Т 2 танк германия


Т-34: смертоносный танк, выигравший Вторую мировую войну? | Россия | ИноСМИ

22 июня 1941 года нацистская Германия начала операцию «Барбаросса», нанеся массированный удар по Советскому Союзу. Это было самое крупное вторжение за всю историю.

Немецкие группы армий создали фронт общей протяженностью почти три тысячи километров. В состав этой гигантской группировки вошли три миллиона немецких солдат, 150 дивизий и три тысячи танков.

Немцы рассчитывали на столкновение со слабым противником. Опьяненные победами в Польше и Франции, Гитлер и его военачальники считали, что Германии самой судьбой уготовано нападать на Россию. «Конец еврейского господства в России станет также концом России как государства», — объявил Гитлер в своем манифесте Mein Kampf.

Несколько месяцев немцы одерживали одну убедительную победу за другой. Но вдруг наступление застопорилось — и появление на фронте нового советского танка ошеломило вермахт.

Это был танк Т-34. У новой бронированной машины была отличная 76-миллиметровая пушка и толстая наклонная броня. Скорость танка составляла более 55 километров в час. Он обладал многочисленными современными конструктивными преимуществами того времени — и мог отправлять немецкие танки прямиком в ад.

У Т-34 были свои проблемы, о которых мы часто забываем, говоря о танке с такой легендарной репутацией. К недостаткам Т-34 относятся ограниченная видимость экипажа и низкое советское качество изготовления.

«Они были хороши, но не являлись каким-то чудо-оружием, и у них имелись свои недостатки, — пишет Филип Каплан (Philip Kaplan) в своей книге Rolling Thunder: A Century of Tank Warfare (Катящийся гром: столетие танковой войны). — Но несмотря на все его недочеты, танковые специалисты и историки сегодня часто называют Т-34 лучшим танком той войны».

Немецкий фельдмаршал времен Второй мировой войны Эвальд фон Клейст выразился еще более кратко, назвав Т-34 «лучшим танком в мире».

Происхождение у Т-34 довольно простое. Красной Армии надо было найти замену своему танку БТ-7, который обладал высокой скоростью и легкой броней, и предназначался для ведения маневренной войны. У него также была свечная подвеска Кристи, позволявшая танку увеличивать скорость.

Но в ходе пограничной войны с Японией в 1938-1939 годах этот танк показал себя не лучшим образом. Японские танки типа 95 даже со своей менее мощной пушкой легко уничтожали БТ-7. Бойцы противотанковых подразделений также нападали на БТ-7, используя бутылки с зажигательной смесью и превращая их в пылающие факелы, потому что бензин просачивался через щели в плохо заваренной броне и попадал в моторный отсек.

Проблему решил Т-34. У него осталась подвеска Кристи, но бензиновый двигатель заменили на дизельную 12-цилиндровую силовую установку В-2-34. Она позволила тридцатьчетверке развивать скорость на 16 километров быстрее, чем у немецких машин «Пантера III» и «Пантера IV».

Кроме того, пушка с высокой начальной скоростью снаряда могла поражать любой танк в мире того времени.

«Когда Гитлер в 1941 году начал „Барбароссу“, Т-34 был неоспоримо лучшим танком в мире, — рассказал изданию War Is Boring ветеран американской армии Джейсон Белкорт (Jason Belcourt), который служил в танковых войсках. — Сочетание скошенной брони, мощной пушки, хорошей скорости и маневренности у него было намного лучше всего того, что в то время имели немцы».

К середине 1941 года у СССР было 22 с лишним тысячи танков — больше, чем во всех армиях мира вместе взятых, и в четыре раза больше того, что имелось в немецком танковом арсенале.

К концу войны Советский Союз изготовил почти 60 тысяч танков Т-34, доказав, что количество обладает собственной ценностью.

Сначала немцы были в растерянности, когда им пришлось столкнуться в бою с танками Т-34. Имевшиеся у них на вооружении противотанковые орудия Kwk36 калибра 37 миллиметров и 50-миллиметровые Kwk 38 не могли пробить лобовую броню советской машины.

Поэтому вариантов в тактике у немцев осталось немного. Немецкие танкисты могли стрелять в боковую броню Т-34. Вермахт мог устанавливать минные поля. Солдаты рисковали жизнью, используя ранцевые подрывные заряды и коктейли Молотова.

Это можно было назвать актом отчаяния, но немцы даже модифицировали свои 88-миллиметровые зенитные пушки, чтобы остановить наступающие Т-34 огнем прямой наводкой.

Однако русским всегда не хватало хорошо обученных экипажей для тех танков, которые принимала на вооружение Красная Армия. Советы теряли Т-34 и их экипажи в больших количествах.

К тому времени, когда Советы обучили достаточное количество экипажей для укомплектования своих танков, у немцев появились мощные пушки и усовершенствованные образцы противотанковых средств типа гранатомета «Панцерфауст» с фугасной боевой частью.

Однако у русских всегда было больше Т-34, чем у немцев «Пантер» и «Тигров».

«Решающей в этом деле была битва производств, — сказал Белкорт. — С июня 1941 года до окончания войны Советы всегда делали танки, которые зачастую были хороши и всегда отвечали требованиям».

Окончательный вердикт, вынесенный танку Т-34, наверное, не такой яркий, как та легенда, которую Советы создали своей машине, и тем не менее, он весьма и весьма лестный. Т-34 склонил чашу весов в пользу СССР в танковой войне, а благодаря массовому производству Советы намного превзошли немцев по количественным показателям.

Полные решимости советские танкисты на своих Т-34 разгромили немцев под Курском, и эта битва стала величайшим танковым сражением всех времен.

Т-34 «был несомненно революционным, но он не был первым ни в чем, за исключением сочетания наклонной брони и дизельного двигателя, широких гусениц и большого, довольно мощного орудия», сказал Белкорт. «Все это делали и раньше, но никогда в совокупности».

inosmi.ru

Танк Т-34 напал на вермахт, как монстр | Общество | ИноСМИ

Реакцией германских войск был ужас, когда в июле 1941 года советские танки легко прорывали их линии обороны. Новый средний танк Т-34, только что поступивший в войска, внушал наибольшие опасения.

Вера — это мощное оружие, прежде всего если речь идет о собственном превосходстве. Но ощущается это, однако, лишь тогда, когда вера колеблется. Именно это произошло 8 июля 1941 года в северной части Белоруссии, вблизи Днепра.

В этот день колонна танков Panzer III передовой немецкой 17-й танковой дивизии обнаружила советский танк с незнакомым силуэтом. Как обычно, немецкие канониры открыли огонь, чтобы вывести противника из игры. Однако с ужасом им пришлось констатировать, что снаряды, выпущенные прямой наводкой из их 37-милиметровых пушек, просто отскакивали от советского танка.

Похожая ситуация сложилась у группы противотанковых артиллерийских установок, которые из своих противотанковых пушек РаК 36 того же калибра раз за разом попадали в цель, но не наблюдали результата. Вместо этого советская боевая машина на широких траках подходила все ближе, перекатывалась через немецкое орудие и прорывала оборонительную линию 17-й танковой дивизии. Лишь 15 километрами западнее ее удалось подбить, из старой 100-миллиметровой полевой пушки времен Первой мировой войны.Die Welt10.03.2016Die Welt17.07.2013The National Interest21.09.2015Абсолютно то же примерно в то же время переживало противотанковое подразделение 42, приписанное к 7-й танковой дивизии. Одна из его батарей была атакована «танком совершенно незнакомого типа». Солдаты реагировали, как и в сотнях других случаев: стреляли в противника — однако поначалу безуспешно: «Мы сразу открыли огонь, но броня пробивалась лишь с расстояния 100 метров. С 200 метров бронебойные снаряды просто застревали в броне».

Другой командир взвода выбрал в своем сообщении образное сравнение: «Стреляет полдюжины РаК 36. Это похоже на барабанную дробь. Но враг столь же уверенно, как доисторический монстр, движется дальше».

Иногда немецкие 37-милиметровые снаряды не добивались успеха с дистанции в 40, даже в 20 метров. Напротив, советские снаряды поражали противника, как описывал это офицер противотанкового подразделения 4, относящегося к 14-й танковой дивизии: «Наши танки снова и снова поражались прямыми попаданиями. Башни танков Panzer III и IV просто сбивались выстрелами».

Это имело свои последствия: «Прежний наступательный дух испаряется, — докладывал офицер, — вместо него распространяется чувство незащищенности, поскольку экипажи знают, что вражеские танки могут подбить их с дальней дистанции».

Новый противник, «доисторический монстр», имел обозначение Т-34/ 76. Летом 1941 года Красная Армия располагала примерно тысячей экземпляров. В это время речь шла о лучшем танке в мире.

Дело было, прежде всего, в различных преимуществах, сочетающихся в танке: широкие траки из стали позволяли ему перемещаться даже по топкой местности. Скошенные стенки корпуса отклоняли снаряды противника. Ходовая часть, в основу которой лег проект американца Джона Уолтера Кристи (John Walter Christie) от 1928 года, была простой, но надежной. Сравнительно легкий дизельный двигатель представлял собой идеальную комбинацию мощности и крутящего момента и заметно превосходил все остальные танковые моторы 1941 года.

Короткая 76-милиметровая пушка первого Т-34 1940-го года выпуска и на 80 сантиметров более длинное орудие того же калибра модели 1941 года превосходили все использовавшиеся к тому времени немецкие танковые пушки. Советская боевая машина тем самым уже к началу «Плана Барбаросса» была мобильней, лучше вооруженной и с большей огневой мощью, чем все его немецкие визави.

Поскольку к тому же Красная Армия располагала вдвое большим количеством танков (Т-34), чем их было у Восточной группировки германских войск (а речь идет о лучшем к тому времени немецком танке Panzer IV с короткой 75-милиметровой пушкой), битвы в Белоруссии и на Украине однозначно должны были увенчаться победой советских войск.

Но произошло противоположное. Почему? Начальник генерального штаба Франц Гальдер (Franz Halder) после 1945 года объяснял это так: «Квалификация советских водителей была недостаточной». Танки Т-34 избегали езды по впадинам или вдоль склонов, как это часто делали водители немецких танков; вместо этого «они искали пути вдоль холмов, на которые легче было въехать». Но на холмах они являли собой более легкие цели, и с ними было легче сражаться, как полевыми пушками, так и перестроенными под наземную стрельбу зенитками калибра 88 милиметров, знаменитыми «восемь-восемь».

Уже в июле 1941 года немецкие противотанковые отряды поняли, что им следует перегруппировываться и по возможности держать наготове несколько «восемь-восемь», чтобы с дальних дистанций поражать появляющиеся Т-34. Поскольку их силуэт существенно отличался от профиля других советских танков, например, от мощных, но медленных КВ-1 или более легких Т-26, Т-28 и БТ, тактикой немецких танков стало встречать Т-34 на дальних дистанциях огнем мощных противотанковых орудий.

«Немецкие войска по большей части могли обстреливать русские танки и наносить им урон лишь с дальней дистанции», — вспоминал Гальдер. Это внушало неуверенность экипажам Т-34, и техническое преимущество нивелировалось психологическими факторами.

Тем не менее: шок от Т-34 укрепился глубоко. Правда, различные французские и британские танки на западном направлении в 1940 году в чисто техническом плане были равноценны немецким типам III и IV, если не превосходили их. Однако советский танк легко затмевал их, обладая к тому же большим потенциалом для оптимизации.

Возможно, поэтому офицеры танковой группы 2 напрямую требовали от своего командующего Гейнца Гудериана (Heinz Guderian) «просто делать танки по образцу Т-34». Но до этого дело не дошло, хотя летом 1941 года несколько десятков более или менее поврежденных и даже несколько практически целых Т-34 попали в распоряжение вермахта.

Вместо этого был модернизирован уже спроектированный тяжелый танк типа VI «Тигр», а также добавился модернизированный танк типа V «Пантера». Но их, вместе взятых, до 1945 года было произведено всего около 7500 машин, в отличие от почти 50 тысяч экземпляров Т-34.

inosmi.ru

Как усовершенствование немецкого танка Т-4 должно было сделать его достойным противником советского Т-34 | История | ИноСМИ

Чем меньше, тем больше — по крайней мере, иногда. Меньший калибр действительно порой может быть эффективнее крупного калибра — даже если на первый взгляд такое утверждение кажется парадоксальным.

На пороге 1942 года немецкие конструкторы бронетанковой техники находились под колоссальным давлением. За последние несколько месяцев они значительно усовершенствовали модификацию имеющихся немецких танков Т-4, доведя толщину нижней лобовой плиты до 50мм, а также оснастив машины дополнительными лобовыми плитами толщиной в 30мм.

В связи с возросшей на 10% массой танка, теперь составлявшей 22,3 тонны, потребовалось увеличить ширину гусеницы с 380 до 400мм. Для этого необходимо было внести изменения в конструкцию направляющих и ведущих колес. В автомобильной промышленности такие усовершенствования любят называть сменой модели — в случае с Т-4, обозначение модификации сменилось с «Е» на «F».

Однако этих усовершенствований было недостаточно для превращения Т-4 в полноценного соперника советского Т-34. Прежде всего, слабым местом этих машин было их вооружение. Наряду с 88-мм зенитным орудием, а также трофейными  пушками из запасов Красной армии — 76-мм орудиями, которые немцы называли «рач-бум» — в осенний и летний сезоны свою эффективность доказала только 50-мм противотанковая пушка Pak 38, поскольку осуществляла выстрелы болванками с вольфрамовым сердечником.

Об имеющихся проблемах руководству вермахта было хорошо известно. Еще в конце мая 1941 года, до нападения на Советский Союз, обсуждалось срочное оснащение танка Т-4 пушкой Pak 38, которая должна была заменить короткую 75-мм танковую пушку KwK 37, носившую название «Штуммель» (рус. окурок). Калибр Pak 38 лишь на две трети был больше, чем у KwK 37.

The National Interest28.02.2017The National Interest07.02.2017Die Welt05.02.2017Из-за длины пушки в 1,8 м снарядам невозможно было придать достаточного ускорения, поскольку их начальная скорость составляла лишь 400-450 м/с. Начальная скорость снарядов Pak 38, несмотря на то, что калибр пушки составлял только 50 мм, достигала более 800 м/с, а позже почти 1200 м/с.

В середине ноября 1941 года должен был быть готов первый прототип танка Т-4, оснащенного пушкой Pak 38. Однако незадолго до того обнаружилось, что предусмотренную модификацию Т-4, считавшуюся временным решением на пути к созданию танка, способного противостоять танку Т-34, невозможно реализовать: Германия располагала недостаточным количеством вольфрама, чтобы начать массовое производство болванок.

14 ноября 1941 года в штаб-квартире фюрера состоялось совещание, стоившее немецким инженерам спокойного Рождества. Потому что Гитлер распорядился о том, чтобы как можно скорее полностью реорганизовать производство бронетанковой техники. Отныне предусматривалось производство лишь четырех типов машин: легких разведывательных танков, средних боевых танков на основе прежних Т-4, новых тяжелых танков, заказанных к производству в конце июня 1941 года танков Т-6 «Тигр», а также дополнительных «тяжелейших» танков.

Спустя четыре дня был отдан приказ о разработке новой 75-мм пушки, ствол которой был удлинен с 1,8 м до 3,2 м и которая должна была послужить заменой «Штуммелю». Начальная скорость снаряда увеличилась с 450 до 900 м/с — этого было достаточно для того, чтобы уничтожить любой Т-34 с расстояния 1000-1500 м, даже используя фугасные снаряды.

Вместе с тем имели место и тактические изменения. До сих пор танки Т-3 составляли основу боевой техники немецких танковых дивизий. Они должны были сражаться с вражескими танками, в то время как более тяжелые танки Т-4 изначально разрабатывались как вспомогательные машины для уничтожения мишеней, с которыми не могли справиться пушки мелкого калибра. Однако еще в сражениях против французских танков выяснилось, что серьезным противником мог стать лишь Т-4.

Каждый немецкий танковый полк номинально располагал 60 танками Т-3 и 48 танками Т-4, а также другими гусеничными машинами более легкой конструкции, часть которых производилась в Чехии. Однако фактически на всем восточном фронте 1 июля 1941 года в распоряжении 19 воевавших танковых дивизий находился лишь 551 танк Т-4. Несмотря на то, что непрерывное снабжение войск бронетехникой в количестве около 40 машин в месяц осуществлялось с заводов в Германии для трех групп армий, участвующих в боевых действиях в Советском Союзе, из-за связанных с войной перебоев в поставках к весне 1942 года количество танков выросло лишь до 552.

Тем не менее по решению Гитлера, танки Т-4, в прошлом являвшиеся вспомогательными машинами, должны были стать основными боевыми машинами танковых дивизий. Это коснулось и последующей модификации немецких боевых машин, на тот момент находившейся на стадии разработки, а именно танка Т-5, известного под названием «Пантера».

© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанкСоветские танки Т-34 во время атаки на правом берегу Днепра

Эта модель, разрабатывать которую начали еще в 1937 году, 25 ноября 1941 года была отдана в производство и успела приобрести опыт противостояния танкам Т-34. Это был первый немецкий танк, у которого передние и боковые бронеплиты устанавливались под углом. Однако было ясно, что поставка танков данной модели в более-менее достаточном количестве могла быть реализована не ранее 1943 года.

А тем временем танкам Т-4 приходилось справляться с ролью основных боевых машин. Инженерам компаний, участвовавших в разработке бронетехники, прежде всего, Krupp в городе Эссен и Steyr-Puch в городе Санкт-Фалентин (Нижняя Австрия) к новому году удалось увеличить производство и в то же время переориентировать его на выпуск модели F2, оснащенной удлиненной пушкой Kwk 40, поставляемой на фронт с марта 1942 года. Ранее, в январе 1942 года, выпуск 59 танков Т-4 за месяц впервые превысил установленную норму в 57 танков.

Теперь танки Т-4 в артиллерийском отношении примерно сравнялись с танками Т-34, однако все еще уступали мощным советским машинам в мобильности. Но на тот момент более важное значение имел другой имеющийся недостаток — количество выпущенных машин. За весь 1942 год было произведено 964 танка Т-4, а удлиненной пушкой была оснащена лишь половина из них, в то время как Т-34 произвели в количестве более 12 тысяч машин. И здесь даже новые пушки ничего не могли изменить.

inosmi.ru

Легкий танк Pz.Kpfw.I Panzerkampfwagen I, Pz.I (Sd.Kfz.101)

Танк был разработан фирмой "Крупп" в 1933 году и после испытаний был принят на вооружение вермахта в июле 1934 года. Танк был выполнен по следующей компоновочной схеме: силовая установка располагалась сзади, в средней части со смещением вправо от продольной оси танка была установлена башня с вооружением, а слева находилось место механика-водителя. Силовая передача и ведущие колеса располагались спереди. В качестве двигателя использовался карбюраторный двигатель воздушного охлаждения. Вооружение состояло их двух спаренных 7,92-мм пулеметов, установленных в общей маске. Наведение пулеметов на цель осуществлялось совместно, спуск - раздельно. В 1935 году танк был модернизирован. В ходе модернизации была изменена ходовая часть и установлен более мощный шестицилиндровый двигатель. Это позволило несколько повысить скорость движения танка. Модернизированный танк получил обозначение Т-I/В в отличие от первоначальной модификации, получившей обозначение Т-I/А. Опыт использования танков Т-I обоих модификаций в ходе гражданской войны в Испании показал, что бронирование и вооружение этих машин слишком слабое. Поэтому в 1938 г. производство танка Т-I/В прекратили, но его шасси выпускалось до 1941 г. и использовалось для создания самоходных артиллерийских установок и командирских машин.

Легкий танк "Panzerkampfwagen" I составлял основу парка немецких танковых войск во время захвата Польши в сентябре 1939 года и французской кампании в мае-июне 1940 года. В меньших количествах этот танк фашисты использовали на Балканах (1941), в Северной Африке и на Восточном фронте (1941-1942). После того, как на вооружение немецкой армии приняли новые, более совершенные машины, танки PzKpfw I были направлены для выполнения вспомогательных функций и подготовки личного состава.

Из истории создания легкого танка Pz I

Версальский договор (1919) накладывал на Германию большие ограничения в области вооружений, в том числе было полностью запрещено производить танки, бронеавтомобили и формировать танковые войска. Согласно Версальскому договору Германия могла иметь только ограниченное количество бронемашин, предназначенных для полиции.

Немцы не обременяли себя соблюдением условий Договора. Вопреки запрету велись секретные работы в области организации и тактики танковых войск и подготовки кадров. Кроме того, немцы приступили к проектированию и постройке моделей новых танков. В 1925 году фирмы "Rheinmetall-Bozing", "Krupp" и "Daimler-Benz" получили от Управления вооружений Рейхсвера заказ на разработку нового типа тяжелого танка. Этот проект получил условное обозначение "Grosstraktor" ("большой трактор"). При этом создавалось впечатление, что работы ведутся над сельскохозяйственной или дорожной машиной. В 1928 году провели ходовые испытания прототипов танков фирм "Krupp" и "Rheinmelall-Borzing". В следующем году на танковом полигоне "Кама" около Казани (СССР) провели цикл испытаний танка фирмы "Daimler-Benz".

В то же самое время были построены опытные образцы легкого танка, названного соответственно "Leichttraktor" ("легкий трактор") и самоходной артиллерийской установки, созданной на шасси гусеничное тягача WD (Rheinmetall-Borzing) и вооруженной пушкой калибра 77-мм. Ни одна из машин не удовлетворила требованиям заказчика, поэтому начались работы над следующими прототипами.

В 1931 году генерал-майор Освальд Лутц, инспектор автомобильных войск Рейхсвера, выдвинул проект формирования в будущем больших танковых частей, признавая при этом, что результаты всех предыдущих попыток создать танк не привели к ожидаемым результатам. Под влиянием взглядов начальника своего штаба подполковника Гейнца Гудериана, Лутц приказал разработать модель легкого танка массой около 5000 кг, с тем, чтобы получив свободу в военных вопросах, то есть разорвав Версальский Пакт, можно было с помощью этих машин немедленно приступить к подготовке личного состава. До тех пор подготовка будущих танкистов шла на деревянно-картонных макетах, установленных на шасси легковых автомобилей "Наnomag" 25 PS, "Opel" 24 и Adler "Standard" 6.

Прототип танка PzKpfw I - LKA фирмы "Крупп".

Заказ на разработку легкого танка был выдан четырем фирмам: "Daimler-Benz", "Rheinmetall-Borzing", "MAN" (Maschinenfabrik Augsburg-Nuerenberg) и "Krupp". К тому времени фирма Круппа уже располагала готовым проектом "маленького трактора " LKA, сконструированного инженерами Хогельлёхом (Hogelloch) и Вёльфертом (Woelfert). Новый танк получил дезинформирующее название Landwirtschaftlicher Schlcpper - LaS ("сельскохозяйственный тягач"). Первый прототип был закончен в июле 1932 года. При постройке шасси применили технические решения, использованные в конструкции английскою легкого танка Carden Loyd Mk VI (два шасси этого танка в 1929 году Советский Союз закупил у Англии и небесплатно продемонстрировал их немцам). Летом 1933 года первые пять шасси LaS, которые были немного модифицированы по сравнению с LKA опробовали на полигоне в Куммерсдорфе. Отличия нового шасси заключалось в использовании продольной балки, соединявшей три опорных катка с направляющим колесом и установки трех поддерживающих катков. Корпус и башню разработала фирма Daimler-Benz. Пять фирм: "Krupp-Grusson","MAN", "Daimler-Beriz", "Henschel" и "Rheinmctall-Borzing" - изготовили по три прототипа. Первые шасси, обозначенные как I LaS Ktupp, изготовили к концу 1933 года на фирме "Krupp-Grusson". Следующую партию шасси выпустила фирма "Henschel" в феврале 1934 года. Первые 15 танков были полностью укомплектованы в конце апреля 1934 года.

Танк Sd.Kfz.101 Pz.Kpfw I Ausf.A.

В сентябре 1934 года танки 1 LaS "Krupp" были переданы "Kraftlehr Kommando Zossen" (Учебная группа автомобильных войск в Цоссене), состоявшей из трех рот. В дальнейшем группу преобразовали в 1-й танковый полк. В Ордфуре подобным же образом был сформирован 2-й танковый полк. Летом 1935 года эти части принимали участие в учениях около Мюнстера, впервые продемонстрировав машину.

Танк Sd.Kfz.101 Pz.Kpfw I Ausf.A.

Вскоре танк 1 LaS "Krupp" сменил название на Pz.Kpfw.l Ausf.A. В это же время была принята и сквозная система обозначений для всех подвижных средств Вермахта - "Kraftfahrzeuge Nummer-sustem der Wermacht". По этой системе танк Pz.l и его последующие модификации имели номера от Sd.Kfz.101 до Sd.Kfz.120 (Sd.Kfz. - "Sonderkraftfahrzeug" - машина особого назначения, спецмашина), а командирский вариант - Sd.Kfz.265. Всего было выпущено 477 танков Pz.Kpfwl Ausf.A (349 - на заводах "Henschel"и 128 - на заводах "MAN").

Танк Sd.Kfz. 101 Pz.Kpfw I Ausf. A.

Эксплуатация показала, что танки версии Pz.Kpfw.l Ausf.A. нуждаются в модернизации, главным образом, в замене силового агрегата. Мощности 57-сильного двигателя "Krupp" М305 недостаточно. Не помогла и осуществленная в опытном порядке установка на танк Pz.l Ausf.A дизельного двигателя "Krupp" М601 мощностью 60 л.с. при 2200 об/мин. Проблему удалось решить, смонтировав на машину шестицилиндровый бензиновый мотор "Maybach " NL38TR мощностью 100 л.с.

Этот мотор был заметно больше прежнего, поэтому пришлось удлинить корпус на 400-мм. В результате в ходовой части появилась еще одна пара опорных катков, а ленивец был немного приподнят над уровнем земли. Кроме того, изменились задняя стенка и крыша моторно-трансмиссионного отделения. Выхлопную трубу вывели через задний борт, в отличие от Pz.l Ausf.A, имевшего две выхлопные трубы по бортам.

Танк Sd.Kfz.101 Pz.Kpfw I Ausf.B.

На машинах первых серий использовались пулеметы MG-13, которые позже заменили на более современные MG-34. С 1936 года боезапас увеличили до 90 магазинов. Танк получил новую приемопередающую радиостанцию Fu5. Запас топлива увеличился на 2 л. При этом его расход, по сравнению с Pz.l Ausf.A, возрос со 100 л до 125 л на 100 км. Во всем остальном обе модификации были практически идентичными.

Танк Sd.Kfz.101 Pz.Kpfw I Ausf.B.

Производство танков модификации "В" велось на заводах "Henschel", "Krupp-Gruson" в Магдебурге, а с 1936 года и на заводах "MAN" в Нюренберге и "Wegmann" в Касселе. Их выпуск продолжался до середины 1937 года. За это время было изготовлено 1016 танков Pz.l Ausf.B, а фирмой "Wegmann" в 1938 году еще 22 корпуса. Из-за малой надежности на дальние расстояния танки перевозились на автомобилях. Для этого в Германии разработали несколько моделей тяжелых грузовиков грузоподъемностью 8,8 - 9,5 т. Наиболее массовыми были "Bussing-NAG" 900 и 900А, "Faun" L900D567. Для транспортировки танков использовались и трофейные машины: чешские "Skoda" 6VTP6-T и "Skoda" 6К, "Tatra" Т81, французские "Laffli" S45TL, "Bernard" и "Willeme".

Танк Sd.Kfz.101 Pz.Kpfw I Ausf.B.

Также на вооружении Вермахта состояли специальные прицепы Sd.Anh.115 грузоподъемностью 8000 кг и Sd.Anh.116 грузоподъемностью 22 т (Sd.Anh. - Sonder Anhanger -специальный прицеп). В качестве буксировщиков для них применялись тяжелые колесные тягачи типа "Hanomag" SS100 или полугусеничные 18-тонники Sd.Kfz.9 фирмы Famo, хотя Panzer I спокойно буксировался даже восьми- и пятитонными тягачами.

Полугусеничный 18-тонный тягач Sd.Kfz.9 фирмы "Famo" - "schwere Zugkraftwagen" 18t "FAMO"

Производство танков Pz.Kpfw.I

Год

1933

1934

1935

1936

1937

1938

Всего

Шасси

31

337

811

574

114

 

1867

Корпуса

 

54

851

565

255

22

1747

Башни

 

54

851

557

31

 

1493

Некоторое количество машин не имело бронекорпусов и использовалось в учебных целях, поэтому существует разница в количестве произведенных шасси и корпусов. Число башен меньше числа корпусов, поскольку часть машин была выпущена в качестве безбашенных машин управления. Несколько танков были переоборудованы под тягачи артиллерийских систем калибра 75-мм и 105-мм.

 

pro-tank.ru


Смотрите также