Президентские выборы в Германии (1932). Выборы в германии 1932


Президентские выборы в Германии (1932) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Выборы президента германского государства (нем. Reichspräsidentenwahl) — третьи в истории Германии выборы сменяемого главы государства; вторые (и последние), проводившиеся путём всенародного голосования. Третьи президентские выборы, проводившиеся в условиях режима Веймарской конституции. Были назначены в связи с приближающимся истечением срока полномочий действовавшего главы государства, предполагали избрание нового президента на семилетний срок. В результате двух туров голосования (13 марта и 10 апреля 1932) был избран действующий глава государства — Пауль фон Гинденбург.

Политический контекст выборов

Президент Гинденбург был избран на первый семилетний срок в результате Президентских выборов, состоявшихся в 1925. В соответствии с Конституцией, новое голосование должно было быть проведено в 1932. Приближение даты истечения полномочий президента сопровождалось политическими маневрами, целью которых являлась отмена выборов и продление срока полномочий Гинденбурга решением Рейхстага. К этому моменту Германия сильно пострадала от мирового экономического кризиса и внутриполитическая обстановка была серьезно дестабилизирована. Канцлер Генрих Брюнинг (представитель Партии центра) проводил консультации с представителями правых партий с целью формирования большинства в 2/3 депутатов парламента, которое могло принять соответствующее решение — Альфредом Гугенбергом (Немецкая национальная народная партия) и Адольфом Гитлером (Немецкая национал-социалистическая рабочая партия). Переговоры завершились провалом — Гугенберг и Гитлер выступили за проведение всенародных выборов.

Выдвижение кандидатуры Гинденбурга

Президент медлил с объявлением о выдвижении своей кандидатуры на второй срок. Считалось, что победа Гинденбурга возможна только в случае его поддержки со стороны Социал-демократической партии и в любом случае была очевидна необходимость формирования вокруг него широкой коалиции.

1 февраля 1932 был образован избирательный «Комитет Гинденбурга», который возглавил обер-бургомистр Берлина Генрих Зам. Комитет опубликовал воззвание, в котором президент Гинденбург был объявлен «первым на войне, первым в мирное время, первым в сердцах сограждан»; человеком, способным встать благодаря своему авторитету над партийной борьбой и стать символом всенародного объединения. Документ был подписан видными общественными деятелями — драматургом Герхартом Гауптманом, художником Максом Либерманом, председателем националистической организации «Орден молодой Германии» Артуром Марауном, председателем Государственного союза германской промышленности Карлом Дуйсбергом, генеральным секретарем либерального профсоюзного объединения работников торговли Хирша-Дюнкера (Hirsch-Dunckersche Gewerkvereine) Эрнстом Леммером, бывшими министрами Рейхсвера Отто Гесслером и Густавом Носке. Кандидатуру Гинденбурга также поддержал воинский союз Киффхаузербунд (Kyffhäuserbund). В то же время, Брюнингу и Заму не удалось привлечь к работе в комитете представителей крупных землевладельцев и одну из крупнейших патриотических организаций — «Стальной шлем — союз солдат-фронтовиков». В переговорах с президентом Брюнинг уповал на его чувство долга и и нежелание Гинденбурга видеть во главе Германии Гитлера, считавшегося сильным кандидатом.

После публикации воззвания, Гинденбург дал согласие на выдвижение своей кандидатуры. О его поддержке заявили Немецкая народная партия, Немецкая государственная партия, Партия центра и Баварская народная партия.

Главным лицом избирательной кампании стал Брюнинг, для которого была очевидна неспособность 84-летнего фельдмаршала самостоятельно принимать участие в агитационных мероприятиях. Свои предвыборные речи он заканчивал словами «Гинденбург должен победить, потому что Германия должна жить!» Сам президент лишь один раз обратился к избирателям — по радио. В своей речи он заявил о необходимости избежать потрясений, связанных с возможным приходом к власти политика крайних взглядов, апеллировал к «духу 1914 года», обещал «выстоять в служении немецкому народу», как он выстоял в войне.

Позиция социал-демократов

Руководство Социал-демократической партии с самого начала кампании начало готовить своих избирателей к возможной поддержке Гинденбурга. Один из лидеров партии Эрнст Хайльман прямо заявил, что «главной опасностью для рабочего класса является фашизм, приход к власти президента-фашиста представляет реальную угрозу свободе». Хайльман считал, что при всех своих недостатках Гинденбург, в отличие от Гитлера, не пойдет на ликвидацию Веймарской конституции. Социал-демократы, говорил он «должны сделать все возможное, чтобы должность на Вильгельмштрассе (в резиденции главы государства) занимал политик, верный конституции. Именно это является целью, все остальное — второстепенно». Эта позиция не нашла единодушного отклика в партии. Представители левого крыла требовали выдвижения собственного кандидата как минимум в первом туре.

Брюнинг в социал-демократической среде считался врагом, неоднократно клеветавшим на партию. Тем не менее, несмотря на личное неприятие, руководство СДПГ приняло решение и в ходе кампании придерживалось линии на поддержку кандидатуры действующего президента. Партия выдвинула лозунг «Остановим Гитлера» и заявила, что каждый голос, который не отдан Гинденбургу, означает поддержку Гитлера (таким образом, открыто выступив против кандидата коммунистов Эрнста Тельмана). Отто Браун, который являлся кандидатом от СДПГ на выборах в 1925, выступил с личным обращением к избирателям, в котором заявил, что несмотря ни на что Гинденбург является «олицетворением спокойствия и постоянства, верности и самоотверженного исполнения долга перед народом».

Предвыборная кампания стала проверкой на работоспособность для дочерних организаций СДПГ — Железного фронта (Eiserne Front), Всеобщего объединения немецких профсоюзов (Allgemeiner Deutscher Gewerkschaftsbund), Рабочего гимнастического и спортивного союза (Arbeiter-Turn- und Sportbund). После того, как они вместе с партией приняли решение о поддержке Гинденбурга, дальнейшая дискуссия была свернута. СДПГ и Железный фронт организовали несколько массовых мероприятий для мобилизации избирателей.

Выдвижение других кандидатов

В ходе подготовки к выборам произошел распад «Гарцбургского фронта», консервативной организации, находившейся в оппозиции к правительству Брюнинга. Входившие в его состав Немецкая национальная народная партия и «Стальной шлем» отказались поддержать национал-социалиста и выдвинули кандидатуру председателя «Шлема» Теодора Дюстенберга. В ходе кампании сторонники Гитлера пытались его оклеветать, утверждая, что Дюстенберг, якобы, является на четверть евреем.

Кандидатом от Немецкой национал-социалистической рабочей партии, как и ожидалось, стал Адольф Гитлер. Его кандидатура была выдвинута Йозефом Геббельсом в ходе специально организованного собрания в Берлинском дворце спорта. Формальное выдвижение столкнулось с трудностями, которые были связаны с тем фактом, что с 1925 Гитлер являлся лицом без гражданства. Для того, чтобы решть возникшую проблему, Правительство Республики Брауншвейг (которое контролировалось коалицией нацистов и Национальной народной партии) назначило его земельным чиновником, представителем при правительстве страны в Берлине. Это позволило Гитлеру автоматически получить гражданство и принять участие в выборах.

Коммунистическая партия Германии выдвинула своим кандидатом Эрнста Тельмана. Руководство КПГ и Коминтерн рассчитывали, что кандидат-коммунист сможет привлечь голоса не только ядерного электората, но и сторонников СДПГ, не согласных с поддержкой Гинденбурга. Коммунисты выдвинули лозунг «Тот, кто выбирает Гинденбурга — выбирает Гитлера; тот, кто выбирает Гитлера — выбирает войну». Компартия заручилась поддержкой Социалистической рабочей партии и Интернационалистического боевого союза. За Тельмана выступила также часть представителей левой интеллигенции, в том числе Карл фон Осецкий.

Результаты первого тура

В первом туре выборов приняли участие пять кандидатов. Помимо уже упомянутых, в избирательный бюллетень был включен писатель Густав Адольф Винтер, который позиционировал себя как защитник прав граждан, пострадавших от инфляции. В ходе кампании впервые были опробованы новые формы агитации, в том числе разбрасывание рекламных материалов с воздуха и радиотрансляции с самолетов.

Голосование состоялось 13 марта 1932. Явка составила 86,2 % от общего числа избирателей. Для того, чтобы одержать победу в первом туре, было необходимо заручиться поддержкой абсолютного большинства участников голосования. Пауль фон Гинденбург почти достиг этого результата — за него проголосовали 49,5 % избирателей. Адольф Гитлер получил 30,2 % голосов, Тельман — 13,2 %, Дюстенберг — 6,8 %, Винтер — 0,3 %.

По сравнению с выборами в Рейхстаг, состоявшимися 14 сентября 1930, были выявлены существенные изменения в общественном мнении.

Партии, поддержавшие Гинденбурга, потеряли значительное число голосов. Если бы все их избиратели поддержали действующего президента, он должен был бы получить 61,3 %. В то же время, был зафиксирован прирост голосов в округах, традиционно поддерживавших СДПГ и Партию центра. Гинденбург получил абсолютное большинство голосов в южных регионах, Вестфалии, Рейнской провинции, Гамбурге, Везер-Эмсе, Гессен-Дармштадте, Дрезден-Бауцене, Лейпциге и Оппельне. По сравнению с выборами 1925 фельдмаршал потерял голоса в преимущественно сельских и протестантских округах.

Адольф Гитлер победил в Померании, Шлезвиг-Гольштейне и Хемниц-Цвиккау. По сравнению с парламентскими выборами, национал-социалисты получили 5 млн новых голосов. Изначально завышенные ожидания фашистских активистов привели к тому, что результат рассматривался как поражение, однако Гитлер выразил уверенность в общей победе и призвал своих сторонников усилить агитационную работу в преддверии второго тура.

Коммунистическая партия увеличила свой результат на 400 тыс. голосов, однако было зафиксировано уменьшение поддержки в крупнейших городах — Берлине и Гамбурге. Коммунисты приняли решение самостоятельно участвовать во втором туре выборов и в ходе агитации сосредоточились на критике СДПГ, которую они назвали «умеренным крылом и братом-близнецом гитлеровского фашизма».

Результаты второго тура

Избирательная кампания перед вторым туром выборов оказалась исключительно короткой и интенсивной. Чрезвычайным постановлением были запрещены все предвыборные мероприятия во время празднования Пасхи и фактически агитация проводилась лишь в период с 4 по 9 апреля.

В качестве кандидатов были выдвинуты Гинденбург, Гитлер и Тельман. «Стальной шлем» призвал своих сторонников не участвовать в голосовании; Национальная народная партия объявила о свободном голосовании. Земельный союз (крупнейшее отраслевое объединение торговли) объявило о поддержке Гитлера. Большинство других предпринимательских объединений воздержались от формулирования четкой позиции. Несколько крупных предпринимателей высказались в пользу Гинденбурга. Фриц Тиссен поддержал Гитлера.

Повторное голосование состоялось 10 апреля 1932. Явка составила 83,5 %. Победителем стал Пауль фон Гинденбург, набравший 53 % голосов. Второе место занял Адольф Гитлер (36,8 %), третье — Эрнст Тельман (10,2 %). По сравнению с первым туром победитель получил дополнительно 700 тыс. голосов, Гитлер — почти 2 млн. Тельман, напротив, потерял почти 1,3 млн избирателей. Высказывались мнения, что часть его сторонников проголосовала за Гитлера; наиболее очевидна миграция голосов оказалась в округе Хемниц-Цвиккау.

Судьба поста президента Германии

Президент Гинденбург умер до окончания срока полномочий (2 августа 1934), однако внеочередные выборы назначены не были. Вместо них был проведен Всегерманский референдум об объединении государственных постов президента и главы правительства. В результате позитивного исхода референдума объединенный пост главы государства и правительства занял действующий канцлер Адольф Гитлер, принявший наименование «Фюрер и Рейхсканцлер» (вождь и государственный канцлер, нем. Führer und Reichskanzler). Вновь посты глав государства и правительства были разделены после самоубийства Гитлера 30 апреля 1945. Главой государства, согласно завещанию Гитлера, стал гросс-адмирал Карл Дёниц. 23 мая 1945 Дёниц был арестован союзниками и в дальнейшем предстал перед Нюрнбергским трибуналом. Новые главы германских государств были избраны лишь после провозглашения Федеративной Республики Германии (Теодор Хойс, 1949) и Германской Демократической Республики (Вильгельм Пик, 1949). В 1990, после объединения Германии, первым президентом соединенного государства стал действующий президент ФРГ Рихард фон Вайцзеккер. Согласно действующей Конституции Германии, Президент избирается голосованием депутатов Бундестага.

Источник

  • [http://www.wahlen-in-deutschland.de/wRPWGesamt.htm Weimarer Republik 1918—1933]  (нем.)

Напишите отзыв о статье "Президентские выборы в Германии (1932)"

Литература

  • Heinrich August Winkler: Weimar 1918—1933. Die Geschichte der ersten deutschen Demokratie. Beck, München 1993
  • Heinrich August Winkler: Der Weg in die Katastrophe. Arbeiter und Arbeiterbewegung in der Weimarer Republik 1930 bis 1933. 2. Auflage, Berlin und Bonn 1990

Отрывок, характеризующий Президентские выборы в Германии (1932)

– Я не могу принять у вас это счастье... Оно не моё... Это неправильно... Я пока его не достоин. – Как это не можешь?!.. – буквально взвилась Стелла. – Как это не можешь – ещё как можешь!.. Только попробуй отказаться!!! Ты только посмотри, какая она красавица! А говоришь – не можешь... Арно грустно улыбался, глядя на бушующую Стеллу. Потом ласково обнял её и тихо, тихо произнёс: – Вы ведь несказанное счастье мне принесли, а я вам такую страшную боль... Простите меня милые, если когда-нибудь сможете. Простите... Стелла ему светло и ласково улыбнулась, будто желая показать, что она прекрасно всё понимает, и, что прощает ему всё, и, что это была совсем не его вина. Арно только грустно кивнул и, показав на тихо ждущих детишек, спросил: – Могу ли я взять их с собой «наверх», как ты думаешь? – К сожалению – нет, – грустно ответила Стелла. – Они не могут пойти туда, они остаются здесь. – Тогда мы тоже останемся... – прозвучал ласковый голос. – Мы останемся с ними. Мы удивлённо обернулись – это была Мишель. «Вот всё и решилось» – довольно подумала я. И опять кто-то чем-то добровольно пожертвовал, и снова побеждало простое человеческое добро... Я смотрела на Стеллу – малышка улыбалась. Снова было всё хорошо. – Ну что, погуляешь со мной ещё немножко? – с надеждой спросила Стелла. Мне уже давно надо было домой, но я знала, что ни за что её сейчас не оставлю и утвердительно кивнула головой...

Настроения гулять у меня, честно говоря, слишком большого не было, так как после всего случившегося, состояние было, скажем так, очень и очень «удовлетворительное... Но оставлять Стеллу одну я тоже никак не могла, поэтому, чтобы обоим было хорошо хотя бы «посерединушке», мы решили далеко не ходить, а просто чуточку расслабить свои, почти уже закипающие, мозги, и дать отдохнуть измордованным болью сердцам, наслаждаясь тишиной и покоем ментального этажа... Мы медленно плыли в ласковой серебристой дымке, полностью расслабив свою издёрганную нервную систему, и погружаясь в потрясающий, ни с чем не сравнимый здешний покой... Как вдруг Стелла восторженно крикнула: – Вот это да! Ты посмотри только, что же это там за красота такая!.. Я огляделась вокруг и сразу же поняла, о чём она говорила... Это и правда было необычайно красиво!.. Будто кто-то, играясь, сотворил настоящее небесно-голубое «хрустальное» царство!.. Мы удивлённо рассматривали невероятно огромные, ажурные ледяные цветы, припорошенные светло-голубыми снежинками; и переплёты сверкающих ледяных деревьев, вспыхивающих синими бликами при малейшем движении «хрустальной» листвы и высотой достигавших с наш трёхэтажный дом... А среди всей этой невероятной красоты, окружённый вспышками настоящего «северного сияния», гордо возвышался захватывающий дух величавый ледяной дворец, весь блиставший переливами невиданных серебристо голубых оттенков... Что это было?! Кому так нравился этот холодный цвет?.. Пока почему-то никто нигде не показывался, и никто не высказывал большого желания нас встречать... Это было чуточку странно, так как обычно хозяева всех этих дивных миров были очень гостеприимны и доброжелательны, за исключением лишь тех, которые только что появились на «этаже» (то есть – только что умерли) и ещё не были готовы к общению с остальными, или просто предпочитали переживать что-то сугубо личное и тяжёлое в одиночку. – Как ты думаешь, кто живёт в этом странном мире?.. – почему-то шёпотом спросила Стелла. – Хочешь – посмотрим? – неожиданно для себя, предложила я. Я не поняла, куда девалась вся моя усталость, и почему это я вдруг совершенно забыла данное себе минуту назад обещание не вмешиваться ни в какие, даже самые невероятные происшествия до завтрашнего дня, или хотя бы уж, пока хоть чуточку не отдохну. Но, конечно же, это снова срабатывало моё ненасытное любопытство, которое я так и не научилась пока ещё усмирять, даже и тогда, когда в этом появлялась настоящая необходимость... Поэтому, стараясь, насколько позволяло моё измученное сердце, «отключиться» и не думать о нашем неудавшемся, грустном и тяжёлом дне, я тут же с готовностью окунулась в «новое и неизведанное», предвкушая какое-нибудь необычное и захватывающее приключение... Мы плавно «притормозили» прямо у самого входа в потрясающий «ледяной» мир, как вдруг из-за сверкавшего искрами голубого дерева появился человек... Это была очень необычная девушка – высокая и стройная, и очень красивая, она казалась бы совсем ещё молоденькой, почти что если бы не глаза... Они сияли спокойной, светлой печалью, и были глубокими, как колодец с чистейшей родниковой водой... И в этих дивных глазах таилась такая мудрость, коей нам со Стеллой пока ещё долго не дано было постичь... Ничуть не удивившись нашему появлению, незнакомка тепло улыбнулась и тихо спросила: – Что вам, малые? – Мы просто рядом проходили и захотели на вашу красоту посмотреть. Простите, если потревожили... – чуть сконфузившись, пробормотала я. – Ну, что вы! Заходите внутрь, там наверняка будет интереснее... – махнув рукой в глубь, опять улыбнулась незнакомка. Мы мигом проскользнули мимо неё внутрь «дворца», не в состоянии удержать рвущееся наружу любопытство, и уже заранее предвкушая наверняка что-то очень и очень «интересненькое». Внутри оказалось настолько ошеломляюще, что мы со Стеллой буквально застыли в ступоре, открыв рты, как изголодавшиеся однодневные птенцы, не в состоянии произнести ни слова... Никакого, что называется, «пола» во дворце не было... Всё, находящееся там, парило в искрящемся серебристом воздухе, создавая впечатление сверкающей бесконечности. Какие-то фантастические «сидения», похожие на скопившиеся кучками группы сверкающих плотных облачков, плавно покачиваясь, висели в воздухе, то, уплотняясь, то почти исчезая, как бы привлекая внимание и приглашая на них присесть... Серебристые «ледяные» цветы, блестя и переливаясь, украшали всё вокруг, поражая разнообразием форм и узорами тончайших, почти что ювелирных лепестков. А где-то очень высоко в «потолке», слепя небесно-голубым светом, висели невероятной красоты огромнейшие ледяные «сосульки», превращавшие эту сказочную «пещеру» в фантастический «ледяной мир», которому, казалось, не было конца... – Пойдёмте, гостьи мои, дедушка будет несказанно рад вам! – плавно скользя мимо нас, тепло произнесла девушка. И тут я, наконец, поняла, почему она казалась нам необычной – по мере того, как незнакомка передвигалась, за ней всё время тянулся сверкающий «хвост» какой-то особенной голубой материи, который блистал и вился смерчами вокруг её хрупкой фигурки, рассыпаясь за ней серебристой пыльцой... Не успели мы этому удивиться, как тут же увидели очень высокого, седого старца, гордо восседавшего на странном, очень красивом кресле, как бы подчёркивая этим свою значимость для непонимающих. Он совершенно спокойно наблюдал за нашим приближением, ничуть не удивляясь и не выражая пока что никаких эмоций, кроме тёплой, дружеской улыбки. Белые, переливающиеся серебром, развевающиеся одежды старца сливались с такими же, совершенно белыми, длиннющими волосами, делая его похожим на доброго духа. И только глаза, такие же таинственные, как и у нашей красивой незнакомки, потрясали беспредельным терпением, мудростью и глубиной, заставляя нас ёжиться от сквозящей в них бесконечности... – Здравы будете, гостюшки! – ласково поздоровался старец. – Что привело вас к нам? – И вы здравствуйте, дедушка! – радостно поздоровалась Стелла. И тут впервые за всё время нашего уже довольно-таки длинного знакомства я с удивлением услышала, что она к кому-то, наконец, обратилась на «вы»... У Стеллы была очень забавная манера обращаться ко всем на «ты», как бы этим подчёркивая, что все ею встреченные люди, будь то взрослый или совершенно ещё малыш, являются её добрыми старыми друзьями, и что для каждого из них у неё «нараспашку» открыта душа... Что конечно же, мгновенно и полностью располагало к ней даже самых замкнутых и самых одиноких людей, и только очень чёрствые души не находили к ней пути. – А почему у вас здесь так «холодно»? – тут же, по привычке, посыпались вопросы. – Я имею в виду, почему у вас везде такой «ледяной» цвет? Девушка удивлённо посмотрела на Стеллу. – Я никогда об этом не думала... – задумчиво произнесла она. – Наверное, потому, что тепла нам хватило на всю нашу оставшуюся жизнь? Нас на Земле сожгли, видишь ли... – Как – сожгли?!. – ошарашено уставилась на неё Стелла. – По-настоящему сожгли?.. – Ну, да. Просто там я была Ведьмой – ведала многое... Как и вся моя семья. Вот дедушка – он Ведун, а мама, она самой сильной Видуньей была в то время. Это значит – видела то, что другие видеть не могли. Она будущее видела так же, как мы видим настоящее. И прошлое тоже... Да и вообще, она многое могла и знала – никто столько не знал. А обычным людям это видимо претило – они не любили слишком много «знающих»... Хотя, когда им нужна была помощь, то именно к нам они и обращались. И мы помогали... А потом те же, кому мы помогли, предавали нас... Девушка-ведьма потемневшими глазами смотрела куда-то вдаль, на мгновение не видя и не слыша ничего вокруг, уйдя в какой-то ей одной известный далёкий мир. Потом, ёжась, передёрнула хрупкими плечами, будто вспомнив что-то очень страшное, и тихо продолжила: – Столько веков прошло, а я до сих пор всё чувствую, как пламя пожирает меня... Потому наверное и «холодно» здесь, как ты говоришь, милая, – уже обращаясь к Стелле, закончила девушка. – Но ты никак не можешь быть Ведьмой!.. – уверенно заявила Стелла. – Ведьмы бывают старые и страшные, и очень плохие. Так у нас в сказках написано, что бабушка мне читала. А ты хорошая! И такая красивая!.. – Ну, сказки сказкам рознь... – грустно улыбнулась девушка-ведьма. – Их ведь именно люди и сочиняют... А что нас показывают старыми и страшными – то кому-то так удобнее, наверное... Легче объяснить необъяснимое, и легче вызвать неприязнь... У тебя ведь тоже вызовет большее сочувствие, если будут сжигать молодую и красивую, нежели старую и страшную, правда ведь? – Ну, старушек мне тоже очень жаль... только не злых, конечно – потупив глаза, произнесла Стелла. – Любого человека жаль, когда такой страшный конец – и, передёрнув плечиками, как бы подражая девушке-ведьме, продолжала: – А тебя правда-правда сожгли?!. Совсем-совсем живую?.. Как же наверное тебе больно было?!. А как тебя зовут? Слова привычно сыпались из малышки пулемётной очередью и, не успевая её остановить, я боялась, что хозяева под конец обидятся, и из желанных гостей мы превратимся в обузу, от которой они постараются как можно быстрее избавиться. Но никто почему-то не обижался. Они оба, и старец, и его красавица внучка, дружески улыбаясь, отвечали на любые вопросы, и казалось, что наше присутствие почему-то и вправду доставляло им искреннее удовольствие... – Меня зовут Анна, милая. И меня «правда-правда» совсем сожгли когда-то... Но это было очень-очень давно. Уже прошло почти пять сотен земных лет... Я смотрела в совершенном шоке на эту удивительную девушку, не в состоянии отвести от неё глаза, и пыталась представить, какой же кошмар пришлось перенести этой удивительно красивой и нежной душе!.. Их сжигали за их Дар!!! Только лишь за то, что они могли видеть и делать больше, чем другие! Но, как же люди могли творить такое?! И, хотя я уже давно поняла, что никакой зверь не в состоянии был сделать то, что иногда делал человек, всё равно это было настолько дико, что на какое-то мгновение у меня полностью пропало желание называться этим же самым «человеком».... Это был первый раз в моей жизни, когда я реально услышала о настоящих Ведунах и Ведьмах, в существование которых верила всегда... И вот, увидев наконец-то самую настоящую Ведьму наяву, мне, естественно, жутко захотелось «сразу же и всё-всё» у неё расспросить!!! Моё неугомонное любопытство «ёрзало» внутри, буквально визжа от нетерпения и умоляло спрашивать сейчас же и обязательно «обо всём»!.. И тут, видимо, сама того не замечая, я настолько глубоко погрузилась в столь неожиданно открывшийся мне чужой мир, что не успела вовремя правильно среагировать на вдруг мысленно открывшуюся картинку... и вокруг моего тела вспыхнул до ужаса реальный по своим жутким ощущениям, пожар!.. Ревущий огонь «лизал» мою беззащитную плоть жгучими языками пламени, взрываясь внутри, и почти что лишая рассудка... Дикая, невообразимо жестокая боль захлестнула с головой, проникая в каждую клеточку!.. Взвившись «до потолка», она обрушилась на меня шквалом незнакомого страдания, которого невозможно было ничем унять, ни остановить. Ослепляя, огонь скрутил мою, воющую от нечеловеческого ужаса, сущность в болевой ком, не давая вздохнуть!.. Я пыталась кричать, но голоса не было слышно... Мир рушился, разбиваясь на острые осколки и казалось, что обратно его уже не собрать... Тело полыхало, как жуткий праздничный факел... испепеляя, сгоравшую вместе с ним, мою израненную душу. Вдруг, страшно закричав... я, к своему величайшему удивлению, опять оказалась в своей «земной» комнате, всё ещё стуча зубами от так неожиданно откуда-то обрушившейся нестерпимой боли. Всё ещё оглушённая, я стояла, растерянно озираясь вокруг, не в состоянии понять, кто и за что мог что-то подобное со мной сотворить... Но, несмотря на дикий испуг, мне постепенно всё же удалось каким-то образом взять себя в руки и чуточку успокоиться. Немного подумав, я наконец-то поняла, что это, вероятнее всего, было всего лишь слишком реальное видение, которое своими ощущениями полностью повторяло происшедший когда-то с девушкой-ведьмой кошмар... Несмотря на страх и слишком ещё живые ощущения, я тут же попробовала вернуться в сказочный «ледяной дворец» к своей брошенной, и наверняка уже сильно нервничавшей, подружке. Но почему-то ничего не получалось... Я была выжата, как лимон, и не оставалось сил даже думать, не говоря уже о подобном «путешествии». Обозлившись на себя за свою «мягкотелость», я опять попыталась собраться, как вдруг чья-то чужая сила буквально втянула меня в уже знакомую «ледяную» залу, где, взволнованно подпрыгивая, металась моя верная подружка Стелла. – Ну, что же ты?! Я так испугалась!.. Что же с тобой такое случилось? Хорошо, что вот она помогла, а то ты бы и сейчас ещё «где-то» летала! – задыхаясь от «праведного возмущения», тут же выпалила малышка. Я и сама пока что не очень-то понимала, каким же образом такое могло со мной произойти, но тут, к моему большому удивлению, ласково прозвучал голос необычной хозяйки ледяного дворца: – Милая моя, да ты ведь дариня!.. Как же ты оказалась-то здесь? И ты ведь живая!!! Тебе всё ещё больно? – Я удивлённо кивнула. – Ну, что же ты, нельзя такое смотреть!.. Девушка Анна ласково взяла мою, всё ещё «кипящую» от испепеляющей боли, голову в свои прохладные ладони, и вскоре я почувствовала, как жуткая боль начала медленно отступать, а через минуту и вовсе исчезла.

o-ili-v.ru

Президентские выборы в Германии (1932) — Википедия

Выборы президента германского государства (нем. Reichspräsidentenwahl) — третьи в истории Германии выборы сменяемого главы государства; вторые (и последние), проводившиеся путём всенародного голосования. Третьи президентские выборы, проводившиеся в условиях режима Веймарской конституции. Были назначены в связи с приближающимся истечением срока полномочий действовавшего главы государства, предполагали избрание нового президента на семилетний срок. В результате двух туров голосования (13 марта и 10 апреля 1932) был избран действующий глава государства — Пауль фон Гинденбург.

Содержание

Политический контекст выборовПравить

Выдвижение кандидатуры ГинденбургаПравить

Президент медлил с объявлением о выдвижении своей кандидатуры на второй срок. Считалось, что победа Гинденбурга возможна только в случае его поддержки со стороны Социал-демократической партии и в любом случае была очевидна необходимость формирования вокруг него широкой коалиции.

1 февраля 1932 был образован избирательный «Комитет Гинденбурга», который возглавил обер-бургомистр Берлина Генрих Зам. Комитет опубликовал воззвание, в котором президент Гинденбург был объявлен «первым на войне, первым в мирное время, первым в сердцах сограждан»; человеком, способным встать благодаря своему авторитету над партийной борьбой и стать символом всенародного объединения. Документ был подписан видными общественными деятелями — драматургом Герхартом Гауптманом, художником Максом Либерманом, председателем националистической организации «Орден молодой Германии» Артуром Марауном, председателем Государственного союза германской промышленности Карлом Дуйсбергом, генеральным секретарем либерального профсоюзного объединения работников торговли Хирша-Дюнкера (Hirsch-Dunckersche Gewerkvereine) Эрнстом Леммером, бывшими министрами Рейхсвера Отто Гесслером и Густавом Носке. Кандидатуру Гинденбурга также поддержал воинский союз Киффхаузербунд (Kyffhäuserbund). В то же время, Брюнингу и Заму не удалось привлечь к работе в комитете представителей крупных землевладельцев и одну из крупнейших патриотических организаций — «Стальной шлем — союз солдат-фронтовиков». В переговорах с президентом Брюнинг уповал на его чувство долга и и нежелание Гинденбурга видеть во главе Германии Гитлера, считавшегося сильным кандидатом.

После публикации воззвания, Гинденбург дал согласие на выдвижение своей кандидатуры. О его поддержке заявили Немецкая народная партия, Немецкая государственная партия, Партия центра и Баварская народная партия.

Главным лицом избирательной кампании стал Брюнинг, для которого была очевидна неспособность 84-летнего фельдмаршала самостоятельно принимать участие в агитационных мероприятиях. Свои предвыборные речи он заканчивал словами «Гинденбург должен победить, потому что Германия должна жить!» Сам президент лишь один раз обратился к избирателям — по радио. В своей речи он заявил о необходимости избежать потрясений, связанных с возможным приходом к власти политика крайних взглядов, апеллировал к «духу 1914 года», обещал «выстоять в служении немецкому народу», как он выстоял в войне.

Позиция социал-демократовПравить

Руководство Социал-демократической партии с самого начала кампании начало готовить своих избирателей к возможной поддержке Гинденбурга. Один из лидеров партии Эрнст Хайльман прямо заявил, что «главной опасностью для рабочего класса является фашизм, приход к власти президента-фашиста представляет реальную угрозу свободе». Хайльман считал, что при всех своих недостатках Гинденбург, в отличие от Гитлера, не пойдет на ликвидацию Веймарской конституции. Социал-демократы, говорил он «должны сделать все возможное, чтобы должность на Вильгельмштрассе (в резиденции главы государства) занимал политик, верный конституции. Именно это является целью, все остальное — второстепенно». Эта позиция не нашла единодушного отклика в партии. Представители левого крыла требовали выдвижения собственного кандидата как минимум в первом туре.

Брюнинг в социал-демократической среде считался врагом, неоднократно клеветавшим на партию. Тем не менее, несмотря на личное неприятие, руководство СДПГ приняло решение и в ходе кампании придерживалось линии на поддержку кандидатуры действующего президента. Партия выдвинула лозунг «Остановим Гитлера» и заявила, что каждый голос, который не отдан Гинденбургу, означает поддержку Гитлера (таким образом, открыто выступив против кандидата коммунистов Эрнста Тельмана). Отто Браун, который являлся кандидатом от СДПГ на выборах в 1925, выступил с личным обращением к избирателям, в котором заявил, что несмотря ни на что Гинденбург является «олицетворением спокойствия и постоянства, верности и самоотверженного исполнения долга перед народом».

Предвыборная кампания стала проверкой на работоспособность для дочерних организаций СДПГ — Железного фронта (Eiserne Front), Всеобщего объединения немецких профсоюзов (Allgemeiner Deutscher Gewerkschaftsbund), Рабочего гимнастического и спортивного союза (Arbeiter-Turn- und Sportbund). После того, как они вместе с партией приняли решение о поддержке Гинденбурга, дальнейшая дискуссия была свернута. СДПГ и Железный фронт организовали несколько массовых мероприятий для мобилизации избирателей.

Выдвижение других кандидатовПравить

В ходе подготовки к выборам произошел распад «Гарцбургского фронта», консервативной организации, находившейся в оппозиции к правительству Брюнинга. Входившие в его состав Немецкая национальная народная партия и «Стальной шлем» отказались поддержать национал-социалиста и выдвинули кандидатуру председателя «Шлема» Теодора Дюстерберга. В ходе кампании сторонники Гитлера пытались его оклеветать, утверждая, что Дюстерберг, якобы, является на четверть евреем.

Кандидатом от Немецкой национал-социалистической рабочей партии, как и ожидалось, стал Адольф Гитлер. Его кандидатура была выдвинута Йозефом Геббельсом в ходе специально организованного собрания в Берлинском дворце спорта. Формальное выдвижение столкнулось с трудностями, которые были связаны с тем фактом, что с 1925 Гитлер являлся лицом без гражданства. Для того, чтобы решть возникшую проблему, Правительство Республики Брауншвейг (которое контролировалось коалицией нацистов и Национальной народной партии) назначило его земельным чиновником, представителем при правительстве страны в Берлине. Это позволило Гитлеру автоматически получить гражданство и принять участие в выборах.

Коммунистическая партия Германии выдвинула своим кандидатом Эрнста Тельмана. Руководство КПГ и Коминтерн рассчитывали, что кандидат-коммунист сможет привлечь голоса не только ядерного электората, но и сторонников СДПГ, не согласных с поддержкой Гинденбурга. Коммунисты выдвинули лозунг «Тот, кто выбирает Гинденбурга — выбирает Гитлера; тот, кто выбирает Гитлера — выбирает войну». Компартия заручилась поддержкой Социалистической рабочей партии и Интернационалистического боевого союза. За Тельмана выступила также часть представителей левой интеллигенции, в том числе Карл фон Осецкий.

Результаты первого тураПравить

В первом туре выборов приняли участие пять кандидатов. Помимо уже упомянутых, в избирательный бюллетень был включен писатель Густав Адольф Винтер, который позиционировал себя как защитник прав граждан, пострадавших от инфляции. В ходе кампании впервые были опробованы новые формы агитации, в том числе разбрасывание рекламных материалов с воздуха и радиотрансляции с самолетов.

Голосование состоялось 13 марта 1932. Явка составила 86,2 % от общего числа избирателей. Для того, чтобы одержать победу в первом туре, было необходимо заручиться поддержкой абсолютного большинства участников голосования. Пауль фон Гинденбург почти достиг этого результата — за него проголосовали 49,5 % избирателей. Адольф Гитлер получил 30,2 % голосов, Тельман — 13,2 %, Дюстерберг — 6,8 %, Винтер — 0,3 %.

По сравнению с выборами в Рейхстаг, состоявшимися 14 сентября 1930, были выявлены существенные изменения в общественном мнении.

Партии, поддержавшие Гинденбурга, потеряли значительное число голосов. Если бы все их избиратели поддержали действующего президента, он должен был бы получить 61,3 %. В то же время, был зафиксирован прирост голосов в округах, традиционно поддерживавших СДПГ и Партию центра. Гинденбург получил абсолютное большинство голосов в южных регионах, Вестфалии, Рейнской провинции, Гамбурге, Везер-Эмсе, Гессен-Дармштадте, Дрезден-Бауцене, Лейпциге и Оппельне. По сравнению с выборами 1925 фельдмаршал потерял голоса в преимущественно сельских и протестантских округах.

Адольф Гитлер победил в Померании, Шлезвиг-Гольштейне и Хемниц-Цвиккау. По сравнению с парламентскими выборами, национал-социалисты получили 5 млн новых голосов. Изначально завышенные ожидания фашистских активистов привели к тому, что результат рассматривался как поражение, однако Гитлер выразил уверенность в общей победе и призвал своих сторонников усилить агитационную работу в преддверии второго тура.

Коммунистическая партия увеличила свой результат на 400 тыс. голосов, однако было зафиксировано уменьшение поддержки в крупнейших городах — Берлине и Гамбурге. Коммунисты приняли решение самостоятельно участвовать во втором туре выборов и в ходе агитации сосредоточились на критике СДПГ, которую они назвали «умеренным крылом и братом-близнецом гитлеровского фашизма».

  Избирательный бюллетень второго тура. Голос подан за кандидата от коммунистов

Результаты второго тураПравить

Избирательная кампания перед вторым туром выборов оказалась исключительно короткой и интенсивной. Чрезвычайным постановлением были запрещены все предвыборные мероприятия во время празднования Пасхи и фактически агитация проводилась лишь в период с 4 по 9 апреля.

В качестве кандидатов были выдвинуты Гинденбург, Гитлер и Тельман. «Стальной шлем» призвал своих сторонников не участвовать в голосовании; Национальная народная партия объявила о свободном голосовании. Земельный союз (крупнейшее отраслевое объединение торговли) объявило о поддержке Гитлера. Большинство других предпринимательских объединений воздержались от формулирования четкой позиции. Несколько крупных предпринимателей высказались в пользу Гинденбурга. Фриц Тиссен поддержал Гитлера.

Повторное голосование состоялось 10 апреля 1932. Явка составила 83,5 %. Победителем стал Пауль фон Гинденбург, набравший 53 % голосов. Второе место занял Адольф Гитлер (36,8 %), третье — Эрнст Тельман (10,2 %). По сравнению с первым туром победитель получил дополнительно 700 тыс. голосов, Гитлер — почти 2 млн. Тельман, напротив, потерял почти 1,3 млн избирателей. Высказывались мнения, что часть его сторонников проголосовала за Гитлера; наиболее очевидна миграция голосов оказалась в округе Хемниц-Цвиккау.

Судьба поста президента ГерманииПравить

Президент Гинденбург умер до окончания срока полномочий (2 августа 1934), однако внеочередные выборы назначены не были. Вместо них был проведен Всегерманский референдум об объединении государственных постов президента и главы правительства. В результате позитивного исхода референдума объединенный пост главы государства и правительства занял действующий канцлер Адольф Гитлер, принявший наименование «Фюрер и Рейхсканцлер» (вождь и государственный канцлер, нем. Führer und Reichskanzler). Вновь посты глав государства и правительства были разделены после самоубийства Гитлера 30 апреля 1945. Главой государства, согласно завещанию Гитлера, стал гросс-адмирал Карл Дёниц. 23 мая 1945 Дёниц был арестован союзниками и в дальнейшем предстал перед Нюрнбергским трибуналом. Новые главы германских государств были избраны лишь после провозглашения Федеративной Республики Германии (Теодор Хойс, 1949) и Германской Демократической Республики (Вильгельм Пик, 1949). В 1990, после объединения Германии, первым президентом соединенного государства стал действующий президент ФРГ Рихард фон Вайцзеккер. Согласно действующей Конституции Германии, Президент избирается голосованием депутатов Бундестага.

  • Heinrich August Winkler: Weimar 1918—1933. Die Geschichte der ersten deutschen Demokratie. Beck, München 1993
  • Heinrich August Winkler: Der Weg in die Katastrophe. Arbeiter und Arbeiterbewegung in der Weimarer Republik 1930 bis 1933. 2. Auflage, Berlin und Bonn 1990

ru-m.wiki.ng

Президентские выборы в Германии (1932) Вики

Выборы президента германского государства (нем. Reichspräsidentenwahl) — третьи в истории Германии выборы сменяемого главы государства; вторые (и последние), проводившиеся путём всенародного голосования. Третьи президентские выборы, проводившиеся в условиях режима Веймарской конституции. Были назначены в связи с приближающимся истечением срока полномочий действовавшего главы государства, предполагали избрание нового президента на семилетний срок. В результате двух туров голосования (13 марта и 10 апреля 1932) был избран действующий глава государства — Пауль фон Гинденбург.

Политический контекст выборов[ | код]

Президент Гинденбург был избран на первый семилетний срок в результате Президентских выборов, состоявшихся в 1925. В соответствии с Конституцией, новое голосование должно было быть проведено в 1932. Приближение даты истечения полномочий президента сопровождалось политическими маневрами, целью которых являлась отмена выборов и продление срока полномочий Гинденбурга решением Рейхстага. К этому моменту Германия сильно пострадала от мирового экономического кризиса и внутриполитическая обстановка была серьезно дестабилизирована. Канцлер Генрих Брюнинг (представитель Партии центра) проводил консультации с представителями правых партий с целью формирования большинства в 2/3 депутатов парламента, которое могло принять соответствующее решение — Альфредом Гугенбергом (Немецкая национальная народная партия) и Адольфом Гитлером (Немецкая национал-социалистическая рабочая партия). Переговоры завершились провалом — Гугенберг и Гитлер выступили за проведение всенародных выборов.

Выдвижение кандидатуры Гинденбурга[ | код]

Президент медлил с объявлением о выдвижении своей кандидатуры на второй срок. Считалось, что победа Гинденбурга возможна только в случае его поддержки со стороны Социал-демократической партии и в любом случае была очевидна необходимость формирования вокруг него широкой коалиции.

1 февраля 1932 был образован избирательный «Комитет Гинденбурга», который возглавил обер-бургомистр Берлина Генрих Зам. Комитет опубликовал воззвание, в котором президент Гинденбург был объявлен «первым на войне, первым в мирное время, первым в сердцах сограждан»; человеком, способным встать благодаря своему авторитету над партийной борьбой и стать символом всенародного объединения. Документ был подписан видными общественными деятелями — драматургом Герхартом Гауптманом, художником Максом Либерманом, председателем националистической организации «Орден молодой Германии» Артуром Марауном, председателем Государственного союза германской промышленности Карлом Дуйсбергом, генеральным секретарем либерального профсоюзного объединения работников торговли Хирша-Дюнкера (Hirsch-Dunckersche Gewerkvereine) Эрнстом Леммером, бывшими министрами Рейхсвера Отто Гесслером и Густавом Носке. Кандидатуру Гинденбурга также поддержал воинский союз Киффхаузербунд (Kyffhäuserbund). В то же время, Брюнингу и Заму не удалось привлечь к работе в комитете представителей крупных землевладельцев и одну из крупнейших патриотических организаций — «Стальной шлем — союз солдат-фронтовиков». В переговорах с президентом Брюнинг уповал на его чувство долга и и нежелание Гинденбурга видеть во главе Германии Гитлера, считавшегося сильным кандидатом.

После публикации воззвания, Гинденбург дал согласие на выдвижение своей кандидатуры. О его поддержке заявили Немецкая народная партия, Немецкая государственная партия, Партия центра и Баварская народная партия.

Главным лицом избирательной кампании стал Брюнинг, для которого была очевидна неспособность 84-летнего фельдмаршала самостоятельно принимать участие в агитационных мероприятиях. Свои предвыборные речи он заканчивал словами «Гинденбург должен победить, потому что Германия должна жить!» Сам президент лишь один раз обратился к избирателям — по радио. В своей речи он заявил о необходимости избежать потрясений, связанных с возможным приходом к власти политика крайних взглядов, апеллировал к «духу 1914 года», обещал «выстоять в служении немецкому народу», как он выстоял в войне.

Позиция социал-демократов[ | код]

Руководство Социал-демократической партии с самого начала кампании начало готовить своих избирателей к возможной поддержке Гинденбурга. Один из лидеров партии Эрнст Хайльман прямо заявил, что «главной опасностью для рабочего класса является фашизм, приход к власти президента-фашиста представляет реальную угрозу свободе». Хайльман считал, что при всех своих недостатках Гинденбург, в отличие от Гитлера, не пойдет на ликвидацию Веймарской конституции. Социал-демократы, говорил он «должны сделать все возможное, чтобы должность на Вильгельмштрассе (в резиденции главы государства) занимал политик, верный конституции. Именно это является целью, все остальное — второстепенно». Эта позиция не нашла единодушного отклика в партии. Представители левого крыла требовали выдвижения собственного кандидата как минимум в первом туре.

Брюнинг в социал-демократической среде считался врагом, неоднократно клеветавшим на партию. Тем не менее, несмотря на личное неприятие, руководство СДПГ приняло решение и в ходе кампании придерживалось линии на поддержку кандидатуры действующего президента. Партия выдвинула лозунг «Остановим Гитлера» и заявила, что каждый голос, который не отдан Гинденбургу, означает поддержку Гитлера (таким образом, открыто выступив против кандидата коммунистов Эрнста Тельмана). Отто Браун, который являлся кандидатом от СДПГ на выборах в 1925, выступил с личным обращением к избирателям, в котором заявил, что несмотря ни на что Гинденбург является «олицетворением спокойствия и постоянства, верности и самоотверженного исполнения долга перед народом».

Предвыборная кампания стала проверкой на работоспособность для дочерних организаций СДПГ — Железного фронта (Eiserne Front), Всеобщего объединения немецких профсоюзов (Allgemeiner Deutscher Gewerkschaftsbund), Рабочего гимнастического и спортивного союза (Arbeiter-Turn- und Sportbund). После того, как они вместе с партией приняли решение о поддержке Гинденбурга, дальнейшая дискуссия была свернута. СДПГ и Железный фронт организовали несколько массовых мероприятий для мобилизации избирателей.

Выдвижение других кандидатов[ | код]

В ходе подготовки к выборам произошел распад «Гарцбургского фронта», консервативной организации, находившейся в оппозиции к правительству Брюнинга. Входившие в его состав Немецкая национальная народная партия и «Стальной шлем» отказались поддержать национал-социалиста и выдвинули кандидатуру председателя «Шлема» Теодора Дюстерберга. В ходе кампании сторонники Гитлера пытались его оклеветать, утверждая, что Дюстерберг, якобы, является на четверть евреем.

Кандидатом от Немецкой национал-социалистической рабочей партии, как и ожидалось, стал Адольф Гитлер. Его кандидатура была выдвинута Йозефом Геббельсом в ходе специально организованного собрания в Берлинском дворце спорта. Формальное выдвижение столкнулось с трудностями, которые были связаны с тем фактом, что с 1925 Гитлер являлся лицом без гражданства. Для того, чтобы решть возникшую проблему, Правительство Республики Брауншвейг (которое контролировалось коалицией нацистов и Национальной народной партии) назначило его земельным чиновником, представителем при правительстве страны в Берлине. Это позволило Гитлеру автоматически получить гражданство и принять участие в выборах.

Коммунистическая партия Германии выдвинула своим кандидатом Эрнста Тельмана. Руководство КПГ и Коминтерн рассчитывали, что кандидат-коммунист сможет привлечь голоса не только ядерного электората, но и сторонников СДПГ, не согласных с поддержкой Гинденбурга. Коммунисты выдвинули лозунг «Тот, кто выбирает Гинденбурга — выбирает Гитлера; тот, кто выбирает Гитлера — выбирает войну». Компартия заручилась поддержкой Социалистической рабочей партии и Интернационалистического боевого союза. За Тельмана выступила также часть представителей левой интеллигенции, в том числе Карл фон Осецкий.

Результаты первого тура[ | код]

В первом туре выборов приняли участие пять кандидатов. Помимо уже упомянутых, в избирательный бюллетень был включен писатель Густав Адольф Винтер, который позиционировал себя как защитник прав граждан, пострадавших от инфляции. В ходе кампании впервые были опробованы новые формы агитации, в том числе разбрасывание рекламных материалов с воздуха и радиотрансляции с самолетов.

Голосование состоялось 13 марта 1932. Явка составила 86,2 % от общего числа избирателей. Для того, чтобы одержать победу в первом туре, было необходимо заручиться поддержкой абсолютного большинства участников голосования. Пауль фон Гинденбург почти достиг этого результата — за него проголосовали 49,5 % избирателей. Адольф Гитлер получил 30,2 % голосов, Тельман — 13,2 %, Дюстерберг — 6,8 %, Винтер — 0,3 %.

По сравнению с выборами в Рейхстаг, состоявшимися 14 сентября 1930, были выявлены существенные изменения в общественном мнении.

Партии, поддержавшие Гинденбурга, потеряли значительное число голосов. Если бы все их избиратели поддержали действующего президента, он должен был бы получить 61,3 %. В то же время, был зафиксирован прирост голосов в округах, традиционно поддерживавших СДПГ и Партию центра. Гинденбург получил абсолютное большинство голосов в южных регионах, Вестфалии, Рейнской провинции, Гамбурге, Везер-Эмсе, Гессен-Дармштадте, Дрезден-Бауцене, Лейпциге и Оппельне. По сравнению с выборами 1925 фельдмаршал потерял голоса в преимущественно сельских и протестантских округах.

Адольф Гитлер победил в Померании, Шлезвиг-Гольштейне и Хемниц-Цвиккау. По сравнению с парламентскими выборами, национал-социалисты получили 5 млн новых голосов. Изначально завышенные ожидания фашистских активистов привели к тому, что результат рассматривался как поражение, однако Гитлер выразил уверенность в общей победе и призвал своих сторонников усилить агитационную работу в преддверии второго тура.

Коммунистическая партия увеличила свой результат на 400 тыс. голосов, однако было зафиксировано уменьшение поддержки в крупнейших городах — Берлине и Гамбурге. Коммунисты приняли решение самостоятельно участвовать во втором туре выборов и в ходе агитации сосредоточились на критике СДПГ, которую они назвали «умеренным крылом и братом-близнецом гитлеровского фашизма».

Избирательный бюллетень второго тура. Голос подан за кандидата от коммунистов

Результаты второго тура[ | код]

Избирательная кампания перед вторым туром выборов оказалась исключительно короткой и интенсивной. Чрезвычайным постановлением были запрещены все предвыборные мероприятия во время празднования Пасхи и фактически агитация проводилась лишь в период с 4 по 9 апреля.

В качестве кандидатов были выдвинуты Гинденбург, Гитлер и Тельман. «Стальной шлем» призвал своих сторонников не участвовать в голосовании; Национальная народная партия объявила о свободном голосовании. Земельный союз (крупнейшее отраслевое объединение торговли) объявило о поддержке Гитлера. Большинство других предпринимательских объединений воздержались от формулирования четкой позиции. Несколько крупных предпринимателей высказались в пользу Гинденбурга. Фриц Тиссен поддержал Гитлера.

Повторное голосование состоялось 10 апреля 1932. Явка составила 83,5 %. Победителем стал Пауль фон Гинденбург, набравший 53 % голосов. Второе место занял Адольф Гитлер (36,8 %), третье — Эрнст Тельман (10,2 %). По сравнению с первым туром победитель получил дополнительно 700 тыс. голосов, Гитлер — почти 2 млн. Тельман, напротив, потерял почти 1,3 млн избирателей. Высказывались мнения, что часть его сторонников проголосовала за Гитлера; наиболее очевидна миграция голосов оказалась в округе Хемниц-Цвиккау.

Судьба поста президента Германии[ | код]

Президент Гинденбург умер до окончания срока полномочий (2 августа 1934), однако внеочередные выборы назначены не были. Вместо них был проведен Всегерманский референдум об объединении государственных постов президента и главы правительства. В результате позитивного исхода референдума объединенный пост главы государства и правительства занял действующий канцлер Адольф Гитлер, принявший наименование «Фюрер и Рейхсканцлер» (вождь и государственный канцлер, нем. Führer und Reichskanzler). Вновь посты глав государства и правительства были разделены после самоубийства Гитлера 30 апреля 1945. Главой государства, согласно завещанию Гитлера, стал гросс-адмирал Карл Дёниц. 23 мая 1945 Дёниц был арестован союзниками и в дальнейшем предстал перед Нюрнбергским трибуналом. Новые главы германских государств были избраны лишь после провозглашения Федеративной Республики Германии (Теодор Хойс, 1949) и Германской Демократической Республики (Вильгельм Пик, 1949). В 1990, после объединения Германии, первым президентом соединенного государства стал действующий президент ФРГ Рихард фон Вайцзеккер. Согласно действующей Конституции Германии, Президент избирается голосованием депутатов Бундестага.

Источник[ | код]

Литература[ | код]

  • Heinrich August Winkler: Weimar 1918—1933. Die Geschichte der ersten deutschen Demokratie. Beck, München 1993
  • Heinrich August Winkler: Der Weg in die Katastrophe. Arbeiter und Arbeiterbewegung in der Weimarer Republik 1930 bis 1933. 2. Auflage, Berlin und Bonn 1990

ru.wikibedia.ru

Парламентские Выборы В Германии (1932, Ноябрь) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

← 1932 (июль)   1933 (март) → Парламентские выборы в Германии Выборы в Рейхстаг6 ноября 1932 годаЯвка избирателей: Глава партии: Партия: Прошлый результат: Прошлое число мест: Мест получено: Голосов: Изменение доли голосов: Глава партии: Партия: Прошлый результат: Прошлое число мест: Мест получено: Голосов: Изменение доли голосов:
71,10%
Адольф Гитлер Отто Вельс Эрнст Тельман
НСДАП СДПГ КПГ
37,27 % 21,58 % 14,32 %
230 133 89
196 (▼34) 121 (▼12) 100 (▲11)
11737395 (33,09) 7251690 (20,43 %) 5980614 (16,86 %)
▼4,18 % ▼1,15 % ▲ 2,54 %
Людвиг Каас Альфред Гугенберг Генрих Хельд
Партия Центра ДНФП Баварская народная партия
12,44 % 5,91 % 3,23 %
75 37 22
70 (▼5) 52 (▲ 15) 20 (▼2)
4230545 (11,93 %) 3792563 (8,34 %) 1206247 (3,09 %)
▼0,51 % ▲2,43 % ▼0,14

Вторые выборы в рейхстаг 1932 года — парламентские выборы в Германии, состоявшиеся 6 ноября 1932 года. Выборы продемонстрировали значительное падение популярности НСДАП и рост популярности Коммунистической партии, а также Национал-народной партии.

Это были последние свободные и справедливые всегерманские выборы перед нацистским захватом власти 30 января 1933 года, поскольку следующие выборы марта 1933 года уже сопровождались массовым подавлением, особенно против коммунистических и социал-демократических политиков. Следующие свободные выборы не проводились до августа 1949 года в Западной Германии; Следующие свободные всегерманские выборы состоялись в декабре 1990 года после воссоединения.

Результаты выборов в ноябре 1932 года были большим разочарованием для нацистов. Хотя они снова стали крупнейшей партией, у них было меньше мест, чем раньше, и не удалось сформировать правительственную коалицию в парламенте Рейхстага. До сих пор канцлер Франц фон Папен, бывший член Партии католического центра, управлял без парламентской поддержки, опираясь на законодательные декреты, обнародованные президентом Рейха Гинденбургом в соответствии со статьей 48 Веймарской Конституции. Однако 12 сентября 1932 года Папен должен был попросить Гинденбурга распустить парламент, чтобы вытеснить предложение о недоверии, высказанное Коммунистической партией, которая должна была пройти (так как ожидается, что нацисты проголосуют за нее, поскольку они также желали Новые выборы). Таким образом, выборы в ноябре 1932 года были проведены после этого роспуска парламента в сентябре. В результате DNVP, который поддержал Папен, получила 15 мест.

3 декабря, Папена на канцлерском посту заменил его министр обороны Курт фон Шлейхер, который на переговорах с левым крылом нацистской партии во главе с Грегором Штрассером попытался создать коалицию. Эти планы потерпели неудачу, когда Гитлер в свою очередь лишил власти Штрассера и подошел к Папену для коалиционных переговоров. Папен получил согласие Гинденбурга сформировать кабинет Гитлера 30 января 1933 года.

Результаты

Партия Голосов  % Мест ±
Национал-социалистическая рабочая партия Германии 11 737 021 33,09 196 ▼34
Социал-демократическая партия Германии 7 247 901 20,43 121 ▼12
Коммунистическая партия Германии 5 980 239 16,86 100 ▲11
Партия центра 4 230 545 11,93 70 ▼5
Немецкая национальная народная партия 2 959 053 8,34 51 ▲14
Баварская народная партия 1 094 597 3,09 20 ▼2
Немецкая народная партия 660 889 1,86 11 ▲4
Христианская социальная народная организация 403 666 1,14 5 ▲2
Немецкая государственная партия 336 447 0,95 2 ▼2
Партия немецких фермеров 149 026 0,42 3 ▲1
Агрокультурная лига 105 220 0,30 2 ▬0
Имперская партия немецкого среднего класса 110 309 0,31 1 ▼1
Немецкая Ганноверская партия 63 966 0,18 1 ▲1
Радикальный средний класс 60 246 0,17 0 ▬0
Тюрингская агрокультураная лига 60 062 0,17 1 новая
Христианско-национальная и фермерская партия 46 382 0,13 0 ▼1
Народная партия справедливости 46 202 0.13 0 ▼1
Социалистическая рабочая партия Германии 45 201 0,13 0 ▬0
Польский список 32 988 0,09 0 ▬0
Прочие 62 639 0,18 0
Всего 35 758 259 100 584 −24
Явка 44 374 085 80,58
Source: Gonschior.de

www.zirozebar.com


Смотрите также