Социальное жилье Германии: нелегко, но возможно. В германии социальное жилье


Социальное жилье Германии: нелегко, но возможно

Трудные времена

Германия вышла из Второй мировой войны с существенными потерями: на западных территориях было полностью разрушено 20% и повреждено 25% жилого сектора. К тому же в Западную Германию хлынул поток беженцев: чешские, польские и российские немцы составили около 10 млн человек, которых, как и оставшихся без кровли местных жителей, надо было обеспечить жильем. Предполагалось, что для этого нужно было увеличить жилой сектор на 50%.

Как можно было ожидать от практичных немцев, к делу они подошли основательно. Здесь отклонили вариант «домиков Черчилля» – дешевого жилья, рассчитанного на 10-12 лет. Им не пришла в голову идея, воплощенная в Советском Союзе при Хрущеве, когда жила строилось в расчете на эксплуатацию в течение 25 лет. Немцы сочли это пустой тратой средств и пошли другим путем: они создали систему, работающую на объединении частного капитала и госсубсидий.

В ФРГ жилищное строительство было объявлено приоритетом номер один. За 1945–1957 гг. было возведено 5 млн единиц жилья общей площадью около 250 млн кв. м – примерно по 50 кв. м на семью. Объем инвестиций в строительство жилья превышал 5% ВВП страны. Доля государственной поддержки сектора колебалась от 30 до 50% от общего объема инвестиций.

Государство оплачивало разрыв между расходами инвестора на возведение жилья и его доходами от аренды – инвестор, построивший жилую недвижимость в Германии, продолжал его эксплуатацию. Конечный пользователь, малоимущий жилец, получал качественное жилье при цене аренды до 10% его дохода.

Когда к концу 50-х годов проблема жилья для неимущих была в Германии решена, государство серьезно сократило дотации: практически каждый год изначальная цифра снижалась на 10%. Другой остроумный ход состоял в выборе типологии жилья: отказавшись от многоквартирных домов в пользу маленьких домов с садиком, правительство существенно снизило социальную напряженность. Подумайте сами, что делать пролетарию в благоустроенной квартире после работы? Этак он может примкнуть к социалистическим движениям и стать опасным смутьяном. Другое дело – домовладелец: в доме и в саду всегда есть чем заняться, тут не до революционных брожений.

Стоит специально отметить, что жилье никогда и никому не давалось бесплатно – просто каждый потенциальный жилец вносил посильный вклад. Эта мудрая политика не давала почвы для злоупотреблений при распределении жилья.

Новая волна

С падением Берлинской стены в 1989 году Германия в определенном смысле снова столкнулась с проблемой острой нехватки социального жилья, только на сей раз поток немцев двинулся из ГДР в ФРГ. Существенную «помощь» в заселении опустевшего жилья оказали переселенцы из бывшего СССР: именно их государство оделяло квартирами рванувших на Запад немцев. И надо отдать должное: количество переселенцев со временем достигло 3 млн, и все они имеют крышу над головой.

Интеграция переселенцев была основательно продуманной. Вновь прибывшие обычно поселялись в общежитии, где, впрочем, оставались недолго: обычно не более 6 месяцев. Затем им находили квартиры, аренду которых для пенсионеров на 100% оплачивало государство, для остальных существовали разные программы поддержки. По словам министра внутренних дел Германии Вольфганга Шольбе, только 22 тысячи переселенцев пребывают в статусе безработных, остальные успешно интегрировались в новой стране.

Система обеспечения эмигрантов социальным жильем была хорошо отлаженной и сбои давала только в исключительных случаях. Обычно эти сбои «программировались» самими эмигрантами, которые проявляли недостаточно активности в стремлении ассимилироваться: не учили язык, не принимали местные порядки, не пытались найти работу.

Любопытно, что Германия изначально четко определяла статус своих гостей: те, кто должен был стать гражданином и остаться в стране, относились к другим подразделениям социального обеспечения, нежели эмигранты временные. Так, приняв на время обездоленных эмигрантов из арабских стран, Германия не оставила их в стране «на авось». Через несколько лет, когда опасность миновала, немецкое государство построило на их родине социальное жилье и вернуло временных беженцев в родную среду.

Проблемы остаются

Надо сказать, что в Германии большой опыт строительства социального жилья. В прошлом году ЮНЕСКО внесла в список всемирного наследия 6 рабочих поселков в Берлине, построенных в первые десятилетия 20 века известными немецкими архитекторами Гропиусом, Таутом и Шароуном. Возведенные в период с 1913 по 1934 годы по инициативе городских властей, поселки были созданы в соответствии с самыми современными в то время представлениями о правилах гигиены и организации быта. Все квартиры в поселках снабжены туалетом и ванной комнатой, центральным отоплением, а также балконом или лоджией. Комнаты в квартирах разделены по функциональному принципу.

Однако и опыт не всегда помогает. Вследствие объединения Германии, последующего экономического спада и роста дефицита в бюджете местные власти практически лишились возможности расширять социальный жилфонд.

Рост жилого сектора постоянно замедляется, цены растут, и хуже всего дело обстоит именно с социальными квартирами. Только за последние пять лет их количество ежегодно уменьшалось на 100 тыс. Если в 80-е годы в ФРГ их было около 4 млн, то в 2003 году эта цифра снизилась до 1,7 млн. Так, в Западном Берлине число социальных квартир сократилось вдвое и сегодня составляет всего 6% от общего жилого фонда города, а в Дрездене магистрат почти полностью приватизировал социальное жилье.

После истечения срока договора с городскими магистратами крупные домовладельцы настолько повышают арендную плату за жилье, что оно утрачивает статус социального и становится недоступным для бедных слоев населения. Цены на квартиры в больших городах (Мюнхене, Штутгарте, Франкфурте, Кёльне, Дюссельдорфе, Гамбурге и др.) на 25–35% выше, чем в среднем по стране.

Растет число выселенных за долги по квартплате – теперь эти люди вынуждены жить в худших условиях. Проблема недостатка соцжилья затрагивает многих: в стране более 5 млн безработных, и еще 5,5 млн человек имеют доходы на уровне прожиточного минимума. В конце 2008 года 16% населения Германии принадлежали к бедным слоям и нуждались в жилье по приемлемым ценам.

Как видите, никакого рая для бедных в Германии не наблюдается. Кроме того, поговорка «Скажи мне, в каком районе ты живешь, и я скажу, кто ты» жестко регулирует жизнь немецкого общества. Детям из бедных районов, невзирая на одаренность, редко удается перейти в престижные школы, так что будущее бедняков не выглядит особенно радужным. В то же время и настоящее их, благодаря разумной социальной политике, не столь уж драматично.

Автор: Виктория Грегуольдо

Журнал "Собственник"

Условия цитирования материалов Prian.ru

prian.ru

Социальное жилье в Германии. | Новости рынка недвижимости

Трудные временаГермания вышла из Второй мировой войны с существенными потерями: на западных территориях было полностью разрушено 20% и повреждено 25% жилого сектора. К тому же в Западную Германию хлынул поток беженцев: чешские, польские и российские немцы составили около 10 млн человек, которых, как и оставшихся без кровли местных жителей, надо было обеспечить жильем. Предполагалось, что для этого нужно было увеличить жилой сектор на 50%. Как можно было ожидать от практичных немцев, к делу они подошли основательно. Здесь отклонили вариант «домиков Черчилля» – дешевого жилья, рассчитанного на 10-12 лет. Им не пришла в голову идея, воплощенная в Советском Союзе при Хрущеве, когда жила строилось в расчете на эксплуатацию в течение 25 лет. Немцы сочли это пустой тратой средств и пошли другим путем: они создали систему, работающую на объединении частного капитала и госсубсидий.

В ФРГ жилищное строительство было объявлено приоритетом номер один. За 1945–1957 гг. было возведено 5 млн единиц жилья общей площадью около 250 млн кв. м – примерно по 50 кв. м на семью. Объем инвестиций в строительство жилья превышал 5% ВВП страны. Доля государственной поддержки сектора колебалась от 30 до 50% от общего объема инвестиций. Государство оплачивало разрыв между расходами инвестора на возведение жилья и его доходами от аренды – инвестор, построивший жилую недвижимость в Германии, продолжал его эксплуатацию. Конечный пользователь, малоимущий жилец, получал качественное жилье при цене аренды до 10% его дохода. Когда к концу 50-х годов проблема жилья для неимущих была в Германии решена, государство серьезно сократило дотации: практически каждый год изначальная цифра снижалась на 10%.

Другой остроумный ход состоял в выборе типологии жилья: отказавшись от многоквартирных домов в пользу маленьких домов с садиком, правительство существенно снизило социальную напряженность. Подумайте сами, что делать пролетарию в благоустроенной квартире после работы? Этак он может примкнуть к социалистическим движениям и стать опасным смутьяном. Другое дело – домовладелец: в доме и в саду всегда есть чем заняться, тут не до революционных брожений. Стоит специально отметить, что жилье никогда и никому не давалось бесплатно – просто каждый потенциальный жилец вносил посильный вклад. Эта мудрая политика не давала почвы для злоупотреблений при распределении жилья.

Новая волнаС падением Берлинской стены в 1989 году Германия в определенном смысле снова столкнулась с проблемой острой нехватки социального жилья, только на сей раз поток немцев двинулся из ГДР в ФРГ. Существенную «помощь» в заселении опустевшего жилья оказали переселенцы из бывшего СССР: именно их государство оделяло квартирами рванувших на Запад немцев. И надо отдать должное: количество переселенцев со временем достигло 3 млн, и все они имеют крышу над головой. Интеграция переселенцев была основательно продуманной. Вновь прибывшие обычно поселялись в общежитии, где, впрочем, оставались недолго: обычно не более 6 месяцев. Затем им находили квартиры, аренду которых для пенсионеров на 100% оплачивало государство, для остальных существовали разные программы поддержки. По словам министра внутренних дел Германии Вольфганга Шольбе, только 22 тысячи переселенцев пребывают в статусе безработных, остальные успешно интегрировались в новой стране.

Система обеспечения эмигрантов социальным жильем была хорошо отлаженной и сбои давала только в исключительных случаях. Обычно эти сбои «программировались» самими эмигрантами, которые проявляли недостаточно активности в стремлении ассимилироваться: не учили язык, не принимали местные порядки, не пытались найти работу. Любопытно, что Германия изначально четко определяла статус своих гостей: те, кто должен был стать гражданином и остаться в стране, относились к другим подразделениям социального обеспечения, нежели эмигранты временные. Так, приняв на время обездоленных эмигрантов из арабских стран, Германия не оставила их в стране «на авось». Через несколько лет, когда опасность миновала, немецкое государство построило на их родине социальное жилье и вернуло временных беженцев в родную среду.

Проблемы остаютсяНадо сказать, что в Германии большой опыт строительства социального жилья. В прошлом году ЮНЕСКО внесла в список всемирного наследия 6 рабочих поселков в Берлине, построенных в первые десятилетия 20 века известными немецкими архитекторами Гропиусом, Таутом и Шароуном. Возведенные в период с 1913 по 1934 годы по инициативе городских властей, поселки были созданы в соответствии с самыми современными в то время представлениями о правилах гигиены и организации быта. Все квартиры в поселках снабжены туалетом и ванной комнатой, центральным отоплением, а также балконом или лоджией. Комнаты в квартирах разделены по функциональному принципу. Однако и опыт не всегда помогает. Вследствие объединения Германии, последующего экономического спада и роста дефицита в бюджете местные власти практически лишились возможности расширять социальный жилфонд.

Рост жилого сектора постоянно замедляется, цены растут, и хуже всего дело обстоит именно с социальными квартирами. Только за последние пять лет их количество ежегодно уменьшалось на 100 тыс. Если в 80-е годы в ФРГ их было около 4 млн, то в 2003 году эта цифра снизилась до 1,7 млн. Так, в Западном Берлине число социальных квартир сократилось вдвое и сегодня составляет всего 6% от общего жилого фонда города, а в Дрездене магистрат почти полностью приватизировал социальное жилье. После истечения срока договора с городскими магистратами крупные домовладельцы настолько повышают арендную плату за жилье, что оно утрачивает статус социального и становится недоступным для бедных слоев населения. Цены на квартиры в больших городах (Мюнхене, Штутгарте, Франкфурте, Кёльне, Дюссельдорфе, Гамбурге и др.) на 25–35% выше, чем в среднем по стране.

Растет число выселенных за долги по квартплате – теперь эти люди вынуждены жить в худших условиях. Проблема недостатка соцжилья затрагивает многих: в стране более 5 млн безработных, и еще 5,5 млн человек имеют доходы на уровне прожиточного минимума. В конце 2008 года 16% населения Германии принадлежали к бедным слоям и нуждались в жилье по приемлемым ценам. Как видите, никакого рая для бедных в Германии не наблюдается. Кроме того, поговорка «Скажи мне, в каком районе ты живешь, и я скажу, кто ты» жестко регулирует жизнь немецкого общества. Детям из бедных районов, невзирая на одаренность, редко удается перейти в престижные школы, так что будущее бедняков не выглядит особенно радужным. В то же время и настоящее их, благодаря разумной социальной политике, не столь уж драматично.

Автор: Виктория Грегуольдо 

www.justreal.ru

Социальные квартиры для мигрантов: Германию ждет новый строительный бум | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW

В Германии в данный момент главная тема - это хлынувшая в страну волна беженцев, требующая от властей гигантских усилий по приему и первичному размещению почти миллиона человек. Но пройдут 6-8 месяцев, и на первый план выйдет другая проблема: как обеспечить постоянным жильем всех тех, кто после рассмотрения соответствующего прошения получит в ФРГ политическое убежище, а вместе с ним - законное право на целый ряд материальных благ, включая бесплатную квартиру. Таких людей может оказаться в 2016 году порядка 400-500 тысяч.

Бум на рынке недвижимости не затронул жилье эконом-класса

Германия неминуемо столкнется с резким обострением дефицита социальных квартир и вообще бюджетного жилья (жилья эконом-класса). Эта проблема нарастала все последние годы, хотя страна переживала строительный бум, вызванный рекордно низкими процентными ставками по ипотечным кредитам. Однако до сих пор инвесторы вкладывали деньги преимущественно в сооружение элитного жилья и домов бизнес-класса. В результате этот рынок сегодня уже близок к насыщению.

В этом доме в Дуйсбурге живут главным образом мигранты

Зато в сегменте эконом-класса в крупных немецких городах и агломерациях теперь не хватает примерно 770 тысяч квартир, подсчитал специализирующийся на градостроительных вопросах Институт имени Эдуарда Пестела (Eduard Pestel Institut) в Ганновере. Его эксперт Маттиас Гюнтер (Matthias Günther) представил в середине сентября доклад, в котором утверждает: в условиях столь большого притока беженцев необходимо до 2020 года ежегодно строить порядка 400 тысяч квартир. А в нынешнем году, предупреждает он, будут сданы, по всей видимости, лишь около 270 тысяч квартир.

Понадобятся от 300 до 400 тысяч новых квартир в год - к такому выводу пришли и в министерстве строительства ФРГ, и в Объединении немецких городов (Deutscher Städtetag), и в Центральном объединении немецкой строительной промышленности (HDB). Его президент Томас Бауэр (Thomas Bauer) убежден: "Нам нужна широкомасштабная программа строительства социального жилья". Без этого проблему не решить.

Надо ли строить жилье специально для беженцев?

Причем такая программа, подчеркивает глава HDB, Германии так или иначе понадобилась бы. Многим немцам то жилье, что строилось в последние годы, просто не по карману. К тому же сказывается демографический фактор: в сегодняшней Германии все больше домашних хозяйств состоят из одного человека. Это либо овдовевшие пожилые люди, либо молодые мужчины и женщины, сознательно предпочитающие холостой образ жизни. Все они хотят иметь по доступным ценам отдельную квартиру из одной-двух комнат.

Жилые контейнеры для беженцев в Оснабрюке

При этом значительная часть экспертов считает, что сооружать постоянное жилье специально для беженцев (речь не идет об общежитиях для первичного размещения) нецелесообразно. Вместо этого следует изначально ориентироваться на то, чтобы удовлетворять спрос сразу трех групп населения: жителей страны с низким уровнем доходов, трудовых мигрантов, продолжающих прибывать в Германию на работу из государств Евросоюза, и беженцев. Как тех, кому государству придется длительное время оплачивать жилье, так и тех, кто, найдя работу, будет сам искать на рынке недорогие квартиры.

А вот президент HDB строительство жилья специально для беженцев не исключает. При этом он даже из чисто экономических соображений решительно против того, чтобы селить прибывающих в страну людей на длительное время в жилых контейнерах, т.е. во времянках. "Контейнер обходится сегодня примерно в 1000 евро за квадратный метр", - рассуждает Томас Бауэр.

Что строители требуют от политиков?

Если же потратить чуть больше 1300 евро за метр, то уже можно построить нормальное здание, отвечающее элементарным стандартам, и оно будет служить лет 20-30. А контейнер выйдет из строя лет через пять, предупреждает представитель немецкой строительной промышленности. Он уверяет, что простые здания без подвалов можно возводить за четыре месяца. "Если у нас большая потребность в сегменте недорогих квартир для беженцев, почему мы не строим по тем стандартам, что были 15 лет назад?", - задается вопросом глава HDB и напоминает, что большинство населения Германии именно в таких квартирах и живет.

Во Фридланде на территории бывшей ГДР власти предоставили беженцам пустовавшее жилье

В Федеральном объединении строителей жилья (GdW) настроены не столь радикально. Здесь, к примеру, предлагают вернуть резко ужесточившиеся в самое последнее время требования к энергоэффективности зданий хотя бы на уровень 2009 года. В любом случае ясно, что быстро построить большое количество недорогого жилья по действующим стандартам не удастся - их необходимо в определенной мере снизить. Речь, в частности, идет о предписаниях, сколько мест для парковки автомобилей должно быть у каждого нового жилого дома, каким обязан быть минимальный размер зеленых насаждений.

Сегодняшней ФРГ предстоит воспользоваться опытом 1950-х годов

Другая важная задача, которую предстоит решить на политическом уровне, состоит в значительном ускорении выдачи разрешений на строительство. Томас Бауэр вообще призывает сократить эту процедуру до двух недель и наделить чиновников правом выдавать спецразрешения, хотя в таком случае, конечно же, возрастает опасность коррупции. Другое предложение - временно отменить предписанные законами ЕС требования выставлять на общеевропейские тендеры государственные строительные заказы.

Речь, конечно же, идет и о деньгах. Министр строительства ФРГ Барбара Хендрикс (Barbara Hendricks) уже обещала как минимум удвоить с нынешних 520 миллионов евро ежегодные федеральные субсидии на строительство социального жилья. В профсоюзе строителей IG Bau исходят из того, что правительству придется выделить в ближайшие пять лет порядка 6,3 миллиарда евро, из которых, правда, 3,6 миллиарда вернутся в виде налогов. Обсуждаются также самые разные налоговые льготы.

Впрочем, государственные деньги - это сейчас не главная проблема. В 1950-е годы у правительства молодой ФРГ средства были весьма ограничены, но страна достаточно быстро сумела обеспечить доступным жильем жителей разрушенных в ходе войны городов и миллионы беженцев из восточных регионов. Это удалось благодаря созданной тогда системе, при которой дома строили частные инвесторы, но определенный процент квартир обязаны были на целый ряд лет сдавать по социальным тарифам.

Сейчас накопленный тогда положительный опыт вновь востребован. Если федеральные и местные власти в ближайшие месяцы быстро примут необходимые политические и административные решения, то уже весной в Германии вполне может начаться новый строительный бум - на этот раз в сегменте бюджетного жилья. Производственные мощности и рабочая сила для этого есть.

www.dw.com

Социальное жилье Германии: нелегко, но возможно

Когда речь заходит о социальной политике Германии, российский обыватель почему-то сразу представляет себе манну небесную в неограниченных количествах и рай для всех поголовно. На самом деле и в этой богатейшей стране Европы проблем хватает. Просто там стараются их решать.

Трудные времена

Германия вышла из Второй мировой войны с существенными потерями: на западных территориях было полностью разрушено 20% и повреждено 25% жилого сектора. К тому же в Западную Германию хлынул поток беженцев: чешские, польские и российские немцы составили около 10 млн человек, которых, как и оставшихся без кровли местных жителей, надо было обеспечить жильем. Предполагалось, что для этого нужно было увеличить жилой сектор на 50%.

Как можно было ожидать от практичных немцев, к делу они подошли основательно. Здесь отклонили вариант «домиков Черчилля» – дешевого жилья, рассчитанного на 10-12 лет. Им не пришла в голову идея, воплощенная в Советском Союзе при Хрущеве, когда жилье строилось в расчете на эксплуатацию в течение 25 лет. Немцы сочли это пустой тратой средств и пошли другим путем: они создали систему, работающую на объединении частного капитала и госсубсидий.

В ФРГ жилищное строительство было объявлено приоритетом номер один. За 1945–1957 гг. было возведено 5 млн единиц жилья общей площадью около 250 млн кв. м – примерно по 50 кв. м на семью. Объем инвестиций в строительство жилья превышал 5% ВВП страны. Доля государственной поддержки сектора колебалась от 30 до 50% от общего объема инвестиций.

Государство оплачивало разрыв между расходами инвестора на возведение жилья и его доходами от аренды – инвестор, построивший жилье, продолжал его эксплуатацию. Конечный пользователь, малоимущий жилец, получал качественное жилье при цене аренды до 10% его дохода.

Когда к концу 50-х годов проблема жилья для неимущих была в Германии решена, государство серьезно сократило дотации: практически каждый год изначальная цифра снижалась на 10%. Другой остроумный ход состоял в выборе типологии жилья: отказавшись от многоквартирных домов в пользу маленьких домов с садиком, правительство существенно снизило социальную напряженность. Подумайте сами, что делать пролетарию в благоустроенной квартире после работы? Этак он может примкнуть к социалистическим движениям и стать опасным смутьяном. Другое дело – домовладелец: в доме и в саду всегда есть чем заняться, тут не до революционных брожений.

Стоит специально отметить, что жилье никогда и никому не давалось бесплатно – просто каждый потенциальный жилец вносил посильный вклад. Эта мудрая политика не давала почвы для злоупотреблений при распределении жилья.

Новая волна

С падением Берлинской стены в 1989 году Германия в определенном смысле снова столкнулась с проблемой острой нехватки социального жилья, только на сей раз поток немцев двинулся из ГДР в ФРГ. Существенную «помощь» в заселении опустевшего жилья оказали переселенцы из бывшего СССР: именно их государство оделяло квартирами рванувших на Запад немцев. И надо отдать должное: количество переселенцев со временем достигло 3 млн, и все они имеют крышу над головой.

Интеграция переселенцев была основательно продуманной. Вновь прибывшие обычно поселялись в общежитии, где, впрочем, оставались недолго: обычно не более 6 месяцев. Затем им находили квартиры, аренду которых для пенсионеров на 100% оплачивало государство, для остальных существовали разные программы поддержки. По словам министра внутренних дел Германии Вольфганга Шольбе, только 22 тысячи переселенцев пребывают в статусе безработных, остальные успешно интегрировались в новой стране.

Система обеспечения эмигрантов социальным жильем была хорошо отлаженной и сбои давала только в исключительных случаях. Обычно эти сбои «программировались» самими эмигрантами, которые проявляли недостаточно активности в стремлении ассимилироваться: не учили язык, не принимали местные порядки, не пытались найти работу.

Любопытно, что Германия изначально четко определяла статус своих гостей: те, кто должен был стать гражданином и остаться в стране, относились к другим подразделениям социального обеспечения, нежели эмигранты временные. Так, приняв на время обездоленных эмигрантов из арабских стран, Германия не оставила их в стране «на авось». Через несколько лет, когда опасность миновала, немецкое государство построило на их родине социальное жилье и вернуло временных беженцев в родную среду.

Проблемы остаются

Надо сказать, что в Германии большой опыт строительства социального жилья. В прошлом году ЮНЕСКО внесла в список всемирного наследия 6 рабочих поселков в Берлине, построенных в первые десятилетия 20 века известными немецкими архитекторами Гропиусом, Таутом и Шароуном. Возведенные в период с 1913 по 1934 годы по инициативе городских властей, поселки были созданы в соответствии с самыми современными в то время представлениями о правилах гигиены и организации быта. Все квартиры в поселках снабжены туалетом и ванной комнатой, центральным отоплением, а также балконом или лоджией. Комнаты в квартирах разделены по функциональному принципу.

Однако и опыт не всегда помогает. Вследствие объединения Германии, последующего экономического спада и роста дефицита в бюджете местные власти практически лишились возможности расширять социальный жилфонд.

Рост жилого сектора постоянно замедляется, цены растут, и хуже всего дело обстоит именно с социальными квартирами. Только за последние пять лет их количество ежегодно уменьшалось на 100 тыс. Если в 80-е годы в ФРГ их было около 4 млн, то в 2003 году эта цифра снизилась до 1,7 млн. Так, в Западном Берлине число социальных квартир сократилось вдвое и сегодня составляет всего 6% от общего жилого фонда города, а в Дрездене магистрат почти полностью приватизировал социальное жилье.

После истечения срока договора с городскими магистратами крупные домовладельцы настолько повышают арендную плату за жилье, что оно утрачивает статус социального и становится недоступным для бедных слоев населения. Цены на квартиры в больших городах (Мюнхене, Штутгарте, Франкфурте, Кёльне, Дюссельдорфе, Гамбурге и др.) на 25–35% выше, чем в среднем по стране.

Растет число выселенных за долги по квартплате – теперь эти люди вынуждены жить в худших условиях. Проблема недостатка соцжилья затрагивает многих: в стране более 5 млн безработных, и еще 5,5 млн человек имеют доходы на уровне прожиточного минимума. В конце 2008 года 16% населения Германии принадлежали к бедным слоям и нуждались в жилье по приемлемым ценам.

Как видите, никакого рая для бедных в Германии не наблюдается. Кроме того, поговорка «Скажи мне, в каком районе ты живешь, и я скажу, кто ты» жестко регулирует жизнь немецкого общества. Детям из бедных районов, невзирая на одаренность, редко удается перейти в престижные школы, так что будущее бедняков не выглядит особенно радужным. В то же время и настоящее их, благодаря разумной социальной политике, не столь уж драматично.

kvartiru.mirtesen.ru

Социальное жилье Германии: нелегко, но возможно

Когда речь заходит о жилищной и социальной политике Германии, российский обыватель почему-то сразу представляет себе манну небесную в неограниченных количествах и рай для всех людей поголовно. На самом же деле и в этой богатейшей стране Западной Европы своих проблем хватает. Просто там их стараются всегда вовремя решать.

Трудные времена

Германия вышла из Второй мировой войны с существенными потерями: на западных территориях было полностью разрушено 20% и повреждено 25% жилого сектора. К тому же в Западную Германию хлынул поток беженцев: чешские, польские и российские немцы составили около 10 млн человек, которых, как и оставшихся без кровли местных жителей, надо было обеспечить жильем. Предполагалось, что для этого нужно было увеличить жилой сектор на 50%.

Как можно было ожидать от практичных немцев, к делу они подошли основательно. Здесь отклонили вариант «домиков Черчилля» – дешевого жилья, рассчитанного на 10-12 лет. Им не пришла в голову идея, воплощенная в Советском Союзе при Хрущеве, когда жилье строилось в расчете на эксплуатацию в течение 25 лет. Немцы сочли это пустой тратой средств и пошли другим путем: они создали систему, работающую на объединении частного капитала и госсубсидий.

В ФРГ жилищное строительство было объявлено приоритетом номер один. За 1945–1957 гг. было возведено 5 млн единиц жилья общей площадью около 250 млн кв. м – примерно по 50 кв. м на семью. Объем инвестиций в строительство жилья превышал 5% ВВП страны. Доля государственной поддержки сектора колебалась от 30 до 50% от общего объема инвестиций.

Государство оплачивало разрыв между расходами инвестора на возведение жилья и его доходами от аренды – инвестор, построивший жилье, продолжал его эксплуатацию. Конечный пользователь, малоимущий жилец, получал качественное жилье при цене аренды до 10% его дохода.

Когда к концу 50-х годов проблема жилья для неимущих была в Германии решена, государство серьезно сократило дотации: практически каждый год изначальная цифра снижалась на 10%. Другой остроумный ход состоял в выборе типологии жилья: отказавшись от многоквартирных домов в пользу маленьких домов с садиком, правительство существенно снизило социальную напряженность. Подумайте сами, что делать пролетарию в благоустроенной квартире после работы? Этак он может примкнуть к социалистическим движениям и стать опасным смутьяном. Другое дело – домовладелец: в доме и в саду всегда есть чем заняться, тут не до революционных брожений.

Стоит специально отметить, что жилье никогда и никому не давалось бесплатно – просто каждый потенциальный жилец вносил посильный вклад. Эта мудрая политика не давала почвы для злоупотреблений при распределении жилья.

Новая волна

С падением Берлинской стены в 1989 году Германия в определенном смысле снова столкнулась с проблемой острой нехватки социального жилья, только на сей раз поток немцев двинулся из ГДР в ФРГ. Существенную «помощь» в заселении опустевшего жилья оказали переселенцы из бывшего СССР: именно их государство оделяло квартирами рванувших на Запад немцев. И надо отдать должное: количество переселенцев со временем достигло 3 млн, и все они имеют крышу над головой.

Интеграция переселенцев была основательно продуманной. Вновь прибывшие обычно поселялись в общежитии, где, впрочем, оставались недолго: обычно не более 6 месяцев. Затем им находили квартиры, аренду которых для пенсионеров на 100% оплачивало государство, для остальных существовали разные программы поддержки. По словам министра внутренних дел Германии Вольфганга Шольбе, только 22 тысячи переселенцев пребывают в статусе безработных, остальные успешно интегрировались в новой стране.

Система обеспечения эмигрантов социальным жильем была хорошо отлаженной и сбои давала только в исключительных случаях. Обычно эти сбои «программировались» самими эмигрантами, которые проявляли недостаточно активности в стремлении ассимилироваться: не учили язык, не принимали местные порядки, не пытались найти работу.

Любопытно, что Германия изначально четко определяла статус своих гостей: те, кто должен был стать гражданином и остаться в стране, относились к другим подразделениям социального обеспечения, нежели эмигранты временные. Так, приняв на время обездоленных эмигрантов из арабских стран, Германия не оставила их в стране «на авось». Через несколько лет, когда опасность миновала, немецкое государство построило на их родине социальное жилье и вернуло временных беженцев в родную среду.

Проблемы остаются

Надо сказать, что в Германии большой опыт строительства социального жилья. В прошлом году ЮНЕСКО внесла в список всемирного наследия 6 рабочих поселков в Берлине, построенных в первые десятилетия 20 века известными немецкими архитекторами Гропиусом, Таутом и Шароуном. Возведенные в период с 1913 по 1934 годы по инициативе городских властей, поселки были созданы в соответствии с самыми современными в то время представлениями о правилах гигиены и организации быта. Все квартиры в поселках снабжены туалетом и ванной комнатой, центральным отоплением, а также балконом или лоджией. Комнаты в квартирах разделены по функциональному принципу.

Однако и опыт не всегда помогает. Вследствие объединения Германии, последующего экономического спада и роста дефицита в бюджете местные власти практически лишились возможности расширять социальный жилфонд.

Рост жилого сектора постоянно замедляется, цены растут, и хуже всего дело обстоит именно с социальными квартирами. Только за последние пять лет их количество ежегодно уменьшалось на 100 тыс. Если в 80-е годы в ФРГ их было около 4 млн, то в 2003 году эта цифра снизилась до 1,7 млн. Так, в Западном Берлине число социальных квартир сократилось вдвое и сегодня составляет всего 6% от общего жилого фонда города, а в Дрездене магистрат почти полностью приватизировал социальное жилье.

После истечения срока договора с городскими магистратами крупные домовладельцы настолько повышают арендную плату за жилье, что оно утрачивает статус социального и становится недоступным для бедных слоев населения. Цены на квартиры в больших городах (Мюнхене, Штутгарте, Франкфурте, Кёльне, Дюссельдорфе, Гамбурге и др.) на 25–35% выше, чем в среднем по стране.

Растет число выселенных за долги по квартплате – теперь эти люди вынуждены жить в худших условиях. Проблема недостатка соцжилья затрагивает многих: в стране более 5 млн безработных, и еще 5,5 млн человек имеют доходы на уровне прожиточного минимума. В конце 2008 года 16% населения Германии принадлежали к бедным слоям и нуждались в жилье по приемлемым ценам.

Как видите, никакого рая для бедных в Германии не наблюдается. Кроме того, поговорка «Скажи мне, в каком районе ты живешь, и я скажу, кто ты» жестко регулирует жизнь немецкого общества. Детям из бедных районов, невзирая на одаренность, редко удается перейти в престижные школы, так что будущее бедняков не выглядит особенно радужным. В то же время и настоящее их, благодаря разумной социальной политике, не столь уж драматично.

www.investa24.com


Смотрите также