 

 

В 1 час ночи 13 августа 1961 началось осуществление проекта.

 

Около 25 тысяч членов военизированных «боевых групп» с предприятий ГДР заняли линию границы с Западным Берлином; их действия прикрывали части восточногерманской армии. Советская армия находилась в состоянии готовности.

 

Возведение стены

13 августа 1961 года началось строительство стены. В первом часу ночи к району границы между Западным и Восточным Берлином были подтянуты войска, которые в течение нескольких часов полностью блокировали все участки границы, находящиеся в черте города. К 15 августа вся западная зона была обнесена колючей проволокой, и началось непосредственное возведение стены. В тот же день были перекрыты четыре линии Берлинского метро - U-Bahn - и некоторые линии городской железной дороги - S-Bahn (в период, когда город не был разделён, любой берлинец мог свободно перемещаться по городу). Были закрыты семь станций на линии метро U6 и восемь станций на линии U8. В связи с тем, что эти линии шли из одной части западного сектора в другую его часть через восточный сектор, было принято решение не разрывать линии западного метрополитена, а лишь закрыть станции, находящиеся в восточном секторе. Открытой осталась только станция Фридрихштрассе, на которой был организован контрольно-пропускной пункт. Линия U2 была разорвана на западную и восточную (после станции Тельманплац) половины. Потсдамер-Плац также была закрыта, так как находилась в приграничной зоне.  

Строительство и переоборудование стены продолжалось с 1962 по 1975 год.

Для посещения Западного Берлина гражданам ГДР требовалось специальное разрешение. Правом свободного прохода обладали только пенсионеры.  

Попытки перехода границы

Наиболее известны случаи побегов из ГДР следующими путями: 28 человек ушло по прокопанному ими самими тоннелю длиной 145 метров, совершались полёты на дельтаплане, на воздушном шаре из нейлоновых фрагментов, по верёвке, перекинутой между окнами соседних домов, на машине с откидывающимся верхом, с помощью тарана стены бульдозером.

В период с 13 августа 1961 года по 9 ноября 1989 года было совершено 5075 успешных побегов в Западный Берлин или ФРГ, в том числе 574 случая дезертирства.  

В годы холодной войны в ГДР существовала практика выпуска граждан на Запад за деньги.

 

Такими операциями занимался Вольфганг Фогель, адвокат из ГДР. С 1964 по 1989 год он устроил переход границы в общей сложности для 215 тысяч восточных немцев и 34 тысяч политзаключённых из восточногерманских тюрем. Западной Германии их освобождение обошлось в 3,5 млрд. марок (2,7 млрд. долларов).

12 августа 2007 года Би-би-си сообщило, что в архивах Министерства государственной безопасности ГДР («Штази») был найден письменный приказ, датированный 1 октября 1973, предписывающий стрелять на поражение по всем беглецам без исключения, включая детей. Би-би-си, не раскрывая источники, утверждало о 1245 погибших.По данным правительства ГДР, при попытке пересечь Берлинскую стену погибло 125 человек.

По современным российским данным общее число погибших при попытке пересечения границы составило 192 человека (погибли от применения оружия пограничниками ГДР, утонули, разбились и т. д.), ранения получили около 200 человек, свыше 3 тысяч были арестованы. 

// по материалам свободной энциклопедии "Википедия"

www.de-online.ru

Берлинская стена - это... Что такое Берлинская стена?

Вид на стену со стороны Восточного Берлина, 1967. Вид на стену со стороны Западного Берлина, 1986. Расположение стены нанесено на современный спутниковый снимок

Берли́нская стена́ (нем. Berliner Mauer, официально Antifaschistischer Schutzwall) — инженерно-оборудованная и укреплённая государственная граница Германской Демократической Республики с Западным Берлином (13 августа 1961 — осень 1989) протяжённостью 155 км, в том числе в черте Берлина 43,1 км[1].

История

Возведена 13 августа 1961 года по рекомендации совещания секретарей коммунистических и рабочих партий стран Варшавского договора (3—5 августа 1961 года) и на основании решения Народной палаты ГДР от 11 августа 1961 года[2]. За время своего существования несколько раз перестраивалась и совершенствовалась. Последняя крупная реконструкция была в 1975 году.

К 1989 году представляла из себя сложный комплекс, состоящий из:

  • бетонного ограждения общей протяжённостью 106 км и высотой в среднем 3,6 метра;
  • ограждения из металлической сетки протяжённостью 66,5 км;
  • сигнального ограждения под электрическим напряжением, протяжённостью 127,5 км;
  • земляных рвов протяжённостью 105,5 км;
  • противотанковых укреплений на отдельных участках;
  • 302 сторожевых вышек и других пограничных сооружений;
  • полосы из острых шипов длиной в 14 см и контрольно-следовой полосы с постоянно разравниваемым песком.

Ограждения отсутствовали в местах прохождения границы по рекам и водоёмам. Первоначально действовали 13 пограничных контрольно-пропускных пунктов, но к 1989 году их число сократилось до трёх[3].

9 ноября 1989 г. под влиянием массовых народных выступлений Правительство ГДР сняло ограничения на сообщение с Западным Берлином, а с 1 июля 1990 года полностью отменило пограничный контроль. В течение января - ноября 1990 года все пограничные сооружения были снесены, за исключением отрезка в 1,3 км, оставленного как памятник одному из самых известных символов холодной войны[2] (см. Берлинский кризис 1961 г.).

Солдаты Народной армии ГДР перед заступлением в наряд на охрану границы у Берлинской стены, 1961.

До строительства стены граница между западной и восточной частью Берлина была открыта. Разделительная линия протяжённостью 44,75 км (общая протяжённость границы Западного Берлина с ГДР составляла 164 км) проходила прямо по улицам и домам, каналам и водным путям. Официально действовал 81 уличный пропускной пункт, 13 переходов в метро и на городской железной дороге. Кроме того, существовали сотни нелегальных путей. Ежедневно границу между обеими частями города пересекали по различным причинам от 300 до 500 тысяч человек.

Отсутствие чёткой физической границы между зонами приводило к частым конфликтам и массовой утечке специалистов в ФРГ.[источник не указан 323 дня] Восточные немцы предпочитали получать образование в ГДР, где оно было бесплатно, а работать — в ФРГ.

Сооружению Берлинской стены предшествовало серьёзное обострение политической обстановки вокруг Берлина. Оба военно-политических блока — НАТО и Организация Варшавского договора (ОВД) подтвердили непримиримость своих позиций в «Германском вопросе». Правительство Западной Германии во главе с Конрадом Аденауэром ввело в действие в 1957 году «доктрину Хальштейна», которая предусматривала автоматический разрыв дипломатических отношений с любой страной, признавшей ГДР. Оно категорически отвергло предложения восточногерманской стороны о создании конфедерации германских государств, настаивая вместо этого на проведении общегерманских выборов. В свою очередь, власти ГДР заявили в 1958 г. о своих притязаниях на суверенитет над Западным Берлином на том основании, что он находится «на территории ГДР».

В ноябре 1958 г. глава советского правительства Никита Хрущёв обвинил западные державы в нарушении Потсдамских соглашений 1945. Он объявил об отмене Советским Союзом международного статуса Берлина и охарактеризовал весь город (включая его западные секторы) как «столицу ГДР». Советское правительство предложило превратить Западный Берлин в «демилитаризованный вольный город» и в ультимативном тоне потребовало от США, Великобритании и Франции провести переговоры на эту тему в течение шести месяцев (Берлинский ультиматум (1958)). Это требование было отвергнуто западными державами. Переговоры их министров иностранных дел с главой МИД СССР в Женеве весной и летом 1959 г. закончились безрезультатно.

После визита Н. Хрущёва в США в сентябре 1959 г. советский ультиматум был отложен. Но стороны упорно придерживались своих прежних позиций. В августе 1960 г. правительство ГДР ввело в действие ограничения на посещения гражданами ФРГ Восточного Берлина, ссылаясь на необходимость пресечь ведение ими «реваншистской пропаганды». В ответ Западная Германия отказалась от торгового соглашения между обеими частями страны, что ГДР расценила как «экономическую войну». После длительных и трудных переговоров соглашение было всё же введено в действие с 1 января 1961 г. Но кризис этим не разрешился. Лидеры ОВД продолжали требовать нейтрализации и демилитаризации Западного Берлина. В свою очередь, министры иностранных дел стран НАТО подтвердили в мае 1961 г. намерение гарантировать пребывание вооружённых сил западных держав в западной части города и её «жизнеспособность». Лидеры Запада заявили о том, что будут всеми силами защищать «свободу Западного Берлина».

Проверить информацию.

Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.На странице обсуждения должны быть пояснения.

Оба блока и оба германских государства наращивали свои вооружённые силы и активизировали пропаганду против противника. Власти ГДР жаловались на западные угрозы и маневры, «провокационные» нарушения границы страны (137 за май — июль 1961 г.), деятельность антикоммунистических групп. Они обвиняли «агентов ФРГ» в организации десятков актов саботажа и поджогах. Большое недовольство руководства и полиции Восточной Германии вызывала невозможность контролировать потоки людей, перемещавшихся через границу.

Ситуация усугубилась летом 1961 г. Жёсткий курс 1-го Председателя Госсовета ГДР Вальтера Ульбрихта, экономическая политика, направленная на то, чтобы «догнать и перегнать ФРГ», и соответствующее увеличение производственных норм, хозяйственные трудности, насильственная коллективизация 1957—1960 гг., внешнеполитическая напряжённость и более высокий уровень оплаты труда в Западном Берлине побуждали тысячи граждан ГДР уезжать на Запад. Всего за 1961 г. страну покинули более 207 тысяч человек. Только за июль 1961 г. более 30 тыс. восточных немцев бежали из страны. Это были преимущественно молодые и квалифицированные специалисты. Возмущённые власти Восточной Германии обвиняли Западный Берлин и ФРГ в «торговле людьми», «переманивании» кадров и попытках сорвать их экономические планы. Они уверяли, что хозяйство Восточного Берлина ежегодно теряет из-за этого 2,5 млрд марок.

В условиях обострения обстановки вокруг Берлина руководители стран ОВД приняли решение закрыть границу. Слухи о подобных планах носились в воздухе ещё в июне 1961 г., но лидер ГДР Вальтер Ульбрихт тогда отрицал подобные намерения. В действительности, тогда они ещё не получили окончательного согласия со стороны СССР и других участников Восточного блока. С 3 по 5 августа 1961 г. в Москве было проведено совещание первых секретарей правящих коммунистических партий государств ОВД, на котором Ульбрихт настаивал на закрытии границы в Берлине. На сей раз он получил поддержку со стороны союзников. 7 августа на заседании политбюро Социалистической единой партии Германии (СЕПГ — восточногерманская компартия) было принято решение о закрытии границы ГДР с Западным Берлином и ФРГ. 12 августа соответствующее постановление принял Совет министров ГДР. Полиция Восточного Берлина была приведена в состояние полной готовности. В 1 час ночи 13 августа 1961 началось осуществление проекта. Около 25 тысяч членов военизированных «боевых групп» с предприятий ГДР заняли линию границы с Западным Берлином; их действия прикрывали части восточногерманской армии. Советская армия находилась в состоянии готовности.

Сооружение стены

Работы по возведению Стены, 20 ноября 1961 года.

13 августа 1961 года началось строительство стены. В первом часу ночи к району границы между Западным и Восточным Берлином были подтянуты войска, которые в течение нескольких часов полностью блокировали все участки границы, находящиеся в черте города. К 15 августа вся западная зона была обнесена колючей проволокой, и началось непосредственное возведение стены. В тот же день были перекрыты четыре линии Берлинского метро — U-Bahn — и некоторые линии городской железной дороги — S-Bahn (в период, когда город не был разделен, любой берлинец мог свободно перемещаться по городу). Были закрыты семь станций на линии метро U6 и восемь станций на линии U8. В связи с тем, что эти линии шли из одной части западного сектора в другую его часть через восточный сектор, было принято решение не разрывать линии западного метрополитена, а лишь закрыть станции, находящиеся в восточном секторе. Открытой осталась только станция Friedrichstrasse, на которой был организован контрольно-пропускной пункт. Линия U2 была разорвана на западную и восточную (после станции Тельманплац) половины. Потсдамер-Плац также была закрыта, так как находилась в приграничной зоне.

Строительство и переоборудование стены продолжалось с 1962 по 1975 год.

Переход границы

Для посещения Западного Берлина гражданам ГДР требовалось специальное разрешение. Правом свободного прохода обладали только пенсионеры.Наиболее известны случаи побегов из ГДР следующими путями: 28 человек ушло по прокопанному ими самими тоннелю длиной 145 метров, совершались полёты на дельтаплане, на воздушном шаре из нейлоновых фрагментов, по верёвке, перекинутой между окнами соседних домов, на машине с откидывающимся верхом, с помощью тарана стены бульдозером.В период с 13 августа 1961 года по 9 ноября 1989 года было совершено 5075 успешных побегов в Западный Берлин или ФРГ, в том числе 574 случая дезертирства.[4]

Переход границы за деньги

В годы холодной войны в ГДР существовала практика выпуска граждан на Запад за деньги[5]. Такими операциями занимался Вольфганг Фогель, адвокат из ГДР. С 1964 по 1989 год он устроил переход границы в общей сложности для 215 тысяч восточных немцев и 34 тысяч политзаключённых из восточногерманских тюрем. Западной Германии их освобождение обошлось в 3,5 млрд марок (2,7 млрд долларов)[5].

Побеги и их жертвы

12 августа 2007 года Би-би-си сообщило, что в архивах Министерства государственной безопасности ГДР («Штази») был найден письменный приказ, датированный 1 октября 1973, предписывающий стрелять на поражение по всем беглецам без исключения, включая детей[6]. Би-би-си, не раскрывая источники, утверждало о 1245-ти погибших[7].

Мемориал в память о жертвах Стены. Фото 1982 года.

По данным правительства ГДР, при попытке пересечь Берлинскую стену погибло 125 человек[8].

По современным российским данным общее число погибших при попытке пересечения границы составило 192 человека (погибли от применения оружия пограничниками ГДР, утонули, разбились и т. д.), ранения получили около 200 человек, свыше 3 тысяч были арестованы.

По некоторым оценкам, при попытке пересечь Берлинскую стену с 13 августа 1961 года по 9 ноября 1989 года погибло 645 человек[9]. Однако по состоянию на 2006 год документально удалось подтвердить гибель в результате попытки преодоления стены только для 125 человек[10]. 8 пограничников ГДР были убиты нарушителями границы и выстрелами с территории Западного Берлина[2]. Первым (24 августа 1961 года) при попытке нарушения границы-стены из Восточного Берлина был расстрелян 24-летний Гюнтер Литфин (нем. Günter Litfin)[11]. 17 августа 1962 года скончался Петер Фехтер на пограничном переходе от потери крови, после того как по нему открыли огонь пограничники ГДР. 5 октября 1964 г. при попытке задержать крупную группу нарушителей в 57 человек погиб пограничник Эгон Шульц, имя которого было возведено в культ в ГДР (позднее были опубликованы документы, согласно которым его застрелили по ошибке сослуживцы)[12]. В 1966 под 40 выстрелами со стороны пограничников ГДР погибло двое детей (10-ти и 13-ти лет)[13]. Последним погибшим нарушителем стал Крис Геффрой, который был убит при попытке незаконного пересечения границы 6 февраля 1989 года.

«Господин Горбачёв, разрушьте эту стену!»

12 июня 1987 года Президент США Рональд Рейган, произнося речь у Бранденбургских ворот в честь 750-летия Берлина, призвал Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачёва снести Стену, символизируя тем самым стремление советского руководства к переменам:

Мы слышим из Москвы о новой политике реформ и гласности. Некоторые политические заключённые были освобождены. Определённые иностранные радиопередачи новостей больше не глушатся. Некоторым экономическим предприятиям разрешили работать с большей свободой от госконтроля.

Это — начало глубоких изменений в советском государстве? Или же это символические жесты, которые должны породить ложные надежды на Западе и усилить советскую систему, не изменяя её? Мы приветствуем перестройку и гласность, поскольку мы полагаем, что свобода и безопасность идут вместе, что прогресс человеческой свободы может принести только лишь мир во всём мире. Есть один ход, который Советы могут сделать, который был бы безошибочным, который станет символом свободы и мира.

Генеральный секретарь Горбачёв, если Вы ищете мир, если Вы ищете процветание для Советского Союза и Восточной Европы, если Вы ищете либерализацию: приезжайте сюда! Господин Горбачёв, откройте эти ворота! Господин Горбачёв, разрушьте эту стену![14]

Падение стены

Когда в мае 1989 под влиянием перестройки в Советском Союзе партнёр ГДР по Варшавскому договору — Венгрия — уничтожила укрепления на границе со своим западным соседом Австрией, руководство ГДР не собиралось следовать её примеру. Но вскоре оно потеряло контроль над стремительно разворачивавшимися событиями. Тысячи граждан ГДР потянулись в другие восточноевропейские страны в надежде попасть оттуда в Западную Германию. Уже в августе 1989 дипломатические представительства ФРГ в Берлине, Будапеште и Праге вынуждены были прекратить приём посетителей из-за наплыва жителей ГДР, добивавшихся въезда в западногерманское государство. Сотни восточных немцев бежали на Запад через Венгрию. Когда 11 сентября 1989 венгерское правительство объявило об открытии границ, Берлинская стена потеряла свой смысл: в течение трёх дней ГДР покинули через территорию Венгрии 15 тысяч граждан. В стране начались массовые демонстрации с требованием гражданских прав и свобод.

9 ноября 1989 в 19 часов 34 минуты, выступая на пресс-конференции, которая транслировалась по телевидению, представитель правительства ГДР Гюнтер Шабовски огласил новые правила выезда и въезда из страны. Согласно принятым решениям, граждане ГДР могли получить визы для немедленного посещения Западного Берлина и ФРГ. Сотни тысяч восточных немцев, не дожидаясь назначенного срока, устремились вечером 9 ноября к границе. Пограничники, не получившие приказов, пытались сперва оттеснить толпу, использовали водомёты, но затем, уступая массовому напору, вынуждены были открыть границу. Встречать гостей с Востока вышли тысячи жителей Западного Берлина. Происходящее напоминало народный праздник. Ощущение счастья и братства смыло все государственные барьеры и преграды. Западноберлинцы, в свою очередь, стали переходить границу, прорываясь в восточную часть города.

…Прожекторы, толкотня, ликование. Группа людей уже ворвалась в коридор пограничного перехода, до первого решётчатого заграждения. За ними — пятеро смущённых пограничников, — вспоминала свидетельница происходившего — Мария Майстер из Западного Берлина. — Со сторожевых вышек, уже окружённых толпой, смотрят вниз солдаты. Аплодисменты каждому «Трабанту», каждой смущённо приближающейся группе пешеходов… Любопытство гонит нас вперёд, но присутствует и страх, что может произойти что-то ужасное. Сознают ли пограничники ГДР, что это сверхохраняемая граница сейчас нарушается?.. Мы идём дальше… Ноги идут, разум предостерегает. Разрядка наступает только на перекрёстке… Мы просто в Восточном Берлине, люди помогают друг другу монетами на телефон. Лица смеются, язык отказывается повиноваться: безумие, безумие. Световое табло показывает время: 0 часов 55 минут, 6 градусов тепла.

— Ночь с 9 на 10 ноября 1989. («Volkszeitung», 1989, 17 november. № 47).

В течение последующих трёх дней Запад посетили более 3 миллионов человек. 22 декабря 1989 открылись для прохода Бранденбургские ворота, через которые была проведена граница между Восточным и Западным Берлином. Берлинская стена ещё стояла, но всего лишь как символ недавнего прошлого. Она была разбита, расписана многочисленными граффити, рисунками и надписями, берлинцы и посетители города старались унести на память кусочки, отбитые от некогда могущественного сооружения. В октябре 1990 последовало вступление земель бывшей ГДР в ФРГ, и Берлинская стена была за несколько месяцев снесена. Лишь малые части её решено сохранить как памятник для последующих поколений.

Мемориальный комплекс «Берлинская стена»

21 мая 2010 года в Берлине состоялось торжественное открытие первой части большого мемориального комплекса, посвященного Берлинской стене. Эта часть получила название «Окно памяти». Первая часть посвящена немцам, которые разбились, прыгая из окон домов на Бернауэр штрассе (эти окна потом были заложены кирпичами), а также тем, кто погиб, пытаясь перебраться из восточной части Берлина в западную. Памятник, весом около тонны, выполнен из ржавой стали, на нём в несколько рядов размещены чёрно-белые фотографии погибших. На церемонии открытия присутствовал бургомистр Берлина Клаус Воверайт (входящий в партию СДПГ) и уполномоченный федерального правительства по культуре и коммуникациям Бернд Нойман (входящий в партию ХДС).

Полностью комплекс «Берлинская стена», который займёт четыре гектара, будет завершён к 2012 году. Сенат Берлина — аналог земельного правительства — инвестировал в строительство 28 миллионов евро.

Мемориал располагается на улице Бернауэр штрассе, по которой проходила граница между ГДР и ФРГ (сами здания находились в восточном секторе, а прилегающий к ним тротуар — в западном).

В культуре

Дмитрий Врубель. «Господи! Помоги мне выжить среди этой смертной любви» на Берлинской стене

Если с «восточной» стороны стены до самого конца к ней нельзя было подойти близко, то на Западе она стала площадкой для творчества многочисленных художников — как профессиональных, так и любителей. К 1989 она превратилась в многокилометровую выставку граффити, в том числе весьма высокохудожественных. После разрушения стены её фрагменты быстро превратились в объекты торговли. Многие фрагменты стены оказались в США, например в офисе корпорации Microsoft, штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли, у музея Рональда Рейгана, в Фатиме и т. д.

  • Песня Удо Линденберга — «Wir wollen einfach nur zusammen sein».
  • На альбоме Back for the Attack (1987) рок-группы Dokken присутствует песня Lost Behind The Wall, повествующая о жизни «по ту сторону стены». А в тексте песни встречается строчка «Die Mauer muss weg», что в переводе с немецкого означает «стена должна исчезнуть».
  • В 1990 году рок-группа Scorpions выпустила песню «Wind of Change», посвященную падению стены. Вскоре композиция стала гимном воссоединения Германии, она часто звучит в хрониках, посвященных данной теме.
  • 21 июля 1990 года, уже после сноса Стены, но до объединения Германии, на Потсдамской площади состоялось грандиозное представление «The Wall» в Берлине, по мотивам альбома рок-группы Пинк Флойд, организованное Роджером Уотерсом.
  • Песня прогрессив-рок группы Camel — «West Berlin»
  • В песне 1977 года «Holidays in the Sun» панк-рок-группа Sex Pistols призывает снести Берлинскую стену.
  • Юмористическая повесть Михаила Казовского «Псих, или Неудачная попытка переправиться через стену» (2008).
  • В книге Александра Ирванца «Рівне / Ровно (Стіна)» стена проходит через украинский город, разделяя его на восточный и западный сектора. Главный герой получает разрешение на посещение своей семьи в восточном Ровно.
  • В каждой коробке коллекционной версии видеоигры World in Conflict присутствовал кусочек Берлинской стены, подлинность которого подтверждалась прилагаемым сертификатом.
  • В мультиплеере Call of Duty: Black Ops присутствует карта Berlin Wall, на которой действия разворачиваются у КПП Чарли.
  • Название альбома группы Queen "Jazz" и рисунок на его обложке был взят с рисунка на берлинской стене в районе КПП Чарли который увидели музыканты посещая восточный берлин

См. также

Ссылки

Документальные фильмы

Примечания

dic.academic.ru


Смотрите также