Операция «Барбаросса». Вторжение германии в ссср


Вторжение Германии в СССР

В 1939 году, планируя нападение на Польшу и предвидя возможное вступление в войну на её стороне Великобритании и Франции, руководство Третьего рейха решило обезопасить себя с востока — в августе между Германией и СССР был заключён Договор о ненападении, разделивший сферы интересов сторон в Восточной Европе. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, Великобритания и Франция объявили войну Германии. 17 сентября Советский Союз ввёл войска в Западную Украину и Западную Белоруссию и позднее присоединил эти территории. Между Германией и СССР появилась общая граница. В 1940 году Германия захватила Данию, Норвегию, Бельгию, Нидерланды, Люксембург и нанесла поражение Франции. Победы вермахта породили в Берлине надежды на скорое завершение войны с Англией, что позволило бы Германии бросить все силы на разгром СССР. Однако Германии не удалось принудить Великобританию к заключению мира. Война продолжалась.

Решение о войне с СССР и общий план будущей кампании были оглашены Гитлером на совещании с высшим военным командованием 31 июля 1940 года, вскоре после победы над Францией. Фюрер планировал к концу 1941 года ликвидировать Советский Союз.

Ведущее место в планировании войны Германии против СССР занял генеральный штаб сухопутных войск (ОКХ) вермахта во главе с его начальником генерал-полковником Ф. Гальдером. Наряду с генштабом сухопутных войск активную роль в планировании «восточного похода» играл штаб оперативного руководства верховного главнокомандования вооружённых сил Германии (ОКВ) во главе с генералом А. Йодлем, получавшим указания непосредственно от Гитлера.

18 декабря 1940 года Гитлер подписал директиву № 21 верховного главнокомандования вермахта, получившую условное наименование «Вариант Барбаросса» и ставшую основным руководящим документом в войне против СССР. Вооружённым силам Германии ставилась задача «разгромить Советскую Россию в ходе одной кратковременной кампании», для чего предполагалось использовать все сухопутные войска за исключением тех, которые выполняли оккупационные функции в Европе, а также примерно две трети ВВС и небольшую часть ВМС. Стремительными операциями с глубоким и быстрым продвижением танковых клиньев германская армия должна была уничтожить находившиеся в западной части СССР советские войска и не допустить отхода боеспособных частей в глубь страны. В дальнейшем, быстро преследуя противника, немецкие войска должны были достичь линии, откуда советская авиация была бы не в состоянии совершать налеты на Третий рейх. Конечная цель кампании — выйти на линию Архангельск — Волга — Астрахань.

В качестве ближайшей стратегической цели войны против СССР были поставлены разгром и уничтожение советских войск в Прибалтике, Белоруссии и на Правобережной Украине. Предполагалось, что в ходе этих операций вермахт достигнет Киева с укреплениями восточнее Днепра, Смоленска и района южнее и западнее озера Ильмень. Дальнейшая цель заключалась в том, чтобы своевременно занять важный в военном и экономическом отношении Донецкий угольный бассейн, а на севере — быстро выйти к Москве. К операциям по взятию Москвы директива требовала приступить лишь после уничтожения советских войск в Прибалтике, захвата Ленинграда и Кронштадта. Задача германских ВВС заключалась в срыве противодействия советской авиации и поддержке собственных наземных войск на решающих направлениях. От военно-морских сил требовалось обеспечивать оборону своего побережья, не допуская прорыва советского флота из Балтийского моря.

Начало вторжения было намечено на 15 мая 1941 года. Предполагаемая продолжительность основных боевых действий составляла по плану 4—5 месяцев.

С завершением разработки общего плана войны Германии против СССР оперативно-стратегическое планирование было перенесено в штабы видов вооружённых сил и объединений войск, где разрабатывались более конкретные планы, уточнялись и детализировались задачи войскам, определялись мероприятия по подготовке к войне вооружённых сил, экономики, будущего театра военных действий.

Германское руководство исходило из необходимости обеспечить разгром советских войск на всём протяжении линии фронта. В результате задуманного грандиозного «пограничного сражения» у СССР не должно было оставаться ничего, кроме 30−40 резервных дивизий. Этой цели предполагалось достичь наступлением по всему фронту. Основными оперативными линиями были признаны московское и киевское направления. Их обеспечивали группы армий «Центр» (на фронте 500 км сосредотачивалось 48 дивизий) и «Юг» (на фронте 1250 км сосредотачивалось 40 немецких дивизий и значительные силы союзников). Группа армий «Север» (29 дивизий на фронте 290 км) имела задачу обеспечивать северный фланг группы «Центр», захватить Прибалтику и установить контакт с финскими войсками. Общее число дивизий первого стратегического эшелона, с учётом финских, венгерских и румынских войск, составляло 157 дивизий, из них 17 танковых и 13 моторизованных, и 18 бригад.

На восьмые сутки немецкие войска должны были выйти на рубеж Каунас — Барановичи — Львов — Могилев-Подольский. На двадцатые сутки войны они должны были захватить территорию и достигнуть рубежа: Днепр (до района южнее Киева) — Мозырь — Рогачёв — Орша — Витебск — Великие Луки — южнее Пскова — южнее Пярну. После этого следовала пауза продолжительностью двадцать дней, во время которой предполагалось сосредоточить и перегруппировать соединения, дать отдых войскам и подготовить новую базу снабжения. На сороковой день войны должна была начаться вторая фаза наступления. В ходе её намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс.

В связи с решением Гитлера расширить масштабы операции «Марита» (нападение на Грецию), для которой потребовалось привлечение дополнительных сил, в середине марта 1941 года в план войны против СССР были внесены изменения. Выделение дополнительных сил для Балканской кампании потребовало перенесения начала операции на более поздний срок. Все подготовительные мероприятия, включая переброску подвижных соединений, необходимых для наступления в первом оперативном эшелоне, требовалось завершить приблизительно к 22 июня.

Для нападения на СССР к 22 июня 1941 года было создано четыре группы армий. С учётом стратегического резерва группировка для действий на Востоке состояла из 183 дивизий. Группа армий «Север» (командующий — генерал-фельдмаршал Вильгельм Риттер фон Лееб) была развёрнута в Восточной Пруссии, на фронте от Мемеля до Голдапа. Группа армий «Центр» (командующий — генерал-фельдмаршал Федор фон Бок) занимала фронт от Голдапа до Влодавы. Группа армий «Юг» (командующий — генерал-фельдмаршал Герд фон Рундштедт), в оперативном подчинении которой находилось Командование сухопутных войск Румынии, занимала фронт от Люблина до устья Дуная.

В СССР на базе военных округов, находившихся на западной границе, согласно решению Политбюро ЦК ВКП (б) от 21 июня 1941 года, было создано 4 фронта. 24 июня 1941 года был создан Северный фронт. Согласно справке, составленной накануне войны заместителем начальника Генерального штаба РККА генералом Ватутиным, всего в составе сухопутных войск имелось 303 дивизии, из них в составе группировки для действий на Западе 237 дивизий (из них 51 танковая и 25 моторизованных). Группировка для действий на Западе была выстроена в три стратегических эшелона.

Северо-Западный фронт (командующий генерал-полковник Ф. И. Кузнецов) был создан в Прибалтике. Западный фронт (командующий генерал армии Д. Г. Павлов) был создан в Белоруссии. Юго-Западный фронт (командующий генерал-полковник М. П. Кирпонос) был создан на Западной Украине. Южный фронт (командующий генерал армии И. В. Тюленев) был создан в Молдавии и на Южной Украине. Северный фронт (командующий генерал-лейтенант М. М. Попов) был создан на базе Ленинградского военного округа. Балтийский флот (командующий адмирал В. Ф. Трибуц) дислоцировался в Балтийском море. Черноморский флот (командующий вице-адмирал Ф. С. Октябрьский) дислоцировался в Чёрном море.

Вечером 21 июня 1941 года немецкими командирами было зачитано обращение Гитлера «Солдатам Восточного фронта». Только тогда они узнали, что им предстоит война с СССР.

В 03:07 командующий Черноморским флотом адмирал Октябрьский позвонил начальнику генерального штаба РККА Георгию Жукову и сообщил, что со стороны моря подходит большое количество неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности. Адмирал предложил встретить их огнем ПВО флота. Ему было дано указание: «Действуйте и доложите своему наркому».

В 03:30 начальник штаба Западного округа генерал-майор Владимир Климовских доложил о налете немецкой авиации на города Белоруссии. Через три минуты начальник штаба Киевского округа генерал Пуркаев доложил о налете авиации на города Украины. В 03:40 командующий Прибалтийским округом генерал Кузнецов сообщил о налете на Каунас и другие города.

В 03:40 нарком обороны Тимошенко попросил Жукова доложить Сталину о начале боевых действий. Сталин в ответ приказал собрать в Кремле всех членов Политбюро. На этот момент бомбардировкам подверглись Брест, Гродно, Лида, Кобрин, Слоним, Баранович, Бобруйск, Волковыск, Киев, Житомир, Севастополь, Рига, Виндава, Либава, Шауляй, Каунас, Вильнюс и многие другие города.

В 3 часа первые сапёры вермахта перебрались на советскую территорию, а в 4:00 после мощной артиллерийской подготовки началось вторжение передовых частей, за которыми последовали главные силы. Немецкое наступление развернулось на фронте протяжённостью 3 тыс. км, в трёх направлениях — на Ленинград, Москву и Киев.

В 04:12 немецкие бомбардировщики появились над Севастополем. Вражеский налет был отбит, а попытка удара по кораблям сорвана, однако в городе пострадали жилые здания и склады.

В 05:00 по московскому времени рейхсминистр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп вызвал в свой рабочий кабинет советских дипломатов. Когда те приехали, он сообщил им о начале войны. Последнее, что он сказал послам, было: «Передайте в Москву, что я был против нападения». После этого в посольстве не работали телефоны, а само здание было окружено отрядами СС.

В 5:30 Шуленбург официально сообщил Молотову о начале войны Германии и СССР, зачитав ноту: «Большевистская Москва готова нанести удар в спину национал-социалистской Германии, ведущей борьбу за существование. Правительство Германии не может безучастно относиться к серьёзной угрозе на восточной границе. Поэтому фюрер отдал приказ германским вооружённым силам всеми силами и средствами отвести эту угрозу…»

Немецкое вторжение застало советские войска врасплох. В первый же день была уничтожена значительная часть боеприпасов, горючего и военной техники. Немцам удалось обеспечить полное господство в воздухе. К 15:00 пилоты немецких бомбардировщиков доложили, что им больше нечего бомбить, все аэродромы, казармы и скопления бронетехники уничтожены.

Главный Военный совет вечером 22 июня направил Военным советам фронтов директивы, требовавшие нанести с утра 23 июня по прорвавшимся группировкам противника решительные контрудары. В результате неудачных контрударов и без того тяжёлое положение советских войск ещё больше ухудшилось.

18-я полевая армия наносила удар в общем направлении Шяуляй — Елгава — Рига, частью сил наступая на север по побережью Балтийского моря. С нею соседствовал с юга 41-й моторизованный корпус, находившийся на северном фланге ударной группировки 4-й танковой группы и наносивший удар на Скаудвиле и Шяуляй. На южном фланге 4-й танковой группы действовал 56-й моторизованный корпус, наносивший удар севернее Каунаса с целью быстрого выхода на шоссе Каунас — Даугавпилс. 16-я полевая армия наступала вслед за 56-м моторизованным корпусом несколько южнее, а силами 2-го армейского корпуса — непосредственно на Каунас.

Пограничное охранение в полосе наступления было смято немедленно, а к 12:00 22 июня 1941 года повсеместно оборона советских войск на границе была прорвана. Соединения 8-й армии отходили, в основном, на северо-восток и восток. Главный удар наносили танковые соединения вермахта, прорывая оборону и не останавливаясь для боёв с расчленёнными советскими соединениями, продвигались на восток. Так, уже к концу дня 22 июня 1941 года 56-й моторизованный корпус вышел к реке Дубисса северо-западнее Каунаса в 60−70 километрах от границы и захватил мосты через реку, 41-й моторизованный корпус в разрыве между 90-й и 125-й стрелковыми дивизиями устремился к Шяуляю. 291-я пехотная дивизия вермахта, наступая на север, быстро прорвала боевые порядки 10-й стрелковой дивизией и ударила во фланг 67-й стрелковой дивизии, оборонявшей Либаву, но основными силами быстро продвигалась к северу, в направлении Вентспилса, за один день продвинувшись на 65 километров, выйдя на литовско-латвийскую границу в районе Скуодаса и совершив окружение Либавы.

Таким образом, в результате удара танковых соединений вермахта, в первый же день войны Северо-Западный фронт оказался расчленённым практически по линии разграничения 8-й и 11-й армий. Что касается южного, 56-го моторизованного корпуса, то он вырвался на оперативный простор, и практически не встречая сопротивления, продвигался к Даугавпилсу по дороге от Каунаса. 41-й моторизованный корпус 23 июня 1941 года вступил в бои на подступах к Шяуляю, где заняла оборону 9-я артиллерийская бригада ПТО, совместно с 202-й моторизованной дивизией. Одновременно с этим, силами 3-го механизированного корпуса и 12-го механизированного корпуса был организован контрудар во фланги 41-го моторизованного корпуса. Контрудар проводился 23−25 июня. В целом, он не дал ощутимого результата, хотя и задержал части 41-го корпуса на три дня.

Оборона 11-й армии была быстро прорвана, и соединения армии отходили на восток — в её полосе в направлении на Алитус — Вильнюс немецкие войска наступали так, как будто бы советских войск в этом районе не было вообще. В основном, не успев занять позиции, подходившие войска уничтожались и рассеивались на марше.

В полосе группы армий «Центр» на Вильнюс и к переправам через Неман устремились 39-й и 57-й моторизованные корпуса. Уже к концу дня 22 июня войска 3-й танковой группы форсировали Неман в районах Алитус (были захвачены два моста) и Меркине (значительно южнее Алитуса), затем немецкие войска продолжили быстрое наступление и 24 июня захватили Вильнюс. В это же время 56-й моторизованный корпус 24 июня вышел к Укмерге, заняв шоссе на Даугавпилс. В этот же день, на юге полосы группы армий «Север», части 2-го армейского корпуса вошли в г. Каунас (город ещё раньше был очищен от советских войск отрядами Литовского фронта активистов, поднявшего восстание в первый день войны).

26 июня 56-й моторизованный корпус с ходу форсировал Западную Двину у Даугавпилса, 29 июня 1941 года 41-й моторизованный корпус — у Крустпилса (вышел к реке ещё 26 июня 1941 года), а 30 июня 1941 года — у Риги.

Штурм города Бреста, крепости и захват мостов через Западный Буг и Мухавец был поручен 45-й пехотной дивизии генерал-майора Фрица Шлипера с частями усиления и во взаимодействии с частями соседних соединений. Кроме дивизионной артиллерии 45-й пехотной дивизии вермахта для артиллерийской подготовки были привлечены девять легких и три тяжелых батареи, батарея артиллерии большой мощности и дивизион мортир.

22 июня в 3:15 по крепости был открыт ураганный артиллерийский огонь, заставший гарнизон врасплох. В результате были уничтожены склады, прервана связь, нанесён серьёзный урон гарнизону. В 3:23 начался штурм. Непосредственно на крепость наступали до полутора тысяч человек пехоты из трёх батальонов 45-й пехотной дивизии. Неожиданность атаки привела к тому, что единого скоординированного сопротивления гарнизон оказать не смог и был разбит на несколько отдельных очагов. Штурмовой отряд немцев, наступавший через Тереспольское укрепление, первоначально не встретил серьёзного сопротивления и, пройдя Цитадель, передовыми группами вышел на Кобринское укрепление. Однако оказавшиеся в тылу немцев части гарнизона перешли в контратаку, расчленив и почти полностью уничтожив атакующих. Немцы в Цитадели смогли закрепиться лишь на отдельных участках, включая господствующее над крепостью здание клуба (бывшая церковь Святого Николая), столовую командного состава и участок казармы у Брестских ворот.

К 7:00 22 июня 42-я и 6-я стрелковые дивизии покинули крепость и город Брест, однако множеству военнослужащих этих дивизий так и не удалось выбраться из крепости. Именно они и продолжали сражаться в ней. К 9 часам утра крепость была окружена. В течение дня немцы были вынуждены ввести в бой резерв 45-й пехотной дивизии, а также 130-й пехотный полк, первоначально являвшийся резервом корпуса, таким образом доведя группировку штурмующих до двух полков.

В ночь на 23 июня, отведя войска на внешние валы крепости, немцы начали артобстрел, в перерывах предлагая гарнизону сдаться. Сдалось около 1900 человек. Тем не менее, 23 июня остававшимся защитникам крепости удалось, выбив немцев из примыкающего к Брестским воротам участка кольцевой казармы, объединить два наиболее мощных из остававшихся на Цитадели очагов сопротивления — боевую группу 455-го стрелкового полка и боевую группу так называемого «Дома офицеров».

Защитники Цитадели попытались скоординировать свои действия: был подготовлен датированный 24 июня проект приказа № 1, в котором предлагалось создать сводную боевую группу и штаб во главе с капитаном И. Н. Зубачёвым и его заместителем полковым комиссаром Е. М. Фоминым, подсчитать оставшийся личный состав. Однако на следующий же день внезапной атакой немцы ворвались в Цитадель. Большая группа защитников Цитадели во главе с лейтенантом А. А. Виноградовым пыталась прорваться из Крепости через Кобринское укрепление. Но это окончилось неудачей: хотя группе прорыва, разделившейся на несколько отрядов, удалось вырваться за главный вал, её бойцы были почти все пленены или уничтожены подразделениями 45-й пехотной дивизии, занимавшими оборону у огибавшего Брест шоссе.

К вечеру 24 июня немцы овладели большей частью крепости. В этот день немцам удалось пленить 570 защитников крепости. Последние 450 защитников Цитадели были пленены 26 июня после подрыва нескольких отсеков кольцевой казармы «Дома офицеров», а 29 июня, после сброса немцами авиабомбы весом в 1800 килограмм, пал Восточный форт. Однако окончательно зачистить его немцам удалось лишь 30 июня. Сопротивление одиночных советских военнослужащих в казематах крепости продолжалось вплоть до августа 1941 года. Для устранения последних очагов сопротивления германское верховное командование отдало приказ затопить подвалы крепости водой из реки Западный Буг.

Немецкими войсками в крепости было взято в плен около 3 тыс. советских военнослужащих (по донесению командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера, на 30 июня было взято в плен 25 офицеров, 2877 младших командиров и бойцов), 1877 советских военнослужащих погибло в крепости. Суммарные потери немцев в Брестской крепости составили 947 человек.

Немецкая 3-я танковая группа наносила основной удар в Литве, с тем чтобы разгромив находившиеся там советские войска, зайти в тыл советскому Западному фронту. Действовавшая южнее немецкая 9-я армия атаковала с фронта советскую 3-ю армию, отбросила её и на следующий день заняла Гродно. Контратака советского 11-го механизированного корпуса под Гродно в первый день войны была отбита.

На фронте советской 10-й армии противник вёл отвлекающие действия, однако на южном фасе Белостокского выступа тремя корпусами немецкая 4-я армия нанесла сокрушительный удар в направлении Бельска. Оборонявшиеся здесь три советские стрелковые дивизии были отброшены и частично рассеяны. В полдень 22 июня в районе Браньска с немецкими войсками вступил в бой советский 13-й мехкорпус, находившийся в стадии формирования. К исходу дня советские войска были выбиты из Браньска. Весь следующий день за этот город шёл бой. После отражения советских контратак 24 июня немецкие войска продолжили наступление и заняли Бельск.

В районе Бреста советская 4-я армия подверглась удару 2-й танковой группы. Два немецких моторизованных корпуса форсировали р. Буг севернее и южнее Бреста, непосредственно на город наступал 12-й армейский корпус. В течение короткого времени советские соединения, располагавшиеся в самом Бресте, крепости и военных городках вокруг Бреста, были разгромлены. 23 июня части советского 14-го мехкорпуса и 28-го стрелкового корпуса 4-й армии контратаковали немецкие войска в районе Бреста, но были отброшены. Немецкие моторизованные корпуса продолжили наступление на Барановичи и на Пинском направлении и заняли Пружаны, Ружаны и Кобрин.

Белостокский выступ, в котором располагались советские войска, имел форму бутылки с горлышком на запад и опирался на единственную дорогу Белосток—Слоним. При этом все штабы соединений 10-й армии к началу войны находились западнее линии Белостока. К 25 июня уже стало ясно, что охват немецкими войсками Белостокского выступа грозит войскам советского Западного фронта полным окружением. Около полудня 25 июня советские 3-я и 10-я армии получили приказ штаба фронта на отступление. 3-я армия должна была отступать на Новогрудок, 10-я армия — на Слоним. 27 июня советские войска оставили Белосток. Чтобы сохранить пути отхода, они вели бои в районе Волковыска и Зельвы.

Однако 28 июня немецкие войска заняли Волковыск. Некоторые немецкие дивизии перешли к обороне «перевёрнутым фронтом» на рубеже Слоним, Зельва, Ружаны. Таким образом, пути отхода 3-й и 10-й армий были перерезаны, а войска, сумевшие отойти из Белостокского выступа, оказались в окружении в нескольких «котлах» между Берестовицей, Волковыском, Мостами, Слонимом и Ружанами. Особого напряжения достигли бои в в этом районе 29—30 июня. 1 июля 1941 года части 4-й немецкой армии вошли в соприкосновение с частями 9-й армии, завершив полное окружение советских войск, отступавших из Белостокского выступа.

Тем временем продвигавшиеся на восток немецкие моторизованные корпуса 24 июня натолкнулись на второй эшелон советского Западного фронта. 47-й мотокорпус немецкой 2-й танковой группы столкнулся с тремя советскими дивизиями в районе Слонима, которые задержали его на сутки, а 57-й мотокорпус 3-й танковой группы — с 21-м стрелковым корпусом в районе Лиды.

В это время немецкий 39-й мотокорпус, продвигаясь в оперативной пустоте, 25 июня вышел на подступы к Минску. К столице Белоруссии прорвались три танковые дивизии (7-я, 20-я и 12-я), всего до 700 танков, на следующий день к ним присоединилась 20-я моторизованная дивизия. 26 июня были заняты Молодечно, Воложин и Радошковичи. 7-я немецкая танковая дивизия обошла Минск с севера и направилась к Борисову. В ночь на 27 июня её передовой отряд занял Смолевичи на шоссе Минск — Москва.

Минск оборонял 44-й стрелковый корпус комдива В. А. Юшкевича, занявший позиции Минского укрепрайона, а также 2-й стрелковый корпус; всего в районе Минска находилось 4 советские стрелковые дивизии. Нарком обороны СССР маршал С. К. Тимошенко отдал приказ: Минск ни в коем случае не сдавать, даже при условии полного окружения войск, его обороняющих.

28 июня около 17:00 части немецкой 20-й танковой дивизии ворвались в Минск с северо-запада. Две дивизии 44-го стрелкового корпуса остались удерживать позиции западнее Минска, в то время как 2-й стрелковый корпус отошёл восточнее Минска на рубеж реки Волма. В результате охватов немецких 2-й и 3-й танковой групп в Налибокской пуще оказались окружены остатки 3-й, 10-й и части 13-й и 4-й армий. К 8 июля бои в Минском «котле» были завершены.

Источники:ru.wikipedia.org, kommersant.ru

diletant.media

Вторжение Германии в СССР - Русская историческая библиотека

Глава 24

 

«ДВЕРЬ В ТЕМНУЮ КОМНАТУ» (22 июня – 19 декабря 1941 г.)

 

1

 

Рано утром 22 июня на берлинских улицах по громкоговорителям передавалось обращение фюрера к народу и продавались экстренные выпуски газет. Хотя люди были ошеломлены нападением на союзника, большинство немцев испытывало чувство облегчения. Мало кто мог понять сам факт заключения договора с красными. Разъяснительной работой занялся Геббельс. Шеф пропаганды сразу начал давать установки подчиненным: «Теперь, когда фюрер разоблачил предательство большевистских правителей, национал-социализм и, следовательно, немецкий, народ возвращаются к принципам, которые их вдохновляли, – к борьбе против плутократии и большевизма». Фюрер, добавил он, уверен, что русская кампания завершится через четыре месяца. «Но я вам говорю: она завершится через восемь недель», – самонадеянно заявлял Геббельс.

Он повторил этот прогноз на приеме в министерстве пропаганды. Повернувшись к кинозвезде Ольге Чеховой, племяннице великого русского писателя, он сказал: «У нас здесь эксперт по России. Как вы думаете, будем ли мы в Москве к Рождеству?» Раздраженная его бесцеремонностью, актриса холодно ответила: «Вы знаете, Россия – беспредельная страна. Даже Наполеон был вынужден уйти оттуда». От неожиданности Геббельс потерял дар речи. Через десять минут его адъютант подошел к актрисе: «Думаю, мадам, вы готовы уйти. Машина ждет».

Сталин был в растерянности. За несколько часов советская авиация потеряла 1200 самолетов, оборона была дезорганизована. Отказываясь верить в серьезность первых сообщений, поступающих из района боевых действий, Сталин приказал Красной Армии не вступать на немецкую территорию, а авиации ограничить свои действия приграничной полосой. Он был убежден, что нацистское нападение всего лишь досадная ошибка и можно остановить войну дипломатическими средствами, а потому оставил открытой радиосвязь с министерством иностранных дел Германии и попросил Японию посредничать в урегулировании политических и экономических разногласий между Германией и Советским Союзом.

Советский аэродром после немецкого налёта, 1941

 

Советский посол в Англии не питал таких иллюзий. Майский посетил министра иностранных дел Идена и прямо спросил, не собирается ли английское правительство ослабить свои военные усилия и, возможно, прислушаться к «мирному наступлению» Гитлера. Идеи ответил категорическим «нет». Вечером Черчилль подтвердил это в страстном обращении к стране: «Мы преисполнены решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Мы никогда не будем вести переговоры с Гитлером или с кем-либо из его клики». Черчилль обещал оказать всевозможную помощь СССР.

Президент Рузвельт осуждал диктаторскую политику Сталина, его жажду территориальных приобретений. Но он опасался Гитлера и без колебаний одобрил заявление государственного департамента о том, что оказание помощи коммунизму отвечает интересам американской безопасности.

Папа римский придерживался иной позиции. Хотя он не высказался прямо об агрессивных действиях Германии, но ясно дал понять, что поддерживает борьбу нацизма против большевизма, охарактеризовав ее как «благородную отвагу в защите основ христианской культуры». А ряд немецких епископов, как и ожидалось, открыто поддержал нападение на СССР. Один из служителей церкви назвал его «европейским крестовым походом», миссией, подобной подвигам тевтонских рыцарей. Он призвал католиков бороться за «победу, которая позволит Европе снова вздохнуть свободно и откроет всем странам новое будущее».

Буквально через сутки интерес немцев к войне стал падать. Граждане занялись обыденными делами, как будто это была всего лишь очередная военная кампания Гитлера. В 12.30 23 июня фюрер со свитой выехал из столицы. Поезд доставил его в «Волчье логово», новую ставку в лесу в нескольких километрах от Растенбурга в Восточной Пруссии. Когда по прибытии на место все стали располагаться в деревянных домах и бетонных бункерах, в ставке фюрера царила уверенность в быстрой победе. Однако Гитлера одолевали смешанные чувства. «Нам стоит лишь толкнуть дверь, и прогнившее строение рухнет», – сказал он Йодлю. Но вскоре заметил адъютанту: «В начале каждой кампании толкаешь дверь в темную комнату. Никто не знает, что тебя ждет внутри».

Первые победы, казалось, оправдывали самые радужные надежды, За два дня было захвачено огромное количество военнопленных. Повсеместно немецкие танки прорывали советскую оборону. Казалось, организованного сопротивления противника не было. В первую неделю не сообщалось каких-либо подробностей. Зато в воскресенье, 29 июня, по радио с интервалами в один час было зачитано десять специальных сообщений, лично одобренных Гитлером. Геббельс возражал против чрезмерных доз информации, но Гитлер считал это блестящей идеей. Когда Отто Дитрих сообщил о недовольстве людей, которые были вынуждены весь воскресный день просидеть у радиоприемников, Гитлер ответил, что образ мышления и эмоции масс известны ему лучше, чем всем интеллектуалам, вместе взятым.

Колонна пленных красноармейцев. Минск, 1941

 

Войска продвигались стремительно. К 29 июня почти полмиллиона красноармейцев сдались в плен. Гальдер в своем дневнике 3 июля записал: «Не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна за четырнадцать дней». Фюрер был уверен, что с Советами покончено. «Как удачно, – восторгался он, – что мы уничтожили советскую танковую мощь и авиацию в самом начале». Многие западные военные эксперты разделяли эту оценку, и в Пентагоне спорили, когда будет покончено с Красной Армией: через месяц или раньше.

 

2

 

За передовыми немецкими частями следовали четыре «айнзацгруппен» СС по три тысячи человек в каждой. Их задачей было обеспечение безопасности оперативной зоны, иными словами, репрессии против гражданского населения с целью подавить его сопротивление оккупантам. Это была полиция особого рода, подчиненная непосредственно Рейнхарду Гейдриху. «Войска специального назначения» должны были хватать не только активных большевиков, но и всех евреев, а также цыган, «азиатских недочеловеков» и «дармоедов» – умалишенных и безнадежно больных.

Для осуществления массовых убийств Гейдрих и Гиммлер лично подбирали офицеров, В их число попадали протестантский священник и врач, оперный певец и юрист. Трудно было предположить, что они годятся для такой работы. Но эти люди оправдали надежды своих шефов и, несмотря на угрызения совести, стали искусными палачами.

Большинство жертв были евреи. Они не имели представления о гитлеровской программе «расового очищения»: в советской прессе мало что сообщалось об антисемитских зверствах немцев. Поэтому многие евреи становились легкой добычей «айнзацгрупп».

Истребление евреев проводилось с холодным расчётом. Работа подразделений СС редко встречала сопротивление. «Как ни странно, приговоренные позволяют расстреливать себя спокойно, – докладывал один командир. – Это относится и к евреям, и к неевреям».

Самой серьезной проблемой Гейдриха были психические расстройства среди эсэсовцев. Некоторые из них получали нервные потрясения, ударялись в запой, страдали желудочно-кишечными заболеваниями. А были и такие, которые выполняли свою задачу с чрезмерным рвением и садистски избивали арестованных, нарушая приказ Гиммлера о том, что ликвидацию надо производить «гуманным способом».

Гиммлер сам не раз был свидетелем деморализующего эффекта ежедневных убийств. Во время своей летней поездки в Минск он попросил командира айнзацгруппы расстрелять при нем сто арестованных. Когда отделение солдат подняло винтовки, шеф СС заметил одного светловолосого молодого арестованного с голубыми глазами, который показался ему типичным арийцем. Гиммлер поинтересовался, не еврей ли он. Да, еврей, ответил тот. «И родители евреи?»– продолжал допрашивать Гиммлер. «Да», – ответил приговоренный. «Но, может быть, кто-нибудь из предков не был евреем?»– не отступался обер-палач. Услышав отрицательный ответ, он топнул ногой: «В таком случае ничем не могу помочь...»

Загремели выстрелы. Гиммлер уставился в землю и нервно переступал с ноги на ногу. Послышался второй залп. Подняв глаза, он увидел, что две женщины все еще корчатся на земле. «Не мучайте этих женщин!– крикнул он. – Прикончите их, быстро!» Сопровождавший Гиммлера обер-группенфюрер СС фон Бах-Зелевски, командующий «войсками специального назначения» в Центральной России, попросил шефа взглянуть на расстрельную команду. «Они уже конченые люди. Кого мы воспитываем? Неврастеников или скотов!»

Гиммлер приказал всем собраться и произнес речь. Ваша работа отвратительна, сказал он, однако никто не должен испытывать угрызений совести: солдаты обязаны беспрекословно выполнить любой приказ. Перед Богом и фюрером он один несет ответственность. Все, конечно, заметили, что эта кровавая работа для него очень неприятна, она потрясла его до глубины души. Но он тоже подчиняется высшему закону, выполняя свой долг.

Розенберг получил от Гитлера приказ разработать схему управления восточными территориями. Рейхсминистр хотел ввести здесь ограниченное самоуправление. Так как фюрер ранее согласился с установлением на завоеванных землях России «слабых социалистических государств», Розенберг оптимистично полагал, что Гитлер в принципе одобряет его план, который должен был обсуждаться на специальном совещании в «Волчьем логове» 16 июля. «Мы не должны оповещать мир о своих намерениях, – заявил Гитлер. – Главное, чтобы мы сами знали, чего хотим. Мы пойдем на все необходимые меры, какие мы сочтем нужными, – расстрелы, переселение и тому подобное. В принципе мы должны разрезать гигантской пирог в соответствии с нашими нуждами, чтобы, во-первых, господствовать, во-вторых, управлять и, в-третьих, эксплуатировать. Русские стали вести партизанскую войну за линией фронта. Такие действия дают нам право истреблять каждого, кто выступит против нас». Замыслы Розенберга относительно «слабых социалистических государств» рухнули, словно карточный домик.

Какая трагедия, думал он, что Гитлер сохраняет ложное представление о славянах, сформировавшееся у него еще в годы венской молодости на основании поджигательских брошюр, которые изображали славян ленивой, примитивной, безнадежно второсортной расой. Обернется катастрофой и полное непонимание Гитлером структуры Советского Союза. Украинцы и другие народности под игом великороссов были потенциальными союзниками «третьего рейха» и могли бы стать оплотом в борьбе против большевизма, если с ними обращаться должным образом. Но Борман и Геринг убедили фюрера, что это враги, которыми надо управлять только при помощи кнута.

 

3

 

В начале лета 1941 года Гитлер заболел. Снова возобновились спазмы желудка. Его организм был подорван чрезмерной дозой лекарств: 120–150 антигазовых таблеток в неделю, а также десяток инъекций сильнодействующего препарата «ультрасептил». Затем у фюрера началась дизентерия, обычная болезнь в болотистой местности, где располагалось «Волчье логово». Он страдал от поноса и тошноты, его попеременно то лихорадило, то бросало в пот... Во время резкого спора с Риббентропом в конце июля Гитлер испытал сердечный приступ. Министр иностранных дел, с самого начала настроенный против «Барбароссы», не сдержался и начал громко выражать свое неодобрение восточной политики фюрера. Гитлер побледнел, сделал попытку возразить, но осекся на полуслове, схватился за сердце и рухнул в кресло. Все испуганно замолчали. «Так со мной больше не разговаривайте», – произнес наконец Гитлер.

Доктор Морель был настолько встревожен, что послал кардиограмму фюрера директору Института сердца профессору Карлу Веберу. Тот не знал, что пациентом является сам фюрер. Диагноз был неутешителен: быстро прогрессирующий коронарный склероз, практически неизлечимая болезнь сердца. Вероятно, Морель не сообщил об этом Гитлеру, напротив, сказал, что сердце фюрера в прекрасном состоянии.

Гитлер заболел в самый разгар конфликта со своими военачальниками. Он приказал остановить наступление на Москву, отобрав у группы армий «Центр» самые мощные бронетанковые соединения. Одно из них было направлено на север для операции по захвату Ленинграда, другое – на юг для содействия захвату Украины. По мнению Гитлера, эти два района были более важными, чем Москва. Ленинград, этот крупный промышленный центр, считался символом большевистской революции. Украина была житницей страны, а Крым – непотопляемым советским авианосцем для налетов на нефтяной район Плоешти в Румынии. Его можно было использовать и как трамплин для рывка на Кавказ.

Болезнь Гитлера дала возможность Браухичу и Гальдеру внести коррективы в стратегию фюрера. Только в середине августа, когда Гитлер почувствовал, себя лучше, он полностью осознал, что творилось за его спиной: ни его директивы, ни план Гальдера не были осуществлены, выполнялся некий компромиссный вариант. Для прояснения ситуации 21 августа Гитлер издал недвусмысленный приказ: «Самой важной целью, которой необходимо достичь к зиме, является не Москва, а Крым». Наступление на Москву, по мнению фюрера, не может начаться, пока Ленинград не будет изолирован и 5-я армия противника на юге не будет разгромлена. За приказом через несколько часов последовал пространный меморандум о том, как вести войну. В нем содержались обвинения по адресу не названных по имени командующих в том, что они руководствуются «эгоистичными желаниями» и «деспотическими склонностями». Армейское командование характеризовалось как сборище пустых голов, «закостенелых в устаревших теориях».

«Черный день для армии!»– записал в своем дневнике Энгель. «Невыносимо!– вторил ему Гальдер. – Неслыханно! Это предел!» 22 августа он имел длительный разговор с Браухичем о «недопустимом» вмешательстве фюрера в армейские дела. Итогом этого разговора было предложение и тому, и другому уйти в отставку. Но подавленный, болезненный фельдмаршал отказался последовать совету начальника генерального штаба. Более того, он сделал все, чтобы подавить «бунт» в своем штабе, заверив Гальдера, что фюрер лично обещал: как только на Украине будет обеспечена победа, все силы устремятся на Москву. «Бунт», если его можно так назвать, завершился на ноте глухого ворчания.

 

4

 

Этот кризис отошел на задний план, когда состоялся широко разрекламированный выезд Муссолини на фронт. Дуче намеревался убедить Гитлера в том, что необходимо увеличить численность итальянского экспедиционного корпуса. Римский диктатор хотел таким образом заполучить и свою долю славы в деле уничтожения коммунизма. Но он был в неважной форме и не мог спорить с Гитлером. Недавняя гибель сына в авиакатастрофе сильно травмировала Муссолини.

Гитлер встретил дуче на маленькой станции неподалеку от своей ставки и почти весь день не давал ему открыть рот. Фюрер беспрерывно говорил о предстоящей победе на Востоке, о глупости Франции и злостных махинациях еврейской клики, окружавшей Рузвельта. Когда наконец гость заикнулся о том, что хочет послать больше войск на Восточный фронт, Гитлер изменил тему разговора. Его затяжной монолог продолжался еще несколько дней, и Муссолини так надоели тирады о славе иподвигах Германии, что он постарался перевести разговор на победы Древнего Рима...

Позднее близ Умани на Украине они провели инспекцию итальянской дивизии, и когда берсальеры в украшенных перьями касках промчались на мотоциклах с криками «Дуче!», Муссолини просиял. Но после обеда Гитлер оставил гостя и отправился в воинские части. Дуче чувствовал себя оскорбленным и на обратном пути задумал «отплатить» бесцеремонному хозяину. Он прошел в пилотскую кабину и долго беседовал с пилотом Гитлера Бауром. Тот был тронут вниманием высокого гостя и разрешил ему сесть за штурвал самолета. Гитлер был шокирован.

Итоги визита расстроили Муссолини. Он испытывал беспокойство по поводу того, что война на Востоке обещает быть длительной и кровавой. Депрессия дуче сменилась яростью, когда он узнал, что Риббентроп не хочет опубликовать совместное коммюнике о его визите. На этот раз Гитлер уступил Муссолини и поставил Риббентропа на место. Дуче оживился. Он вызвал своего посла в Берлине Дино Альфиери и дал ему указания по освещению его поездки на? фронт. «Не забудьте упомянуть, – подчеркнул тщеславный дуче, – что значительную часть пути я сам пилотировал четырехмоторный самолет фюрера!»

В «Волчьем логове» Гитлер пересмотрел свою стратегию, придя к выводу, что наступила пора для начала наступления на Москву. За чашкой чая он сообщил секретарям и адъютантам: «Через несколько недель мы будем в Москве. В этом нет сомнений. Я сотру этот проклятый город с лица земли и построю на его месте искусственное озеро. Название «Москва» исчезнет навсегда». 5 сентября он сказал Гальдеру: «Начинайте наступление на Центральном фронте через восемь – девять дней». Его высказывания записывал Вернер Кеппен, связной Розенберга в ставке фюрера. С начала июля этого года по просьбе своего начальника он незаметно фиксировал застольные разговоры Гитлера. Кеппен украдкой делал пометки на столовых салфетках, а вечером, уединившись, записывал те части разговора, которые хорошо помнил. Оригинал и копия записи отправлялись в Берлин курьером.

Кеппен не знал, что за столом был еще один летописец. Вскоре после своего прибытия в «Волчье логово» Борман предложил своему адъютанту Генриху Хайму незаметно записывать все, что говорит фюрер. Хайм делал подробные записи на карточках, которые он держал на коленях.

Записи Хайма и Кеппена дают редкую возможность проникнуть в механизм событий, которые разворачивались на Восточном фронте.

Гитлер заверил слушателей в том, что захват русского пространства обеспечит Германии мировое господство. «Тогда Европа станет неприступной крепостью. Откроются такие перспективы, что большинство западных демократов поверит в новый порядок. В настоящее время самое важное – завоевать «жизненное пространство». После этого все будет вопросом организации». Славяне, по его словам, – прирожденные рабы, которые чувствуют потребность в господине, и роль Германии в России будет такая же, как Англии в Индии. «Как и Англия, мы будем управлять этой империей с помощью горстки людей».

Он пространно рассуждал о своих планах сделать Украину житницей Европы и осчастливить завоеванные народы шарфами и стеклянными бусами, а потом признался, что в то время, как все другие мечтают о международной конференции по обеспечению мира, он предпочитает вести войну еще десять лет, но не лишаться плодов победы.

Взятие Киева три дня спустя вызвало в «Волчьем логове» ликование. Это означает, предсказал Гитлер, скорое завоевание всей Украины и оправдывает его настойчивость в нанесении главного удара в южном направлении. За обедом 21 сентября фюрер сиял, сообщая о взятии в плен 145 тысяч красноармейцев в окрестностях Киева. Советский Союз, утверждал Гитлер, находится на грани краха.

Во время обеда 25 сентября он заговорил о том, как опасны эти «недочеловеки с востока»; Европа не будет спокойна, пока эти азиаты не будут оттеснены за Урал. «Они скоты, и ни большевизм, ни царизм здесь ни при чем, они скоты по своей природе». Вечером Гитлер продолжал витийствовать за столом, превознёс достоинства войны и сравнивая первый бой солдата с первым сексуальным опытом женщины, поскольку и то, и другое – акт агрессии. «На войне юноша становится мужчиной. Если бы я сам не был закален этим опытом, я бы не смог взвалить на себя столь грандиозную миссию, как строительство империи».

Застольные беседы касались почти исключительно войны на Востоке. На другом фронте – в Северной Африке – активных действий не велось. Английские попытки отбросить Роммеля провалились, и к началу осени в пустыне наступило затишье. Ни одна сторона не была готова к наступлению. Энергия Гитлера и мощь вермахта были сосредоточены на генеральном наступлении на Москву, но фельдмаршал фон Бок предупредил, что время выбрано неудачно. Почему бы не пережить зиму на укрепленных позициях? Гитлер ответил своего рода аллегорией: «До того как я стал канцлером, я думал, что генеральный штаб – это пес, которого надо крепко держать за ошейник, чтобы он не набросился на любого, кого заметит». Но, продолжал фюрер, этот «пес» оказался далеко не свирепым. Он был против перевооружения, оккупации Рейнской области, вторжения в Австрию и Чехословакию и даже против захвата Польши. «Именно мне приходится натравливать этого зверя», – заключил Гитлер.

Он настоял на массированном наступлении на Москву, и операция под кодовым названием «Тайфун» началась в последний день сентября. Ее целью было уничтожение советских сил на центральном фронте с помощью танковых клещей.

Гейнц Гудериан

Советское верховное командование было застигнуто врасплох. За первые сутки 2-я танковая группа Гудериана продвинулась на 80 километров. В брешь ринулась пехота, подавляя изолированные очаги сопротивления.

Гитлер был настолько уверен в победе, что на своем специальном поезде отправился в Берлин. На следующий день он произнес речь во Дворце спорта. Гитлер начал перечислять потери противника: два с половиной миллиона военнопленных, уничтожено или захвачено 22 тысячи артиллерийских орудий, 18 тысяч танков, около 15 тысяч самолетов. Цифры впечатляли. Немецкие солдаты продвинулись на тысячу километров, свыше 25 тысяч километров разрушенных железных дорог на оккупированной территории снова введены в действие, и большинство из них уже переведено на немецкую, более узкую, колею. В то же время фюрер выразил озабоченность. Война на Востоке, подчеркнул он, – это война идеологий, поэтому все лучшие элементы в Германии должны сплотиться и стать монолитом. «Только тогда мы сможем надеяться на то, что Провидение будет с нами. Всемогущий Бог никогда не помогал ленивому. Не помогает он и трусу», – заключил Гитлер. Свое выступление он закончил словами: «Противник уже разбит и не поднимется никогда». Зал взорвался бурными аплодисментами,

К вечеру было передано сообщение о том, что танкисты Гудериана взяли Орел.

На следующий день Гитлер вернулся в «Волчье логово», и все обитатели ставки фюрера заметили, что за ужином он был в особенно хорошем настроении. Разговор за обедом 6 октября был посвящен Чехословакии, где усилилась подпольная деятельность. И в этом, по мнению фюрера, были виноваты евреи: это источник, через который распространяется вражеская пропаганда. Тут же было принято решение о депортации евреев «далеко на Восток».

В этот день Гудериан взял Брянск и завершил окружение оборонявших его советских армий. Через два дня донесения с фронта сообщали, что Красную Армию можно «в основном считать разгромленной». Вдохновленный предстоящим взятием Москвы, Гитлер приказал, чтобы ни один немецкий солдат не входил в столицу. «Город, – сказал он, – будет разрушен и полностью стерт с лица земли».

9 октября немецкие газеты сообщили о великой победе – окружении двух советских фронтов. Настроение немцев резко повысилось. Прежде напряженные лица теперь сияли. В ресторанах и пивных люди вставали в нацистском приветствии, когда по радио звучали «Хорст Вессель» и «Германия превыше всего». В столице распространились слухи, что Москва пала.

В тот же день фельдмаршал фон Райхенау, первый генерал, перешедший к нацистам, издал приказ по 6-й армии об усилении мер борьбы с партизанами. В нем говорилось, что идет не обычная война, а смертельная борьба между немецкой культурой и еврейско-большевистской системой. «Поэтому солдат должен полностью осознать необходимость жестоких, но справедливых мер против еврейских недочеловеков». Такие же приказы были изданы Рундштедтом, Манштейном и другими военачальниками.

Заявление Гитлера о том, что Красная Армия разгромлена и победа обеспечена, было не просто пропагандой для поднятия морального духа в стране. Он верил в то, что говорил, в отличие своего более прагматично настроенного шефа пропаганды. 14 октября Геббельс начал свое выступление перед аппаратом министерства пропаганды с оптимистического заявления: «В военном отношении война уже выиграна. Все, что остается сделать, имеет преимущественно политический характер как в стране, так и за рубежом». Потом он начал противоречить самому себе, предупредив, что немецкий народ должен быть готов продолжать войну на Востоке еще десять лет. Поэтому задача немецкой прессы – укреплять стойкость нации.

Между тем сообщения свидетельствовали о том, что дипломатический корпус переместился из Москвы в Куйбышев. Началась эвакуация из столицы высокопоставленных партийных деятелей и сотрудников секретных служб.

В Берлине в коридорах министерства иностранных дел на Вилыельмштрассе говорили, что Сталин запросил мира через болгарского царя Бориса. Фриц Хессе спросил Риббентропа, верно ли это, и тот под большим секретом сказал ему, что Гитлер отверг это предложение, потому что уверен в близкой победе. Большинство военачальников разделяло его оптимизм. Например, Йодль не сомневался в том, что Советы израсходовали последние резервы.

Деморализованный Сталин наконец стал приходить в себя. Появившись в Кремле, он спросил председателя Московского Совета: «Будем ли мы защищать Москву?» И, не дождавшись ответа, объявил осадное положение. Нарушения законности и порядка должны были строго караться. Все шпионы, диверсанты и провокаторы подлежали расстрелу на месте. Эти жестокие меры подняли моральный дух москвичей.

Обороняющие Москву советские войска держались стойко, и продвижение немецких танковых клиньев, подошедших к столице на расстояние в шестьдесят километров, замедлилось. Затем резко изменилась погода. Начались осенние дожди, и мощные немецкие танки Т-4 застревали в грязи, тогда как более маневренные советские Т-34 не боялись бездорожья.

Наиболее значительные победы Гитлера в последние два года были одержаны благодаря массированным танковым ударам, поддержанным авиацией. Но теперь мощная техника буксовала в море грязи, а плохая видимость вынудила люфтваффе оставаться на земле. Не было больше ни мобильности, ни огневой мощи, и молниеносная война, на которую делал ставку Гитлер, захлебнулась. Большинство военачальников считало, что главная причина неудач – отказ Гитлера начать наступление месяцем раньше. Если бы фюрер последовал их совету, доказывали генералы, Москва была бы взята, а Красная Армия разгромлена.

В конце октября дождь сменился снегом. Наступление прекратилось. Положение стало таким отчаянным, что архитектор Гизлер получил приказ прервать работу по реконструкции немецких городов. Все рабочие, инженеры, строительные материалы и техника были переброшены на Восток для прокладки автомобильных дорог, ремонта железнодорожных путей, строительства станций и локомотивных депо.

Гитлер, казалось, сохранял уверенность в близкой победе. Накануне отъезда в Мюнхен на празднование годовщины «пивного путча» он оживлял ужин шутками и воспоминаниями...

В эти часы в Москве его личный враг выступал на торжественном собрании по случаю годовщины революции в просторном вестибюле станции метро «Маяковская». Сталин признал, что потери на поле боя составили почти 1 700 000 человек. Но утверждение нацистов, что советский режим рушится, не имеет никаких оснований, сказал он. Наоборот, советский тыл сегодня более прочен, чем когда-либо... В то время как немцы воюют при поддержке многочисленных союзников – финнов, румын, итальянцев и венгров, Россия стоит перед трудной задачей: ни один английский или американский солдат пока не в состоянии ей помочь. Сталин взывал к русской национальной гордости, упомянув в этой связи имена Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Горького и Чехова, Глинки и Чайковского, Сеченова и Павлова, Суворова и Кутузова. Немецкие захватчики хотят войны на истребление народов Советского Союза. Если они хотят войны на истребление, они ее получат, заключил Сталин.

На следующее утро, 7 ноября, Сталин выступил с речью перед войсками на Красной площади. Сюда доносилась артиллерийская канонада, а в небе ревели патрульные советские истребители. «Как можно сомневаться, что такой народ одолеет немецких захватчиков, – обращался к войскам Сталин. – Кто только не угрожал многострадальной земле русской! Тевтонские рыцари, татары, поляки, Наполеон… Нынешнего врага ждет та же участь – он будет разбит. И пусть вдохновляют вас на это образы наших великих предков: Александра Невского, Дмитрия Донского, Минина и Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова».

8 ноября Гитлер прибыл в Мюнхен. Он выступил на совещании рейхсляйтеров и гауляйтеров, затем произнес речь в пивном зале «Левенбройкеллер», в которой, помимо прочего, предупредил президент Рузвельта, что если американские корабли станут обстреливать немецкие суда, они поплатятся за это. Гитлер произносил грозные слова, но на самом деле он был встревожен. Восточная кампания зашла в тупик.

На следующий день Гитлер напомнил своему окружению о судьбе армии Наполеона в России. Но фельдмаршал фон Бок был настроен оптимистично. Он призвал продолжать наступление. Фельдмаршала поддержали Браухич и Гальдер.

Когда в «Волчьем логове» появился японский посол в Германии генерал Осима, периодически наносивший визиты Гитлеру, тот посетовал, что зима пришла намного раньше, чем предсказывал его метеоролог. Затем фюрер выразил сомнение в том, что Москву удастся взять в этом году.

Холода усилились. Гитлер в свое время запретил интендантским службам запасать зимнюю одежду; и солдаты мерзли. 21 ноября Гудериан позвонил Гальдеру и сообщил, что его войска «дошли до предела своей выносливости». Он намерен посетить фон Бока и просить фельдмаршала изменить только что изданные приказы, потому что «не видит возможности их выполнения». Но фельдмаршал под прямым давлением фюрера ни за что не хотел внять просьбам Гудериана и приказал возобновить атаки. После незначительного продвижения войска снова выдохлись. Прибыв на передовой командный пункт, фон Бок приказал 24 ноября начать новую атаку. Она была остановлена снежной бурей и фанатичным сопротивлением русских.

Пять дней спустя разразился кризис на юге. Фельдмаршал фон Рундштедт был вынужден оставить Ростов, захваченный лишь неделю назад. Разгневанный Гитлер по телеграфу приказал Рундштедту оставаться на занимаемых позициях. Командующий группой армий ответил, что его войска не в состоянии сделать это. Если они не отступят, то будут уничтожены. Фельдмаршал потребовал отменить приказ и предупредил, что в противном случае он будет вынужден подать в отставку. Последнее особенно разгневало фюрера, и он тут же сообщил командующему группой армий, что удовлетворяет его просьбу. На место Рундштедта он назначил одного из старейших военачальников, фельдмаршала Вальтера фон Райхенау, а сам вылетел в Мариуполь, чтобы разобраться с положением дел на месте, Гитлер вызвал старого товарища, командира дивизии СС Зеппа Дитриха и, к своему разочарованию, узнал, что тот полностью согласен с Рундштедтом в оценке сложившейся ситуации.

Отдав Райхенау приказ держаться, он вызвал Рундштедта. Тот уже паковал вещи, собираясь домой, и полагал, что фюрер хочет извиниться перед ним. Но Гитлер и не думал делать это. Он стал распекать фельдмаршала, заявив, что в будущем не потерпит заявлений об отставке. «Я сам, например, не в состоянии пойти к Всевышнему и сказать ему: «Все, хватит, – мне надоело одному брать на себя ответственность», – раздраженно говорил Гитлер.

Известие о сдаче Ростова вызвало мрачное настроение в Берлине. Но неудачу на юге вскоре затмила наметившаяся катастрофа на Центральном фронте. Генеральное наступление на Москву выдохлось. Хотя одно подразделение армейской разведки в начале декабря дошло до окраин Москвы и даже увидело башни Кремля, оно быстро было рассеяно танками и отрядами народного ополчения. Фельдмаршал фон Бок, страдающий болями в желудке, признался Браухичу по телефону, что войска физически истощены. 3 декабря фон Бок позвонил Гальдеру и сообщил ему, что намерен перейти к обороне.

На следующий день столбик термометра опустился до отметки минус 31 градус. Танки можно было заводить, только разогревая двигатели. Холод вывел из строя телескопические прицелы. У солдат не было зимней одежды, шерстяных носков. 5 декабря температура опустилась еще на пять градусов. Гудериан не только прекратил наступление, но и начал отход на более удобные оборонительные позиции.

Георгий Жуков

 

В тот же день командующий советским Центральным фронтом генерал Георгий Жуков перешел в массированное контрнаступление силами в 100 дивизий на трехсоткилометровом фронте. Эта комбинированная атака пехоты, танков и авиации застала немцев врасплох, и Гитлер не только потерял Москву, но и оказался под угрозой повторить судьбу Наполеона на снежных просторах России. Германское верховное командование охватили ужас и отчаяние. Главнокомандующий сухопутными силами фон Браухич, больной и подавленный, заявил о желании уйти в отставку.

Гитлер был близок к отчаянию. В первой мировой войне русские пехотинцы сражались плохо, теперь они стояли насмерть. Удрученный фюрер 6 декабря признался Йодлю, что «победы больше не добиться».

 

5

 

Последние два года Гитлер тщательно избегал конфронтации с Соединенными Штатами. Убежденный в том, что эта страна находится в тисках «еврейской клики», которая не только господствует в Вашингтоне, но и контролирует прессу, радио и кино, он проявлял крайнюю сдержанность перед лицом массированной американской помощи Англии. Хотя Гитлер был весьма невысокого мнения об американцах как солдатах, он признавал промышленную мощь США и стремился удержать заокеанского соперника от прямого участия в войне.

Американская военная техника непрерывным потоком шла на Британские острова, но Гитлер, стараясь избегать инцидентов, запретил атаковать военные корабли и торговые суда США. Однако 23 июня 1941 года президент Рузвельт уполномочил и.о. государственного секретаря Самнера Уэллса сделать заявление о том, что Гитлера надо любой ценой остановить, даже если для этого понадобится оказать помощь другой тоталитарной стране. Рузвельт разморозил советские активы в сумме до 40 миллионов долларов, а затем объявил, что положения закона о нейтралитете не относятся к Советскому Союзу. Порт Владивосток оставался открытым для американских судов. Две недели спустя, 7 июля, американские войска прибыли в Исландию, чтобы заменить там английский десант, ранее высадившийся на этот остров.

Встревоженный этими событиями Гитлер в середине июля заявил японскому послу Осиме: сложившаяся ситуация меняет его прежнее мнение о том, что Япония должна сдерживать Англию и стремиться к нейтралитету Америки. «Соединенные Штаты и Англия всегда будут нашими врагами, – заявил он. – Такое понимание должно быть основой нашей внешней политики». «Мы должны совместно уничтожить их», – добавил фюрер. В качестве приманки он предложил, чтобы Япония помогла «оприходовать имущество» разгромленного Советского Союза и занять его дальневосточные территории.

В Токио к этим предложениям отнеслись сдержанно. Японцы уже решили не нападать на Россию с востока, а продвигаться на юг, в Индокитай, который они вскоре захватили без боя. Последнее вызвало негативную реакцию США, которые в отместку за эту агрессию заморозили японские активы в Америке, тем самым лишив Японию основного источника нефти. Японские руководители восприняли этот шаг как попытку обезоружить империю и не позволить Японии занять «законное» место азиатского лидера.

Месяц спустя Рузвельт встретился с Черчиллем у побережья Ньюфаундленда и подписал «Атлантическую хартию» о целях Англии и США в войне. Ее формулировки не только не оставили сомнений в том, что Рузвельт – непоколебимый противник Гитлера, но и по иронии судьбы разочаровали противников Гитлера в Германии, поскольку в документе не прослеживалась четкая грань между нацистами и антинацистами. Последние сочли хартию неофициальным объявлением войны против всех немцев. Особенно их покоробил пункт, в котором говорилось о необходимости разоружения Германии после войны.

Надежды Гитлера избежать столкновения с США рухнули в последний день октября, когда американский эсминец «Ройбен Джеймс», сопровождавший конвой в 600 милях западнее Исландии, был потоплен немецкой торпедой, в результате чего погиб 101 американец. В ответ США экспроприировали французский лайнер «Нормандия», погрузили на него 400 самолетов и отправили в Мурманск. По всей Америке прокатилась волна антигерманских выступлений, и 7 ноября управление по ленд-лизу получило указание сделать все, чтобы оказать военную и экономическую помощь Советскому Союзу. На это был выделен миллиард долларов.

На следующий день, 8 ноября, Гитлер произнес в Мюнхене воинственную речь, в которой оправдывал потопление «Ройбена Джеймса» и осудил приказ Рузвельта «стрелять по немецким кораблям, как только они будут замечены», но в то же время подчеркнул, что сам приказал немецким кораблям не стрелять по американским судам, кроме как в порядке самообороны. Эта речь должна была продемонстрировать всему миру, что фюрер стремится избежать войны с США.

Тем не менее позиция Гитлера по отношению к США ужесточалась, и это отразилось на поведении Риббентропа. 28 ноября он пригласил генерала Осиму и высказал пожелание, чтобы Япония объявила войну США и Англии. Японский посол выразил удивление по поводу этого предложения. Риббентроп обещал, что если Япония начнет воевать с Америкой, Германия ее поддержит.

Эта информация была встречена японским генштабом со вздохом облегчения. Японский флот уже плыл к Пирл-Харбору. В последний день ноября Осима получил указание немедленно сообщить Гитлеру и Риббентропу, что англичане и американцы планируют ввести военные силы в Восточную Азию, но этому будет дан отпор, что может привести к войне между Японией и англо-саксонскими странами. 5 декабря был подписан германо-японский договор, по которому Германия обещала присоединиться к Японии в войне против Соединенных Штатов.

В «Волчьем логове» первым узнал о нападении Японии на США в Пирл-Харборе 7 декабря Отто Дитрих. Он поспешил в бункер Гитлера, который в тот момент читал удручающие донесения с Восточного фронта. Когда Дитрих сообщил, что у него важная новость, фюрер с опаской посмотрел на Дитриха, полагая, что тот принес что-то далеко не радостное. Но когда Дитрих зачитал полученное им сообщение, Гитлер просиял, схватил у него бумагу и без пальто и фуражки поспешил в бункер Кейтеля. Фюрер торжественно объявил: «Мы не можем проиграть войну. Теперь у нас есть партнер, который за три тысячи лет ни разу не потерпел поражения».

 

6

 

Отчаянные донесения с Восточного фронта побудили Гитлера 8 декабря издать новую директиву. «Суровые зимние условия, – говорилось в ней, – и, как следствие, трудности в снабжении войск вынуждают нас немедленно прекратить все крупные наступательные операции и перейти к обороне». Поручив Гальдеру составить более конкретные указания, он выехал в Берлин, чтобы лично заняться разрешением проблемы, связанной с Пирл-Харбором. Облегчение по поводу нападения Японии на военно-морскую базу США сменилось озабоченностью. Пирл-Харбор освободил Сталина от страха перед нападением с востока, и теперь он мог направить против Германии почти все силы из Азии, перебросив их на запад.

Одним из первых, кто посетил фюрера в Берлине, был Риббентроп, сообщивший, что посол Осима просит немедленно объявить войну Америке. Риббентроп счел нужным предупредить, что он не считает Германию обязанной сделать это, так как по Тройственному пакту она должна помочь своему союзнику только в случае прямого нападения на Японию. Но Гитлер с этим не согласился. «Если мы не станем на сторону Японии, – сказал он, – пакт будет политически мертвым. Но это не главная причина. Главное в том, что Америка уже стреляет по нашим кораблям. Тем самым она уже создала ситуацию войны».

В пользу решения объявить войну США были и более веские аргументы: помощь, полученная от Японии, значительно превосходила возможные потери, связанные со вступлением Америки в войну. С пропагандистской точки зрения приобретение такого сильного союзника, как Япония, должно было заметно поднять дух народа после неудач в России. Кроме того, Гитлер преследовал идеологические цели. Почему бы не сделать 1941 год началом тотальной войны против международного марксизма (Россия) и международного капитала (Америка), двух очагов международного еврейства?

11 декабря Гитлер выступил на заседании рейхстага. «Мы всегда наносим удар первыми», – заявил он. Рузвельт такой же «сумасшедший», как и Вудро Вильсон. «Сначала он провоцирует войну, потом фальсифицирует причины, затем надевает на себя мантию христианского лицемерия и медленно, но верно ведет человечество к войне...» Отождествив международное еврейство с большевистской Россией и режимом Рузвельта, Гитлер объявил войну США. Это решение фюрера было встречено бурным ликованием. Начальник оперативного управления слушал речь скорее с тревогой, чем с удовлетворением. Как только Йодль вышел из оперного театра, он позвонил в «Волчье логово» своему заместителю генералу Варлимонту. Узнав, что тот слушал речь фюрера. Йодль распорядился спрогнозировать возможные акции США на Дальнем Востоке и в Европе и подготовить варианты ответных действий Германии.

Но вскоре резко осложнилась обстановка на Восточном фронте. Немецкое отступление от Москвы грозило превратиться в паническое бегство. Район западнее столицы и окрестности Тулы стали кладбищем вражеских орудий, машин и танков. К русским вернулась уверенность, утраченная в первые месяцы войны, в победе. Советы публично объявили о провале попытки Гитлера окружить Москву, а через два дня политбюро приказало главным правительственным органам вернуться в столицу.

Браухич хотел продолжать отвод войск, но Гитлер, к ужасу генералов, отменил его приказ: «Стоять твердо, ни шагу назад!» Командующий Центральным фронтом фельдмаршал фон Бок, страдающий болезнью желудка, сообщил, что больше не может выполнять свои обязанности. Он был заменен фельдмаршалом Гюнтером фон Клюге. На следующий день, 19 декабря, Браухич, который только что перенес инфаркт, набрался смелости и в течение двух часов наедине спорил с Гитлером. Вышел он от него бледный и потрясенный.

– Я еду домой, – сказал он Кейтелю. – Он меня уволил. Я больше не могу.

– А что будет теперь?– спросил Кейтель.

– Не знаю, спросите сами.

Через несколько часов к Гитлеру был вызван Кейтель. Фюрер зачитал ему короткий приказ, из которого следовало, что он принимает на себя командование сухопутными силами, неразрывно связывая судьбу Германии со своей собственной. «Задача главнокомандующего – готовить армию в национал-социалистском духе, и я не знаю ни одного генерала, который может взять на себя такую ответственность. По этой причине я принял командование армией».

Фактически Гитлер и раньше руководил войсками, позволяя военным брать на себя вину за все неудачи. Теперь он стал официальным главнокомандующим и должен был лично отвечать за все, что произойдет.

rushist.com

Вторжение немецко-фашистских войск в пределы СССР

Нападение фашистской Германии на СССР. Военные действия с 22 июня до 5 декабря 1941 года.

К середине 1941 года фашистская Германия установила свое господство над огромной территорией от побережья Атлантического океана до советских границ и от Нарвика до Крита.

В Европе продолжала борьбу только Англия.

Народы оккупированных фашистскими агрессорами стран делали тогда лишь первые шаги по пути сопротивления. Экономика этих стран, как и государств-сателлитов, обслуживала военно-стратегические нужды Германии. Гитлеровские вооруженные силы, накопившие двухлетний боевой опыт, казались непобедимыми.

Единственной державой, стоявшей на пути установления полного господства немецко-фашистского империализма над Европейским континентом, был Советский Союз.

В июне 1941 года гитлеровская Германия закончила последние приготовления к войне против Советского Союза.

На рассвете 22 июня 1941 года фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз.

Тысячи орудий открыли огонь по пограничным сооружениям. Самолеты со свастикой на крыльях обрушили бомбовые удары на Киев, Житомир, Севастополь, Минск, Смоленск, Ригу, Каунас и другие мирные советские города. Фашистские войска перешли границы СССР. «План Барбаросса» был приведен в действие.

Лишь через полтора часа после нападения германское правительство через своего посла в Москве формально объявило войну Советскому Союзу. Днем 22 июня министерство иностранных дел Германии опубликовало лживое объяснение мотивов агрессии против Советского Союза: «спасти всю мировую цивилизацию от смертельной опасности большевизма».

Вслед за Германией в войну против Советского Союза вступили Италия, Румыния, Финляндия, Венгрия. Объявило войну СССР и фашистское правительство Словакии, а правительство Виши разорвало дипломатические отношения. Начался поход фашистских держав против социалистического государства.

На стороне фашистских агрессоров было значительное численное превосходство в людях и качественное преимущество в области вооружения.

Для ведения войны против Советского Союза Германия и ее союзники предназначили 190 дивизий.

Фашистские оккупанты в советской деревне. Фотография. 1941 год.

В Финляндии действовали немецко-фашистская армия «Норвегия» и две финские армии — «Юго-Восточная» и «Карельская»; их поддерживал германский 5-й воздушный флот и финская авиация.

На территории Восточной Пруссии развернулась группа армий «Север» в составе 18-й и 16-й полевых армий и 4-й танковой группы; наземные войска поддерживал 1-й воздушный флот.

На фронте от Голдапа до Влодавы — группа армий «Центр» в составе 9-й и 4-й полевых армий, 3-й и 2-й танковых групп; ее поддерживал 2-й воздушный флот.

На фронте от Люблина до Черноморского побережья находилась группа армий «Юг» в составе 6, 17 и 11-й немецко-фашистских, 3-й и 4-й румынских армий, 1-й танковой группы и венгерского корпуса; ее поддерживал 4-й воздушный флот. 5,5 млн. солдат и офицеров, почти 5 тыс. самолетов, свыше 3500 танков — таковы были силы агрессора, напавшего на Советский Союз.

С советской стороны им противостояли войска пяти приграничных военных округов: Ленинградского, Прибалтийского Особого, Западного Особого, Киевского Особого, Одесского. В распоряжении этих округов имелось 57% сил советских войск мирного времени, т. е. не более 2,5 млн. солдат и офицеров. Две трети этого количества были размещены вдоль границы на глубине до 100—150 км в качестве армий прикрытия. Остальные силы округов находились примерно в 500 км от границы.

В первой линии десяти армий прикрытия на фронте от Балтийского до Черного моря насчитывалось всего 40 стрелковых и 2 кавалерийские дивизии. Но им было запрещено заблаговременно занимать предусмотренные планом рубежи обороны, и только за несколько часов до вторжения врага командование приграничных военных округов получило указание о приведении войск в боевую готовность.

Это запоздалое указание не было своевременно передано войскам. В результате война застала войска армий прикрытия не на рубежах обороны, а в движении к ним. Непосредственно на границе находились лишь пограничные заставы, вооруженные легким стрелковым оружием, и отдельные подразделения армий прикрытия; главные силы этих армий располагались в лагерях и казармах в 20—40 и более километрах от границы. 22—24 июня были созданы на базе приграничных военных округов Северо-Западный, Западный, Юго-Западный, Северный и Южный фронты.

Военно-морской флот не был застигнут врасплох. Война застала его в состоянии боевой готовности.

Немецко-фашистские войска повели наступление по всему фронту. Советские пограничники мужественно отражали натиск противника. В большинстве случаев гарнизоны пограничных застав гибли до последнего человека, отстаивая советскую землю.

Также мужественно сражались и подошедшие к границе войска прикрытия. Внезапные массированные удары германской авиации и артиллерии привели к потере устойчивого управления советскими войсками со стороны штабов в войсках прикрытия.

Фашистская авиация захватила господство в воздухе. В первый же день войны было уничтожено 1200 советских самолетов, свыше 800 из них — на аэродромах.

К исходу дня 22 июня германские вооруженные силы глубоко вклинились в пределы Советского государства.

www.istoriia.ru

Операция «Барбаросса» - это... Что такое Операция «Барбаросса»?

Операция «Барбаросса» Противники Командующие Силы сторон Военные потери
Великая Отечественная войнаВторая мировая война
Дата Место Причина Итог
22 июня — 4 декабря 1941
СССР: Украинская ССР, Белорусская ССР, Молдавская ССР, Литовская ССР, Латвийская ССР, Эстонская ССР; области: Псковская, Смоленская, Курская, Орловская, Ленинградская, Белгородская.
агрессия нацистской Германии
тактический — поражение советских войск в приграничных сражениях и отступление в глубь страны при относительно малых потерях вермахта и союзников Германии;

стратегический итог — провал блицкрига Третьего рейха.

 СССР  Третий рейх

 Королевство Италия Венгрия Финляндия Румыния Словакия

Иосиф Сталин

Семён Тимошенко Георгий Жуков Фёдор Кузнецов Дмитрий Павлов Михаил Кирпонос † Иван Тюленев

Адольф Гитлер

Вальтер фон Браухич Вильгельм Риттер фон Лееб Федор фон Бок Герд фон Рундштедт Ион Антонеску Карл Густав Маннергейм Джованни Мессе Итало Гарибольди Миклош Хорти Йозеф Тисо

2,74 млн человек + 619 тыс. Резерв ГК (ВСЭ)13 981 танк

9397 самолётов(7758 исправных)

52 666 орудий и миномётов[1]

4,05 млн человек+ 0,85 млн союзники Германии4215 танков+ 402 танка союзников3909 самолётов+ 964 самолёта союзников43 812 орудий и миномётов+ 6673 орудий и миномётов союзников[2]
2 630 067 убитыми и пленными877 815 ранеными и больными[3] Всего 1,000,000 боевых потерь[источник не указан 204 дня]

Вермахт (включая ВВС и ВМС) — 790,000немецкие сателлиты — 220,000

Опера́ция «Барбаро́сса» (Директива № 21.

План «Барбаросса»; нем. Weisung Nr. 21. Fall Barbarossa, в честь Фридриха I) — план вторжения Германии в СССР на Восточноевропейском театре Второй мировой войны и военная операция, осуществлявшаяся в соответствии с этим планом на начальной стадии Великой Отечественной войны.

Политическая обстановка

После прихода к власти в Германии А. Гитлера в стране резко возросли реваншистские настроения. Нацистская пропаганда убеждала немцев в необходимости завоевания жизненного пространства на Востоке. Ещё в середине 1930-х годов германское правительство заявляло о неизбежности в ближайшем будущем войны с СССР. Планируя нападение на Польшу с возможным вступлением в войну Великобритании и Франции, германское правительство решило обезопасить себя с востока — в августе 1939 между Германией и СССР был заключён Договор о ненападении, разделивший сферы обоюдных интересов в Восточной Европе.

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, в результате чего 3 сентября войну Германии объявили Великобритания и Франция. Во время Польского похода РККА Советский Союз ввёл войска и аннексировал у Польши Западную Украину и Западную Белоруссию. Между Германией и СССР появилась общая граница.

В 1940 году Германия захватила Данию и Норвегию в ходе Датско-Норвежской операции; Бельгию, Нидерланды, Люксембург и Францию — в ходе Французской кампании. Таким образом, к июню 1940 года Германии удалось кардинально изменить стратегическую ситуацию в Европе, вывести из войны Францию и изгнать с континента английскую армию. Победы вермахта породили в Берлине надежды на скорое завершение войны с Англией, что позволило бы Германии бросить все силы на разгром СССР, а это, в свою очередь, развязало бы ей руки для борьбы с США[4].

Однако Германии не удалось ни принудить Великобританию к заключению мира, ни победить её. Война продолжалась, боевые действия велись на море, в Северной Африке и на Балканах. В октябре 1940 года Германия предприняла попытки привлечь к союзу против Англии Испанию и вишистскую Францию, а также инициировала переговоры с СССР.

Советско-германские переговоры в ноябре 1940 года показали, что СССР рассматривает возможность присоединения к Тройственному пакту, но выставленные им при этом условия были неприемлемы для Германии, поскольку требовали её отказа от вмешательства в Финляндии и закрывали ей возможность продвижения на Ближний Восток через Балканы[5].

Оригинал документа

Разработка плана операции

На основании требований А. Гитлера, выдвинутых им в начале июня 1940 года, ОКХ составило черновые намётки плана кампании против СССР, а 22 июля была начата разработка плана нападения, получившего кодовое наименование «Барбаросса». План, окончательно разработанный под руководством генерала Ф. Паулюса, был утверждён 18 декабря 1940 года директивой Верховного главнокомандующего вермахта № 21. Предусматривался молниеносный разгром основных сил Красной армии западнее рек Днепр и Западная Двина; в дальнейшем намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс с последующим выходом на линию Архангельск — Волга — Астрахань.

Предполагаемая продолжительность основных боевых действий составляла 2—3 месяца, — так называемая стратегия «блицкрига» (нем. Blitzkrieg).

Решение о войне с СССР и общий план будущей кампании был оглашён А. Гитлером уже вскоре после победы над Францией — 31 июля 1940 года.

Надежда Англии — Россия и Америка. Если рухнут надежды на Россию, Америка также отпадёт от Англии, так как разгром России будет иметь следствием невероятное усиление Японии в Восточной Азии. […]

Если Россия будет разгромлена, Англия потеряет последнюю надежду. Тогда господствовать в Европе и на Балканах будет Германия.

Вывод: В соответствии с этим рассуждением Россия должна быть ликвидирована. Срок — весна 1941 года.

Чем скорее мы разобьём Россию, тем лучше. Операция будет иметь смысл только в том случае, если мы одним стремительным ударом разгромим всё государство целиком. Только захвата какой-то части территории недостаточно.

Остановка действий зимой опасна. Поэтому лучше подождать, но принять твёрдое решение уничтожить Россию. […] Начало [военной кампании] — май 1941 года. Продолжительность операции — пять месяцев. Было бы лучше начать уже в этом году, однако это не подходит, так как осуществить операцию надо одним ударом. Цель — уничтожение жизненной силы России.

Операция распадается на:

1-й удар: Киев, выход на Днепр; авиация разрушает переправы. Одесса.

2-й удар: Через Прибалтийские государства на Москву; в дальнейшем двусторонний удар — с севера и юга; позже — частная операция по овладению районом Баку.

— Ф. Гальдер. Военный дневник. Конспект речи Гитлера 31 июля 1940 года.[6]

Страны оси были поставлены в известность о плане «Барбаросса».

Сведения об утверждении плана войны против СССР (директивы № 21) были получены советской разведкой через 11 дней после его подписания Гитлером 18 декабря 1940 года. По этим донесениям, война должна была начаться в марте 1941 года. Однако, полученная информация носила разрозненный и неполный характер, и точное содержание плана оставалось неизвестным[7].

Планы сторон

Германия

Общая стратегическая задача плана «Барбаросса» заключалась в том, чтобы «нанести поражение СССР в быстротечной кампании ещё до того, как будет закончена война против Англии». В основу замысла была положена идея «расколоть фронт главных сил русской армии, сосредоточенной в западной части страны, быстрыми и глубокими ударами мощных подвижных группировок севернее и южнее Припятских болот и, используя этот прорыв, уничтожить разобщённые группировки вражеских войск».

6 декабря 1940 года А. Гитлер поручил генералам А. Йодлю и В. Варлимонту (начальнику Отдела обороны страны) разработку плана войны. В обязанности отдела входили все вопросы ведения войны, согласования пропагандистских мероприятий, сотрудничество вооруженных сил с гражданскими учреждениями. Кроме того отдел должен был участвовать в разработке директив фюрера высшим государственным органам. В. Варлимонт — один из главных разработчиков директивы № 21, имевшей кодовое название «Фриц», а затем — «Барбаросса».

Планом предусматривалось уничтожение основной массы советских войск западнее рек Днепр и Западная Двина, не допустив их отхода вглубь страны. На восьмые сутки немецкие войска должны были выйти на рубеж Каунас, Барановичи, Львов, Могилев-Подольский. На двадцатые сутки войны они должны были захватить территорию и достигнуть рубежа: Днепр (до района южнее Киева), Мозырь, Рогачёв, Орша, Витебск, Великие Луки, южнее Пскова, южнее Пярну. После этого следовала пауза продолжительностью двадцать дней, во время которой предполагалось сосредоточить и перегруппировать соединения, дать отдых войскам и подготовить новую базу снабжения. На сороковой день войны должна была начаться вторая фаза наступления. В ходе её намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс.

Особое значение придавалось захвату Москвы: «Захват этого города означает как в политическом, так и в экономическом отношениях решающий успех, не говоря уже о том, что русские лишатся важнейшего железнодорожного узла». Командование вермахта считало, что на защиту столицы Красная армия бросит последние оставшиеся силы, что даст возможность разгромить их в одной операции.

В качестве окончательной была указана линия Архангельск — Волга — Астрахань, однако германский Генеральный штаб так далеко операцию не планировал[8].

В плане «Барбаросса» подробно излагались задачи групп армий и армий, порядок взаимодействия между ними и с войсками союзников, а также с ВВС и ВМФ, и задачи последних. В дополнение к директиве ОКХ был разработан ряд документов, в том числе оценка Советских Вооружённых сил, директива по дезинформации, расчёт времени на подготовку операции, специальные указания и пр.

В развитие плана «Барбаросса» главнокомандующий сухопутных войск 31 января 1941 года подписал директиву по сосредоточению войск. Согласно немецким документам, германское Верховное командование располагало исчерпывающей информацией военно-тактического характера о Красной армии, в частности, о количестве войск по каждому военному округу[9].

В подписанной А. Гитлером директиве № 21 в качестве самого раннего срока нападения на СССР называлась дата 15 мая 1941 года. Позже из-за отвлечения части сил вермахта на Балканскую кампанию (см. Югославская операция, Греческая операция) очередной датой нападения на СССР была названа 22 июня. Окончательный приказ отдан 17 июня.

СССР

Конфигурация границы и дислокация войск противостоящих сторон на 22 июня 1941 года Конфигурация границы и дислокация войск противостоящих сторон на 22 июня 1941 года на Южном направлении

Последние перед войной штабные учения, заложившие основу для планирования предстоящей войны с Германией, были проведены в два этапа[10]:

Первая игра, прошедшая 2-6 января 1941 года, стала репетицией вспомогательного удара «в интересах главной операции», осуществляемой на юго-западном направлении.

Вторая игра, где отрабатывались действия сторон на юго-западном направлении. Она прошла 8 — 11 января 1941 года. Отрабатывались только наступательные действия «восточных», и основной упор делался на то, чтобы дать высшему комсоставу практику «вождения крупных оперативных и прежде всего подвижных соединений во взаимодействии с авиацией». Игра началась с того момента, когда войска «западных» уже были отброшены на расстояние 90 — 180 километров к западу от линии границы.

Вопросы обороны затрагивались лишь в том объёме, в каком они могли возникнуть по ходу игры в связи с контрударами противника.

Соотношение сил во второй игре было в пользу «восточных», но при этом силы «западных» и их союзников значительно преувеличивались по сравнению с реальными возможностями Германии, Венгрии и Румынии.

На этом этапе Западный фронт «восточных» должен был перейти в наступление для разгрома варшавской группировки «западных». В свою очередь, Юго-Западный фронт должен был, прикрываясь с запада Вислой, уничтожить основные силы «юго-западных» и «южных» на их территории и занять позиции по линии Краков, Будапешт, Тимишоара, Крайова.

Ни в играх, ни в последующем за ними совещании не делалось попыток рассмотреть ситуацию, которая может сложиться в первых операциях в случае нападения Германии[10].

Исходя из анализа игр, в плане стратегического развертывания Красной армии на Западе, подготовленном в марте 1941 года, отмечалось: «Развертывание Красной армии на Западе с группировкой главных сил против Восточной Пруссии и на варшавском направлении вызывает серьезные опасения в том, что борьба на этом фронте может привести к затяжным боям».

Поэтому главный удар было решено нанести на юго-западном направлении. В разделе мартовского плана, посвященном этому направлению, заместитель начальника Генштаба Николай Ватутин оставил резолюцию: «Наступление начать 12.6». Это — единственно зафиксированная документально дата планировавшегося начала боевых действий.

В середине мая 1941 года Ватутин и его заместитель по оперативному управлению Генштаба Александр Василевский разработали план «упреждающего удара». В нём предусматривалось, что на юго-западном направлении 152 советские дивизии разгромят 100 немецких. На 30-й день наступления, захватив район Катовице, Краков, предполагалось выйти на рубеж Оппельн, Лодзь, Модлин, Остроленка. После этого наступающие должны были повернуть к Балтике и отрезать немецкие силы в Польше и Восточной Пруссии.

Для содействия этой операции Западный фронт наступал на Варшаву. Вспомогательный удар наносился в Румынии. Как и в ходе игры, группировку противника предполагалось окружить в районе Ботошани, а затем двигаться на Яссы и Плоешти.

В расчёт было принято, что наступление Красной армии застанет противника врасплох, и о координации действий армий Германии, Венгрии и Румынии в первое время речи не было.

По условиям игры все приказы в войска передавались вовремя, средств связи было достаточно и потому управление войсками ни разу не нарушалось. Не учитывалась и недостаточная подготовка личного состава РККА во владении новой техникой[10].

Конфигурация войск Красной армии на советско-германской границе была очень уязвима. В частности, бывший начальник Генерального штаба Г. К. Жуков вспоминал[11]:

Накануне войны 3-я, 4-я и 10-я армии Западного округа были расположены в белостокском выступе, вогнутом в сторону противника, 10-я армия занимала самое невыгодное расположение. Такая оперативная конфигурация войск создавала угрозу глубокого охвата и окружения их со стороны Гродно и Бреста путём удара под фланги. Между тем дислокация войск фронта на гродненско-сувалковском и брестском направлениях была недостаточно глубокой и мощной, чтобы не допустить здесь прорыва и охвата белостокской группировки. Это ошибочное расположение войск, допущенное в 1940 году, не было устранено вплоть до самой войны.

Тем не менее, советское руководство предпринимало определённые действия, о смысле и цели которых продолжаются дискуссии. В конце мая — начале июня 1941 года была проведена частичная мобилизация под видом учебных сборов запаса, что позволило призвать свыше 800 тысяч человек, использованных для пополнения дивизий, расположенных в основном на западе страны. С середины мая из внутренних военных округов началось выдвижение четырёх армий (16-й, 19-й, 21-й и 22-й) и одного стрелкового корпуса к рубежу рек Днепр и Западная Двина. С середины июня началась скрытая перегруппировка соединений самих западных приграничных округов: под видом выхода в лагеря было приведено в движение более половины дивизий, составляющих резерв этих округов. С 14 по 19 июня командования западных приграничных округов получили указания вывести фронтовые управления на полевые командные пункты[12]. С середины июня были отменены отпуска личному составу[13].

При этом Генеральный штаб Красной армии категорически пресекал любые попытки командующих западными приграничными округами усилить оборону путём занятия предполья. Лишь в ночь на 22 июня советские военные округа получили директиву о переходе к боевой готовности, однако до многих штабов она дошла уже после нападения. Хотя по другим данным приказы об отводе войск с границы командующим западных округов были отданы с 14 по 18 июня.

Кроме того, большинство территорий, находившиеся на западной границе, были включены в состав СССР сравнительно недавно. Мощных оборонительных рубежей («Линия Молотова») у советской армии на новой границе не было.

Вместе с тем созданная на южном участке государственной границы самая сильная группировка советских войск угрожала глубоко вклинившейся в территорию Украины группировке немецких войск «Юг» охватом, осуществляемым встречными ударами от Бреста и от Львова.[источник не указан 70 дней]

Расстановка сил

Германия и союзники

Для нападения на СССР было создано три группы армий.

СССР

В СССР на базе военных округов, находившихся на западной границе, согласно решению Политбюро ЦК КПСС от 21 июня 1941 года было создано 4 фронта[14].

  • Северо-Западный фронт (командующий, генерал-полковник Ф. И. Кузнецов) был создан в Прибалтике. В него входили 8-я армия (генерал-майор П. П. Собенников), 11-я армия (генерал-лейтенант В .И. Морозов) и 27-я армия (генерал-майор Н. Э. Берзарин) — всего 34 дивизии (из них 6 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Северо-Западного фронта.
  • Западный фронт (командующий, генерал армии Д. Г. Павлов) был создан в Белоруссии. В него входили 3-я армия (генерал-лейтенант В. И. Кузнецов), 4-я армия (генерал-майор А. А. Коробков), 10-я армия (генерал-майор К. Д. Голубев) и 13-я армия (генерал-лейтенант П. М. Филатов) — всего 45 дивизий (из них 20 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Западного фронта.
  • Юго-Западный фронт (командующий, генерал-полковник М. П. Кирпонос) был создан на Западной Украине. В него входили 5-я армия (генерал-майор танковых войск М. И. Потапов), 6-я армия (генерал-лейтенант И. Н. Музыченко), 12-я армия (генерал-майор П. Г. Понеделин) и 26-я армия генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко) — всего 45 дивизий (из них 18 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Юго-Западного фронта.
  • Южный фронт (командующий, генерал армии И. В. Тюленев) был создан в Молдавии и на Южной Украине. В него входили 9-я армия (генерал-полковник Я. Т. Черевиченко) и 18-я армия (генерал-лейтенант А. К. Смирнов) — всего 26 дивизий (из них 9 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Южного фронта.
  • Балтийский флот (командующий, адмирал В. Ф. Трибуц) был расположен в Балтийском море. Он имел в своём составе 2 линкора, 2 крейсера, 2 лидера эсминцев, 19 эсминцев, 65 подводных лодок, 48 торпедных катеров и другие корабли, 656 самолётов.
  • Черноморский флот (командующий, вице-адмирал Ф. С. Октябрьский) был расположен в Чёрном море. Он имел в своём составе 1 линкор, 5 лёгких крейсеров, 16 лидеров эсминцев, 47 подводных лодок, 2 бригады торпедных катеров, несколько дивизионов тральщиков, сторожевых и противолодочных катеров, свыше 600 самолётов.

Развитие вооружённых сил СССР со времени подписания пакта о ненападении

К началу сороковых годов Советский Союз в результате программы индустриализации вышел на третье место после США и Германии по уровню развития тяжёлой индустрии. Также к началу Великой Отечественной войны советская экономика была в значительной степени ориентирована на производство военной техники[15].

1 января 1939 г 22 июня 1941 г % увеличения
Дивизии 131,5 316,5 140,6
Личный состав 2 485 000 5 774 000 132,4
Орудия и миномёты 55 800 117 600 110,7
Танки 21 100 25 700 21,8
Боевые самолёты 7700 18 700 142,8

Первая фаза. Вторжение. Приграничные сражения (22 июня — 10 июля 1941)

Начало вторжения

Боевые действия с 22 июня по 1 сентября 1941

Однако, стягивая войска к границе и понимая, что это масштабное предприятие не может остаться незамеченным, военное командование прибегло к дезинформации. С этой целью в Берлине было создано специальное бюро по дезинформации. Было распространено мнение, согласно которому существует секретное соглашение с Советским союзом по «заключению в клещи» области интересов Англии на Ближнем Востоке, не исключая и Индии. Для этого, якобы, предполагалось пропустить немецкие части через территорию юга России. И эти приготовления являются по своему масштабу ни с чем не сравнимым в мировой истории мероприятием по сокрытию готовящегося нападения на Англию[16]. С учётом явной враждебности, проявляемой советской пропагандой по отношению к Англии, этот слух казался вполне правдоподобным.

Так думали солдаты на границе, видевшие, что на подготовленных к движению танках на броню погружено по десять канистр с бензином и по три бочки на буксире. Ясно было, что это никак не совместимо с участием в бою.[17]

Зачтение обращения Гитлера «Солдатам Восточного фронта» было произведено командирами только в ночь на 22 июня 1941 года.

Ранним утром в 3 часа 15 минут 22 июня 1941 года[17]началось вторжение Германии в СССР. В тот же день войну СССР объявили Италия (итальянские войска начали боевые действия с 20 июля 1941) и Румыния, 23 июня — Словакия, а 27 июня — Венгрия. Немецкое вторжение застало советские войска врасплох; в первый же день была уничтожена значительная часть боеприпасов, горючего и военной техники; немцам удалось обеспечить полное господство в воздухе (выведено из строя около 1200 самолётов). Немецкая авиация нанесла удары по военно-морским базам: Кронштадт, Либава, Виндава, Севастополь. На морских коммуникациях Балтийского и Чёрного морей были развёрнуты подводные лодки, ставились минные заграждения. На суше после сильной артиллерийской подготовки в наступление перешли передовые части, а затем и главные силы вермахта. Однако советское командование не смогло трезво оценить положение своих войск. Главный Военный совет вечером 22 июня направил Военным советам фронтов директивы, требовавшие нанести с утра 23 июня по прорвавшимся группировкам врага решительные контрудары. В результате проваленных контратак и без того тяжёлое положение советских войск ещё больше ухудшилось. Финские войска не перешли линию фронта, ожидая развития событий, но предоставив авиации Германии возможность дозаправки.

Советское командование нанесло 25 июня бомбовые удары по финской территории. Финляндия объявила СССР войну и немецкие и финские войска вторглись в Карелию и Заполярье, увеличив линию фронта и поставив под угрозу Ленинград и Мурманскую железную дорогу. Боевые действия вскоре перешли в позиционную войну и не оказывали влияния на общее положение дел на советско-германском фронте. В историографии их обычно выделяют в отдельные кампании: Советско-финская война (1941-1944) и Оборона Заполярья.

Северное направление

Против советского Северо-Западного фронта поначалу действовала не одна, а две танковые группы:

Попытка командования Северо-Западного фронта нанести контрудар силами двух механизированных корпусов (почти 1000 танков) возле города Расейняй окончилась полным провалом, и 25 июня было принято решение об отводе войск на рубеж Западной Двины.

Но уже 26 июня немецкая 4-я танковая группа форсировала Западную Двину у Даугавпилса (56-й мотокорпус Э. фон Манштейна), 2 июля — у Екабпилса (41-й мотокорпус Г. Райнхардта). Вслед за моторизованными корпусами продвигались пехотные дивизии. 27 июня части Красной армии оставили Либаву. 1 июля немецкая 18-я армия заняла Ригу и вышла в южную Эстонию.

Тем временем 3-я танковая группа группы армий «Центр», преодолев сопротивление советских войск под Алитусом, 24 июня взяла Вильнюс, повернула на юго-восток и зашла в тыл советскому Западному фронту.

Центральное направление

Тяжёлая ситуация сложилась на Западном фронте. В первый же день фланговые армии Западного фронта (3-я армия в районе Гродно и 4-я армия в районе Бреста) понесли большие потери. Контрудары механизированных корпусов Западного фронта 23—25 июня завершились неудачей. Немецкая 3-я танковая группа, преодолев сопротивление советских войск в Литве и развивая наступление на вильнюсском направлении, обошла 3-ю и 10-ю армии с севера, а 2-я танковая группа, оставив в тылу Брестскую крепость, прорвалась к Барановичам и обошла их с юга. 28 июня немцы взяли столицу Белоруссии и замкнули кольцо окружения, в котором оказались основные силы Западного фронта.

30 июня 1941 года командующий советского Западного фронта генерал армии Д. Г. Павлов был отстранён от командования; позже по решению военного трибунала он вместе с другими генералами и офицерами штаба Западного фронта был расстрелян. Войска Западного фронта возглавил сначала генерал-лейтенант А. И. Ерёменко (30 июня), затем нарком обороны маршал С. К. Тимошенко (назначен 2 июля, вступил в должность 4 июля). В связи с тем, что основные силы Западного фронта оказались разгромлены в Белостокско-Минском сражении, 2 июля в состав Западного фронта переданы войска Второго Стратегического эшелона.

В начале июля моторизованные корпуса вермахта преодолели рубеж советской обороны на реке Березина и устремились к линии рек Западная Двина и Днепр, однако неожиданно натолкнулись на войска восстановленного Западного фронта (в первом эшелоне 22-я, 20-я и 21-я Армии). 6 июля 1941 советское командование предприняло наступление на лепельском направлении. В ходе разгоревшегося танкового сражения 6—9 июля между Оршей и Витебском, в котором с советской стороны участвовало более 1600 танков, а с немецкой до 700 единиц, немецкие войска нанесли поражение советским войскам и 9 июля взяли Витебск. Уцелевшие советские части отошли в район между Витебском и Оршей. Немецкие войска заняли исходные позиции для последующего наступления в районе Полоцка, Витебска, южнее Орши, а также севернее и южнее Могилёва.

Южное направление

Военные действия вермахта на юге, где находилась самая мощная группировка РККА, оказались не столь успешными. 23—25 июня авиация Черноморского флота нанесла бомбовые удары по румынским городам Сулина и Констанца; 26 июня по Констанце был нанесён удар кораблей Черноморского флота совместно с авиацией. Стремясь остановить наступление 1-й танковой группы, командование Юго-Западного фронта нанесло контрудар силами шести механизированных корпусов (около 2500 танков). В ходе крупного танкового сражения в районе Дубно — Луцк — Броды советские войска не смогли разбить противника и понесли большие потери, однако они помешали немцам осуществить стратегический прорыв и отрезать львовскую группировку (6-я и 26-я армии) от остальных сил. К 1 июля войска Юго-Западного фронта отошли на укреплённый рубеж Коростень — Новоград-Волынский — Проскуров. В начале июля немцы прорвали правое крыло фронта под Новоградом-Волынским и захватили Бердичев и Житомир, но благодаря контрударам советских войск их дальнейшее продвижение было остановлено.

На стыке Юго-Западного и Южного фронта 2 июля германо-румынские войска форсировали Прут и устремились к Могилёву-Подольскому. К 10 июля они вышли к Днестру.

Итоги приграничных сражений

В результате приграничных сражений вермахт нанёс тяжёлое поражение Красной армии.

Подводя итоги первой фазы операции «Барбаросса», 3 июля 1941 года начальник германского Генерального штаба Ф. Гальдер записал в своём дневнике:

В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена… Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она ещё не закончена. Огромная протяженность территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы ещё в течение многих недель. …Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдёт не столько о разгроме вооружённых сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские ресурсы, создать новые вооружённые силы. Как только война на востоке перейдёт из фазы разгрома вооружённых сил противника в фазу экономического подавления противника, на первый план снова выступят дальнейшие задачи войны против Англии…[18]

Вторая фаза. Наступление немецких войск по всему фронту (10 июля — август 1941 года)

Северное направление

2 июля группа армий «Север» продолжила наступление, её немецкая 4-я танковая группа наступала в направление Резекне, Остров, Псков. 4 июля 41-й мотокорпус занял Остров, 9 июля — Псков.

10 июля группа армий «Север» продолжила наступление на ленинградском (4-я танковая группа) и таллинском (18-я армия) направлениях. Однако немецкий 56-й мотокорпус был остановлен контрударом советской 11-й армии под Сольцами. В этих условиях немецкое командование 19 июля почти на три недели приостановило наступление 4-й танковой группы до подхода соединений 18-й и 16-й армий. Только в конце июля немцы вышли на рубеж рек Нарва, Луга и Мшага.

7 августа немецкие войска прорвали оборону 8-й армии и вышли на побережье Финского залива в районе Кунды. 8-я армия оказалась расчленённой на две части: 11-й стрелковый корпус отошёл к Нарве, а 10-й стрелковый корпус к Таллину, где вместе с моряками Балтийского флота обороняли город до 28 августа.

8 августа возобновилось наступление группы армий «Север» на Ленинград в направлении Красногвардейска, 10 августа — в районе Луги и на новгород-чудовском направлении. 12 августа советское командование нанесло контрудар под Старой Руссой, однако 19 августа противник нанёс ответный удар и нанёс поражение советским войскам.

19 августа немецкие войска заняли Новгород, 20 августа — Чудово. 23 августа завязались бои за Ораниенбаум; немцы были остановлены юго-восточнее Копорья (река Воронка).

Наступление на Ленинград

Для усиления группы армий «Север» ей были переданы 3-я танковая группа Г. Гота (39-й и 57-й мотокорпуса) и 8-й авиакорпус В. фон Рихтгофена.

В конце августа немецкие войска предприняли новое наступление на Ленинград. 25 августа 39-й мотокорпус взял Любань, 30 августа вышел к Неве и перерезал железнодорожное сообщение с городом, 8 сентября взял Шлиссельбург и замкнул кольцо блокады вокруг Ленинграда.

Однако приняв решение о проведении операции «Тайфун», А. Гитлер приказал высвободить не позднее 15 сентября 1941 года большую часть подвижных соединений и 8-й авиакорпус, которые призваны были участвовать в последнем наступлении на Москву.

К началу сентября 1941 года Гитлер пришёл к мнению, что Ленинград становится второстепенной целью, а силы должны быть сконцентрированы на московском направлении.

12 сентября 1941 года Гитлер отменил штурм Города после получения от Маннергейма категорического отказа перейти согласованную с Лениным границу на Карельском перешейке (Weisung Nr.35. 06.09.1941) (О дальнейших боевых действиях на Ленинградском направлении см. Блокада Ленинграда.)

7 ноября немцы продолжили наступление в северном направлении. Были перерезаны железные дороги, по которым через Ладожское озеро поставлялось продовольствие в осаждённый Ленинград. Немецкие войска заняли Тихвин. Возникла угроза прорыва немецких войск в тыл и окружения 7-й отдельной армии, оборонявшей рубежи на реке Свирь. Однако уже 11 ноября 52-я армия наносит контрудар по войскам вермахта, занявшим Малую Вишеру. В ходе развернувшихся боёв маловишерская группировка немецких войск потерпела серьёзное поражение. Её силы были отброшены от города за реку Большую Вишеру.

Центральное направление

10-12 июля 1941 года группа армий «Центр» начала новое наступление на московском направлении. 2-я танковая группа форсировала Днепр южнее Орши, а 3-я танковая группа нанесла удар со стороны Витебска. 16 июля немецкие войска вступили в Смоленск, при этом в окружении оказались три советских армии (19-я, 20-я и 16-я). К 5 августа бои в Смоленском «котле» завершились, через Днепр переправились остатки войск 16-й и 20-й армий; в плен попало 310 тыс. человек.

На северном фланге советского Западного фронта немецкие войска овладели Невелем (16 июля), однако далее в течение целого месяца вели бои за Великие Луки. Большие проблемы для противника возникли также на южном фланге центрального участка советско-германского фронта: здесь советские войска 21-й армии предприняли наступление на Бобруйском направлении. Несмотря на то, что советским войскам не удалось захватить Бобруйск, они сковали значительное число дивизий немецкой 2-й полевой армии и треть 2-й танковой группы.

Таким образом, с учётом двух крупных группировок советских войск на флангах и непрекращающихся атак по фронту немецкая группа армий «Центр» не могла возобновить наступление на Москву. 30 июля она основными силами перешла к обороне и уделила основное внимание решению проблем на флангах. В конце августа 1941 года немецким войскам удалось разгромить советские войска в районе Великих Лук и 29 августа захватить Торопец.

8—12 августа началось продвижение 2-й танковой группы и 2-й полевой армии в южном направлении. В результате операций советский Центральный фронт был разгромлен, 19 августа пал Гомель. Широкомасштабное наступление советских фронтов Западного направления (Западного, Резервного и Брянского), начатое 30 августа — 1 сентября, не увенчалось успехом, советские войска понесли тяжёлые потери и 10 сентября перешли к обороне. Единственным успехом стало освобождение Ельни 6 сентября.

Южное направление

В Молдавии попытка командования Южного фронта остановить румынское наступление контратакой двух механизированных корпусов (770 танков) не увенчалась успехом. 16 июля 4-я румынская армия взяла Кишинёв, а в начале августа оттеснила Отдельную Приморскую армию к Одессе. Оборона Одессы почти на два с половиной месяца сковала силы румынских войск. Советские войска покинули город только в первой половине октября.

Тем временем в конце июля немецкие войска развернули наступление на белоцерковском направлении. 2 августа они отрезали от Днепра 6-ю и 12-ю советские армии и окружили их под Уманью; в плену оказалось 103 тыс. человек, в том числе оба командарма. Но хотя немецкие войска в результате нового наступления прорвались к Днепру и создали несколько плацдармов на восточном берегу, взять Киев с хода им не удалось.

Таким образом, группа армий «Юг» не смогла самостоятельно решить задачи, поставленные перед ней планом «Барбаросса». С начала августа по начало октября Красная армия осуществила серию атак под Воронежем.

Сражение под Киевом

Во исполнение приказа Гитлера южный фланг группы армий «Центр» начал наступление в поддержку группы армий «Юг».

После занятия Гомеля немецкая 2-я армия группы армий «Центр» наступала на соединение с 6-й армией группы армий «Юг»; 9 сентября обе немецкие армии соединились в восточном Полесье. К 13 сентября фронт советских 5-й армии Юго-Западного фронта и 21-й армии Брянского фронта оказался взломан окончательно, обе армии перешли к подвижной обороне.

Одновременно немецкая 2-я танковая группа, отразив удар советского Брянского фронта под Трубчевском, вышла на оперативный простор. 9 сентября 3-я танковая дивизия Моделя прорвалась на юг и 10 сентября захватила Ромны.

Тем временем 1-я танковая группа 12 сентября начала наступление с кременчугского плацдарма в северном направлении. 15 сентября 1-я и 2-я танковые группы соединились у Лохвицы. В гигантском Киевском «котле» оказались основные силы советского Юго-Западного фронта; число пленных составило 665 тыс. человек. Оказалось разгромлено управление Юго-Западного фронта; командующий фронтом генерал-полковник М. П. Кирпонос погиб.

В результате в руках противника оказалась Левобережная Украина, путь на Донбасс был открыт, советские войска в Крыму оказались отрезаны от основных сил. В середине сентября немцы вышли на подступы к Крыму.

Продолжение наступления на юге

Крым имел стратегическое значение, как один из путей к нефтеносным районам Кавказа (через Керченский пролив и Тамань). Кроме того, Крым был важен, как база для авиации. С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налетов на нефтепромыслы Румынии, а немцы смогли бы наносить удары по целям на Кавказе. Советское командование понимало важность удержания полуострова и сосредоточило на этом усилия, отказавшись от обороны Одессы. 16 октября Одесса пала.

В направлении Приазовья 8 октября была окружена и погибла 18-я армия Южного фронта.

17 октября занят Донбасс (пал Таганрог). 25 октября захвачен Харьков. 2 ноября — занят Крым и блокирован Севастополь. 30 ноября — силы группы армий «Юг» закрепились на рубеже Миус-фронта.

Поворот от Москвы

В конце июля 1941 года немецкое командование было ещё полно оптимизма и считало, что цели, поставленные планом «Барбаросса», будут достигнуты в ближайшее время. В качестве сроков достижения этих целей были указаны: Москва и Ленинград — 25 августа; рубеж Волги — начало октября; Баку и Батуми—начало ноября[19].

25 июля на совещании начальников штабов Восточного фронта вермахта говорилось об осуществлении операции «Барбаросса» по времени:

  • Группа армий «Север»: Операции развивались почти в полном соответствии с планами.
  • Группа армий «Центр»: До начала Смоленского сражения операции развивались в соответствии с планами, затем развитие замедлилось.
  • Группа армий «Юг»: Операции по времени развивались медленнее, чем предполагалось.

Однако Гитлер всё более стал склоняться к тому, чтобы отложить наступление на Москву. На совещании в штабе группы армий «Юг» 4 августа он заявил: «Вначале должен быть захвачен Ленинград, для этого используются войска группы Гота. Во вторую очередь производится захват восточной части Украины… И только в последнюю очередь будет предпринято наступление с целью захвата Москвы».

На следующий день Ф. Гальдер уточнил у А. Йодля мнение фюрера: Каковы наши главные цели: хотим ли мы разбить противника или преследуем хозяйственные цели (захват Украины и Кавказа)? Йодль ответил, что фюрер считает, что обе цели могут быть достигнуты одновременно. На вопрос: Москва или Украина или Москва и Украина, следует ответить — и Москва, и Украина. Мы должны это сделать, ибо в противном случае мы не сможем разгромить противника до наступления осени[20].

21 августа 1941 года Гитлер издал новую директиву, в которой говорилось: «Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа. На севере такой задачей является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками».

Оценка решения Гитлера

Решение Гитлера отказаться от немедленного наступления на Москву и повернуть 2-ю армию и 2-ю танковую группу в помощь группе армий «Юг» вызвало неоднозначные оценки в среде немецкого командования.

Командующий 3-й танковой группой Г. Гот писал в своих мемуарах: «Против продолжения наступления на Москву в то время был один веский аргумент оперативного значения. Если в центре разгром находившихся в Белоруссии войск противника удался неожиданно быстро и полно, то на других направлениях успехи были не столь велики. Например, не удалось отбросить на юг противника, действовавшего южнее Припяти и западнее Днепра. Попытка сбросить прибалтийскую группировку в море также не увенчалась успехом. Таким образом, оба фланга группы армий „Центр“ при продвижении на Москву подверглись опасности оказаться под ударами, на юге эта опасность уже давала о себе знать…»[21].

Командующий немецкой 2-й танковой группой Г. Гудериан писал: «Бои за Киев, несомненно, означали собой крупный тактический успех. Однако вопрос о том, имел ли этот тактический успех также и крупное стратегическое значение, остаётся под сомнением. Теперь всё зависело от того, удастся ли немцам добиться решающих результатов ещё до наступления зимы, пожалуй, даже до наступления периода осенней распутицы»[22].

Лишь 30 сентября немецкие войска, подтянув резервы, перешли в наступление на Москву. Однако позднее начало наступления, упорное сопротивление советских войск, сложные погодные условия поздней осени привели к остановке наступления на Москву и провалу операции «Барбаросса» в целом.

Итоги операции «Барбаросса»

Конечная цель операции «Барбаросса» осталась недостигнутой. Несмотря на впечатляющие успехи вермахта, попытка разгромить СССР в одной кампании провалилась.

Основные причины можно связать с общей недооценкой Красной армии. Несмотря на то, что до войны общее количество и состав советских войск было определено немецким командованием достаточно верно, к крупным просчётам абвера следует отнести неверную оценку советских бронетанковых войск.[источник не указан 913 дней]

Другой серьёзный просчёт состоял в недооценке мобилизационных возможностей СССР. К третьему месяцу войны ожидалось встретить не более 40 новых дивизий Красной армии. На самом деле советское руководство только летом на фронт направило 324 дивизии (с учётом развёрнутых ранее 222 дивизий), то есть, в этом вопросе немецкая разведка значительно ошиблась. Уже в ходе штабных игр, проводимых немецким Генеральным штабом, выяснилось, что наличных сил недостаточно. Особенно тяжёлая ситуация складывалась с резервами. Фактически, «Восточный поход» предстояло выигрывать одним эшелоном войск. Таким образом, было установлено, что при успешном развитии операций на театре военных действий, «который расширяется к востоку наподобие воронки», немецкие силы «окажутся недостаточными, если не удастся нанести решающее поражение русским до линии Киев—Минск—Чудское озеро»[23].

Между тем, на линии рек Днепр — Западная Двина вермахт ждал Второй стратегический эшелон советских войск. У него за спиной сосредотачивался Третий стратегический эшелон. Важным этапом в срыве плана «Барбаросса» стало Смоленское сражение, в котором советские войска, несмотря на тяжёлые потери, остановили продвижение противника на восток.

Кроме того, взаимодействие между группами армий осложнялось тем, что они наносили удары по расходящимся направлениям — на Ленинград, Москву и Киев. Немецкому командованию пришлось проводить частные операции по защите флангов центральной наступающей группировки. Эти операции, хотя и были успешными, приводили к потере времени и трате моторесурса бронетехники механизированных войск. Уже в августе возник вопрос приоритета целей: Ленинград, Москва или Ростов-на-Дону. Когда эти цели вступили между собой в противоречие, возник кризис командования.

Группа армий «Север» не смогла захватить Ленинград.

Группа армий «Юг» не смогла совершить глубокий охват своим левым флангом (6-я и 17-я армии) и уничтожить основные войска противника на правобережной Украине в намеченные сроки и как следствие войска Юго-Западного и Южного фронтов смогли отойти к Днепру и закрепиться.

В дальнейшем, поворот основных сил группы армий «Центр» от Москвы привёл к потере времени и стратегической инициативы.

Осенью 1941 года немецкое командование попыталось найти выход из кризиса в операции «Тайфун».

Кампания 1941 года окончилась поражением немецких войск на центральном участке советско-германского фронта под Москвой, под Тихвином на северном фланге и под Ростовом на южном фланге.

По оценке американских военных наблюдателей, немецкие потери на 11 декабря 1941 составляли 1,3 миллиона убитыми[24]. По данным советского Информбюро — 6 миллионов человек, то есть 1,5-2 миллиона убитыми[25].

См. также

Примечания

  1. ↑ Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.). Статистический сборник № 1 (22 июня 1941 г.)
  2. ↑ М. И. Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. — М.: Вече, 2000
  3. ↑ Коллектив авторов. Россия и СССР в войнах ХХ века: Потери Вооружённых Сил / Г. Ф. Кривошеев. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — С. 263. — 608 с. — (Архив). — 5 000 экз. — ISBN 5-224-01515-4
  4. ↑ М. И. Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. — М.: Вече, 2000 — с.453-454.
  5. ↑ М. И. Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. — М.: Вече, 2000 — с.456.
  6. ↑ Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск 1939—1940. Т. II. — М.: Воениздат, 1971 — С. 80.
  7. ↑ Мельтюхов М.И. Советская разведка и проблема внезапного нападения // Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941.. — Москва: Вече, 2000. — С. 298-299.
  8. ↑ Р. А. Исмаилов. Операция «Барбаросса» — кризис мировой войны.
  9. ↑ РГВА. Ф. 1280, Оп. 2, Д. 26, Л. 23—24.
  10. ↑ 1 2 3 Бобылёв П. Н. Репетиция катастрофы // Военно-исторический журнал. — 1993. — № 7—8.
  11. ↑ Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления. В 2-х тт. — М.: Олма-Пресс, 2002.
  12. ↑ Бобылёв П. Н.Точку в дискуссии ставить рано. К вопросу о планировании в генеральном штабе РККА возможной войны с Германией в 1940—1941 годах // Отечественная история. — 2000. — № 1.
  13. ↑ А. В. Исаев. От Дубно до Ростова. — М.: АСТ; Транзиткнига, 2004. — С. 105.
  14. ↑ Боевой состав советской армии. Часть 1 (июнь-декабрь 1941 года). // Военно-научное управление Генерального штаба. Военно-исторический отдел. (pdf, 478 КБ)
  15. ↑ М. И. Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. — М.: Вече, 2000 — С. 446.
  16. ↑ Gerhart Binder.Epoche der Entscheidungen/ Eine geschichte des 20.Jahrhunderts mit Dokumenten in text und Bild. Sechste Auflage 40.-48.Tausend. Seewald Verlag Stuttgart-Degerloch. 1960.
  17. ↑ 1 2 Paul Carell. Unternehmen Barbarossa. 1963. Verlag Ullstein GmbH. Frankfurt/M — Berlin
  18. ↑ Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. Т. III. — М.: Воениздат, 1971.
  19. ↑ Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. Том III. — М.: Воениздат, 1971; комментарии к записи от 23 июля 1941 года.
  20. ↑ Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. Том III. — М.: Воениздат, 1971
  21. ↑ Г. Гот. Танковые операции. — М.: Воениздат, 1961.
  22. ↑ Г. Гудериан. Воспоминания солдата. — Смоленск.: Русич, 1999. — с.305-306.
  23. ↑ Р. А. Исмаилов. Операция «Барбаросса» — кризис мировой войны.
  24. ↑ «СОВЕТСКАЯ РОССИЯ»
  25. ↑ Наша Победа. День за днём — проект РИА Новости

Литература

  • Мельтюхов, М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941 (Документы, факты, суждения). Москва: Вече, 2000.
  • Исаев А. В. От Дубно до Ростова. — М.: АСТ; Транзиткнига, 2004.
  • Исаев А. В. «Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знали». — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 400 с ISBN 5-699-12899-9
  • Переслегин С., «Вторая мировая война между Реальностями», ч. 1-2. — М.: Эксмо, 2006. ISBN 5-699-15132-X
  • Лота В. «Альта» против «Барбароссы». Изд-во «Молодая гвардия» — 2005, 471 стр. ISBN 5-235-02726-4
  • Г. Гудериан. «Воспоминания солдата», М.: Воениздат, 1954., пер. нем. — H. Guderian. Erinnerungen eines Soldaten. Heidelberg, 1951. ISBN 5-9524-1585-7
  • Кайюс Беккер. ч.7: Операция "Барбаросса" // Военные дневники люфтваффе. Хроника боевых действий германских ВВС во Второй мировой войне 1939-1945 = The Luftwaffe War Diaries / пер. А.Цыпленков. — М.: Центрполиграф, 2005. — 544 с. — (За линией фронта. Мемуары). — доп, 5 000 экз. — ISBN 5-9524-1174-6

Ссылки

dic.academic.ru

План Барбаросса - это... Что такое План Барбаросса?

Опера́ция Барбаро́сса (Директива № 21.

План «Барбаросса»; нем. Weisung Nr. 21. Fall Barbarossa, в честь Фридриха I) — план вторжения Германии в СССР на Восточноевропейском театре Второй мировой войны и военная операция, осуществлявшаяся в соответствии с этим планом на начальной стадии Великой Отечественной войны.

Разработка плана «Барбаросса» началась 21 июля 1940 года. План, окончательно разработанный под руководством генерала Ф. Паулюса, был утверждён 18 декабря 1940 года директивой Верховного главнокомандующего вермахта № 21. Предусматривался молниеносный разгром основных сил Красной Армии западнее рек Днепр и Западная Двина, в дальнейшем намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс с последующим выходом на линию Архангельск – Волга – Астрахань.

Продолжительность основных боевых действий предполагалась в течение 2−3 месяцев – так называемая стратегия «Блицкрига» (нем. Blitzkrieg).

Предпосылки

После прихода к власти в Германии в стране резко возросли и настроения. Нацистская пропаганда убеждала немцев в необходимости завоевания на Востоке. Ещё в середине 30-х годов германское правительство заявляло о неизбежности в ближайшем будущем войны с СССР. Планируя нападение на Польшу с возможным вступлением в войну Великобритании и Франции, германское правительство решило обезопасить себя с востока – в августе 1939 между Германией и СССР был заключён Договор о ненападении, разделивший сферы обоюдных интересов в Восточной Европе. 1 сентября 1939 Германия напала на Польшу, в результате чего 3 сентября войну Германии объявили Великобритания и Франция. Во время Польского похода РККА Советский Союз ввёл войска и аннексировал у Польши бывшие владения Российской Империи: Западную Украину и Западную Белоруссию. Между Германией и СССР появилась общая граница.

В 1940 Германия захватила Данию и Норвегию – Датско-Норвежская операция; Бельгию, Нидерланды, Люксембург и Францию – Французская кампания. Таким образом, к июню 1940 года Германии удалось кардинально изменить стратегическую ситуацию в Европе, вывести из войны Францию и изгнать с континента английскую армию. Победы вермахта породили в Берлине надежды на скорое завершение войны с Англией, что позволило бы Германии бросить все силы на разгром СССР, а это, в свою очередь, развязало бы ей руки для борьбы с США[4].

Однако Германии не удалось ни принудить Великобританию к заключению мира, ни победить её. Война продолжалась, боевые действия велись на море, в Северной Африке и на Балканах. В октябре 1940 года Германия предприняла попытки привлечь к союзу против Англии Испанию и вишистскую Францию, а также инициировала переговоры с СССР.Советско-германские переговоры в ноябре 1940 года показали, что СССР рассматривает возможность присоединения к Тройственному пакту, но выставленные им при этом условия были неприемлемы для Германии, поскольку требовали её отказа от вмешательства в Финляндии и закрывали ей возможность продвижения на Ближний Восток через Балканы[5].

Однако, несмотря на эти события осени, на основании требований Гитлера, выдвинутых им в начале июня 1940 года, ОКХ составляет черновые намётки плана кампании против СССР, а 22 июля начата разработка плана нападения, получившего кодовое наименование «план Барбаросса». Решение о войне с СССР и общий план будущей кампании был оглашён Гитлером уже вскоре после победы над Францией – 31 июля 1940 года.

Надежда Англии — Россия и Америка. Если рухнут надежды на Россию, Америка также отпадёт от Англии, так как разгром России будет иметь следствием невероятное усиление Японии в Восточной Азии. […]Если Россия будет разгромлена, Англия потеряет последнюю надежду. Тогда господствовать в Европе и на Балканах будет Германия.Вывод: В соответствии с этим рассуждением Россия должна быть ликвидирована. Срок — весна 1941 года.Чем скорее мы разобьём Россию, тем лучше. Операция будет иметь смысл только в том случае, если мы одним стремительным ударом разгромим всё государство целиком. Только захвата какой-то части территории недостаточно.Остановка действий зимой опасна. Поэтому лучше подождать, но принять твёрдое решение уничтожить Россию. […] Начало [военной кампании] – май 1941 года. Продолжительность операции – пять месяцев. Было бы лучше начать уже в этом году, однако это не подходит, так как осуществить операцию надо одним ударом. Цель – уничтожение жизненной силы России.Операция распадается на:1-й удар: Киев, выход на Днепр; авиация разрушает переправы. Одесса.2-й удар: Через Прибалтийские государства на Москву; в дальнейшем двусторонний удар – с севера и юга; позже – частная операция по овладению районом Баку.

— Ф. Гальдер. Военный дневник.Конспект речи Гитлера 31 июля 1940 года.[6]

В качестве подготовки к войне с СССР Германия заключила союзные договоры с Венгрией, Румынией, Словакией, Болгарией, Финляндией и Испанией, направленные против СССР.

Планы сторон

Германия

Общая стратегическая задача плана «Барбаросса» — «нанести поражение Советской России в быстротечной кампании ещё до того, как будет закончена война против Англии». В основу замысла была положена идея «расколоть фронт главных сил русской армии, сосредоточенной в западной части страны, быстрыми и глубокими ударами мощных подвижных группировок севернее и южнее Припятских болот и, используя этот прорыв, уничтожить разобщённые группировки вражеских войск». Планом предусматривалось уничтожение основной массы советских войск западнее рек Днепр и Западная Двина, не допустив их отхода в глубь страны.В развитие плана «Барбаросса» главнокомандующий сухопутных войск 31 января 1941 года подписал директиву по сосредоточению войск.На восьмые сутки немецкие войска должны были выйти на рубеж Каунас, Барановичи, Львов, Могилев-Подольский. На двадцатые сутки войны они должны были захватить территорию и достигнуть рубежа: Днепр (до района южнее Киева), Мозырь, Рогачев, Орша, Витебск, Великие Луки, южнее Пскова, южнее Пярну.После этого следовала пауза продолжительностью двадцать дней, во время которой предполагалось сосредоточить и перегруппировать соединения, дать отдых войскам и подготовить новую базу снабжения. На сороковой день войны должна была начаться вторая фаза наступления. В ходе её намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс.

Особое значение придавалось захвату Москвы: «Захват этого города означает как в политическом, так и в экономическом отношениях решающий успех, не говоря уже о том, что русские лишатся важнейшего железнодорожного узла».Командование вермахта считало, что на защиту столицы Красная Армия бросит последние оставшиеся силы, что даст возможность разгромить их в одной операции.

В качестве окончательной была указана линия Архангельск − Волга − Астрахань, однако германский Генеральный штаб так далеко операцию не планировал.

В плане «Барбаросса» подробно излагались задачи групп армий и армий, порядок взаимодействия между ними и с войсками союзников, а также с ВВС и ВМФ и задачи последних. В дополнение к директиве ОКХ был разработан ряд документов, в том числе оценка Советских Вооружённых сил, директива по дезинформации, расчёт времени на подготовку операции, специальные указания и пр.

В подписанной Гитлером директиве № 21 в качестве самого раннего срока нападения на СССР называлась дата 15 мая 1941 года. Позже из-за отвлечения части сил вермахта на Балканскую кампанию (см. Югославская операция, Греческая операция) очередной датой нападения на СССР была названа 22 июня 1941 года. Окончательный приказ отдан 17 июня.

СССР

Советской разведке удалось получить сведения о том, что Гитлер принял какое-то решение, связанное с советско-германскими отношениями, но его точное содержание осталось неизвестным, как и кодовое слово «Барбаросса». А полученные сведения о возможном начале войны в марте 1941 года после вывода из войны Англии были безусловной дезинформацией, так как в директиве № 21 был указан примерный срок завершения военных приготовлений — 15 мая 1941 года и подчеркивалось, что СССР должен быть разгромлен «ещё до того, как будет закончена война против Англии»[7].

Между тем советское руководство не предпринимало никаких действий по подготовке обороны в случае нападения Германии. В прошедшей в январе 1941 года оперативно-стратегической штабной игре вопрос отражения агрессии со стороны Германии даже не рассматривался[8].

Конфигурация войск РККА на советско-германской границе была очень уязвима. В частности, бывший начальник Генерального штаба Г. К. Жуков вспоминал: «Накануне войны 3-я, 4-я и 10-я армии Западного округа были расположены в белостокском выступе, вогнутом в сторону противника, 10-я армия занимала самое невыгодное расположение. Такая оперативная конфигурация войск создавала угрозу глубокого охвата и окружения их со стороны Гродно и Бреста путем удара под фланги. Между тем дислокация войск фронта на гродненско-сувалковском и брестском направлениях была недостаточно глубокой и мощной, чтобы не допустить здесь прорыва и охвата белостокской группировки. Это ошибочное расположение войск, допущенное в 1940 году, не было устранено вплоть до самой войны…»[9]

Тем не менее, советское руководство предпринимало определённые действия, о смысле и цели которых продолжаются дискуссии. В конце мая—начале июня 1941 года было произведено частичное отмобилизование войск под видом учебных сборов запаса, что позволило призвать свыше 800 тыс. человек, использованных для пополнения дивизий, расположенных в основном на Западе; с середины мая из внутренних военных округов началось выдвижение четырёх армий (16-й, 19-й, 21-й и 22-й) и одного стрелкового корпуса к рубежу рек Днепр и Западная Двина. С середины июня началась скрытая перегруппировка соединений самих западных приграничных округов: под видом выхода в лагеря было приведено в движение более половины дивизий, составляющих резерв этих округов. С 14 по 19 июня командования западных приграничных округов получили указания вывести фронтовые управления на полевые командные пункты[10]. С середины июня были отменены отпуска личному составу[11].

При этом Генеральный штаб РККА категорически пресекал любые попытки командующих западными приграничными округами усилить оборону путём занятия предполья. Лишь в ночь на 22 июня советские военные округа получили директиву о переходе к боевой готовности, однако до многих штабов он дошёл уже после нападения. Хотя по другим данным приказы об отводе войск с границы командующим западных округов были отданы с 15 по 18 июня.

Кроме того, большинство территорий, находившиеся на западной границе, были включены в состав СССР сравнительно недавно. Мощных оборонительных рубежей у советской армии на границе не было. Местное население относилось к советской власти довольно враждебно, и после вторжения Германии многие прибалтийские, украинские и белорусские националисты активно помогали немцам.

Расстановка сил

Германия и союзники

Для нападения на СССР было создано три группы армий.

  • Группа армий «Юг» (генерал-фельдмаршал Герд фон Рундштедт) занимала фронт от Люблина до устья Дуная. В неё входили 6-я армия, 11-я армия, 17-я армия, 3-я румынская армия, 4-я румынская армия, 1-я танковая группа и подвижный венгерский корпус — всего 57 дивизий (в том числе 9 танковых и моторизованных) и 13 бригад (в том числе 2 танковые и моторизованные). Наступление поддерживал 4-й воздушный флот имевший 800 боевых самолётов и румынские ВВС имевшие 500 самолётов. Группа армий «Юг» имела задачу уничтожить советские войска на Правобережной Украине, выйти к Днепру и в последующем развивать наступление восточнее Днепра.

СССР

В СССР на базе военных округов, находившихся на западной границе, согласно решению Политбюро от 21 июня 1941 г. было создано четыре фронта.[12]

  • Северо-Западный фронт (командующий Ф.И. Кузнецов) был создан в Прибалтике. В него входили 8-я армия, 11-я армия и 27-я армия — всего 34 дивизии (из них 6 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Северо-Западного фронта.
  • Западный фронт (командующий Д.Г. Павлов) был создан в Белоруссии. В него входили 3-я армия, 4-я армия, 10-я армия и 13-я армия — всего 45 дивизий (из них 20 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Западного фронта.
  • Юго-Западный фронт (командующий М.П. Кирпонос) был создан на Западной Украине. В него входили 5-я армия, 6-я армия, 12-я армия и 26-я армия — всего 45 дивизий (из них 18 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Юго-Западного фронта.
  • Южный фронт (командующий И.В. Тюленев) был создан в Молдавии и на Южной Украине. В него входили 9-я армия и 18-я армия — всего 26 дивизий (из них 9 танковых и моторизованных). Фронт поддерживали ВВС Южного фронта.
  • Балтийский флот (командующий В.Ф. Трибуц) был расположен в Балтийском море. Он имел в своём составе 2 линкора, 2 крейсера, 2 лидера эсминцев, 19 эсминцев, 65 подводных лодок, 48 торпедных катеров и другие корабли, 656 самолётов.
  • Черноморский флот (командующий Ф.С. Октябрьский) был расположен в Чёрном море. Он имел в своём составе 1 линкор, 6 крейсеров, 16 лидеров и эсминцев, 47 подводных лодок, 2 бригад торпедных катеров, несколько дивизионов тральщиков, сторожевых и противолодочных катеров, свыше 600 самолётов.

Развитие ВС СССР со времени подписания пакта о ненападении

К началу сороковых годов Советский Союз, в результате программы индустриализации вышел на третье место после США и Германии по уровню развития тяжёлой индустрии. Также к началу ВОВ советская экономика была в значительной степени ориентирована на производство военной техники.[13]

1 января 1939 г 22 июня 1941 г % увеличения
Дивизии 131.5 316.5 140,7
Личный состав 2 485 000 5 774 000 132,4
Орудия и миномёты 55 800 117 600 110,7
Танки 21 100 25 700 21,8
Боевые самолёты 7 700 18 700 142,8

Первая фаза. Вторжение. Приграничные сражения (22 июня − 10 июля 1941)

Начало вторжения

Ранним утром 22 июня 1941 года началось вторжение Германии в СССР. В тот же день войну СССР объявили Италия (итальянские войска начали боевые действия с 20 июля 1941) и Румыния, 23 июня − Словакия, а 27 июня − Венгрия. Немецкое вторжение застало советские войска врасплох; в первый же день была уничтожена значительная часть боеприпасов, горючего и военной техники; немцам удалось обеспечить полное господство в воздухе (выведено из строя около 1200 самолетов). Немецкая авиация нанесла удары по военно-морским базам: Кронштадт, Либава (Лиепая), Виндава (Вентспилс), Севастополь. На морских коммуникациях Балтийского и Чёрного морей были развёрнуты подводные лодки, ставились минные заграждения. На суше после сильной артиллерийской подготовки в наступление перешли передовые части, а затем и главные силы Вермахта. Однако советское командование не смогло трезво оценить положение своих войск. Главный Военный совет вечером 22 июня направил Военным советам фронтов директивы, требовавшие нанести с утра 23 июня по прорвавшимся группировкам врага решительные контрудары. В результате проваленных контратак и без того тяжёлое положение советских войск ещё больше усугубилось.

Через несколько дней после вторжения в СССР немецкие и финские войска вторглись в советскую Карелию и Заполярье, однако боевые действия носили там местный характер и не оказывали влияния на общее положение дел на советско-германском фронте. В историографии их обычно выделяют в отдельные кампании: Советско-финская война (1941-1944) и Оборона Заполярья.

Северное направление

Против советского Северо-Западного фронта поначалу действовала не одна, а две танковые группы.Группа армий «Север» действовала на ленинградском направлении, а её 4-я танковая группа наступала на Даугавпилс.3-я танковая группа группы армий «Центр» наступала на вильнюсском направлении.

Попытка командования Северо-Западного фронта нанести контрудар силами двух механизированных корпусов (около 1400 танков) возле города Расейняй окончилась полным провалом, и 25 июня было принято решение об отводе войск на рубеж Западной Двины.26 июня немецкая 4-я танковая группа форсировала Западную Двину у Даугавпилса (56-й мотокорпус Э. фон Манштейна), 2 июля — у Екабпилса (41-й мотокорпус Г. Рейнгарда). Вслед за моторизованными корпусами продвигались пехотные дивизии. 27 июня части Красной Армии оставили Лиепаю. 1 июля немецкая 18-я армия заняла Ригу и вышла в южную Эстонию.

Тем временем 3-я танковая группа группы армий «Центр», преодолев сопротивление советских войск под Алитусом, 24 июня взяла Вильнюс, повернула на юго-восток и зашла в тыл советскому Западному фронту.

Центральное направление

Тяжёлая ситуация сложилась на Западном фронте. В первый же день фланговые армии Западного фронта (3-я армия в районе Гродно и 4-я армия в районе Бреста) понесли большие потери. Контрудары механизированных корпусов Западного фронта 23−25 июня завершились неудачей. Немецкая 3-я танковая группа, преодолев сопротивление советских войск в Литве (см. Сражение за Алитус) и развивая наступление на вильнюсском направлении, обошла 3-ю и 10-ю армии с севера, а 2-я танковая группа, оставив в тылу Брестскую крепость, прорвалась к Барановичам и обошла их с юга. 28 июня немцы взяли столицу Белоруссии и замкнули кольцо окружения, в котором оказались основные силы Западного фронта.

30 июня 1941 года командующий советского Западного фронта генерал армии Д. Г. Павлов был отстранен от командования; позже по решению военного трибунала он вместе с другими генералами и офицерами штаба Западного фронта был расстрелян. Войска Западного фронта возглавил сначала генерал-лейтенант А. И. Ерёменко (30 июня), затем нарком обороны маршал С. К. Тимошенко (назначен 2 июля, вступил в должность 4 июля).

В начале июля моторизованные корпуса вермахта преодолели рубеж советской обороны на реке Березина и устремились к линии рек Западная Двина и Днепр, однако неожиданно натолкнулись на войска Второго стратегического эшелона (в первом эшелоне 22-я, 20-я и 21-я Армии). 6 июля 1941 советское командование предприняло наступление на лепельском направлении (см. Лепельский контрудар). В ходе разгоревшегося танкового сражения 6−9 июля между Оршей и Витебском, в котором с советской стороны участвовало более 1600 танков, а с немецкой до 700 единиц, немецкие войска нанесли поражение советским войскам и 9 июля взяли Витебск. Уцелевшие советские части отошли в район между Витебском и Оршей. Немецкие войска заняли исходные позиции для последующего наступления в районе Полоцка, Витебска, южнее Орши, а также севернее и южнее Могилёва.

Южное направление

Военные действия вермахта на юге, где находилась самая мощная группировка РККА, оказались не столь успешными. 23−25 июня авиация Черноморского флота нанесла бомбовые удары по румынским городам Сулина и Констанца; 26 июня по Констанце был нанесён удар кораблей Черноморского флота совместно с авиацией. Стремясь остановить наступление 1-й танковой группы, командование Юго-Западного фронта нанесло контрудар силами шести механизированных корпусов (около 2500 танков). В ходе крупного танкового сражения в районе Дубно-Луцк-Броды советские войска не смогли разбить противника и понесли большие потери, однако они помешали немцам осуществить стратегический прорыв и отрезать львовскую группировку (6-я и 26-я Армии) от остальных сил. К 1 июля войска Юго-Западного фронта отошли на укрепленный рубеж Коростень−Новоград-Волынский−Проскуров. В начале июля немцы прорвали правое крыло фронта под Новоградом-Волынским и захватили Бердичев и Житомир, но благодаря контрударам советских войск их дальнейшее продвижение было остановлено.На стыке Юго-Западного и Южного фронта 2 июля германо-румынские войска форсировали Прут и устремились к Могилеву-Подольскому. К 10 июля они вышли к Днестру.

Итоги приграничных сражений

В результате приграничных сражений вермахт нанёс тяжелое поражение Красной армии.Подводя итоги первой фазы операции «Барбаросса», 3 июля 1941 года начальник германского Генерального штаба Ф. Гальдер записал в своём дневнике: «В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена… Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она ещё не закончена. Огромная протяженность территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы ещё в течение многих недель. …Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдет не столько о разгроме вооруженных сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские ресурсы, создать новые вооруженные силы. Как только война на востоке перейдет из фазы разгрома вооруженных сил противника в фазу экономического подавления противника, на первый план снова выступят дальнейшие задачи войны против Англии…[14]»

Вторая фаза. Наступление немецких войск по всему фронту (10 июля − август 1941 года)

Северное направление

2 июля группа армий «Север» продолжила наступление, её немецкая 4-я танковая группа наступала в направление Резекне, Остров, Псков. 4 июля 41-й мотокорпус занял Остров, 9 июля — Псков.10 июля группа армий «Север» продолжила наступление на ленинградском (4-я танковая группа) и таллинском (18-я армия) направлениях. Однако немецкий 56-й мотокорпус был остановлен контрударом советской 11-й армии под Сольцами (см. Контрудар под Сольцами). В этих условиях немецкое командование 19 июля почти на три недели приостановило наступление 4-й танковой группы до подхода соединений 18-й и 16-й армий. Только в конце июля немцы вышли на рубеж рек Нарва, Луга и Мшага.

7 августа немецкие войска прорвали оборону 8-й Армии и вышли на побережье Финского залива в районе Кунды. 8-я Армия оказалась расчленённой на две части: 11-й стрелковый корпус отошёл к Нарве, а 10-й стрелковый корпус к Таллину, где вместе с моряками Балтийского флота обороняли город до 28 августа.8 августа возобновилось наступление группы армий «Север» на Ленинград в направлении Красногвардейска, 10 августа — в районе Луги и на новгород-чудовском направлении. 12 августа советское командование нанесло контрудар под Старой Руссой, однако 19 августа противник нанес ответный удар и нанёс поражение советским войскам (см. Контрудар под Старой Руссой).19 августа немецкие войска заняли Новгород, 20 августа − Чудово. 23 августа завязались бои за Ораниенбаум; немцы были остановлены юго-восточнее Копорья.

Центральное направление

10–12 июля 1941 года группа армий «Центр» начала новое наступление на московском направлении. 2-я танковая группа форсировала Днепр южнее Орши, а 3-я танковая группа нанесла удар со стороны Витебска. 16 июля немецкие войска вступили в Смоленск, при этом в окружении оказались три советских армии (19-я, 20-я и 16-я). К 5 августа бои в Смоленском «котле» завершились, через Днепр переправились остатки войск 16-й и 20-й армий; в плен попало 310 тыс. человек.На северном фланге советского Западного фронта немецкие войска овладели Невелем (16 июля), однако далее в течение целого месяца вели бои за Великие Луки. Большие проблемы для противника возникли также на южном фланге центрального участка советско-германского фронта: здесь советские войска 21-й армии предприняли наступление на Бобруйском направлении. Несмотря на то, что советским войскам не удалось захватить Бобруйск, они сковали значительное число дивизий немецкой 2-й полевой армии и треть 2-й танковой группы.

Таким образом, с учётом двух крупных группировок советских войск на флангах и непрекращающихся атак по фронту немецкая группа армий «Центр» не могла возобновить наступление на Москву. 30 июля она основными силами перешла к обороне и уделила основное внимание решению проблем на флангах. В конце августа 1941 года немецким войскам удалось разгромить советские войска в районе Великих Лук и 29 августа захватить Торопец.8–12 августа началось продвижение 2-й танковой группы и 2-й полевой армии в южном направлении. В результате операций советский Центральный фронт был разгромлен, 19 августа пал Гомель. Широкомасштабное наступление советских фронтов Западного направления (Западного, Резервного и Брянского), начатое 30 августа — 1 сентября, не увенчалось успехом, советские войска понесли тяжёлые потери и 10 сентября перешли к обороне. Единственным успехом стало освобождение Ельни 6 сентября.

Южное направление

В Молдавии командование Южного фронта попыталось остановить румынское наступление контратакой двух механизированных корпусов (770 танков), но она была отбита. 16 июля 4-я румынская армия взяла Кишинев, а в начале августа оттеснила Отдельную Приморскую армию к Одессе. Оборона Одессы почти на два с половиной месяца сковала силы румынских войск. Советские войска покинули город только в первой половине октября.

Тем временем в конце июля немецкие войска развернули наступление на белоцерковском направлении. 2 августа они отрезали от Днепра 6-ю и 12-ю советские армии и окружили их под Уманью; в плену оказалось 103 тыс. человек, в том числе оба командарма. Но хотя немецкие войска в результате нового наступления прорвались к Днепру и создали несколько плацдармов на восточном берегу, взять Киев с хода им не удалось.Таким образом, группа армий «Юг» не смогла самостоятельно решить задачи, поставленные перед ней планом «Барбаросса».

Поворот от Москвы

В конце июля 1941 года немецкое командование было ещё полно оптимизма и считало, что цели, поставленные планом «Барбаросса», будут достигнуты в ближайшее время. В качестве сроков достижения этих целей были указаны: Москва и Ленинград — 25 августа; рубеж Волги — начало октября; Баку и Батуми—начало ноября[15].

25 июля на совещании начальников штабов Восточного фронта вермахта говорилось об осуществлении операции «Барбаросса» по времени:

Однако Гитлер всё более стал склоняться к тому, чтобы отложить наступление на Москву. На совещании в штабе группы армий «Юг» 4 августа он заявил: «Вначале должен быть захвачен Ленинград, для этого используются войска группы Гота. Во вторую очередь производится захват восточной части Украины… И только в последнюю очередь будет предпринято наступление с целью захвата Москвы».На следующий день Ф. Гальдер уточнил у А. Йодля мнение фюрера: Каковы наши главные цели: хотим ли мы разбить противника или преследуем хозяйственные цели (захват Украины и Кавказа)? Йодль ответил, что фюрер считает, что обе цели могут быть достигнуты одновременно. На вопрос: Москва или Украина или Москва и Украина, следует ответить — и Москва, и Украина. Мы должны это сделать, ибо в противном случае мы не сможем разгромить противника до наступления осени[16].

21 августа 1941 года Гитлер издал новую директиву, в которой говорилось: «Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа. На севере такой задачей является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками».

Неудача наступления на Ленинград

Для усиления группы армий «Север» ей были переданы 3-я танковая группа Г. Гота (39-й и 57-й мотокорпуса) и 8-й авиакорпус В. фон Рихтгофена.В конце августа немецкие войска предприняли новое наступление на Ленинград. 25 августа 39-й мотокорпус взял Любань, 30 августа вышел к Неве и перерезал железнодорожное сообщение с городом, 8 сентября взял Шлиссельбург и замкнул кольцо блокады вокруг Ленинграда.

Однако приняв решение о проведении операции «Тайфун», А. Гитлер приказал высвободить не позднее 15 сентября 1941 года большую часть подвижных соединений и 8-й авиакорпус, которые призваны были участвовать в последнем наступлении на Москву.9 сентября начался решающий штурм Ленинграда. Однако сломить сопротивление советских войск в указанные сроки немцам не удалось. 12 сентября 1941 года Гитлер отдал приказ остановить штурм города. (О дальнейших боевых действиях на Ленинградском направлении см. Блокада Ленинграда.)

Разгром советских войск под Киевом

Во исполнение приказа Гитлера южный фланг группы армий «Центр» начал наступление в поддержку группы армий «Юг».После занятия Гомеля немецкая 2-я армия группы армий «Центр» наступала на соединение с 6-й армией группы армий «Юг»; 9 сентября обе немецкие армии соединились в восточном Полесье. К 13 сентября фронт советских 5-й армии Юго-Западного фронта и 21-й армии Брянского фронта оказался взломан окончательно, обе армии перешли к подвижной обороне.Одновременно немецкая 2-я танковая группа, отразив удар советского Брянского фронта под Трубчевском, вышла на оперативный простор. 9 сентября 3-я танковая дивизия В. Моделя прорвалась на юг и 10 сентября захватила Ромны.Тем временем 1-я танковая группа 12 сентября начала наступление с кременчугского плацдарма в северном направлении. 15 сентября 1-я и 2-я танковые группы соединились у Лохвицы. В гигантском Киевском «котле» оказались основные силы советского Юго-Западного фронта; число пленных составило 665 тыс. человек. Оказалось разгромлено управление Юго-Западного фронта; командующий фронтом генерал-полковник М.П. Кирпонос погиб.

В результате в руках противника оказалась Левобережная Украина, путь на Донбасс был открыт, советские войска в Крыму оказались отрезаны от основных сил. (О дальнейших боевых действиях на Донбасском направлении см. Донбасская операция)

Оценка решения Гитлера

Решение Гитлера отказаться от немедленного наступления на Москву и повернуть 2-ю армию и 2-ю танковую группу в помощь группе армий «Юг» вызвало неоднозначные оценки в среде немецкого командования.Командующий 3-й танковой группой Г. Гот писал в своих мемуарах: «Против продолжения наступления на Москву в то время был один веский аргумент оперативного значения. Если в центре разгром находившихся в Белоруссии войск противника удался неожиданно быстро и полно, то на других направлениях успехи были не столь велики. Например, не удалось отбросить на юг противника, действовавшего южнее Припяти и западнее Днепра. Попытка сбросить прибалтийскую группировку в море также не увенчалась успехом. Таким образом, оба фланга группы армий «Центр» при продвижении на Москву подверглись опасности оказаться под ударами, на юге эта опасность уже давала о себе знать…»[17]Командующий немецкой 2-й танковой группой Г. Гудериан писал: «Бои за Киев, несомненно, означали собой крупный тактический успех. Однако вопрос о том, имел ли этот тактический успех также и крупное стратегическое значение, остается под сомнением. Теперь все зависело от того, удастся ли немцам добиться решающих результатов ещё до наступления зимы, пожалуй, даже до наступления периода осенней распутицы»[18].

Лишь 30 сентября немецкие войска, подтянув резервы, перешли в наступление на Москву. Однако позднее начало наступления, упорное сопротивление советских войск, сложные погодные условия поздней осени привели к остановке наступления на Москву и провалу операции «Барбаросса» в целом. (О дальнейших боевых действиях на Московском направлении см. Московская битва)

Итоги операции «Барбаросса»

Конечная цель операции «Барбаросса» осталась недостигнутой. Несмотря на впечатляющие успехи Вермахта, попытка разгромить СССР в одной кампании провалилась.Основные причины можно связать с общей недооценкой Красной армии. Несмотря на то, что до войны общее количество и состав советских войск было определено немецким командованием достаточно верно, к крупным просчетам Абвера следует отнести неверную оценку советских бронетанковых войск.Другой серьёзный просчёт состоял в недооценке мобилизационных возможностей СССР. К третьему месяцу войны ожидалось встретить не более 40 новых дивизий Красной армии. На самом деле советское руководство только летом на фронт направило 324 дивизии (с учётом развёрнутых ранее 222 дивизий), то есть в этом вопросе немецкая разведка очень значительно ошиблась. Уже в ходе штабных игр, проводимых немецким Генеральным штабом, выяснилось, что наличных сил недостаточно. Особенно тяжёлая ситуация складывалась с резервами. Фактически, «Восточный поход» предстояло выигрывать одним эшелоном войск. Таким образом, было установлено, что при успешном развитии операций на театре военных действий, «который расширяется к востоку наподобие воронки», немецкие силы «окажутся недостаточными, если не удастся нанести решающее поражение русским до линии Киев—Минск—Чудское озеро»[19].Между тем, на линии рек Днепр—Западная Двина вермахт ждал Второй Стратегический эшелон советских войск. У него за спиной сосредотачивался Третий Стратегический эшелон. Важным этапом в срыве плана «Барбаросса» стало Смоленское сражение, в котором советские войска, несмотря на тяжёлые потери, остановили продвижение противника на восток.

Кроме того, из-за того, что группы армий наносили удары по расходящимся направлениям на Ленинград, Москву и Киев, с трудом удавалось поддерживать взаимодействие между ними. Немецкому командованию пришлось проводить частные операции по защите флангов центральной наступающей группировки. Эти операции, хотя и были успешными, приводили к потере времени и трате ресурсов моторизованных войск.К тому же уже в августе возник вопрос приоритета целей: Ленинград, Москва или Ростов-на-Дону. Когда эти цели вступили между собой в противоречие, возник кризис командования.Группа армий «Север» не смогла захватить Ленинград.Группа армий «Юг» не смогла совершить глубокий охват своим левым флангом (6,17 А и 1 Тгр.) и уничтожить основные войска противника на правобережной Украине в намеченные сроки и как следствие войска Юго-Западного и Южного фронтов смогли отойти к Днепру и закрепиться.В дальнейшем, поворот основных сил группы армий «Центр» от Москвы привёл к потере времени и стратегической инициативы.

Осенью 1941 года выход из кризиса немецкое командование попыталось найти в операции «Тайфун».

Кампания 1941 года окончилась поражением немецких войск на центральном участке советско-германского фронта под Москвой, под Тихвином на северном фланге и под Ростовом на южном фланге.

См. также

Материалы и ссылки на литературу

На русском языке

  • Директива № 21. (Операция «Барбаросса»)
  • Соображения о войне с СССР от 15 сентября 1940 г.
  • Проект плана операции «Ост» (5 августа 1940 г.)
  • Запись совещания у Гитлера 31 июля 1940 г.
  • Мельтюхов, М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941 (Документы, факты, суждения). Москва: Вече, 2000.
  • lt. Kolobanov and KV-2. Notable engagements of KV series against outnumbering enemy forces.
  • Исаев А. В. От Дубно до Ростова. — М.: АСТ; Транзиткнига, 2004.
  • Лота В., «Альта» против «Барбароссы». Изд-во «Молодая гвардия» — 2005, 471 стр. ISBN 5-235-02726-4
  • Исаев А. В., «Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знали». — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 400 с ISBN 5-699-12899-9
  • Переслегин С., «Вторая Мировая война между Реальностями», ч. 1-2. — М.: Эксмо, 2006. ISBN 5-699-15132-X
  • Г. Гудериан, «Воспоминания солдата», М.: Воениздат, 1954., пер. нем. — H. Guderian. Erinnerungen eines Soldaten. Heidelberg, 1951. ISBN 5-9524-1585-7
  • Советский план агрессии против Германии «Гром» — полемика и опровержения некоторых утверждений.
  • Крупномасштабные карты дислокации авиационных и сухопутных войск в ночь на 22 июня 1941 г.
  • Мы воевали лучше, чем союзники

Примечания

  1. ↑ Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.). Статистический сборник № 1 (22 июня 1941 г.)
  2. ↑ М. И. Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941. — М.: Вече, 2000
  3. ↑ РОССИЯ И СССР В ВОЙНАХ XX ВЕКА ПОТЕРИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ.Статистическое исследование. МОСКВА “ОЛМА-ПРЕСС” 2001
  4. ↑ М.И. Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941. — М.: Вече, 2000 — с.453-454.
  5. ↑ М.И. Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941. — М.: Вече, 2000 — с.456.
  6. ↑ Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск 1939-1940. — М.: Воениздат, 1971 — Том II. с. 80. «31 июля 1940 года»
  7. ↑ М. И. Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941. — М.: Вече, 2000 — с.298.
  8. ↑ П. Н. Бобылёв. Репетиция катастрофы. — Военно-исторический журнал, 1993, №№ 7-8.
  9. ↑ Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления. В 2-х т. — М.: Олма-Пресс, 2002.
  10. ↑ П. Н. Бобылёв. Точку в дискуссии ставить рано. К вопросу о планировании в генеральном штабе РККА возможной войны с Германией в 1940-1941 годах. — Отечественная история, 2000, № 1.
  11. ↑ А. В. Исаев. От Дубно до Ростова. — М.: АСТ; Транзиткнига, 2004. — c.105.
  12. ↑ Боевой состав советской армии. Часть 1 (июнь-декабрь 1941 года). // Военно-научное управление Генерального штаба. Военно-исторический отдел. (pdf, 478 КБ)
  13. ↑ Meltyukhov 2000:446 Table composed by the author according to: История второй мировой войны. Т. 4. С. 18; 50 лет Вооружённых Сил СССР. М., 1968. С. 201; Советская военная энциклопедия. T. I. M., 1976, С. 56; Боевой и численный состав Вооружённых Сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.). Статистический сборник № 1 (22 июня 1941 г.). М., 1994. С. 10-12; РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 25. Д. 4134. Л. 1-8; Д. 5139. Л. 1; РГВА. Ф. 29. Оп. 46. Д. 272. Л. 20-21; учтены пограничные и внутренние войска: Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны, 1939—1945. М., 1995. С. 390-400; РГВА. Ф. 38261. Оп. 1. Д. 255. Л. 175-177, 340—349; Ф. 38650. Оп. 1. Д. 617. Л. 258-260; Ф. 38262. Оп. 1, Д. 41. Л. 83-84; РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 329. Д. 277. Л. 1-46, 62, 139; Д. 282. Л. 3-44.
  14. ↑ Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. Том III. — М.: Воениздат, 1971.
  15. ↑ Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. Том III. — М.: Воениздат, 1971; комментарии к записи от 23 июля 1941 года.
  16. ↑ Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. Том III. — М.: Воениздат, 1971
  17. ↑ Г. Гот. Танковые операции. — М.: Воениздат, 1961.
  18. ↑ Г. Гудериан. Воспоминания солдата. — Смоленск.: Русич, 1999. — с.305-306.
  19. ↑ Р. А. Исмаилов. Операция «Барбаросса» — кризис Мировой Войны.

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

(22.06.1941-18.11.1942) Начальный этап Великой Отечественной войны . Вторжение Германии в СССР. Отступление  советских войск.

Великая Отечественная война 1941—1945 — война Союза Советских Социалистических Республик против вторгшихся на советскую территорию нацистской Германии и её европейских союзников (Венгрии, Италии, Румынии, Словакии, Финляндии, Хорватии). Важнейшая составная часть Второй мировой войны, завершившаяся  безоговорочной капитуляцией вооружённых сил Германии.

Отечественная война — это война в которой свое Отечество защищает не только армия, но и весь, независимо от сословия и положения в обществе, народ (Народное ополчение, партизанское движение, подпольные организации …)

По часовой стрелке, начиная с левого верхнего угла —

  • советский штурмовик Ил-2 в небе над Берлином,
  • немецкий танк «Тигр» в Курской битве,
  • немецкие бомбардировщики Ju 87 (зима 1943—1944),
  • расстрел советских евреев солдатами айнзатцгруппы, 
  • Вильгельм Кейтель подписывает акт капитуляции Германии,
  • советские войска в битве за Сталинград

Вторая мировая война. Военные действия с 22.06.1941 — по 18.11.1942 гг

Карта военных действий 1941—1942 гг.

Нацистская Германия, рассчитывая на стратегию молниеносной войны («блицкриг»),  подготовила план агрессии против Советского Союза, получивший кодовое именование «Директива № 21. План „Барбаросса“ (Fall Barbarossa, в честь короля Германии и императора Священной Римской империи Фридриха I Барбаросса, сер XII в) Его реализация начата в ходе в одноимённой операции «Барбаросса», завершить которую предполагалось до осенней распутицы. В войне против СССР ставилась цель

  • ликвидировать советское государство,
  • завладеть его богатствами,
  • физически истребить основную часть населения и «германизировать» территорию страны вплоть до Урала (План «Ост»)

 

18 декабря 1940 года, Гитлер подписал директиву № 21 (операция «Барбаросса») о подготовке к войне против Советского Союза, начинавшуюся с указания: «…Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании ещё до того, как будет закончена война против Англии».  Вооружённым силам Германии ставилась задача «разгромить Советскую Россию в ходе одной кратковременной кампании», для чего предполагалось использовать все сухопутные войска за исключением тех, которые выполняли оккупационные функции в Европе, а также примерно две трети ВВС и небольшую часть ВМС. Стремительными операциями с глубоким и быстрым продвижением танковых клиньев германская армия должна была уничтожить находившиеся в западной части СССР советские войска и не допустить отхода боеспособных частей в глубь страны. В дальнейшем, быстро преследуя противника, немецкие войска должны были достичь линии, откуда советская авиация была бы не в состоянии совершать налёты на Третий рейх. Конечная цель кампании — выйти на линию Архангельск — Волга — Астрахань, создав там, в случае надобности, условия немецким ВВС для «воздействия на советские промышленные центры на Урале»

Германское руководство исходило из необходимости обеспечить разгром советских войск на всём протяжении линии фронта. В результате задуманного грандиозного «пограничного сражения» у СССР не должно было оставаться ничего, кроме 30-40 резервных дивизий. Этой цели предполагалось достичь наступлением по всему фронту. Основными оперативными направлениями были признаны:

  • Московское  (Группа армий «Центр», главнокомандующий Федор фон Бок (на фронте 500 км сосредотачивалось (50 немецких дивизий и 2 немецкие бригады, поддерживаемые 2-м воздушным флотом  На 22 июня 1941 общая численность 1.453.200 солдат и офицеров , 1700 танков, 910 самолетов, 3000 орудий,) 

  • Киевское  (Группа армий  «Юг», главнокомандующий  Герд фон Рундштедт (на фронте 1250 км сосредотачивалось 44 немецкие, 13 румынских дивизий, 9 румынских и 4 венгерские бригады, которые поддерживались 4-м воздушным флотом и румынской авиацией, 1508500 солдат и офицеров, 1144 танков, 16008 орудий и миномётов, 1829 самрлётов )

  • Прибалтийское направление (Группа армий «Север», главнокомандующий Вильгельм Йозеф Франц Риттер фон Лееб (на фронте 290 км сосредотачивалось 29  дивизий при поддержке 1-го воздушного флота,  793.000 человек —  6 танковых и моторизованных дивизий, 646 танков, 435 боевых самолётов, 1200 орудий.) имела задачу обеспечивать северный фланг группы «Центр», захватить Прибалтику, Ленинград  и установить контакт с финскими войсками.

В соответствии с планом «Барбаросса» на Крайнем Севере была сосредоточена вражеская армия «Норвегия» в составе шести дивизий, в том числе двух финских, общей численностью около 150 тыс. человек. Имела задачу атаковать СССР с севера на Мурманском направлении (захват  Мурманска и Мурманской железной дороги)

Общее число дивизий первого стратегического эшелона, с учётом финских, венгерских и румынских войск, составляло 157 дивизий, из них 17 танковых и 13 моторизованных, и 18 бригад. (5,5 млн. солдат, около 4300 танков, около 5000 самолётов)

На восьмые сутки немецкие войска должны были выйти на рубеж Каунас — Барановичи — Львов — Могилев-Подольский.

На двадцатые сутки войны они должны были захватить территорию и достигнуть рубежа: Днепр (до района южнее Киева) — Мозырь — Рогачёв — Орша — Витебск — Великие Луки — южнее Пскова — южнее Пярну.

После этого следовала пауза продолжительностью двадцать дней, во время которой предполагалось сосредоточить и перегруппировать соединения, дать отдых войскам и подготовить новую базу снабжения. На сороковой день войны должна была начаться вторая фаза наступления. В ходе её намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс.

На рассвете 22 июня 1941 г. германская армия всей своей мощью обрушилась на советскую землю. Началась   Великая   Отечественная   война, война советского народа с немецко-фашистскими оккупантами, продолжавшаяся 1418 дней и ночей. На фронте, простиравшемся от Баренцево до Черного морей, с обеих сторон в различные периоды войны одновременно сражались от 8 миллионов до 13 миллионов человек, применялось от 6 тысяч до 20 тысяч танков и штурмовых орудий, от 85 тысяч до 165 тысяч орудий и минометов, от 7 тысяч до 19 тысяч самолетов.22 июня 1941 года к Германии присоединились Румыния, Италия, 23 июня —  Словакия, 25 июня — Финляндия, 27 июня — Венгрия, 30 июня — Хорватия, 16 августа — Норвегия.

Приняли участие в войне против СССР в рамках «общеевропейского походапротив большевизма» около 2 миллионов человек из 15 стран Европы (более полумиллиона – румынская армия, почти 400 тысяч – венгерские войска, более 200 тысяч – итальянские войска ). Из них в годы войны было сформировано 59 дивизий, 23 бригады, несколько отдельных полков, легионов и батальонов. Многие из них носили наименования по государственной и национальной принадлежности и служили в них исключительно добровольцы:

  • «Голубая дивизия» – Испания
  • «Валлония» – в составе дивизии были французские, испанские и валлонские добровольцы, причём, валлонов было большинство.
  • «Галичина» – украинцы
  • «Богемия и Моравия» – чехи из Моравии и Богемии
  • «Викинг» – добровольцы из Нидерландов, Бельгии и скандинавских стран
  • «Денемарк» – датчане
  • «Лангемарк» – фламандские добровольцы
  • «Нордланд» – голландские и скандинавские добровольцы
  • «Недерланд» – голландские коллаборационисты, бежавшие в Германию после занятия союзниками Голландии.
  • «Французский пехотный полк 638», с 1943 года был объединён с вновь организованной «Французской дивизией СС «Шарлемань»  – французы.

Кто воевал против СССР ?

 

Осуществление плана «Барбаросса» началось на рассвете 22 июня 1941 г. широкими мощными бомбардировками с воздуха крупнейших промышленных и стратегических центров, а также на­ступлением сухопутных войск Германии и ее союзников по всей ев­ропейской границе СССР (на протяжении 4,5 тыс. км). Уже в первый день немецкая авиация разбомбила 66 аэро­дромов и уничтожила 1200 советских самолетов. За 3 недели войны Красная армия потеряла около миллиона солдат и офицеров, из которых 724 тыс. попали в плен (за полгода в плен попало 3,9 млн. военнослужащих). Немцы уничтожили 6,5 тыс. танков, 3,5 тыс. самолетов.

Уже второй день войны немцы захватили Каунас и Вильнюс.  28 июня пал Минск,  9 июля – Псков,  16 июля – Кишинев , Рига, Смоленск, Белая Церковь

Катастрофа была настолько очевидна, что даже сами немецкие генералы поверили в неизбежное поражение СССР в самое ближайшее время, и  16 июля под председательством Гитлера было проведено совещание военных и гражданских руководителей Германии по вопросу о переустройстве СССР.

Подводя итоги первой фазы операции «Барбаросса», 3 июля 1941 года начальник германского Генерального штаба сухопутных войск Франц Гальдер записал в своём дневнике:

Слева направо: В.Браухич, А.Гитлер, Ф.Гальдер

«В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена… Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она ещё не закончена. Огромная протяжённость территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы ещё в течение многих недель. …Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдёт не столько о разгроме вооружённых сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские ресурсы, создать новые вооружённые силы. Как только война на востоке перейдёт из фазы разгрома вооружённых сил противника в фазу экономического подавления противника, на первый план снова выступят дальнейшие задачи войны против Англии…»

Адольф Гитлер :«Я всё время стараюсь поставить себя в положение противника. Практически он войну уже проиграл. Хорошо, что мы разгромили танковые и военно-воздушные силы русских в самом начале. Русские не смогут их больше восстановить»

Стремительное наступление германских войск на советском фронте и их успехи в летней кампании объяснялись многими факторами объективного и субъективного характера:

  • Германия имела зна­чительные экономические и военно-стратегические преимущества.
  1.    Для нанесения удара по Советскому Союзу она использовала не только свои, но и ресурсы союзнических, зависимых и оккупирован­ных стран Европы.    Германия и ее союзники превосходили СССР в людских ресурсах – на них работали покоренные народы Европы общим количеством 400 млн человек. в то время как все население СССР составляло 197 млн человек.
  2.    Гитлеровское командование и войска имели опыт ведения современной войны и широких наступательных операций, накопленный на первом этапе Второй мировой войны. 
  3.    Техническое оснащение вермахта (танки, авиация, средства связи и др.) значительно превосходило советское в подвижности и маневренности.
  • Советский Союз, несмотря на прилагаемые в годы третьей пятилетки усилия, не завершил свою подготовку к войне.

Страна, терпя огромные лишения, готовилась к войне – расходы на оборону в период 1939–1941 гг. выросли в три раза; в восточных районах было развернуто строительство предприятий-дублеров; в 1940 г. был осуществлен переход на восьмичасовой рабочий день и семидневную рабочую неделю, приняты законы об уголовной ответственности за опоздание на работу и запрещении перехода на другое место работы, т. е. фактически прикрепленные к своему предприятию жители города и к своему колхозу жители деревни перешли на военный режим работы.

  1. Перевооружение Красной Армии не было закончено.

 СССР явно запоздал с переводом промышленности на военные рельсы: в Германии этот процесс начался еще в 1934 г., а в СССР – лишь в 1939 г. Кроме того, накануне войны советские вооруженные силы находились в стадии организационной и технической перестройки, что привело к неукомплектованности частей вооружением и средствами связи. Советские изобретатели к началу войны разработали танки Т-34 и КВ, самолеты Як-1 и Ил-2 и другие, но их производство началось лишь в начале 1941 года и основная часть нашего танкового и самолетного парков осталась технически устаревшей.

2. В соответствии с доктриной о готовности Красной Армии «на чужой земле защищать свою землю» не были приняты необходимые меры для подготовки инфраструктуры страны к ведению длительных оборонительных действий. Противник за короткий период времени захватил огромные материально-технические ресурсы, сосредоточенные в приграничных округах, и использовал их против СССР.

3. Крупнейшим про­счетом Сталина И.В. оказалось его неверие в начало войны летом 1941 г. Сталин и его окружение до последнего верили в то, что Германия не станет вести войну на два фронта, игнорируя донесения дипломатов и разведчиков.

В своих «Воспоминаниях и размышлениях» Жуков отмечал:

«Сопоставляя и анализируя все разговоры, которые велись И.В.Сталиным в моем присутствии в кругу близких ему людей, я пришел к твердому убеждению: над ним тяготела опасность войны с фашистской Германией и все его помыслы и действия были пронизаны одним желанием – избежать войны или оттянуть сроки ее начала и уверенностью в том, что ему это удастся».

Свою уверенность в том, что в 1941 г. нападения можно не ожидать Сталин подкреплял двумя доводами:

  • во-первых– Германия увязла в войне с Англией, а Гитлер всегда выступал против войны на два фронта;
  • во-вторых– СССР удалось исключить союзника Германии Японию, подписав с ней 13 апреля 1941 г. пакт о ненападении.

Жуков отмечал, что с этого момента Сталин поставил цель ни в коем случае не провоцировать Германию:

«Он полагал, что, если мы будем вести крайне осторожную политику и не давать повода немцам к развязыванию войны, будем выполнять взятые на себя обязательства, войны можно избежать или, в крайнем случае, оттянуть ее».

4. Командование вермахта было более качественно подготовлено к войне. В результате массовых репрессий в СССР было физически уничтожено большинство кадровых командиров – от уровня полка до уровня маршала Советского Союза  (до 40 тысяч). К лету 1941 г. около 75 % командного состава армии были на своих должностях менее года, около 85 % – моложе 35 лет. Такие потери невозможно было восполнить в короткий срок. На заседании руководящего состава РККА в декабре 1940 года В. Н. Курдюмов сообщил: «Последняя проверка, проведенная инспектором пехоты, показала, что из 225 командиров полков, привлеченных на сбор, только 25 человек оказались закончившие военное училище, остальные двести человек — это люди, окончившие курсы младших лейтенантов и пришедшие из запаса». В целом к началу войны только 7% командиров имели высшее образование, до 37% не прошли полного курса обучения даже в средних военных учебных заведениях.

Но война на востоке приняла для немцев совершенно неожиданный характер

Франц Гальдер — военный деятель Германии, генерал-полковник. Начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта в 1938—1942 годах

24 июня 1941 года генерал Гальдер сделал запись в своем дневнике: «Следует отметить упорство русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен». Чуть позже, 29 июня  он  записывает: «Сведения  с  фронта подтверждают,  что  русские  всюду  сражаются  до  последнего патрона…  Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бои по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности. Теперь это уже недопустимо»

«Стало совершенно очевидным, что способ ведения бое­вых действий и боевой дух противника, равно как и геогра­фические условия данной страны, были совсем непохожими на те, с которыми немцы встретились в предыдущих «молниеносных войнах», приведших к успехам, изумившим весь мир»,

      

Приведем высказывания авторов ФРГ. «Несмотря на неудовлетворительное    вооружение и снабжение, — пишет П. Гостони в своей книге «Красная Армия», — Красная Армия сражалась за свою Родину, как правило упорно и ожесточенно. Не было случая, чтобы целые участки фронта прекращали сопротивление, вспышки паники почти всегда удавалось погашать». И.Дек одну из глав своей книги «Дорога через тысячу смертей» назвал «Только мертвые русские не стреляют». Он пишет о «чрезвычайном сопротивлении советских войск в районе Смоленска», «города, перед которым все завоеватели на своем пути к Москве вынуждены были останавливаться»

Из книги Роберта Кершоу «1941 год глазами немцев»:«Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т-26, мы тут же его щелкнули прямо из 37-миллиметровки. Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета. Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит. И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!»

После успешного прорыва приграничной обороны, 3-й батальон 18-го пехотного полка группы армий «Центр», насчитывавший 800 человек, был обстрелян подразделением из 5 солдат. «Я не ожидал ничего подобного, – признавался командир батальона майор Нойхоф своему батальонному врачу. – Это же чистейшее самоубийство атаковать силы батальона пятеркой бойцов».

«На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть». /Танкист 12-й танковой дивизии Ганс Беккер/

«В такое просто не поверишь, пока своими глазами не увидишь. Солдаты Красной Армии, даже заживо сгорая, продолжали стрелять из полыхавших домов». /Офицер 7-й танковой дивизии/

Боевые действия с 22 июня по 1 сентября 1941

Приграничные сражения 1941 — боевые действия советских войск прикрытия и пограничных войск 22—29 июня 1941 года (время окончания приграничных сражений довольно условное) в начальный период Великой Отечественной войны в приграничных районах СССР на территории Литвы, южной части Латвии, Белоруссии и Западной Украины против войск Германии. Они развернулись одновременно на Северо-Западном, Западном и Юго-Западном  стратегических направлениях.

В конце июня — первой половине июля 1941 г. развернулись крупные оборонительные приграничные сражения Наиболее известные моменты приграничного сражения:

По плану немецкого командования крепостью следовало овладеть к 12 часам первого дня войны. К 22 июня 1941 года в крепости дислоцировалось около 9 тысяч человек, не считая членов семей (300 семей военнослужащих). С немецкой стороны штурм крепости был поручен 45-й пехотной дивизии (около 17 тысяч человек) во взаимодействии с частями соседних соединений (31-й и 34-й пехотными дивизиями 12-го армейского корпуса 4-й немецкой армии). К вечеру 24 июня немцы овладели Волынским и Тереспольским укреплением, а остатки гарнизона последнего, осознавая невозможность держаться, ночью переправились в Цитадель. Таким образом, оборона сосредоточилась в Кобринском укреплении и Цитадели. На Кобринском укреплении к этому времени все защитники (около 400 человек под командованием майора Петра Михайловича Гаврилова) сосредоточились в Восточном форте. Ежедневно защитникам крепости приходилось отбивать 7—8 атак, причём применялись огнемёты. 26 июня пал последний участок обороны Цитадели возле Трёхарочных ворот, 29 июня — Восточный форт. Организованная оборона крепости на этом закончилась — оставались лишь изолированные группы и одиночные бойцы.  Потери Вермахта составили 1121 чел. убитыми и ранеными (453/668), что составляет 7 % от штатной численности дивизии (5 процентов от общих потерь гитлеровской армии на всем советско-германском фронте за первую неделю войны). 

          

Надписи на стенах Брестской крепостиОкружение советских войск в районе Белостока и Минска

Белостокско-Минское сражение — название приграничного сражения на центральном участке советско-германского фронта во время Великой Отечественной войны 22 июня — 8 июля 1941 года. В результате сражения основные силы советского Западного фронта оказались в окружении и были разгромлены, 28 июня немецкие войска взяли Минск.

Силы сторон Потери
Группа армий «Центр»         1,45 млн. человек15,1 тыс. орудий и миномётов2,1 тыс. танков1,7 тыс. самолетов Войска Западного фронта

790 тыс. человек16,1 тыс. орудий и миномётов3,8 тыс. танков2,1 тыс. самолётов

6 535 убитых;20 071 раненых;1 111 пропали без вести 341 073 безвозвратные потери76 717 санитарные потери

         

Танковое сражение в районе Ровно-Луцк-Броды.

 

Битва за Дубно—Луцк—Броды  — одно из крупнейших танковых сражений Второй мировой войны, состоявшееся с 23 по 30 июня 1941 года. В нём приняло участие пять мехкорпусов РККА (2803 танков) Юго-Западного фронта против четырёх немецких танковых дивизий (585 танков) вермахта группы армий «Юг», объединённых в Первую танковую группу. Впоследствии в бой вступили ещё одна танковая дивизия РККА (325 танков) и одна танковая дивизия вермахта (143 танка). Таким образом, во встречном танковом бою сошлись 3128 советских и 728 немецких танков (+ 71 немецкое штурмовое орудие)

Потери на 30 июня 1941, Юго-Западного фронта : 2648 танков (85 %) против немецких 260 машин. И если немцы имели возможность ремонтировать свои машины и имели трофеи (используя их под белыми крестами), то советские потери были безвозвратными. За 15 суток войны потери составили: 4381 танк из 5826.

Ударные соединения Юго-Западного фронта провести единое наступление не смогли. Действия советских мехкорпусов свелись к изолированным контратакам на разных направлениях. Результатом контрударов стала задержка на неделю наступления 1-й танковой группы Клейста и срыв планов противника прорваться к Киеву и окружить 6-ю, 12-ю и 26-ю армии Юго-Западного фронта во Львовском выступе. Немецкое командование путём грамотного руководства сумело отразить советский контрудар и нанести поражение армиям Юго-Западного фронта.

Смоленское сражение

Смоленское сражение — оборонительные и наступательные действия 10 июля — 10 сентября 1941 г. на первом этапе Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. против германских войск группы армий «Центр».

Считая центральное смоленско-московское направление удара главным, немецкое командование большое значение придавало захвату города Смоленск.

2-месячное смоленское сражение, начавшееся 10 июля 1941 г. стало самым крупным сражением первых месяцев войны, в ходе которого начали рушиться планы Гитлера на «блицкриг».

Враг имел двойное превосходство в людях, артиллерии и самолетах, почти четырёхкратное – в танках.

Но сопротивление советских войск и местного населения позволило не только сковать силы группы армий «Центр», но и осуществить ответный удар в районе Бобруйска.

15 июля немцы ворвались в южную часть города, но бои внутри Смоленска продолжались ещё 2 недели.В этих боях 4 лучших дивизии впервые были награждены званием гвардейских.

Под Смоленском свое боевое крещение получили «Катюши», тремя залпами остановившие наступление противника на целый день (оказавшись в окружении, солдаты подорвали свои реактивные установки).

Упорное сопротивление советских частей настолько измотали немцев, что 30 июля Гитлер вынужден был приказать группе армии «Центр» прекратить наступление и перейти к обороне.

Воспользовавшись этим, 5 сентября войска Резервного фронта во главе с Жуковым предприняли первую наступательную операцию и, прорвав оборону немцев, освободили Ельню («ельнинская операция»).

Ельнинская операция — наступательная операция войск 24-й армии  Резервного фронта (генерал-майор К. И. Ракутин), проведённая 30 августа — 8 сентября в ходе Смоленского сражения 1941 г. с целью ликвидации «Ельнинского выступа».

  • Со стороны Германии: 4-ая армия — 78-я, 292-я, 268-я, 7-я пехотные дивизии.Всего на начало операции около 70 тысяч солдат и офицеров, 500 орудий и миномётов калибра 75 мм и выше и около 40 танков.Всего около 70 000 человек, 40 танков и 500 орудий.

Потери: ~ 45 000 — 47 000 человек (общие, включая раненых).

  • Со стороны СССР: 24-ая армия —  19-я, 100-я, 106-я, 107-я, 120-я, 303-я и 309-я стрелковые дивизии, 6-я стрелковая дивизия народного ополчения, 103-я моторизованная дивизия, 102-я и 105-я танковые дивизии, а также 10 корпусных артполков.Всего на начало операции около 60 000 человек, 35 танков и 800 орудий. 

Потери: ~31 853 человека (10701 — безвозвратные потери, 21152 — ранения и санитарные потери).

10 сентября, с переходом советских войск к обороне, 2-месячное смоленское сражение завершилось.

Киевская операция (1941)

крупномасштабное сражение Красной Армии и Вермахта в июле — сентябре 1941 года в ходе Великой Отечественной войны. С немецкой стороны в сражении участвовала группа армий «Юг» под командованием фельдмаршала Рундштедта, а также 2-я танковая группа и 2-я армия из группы армий «Центр», с советской — войска Юго-Западного фронта под командованием генерала-полковника М. П. Кирпоноса в составе пяти общевойсковых армий и Пинской флотилиипод командованием контр-адмирала Д. Д. Рогачёва, под общим руководством Маршала Советского СоюзаС. М. Будённого.

       Киевский котёл

Поражение под Киевом стало тяжелым ударом для Красной Армии. На 1 сентября в составе Юго-Западного фронта, без фронтовых резервов, запасных частей и тылов, насчитывалось 752—760 тыс. человек, 3923 орудия и миномёта, 114 танков и 167 боевых самолётов. К моменту окружения в котле оказались 452,7 тыс. человек, 2642 орудия, 1225 миномётов, 64 танка. По немецким данным под Киевом к 24 сентября было взято в плен 665 тыс. человек. По данным, опубликованным в 1993 Генеральным штабом Вооруженных Сил РФ, советские потери составили свыше 700 тыс. человек, из них 627,8 тыс. безвозвратно.

Оборона Одессы (5 августа — 16 октября 1941 года)

 

Оборона Одессы советскими войсками в августе-октябре 1941 года – одна из немногих операций Красной Армии, в ходе которой советские войска, уступая в численности противнику, нанесли ему потери более тяжёлые, чем понесли сами. Хотя в итоге этой операции советские войска сдали позиции противнику – но по приказу высшего командования. Защитники города более чем на 73 дня сковали у стен Одессы Четвертую румынскую армию.

Уже 13 августа румыно-немецкие войска вышли к Чёрному морю восточнее Одессы и полностью блокировали Одессу с суши, окончательно отрезав её от войск Южного фронта. В конце августа войска противника прорвались к Днепру на участке от Кременчуга до Херсона. Одесса оказалась в глубоком вражеском тылу. Но сопротивление продолжалось до октября. При этом следует подчеркнуть, что город не был сдан врагу или взят им штурмом, более того: в конце сентября защитники Одессы, усиленные свежей кадровой дивизией и артиллерией, нанесли контрудар и оттеснили противника от города в восточном секторе. Положение обороняющихся оценивалось как устойчивое. Но продолжать удерживать настолько удалённый от Большой земли плацдарм, фактически островок глубоко посреди захваченной врагом территории было тяжело и нецелесообразно. Город не имел ни естественных, ни искусственных линий укреплений, стоял практически в чистом поле, водоснабжение и в мирные времена было проблемой…

Чтобы понять успешность обороны, достаточно проанализировать числа. По официальным данным, силы сторон составляли:

  • СССР — 35 тысяч человек в начале обороны и 86 тысяч в конце; Потери советских войск: 41 тысяча человек (16 тыс. убитыми и пропавшими, 25 тыс. ранеными)
  • Румыния и Германия — 340 тысяч человек . Потери  с вражеской — 92 тысячи человек (29 тыс. убитыми и пропавшими, 63 тыс. ранеными).

30 сентября ставка Верховного главнокомандования приняла решение использовать войска Одесского оборонительного района для усиления обороны Крыма.

В период с 1 по 16 октября кораблями и судами Черноморского флота в обстановке строжайшей секретности из города были вывезены все имеющиеся войска (около 86 тысяч человек), часть гражданского населения (более 15 тысяч человек), значительное количество вооружения и боевой техники.

К вечеру 16 октября 1941 года передовые части противника ворвались в Одессу.

Около 40 тысяч жителей города ушли в катакомбы и продолжали сопротивление вплоть до полного освобождения города войсками 3-го Украинского фронта 10 апреля 1944 года.

Оборона Ленинграда

(8 сентября 1941 года — 27 января 1944 года)

Длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года (блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года) — 872 дня. … После прорыва блокады осада Ленинграда вражескими войсками и флотом продолжалась до сентября 1944 года.

 

К началу битвы в войсках Северного и Северо-Западного фронтов и на Балтийском флоте насчитывалось 540 тыс. человек, 5000 орудий и минометов, около 700 танков (из них 646 легких), 235 боевых самолетов и 19 боевых кораблей основных классов.

У противника было 810 тыс. человек, 5300 орудий и минометов, 440 танков, 1200 боевых самолетов.

В подготовленных в ставке Гитлера тезисах доклада «О блокаде Ленинграда» от 21 сентября указывалось:

  • «…б) сначала мы блокируем Ленинград (герметически) и разрушаем город, если возможно, артиллерией и авиацией…
  • г) остатки «гарнизона крепости» останутся там на зиму. Весной мы проникнем в город… вывезем все, что осталось живое, в глубь России или возьмем в плен, сравняем Ленинград с землей и передадим район севернее Невы Финляндии».

Выполняя свой план, гитлеровское командование осуществляло бомбардировки и обстрелы города (за период битвы за Ленинград по городу было выпущено около 150 тыс. снарядов и сброшено 102 520 зажигательных и 4653 фугас, авиабомб).

К концу сентября 1941 года фронт на юго-западных и южных подступах к Ленинграду стабилизировался. План врага по захвату Ленинграда с ходу потерпел крах, а это повлекло за собой и срыв намерений противника повернуть основные силы группы армий «Север» для наступления на Москву.

Блокада Ленинграда — боль и смерть

Воспоминания о блокаде Ленинграда людей, переживших её, их письма и дневники открывают нам страшную картину. На город обрушился страшный голод. Обесценились деньги и драгоценности. Эвакуация началась еще осенью 1941 года, но лишь в январе 1942 года появилась возможность вывести большое количество людей, в основном женщин и детей, через Дорогу Жизни. В булочные, где выдавался ежедневный паёк, были огромные очереди. Помимо голода блокадный Ленинград атаковали и другие бедствия: очень морозные зимы, порой столбик термометра опускался до — 40 градусов. Закончилось топливо и замёрзли водопроводные трубы — город остался без света, и питьевой воды. Ещё одной бедой для осаждённого города первой блокадной зимой стали крысы. Они не только уничтожали запасы еды, но и разносили всевозможные инфекции. Люди умирали, и их не успевали хоронить, трупы лежали прямо на улицах. Появились случаи каннибализма и разбоев

Дневник ленинградской девочки Тани Савичевой с записями о смерти всех членов её семьи. Сама Таня тоже умерла от прогрессирующей дистрофии вскоре после блокады. Её дневник девочки был показан на Нюрнбергском процессе

           

   

Все помнят стихи Ольги Берггольц «125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам», но не многие знают, откуда взялось это выражение. Из реального случая. Когда на Дороге жизни шофер поджег свои руки, чтобы разогнуть их и починить сломавшуюся машину.

И было так: на всем ходумашина задняя осела.Шофер вскочил, шофер на льду.— Ну, так и есть — мотор заело.Ремонт на пять минут, пустяк.Поломка эта — не угроза,да рук не разогнуть никак:их на руле свело морозом.Чуть разогнешь — опять сведет.Стоять? А хлеб? Других дождаться?А хлеб — две тонны? Он спасетшестнадцать тысяч ленинградцев.-И вот — в бензине руки онсмочил, поджег их от мотора,и быстро двинулся ремонтв пылающих руках шофера.Вперед! Как ноют волдыри,примерзли к варежкам ладони.Но он доставит хлеб, пригонитк хлебопекарне до зари.Шестнадцать тысяч матерейпайки получат на заре —сто двадцать пять блокадных граммс огнем и кровью пополам.

Дорога жизни

 

Оборона Севастополя

(октябрь 1941 года — 4 июля 1942 года)

 

Оборона Севастополя. 1942 (А. А. Дейнека)

Героическая 250-дневная оборона Севастополя (октябрь 1941 — 4 июля 1942) сковала значительную часть немецких войск. Город осаждала 11-я немецкая армия под командованием генерала Э. Манштейна.

Эрих фон Манштейн

Оборона Севастополя длилась практически год и имела несколько основных этапов:

  • Первое наступление немцев;
  • Второе наступление немцев;
  • Период затишья в январе-мае 1942 года;
  • Третье наступление немцев.

25 октября 1941 года немецкие войска прорвали линию обороны советской армии и двинулись в сторону Крыма с целью в кратчайшие сроки занять полуостров. Советское командование одновременно с этим начало отступление в сторону Керчи, откуда часть армии позднее переправилась на Кубань. Оставшаяся часть советских войск начала оступаться в сторону Севастополя, чтобы защитить город. Немцы преследовали обе части советской армии, а также отправили еще один отряд напрямую в Севастополь в обход русской армии, чтобы окружить город и захватить его.

К ноябрю 1941 года в Севастополе находилось порядка 20 тысяч советских войск, а с 5 ноября начались первые столкновения между немцами и советской армией на дальних подступах к городу.

Первое наступление немцев на Севастополь

11 ноября несколько немецких дивизий атаковали советские войска на подходах к городу, однако встретили серьезное сопротивление – ожесточенные бои продолжались вплоть до 21 числа. В ходе сражений немцам удалось продвинуться вглубь на несколько километров сразу в двух направлениях, и граница фронта установилась в 12 километрах от Севастополя.

После этого обе армии занялись укреплением своего состава, к советским войскам прибыло подкрепление, а немцы сосредоточили свое внимание на других территориях Крыма. В результате, уже к 16 ноября полуостров, кроме Севастополя, был захвачен немецкими войсками. Гитлер принял решение «добивать» Севастополь и все свободные армии двинулись к городу.

Второе наступление немцев на Севастополь

Новая атака была запланирована на 27 ноября, но из-за ряда проблем состоялась только 17 декабря 1941 года. Немцы напали на советский фронт и снова начались ожесточенные бои, в результате которых немецкая армия снова смогла завоевать преимущество и продвинуться к городу.

19 декабря советское командование сообщает о том, что на оборону уже не остается сил и город не продержится даже до 20 числа, однако вопреки прогнозам армия смогла сопротивляться вплоть до 21 ноября, когда прибыла подмога.

За две недели боев немцы смогли сдвинуть линию фронта в среднем на 10 километров, что означало, что они практически подошли вплотную к городу.

Январь-май 1942 года

Это был относительно спокойный период, бои происходили лишь небольшие, местного значения, так как немецкие войска отправились на восток Крымского полуострова, а советская армия в это время пополняла свои отряды новыми дивизиями.

Третье наступление немцев на Севастополь

18 мая советское сопротивление на востоке Крыма было окончательно уничтожено, и немецкая армия снова сосредоточилась на Севастополе. Необходимо было в ближайшее время захватить город – для этого к границе была подтянута артиллерия.

2 июня начался штурм Севастополя одновременно с земли и воздуха, часть немецкой армии отвлекала противника на востоке, а часть участвовала непосредственно в штурме.

К 17 июня был захвачен север Севастополя, а также часть юга. К 29 июня немцы вошли в город, и бои продолжались уже там.

1 июля 1942 года Севастополь был полностью захвачен немцами, а остатки советской армии ушли в Херсонес, ожидая, что их оттуда эвакуируют. Еще несколько дней продолжались бои в Херсонесе, армию никто не эвакуировал, и солдаты вскоре были взяты в плен или убиты.

Потери и итоги

Оборона Севастополя вошла в историю как пример мужества советских солдат, а также как одна из самых тяжелых и продолжительных операций первого периода войны. Несмотря на сопротивление город был взят, что означало, что и весь Крым перешел в ведение Германии. Гитлер получил очень выгодное положение, а советское командование вынуждено было признать, что фактически потеряло Украину.

Общие потери советских войск за весь период обороны Севастополя с 30 октября 1941 года по начало июля 1942 года составили 200 481 чел., из них безвозвратные потери — 156 880 чел., санитарные — 43 601 чел.

За 250 дней осады города 11 немецкая армия потеряла убитыми, умершими от ран и погибшими от аварий и несчастных случаев 60 тыс. человек и 240 тыс. составили санитарные потери. Это столько же, сколько все германские вооруженные силы потеряли при захвате Западной Европы и Балкан в период с 1 сентября 1939 по 15 мая 1941.

Упор­ное сопротивление Красной Армии летом — осенью 1941 г. сорвало гитлеровский план молниеносной войны. Вместе с тем захват фаши­стским командованием к осени 1941 г. огромной территории СССР с ее важнейшими промышленными центрами и зерновыми районами являлся серьезной потерей для Советского Союза.

 

i100rik.com.ua


Смотрите также