Т-34 против «Пантеры». Т 5 танк германия


Танк Пантера – могильщик Третьего Рейха? » Военное обозрение

В различных книгах и телепередачах мне постоянно встречалась оценка Пантеры как одного из лучших танков Второй Мировой. А в передаче на канале «Нэшинел Джиографик» его вообще назвали абсолютно лучшим танком, танком, "опередившим своё время".

Историческая справкаPanzerkampfwagen V Panther, сокр. PzKpfw V «Пантера» — немецкий танк периода Второй мировой войны. Эта боевая машина была разработана фирмой MAN в 1941—1942 годах как основной танк Вермахта. По немецкой классификации, «Пантера» считалась средним танком. В советской танковой классификации «Пантера» считалась тяжёлым танком. В ведомственной сквозной системе обозначений военной техники нацистской Германии «Пантера» имела индекс Sd.Kfz. 171. Начиная с 27 февраля 1944 года, фюрер приказал использовать для обозначения танка только название «Пантера».

Боевым дебютом «Пантеры» стала битва на Курской Дуге, впоследствии танки этого типа активно использовались Вермахтом и войсками СС на всех европейских театрах военных действий. По мнению ряда экспертов, «Пантера» является лучшим немецким танком Второй Мировой войны и одним из лучших в мире. В то же время танк имел ряд недостатков, был сложен и дорог в производстве и эксплуатации. На базе «Пантеры» выпускались самоходно-артиллерийская установка (САУ) «Ягдпантера» и ряд специализированных машин для инженерных и артиллерийских частей немецких вооружённых сил.

Каково же было реальное значение для хода войны столь выдающейся машины? Почему же Германия, имея столь выдающийся танк, не разгромила наголову Советские бронетанковые силы?

Батальоны «Пантер» на Восточном фронте. Период с конца 1943 по 1945 год

«Пантеры», уцелевшие на Курской Дуге, собрали в составе 52-го танкового батальона, который 24 августа 1943 года переименовали в I. Abteilung/Panzer-Regiment 15. 51-й батальон в начале августа получил новые 96 «Пантер» и остался в составе гренадерской дивизии «Grossdeutschland». К концу августа 52-й батальон безвозвратно потерял 36 «Пантер». По состоянию на 31 августа 1943 года в 52-м танковом батальоне было 15 боеспособных танков, ещё 45 машин находилось в ремонте.

В конце августа 1943 года на фронт прибыл 1. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 2, входивший в состав танковой дивизии СС «Das Reich». Этот батальон насчитывал 71 «Пантеру». Три командирских танка находилось при штабе, а в каждой из четырех рот было по 17 машин: две в штабной секции и по пять в каждом взводе. 31 августа 1943 года в батальоне был 21 боеспособный танк, 40 машин нуждалось в ремонте, 10 было списано.

Четвертым батальоном «Пантер», оказавшимся на Восточном фронте, был II. Abteilung/Panzer-Regiment 23. Батальон располагал 96 «Пантерами», из которых большинство составляли Ausf. D, но было и несколько Ausf. A. Пятой частью был I. Abteilung/Panzer-Regiment 2, оснащенный 71 «Пантерой», главным образом Ausf. А. Из рапорта 13-й танковой дивизии от 20 октября 1943 года:

"Из-за угрожающей обстановки на фронте, батальон был брошен на передовую, едва успев выгрузиться. Батальон действовал по ротам. Из-за спешки наладить взаимодействие с гренадерами не удалось. Часто без надобности переходя в контратаки, танковые отделения поддерживали действия пехоты. Как выяснилось позднее, такое использование танков противоречило основным тактическим принципам, однако положение на фронте не оставляло выбора".

Ниже приведены выдержки из рапортов командира I. Abteilung/Panzer-Regiment 2. гауптмана Боллерта, охватывающих период с 9 по 19 октября 1943 года:Тактическая подготовка

"Недостаточная тактическая подготовка экипажей серьезно не сказалась на боеспособности батальона, так как более половины личного состава батальона имеет боевой опыт. В таком окружении молодые солдаты быстро повышают свою квалификацию. Многие молодые механики-водители, только что закончившие танковую школу, с большим усердием поддерживали свои танки в боеспособном состоянии. В любом случае, очень желательно иметь опытного командира взвода".

Техническая подготовка в Германии

Во время нескольких недель подготовки механики-водители и техперсонал изучали не всегда то, что требуется на передовой. Некоторые из солдат занимались все время каким-либо одним заданием, например, меняли опорные катки. Таким образом, у многих не было целостного представления об устройстве PzKpfw V. Под руководством опытного инструктора молодые солдаты иногда достигали отличных результатов за очень непродолжительное время. Возможность изучить матчасть есть на каждом заводе, собирающем танки.

Механические проблемы

Уплотнитель головки цилиндров прогорел насквозь. Разрушен вал топливного насоса.

Сорваны болты на большой шестерне бортовой передачи. Часто наблюдается выпадение заглушек, что приводит к вытеканию масла. Масло также часто вытекает через шов между кожухом бортовой передачи и бортом танка. Болты, которыми бортовые передачи крепятся к борту корпуса, часто ослабевают.

Верхний подшипник вентилятора часто заедает. Смазка недостаточна, даже если уровень масла в норме. Повреждения вентилятора часто сопровождается повреждением привода вентилятора.

Подшипники карданного вала выходят из строя. Привод гидравлического насоса изнашивается.

Проблемы с вооружением: сцепление компрессора залипает, что мешает работе системы продувки ствола. Прицел TZF 12 выходит из строя в результате попаданий в маску пушки. Расход оптики для прицела очень высок.

Совершенно необходимо оснастить танк курсовым пулеметом для борьбы с пехотой противника. Необходимость в курсовом пулемете ощущается особенно остро, когда спаренный пулемет замолкает.

Лобовая броня PzKpfw V очень хороша. 76,2-мм бронебойные снаряды оставляют на ней вмятины не глубже 45 мм. «Пантеры» выходят из строя при прямом попадании 152-мм фугасных снарядов — снаряд проламывает броню. Почти все «Пантеры» получили лобовые попадания 76-мм снарядов, при этом боеспособность танков практически не страдала. В одном случае маску пушки пробил 45-мм снаряд, пущенный с дистанции 30 м. Экипаж не пострадал.

Однако бортовая броня очень уязвима. Борт башни на одной из «Пантер» был пробит из противотанкового ружья. Борт другой «Пантеры» также был пробит мелкокалиберным снарядом. Все эти повреждения происходят во время боев на улицах или в лесу, где закрыть фланги не представляется возможным.

Прямое попадание артиллерийского снаряда в нижнюю часть лобовой брони привело к тому, что лопнули сварные швы, а от бронеплиты откололся кусок несколько сантиметров длиной. Очевидно, шов был проварен не на всю глубину.

Юбка показала себя достаточно хорошо. Крепления листов недостаточно надежны и очень неудобно расположены. Поскольку листы подвешены на расстоянии 8 см от борта танка, они легко отрываются ветвями деревьев и кустарников.

Новые опорные катки не вызывали нареканий. Почти все «Пантеры» теряли ход из-за разрывов фугасных снарядов. Один опорный каток пробит навылет, три повреждено. Раскололось несколько опорных катков. Хотя 45-мм и 76-мм снаряды пробивают траки, они не могут иммобилизовать танк. В любом случае "Пантера" может своим ходом покинуть поле боя. Во время продолжительных маршей на предельной скорости быстро изнашиваются резиновые бандажи на опорных катках.

Пушка показала себя превосходно, отмечены только единичные незначительные проблемы. Лобовая броня КВ-1 уверенно пробивается с дистанции 600 м. СУ-152 пробивается с дистанции 800 м.

Новая командирская башенка имеет довольно удачную конструкцию. Диоптр, очень помогавший командиру танка в наведении пушки на цель, отсутствует. Три передние перископа следует сместить чуть ближе друг к другу. Поле зрения через перископы хорошее, но невозможно использовать бинокль. При попадании снарядов в башню оптика перископа часто выходит из строя и требует замены.

Кроме того, перископы механика-водителя и стрелка-радиста следует лучше герметизировать. Во время дождя вода проникает внутрь и сильно затрудняет работу.

Буксиры Bergepanther отлично зарекомендовали себя. Одного Bergepanther достаточно для эвакуации одного танка в сухую погоду. По глубокой грязи даже двух буксиров недостаточно для эвакуации одной «Пантеры». К настоящему времени буксиры Bergepanther эвакуировали 20 «Пантер». В общей сложности поврежденные танки буксировали на расстояние 600 м. Bergepanther использовались только для того, чтобы отбуксировать подбитые танки с передовой в ближний тыл. Опыт батальона показывает, что необходимо иметь как минимум четыре буксира Bergepanther, хотя бы и за счет обычных 18-тонных буксиров. Оснащенность буксиров радиостанциями оказалась кстати. Во время боя командиры Bergepanther получали указания по радио.

Чтобы буксировать одну «Пантеру» в сухую погоду требуется два тягача Zugkraftwagen 18t. Однако по глубокой грязи даже четыре 18-тонных тягача не могут сдвинуть танк.

16 октября батальон начал атаку силами 31 танка. Хотя пройденное расстояние было невелико, 12 «Пантер» вышло из строя из-за механических поломок. К 18 октября 1943 года батальон располагал 26 боеспособными «Пантерами». 39 танков нуждалось в ремонте и 6 машин пришлось списать. В период с 9 по 19 октября среднее количество боеспособных танков составляло 22 «Пантеры».

Результаты: подбито 46 танков и 4 самоходных орудия. Уничтожено 28 противотанковых пушек, 14 артиллерийских орудий и 26 противотанковых ружей. Наши безвозвратные потерн — 8 танков (6 подбито и сгорело во время боев, два разобрано на запчасти).»Из-за механической ненадежности «Пантер» и высокого уровня потерь 1 ноября 1943 года Гитлер решил отправить на Ленинградский фронт 60 танков без двигателей, которых следовало врыть в землю напротив Кронштадской бухты. С 5 по 25 ноября 1943 года 60 «Пантер» (полностью боеспособных) отправили в распоряжение командования Группы Армий «Север».30 ноября 1943 года командование L армейского корпуса сообщило, что 60 «Пантер» поступило в ведение 9-й и 10-й полевых дивизий люфтваффе. «Пантеры» были по три врыты вдоль линии обороны, имея перед собой простреливаемое пространство 1000-1500 м. Если по какой-то причине три танка окопать рядом не представлялось возможным, одиночную машину усиливали пехотой и противотанковой пушкой. 10 наиболее боеспособных машин оставили на ходу в качестве мобильного резерва.Из состава I. Abteilung/Panzer-Regiment 29 выделили 60 человек (20 командиров, 20 механиков-водителей, 15 наводчиков и 5 стрелков-радистов). 26 декабря III танковый корпус получил приказ собрать все сохранившие подвижность «Пантеры» в составе I. Abteilung/Panzer-Regiment 29. Окопанные «Пантеры» остались в ведении дивизий.

В ноябре 1943 года два батальона «Пантер» прибыли на Восточный фронт. Это были Abteilung/Panzer-Regiment 1, насчитывавший 76 «Пантер» (в роте 17 танков), а также Ableilung/SS-Panzer-Regiment 1, полностью укомплектованный 96 «Пантерами». Оба батальона действовали в составе своих дивизий.

В начале ноября 1 батальон 15-го танкового полка получил пополнение в виде 31 «Пантеры». В конце декабря 1943 года I батальон 1-го танкового полка получил 16 новых «Пантер». Не считая 60 «Пантер», отправленных на Ленинградский фронт, всего в 1943 году на Восточный фронт было отправлено 841 "Пантера". К 31 декабря 1943 года немцы располагали только 217 «Пантерами», из них лишь 80 сохранили боеспособность. 624 танка было списано (потери 74%).

С 5 по 11 декабря 1943 года 76 «Пантер» доставили в I батальон 2-го танкового полка. Еще 94 «Пантер» прибыли в качестве пополнения в другие батальоны. Однако все эти танки впервые использовали в бою уже в январе 1944 года.

5 марта 1944 года Гудериан сообщал:

«Как показал опыт последних боев, «Пантеру», наконец, удалось довести до ума. В рапорте от 22 февраля 1944 года, поступившем из 1-го танкового полка, говорится: "В нынешнем варианте "Пантера" годна для фронтового применения. Она значительно превосходит Т-34. Почти все недостатки устранены. Танк имеет превосходное бронирование, вооружение, проходимость и скорость. В настоящее время средний пробег мотора находится в пределах 700-1000 км. Число поломок двигателя уменьшилось. Поломки бортовых передач больше не отмечаются. Рулевое управление и трансмиссия достаточно надежны».

Однако этот рапорт из 1-го танкового полка оказался преждевременным. Действительно, «Пантера» хорошо себя чувствовала зимой на подмерзшем грунте, но уже в рапорте от 22 апреля 1944 года из I батальона 2-го танкового полка сообщается о многочисленных технических проблемах, вызванных весенним бездорожьем:

В рапорте обобщен опыт, полученный в период между 5 марта и 15 апреля 1944 года.

Двигатель Maybach HL 230 Р30;

В общем, новые двигатели гораздо надежнее предшественников. Иногда двигатель без ремонта проходит до 1700-1800 км, причем 3 «Пантеры», пройдя это расстояние, по-прежнему остаются на ходу. Но характер поломок не изменился: разрушение механических частей и повреждение подшипников.

Пожары двигателя

Количество пожаров в двигательном отделении заметно сократилось. Выявлены следующие причины пожаров:Утечки масла через клапаны из-за плохих уплотнителей. Капли масла падают на раскаленные выхлопные трубы и воспламеняются.В некоторых случаях отмечается переполнение карбюратора. Свечи заливаются бензином и не дают искры. Несгоревшее топливо затем выбрасывается в выхлопные трубы и просачивается наружу через уплотнители, становясь причиной пожара.

Трансмиссия

Срок службы трансмиссии также увеличился. В среднем, каждые 1500 км пробега выходит из строя 3-я передача, причем ремонту в полевых условиях поломка не поддается. Выход из строя 3-й передачи объясняется ее перегрузка при движении по грязи. Поскольку заменить трансмиссию иногда не удается, мы эксплуатировали три «Пантеры» с неисправной коробкой передач. Переключение со 2-й сразу на 4-ю передачу иногда вызывало поломку сцепления, но ремонтировать сцепление гораздо проще. Случается, что танки проходят без поломки сцепления по 1500-1800 км, причем 4 «Пантеры» уже перекрыли этот рекорд.

Быстрый износ рулевого управления также обусловлен постоянной ездой по бездорожью. Рулевое управление имеет достаточно сложную конструкцию, а квалификации механиков-водителей недостаточно для того, чтобы самостоятельно устранить возникающие неисправности. Поэтому танками управляют с помощью бортовых тормозов, что приводит к их быстрому износу и частому выходу из строя.

Бортовые передачи

Очень часто танки выходят из строя из-за поломок бортовых передач. Например 11 марта пришлось заменить бортовые передачи на 30 танках. Левая бортовая передача выходит из строя чаще, чем правая. Болты на большой шестерне бортовой передачи часто срываются. Особенно неблагоприятно влияет на бортовые передачи движение задним ходом по грязи.

Подвеска и гусеницы

После 1500-1800 км пробега наблюдается сильный износ гусениц. Во многих случаях направляющие зубья отламываются или сгибаются. Четырежды гусеницы пришлось менять целиком, так как ни на одном траке не осталось направляющего зуба.

Несмотря на то, что надежность танков заметно возросла, следует продолжать предпринимать попытки повысить надежность в еще большей степени. Для этого необходимо, чтобы «Пантеры» были приспособлены к следующим боевым ситуациям:Работа двигателя на предельных режимах при движении вверх по склону или по глубокой грязи.Рулежка при движении задним ходом (неизбежный маневр во время боя).Перегрузка сцепления.Снижение уровня поломок также объясняется возросшим опытом механиков-водителей и командиров танков. В 4-й роте 2-го танкового полка танк ефрейтора Габлевского (PzKpfw V. Fgst.Nr. 154338. Motor Nr.83220046) к настоящему времени прошел без ремонта 1878 км и по прежнему сохранил полную боеспособность. За все это время потребовалось поменять несколько опорных катков и гусеничных траков. Расход масла на танке составляет около 10 л. на 100 км. На «Пантере» до сих пор стоят двигатель и трансмиссия, смонтированные еще на заводе.»

Для того, чтобы закрыть огромную брешь на Восточном фронте, сделанную Красной Армией в июле 1944 года, было спешно сформировано 14 танковых бригад. Лишь семь из них отправили на Восточный фронт. Остальные семь пришлось отправить на запад, поскольку в августе 1944 года союзники начали во Франции успешное наступление. В каждой бригаде с номером от 101 до 110. а также в Fuehrer — бригаде имелось по одному батальону «Пантер». Батальон состоял из штаба (3 «Пантеры») и трех рот, по 11 «Пантер» в каждом (2 при штабной секции и по 3 в трех взводах).

С августа 1944 года бомбардировки союзников стали сказываться на производительности немецких танковых заводов. Производство «Пантер» падало, а потери на фронтах, напротив, росли. Пришлось пойти на сокращение танков в батальонах. Например, в I. Abteilung/Panzer-Regiment73160;10 имел три машины при штабе и 17 «Пантер» во 2-й и 4-й ротах.

В I батальоне танкового полка «Hermann Goering» было 4 «Пантеры» при штабе батальона и по 14 «Пантер» в каждой из четырех рот (две «Пантеры» в штабной секции и по четыре в трех взводах). По той же схеме организовывались 1 батальоны 6-го, 11-го, 24-го и 130-го танковых полков. В этих четырех батальонах все 60 «Пантер» были оснащены приборами ночного видения. Полевые испытания закончились неудачно. поэтому все приборы ночного видения демонтировали и отправили на склад еще до отправки частей на фронт.

После провала наступления на Западном фронте, в феврале 1945 года 8 дивизий (1-я. 2-я, 9-я, 10-я и 12-я дивизия СС, а также 21-я дивизия, 25-я гренадерская дивизия и гренадерская дивизия «Fuehrer»), насчитывавшие в общей сумме 271 танк, были переброшены на восток.

12 февраля 1945 года генерал-инспектор танковых войск приказал 1-й роте 101-го танкового батальона танковой бригады «Fuehrer» начать войсковые испытания прибора ночного видения FG 1250. Десять «Пантер» роты были отправлены в Альтенграбов, для оснащения ноктовизорами. Кроме того, рота получила три SdKfz 251/20. оснащенных ИК-прожекторами BG 1251 (Uhu). 26 марта 1945 года майор Вёльварт и гауптман Ритц доложили о ходе первого ночного боя с использованием ИК-прицелов. Бой прошел успешно, приборы ночного видения оказались достаточно надежны. Получив обнадеживающие результаты, немецкое командование оснастило ИК-прицелами танки в следующих частях:I./PzRgt 6 (3. PzDiv) — 1 марта 10 штук;Ausbildungs-Lehrgang Fallingbostel — 16 марта 4 штуки;I./PzRgt 130 (25. PzGrDiv) — 23 марта 10 штук:I./PzRgt 29 (PzDiv Muenchenberg) — 5 апреля 10 штук;4. Kp/PzRgt 11-8 апреля 10 штук.

За исключением четырех «Пантер», отправленных в Фаллингбостель, все машины, оснащенные FG 1250 (50 штук), участвовали в боях на Восточном фронте.

Наибольшее количество боеспособных «Пантер» было в распоряжении немецкого командования летом-осенью 1944 года. В это время пиковое число боеспособных танков достигло 522 штуки. В то же время Красная Армия располагала несколькими тысячами Т-34, КВ-1, ИС-2 и M4 Sherman. Несмотря на множество локальных успехов, «Пантеры» так и не смогли переломить ход войны.

Ну и что же мы имеем в сухом остатке? Кроме боевых и технических характеристик у любой боевой машины есть ещё и другие характеристики. Такие как надёжность, ремонтопригодность, а самое главное - цена и вытекающая из неё возможность к массовому производству. Если оценивать голые цифры технических характеристик, то машина выглядит выдающейся, даже статистика боёв с нашими танками говорят в пользу "Пантеры". Но вышеперечисленные качества, которые зачастую уходят от внимания простых любителей военной истории, делают её просто аховой. И несмотря на своё техническое совершенство эта машина практически погубила Третий Рейх, оставив его фактически без танков. По этим качествам "Пантера" не опередила своё время, а, скорее, запоздала. Она должна была появиться в предвоенный период, и все её детские болезни должны были быть устранены ещё перед войной, а не в критический для Германии момент.Была ли альтернатива? Я её лично не вижу. Перед войной такая машина появиться не могла. Так как она стала результатом осмысления боёв против Т-34

Что же нужно было делать Германии? Вероятно, правы те коллеги, которые писали, что единственным правильным действием было бы продолжение модернизации Т-IV. Машины достаточно устаревшей, которая по моему мнению, даже в большом количестве, вряд ли б изменила ход войны.

topwar.ru

Танк Пантера Двигатель, Вес, Размеры, Вооружение

«Пантера» (нем. Panzerkampfwagen V Panther, сокр. PzKpfw V «Panther») — немецкий средний или тяжёлый танк периода Второй мировой войны. Эта боевая машина была разработана фирмой MAN в 1941—1942 годах как основной танк Вермахта.

Танк Пантера - видео

«Пантера» была вооружена орудием меньшего калибра, чем «Тигр» и по немецкой классификации считалась танком со средним вооружением (или просто средним танком). В советской танковой классификации «Пантера» считалась тяжёлым танком, именовали его как Т-5 или Т-V. Тяжёлым танком она считалась и у союзников. В ведомственной сквозной системе обозначений военной техники нацистской Германии «Пантера» имела индекс Sd.Kfz. 171. Начиная с 27 февраля 1944 года фюрер приказал использовать для обозначения танка только название «Пантера».

Боевым дебютом «Пантеры» стала битва на Курской дуге, впоследствии танки этого типа активно использовались вермахтом и войсками СС на всех европейских театрах военных действий. По мнению ряда экспертов, «Пантера» являлась лучшим немецким танком Второй мировой войны и одним из лучших в мире. В то же время танк имел ряд недостатков, был сложен и дорог в производстве и эксплуатации. На базе «Пантеры» выпускались противотанковые самоходные артиллерийские установки «Ягдпантера» и ряд специализированных машин для инженерных и артиллерийских частей немецких вооружённых сил.

История создания

Работы по новому среднему танку, предназначенному для замены PzKpfw III и PzKpfw IV, начались в 1938 году. Проект такой боевой машины массой 20 тонн, над которым работали фирмы «Даймлер-Бенц», «Крупп» и MAN, получил индексацию: VK.30.01 (DB) — проект фирмы «Даймлер-Бенц», и VK.30.02 (MAN) — проект фирмы MAN. Работа над новым танком шла достаточно медленно, поскольку надёжные и проверенные в боях средние танки вполне удовлетворяли немецких военных. Тем не менее, к осени 1941 года конструкция шасси была в целом проработана. Однако к этому времени ситуация изменилась.

После начала войны с Советским Союзом немецкие войска встретились с новыми советскими танками — Т-34 и КВ. Первоначально советская техника не вызвала большого интереса у немецких военных, но к осени 1941 года темпы немецкого наступления стали падать, а с фронта начали приходить сообщения о превосходстве новых советских танков — особенно Т-34 — над танками Вермахта. Для изучения советских танков немецкими военными и техническими специалистами была создана специальная комиссия, в которую входили ведущие немецкие конструкторы бронетанковой техники (в частности Ф. Порше и Г. Книпкамп). Немецкие инженеры детально изучили все достоинства и недостатки Т-34 и других советских танков, после чего вынесли решение о необходимости реализации в немецком танкостроении таких новшеств, как наклонное расположение брони, ходовая часть с большими катками и широкими гусеницами. Работы над 20-тонным танком были прекращены, вместо этого 25 ноября 1941 года фирмам «Даймлер-Бенц» и MAN был выдан заказ на прототип 35-тонного танка с использованием всех этих конструктивных решений. Перспективный танк получил условное название «Пантера». Для определения наиболее подходящего для вермахта прототипа также была образована «Панцеркомиссия» из ряда видных военных деятелей Третьего рейха.

Весной 1942 года оба подрядчика представили свои прототипы. Опытная машина фирмы «Даймлер-Бенц» даже внешне сильно напоминала Т-34. В своём стремлении добиться сходства с «тридцатьчетвёркой» они предложили даже оснастить танк дизельным двигателем, хотя острая нехватка дизельного топлива в Германии (оно в подавляющем большинстве шло на нужды подводного флота) делало этот вариант бесперспективным. Адольф Гитлер проявлял большой интерес и склонность к этому варианту, фирма «Даймлер-Бенц» даже получила заказ на 200 машин. Однако в итоге заказ был аннулирован, а предпочтение было отдано конкурирующему проекту фирмы MAN. Комиссия отметила ряд преимуществ проекта MAN, в частности более удачную подвеску, бензиновый двигатель, лучшую манёвренность, меньший вылет орудийного ствола. Также высказывались соображения, что схожесть нового танка с Т-34 приведёт к путанице боевых машин на поле боя и потерям от своего же огня.

Прототип фирмы MAN был выдержан целиком в духе немецкой танкостроительной школы: переднее расположение трансмиссионного отделения и заднее — моторного, индивидуальная торсионная «шахматная» подвеска конструкции инженера Г. Книпкампа. В качестве основного вооружения на танк устанавливалась указанная фюрером 75-мм длинноствольная пушка фирмы «Рейнметалл» (Rheinmetall). Выбор относительно небольшого калибра определялся желанием получить высокую скорострельность и большой возимый боезапас внутри танка. Интересно, что в проектах обеих фирм немецкие инженеры сразу же отказались от подвески типа Кристи, использовавшейся в Т-34, сочтя её конструкцию негодной и устаревшей. Над созданием «Пантеры» работала большая группа сотрудников фирмы MAN под руководством главного инженера танкового отдела фирмы П. Вибикке. Также значительный вклад в создание танка внёс инженер Г. Книпкамп (ходовая часть) и конструкторы фирмы «Рейнметалл» (пушка).

После выбора прототипа началась подготовка к быстрейшему запуску танка в серийное производство, которое началось в первой половине 1943 года.

Прототипы фирм MAN и «Даймлер-Бенц»

 

Производство

Серийный выпуск PzKpfw V «Пантера» продолжался с января 1943 года по апрель 1945 года включительно. Помимо фирмы-разработчика MAN «Пантеру» выпускали такие известные немецкие концерны и предприятия, как «Даймлер-Бенц», «Хеншель», «Демаг» и др. Всего в производстве «Пантеры» задействовалось 136 смежников.

Кооперация в производстве «Пантеры» была очень сложной и развитой. Поставки важнейших узлов и агрегатов танка дублировались, чтобы избежать перебоев в снабжении при различного рода нештатных ситуациях. Это оказалось очень полезным, поскольку местоположение участвующих в процессе производства «Пантеры» предприятий было известно командованию военно-воздушных сил союзников, и практически все они испытали на себе довольно успешные бомбовые удары противника. В результате руководство Министерства вооружений и боеприпасов Третьего рейха было вынуждено эвакуировать часть производственного оборудования в небольшие города, менее привлекательные для массированных бомбовых ударов союзников. Также выпуск узлов и агрегатов «Пантеры» был организован в различного рода подземных укрытиях, ряд заказов был передан мелким предприятиям. Поэтому изначального плана по выпуску 600 «Пантер» в месяц ни разу достичь не удалось, максимум серийного выпуска пришёлся на июль 1944 года — тогда заказчику было сдано 400 машин. Всего было выпущено 5976 «Пантер», из них в 1943 году — 1768, в 1944 году — 3749, в 1945 году — 459. Таким образом, PzKpfw V стал вторым по численности танком Третьего рейха, уступив по объёмам выпуска лишь PzKpfw IV.

Вид сверху на «Пантеру» модификации А.

 

Конструкция

Броневой корпус и башня

Корпус танка собирался из катаных поверхностно закалённых броневых плит средней и низкой твёрдости, соединённых «в шип» и сваренных двойным швом. Верхняя лобовая деталь (ВЛД) толщиной 80 мм имела рациональный угол наклона в 57° относительно нормали к горизонтальной плоскости. Нижняя лобовая деталь (НЛД) толщиной 60 мм устанавливалась под углом 53° к нормали. Полученные при обмере трофейной «Пантеры» на полигоне в Кубинке данные несколько отличались от вышеприведённых: ВЛД толщиной 85 мм имела наклон 55° к нормали, НЛД — 65 мм и 55° соответственно. Верхние бортовые листы корпуса толщиной 40 мм (на поздних модификациях — 50 мм) наклонены к нормали под углом 42°, нижние устанавливались вертикально и имели толщину 40 мм. Кормовой лист толщиной 40 мм наклонён к нормали под углом 30°. В крыше корпуса над отделением управления имелись люки-лазы для механика-водителя и стрелка-радиста. Крышки люков приподнимались вверх и сдвигались в сторону, как на современных танках. Кормовая часть корпуса танка разделялась броневыми перегородками на 3 отсека, при преодолении водных преград ближние к бортам танка отсеки могли заполняться водой, но в средний отсек, где находился двигатель, вода не попадала. В днище корпуса имелись технологические люки для доступа к торсионам подвески, спускным кранам системы питания, охлаждения и смазки, откачивающей помпе и спускной пробке картера коробки переключения передач.

Башня «Пантеры» представляла собой сварную конструкцию из катаных броневых листов, соединённых «в шип». Толщина бортовых и кормовых листов башни 45 мм, наклон к нормали 25°. В передней части башни в литой маске устанавливалось орудие. Толщина маски пушки 100 мм. Вращение башни производилось гидравлическим механизмом, осуществлявшим отбор мощности от двигателя танка; скорость вращения башни зависела от оборотов двигателя, при 2500 об/мин время поворота башни составляло 17 секунд вправо и 18 секунд влево. Также был предусмотрен ручной привод вращения башни, 1000 оборотов маховика соответствовала повороту башни на 360°. Башня танка неуравновешена, из-за чего её поворот вручную при крене более чем 5° был невозможен. Толщина крыши башни составляла 17 мм, на модификации Ausf. G её увеличили до 30 мм. На крыше башни устанавливалась командирская башенка, с 6 (позднее с 7) смотровыми приборами.

PzKpfw V Ausf. D в Туне. Швейцария

 

Двигатель и трансмиссия

На первых 250 танках устанавливался 12-цилиндровый V-образный карбюраторный двигатель Maybach HL 210 P30 объёмом 21 л. С мая 1943 года его сменил Maybach HL 230 P45. На новом моторе были увеличены диаметры поршней, рабочий объём двигателя возрос до 23 л. По сравнению с моделью HL 210 P30, где блок цилиндров был алюминиевым, эта деталь у HL 230 P45 изготавливалась из чугуна, из-за чего масса двигателя возросла на 350 кг. HL 230 P30 развивал мощность 700 л. с. при 3000 об/мин. Максимальная скорость танка с новым двигателем не увеличилась, но запас тяги вырос, что позволило более уверенно преодолевать бездорожье. Интересная особенность: коренные подшипники коленчатого вала двигателя были не скольжения, как это принято повсеместно в современном двигателестроении, а роликовыми. Таким образом конструкторы двигателя экономили (ценой повышения трудоёмкости изделия) невозобновляемый ресурс страны — цветные металлы.

Трансмиссия состояла из главного фрикциона, карданной передачи, коробки переключения передач (КПП) Zahnradfabrik AK 7-200, механизма поворота, бортовых передач и дисковых тормозов. Коробка передач — трёхвальная, с продольным расположением валов, семиступенчатая, пятиходовая, с постоянным зацеплением шестерён и простыми (безынерционными) конусными синхронизаторами для включения передач со 2-й по 7-ю. Картер коробки скоростей — сухой, масло очищалось и подавалось под давлением прямо в точки зацепления шестерён. Управлять машиной было очень легко: выставленный в нужную позицию рычаг КПП вызывал автоматический выжим главного фрикциона и переключение нужной пары.

КПП и механизм поворота выполнялись в виде единого агрегата, что уменьшало количество центровочных работ при сборке танка, но демонтаж габаритного узла в полевых условиях был трудоёмкой операцией.

Приводы управления танком — комбинированные, с гидросервоприводом следящего действия с механической обратной связью.

Красноармейцы осматривают танк «Пантера» (Kpfw. V Ausf. D Panther, тактический номер 312) 51-го танкового батальона (Panzer-Abteilung 51) 39-го танкового полка (Panzer-Regiment 39) 10-й танковой бригады (Panzer-Brigade 10), подбитый в ходе наступательной операции вермахта «Цитадель».

 

Ходовая часть

Ходовая часть танка с «шахматным» расположением опорных катков конструкции Г. Книпкампа обеспечивала хорошую плавность хода и более равномерное распределение давления на грунт по опорной поверхности в сравнении с иными техническими решениями. С другой стороны, такая конструкция ходовой части была сложна в производстве и ремонте, а также имела большую массу. Так, для замены одного катка из внутреннего ряда требовалось демонтировать от трети до половины внешних катков. На каждый борт танка приходилось по 8 опорных катков большого диаметра. В качестве упругих элементов подвески использовались двойные торсионы, передняя и задняя пара катков снабжалась гидравлическими амортизаторами. Ведущие катки — передние, со съёмными венцами, зацепление гусениц цевочное. Гусеницы стальные мелкозвенчатые, каждая из 86 стальных траков. Траки литые, шаг трака 153 мм, ширина 660 мм.

Ходовая часть танка «Пантера»

 

Вооружение

Основным вооружением танка являлась 75-мм танковая пушка KwK 42 производства фирмы «Рейнметалл-Борзиг». Длина ствола орудия 70 калибров / 5250 мм без учёта дульного тормоза и 5535 мм вместе с ним. К основным конструктивным особенностям пушки относятся:

- полуавтоматический вертикальный клиновый затвор копирного типа;- противооткатные устройства:- гидравлический тормоз отката;- гидропневматический накатник;- подъёмный механизм секторного типа.

Стрельба из орудия велась только унитарными патронами с электрозапальной втулкой, кнопка электрозапала размещалась на маховике подъёмного механизма. В критических ситуациях экипаж включал прямо в цепь затвора орудия индуктор[источник не указан 1996 дней], «кнопка» которого, срабатывавшая от удара ногой наводчика обеспечивала выстрел в любой ситуации — качнувшаяся в поле постоянного магнита катушка соленоида выдавала необходимую ЭДС электрозапалу в гильзе. Индуктор включался в цепь затвора при помощи штепселя, как настольная лампа. Башня была оборудована устройством продувки канала орудия после выстрела, которое состояло из компрессора и системы шлангов и клапанов. Воздух для продувки отсасывался из короба гильзоулавливателя.

Боекомплект пушки состоял из 79 выстрелов для модификаций A и D и 82 выстрелов для модификации G. В боекомплект входили патроны с бронебойно-трассирующими снарядами Pzgr. 39/42, подкалиберными бронебойно-трассирующими снарядами Pzgr. 40/42 и осколочно-фугасными снарядами Sprgr. 42.Данные выстрелы подходили только для орудия KwK/StuK/Pak 42 с длиной ствола 70 калибров. Выстрелы укладывались в нишах подбашенной коробки, в боевом отделении и отделении управления. Орудие KwK 42 имело мощную баллистику и на момент своего создания могло поражать практически все танки и САУ стран антигитлеровской коалиции. Лишь появившийся в середине 1944 года советский танк ИС-2 со спрямлённой ВЛД имел лобовое бронирование корпуса, надёжно защищавшее его от снарядов пушки «Пантеры» на основных дистанциях боя. Американские танки M26 «Першинг» и малосерийные M4A3E2 «Шерман Джамбо» также имели броню, способную защитить их в лобовой проекции от снарядов KwK 42.

Танк «Пантера» Pz.Kpfw. V боевой группы Мюленкамп 5-й танковой дивизии СС (5.SS-Panzer-Division «Wiking») в районе Нужец-Стацья (Nurzec-Stacja). Дивизия принимала участие в боевых действиях с целью сдержать стремительное продвижение танковых подразделений Красной Армии во время операции «Багратион». Машина имеет корпус модификации Ausf. A и башню модификации Ausf. G.

 

С пушкой был спарен 7,92-мм пулемёт MG-34, второй (курсовой) пулемёт размещался в лобовом листе корпуса в бугельной установке (в лобовом листе корпуса имелась вертикальная щель для пулемёта, закрываемая броневой заслонкой) на модификации D и в шаровой установке на модификациях A и G. Командирские башенки танков модификаций A и G были приспособлены для установки зенитного пулемёта MG-34 или MG-42. Общий боекомплект патронов для пулемётов составлял 4800 патронов у танков Ausf. G и 5100 для «Пантер» Ausf. A и D.

В качестве средства обороны от пехоты танки модификаций A и G оснащались «устройством ближнего боя» (Nahkampfgerat), мортиркой калибра 56 мм. Мортирка располагалась в правой задней части крыши башни, в боекомплект входили дымовые, осколочные и осколочно-зажигательные гранаты.

«Пантеры» модификации D оснащались бинокулярным телескопическим ломающимся прицелом TZF-12, на танки модификаций A и G ставился более простой монокулярный прицел TZF-12А, представлявший собой правую трубу прицела TZF-12. Бинокулярный прицел имел кратность 2,5× и поле зрения 30°, монокулярный — переменную кратность 2,5× или 5× и поле зрения 30° или 15° соответственно. При изменении угла возвышения орудия отклонялась только объективная часть прицела, окулярная оставалась неподвижной; благодаря этому достигалось удобство работы с прицелом на всех углах возвышения орудия.

Также на командирские «Пантеры» стали монтировать новейшую технику — приборы ночного видения: на командирские башенки устанавливались инфракрасные прожектора-осветители мощностью 200 Вт плюс приборы наблюдения, которые позволял осматривать местность с дистанции 200 метров (при этом водитель такого прибора не имел и управлял машиной, руководствуясь указаниями командира).

Чтобы вести огонь ночью, требовался более мощный осветитель. Для этого на полугусеничном бронетранспортере SdKfz 250/20 был установлен инфракрасный прожектор Uhu мощностью 6 кВт, обеспечивавший работу прибора ночного видения на дистанции 700 метров. Испытания его прошли удачно, и фирма Leitz-Wetzlar изготовила 800 комплектов оптики для ночных приборов. В ноябре 1944 года панцерваффе получили 63 «Пантеры», оснащенные первыми в мире серийными активными приборами ночного видения.

Танк Pz.Kpfw. V Ausf. A Phanter (Sd.Kfz. 171) на заводской площадке фирмы MAN.

 

 Модификации

V1 и V2 (сентябрь 1942) — опытные модели, практически ничем не отличающиеся друг от друга.

 

Модификация a (D1) (нем. Ausführung a (D1)). Первые «Пантеры», выпущенные в январе 1943 года с двигателем HL 210 P45 и коробкой передач ZF7, имели обозначение Ausf. a (не путать с A). Орудие KwK 42 оснащалось однокамерным дульным тормозом, на левой стороне башни располагался выступ-прилив под основание командирской башенки. В феврале 1943 года эти машины получили индекс Ausf. D1.

 

Модификация D2 (нем. Ausführung D2). Запущенные в валовое производство «Пантеры» получили индекс Ausf. D2. На пушке был установлен более эффективный двухкамерный дульный тормоз, что позволило сместить командира ближе к орудию и убрать прилив командирской башенки. На танке монтировались двигатель HL 230 P30 и КПП AK 7-200. Курсовой пулемёт размещался в лобовом листе корпуса в бугельной установке. Танки Ausf. D2 оснащались бинокулярным телескопическим ломающимся прицелом TZF-12. Боекомплект пушки и пулемётов состоял из 79 выстрелов и 5100 патронов соответственно.

 

«Пантера» Ausf. A (танковый музей Мюнстера, Германия)

 

Модификация A (нем. Ausführung A). С осени 1943 года начался выпуск модификации Ausf. A. На танке устанавливалась новая башня (такая же ставилась и на поздние машины модификации Ausf. D2). В новой башне были упразднены лючки Verstandigungsoeffnung (один из переводов — «Люк для связи с пехотой») и амбразуры для стрельбы из пистолетов. Танки этой модификации оснащались более простым монокулярным прицелом TZF-12А, а также командирской башенкой, унифицированной с танком «Тигр». Изменения коснулись и корпуса: малоэффективную бугельную установку курсового пулемёта заменили на более традиционную шаровую. Несколько «Пантер» Ausf. A были в опытном порядке оборудованы инфракрасными приборами ночного видения.

 

PzKpfw V Ausf. G 1-й танковой дивизии СС, Нидерланды, 1944

 

Модификация G (нем. Ausführung G). В марте 1944 года в серию пошла самая массовая модификация танка «Пантера». Версия Ausf. G имела более простой и технологичный корпус, из лобового листа была удалена люк-пробка механика-водителя, угол наклона бортов уменьшен до 30° к нормали, а их толщина доведена до 50 мм. На поздних машинах этой модификации была изменена форма маски орудия для предотвращения рикошетов снарядов в крышу корпуса. Боекомплект пушки увеличен до 82 выстрелов.

 

С осени 1944 года планировалось начать производство новой модификации танка Ausf. F. Данная модификация отличалась более мощным бронированием корпуса (лоб 120 мм, борта 60 мм), а также новой конструкцией башни. Разработанная фирмой «Даймлер-Бенц» башня Schmalturm 605 («тесная башня») имела несколько меньшие размеры по сравнению со стандартной, что позволило усилить лобовое бронирование до 120 мм при угле наклона 20° к нормали. Борта новой башни имели толщину 60 мм и угол наклона 25°, толщина маски пушки достигала 150 мм. До конца войны не появилось ни одного законченного прототипа, хотя были произведены 8 корпусов и 2 башни.

 

«Пантера II» в музее кавалерии и танковых войск Паттона

 

Модификация «Пантера 2» (нем. Panther 2).

Принимая на вооружение осенью 1943 года танк «Тигр II», министерство вооружений и боеприпасов выдало задание на разработку нового танка «Пантера II», с условием максимальной унификации по узлам этих двух машин. Разработка нового танка была поручена конструкторскому бюро фирмы «Хеншель и сыновья». Новая «Пантера» представляла собой как бы облегчённый «Тигр II» с уменьшенной толщиной брони, оснащённый башней Schmalturm. Основное вооружение — 88-мм танковая пушка KwK 43/2 (англ.)русск. с длиной ствола 70 калибров. Главной проблемой стало отсутствие подходящего двигателя для потяжелевшей машины, были проработаны варианты установки двигателей MAN/Argus LD 220 мощностью 750 л. с., Maybach HL 234 мощностью 850 л. с. и других, однако работы завершены не были.

В конце 1944 года управлением вооружений был выдан заказ на изготовление двух «Пантер II», однако успели изготовить только один корпус, на который для испытаний была установлена башня от серийной «Пантеры» Ausf. G. Но испытания проведены не были, и данный танк был захвачен американскими войсками. Корпус этого танка хранится в музее кавалерии и танковых войск Паттона — в Форт-Ноксе.

Модификация Командирский танк «Пантера» (нем. Panzerbefehlswagen Panther, Sd.Kfz. 267).

С лета 1943 года, на базе «Пантер» модификации D, началось производство командирских танков, отличавшихся от линейных машин установкой дополнительных радиостанций и уменьшенным боекомплектом. Производилось два варианта танков: Sd.Kfz. 267 с радиостанциями Fu 5 и Fu 7, для связи в звене «рота — батальон», и Sd.Kfz. 268, с радиостанциями Fu 5 и Fu 8, обеспечивающими связь на уровне «батальон — дивизия». Дополнительные радиостанции Fu 7 и Fu 8 размещались в корпусе, а штатная Fu 5 — в правой части башни машины. Внешне танки отличались от линейных наличием двух дополнительных антенн, одной штыревой и второй с характерной «метёлкой» наверху. Дальность связи для Fu 7 достигала 12 км при работе телефоном и 16 км при работе телеграфом, Fu 8 могла работать на 80 км в режиме телеграфа.

«Ягдпантера»

 

Машины на базе «Пантеры»

«Ягдпантера» (Sd.Kfz. 173)

После дебюта тяжёлого истребителя танков «Фердинанд» на Курской дуге руководство Министерства Вооружений Третьего рейха выдало заказ на разработку аналогичной по вооружению боевой машины на более технологичном и мобильном шасси. Наилучшим вариантом стало использование базы «Пантеры» для установки на неё бронированной рубки с длинноствольной 88-мм пушкой StuK43 L/71. Получившаяся САУ — истребитель танков получила название «Ягдпантера» и стала одной из лучших машин мира в своём классе. Лобовая броня «Ягдпантеры», как и у других немецких истребителей танков набрана из листов «морской» брони, взятой из запасов кригсмарине. Броня довоенного производства, этим достигается высокая снарядостойкость лобовой проекции.

Bergepanther (Sd.Kfz. 179)

Для эвакуации с поля боя подбитых боевых машин под огневым воздействием противника на базе «Пантеры» была разработана специализированная бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ) Bergepanther. Вместо башни с вооружением на шасси «Пантеры» устанавливались открытая платформа, крановая стрела и лебёдка. Первые образцы вооружались 20-мм автоматической пушкой, последующие — 7,92-мм пулемётом MG-34. Экипаж помимо командира и механика-водителя включал до десяти ремонтников. Bergepanther часто называется лучшей БРЭМ Второй мировой войны.

Танкисты вермахта восстанавливают поврежденную гусеницу танка «Пантера» Pz. Kpfw. V Ausf. D.

 

Прототипы и проекты

Panzerbeobachtungswagen Panther — танк передовых артиллерийских наблюдателей. На машине отсутствовала пушка, вместо неё в невращающейся башне устанавливался деревянный макет. Вооружение состояло из установленного в маске пулемёта MG-34. Танк оснащался перископом командира кругового вращения TSR 1, широкоугольным перископом TSR 2, который мог подниматься на высоту до 430 мм над башней, двумя танковыми перископами TBF 2 и горизонтально-базовом стереоскопическим дальномером. Экипаж состоял из командира, наблюдателя, водителя и радиста. По одним источникам, был построен единственный экземпляр, по другим — серия в 41 машину.

Проекты САУ на базе «Пантеры»

Шасси «Пантеры» предполагалось использовать для целого ряда боевых машин с различным артиллерийским вооружением, однако все эти проекты остались лишь на бумаге, ниже перечислены некоторые из них:

- Самоходная 150-мм гаубица на шасси танка VK 3002 фирмы MAN, рабочее название Grille 15.- САУ, вооружённая 128-мм противотанковой пушкой PaK 44 L/55 — Grille 12.- САУ, вооружённая 150-мм тяжёлой полевой гаубицей sFH 18/4 фирмы «Рейнметалл» — Gerät 811.- САУ, вооружённая 150-мм тяжёлой полевой гаубицей sFH 43 фирмы «Рейнметалл» — Gerät 5-1530.- САУ, вооружённая 128-мм пушкой К-43 фирмы «Рейнметалл» — Gerät 5-1213.- Самоходная бронированная установка для запуска неуправляемых реактивных снарядов калибра 105 мм фирмы «Шкода» — 10,5-cm Škoda Panzerwerfer 44.

Проекты ЗСУ на базе «Пантеры»

С осени 1942 года началась проработка проектов зенитных самоходных установок (ЗСУ) на базе нового танка; первым из них стала зенитная самоходная установка на шасси «Пантеры», вооружённая 88-мм зенитной пушкой FlaK 18 (позднее и FlaK 40). Однако проект был отклонён в пользу ЗСУ, вооружённых скорострельными малокалиберными автоматическими пушками. В декабре 1942 началось проектирование версий ЗСУ на базе «Пантеры», вооружённых 37-мм и 50—55-мм автоматическими пушками.

Лишь в январе—феврале 1944 года был разработан проект башни, вооружённой двумя 37-мм автоматическими пушками FlaK 44. Новая ЗСУ должна была называться Flakpanzer «Coelian». Однако был построен лишь макет ЗСУ. Прототип изготовлен не был.

Красноармейцы идут мимо подбитого танка «Пантера» Pz.Kpfw. V Ausf. D (№ 322) 51-го танкового батальона панцер-гренадерской дивизии «Великая Германия» (Panzergrenadier-Division «Großdeutschland»). На втором плане различим силуэт еще одного танка «Пантера». Район города Карачев.

 

Организационно-штатная структура

Высшее руководство вермахта и Министерства вооружений предполагало, что танки «Пантера» должны были заменить собой PzKpfw III и PzKpfw IV и стать основным танком панцерваффе. Однако возможности производства не могли удовлетворить потребности танковых войск, танк оказался сложным в производстве, цена его оказалась также выше планируемой. Поэтому было принято компромиссное решение: перевооружить на «Пантеры» только один батальон каждого танкового полка, одновременно наращивая производство PzKpfw IV.

В состав батальона по штату входили:

- 8 штабных танков (3 во взводе связи и 5 в разведывательном взводе).- 4 роты по 22 «Пантеры» (в роте 2 командирских танка и 4 взвода по 5 линейных машин). В дальнейшем число танков в ротах несколько раз сокращалась сначала до 17 машин, потом до 14, и к весне 1945 года в ротах насчитывалось по 10 танков (штаты танковых рот вермахта K.St.N. 1177 Ausf. A, K.St.N. 1177 Ausf. B и K.St.N. 1177a).- Взвод ПВО, вооружённый зенитными танками Möbelwagen, Wirbelwind или Ostwind.- Сапёрный взвод.- Техническая рота.

Всего батальон по штату должен был иметь 96 танков, но на практике организация частей редко соответствовала штатной, в армейских частях батальон насчитывал 51—54 «Пантеры», в войсках СС их было несколько больше — 61—64 танка.

Танк вермахта Pz.Kpfw. V Ausf. G Panther 116-й танковой дивизии (116. Panzer-Division «Windhund»), подбитый в ходе Арденнской операции. На заднем плане подбитый танк Pz.Kpfw. IV.

 

Боевое применение

Всего с 5 июля 1943 по 10 апреля 1945 года в боевых действиях было потеряно 5629 танков «Пантера». Более поздней статистики нет, но окончательное число уничтоженных машин этого типа несколько больше, поскольку бои с их участием шли в Чехии вплоть до 11 мая 1945 года.

Курская битва

Первыми частями, получившими новые танки, стали 51-й и 52-й танковые батальоны. В мае 1943 года они получили по 96 «Пантер» и другую положенную по штату технику, месяцем позже оба батальона вошли в состав 39-го танкового полка. Всего в полку насчитывалось 200 машин — по 96 в каждом батальоне и ещё 8 танков штаба полка. Командиром 39-го танкового полка был назначен майор Лаукерт. Перед началом операции «Цитадель» была сформирована 10-я танковая бригада, куда вошли 39-й танковый полк и танковый полк панцергренадерской дивизии «Великая Германия». Командиром бригады был назначен полковник Деккер. Бригада была оперативно подчинена дивизии «Великая Германия».

1-й батальон 2-го танкового полка дивизии СС «Дас Райх» (нем. I. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 2), который 17 апреля 1943 года отбыл в Германию для получения новой техники — танков «Пантера», вернулся на фронт уже после завершения Курской битвы.

5 июля 1943 года немецкие части перешли в наступление на широком фронте под Курском. 39-й танковый полк атаковал позиции советских войск в районе села Черкасское и, несмотря на упорное сопротивление частей 67-й и 71-й стрелковых дивизий, а также контратаку 245-го отдельного танкового полка, к вечеру занял село. При этом за первый день боёв потери составили 18 «Пантер». 6 июля танки 10-й танковой бригады вместе с частями дивизии «Великая Германия» атаковали в направлении Луханино, но были остановлены частями 3-го механизированного корпуса, потери составили 37 «Пантер». На следующий день наступление продолжилось и, несмотря на отчаянное сопротивление советских войск, части 10-й танковой бригады заняли село Гремучее, весь день отбивая атаки советских танков и пехоты. К исходу дня в строю осталось всего 20 боеспособных танков.

Советские солдаты осматривают немецкий танк Pz.Kpfw. V «Пантера», уничтоженный во время боев под Прохоровкой.

 

В последующие дни боёв ударная мощь 39-го полка значительно снизилась; на вечер 11 июля боеспособными были 39 танков, 31 машина была потеряна безвозвратно и 131 танк требовал ремонта. 12 июля 39-й полк был выведен из боя для приведения в порядок материальной части. Новая атака 10-й бригады состоялась 14 июля, часть вновь понесла потери и к вечеру имела боеспособными 1 PzKpfw III, 23 PzKpfw IV и 20 «Пантер». Несмотря на хорошую работу ремонтных служб (в день возвращалось в строй до 25 машин), потери 39-го полка были значительные, и к 18 июля 51-й батальон имел в строю 31 танк и 32 требовали ремонта, в 52-м батальоне было 28 боеспособных машин и 40 «Пантер» нуждалось в ремонте. На следующий день 51-й танковый батальон передал оставшиеся танки 52-му и отбыл под Брянск за новыми танками, имея на счету (по немецким данным) 150 подбитых и уничтоженных советских танков, безвозвратно потеряв в боевых действиях 32 «Пантеры». В дальнейшем батальон был включён в состав танкового полка дивизии «Великая Германия».

52-й батальон в течение 19—21 июля был переправлен под Брянск, продолжил воевать уже в составе 52-го армейского корпуса, а потом был включён в состав 19-й танковой дивизии. В последующих боях батальон понёс большие потери и последние «Пантеры» потерял в боях за Харьков.

Первый опыт боевого применения танков «Пантера» выявил как достоинства, так и недостатки танка. В числе достоинств нового танка немецкие танкисты отмечали надёжную защиту лба корпуса (на тот момент бывшую неуязвимой для всех танковых и противотанковых советских орудий), мощную пушку, позволявшую поражать все советские танки и САУ в лоб, и хорошие прицельные приспособления. Однако защита остальных проекций танка была уязвима к огню 76-мм и 45-мм танковых и противотанковых орудий на основных дистанциях боя, также было зафиксировано несколько случаев пробития лобовой проекции башни 45-мм подкалиберными и 76-мм калиберными бронебойными снарядами.

Танк «Пантера» Pz.Kpfw. V Ausf. A. 1-го танкового полка СС (SS Panzer-Regiment 1) 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» (1. SS-Panzer-Division Leibstandarte SS Adolf Hitler), подбитый на узкой проселочной дороге.

 

Применение «Пантер» на советско-германском фронте в 1944—1945 годах

Как уже отмечалось выше, после провала немецкого наступления на Курской дуге, оставшиеся «Пантеры» собрали в составе 52-го танкового батальона, который в августе 1943 года был переименован в I. Abteilung/Panzer-Regiment 15. 51-й танковый батальон был доукомплектован в Германии и остался в составе дивизии «Великая Германия». До ноября 1943 года на Восточный фронт прибыло ещё 3 батальона, укомплектованных новыми танками:

- I. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 2, входивший в состав дивизии СС «Das Reich» («Райх») — 71 «Пантера».- II. Abteilung/Panzer-Regiment 23 — 96 «Пантер».- I. Abteilung/Panzer-Regiment 2 — 71 «Пантера».

В ходе осенних боёв опять отмечалось большое число технических неполадок в двигателе и трансмиссии танка; вновь орудие KwK 42 и лобовая бронезащита удостоились комплиментов немецких танкистов.

В ноябре 1943 года 60 танков было отправлено под Ленинград, где они были переданы в состав 9-й и 10-й авиаполевых дивизий (Luftfelddivisionen). Танки были врыты в землю и использовались в качестве долговременных огневых точек, 10 наиболее боеспособных машин остались на ходу как подвижный резерв. В этом же месяце на советско-германский фронт прибыло ещё два танковых батальона, оснащённых «Пантерами». В декабре все танки на ходу передали в состав 3 танкового корпуса.

Всего за 1943 год на советско-германский фронт был отправлен 841 танк «Пантера». По состоянию на 31 декабря 1943 года в боеспособном состоянии осталось 80 машин, ещё 137 танков нуждались в ремонте, а 624 «Пантеры» было потеряно. В дальнейшем число «Пантер» на фронте постоянно возрастало, и к лету 1944 года число боеспособных танков достигло максимума — 522 машины.

Однако в ходе масштабного летнего наступления советских войск Германия снова понесла тяжёлые потери в бронетехнике, и для пополнения танковых войск было сформировано 14 танковых бригад, в каждой из которых имелось по батальону «Пантер». Но только 7 из этих бригад попали на Восточный фронт, остальные были направлены в Нормандию для отражения начавшегося наступления союзных войск.

Всего с 1 декабря 1943 года по ноябрь 1944 года, на советско-германском фронте было потеряно 2116 «Пантер».

Последним эпизодом массового применения немцами танков стал контрудар в Венгрии, в районе озера Балатон. Впоследствии оснащённые танками «Пантера» части вермахта и войск СС принимали участие в обороне Берлина и боях в Чехии.

Подбитый немецкий танк PzKpfw V модификации D2, подбитая в ходе операции «Цитадель» (Курская дуга). Эта фотография интересна тем что на ней присутствует подпись -  «Ильин» и дата «26/7». Вероятно, это фамилия командира орудия, подбившего танк.

 

«Пантеры» в Италии

Первые танки «Пантера» появились в Италии в августе 1943 года в составе 1-го батальона 1-й танковой дивизии СС. Всего в батальоне насчитывался 71 танк «Пантера» Ausf. D. В боях это подразделение не участвовало и в октябре 1943 года было отправлено назад в Германию.

Первой принявшей участие в боях частью стал 1-й батальон 4-го танкового полка, имевший 62 «Пантеры» модификаций Ausf. D и Ausf. A. Батальон участвовал в боях в районе Анцио и за несколько дней боёв понёс серьёзные потери. Так, на 26 мая 1944 года он насчитывал уже 48 танков, из них только 13 боеспособных. К 1 июня в батальоне осталось всего 6 «Пантер». 16 подбитых и уничтоженных танков были осмотрены американцами, причём из них только 8 машин имели следы боевых повреждений, а остальные были взорваны или сожжены своими экипажами при отступлении.

На 14 июня 1944 года 1-й батальон имел 16 «Пантер», из них 11 боеспособных; в июне — июле получил пополнение из 38 танков, в сентябре — ещё 18 «Пантер», и последнее пополнение из 10 машин батальон получил 31 октября 1944 года. В феврале 1945 года часть переименовали в 1-й батальон 26-го танкового полка, и он оставался в Италии вплоть до капитуляции всей итальянской группировки немецких войск в апреле того же года.

Два американских солдата осматривают немецкий танк «Пантера» с сорванной башней

 

Применение «Пантер» на Западном фронте

На Западном фронте первыми получившими новые танки частями стали I. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 12 (1-й батальон 12-го танкового полка СС) и I. Abteilung/Panzer-Regiment 6 (1-й батальон 6-го танкового полка). В июне и июле в Нормандию было отправлено ещё 4 батальона «Пантер». Эти подразделения вступили в бой уже в начале июня 1944 года, а к 27 июля безвозвратные потери «Пантер» составили 131 танк.

Новый немецкий танк оказался неприятным сюрпризом для союзников, так как его лобовая броня была непробиваема всеми штатными противотанковыми средствами, за исключением 17-фунтовой танковой и противотанковой британских пушек. Данное обстоятельство породило миф о том, что большинство немецких танков на Западном фронте было уничтожено союзной авиацией, господствовавшей в воздухе, а также ручными противотанковыми гранатомётами. Однако статистика поражённых танков говорит об обратном. За 2 летних месяца 1944 года англичанами было обследовано 176 подбитых и брошенных танков «Пантера», типы повреждений распределились следующим образом:

- Бронебойные снаряды — 47 танков.- Кумулятивные снаряды — 8 танков.- Фугасные снаряды — 8 танков.- Авиационные ракеты — 8 танков.- Авиационные пушки — 3 танка.- Уничтожены экипажами — 50 танков.- Брошено при отступлении — 33 танка.- Не удалось установить тип повреждения — 19 танков.

Как видно из этого списка, процент «Пантер», уничтоженный авиацией и кумулятивными снарядами, достаточно мал. Гораздо чаще немцам приходилось уничтожать и бросать технику из-за недостатка горючего или технических неисправностей. Союзники существенно недооценили количество «Пантер», которое они ожидали встретить во Франции. По аналогии с «Тиграми» предполагалось, что «Пантеры» сосредоточены в отдельных тяжёлых танковых батальонах, и встречи с ними будут нечастым явлением. Реальность показала полную несостоятельность таких предположений — «Пантеры» составляли около половины всех немецких танков во Франции, в результате чего потери танковых войск союзников оказались гораздо выше ожидаемых. Положение ухудшалось тем обстоятельством, что пушка основного танка союзников M4 «Шерман» оказалась малоэффективной против лобовой брони «Пантер». Решением проблемы могли стать танки «Шерман Файрфлай», вооружённые английской 17-фунтовой пушкой с мощной баллистикой, а также широкое использование подкалиберных снарядов. Однако и тех и других было немного. В итоге успешная борьба с «Пантерами» основывалась на значительном численном преимуществе союзников и господстве их авиации, атаки которой по тыловым частям вермахта существенно снижали боеспособность немецких танковых подразделений.

Два брошенных немецких средних танка Pz.Kpfw.V Ausf.A «Пантера» ранней серии

 

«Пантеры» в других странах

Союзники Германии предпринимали попытки получить танки этого типа, однако успехом они не увенчались. Существовали планы серийного выпуска «Пантер» в Италии; пять танков заказала Венгрия и один — Япония, однако данные заказы выполнены не были. В 1943 году одна «Пантера» Ausf. A была продана Швеции. Некоторое количество трофейных «Пантер» использовалось советскими войсками (например, в 20-м танковом корпусе), первый такой случай датируется уже 5 августа 1943 года. Однако, по причине сложности технического обслуживания, необходимости использования высококачественного топлива и собственных боеприпасов, массового характера их использование не носило. В послевоенное время трофейные «Пантеры» несколько лет служили в войсках Франции, Чехословакии, Румынии и Венгрии.

Колонна советских солдат проходит мимо башни от немецкого танка Pz.Kpfw. V «Пантера», установленной в качестве долговременной огневой точки (ДОТ) посреди улицы Берлина.

 

Танкобашенные ДОТы (Pantherturm-ДОТ)

Помимо танков, башни «Пантер» применялись для установки в качестве долговременных огневых точек (ДОТ). Для этой цели использовались как штатные башни танков модификаций Ausf. D и Ausf. A, так и специальные башни, которые отличались усиленной до 56 мм крышей и отсутствием командирской башенки.

Существовало 2 модификации ДОТов с башнями от «Пантер»:

- Pantherturm I (Stahluntersatz) — башня устанавливалась на бронированное основание, сваренное из листов толщиной 80 мм, толщина основания башни 100 мм. Основание состояло из двух модулей, боевого и жилого. На верхний модуль устанавливалась башня, и в нём же размещался боекомплект. Нижний модуль использовался в качестве жилого отсека и имел два выхода, первый — через потайную дверь к выходу из ДОТа, второй — в переходную секцию к боевому модулю.

- Pantherturm III (Betonsockel) — вариант ДОТа с бетонным основанием, отличался от Pantherturm I несколько увеличенными размерами модулей, выполненных из железобетона, но особых конструктивных отличий не имел.

Также существовали упрощённые версии ДОТов, когда башня монтировалась только на верхний боевой модуль.

Подобные огневые точки применялись на Атлантическом вале, на Готической линии в Италии, на Восточном фронте, а также на улицах немецких городов. Часто в качестве ДОТов применялись закопанные по башню повреждённые танки «Пантера».

На конец марта 1945 года было произведено 268 Pantherturm-ДОТов.

Советские солдаты в бою у разрушенного немецкого танка «Пантера»

 

Оценка проекта

Оценка «Пантеры» является трудным для решения и неоднозначным вопросом, в литературе приводятся диаметрально противоположные высказывания по этому поводу, отягощённые пропагандой участвовавших в войне сторон. Объективный анализ «Пантеры» должен учитывать все аспекты этого танка — конструкцию, технологичность и надёжность в эксплуатации, заложенный в машину потенциал развития, боевое применение. С точки зрения реалий войны этот танк полностью отражал ставшей оборонительной военную доктрину, после поражений на фронтах Великой Отечественной войны. Ещё более стойкая лобовая броня и ещё большая бронепробиваемость. Башня небольших размеров и значительные углы вертикальной наводки. Высокая точность орудия и дорогостоящие снаряды. Всё это характерные черты оборонительного танка. Напротив, танки прорыва имели развитое бортовое бронирование и орудия крупных калибров, ИС-2 например имел дульный тормоз, что сильно демаскирует танк после выстрела и резко понижает оборонительный потенциал применения (орудие Пантеры с учётом калибра всё же гораздо более скрытно, как вспышка выстрела так и поднимаемая откатом пыль/снег). Бортовая броня танка уступала примерно на 20 % бортовой броне Т-34 и в наступлении не обеспечивала защиту от многих противотанковых средств, включая противотанковые ружья. Создать универсальный танк не получилось. В итоге Пантера стала одним из самых массовых танков вермахта.

Сгоревший немецкий танк Pz.Kpfw. V Ausf. G «Пантера» 11-й танковой дивизии на обочине дороги

 

Конструкция и потенциал развития

«Пантера» полностью соответствует канонам немецкой школы танкостроения времён Второй мировой войны — расположение трансмиссии в лобовой оконечности машины, боевого отделения с башней в середине корпуса и двигателя в корме. Подвеска индивидуальная с использованием двойных торсионов, опорные катки большого диаметра располагаются в «шахматном» порядке, ведущие колёса переднего расположения. Соответственно, такие компоновочные и конструктивные решения определяют общий набор достоинств и недостатков «Пантеры». К первым относятся хорошая плавность хода, равномерное распределение массы на узлы подвески, размещение башни по центру корпуса, отсутствие люков на верхней лобовой части корпуса, большой объём боевого отделения, повышающий комфортность работы экипажа. Недостатками являются больша́я высота машины из-за необходимости передачи крутящего момента от двигателя к агрегатам трансмиссии посредством карданных валов под полом боевого отделения, бо́льшая уязвимость узлов трансмиссии и ведущих колёс из-за их расположения в наиболее подверженной обстрелу лобовой части машины, ухудшенные условия работы механика-водителя и стрелка-радиста из-за шума, тепла и запахов, исходящих от узлов и агрегатов трансмиссии. Кроме того, помимо лучшей заметности на поле боя, больша́я высота негативно сказывается на общей массе машины, снижая её динамические характеристики по сравнению с танками иной компоновочной схемы.

Ещё одним преимуществом компоновки «Пантеры» являлось размещение топливных баков вне обитаемых мест танка, что повышает пожаробезопасность и выживаемость экипажей при поражении машины. В советских танках плотная компоновка вынуждала размещать топливные баки прямо в боевом отделении. Следует также отметить наличие автоматической системы пожаротушения в моторном отделении немецкого танка. В то же время компоновка не гарантировала защиту танка от пожаров, поскольку в отделении управления «Пантеры» располагались агрегаты трансмиссии, а в боевом отделении — гидропривод механизма поворота башни. Машинное масло в агрегатах трансмиссии и жидкость в гидроприводе легко воспламенялись, не раз очаги возгорания подбитых танков располагались именно в лобовой оконечности машины.

Интересно сравнение «Пантеры» с советским средним танком Т-44, принятым на вооружение в середине 1944 года, но не принимавшим участия в боевых действиях. Советский танк при значительно меньшей массе и габаритах (особенно по высоте) обладал более сильной лобовой и особенно бортовой бронезащитой корпуса, чем «Пантера». Немецким конструкторам вынужденно пришлось увеличить массу и габариты своих новых машин по ходу войны, тогда как советским инженерам удалось разработать новые машины за счёт заложенных в компоновке резервов. «Пантера» создавалась «с нуля», без преемственности с уже существующими конструкциями, что породило трудности производственного характера. Примечателен тот факт, что проекты оснащения «Пантеры» более мощным 88-мм орудием и усиления её бронезащиты оказались невыполнимыми, то есть потенциал развития базовой конструкции был небольшим.

С другой стороны, немецкие конструкторы были удачливы в том плане, что их английские коллеги сумели только к концу войны создать альтернативу «Пантере» в виде «Кометы» уступавшей «Пантере» в бронировании, но превосходя её в маневренности, а американский тяжёлый танк M26 «Першинг», приблизительно равный по характеристикам «Пантере», поступил в небольшом количестве в войска большей частью для испытаний в боевой обстановке в феврале 1945 года и не сыграл сколь-нибудь значительной роли в сражениях Второй мировой войны.

Танки Pz.Kpfw. V «Пантера», брошенные немцами в украинском городе Проскуров (ныне город Хмельницкий)

 

Технологичность

«Пантера» планировалась как основной танк панцерваффе с весьма существенным объёмом выпуска — 600 танков в месяц. Однако большая масса машины, сложность и неотлаженность конструкции по сравнению с надёжными и хорошо освоенными в производстве PzKpfw III и PzKpfw IV привели к тому, что объёмы выпуска были существенно ниже запланированных. При этом развёртывание серийного производства «Пантеры» пришлось на весну—лето 1943 года, когда Третий рейх официально вступил в стадию «тотальной войны» и значительная часть квалифицированных рабочих, на которых в известной степени базировалась немецкая промышленность, была призвана в вермахт (а впоследствии — и в фольксштурм). Поскольку их принудительная замена немецкими женщинами была неприемлема для руководства Третьего рейха по идеологическим соображениям, пришлось использовать военнопленных и насильственно угнанных на работы в Германию гражданских лиц из захваченных стран Западной и Восточной Европы. Использование рабского труда, удары англо-американской авиации по заводам, участвующим в выпуске «Пантеры» и её узлов, агрегатов и комплектующих, связанные с этим эвакуации и перенаправления грузопотоков не способствовали выполнению производственных планов.

Таким образом, при возможном снятии и PzKpfw III и PzKpfw IV с производства, технологические трудности в освоении нового танка могли привести к резкому провалу в танковом производстве, что было бы неприемлемо для Третьего рейха.

В результате, немцам пришлось сохранить в производстве планировавшийся к снятию PzKpfw IV, и именно он, а не «Пантера», стал наиболее массовым танком (если считать все выпущенные «четвёрки»; за 1943—1945 годы было выпущено приблизительно равное число этих машин) Германии времён Второй мировой войны. Тем самым в роли «основного боевого танка» вермахта в тот период «Пантера» оказалась «на равных» с PzKpfw IV и проиграла Т-34 или «Шерманам», которые были самыми массовыми танками стран антигитлеровской коалиции и которых в 1943—1945 годах было выпущено намного больше, чем «Пантер». Некоторыми историками высказывается мнение, что принятие на вооружение «Пантеры» было ошибкой, в качестве альтернативы ими рассматривается гипотетическая возможность увеличения выпуска PzKpfw IV.

Боевая группа Мюленкамп 5-й танковой дивизии СС (5.SS-Panzer-Division «Wiking») в районе Нужец-Стацья (Nurzec-Stacja). В передней части бронетранспортера Sd.Kfz.251 унтерштурмфюрер СС Герхард Ман (Gerhard Mahn). Контратаки предпринимались в попытках сдержать стремительное продвижение танковых подразделений Красной Армии во время операции «Багратион». На втором плане танк «Пантера» Pz.Kpfw. V Ausf. G.

 

Надёжность

Посланные на фронт летом 1943 года танки PzKpfw V «Пантера» отличались низкой для немецких машин надёжностью — небоевые потери среди них были самыми большими. Во многом этот факт объяснялся недоведённостью новой машины и слабым освоением её личным составом. По ходу серийного производства некоторые из проблем удалось решить, другие же преследовали танк до самого конца войны. Свою лепту в низкую надёжность машины внесла «шахматная» конструкция ходовой части. Грязь, набивавшаяся между опорных катков машины, зимой часто замерзала и полностью обездвиживала танк. Замена повреждённых подрывами на минах или артиллерийским огнём внутренних опорных катков была очень трудоёмкой операцией, иной раз занимая свыше десятка часов. По сравнению с наиболее массовыми танками противника — «Шерманом» и тем более Т-34 выпуска 1943 года, «Пантера» явно оказывается в проигрышном положении.

Оценка боевого применения

Оценка в плане боевого применения является самой неоднозначной среди всех аспектов, связанных с «Пантерой». Западные источники склонны к полному доверию немецким данным по боевому применению «Пантеры», зачастую мемуарного плана, и полностью игнорируют советские документальные источники. Такой подход подвергается серьёзной критике в работах российских историков танкостроения М. Барятинского и М. Свирина. Ниже приводятся некоторые факты, позволяющие составить более объективное мнение о достоинствах и недостатках «Пантеры» в бою.

Танк имел ряд безусловных плюсов — комфортные условия работы экипажа, качественная оптика, высокая скорострельность, большой возимый боезапас и высокая бронепробиваемость пушки KwK 42 не подлежат сомнению. В 1943 году бронепробиваемость снарядов пушки KwK 42 обеспечивала лёгкое поражение любого воевавшего тогда танка стран антигитлеровской коалиции на дистанциях до 2000 м, а верхняя лобовая бронеплита хорошо защищала «Пантеру» от вражеских снарядов, в какой-то мере даже от 122-мм или 152-мм крупнокалиберных за счёт рикошета (хотя в лобовой проекции танка имелись уязвимые места — маска орудия и нижняя лобовая деталь). Эти бесспорные положительные качества послужили основой для идеализации «Пантеры» в популярной литературе.

Капитан Джеймс Б. Ллойд (James B. Lloyd), офицер связи американской 370-й истребительной группы, осматривает немецкий танк Pz.Kpfw V «Пантера», который был уничтожен тяжелыми истребителями Р-38 «Лайтнинг» из состава той же группы в районе города Уффализ (Houffalize) в Бельгии во время битвы в Арденнах.

 

С другой стороны, в 1944 году ситуация изменилась — на вооружение армий СССР, США и Великобритании были приняты новые образцы танков, артиллерийских орудий и боеприпасов. Нехватка легирующих элементов для марок броневых сталей вынудила немцев использовать суррогатные их заменители, и снарядостойкость лобовой брони «Пантер» поздних выпусков резко упала по сравнению с выпущенными в 1943 году и начале 1944 года машинами. Поэтому борьба с «Пантерой» в лобовом столкновении стала менее сложной. Английские танки и САУ, вооружённые 17-фунтовой пушкой с подкалиберными снарядами с отделяющимся поддоном, без особых проблем поражали «Пантеру» в лобовую проекцию. 90-мм пушки американских танков M26 «Першинг» (которые впервые были применены в бою в феврале 1945 года) и САУ M36 «Джексон» также не имели трудностей в решении этой задачи. Орудия калибров 100, 122 и 152 мм советских танков ИС-2 и САУ СУ-100, ИСУ-122, ИСУ-152 в буквальном смысле слова проламывали отличавшуюся повышенной хрупкостью броню «Пантеры». Использование тупоголовых снарядов с баллистическим наконечником типов БР-471Б и БР-540Б в значительной мере решило проблему рикошетирования, но и при использовании остроголовых снарядов хрупкая броня не выдерживала (известен факт поражения «Пантеры» 122-мм остроголовым снарядом на дистанции около 3 км, когда после его рикошета лобовая броня оказалась расколотой, а сам танк выведенным из строя). Советские испытания обстрелом показали, что 85-мм броня верхней лобовой детали «Пантеры» пробивается 122-мм тупоголовым снарядом на расстоянии 2500 м со значительным запасом по увеличении дистанции обстрела, а при попадании его в башню на расстоянии 1400 м последняя при сквозном пробитии срывается с погона и смещается на 50 см от оси вращения. По результатам стрельб на полигоне также было выяснено, что 100-мм остроголовый бронебойный снаряд БР-412 из пушки Д-10С самоходной установки СУ-100 способен пробить лобовую броню PzKpfw V Panther Ausf. G на расстоянии в 1500 м, превосходя расчётные данные и табличную бронепробиваемость.

Утверждения немецкой стороны о превосходстве «Пантеры» над тяжёлыми танками других стран в 1944—1945 годах в известной степени получены выборкой данных, благоприятной для немецкой стороны. Например, вывод о превосходстве «Пантеры» над ИС-2 в лобовом бою совершенно не конкретизирует, какая «Пантера» против какого ИС-2 (последних насчитывалось 6 подмодификаций). Немецкий вывод справедлив для «Пантеры» с лобовой бронёй высокого качества против ИС-2 образца 1943 года с литой «ступенчатой» верхней лобовой деталью и остроголовыми бронебойными боеприпасами БР-471 для его пушки — фактически для условий начала — середины 1944 года. Лоб такого ИС-2 пробивался пушкой KwK 42 с 900—1000 м, тогда как верхняя лобовая деталь «Пантеры» имела значительный шанс отразить остроголовый снаряд БР-471. Однако при этом существует высокая вероятность выхода из строя коробки перемены передач и бортовых редукторов танка. Тем не менее, выпадение из рассмотрения этого случая можно аргументировать тем, что повреждения трансмиссии не приведут к немедленной безвозвратной потере танка. Более серьёзным контраргументом немецкой оценке служит полное игнорирование случая боя «Пантеры» с лобовой бронёй низкого качества против ИС-2 образца 1944 года с катаной спрямлённой лобовой бронёй и тупоголовыми снарядами БР-471Б. Верхняя лобовая деталь ИС-2 этой модели не пробивалась любыми снарядами 75-мм калибра при стрельбе в упор, тогда как аналогичная бронедеталь «Пантеры» пробивалась или раскалывалась на дистанции более 2500 м, причём повреждения в этом и большинстве случаев приводили к безвозвратной потере машины. Поскольку нижняя лобовая деталь и маска пушки сравниваемых танков были одинаково уязвимы для обеих сторон, это ставит «Пантеру» позднего выпуска при равной выучке экипажей явно в невыгодное положение против ИС-2 образца 1944 года с катаной лобовой бронёй. В целом этот вывод подтверждается советскими отчётами по статистике безвозвратно выведенных из строя ИС-2 в 1944 году. Они утверждают, что снарядные попадания калибра 75 мм были причиной безвозвратных потерь лишь в 18 % случаев.

В 1944 году в боях против советских войск были отмечены случаи, когда башня «Пантеры» не выдерживала попадания осколочного снаряда. Это было связано с тем, что к тому моменту Германия уже потеряла Никопольское месторождение марганца, а без марганца производство высококачественных сталей (в том числе и брони) невозможно.

Американские источники также утверждают о хорошей стойкости лобовой брони тяжёлых танков M26 «Першинг» и M4A3E2 «Шерман Джамбо» против любых 75-мм орудий противника. В то же время необходимо отметить, что ИС-2 являлся специализированным танком прорыва и в общем случае не был нацелен на решение противотанковых задач, число же M26 и «Шерман Джамбо» было невелико. Основным противником «Пантеры» оставались Т-34 и «Шерман», вооружение которых не обеспечивало надёжного поражения немецкого танка в лоб, а бронирование не обеспечивало надёжной защиты от огня орудия «Пантеры».

Немецкий танк Pz.Kpfw. V Ausf. A «Пантера», подбитый в борт снарядом калибра 100-122 мм. Номер советской трофейной команды «284»

 

Главной слабостью «Пантеры», признаваемой всеми авторами, была её относительно тонкая бортовая броня. Поскольку в наступлении основной задачей танка является борьба с окопавшейся пехотой, артиллерией и фортификациями противника, которые могут быть хорошо замаскированными или образовывать сеть опорных пунктов, важность хорошего бортового бронирования нельзя недооценивать — вероятность в таких условиях подставить борт под огонь противника высока. В отличие от «Тигра» и САУ «Фердинанд», борта «Пантеры» защищала только 40-мм броня вместо 80-мм. Как следствие, при стрельбе по бортам «Пантеры» успеха добивались даже лёгкие 45-мм противотанковые орудия. 76-мм танковые и противотанковые пушки (не говоря о 57-мм ЗИС-2) также уверенно поражали танк при стрельбе в борт. Именно поэтому «Пантера» не вызвала шока у советских войск, в отличие от «Тигра» или «Фердинанда», в 1943 году практически непробиваемых штатными противотанковыми средствами даже при стрельбе в борт. В то же время, необходимо отметить, что слабость бортовой брони была характерна для всех массовых средних танков Второй мировой войны: борта PzKpfw IV были защищены лишь 30-мм вертикальной бронёй, «Шермана» — 38-мм, Т-34 — 45-мм с наклоном. Хорошо забронированные борта имели лишь специализированные тяжёлые танки прорыва, такие как КВ, «Тигр» и ИС-2.

Другим недостатком было слабое действие 75-мм осколочно-фугасных снарядов по небронированным целям (ввиду своей высокой начальной скорости, снаряды имели толстые стенки и уменьшенный заряд взрывчатого вещества).

Лучше всего «Пантеры» проявили себя в активной обороне в виде засад, отстрела наступающих танков противника с больших дистанций, контратак, когда минимизируется влияние слабости бортовой брони. Особенно в этом качестве «Пантеры» преуспели в стеснённых обстоятельствах боя — в городах и горных проходах Италии, в зарослях живых изгородей (бокажах) в Нормандии. Противник был вынужден иметь дело только с солидной лобовой защитой «Пантеры», без возможности фланговой атаки для поражения слабой бортовой брони. С другой стороны, любой танк в обороне гораздо более результативен, чем в наступлении, а потому было бы неправомерно приписывать такую эффективность исключительно достоинствам «Пантеры». Кроме того, поздние проектные проработки по усовершенствованию танков «Пантера» путём замены вооружения на ещё более мощную 75-мм пушку L/100 или 88-мм пушку KwK 43 L/71 свидетельствуют о том, что в конце 1944 — начале 1945 года немецкие специалисты фактически признали недостаточное действие 75-мм KwK 42 по сильнобронированным целям.

Военный историк М. Свирин оценивает «Пантеру» так:

- Да, «Пантера» была сильным и опасным противником, и может считаться одним из наиболее удачных немецких танков Второй мировой войны. Но при этом не следует забывать, что этот танк был очень дорогим и сложным в производстве и обслуживании, а при грамотном противодействии горел не хуже других.

Советские солдаты осматривают захваченный в городе Умань немецкий танк Pz.Kpfw. V Ausf. A «Пантера» через три дня после освобождения города от захватчиков 10 марта 1944 года. На заднем плане прочая различная немецкая бронетехника.

 

Аналоги

В массогабаритной категории 40—50 тонн аналогами «Пантеры» (среднего танка с длинноствольной пушкой унитарного заряжания) могут выступать только советские танки типов КВ-85 и ИС-1, ИС-2 и американский M26 «Першинг». Советские машины официально являлись тяжёлыми танками прорыва и непосредственной поддержки пехоты, но главное их оружие — 85-мм танковая пушка Д-5Т и 122 мм танковая пушка Д25Т — задумывалось в том числе и как средство борьбы с новыми немецкими тяжёлыми танками. С этой точки зрения они (как танковые орудия) уступают «Пантере» (85 мм- по пробиваемости, 122 мм — по скорострельности и боекомплекту), хотя равноценные шансы на успех были даже в наиболее выгодном для «Пантеры» лобовом бою (на дистанции до 1000 м для 85 мм Д-5Т и более 2500 м для 122 м Д-25Т). M26 «Першинг» был крайне запоздалой реакцией на появление PzKpfw V, но по своим боевым качествам он вполне соответствовал уровню «Пантеры», отзывы американских танкистов о своём новом тяжёлом танке были весьма позитивны — он позволил им драться с «Пантерой» на равных. Наиболее массовый советский тяжёлый танк ИС-2 позднего периода войны при всей внешней схожести его массогабаритных характеристик с «Пантерой» использовался не как основной танк (первичное назначение «Пантеры»), а как танк прорыва с совершенно иным балансом брони и вооружения. В частности, большое внимание уделялось хорошему бортовому бронированию и мощности огня против небронированных целей. Мощность 122-мм пушки Д-25Т у ИС-2 была почти вдвое выше, чем у 75-мм KwK 42, но заявленные бронепробиваемости вполне сравнимы (при этом следует учитывать разные методики определения бронепробиваемости в СССР и Германии, а также отсутствие в боекомплекте Д-25Т подкалиберного снаряда). В целом обе машины были хорошо приспособлены для поражения себе подобных, хотя и на основании разных подходов к решению этой задачи.

Также по концепции близка к «Пантере» английская модификация среднего танка «Шерман» — «Шерман Файрфлай», имевший сравнимую с «Пантерой» (если не превосходящую) бронепробиваемость своей пушки. Однако этот танк был намного легче по массе и имел более слабое лобовое бронирование и выпущенный в конце 1944 года английский танк «Комета» имевший 102-мм броню лба башни и вооруженный танковой пушкой QF 77 mm HV, уступая несколько в бронировании «Пантере», он весил на 10 тонн меньше и обладал более высокой огневой мощью, скоростью и манёвренностью.

Среди поздних немецких танков PzKpfw V «Пантера» был самым лёгким, но имел более мощную защиту лба корпуса, чем «Тигр I», и лучшую подвижность по сравнению как с «Тигром I», так и с «Тигром II». Учитывая эти обстоятельства, а также более высокую заявленную бронепробиваемость 75-мм пушки KwK 42 по сравнению с 88-мм пушкой KwK 36 у «Тигра I», некоторые эксперты оценивают «Пантеру» как лучший немецкий тяжёлый танк Второй мировой войны. С другой стороны, такого рода оценки в известной мере условны и не учитывают слабость бортового бронирования «Пантеры» и невысокого действия осколочно-фугасного 75-мм снаряда по небронированным целям.

Немецкие танки Pz.Kpfw. V «Пантера», уничтоженные советскими войсками у украинского села

 

Тактико-технические характеристики танка Пантера

Экипаж, чел.: 5Компоновочная схема: отделение управления спереди, моторное сзадиРазработчик: MANПроизводитель: Германия MAN, Daimler-Benz, MNH, Henschel-Werke, DemagГоды производства: 1942—1945Годы эксплуатации: 1943—1947Количество выпущенных, шт.: 5976

Вес танка Пантера

- 44,8 тонн

Размеры танка Пантера

- Длина корпуса, мм: 6870- Длина с пушкой вперёд, мм: 8660- Ширина корпуса, мм: 3270- Высота, мм: 2995- Клиренс, мм: 560

Броня танка Пантера

- Тип брони: катаная низкой и средней твёрдости поверхностно закалённая- Лоб корпуса (верх), мм/град.: 80/55°- Лоб корпуса (низ), мм/град.: 60/55°- Борт корпуса (верх), мм/град.: 50/30°- Борт корпуса (низ), мм/град.: 40/0°- Корма корпуса (верх), мм/град.: 40/30°- Корма корпуса (низ), мм/град.: 40/30°- Днище, мм: 17—30- Крыша корпуса, мм: 17- Лоб башни, мм/град.: 110/10°- Маска орудия, мм/град.: 110 (литая)- Борт башни, мм/град.: 45/25°- Корма башни, мм/град.: 45/25°

Вооружение танка Пантера

- Калибр и марка пушки: 7,5 cm KwK 42- Длина ствола, калибров: 70- Боекомплект пушки: 81- Пулемёты: 2 × 7,92 MG-42

Двигатель танка Пантера

- Тип двигателя: V-образный 12‑цилиндровый карбюраторный- Мощность двигателя, л. с.: 700

Скорость танка Пантера

- Скорость по шоссе, км/ч: 55- Скорость по пересечённой местности, км/ч: 25-30

- Запас хода по шоссе, км: 250- Удельная мощность, л. с./т: 15,6- Тип подвески: торсионная- Удельное давление на грунт, кг/см²: 0,88

 

Фото танка Пантера

Танки Pz.Kpfw. V «Пантера» 3-го танкового полка СС (SS Pz.Rgt. 3) 3-й танково-гренадерской дивизии СС «Тотенкопф», подбитые советской артиллерией южнее города Пултуск (Польша). Захвачены войсками 1-го Белорусского фронта.

 

Горит подбитый немецкий танк Pz.Kpfw. V Ausf. G «Пантера». 3-й Белорусский фронт. В лобовой видна проломленная дыра снарядом 122 мм ИС-2. Экипаж скорее всего там и остался, после такого попадания выжить почти, наверное, не реально.

 

Немецкий танк Pz.Kpfw. V «Пантера», подбитый расчетом гвардии старшего сержанта Парфенова. Окраина Харькова, август 1943 года.

 

Колонна немецкой бронетехники, уничтоженная из засады советской артиллерией на границе Венгрии и Австрии, в районе города Детриц. На переднем плане танк Pz.Kpfw. V «Пантера» и осматривающие его советские солдаты.

 

Таже колонна немецкой бронетехники, уничтоженная из засады советской артиллерией на границе Венгрии и Австрии, в районе города Детриц - вид спереди.

 

Танк Pz.Kpfw. V «Пантера» Ausf. G, шедший в колонне четвертым. Пролом в башне от крупнокалиберного снаряда, отстрелен дульный тормоз. Номер советской трофейной команды «75». Колонна немецкой бронетехники, уничтоженная из засады советской артиллерией на границе Венгрии и Австрии, в районе города Детриц.

Похожие материалы

Танк КВ-1 Двигатель. Вес. Размеры. Броня. История

Танк Леклерк ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Mk.III Валентайн ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк ИС-2 Двигатель. Вес. Размеры. Броня. История

Танк Кромвель ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Меркава-4 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Алтай ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Двигатель

Танк Т-10 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк PzKpfw 38(t) ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-72 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Тип 10 - японский танк

Танк Т-55 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Царь-танк (1915 г.) ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-100 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-62 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-84У "Оплот" ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк КВ-2 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк "Черный орел" ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк ИС-3 Двигатель. Вес. Размеры. Броня. История

Танк БТ-5 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-60 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-44 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-26 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк М3 «Стюарт» ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-90МС Двигатель. Вес. Размеры. Броня. История

Танк М1А2 Абрамс ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Арджун ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Двигатель

Танк Т-28 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Mk VII Тетрарх ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-35 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк ИС-7 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Тип 95 "Ха-Го" ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-54 Двигатель. Вес. Размеры. Броня. История

Танк Mk.IV Черчилль ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк K2 Чёрная пантера ТТХ, Видео, Фото, Скорость

Леопард 2 (А1, А2, А3, А4, А5, А6, А7) - немецкий танк

Танк ТГ (Танк Гротте) ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Char B1-bis ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-40 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк C1 Ариете ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Двигатель

Танк Т-18 (МС-1) ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Рыбинского завода (1915 г.) ТТХ, Фото, Броня

Танк М4 Шерман ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Тяжелый танк Менделеева (1911 г.)

Танк Челленджер-2 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк СМК ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк ПТ-76 Двигатель. Вес. Размеры. Броня. История

Танк Т-80 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-64 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-4 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Первый русский танк "Вездеход" Пороховщикова (1915 г.)

Танк Т-50 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Тип 99 - китайский танк

Танк Т-14 Армата ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Танк Т-3 ТТХ, Видео, Фото, Скорость, Броня

Load More...
Добавить комментарий

oruzhie.info

Танк "Пантера" » Военное обозрение

"Пантера" - безусловно один из наиболее известных тяжелых танков, принимавших участие во второй мировой войне. Катализатором создания этой непредусмотренной в системе танкового вооружения вермахта боевой машины стал советский средний танк Т-34. Его появление на Восточном фронте заставило Министерство вооружения Германии приостановить работы, которые с 1937 года вела фирма Непschel над перспективным танком 30-тонного класса. 18 июля 1941 года фирма Rheinmetall получила заказ на разработку 75-мм длинноствольной пушки, способной пробивать 140-мм броню на дистанции 1000 м. 25 ноября фирмам Daimler-Benz и MAN был, в свою очередь, выдан заказ на 35-тонный танк. Тактико-технические требования к новой боевой машине определили следующие: ширина до 3150 мм, высота- 2990 мм, двигатель мощностью 650-700 л.с., броневая защита- 40 мм, максимальная скорость движения - 55 км/ч. Задание получило условное название - "Пантера".

Танк, спроектированный фирмой Daimler-Benz, внешне сильно напоминал Т-34, но тем не менее понравился Гитлеру. С советской машины была полностью скопирована компоновка с задним расположением моторно-трансмиссионно-го отделения и ведущих колес. Восемь опорных катков большого диаметра располагались в шахматном порядке, блокировались по два и имели листовые рессоры в качестве упругого элемента подвески. Предполагалось использовать на танке дизельный двигатель Daimler-Benz MB 507. В начале февраля 1942 года началась постройка прототипа - VK 3002(DB), а четыре недели спустя Гитлер приказал министру вооружения Шпееру выдать фирме заказ на первые 200 машин. Впрочем, точка зрения фюрера не нашла понимания и поддержки в министерстве вооружения, эксперты которого не без оснований считали, что во фронтовых условиях внешнее сходство с Т-34 могло послужить причиной обстрела танка своей же артиллерией. Проект фирмы MAN, имевший традиционную немецкую компоновку с передним расположением трансмиссии и ведущих колес, казался им более предпочтительным, хотя и был значительно сложнее. Эти разногласия привели к формированию так называемой "Пантер-комиссии".

13 мая 1942 года Гитлеру доложили заключение экспертов по обоим проектам; предпочтение при этом однозначно отдавалось танку фирмы MAN. Фюрер был вынужден согласиться с мнением специалистов, но тут же выдвинул свои условия: первую машину нужно изготовить в июле, а две следующие - в августе 1942 года. Цена одного танка без вооружения составила 117 тысяч рейхсмарок (для сравнения PzIII стоил 96 163, а "Тигр"-250 800 марок).Конструкторами PzKpfw V (название "Пантера", без упоминания армейского индекса ввели по приказу фюрера только с 27 февраля 1944 года) были главный инженер танкового отдела фирмы MAN П.Вибикке и инженер Г.Книпкамп из управления усовершенствования и испытания вооружения.

Первые два танка V1 и V2 (V - Versuch - опыт), отличавшиеся друг от друга незначительными деталями, изготовили к сентябрю 1942 года. 3 ноября одну из машин, с макетом вместо настоящей башни, продемонстрировали Шпееру на учебном полигоне в Бад Берка. В ходе испытаний выявились существенные недостатки в ходовой части. На их устранение требовалось время, а это задерживало начало серийного производства. Заказом же предусматривалось изготовить 250 танков в довольно сжатые сроки - к 12 мая 1943 года. К тому же поступило неожиданное распоряжение Гитлера вооружить "Пантеру" 75-мм пушкой с длиной ствола в 100 калибров. К счастью (для немцев, разумеется), эта пушка еще не была готова и серийному производству танка указание фюрера сильно не помешало.

Первая серийная "Пантера" покинула заводской цех фирмы MAN 11 января 1943 года. Танки "нулевой" серии (20 единиц) получили обозначение Ausf А. Они не имели ничего общего с одноименными машинами, выпускавшимися с сентября 1943 года. Характерной особенностью первых серийных "пантер" была командирская башенка с выступом на левом борту башни и однокамерный дульный тормоз пушки. Танки оснащались двигателями Maybach HL210P45 и имели лобовую броню толщиной 60 мм. Их использовали только в тылу для подготовки экипажей. С февраля 1943 года обозначение машин этой серии изменилось на Ausf D1.

До сих пор нельзя сказать точно, почему первая крупносерийная модификация "Пантеры" получила обозначение D. Возможно, буквы В и С зарезервировали для других вариантов.

Танки PzKpfw V Ausf D (у этой и последующих модификаций индекс по сквозной системе обозначений боевых машин вермахта был одинаковым - SdKfz171) незначительно отличались от прототипов и машин "нулевой" серии. Изменения затронули в основном командирскую башенку и дульный тормоз пушки - они приобрели более привычный "пантеровский" вид. Толщина лобовой брони возросла до 80 мм. На танках установили и новую коробку передач типа АК 7-200.

Следует отметить, что на машинах выпуска первой половины 1943 года командирская башенка была аналогична башенке "Тигра", позже ее заменили на новую, с семью перископическими приборами наблюдения по периметру и специальным кольцом для установки зенитного пулемета MG 34.

По бортам башни крепились мортирки NbK 39 для запуска дымовых гранат калибра 90 мм.Броня танков, выпущенных во втором полугодии, покрывалась "циммеритом", кроме того, они оснащались фальшбортами, изготовленными из 5-мм броневых листов.

К характерным особенностям машин серии D (официально D2) относится отсутствие шаровой установки курсового пулемета (он размещался внутри танка и только для стрельбы вставлялся в узкую вертикальную щель, закрывавшуюся откидной крышкой), а также наличие в левом борту башни круглого лючка для выброса стреляных гильз и бойниц для стрельбы из личного оружия в бортах и корме башни.

Как уже упоминалось, первую партию "пантер" планировалось изготовить к 12 мая 1943 года - дату выбрали не случайно, 15 мая должно было начаться немецкое наступление под Курском - операция "Цитадель". Однако в течение февраля и марта большую часть из 77 изготовленных танков военные не приняли, в апреле же вообще не приняли ни одного. В связи с этим сроки наступления перенесли на конец июня. К концу мая вермахт получил долгожданные 324 "пантеры", что позволило укомплектовать ими 10-ю танковую бригаду. Но возникшие проблемы с освоением танкистами сложного бинокулярного прицела TZF 12 и желание ввести в строй еще 98 танков, выпущенных в июне, заставили передвинуть дату начала наступления с 25 июня на 5 июля. Так трудности с производством и освоением в войсках первых "пантер" повлияли на сроки летнего наступления на Восточном фронте в 1943 году.

Для восполнения потерь, понесенных в боях под Курском, начиная с августа был установлен ежемесячный производственный план - 250 "пантер". Однако в августе изготовили только 120 танков - в результате бомбежек союзной авиации оказались сильно разрушенными заводы фирмы MAN в Нюрнберге и DaimIer-Benz в Берлине. Не удалось выполнить план и в сентябре (197 машин), и лишь в октябре заводские цехи покинули 257 танков!С сентября 1943 года начался выпуск следующей модификации "Пантеры" - Ausf А. Изменений внесли не много: появилась шаровая установка курсового пулемета в лобовом листе корпуса; ликвидировали лючок для выброса стреляных гильз и бойницы для стрельбы из личного оружия в бортах башни; вместо двух фар стали устанавливать только одну - на левом крыле. Бинокулярный прицел заменили монокулярным TZF 12а. Угол возвышения танковой пушки уменьшился с 20° (у Ausf D) до 18°.

Модификацию Ausf G - самую массовую из трех (изготовлено 3740 танков) - запустили в серийное производство в марте 1944 года. Бортовые листы корпуса получили угол наклона в 61 ° (у D и А - 50°), толщина бортовой брони возросла до 50 мм, а лобовой брони башни - до 110 мм, из лобового листа корпуса был удален люк-пробка механика-водителя. Посадочные люки пулеметчика и механика-водителя приобрели другую форму. Часть танков получила маску пушки со своеобразной "юбкой" в нижней части, делавшей невозможной заклинивание башни при попадании вражеского снаряда. На три выстрела увеличился боекомплект пушки, были внесены изменения в конструкцию вентиляторов, жалюзи двигателя, выхлопных патрубков и т.д. Танки серии G планировалось оснастить опорными катками без резиновых бандажей, но полное отсутствие фотографий боевых машин с такой ходовой частью дает основания предположить, что этот проект остался на бумаге. Машину с необрезиненными катками в опытном порядке построила фирма MAN в сентябре 1944 года. Некоторые серийные "пантеры" имели одиночные необрезиненные катки на последней оси.

Проводились эксперименты по использованию на "Пантере" различных двигателей: MAN/Argus LD 220 с воздушным охлаждением и мощностью 700 л.с. (515 кВт), авиационного звездообразного BMW 132D мощностью 650 л.с. (478 кВт), дизельного Daimler-Benz MB 507 мощностью 850 л.с. (625 кВт).

Испытывались и новые варианты трансмиссий - гидростатическая и гидродинамическая, оборудование подводного вождения и опорные катки с внутренней амортизацией. Однако применения на серийных машинах все эти новшества не нашли. Остался нереализованным и огнеметный вариант "Пантеры".

После прекращения работ над разведывательным танком VK 1602 "Леопард" фирмы Krupp и Rheinmetall приступили к проектированию варианта "Пантеры" того же назначения. Предполагалось оснастить машину новой башней с 50-мм пушкой KwK 39 L/60. Этот проект не приняли, так как вооружение его было признано недостаточным, а в разведывательных целях использовались линейные танки.

Применение союзниками по антигитлеровской коалиции во все возрастающих объемах авиации для борьбы с немецкими танками (особенно после открытия второго фронта в Европе) свело возможность передвижения танковых частей днем практически к нулю. Остро встал вопрос об оснащении танков приборами ночного видения, работа над которыми велась фирмой AEG с 1936 года. На командирской башенке "Пантеры" был смонтирован инфракрасный прожектор-осветитель мощностью 200 Вт и прибор наблюдения, который позволял вести наблюдение за местностью на дистанции 200 м. При этом водитель такого прибора не имел и вел машину, руководствуясь указаниями командира. Чтобы вести огонь ночью, требовался более мощный осветитель. Для этой цели на полугусеничном бронетранспортере SdKfz 250/20 был установлен инфракрасный прожектор Uhu мощностью 6 кВт, обеспечивающий работу прибора ночного видения на дистанции в 700 м. Испытания его прошли удачно, и фирма Leitz-Wetzlar изготовила 800 комплектов оптики для ночных приборов. В ноябре 1944 года панцерваффе получили 63 "пантеры", оснащенные первыми в мире серийными пассивными приборами ночного видения. Фирмой Zeiss-Jena разрабатывался еще более мощный прибор, позволявший "видеть" на расстоянии 4 км, однако из-за больших размеров осветителя - диаметр 600 мм - применения на танке "Пантера" он не нашел.

В 1943 году началось проектирование очередной модификации "Пантеры" - Ausf F, которая существенно отличалась от предшествующих моделей. Важнейшим нововведением стала башня, получившая название Schmalturm ("узкая" или "тесная башня"), которая была меньше стандартной и имела другую конструкцию.В течение 1944 года изготавливалось и испытывалось несколько прототипов. Проектирование закончилось лишь в январе 1945 года.

В итоге толщина брони башни составляла: лоб - 100 мм, борт и корма - 50, крыша - 30. В лобовом листе все еще сохранялась амбразура для телескопического прицела TZF 13. В окончательном варианте лобовая броня увеличилась до 120 мм, бортовая - до 60, а броня крыши - до 40. Устанавливался новый стабилизированный перископический прицел TZF 1 и стереоскопический дальномер фирмы Zeiss. Дальномер с базой 1320 мм и 15-кратным увеличением располагался в передней части башни, по бортам которой имелись броневые колпаки для его окуляров. Предусматривалась и установка прибора ночного видения FG 1250.

Маска пушки типа Saukopfblende ("свиное рыло") толщиной 120 мм была подобна примененной на танке "Тигр II".Новшества не обошли и вооружение танка. И если пушка осталась прежней и была лишь модернизирована на заводах Skoda - она лишилась дульного тормоза и получила индекс KwK 44/1, то башенный пулемет MG 34 заменили на MG 42. Вместо курсового пулемета устанавливался автомат МР 44. Монтаж вооружения в башне осуществлялся на заводах Krupp и Skoda.

Изменения затронули не только башню, но и корпус. Толщину крыши увеличили с 17 до 25 мм, изменили люки водителя и стрелка-радиста.

Испытывались и два новых двигателя: Deutz T8M118 мощностью 700 л.с. (515 кВт) и Maybach HL 234 с непосредственным впрыском топлива и мощностью 850 л.с. (625 кВт).

До конца войны не появилось ни одного прототипа в законченном виде, хотя серийное производство планировалось начать в июне 1945-го. В начале года фирма Daimler-Benz собрала шасси, на котором установили стандартную башню от Ausf G. В свою очередь, "тесную башню" установили на шасси Ausf G и испытывали в Куммерсдорфе. Всего для "Пантеры" Ausf F изготовили 8 корпусов и 2 башни.

В феврале 1943 года были разработаны тактико-технические требования к танку "Пантера II", предполагавшие высокую степень унификации танков "Тигр II" и "Пантера". Осуществить это оказалось достаточно просто, так как на заводах Henschel производились машины обоих типов.

На "Пантере II" предполагалось использовать "тесную башню" и новый корпус. Его лобовая броня достигала 100, бортовая - 60, а кормовая - 40 мм. Вооружение - 88-мм пушка KwK 43 L/71. Поскольку в этом случае масса танка превысила 50 т, встал вопрос о новой силовой установке. В качестве вариантов рассматривались двигатели Maybach HL 234, Simmering Sla 16 (720 л.с.) и MAN/Argus LD 220 (700 л.с.). В 1945 году для "Пантеры II" началось проектирование новой башни со 150-мм лобовой броней.

Ни один из двух прототипов не был достроен. До более или менее высокой степени готовности довели одно шасси, установив на него башню от Ausf G. Интересно отметить, что параллельно с проектированием "Пантеры II" велась разработка танка Е-50, призванного ее заменить.

В процессе работ над Ausf F и "Пантерой II" фирма Krupp дважды предлагала варианты перевооружения обычной "Пантеры" пушкой KwK 43 L/71 калибра 88 мм, но безрезультатно. Остался на бумаге и проект оснащения "Пантеры" 100-калиберной 75-мм пушкой с начальной скоростью снаряда 1250 м/с.

Наряду с созданием новых вариантов линейного танка на базе "Пантеры" выпускалось и несколько машин специального назначения. Первой из них стала бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ) Bergepanzer V или Bergepanther (SdKfz 179). И не случайно: новые танки поступали в войска, а средств для их эвакуации с поля боя практически не было. Существовавшая техника оказалась слишком слабой -для буксировки танка "Тигр", например, приходилось "запрягать" два 18-тонных тягача Famo.

Заказ на БРЭМ выдали 7 мая 1943 года, а уже месяц спустя фирма MAN начала выпуск шасси Ausf D, предназначенных для нее. Первая партия БРЭМ (46 машин) не имела крана и лебедки, но уже очень скоро на заводе Henschel в Касселе были разработаны и изготовлены кран и лебедка с тяговым усилием 40 т и длиной троса 150 м. Отбор мощности производился от двигателя танка, в кормовой части которого имелись два откидных упо-ра-сошника, предназначенных для удержания машины на месте при работе лебедки. Во время буксировки последняя блокировалась. Башню заменили на грузовую платформу для перевозки запасных частей или демонтированных агрегатов.

БРЭМ, выпущенные на шасси Ausf А и Ausf G, имели увеличенные топливные баки. На верхнем лобовом листе корпуса устанавливался кронштейн для 20-мм пушки KwK 38, прикрытой щитом толщиной 10-15 мм.

"БРЭМ-пантеры" первоначально оснащались кранами грузоподъемностью 1500 кг, а затем 6000 кг. Их использовали, главным образом, для демонтажа двигателей.В передней части БРЭМ имели два упора с вкладками из твердого дерева-для толкания более узких машин.1 марта 1944 года на полигоне Бад Берка Bergepanther была продемонстрирована генеральному инспектору танковых войск генерал-полковнику Г.Гудериану. 7 апреля Гитлер отдал приказание об ежемесячном производстве 20 машин. Впрочем, реальный выпуск составил в апреле 13 машин, в мае - 18, в июне - 20, а в июле-только 10. Всего же заводские цехи покинули 347 Bergepanther (в зарубежной литературе встречается и другая цифра - 297).

topwar.ru

Т-34 против «Пантеры» » Военное обозрение

В ответ на рост производства советских танков немцы обрекли себя на создание множества сложных, но малосерийных образцов бронетехники

В ряде публикаций уже оспорено одно из самых живучих суждений отечественной историографии – «Т-34 – лучший танк Второй мировой войны». Однако хотелось бы предостеречь от увлечения этой «вновь открывшейся истиной». Мы подсознательно стремимся к предельно простым объяснениям сложнейших явлений истории, принимая эту простоту за функцию истинности. В итоге на смену одной простой схеме: «советское – значит лучшее, потому и победили» приходит другая, не менее простая: «советское – худшее, но более многочисленное, победили количеством».

В этой связи хочется добавить один существенный аспект, позволяющий взглянуть на картину советско-германского технического противостояния несколько с неожиданной стороны и осознать, что истинное содержание этого процесса неизмеримо сложнее обаятельной простоты наших схем. Это аспект ментального противоборства во Второй мировой войне.

МЕНТАЛЬНАЯ УСТАНОВКАТанк, как и любой технический объект, есть материализованный замысел, отражающий представления его авторов о функциях данного объекта. В силу этого ментальный аспект технического объекта представляется как иерархически выстроенная совокупность его сущностных характеристик. А любой технический объект есть результат компромисса между взаимоисключающими требованиями. Это значит, конструктор (заказчик) изначально оказывается в ситуации выбора, когда определяет, чем жертвовать и чему отдавать предпочтение: защите или подвижности, или огневой мощи…

Именно в момент выбора и срабатывает «ментальная установка», поскольку конструктор (заказчик) руководствуется при этом некими основополагающими ценностями – буквально, что есть хорошо и что плохо, что важно, а что – нет, что допустимо, а что – невозможно. Причем, как показывает история, эти компромиссы в трактовке разных национальных конструкторских школ разительно отличались, что было прямым следствием различий национальных ментальных установок, определяющих базовые ценности.

ПОДАВЛЯЮЩЕЕ, НО БЕСПОЛЕЗНОЕ ПРЕВОСХОДСТВОК 1941 году Т-34 являлся наиболее совершенным средним танком, воплотившим все достижения советской конструкторской мысли и промышленности, его антагонистом в той же «весовой категории» был германский средний танк Pz-IV. Если сравнить их характеристики, приняв показатели Pz-IV за 100%, то к началу войны советский танк имел абсолютное превосходство над Pz-IV в защите – коэффициент 219,3, значительное преимущество в подвижности – коэффициент 136,1, существенное в огневой мощи – 121,4, и абсолютно уступал в удобстве работы экипажа и эксплуатации – коэффициент 48,3.

Если же дополнить эти данные сопоставительным анализом компоновочной схемы Т-34 и Pz-IV, станет ясно, каким образом советским конструкторам удалось добиться столь значительного превосходства над противником и какова оказалась цена этого превосходства.Главное преимущество Т-34 – в защите – было достигнуто благодаря использованию увеличенных (так называемых рациональных) углов наклона брони – до 60 градусов в лобовой и 45 градусов в боковой проекции. Но из-за склонения листов брони внутрь уменьшился забронированный объем корпуса и башни. В результате 26-тонный танк (выпуска 1940 года, в 1941 году потяжелел до 28 т) оказался тесным даже для четверых членов экипажа, а экипаж немецкого 20-тонного Pz-IVD включал пять человек!

В тесной башне тридцатьчетверки размещалось всего двое – заряжающий орудия и командир, исполнявший обязанности наводчика. В реальных условиях боя это отвлекало командира от исполнения главных обязанностей – управления собственным танком и подчиненным подразделением – взводом, ротой, батальоном. Установка на Т-34 мощной 76-мм пушки Ф-34 и габаритного дизельного двигателя также поглотила дополнительный объем боевого отделения.Преимущество в защите Т-34 обеспечивалось и малым количеством эксплуатационных и рабочих люков – 5 против 12 у Pz-IVD. Каждый член экипажа немецкого танка имел свой собственный люк, в то время как в советском танке было всего два люка на четверых. Излишне говорить, что это означало в условиях боя.

Эти недостатки усугублялись низким качеством и конструктивными изъянами приборов наблюдения, остававшихся на уровне начала 1930-х годов. Все это Т-34 унаследовал от танков предшествующей серии БТ-5 и БТ-7. Этот малоизвестный факт противоречит распространенной в литературе точке зрения, согласно которой Т-34 задумывался как танк нового поколения. По сути, Т-34 возник как результат последовательной и глубокой модернизации БТ-7.В итоге все преимущества Т-34 в защите и огневой мощи были «куплены» ценой колоссального отставания в эксплуатационных характеристиках, прежде всего в удобстве работы экипажа. Выбирая между защитой, огневой мощью и удобством, советские конструкторы в отличие от своих противников предпочли поступиться удобством.

«Тридцатьчетверка» была своего рода «народным танком», в ее концепции отразились ментальные установки не только инженеров, но и танкистов. Приборы наблюдения, связь, условия работы экипажа ни танкистами, ни конструкторами не рассматривались как сопоставимые по значимости с огневой мощью, защитой и подвижностью.

Еще одно, присущее Т-34, сочетание минусов и плюсов – приоритет простоты и дешевизны конструкции в ущерб качественным характеристикам конструкции в целом. Характерной чертой компоновки Т-34, также унаследованной от серии БТ, было расположение моторной и трансмиссионной установки в кормовой части машины. Немцы во всех своих танках использовали раздельную схему – двигатель в корме, трансмиссия впереди. Схема Т-34 имела свои преимущества. Главное – простота установки и обслуживания. Минусом была система приводов управления, идущая через весь танк от места механика-водителя к трансмиссии, что многократно увеличивало усилие на рычагах управления и существенно затрудняло переключение передач.Точно так же примененная на советском танке индивидуальная пружинная система подвески с катками большого диаметра, будучи в сравнении с подвеской Pz-IV очень простой и дешевой в изготовлении, оказалась габаритной в размещении и жесткой в движении. Систему подвески Т-34 также унаследовал от танков серии БТ. Простая и технологичная в изготовлении, она из-за большого размера катков, а значит, малого количества опорных точек на гусеницу (пять вместо восьми у Pz-IV), и пружинной амортизации приводила к сильному раскачиванию машины в движении, что делало совершенно невозможной стрельбу с ходу. Кроме того, в сравнении с торсионной подвеской она занимала на 20% больший объем.

Оценивая в целом ментальную составляющую конструкции Т-34, можно сказать, что его превосходство в защите, подвижности и огневой мощи было достигнуто за счет удобства и эффективности. Прямым следствием этого стала парадоксальная ситуация начала войны, когда Т-34 из-за перегруженности командира и плохих приборов наблюдения, недостатков трансмиссии не мог реализовать свое абсолютное превосходство над танками противника. Вывод о подавляющем преимуществе Т-34 был сделан немецкими генералами лишь по истечении четырех месяцев войны, хотя уже в июне–июле 1941 года многочисленные образцы новых советских танков были отправлены в Германию для исследования. Судя по всему, летом 1941 года немецкие специалисты не сумели по достоинству оценить Т-34 именно из-за низкого уровня технического совершенства.

ГЕРМАНСКИЙ ОТВЕТНемедленным ответом на «вызов Т-34» стала модернизация германских танков. И в этом ответе очень ярко проявились ментальные особенности решения проблемы повышения эффективности танка как объекта национальной технической культуры.

Весной 1942 года на вооружение вермахта появляются Pz-IV модификаций «F» и «G», в которых нашел отражение опыт боестолкновений с советскими танками. Германские конструкторы радикально повышают огневую мощь путем установки новой пушки – KwK40 с длиной ствола 48 калибров (вместо прежней пушки KwK37 с длиной ствола 24 калибра), что позволило увеличить бронепробиваемость в 1,6 раза. Существенно усиливается бронирование – на 66% лоб корпуса и башни и на 50% – борт корпуса и башни. Достигнуто это было за счет увеличения массы Pz-IV на 3,5 т и некоторого снижения подвижности. Но главным было все-таки сохранение прежних условий работы экипажа. Другими словами, германские конструкторы ради усиления огневой мощи и защиты предпочли пожертвовать лишь подвижностью, но не удобством.

В течение первого года войны Т-34 также подвергся модернизации. Конструкторы пытались устранить наиболее вопиющие недоработки машины. Была улучшена трансмиссия, воздухоочистители, увеличен боезапас и т.д. Самым заметным изменением конструкции «тридцатьчетверки» стала разработка новой башни. Однако причиной этого стало не стремление улучшить условия работы экипажа и сделать наконец-то башню трехместной, а требования технологии. Новая башня была более простой в изготовлении – теперь ее можно было отливать в формах машинного изготовления, штамповать с помощью мощного пресса и использовать автоматическую сварку при сборке. Другими словами, изменения Т-34 были продиктованы иным, нежели у Pz-IV, приоритетом – упрощением и удешевлением производства. Задача увеличения или хотя бы сохранения огневого превосходства над модернизируемыми немецкими танками даже не ставилась.

Сравнение Т-34 с модернизированным Pz-IVG показывает, что советский танк по-прежнему сохранял свое преимущество в защите, но коэффициент превосходства сократился с 219,3 до 179,6. Относительная подвижность советского танка даже возросла – со 130,4 до 137,9, но кардинально изменилось соотношение огневой мощи – со 121,4 оно упало до 93,2. Усовершенствованные Pz-IV сравнялись с Т-34 в дистанции эффективного огневого боя и уже на расстоянии 900–1000 м их снаряды пробивали лобовую броню корпуса и башни советского танка. Сохранив свое преимущество в удобстве работы экипажа, прежде всего в приборах наблюдения и управления огнем, модернизированный Pz-IV получил явный огневой перевес над Т-34 на дальних дистанциях ведения боя.

В итоге к весне 1942 года немецкие конструкторы, ограничившись весьма скромными изменениями в конструкции Pz-IV, решили «проблему Т-34». Модернизированные немецкие танки весьма успешно боролись с советскими тридцатьчетверками.

В ПОГОНЕ ЗА АБСОЛЮТНЫМ ПРЕВОСХОДСТВОМКазалось бы, германское командование имело все основания направить свои дальнейшие усилия на расширение производства модернизированных танков, закрепив, таким образом, достигнутое превосходство. Однако летом 1942 года было принято решение приступить к созданию новых танков Pz-V «Пантера» и Pz-VI «Тигр». И причины этого были отнюдь не оперативно-стратегического или военно-технического характера, поскольку в этот период германские войска добились весьма впечатляющих успехов.

Появление «Тигров» и «Пантер» объяснялось исключительно желанием немецкого руководства восстановить пошатнувшееся техническое превосходство германского оружия. Осенью 1941 года это превосходство было оспорено успешными действиями советских «тридцатьчетверок», и тогда была поставлена задача «снова добиться технического превосходства над русскими». Превосходство Т-34 было воспринято немцами очень болезненно, как своего рода вызов, как нечто, противоречащее представлениям о чертах, присущих немецкой нации, ее культуре, в том числе технической. Иначе говоря, превосходство Т-34 было воспринято именно как ментальный вызов.

Сопоставление характеристик Т-34 и «Пантеры» показывает, что с появлением нового немецкого танка практически все относительные показатели тридцатьчетверки резко упали. Так, огневая мощь снизилась с 93,2 (относительно Pz-IVG) до 70,3, удобство работы советского экипажа с 52,7 до 39,4. Несмотря на то, что «Пантера» оказалась очень тяжелой и большой (эти показатели для Т-34 – на 20% меньше), германским конструкторам удалось почти сравняться с «тридцатьчетверкой» в подвижности. В это верится с трудом, но почти 45-тонный Pz-V лишь на 6% уступал в подвижности 28-тонной Т-34. (Pz-IV уступал «тридцатьчетверке» почти на 38%). Даже былое преимущество Т-34 в защите было сведено к минимуму – до 111,4. Т-34 сохранил преимущество в бронировании перед «Пантерой» лишь благодаря большей толщине брони на второстепенных участках – крыша, борт и корма башни, борт и днище корпуса. В то же время «Пантера» имела двойное превосходство в бронировании самых опасных участков – лоб корпуса и башни.

Как и модернизированный Pz-IV, «Пантера» отличалась резко возросшей огневой мощью. Но, как и у Pz-IV, достигнуто это было при сохранении прежнего калибра за счет увеличения длины ствола до 70 калибров, что позволило повысить бронепробиваемость нового орудия в 1,6 раза.Лобовой лист «Пантеры» толщиной 80 мм был наклонен под углом 55 градусов, что увеличивало его бронестойкость в два раза. В аналогичной ситуации с Т-34 это привело к существенному уменьшению внутреннего объема танка и вынужденному размещению люка водителя в лобовом листе. Однако в случае с Pz-V мы имеем прямо обратный результат – по величине внутреннего забронированного объема он превосходит все советские и большинство германских танков.Секрет прост. Германские конструкторы не стали наклонять листы брони вовнутрь, уменьшая тем самым забронированный объем, а раздвинули их вовне (!), увеличив объем. Главные минусы – существенное увеличение размеров и веса танка. По массе – 45 т Pz-V далеко обогнал Т-34 (28,5 т) и почти сравнялся с советскими «тяжеловесами» – КВ (47,5 т) и ИС (46 т).

В результате авторам проекта «Пантеры» удалось кардинально увеличить защиту, огневую мощь, подвижность, улучшив при этом условия работы экипажа, пожертвовав лишь увеличением габаритов и массы. Появление Pz-V «Пантера» на поле боя кардинально изменило соотношение сил. Новый немецкий танк мог поражать лобовую броню Т-34 уже на расстоянии 1500 м, в то время как «тридцатьчетверке» нужно было для этого сблизиться на расстояние менее 100 м.

СОВЕТСКИЙ КОНТРАРГУМЕНТИстинные качества новых немецких танков самым драматическим образом проявились летом 1943 года во время Курской битвы. Теперь уже «Пантеры» и «Тигры» безнаказанно расстреливали Т-34 и КВ с немыслимых для нас дистанций в 1,5–2 км, сами оставаясь неуязвимыми. Наша общепризнанная победа на Курской дуге обернулась для советских танковых войск тяжелейшими потерями. По официальным данным, в Курской оборонительной операции было потеряно 1614 танков и САУ из 5130 имевшихся к началу. Ежесуточные потери при этом составили 85 машин. Соотношение потерь на поле боя составило 1:3 в пользу противника.

И в нашем ответе на этот вызов также ярко проявилась своя ментальная составляющая. Ответом на появление «Пантеры» стал Т-34-85. Новой «тридцатьчетверке» удалось сравняться с «Пантерой» по огневой мощи – коэффициент 102,7; несколько улучшить показатель защиты – до 118,3; кардинально были улучшены условия работы экипажа Т-34-85 – до 83,7. И все это – при незначительном снижении подвижности – до 103,5. За счет чего были достигнуты столь впечатляющие результаты?

Напомним, что немцы, стремясь кардинально увеличить огневую мощь «Пантеры», вооружили ее новой, специально разработанной пушкой Kwk42, причем того же калибра 75 мм, что и Pz-IV. Сохранение прежнего калибра имело ряд достоинств – удавалось избежать существенного роста массы и габаритов, сохранить размер боекомплекта и скорострельность. Минусами этого варианта были ограничение маневра огнем из-за большой – около 5 м – длины ствола и повышенная сложность изготовления. Но главное – немцы вынуждены были в ходе войны пойти на все издержки создания и запуска в серию совершенно нового орудия.

Советские конструкторы избрали другой путь. Огневая мощь новой «тридцатьчетверки» обеспечивалась за счет увеличения калибра орудия – с 76 до 85 мм. При этом мы, безусловно, теряли все те плюсы, что давало сохранение прежнего калибра, но выигрывали в увеличении бронепробиваемости в 1,7 раза по сравнению с Т-34. Теперь орудие «тридцатьчетверки» пробивало лобовую броню башни Pz-V с расстояния в 1000 м, и бортовую броню корпуса и башни с расстояния до 2000 м.

Но главное в другом – за основу новой танковой пушки С-53 была взята 85 мм зенитная пушка образца 1939 года, что значительно удешевляло и ускоряло производство танковых орудий. Другими словами, советские конструкторы не стали «мудрствовать лукаво», а взяли то, что подходило по характеристикам. И опять главным приоритетом оказалась простота, а значит, и дешевизна конструкции. В результате минимальных изменений в конструкции Т-34 (увеличенная башня с новым орудием) советским конструкторам удалось свести к минимуму преимущества нового немецкого танка, найдя, таким образом, вполне адекватный ответ на «вызов „Пантеры“.

ЦЕНА ТЕХНИЧЕСКОГО СОВЕРШЕНСТВАСтруктура немецкой ментальной модели жестко задавала единственную возможность ответа на „русский танковый вызов“ – достижение полного технического превосходства. Но ментальное табу, необходимость сохранить удобство (большой забронированный объем), оставляло единственную возможность для этого – увеличение массы и размеров. В результате возникала фатальная последовательность: необходимое усиление защиты и огневой мощи при сохранении большого забронированного объема неизменно вело к росту массы, а значит, к необходимости создания нового двигателя, новой подвески, трансмиссии и в итоге – нового танка. Вот почему в ходе войны, начиная с 1942 года, немцы были вынуждены создавать новое поколение танковых вооружений.Каждый из этих танков являл собой в полном смысле слова последний образец немецкой техники, воплощая все ее достижения. На новых немецких танках появились такие новинки, как автоматическая коробка передач, привод управления танком с помощью рулевого колеса, система продувки ствола орудия после выстрела, приборы ночного видения, автоматическая система пожаротушения и др.

Самым существенным минусом такого варианта „ответа на вызов“ стал значительный рост трудоемкости и стоимости нового танка. По трудоемкости „Пантера“ превзошла Pz-IV почти в два раза. То есть вместо одной „Пантеры“ можно было произвести два Pz-IV. С точки зрения целесообразности и критерия стоимость–эффективность такой ответ был невероятной роскошью в условиях тотальной войны. Но немецкое руководство предпочло именно этот вариант ответа на советский «танковый вызов». Почему? Думается, главной причиной стало желание продемонстрировать немецкое техническое превосходство. Танки для этой цели подходили более всего. Демонстрация была адресована и противнику, и своим солдатам, поскольку демонстрация как таковая есть одна из мощных форм морального воздействия.

В начальный период войны успехи блицкрига говорили сами за себя. А вот после его провала и вступления войны в иную фазу – длительного противоборства потенциалов – такая потребность возникла. Поражения зимы 1941-го и особенно 1942 года подрывали веру вермахта в свое превосходство. Демонстрация мощи должна была восстановить ее. Кроме того, демонстрация технического превосходства должна была сломить появившуюся у противника веру в собственные силы. Именно этот аргумент и стал решающим при утверждении плана операции «Цитадель».Наша ментальная модель имела иные приоритеты, свою «священную корову» – сохранение массовости производства, а значит, и простоты конструкции. Это было личным и очень жестким требованием Сталина. Именно поэтому советские конструкторы, совершенствуя и средние, и тяжелые танки, всегда шли по пути выбора самых простых и дешевых вариантов. Все недостатки, вызванные простотой новых моделей, искупались массовостью их производства.Жесткое требование ГКО и лично Сталина постоянно увеличивать производство танков заставляло всемерно удешевлять производство, постоянно сокращая трудозатраты. К началу 1945 года трудоемкость изготовления Т-34 снизилась по сравнению с 1940 г. в 2,4 раза, в том числе бронекорпуса – в 5 раз, дизеля – 2,5 раза. И это в условиях, когда без снижения количества производимых машин был совершен переход к производству Т-34-85 вместо Т-34. Неудивительно, что на протяжении всей войны советская промышленность сохранила абсолютное превосходство в количестве произведенных танков.

Но советская ментальная модель имела еще одно существенное достоинство. Самое простое усовершенствование, например установка на Т-34 новой пушки, заставляло немецких конструкторов разрабатывать новые модификации, которые по сложности, а значит, и стоимости многократно превосходили советский вариант. Они обрекали себя на создание машин заведомо и несравнимо более дорогих и сложных, следовательно – малочисленных. Во время войны было принято на вооружение 12 модификаций Pz-III и 10 модификаций Pz-IV, 4 – Pz-V. В рамках подобной модели ответа на советский «танковый вызов» немцы не имели шанса хотя бы приблизиться к советским показателям массового производства танков.

Кроме того, принятие на вооружение совершенно новых и более сложных типов танков в экстремальных условиях войны неминуемо приводило к тому, что машины получались «сырыми», со множеством «детских болезней», устранение которых требовало значительного времени и усилий.И, наконец, еще одно прямое следствие попытки германских конструкторов ответить на «вызов Т-34» в рамках собственной ментальной модели. Резкий рост массы новых немецких танков с 20–22 т до 45–70 т привел к резкому снижению их оперативной и тактической подвижности. Так, например, запас хода новых немецких танков оказался настолько мал – для «Тигра» по шоссе 150 км, и 60 (!) км по пересеченной местности, для «Пантеры» соответственно – 200 и 80 км, что предписывалось всячески ограничивать их марши своим ходом и использовать железнодорожный транспорт, что было весьма сложно.

Pz-V «Пантера» и Pz-VI «Тигр», по сути, превратились в противотанковое средство (танки-истребители) в отличие от Pz-III и Pz-IV, которые были ударным средством маневренной, наступательной войны. Эта особенность новых танков выявилась уже в ходе Курской битвы. Лобовая броня «Пантеры» была практически неуязвимой для огня советских танков и противотанковой артиллерии, в то время как бортовая броня корпуса и башни пробивалась даже снарядами 45-мм орудия.

Летом 1944 года генерал-инспектор танковых войск вермахта Гейнц Гудериан вынужден был констатировать: «Пехотные дивизии не удавалось обеспечивать необходимым количеством противотанковых средств, и недостаток в них приходилось возмещать танками. В результате, несмотря на ежемесячное производство в среднем 2000 бронемашин всех типов, они не использовались для выполнения основной их задачи – ведения решительного наступления». Продолжающийся же рост производства советских танков только усугублял это следствие, заставляя германское руководство все более и более использовать танки для противотанковой обороны.

Другими словами, ответ на ментальный «вызов Т-34» в рамках немецкой ментальной модели привел к отказу от прежней концепции использования танков. В результате немецкая армия потеряла свое оружие, принесшее ей столь впечатляющие победы в 1939–1942 годах.

Документальный фильм «Немецкие танки», как видно из названия, рассказывает о немецких танках периода второй мировой войны; может быть, порой комментарии за кадром ведущего и не столь адекватны и исторически верны, но фильм интересен другим, он полностью состоит из кино- и фотохроники. Данная серия этого документального фильма рассказывает об истории создания танка Пантера, его боевом применении, а также подробно раскрывает его тактико-технические характеристики (ТТХ).

topwar.ru


Смотрите также