Как немцы обороняли Германию в 1945 году. В 1945 году германия


Кто расчленял Германию в 1945 году / История / Независимая газета

И немцам, и русским не мешает кое-что вспомнить

Немецкий народ жестоко поплатился за коварство, нелепые амбиции и бесчеловечность своих лидеров. Хорошо бы ему не повторить былых ошибок в новом тысячелетии. Фото Reuters

С момента окончания европейской фазы Второй мировой войны и Великой Отечественной войны прошло 70 лет, и многое забылось, несмотря на лозунг: «Никто не забыт, и ничто не забыто». А ведь кое-что не мешает и вспомнить, особенно – немцам, для лучшего понимания, чем могла стать послевоенная Россия для Германии и какой могла бы стать Германия, если бы не проамериканская позиция ее элиты в западных зонах оккупации. Размышления на эту тему имеют отнюдь не только историческое, но и вполне злободневное значение для России, Германии и всей Европы.

ИДЕЯ РАСЧЛЕНЕНИЯ – АНГЛОСАКСОНСКАЯ

18 июля 1945 года на втором заседании глав правительств на Берлинской конференции в Потсдаме Черчилль задал вопрос, положивший начало интересному обсуждению, суть которого излагаю по стенограмме:

«Черчилль. Я хочу поставить только один вопрос. Я замечаю, что здесь употребляется слово «Германия». Что означает теперь «Германия»?..

Трумэн. Как понимает этот вопрос советская делегация?

Сталин. Германия есть то, чем она стала после войны. Никакой другой Германии сейчас нет. Я так понимаю этот вопрос.

Трумэн. Да, но должно же быть дано какое-то определение понятия «Германия». Я полагаю, что Германия 1886 года или 1937 года – это не то, что Германия сейчас, в 1945 году.

Сталин. Она изменилась в результате войны, так мы ее и принимаем.

Трумэн. ...Как же мы определим понятие «Германия»?

Сталин. Давайте определим западные границы Польши, и тогда яснее станет вопрос о Германии. Я очень затрудняюсь сказать, что такое теперь Германия. Это страна, у которой нет правительства, у которой нет определенных границ, потому что границы не оформляются нашими войсками. У Германии нет никаких войск, в том числе и пограничных, она разбита на оккупационные зоны. Вот и определите, что такое Германия. Это разбитая страна...»

Однако Германия существовала, хотя и находилась в бедственном положении. Причем немцы жили скудно не только в советской зоне оккупации – в западных зонах жизнь для простых немцев тоже сахаром не была. Да еще и как не была! Особенно – для немецких военнопленных в англосаксонских лагерях, где нередко условия жизни становились преддверием смерти.

Краткая же хронология по теме такова.

После поражения в 1945 году Германию разделили на четыре оккупационные зоны: американскую, английскую, французскую и советскую.

В декабре 1946 года англосаксы объединили свои зоны в Бизонию (не от уничтоженных янки бизонов, а от словосочетания «двойная зона»).

На Лондонском совещании, проходившем с февраля по июнь 1948 года, США, Великобритания и Франция приняли решение о присоединении французской зоны оккупации к Бизонии. И в апреле 1949 года это слияние произошло с образованием уже «Тризонии» под управлением трехсторонней Верховной союзнической комиссии.

Далее процесс объединения зон не пошел, и единой Германии не получилось. Возобладал процесс разъединения, а в сентябре 1949 года этот процесс завершился образованием прозападной Федеративной Республики Германии.

Противовесом созданию ФРГ стало провозглашение 7 октября 1949 года Германской Демократической Республики, ГДР. То есть ГДР была создана после создания союзниками ФРГ.

Уже эта краткая хронология позволяет понять – кто вел дело к закреплению расчленения Германии после 1945 года. Можно напомнить и о планах ослабления Германии, разрабатывавшихся в 1945 году Генри Моргентау – о чем чуть позже…

При этом надо бы знать и то, что Сталин всегда склонялся к варианту пусть и буржуазно-демократической, но демилитаризованной единой Германии вне блоков – по типу нейтральной Австрии. Так же мыслил, к слову, и Берия. Но и об этом – позднее, а пока вернемся к исходной точке, за которую примем обсуждение проблемы на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании 19–30 октября 1943 года. Тогда государственный секретарь США Корделл Хэлл представил документ «Основные принципы капитуляции Германии», и 25 октября 1943 года на заседании, начавшемся в 16 часов 12 минут и закончившемся в 18 часов 54 минуты, был поднят вопрос о послевоенном статусе Германии.

Наиболее настойчив был тогда английский министр иностранных дел Энтони Иден. Хэлл, «вбросив» документ, больше отмалчивался, а Молотов умело уходил от однозначных ответов, которые связали бы нам руки раньше времени.

Чтение полной записи хорошо показывает искусство Молотова как переговорщика, однако здесь приведены, естественно, лишь некоторые извлечения из стенограммы:

«Иден. Относительно постоянного статуса Германии. Мы хотели бы разделения Германии на отдельные государства, в частности. Мы хотели бы отделения Пруссии от остальной части Германии. Мы хотели бы поэтому поощрять... сепаратистские движения в Германии... Было бы интересно узнать мнение Советского правительства по этому вопросу...

Молотов. Я отвечаю г-ну Идену и г-ну Хэллу: во всех мероприятиях союзников, направленных на максимальное обезвреживание Германии как агрессивного государства, Советское правительство поддерживает Великобританию и Соединенные Штаты Америки. Этого достаточно или недостаточно?

Иден. Я хотел бы знать, что вы, г-н Молотов думаете по вопросу, который мы обсуждаем. В Лондоне... мы пришли к заключению, что было бы исключительно интересно знать ваше мнение и мнение маршала Сталина относительно расчленения Германии... Задача заключается в том, следует ли тут применять силу...»

Как видим, само понятие «расчленение» пришло в словарь переговоров от англосаксов. При этом Иден очень хотел узнать – согласна ли Москва на насильственное расчленение, а Молотов ссылался на то, что «Советское правительство, вероятно, несколько отстало в изучении данного вопроса», и объяснял это тем, что «наши руководители сейчас заняты больше военными проблемами».

Говоря «наши руководители», Молотов имел в виду не только Сталина, но и вообще все советское руководство, поскольку серьезные вопросы Сталин всегда, даже когда оставлял решение за собой, обсуждал – в том или ином составе – коллегиально. Осенью же 1943 года все в Москве были действительно крайне загружены текущими проблемами. Перед тем как решать – расчленять или не расчленять Германию, ее надо было победить.

Однако Молотов все же заявил, что «мы такие меры не считаем исключенными».

СУДЬБА ГЕРМАНИИ НА ВЕСАХ ТЕГЕРАНА И ЯЛТЫ

Вскоре вопрос обсуждался уже «Большой тройкой» – на Тегеранской конференции, проходившей в столице Ирана с 28 ноября по 1 декабря 1943 года. «Под занавес», 1 декабря, Рузвельт в 15 часов 20 минут в беседе со Сталиным с глазу на глаз между завтраком и круглым столом спросил: «Будем ли мы обсуждать вопрос о раздроблении Германии?»

Сталин ответил: «Не возражаю».

И когда в 16 часов начался круглый стол, Рузвельт сразу же заявил, что он хотел бы обсудить вопросы о Польше и Германии.

Вначале разговор коснулся Польши, но затем Сталин спросил: какие еще имеются предложения? Рузвельт тут же откликнулся: «Расчленение Германии». Видно, очень уж американского президента интересовал этот вопрос и особенно – точка зрения Сталина на него.

Интересовала она и Лондон.

Далее – по стенографической записи:

«Черчилль. Я за расчленение Германии. Но я хотел бы обдумать вопрос относительно расчленения Пруссии. Я за отделение Баварии и других провинций от Германии.

Рузвельт. ...Я хотел бы изложить составленный мною лично два месяца тому назад план расчленения Германии на пять (!!! – С.Б.) государств.

Черчилль. ...Корень зла Германии – Пруссия».

Итак, англосаксы уже в 1943 году не просто планировали создание нескольких временных оккупационных зон в Германии, но строили планы государственного раздробления единой Германии на ряд карликовых государств. По сути, это была идея нового Вестфальского мира 1648 года, на два с лишним века исключившего немцев – как единый великий народ – из европейской истории. Понадобились воля и гений лидеров типа Бисмарка, чтобы воплотить в реальность чаяния и устремления многомиллионной немецкой массы к единой родине. Теперь же англосаксы затевали новый раздел Германии.

Наметки были таковы:

Рузвельт. ...Пруссия должна быть ослаблена и уменьшена в... размерах... Во вторую часть... должны быть включены Ганновер и северо-западные районы Германии. Третья часть – Саксония и район Лейпцига. Четвертая часть – Гессенская провинция, Дармштадт, Кассель и районы, расположенные к югу от Рейна, а также старые города Вестфалии. Пятая часть – Бавария, Баден, Вюртемберг. Каждая из этих пяти частей будет представлять собою независимое государство. Кроме того, из состава Германии должны быть выделены районы Кильского канала и Гамбурга...

Черчилль. Вы изложили «полный рот всего»... Я считаю, что существуют два вопроса: один разрушительный, а другой – конструктивный. У меня две мысли: первая – это изоляция Пруссии... вторая – это отделение южных провинций Германии – Баварии, Бадена, Вюртемберга, Палатината – от Саара до Саксонии включительно... Я считаю, что южные провинции легко оторвать от Пруссии и включить их в дунайскую конфедерацию...»

Сталин спокойно выслушивал все эти прожекты и молчал. И лишь когда Рузвельт и Черчилль выболтались, а Черчилль еще и проболтался, что хотел бы иметь некую южную конфедерацию (безусловно – лояльную к бриттам), Сталин счел необходимым вмешаться.

«Сталин. Мне не нравится план новых объединений (Сталин имел в виду, конечно, искусственные, «лоскутные» объединения. – С.Б.) государств... Как бы мы ни подходили к вопросу о расчленении Германии, не нужно создавать нежизнеспособного объединения дунайских государств. Венгрия и Австрия должны существовать отдельно друг от друга...

Рузвельт. Я согласен с маршалом Сталиным...

Черчилль. Я не хочу, чтобы меня истолковали так, как будто я не за расчленение Германии. Но я хотел сказать, что если раздробить Германию на несколько частей, тогда, как это говорил маршал Сталин, наступит время, когда немцы объединятся.

Сталин. Нет никаких мер, которые могли бы исключить возможность объединения Германии.

Черчилль. Маршал Сталин предпочитает раздробленную Европу?

Сталин. При чем здесь Европа? Я не знаю, нужно ли создавать четыре, пять или шесть самостоятельных германских государств. Этот вопрос нужно обсудить. Но для меня ясно, что не нужно создавать новые объединения...»

Сталин был сдержан в Тегеране по ряду причин.

Шла война, и если бы немцы были извещены о том, что союзники, кроме обеспечения разгрома и капитуляции Германии, намерены ее потом еще и расчленить, то сопротивление немцев, и так ожесточенное, еще усилилось бы. России, ведущей в одиночестве реальную войну против Германии, это было ни к чему.

Но Сталин сразу не очень поддержал идею расчленения и в принципиальном отношении. Он уже в начале войны громко сказал на весь мир: «Гитлеры приходят и уходят, а Германия, а народ германский остаются», – и это было не просто звучной формулой, но и убеждением Сталина.

Разрушая Берлинскую стену, эти люди и не вспоминали уже, по чьей инициативе их страна была разделена. Фото Reuters

Впрочем, в конце 1943 года до практической постановки вопроса о судьбе послевоенной Германии было еще далеко.

Но время шло, вермахт терпел поражение за поражением, советские войска вошли в Европу и в Германию. Становилось понятно, что планы обескровить и обессилить Россию в ее конфликте с Германией не удались. Наоборот, Россия однозначно становилась в будущем наиболее значимой европейской державой. И планы расчленения Германии начали отходить для союзников на второй и более дальний план. Начальник британского генерального штаба Алан Брук записывал в дневнике:

«Расчленить ли Германию или постепенно превратить ее в союзника, чтобы через двадцать лет дать отпор угрозе со стороны русских, существующей уже сейчас? Я предлагал второе и был уверен, что отныне мы должны смотреть на Германию совсем с другой точки зрения. Господствующая держава в Европе уже не Германия, а Россия... Поэтому сохраните Германию, постепенно восстанавливайте ее и включите в западноевропейский союз».

Общая направленность идеи здесь заявлена вполне внятно. Так же как не могло быть двух мнений относительно смысла следующей констатации дневника Брука:

«К несчастью, все это приходится делать под прикрытием священного союза между Англией, Россией и Америкой. Политика нелегкая...»

Похоже, Сталин быстро уловил изменения позиции англосаксов в отношении будущего Германии, и на Крымской (Ялтинской) конференции уже не Рузвельт и Черчилль, а Сталин раз за разом возвращался к проблеме целесообразности расчленения Германии. Но не столько для того, чтобы поддержать эту идею, сколько для того, чтобы уяснить себе: чем дышат в этом направлении наши «заклятые» союзники?

Недаром уже в первый день Крымской конференции – 4 февраля 1945 года, в ответ на предложение Черчилля назначить на 5 февраля заседание по политическим вопросам, «а именно, – как уточнил Черчилль, – о будущем Германии, если у нее будет какое-либо будущее», Сталин коротко и веско ответил: «Германия будет иметь будущее».

В Ялте Сталин умно и умело выявлял суть отношения Рузвельта и Черчилля к проблеме устройства послевоенной Германии и заявил, что «если союзники предполагают расчленить Германию, то так надо и сказать».

Черчилль (точнее, английская элита, конечно) уже видел Германию как будущего партнера против России, что подтверждает и дневник Брука.

Рузвельт (точнее, элита США) в тот момент еще склонялся к максимальному ослаблению Германии. В конце концов янки затеяли Вторую мировую войну в том числе и для того, чтобы избавиться от Германии как от опаснейшего экономического конкурента.

Показательно, что вскоре после смерти Рузвельта уже Трумэн, поселившись в Белом доме, утвердил директиву объединенных начальников штабов США и Великобритании генералу Эйзенхауэру № 1067 от 11 мая 1945 года. В основу директивы была положена программа бывшего министра финансов в правительстве Рузвельта, Генри Моргентау. А целью программы было расчленение Германии и ее аграризация.

В части промышленности директива предписывала:

«а) запретить и предотвратить производство чугуна и стали, химикалиев, цветных металлов, станков, радио и электрооборудования, автомобилей, тяжелого машинного оборудования... кроме как для целей предотвращения голода или беспорядков или болезней, могущих угрожать оккупационным войскам;

б) запретить и предотвратить восстановление предприятий и оборудования этих отраслей промышленности, кроме как для нужд оккупационных войск».

Однако людей, заинтересованных в послевоенном развитии экономики Германии – под контролем США, конечно, – было в Вашингтоне и Нью-Йорке все-таки больше. Но курс на новую промышленно развитую Германию, экономика которой к концу войны была в основном сохранена, возобладал не сразу.

Поэтому Черчилль выражался все более расплывчато, зато Рузвельт гнул и в Ялте свое, заявляя, например, 5 февраля 1945 года, что в «нынешних условиях» он «не видит другого выхода, кроме расчленения». Рузвельт вопрошал при этом: «На какое количество частей? На шесть-семь или меньше?»

Сталин и в Ялте не очень возражал, когда слышал от партнеров слово «расчленение». И формально на Крымской конференции было принято решение о таком изменении условий капитуляции Германии, при котором в число мер по осуществлению союзной верховной власти в Германии входили бы меры не только по полному разоружению и демилитаризации Германии, но и ее расчленению.

СТАЛИН И БЕРИЯ – ЗА ЕДИНУЮ ГЕРМАНИЮ

Тем не менее 26 марта 1945 года, когда в соответствии с решениями, принятыми в Ялте, в Лондоне начала работу комиссия по расчленению Германии, советский представитель в комиссии Федор Тарасович Гусев по поручению Советского правительства направил председателю комиссии Идену письмо, где было сказано:

«Советское правительство понимает решение Крымской конференции о расчленении Германии не как обязательный план расчленения Германии, а как возможную перспективу для нажима на Германию с целью обезопасить ее в случае, если другие средства окажутся недостаточными».

В этом направлении Сталин постепенно и продвигался в ходе уже Потсдамской конференции. В предпоследний день работы Конференции он дважды прямо говорил о необходимости «какого-то центрального административного аппарата Германии», без которого «общую политику в отношении Германии трудно проводить».

В тот же день, когда решался вопрос о сохранении Рурского промышленного района в составе Германии, Сталин предложил в итоговом документе Конференции зафиксировать, что Рурская область остается частью Германии.

Английский министр иностранных дел Бевин поинтересовался, почему ставится этот вопрос, и Сталин пояснил, что «мысль о выделении Рурской области вытекала из тезиса о расчленении Германии», а далее сказал: «После этого произошло изменение взглядов на этот вопрос. Германия остается единым государством. Советская делегация ставит вопрос: согласны ли вы, чтобы Рурская область была оставлена в Германии? Вот почему этот вопрос встал здесь».

Трумэн сразу же согласился. Бевин (очень уж Лондону хотелось наложить на Рур свою лапу) сослался на необходимость консультаций со своим правительством и прибавил: «Мы предлагаем на известное время никакого центрального немецкого правительства не создавать».

Сталин и тогда жестко возражать не стал – ситуация была очень сложной. Однако вопрос о восстановлении централизации управления единой Германией поднял именно русский вождь. А саботировать этот вопрос стали англосаксы.

И об этом не надо забывать ни русским, ни немцам.

Собственно, принципиальную позицию СССР в отношении единой Германии Сталин высказал еще 9 мая 1945 года в обращении к советскому народу в День Победы над Германией:

«Германия разбита наголову. Германские войска капитулируют. Советский Союз торжествует победу, хотя он и не собирается ни расчленять, ни уничтожать Германию».

Так кто расчленил Германию?

А теперь – о якобы намерении Берии провести в 1953 году чуть ли не реставрацию капитализма в ГДР…

Берия действительно смотрел на ситуацию в ГДР трезво, поэтому и к перспективе форсированного социалистического развития ГДР относился скептически. Берия считал, что даже при наличии подкармливаемой по плану Маршалла Федеративной Республики Германия и финансировании Америкой экономического и социального развития ФРГ, успешный социализм в ГДР возможен, но при умной и очень постепенной политике руководства и СССР, и ГДР…

Вопрос этот обсуждался в советском руководстве уже после смерти Сталина – незадолго до июньских событий 1953 года в ГДР, и дискуссия разгорелась в Кремле серьезная. Большинство склонялись к временному отказу от строительства социализма, Молотов соглашался лишь на отказ от форсированных темпов.

Позиция Берии была, как всегда, обдуманной – его секретариат недаром получил от него распоряжение отыскать знатока экономики стран народной демократии. Поэтому «германский» документ Совмина СССР от 2 июня 1953 года был содержательным и конкретным – вполне в стиле Берии. Стиль этот заключался в том, что при разработке сложных специфических проблем «ЛП» определял общее направление, а разработку мер и рекомендаций оставлял экспертам. Соответственно анализ ситуации, данный в приложении к июньскому распоряжению Совмина, обнаруживал хорошее знание германских реальностей (например, там имеются даже рекомендации относительно линии поведения по отношению к рядовым участникам молодежной религиозной организации «Юнге Гемайнде» и т.д.).

Поэтому и рекомендующая часть была разумной:

– свернуть коллективизацию, ограничившись обществами по совместной обработке земли;

– рычагом воздействия на деревню сделать машинопрокатные станции;

– отказаться от политики вытеснения средних и мелких частных предприятий и, напротив, предоставлять им кредиты, сырье, энергоносители;

– пересмотреть пятилетний план ГДР в пользу более широкого развития промышленности группы «Б» для производства товаров широкого потребления;

– принять меры к укреплению законности и искоренять голое администрирование во всех сферах жизни Германии, в том числе – в отношении Церкви и духовенства;

– поставить задачу политической борьбы за восстановление национального единства Германии и заключение мирного договора.

В идеологии такого подхода чувствуется тот точный прагматизм, который был характерен именно для Берии. При этом у Берии в «германском» вопросе – в части идеи объединенной Германии – был некий авторитетный единомышленник, хотя поддержать Берию он уже не мог.

Имеется в виду… Сталин. 7 апреля 1952 года он подписал исправленный им проект ноты правительства СССР правительству США по вопросу о мирном договоре с Германией. Ранее, в направленной 10 марта 1952 года ноте в адрес США, Великобритании и Франции, СССР предлагал выработать мирный договор «при непосредственном участии Германии в лице общегерманского правительства» после свободных общегерманских выборов при гарантии последующего нейтралитета Германии (то есть невхождения объединенной Германии в НАТО).

Заканчивалась советская нота так:

«Именно в настоящее время решается вопрос, будет ли восстановлена Германия как единое независимое миролюбивое государство, входящее в семью миролюбивых народов Европы, или останется в силе раскол Германии и связанная с этим угроза войны в Европе».

Нейтральная Германия Западу не требовалась, и раскол, напротив, усиливался. Усиливались холодная война и европейская напряженность, ФРГ стала европейской основой НАТО, ничуть не увеличив при этом свою внешнюю безопасность…

Иными словами, все пошло так, как оно пошло.

И пошло не в интересах Германии, России и Европы в целом.

nvo.ng.ru

Хроники Второй мировой войны, ч.17: капитуляция нацистской Германии

После удачного вторжения союзников в западную Францию Германия подтянула резервные силы и развернула массивное контрнаступление в Арденнах, которое закончилось провалом к январю 1945 года. В это же время советские войска  наступали на Германию с востока, захватив Польшу и Восточную Пруссию. К марту западные союзники пересекли реку Рейн и взяли в плен сотни тысяч солдат из немецкой группы армий «B». Красная армия вошла в Австрию, и наступление на Германию продолжилось с двух фронтов. Стратегические бомбардировки, проводимые союзными самолетами, иногда уничтожали за ночь целые немецкие города. В первые несколько месяцев 1945 года Германия активно оборонялась, но быстро теряла ранее оккупированные территории. В апреле союзные войска прорвали немецкую оборону в Италии, и 25 апреля 1945 года советская и американская армии встретились на реке Эльбе недалеко от Торгау, Германия. Вскоре советские войска захватили Берлин, 30 апреля Адольф Гитлер покончил жизнь самоубийством, а к 8 мая Германия безоговорочно капитулировала на всех фронтах  (7 мая – на Западном фронте).  Третий рейх был повержен.  «Тысячелетний Рейх» Гитлера просуществовал всего 12 лет, но принес за это время  множество разрушений.  

«Знамя Победы над рейхстагом» - известный снимок фотографа Евгения Халдея, сделанный 2 мая 1945 года. На фото запечатлены советские солдаты, водружающие флаг СССР на крыше Рейхстага после Берлинской наступательной операции. Постановочная фотография имитировала сцену настоящего водружения флага, которое состоялось днем ранее, и вызвала многочисленные споры касательно личности солдат, фотографа и некоторых редакций снимка. (Yevgeny Khaldei/LOC)

 

Члены организации «Гитлерюгенд» получают инструкции, как стрелять из пулемета, Германия, 27 декабря 1944 года. (AP Photo)

Строй бомбардировщиков B-24 под командованием генерала Натана Ф. Твининга пролетает над железнодорожным депо в Зальцбурге, Австрия, 25 декабря 1944 года. Внизу дымятся пораженные цели. (AP Photo)

Вооруженный немецкий солдат несет патронные ящики во время немецкого контрнаступления в Арденнах, 2 января 1945 года. (AP Photo)

Пехотинец 82-й десантной дивизии Армии США совершает вылазку под прикрытием своего товарища (на заднем плане) недалеко от Bra, Бельгия, 24 декабря 1944 года. (AP Photo)

Советские пулеметчики переправляются через реку на 2-м Прибалтийском фронте, январь 1945 года. Солдат (слева) держит над головой пистолет-пулемет Шпагина, в то время как его товарищи переправляют пулемет Максим. Вслед за ними идут солдаты, которые несут несколько ящиков с боеприпасами. (AP Photo)

Пролетающие на небольшой высоте транспортные самолеты C-47 поставляют продовольствие для осажденной американской армии, которая сражается с немцами у города Бастонь во время прорыва противника в Бельгии, 6 января 1945 года. Вдали дымится пораженная немецкая военная техника. На переднем плане находится американский танк, который направляется к месту боевых действий. (AP Photo)

Тела семи американских солдат, расстрелянных эсэсовцем, были найдены в снегу, опознаны и похоронены, 25 января 1945 года. (AP Photo/Peter J. Carroll)

Немецкие солдаты стоят на заваленной руинами улице в городе Бастонь, Бельгия, 9 января 1945 года. Они были схвачены в плен военнослужащими 4-й бронетанковой дивизии армии США, которые участвовали в освобождении осажденного немцами города. (AP Photo)

Беженцы стоят на улице в городе Ла Глез, Бельгия, в ожидании эвакуации, 2 января 1945 года. Американские войска отвоевали у немцев Ла Глез во время Арденнской операции. (AP Photo/Peter J. Carroll)

Тело немецкого солдата, погибшего во время немецкого контрнаступления в Арденнах, лежит на углу улицы в Ставело, Бельгия, 2 января 1945 года. (AP Photo/U.S. Army Signal Corps)

Слева направо: британский премьер-министр Уинстон Черчилль, президент США Франклин Рузвельт и Председатель Совета Народных Комиссаров СССР Иосиф Сталин сидят во дворе Ливадийского дворца в Ялте, Крым, 4 февраля 1945 года. Лидеры встретились, чтобы обсудить послевоенное разделение Европы и дальнейшую судьбу Германии. (AP Photo/File)

Советские войска 3-го Украинского фронта ведут бои на улицах венгерской столицы, 5 февраля 1945 года. (AP Photo)

Тысячи крылатых ракет Фау-1 и Фау-2, которые запускались с подконтрольных немцам территорий через Ла-Манш, падали на британскую землю. На фото, сделанном с крыши здания на улице Флит-стрит, крылатая ракета Фау-1 летит в направлении центра Лондона. Эта бомба упала на улице Друри-Лейн и уничтожила несколько зданий, в том числе офис британской газеты «Daily Herald». (AP Photo)

По мере того, как все больше и больше членов фольксштурма (народного ополчения Германии) направлялись на линии фронта, у правительства истощались запасы вооружений и обмундирования. В отчаянной попытке сократить дефицит обмундирования правительство основало «Volksopfer», уличные приемные пункты одежды и обуви у гражданского населения, как, например, запечатленный на этом снимке приемный пункт в Берлине, 12 февраля 1945 года. Надпись на фургоне «Volksopfer» гласит: «Фюрер ждет от вас пожертвований на благо армии и народного ополчения. Если вы хотите гордиться тем, что ваши ополченцы носят обмундирование, опустошите свой шкаф и принесите его содержимое нам». (AP Photo)

Американские пехотинцы осматривают тела погибших немецких солдат, которые лежат рядами возле здания в Эхтернахе, Люксембург, в 40 км к югу от Прюма, 21 февраля 1945 года. (AP Photo)

Солдаты ремонтируют телефонную линию на главной дороге в Краненбурге, 22 февраля 1945 года. Отступающие немцы взорвали дамбы, и город оказался затоплен метровым слоем воды. Во время наводнения амфибии поставляли продовольствие британским войскам, которые продвигались в сторону Германии. (AP Photo)

На коллаже из трех фотографий прослеживаются эмоции 16-летнего немецкого солдата, который был схвачен американскими военнослужащими в Германии в 1945 году. (AP Photo)

Зенитный снаряд разрывается в инверсионном следу бомбардировщика B-17 «Летающая крепость» во время налета на железнодорожное депо в Граце, Австрия, 3 марта 1945 года. (AP Photo)

На фото: кремация тел погибших в Дрездене, Германия, после британско-американского воздушного налета между 13 и 15 февраля 1945 года. В послевоенные годы оправданность бомбардировки Дрездена была поставлена под сомнение. Критики заявляют, что в бомбардировке исторического центра города (в отличие от его промышленных пригородов) не было необходимости. (Deutsches Bundesarchiv/German Federal Archive)

Солдаты 3-й армии США штурмуют Кобленц, Германия, 18 марта 1945 года. У стены лежит их погибший товарищ. (AP Photo/Byron H. Rollins)

Солдаты 7-й армии США прорывают оборону линии Зигфрида на пути в город Карлсруэ, который находится по дороге в Штутгарт, Германия, 27 мая 1945 года. (AP Photo)

Рядовой 1-го класса Авраам Миртельштайн из города Ньюпорт-Ньюс, штат Вирджиния, держит священный свиток, в то время как капитан Мануэль М. Поляков и капрал Мартин Вилен из Балтимора, штат Мэриленд, совершают богослужение в замке Райдт, бывшей резиденции доктора Пауля Йозефа Геббельса, рейхсминистра народного просвещения и пропаганды Германии, в городе Мёнхенгладбах, Германия, 18 марта 1945 года. Первое еврейское богослужение проходило к востоку от реки Рур в память о погибших солдатах, воевавших в рядах 29-й дивизии 9-й армии США. (AP Photo)

Американские солдаты на борту штурмового судна переплывают реку Рейн в городе Санкт-Гоар, Германия, под шквальным огнем немецкой армии, март 1945 года. (AP Photo)

Американский солдат, застреленный немецким снайпером в городе Кобленц, Германия, остался лежать с винтовкой и гранатой в руках, март 1945 года. (AP Photo/Byron H. Rollins)

Кельнский собор возвышается над разрушенным районом на западном берегу реки Рейн в Кельне, Германия, 24 апреля 1945 года. Железнодорожная станция и мост Гогенцоллернов (справа) были полностью разрушены за три года союзных бомбардировок. (AP Photo)

Генерал фольксштурма лежит на полу с разорванным портретом своего фюрера в здании мэрии города Лейпцига, 19 апреля 1945 года. Он покончил с собой, чтобы избежать встречи с наступающими американскими солдатами. (AP Photo/U.S. Army Signal Corps, J. M. Heslop)

Американский солдат из 12-й бронетанковой дивизии охраняет группу немецких солдат, захваченных в плен в лесу в Германии, апрель 1945 года. (AP Photo)

На фото, сделанном возле бункера Канцелярии 25 апреля 1945 года, Адольф Гитлер награждает участников организации «Гитлерюгенд». Через четыре дня Гитлер покончит с собой. (AP Photo)

Истребители Хейнкель He-162 стоят на сборочном конвейере подземного завода «Юнкерс» в Тартуне, Германия, начало апреля 1945 года. Огромный подземный завод, расположившийся в бывшей соляной шахте, был обнаружен 1-й армией США во время наступления на Магдебург. (AP Photo)

 

На фото: советские офицеры и американские солдаты во время дружеской встречи на реке Эльбе в апреле 1945 года. (Waralbum.ru)

На фото: переполненный временный загон для немецких военнопленных, окруженный солдатами 7-й армии, на пути в Гейдельберг, 4 апреля 1945 года. (AP Photo)

Советские солдаты ведут бои за каждый дом на окраине Кенигсберга, апрель 1945 года. (Dmitry Chernov/Waralbum.ru)

Немецкий солдат ест паёк на руинах города Саарбрюккен, немецкого опорного пункта вдоль линии Зигфрида, ранняя весна 1945 года. (AP Photo)

Исполненная эмоциями жительница Чехии целует советского солдата в благодарность за освобождение её родной Праги, Чехия, 5 мая 1945 года. (AP Photo)

После сообщения о смерти Гитлера в нью-йоркском метро приостановилось движение, 1 мая 1945 года. Немецкий фюрер и глава Национал-социалистической немецкой рабочей партии покончил с собой выстрелом в голову в бункере в Берлине 30 апреля 1945 года. Его преемник Карл Денниц объявил по радио, что Гитлер умер смертью героя, и он продолжит войну против союзников. (AP Photo)

Британский фельдмаршал Бернард Монтгомери (справа) читает пакт о капитуляции в палатке штаб-квартиры 21-й группы армий под командованием Монтгомери в Люнебургской пустоши, 4 мая 1945 года. В палатке также находятся (слева направо): майор Фридель, контр-адмирал Вагнер и адмирал Ханс-Георг фон Фридебург. Пакт предусматривал прекращение огня на британских фронтах в северо-западной Германии, Дании и Нидерландах с 8 часов утра 5 мая. Немецкие войска в Италии капитулировали ещё 29 апреля, а оставшаяся часть армии сдалась на Восточном фронте 7 мая. Капитуляция Германии перед Советским Союзом состоялась 8 мая 1945 года. Война, более 5 лет раздиравшая европейские земли, официально подошла к концу. (AP Photo)

Толпы людей собрались возле Уайтхолла в центре Лондона в День Победы в Европе, 8 мая 1945 года, чтобы прослушать официальное сообщение премьер-министра о безоговорочной капитуляции Германии. Более одного миллиона человек праздновали победу на улицах Лондона. (AP Photo)

Площадь Таймс-сквер в Нью-Йорке заполнена толпами людей, которые празднуют безоговорочную капитуляцию Германии во Второй мировой войне, 7 мая 1945 года. (AP Photo/Tom Fitzsimmons)

Празднование победы на Красной площади в Москве, СССР, 9 мая 1945 года. Фейерверки, зенитный огонь и прожекторы освещают небо. (Sergei Loskutov/Waralbum.ru)

Разгромленное здание Рейхстага в Берлине, Германия, по окончании Второй мировой войны. (AP Photo)

Советские штурмовики Ильюшин Ил-2 летят в небе над Берлином, Германия, 1945 год. (Waralbum.ru)

Цветная фотография разгромленного бомбардировками исторического города Нюрнберг в Германии, сделанная после окончания Второй мировой войны в июне 1945 года. С 1927 по 1938 год в Нюрнберге проходили собрания Национал-социалистической немецкой рабочей партии. Последнее собрание, которое должно было состояться в 1939 году, сорвалось в последний момент из-за назревающего конфликта – вторжения Германии в Польшу за день до начала собрания. Также в этом городе были приняты Нюрнбергские расовые законы – жестокие антисемитские законы нацистской Германии. С 1943 по 1945 год союзные бомбардировки уничтожили более 90% центра города и унесли жизни более 6 тысяч его жителей. Вскоре Нюрнберг прославится в последний раз: он станет местом проведения Нюрнбергского процесса – серии военных трибуналов над выжившими лидерами нацистской Германии. Военные преступления обвиняемых были классифицированы как «преступлений против человечества» - систематические убийства более 10 миллионов человек, в том числе 6 миллионов евреев. (NARA)

s30116489994.mirtesen.ru

Германия в 1945—1949 годах — Википедия

Зоны оккупации Германии (1945—1949). Мирное время сразу после окончания Второй мировой войны. 1945 год.

«Германия в 1945—1949 годах» или «Оккупация Германии» (неофициальное название этого периода — «нулевые годы») — период существования Германии по окончании Второй мировой войны (1939—1945) в Европе, в течение которого территория Германии была оккупирована войсками Союза Советских Социалистических Республик, Соединённого Королевства, Соединённых Штатов Америки и Французской Республики и находилась под управлением военных администраций этих союзных государств.

На момент подписания акта о безоговорочной военной капитуляции 8 (9) мая 1945 года в Германии практически отсутствовала экономика, была разрушена инфраструктура, не имелось собственной полноценной администрации.

6 июня 1945 года были опубликованы соглашения четырёх союзных держав о разделении территории Германии на четыре зоны оккупации и о контрольном механизме в стране, в соответствии с которыми верховная власть в Германии в период выполнения ею основных требований безоговорочной капитуляции должны осуществлять советский, британский, американский и французский главнокомандующие, каждый в своей зоне, согласно инструкциям соответствующих правительств[1]:

Это были годы не только восстановления экономики, но и переосмысления прошлого и формирования нового образа жизни.

«Нулевые годы» закончились образованием двух германских государств — ФРГ (23 мая 1949) на западе и ГДР (7 октября 1949) на востоке Германии[2][3][4][5][6][7][8][9].

Оккупационные войска освободили Германию и были расквартированы здесь с официальным статусом победителей, но не освободителей, что определило характер их взаимоотношений с населением. Изданные командованием приказы были направлены на изоляцию войск с тем, чтобы исключить взаимные контакты в любой их форме. Однако солдаты, несмотря на многократно издаваемые запреты, находили способы их обойти.

Союзники обратились к обсуждению послевоенного мира и судьбы Германии в 1941 году, когда на борту крейсера, стоявшего в бухте Аргентия (Argentia) у берегов Ньюфаундленда[9], была составлена Атлантическая хартия, обнародованная президентом США Франклином Рузвельтом от своего лица и от имени премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля 14 августа того же года. Содержание хартии сводилось к соглашению о тесном взаимодействии Соединённого Королевства и США в общей борьбе с нацизмом и последующем установлении мира на восьми принципах[5] (стр. 479), продолжающих сформулированные перед Первой мировой войной президентом США Вудро Вильсоном принципы свободного самоопределения наций и создания системы общегосударственной безопасности[8].

На конференции в Тегеране (28 ноября — 1 декабря 1943) было достигнуто соглашение между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным о послевоенной судьбе Германии. В это время уже стали широко известны военные преступления нацистов, и общественное мнение во всём мире начало отождествлять рядового немца с нацистом. Требования к Германии сильно ужесточились.

14 января 1943 года Черчилль и Рузвельт сформулировали требование безусловной капитуляции Германии.

Вопреки первоначальному намерению Черчилля об открытии Второго фронта на Балканах, 6 июня 1944 года была проведена высадка в Нормандии (операция «Нептун»)[8] (С. 168.).

12 сентября 1944 года в Лондоне был подписан протокол о создании трёх зон оккупации[10].

На конференции в Ялте (4 февраля — 11 февраля 1945) союзники договорились об установлении новых границ в Европе и подтвердили раздел Германии на зоны оккупации, дополнительно выделив французскую зону, за счёт английской и американской.

После самоубийства Адольфа Гитлера во время штурма Берлина 30 апреля 1945 года, во главе правительства Германии стал гросс-адмирал Карл Дёниц. Его правительство называлось «фленсбургским», поскольку город Фленсбург, расположенный недалеко от границы с Данией, являлся местом пребывания Дёница и его окружения. В связи с быстрым наступлением союзников фактическая юрисдикция этого правительства распространялась лишь на узкую полосу земли от австрийской границы до Берлина и датской границы, причём после 8 мая 1945 года оно реально контролировало только Фленсбург и окрестные территории. 23 мая 1945 года все члены Фленсбургского правительства были арестованы, вследствие чего оно прекратило своё существование.

7 мая 1945 года начальник штаба Верховного главнокомандования германской армии генерал-полковник Альфред Йодль от лица главы государства, адмирала Карла Дёница, подписал в штабе верховного главнокомандующего союзных экспедиционных сил Дуайта Эйзенхауэра во французском городе Реймсе акт о безоговорочной военной капитуляции Германии. Согласно акту германские войска должны были прекратить военные действия с 23:01 8 мая 1945 года по центральноевропейскому времени (с 00:01 9 мая 1945 года по московскому времени). Однако по настоянию Сталина эта процедура была продублирована в ночь с 8 на 9 мая 1945 года генерал-фельдмаршалом Кейтелем, генерал-адмиралом фон Фридебургом и генерал-полковником Штумпфом, которые от имени Верховного командования вооружённых сил Германии подписали акт о безоговорочной капитуляции. В СССР 9 мая 1945 года был назван днём официального прекращения Второй мировой войны в Европе[11].

5 июня 1945 года в Берлине представителями четырёх союзных держав — маршалом Советского Союза Георгием Константиновичем Жуковым, фельдмаршалом Соединённого Королевства Бернардом Лоу Монтгомери, генералом американской армии Дуайтом Дэвидом Эйзенхауэром, французским армейским генералом Жаном Мари де Латр де Тассиньи — была подписана Декларация о поражении Германии и взятии на себя верховной власти в отношении Германии правительствами Союза Советских Социалистических Республик, Соединённого Королевства и Соединённых Штатов Америки и временным правительством Французской Республики[12]. В ней указывалось, что в Германии нет такого центрального правительства или власти, которые способны взять на себя ответственность за сохранение порядка, управление страной и выполнение требований держав-победительниц. Согласно декларации, правительства СССР, Великобритании, США и временное правительство Франции приняли на себя верховную власть в Германии, включая всю власть, которой располагали германское правительство, верховное командование и любые областные, муниципальные или местные правительства или власти, оговорив, что этот шаг не является аннексией Германии[1].

Воплощение плана Моргентау в жизнь. 1945 год.

В августе 1944 года министр финансов США Генри Моргентау (младший) подал Франклину Рузвельту меморандум, составленный от своего имени и своего окружения, настроенного в отношении будущего Германии весьма радикально. Этот план предусматривал следующее:

  1. Демилитаризацию страны, включающую разоружение вермахта и народного ополчения, вывоз или уничтожение военных материалов, полное уничтожение военной промышленности.
  2. Изменение границ Германии: раздел Восточной Пруссии между Польской Республикой и СССР, передача Саара Франции и установление границы по Мозелю и Рейну.
  3. Создание на оставшейся территории двух независимых государств — северного и южного, а также таможенного союза на границе с Австрией.
  4. Уничтожение Рура как центра индустрии. С этой целью следует произвести демонтаж всего промышленного оборудования и закрыть все шахты. На этой территории должны быть размещены международные вооружённые силы.
  5. На Германию должны быть наложены требования выполнения плана реституций и репараций.
  6. Система среднего и высшего образования должна быть реорганизована и поставлена под контроль, а на переходное время все школы и университеты должны быть закрыты.
  7. С целью политической децентрализации все руководители государственных учреждений должны быть освобождены от своих должностей.
  8. Восстановление системы земельных органов власти по образцу существовавшей до создания Второго рейха совокупности 18-ти карликовых государств с приданием им прав на автономию.
  9. Контроль за соблюдением оккупационного режима возлагается на вооружённые силы.
  10. Контроль Объединённых наций над функционированием немецкой промышленности, торговли и финансовой системы устанавливается на 20 лет.
  11. Крупные земельные владения ликвидируются, а земля распределяется между крестьянами.
  12. Военные преступники подвергаются наказанию.
  13. На определённое время вводится запрет на ношение военной и полувоенной формы.
  14. Все летательные аппараты конфискуются. Ни один немец не имеет права ни летать, ни служить в авиации.
  15. Хотя реализация этой программы должна быть возложена на соответствующие международные комиссии, вся ответственность за обеспечение этой деятельности в форме полицейского надзора ложится на армию США[5] (С. 472—476.)
Один из четырёх плавучих кранов на верфи в Гамбурге в момент уничтожения. 27 марта 1947 года.

Вначале Рузвельт согласился с текстом и подписался под ним. Но, вернувшись из отпуска, отозвал свою подпись. Тем не менее, изложенные в плане мероприятия приводились в жизнь, в особенности в отношении демонтажа и уничтожения оборудования промышленных предприятий. Это вело к увеличению числа безработных и существенному ухудшению благосостояния населения[5].

В соответствии с потсдамским соглашением 1945 года германская промышленность во всех зонах не должна была производить более 50 % от достигнутого до войны уровня. На конференции в Потсдаме было принято решение закончить все работы по демонтажу объектов германской промышленности, в частности, металлургии и тяжёлой промышленности. В 1947 году СССР провёл эту работу весьма энергично и уложился в установленные сроки. Из 40 000 тонн подлежащего демонтажу оборудования в СССР было отправлено 39 000 тонн. Союзники же, Великобритания, США и Франция, прислушиваясь к протестам немецкой стороны, местами прекращали работы и закончили их только в 1949 году.

Однако начавший свою реализацию с 15 мая 1948 года план Маршалла существенно изменил тенденции в развитии немецкой экономики[13].

6 июня 1945 года соглашением четырёх союзных держав (СССР, Великобритания, США и Франция) о зонах оккупации и о контрольном механизме в Германии территория побеждённой страны была разделена на четыре зоны оккупации[1]:

  • восточная зона оккупации — советская (под управлением советской военной администрации), в которую вошли Саксония, Галле-Мерзебург, Магдебург, Анхальт, Тюрингия, Бранденбург, Мекленбург и Передняя Померания;
  • северо-западная зона оккупации — британская, в которую вошли северная часть Рейнской области, Вестфалия, Ганновер, Брауншвейг, Ольденбург, Шаумбург-Липпе;
  • юго-западная зона оккупации — американская, в которую вошли Бавария, Гессен, северная часть Бадена и северная часть Вюртемберга;
  • западная зона оккупации — французская, в которую вошли южная часть Вюртемберга, южная часть Бадена и южная часть Рейнской области и Пфальц;
  • Город Берлин также был разделён на четыре сектора.

Ханс Вернер Рихтер, немецкий писатель-антифашист, создатель литературного объединения немецкоязычных авторов «Группа 47» (нем. «Gruppe 47»), ставившей своей целью осмысливание причин возникновения тоталитаризма, так охарактеризовал жизнь в Германии во время оккупации:

«Наиболее свободно люди жили в английской зоне, лучше всех — в американской, наиболее опасной была жизнь населения в советской зоне оккупации»[2]. (С. 66.)

В 1950 году Институт анализа общественного мнения в Алленсбахе (нем. Institut für Demoskopie Allensbach) провёл социологическое обследование населения, задав единственный вопрос: «Каковы ваши впечатления о поведении оккупационных войск держав-победительниц?» Ответы распределились (в процентах от общего числа опрошенных) по четырём категориям[2] (страница 66):

  • «Присутствие было вообще незаметно»: английских — 47 %, американских — 36 %, французских — 28 %, советских — 4 %;
  • «Осталось приятное впечатление»: английских — 16 %, американских — 15 %, французских — 7 %, советских — 1 %;
  • «Осталось неприятное впечатление»: английских — 26 %, американских — 32 %, французских — 35, советских — 24 %;
  • «Осталось в высшей степени неприятное впечатление»: английских — 11 %, американских — 17 %, французских — 30 %, советских — 71 %.

«Игра со спичками»[править | править код]

Участники конференции в Тегеране в 1943 году были едины во мнении, что послевоенная Польша должна получить компенсацию в виде приобретения части Силезии и Восточной Пруссии. Территориальный вопрос окончательно решил Черчилль, выложив на карту Восточной Европы три спички. Две из них он положил параллельно границам довоенной Польши, а третью — по «Линии Керзона», которую Сталин считал истинной польско-советской границей. Затем Черчилль взял крайнюю (восточную) спичку и переложил её на запад, на такое же расстояние от западной границы Польши, как от «Линии Керзона», уже вдоль линии Одер-Нейссе. Такой простой приём был одобрен всеми участниками, поскольку Сталин получил районы на северных территориях Восточной Пруссии с городом Кёнигсбергом, который вскоре после штурма Красной армией и последующей его передачи под юрисдикцию Советского Союза в 1946 году получил название Калининград. Одновременно было принято решение о переселении поляков из земель, переходящих к СССР, в земли учреждаемого польского государства, а также переселении около 5 миллионов немцев из земель, отходящих Польше, в лежащие на западе земли Германии.

В ответ на возникшие при этом соображения, связанные с жизненной катастрофой, которую должны перенести переселенцы, были высказаны следующие доводы: во-первых, такой прецедент сравнительно недавно имел место в Восточной Европе, когда из отходящих к Турции земель были выселены греки. Во-вторых, утверждалось, что немцы сами организовали во время разгрома Польши переселение массы населения, причём для еврейского населения это закончилось холокостом. И немцы должны были не жаловаться, но воспринимать это как справедливое наказание[5].

Кампания по перевоспитанию[править | править код]

Кампания по перевоспитанию была начата с целью освободить население от любых проявлений идеологии нацизма. Она состояла, в частности, в ознакомлении населения с наиболее отталкивающими сторонами деятельности немецкой администрации. В кинотеатрах непрерывно шли документальные фильмы с кадрами, в деталях отображающими лагеря смерти. При этом посещение этих киносеансов некоторые представители оккупационной администрации ставили обязательным условием получения продуктовых карточек. Жители ближайших к концлагерям поселений должны были участвовать в экскурсиях по ним, а в некоторых случаях принять участие в проводимых там работах. Для большинства лиц гражданского населения, так же как и для лиц, находящихся на военной службе, получаемая информация о масштабах злодеяний режима нацизма была потрясением[14][15][13].

Денацификация[править | править код]

Одной из задач, которые поставили перед собой союзники, была денацификация немецкого общества, Взрослому населению предлагалось от имени «Контрольного Совета по Германии» заполнить анкету со множеством вопросов, на основании ответа на которые определялась вина того или иного лица в преступлениях нацизма. Так, в опросном листе «Erhebungsformular MG/PS/G/9a» содержался 131 вопрос. Отказ от заполнения грозил лишением продуктовых карточек. Если результат подведения итога ответа давал основание считать заполнившего «виновным» или «виновным в высшей степени», отвечающий представал перед судом. В случае осуждения виновный отправлялся в лагерь для интернированных лиц, в качестве которого использовались некоторые из сохранившихся концлагерей. Для «замешанных» или «попутчиков» предполагалось наказание в виде денежного штрафа или конфискации некоторой доли имущества. Имелась категория «оправданных», но лучше всего было попасть в категорию «не замешанных». Неискренность опрашиваемых, круговая порука и коррупция делали это мероприятие весьма неэффективным, а его результаты спорными.

Демократизация[править | править код]

Сначала в Советской, а позже и в других зонах оккупации были разрешены политические партии — была восстановлена Коммунистическая партия Германии и все три партии бывшей веймарской коалиции — СДПГ, ГДП и ГПЦ. Однако вскоре партийная верхушка ГДП совместно с бывшими членам ГНП создают Свободно-демократическую партию Германии (СвДП) (в Советской зоне оккупации — Либерально-демократическую партию (ЛДП)), а партийная верхушка ГПЦ совместно с бывшими членами ГННП создают Христианско-демократический союз (ХДС), в результате чего ГДП и ГПЦ маргинализируются.

В Советской зоне оккупации предпринимается попытка воссоздать подобие Веймарской коалиции, что приводит к созданию «Демократического блока», в который вошли КПГ, СДПГ, ЛДП, восточногерманский ХДС, руководящий орган которого формировался на основе паритета всех входящих в блок партий. Аналогичные блоки были созданы и на земельном уровне, на паритетной основе этих партий были образованы временные земельные собрания, в которые вошли также представители некоторых общественных организаций. В апреле 1946 года СДПГ и КПГ в Советской зоне оккупации объединяются в Социалистическую единую партию Германии (СЕПГ), руководящие органы которой формировались на основе паритета бывших коммунистов и социал-демократов. СДПГ трёх остальных зон от такого объединения отказались, организациями СЕПГ этих зон стали организации КПГ.

В 1946—1947 гг. воссоздаются выборные населением земельные и районные собрания, общинные советы (или общинные представительства), причём на выборах в них в Советской зоне оккупации, в которых КПГ и СДПГ были объединены в СЕПГ, СЕПГ получила большинство, в остальных большинство получали либо СДПГ, либо ХДС.

Проблема кадров[править | править код]

Оккупационные силы столкнулись с чрезвычайно острой проблемой нехватки кадров для руководства на всех уровнях хозяйства, вызванной, в том числе, возникшей в результате военных действий резкой диспропорцией в половом составе населения. Эта проблема усугубилась тем, что идеология нацизма в принципе исключала женщину из общественной жизни, поручая ей область домашнего хозяйства и воспитания детей[16]. Из-за недостатка профессиональных знаний женщина не могла взять на себя решение насущных проблем, стоявших перед обществом.

  1. ↑ 1 2 3 Подписание декларации о поражении Германии. Справка. «РИА Новости» // ria.ru (5 июня 2010 года)
  2. ↑ 1 2 3 Dieter Franck. Jahre unseres Lebens 1945—1949/ R. Piper & Co Verlag, München. 1980. ISBN 3-492-02561-7
  3. ↑ Baedecker. Deutschland. Verlag Karl Baedeker. 2002. ISBN 3-8297-1004-6
  4. ↑ Martin Kitchen. The Cambridge Illustrated History of Germany: — Cambridge University Press, 1996. ISBN 0-521-45341-0
  5. ↑ 1 2 3 4 5 Epoche der Entscheidungen/ Eine geschichte des 20. Jahrhunderts mit Dokumenten in text und Bild. Sechste Auflage 40.-48.Tausend. Seewald Verlag Stuttgart-Degerloch. 1960.
  6. ↑ Die Bilanz des 20. Jahrhunderts. Harenbergs Kommunikation Verlags-und Mediengesellschaft mbH & Co.KG, Dortmund 1991. ISBN 3-611-00199-6
  7. ↑ Reinhard Pözorny (Hg). Deutsches National-Lexikon- DSZ-Verlag. 1992. ISBN 3-925924-09-4
  8. ↑ 1 2 3 Dr. Fritz Winzer. Weltgeschichte Daten Fakten Bilder. Georg Westermann Verlag.1987. ISBN 3-07-509036-0
  9. ↑ 1 2 Gerhard Schreiber. Kurze Geschichte des Zweiten Weltkrieges. Verlag C.H.Beck oHG, München 2005 ISBN 3-406-52953-4
  10. ↑ Лондонский протокол 12 сентября 1944 года. // kulichki.net
  11. ↑ Illustrierte Lexicon der Weltgeschichte. Verlag das Beste GmbH, Stuttgart, Zürich, Wien.1999. ISBN 3-87070-825-5.
  12. ↑ Декларация о поражении Германии и взятии на себя верховной власти в отношении Германии правительствами Союза Советских Социалистических Республик, Соединённого Королевства и Соединённых Штатов Америки и временным правительством Французской Республики (Берлин, 5 июня 1945 года). // istorik.ucoz.com. Проверено 6 мая 2017.
  13. ↑ 1 2 Unser Jahrhundert im Bild. C.Bertelsmann Verlag, Gütersloch 1964, 1966
  14. ↑ Меллентин Ф. Бронированный кулак вермахта. — Смоленск: Русич, 1999. — 258 с. — (Мир в войнах) — ISBN 5-8138-0088-3
  15. ↑ Günter Grass. Beim Häuten der Zwiebel. Erinnerungen. Steidl. Göttingen 2006
  16. ↑ Heinz Bergschicker. Deutsche Chronik 1933—1945. Ein Zeitbild Faschistischen Diktatur. 3. Auflage. Berlin: Verlag der Nation, 1981

ru.bywiki.com

Кто расчленял Германию в 1945 году

18 июля 1945 года на втором заседании глав правительств на Берлинской конференции в Потсдаме Черчилль задал вопрос, положивший начало интересному обсуждению, суть которого излагаю по стенограмме:

«Черчилль. Я хочу поставить только один вопрос. Я замечаю, что здесь употребляется слово «Германия». Что означает теперь «Германия»?..

Трумэн. Как понимает этот вопрос советская делегация?

Сталин. Германия есть то, чем она стала после войны. Никакой другой Германии сейчас нет. Я так понимаю этот вопрос.

Трумэн. Да, но должно же быть дано какое-то определение понятия «Германия». Я полагаю, что Германия 1886 года или 1937 года – это не то, что Германия сейчас, в 1945 году.

Сталин. Она изменилась в результате войны, так мы ее и принимаем.

Трумэн. ...Как же мы определим понятие «Германия»?

Сталин. Давайте определим западные границы Польши, и тогда яснее станет вопрос о Германии. Я очень затрудняюсь сказать, что такое теперь Германия. Это страна, у которой нет правительства, у которой нет определенных границ, потому что границы не оформляются нашими войсками. У Германии нет никаких войск, в том числе и пограничных, она разбита на оккупационные зоны. Вот и определите, что такое Германия. Это разбитая страна...»

Однако Германия существовала, хотя и находилась в бедственном положении. Причем немцы жили скудно не только в советской зоне оккупации – в западных зонах жизнь для простых немцев тоже сахаром не была. Да еще и как не была! Особенно – для немецких военнопленных в англосаксонских лагерях, где нередко условия жизни становились преддверием смерти.

Краткая же хронология по теме такова.

После поражения в 1945 году Германию разделили на четыре оккупационные зоны: американскую, английскую, французскую и советскую.

В декабре 1946 года англосаксы объединили свои зоны в Бизонию (не от уничтоженных янки бизонов, а от словосочетания «двойная зона»).

На Лондонском совещании, проходившем с февраля по июнь 1948 года, США, Великобритания и Франция приняли решение о присоединении французской зоны оккупации к Бизонии. И в апреле 1949 года это слияние произошло с образованием уже «Тризонии» под управлением трехсторонней Верховной союзнической комиссии.

Далее процесс объединения зон не пошел, и единой Германии не получилось. Возобладал процесс разъединения, а в сентябре 1949 года этот процесс завершился образованием прозападной Федеративной Республики Германии.

Противовесом созданию ФРГ стало провозглашение 7 октября 1949 года Германской Демократической Республики, ГДР. То есть ГДР была создана после создания союзниками ФРГ.

Уже эта краткая хронология позволяет понять – кто вел дело к закреплению расчленения Германии после 1945 года. Можно напомнить и о планах ослабления Германии, разрабатывавшихся в 1945 году Генри Моргентау – о чем чуть позже…

При этом надо бы знать и то, что Сталин всегда склонялся к варианту пусть и буржуазно-демократической, но демилитаризованной единой Германии вне блоков – по типу нейтральной Австрии. Так же мыслил, к слову, и Берия. Но и об этом – позднее, а пока вернемся к исходной точке, за которую примем обсуждение проблемы на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании 19–30 октября 1943 года. Тогда государственный секретарь США Корделл Хэлл представил документ «Основные принципы капитуляции Германии», и 25 октября 1943 года на заседании, начавшемся в 16 часов 12 минут и закончившемся в 18 часов 54 минуты, был поднят вопрос о послевоенном статусе Германии.

Наиболее настойчив был тогда английский министр иностранных дел Энтони Иден. Хэлл, «вбросив» документ, больше отмалчивался, а Молотов умело уходил от однозначных ответов, которые связали бы нам руки раньше времени.

Чтение полной записи хорошо показывает искусство Молотова как переговорщика, однако здесь приведены, естественно, лишь некоторые извлечения из стенограммы:

«Иден. Относительно постоянного статуса Германии. Мы хотели бы разделения Германии на отдельные государства, в частности. Мы хотели бы отделения Пруссии от остальной части Германии. Мы хотели бы поэтому поощрять... сепаратистские движения в Германии... Было бы интересно узнать мнение Советского правительства по этому вопросу...

Молотов. Я отвечаю г-ну Идену и г-ну Хэллу: во всех мероприятиях союзников, направленных на максимальное обезвреживание Германии как агрессивного государства, Советское правительство поддерживает Великобританию и Соединенные Штаты Америки. Этого достаточно или недостаточно?

Иден. Я хотел бы знать, что вы, г-н Молотов думаете по вопросу, который мы обсуждаем. В Лондоне... мы пришли к заключению, что было бы исключительно интересно знать ваше мнение и мнение маршала Сталина относительно расчленения Германии... Задача заключается в том, следует ли тут применять силу...»

Как видим, само понятие «расчленение» пришло в словарь переговоров от англосаксов. При этом Иден очень хотел узнать – согласна ли Москва на насильственное расчленение, а Молотов ссылался на то, что «Советское правительство, вероятно, несколько отстало в изучении данного вопроса», и объяснял это тем, что «наши руководители сейчас заняты больше военными проблемами».

Говоря «наши руководители», Молотов имел в виду не только Сталина, но и вообще все советское руководство, поскольку серьезные вопросы Сталин всегда, даже когда оставлял решение за собой, обсуждал – в том или ином составе – коллегиально. Осенью же 1943 года все в Москве были действительно крайне загружены текущими проблемами. Перед тем как решать – расчленять или не расчленять Германию, ее надо было победить.

Однако Молотов все же заявил, что «мы такие меры не считаем исключенными».

СУДЬБА ГЕРМАНИИ НА ВЕСАХ ТЕГЕРАНА И ЯЛТЫ

Вскоре вопрос обсуждался уже «Большой тройкой» – на Тегеранской конференции, проходившей в столице Ирана с 28 ноября по 1 декабря 1943 года. «Под занавес», 1 декабря, Рузвельт в 15 часов 20 минут в беседе со Сталиным с глазу на глаз между завтраком и круглым столом спросил: «Будем ли мы обсуждать вопрос о раздроблении Германии?»

Сталин ответил: «Не возражаю».

И когда в 16 часов начался круглый стол, Рузвельт сразу же заявил, что он хотел бы обсудить вопросы о Польше и Германии.

Вначале разговор коснулся Польши, но затем Сталин спросил: какие еще имеются предложения? Рузвельт тут же откликнулся: «Расчленение Германии». Видно, очень уж американского президента интересовал этот вопрос и особенно – точка зрения Сталина на него.

Интересовала она и Лондон.

Далее – по стенографической записи:

«Черчилль. Я за расчленение Германии. Но я хотел бы обдумать вопрос относительно расчленения Пруссии. Я за отделение Баварии и других провинций от Германии.

Рузвельт. ...Я хотел бы изложить составленный мною лично два месяца тому назад план расчленения Германии на пять (!!! – С.Б.) государств.

Черчилль. ...Корень зла Германии – Пруссия».

Итак, англосаксы уже в 1943 году не просто планировали создание нескольких временных оккупационных зон в Германии, но строили планы государственного раздробления единой Германии на ряд карликовых государств. По сути, это была идея нового Вестфальского мира 1648 года, на два с лишним века исключившего немцев – как единый великий народ – из европейской истории. Понадобились воля и гений лидеров типа Бисмарка, чтобы воплотить в реальность чаяния и устремления многомиллионной немецкой массы к единой родине. Теперь же англосаксы затевали новый раздел Германии.

Наметки были таковы:

Рузвельт. ...Пруссия должна быть ослаблена и уменьшена в... размерах... Во вторую часть... должны быть включены Ганновер и северо-западные районы Германии. Третья часть – Саксония и район Лейпцига. Четвертая часть – Гессенская провинция, Дармштадт, Кассель и районы, расположенные к югу от Рейна, а также старые города Вестфалии. Пятая часть – Бавария, Баден, Вюртемберг. Каждая из этих пяти частей будет представлять собою независимое государство. Кроме того, из состава Германии должны быть выделены районы Кильского канала и Гамбурга...

Черчилль. Вы изложили «полный рот всего»... Я считаю, что существуют два вопроса: один разрушительный, а другой – конструктивный. У меня две мысли: первая – это изоляция Пруссии... вторая – это отделение южных провинций Германии – Баварии, Бадена, Вюртемберга, Палатината – от Саара до Саксонии включительно... Я считаю, что южные провинции легко оторвать от Пруссии и включить их в дунайскую конфедерацию...»

Сталин спокойно выслушивал все эти прожекты и молчал. И лишь когда Рузвельт и Черчилль выболтались, а Черчилль еще и проболтался, что хотел бы иметь некую южную конфедерацию (безусловно – лояльную к бриттам), Сталин счел необходимым вмешаться.

«Сталин. Мне не нравится план новых объединений (Сталин имел в виду, конечно, искусственные, «лоскутные» объединения. – С.Б.) государств... Как бы мы ни подходили к вопросу о расчленении Германии, не нужно создавать нежизнеспособного объединения дунайских государств. Венгрия и Австрия должны существовать отдельно друг от друга...

Рузвельт. Я согласен с маршалом Сталиным...

Черчилль. Я не хочу, чтобы меня истолковали так, как будто я не за расчленение Германии. Но я хотел сказать, что если раздробить Германию на несколько частей, тогда, как это говорил маршал Сталин, наступит время, когда немцы объединятся.

Сталин. Нет никаких мер, которые могли бы исключить возможность объединения Германии.

Черчилль. Маршал Сталин предпочитает раздробленную Европу?

Сталин. При чем здесь Европа? Я не знаю, нужно ли создавать четыре, пять или шесть самостоятельных германских государств. Этот вопрос нужно обсудить. Но для меня ясно, что не нужно создавать новые объединения...»

Сталин был сдержан в Тегеране по ряду причин.

Шла война, и если бы немцы были извещены о том, что союзники, кроме обеспечения разгрома и капитуляции Германии, намерены ее потом еще и расчленить, то сопротивление немцев, и так ожесточенное, еще усилилось бы. России, ведущей в одиночестве реальную войну против Германии, это было ни к чему.

Но Сталин сразу не очень поддержал идею расчленения и в принципиальном отношении. Он уже в начале войны громко сказал на весь мир: «Гитлеры приходят и уходят, а Германия, а народ германский остаются», – и это было не просто звучной формулой, но и убеждением Сталина.

Разрушая Берлинскую стену, эти люди и не вспоминали уже, по чьей инициативе их страна была разделена. Фото Reuters

Впрочем, в конце 1943 года до практической постановки вопроса о судьбе послевоенной Германии было еще далеко.

Но время шло, вермахт терпел поражение за поражением, советские войска вошли в Европу и в Германию. Становилось понятно, что планы обескровить и обессилить Россию в ее конфликте с Германией не удались. Наоборот, Россия однозначно становилась в будущем наиболее значимой европейской державой. И планы расчленения Германии начали отходить для союзников на второй и более дальний план. Начальник британского генерального штаба Алан Брук записывал в дневнике:

«Расчленить ли Германию или постепенно превратить ее в союзника, чтобы через двадцать лет дать отпор угрозе со стороны русских, существующей уже сейчас? Я предлагал второе и был уверен, что отныне мы должны смотреть на Германию совсем с другой точки зрения. Господствующая держава в Европе уже не Германия, а Россия... Поэтому сохраните Германию, постепенно восстанавливайте ее и включите в западноевропейский союз».

Общая направленность идеи здесь заявлена вполне внятно. Так же как не могло быть двух мнений относительно смысла следующей констатации дневника Брука:

«К несчастью, все это приходится делать под прикрытием священного союза между Англией, Россией и Америкой. Политика нелегкая...»

Похоже, Сталин быстро уловил изменения позиции англосаксов в отношении будущего Германии, и на Крымской (Ялтинской) конференции уже не Рузвельт и Черчилль, а Сталин раз за разом возвращался к проблеме целесообразности расчленения Германии. Но не столько для того, чтобы поддержать эту идею, сколько для того, чтобы уяснить себе: чем дышат в этом направлении наши «заклятые» союзники?

Недаром уже в первый день Крымской конференции – 4 февраля 1945 года, в ответ на предложение Черчилля назначить на 5 февраля заседание по политическим вопросам, «а именно, – как уточнил Черчилль, – о будущем Германии, если у нее будет какое-либо будущее», Сталин коротко и веско ответил: «Германия будет иметь будущее».

В Ялте Сталин умно и умело выявлял суть отношения Рузвельта и Черчилля к проблеме устройства послевоенной Германии и заявил, что «если союзники предполагают расчленить Германию, то так надо и сказать».

Черчилль (точнее, английская элита, конечно) уже видел Германию как будущего партнера против России, что подтверждает и дневник Брука.

Рузвельт (точнее, элита США) в тот момент еще склонялся к максимальному ослаблению Германии. В конце концов янки затеяли Вторую мировую войну в том числе и для того, чтобы избавиться от Германии как от опаснейшего экономического конкурента.

Показательно, что вскоре после смерти Рузвельта уже Трумэн, поселившись в Белом доме, утвердил директиву объединенных начальников штабов США и Великобритании генералу Эйзенхауэру № 1067 от 11 мая 1945 года. В основу директивы была положена программа бывшего министра финансов в правительстве Рузвельта, Генри Моргентау. А целью программы было расчленение Германии и ее аграризация.

В части промышленности директива предписывала:

«а) запретить и предотвратить производство чугуна и стали, химикалиев, цветных металлов, станков, радио и электрооборудования, автомобилей, тяжелого машинного оборудования... кроме как для целей предотвращения голода или беспорядков или болезней, могущих угрожать оккупационным войскам;

б) запретить и предотвратить восстановление предприятий и оборудования этих отраслей промышленности, кроме как для нужд оккупационных войск».

Однако людей, заинтересованных в послевоенном развитии экономики Германии – под контролем США, конечно, – было в Вашингтоне и Нью-Йорке все-таки больше. Но курс на новую промышленно развитую Германию, экономика которой к концу войны была в основном сохранена, возобладал не сразу.

Поэтому Черчилль выражался все более расплывчато, зато Рузвельт гнул и в Ялте свое, заявляя, например, 5 февраля 1945 года, что в «нынешних условиях» он «не видит другого выхода, кроме расчленения». Рузвельт вопрошал при этом: «На какое количество частей? На шесть-семь или меньше?»

Сталин и в Ялте не очень возражал, когда слышал от партнеров слово «расчленение». И формально на Крымской конференции было принято решение о таком изменении условий капитуляции Германии, при котором в число мер по осуществлению союзной верховной власти в Германии входили бы меры не только по полному разоружению и демилитаризации Германии, но и ее расчленению.

СТАЛИН И БЕРИЯ – ЗА ЕДИНУЮ ГЕРМАНИЮ

Тем не менее 26 марта 1945 года, когда в соответствии с решениями, принятыми в Ялте, в Лондоне начала работу комиссия по расчленению Германии, советский представитель в комиссии Федор Тарасович Гусев по поручению Советского правительства направил председателю комиссии Идену письмо, где было сказано:

«Советское правительство понимает решение Крымской конференции о расчленении Германии не как обязательный план расчленения Германии, а как возможную перспективу для нажима на Германию с целью обезопасить ее в случае, если другие средства окажутся недостаточными».

В этом направлении Сталин постепенно и продвигался в ходе уже Потсдамской конференции. В предпоследний день работы Конференции он дважды прямо говорил о необходимости «какого-то центрального административного аппарата Германии», без которого «общую политику в отношении Германии трудно проводить».

В тот же день, когда решался вопрос о сохранении Рурского промышленного района в составе Германии, Сталин предложил в итоговом документе Конференции зафиксировать, что Рурская область остается частью Германии.

Английский министр иностранных дел Бевин поинтересовался, почему ставится этот вопрос, и Сталин пояснил, что «мысль о выделении Рурской области вытекала из тезиса о расчленении Германии», а далее сказал: «После этого произошло изменение взглядов на этот вопрос. Германия остается единым государством. Советская делегация ставит вопрос: согласны ли вы, чтобы Рурская область была оставлена в Германии? Вот почему этот вопрос встал здесь».

Трумэн сразу же согласился. Бевин (очень уж Лондону хотелось наложить на Рур свою лапу) сослался на необходимость консультаций со своим правительством и прибавил: «Мы предлагаем на известное время никакого центрального немецкого правительства не создавать».

Сталин и тогда жестко возражать не стал – ситуация была очень сложной. Однако вопрос о восстановлении централизации управления единой Германией поднял именно русский вождь. А саботировать этот вопрос стали англосаксы.

И об этом не надо забывать ни русским, ни немцам.

Собственно, принципиальную позицию СССР в отношении единой Германии Сталин высказал еще 9 мая 1945 года в обращении к советскому народу в День Победы над Германией:

«Германия разбита наголову. Германские войска капитулируют. Советский Союз торжествует победу, хотя он и не собирается ни расчленять, ни уничтожать Германию».

Так кто расчленил Германию?

А теперь – о якобы намерении Берии провести в 1953 году чуть ли не реставрацию капитализма в ГДР…

Берия действительно смотрел на ситуацию в ГДР трезво, поэтому и к перспективе форсированного социалистического развития ГДР относился скептически. Берия считал, что даже при наличии подкармливаемой по плану Маршалла Федеративной Республики Германия и финансировании Америкой экономического и социального развития ФРГ, успешный социализм в ГДР возможен, но при умной и очень постепенной политике руководства и СССР, и ГДР…

Вопрос этот обсуждался в советском руководстве уже после смерти Сталина – незадолго до июньских событий 1953 года в ГДР, и дискуссия разгорелась в Кремле серьезная. Большинство склонялись к временному отказу от строительства социализма, Молотов соглашался лишь на отказ от форсированных темпов.

Позиция Берии была, как всегда, обдуманной – его секретариат недаром получил от него распоряжение отыскать знатока экономики стран народной демократии. Поэтому «германский» документ Совмина СССР от 2 июня 1953 года был содержательным и конкретным – вполне в стиле Берии. Стиль этот заключался в том, что при разработке сложных специфических проблем «ЛП» определял общее направление, а разработку мер и рекомендаций оставлял экспертам. Соответственно анализ ситуации, данный в приложении к июньскому распоряжению Совмина, обнаруживал хорошее знание германских реальностей (например, там имеются даже рекомендации относительно линии поведения по отношению к рядовым участникам молодежной религиозной организации «Юнге Гемайнде» и т.д.).

Поэтому и рекомендующая часть была разумной:

– свернуть коллективизацию, ограничившись обществами по совместной обработке земли;

– рычагом воздействия на деревню сделать машинопрокатные станции;

– отказаться от политики вытеснения средних и мелких частных предприятий и, напротив, предоставлять им кредиты, сырье, энергоносители;

– пересмотреть пятилетний план ГДР в пользу более широкого развития промышленности группы «Б» для производства товаров широкого потребления;

– принять меры к укреплению законности и искоренять голое администрирование во всех сферах жизни Германии, в том числе – в отношении Церкви и духовенства;

– поставить задачу политической борьбы за восстановление национального единства Германии и заключение мирного договора.

В идеологии такого подхода чувствуется тот точный прагматизм, который был характерен именно для Берии. При этом у Берии в «германском» вопросе – в части идеи объединенной Германии – был некий авторитетный единомышленник, хотя поддержать Берию он уже не мог.

Имеется в виду… Сталин. 7 апреля 1952 года он подписал исправленный им проект ноты правительства СССР правительству США по вопросу о мирном договоре с Германией. Ранее, в направленной 10 марта 1952 года ноте в адрес США, Великобритании и Франции, СССР предлагал выработать мирный договор «при непосредственном участии Германии в лице общегерманского правительства» после свободных общегерманских выборов при гарантии последующего нейтралитета Германии (то есть невхождения объединенной Германии в НАТО).

Заканчивалась советская нота так:

«Именно в настоящее время решается вопрос, будет ли восстановлена Германия как единое независимое миролюбивое государство, входящее в семью миролюбивых народов Европы, или останется в силе раскол Германии и связанная с этим угроза войны в Европе».

Нейтральная Германия Западу не требовалась, и раскол, напротив, усиливался. Усиливались холодная война и европейская напряженность, ФРГ стала европейской основой НАТО, ничуть не увеличив при этом свою внешнюю безопасность…

Иными словами, все пошло так, как оно пошло.

И пошло не в интересах Германии, России и Европы в целом.

kaleidoscopelive.mirtesen.ru

Как немцы обороняли Германию в 1945 году

Как немцы обороняли Германию в 1945 году? Мы решили посмотреть на разгром Третьего Рейха, опираясь исключительно на немецкие источники, а также на исследования западных историков, имеющих доступ к фашистским архивам.  Генерал-майор Альфред Вейдеман в аналитической статье «Каждый человек на своем посту» привел состав вооруженных сил, которым предстояло оборонять Третий Рейх. По его словам, «в июле 1944 года вооруженные силы имели следующую численность: действующая армия — 4,4 млн. человек, армия резерва — 2,5 млн., военно-морской флот — 0,8 млн., ВВС — 2 млн., войска SS — около 0.5 млн. человек. В общей сложности под ружьем находилось 10.2 млн. человек». Альфред Вейдеман был уверен, что такого количества солдат было вполне достаточно, чтобы остановить русских на немецкой границе. Плюс к этому 22 июля 1944 года Гитлер поручил Геббельсу провести «тотальную мобилизацию ресурсов для нужд войны», что и было сделано. Это позволило компенсировать потери Вермахта во второй половине 1944 года. Одновременно под патронажем нацистской партии произошло создание фольксштурма - узкотерриториальных формирований из числа мужчины, которые не были призваны в армию по возрасту или болезням, а также из подростков и специалистов, имеющих «бронь». Эти отряды приравнивались к частям сухопутной армии и впоследствии обороняли Восточную Пруссию. Речь шла еще о нескольких миллионов мужчин, которые, по образному выражению Альфреда Вейдемана, должны были «перекатить тележку через гору», решающим образом усилить вооруженные силы».

 

2

Линии сопротивления в Германии

Нацисты стремились покрыть завоеванные территории, а также свою родину неприступной сетью оборонительных сооружений. В книге «Фортификация Второй мировой войны 1939-1945. III Рейх. Крепости, доты, бункеры, блиндажи, линии обороны», написанной военными историками Кауфманом Дж. Э и Кауфманом Г. У., сказано, что «Гитлер создал самую укрепленную страну в истории Человечества». С Востока Германию защищал «Померанский вал», ключевыми крепостями которой стали города Штольп, Руммельсбург, Нойштеттин, Шнайдемюль, Гдыня и Данциг. На Западе в 1936—1940 годах была построена «Линия Зигфрида», длиною 630 км и глубиной 35—100 км. Из оборонительных сооружений на юге наибольшую известность получил Альпийский редут в Баварских Альпах. Для защиты своей столицы немцы возвели три оборонительных кольца, в том числе и непосредственно в центре Берлина. В городе сформировали девять секторов обороны, в состав которых входило 400 железобетонных долговременных сооружений и врытые в землю шестиэтажные бункеры.

 

3

Тактика обороны немецких городов

Тактика обороны немецких городов строилась на опыте предшествующих боев с Красной Армией. Немецкий военный теоретик и штабист Эйке Миддельдорф так описывал методы захвата советскими частями укрепленных германских населенных пунктов: «Чаще всего это происходило в ходе преследования отступающих подразделений Вермахта внезапным ударом танковых групп с десантом пехоты. Если с ходу не удавалось захватить город, русские «его обходили с флангов и тыла, проводили планомерные атаки или пытались овладеть им ночным штурмом». Главная задача обороняющих частей состояла в том, чтобы не допустить расчленения круговой обороны на отдельные очаги. Именно поэтому планы опорных пунктов тщательно продумывались. Как правило, бои ввелись из хорошо подготовленных и имеющих противотанковую защиту сооружений. Предписывалось также совершать внезапные нападение из засад при малой дальности стрельбы с немедленным отходом на основные позиции.

 

4

Паника и военно-полевые суды

Между тем такая тактика, показавшая эффективность в России в других оккупированных странах, в Германии давала сбой. Жертвы среди мирного немецкого населения, которые являлись неизбежным спутником всех войн, оказывали на солдат Вермахта деморализующее влияние. «Сержант Курт увидел группу русских солдат, которые прятались за углом, - вспоминает один из защитников Руммельсбурга, - он по коридорам длинного дома забежал им в спину и дал очередь из комнаты на втором этаже. Двое упали, а третий бросил гранату в окно. Понятно дело, что сержант был не из новичков и сразу же выскочил. Но в последний момент он увидел красивую женщину и троих милых детей, которые прятались в углу. Взрыв разнес их в клочья. В Польше Курт не придал бы этому значения, но в Руммельсбурге он чуть не сошел с ума. На следующее утро он сдался». Для подавления подобных панических настроений в Германии начали действовать мобильные военно-полевые суды. «Первым был приговорен к смерти и двумя часами позже расстрелян генерал, повинный в том, что не взорвал Ремагенский мост. По крайней мере, хоть какой-то проблеск», - написал 5 марта 1945 года Геббельс.

 

5

Нацистские СМИ – последний вздох

Боевой орган национал-социалистического движения Великой Германии – газета Völkischer Beobachter также рассказывала об этом. Насколько это было актуальным, говорит её предпоследний номер, вышедший 20 апреля 1945 года. Центральная статья называлась «Бунт трусливых дезертиров в Мюнхене подавлен». В целом фашистские СМИ пытались сплотить немцев вокруг Гитлера. В частности, регулярно цитировались речи всё того же Геббельса о роли фюрера. Проводились даже параллели между вождем Третьего Рейха и Всевышним. «Кто имеет честь участвовать в руководстве нашим народом, может рассматривать свою службу ему, как службу Богу». Для поднятия морального духа ежедневно выходили статьи о Фридрихе Великом, как о символе германской стойкости, а также с пафосом рассказывалось о подвигах солдат и офицеров Вермахта. Много говорилось и роли немецких женщин в обороне Германии. «Нет сомнения, что за счет одной лишь добровольной вербовки нам никогда не удалось бы создать такую огромную армию женщин-военнослужащих, численность которой до сих пор точно не установлена, - анализируя публикации немецких газет 1944-1945 годов, сообщила западногерманская общественная женская организация. - Служебные обязательства и национал-социалистское законодательство об использовании женской рабочей силы сделали возможным в случае необходимости призывать женщин на военную службу в принудительном порядке». Третьей наиболее популярной темой в немецких СМИ 1945 года были ужасы большевистской оккупации.Источник

knowledgeblog.ru

Как немцы обороняли Германию в 1945 году

Как немцы обороняли Германию в 1945 году? Мы решили посмотреть на разгром Третьего Рейха, опираясь исключительно на немецкие источники, а также на исследования западных историков, имеющих доступ к фашистским архивам.

Подготовка

Генерал-майор Альфред Вейдеман в аналитической статье «Каждый человек на своем посту» привел состав вооруженных сил, которым предстояло оборонять Третий Рейх. По его словам, «в июле 1944 года вооруженные силы имели следующую численность: действующая армия — 4,4 млн. человек, армия резерва — 2,5 млн., военно-морской флот — 0,8 млн., ВВС — 2 млн., войска SS — около 0.5 млн. человек. В общей сложности под ружьем находилось 10.2 млн. человек».

Альфред Вейдеман был уверен, что такого количества солдат было вполне достаточно, чтобы остановить русских на немецкой границе. Плюс к этому 22 июля 1944 года Гитлер поручил Геббельсу провести «тотальную мобилизацию ресурсов для нужд войны», что и было сделано. Это позволило компенсировать потери Вермахта во второй половине 1944 года.

Одновременно под патронажем нацистской партии произошло создание фольксштурма — узкотерриториальных формирований из числа мужчины, которые не были призваны в армию по возрасту или болезням, а также из подростков и специалистов, имеющих «бронь». Эти отряды приравнивались к частям сухопутной армии и впоследствии обороняли Восточную Пруссию. Речь шла еще о нескольких миллионов мужчин, которые, по образному выражению Альфреда Вейдемана, должны были «перекатить тележку через гору», решающим образом усилить вооруженные силы».

Линии сопротивления в Германии

Нацисты стремились покрыть завоеванные территории, а также свою родину неприступной сетью оборонительных сооружений. В книге «Фортификация Второй мировой войны 1939-1945. III Рейх. Крепости, доты, бункеры, блиндажи, линии обороны», написанной военными историками Кауфманом Дж. Э и Кауфманом Г. У., сказано, что «Гитлер создал самую укрепленную страну в истории Человечества».

С Востока Германию защищал «Померанский вал», ключевыми крепостями которой стали города Штольп, Руммельсбург, Нойштеттин, Шнайдемюль, Гдыня и Данциг. На Западе в 1936—1940 годах была построена «Линия Зигфрида», длиною 630 км и глубиной 35—100 км. Из оборонительных сооружений на юге наибольшую известность получил Альпийский редут в Баварских Альпах. Для защиты своей столицы немцы возвели три оборонительных кольца, в том числе и непосредственно в центре Берлине. В городе сформировали девять секторов обороны, в состав которых входило 400 железобетонных долговременных сооружений и врытые в землю шестиэтажные бункеры.

Тактика обороны немецких городов

Тактика обороны немецких городов строилась на опыте предшествующих боев с Красной Армией. Немецкий военный теоретик и штабист Эйке Миддельдорф так описывал методы захвата советскими частями укрепленных германских населенных пунктов:

«Чаще всего это происходило в ходе преследования отступающих подразделений Вермахта внезапным ударом танковых групп с десантом пехоты. Если с ходу не удавалось захватить город, русские «его обходили с флангов и тыла, проводили планомерные атаки или пытались овладеть им ночным штурмом». Главная задача обороняющих частей состояла в том, чтобы не допустить расчленения круговой обороны на отдельные очаги. Именно поэтому планы опорных пунктов тщательно продумывались. Как правило, бои ввелись из хорошо подготовленных и имеющих противотанковую защиту сооружений. Предписывалось также совершать внезапные нападение из засад при малой дальности стрельбы с немедленным отходом на основные позиции.

Паника и военно-полевые суды

Между тем такая тактика, показавшая эффективность в России в других оккупированных странах, в Германии давала сбой. Жертвы среди мирного немецкого населения, которые являлись неизбежным спутником всех войн, оказывали на солдат Вермахта деморализующее влияние. «Сержант Курт увидел группу русских солдат, которые прятались за углом, — вспоминает один из защитников Руммельсбурга, — он по коридорам длинного дома забежал им в спину и дал очередь из комнаты на втором этаже. Двое упали, а третий бросил гранату в окно. Понятно дело, что сержант был не из новичков и сразу же выскочил. Но в последний момент он увидел красивую женщину и троих милых детей, которые прятались в углу. Взрыв разнес их в клочья. В Польше Курт не придал бы этому значения, но в Руммельсбурге он чуть не сошел с ума. На следующее утро он сдался». Для подавления подобных панических настроений в Германии начали действовать мобильные военно-полевые суды. «Первым был приговорен к смерти и двумя часами позже расстрелян генерал, повинный в том, что не взорвал Ремагенский мост. По крайней мере, хоть какой-то проблеск», — написал 5 марта 1945 года Геббельс.

Нацистские СМИ – последний вздох

Боевой орган национал-социалистического движения Великой Германии – газета Völkischer Beobachter также рассказывала об этом. Насколько это было актуальным, говорит её предпоследний номер, вышедший 20 апреля 1945 года. Центральная статья называлась «Бунт трусливых дезертиров в Мюнхене подавлен». В целом фашистские СМИ пытались сплотить немцев вокруг Гитлера. В частности, регулярно цитировались речи всё того же Геббельса о роли фюрера. Проводились даже параллели между вождем Третьего Рейха и Всевышним. «Кто имеет честь участвовать в руководстве нашим народом, может рассматривать свою службу ему, как службу Богу». Для поднятия морального духа ежедневно выходили статьи о Фридрихе Великом, как о символе германской стойкости, а также с пафосом рассказывалось о подвигах солдат и офицеров Вермахта. Много говорилось и роли немецких женщин в обороне Германии. «Нет сомнения, что за счет одной лишь добровольной вербовки нам никогда не удалось бы создать такую огромную армию женщин-военнослужащих, численность которой до сих пор точно не установлена, — анализируя публикации немецких газет 1944-1945 годов, сообщила западногерманская общественная женская организация. — Служебные обязательства и национал-социалистское законодательство об использовании женской рабочей силы сделали возможным в случае необходимости призывать женщин на военную службу в принудительном порядке». Третьей наиболее популярной темой в немецких СМИ 1945 года были ужасы большевистской оккупации.

published on cemicvet.ru according to the materials timeallnews.ru

Мой мир

Facebook

Вконтакте

Twitter

Одноклассники

cemicvet.mediasole.ru

Германия в 1945—1949 годах - Википедия

Зоны оккупации Германии. после войны (Жизнь продолжается).

Германия в 1945—1949 годах или Оккупация Германии — (неофициальное название этого периода — «нулевые годы») представляла собой территорию в центре Европы, разделённую на четыре зоны оккупации, с практически отсутствующей экономикой и разрушенной инфраструктурой, не имеющей полноценной собственной администрации.

С самого дня окончания войны Германия оказалась разделённой на две части, контролируемые двумя принципиально различными политэкономическими системами:

Это были годы не только восстановления экономики, но и переосмысления прошлого и формирования нового образа жизни.

«Нулевые годы» закончились образованием двух германских государств — ФРГ (23 мая 1949) на Западе и ГДР (7 октября 1949) на Востоке[1][2][3][4][5][6][7][8]. Оккупационные войска освободили Германию и были расквартированы здесь с официальным статусом победителей, но не , что определило характер их взаимоотношений с населением. Изданные командованием приказы были направлены на изоляцию войск с тем, чтобы исключить взаимные контакты в любой их форме. Однако солдаты, несмотря на многократно издаваемые запреты, находили способы их обойти.

Ханс Вернер Рихтер[9] так охарактеризовал жизнь во время оккупации:

Наиболее свободно люди жили в английской зоне, лучше всех — в американской, наиболее опасной была жизнь населения в советской зоне оккупации[1]. (С. 66.)

В 1950 Институт анализа общественного мнения в Алленбахе (Allenbasher Institut für Demoskopie) провёл социологическое обследование населения, задав единственный вопрос: «Каковы ваши впечатления о поведении оккупационных войск держав-победительниц?» Ответы распределились (в процентах от общего числа опрошенных) по четырём категориям[1] (страница 66):

  • «Присутствие было вообще незаметно»: английских — 47 %; американских — 36 %; французских — 28 %; советских — 4 %;
  • «Осталось приятное впечатление»: английских — 16 %; американских — 15 %; французских — 7 %; советских — 1 %;
  • «Осталось неприятное впечатление»: английских — 26 %; американских — 32 %; французских — 35; советских — 24 %;
  • «Осталось в высшей степени неприятное впечатление»: английских — 11 %; американских — 17 %; французских — 30 %; советских — 71 %.

Предыстория[ | ]

Союзники обратились к обсуждению послевоенного мира и судьбы Германии в 1941 году, когда на борту крейсера, стоявшего в у берегов Ньюфаундленда[8], была составлена Атлантическая хартия, обнародованная президентом Рузвельтом от своего лица и от имени премьера Великобритании Черчилля 14 августа того же года. Содержание сводилось к соглашению о тесном взаимодействии Англии и США в общей борьбе с нацизмом и последующем установлении мира на восьми принципах[4] (стр. 479), продолжающих сформулированные перед Первой мировой войной президентом Вильсоном принципы свободного самоопределения наций и создания системы общегосударственной безопасности[7].

На конференции в Тегеране (28 ноября — 1 декабря 1943) было достигнуто соглашение между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным о послевоенной судьбе Германии. В это время уже стали широко известны преступления нацистов, и общественное мнение во всём мире начало отождествлять рядового немца с нацистом. Требования к Германии сильно ужесточились. Вопреки первоначальному намерению Черчилля об открытии Второго фронта на Балканах, было избрана высадка в Нормандии[7] (С. 168.).

14 января 1943 Черчилль и Рузвельт сформулировали требование безусловной капитуляции Германии. 12 сентября в Лондоне был подписан протокол о создании трех зон оккупации[10]. На конференции в Ялте (4 февраля — 11 февраля 1945) союзники договорились об установлении новых границ в Европе и подтвердили раздел Германии на зоны оккупации, дополнительно выделив французскую зону, за счет английской и американской.

После самоубийства Адольфа Гитлера во время битвы за Берлин 30 апреля 1945 года, во главе правительства Германии стал гросс-адмирал Карл Дёниц. Его правительство называлось «фленсбургским», поскольку город Фленсбург недалеко от границы с Данией был местопребыванием Дёница и его окружения. В связи с быстрым наступлением союзников фактическая юрисдикция этого правительства распространялась лишь на узкую полосу земли от австрийской границы до Берлина и датской границы, причём после 8 мая 1945 года оно реально контролировало только Фленсбург и окрестные территории. 23 мая 1945 года все члены Фленсбургского правительства были арестованы, вследствие чего оно прекратило своё существование.

7 мая 1945 года начальник штаба Верховного главнокомандования Германии генерал-полковник Йодль от лица главы государства, адмирала Дёница, подписал в штабе главнокомандующего вооружёнными силами союзников Дуайта Эйзенхауэра в Реймсе акт о безоговорочной капитуляции Германии. Согласно акту германские войска должны были прекратить военные действия с 23:01 8 мая по центральноевропейскому времени (с 00:01 9 мая по германскому летнему времени). Однако по настоянию Сталина эта процедура была продублирована в ночь с 8 на 9 мая 1945 года генерал-фельдмаршалом Кейтелем, генерал-адмиралом фон Фридебургом и генерал-полковником Штумпфом, которые от имени Верховного командования вооружённых сил Германии подписали акт о безоговорочной капитуляции. В СССР 9 мая был назван днём официального прекращения [11].

Декларация о поражении Германии[ | ]

5 июня 1945 года в Берлине представителями четырёх союзных держав — СССР, Великобритании, США и Франции — была подписана декларация о поражении Германии[12]. В ней указывалось, что в Германии нет такого центрального правительства или власти, которые способны взять на себя ответственность за сохранение порядка, управление страной и выполнение требований держав-победительниц. Согласно декларации, правительства СССР, Великобритании, США и Франции приняли на себя верховную власть в Германии, включая всю власть, которой располагали германское правительство, верховное командование и любые областные, муниципальные или местные правительства или власти, оговорив, что этот шаг не является аннексией Германии[13].

План Моргентау[ | ]

Распашка площади в Берлине

В августе 1944 американский министр финансов Генри Моргентау подал Рузвельту меморандум, составленный от своего имени и своего окружения, настроенного в отношении будущего Германии весьма радикально. Этот план предусматривал следующее:

  1. Демилитаризацию страны, включающую разоружение Вермахта и Народного ополчения. Вывоз или уничтожение военных материалов, полное уничтожение военной промышленности.
  2. Изменение границ Германии: Раздел Восточной Пруссии между Польшей и СССР; передача Саара Франции и установление границы по Мозелю и Рейну.
  3. Создание на оставшейся территории двух независимых государств: Северного и Южного, а также таможенного союза на границе с Австрией.
  4. Уничтожение Рура как центра индустрии. С этой целью следует произвести демонтаж всего промышленного оборудования и закрыть все шахты. На этой территории должны быть размещены международные вооружённые силы.
  5. На Германию должны быть наложены требования выполнения плана реституций и репараций.
  6. Система среднего и высшего образования должна быть реорганизована и поставлена под контроль, а на переходное время все школы и университеты должны быть закрыты.
  7. С целью политической децентрализации все руководители государственных учреждений должны быть освобождены от своих должностей.
  8. Восстановление системы земельных органов власти по образцу существовавшего до создания Второго рейха совокупности 18 карликовых государств с приданием им прав на автономию.
  9. Контроль за соблюдением оккупационного режима возлагается на вооружённые силы.
  10. Контроль Объединённых наций над функционированием немецкой промышленности, торговли и финансовой системы устанавливается на 20 лет.
  11. Крупные земельные владения ликвидируются, а земля распределяется между крестьянами.
  12. Военные преступники подвергаются наказанию.
  13. На определённое время вводится запрет на ношение военной и полу-военной формы.
  14. Все летательные аппараты конфискуются. Ни один немец не имеет права ни летать, ни служить в авиации.
  15. Хотя реализация этой программы должна быть возложена на соответствующие международные комиссии, вся ответственность за обеспечение этой деятельности в форме полицейского надзора ложится на армию США[4] (С. 472—476.)
Один из 4 плавучих кранов на верфи в Гамбурге в момент уничтожения 27 марта 1947 г. Уничтожение завода Круппа в Эссене.1948 г.

Вначале Рузвельт согласился с текстом и подписался под ним. Но, вернувшись из отпуска, отозвал свою подпись. Тем не менее изложенные в плане мероприятия приводились в жизнь, в особенности в отношении демонтажа и уничтожения оборудования промышленных предприятий. Это вело к увеличению числа безработных и существенному ухудшению благосостояния населения[4]. В соответствии с потсдамскими соглашениями германская промышленность во всех зонах не должна была производить более 50 % от достигнутого до войны уровня. На конференции в Потсдаме было принято решение закончить все работы по демонтажу в 1947 г. СССР провёл эту работу весьма энергично и в сроки уложился. Из 40 000 тонн подлежащего демонтажу оборудования в СССР было отправлено 39 000 тонн. Союзники же, прислушиваясь к протестам немецкой стороны, местами прекращали работы и закончили их только в 1949 г.

Однако начавший свою реализацию с 15 мая 1948 г. план Маршалла существенно изменил тенденции в развитии немецкой экономики[14].

Зоны оккупации[ | ]

  • Французскую, в которую вошли южная часть Вюртемберга, южная часть Бадена и южная часть Рейнской Области и Пфальц;
  • Британскую, в которую вошли северная часть Рейнской Области, Вестфалия, Ганновер, Брауншвейг, Ольденбург, Шаумбург-Липпе;
  • Американскую, в которую вошли Бавария, Гессен, северная часть Бадена и северная часть Вюртемберга;
  • Советскую, в которую вошли Саксония, Галле-Мерзебург, Магдебург, Анхальт, Тюрингиия, Бранденбург, Мекленбург и Передняя Померания;
  • Берлин также был разделён на четыре сектора.

Кампания по перевоспитанию[ | ]

Кампания по перевоспитанию была начата с целью освободить население от любых проявлений идеологии нацизма. Она состояла, в частности, в ознакомлении населения с наиболее отталкивающими сторонами деятельности немецкой администрации. В кинотеатрах непрерывно шли документальные фильмы с кадрами, в деталях отображающих лагеря смерти. При этом посещение этих киносеансов некоторые представители оккупационной администрации ставили обязательным условием получения продуктовых карточек. Жители ближайших к концлагерям поселений должны были участвовать в экскурсиях по ним, а в некоторых случаях принять участие в проводимых там работах. Для большинства лиц гражданского населения, так же как и для лиц, находящихся на военной службе, получаемая информация о масштабах злодеяний режима нацизма была потрясением[15][16][14].

Денацификация[ | ]

Одной из задач, которые поставили перед собой союзники, была денацификация немецкого общества, Взрослому населению предлагалось от имени «Контрольного Совета по Германии» заполнить анкету со множеством вопросов, на основании ответа на которые определялась вина того или иного лица в преступлениях нацизма. Так, в опросном листе «Erhebungsformular MG/PS/G/9a» содержался 131 вопрос. Отказ от заполнения грозил лишением продуктовых карточек. Если результат подведения итога ответа давал основание считать заполнившего «виновным» или «виновным в высшей степени», отвечающий представал перед судом. В случае осуждения виновный отправлялся в лагерь для интернированных лиц, в качестве которого использовались некоторые из сохранившихся концлагерей. Для «замешанных» или «попутчиков» предполагалось наказание в виде денежного штрафа или конфискации некоторой доли имущества. Имелась категория «оправданных», но лучше всего было попасть в категорию «не замешанных». Неискренность опрашиваемых, круговая порука и коррупция делали это мероприятие весьма неэффективным, а его результаты спорными.

Игра со спичками[ | ]

Участники конференции в Тегеране в 1943 году были едины во мнении, что послевоенная Польша должна получить компенсацию в виде приобретения части Силезии и Восточной Пруссии. Территориальный вопрос окончательно решил Черчилль, выложив на карту Восточной Европы три спички. Две из них он положил параллельно границам довоенной Польши, а третью — по «Линии Керзона», которую Сталин считал истинной польско-советской границей. Затем Черчилль взял крайнюю (восточную) спичку и переложил её на запад, на такое же расстояние от западной границы Польши, как от «Линии Керзона», уже вдоль линии Одер-Нейссе. Такой простой приём был одобрен всеми участниками, поскольку Сталин получил районы на северных территориях Восточной Пруссии с Кёнигсбергом, который вскоре после захвата Советской Армии получил название Калининград. Одновременно было принято решение о переселении поляков из переходящих к СССР земель, а также немцев в количестве около 5 миллионов в лежащие на западе земли Германии.

В ответ на возникшие при этом соображения, связанные с жизненной катастрофой, которую должны перенести переселенцы, были высказаны следующие доводы: во-первых, такой прецедент сравнительно недавно имел место в Восточной Европе, когда из отходящих к Турции земель были выселены греки. Во-вторых, утверждалось, что немцы сами организовали во время разгрома Польши переселение массы населения, причём для еврейского населения это закончилось Холокостом. И немцы должны не жаловаться, но воспринимать это как справедливое наказание.[4]

Демократизация[ | ]

Сначала в Советской, а позже и в других зонах оккупации были разрешены политические партии — была восстановлена Коммунистическая партия Германии и все три партии бывшей веймарской коалиции — СДПГ, ГДП и ГПЦ. Однако вскоре партийная верхушка ГДП совместно с бывшими членам ГНП создают Свободно-демократическую партию Германии (СвДП) (в Советской зоне оккупации — Либерально-демократическую партию (ЛДП)), а партийная верхушка ГПЦ совместно с бывшими членами ГННП создают Христианско-демократический союз (ХДС), в результате чего ГДП и ГПЦ маргинализируются.

В Советской зоне оккупации предпринимается попытка воссоздать подобие Веймарской коалиции, что приводит к созданию «Демократического блока», в который вошли КПГ, СДПГ, ЛДП, восточногерманский ХДС, руководящий орган которого формировался на основе паритета всех входящих в блок партий. Аналогичные блоки были созданы и на земельном уровне, на паритетной основе этих партий были образованы временные земельные собрания, в которые вошли также представители некоторых общественных организаций. В апреле 1946 года СДПГ и КПГ в Советской зоне оккупации объединяются в Социалистическую единую партию Германии (СЕПГ), руководящие органы которой формировались на основе паритета бывших коммунистов и социал-демократов. СДПГ трёх остальных зон от такого объединения отказались, организациями СЕПГ этих зон стали организации КПГ.

В 1946—1947 гг. воссоздаются выборные населением земельные и районные собрания, общинные советы (или общинные представительства), причём на выборах в них в Советской зоне оккупации, в которых КПГ и СДПГ были объединены в СЕПГ, СЕПГ получила большинство, в остальных большинство получали либо СДПГ, либо ХДС.

Проблема кадров[ | ]

Оккупационные силы столкнулись с чрезвычайно острой проблемой нехватки кадров для руководства на всех уровнях хозяйства, вызванной, в том числе, возникшей в результате военных действий резкой диспропорцией в половом составе населения. Эта проблема усугубилась тем, что идеология нацизма в принципе исключала женщину из общественной жизни, поручая ей область домашнего хозяйства и воспитания детей[17]. Из-за недостатка профессиональных знаний женщина не могла взять на себя решение насущных проблем, стоявших перед обществом.

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

  1. ↑ 1 2 3 Dieter Franck. Jahre unseres Lebens 1945—1949/ R. Piper & Co Verlag, München. 1980. ISBN 3-492-02561-7
  2. ↑ Baedecker. Deutschland. Verlag Karl Baedeker. 2002. ISBN 3-8297-1004-6
  3. ↑ Martin Kitchen. The Cambridge Illustrated History of Germany: — Cambridge University Press, 1996. ISBN 0-521-45341-0
  4. ↑ 1 2 3 4 5 Epoche der Entscheidungen/ Eine geschichte des 20. Jahrhunderts mit Dokumenten in text und Bild. Sechste Auflage 40.-48.Tausend. Seewald Verlag Stuttgart-Degerloch. 1960.
  5. ↑ Die Bilanz des 20. Jahrhunderts. Harenbergs Kommunikation Verlags-und Mediengesellschaft mbH & Co.KG, Dortmund 1991. ISBN 3-611-00199-6
  6. ↑ Reinhard Pözorny (Hg). Deutsches National-Lexikon- DSZ-Verlag. 1992. ISBN 3-925924-09-4
  7. ↑ 1 2 3 Dr. Fritz Winzer. Weltgeschichte Daten Fakten Bilder. Georg Westermann Verlag.1987. ISBN 3-07-509036-0
  8. ↑ 1 2 Gerhard Schreiber. Kurze Geschichte des Zweiten Weltkrieges. Verlag C.H.Beck oHG, München 2005 ISBN 3-406-52953-4
  9. ↑ Писатель-антифашист, создатель литературной группы 47 (нем. Gruppe 47), ставившей своей целью осмысливание причин возникновения тоталитаризма
  10. ↑ Лондонский протокол 12 сентября 1944 г.
  11. ↑ Illustrierte Lexicon der Weltgeschichte. Verlag das Beste GmbH, Stuttgart, Zürich, Wien.1999. ISBN 3-87070-825-5.
  12. ↑ Декларация о поражении Германии 1945 год - Источники - ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ МАТЕРИАЛ - Каталог статей - Персональный сайт. istorik.ucoz.com. Проверено 6 мая 2017.
  13. ↑ Подписание декларации о поражении Германии. Справка
  14. ↑ 1 2 Unser Jahrhundert im Bild. C.Bertelsmann Verlag, Gütersloch 1964, 1966
  15. ↑ Меллентин Ф. Бронированный кулак вермахта. — Смоленск: Русич, 1999. — 258 с. — (Мир в войнах) — ISBN 5-8138-0088-3
  16. ↑ Günter Grass. Beim Häuten der Zwiebel. Erinnerungen. Steidl. Göttingen 2006
  17. ↑ Heinz Bergschicker. Deutsche Chronik 1933—1945. Ein Zeitbild Faschistischen Diktatur. 3. Auflage. Berlin: Verlag der Nation, 1981

Литература[ | ]

encyclopaedia.bid


Смотрите также